Бурак Анатолий
Отдел Химер

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • © Copyright Бурак Анатолий (towo21@rambler.ru)
  • Обновлено: 21/05/2014. 589k. Статистика.
  • Роман: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Аннотация:
    Фантастика.

  •  []
       Роман Отдел Химер вышел в "Издательстве Армада: Альфа-книга" в конце июля 2005 года.
      
    Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru: http://royallib.ru Все книги автора: http://royallib.ru/author/burak_anatoliy.html Эта же книга в других форматах: http://royallib.ru/book/burak_anatoliy/otdel_himer.html Приятного чтения! Анатолий Бурак Отдел Химер Именем Йод Хе Вау Хе человек повелевает Природой; именем Адонаи он покоряет царства; тайные же силы, кои составляют владения Гермеса, все, как одна, повинуются тому, кто знает, как надлежит правильно произносить невыразимое имя Агла.     Элифас Леей. Ключ к мистериям * * * В то время как сознание большинства закрыто для неведомого, некоторые полагают, что, напротив, эти вопросы доступны для широкого обсуждения и представляют собой один из наиболее захватывающих вызовов, когда-либо брошенных науке, человеческому воображению и разуму.     Жак Балле ГЛАВА 1 Они шли по улице, медленно погружающейся в сумерки, и смеялись. Теплый весенний вечер обнимал всех троих, словно ласковые и нежные руки любимой. Радостное, чуть подогретое алкоголем настроение. Начало лета. Что еще нужно для счастья? В такие волшебные мгновения кажется, что юность будет длиться бесконечно. Им - молодым, умным, талантливым - подвластно абсолютно всё. Весь мир лежит у их ног. Ну а если и не лежит, то вот-вот, буквально через считаные годы, он, послушный и податливый, как тело влюбленной женщины, поймет, кто здесь хозяин. И признает право сильного. Их право. Ведь интеллект - это страшная сила. Похлеще красоты. Парни уверены в себе 'по праву рождения'. Ребята из хороших семей, имеющих традиции и крепкие связи. Само собой, располагающих кое-какими капиталами. Они двигались пританцовывая, легкой походкой, словно не чувствуя притяжения, что давит, гнет к земле остальных, простых смертных. Окончен четвертый курс одного из престижнейших вузов России. Им еще предстояла практика, но все трое ощущали близость лета, долгожданных каникул со всеми сопутствующими радостями. Новый Арбат, этот российский Бродвей, ослеплял разноцветными огнями, превратившими вечер в красочный карнавал. Один из юношей, допив пиво, словно баскетболист, бросил банку в стоящую в метрах пяти урну. И, попав, радостно хлопнул в ладоши: - Есть! Приятели дружно зааплодировали и, опорожнив емкости, атаковали мусорку. Пустые жестянки не успели долететь до цели, а пиво достигнуть молодых здоровых желудков, как все трое были мертвы. 'Последнее желание приговоренного', - усмехнулся палач и, оглянувшись, скрылся в тени переулка. Охранник казино, вышедший покурить, впоследствии говорил, что ничего не успел заметить. Вот только что парни весело хохотали и вдруг, словно сраженные молнией, оказались лежащими на мостовой. Его, уволенного в запас офицера, при виде ужасных ран вывернуло наизнанку. Взгляд мужчины притягивала растерянная улыбка одной из жертв. Широко распахнутые глаза смотрели с недоумением, а из разорванного горла на белоснежную рубашку медленно наползало кровавое пятно. А неон вывесок, продолжая свой ежевечерний спор с разгоравшимися звездами, заливал красочным, но оттого не менее холодным светом место трагедии. Я опустилась на балкон и, толкнув приоткрытую дверь, вошла в комнату. Пьянящее чувство переполняло душу до краев, а на губах играла улыбка. Хотя... если верить байкам, что за столетия прочно угнездились в пустых головах обывателей, - у таких, как я, нет души. Ну и хрен с ней. Можно подумать, у них она есть. Это еще как посмотреть, господа. Не вы ли ради жизненного пространства ежедневно убиваете сотни себе - а в не таком уж далеком прошлом и мне - подобных? Войны, казни, загаженная по самое 'не могу' экология. Ведь если сравнить так называемый вред, нанесенный мной за прошедший год, и тот, что, надеюсь, смогу причинить в обозримом будущем (лет эдак двести-триста) с ущербом от средней паршивости заводика, производящего... да хотя бы презервативы, то я окажусь просто невинным ягненочком. А то взяли моду, идиоты. Сначала плодятся, как кролики, потом давай фабрики строить, чтобы 'изделия' выпускать. Дабы, значит, эту самую плодовитость предотвратить. Так что я - своего рода санитар. И, если волков называют санитарами леса, то я стою на страже каменных джунглей. Город - мой ареал. К тому же эти трое давно напрашивались на неприятности. Оч-чень давно. Иной раз почитаешь байки, что про нас пишут, и возникает впечатление, что авторы подобных шедевров в школе упорно игнорировали уроки биологии. Из принципиальных, так сказать, соображений. И, недоумки чертовы, даже не подозревают, что в природе всегда должно царить равновесие. Ведь если хищник - а я без ложной скромности признаю себя таковым - начнет направо и налево без разбора и надобности уничтожать 'мирное население', он очень быстро умрет от голода. В естественных условиях зверь, живущий охотой, убивает столько, сколько необходимо для пропитания, причем ограничителем является именно чувство насыщения. Сытый тигр равнодушно проводит взглядом молочного теленка, даже если вдруг, по дурости хозяина, тот начнет пастись у него перед мордой. А теперь представьте, что полосатому дана возможность плодить новоявленных 'тигрят', сиречь конкурентов? Уменьшая тем самым свои 'охотничьи угодья'? Нет, дорогие мои. Природа всё устроила мудро. И раз уж я есть, то смело могу объявить себя частью целого. Я сбросила испачканную кровью одежду и прошла в ванную. Включив горячую воду, насыпала морской соли и влила пену. Эх, море, море. Печально, конечно, но теперь предстоит довольствоваться лишь ночными купаниями. А ведь в детстве я так любила солнце... Ароматная вода ласково обняла грешное тело, и, откинув голову, я закрыла глаза. Боже, если Ты есть, ответь мне: за что? Ведь ничто не предвещало, что придется ступить именно на этот путь. Будучи нормальной жизнерадостной девчонкой, я, как и все, не верила в байки. И, смотря фильмы на 'эту' тему, лишь снисходительно улыбалась. Но, видно, и впрямь судьба такой. Причем именно мужского рода. Это к самцам она приходит в облике женщины. Загадочной, желанной и недоступной. К нам, слабым и ранимым существам, Рок является в виде мужчины. Фатума. Странно всё же звучит: Фа-а-тум... Хотя о каком Роке может идти речь в восемнадцать лет? Глупости, блажь взбалмошной девчонки... С самого детства мы пребываем в полной уверенности, что наш мир, такой реальный, физически ощутимый, является единственно возможным. Увы... как оказалось, прав тот, кто сказал, что 'мы живем в вымышленной вселенной, которая лишь на одну десятую состоит из наших собственных впечатлений и на девять десятых - из сообщений, приходящих от других. Мы не можем контролировать эту информацию и не имеем возможности определять ее источник, поэтому вынуждены слепо доверять ей'. Вот и я, под влиянием момента решив проверить ничтожно малую часть - мизер, один бит! - поступающей извне информации, круто изменила свою судьбу, свернув с уютной и светлой жизненной магистрали, что уготовили нам предки. Или же, может, наоборот, встала на собственный, единственно возможный путь? Я провела рукой по воде с пенной шапкой - она послушно всколыхнулась, создавая иллюзию покачивания, - и, закрыв глаза, невольно вспомнила свои тогдашние ощущения... Всего год прошел... Так мало. И всё же, Господи, как давно всё это было... Временами я проваливалась в тягучее забытье, и, как впоследствии вспоминалось, это было лучшим из ощущений. Плохо понимая, что к чему, окутываемая густыми черными волнами, бессмысленно и без малейших проблесков, хоть отдаленно похожих на мысли, я плыла по иллюзорным водам темной реки, отдавшись на милость течения. В те мгновения я практически ничего не чувствовала и, кажется, толком не осознавала себя. Временами от страха впадала в истерику, на смену которой приходил всё тот же ужас. Взгляд застилала пелена, сквозь которую проступали видения, навеянные по большей части больным воображением. Было всё равно и очень хотелось умереть... Зазвонил, прервав воспоминания, мобильник, и, не открывая глаз, я нашарила аппарат. - Как настроение, маленькая? - Голос говорившего искрился весельем. - Прекрасно, милый. - Я невольно улыбнулась, представив собеседника. Он и в самом деле очаровашка. Симпатичный и уютный недотепа, подобранный мною полгода назад на одной из дискотек. Рыжий, в постоянно съезжающих с носа очках и с доброй улыбкой. Несмотря на то что он старше меня на год, я сразу прониклась к нему каким-то материнским чувством, словно желая немедленно получить компенсацию за то, чего лишена навсегда. И, поговорив с полчаса, с ходу предложила Игорю стать моим секретарем. Ошарашенный, он стал отнекиваться, но толстенная пачка иностранных денежек все же склонила чашу весов в мою пользу. - Столик заказан. Карета подана. Скрипачи держат смычки наготове в ожидании прибытия Золушки. - Через пятнадцать минут. - Я издала чмокающий звук. - Целую. - Ой! - как всегда притворно, испугался он. - Я пропал! - И отключился. Естественно, ни о каких отношениях между нами не могло быть и речи. По крайней мере, сейчас. Нормальный мужчина и такая, как я... Я открыла глаза и улыбнулась. Может быть, потом... лет через десять... А пока пусть насладится тем, чего по какому-то капризу - уж не судьбы ли? - я лишила себя. Сама. Нехотя я вылезла из ванны и, выдернув пробку и глядя, как стремительно убывает вода, насухо втерла волосы. Затем собрала их в 'конский' хвост и стала одеваться. Пожалуй, избавлю вас от созерцания моего вечернего туалета. Тем более что одевалась я в мужскую одежду. Вот разве что плотный кожаный лифчик нулевого размера или, скорее, топик, призванный нивелировать грудь и дополнить мое сходство с высоким стройным юношей. Погасив свет, я, как обычно, пренебрегла дверью и, выйдя на балкон, прыгнула с тридцатого этажа. Нет, что ни говорите, а во всём, при желании конечно, можно отыскать что-то хорошее. Способность летать, например. Мягко приземлившись, тихо, как мышка, прошла вдоль дома и, сделав вид, что только что появилась из подъезда, приблизилась к ожидавшей машине. - Привет. - Здорово. Мы с Игорем пожали друг другу руки, и я уселась на заднее сиденье. - Поехали, - сказал он, и 'мерседес' плавно тронулся. - Кто на этот раз? - лениво полюбопытствовала я, впрочем, без особого интереса. - Да так... - неопределенно хмыкнул Игорь. - Бугай какой-то с Украины. А тебе что, не всё равно? Я пожала плечами. В самом деле, какая разница, с кем придется драться сегодня? Мальчики-украинцы всегда отличались завидным ростом и хорошим сложением. Так что угрызения совести меня не мучили. В конце концов, каждый выбирает сам. И не моя вина, что этот совершенно незнакомый мне парень с детства мечтал стать кулачным бойцом. Я улыбнулась. Три месяца назад, когда, дурачась, решили сделать ставку на мое участие в одном из полуподпольных турниров, я очень хотела выступать в, если можно так выразиться, естественном обличье. И скольких трудов стоило Игорю отговорить меня от этой затеи! - Пойми же, Майя! - До сего момента всегда и во всём соглашавшийся Игорь покраснел от смущения. - Никто не поверит, что девушка может победить мужика. Все подумают, что это подстава. И твоя затея провалится, не успев встать на нетвердые ножки. - А если посильнее бить? - Я наивно захлопала глазами. Всё же я была восемнадцатилетней девчонкой со всеми свойственными возрасту заблуждениями. - Тогда тем более ничего не выйдет. Большая часть всё равно останется при своем мнении. А человек понимающий сразу смекнет, что здесь дело нечисто. - Подумаешь, - завела волынку я, но мой секретарь жестко пресек выпендреж. - Ты не всемогуща, Майя. Ты - всего лишь обыкновенная женщина с небольшими отклонениями от нормы. А люди отнюдь не дураки. После двух-трех побед на твое лежбище средь бела дня наедет отряд 'Альфа'. И, представь себе, пули у них в автоматах окажутся серебряными. В оперативность ментов - а о том, что помимо доблестной милиции в России имеются и другие силовые ведомства, я в ту пору задумывалась слабо - не очень-то и верилось. И потому я презрительно скривила губы: - П-фуй! - А как же 'Кладбище вампиров'? - Да уж... что есть, то есть. Такое неофициальное название среди археологов получило странное захоронение, относящееся к концу десятого - началу одиннадцатого веков. Его обнаружили в тысяча девятьсот девяносто четвертом году возле чешского городка Челаковице. В одиннадцати ямах лежали останки тринадцати человек, связанных кожаными ремнями, с осиновыми кольями, воткнутыми в сердце. У некоторых покойников к тому же были отрублены руки и головы. Согласно языческим верованиям и ритуалам, так поступали с вампирами, встающими по ночам из могил и пьющими людскую кровь. Исследования показали, что захороненные кости принадлежат местным жителям примерно одного возраста. В общем, уговорил меня Игорек. Да, может, оно и к лучшему. Надевая кепку, из-под которой торчал 'конский' хвост, и темные очки, я отгораживалась от всего. В том числе и от своей женской сущности. Да и жалости к соперникам как-то поменьше. Всё честно. Один на один. Вот только... Ох, ну даже неловко иной раз. 'Куда им, с голыми пятками да супротив моей шашки'? Если мимо вас не прошла вышеуказанная реплика, то, наверное, вы поняли, что я... ну-у... как бы это... Ну, в общем, она самая... Со всеми вытекающими, как говорится, в виде несколько большей физической силы и оч-хорошей реакции. Ну просто о-очень хорошей. Летать умею, опять же... Так что любой нормальный мужик против меня - словно младенец. Интересно, тот корейский виртуоз поединков из Сеула тоже?.. Не в этом ли заключался его секрет? Кто не в курсе, поясняю: речь идет о человеке по имени Ким Ду Ок - знаменитом мастере восточных единоборств, почившем недавно в возрасте восьмидесяти восьми лет. Но скончавшемся ли? Щуплого телосложения, от земли до макушки неполные полтора метра, этот старичок за считаные секунды укладывал самых мощных противников. Китайская газета 'Чайна геральд' сообщала, что при покадровом просмотре видеосъемок, которые велись во время поединков, отчетливо видно, как Ким исчезает в одном месте, оставляя там лишь тающий силуэт, и тут же появляется в другом. И пока противник продолжал атаку на 'мираж', маэстро оставалось сделать лишь легкую подсечку... Хотя вряд ли он выдал кому-нибудь свой секрет. Нормальные, иные ли мы всегда и во всём остаемся людьми. А человек, как известно, слаб. И, извините, эгоистичен... Мы подъехали к цирку шапито, расположенному в одном из городов Подмосковья, и вошли через служебный вход. Подогретый алкоголем народ негромко, как и положено поддатым гражданам, шумел. На арене кто-то кого-то мутузил. Полуголые официантки сновали между столиками, разнося напитки, тихонько повизгивая от звонких шлепков по тугим попками и радостно улыбаясь щедрым чаевым. Вместо рядов сидений на широких ступенях стояли столики, за которыми восседали 'дамы и господа'. Почтеннейшая публика, так сказать... ГЛАВА 2 - Найди его! - В голосе говорившего звучала безысходность. - Мы работаем, Сергей Сергеевич. Проверили охранника. - Сидевший за столом человек лет сорока с майорскими погонами нервно крутил в руках карандаш. - Ну ты хоть мне-то лапшу на уши не вешай, - устало потерев глаза, отмахнулся собеседник. - Мы оба прекрасно знаем, что швейцар тут ни при чем. - Он охранник, - словно цепляясь за рассыпающуюся на глазах версию, уточнил майор. - Да какая разница. - Высокий крепкий мужчина с размаху ударил рукой по столу. - Не он это! Понимаешь? Не он! - Мы будем работать. - Не работать! Землю носом рыть надо! - Мужчина вскочил и, с силой хлопнув дверью, выскочил из кабинета. Майор подошел к окну, забранному решеткой, и бездумно уставился в утреннее небо. Стопроцентный висяк. Этот еще... Нет, он, конечно, уважает чужое горе и искренне скорбит, оплакивая рано ушедших из жизни мальчиков. Но как подступиться к этому делу, не представляет. Все необходимые процессуальные процедуры проделаны неукоснительно. Завтра, то есть уже сегодня, оперативники начнут скрупулезно исследовать прошлое ребят. Видать, что-то есть в их прошлом, раз напоролись на такое. О том, что убийство связано с деятельностью только что покинувшего кабинет человека, ему и думать не хотелось. Уж больно высоко летал Сергей Сергеевич. Долетался, сукин сын... Но пренебречь его просьбой майор не мог. Тяжко вздохнув, он достал из ящика стола кипятильник. Через три часа начинается новый рабочий день, так что домой идти нет смысла. Вот сейчас попьет чайку, покемарит пару часиков и примется за работу. Чистые, стерильные стены. Белые жалюзи на окнах и мерный стрекот аппаратуры, поддерживающей жизнедеятельность. Медсестра куда-то вышла, и в палате остался лишь пациент, уже два дня находящийся в коме. Когда-то сильное и выносливое, его тело беспомощно лежало на кровати, не способное теперь выполнять простейшие функции. Вдох-выдох. Во сколько же обойдутся Светлане эти никому не нужные и ни к чему не обязывающие вдохи? Двух пенсий уж точно не хватит. И, бедная моя, она будет голодать, постепенно продавая нажитые за годы совместной жизни вещи. Страшная, незавидная участь. Я перелетел в другой угол и взглянул на лежащее в кровати тело с другого ракурса. Мое тело. Эх, подвело ты хозяина. Не выдержало... Хотя... Семьдесят девять - по нынешним временам для мужчины почтенный возраст. Так что можно и уйти. Но, повинуясь главному инстинкту, организм крепко держался за жизнь, упрямо не желая отпустить тонкую ниточку, отделяющую от небытия. Кто знает, может, он и прав. Ведь в нашем роду и мужики, и женщины доживали как минимум до восьмидесяти пяти. Бабушка так вообще в девяносто семь преставилась. Причем до последнего дня находилась в здравом уме и при памяти. За пять дней до смерти в огороде работала. Так что не мне себя осуждать. Конечно, при желании можно легко оборвать эту самую нить, избавив бренные останки от незавидного существования, а Свету от лишних горестей. Но, даже будучи атеистом, я не могу... Тем более теперь, вися под потолком и воочию убедившись, что 'что-то во всём этом есть'. Нет, я, конечно, не раз читал о том, что-де 'учеными проведены исследования, в результате которых выяснилось, что в момент смерти тело человека становится легче на семьдесят грамм'. И кучу всякой чуши вроде дебатов на тему: 'Уж не душа ли это?' Но в таком состоянии, находясь одной своей половинкой в коме, а другой летая по палате, я почти верил во все эти бредни. Да и бредни ли? Если это и галлюцинации, то, должен вам сказать, вполне последовательные и не лишенные логики. И тем не менее абсурд. Мистика какая-то. Собственно, что я теряю, согласившись? Как ни пытался я придумать причину для отказа, но в глубине души знал, что мысленно уже приступил к работе. Ну не чушь ли? 'В глубине души, парящей над кроватью'. Хе-хе. Они заглянули в палату вчера вечером. И, выразив соболезнования по поводу безутешности супруги, спросили, не соглашусь ли пройти для приватной беседы. Признаться, я не совсем пришел в себя и согласился скорее машинально, чем обдуманно. Сделав руками какой-то загадочный пасс, один из троицы, по-видимому главный, открыл прямо в воздухе нечто вроде портала. И, приглашающе кивнув, шагнул внутрь. Оставшиеся двое, потеряв ко мне всякий интерес, последовали за ним, и я остался один на один с неровно мерцающим прямоугольником. Затем оглянулся на беспомощного себя и, в сердцах плюнув, шагнул следом. - Присаживайтесь! - Хозяин апартаментов сделал любезный жест. Я ожидал увидеть-что-то вроде казенной и неуютной небесной канцелярии. Это же помещение напоминало скорее гостиную, обставленную со вкусом и с некоторой претензией на роскошь. - Что-нибудь выпьете? - Хозяин открыл бар. - Водки! - ни минуты не колеблясь, потребовал я. - Уж тут-то ты, голубчик, просчитался. Не могут духи пить, есть и отправлять естественные потребности. - Конечно, не могут, - протягивая мне налитый до краев тонкостенный стакан, подтвердил искуситель. - Но стоит немного задуматься, что есть материя, и привычные вещи порой так и норовят встать с ног на голову. Я сделал глоток и невольно поперхнулся. Водка оказалась противной и чуть тепловатой. Под ироничным взглядом своего визави я залпом опорожнил стакан и занюхал рукавом. - Как пошла? - заботливо осведомился он. Я лишь кивнул, давая понять, что всё в норме, и, прикрыв глаза, почувствовал, как внутри разливается забытое тепло. Не будучи алкоголиком, тем не менее иногда люблю пропустить стаканчик. Любил, поправился я. - Удивлены? - Не то слово, - мимоходом взглянув на хозяина, подтвердил я. - Объяснения-то предполагаются? - А как же. - Он широко улыбнулся. - За тем вас сюда и пригласили. Он извлек из бара коробку сигар и протянул мне. Я не курил... Господи, сколько же не курил-то? Сорок пять лет. И теперь хотел было отрицательно помотать головой, но потом, решив, что раз уж это бред, то можно всё, взял одну и, откусив кончик, поднес огонь. - Итак? - Большинство людей не задумываются о способе существования материи. Живут себе люди и живут. А пройдя путь, тихо-мирно отходят в мир иной. Я согласно кивнул. - Все мы слышали о наличии у разумных так называемой души, - продолжил он, - но вот получить ответ удавалось немногим... - И вы, как я понимаю, один из этих... избранных. - Мой собеседник улыбнулся одними губами. - Совершенно верно. Итак, ответ, возможно, кроется в знаменитом парадоксе Шрёдингера. Знакомство со строением атома происходит в школе на примере планетарной модели Резерфорда. Гуманитарии так и остаются потом в святой убежденности, что атом устроен с дивной простотой - с электронами-планетами, вращающимися вокруг центрального ядра - Солнца. Однако в реальности всё намного сложнее. Еще на заре двадцатого века физики обнаружили, что электроны обладают загадочным свойством исчезать с одной орбиты и тут же появляться на другой. Чтобы как-то объяснить этот феномен микромира, ученые вынуждены были допустить, что элементарные частицы могут существовать и в виде корпускул, и в виде волн. Знаменитый Луи де Бройль предположил также, что каждой частице соответствует волна, заполняющая всё пространство. Амплитуда этой волны максимальна там, где вероятнее всего находится частица. Но в любой момент без видимого перехода она может изменить местоположение. Чем вам не телепортация?.. Один из основоположников квантовой физики, австрийский исследователь Эрвин Шрёдингер, размышляя о странностях поведения частиц, поставил в тысяча девятьсот тридцать пятом году мысленный эксперимент, который до сих пор смущает умы. 'Допустим, - сказал Шрёдингер, - в закрытом ящике находится кошка. Там же есть счетчик Гейгера, баллончик с ядовитым газом и радиоактивная частица. Если последняя проявит себя как корпускула, счетчик радиоактивности сработает, включит баллончик с газом, и кошка умрет. Если частица поведет себя как волна, счетчик не среагирует, и животное соответственно останется в живых. Что можно сказать о кошке, глядя на закрытый ящик? С житейской точки зрения, кошка либо жива, либо нет. Но законы квантовой физики предполагают, что кошка и жива и мертва одновременно с вероятностью ноль целых пять десятых. И такое ее странное состояние будет продолжаться до тех пор, пока какой-нибудь наблюдатель не устранит эту неопределенность, заглянув в ящик'. Шрёдингер и сам был не рад, когда запустил в оборот такую абстракцию. Ученые всех стран переполошились. Выходит, и человек может быть наполовину жив - наполовину мертв или наполовину здесь - наполовину там? Особенно возмущались по этому поводу наши научные идеологи. В СССР, как вы помните, царил практически поголовный атеизм. Ведь по всему выходило, что квантовая физика допускала существование Бога - того самого стороннего наблюдателя, от которого зависит состояние человечества, живущего в 'ящике' под названием Земля! Цензура вычеркивала малейшее упоминание о 'кошке Шрёдингера'... - Можно еще стаканчик? - попросил я, пытаясь переварить сказанное. Хозяин налил еще, и, залпом выпив, я кивнул на опорожненную посуду. - Так это тоже... гх-м... 'волновые двойники'? - Совершенно верно, - усмехнувшись, подтвердил он. - Постепенно всё немного успокоилось. Специалисты сошлись на том, что законы микромира не стоит переносить на большой мир. Другими словами - что дозволено электрону, то человеку ни-ни. Но недавно ситуация вновь стала зыбкой. Сначала физик Дэвид Ричард из Массачусетского университета показал, что квантовая физика распространяется не только на элементарные частицы, но и на молекулы, принадлежащие уже макромиру. Потом Кристофер Монро из американского Института стандартов и технологий экспериментально показал реальность парадокса 'кошки Шрёдингера' на атомном уровне. Опыт выглядел следующим образом: ученые взяли атом гелия и мощным лазерным импульсом оторвали у него один из двух электронов. Получившийся ион гелия обездвижили, понизив его температуру почти до абсолютного нуля. У оставшегося на орбите электрона существовало две возможности - либо вращаться по часовой стрелке, либо против. Но физики лишили его выбора, затормозив частицу всё тем же лучом лазера. Тут-то и произошло невероятное. Атом гелия раздвоился, реализовав себя сразу в обоих состояниях - в одном электрон крутился по часовой стрелке, в другом против. И хотя расстояние между этими объектами всего восемьдесят три нанометра (в школьный микроскоп не разглядишь), но на интерференционной картине отчетливо просматривалось: вот след одного атома, вот другого. Это был реальный физический эквивалент 'кошки Шрёдингера', которая и жива и мертва одновременно. И, как утверждают некоторые энтузиасты, теперь ничто уже не мешает утверждать, что не только микро-, но и макросистемы, например человек, при определенных условиях способны раздваиваться или, как электрон, исчезать в одном месте и появляться в другом. 'Энтузиаст хренов...' - пронеслось у меня в голове. Нет, говоря словами ученых мужей прошлого: 'Этого не может быть, потому что не может быть никогда'. - Ну-ну. - Глядя на меня, собеседник иронично осклабился и, пожав плечами, добавил: - Не вы первый и, надеюсь, не вы последний. Да кто он такой вообще? Если дьявол - то, извините, продвинутый какой-то. Мистификация? Но зачем? Кому нужно разыгрывать скромного военного пенсионера, уже лет двадцать как вышедшего в отставку? В то, что это галлюцинации, верилось слабо, так как об этом самом Шрёдингере я слышал впервые. Ну, если быть точным, то во второй раз. Лет пятнадцать назад, еще пацаненком, ходившим пешком под стол, внук любил смотреть мультфильм про черепашек-ниндзя, кажется. И одного из рисованных персонажей, по-моему, звали Шрёдингер. Впрочем, может, я и ошибаюсь. Но чтобы связать случайно услышанное когда-то имя, причем напрочь забытое, со всем этим?.. И уж насколько себя знаю, я всегда был далек от теоретической физики. Да что там, наука занимала очень мало места в моей жизни. - Действительно интенсивное изучение проблемы началось после Второй мировой. Феномен того периода еще ждет своих исследователей, а я пока попытаюсь вскользь коснуться темы. С тысяча девятьсот сорок пятого по тысяча девятьсот сорок девятый годы у США была сильнейшая армия, монопольно владеющая грозным атомным оружием. И американцы почувствовали себя нацией, повелевающей всем остальным миром. Ничтоже сумняшеся они действительно поигрывали 'атомной дубиной для русского парня', не видя достойного противника своей богатырской силе. Теософы прокомментировали бы случившееся так: в отместку за возросшую национальную гордыню Бог наслал на Америку великий страх. Всего за четыре года она испытала сразу несколько шоковых инъекций. Американцы ощутили себя беззащитными перед угрозой еще более могущественных сил. - Ну слава тебе господи, - съехидничал я, - хоть в чем-то догнали и перегнали. - Совершенно верно. - Новоявленный Асмодей, серьезно глядя мне в глаза, кивнул. - Не только догнали и перегнали, но теперь вынуждены, если можно так выразится, тянуть за собой. Не давая отстать в этом вопросе и экономя огромные усилия, которые в противном случае были бы потрачены на шпионаж и контрмеры. - Ну да, ну да... - Я глубоко вздохнул. - Не хочешь иметь врага - преврати его в друга. Как видно, в этой 'небесной канцелярии', или - черт их разберет - 'преисподней', всё же существовал какой-то регламент, так как мой собеседник, взглянув на часы, произнес: - Если не возражаете, перейдем к делу. Я не спорил, да и покажите мне идиота, решившего бы в такой ситуации прекословить. - Обследование показало, что у вас произошло кровоизлияние в мозг. Фактически ваша несомненно достойная жизнь приблизилась к завершению. Хотя... Сердце у вас вполне здоровое. Остальные органы тоже в норме, относительно, конечно, - поправился он. - Но для своих семидесяти девяти вы выглядите очень и очень неплохо. При должном уходе и использовании современных технологий в таком состоянии вы сможете существовать еще лет тридцать, если не больше. Но... Собеседник сделал многозначительную паузу, и я невесело улыбнулся. В том-то и дело, что 'но'. Нет у нас со Светой таких денег, чтобы оплатить эти самые 'современные технологии'. Обе пенсии плюс страховка не покроют расходов по содержанию даже в течение года. Конечно, моя жена женщина отважная и достойно встретит удар судьбы. Я представил, как она выносит из дома вещи, и мне стало горько. К тому же внук... Сын с невесткой вроде неплохо зарабатывают, но на то, чтобы оплатить учебу в частном колледже, у них явно не хватит. А ведь еще два карапуза растут... - Мы предлагаем вам заключить стандартный контракт на двадцать пять лет. Оплату аппаратуры по обеспечению жизнедеятельности берет на себя Управление. Зарплата плюс премиальные будут регулярно переводиться на любой из указанных вами счетов. Глядя на мое ошарашенное лицо, змий-искуситель утвердительно кивнул и, прощаясь, протянул руку. - Мы вас не торопим... Подумайте, скажем... до завтра. - И, давая понять, что аудиенция окончена, добавил: - Наши люди с вами свяжутся. Вот такие пирожки... Я смотрю на самого себя и на беззвучно глотающую слезы Свету. Двадцать пять лет... Ей сейчас семьдесят шесть, и кто знает, сможет ли она протянуть так долго. Возможно, я смогу убедить работодателя увеличить штат еще на одного человека? Потом, когда закончится отведенное ей время. ГЛАВА 3 На рожон я особо не лезла, зная, что ошибки, как правило, обходятся дорого. Ведь даже лиса, забравшись в курятник, рискует получить клювом в глаз. В общем, регенерация регенерацией, а выбитые зубы или синяк под глазом - всё равно больно... Работала осторожно, давая гарному хлопцу возможность продать талант и показать себя. В конце концов, поединок-то у нас не до смерти. И, маленько отлежавшись и залечив раны, он - я надеюсь - снова выйдет на ринг. Так что я лениво наблюдала, как мальчик проводит 'бой с тенью', и то и дело подставляла ладонь под его нехилую битуху. Звонкий шлепок зрители встречали восторженным ревом, я мило улыбалась противнику, а тот, обливаясь потом, начинал кое-что понимать. Главное в этом деле не вступать в ближний бой. А то ведь, увлекшись, и покусать могу. Всё-таки, согласитесь, ужин ужином, а такая гора свежего мяса кого хочешь из себя выведет. Ум-м, сладенький ты мой. Но, как я уже говорила, мужик всего лишь нормальный, и я легко уходила от его довольно профессиональных атак. Вообще-то теоретически человек может справиться с подобными мне без чеснока, серебряных пуль и осинового дубья. Наглотавшись бромантана, например. Это препарат, разработанный российскими военными медиками для повышения выносливости. По слухам, создавался специально для применения в Афганистане. В последнее время он всё чаще используется в профессиональном спорте, так как кроме повышения физической выносливости обладает еще одним свойством - маскирует другие допинговые препараты. Последний скандал, связанный с бромантаном, - дисквалификация многократной олимпийской чемпионки Егоровой после ее победы в лыжной гонке на пять километров на чемпионате мира в Тронхейме. Вообще-то разное люди говорят. Есть сведения, что некоторые российские целители, утверждающие, что способны бороться с синдромом хронической усталости, под видом некоего спасительного средства подсовывают пациентам именно бромантан, который дает временный положительный эффект. Эх, что ж мне год назад такой знахарь не попался... Мальчик, заводясь всё больше и больше, начал наезжать конкретно. Так, сейчас глянем... Ох-х, как бы тебе не сломать чего, родимый... Сделав подсечку, я не стала добивать противника, а не спеша отошла в свой угол. В конце концов, это лишь спектакль. И за свои бабки зрители имеют право на продолжение Мерлезонского балета. Вообще-то я тут кругом невиноватая. А виноват кто? Правильно! Любоффь-моркоффь, кто ж еще. Нет, ну это только я до подобного додуматься могла. Разобидевшись на 'предмет', взять да и учудить такое. Что самое интересное, всё оказалось правдой. Интернет чертов. Тогда, в бессильной ярости кусая губы, не придумала ничего лучше, чем заглянуть на один из 'чернокнижных' сайтов. Ну и качнула, сдуру не иначе, первое, что попалось под руку. Название, видите ли, идиотке понравилось. 'Гри-му-ар'! Не-е, звучало, конечно, красиво. Картинки опять же. Знать бы еще, что всё взаправду окажется. Ну, чес-слово, ну не знаю я, почему всё получилось. Наверное, сработал эффект плацебо. Как выяснила чуть позже, этот термин, узаконенный медициной в тысяча восемьсот девяносто четвертом году, обозначает препарат, заведомо не обладающий никакими целебными свойствами. Первоначально это были 'таблетки' из сахарной пудры или из другого приятного на вкус вещества. Латинское слово 'плацебо' и переводится дословно как 'понравлюсь'. Феномен же заключается в том, что плацебо показывает удивительные (в сравнении со своими нулевыми целебными качествами) результаты. Масштабные исследования, проведенные под эгидой Министерства социальной защиты Франции сто два года спустя, показали: после приема голова перестает болеть в шестидесяти двух случаях из ста, язвы и гастриты бесследно исчезают у пятидесяти восьми процентов пациентов и у каждого второго проходит ревматизм... Для этого необходимо всего лишь обмануть больного, сказав, что ему дают 'настоящее чудодейственное лекарство'. Специалисты считают, что секрет кроется в самовнушении. Однако эта гипотеза не объясняет многих странностей эффекта плацебо, например его географической избирательности. Эксперименты показали, что на разных широтах процент успешного воздействия может отличаться достаточно резко. Это не укладывается ни в одно из объяснений и свидетельствует о том, что феномен еще далек от полного понимания. Но, судя по всему, на широте Москвы всё в порядке. Так как, проделав все рекомендуемые телодвижения и пробубнив под нос кое-как прочитанное заклинание, я легла спать, а проснулась спустя трое суток в больничной палате. Мало того что кошмары мучили, так жрать хотелось - жуть. И невероятно обострились чувства. Словно в зрачки встроили мощнейшие объективы, к слуховым нервам подключили чувствительнейшие датчики, а конечности снабдили новейшими сервомоторами. Из больницы я смылась под удивленные ахи медсестры и, добравшись до дома, поняла, что жить с отцом и матерью мне нельзя. Ну просто невозможно. На лестничной площадке вовсю заливалась тупая соседская колли, и, не в силах терпеть, я выскользнула за дверь и наконец поужинала. Первый настоящий ужин... Конечно, следовало бы сразу заняться тем, ради кого всё и затевалось. Но, как любят говорить англичане: месть - это блюдо, которое нужно есть холодным. Да и осмотреться надо было к тому же. Ведь предупреждение о неприятных последствиях солнечных ожогов тоже оказалось правдой. А так же меня каждое утро охватывала необъяснимая сонливость. Всё же я и подобные мне - хищники. А хищник, наевшись, помимо воли залегает в спячку. В тот вечер подобно бомжам я забилась на техэтаж собственного дома и, выспавшись как следует, следующей ночью повторила набег на собачью площадку. Я, если честно, не очень-то и люблю человеческую кровь. Неловко мне как-то. К тому же свиная ничуть не хуже. А может, всё дело в том, что я стала такой без инициации? Теоретически, так сказать. - Майя, гонг! Игорь хлопнул меня по плечу, и я одним прыжком оказалась перед соперником. Нарочно задерживая движения, чтобы противник смог хотя бы заметить, легонько шлепнула его по скуле. Не рассчитала, видимо, так как парень отлетел к канатам и вставать вроде не собирался. Ч-черт, хоть бы ты поднялся. Устроитель сказал, что заплатит, если изобразим хотя бы пять раундов. А этот скопытился в начале четвертого. Но нет, вроде как оклемался. Иди сюда, мой хороший, дай я тебя поцелую. Не хочет, гад. Закрыл голову перчатками и ушел в глухую защиту. Интересно, с женой ты тоже так? Тьфу ты ч-черт. Я ж вроде как мужик сегодня. Ох-х, не забыть бы после боя да туалет не перепутать. Собственно, наверное, имелась у меня какая-то врожденная предрасположенность к вампиризму. После прочитала, что как минимум необходима способность воспринимать энергии окружающих. Вообще-то я с детства была тонко чувствующей. Всегда улавливала настроение человека. Предугадывала, чего он хочет. 'Вампиризм как явление известен с давних времен. Основная черта его проявления - эгоизм, который находит себе оправдания во всевозможных, как правило очень благоприятных, формах. Что же это такое? Вампиры - это люди или существа, которые в силу своих либо врожденных, либо благоприобретенных качеств не способны возобновлять энергетические запасы при помощи повседневных энергоносителей в виде хлеба, молока и мяса. Непосредственно от окружающей среды, так сказать. И потому они находят выход не в постепенном перегоне материи в энергию, а в жизненной силе жертв'. Молодая была, глупая... Конечно, пережить такую подлянку от парня, которого, можно сказать, любила, не просто. Но ведь, если верить статистике, не я одна такая. Об институте, конечно, пришлось забыть, и, если бы к осени я не прикатила на собственном 'мерине', мама так бы и осталась безутешна. Ох-ах, любимое чадо не поступило. Хотя, может, оно и к лучшему. Представив, что вместо пьянящих ночных полетов над Москвой мне пришлось бы, глотая слезы, сидеть на скучных лекциях, я улыбнулась. Судя по свисту, публика не очень довольна ходом поединка. Ладно, вот вам. Я поймала противника за руку и, слегка развернувшись, выбросила за канаты. Как он там? Жив ли? Ему ведь, болезному, еще целый раунд продержаться надо. Уф, жив, славный мой. Иди сюда, хороший. Ох, не спугнуть бы опять. 'Когда уйдем со школьного двора под звуки нестареющего вальса...' Еще не смолкли последние аккорды школьного вальса, а мы с любимым мчались на машине, подаренной ему отцом, за город. Тогда я не знала, что до утра жизнь моя, вернее мое отношение к ней, круто изменится. В лучшую ли сторону, в худшую ли... Честное слово, затрудняюсь сказать. Случайно ли так вышло? Или, может, так было задумано им с самого начала? Приехав на дачу, увидела, что на террасе накрыт стол. Фрукты, шампанское... Я слегка опьянела и, когда подъехали его друзья по институту, даже обрадовалась. Ну еще бы. Молоденькой дурочке льстило внимание таких интересных парней. Один из них был с девушкой, но та, так ничего не выпив, вскоре ушла. Мы же продолжали веселиться. Я танцевала по очереди со всеми троими и еще пила. И самое главное - не думала ни о чем плохом. Не укладывалось в моей бедной маленькой головке, что милые интеллигентные люди могут позволить себе такое. Ведь я не б... какая-нибудь конченая. И за все три месяца знакомства с ним, как мне кажется, ни разу не дала повода... Должно быть, он меня не любил, раз позволил этому произойти. Проснувшись утром, я обнаружила, что лежу в постели голая, и, сладко потянувшись, погладила любимого по голове. Нащупав вместо ставшей родной прически коротко стриженую шерстку, отпрянула и, вскочив, увидела, что со мной спал не мой Принц. Вернее, не только он. Один из парней развалился на диване, а другой, сжимая в руке бутылку, устроился прямо на медвежьей шкуре у камина. Стыд и отчаяние переполнили меня. В смятении я стала одеваться, ненароком уронив со стола цифровую видеокамеру. О Господи, как низко я пала! Эти... еще и снимали. Я бежала, не разбирая дороги, пока не оказалась на берегу какого-то пруда. Истерика сменилась безучастностью, я смотрела на гладкую, будто покрытую пленкой воду, на небо, где занимался рассвет, и устало катала в голове мысли о смерти. Но, согласитесь, уйти черт знает куда в семнадцать лет вот так запросто - очень трудно. Вообще-то подозреваю, что некоторые из одноклассниц, завистливо провожавшие взглядом машину моего бывшего парня, запросто пережили бы позор. Но - вот же напасть какая! - я не они. Ощущение безысходности постепенно уступило место здоровой злости, и я, решив, что меня не убудет, ориентируясь на звук, добралась до электрички. Волшебный бал закончился, а Золушка, так и не ставшая принцессой, изыскивала пути для мести. И, как вы понимаете, хотелось, чтоб пострашнее. 'Перводвигатель черной магии - жажда сильных страстей'. Вообще-то, как я поняла, многие лезут в это безнадежное дело ради власти. Мною же двигало 'чувство справедливости'. Хотя, если разобраться, по теперешним меркам ничего страшного не произошло. На машине покатали? Покатали. Ела-пила? Было дело. Жениться обещал? Нет вроде. Так чего же ты, милая, хочешь? Ну не виновата я, что верилось мне во что-то хорошее. В светлые чувства, нежность. В любовь. Как сообщалось в предисловии к 'Гримуару': 'В предельном своем воплощении мечта каждого 'черного мага' - получить верховную власть над всей Вселенной и стать равным Богам. Черная магия уходит корнями в самые мрачные и потаенные глубины человеческого сознания, и отчасти именно этим объясняется ее притягательность. Но не следует считать ворожбу всего лишь примитивным порождением любви ко злу или ко всяческой мистической тарабарщине. На самом деле оккультизм - это титаническая попытка поднять человека на новую высоту, вознести его на тот пьедестал, который религия отводит исключительно Всевышнему. И эта задача придает чародейству неоспоримое величие, невзирая на все присущие ему грубые и отвратительные черты'. Предки были на даче, и, выпив для храбрости, я начала приготовления. Начертила на полу пентаграмму. Наляпала тут и там воска. Затем надергала из головы волос и - взяла грех на душу - полила кровью пойманного на улице бродячего котенка. Комната, освещаемая неверным пламенем трех свечей и мерцанием монитора, стала похожа на пещеру средневековой ведьмы. Зачем монитор, спрашиваете вы? Я что, Каспаров, что ли, чтобы всю эту галиматью запомнить? Нет, всё же существовала во мне какая-то 'генетическая предрасположенность'. Ну не может быть, чтобы вот так, на шару, пьяная малолетняя дурочка, ткнув пальцем в небо, взяла и превратилась в то, во что превратилась. Не иначе как случайно я свято соблюла три принципа: знала, чего хочу, дерзала и желала всем сердцем. Но, к несчастью, позабыла о четвертом - сначала хорошенько подумать. И в результате мы имеем, что имеем. Молодая, здоровая и сама не знающая чего хочет Валькирия. Одна штука. Прозвучал гонг, и начался долгожданный пятый раунд. Изрядно вспотевший незаклятый враг бегал вокруг меня, а публика выла от восторга. Ну еще бы. Парнишка работал в полную силу, что само по себе не могло не заслуживать уважения. А изящество, с которым я проделывала свои финты, поражало воображение. Собственно, моя задача на сегодня - проиграть. Но так, чтобы всё выглядело достоверно, а 'достопочтенная публика' не догадалась, что ее дурачат. В конце концов однообразие утомительно. И к постоянно побеждающему бойцу вскоре теряют интерес. В смысле перестают делать против него ставки. Ведь как ни крути, а всё держится на страстях человеческих. Конечно, чистоплюи могут сколько угодно бить себя пяткой в грудь и вопить о 'криминальной подоплеке' и 'договорных поединках'. А платить за всё с каких шишей прикажете? Официанткам, уборщицам. За аренду этого шапито задрипанного. Нет, конечно, я не оправдываю воротил этого бизнеса. Но со своим уставом в чужой монастырь не лезут. Всё здесь подчинено жестким правилам, и коль согласился по ним играть - то будь добр делать это честно. Нет, я не осуждаю героев боевиков, захваченных азартом поединка и пылающих праведным гневом. Изменивших в последний момент мнение и, вломив как следует слабейшему противнику тут же, не отходя от кассы, начинающих крушить челюсти пузатых организаторов. Только вот всегда мне было любопытно: а что потом? Кто ж его, сердешного, кормить-поить всю оставшуюся жизнь станет? Ведь после подобного демарша в шоу-бизнесе он человек конченый. Улицы подметать отправится, что ли? Гос-споди, опять упал, сердешный. Да вставай же, вставай, милый. Бугай, пошатываясь, поднимался на ноги, и я поняла, что всё пропало. В таком состоянии он и мухи-то не обидит. К счастью, прозвучал гонг, и одновременно с пронзительным звоном его перчатка впечаталась в мою челюсть. Слабовато, конечно. Но тем не менее, закатив глаза, я валюсь на пол, и довольный рефери, от моей нечаянной выходки тоже покрывшийся холодным потом, по-быстрому считает до десяти. ГЛАВА 4 Они появились ровно через сутки. На этот раз вдвоем, такие же немногословные, как и вчера. В безмолвии организовали портал и скрылись, словно ни минуты не сомневались в моем решении. Хотя я прекрасно понимал, на чем зиждется их уверенность. Мало найдется в этой Вселенной людей, способных, стоя на пороге вечности, отказаться от продления земного существования. Двадцать пять лет... В мои годы о таком я не смел и мечтать. Боялся, если честно. Иной раз, заглядывая за горизонт, желал лишь, чтобы всё произошло быстро. Вновь открывшаяся перспектива заставила (чуть не сказал, сердце биться чаще) заволноваться, и я, боясь, что дающий надежду портал закроется, поспешно прошел внутрь. - Поздравляю, Андрей, вы сделали правильный выбор. - Вчерашний змий-искуситель широко улыбнулся и протянул руку. - Спасибо... э-э? Улыбка стала еще более радостной. - Зовите меня Магистр. Что ж, Магистр так Магистр. В конце концов, каждый имеет право на маленькие слабости. - Итак, к делу. - Он открыл лежащую на столе папку и, достав оттуда 'волновой двойник' договора, протянул мне ручку. - Прошу вас. Не пытаясь вникнуть в смысл написанного и, если честно, даже не глядя, я поставил подпись. В конце концов, всё, что со мной могло произойти, - уже свершилось. Так что, я надеюсь, хуже не будет. Как гласит медицинская энциклопедия: 'Кома - это состояние глубокого угнетения функций центральной нервной системы, характеризующееся полной потерей сознания, утратой реакций на внешние раздражители и расстройством регуляции жизненно важных функций организма'. - Прекрасно, прекрасно, - нараспев протянул мой новый хозяин. - Что ж, в приемной вас ждут. - И, когда я взялся за ручку, едва заметно усмехнулся: - Открывать необязательно. Среагировав на реплику, я как-то машинально прошел сквозь массивную и крепкую с виду дубовую дверь и оказался перед столом секретарши. Милая молодая женщина лет тридцати приветливо улыбнулась, а у меня невольно защемило сердце. Бог ты мой, неужели и она тоже?.. Отвечая на невысказанный вопрос, она кивнула. - Да... Автомобильная катастрофа. Последствия, конечно, не такие тяжелые, как у вас, но способность двигаться я потеряла. И, когда Магистр обратился с предложением, я, не задумываясь, предпочла работу жизни в инвалидной коляске. - Мне очень жаль, - смущенно пробормотал я. - А мне-то как жаль. - Она тряхнула волосами. - Но, однако, есть вещи, над которыми мы не властны. Да, меня зовут Ольга. Я церемонно поцеловал протянутую руку и полюбопытствовал: - И что теперь? - Погодите немного. Я открыла на ваше имя счет в одном из банков Москвы. Осталось только оформить право доступа для супруги и сделать формальное завещание. - А что... э-э... - Жизнь есть жизнь. - Словно оправдываясь, она в смятении пожала плечами. - И даже в таком состоянии мы не бессмертны. К тому же с физической оболочкой, несмотря на тщательный уход специалистов, может произойти всякое. Я немного подождал, разглядывая убранство приемной. Хотя, как вы понимаете, ничего особенного в ней не имелось. Наоборот, интерьер как бы напоминал об обыденности и повседневности. - Готово. - Она протянула мне кристаллический планшет, и я снова расписался, мельком взглянув на сумму. Что ж, даже если это и обман, то одних подъемных хватит Свете на десять лет спокойной жизни. - Ваше тело сейчас находится на пути в санаторий. Так что минут через двадцать, когда подключитесь к основной установке, сможете телепортировать прямо на место. - Скажите, а шеф... Он?.. Ольга лишь неопределенно покачала головой: - Извините, Андрей, такие вещи не обсуждаются. - Конечно. Простите. - Казалось, я сейчас сгорю от стыда. - Не надо смущаться, мой друг. - Вышедший из кабинета Магистр дотронулся до моего плеча. - Ваш интерес вполне закономерен. И, должен вам сказать, что сорок лет назад, придя сюда в качестве новобранца, я точно так же спрашивал у Ольги о моем предшественнике. - Сорок лет? - удивился я. - Но ведь вам не дашь и тридцати. - Это лишь внешний облик. - Ольга улыбнулась. - Через недельку вы и сами научитесь. В конце концов, кто сказал, что сотрудники Отдела Химер должны выглядеть старыми развалинами? Зазвонил мобильный телефон, и, ответив на вызов, Ольга кивнула: - Вы на месте. - И, сделав в воздухе пасс рукой, открыла портал. Я сделал шаг и оказался в самой обыкновенной комнате. Так могла бы выглядеть спальня в любой из городских квартир. Удобная мягкая кровать. Окна со шторами приятного бежевого цвета. Телевизор на столике. Что ж, надо отдать должное Магистру и тем башковитым ребятам, которые всё здесь обустраивали. Не удивлюсь, что для создания такого вот простого и щемящего сердце уюта вызывали специалиста по фэншуй - древнему китайскому учению, стоящему где-то посередине между наукой и искусством. Основанное на принципах гармонии пространства, космических энергий и их влияния на человека, фэншуй, или на некоторых диалектах функсой, переводится как 'ветер и вода'. По мнению древних китайских магов, правильное использование законов фэншуй способно помочь человеку достичь гармонии с окружающей средой, а значит, добиться исполнения желаний, семейного счастья, здоровья, успешной карьеры и богатства. Недаром же учение получило широкую популярность на Западе. Богатые фирмы, банки, компании платят до тысячи долларов за один вызов специалиста, чтобы он осмотрел помещения, расставил мебель и оборудование в соответствии с законами гармонии. Многие бизнесмены уверены, что, если бы они не следовали правилам фэншуй, их дела не были бы столь удачными. Возвращаться, пусть и иногда, лучше домой, а не в стерильную и холодную больничную палату. Поправив, вернее попытавшись поправить подушку, я 'дотронулся' до головы спящего и, пройдя сквозь шторы, оказался на улице. Невысокое двухэтажное здание окружал великолепный сосновый бор. Не достроив в высоту, зодчие спроектировали Санаторий так, что он занимал огромное пространство, привольно раскинувшись среди вековых деревьев. По выложенным красной плиткой дорожкам то и дело проходили какие-то люди, иногда обмениваясь репликами, а чаще просто кивая друг другу. Посмотрев вверх, я увидел, что метрах в ста над лесом возвышается огромная радиомачта. Вернее, телебашня. Как выяснилось впоследствии, у Отдела Химер был собственный спутник. А также постоянно зарезервированные частоты во многих компаниях сотовой связи. В конце концов, раз теория доктора Шрёдингера оказалась верна и мы можем существовать в виде волн, то просто необходимо иметь 'каналы телепортации'. Интересно, не в связи ли с этим в последние годы стремительно развивается 'телефонизация' населения? Хотя вряд ли. Всё же как ни могущественна организация, взявшая мое бренное тело, а заодно и мятущуюся душу под свое крыло, но влиять на тенденции развития мировой экономики ей вряд ли по силам. Облетев по периметру - хотя, надо сказать, само это понятие довольно-таки условно - всю территорию, я, если можно так выразиться, встал на ноги и медленно пошел по лесу. В теперешнем состоянии я не мог чувствовать запахи, но подсознание мигом оживило воспоминания, накопленные за без малого восемь десятков лет. Увидев на одном из стволов белку, придвинулся поближе и сильно удивился, что зверек бросился наутек. Должно быть, в животных не умерли способности, кои человек благополучно утратил тысячелетия назад. Недаром же братья наши меньшие гораздо чувствительнее к различным природным катаклизмам и к прочим бякам вроде 'аномальных' пятен, коих, судя по газетным статьям, огромное количество на планете. Гулял часа два и, ей-богу, продолжал бы это приятное занятие, если бы воздух передо мной не замерцал, постепенно оформляясь в рамочку портала. Ольга, выглянув на мгновение, призывно махнула рукой: - Идемте, Андрей. Вам пора приступать к тренировкам. Вот как, оказывается. А я-то по наивности своей думал, что, лишь поставив подпись, автоматически становлюсь всемогущим подобием Асмодея. Ведь если разобраться, то можно провести вполне осязаемые и зримые параллели. По-моему, у древних греков было что-то похожее. От греческого 'daimon' - 'дух' - образовалось английское слово 'демон'. Этот термин поначалу использовался для обозначения нескольких типов духовных начал и в конце концов стал ассоциироваться с невидимыми духами, как добрыми, так и злыми, обитающими в неземном пространстве между Богом и человечеством. Эти существа могли летать между землей и небом, соединяя высший и низший миры, связывая то, что наверху, с тем, что внизу, и выполняя роль своего рода ангелов-хранителей. Андрей - Ангел - Асмодей! Я улыбнулся. Хорошо звучит, а? Хотя daimon - тоже неплохо... Мы оказались в огромном зале, и всё здесь навевало мысль о лаборатории 'безумного профессора'. Будучи человеком военным, я, как уже говорил, практически не пересекался с людьми умственного труда. Так что, оказавшись в этом 'храме науки', помимо воли отождествил себя с лабораторной крысой. Видимо, некое подобие смущения отразилось на моем лице, так как один из сопровождающих Магистра ободряюще улыбнулся: - Ничего страшного, Андрей. Все мы так или иначе являемся подопытными кроликами. При этом на его лице проступило какое-то по-детски огорченное выражение. Приблизительно через месяц я случайно узнал, что он был одним из 'рассыпавшихся' на атомном полигоне в Семипалатинске. Там во время испытаний атомной бомбы происходили странные явления. Часы внезапно начинали отставать. Люди как бы выпадали из структуры реальности. Некоторые же впадали в кому и не подавали признаков жизни. По слухам, нескольких человек похоронили, но потом, когда разобрались, другим несчастным просто давали отлежаться. Сергею же не повезло, и вернуться к жизни он не смог. Так что сами понимаете, предложение Магистра он принял безоговорочно. Да уж. Если разобраться, то я самый счастливый из сотрудников Отдела Химер. Прожил вполне обычную, нормальную жизнь. Вырастил детей, понянчил внуков. Чего многие были лишены. - На ближайшую неделю я стану вашим наставником, - негромко, начал Сергей. На миг меня разобрало любопытство: как всё же мы разговариваем? Ведь, являясь всего лишь 'волновым двойником' самого себя, я не мог хоть как-то взаимодействовать с материальным миром. Но, глядя на его шевелящиеся губы, я тем не менее отчетливо слышал русскую речь. Хотя всему свое время, как говорится. - Собственно, наша ценность как разведчиков определяется полезностью информации, которую мы тем или иным способом можем получить, - продолжал Сергей. - Но...- Сделав непродолжительную паузу, он хитро взглянул на меня и, подойдя к столу, взял в руки бронзовый кубок. - Ловите! Инстинктивно я вытянул руки и - ...бронзовая фигурная чушка пролетела сквозь меня. Я подскочил к Сергею и, дотронувшись до него, ощутил вполне нормальное человеческое тело. Выходит, он 'двойник', иначе я не смог бы прикоснуться, пройдя насквозь. - Совершенно верно. Я - энергетическая копия, - засмеявшись, подтвердил он. - И тем не менее имею возможность взаимодействовать с материальным миром. - Но как?! - Если честно, я и сам не до конца понимаю теоретическую подоплеку вопроса. Будучи в некотором роде гм... 'волнами' мы, как, впрочем, и всё в мире, обладаем собственной 'частотой колебания'. А эта вещица, - он поднял кубок и поставил на стол, - имеет свою. Вопрос в том, сможете ли вы 'настроиться' именно на эту длину волны. А дальше уж дело техники. Скажу сразу, что настроиться я не смог. Ни в первый день, ни во второй. Глядя на мои безуспешные попытки, Сергей вздохнул украдкой и поспешил успокоить: - Ничего страшного. У меня самого стало получаться где-то через месяц, не раньше... - В чем, собственно, заключаются мои обязанности? - не вытерпел я. - Ну-у... - неопределенно протянул Сергей. - Исходя из вашей базовой подготовки, скорее всего вам светит стать 'пехотинцем'. 'Волновая разведка', когда кто-нибудь, подобный нам, мог безнаказанно проникнуть в святая святых, постепенно уходит в прошлое. Теперь каждый мало-мальски ценный секрет охраняется 'энергетическими двойниками'. Да плюс 'гасилки'. Нехорошее изобретение израильтян. Включив такой для нормальных людей вполне безобидный приборчик, мы получаем своего рода 'античастоту', превращающую некую область пространства в непроходимую и непреодолимую преграду. - То есть? - не понял я. - Ну... Это как, если бы обыкновенный, 'материальный' человек открыв дверь в помещение, вдруг обнаружил, что оно полностью заполнено затвердевшим бетоном. Да уж. Нет предела для совершенствования. Не так давно, опьяненный свалившимся на голову предложением, я воображал себя черт знает кем. А тут, оказывается, всё учтено, всё схвачено. И 'волновые двойники' годятся разве что на роль участковых милиционеров. Надо же, 'пехотинцем'! Видать, не зря Сергей начал обучение с 'умения настраиваться на частоту'. - В основном задача пехоты сводится к, если можно так выразиться, 'профилактике'. В случаях, подобных захвату заложников, как правило, негласно участвует кто-то из Отдела Химер. Помните, два года назад, во время штурма концертного зала, был применен парализующий газ? Взрыва не произошло лишь потому, что двое наших сотрудников физически не дали смертникам активировать детонаторы. Несколько мгновений, в течение которых они удерживали руки террористов, спасли сотни жизней. - Почему же их было только двое? - удивился я. Сергей пожал плечами: - Нас всего-то около двух сотен. И, как правило, все разбросаны по миру, выполняя те или иные поручения Магистра. На ту операцию шеф выделил троих, но в последний момент одного спешно командировали для эскорта важного гостя из-за рубежа. - Всего двести человек? - Изумлению моему не было предела. - Сто восемьдесят семь, если быть точным. Не все имеют, если можно так выразиться, соответствующий набор генов. Плюс моральные и этические качества... Им Магистр уделяет особое внимание. Содержание каждого из нас обходится в несколько миллионов долларов в год. И никто не хочет рисковать. ГЛАВА 5 - Повезло нам. - Игорь, улыбаясь, протянул пачку долларов. - После такой плюхи мог и не встать, болезный. - Извини, задумалась. - Да че там, Майя, нормально сработала! К тому же все бухие. Правда, пара человек, поставившие на тебя, что-то заподозрили. Но на кону была мелочь, и они быстро завяли. - Да уж. Если бы хохол не поднялся, не миновать бы неприятного разговора. - А-а, забудь, - отмахнулся Игорь. - Ну я поехал? - Хорошо. Созвонимся. Игорь сел в 'мерседес' и плавно тронулся с места. Я же медленно пошла по московской улице, прикидывая, где бы найти укромный уголок, чтобы дать волю чувствам и немножко полетать. Войдя в один из подъездов, поднялась на последний этаж и, выбравшись на крышу, встала на парапет. Город раскинулся внизу, такой загадочный, игриво подмигивающий огнями и извивающийся трассерами автомагистралей. Покачавшись на кромке с пятки на носок, я повернулась спиной к пропасти и, раскинув руки, упала назад, глядя, как стремительно полетели вверх звезды. Впрочем, длилось это недолго, и через пару секунд я зависла где-то на уровне пятого этажа. Странно всё же. Сколько раз в течение этого года я смаковала то, что сделала накануне. Казалось, стоит только мести свершиться, и я почувствую облегчение. Ледяной комок, уютно угнездившийся в глубине души, начнет стремительно таять, вырвавшись наружу слезами. А я снова стану прежней семнадцатилетней девчонкой, которая ровно год назад в упоении танцевала, опьяненная таким же летним вечером, чудесной музыкой и бокалом шампанского. Всего лишь год прошел. Как это мало... И как много. Закусив во второй раз собачьей кровью, я лежала на крыше и смотрела в небо. Как Шопенгауэр, которого поздно ночью остановил в парке сторож, я не могла найти ответ на важнейшие вопросы бытия. Кто я? И зачем? Ладно, положим, 'кто?' - в общем-то понятно. Малолетняя дурочка, нашедшая-таки на свою маленькую попку приключений. На остальные части тела тоже. А вот насчет 'зачем?'... Наверное, этот Вопрос Вопросов будет мучить меня еще годы и годы. В голове, норовя оттолкнуть друг дружку, теснились разные думы пополам со страхом. Мстить трем подонкам почему-то расхотелось. К тому же мысли о вышестоящих инстанциях вроде 'Ночного' и всех других 'Дозоров' не добавляли очарования моменту. Я влезла на парапет и, глотая слезы, прыгнула вниз. Видимо, юное тело имело собственное мнение, принципиально расходившееся с роившимся в голове юношеским бредом. И, среагировав автоматически, 'завесило' меня в паре-тройке метрах от земли. Удивленная, я тут же принялась экспериментировать, взлетев обратно на крышу. Но не тут-то было. Во второй раз заставить себя соскочить с парапета оказалось выше моих сил. Так что пришлось левитировать потихоньку - поднявшись над крышей и зафиксировав взглядом одну точку, выбираться за край. Самоубиваться сразу же расхотелось и, стремясь насладится новым умением, я принялась шалить, заглядывая в окна и, постучав по стеклу, наблюдая за испуганными лицами. Надурачившись вдоволь, отправилась домой, чтобы принять ванну, а заодно успокоить предков. Видок у меня, наверное, был тот еще, так как маман схватилась за голову, а отец за ремень. Мышкой проскользнув в дверь, я закрылась на защелку и с удовольствием вымылась. Потом, лежа в теплой пене, я невесело катала в голове нехитрые соображения, всё больше погружаясь во вселенскую тоску. Жизнь повернулась иной гранью, и, как ни крути, нужно было как-то приспосабливаться. Для начала хотя бы решить проблему жилья. Ведь останься я дома, и предки, озабоченные моим странным дневным сном, поставят всех на уши. Вытеревшись насухо, я надела чистую одежду и отправилась в свою комнату потрошить копилку. Не то чтобы там водилось много денег, но всё же. Отец грозно нахмурил брови, едва я взялась за ручку двери. - Куда? - Майя, поешь хотя бы! - укоризненно вторила ему маман. - Спасибо, мам. Я сыта, - стараясь не сорваться на истерический смех, сказала я и пулей выскочила из квартиры. Живущий двумя этажами ниже хулиган и обормот Колян сидел на лавочке и курил. - Маечка, Маечка, что прячешь под маечкой? - загундосил он свою дурацкую шутку, которой изводил меня уже года два. Нет, не к добру он это. Не к добру. Слава богу, хоть наевшаяся была, а то бы точно порвала идиота, аки собака бешеная. А так... Ну подумаешь, челюсть сломала. Придурку даже на пользу пошло. За две недели, пока сращивал ее в больнице, о жизни задумался. И пить стал меньше, потому как с медсестрой познакомился. Пути Господни неисповедимы, оказывается, блин. Аминь то бишь. Решив, пока не соображу что к чему, отсидеться на даче, я неторопливо брела в сторону вокзала. Собственно, самой насущной проблемой оставалось где, собственно, жить. И на какие, извините, шиши это самое жилье снять. Мысли о финансах заставили меня круто изменить направление, и, всё ускоряя шаг, я понеслась к дому бывшего любимого. В конце концов, папаня его финансист? Финансист. Стало быть, денежки у него есть. Вот пускай и раскошеливается, толстосум проклятый. Остановившись у коммерческого киоска, купила чулки и черную майку пятьдесят четвертого размера с металлистской символикой. Как-то в разговоре милый прихвастнул, что папахен, мол, постоянно имеет дома не меньше пятидесяти штук налом. Так что, не особо задумываясь о таких вещах, как сигнализация, которую устанавливают на сейфы, и уж тем более об устройстве этих самых сейфов, я подбежала к элитному дому на набережной Москвы-реки и, одним махом перепрыгнув через забор, взвилась вверх. Наверное, новичкам везет, так как, подлетев к окну, я еще раз попала в нужное время и в то самое место. Собственно, папашу я ни разу не видела, но, судя по всему, не кем иным, кроме как хозяином, этот человек быть не мог. Одетый в парчовый халат поверх белоснежной рубашки с галстуком, он, сидя в кресле, курил сигару и смотрел новости. План мой был прост, как и всё гениальное. Чулок на голову я натянула загодя. А майка, на мне похожая, скорее, на балахон, полностью скрыла очертания фигуры. Встав на оконный отлив, я прикидывала, как половчее разбить окно и поэффектнее ворваться в комнату. О том, что делать дальше, как-то и не задумывалась. Наверное, надеялась взять клиента на испуг. Хотя теперь кажется, что вряд ли бы это получилось. Говоря словами киношного мафиози: 'Он скорее бы убил собственных детей, чем выпустил из рук деньги'. Не знаю уж, случайность это была или провидение... но хозяину вдруг зачем-то понадобилось открыть бронированного монстра, и я ломанулась сквозь стекло. Пистолет сам собой прыгнул мужику в руки, и я почувствовала удар в грудь, отбросивший меня назад, к окну. Второй раз, правда, он выстрелить не успел, ибо я от души заехала ему кулаком в челюсть. Должно быть, полученная рана сыграла свою роль, так как в 'нормальном состоянии' одним ударом я свободно убиваю взрослого мужчину. Этот же просто вырубился, и мне осталось лишь по-быстрому взять то, что лежало прямо перед глазами. Не обманул милый, оказывается. Там было даже немного больше пятидесяти штук. В запертую дверь кабинета уже кто-то ломился, и я, немного при этом порезавшись, выпрыгнула в ночь. Успев на последнюю электричку, добралась до дачи и, стащив матрац - от греха подальше - в погреб, завалилась спать. Опустившись на балкон, я прошла в комнату. За три часа моего отсутствия в квартире ничего не изменилось. На своих местах стоит мебель. Телевизор с проигрывателем DVD в углу. Небольшой бар. Вообще-то я не очень люблю алкоголь, да и, претерпев изменения, экспериментальным путем выяснила, что для достижения эффекта требуется как минимум тройная доза. Самое паскудное то, что наутро несчастный организм напрочь забывал об измененном метаболизме и издержки в виде похмелья воспринимал так, словно я была совершенно нормальной. Прикиньте, да? Выпив литр водки, я получала удовольствие, как от легкого коктейля. Зато наутро-о... Жуть, в общем. Мрак и ужас. Сбрасывая на ходу одежду, прошла в спальню. Никаких изысков вроде обитых шелком лакированных гробов и мумий летучих мышей по углам не имею. Из 'предметов роскоши' - лишь стальной лист толщиной пять миллиметров, которым наглухо заварено окно, да и тот я стыдливо задрапировала шторами. Дверцу в свой будуар тоже оборудовала крепким железом. От греха подальше. Существовало еще одно украшение, достойное алькова прекрасной дамы, но о нем как-нибудь после. Раздевшись догола, включила комп, стоявший в спальне, и, ожидая, пока загружается 'Винда', поставила кипятиться воду для кофе. Скоро утро, и, как всегда с наступлением рассвета, меня неодолимо потянет ко сну. А мне хотелось порыться в Сети. Все эти месяцы я очень осторожно лазила по разным чатам, пытаясь найти кого-нибудь из мне подобных. Зачем это делаю, сама не знаю. Видимо, подсознание играет в свои жестокие игры, внушая невеселые мысли о 'тяжести одиночества'. Ведь если следовать логике, таким, как мы, надо держаться друг от друга как можно дальше. И в этом утверждении нет ни капли эмоций, один лишь сплошной прагматизм. Всё же, как ни крути, мы - хищники. И хочешь не хочешь, а, сами того не желая, вскорости станем наступать собратьям на пятки и 'перебивать масть'. Вот так и появляются 'Дозоры', мелькнула грустная мыслишка. Сначала 'избранных' становится слишком много. Чуть погодя они начинают грызться между собой. А через годик глядишь - опаньки! - наиболее коммуникабельные уже сбились в стаю и выдали на-гора первый 'указ' типа 'только для членов клуба'. И вступительные квоты повыше. Чтоб не лезли, понимаешь. Ну а дальше - пошло-поехало. Ведь еще древние говорили, мол, 'ничто не объединяет так здорово, как общий враг'. Так что, возможно, мудрая природа, как всегда, нашла оптимальное решение, наделив таких, как я, не только ненасытной жаждой энергии 'в чистом виде', но и закоренелым эгоизмом. А заодно и чувством самосохранения. Ведь не на пустом же месте появились все байки про вампиров, вурдалаков и прочую нечисть. Помните, у Стивена Кинга в его 'Салимовом Уделе'? Жил себе тихо-мирно ма-аленький американский городишко. Жил-поживал, деток строгал да добра наживал. Пока не прибыл в это чудное местечко Главный Вурдалак. Нет, я, конечно, уважаю Кинга. Но, согласитесь, такими темпами истребляя мирное население, да не просто выкашивая, подобно Третьей мировой, а попутно плодя себе подобных, то есть конкурентов, вряд ли бы он смог протянуть больше недели, а не то что столетия. Ведь под конец печальной и жуткой истории они даже грызунов съели, бедные. В общем, я осторожно рыскала тут и там. Эдак ненавязчиво писала идиотские стишки, проникнутые, как мне казалось, чем-то эдаким, и... ничего. То есть ответного бреда, конечно, хватало. Но всё это не то. Детский лепет, лишенный смысла. И мой призыв до сих пор так и остался гласом вопиющего в пустыне. Сварив кофе, проходя с чашкой в руках по коридору, бросила взгляд в большое зеркало, висящее в прихожей. Еще один развеянный миф, будто вампиры не видят своего отражения. Хотя сколько этих 'литературно достоверных' баек насочиняли за столетия? Пока что не было повода описать мою внешность. И, право, чувствую некоторую неловкость, делая это, если можно так выразиться, 'вслух'. Но, с другой стороны, я же не монашенка какая-нибудь. Подруги, перед которой хотелось бы хвастаться, теперь нет. Парня... Ладно, не будем о грустном. Тем более сейчас, когда не прошло еще и суток после всего. Так вот, я стояла перед зеркалом и любовалась собой. С моей стороны было бы нескромно слишком уж хвастаться какими-то особыми прелестями, подаренными природой. Но, как мне кажется, я далеко не уродина. Этот же с дружками оценили по достоинству. Посещая ночные дискотеки, я то и дело получала комплименты от незнакомых парней и явственно угадывала огонек желания в их глазах. Казалось, мальчики прямо на ходу раздевают взглядом. Что, как ни странно, после произошедшего год назад инцидента не вызывало неприязни. Я провела рукой по волосам и покачала бедрами, получая от созерцания своего обнаженного тела явное удовольствие. От природы я брюнетка 'средней степени жгучести'. Тонкая, стройная, но без излишней худобы, как у этой дистрофической английской манекенщицы. В общем, sex appeal 'имеет место быть'. Сказать что-то о лице, честное слово, затрудняюсь. То я им восхищаюсь и тогда, кусая губы, заливаюсь горькими слезами. Бывает же, наоборот, нахожу свою морду жуткой и отталкивающей. И в такие мгновения испытываю какое-то садистское удовольствие, размышляя о своей 'загубленной молодости'. Даже став 'измененной', мне довольно часто приходится слышать весьма прозрачные признания, в том числе и интимные. Но, не претендуя на какую-то особую добродетель (да и поздновато уже как будто), я тем не менее весь этот год прожила совершенно одна. Вообще-то неизвестно, возможен ли секс между гемоглобинозависимой и нормальным. Я отнюдь не лишена чувственности. Но как гласит 'народная мудрость': 'секс - прекрасная имитация любви. В нем присутствуют все ее движения, но нет ничего от ее сущности'. Мне же по дурости всё еще хотелось чего-то такого... Романтичного и возвышенного, что нельзя выразить словами и что может почувствовать лишь наивная восемнадцатилетняя девушка. Но, видно, один раз обжегшись на молоке, теперь с остервенением дую на воду. Я осторожна и не хочу стать рабыней невнятно выраженных плотских желаний. Вообще-то мне очень нравится Игорь... Такой милый, застенчивый недотепа в вечно сползающих с носа очках. И, честное слово, я не прочь заняться с ним любовью, но... Собственно, об этом я только что сказала выше. ГЛАВА 6 Я в который раз пытался вдохнуть и опять заходился в неком подобии 'приступа астмы'. И снова и снова твердил аксиому: 'Тебе не нужен кислород. Тело, находящееся сейчас в Санатории в окружении дорогостоящей аппаратуры, дышит за вас обоих. Тебе же остается 'расслабиться и получать удовольствие'. Шла вторая неделя подготовки 'черепашки-ниндзя'. Я, успешно освоив курс 'прохождения сквозь стену' и овладев, как выразился Сергей, 'детской шалостью' по сотворению портала, добрался-таки до 'взаимодействия с жидкой средой'. Должен вам сказать - та еще задачка. Если в 'эфире' всё проходило более-менее нормально, то при 'погружении' в воду в сознании что-то начинало сбоить, приводя к поистине плачевным последствиям и заставляя лицо моего наставника каменеть. Неужели и впрямь всё так плохо? В изящной теории Шрёдингера, к сожалению, ничего не говорилось про то, что будет с бедной кошкой, если ее вкупе со всеми расчудесными предметами поместить не в ящик, а в аквариум. Но, как всегда, движимые стремлением 'догнать и перегнать' ненаглядные соотечественники шли напролом. Дескать, раз уж родные Российские Вооруженные силы имеют подводный флот, то Отдел Химер, дабы не утратить статус 'всемогущего и вездесущего', должен оставаться на высоте. На глубине то есть. К сожалению, в отличие от атмосферы, пронизываемой тысячами и миллионами различной длины радиосигналов, летящих во всех мыслимых направлениях, акватория планеты ими, если можно так выразиться, небогата. И для того, чтобы 'волновой двойник' мог 'существовать' в иной среде, в районе операции заранее затапливались радиомаяки. Бывало, правда, что сотрудник Отдела Химер 'привязывался' к частотам какой-нибудь субмарины, но, как я понял, случалось это нечасто. Магистр, как средневековые иезуиты, свято хранил 'тайны ордена' и старался как можно реже контактировать с другими ведомствами. Так что мы с Сергеем сейчас находились на дне Москвы-реки, в замкнутом периметре, образованном четырьмя притопленными маяками. И я, покрываясь холодным потом и сгорая от стыда, в двадцатый, наверное, раз оказывался беспомощным, едва войдя в портал, открытый Сергеем на глубину чуть более семи метров. О том, чтобы 'отворить дверь' самому, даже и думать не хотелось. Наставник устало вздохнул: - Пожалуй, хватит на сегодня. Отдав команду 'службе наземного наблюдения' свернуть аппаратуру, он открыл портал в Санаторий и сделал приглашающий жест. Мы 'проявились' в одной из гостиных. На паркетном полу лежал ковер, шторы были задернуты, а в камине горел огонь. Два сдвинутых кресла располагали к задушевному разговору. Разлив по бокалам портвейн и закурив ароматные сигары, о стоимости перевода которых в 'волнообразное состояние' не хотелось даже думать, начали разговор. - Специалист Отдела Химер должен быть универсалом. - Сергей смотрел в огонь, выпуская клубы дыма. - Иначе просто невозможно. Мы не окупим затрат даже на вот эти маленькие радости. Я понуро молчал, внутренне содрогаясь от страха. 'Это конец, - глухо бухало в голове. - Меня рассчитают за профнепригодность...' О том, что последует за увольнением, и думать не хотелось. Но, как оказалось, Сергей был более высокого мнения о моих скромных способностях. И, глотнув вина, мягко повернул беседу в иное русло. - Магистр советует вам попрактиковаться в искусстве Самадхи. Это особое состояние, похожее на 'мнимую смерть'. Ученые не раз присутствовали при демонстрации феномена, но так и не пришли к сколь-нибудь однозначному выводу. В тысяча девятьсот пятидесятом году йог Бабашри Рамдажи Джирнари на глазах десятитысячной толпы забрался в ящик, утыканный гвоздями. Ящик опустили в глубокую яму и забетонировали. Спустя пятьдесят шесть часов с помощью специальных шлангов пространство вдобавок ко всему заполнили водой. Еще через шесть с половиной часов, вскрыв ящик, врачи извлекли закоченевшее тело Бабашри, растерли, и он ожил. Зафиксировано, что в состоянии самадхи у человека резко замедляется обмен веществ, замирает дыхание, практически исчезает пульс. Йоги утверждают, что вот так, балансируя между жизнью и смертью, человек может сохраняться тысячелетиями. Существуют легенды, согласно которым в Тибете есть пещеры, где в состоянии самадхи уже много лет спят тибетские ламы. От радости, что на мне не поставили крест, я был согласен не то что позволить зацементировать себя в гробу, утыканном гвоздями, но даже выйти в открытый космос без скафандра. - Я готов, - глядя в глаза наставнику, отчеканил я. - В том-то и дело, что нет. - Сергей вздохнул. - В итоге к овладению самадхи приходят все работники Отдела. Необходимость в аппаратуре отпадает, да и, согласитесь, гораздо комфортнее чувствуешь себя, зная, что впереди вечность. Но в вашем случае, по-видимому, нет другого выхода. - Он выпустил особо длинную череду колец и продолжил: - Вообще-то ученые относятся к подобным рассказам скептически. Хотя при этом и не отрицают, что человек способен на короткое время замедлить сердцебиение. Но обойтись в течение пятидесяти шести часов без воздуха - это, по мнению физиологов, не заслуживающий пристального внимания фокус. Они приводят в качестве аргумента то, что подобный трюк в свое время исполнял Кио, которого при большом скоплении народа запирали в сундук, бросали в Останкинский пруд, а он затем подъезжал в лимузине. Сергей посмотрел на меня, и я снова твердо кивнул. - Согласен. - И, слегка улыбнувшись добавил: - Я так понимаю, репликой про Кио вы намекаете на то, что всё зависит непосредственно от веры в собственные силы. - Совершенно верно, Андрей. В конце концов, мы все - Химеры. И, с точки зрения официальной науки, нас просто нет. А деньги налогоплательщиков разворовываются генералитетом на строительство особняков. Следующие две недели превратились в форменный кошмар. Честное слово, язык не поворачивается описывать все мысли (по большей части нецензурные) и ощущения, что пережил мой бедный рассудок. Само собой, всё проходило под гипнозом. Как иначе в столь короткий срок овладеть искусством, на постижение которого у мастеров Востока уходят годы и годы? Перед началом обучения мне опять предложили расписаться на сканирующем планшете. Как понимаю, на случай, если что-то всё же пойдет не так. Формалисты хреновы. Но, назвавшись груздем, я споро запрыгнул в кузов, стараясь не думать о последствиях. Ведь человеческий разум очень сложен и многогранен и не терпит принуждения. Любая установка, проникнув в сознание, начинает войну за обладание всей полнотой власти. Это ведет к более или менее длительной борьбе, в процессе которой человек заметно меняется. И победителем выходит не совсем тот, кто согласился на эксперимент. За любым внушением, как правило, стоит чей-то более сильно организованный интеллект. Пусть мягко и ненавязчиво, но достаточно настойчиво повторяющий: 'Мне всё равно, что вы думаете и чего хотите. Я считаю, что должно быть вот так'. Удивительное дело... Пройдя 'интенсивный курс самоанабиоза', я вдруг почувствовал, что тело готово выйти из комы. Никаких объективных причин для этого вроде бы не существовало, но ощущение тем не менее прочно поселилось в раскрепощенном сознании. И сразу же подумалось о таких сотрудниках Отдела, как Ольга. Ей в любом случае лучше оставаться 'раздвоенной'. Но поэкспериментировать я так и не решился. В конце концов, неизвестно, чем это чревато для моего как ни крути, а стариковского организма. К тому же, если вдуматься, я находился при исполнении. И подобные шалости в недавнем прошлом расценил бы как самовольное оставление места службы. Такие тенденции надо давить в зародыше, в противном случае весь Отдел разбредется кто куда. А установка-то - одна на всех, как я понимаю. Снова выехав на берег Москвы-реки, я самостоятельно открыл портал прямо в воду. Всё прошло как по маслу, и Сергей с улыбкой пожал мне руку, от души поздравив с присвоением 'второй категории'. Что это за 'вторая' и чем она отличается от 'первой', я спросить постеснялся, решив, что всему свой черед. Меня 'реального' тем временем переместили в специальное хранилище с более низкой температурой. Вообще-то оно не могло не вызвать определенных ассоциаций, но, рассудив, что 'наверху виднее', я подавил возникшие было отрицательные эмоции. К тому же замедление жизненных функций снимало массу проблем по уходу, освобождая кого-то из 'наземной службы' для более важных дел. Мы снова сидели у камина. Забавляясь и спеша насладиться недавнополученным умением, я жонглировал шариками для пинг-понга. Сергей с Магистром, пуская клубы дыма, снисходительно посмеивались над детскими забавами. Внезапно Магистр включил телевизор и, улыбнувшись, направил в мою сторону цифровую видеокамеру. - Вот так и множатся слухи о всевозможных полтергейстах. Видеоряд, демонстрируемый на экране, и впрямь оказался не совсем обычным. Три белых шарика сами собой плясали в воздухе. Спеша поддержать шутку, мой наставник снял с настенного ковра два кинжала, и рядом с невинно порхающими светлыми кружочками начался 'танец с саблями'. Взглядом спросив у Магистра разрешение, он перехватил оружие за лезвие и метнул в отороченный мехом щит. Зрелище, доложу я вам... Клинок, сам собой повисший в воздухе, медленно описывает полукруглую траекторию и вдруг, выброшенный невидимой пружиной, стрелой устремляется к цели. Этот нож так и остался торчать там на многие годы. Впоследствии, заходя в гостиную, я часто вспоминал тот вечер. Вечер, когда стал полноправным членом команды и настоящим сотрудником Отдела Химер. - Наша роль - негласное наблюдение и разведка. Обо всём необычном немедленно докладывать в Центр. И заруби себе на носу: вероятность обнаружения должна быть сведена к нулю. - Сергей, автоматически ставший моим непосредственным начальником, инструктировал меня перед первым 'боевым выходом'. - Лишняя реклама нам ни к чему. Да и практика показывает, что дополнительные факторы отрицательно сказываются на психологическом состоянии спецназовцев. - Я кивнул, соглашаясь, а он продолжил: - Из группы ФСБ о твоем участии в операции не осведомлен никто. Так что, повторяю, по возможности постарайся не светиться. - Разрешите выполнять? - Выполняйте. - И, подойдя, командир хлопнул меня по плечу. - Ни пуха! - К черту! - традиционно послал я его. - А мы кто, по-вашему? Я развернулся и, как в былые времена, строевым шагом прошел сквозь стену. В приемную открывались сразу четыре двери. Одна вела в кабинет Магистра, две соответственно к Сергею и его молчаливому коллеге, чьего имени я до сих пор не знал. Что или кто скрывался за четвертой - приходилось только гадать. Ольга приветливо улыбнулась. - Поздравляю! - Служу России! - Я изобразил молодцеватый щелчок каблуками. - Можно, уйду прямо отсюда? - Конечно, - кивнула она. - Удачи! - Спасибо! - поблагодарил я и, прислушавшись к сонму всевозможных радио- и телефонных переговоров, открыл портал. Группа соблюдала полное радиомолчание. 'Проявившись' в горах, я оказался в туманном мареве, полностью меня дезориентировавшем и заставившем немного запаниковать. Тоже мне Химера. Это ж надо, первый выход - и так опозориться. Заблудился, словно Красная Шапочка. Хотя та вроде не плутала. Шла себе и шла по дорожке, прямо волку в зубы. Подавив растерянность, я поднялся немного выше и, найдя взглядом один из ориентиров, устремился к долине, в которой, по прикидкам Магистра, должен находиться взвод спецназа. Ребята, видимо, только что позавтракали сухим пайком и готовились к выходу. Как известно, ночью в горах гуляют только самоубийцы. И поэтому, даже имея надежного проводника, как наши, так и деятели, воюющие неизвестно за что, предпочитали в темное время суток разбивать бивак и, выставив караулы, отдыхать. Сделав пасс рукой, я 'пробил' узкий канал, именуемый сотрудниками штреком, и доложил оператору: - Я на месте. Вижу подопечных. - Понял вас, Асмодей, - подтвердил тот и 'отключился'. Диспетчеры - одна из самых престижнейших и сложных профессий в отделе. Люди, занимающиеся этой работой, как правило, имеют железные нервы и IQ не ниже ста пятидесяти. Как-то читал, что те, у кого показатели интеллекта 'зашкаливают' за сто сорок восемь, объединились в своеобразный 'клуб избранных'. Самовлюбленные и спесивые дураки. По-настоящему одаренный человек никогда не станет хвастаться умом. И уж тем более причислять себя к каким-то особым кругам истеблишмента. Так вот, операторы были вполне нормальными людьми. И в то же время, неся боевое дежурство, все они находились в 'раздвоенном состоянии'. То есть одновременно как 'внутри' своего собственного тела, так и снаружи. В общем, работенка - врагу не пожелаешь. Пролетев километров десять по пути следования группы и не обнаружив ничего подозрительного, я стал описывать концентрические круги. Где-то на третьем витке увидел человек двадцать боевиков, трое из которых были негры. Никогда не был расистом, но тут меня охватила жуткая злоба. - Что вам, собаки, надо на нашей земле?! - стиснув зубы, прорычал я. Кровавая пелена застлала мне глаза, и, подлетев вплотную, я молниеносным движением выхватил у одного негра нож и полоснул другого наемника по горлу. События покатились подобно лавине. Еще один кадр, по-видимому, бывший в приятельских отношениях с покойным, ударил прикладом автомата в основание черепа того, чьим ножом я отправил к праотцам незваного гостя. Остальные что-то гортанно завопили и, попрятавшись за валуны, стали оглядываться. Вот тебе и 'не вмешиваться'. Но меня, в прошлом кадрового офицера, вдруг понесла нелегкая. Словно мстя этим недочеловекам за годы бессильной ярости, что нарастала при просмотре телерепортажей из Чечни, я, подобно Аватару из древних индуистских мифов, взялся восстанавливать попранную справедливость. Собственно, много ума для этого не потребовалось. Плавно и неторопливо я приближался к очередной жертве и, нашарив одну из гранат, коими подобно рождественским елкам были щедро увешаны горе-завоеватели, нежно выдергивал кольцо. В конце концов, 'пехотинец' я или где? В своей 'прошлой' жизни не убивший, несмотря на то что большую часть жизни провел в армии, ни одного человека, я получал какое-то садистское удовольствие от вида кровавых ошметков, разлетавшихся по камням. И радостной музыкой звучали разрывы гранат, уносимые гулким эхом за многие километры. 'Вас никто не звал сюда, сволочи', - бормотал я, выписывая путевку на тот свет очередному приговоренному. И не испытывал ни капли жалости или раскаяния, глядя в обезумевшие глаза на искаженных ужасом лицах и слыша тоскливое и безнадежное: 'Шайтан! Шайтан!' ГЛАВА 7 Проснувшись 'утром', то есть на заходе солнца в погребе, я невольно чертыхнулась, удивляясь, какая нелегкая меня сюда занесла. Но спустя пару секунд, вспомнив предшествующие этому события, не знала, рыдать или смеяться. Однако пачка денег, такая симпатичная с виду, невольно внушила чувство оптимизма, и, выбравшись из дома, я первым делом помчалась на озеро. Наслаждаясь увеличившейся физической силой и возможностью левитации, раз десять проплыла водоем из конца в конец, то и дело ныряя почти до самого дна и подобно дельфину пулей выскакивая из воды. Почувствовав голод, отправилась в соседнюю деревню и, оставив в качестве компенсации сто долларов, утащила с одного двора овцу. Как ни желала я оставаться белой и пушистой, а законы физиологии никто не отменял. Даже для романтических дурочек. Поев и снова перемазавшись с ног до головы кровью, вернулась к озеру и еще раз выкупалась. Испорченную одежду пришлось выбросить, и, слава богу, мне хватило ума сделать это не в лесу. Закопав тряпки на даче, я взглянула на часы и, решив, что сегодня уже никуда не успею, взлетела над поселком, прикидывая, что бы такое учудить. Как назло, ни одна умная мысль не посетила бедную голову, и пришлось ограничиться мелкими шалостями вроде перевернутой машины противного соседа, чья дача стояла напротив. Побродив по ночному лесу, вышла на свет костра. У огня сидели мальчишки и девчонки из пионерского - или как их сейчас называют - лагеря и, как и положено 'пионэрам', втайне от взрослых выбравшимся на природу, молодежь курила, по очереди пила портвейн из горла и, естественно, рассказывала страшилки. Знаете, типа: 'В темном-темном лесу...' Попроказничать хотелось - жуть. Но шутка могла оказаться злой, и я просто стояла поодаль, с легкой грустью наблюдая, как детишки вкушают романтики. И вдруг снова разрыдалась. Всего неделю назад я была такой же юной несмышленой дурочкой. Притворно пугалась жутких историй, свято веря, что в нашем просвещенном двадцать первом веке такого не бывает. Детишки, коим было лет по четырнадцать, парами разбрелись по кустам, а я разрыдалась еще больше. Господи, за что?! Наверное, я слишком часто упоминаю имя Всевышнего всуе. Но еще бабушка постоянно приговаривала: 'Когда плохо - все спешат к Богу'. А в те первые недели было до безумия горько. И обидно. Я уселась за комп и, набрав пароль, вошла в Сеть. Глянула свои постеры, потом посмотрела страницу на одном из 'вампирских' сайтов. Всё та же чепуха. Скучающая молодежь, впрочем, как и дяденьки с тетеньками постарше, маялась дурью. И вдруг... В сводке новостей промелькнуло нечто с характерным 'запахом'. В Пиренеях нашли два тела. Юноша и девушка. Официальная версия рассматривала произошедшее как несчастный случай. Но всё же было во всем этом что-то такое... Ну не понравился мне слишком бледный цвет лиц жертв. И, если хотите, я чувствовала чью-то ауру. Вообще-то инстинкт самосохранения подсказывал, что лучше всего забиться в норку и сидеть тихонько, как мышка. Летучая. А не мчаться очертя голову в неспокойные места, пренебрегая возможностью 'засветиться' и тем самым ставя под удар относительно уютное существование. Залпом проглатывая вампирские опусы, я порой диву давалась: а где, скажите на милость, твердая рука, управляющая подвергшимся нашествию нечисти регионом? Вроде как 'наше время, знакомые места', а, прости Господи, тупоголовым и кровожадным упырям противостоит свора жирных и глупых недоумков. И всякая шваль свободно перемещается по странам и континентам, ни разу не вступив в конфликт не то что с силовыми ведомствами, но даже с простым полицейским. Как же это население сумело организоваться в мало-мальски жизнеспособное сообщество, будучи потомками олигофренов? Ведь у власти, как правило, стоят не дураки. И с инстинктом самосохранения у этой публики всё более чем в порядке. Почуяв неладное, людям, как правило, свойственно в ускоренном темпе ставить всех и вся на уши, желая наиболее быстрого разрешения нелицеприятной ситуации. А я и мне подобные в силу своих некоторых мм... особенностей представляем прямую и явную угрозу этой самой власти. Причем не важно, простые смертные стоят 'у штурвала' или же кто-то вроде меня. Мало ли, вдруг гемоглобинозависимые тоже захотят 'порулить'. Сквозь металлический лист и плотные шторы, которыми он задрапирован, я не могла видеть первые лучи солнца. Но внутренний барометр или, если хотите, биологические часы не обманывали, и я точно знала, что за окном занимается заря. Игоря будить не хотелось, и, заказав в Интернет-магазине - или, вернее, кассе - два билета, я улеглась спать. Нехорошо, конечно, вот так, не спрося, срывать человека с места. Но, с другой стороны, секретарь он или нет? Погружаясь в сон, немного всплакнула о своей потерянной молодости и с первыми лучами солнца окунулась в объятия Морфея. На следующее 'утро', быстро умывшись, рванула на электричку. Вообще-то от нашей дачи до Москвы чуть больше пятидесяти километров. Но, согласитесь, гораздо комфортнее проделать путь сидя в теплом вагоне, чем лететь обдуваемой всеми ветрами, расходуя при этом запасы энергии. Прибыв на Савеловский вокзал, первым делом подбежала к газетному лотку и купила пару рекламных газет. Объявления о сдаче жилья внаем прямо били в глаз, соперничая друг с другом. В большинстве случаев это оказались квартиры на сутки, но хватало предложений и на более длительные сроки. Промучившись минут пять у городского таксофона, я не выдержала и прямо в переходе за полсотни 'зеленых' купила мобильный телефон. Приобретя sim-карту, сразу почувствовала себя эдакой современной бизнес-леди и, зайдя в полупустую кафешку, стала методично обзванивать желающих предоставить жилье в распоряжение как москвичей, так и гостей столицы. Наконец всё же нашла подходящий вариант в районе Измайловского парка и, договорившись подъехать в офис, работающий круглосуточно, покинула кафе. Москва, несмотря на столь поздний час, жила полноценной жизнью, и я невольно сглотнула слюну. Голод давал о себе знать. Не то чтобы очень сильный, но всё-таки... Спеша убраться от греха подальше, забежала в темный переулок и, взлетев на крышу, поймала пару голубей. Свернув птицам шеи и помня, что меня ждет важное дело, сняла блузку. И только затем приступила к завтраку. Всё же есть в этом что-то такое... Не то чтобы мне очень уж противно, но как представлю, что когда-нибудь придется пить кровь живых людей... Бр-р. Впрочем, мысль о том, чтобы полакомиться покойниками, тоже не приводила в восторг. Отбросив вторую тушку, немного отвинтила пробку у двухлитровой бутылки питьевой воды и, положив ее на вытяжку, умылась под импровизированным умывальником. Наверное, дело всё же не в количестве 'крови на душу населения', а именно в самом факте перехода этой самой 'жизненной энергии'. Во всяком случае, я чувствовала себя сытой и умиротворенной. И, словно все нормальные люди, стала смотреть на сограждан как на себе подобных. Не отождествляя каждого прохожего с ходячим гамбургером. Прилизанный мальчик, сидящий в офисе, не понравился мне сразу. И, хотя никаких личных причин для ненависти не находилось, обозлилась я на него здорово. А всё из-за того, что приторно вежливые манеры парня живо напомнили моего 'ненаглядного'. Сдерживаясь изо всех сил, уплатила за полгода вперед и, схватив ключи, выскочила на улицу. В конце концов, бедный малый не виноват, что у клиентки сдают нервы. Сев в такси, доехала до стандартной девятиэтажки. Дом как дом. Сданная квартира располагалась на девятом этаже, и, единственный раз поднявшись на лифте, я наконец попала в первое бывшее только моим жилье. В общем-то ничего особенного. Как сказал бы Остап Ибрагим-Сулейман-Берта-Мария Бендер-бей - не Рио-де-Жанейро. Но за те деньги, что я стащила у папаши-финансиста, квартиру в Москве не купишь. Пробежавшись по обеим комнатам, первым делом забаррикадировала вход, для чего пришлось выйти на балкон и, взлетев на крышу, стащить несколько семидесятикилограммовых парапетных плит. Свалив 'награбленное' перед дверью, дополнила картину платяным шкафом и, решив, что уж теперь-то меня так просто не возьмешь, снова выскользнула на улицу. Если честно, меня одолевала скука, поэтому я набрала номер одной из школьных подруг и минут пять болтала ни о чем. Голова вчерашней одноклассницы оказалась забита поступлением, и мне вдруг стало ужасно тоскливо. Пробормотав в ответ на вопрос: 'А ты куда думаешь?' - что-то невнятное, я извинилась и прервала разговор. С моими неожиданно прорезавшимися талантами теперь только в медицинский. На прозектора учиться. Или, на худой конец, в ветеринарный. По крайней мере, с голоду не умру. Перебирая в уме перечень всевозможных профессий, я выяснила, что еще могу стать забойщиком скота на мясокомбинате; само собой - наемным убийцей; телохранителем - правда, только в темное время суток; ну и, естественно, квартирным вором. Точнее, воровкой. 'Хватит!' - оборвала я себя. На первое время деньги есть, а там, глядишь, что-нибудь подвернется. Следующие полгода я провела в каком-то угаре, по собственной милости опустившись на самую низшую ступень Дантова ада. Должна вам признаться, что это были не лучшие месяцы моей жизни. Я пыталась пить, но, соизмерив издержки и полученное удовольствие, махнула на это дело рукой. Связавшись с компанией сверстников, решилась даже попробовать наркотики. Тут уж организм встал на дыбы, и дальше теоретизирования дело не пошло. Валяясь днем в собственном лежбище, ночами я шлялась по городу, прибиваясь то к одной, то к другой сомнительной стае. Хорошо хоть хватило ума никого не убить. Голод утоляла всякой мелкой живностью и, наевшись, как правило отправлялась на какую-нибудь дискотеку, где отдавали предпочтение 'тяжелому металлу'. Лишенное солнца, мое лицо приобрело нездоровую бледность, так что среди этих чучел я почти не выделялась. На дискотеке и встретила Игоря. Всё происходило, как всегда. Музыка, разрывая перепонки, заполняла абсолютно всё пространство. Проклепанные кожаные мальчики и девочки курили, пили пиво и извивались в танце. Драки, в общем, тоже считались делом обычным. Милицию никогда не вызывали, обходясь своими силами в виде двух бугаев с гипертрофированными мышцами. Едва в каком-нибудь из углов зарождался конфликт, как они, словно ледоколы раздвигая мощными плечами толпу, устремлялись к месту событий и, взяв за шиворот зачинщиков, выбрасывали их на улицу. Собственно, на этом действо и заканчивалось, так как то, что творилось за пределами зала, их не интересовало. Я как раз вышла развеяться, когда за порог выкинули очередную порцию нуждающихся в свежем воздухе. Заурядное событие, в общем. Вот только не понравилось мне, что четверо буянов, оказавшись перед входом, вдругразделились и продолжили увлекательное занятие. Ну не люблю я, когда трое лупят одного. Тем более весовые категории, даже при схватке один на один, у них явно различны. - Эй, мальчики, - сплюнув сквозь зубы, процедила я, - вы не против, если я тоже поучаствую? Две головы повернулись в мою сторону, в то время как третий обормот продолжал 'чистить морду' щуплому рыжеволосому пареньку. Приняв их молчание за знак согласия, я одним прыжком оказалась в эпицентре схватки и от души вломила девяностокилограммовому амбалу между глаз. Зря, конечно, била так сильно, но о-очень хотелось. Может быть, сыграло роль то, что соотношение три к одному? Наверное, двое других приняли мой успех за случайность, так как плечом к плечу двинулись на меня. - За что они тебя, чудо? - поинтересовалась я у парнишки. - Да так... - Придерживая разбитые очки, он хлюпнул разбитым носом. - Ты это... Отойди малек, а? - Ты что? - испугался он. - Скорей делаем ноги. - Не-е, - лениво протянула я. - Это они сейчас у меня побегут. В отличие от многих эмансипированных идиоток никогда не пыталась изучать что-нибудь вроде карате или других восточных единоборств. Нет, конечно, можно ходить в зал, теша воображение. И сколько угодно красоваться перед зеркалом, облачившись в кимоно. Однако женщина есть женщина и никогда ей не справиться с мужиком. Не говоря уж о том, что я искренне считала такие потуги вредными для здоровья. Всё же, не получая ударов, Брюсом Ли не станешь, а всерьез занявшись тренировками, схлопочешь столько тумаков, что ни родить, ни... вообще ничего не сможешь. Короче, драться я не любила и не умела. Как большинство девчонок, готовилась стать женой, матерью, но уж никак не кулачным бойцом. Но всё это в прошлом, и мне теперешней, выплакавшей наивные девичьи надежды горькими слезами, до фонаря. Какая-то веселая злость вдруг заполнила меня до кончиков ногтей, и, очертя голову, я кинулась в схватку. Один из громил протянул руку, и время будто остановилось. Даже нормальные, с неизмененным метаболизмом, люди рассказывает, что небольшой стресс в критической ситуации помогает соображать быстрее. У человека словно нарушается восприятие времени, оно как бы растягивается. Может произойти раздвоение личности. Одна половина думает и действует, а другая на всё это смотрит и ужасается. Индивидуум видит себя как бы со стороны, воспринимает происходящее подобно картинкам из собственной жизни. Сжатый кулак медленно двигался к моему лицу, и я, уклонившись, ударила парня открытой ладонью в подбородок. С каким-то неприятным звуком челюсть хрустнула, и он без сознания повалился навзничь. Третьему досталось ногой в грудь, что тоже возымело действие. Всё же мышцы мышцами, но в теперешнем состоянии я свободно могла поднять доверху наполненную двухсотлитровую бочку. Да и по скорости я превосходила противника как минимум раз в десять. - Вот теперь пошли. - Я картинно отряхнула руки и улыбнулась. Мне очень понравилась реакция рыжего на происшедшее. Девять из десяти принялись бы оправдываться, пытаясь объяснить, что им помешало расправиться с обидчиками: 'А вот в другой ситуации я б им показал...' Игорь же безоговорочно воспринял меня такой, какая я есть. Ни тени удивления не отразилось на конопатом лице. И ни грамма смущения от проявленной слабости. - Здорово ты их. - Он восхищенно улыбнулся. - Классно. - Учись, студент. - Я подмигнула и, беря быка за рога, спросила: - Тебя как зовут, чудо в перьях? - Игорь. - Он галантно поклонился, сняв воображаемую шляпу. Я сделала реверанс и представилась: - Майя. Игорь засунул очки в карман и неловко поцеловал меня в щеку. - Спасибо. Я строго погрозила ему пальцем: - Но-но. - И, не выдержав, добавила: - Пожалуйста, вообще-то. Но первый шаг я предпочитаю делать сама. ГЛАВА 8 Кровавая пелена, на миг заславшая глаза спала, и я с удивлением обнаружил, что на всё про всё ушло всего несколько минут. На звук взрывов должен среагировать спецназ. Хотя не думаю, что, застав эту страшную и в тоже время такую милую сердцу картину, они станут возражать. В конце концов, главная цель - физическое уничтожение противника - достигнута. И, как мне кажется, мое участие лишь способствовало экономии времени и жизней. Могли ведь накрыть лагерь из минометов? Легко. Так какая разница - парой часов раньше, парой часов позже? Однако руководство почему-то придерживалось иного мнения. Не успели эфэсбэшники дойти до места схватки, как прямо у меня перед носом открылся портал и я имел честь лицезреть господина Магистра собственной персоной. И, ох ё-мое, он был не один. - За мной! - коротко бросило высокое начальство, и я понуро протиснулся в мерцающий прямоугольник. Вопреки ожиданиям проход вел не в кабинет Магистра в Санатории, а в совершенно мне незнакомый зал, невольно навевающий мысли о суде присяжных. Может, потому, что сидевших на скамье за барьером было ровно двенадцать? - Ваши Химеры в третий раз нарушили решение Конвента об ограничении физического вмешательства, - обращаясь к Магистру, начал кто-то в черной мантии. Тот покорно склонил голову: - Да, ваша честь. Я присвистнул от удивления. Оказывается, над нами есть кто-то вышестоящий? То-то Сергей так упирал на полную конфиденциальность. - Какие будут предложения? - На этот раз судья адресовал вопрос 'присяжным'. По-видимому, подобные казусы то и дело происходили тут и там, так как совещались они не долго. И спустя минуту вынесли вердикт: - Уменьшение квоты на одну акцию.... По тому, какие страшные глаза сделало начальство, я понял, что всё не просто неудовлетворительно, а очень плохо. Хорошо хоть хватило ума промолчать. - Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Судья ударил молоточком по столу, и тотчас возле нас материализовались спутники Магистра. Легкий пасс - и мы в Санатории. - Виноват! - Вытянувшись в струнку, я ел начальство глазами. - Вольно, - скомандовал Магистр и кивнул на стул. - Садитесь. Я присел, а он, заняв кресло напротив, принялся крутить в руках карандаш. Осознание факта, что в эти минуты, быть может, решается моя судьба, заставляло нервничать. Второй раз за месяц привлекаю внимание руководства. Нехорошо. Карандаш хрустнул у него в пальцах, и я невольно вздрогнул. Отбросив обломки, Магистр поднял взгляд и начал: - К сожалению, никто на Земле не знает, какие уравнения находились в рукописях Эйнштейна, сожженных во время кремации его тела. По слухам, в последние годы жизни он работал над единой теорией поля, доказывая, что материя и энергия взаимозаменяемы. Я ожидал совсем другого и потому в недоумении уставился на шефа. - Мало кому известно, - продолжал тем временем Магистр, - что академик Андрей Дмитриевич Сахаров, как в свое время и Эйнштейн, посвятил многие работы космологии. К сожалению, такой его труд, как 'Многолистная модель Вселенной', опубликованный в тысяча девятьсот шестьдесят девятом году мизерным тиражом, и другие статьи, посвященные свойствам искривленного пространства, практически недоступны. А ведь в них Сахаров признает, что наряду с наблюдаемой Вселенной существует огромное количество других, многие из которых обладают существенно иными характеристиками... В наше время идея параллельных миров уже признана. И немало ученых утверждают, что попасть туда можно прямо сегодня. - Извините, Магистр, - нарушив субординацию, прервал я его. - Не понимаю, какое отношение смерть нескольких негодяев имеет к столь высоким материям. Хозяин кабинета замялся на минуту и словно нехотя продолжил: - В общем, есть мнение, что, начав пятьдесят четыре года назад проект 'Химеры', мы каким-то образом затронули структуру иной реальности. По мнению группы ученых, вмешиваясь в ход 'материальной' истории, мы создаем своего рода лишних 'двойников'. Ведь существуя как бы в 'надпространстве', мы вольно или невольно должны занять статус наблюдателей. - Глупости какие! - фыркнул я. - Всё очень зыбко. И нет практически никаких доказательств. - Здорово получается, - не желал сдаваться я. - Подтверждений, значит, нет. А Конвент есть. И что это за квота такая? Магистр тяжело вздохнул, видимо раздумывая, можно ли мне довериться. Достоин ли? - Как вы знаете, в мире работает множество институтов, как государственных, так и частных, прогнозирующих будущее. Вообще-то, подобно всем имеющимся на сегодняшний день предсказаниям, их выкладки довольно приблизительны, но тем не менее тема муссируется не один год. Так вот, имеется теория о минимально допустимом вмешательстве, и в соответствии с расчетами каждой стране выделяется определенная квота. - Бред какой-то! - не выдержал я. - Но вы не ответили, как переход в мир иной двух десятков обезьян, которым, как понимаю, и так оставалось жить не более пары часов, может повлиять на, извините, ход истории? - В том-то и дело, что никак! - Магистр в сердцах хлопнул ладонью по столу. - Но, по мнению Хранителей Конвента, физическая деятельность Отделов, подобных нашему, должна быть сведена к нулю. И своей необдуманной выходкой вы сыграли на руку ревнителям, лишив нас одного шанса на официальное вмешательство в действительно важные события. Кстати, они до сих пор в качестве аргумента приводят то, что Эйнштейн всё же уничтожил уравнения единой теории поля. И вполне серьезно считают, что есть вещи, куда людям соваться запрещено. Ну, предположим, в этом я с ними согласен. Теоретически. - Так наносит наша деятельность вред или нет? - попытался я хоть как-то упорядочить сумбур в голове. - Этот вопрос до сих пор открыт. Так же, как и действительность или спорность существования Бога. Ведь, пока не умрем, узнать правду не сможем. Математических моделей перспектив развития нашего общества великое множество. И все они, как правило, противоречат друг другу подобно многим страшилкам, которыми пугали себя люди, а мы имеем абсолютную неясность. Вспомните, сколько раз умники, озабоченные 'необратимыми последствиями для человечества', поднимали панику по поводу озоновых дыр, ядерной зимы и тотального потепления. Однако, как выяснилось, всё не так уж и плохо. Некоторые ученые, опираясь на наблюдения последних лет, наоборот, утверждают, что планете грозит новый ледниковый период. А на избыток окиси углерода в атмосфере, по их мнению, смело можно наплевать, так как углекислота отлично растворяется в океанах, покрывающих Землю на три четверти. - Тогда, простите, не понимаю, зачем Отделу пехотинцы? - удивился я. - Раз количество допустимых вмешательств минимально, то такие, как я, попросту вынуждены даром есть хлеб, при этом обходясь налогоплательщикам в немалую копеечку. - Поймите, Асмодей, - сидящий напротив меня человек усмехнулся одними губами, - всё дело в том, чтобы действовать не вместо, а вместе. Исключая физическое вмешательство в события, Конвент тем не менее допускает взаимодействие с, если можно так выразиться, материальным миром в качестве координаторов. Согласитесь, 'немного помочь' и 'сделать всю работу' - две большие разницы, как говорят в Одессе. Как не раз до этого, дабы не порвать штаны от широты шага, общество снова надело на себя намордник. Наверное, такова уж наша сущность, что мы не можем жить, не создав антипода. Черное, говорите? Вот вам белое. И наоборот. Хотя есть ведь теория, что, кабы не святая инквизиция, в свое время сжегшая на кострах уйму женщин, обладающих минимальными парапсихологическими способностями, в Европе уже сейчас существовало бы поколение телепатов. - В общем, Андрей, на время вы отстраняетесь от участия в операциях. Сердце ухнуло куда-то вниз, и я почувствовал, как на иллюзорной коже проступает холодный пот. - Пока же прикомандировываю вас к экспедиции, изучающей останки одной из затонувших подводных лодок. Субмарина находится на недосягаемой для водолазов глубине, а манипуляторы батискафов не очень чувствительны. Так что их деятельность в основном сводится к изучению останков с помощью телекамер. Сами понимаете, штука это довольно-таки ненадежная... - Что изменится оттого, что я посмотрю на обломки погибшего судна? - Ну... - Магистр замялся, - в общем-то цель экспедиции - извлечь урановую начинку из реактора. И по возможности перезахоронить в месте, где уже навалом этого добра. Случайно вышло так, что одно из течений, вливающихся в Гольфстрим, омывает погибшую субмарину. Период же полураспада радиоактивных веществ равен многим тысячелетиям... - В этом случае, значит, Конвент ухитряется смотреть на вмешательство сквозь пальцы. - Война - это инструмент политики. А к политикам существовало всегда более пристальное внимание, чем к мусорщикам. Магистр поднялся из-за стола и протянул мне руку: - Удачи. - Служу России. - Я козырнул. - Разрешите выполнять? Он кивнул, и, повернувшись, я покинул кабинет, по традиции пройдя сквозь дверь. Сборы оказались недолгими, а проводов и слез не было совсем. Я вылетел во двор Санатория и, постояв немного среди вековых сосен, открыл портал непосредственно на борт исследовательского судна. И порадовался за соотечественников. Вот ведь говорят: всё плохо и будет еще хуже. Однако, глядя на деловитую суету, царящую как на палубе, так и в отсеках корабля, я словно вернулся на сорок лет назад. В армию. Конечно, надо бы доложиться, но, поскольку из Химер на борту, кроме меня, никого нет, я скромненько пристроится в углу кают-компании. Собственно, близились сумерки, и все работы на сегодня закончены. Научно-исследовательское судно дрейфовало вблизи Гибралтарского пролива, а прекрасный вечер так и тянул учудить что-нибудь эдакое. Например, поучаствовать в танцевальном вечере, которые частенько устраивались на судне. Благо женщин-ученых в исследовательско-спасательной группе хватало. 'А теперь внимание, дамы и господа! Коронный и незабываемый номер сегодняшнего вечера: танец с призраком. Как? Вы не знали? Уже пятьдесят четыре года как привидения активно сотрудничают с Конторой Глубокого Бурения, именуемой в последние годы ФСБ'. Господи, лезут же в голову всякие глупости, а? В общем, я остался в кают-компании, глядя на дымящих второго помощника капитана и одного из замов начальника экспедиции и сожалея, что не захватил из Санатория сигарет для себя. Любопытно всё же: в то время как мы выкуриваем 'волнового двойника', что происходит с, если можно так выразиться, 'материальным оригиналом'? - Эту проблему породило не наше поколение, - отвечая на вопрос собеседника, говорил ученый. - На советских спутниках ядерные агрегаты используются с тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года. Эти установки, предназначенные для радиолокационного слежения за военным флотом американцев и кораблями их союзников, запускались с Байконура еще ракетами Р-1. Реакторы, снабжавшие локаторы энергией, содержали более тридцати килограммов девяностопроцентного урана двести тридцать пять... В качестве мер предосторожности выработавший ресурс спутник забрасывался на более высокую, около тысячи километров, орбиту, где он сможет вращаться еще лет триста. Однако не стоит заблуждаться, думая, что за это время реакторы станут менее опасны. Скорее наоборот, так как нарабатываемый в них плутоний более радиоактивен и имеет период полураспада те же двадцать четыре тысячи лет. Наши генералы, очевидно, полагали, что пра-пра-правнукам будет легче разобраться с этими 'атомными бомбами замедленного действия'. Интересно, однако... Более полусотни лет существует Отдел Химер. Лет тридцать, как высокие орбиты используются в роли свалок радиоактивных отходов. Жизнь не стоит на месте, а простым смертным, включая кадровых военных, вышедших на пенсию, и невдомек, что творится вокруг. - Однако без ЧП всё же не обошлось, - продолжал молодой человек. Вообще-то ему лет тридцать пять, но в моем возрасте эпитет 'молодой', к сожалению, применим к большинству людей. - В январе семьдесят восьмого года спутник 'Космос девятьсот пятьдесят четыре' внезапно разгерметизировался и после неуправляемого снижения градом радиоактивных обломков рухнул на север Канады. Пытаясь замять вспыхнувший международный скандал, Советский Союз взял на себя половину расходов по очистке загрязненной территории и выплатил канадцам три миллиона долларов. Вот уж действительно... Да министр обороны и Служба внешней разведки молиться должны на Магистра и возглавляемое им подразделение! Мало того что за обладание сиюминутными секретами воображаемого противника пришлось платить миллионы, так еще и внукам достанется расхлебывать. Удивительно, что нашлись горлопаны, создавшие Конвент и ратующие за прекращение деятельности Отдела. Ведь, казалось бы, мы вроде как работаем филиграннее и... экологически чище, что ли. Пробив штрек, я попросил Магистра посодействовать по своим каналам включению эхолота. Но он лишь отрицательно покачал головой: - Политика невмешательства, помните? Мы не делаем работу вместо кого-то. Мы лишь наблюдатели. Ну, и иногда чуть-чуть помогаем. Анекдот про уборщицу из публичного дома, которая тоже иногда немного помогает, сам собой запросился на язык, но, сами понимаете, я смолчал. - Завтра, во время плановых исследований, погрузитесь вместе с батискафом или откроете портал прямо на место. А пока отдыхайте. Следуя совету руководителя, я выбрался на палубу и, поймав музыкальную радиопередачу, открыл портал в один из городов Испании. В своей прошлой жизни ни разу не выбирался за границу, так почему бы не использовать представившуюся возможность? ГЛАВА 9 Подъезжая к Шереметьево, я с ужасом думала о том, как хреново жилось мне подобным в прошлые века. Забитые гробы, заваленные всяким хламом трюмы. Подчистую съеденная команда. Нет, что ни говорите, а авиация - самое лучшее изобретение человечества. Собственно, все трудности сводились к тому, чтобы, сев на вечерний или ночной рейс, не прилететь днем. Но до Испании по теперешним меркам рукой подать, так что я была совершенно спокойна. Нанеся на лицо немного тонального крема, дабы не пугать пограничников синюшной бледностью, я ослепительно улыбалась, держа Игоря под руку. Вернув билеты и дежурно пожелав счастливого пути, служащая потеряла к молодой паре всякий интерес, и мы беспрепятственно прошли к посадочному терминалу. Рейс оказался испанским, но, поскольку за рубеж я выбиралась впервые, то никаких отличий от родимого Аэрофлота найти не смогла. Не считать же, в самом деле, заграницей Украину, куда практически каждое лето я с родителями ездила отдыхать. В небольшом городке близ Одессы жили мамины родственники, и, проявляя к многочисленной родне гостеприимство зимой, мы вовсю пользовались их радушием летом. Сели в кресло, и Игорь начал пытать меня по-новой. - Ма-а-айя, - канючил он. - Ну хоть теперь-то расскажешь? Я загадочно пожала плечами. Что я могу рассказать, если и сама толком не понимаю, какого черта меня понесло в эдакую тьмутаракань. Я вяло отмахнулась. - Отвяжись, Игорек. Сказала же - потом. Я откинулась в кресле и, накрывшись любезно поданным стюардессой пледом, смежила веки. Мы шли по ночной улице, и, сама не знаю почему, я исповедовалась Игорю, повествуя о своей непутевой жизни. Психологи называют это эффектом попутчика, когда для снятия стресса мы готовы выговориться совершенно случайному человеку. Первому встречному, с которым свела судьба. Удивительно, но парнишка ни капли не испугался слова 'вампир' и только недоверчиво присвистнул, когда я проболталась об умении летать. Немного задетая, я схватила новоявленного Фому под мышки и в одно мгновение оказалась на ближайшей крыше. - Здорово! - восторженно выдохнул они, подергав люк, спросил: - А вниз как? - Шутишь? - Я изобразила недоумение. - Какое вниз? Разве ты не знаешь, что бывает с маленькими мальчиками, которые любят гулять без мамы? - Сволочь... - изменившись в лице, обиженно протянул мальчишка. При полном отсутствии страха в его тоне сквозило столько детского разочарования, что я невольно расхохоталась: - Извини, я пошутила. Но он отвернулся, кусая губы. Вот тогда я и сделала ему предложение. - Ты чем по жизни занимаешься, чудо? - насмешливо поинтересовалась я. - Выгоняюсь из института. - Как это? - Ну, раз меня выгоняют, так, значит, я - выгоняюсь. Я снова заржала, и, глядя на катающуюся по крыше меня, он тоже засмеялся. - Ко мне работать пойдешь? - Телохранителем, что ли? - не остался в долгу Игорь. - Ага. Будешь оберегать мой дневной сон. Ну и всякие там мелкие поручения - Не-е, - стал отнекиваться Игорь, - на побегушках я не смогу. - Да кто ж говорит о побегушках? Мне нужен секретарь. И, порывшись в карманах, вытащила - вот блин, чуть опять не сказала: на свет божий! - всю имеющуюся наличность. - Держи. Он недоверчиво взял деньги и, зачем-то понюхав их, вытаращился на меня. - Ты что, дочка Рокфеллера? - Не. Так, грабанула тут одного. - А-а. Тогда понятно. - Он облегченно вздохнул. - Я согласен. Ну люди, а?! К богатенькой доченьке идти работать ему, видите ли, западло. А к обыкновенной воровке - это запросто. Хотя, может, он по-своему и прав. Следующие две недели я отсыпалась, приводя себя в нормальное психическое расстояние. Игорек каждое 'утро' встречал меня чем-нибудь вкусненьким вроде кролика или ягненка и, деликатно обождав, предлагал на выбор несколько 'культурных программ'. Всё же насколько более приятной делает жизнь присутствие рядом друга. Впервые за полгода я почувствовала себя женщиной. Обычно мы начинали выход в люди с посещения какого-нибудь ночного ресторана или клуба. Прослушав концертную программу, неторопливо брели на берег Москвы-реки, где ждал заранее оплаченный катер, и до утра катались, болтая обо всём на свете и ни о чем конкретном. До недавнего прошлого мой кавалер учился на металлообработчика. Впрочем, об институте он рассказывал неохотно, и я не стала выпытывать. Но, самое интересное, что он помнил наизусть великое множество стихотворений. И, как мне кажется, даже писал сам. Но, не желая показаться навязчивой, я ни разу не спросила, так ли это. Спустя где-то месяц после знакомства мы попали на супермодные 'бои без правил'. Будучи в общем и целом равнодушной к такому роду забавам, я вяло смотрела, как стокилограммовые мальчики мутузят друг друга, от скуки то и дело переводя взгляд на публику. И в одном из присутствующих вдруг узнала своего бывшего. Он был всё так же хорош собой и, ослепительно улыбаясь, что-то говорил на ушко своей спутнице. Сжав кисть Игоря так, что хрустнули кости, я закусила губу. Кровь бросилась в лицо, а сердце застучало по ребрам. На какой-то миг показалось, что глухие удары заглушат громкую музыку. Не знаю, что случилось бы, не объяви ведущий традиционное предложение, призывающее кого-нибудь из публики помериться силами с победителем. Наверное, я разорвала бы урода прямо в зале. Хотя, вероятно, так и надо было сделать. Всё равно ведь убила пятью месяцами позже. Меньше бы гадостей совершил, подонок. На мне были джинсы и свитер, и, плохо соображая, что делаю, я встала и начала пробираться к рингу. - Стой, ты куда? - Игорь вцепился в меня как клещ. - Не видишь разве? Хочу поучаствовать, - раздраженно бросила я. - О, вызов приняла леди! - радостно завопил ведущий. - В каком стиле вы сражаетесь, мэм? Зря он это, вообще-то. Я вломила конферансье в челюсть и, одним прыжком оказавшись возле бугая, повторила удар. На какой-то миг в зале повисла гробовая тишина, прервавшаяся бурными овациями. Видимо решив, что всё отрепетировано заранее, публика аплодировала, а я, спрыгнув вниз, направилась к выходу. - Ну ты даешь, Майя! - Игорь едва поспевал следом. - Извини, - буркнула я. - Просто настроение паршивое. В тот вечер мы не отправились кататься, я, что-то наврав, отшила моего секретаря. Сама же взлетела на Останкинскую телебашню и, глядя на ночной город, снова разрыдалась. Господи, за что?! - Вставайте, мисс! Мы приземлились. - Стюардесса тормошила меня за плечо. Я зевнула и с хрустом потянулась. Игорь сидел рядом, изо всех сил изображая ягненка. Не виноват, мол. Это всё она. - Сколько времени? - первым делом поинтересовалась я. - Два часа. Я довольно улыбнулась. Впереди - целая ночь, и, наняв здесь же, в аэропорту, самолет, к рассвету вполне успеем добраться до места. Самолетик оказался так себе. Обшарпанный с виду и тарахтящий, словно 'запорожец'. Но с порученным делом справлялся, и ладно. Приземлились почти перед самым рассветом, являвшимся для меня вечером, и, схватив такси, помчались в единственный в городе отель, в котором через Интернет загодя зарезервировали место. Задернув шторы, я стащила с кровати плотное одеяло и повесила его на окно. Затем всунула в ручку двери стул, залезла под кровать и блаженно закрыла глаза. Нет, в своем теперешнем состоянии я вполне могу пробыть на солнце какое-то время. Но, как видно, изменившийся организм стал гораздо восприимчивее к ультрафиолету и солнечной радиации. Один раз рискнув попробовать, я заработала жуткие ожоги, сравнимые разве что с лучевой болезнью. Все остальные симптомы тоже оказались похожи. В общем, из перечня 'наших лучших друзей' я смело исключила солнце. Интересно, сколько рентген я бы смогла выдержать? Хотя какой нормальный 'охотник на вампиров' станет возиться с радиоактивными веществами, рискуя облучиться сам, когда естественный 'реактор' всегда под рукой? К тому же в книжках таких, как я, частенько убивали во сне. Днем то есть. 'Наутро', как обычно, меня разбудил Игорь. Ритмично постучав в дверь, он подождал, пока я вылезу из-под кровати, и встретил радушной улыбкой и петухом в клетке. - Извини, что так мало, - смущенно пробормотал он. - Ничего. Я облизнулась, а Игорь деликатно произнес: - Я скоро, - и вышел за дверь. Покончив с бедной птицей, я выглянула в коридор. Игорь стоял у окна и любовался последними лучами заходящего солнца. - Я уже. Он вошел в номер и, закрыв дверь, сел в кресло. - Знаешь, ощущение, словно мы не в Испании, а где-нибудь в Пицунде, - поделился впечатлением он и, увидев мою ироничную улыбку, добавил: - Не-э, ну чес-слово. Куда ни глянешь - одни абреки. Да и разговаривают похоже. Что да, то да. Пришедшие в Испанию невесть откуда баски до сих пор являются загадкой, над которой ломают головы ученые мужи. Эускалдунак - так они называют себя. В современных генеалогических классификациях баскский язык фигурирует как язык 'вне группы'. Многочисленные теории связывали его с кавказскими, финно-угорскими, этрусским и хамитскими языками, а некие Ман и Аббади даже с наречием американских индейцев. Наиболее распространена гипотеза об иберийском происхождении, которая, однако, тоже вызвала основательные возражения. В общем, загадочный народ. И вещи здесь порой творятся странные. Видя, что я задумалась, Игорь поинтересовался: - Каков наш план? - На сегодня программа минимум, Игорек. Ты забираешься вот в эту кроватку баиньки, а я, пожалуй, прогуляюсь одна. Видно было, что он немного обиделся, но, зная по предыдущим стычкам, что спорить бесполезно, Игорь послушно улегся в постель. Я вышла из отеля и, стараясь не привлекать внимания, медленно побрела к окраине городка. Затрудняясь ответить, что ищу и зачем вообще сюда приехала, я тем не менее, словно телок на веревочке, двигалась к месту, где были обнаружены трупы молодых людей. Выйдя, если можно так выразиться, за околицу, взлетела и помчалась в горы. Относительно невысокие, они, однако, являлись непреодолимым препятствием ночью. Нет, конечно, автомобильные дороги и всевозможные выложенные тротуарной плиткой тропинки здесь существовали. Вот только боюсь, те, кого я сама не знаю зачем ищу, по ним не шастают. Собственно, они вообще не ходят, предпочитая, как и я, более быстрый способ передвижения. Я летела, до предела напрягая обострившиеся чувства, и... ничего. Никаких ведьминых шабашей, предсмертных криков жертв или столь популяризируемой литературой 'призывной песни вампира'. Ну просто ни-че-го. Даже обидно как-то стало, честное слово. Промаявшись часов пять, плюнула на это дело и вернулась в отель. Игорь, тихонько посапывая, спал. Не желая будить, написала записку с просьбой кое-что сделать днем и, поскольку занималась заря, снова забралась под кровать. Управляющего отелем предупредили заранее, так что визитов горничной не предвиделось. В противном случае бедной женщине предстояло бы пережить небольшой стресс в виде дрыхнущей мертвецким сном молодой особы с синюшным личиком. Не то чтобы мне это чем-то грозило, так как вопреки мифам я вполне могу проснуться днем и даже вполне адекватно реагировать на происходящее... Но - зачем? Я спустилась с Останкинской башни и, поймав такси, отправилась домой. Девичьи слезы вперемешку с соплями - это, конечно, хорошо. Но ими, как известно, горю не поможешь. К тому же неизвестно еще, было ли горем то, что случилось. Нет, инцидент, происшедший на даче, безусловно расценивался мной как жуткая и несправедливая обида. Но вот всё остальное... В конце концов, в теперешнем состоянии я лишена многих радостей вроде борьбы с лишним весом, преждевременных морщин и горьких сожалений о стремительно уходящей молодости. Давно известно, за всё приходится платить, и лет эдак через пятнадцать ради сомнительного удовольствия выглядеть на четыре-пять годиков моложе пришлось бы 'наслаждаться' жуткими диетами и сомнительными косметическими масками, в итоге всё равно заканчивающихся пластической операцией по подтяжке лица. А также с удивлением замечать в таких нежных прежде глазах признаки отчуждения и холодного равнодушия. В общем, утешившись подобным образом, я завалилась спать. К слову, кошмары в эту ночь мне не снились. Игорь, несмотря на мое вчерашнее хамство, как обычно, пришел 'утром'. И, открыв дверь своим ключом, сидел в кресле, ожидая, пока я проснусь. В руках он держал завтрак. В который раз поборов жалость, я впилась зубами в аорту жертвы. Маленький трупик аккуратно упаковала в целлофановый пакет. Затем, умывшись и, как и положено молодой, следящей за собой девушке, почистив зубы, я прошла на кухню, где Игорь готовил кофе. - Классно ты их! - искоса поглядывая на меня, забросил он удочку. - Просто настроение было паршивым, - смущенно пролепетала я. - Да... Извини за вчерашнее. - Случается... - философски протянул Игорь. И, помешивая сахар, вернулся к теме: - Я к тому, что мы могли бы на этом немного заработать. - Глупости! - фыркнула я. - Много ли платят 'мясу'? - Не так уж и мало... - возразил он. - Плюс... мы ведь можем делать ставки, не так ли? На молодого, неизвестного бойца соотношение вряд ли окажется больше чем десять к одному. И, рискнув, скажем, двадцатью тысячами, мы могли бы сорвать солидный куш. - Сорвать-то сорвем. Только кто ж нам даст унести? - Вообще-то сейчас в таких делах всё более-менее цивилизованно. Да и двести тысяч не такие уж большие деньги. И потом... На нас ведь стремительно надвигается финансовый кризис. Что да, то да. Москва - один из самых дорогих городов мира. А тот богемно-светский образ жизни, что мы вели в последнее время, заставлял такую агромадную, на неискушенный взгляд, сумму таять, подобно снегу под лучами весеннего солнца. - Вообще-то он уже у порога, - невесело проблеяла я. - И даже двадцати штук у меня нет. Если честно, финансовый вопрос заботил меня мало. Для удовлетворения насущных потребностей в виде свежей крови нужно просто выйти из дома. А на карманные расходы всегда можно наскрести, 'тряхнув' какого-нибудь толстосума. Но, едва я озвучила мыслишку, как Игорь скривился, словно от зубной боли. - Леди, как низко вы пали! Заниматься банальнейшим грабежом, имея такие сверхъестественные способности! Не поняв, я вытаращилась на него. Неужто и впрямь, перебирая в уме профессии, что-то пропустила? Как оказалось - да. Ибо то, что предложил Игорек, было просто, как и всё гениальное. ГЛАВА 10 В общем-то город как город. Живущий самой обычной вечерней жизнью. По улицам мчались машины, работали бары и ночные магазины. Городок назывался Сан-Фернандо и располагался на берегу Кадисского залива. И неясно, то ли соседний Кадис нарекли в честь вод, омывавших эти песчаные лагуны и низкие пологие берега, или же всё с точностью до наоборот. Собственно, ничего выдающегося в этом месте не было. Разве что немного поудивлялся пальмам, но и к ним через пять минут привык. Ни бары, ни дискотеки, как вы понимаете, меня не привлекали, и я отправился на экскурсию по другим местам, поглазеть на более древние достопримечательности. В смысле в церковь. Табличка, висевшая у входа, сообщала, что построено сие сооружение в середине пятнадцатого века и охраняется государством. От мысли, что, быть может, по плитам этого двора ступала нога самого Колумба, по телу побежали мурашки. Думы о великом мореплавателе заставили вспомнить то и дело муссируемые слухи о том, что о существовании Америки было известно задолго до якобы 'открытия' западного пути в Индию. Собственно, события тех дней покрыты мраком, и люди до сих пор черпают разрозненные сведения из, скажем так, не досконально проверенных источников. Так, считается, что в тысяча пятьсот тринадцатом году турецкий адмирал Пири Рейс занялся составлением атласа мира. В работе он руководствовался картой Колумба, нарисованной тем за два с лишним десятилетия до этого, в год официального открытия Америки. Но не только. Есть сведения, что у турка перед глазами был некий древний свиток времен Александра Македонского. Опираясь на это, ряд исследователей делают выводы, что этим же изображением владел Христофор Колумб, отправляясь открывать землю, названную им Индией. Так ли это? Нет ли? На этот вопрос официальная наука до сих пор не дает ответа. Но, спустя еще четыреста лет, в тысяча девятьсот тридцать третьем году еще один турецкий моряк, работая в архиве, обратил внимание на некоторые странности набросков адмирала Рейса. Он передал как их, так и составленную Колумбом карту в отдел гидрографической службы Военно-Морского Флота США, где ими занялся один из авторитетнейших экспертов - капитан первого ранга Мэллери. После проведения тщательнейшей экспертизы Мэллери и его коллеги пришли к удивительному выводу, что на карте, составленной Пири Рейсом, нанесены не только прибрежные очертания Южной Америки, но и очертания Антарктики. Эксперты сошлись во мнении, что эти данные адмирал Рейс получил из древнего документа, которым располагал Колумб. Дальше - больше. Дело в том, что какая-то часть антарктического побережья, обозначенная Рейсом, уже не один десяток столетий скрыта под многокилометровой толщей льда. Чтобы выяснить, верны ли данные Рейса, были проведены картографические изыскания ультрасовременным способом - зондированием поверхности Земли со спутников. Проверка подтвердила, что находящаяся подо льдом береговая линия и линия, нарисованная адмиралом Рейсом, идентичны... Хотя какая, в сущности, разница. Человечество продолжает жить, то продвигаясь вперед, то откатываясь назад. И то, что кто-то знал о существовании Новой Земли до Колумба, мне кажется, нисколько не умаляет величия совершенного им открытия. К тому же неизвестно еще, хорошую ли службу сослужило Испании присоединение Новых Владений. Тоннами вывозя драгоценности, испанцы как будто богатели. Но ведь сами по себе деньги ничего не производят. Не выращивают хлеб и не строят корабли. И, покупая за это самое награбленное золото всё необходимое в других станах, испанцы тем самым способствовали усилению экономики своих врагов. Сами при этом всё больше и больше отставая от соседей. Полюбовавшись фресками, я покинул храм. Несмотря на 'волновую' природу, я не встретил в церкви ангелов. Препятствий при входе мне, впрочем, тоже никто не чинил, из чего я сделал вывод, что, несмотря на столь экзотическое название, существование как Отдела Химер вообще, так и всех нас по отдельности - дело в общем-то не богопротивное. Уже собираясь открыть портал обратно на судно, я был остановлен чьим-то окриком. Обернувшись, увидел одного из Стражей Конвента. Не очень приятные мысли роем пронеслись в голове, но игнорировать его явно не случайное присутствие я не стал. Мы неспешно шли по всё более пустевшей ночной улице, и он тихо и грамотно проводил вербовку. - Вы недавно работаете в Московском Отделе? - Он смотрел куда-то вдаль, словно нарочно избегая моего взгляда. Я хмыкнул. А то, родимый, ты и сам не знаешь? - Около двух месяцев. - Я слышал, вы в прошлом кадровый военный? Очень хотелось нахамить, но, памятуя о натянутых отношениях Магистра с представителями Конвента, я лишь вежливо кивнул. - Ваш проступок довольно серьезен для новичка, - продолжал тем временем запугивать он. - Наверху поговаривают о свертывании деятельности Московского Филиала. И тогда никому из подобных вам не помешает иметь сильного покровителя. Ведь вряд ли кто-то возьмет на себя расходы по содержанию физических оболочек уволенных сотрудников. Ага, закроете вы нас, как же. Так и хотелось напомнить этому уроду старую байку про крысолова. Сделав дело и получив расчет, он перед уходом всегда отпускал пару грызунов на волю. Ведь истреби их поголовно - и что? Правильно, остался бы без работы. Еще, по-моему, Паркинсон писал, что, создать министерство по искоренению чего бы то ни было - это стопроцентная гарантия это самое что-то увековечить. Ни одна организация не может существовать без противостоящей ей группировки, а поэтому борцы за нравственность нуждаются в торговцах порнографией, а полицейские в преступниках. Если же паче чаяния то или иное зло вдруг оказывается под угрозой исчезновения, то его спешно реанимируют всеми доступными способами. Ведь человек - это такая тварь, чью кормушку нельзя ставить под угрозу. Так что по большому счету я его не боялся. Руки у вас коротки диктовать условия Российским Вооруженным силам. Но в одном он прав. Увольнение для таких, как я, означает физическую смерть. На этот раз окончательную. Поэтому, не желая разочаровывать хорошего человека, я заверил его в полной и безоговорочной готовности к сотрудничеству со столь уважаемой организацией, коей является Конвент. Хрен его знает, поверил он или нет, но, по крайней мере, отвязался. И, наконец, открыв портал, я оказался на судне, ставшем базой на ближайшие несколько дней. Заработала лебедка, и с негромким плеском лупоглазый шар батискафа погрузился в воду. Следом тянулся шлейф пузырьков. Я невольно поежился и начал опускаться следом. Вообще-то, будучи более плотной средой, чем воздух, жидкость представляет собой как бы естественную преграду для таких, как я. Словно проходишь сквозь стену в реальном пространстве. Ах да, совсем забыл сказать, что фокус с 'прохождением' может исполняться в двух вариантах. Первый - это, зажмурившись, протискиваться, просачиваясь между атомами, и им пользуются только новички, да и то недолго. Ну а второй, как вы догадались, - это открыть портал, создав небольшой коротенький коридор. Собственно, в последнем случае это не преодоление преграды как таковой, а обыкновенная телепортация. Просто в силу малой протяженности тоннеля портал создается столь быстро, что возникает эффект погружения. Но в этом случае, сами понимаете, я 'нырял' естественным способом. Батискаф медленно уходил в глубину, и я плыл следом. Стайки мелкой рыбешки, казалось, совсем не боялись инородного монстра. Они неторопливо проплывали по своим рыбьим делам, следуя за неуловимыми потоками океанских вод, уносящих стада более мелкой живности, служившей им кормом. Метрах в ста мелькнула какая-то тень, и, оставив на время подопечных, я, пройдя сквозь портал, оказался рядом. Это акулы. Правда, не большие белые гиганты, достигающие в длину более десяти метров, а средних размеров поедатели селедки, метра три в длину. Наслаждаясь безнаказанностью, я приблизился почти вплотную и снова удивился, что безмозглая тварь отпрянула. Не так всё и просто, оказывается. Даже существуя в виде сгустка энергии, я всё же принадлежу материальному миру в большей степени, чем принято думать в Отделе. Наконец пласт теплых вод, в котором сосредоточено девяносто процентов жизни в Мировом океане, закончился и стало значительно темнее. Судно дрейфовало в нескольких тысячах километров от побережья, а глубина здесь довольно значительная. Погружение продолжалось, и на макушке сферы загорелся прожектор. Мне вдруг стало скучно, и, решив, что романтики вкусил достаточно, я открыл портал на поверхность. Рутина снижения, розыска объекта и маневров в поисках более удобной позиции займет некоторое время. Так что я вполне могу провести его в свое удовольствие. Наверху по-прежнему светило солнце, а возле корабля плескалась стая дельфинов. Упругие, лоснящиеся на солнце тела, подобно торпедам выпрыгивали из воды и шлепались обратно, поднимая тучи брызг. Удивительно, но при всём своем радушии дельфины являются смертельными врагами акул. И, судя по многочисленным рассказам, хищники моря боятся их как огня. Или - поскольку для их среды обитания огонь является абсолютно чуждым понятием - как черт ладана. Я подобрался поближе и опять привлек внимание. Но в отличие от глупой белки и злобных акул дельфины не кинулись наутек, а, окружив меня плотным кольцом, стали издавать какие-то звуки. Будучи сам в некотором роде 'волной', я вполне явно улавливал членораздельные отрывки на доступной в моем теперешнем состоянии частоте. Кто знает, может, не так уж не правы те, кто утверждают, что дельфины вовсе не животные, а лишь представители иной - разумной - расы, населяющей нашу планету? Так мы и застыли: я, словно солнце в середине, и десяток наших собратьев, повернувшихся, подобно лучам, ко мне мордами. Вечером, смотря в кают-компании отснятый материал и слушая бурное обсуждение ученых, я лишь улыбался выдвинутым гипотезам на тему: 'Что бы это значило?' Одна невероятнее другой, они поражали воображение. Но так или иначе, а всё сходились на том, что некое подобие разума у дельфинов всё же есть. Наконец милые создания отвернули от меня свои мордочки и стали удаляться. Отплыв метров на пятьдесят, вернулись и, покружив, словно приглашая меня следовать за ними, снова поплыли прочь. Нет, я, конечно, не прочь поиграть, но в данный конкретный момент нахожусь на работе. Помахав новым друзьям, я открыл портал к батискафу. Он уже прибыл на место, и в свете прожекторов я увидел то, что осталось от некогда грозной субмарины. Аргонавты приступили к делу, а я, зависнув в стороне, стал наблюдать. Корпус уже вскрыт, так что в обнажившемся чреве корабля я разглядел множество не очень понятных предметов. Вот и окажи посильную помощь, когда ни ухом ни рылом. Конечно, можно пробить штрек и попросить консультации специалиста. Но, здраво рассудив, что таковых в Отделе может и не оказаться, и представив, сколько сил, времени, а главное, бумаги, уйдет на то, чтобы найти нужного человека, я поспешно отказался от своей затеи. Плюс ко всему для контакта со мной его ведь нужно раздвоить, иначе получится не консультация, а детская игра в испорченный телефон. Так что я крутился поблизости и наблюдал. Решив на всякий случай потренироваться, настроился на частоту колебаний корпуса подводной лодки и, войдя в резонанс, тихонько отломал кусочек обшивки. Хочу сказать, что во время тренировок Сергей объяснил природу этого явления. Здесь не важно физическое усилие или плотность материала. Уравняв амплитуду, становишься словно частью предмета. И, буде желание, вносишь изменения в структуру материи на молекулярном, если не на атомном, уровне. Как в сказке про Джельсомино, от голоса которого лопались стекла в домах, так и от моего прикосновения сталь, равно как и бетон, рассыпалась прахом. Но так как 'радиус излучения' ограничивался воображаемыми контурами тела, то разрушению подвергались непосредственно те участки, до которых я, так сказать, дотрагивался. В общем, всё просто. Манипуляторы батискафа, раз за разом соскальзывая, черепашьими темпами вгрызались во внутренности субмарины. Уловив общее направление, я пристроился рядом и, стараясь попасть в ритм, стал отламывать детали, стоящие на пути к отсеку, в котором находился реактор. Дело пошло быстрее, и, как я узнал из вечерней беседы в кают-компании, к концу смены мы успели сделать в три раза больше нормы. Собственно, осью, вокруг которой вращался разговор, являлось то, что постоянно работающие телекамеры смогли меня заснять. Не знаю уж почему это произошло, но, надеюсь, специалисты Отдела займутся вопросом вплотную. А на мониторе вполне отчетливо проступали контуры человеческого тела. Мои контуры. Выждав, пока манипулятор зажмет очередной 'лишний' фрагмент субмарины, конечность 'странного феномена' касалась того же участка и - voila! Высказывались различные гипотезы и частенько упоминались НЛО. Некоторое время обсуждалась тема пришельцев, из которой я узнал много интересного. Всё же насколько человечество повзрослело. Еще сто лет назад меня бы окрестили тем же daimon'ом. И поспешно покинули бы 'проклятое место'. А теперь - пожалуйста. Никакого страха. Сняли на видео, обсудили и готовятся продолжать. В связи с моей помощью планы на завтрашний день несколько изменились, и, включив компьютер, ученые стали обсуждать, с какой стороны лучше подобраться к реактору. Я внимательно слушал и к концу разговора уяснил, что еще предстоит сделать. Собственно, зная, в каком направлении действовать, я абсолютно уверен, что завтра мы закончим. ГЛАВА 11 Верный Игорек сидел в кресле, и, покончив с ритуалом, сопутствующим пробуждению, мы перешли к делам. - В общем, прошвырнулся я по злачным местам. В И-нете порылся... Как ты и говорила, есть здесь что-то такое... Он выдержал театральную паузу, а я заканючила: - И-игорь, не тяни! - Где-то с полгода как организовался 'клуб любителей магии'. Сатанисты всякие, черные мессы и игра в вампиров. - Отпадает, - бросила я. - Полиция в первую очередь проверяет подобные сборища. И, будь хоть малейшая зацепка, уже было бы предъявлено обвинение, и кто-то обязательно оказался бы за решеткой. - А круговая порука? - не сдавался он. - Закон омерты и всё такое? - Кто его знает. - В моем голосе прозвучали нотки сомнения. - Не идиоты же здесь живут. - Ну, тогда думай что хочешь. - Верный Санчо слегка надулся. - В остальном это городок как городок. Тихо, мирно. Днем обыватели занимаются своими делами, а по ночам спят. - Извини, - смутилась я. - Раз уж начали, давай проверим до конца. Игорь улыбнулся. Выйдя из отеля, мы направились в один из окраинных кварталов, где тусовались местные 'чернокнижники'. Вообще-то это больше похоже на дискотеку. Молодежь, как и в Москве, да и в любой точке мира, подогретая алкоголем, извивалась в танце, и мне на ум пришло, что в происшедшем виноват рейв. 'Rave' по-английски означает 'рев, бред, неистовство'. Это совершенно особое психофизическое состояние организма достигается при употреблении экстази в сочетании с громкой ритмичной музыкой. Феномен рейва впервые обнаружили здесь же, в Испании. Вернее, неподалеку, на одной из дискотек острова Ибис. Кто-то наглотался дряни под модную тогда музыку в стиле 'хаус'. Дерьмовенький в общем наркотик, вступив в симбиоз с 'техно', дал удивительный эффект. Экспериментатор и теоретик в области психоделиков Теренс Маккенна считает, что звуки определенной частоты служат катализатором биохимических процессов в мозге человека, усиливая и расширяя спектр его действия. Собственно, никем больше последствия рейва не изучались, и поэтому в голову полезли всякие нехорошести. Например, об отдаче команды на включение так называемого 'зова смерти'. Тоже, конечно, из области фантастики, но, по мнению некоторых яйцеголовых, в каждом из нас природой заложено нечто подобное выключателю. Дескать, мудрая эволюция для балансировки экосистемы, частью которой являемся и мы с вами, запрограммировала в каждой живой особи две противоборствующие силы. Инстинкт самосохранения и так называемую 'программу самоуничтожения' соответственно. Последняя запускается во время, скажем, демографических взрывов, когда резкий рост численности популяции одного вида угрожает общему равновесию биосферы. Выходит, в этом забытом Богом уголке число наркоманов на душу населения превысило все допустимые нормы, коль началась череда смертей. Да-да, именно череда, так как за полгода эти двое были третьей по счету парой, отправившейся в мир иной при загадочных обстоятельствах. В качестве доказательства умники приводят набивший оскомину пример леммингов. В связи с этим еще упоминаются случаи выброса китов на берег и, извините, участившиеся в последнее время массовые самоубийства людей. Не забывая при этом упомянуть, что 'зов смерти' совсем не обязательно ведет к демонстративному суициду. Люди просто теряют желание жить, невольно ставя себя в положение жертвы. Ведь, по статистике, во время стихийных бедствий в половине случаев пострадавшие погибают не от травм, а от остановки сердца. Это тоже жертвы 'зова смерти', считают некоторые. Уставший от жизни организм просто не пожелал бороться за себя и добровольно ушел в мир иной. Игорь взял коктейль, а я предпочла минералку. Не зная, с какого боку начать 'детективную деятельность', бездумно пялилась на корчащихся сверстников. - Смотри! - Игорь толкнул меня в бок. Проследив за его взглядом, я увидела, что с галереи, на которую выходило несколько дверей, спускается человек. Вид, одежда и манеры мужчины указывали на то, что он здесь не гость. Окинув взглядом зал, освещаемый сполохами светомузыки, он обернулся и что-то сказал двум девушкам, идущим следом. У меня екнуло сердце, ибо в пустых глазах малышек я уловила нечто, придававшее им сходство с покойниками. Вот вроде живые и абсолютно здоровые девчонки, а ощущение такое, что перед тобой мертвецы. Может, и впрямь в бреднях 'яйцеголовых' есть толика правды? - Спасибо, Игорек. - Я благодарно улыбнулась. - Ты это... Погуляй пока. - Что-то серьезное? - забеспокоился он. - Я и сама не знаю. Но не нравится мне этот клиент. - Прошу тебя, Майя, будь осторожна. Милый мальчик заботливо поцеловал меня в щеку, и я с признательностью погладила его по руке. - Не волнуйся, я скоро. - И, чмокнув его в ответ, стала пробираться к выходу, стараясь не упустить из виду странную троицу. Оказавшись на улице, мужчина открыл дверцу 'БМВ' и, приглашающе кивнув девушкам, уселся за руль. Те, нервно хихикая, забрались на заднее сиденье, и автомобиль тронулся. Я оглянулась и, взлетев, устремилась следом. 'Ну чего тебе неймется? - уговаривала я себя, глядя на стремительно уносящуюся прочь машину. - Снял мужик девочек на ночь. Обычное дело'. Однако зачем-то продолжала упрямо преследовать таинственного незнакомца. Немного поплутав по серпантину, автомобиль остановился, и все трое устремились в горы. Вообще-то я слышала, что ночью по таким местам разгуливают только самоубийцы. Или люди, наделенные поистине сверхъестественными способностями. Я держалась поодаль, но видела, как, пройдя метров двести, они вошли в неприметную пещеру. В инфракрасном свете я вижу не хуже, чем нормальные люди днем, и, пользуясь тем, что заинтересовавшие меня субъекты встали, внимательнее пригляделась к тому, кого приняла за хозяина дискотеки. Высокий худой мужчина с миндалевидными глазами и орлиным носом. Его лицо с впалыми щеками отличала присущая всем нам бледность. Чистый высокий лоб с зачесанными назад волосами пересекали несколько глубоких морщин. Облачен в серую, скрывавшую фигуру от горла до пят мантию. Настолько просторную, что, как я понимаю, она совершенно не сковывала движения. Собственно, одежка должна была привлечь мое внимание в первую очередь, но необычность поведения его спутниц отодвинула это на второй план. Дальше начались вещи совсем уж странные. Какие-то жуткие, инфернальные сполохи мелькали в воздухе, отражаясь от стен пещеры. Меня обдало нестерпимым холодом, разрывая внутренности и заставляя душу дрожать от страха. И, где-то за порогом восприятия, раздался звук. Даже, скорее, не звук, так как, строго говоря, слышно не было ничего, а какой-то сметающий всё на своем пути шквал вибрации. Он него останавливалось сердце, ныли зубы и всё тело охватывал иррациональный ужас. А две девушки, как мне показалось, начали растворяться в воздухе. На какое-то мгновение становясь иллюзорными, они вдруг обретали материальность, чтобы затем вновь развеяться дымкой. В том, что произошло дальше, виноват испуг. Вернее, даже не испуг, а дикий ужас, пронзивший всё мое существо с головы до пят. Ибо впервые за весь прошедший год я почувствовала, что стала уязвимой. Тело, такое сильное и послушное, охватила непонятная слабость. Голова кружилась, а сознание, казалось, вот-вот унесется прочь. И, прорывая застилавшую глаза кровавую пелену, я бросилась на того, кого считала виновником происходящего. Разгоряченную схваткой голову заполнили странные галлюцинации. Зачем-то привиделся фонтан с разноцветными струями и плавающими в нем тропическими рыбками. Светило солнце, при этом не мешая идти теплому дождю, а на заднем фоне переливалась яркими красками радуга. Нет, он не был таким, как я. Но в то же время это был не обычный человек. Скорее, даже 'не человек'. Проведя не один бой на ринге и зная, что запросто могу убить, я научилась соизмерять силу удара. В этот раз я не сдерживалась. Но, отлетев к одной из стен, он вдруг встал и пошел на меня. 'Ну наконец-то сподобилась, - промелькнуло в голове. - Хоть кто-то похожий'. Прыгнув вперед, схватила его за горло, но не встретила сопротивления. Тело противника оказалось неожиданно слабым, а мышцы словно отсутствовали вообще. Он с каким-то странным выражением смотрел мне в глаза, и, почувствовав, что сейчас умру, я впилась зубами в его горло. Ни-че-го. Пусть всё это время я питалась только мелкой живностью и по-настоящему убила только троих, я всё же настолько привыкла к ни с чем не сравнимому ощущению утоления жажды, что чуть не поперхнулась. Какая-то безвкусная, его кровь тонкой струйкой вытекала из разорванной аорты, а у меня появилось ощущение, сравнимое разве с тем, какое может возникнуть в жаркий день. Когда, откупорив бутылку с вожделенным пивом, вы обнаруживаете, что вместо живительной влаги в рот вам сыплется песок. Отбросив бездыханное тело, я повернулась к несчастным малышкам. Обе лежали, практически не подавая признаков жизни, и, подхватив их под мышки, я полетела к машине, брошенной на дороге моим проигравшим противником. Водить я не умела, но, рассудив, что нужно хотя бы отъехать на пару километров, завела двигатель и кое-как, на черепашьей скорости вернулась к окраине городка. Бросив 'БМВ' и дотащив двух дурочек до ближайшей скамьи, оставила их и полетела в отель. Наступал печальный и тихий майский вечер. То есть утро, конечно, но просто мне так удобнее. Я стояла на балконе, глядя вдаль и думая о том кошмаре, в который совершенно добровольно влезла по самые уши. Луна освещала всё вокруг каким-то мертвенным белым светом, а звезды, далекие и таинственные, загадочно подмигивали, словно пытаясь сказать, что не всё так плохо. Выспавшийся и отдохнувший город пробуждался в предутренней тишине, и лишь еле слышное дребезжание флюгера нарушало покой. Наступающий день, казалось, излучает безмятежность и спокойствие, сворачивая невидимое покрывало, будя жителей и тихим, мерным шепотом вселяя уверенность в том, что всё будет хорошо. Улыбнувшись одними губами, я прошептала: 'Спите спокойно. Тот, кто мрачным, угрюмым призраком выходил на ночную охоту, никогда больше не вернется в эти места. Безмолвие ночи не разорвет отчаянный крик жертвы, заставляя леденеть кровь и прибавляя седых волос. Неприметная горная пещера навеки укрыла тайну существа, считавшего себя властелином жизни и смерти в этих местах. Спите спокойно, горожане...' Игорь подошел и встал рядом. - Что-то произошло? - Лучше тебе этого не знать. - Я помолчала и, покатав в голове невеселые мысли, повернулась к нему. - Знаешь что... Найми-ка ты на завтра этот 'летающий запорожец'. А то что-то устала я от местных пейзажей. - Куда? - коротко поинтересовался он. - Ну не знаю... - в раздумье протянула я. - Наверное, куда-нибудь к морю. Ты любишь море? Как оказалось - любил. Так как следующим вечером, сидя всё в том же кресле, помахивал листочком договора. Нас здесь ничего не держало, и, вызвав одно из немногих имевшихся в городке такси, мы отправились в аэропорт. Сан-Фернандо располагался на берегу Кадисского залива, и, благо впереди была целая ночь, я отправилась погулять. Игорю, увязавшемуся следом, вежливо объяснила, что хочу побыть одна, и он, надувшись, застрял в каком-то баре. Я бродила по улочкам, заходила в маленькие сувенирные лавки, расположенные в основном в районе порта. Покупала всякую мелочь и шла дальше. Ненароком набрела на церковь и из чистого озорства решила было зайти, но в последний момент передумала. Зачем? По молодости своей я не успела стать сильно набожной. А теперь... Поминая Его имя в минуты печали, я не хотела получить доказательств своей, как бы это сказать, богопротивной природы. Хотя, как мне кажется, здесь всё намного глубже. И проще одновременно. И я такой же продукт эволюции, как и те несчастные, что подвержены 'синдрому самоубийц'. Как видно, создав что-то со знаком 'плюс', мудрая природа поспешила уравновесить шансы, создав где-то в другом месте и на первый взгляд совершенно по другому поводу нечто со знаком минус. Нагулявшись вдоволь, я наконец свернула туда, ради чего, собственно, и приехала. К морю. Сбросила одежду, зашла в воду по грудь. Поддавшись лени, почти взлетела над волнами и помчалась вперед. И, как это бывает только со мной, буквально тут же нашла на свою... приключения. Вообще-то говорят, что на свете более трехсот видов акул. Некоторые экземпляры, достигающие в длину двенадцати метров, запросто могут схарчить человека. Да что там человека. Такая громадина свободно таранит небольшие яхты и отправляет на дно катера. И они очень быстры. Скорость этой была побольше сорока километров в час, уж простите, не знаю, сколько это в узлах. Естественно, кабы не моя вампирская сущность, съела бы меня белая красавица, предварительно освежевав нехилыми такими крючочками, которыми вместо чешуи покрыта ее шкура. Теранувши боком о мое бедро, она сняла кожу словно наждаком, и вода вмиг окрасилась кровью. Сами понимаете, такой расклад совершенно не по мне. Конечно, мои быстро регенерирующиеся ткани вскоре имели первоначальный вид, но - вот же гадство - вокруг вилась уже не одна, а целых три страшных бестии, привлеченные кровью. Словно проводя разведку, они тыкали в меня своими тупыми мордами и тут же отплывали. Когда одна особо наглая тварь снова приблизилась, я от души врезала ей под жабры, и, споро работая хвостом, та умчалась прочь. Да-а, дыхательные органы у акулы - словно яйца у мужика. Чуть тронь - и пожалуйста... Когда-то я читала, что голодная акула нападает мгновенно, калеча жертву и разнося вдребезги шлюпки. Бывали случаи, когда людей, поднимаемых веревками на борт корабля, акулы срывали, выпрыгнув из воды. Но, хотя полностью сытых акул, как, впрочем, и вампиров, в природе не бывает, эти что-то медлили. - Ладно, красавицы, погодите, - прошипела я и, взлетев над водой, помчалась к берегу. С моими талантами мне ни к чему оружие. Но сегодня, желая сделать Игорю приятное, купила в одной из лавочек сувенир. Складной ножичек с тридцатисантиметровым лезвием. Наваха называется. Вот за ним и спешила. А то неспортивно как-то получается. У них зубов больше, и вообще, двое на одного. Вернувшись на место наших игрищ, я штопором вошла в воду. Акулы чрезвычайно чувствительны к малейшим вибрациям воды, и уж такой всплеск пропустить не могли. Для верности я слегка полосонула ножом по руке. Порез моментально затянулся, но даже такой малости хватило, чтобы привлечь хищниц. Одна плыла чуть впереди, и, рассудив, что лучшая защита это нападение, я ринулась в бой. Собственно, при моих скоростях и умении левитировать эта медлительная туша не представляла никакой опасности. Практически не работая мышцами, я не плыла, а 'летела' в воде, прилагая некоторые усилия, чтобы не вынырнуть, подобно поплавку. Первый заход сделала со спины, ухватив рыбину за плавник и попытавшись проткнуть ножом. Не тут-то было. Тесак из толедской стали отскакивал от зубоподобной чешуи, не причиняя акуле никакого вреда. Обострившимся восприятием я чувствовала, что вторая тварь вот-вот вопьется в меня, и, поднырнув под брюхо, вспорола акуле жабры. Кровь забила фонтаном; припав ртом, я взахлеб глотала горячую соленую жидкость, чувствуя, как вместе с пульсирующими толчками жертву покидает жизнь. Говорят, что акулы нечувствительны к боли и очень живучи. И что даже полностью выпотрошенная акула иногда набрасывается на разделывающего ее рыбака. Может, оно и так, только не в этом случае. Высосав гадину до дна, я пробкой вылетела из воды, наблюдая, как к месту схватки спешат привлеченные кровью товарки. На моих глазах тушу буквально растерзали в считаные минуты. Я же, насытившаяся до предела, медленно полетела к берегу. Нет, что-то напутали предки, сочиняя байки про Дракулу. Из вредности, наверное. Ведь если бы рассказывали о том, как вампиры пожирают акул, то это не демоны получились бы, а сплошь и рядом Герои Советского Союза. Или, может, это только я одна такая всеядная? ГЛАВА 12 Утром, едва занялась заря, я в нетерпении вылетел на палубу. От воды поднималась испарина и дул легкий ветерок. Народ, позавтракав, потихоньку занимал рабочие места, и вскоре батискаф начал погружение. Я неспешно плыл рядом, любуясь всякой живностью. Задумавшись, случайно прошел сквозь медузу. Бр-р. Не то чтобы ощущение неприятное, но... На миг я словно стал примитивнейшим существом, ощутив его немудреные потребности и желания. Батискаф ушел в глубину, а я, решив переждать, пока он достигнет дна, принялся экспериментировать. Имеется множество различных версий, пытающихся объяснить феномен жизни. Кто-то проводит параллели с химическими реакциями. Мне же больше по душе гипотезы тех, кто считает, что мы являемся своего рода набором импульсов. Как и в случае воздействия на неживую материю, я настроился на частоту примитивного организма и почувствовал, что он в моей полной власти. Речь идет не о каком-либо физическом воздействии на объект, ибо много ли чести в уничтожении медузы. Полностью подавив инстинкты божьей твари, я заставлял ее выделывать всевозможные па, описывать круги и совершать фигуры высшего пилотажа. Собственно, все движения пришлось проделывать самому, а плененное создание, угнездившееся внутри моих контуров, лишь послушно следовало более сильной воле. Словно кукловод, дергающий за невидимые нити, я разыгрывал импровизированный спектакль, немного сожалея, что поблизости нет никого с цифровым видео. Демонстрация на экране ножа, описывающего плавный полукруг, а затем стремительно летящего в цель, не шла из головы. Хотя, возможно, оно и к лучшему. Ведь в более плотной среде чувствительные объективы улавливали колебания воды, очерчивая контуры тела. Так что неизвестно еще, как бы всё выглядело. Но власть над обыкновенной железякой и над живой материей - согласитесь, это две большие разницы. Вволю натешившись, я отпустил взятую на время в плен медузу и, настроившись на батискаф, открыл портал. Исследователи находились где-то на полпути к цели. А я, сгорая от нетерпения продолжить опыты, телепортировал обратно на поверхность. С древних времен любое мало-мальски уважающее себя судно имеет 'квартирантов', использующих в качестве жилья днище, и свиту, состоящую преимущественно из акул. Привлеченные отходами, два-три этих 'милых' создания всегда пасутся где-нибудь поблизости. Боясь спугнуть, я настроился и, открыв портал, 'проявился' над одной из хищниц. Не давая той времени опомниться и дать деру, 'погрузился' в нее. Огромная рыбина забилась в конвульсиях, а от мощнейшей волны сопротивления меня скрутило так, что, казалось, еще немного, и остановится сердце. Однако законсервированному в состоянии самадхи и находящемуся за много тысяч километров отсюда телу первобытная ярость акулы не могла навредить никоим образом. И правда с трудом, но всё же поборов ужас, я, словно участник родео, изо всех сил пытающийся удержаться на разъяренном быке, боролся за право называться венцом творения. Вряд ли бы я смог одержать чистую победу в этом поединке характеров. Но, не желая проигрывать и помня, что на войне все средства хороши, я настроился на физическую оболочку акулы и слегка 'ударил' ее, разорвав несколько сосудов и на миг парализовав мощные мышцы. Как рыбаки, промышляющие добычей этих тварей ради мяса, оглушают их ударом колотушки по голове, так и я слегка пристукнул, давая понять, кто здесь хозяин. С той лишь разницей, что ополоумевшая хищница была лишена возможности кого-нибудь покусать. Парализованная акула тотчас начала тонуть, и к нам, не теряя времени, устремились ее товарки. И хочешь не хочешь, а пришлось 'брать управление' на себя. Впоследствии при необходимости совершить захват тела я, не мудрствуя лукаво, просто 'оглушал' донора и, активировав его нервную систему, становился на время полноправным хозяином. Конечно, осуществлять физическое воздействие гораздо удобнее находясь непосредственно в 'волновой' ипостаси. Но жизнь - штука непредсказуемая, и порой бывает, что нужно просто убедить кого-то в чем-то. И тогда подавление чужой воли - например, командира диверсионной группы - гораздо эффективнее прямого уничтожения, классифицируемого Стражами Конвента как 'недопустимое и в обязательном порядке наказуемое деяние'. Тем паче что не всегда тебе противостоит враг 'в чистом виде'. А деятельность Отдела Химер порой охватывает такие сферы... В общем, акулья туша шла ко дну, и нам грозила не очень приятная перспектива. К слову, меня еще никогда не ели заживо, и, честное слово, совершенно не возникало желания поэкспериментировать в этой области. Я вильнул хвостом, пошевелил плавниками и кинулся в атаку. Стремительно несясь снизу вверх, ударил акульей мордой в брюхо одной из нападавших и, изловчившись, укусил ее за плавник. Вопреки ожиданию отождествления с захваченным донором не произошло. Я не чувствовал боли, равно как и вкуса крови. 'Сидя' в мощном теле морской хищницы, я управлял им, будто автомобилем. Правда, возможности при этом многократно увеличились. Словно надев подключенные к компьютеру шлем и перчатки, в которых современная молодежь любит выходить в виртуальный мир, я стал властелином оболочки, но не чувств. Видел окружающий мир сквозь призму акульих глаз, но это был мой взгляд. Кстати, мутные ее зенки, расположенные абсолютно не в том месте, только сбивали с толку, и вскоре я вообще отказался от мысли их использовать, парализовав зрительные нервы. Вмиг забыв обо мне, на пострадавшую тварь набросились сразу несколько бывших подруг, и, подавив инстинкт, звавший немедленно присоединиться к пиршеству, я порулил прочь. Отплыв на пару километров, 'вышел', и акула снова начала опускаться. Не то чтобы я пожалел безмозглую бестию, но ведь на будущее, если вдруг придется на какое-то время занимать чужие тела, необходимо позаботиться о незаметном отступлении. А то ведь люди быстро смекнут что к чему и эффективность подобного вмешательства будет сведена к нулю. К тому же человека не бросишь на произвол судьбы в бессознательном состоянии. Я снова проник в хищницу и принялся осторожно реанимировать парализованные нервные клетки. Увеличивая силу импульсов, я постепенно привел монстра в норму. Гроза морей тут же взбрыкнула, попытавшись изгнать непрошеного гостя. Что я и сделал, и, надо сказать, не без удовольствия. Прислушавшись, открыл портал к покоящейся на дне субмарине и с ходу включился в работу. Детально изучив расположение узлов в интересующем нас отсеке, не особенно стеснялся. В конце концов, визуально меня уже обнаружили, так что... К тому же, по словам Магистра, в данном конкретном случае Стражи Конвента просто вынуждены смотреть на подобные забавы сквозь пальцы. Демонтируя один за другим мешающие продвижению фрагменты, мы наконец достигли реактора. Чтобы ненароком не выдать военную тайну, я опущу подробности. Для полного демонтажа потребовалось еще три часа, поскольку, боясь ненароком сделать что-нибудь не так, я немного поумерил пыл. Энтузиазм энтузиазмом, но, являясь энергетическим сгустком, могу оказать специалистам медвежью услугу. Сергей, пришедший в Отдел после одного из испытаний ядерного оружия в Семипалатинске, рассказывал заставляющие содрогаться вещи. Так что 'тише едешь - дальше будешь'. Погрузив добычу в заранее изготовленный контейнер, батискаф медленно двигался к поверхности. Я же сократил путь, открыв портал, и, 'проявившись' на небольшой глубине, всплыл. Кстати, после двух дней, проведенных в Атлантике, заметил, что настраивать проход гораздо легче между однородными средами. Из воды - в воду, из атмосферы - в атмосферу. И, захоти я телепортироваться, скажем, с поверхности Луны на дно Марианской впадины, это потребовало бы значительно больших усилий, чем при переходе в барокамеру с искусственно созданным вакуумом. На борту царило оживление, а эфир забили поздравления и просто радостные возгласы. Команду батискафа называли героями дня, а те, в свою очередь, требовали спешно готовиться к банкету 'с продолжением'. Глядя на веселые лица, я вдруг почувствовал ностальгию по радостям жизни в виде рюмки коньяку и хорошей сигары. В 'волновом исполнении', естественно. Пробив штрек в приемную, окликнул уставившуюся в монитор Ольгу: - Привет! Она подняла глаза, и на ее губах заиграла приветливая улыбка: - О, Андрей, здравствуй! - У себя? Она кивнула и, на миг сосредоточившись, снова посмотрела в мою сторону. - Он сейчас занят. Вам, Асмодей, предписывается сопровождать судно с грузом до места захоронения. - Где это? - полюбопытствовал я. Ольга вскинула бровки, но сразу же улыбнулась снова. - Ах да! Вы же новичок. - И пояснила: - Могильник находится в Антарктиде в ста пятидесяти километрах от побережья. Согласно международному договору, вот уже много лет определенные районы Белого континента отведены для 'мирных целей'. Я присвистнул. О том, что в Антарктиде запрещено испытывать ядерное оружие, знают все. Теперь же, кажется, начинаю понимать почему. Не станешь же палить из гранатомета да по пороховой бочке. Мысли об атомных взрывах напомнили когда-то читанное о загадочных руинах индийского города Мохенджо-Даро, открытого археологами в двадцать втором году прошлого века на одном из островов Инда. По прикидкам ученых, город был разрушен три с половиной тысячи лет назад. Собственно, 'Мохенджо-Даро' на синдхи означает 'Холм мертвых'. Как обычно происходит в подобных случаях, возникло множество гипотез. И одна из них, опираясь на характер разрушений, вполне аргументированно доказывает идентичность со взрывами ядерных бомб в Хиросиме и Нагасаки. Кстати, в старинном индийском эпосе 'Махабхарата' упоминается о некоем взрыве, который был связан с ослепляющим светом и огнем без дыма. При этом вода начала кипеть, а рыбы выглядели как обгоревшие. Не мне судить, мифологические ли это фантазии, однако английский ученый Дэвид Дэвенпорт, много лет изучавший культуру и языки народов, живших в Индии в минувшие эпохи, убежден, что в основе всех этих описаний адского оружия скрыто зерно истины. К тому же руины города в радиусе четырехсот метров сохранили следы внезапного и быстрого плавления при температуре, намного превышающей тысячу градусов. - Да, Ольга. - Я на секунду замялся. - Вы не подскажете, где в Санатории можно раздобыть выпивку и пачку сигарет? - Вы имеете в виду волновые дубли? - уточнила она. - Конечно. - Я усмехнулся. - Материальные-то мне на что? - Согласно правилам, вам положено... - Она назвала сколько и чего, и я невольно обрадовался. Собственно, до увольнения в запас я получал довольствие по армейским нормам. И сейчас чувствовал себя так, словно вернулся в прошлое. Да в какой-то мере так оно и есть. Получив сухпаек, заглянул домой. Света сидела перед телевизором с любимым вязанием. Осторожно, чтобы ненароком не сдвинуть что-нибудь с места, я опустился в соседнее кресло и улыбнулся. Сколько раз мы проводили вечера вот так, вдвоем. Но, увы... Обратной дороги нет, и даже захоти я как-то обнаружить свое присутствие, то, скорее всего, только испугаю супругу. Прошелся по квартире, трогая такие привычные и в одночасье ставшие неимоверно далекими вещи. Форма, которую в последнее время надевал только на День Победы, старый потертый бинокль. Нож, сделанный еще в училище и бывший при мне все годы службы. И, к счастью, так и не отведавший человеческой крови. Всё это дорого лишь мне. Внук, которому завещана квартира со всем содержимым, скорее всего, положит артефакты куда-нибудь на антресоли. Ну, разве финку будет иногда брать с собой, отправляясь в лес или на рыбалку. Кстати, надо бы поинтересоваться, как дела у парня. Но ни у жены, ни у детей не спросишь... Разве что подгадать со следующим визитом к чьему-нибудь дню рождения и, тихонько притаившись в уголке, вслушиваться в разговоры, узнавая семейные новости. Однако ближайший праздник только через полтора месяца, так что вряд ли я смогу удовлетворить любопытство раньше. Нет, можно, конечно, в частном порядке попросить Ольгу. Но я считаю это не очень удобным. В конце концов, жизнь семьи - мое личное дело. Я еще раз заглянул в комнату, где сидела женщина, с которой прожиты долгие годы. Света дремала, уронив спицы, и я осторожно приглушил звук. У меня теперь новый дом. Вернее, им может стать любой уголок планеты, за исключением сотни-другой продвинутых учреждений, оборудовавших свои офисы глушилками. Пройдя сквозь дверь, я, как много раз до этого, спустился по лестнице и, от души влепив местному обормоту Мишке щелбан, открыл портал на корабль, дрейфующий в Атлантике. На судне стоял дым коромыслом. В смысле - народ праздновал. Я пробил штрек в свою личную ячейку в Санатории, вытащил пачку сигарет и бутылку со спиртным. В конце концов, ничто человеческое не чуждо даже Химерам. И пусть это лишь иллюзия - понимание не мешает получать удовольствие. Я устроился в уголке и, неторопливо прихлебывая, пускал колечки. В кают-компании и без того здорово накурено, и я с интересом наблюдал, как существующие в виде импульсов и видимые лишь мне струйки, смешиваясь с дымом настоящим, создают занятнейшие узоры. Бокал висел в воздухе, и, поскольку обработанный установкой Санатория алкоголь пьянил вполне ощутимо, я решил немного пошалить. Взяв со стола еще один стакан, 'подвесил' его рядом. Но, увы... То ли из-за полумрака, царившего в углу, а может, из-за того, что присутствующие 'дошли до кондиции' и затеяли танцы, но мои фокусы остались незамеченными. Заставив позаимствованный бокал немного потанцевать, я поставил его обратно. И, залпом допив содержимое своего, телепортировал на палубу. Южный вечер встретил яркими звездами. Взлетев на крышу капитанского мостика, улегся и стал смотреть в небо. Если верить ученым, Вселенная просто кишит различными радиосигналами во всех диапазонах. И, теоретически конечно, ничто не препятствует открытию портала, скажем, к той же Альфе Центавра. Но даже скорость распространения радиоволн для таких масштабов чудовищно мала. Если до ближайшей звезды пять световых лет, то радиоимпульсу для преодоления этого расстояния потребуется столько же времени. И, открыв портал к звездам, не окажусь ли я 'размазанным' на многие миллионы километров? И соответственно вычеркнутым из земной жизни на энное количество лет? Всё же немного жаль, что яйцеголовые так и не пришли к согласию, что же представляет собой свет - волну или частицу. Пожалуй, Магистр, решив, что новый сотрудник пропал без вести, просто исключит меня из списка... Со всеми вытекающими... Я глубоко вздохнул. Отдел Химер - сугубо земная организация. Созданная, как я понимаю, для решения более насущных проблем, чем удовлетворение праздного любопытства своих рядовых членов. ГЛАВА 13 Наполненная жизненной силой, бьющей через край и буквально рвущейся наружу, я летела, возвращаясь в город. Игорь, судя по всему, еще должен сидеть в баре. И, надеюсь, он не сильно пьян. Вообще-то он не злоупотребляет, так что, скорее всего, у нас неплохие шансы немного подзаработать. - А если у них там что-то особенное? - канючила я. - Какое-нибудь замедленное видео?.. - Вряд ли, Майя. - Энтузиазм моего секретаря поистине не знал границ. - Даже если и так, то служба безопасности станет заниматься покадровым просмотром записи, лишь что-то заподозрив. Ты же, как я понимаю, такого удовольствия им не доставишь. - Хорошо. Я не сомневалась в своих силах и нудила исключительно ради удовольствия. Ну могу я немножко покайфовать, а? А то ведь давно меня никто не уговаривал. Игорь включил цифровую видеокамеру и, бросив шарик на стол, кое-как размалеванный под некое подобие рулетки, взглянул на меня. - Ну? Я подождала, пока маленькая сфера достигнет нужной цифры и, как можно быстрее дотронувшись, остановила ее - Вот видишь? - обрадовался Игорь. - Даже я, всё зная, ничего не заметил. - Давай посмотрим еще раз. Мы повернулись к монитору и убедились, что нормальные 'двадцать четыре кадра в секунду' не успевают за моими шаловливыми ручонками. Собственно, главное в этом, как и во многих других делах, вовремя остановиться. И, если особо не жадничать, то всё должно сойти с рук. Я по-быстрому приняла душ и, нанеся боевую раскраску и натянув стильненькое черное платьице от Валентино, покрутилась перед Игорем. - Как я выгляжу? Он закатил глаза. Довольно улыбнувшись, я отставила локоток. Несколько церемонно поклонившись, Игорь взял меня под руку, и мы отправились грабить московские казино. В баре Игоря не оказалось. Я протянула стоящему за стойкой человеку купюру и, изобразив растерянность, поинтересовалась, где он. Поигрывая шейкером, он мило улыбнулся и ответил, что 'рыжий мальчик' ушел с двумя цыпочками на дискотеку. Танцзал находился в соседнем квартале, и, едва попав внутрь, я поняла, что на сегодня все деловые мероприятия отменяются. Просто потому, что в этой толчее Игоря мне не найти. То есть найти-то найду, вот только надо ли? Взяв стакан соку, я сидела на высоком табурете. Гремело так, что моим сверхчувствительным ушам было больно. Так что пришлось немного 'опустить планку'. В конце концов, я ведь не на работе. И не на охоте... Воспоминания о захватывающем и одновременно леденящем кровь поединке с акулой вновь наполнило душу первобытной радостью. Эх, деньжат маловато. А то прямо сейчас купили бы домик где-нибудь на Канарах. Или на Иерро, или на Гран-Канарии. М-да... Мечты, мечты, где ваша сладость... Ко мне подошел слегка пьяный парень и что-то произнес. Его слова потонули в музыкальной какофонии, но, решив, что это приглашение потанцевать, я благосклонно кивнула. Он обнял меня, и мы принялись топтаться. Нет, всё же такие забавы не для меня. Словно находишься рядом с парализованным. Сдерживаясь изо всех сил, чтобы ненароком не помять кавалера, кое-как домучила танец и, пробормотав 'sorry', снова уселась на табурет. После ночной охоты алкоголь и вялые телодвижения в ритме блюза казались детской забавой. Сейчас бы на ринг, да с настоящим соперником... чтобы не изображать поединок, а, дав волю чувствам, оттянуться по полной. Наверное, тот, кто над нами, всё же услышал мое отчаянное желание, так как в зале вспыхнула драка. Осторожно, боясь покалечить столпившихся зевак, я стала продираться к бузотерам. Двигаясь даже в таком замедленном режиме, то и дело ловила удивленные взгляды. Но любопытство, сами понимаете, сильнее девичьей скромности, и я упрямо протискивалась вперед. Как оказалось - не напрасно. Ибо одним из сражающихся оказался мой непутевый секретарь. Принимать милого недотепу Игоря в качестве бойца мой исстрадавшийся по молодецким забавам мозг отказался наотрез. К тому же из дерущихся он явно и стремительно переходил в разряд избиваемых. Противостоявший моему верному Санчо высокий брюнет был тяжелее килограммов на двадцать, если не на все тридцать. От его удара Игорь в очередной раз повалился, но, не желая сдаваться, упрямо поднялся на ноги и кинулся в схватку. Собственно, я могла прекратить это в любую минуту, но, не желая выставлять единственного дорогого мне человека на посмешище, несколько раз глубоко вздохнула и, до предела обострив восприятие, стала играть исподтишка. Кулак амбала летел Игорьку в лицо, и тот даже пытался поставить блок, но явно не успевал. Я парировала удар и, как обычно боясь убить, легонько толкнула противника, тотчас вернувшись на место. По удивленному 'а-ах!', изданному толпой, поняла, что всё прошло как надо. На этот раз бугаю пришлось вставать, и, сузив глаза, он снова пошел в атаку. Игорь всё понял, крикнул по-русски: 'Не надо, Майя!' - и поднял руки, становясь в стойку. Мужчи-и-ина, блин. Ну куда ж тебе, нетренированному умнику да против этой горы мяса? Которая, кстати, оскалив зубы, уже ну совершенно неспортивно била ногой в... сами понимаете куда. И Игорь опять явно пропускал удар. Я снова поставила блок и, желая покончить с этим безобразием, несильно ткнула двумя пальцами в солнечное сплетение. Громила еще валился на пол, а я уже стояла на прежнем месте, всем своим видом изображая невинную овечку. Игорь сплюнул какими-то кровавыми соплями и, совершенно по-детски подтянув штаны, направился ко мне. - Зачем это? - В его голосе звучала обида. - Глупый. - Приподнявшись на цыпочки я, под улюлюканье собравшихся, поцеловала его в разбитые губы. - Он бы тебя убил. - И, поскольку сказанное явно не возымело действия, добавила: - Идиот. - А здорово ты его. - В голосе моего непутевого спутника послышались восхищенные нотки. - Ма-а-айя, - плаксиво протянул он, - инициируй меня, а? Мы неспешно продвигались к выходу, и толпа, расступаясь, образовывала подобие коридора. - Говорю же - глупый. - Я ласково потрепала его по спутанным рыжим волосам. - Что же мы делать-то будем? - По его мимолетной улыбке я поняла, что уж он-то бы нашел, чем заняться, и показала кулак. - Я не про это. Ты ведь моя дневная половинка. Разведчик, информатор и консультант. - И секретарь, - невесело добавил он. - И секретарь, - согласилась я. - А всё почему? - И, не давая ему вставить что-нибудь, продолжила: - Потому что я тебе доверяю. Понял? Мы вышли на улицу, и он снова тяжко вздохнул: - Да знаю я, знаю. Но ты же понимаешь... - Он виновато улыбнулся. - Завидно немного, и вообще, - Нечему тут завидовать. - На этот раз пришел мой черед вздыхать. - Если хочешь знать, я бы с удовольствием отдала все эти свои способности, лишь бы стать прежней. - Тогда тебе пришлось бы всё забыть, - возразил он. - Навсегда выкинуть из головы, что когда-то обладала сверхъестественной силой, умением летать и возможностью жить вечно. - Ладно, замнем для ясности, - отрезала я. - Сначала надо заработать на спокойную жизнь, а уж потом посмотрим. Да и поверь мне на слово - это быстро надоедает. И так же, как и я, ты вскоре затоскуешь по дневному свету, солнцу и возможности позагорать. Вопреки ожиданиям, в казино на меня никто не пялился. Женская часть населения, правда, окинула оценивающим взглядом, но и только. Мужчины же... Уроды, блин... Словно на пустое место... В общем, лучше промолчу. Такое откровенное пренебрежение моей блистательной особой в сексапильненьком платьице от Валентино нагнало здоровую спортивную злость, и я, отбросив сомнения, подошла к столу, за которым уже сидел Игорь. Из всевозможных игр, предлагаемых в казино, олицетворением азарта, как известно, является именно рулетка. С детства привыкнув видеть в кино вращающееся колесо, испещренное цифрами, мы не мыслим игорные дома без нее. Если кинорежиссер хочет, чтобы зрители поняли, что действие происходит в казино, он в первых же кадрах крупным планом показывает крутящийся барабан. Как оказалось, реальная жизнь имеет лишь отдаленное сходство с миром иллюзорным. Как и многие, кто никогда не бывал в подобных местах, я считала, что всё пространство заставлено столами с рулеткой. В действительности же в зале находилось около тридцати столов с блек-джеком, за семью играли в кости, и лишь за двумя мы нашли то, за чем, собственно, и пришли. Если верить одному из американских журналов, еще двадцать лет назад выяснили, что менее двух процентов от общего числа посетителей казино играют в рулетку. Почти половина - сорок пять процентов! - играют в очко, блек-джек то есть, восемь-десять режутся в кости и около тридцати сражаются с автоматами. И более половины доходов казино получает именно от одноруких бандитов и видеопокера. Но поскольку мы надеялись не на удачу, а на мои скромные способности, то все эти забавы были не для нас. Естественно, в это пристанище порока мы заявились порознь, и, согласно плану операции, выигрывать должен был Игорь. Я же, делая небольшие ставки на заведомо проигрышные номера, обеспечивала сообщнику максимально возможное количество шансов. Ну и прикрывала отход, естественно. Для начала, чтобы попробовать и узнать, как всё будет выглядеть, решили поставить на красное. Нет, можно было бы и на черное, но в фильмах вроде всегда выбирают этот цвет. Конечно, выигрыш по сравнению с угаданной цифрой незначителен, но зато это великолепная возможность потренироваться. Ведь, согласитесь, передвинуть шарик на одну ячейку гораздо проще, чем гнать его, скажем, на противоположную сторону круга. Сорвав куш три раза подряд, Игорь потрогал мочку уха, давая мне сигнал не вмешиваться, и, само собой проиграв, встал из-за стола. Смущенно кашлянув, он направился к выходу, а я, не удержавшись, всё же поставила на двадцать семь и, естественно, 'угадала'. Ни крупье, ни лохи, сидящие за столом, ничего не заподозрили, и я покинула зал. Улов составил несколько тысяч. На первый раз было достаточно. Да и, согласитесь, Игорь - не Смок Беллью, а Москва начала двадцать первого века - не Клондайк конца девятнадцатого. В смысле, кто бы ему позволил внаглую оставаться за столом в течение, скажем, нескольких часов. Вообще-то, если честно, в казино я пришла впервые и все сведения об этом бизнесе почерпнула из одноименного фильма с Робертом де Ниро и Шэрон Стоун. Помнится, там одному шибко умному разбили молотком кисть руки. Нет, с нами, конечно, такие фокусы не прошли бы. Но мы ж не гопники какие, чтобы прорываться с боем! В общем, умеренность, и еще раз умеренность. И, само собой, осторожность. Мы не Боги и отнюдь не всесильны. И оба чертовски уязвимы днем. Игорь сел в такси, а я, зайдя за угол, просто взлетела, перемахнув через квартал. Ибо мы совсем не собирались ограничиваться одним заведением, решив восполнить качественный пробел количественным. Снова игорный зал, и снова мой секретарь ставит на красное. Я, не особо стесняясь, выбрала цифру. Естественно, этого во всех отношениях замечательного цвета. Угадайте с трех раз, кто выиграл? Следующие два хода мы пропустили и снова сорвали куш. Игорек опять потеребил явочное ухо, и, на этот раз сдержавшись, я вслед за ним выбралась на улицу. Закурив, мой партнер не торопясь шел по ночной Москве. Убедившись, что наши 'несметные богатства' не привлекли лишнего внимания, я вскоре спикировала и приземлилась за его спиной. - С почином! Говорила я негромко, но он всё равно вздрогнул: - Уф-ф, напугала. - Трусишка. В радостном порыве схватив парня в охапку, я взлетела и опомнилась только метров через сто. - Ну и хватка у тебя, - пробормотал он. Я смутилась: - Извини. Просто вдруг накатило. - Какое-то время мы шли молча, глядя под ноги. - Кутнем? - вяло поинтересовался Игорь. - Можно. Если честно, впечатлений сегодня я получила достаточно и идти куда-то еще совершенно не хотелось. По моему тону Игорь догадался о настроении и лишь пожал плечами. - Как знаешь... - Он порылся в кармане и протянул пачку долларов. - Твоя половина. - Ага. - Я улыбнулась. - А вот твоя. Он засмеялся в ответ, и, 'обменявшись любезностями', мы попрощались. Собственно, перспектива ничем больше не заниматься, ограничившись набегами на казино, казалась довольно заманчивой. Но идея, оброненная Игорьком, запала в душу, и я стала ловить себя на том, что, заходя в Интернет, то и дело заглядываю в спортивные новости. Всё же, как и всякая женщина, я не раз мысленно произносила фразу: 'Ах, если бы я была мужчиной!..' Теперь же, получив возможность не то что сравняться, но даже в чем-то превзойти сильный пол, я постепенно до того прониклась идеей попробовать себя в роли кулачного бойца, что дней через пять сама спросила Игоря: - А... что насчет нашего первоначального плана? - А-а, ты об этом. - Он усмехнулся. - Созрела, значит. - Укушу, - сделав страшные глаза, пообещала я. - Ну наконец-то сподобился! - обрадовался наглец и, оттянув вниз воротник, подставил шею. Да-а, этим мерзавца не проймешь. Ну дожили, а? Укус гемоглобинозависимой в качестве поощрения! - Ага, размечтался. - Я щелкнула зубами. - Вот возьму и за нос тяпну. Что тогда запоешь? - Ну... наверное, шлягеры Шарля Азнавура. С французским прононсом. - Короче, Склифосовский. - Я начала терять последние крохи того, чем меня и так обделила природа. - Мы бум или не бум? - Конечно, бум. - Состроив мину Пьеро, исполняющего серенаду Мальвине, он начал раздеваться. Эх, надо бы поставить нахала на место, но стало любопытно, до каких же границ простирается фантазия влюбленного мальчишки. Как оказалось, с воображением у нынешних ухажеров скудновато. И, расстегнув несколько пуговиц на рубашке, он притормозил: - Холодная ты девушка, Майя! Равноду-у-ушная. Эх, ну как ему объяснить, обормоту, что, превратившись в то, во что превратилась, я стала смотреть на сильный пол чуть-чуть иначе. С гастрономической точки зрения, так сказать. Мужчину увижу в нем только после того, как он пройдет обряд Инициации. То есть немного погодя. - Ладно, твоя взяла, - неохотно признал он. - Я наводил справки. В основном 'мясо' для таких мероприятий поставляют спортивные клубы с уже сложившейся репутацией. Но по известным причинам нам это не подходит. Ну а к 'темным лошадкам', как и в любом деле, все относятся с подозрением. Так что некоторое время займет твоя гм... адаптация и создание имиджа. Скажем, ты - молодой, перспективный боец, приехавший покорять столицу из Мурманска. Условия для таких новичков просто рабские. А оплата - мизерная. Я пожала плечами и только открыла рот, чтобы высказаться по поводу, отказаться то есть, как Игорь продолжил: - Но есть еще один ма-аленький шанс пробиться. После завершения боев, как правило, чемпион вечера приглашает на арену всех желающих помериться силами. Ставки на такие поединки не делаются, хотя в принципе никто не запрещает. Вот этим-то шансом мы и можем воспользоваться. - И сколько? - вяло поинтересовалась я. - Да не меньше чем один к десяти. И куш мы сорвем солидный. При условии, что ты одержишь верх, конечно, - поспешил поправиться он. - И не засветишься. В своей победе я нисколько не сомневалась. А вот сыграть правдоподобно... - Вставай, умник. - Я решительно поднялась и включила видеокамеру. - Это еще зачем? - удивился Игорек. - Сейчас узнаешь. - Рывком выхватив его из кресла и осторожно бросив через себя, пояснила: - Репетировать будем. Игорь сполз с кровати и, потирая ушибленный бок, неуверенно поинтересовался: - А нельзя ли на ком-нибудь другом? Или на чем?.. - Нельзя, - отрезала я и, отодвинув постель в угол, скомандовала: - Нападай! Игорь принялся махать руками и ногами, а я как можно медленнее уклонялась, иногда ставя блоки. Всё же как неторопливы люди!.. Игорь в очередной раз растянулся на полу, а я вдруг задумалась: каковы шансы у нормальных остаться господствующим видом, захоти гемоглобинозависимые устроить серьезную экспансию? Хотя, должно быть, они достаточно велики, раз на Земле всё же правят хомо сапиенсы, а не вампиры. ГЛАВА 14 Южная ночь в самом разгаре. Я, как обычно лежа на крыше капитанского мостика, любовался звездами. Предписание Магистра однозначно: сопровождать груз по пути следования. Вот я и сопровождал. Мы шли на юг, и делать мне было совершенно нечего. Два дня назад пересекли экватор - с соблюдением всех полагающихся такому случаю традиций в виде купания новичков, непременными байками бывалых морских бродяг и конечно же танцами. Но праздник закончился, и мы стояли в нейтральных водах на подходе к Кейптауну. Собственно, этот порт последний, в который мы должны зайти. Следующая земля, на которую ступит экипаж, - Антарктида. Моряки и научно-исследовательская команда отдыхали, а я, поскольку совершенно не нуждался во сне, занимался философствованием. Думал обо всём и ни о чем конкретном. А точнее, просто пытался разобраться в себе самом и в окружающих людях. Обретя пусть и иллюзорное и непродолжительное, но всё же бессмертие, сразу же задался проблемой: зачем люди умирают? Понимаю, как наивны мои вопросы, но всё же хочу знать: есть ли выход из безвыходных ситуаций? Как себя вести, встретившись лицом к лицу с чем-то необъяснимым? Ведь жить, заведомо зная, что твое существование не имеет цели и смысла, не очень-то весело. Нет, я, конечно, благодарен Отделу вообще и Магистру в частности, что мне, одному из миллиардов, дали шанс прожить еще одну жизнь. Но, видимо, так уж мы устроены, что, даже стоя на пороге вечности, терзаем свое сознание неизбывными 'почему'. Ведь узость и ограниченность мышления - достаточно неприятны сами по себе, не говоря уже о последствиях, к которым они могут привести... В конце концов, еще Чарльз Бэббидж сказал, что 'заставить человека думать - значит сделать для него значительно больше, чем снабдить определенным количеством инструкций'. Вот я и размышляю, благо обязанности кажутся синекурой, а отсутствие собеседников, вид пустынного океана днем и любование звездным небом ночью очень к этому располагают. Словно в насмешку, о фальшборт что-то лязгнуло, и, слетев вниз, я обнаружил, что нас берут на абордаж в прямом смысле слова. К 'кошке', зацепившейся за перила, пристегнут тонкий тросик, по которому с помощью какого-то механизма, прикрепленному к поясу, ловко поднимается непрошеный гость. Впрочем, со всех сторон полетели точно такие же трезубцы, и в глазах зарябило от количества желающих попасть в качестве экскурсантов на российское научно-исследовательское судно. Взявшись за трос, я настроился на его частоту, собираясь разорвать молекулярные соединения. Перед глазами как живые встали образы Стражей Конвента. Магистр, укоризненно покачивая головой, тоже мелькнул где-то на краю сознания, и, решив, что секунд десять у меня еще есть, я призадумался. О том, что пиратство не ушло в небытие в семнадцатом веке, я читал. Но, как правило, в связи с этим печальным явлением упоминался Южно-Азиатский регион, а также Страна Тысячи Островов - Индонезия. В этих же местах существование вольных буканеров вызывало удивление. Бравый молодец, оказавшийся, как ни странно, азиатом, тем временем забрался на борт, и я, не мудрствуя лукаво, захватил его тело. После забав с акулой воля человека показалась податливой, как воск. Легонько 'ударив' по нервным клеткам, почувствовал, как донор покачнулся и непроизвольно присел. - Добро пожаловать на суверенную территорию Российской Федерации, - просипел я совершенно не привыкшими к русской речи и оттого плохо слушающимися голосовыми связками пленного и дал в честь вновь прибывших салют. Стрелял, правда, прицельно и вниз. Так ведь кто их, аборигенов, разберет, что им больше по нраву. Послышались вопли и плеск падающих в воду тел. Я торопился, да и оружие оказалось не совсем привычным, так что пули то и дело цокали по обшивке и, срикошетив, иногда доставали жертву. За моей спиной раздались удивленные голоса, и на палубу выбежали члены команды. Пистолеты - только у капитана и двух старших офицеров. - Куда, мать вашу! - заорал я благим матом, так как патронов в рожке осталось явно меньше, чем жаждущих попасть в гости. С противоположного борта раздались выстрелы, и, отбросив автомат, я кинулся в рукопашную. Тело донора, не чувствуя боли, словно робот, наносило мощные удары. Оглоушив двоих, я подобрал их пукалки, отшвырнул в сторону российской команды и почувствовал, что запас сил у моего пленника полностью истощился. Точнее, закончилась его никчемная жизнь. 'Выйдя' наружу, я без зазрения совести проник в одного из уложенных на палубу пиратов и, поскольку события развивались стремительно, а я невольно оказался в тылу нападавших, нанес удар сзади. Очередью из 'узи' снял еще двоих и, почувствовав сразу три глухих толчка в грудь, упал навзничь. Раны смертельные, но я, зажав разорванные сосуды, заставил это тело послужить еще несколько минут. В конце концов, и я в этом нисколько не сомневался, все они уже покойники. Ибо 'кто к нам с мечом придет'... Ну, вы помните. Как оказалось, оружие на судне всё же имелось, и, оснащенные модернизированными АК, члены команды уже вовсю косили новоявленных флибустьеров. Странно всё же... Ведь мы не какое-нибудь торговое судно, везущее подобно киношному кораблю из 'Пиратов XX века' опий-сырец. И даже партии новейших компьютеров, которые можно с выгодой продать, у нас на борту не водилось. Эрго... Выводы неутешительны, ибо это значило, что это не обычный бандитский налет, а спланированная кем-то акция. Причем задуманная и исполненная на государственном уровне, так как несколько десятков килограммов урана частным лицам ни к чему. Как в далеких и романтичных шестнадцатом и семнадцатом веках, когда каперство было поставлено на промышленную основу, на нас наезжал кто-то сильный. В те давние годы, нещадно грабя свои заморские колонии, Испания установила жесточайшую монополию на товарообмен с Новым Светом. С начала шестнадцатого века единственным из всех испанских портов, имеющим право на торговые сношения со всеми заокеанскими территориями, стала Севилья. Именно сюда прибывали отправляемые через порт Веракрус в Мексике и вначале через Номбре-де-Дьос, а позже - через Пуэрто-Бельо, что на атлантическом берегу Панамского перешейка, награбленные богатства американского континента. Раз-два в год из Севильи в Америку уходил так называемый Золотой флот - караван из нескольких десятков торговых судов под охраной боевых кораблей. Он следовал всегда одним и тем же неизменным, раз и навсегда установленным маршрутом: выйдя из севильской гавани Сан-Лукар-де-Баррамеда на юг, у Канарских островов или Островов Зеленого Мыса ложился на западный курс, пересекал Атлантику и либо вдоль цепочки Малых Антильских островов, либо через Багамский канал выходил к Гаване. Далее караван разделялся: часть каравелл направлялась в Веракрус, часть - в Пуэрто-Бельо. Нагрузившись, каждая в соответствующем порту, дарами Нового Света, обе флотилии вновь соединялись в Гаване и следовали обратно в Севилью, используя попутный Гольфстрим. Начиная с тысяча пятьсот тридцать седьмого года ни одно испанское торговое судно не пересекало Атлантику в одиночку - это строжайшее правило диктовалось интересами монополии. А кроме того, с самого начала шестнадцатого века доступ в воды, омывающие заокеанские владения испанской короны, был закрыт для кораблей других стран. Первое время эта система действовала безотказно - ведь Испания и Португалия намного раньше других европейских держав проложили пути в Индию и Новый Свет. В тысяча четыреста девяносто третьем году папа Александр VI поделил между этими двумя соседками весь подлунный мир, а год спустя они заключили соглашение о демаркации сфер своих будущих захватов, так что в испанской половине земного шара оказалась вся Америка, за исключением Бразилии, а в португальской - Бразилия, Африка и Азия. Стоит ли говорить, что этот полюбовный раскрой не вызвал восторга у других морских держав Европы. Вот тут-то в игру и вступили пираты - сначала французские, затем английские, которые с ведома своих монархов принялись охотиться за испанскими кораблями, подкарауливая их на традиционных маршрутах Золотого флота, топя суда и захватывая сокровища, предназначавшиеся для пополнения казны Их Католических Величеств. В тысяча пятьсот двадцать втором году французским корсарам досталась просто фантастическая добыча - все сокровища мексиканского властителя Монтесумы, отправленные в Испанию знаменитым конкистадором, завоевателем Мексики Эрнаном де Кортесом. Полвека спустя Фрэнсис Дрейк, удачливейший из английских пиратов, перехватил на Панамском перешейке, на сухопутье, караван с перуанским серебром. Его же трехлетний кругосветный вояж тысяча пятьсот семьдесят седьмого - тысяча пятьсот восьмидесятого годов обернулся разорением и уничтожением множества испанских гаваней на побережье Центральной Америки, Перу и Чили. Чистая прибыль, полученная при этом Дрейком, составила четыре тысячи семьсот процентов. Львиную долю от коих получила Ее Величество Елизавета, королева Англии, состоявшая пайщицей пиратской фирмы. Не знаю, кто главный акционер этого наглого предприятия, но, должен вам сказать, что чувствовать себя в шкуре обладателя сокровищ не очень-то уютно. Всего нападавших было около пятидесяти, и, сменив еще парочку тел, я уменьшил их количество человек на пятнадцать. Заметив, что одна из наших девочек упала, схватившись за грудь, ударом изнутри убил очередного донора, которого по чьему-то недосмотру миновала пуля, и бросился к пострадавшей. Из раны толчками вытекала кровь, а на пепельно-сером лице выступили крупные капли пота. Понимая, что в пылу боя врача разыщут не сразу, я проник в тело девушки и как можно осторожнее сжав края раны, принялся массировать сердце. Совершенно ничего не понимая в медицине, я боялся навредить и потому, как ни хотелось поэкспериментировать, постарался сдержать благородный порыв. Одно дело заставлять работать на износ тела бандитов и совсем другое - держать в своих руках хрупкую человеческую жизнь. Да-да, я не оговорился, сознательно не причисляя тех, кто тайком проник на борт, к людям. Двуногие - да, разумные - может быть. Но насчет их человеческой сущности я очень и очень сомневался. Всё же главным козырем пиратов являлась внезапность. Но мое вмешательство спутало им все карты, и, видя как под пулями, выпущенными из русских АКМ, стремительно тают их ряды, незадачливые ниндзя стали прыгать за борт. Отступать-то они отступали, но - вот сволочи - не забывали при этом добивать своих раненых. Что еще больше укрепило меня в подозрении, что это не простой налет охотников за наживой. Но поскольку от меня сейчас зависела жизнь молодой девушки, я находился внутри ее тела, связанный по рукам и ногам. Нет, вообще хорошо бы, парализовав хотя бы одного бандита, допросить, но что это даст? Даже и выдай тот имя заказчика или название организации - мы же не израильский Моссад, до сих пор совершающий акции возмездия по всему миру. Вмешаться же в это без сомнения захватывающее мероприятие Отделу не позволят Стражи Конвента. За что боролись, спрашивается? Ведь, по словам Магистра, первопроходцами в области паранормальных свойств человека были наши соотечественники. И нате вам пожалуйста. Воспользовавшись российскими наработками, эти 'радетели' нам же ставят палки в колеса. Хотя... Кто знает, может, по-своему они и правы. Могущество, сосредоточенное в одних руках, никогда не приводило к добру. Стремясь облегчить страдания несчастной, я понизил температуру тела и замедлил сердцебиение. Девушка лежала без сознания, и подошедший наконец врач с трудом нащупал пульс. - В медотсек, быстро. Поскольку стрельба прекратилась, раненых, коих набралось около десятка, уносили с палубы. Я подождал, пока мою подопечную доставят на операционный стол, и лишь потом покинул тело. Как всегда 'вовремя' прибыла береговая охрана, или, вернее, морская полиция. Сфотографировав убитых и собрав оружие, они захватили трупы с собой. И хотя нападение было совершено вблизи южноафриканских берегов, пусть и в нейтральных водах, они, ничего толком не объяснив, поспешили откланяться. Я же, успев во время боя просканировать частоту мобильного телефона, висевшего на поясе у одного из пиратов, вошел в резонанс и открыл портал. Проход привел на один из трех катеров, которые стремительно уходили в открытый океан. Не очень хорошо зная географию, я всё же уверен, что никаких островов поблизости нет. Во всяком случае бесхозных, на которых могла бы расположиться база новых конкистадоров. Следовательно - они спешили к кораблю. Что ж, подождем. Незримой тенью я бродил между расположившихся на палубе налетчиков и рассматривал лица. Негры, мулаты, несколько белых и три азиата. Из пятидесяти человек, что решили попытать счастья, в живых осталось четырнадцать. Я невольно порадовался такому соотношению. Не будучи кровожадным по натуре, я, как и любой нормальный человек, обладаю чувством справедливости. И именно такое положение вещей казалось мне наиболее приемлемым в данной ситуации. 'Кто к нам с мечом придет'... Бандиты перевязывали раны и на незнакомом мне языке обсуждали неудачу. То и дело слышалось имя какого-то Чжоу, и я решил, что именно так звали моего первого донора. По тону можно было понять, что на голову покойного призываются всевозможные проклятия, и это еще больше обрадовало. Нет, всё же Химеры существуют не зря. Ведь не окажись меня на корабле, и кто знает, чем бы всё кончилось? Нет, всех находящихся на борту они бы не перебили. Но и десятком раненых дело бы не обошлось. Часа через два показались огни судна. Решив, что это и есть цель недолгого путешествия, я открыл портал и проявился на чужом борту. Никакого флага, определявшего принадлежность судна, нет. Оно и понятно: кто же хочет подставляться. Однако по характерным смуглым лицам и гортанной речи я заключил, что скорее всего нахожусь на арабском корабле. Сразу стало понятно, откуда взялся интерес к урану. Фанатикам, пытающимся развязать кровавый джихад, всё время мерещится ядерный призрак. Не-эт, пускай Стражи Конвента только попробуют что-нибудь вякнуть. Что бы там ни выдумывали теоретики, а атомная бомба в руках маньяка - дело нешуточное. И вряд ли найдется кто-то в здравом уме и при памяти, чтобы утверждать, что политика невмешательства себя оправдывает. ГЛАВА 15 После небольшой драчки нужно было развеяться, и мы, не сговариваясь, зашли в маленький кабачок. Игорь взял два стакана сока, а я во все глаза уставилась на сцену. В Москве не часто услышишь живую музыку. То есть мест, где играют хорошие джазмены, навалом, но запросто туда не попадешь. А в обыкновенном кафе, как правило, просто крутят компакт-диски. Здесь же на сцену вышли четыре мулата и стали расчехлять инструменты. Саксофонист, трубач и ритм-группа, состоящая из контрабаса и ударника. Заняв свои места и настроив бас, они что-то продудели и, отложив инструменты, спустились со сцены, чтобы сесть за столик. Я оглянулась и, увидев, что кроме нас с Игорем в зале находятся еще три человека, разочарованно вздохнула. Конечно, вряд ли оркестр станет играть для столь мизерного количества слушателей. Но, подкрепившись, исполнители вновь забрались на сцену и грянули. Не будучи ценительницей, я практически ничего не понимаю в такой музыке. Показалось, что в ней нет ни темы, ни гармонии. Игорь тоже не проникся, и, переглянувшись, мы уж собрались уходить, как вволю надудевшийся трубач отложил инструмент и сел к обшарпанному пианино. И - скажите на милость - после предыдущей какофонии музыка вдруг обрела человеческие формы. Под пальцами невысокого седого негра раздолбанный с виду рояль зазвучал словно концертный 'стенвей' где-нибудь в Большом зале консерватории. Они исполняли блюзы, и Игорь пригласил меня потанцевать. Удивительное дело, в его объятиях я, пусть и мысленно, вновь ощутила себя женщиной. На миг забыв о своей сущности, чувствовала на плечах руки мужчины. Горячее дыхание согревало щеку, и - впервые за всё время - я испытала возбуждение. Не в силах справиться с нахлынувшими эмоциями, я готова была впиться зубами в его нежную шею. Чтобы, затем подставив свою, обрести наконец партнера не только в делах, но и в неудавшейся личной жизни. Квартет, столь виртуозно владевший инструментами, вдруг сбился с ритма, а ударник, игравший как Бог, позволил тарелке жалобно звякнуть. Я открыла закатившиеся от вожделения глаза и спустилась на грешную землю. В буквальном смысле, ибо, сгорая от желания, я вместе с Игорем взлетела над полом. От досады я даже застонала и чуть не поубивала вылупившихся на нас лабухов. Что, блин, влюбленной девчонки ни разу не видели? И хотя помимо тех трехсот случаев, что официально зарегистрированы в Британской энциклопедии, возможность левитации обоснована учеными как теоретически, так и на практике, все, кто находился в кафе, с удивлением и ужасом разглядывали нас. Конечно, можно пуститься в объяснения, растолковывая, что весьма любопытные исследования в этой области проведены еще американцем Джоном Шнурером из колледжа Антиок в Огайо. Он практическим путем доказал, что, если над магнитом поместить сверхпроводник, он зависает в воздухе. Это явление получило название 'эффект Мейснера'. И, дескать, именно это кафе является уникальнейшим на земле местом, где в естественных условиях полностью воссоздались реалии лаборатории. Однако ж, разозленная на столь наплевательское отношение к внезапно прорезавшейся во мне чувственности, я схватила моего без пяти минут любовника за руку и выскочила на улицу. - Ну ты даешь! - заржал Игорь, едва мы оказались на улице. - Поговори мне! - цыкнула я на развеселившегося мальчишку. Было немного неловко. К тому же впечатление от испорченной ночи оставило неприятный осадок. - Да ладно тебе! - Игорек примирительно погладил меня по руке. - Я же отвлечь хотел. Нет, всё же мужчины иногда совершенно невыносимы. Я тут, понимаешь, вся таю, поддавшись минутной слабости, а ему сме...уечки. Даже расстроилась, чес-слово. - Пойдем, чудо. Не желая показывать чувств, я отвернулась и быстро, но в нормальном режиме зашагала к отелю. Утро вечера мудренее. То есть в моем случае наоборот. Словно мячик для пинг-понга, Игорь летал из угла в угол, и в конце каждого раунда мы приникали к монитору, стараясь выловить неправильность. Вообще-то все постановочные киношные драки неправдоподобны, а настоящая смертоносная схватка безобразна и совершенно незрелищна. Но, не пренебрегая некоторой театральностью, мы старались убрать слишком резкие и выглядевшие сверхъестественными трюки. Например, высокие прыжки или броски партнера через голову. В общем, исходя из моего телосложения, путем проб и ошибок создали нечто вроде японского айкидо, где главная ставка делается на использование инерции движения противника. По словам одного из мастеров этой школы, 'начав один прием, на выходе порой получаешь нечто совершенно невообразимое'. Конечно, я легко могла ввязаться в жесткую 'рубку' и после пары-тройки ударов свалить любого противника. Но кто, скажите пожалуйста, в это поверит? В общем, с грехом пополам научившись сдерживать 'души прекрасные порывы', я сочла, что готова. По дороге малек поспорили, афишировать ли наше знакомство, и пришли к выводу, что таиться глупо. Сделанная Игорем ставка выдаст с головой, так что я выступала в роли перспективной звезды, а Игорек изображал менеджера. Всё в ночном клубе катилось по привычной, накатанной колее. Соперники выходили на ринг и, отработав положенное время, уступали место следующей паре. Народ, активно выпивая и закусывая, вяло делал ставки. Мы скромно сидели в уголке, стараясь не привлекать внимания. Я - в мужских джинсах, ковбойской рубашке и кожаной безрукавке. Перчатки с обрезанными пальцами. В таких вроде щеголяют водители. Мне же они были нужны, чтобы скрыть хрупкие девичьи руки. Один взгляд на нежные, 'не набитые' кисти моментально натолкнет любого, даже самого неискушенного человека на мысль о подставе. - Ну, ни пуха? - Игорек ободряюще улыбнулся. - К черту! Залпом допив содержимое стаканов, мы одновременно встали и направились каждый в свою сторону. Я - к рингу, а Игорь - к букмекерской конторке, где принимали ставки. Ведущий что-то вопил в опущенный с потолка микрофон, а я, абстрагировавшись от происходящего, изучала противника. Среднего роста и довольно мощный мужчина лет тридцати. Весу в нем было килограммов восемьдесят, и я со своими пятьюдесятью не вызывала у бугая ничего, кроме веселья. Он как-то снисходительно улыбнулся и, отвесив шутливый полупоклон, потерял ко мне интерес. Даже обидно малек стало, ей-богу. Я-то, наивная, ожидала сосредоточенного изучающего взгляда и затаенного испуга на самом дне внимательно смотрящих глаз. Почувствовав, что начинаю злиться, отошла в свой угол. Очень, ну очень тянуло повыпендриваться и изобразить знаменитый вандаммовский трюк со шпагатом на канатах, но, решив отложить рисовку до лучших времен, я скромно уселась на табурет и стала ждать. Наконец почти абсолютно голые девчонки, держащие в руках фанерные плакаты с намалеванной цифрой 'один', обошли ринг и прозвучал удар гонга. Всё же это больше спектакль, чем спорт, так как рефери, махнув рукой, казалось, потерял к нам всякий интерес. Соперник пошел в атаку и, сделав обманное движение рукой, ударил подъемом стопы в бок. Вообще-то для меня, находящейся в охотничьем режиме, он не опаснее кролика, но играть нужно было по наспех набросанному Игорьком сценарию. Поставив блок, я слегка мазанула парня по скуле. Ответную серию в корпус и в голову отбила довольно жестко и, в свою очередь войдя в клинч, несильно ткнула коленом в солнечное сплетение. Пресс у мужика такой, что с легкостью мог выдержать удар парового молота. Однако напрячь его он не успел. Согнувшись, опустился на корточки, а подбежавший рефери стеной встал на моем пути. За кого, интересно, он меня принимает? Хотя бои-то без правил... Игорек, маячивший за канатами, делал страшные глаза, и, на всякий случай пожав плечами, я ободряюще кивнула. На счет 'десять' боксер поднялся и начал, на этот раз осторожнее, наступать. Иногда уклонясь, иногда блокируя, я тянула время и подставилась перед самым ударом гонга. Судья бросился ко мне, но, не став ждать, я встала и прошла в свой угол. Поврежденные ткани регенерировались мгновенно, и боль почти не чувствовалась. По договоренности с Игорем мне предстояло продержаться три раунда. Снова гонг, и я, чтобы не умереть от скуки, решила атаковать. Настоящего наезда соперник просто не заметил бы, поэтому, сдерживаясь изо всех сил, медленно и, надеюсь, грамотно, провела серию. Затем, отразив контратаку, принялась 'танцевать', сохраняя дистанцию. Пожалуй, это оказалось самым легким, но по недовольным крикам и свисту я поняла, что подобное трусоватое поведение публике не по душе. Ну что ты будешь делать, скажите на милость? Сильно бить - нельзя, убегать - некрасиво. Постепенно мне стало надоедать, и если бы не перерыв, то я бы покончила с этим немедленно. - Нормально работаешь, Майк! - Игорь улыбался. - Даже слишком. Кое-кто поставил на тебя, так что вместо одного к десяти получим не более чем один к восьми. Тьфу ты черт! Нет, ну надо же... Горбатишься тут, носишься по этому дурацкому рингу как обезьяна, а вместо двухсот штук, на которые уже раскатала губу, имеем всего лишь сто шестьдесят. Распорядитель, или как его там, ударил в свою медную тарелочку, и я, намереваясь закончить дело поскорее, пока ставки не упали еще ниже, вылетела на середину площадки. Должно быть, слишком быстро, так как что-то такое отразилось на лице моего визави. Может, оно и к лучшему. Не мелькни в его глазах испуг, наверняка покалечила бы парня. А так, на мгновение поддавшись жалости, невольно стала работать осторожнее. До сих пор иногда вспоминаю это великолепное представление. Театр одного актера. И одного статиста. Уж не помню, кто сказал, что существует три вида поединков. Первый - когда два олуха по-деревенски мутузят друг друга. Такая драка скучна, неэстетична и абсолютно незрелищна. Далее идет схватка между профессионалами. Это смертоносное единоборство длится секунды и сводится к мгновенному выяснению, кто кого. И, наконец, иногда случаются казусы. Бои между любителем и профи. Такая забава продолжается столько, сколько захочет мастер. Нет, я ни в коей мере не присваиваю чужих лавров. И незаслуженные звания мне абсолютно ни к чему. В данном конкретном случае профессионалом вполне заслуженно считался он. Но я-то... Я была хищником! То, что для тяжело дышащего мужика ремесло, для меня являлось единственно возможным способом существования. Я играла с ним, как кошка с мышью, и, краем глаза уловив, что судья заносит молоточек, нанесла удар. - Сто сорок тысяч! - В голосе моего менеджера слышались довольные нотки. - Извини, увлеклась. - Да ладно! - Он улыбнулся во все свои тридцать два зуба. - На это стоило посмотреть. - Кстати, снимал? - полюбопытствовала я. - Конечно! - Игорь потряс видеокамерой. - Сначала, правда, принялись возбухать, но, узнав, что я твой тренер, завяли. Экий наглец, а? Тренер он, видите ли! Мы отошли примерно на квартал, когда нас обогнал черный джип и, затормозив, перекрыл дорогу. - Поскучай пока. Схватив Игоря в охапку, я в мгновение ока взлетела на ближайшую крышу. - Майя, ты!.. - начал было он, но я уже стояла перед крутыми мальчиками. - Бабки где? - лаконично поинтересовался старший. Я окинула взглядом комитет по встрече. Братков четверо, и, Бог ты мой, в руках они держали бейсбольные биты, которые я сразу почему-то окрестила колотушками. - В п...де! - Рифма так и просилась на язык, и я решила не сдерживаться. - Хамишь, урод! Удар был настолько быстр, что, окажись на моем месте нормальный человек, ему бы раздробили коленную чашечку. - И вас так же! И по тому же месту! - весело ответила я, вырывая биту и приводя в действие принцип 'кесарю - кесарево'. Вообще-то очень хотелось 'взять языка', но, здраво рассудив, что 'лишния знания - многия горести', отбросила мысль как непродуктивную. Тот, кто усмотрел в моей победе некую неправильность, поймет и так. И, на мой слабый ум, следующими шагами будут осторожные попытки разузнать о нас побольше и предложение сотрудничества. Поэтому быков я старалась не калечить и лишних вопросов не задавала. Просто отшлепала слегка и, демонстративно поломав колотушки, вернулась на крышу за Игорем. - Какие соображения? - Он пожал плечами: - Да хрен его знает... Вообще-то я ожидал чего-то подобного. Правда, не так скоро. - Может, вернемся? - без особого энтузиазма протянула я. - Думаю, не стоит. Такое совпадение интересов не могло не радовать. Проводив Игоря и убедившись, что всё в порядке, я вернулась в свое лежбище и забурилась в дневную спячку. Следующей ночью мы не отправились ни в казино, ни в бойцовские клубы, а, разделив деньги, вышли в люди. И, как в недалеком прошлом, предались светским удовольствиям. Решив обновить гардеробчик, я устроила набег на бутики. Под страдающим взглядом спутника, скривившегося как от зубной боли, провела за примеркой часа три. Игорь, сидя в кресле и литрами поглощая кофе, на все вопросы отвечал неизменной улыбкой и согласным кивком. Неужели и впрямь прав тот, кто утверждает, что женщины наряжаются исключительно ради удовольствия покрасоваться друг перед другом? Хотя с мужиков станется... Ведь в большинстве случаев эти неотесанные создания воспринимают нас близко к сердцу исключительно в раздетом виде. Прибарахлившись, отвезли шмотье домой и, перекусив в одном из супермодных ресторанов, до утра гуляли по городу, болтая ни о чем. Игорек читал стихи, а я невольно сравнивала его с моей первой любовью. И с удивлением обнаруживала, что 'золотой мальчик' проигрывал студенту-недоучке по всем статьям. Даже странно, что я в нем нашла? А может, за прошедшее время просто стала мудрее? И старше на целую жизнь. ГЛАВА 16 Мы по-прежнему шли на юг, а я, не в силах побороть негодование, то и дело мысленно возвращался к кораблю, служившему базой пиратам. Вряд ли Российская армия станет что-то предпринимать в связи с инцидентом, ведь подобную силовую акцию могут расценить как военные действия. Но позволить бандитам после всего содеянного просто уйти я не мог. Двигатели работали вовсю, а винт оставлял за кормой пенный след. Расстояние между двумя судами неумолимо увеличивалось, а я еще ничего не решил. Искушение попросить у Магистра официального разрешения было велико, но, не желая лишний раз светиться, я выжидал. Да и, как понимаю, скорее всего, ответ окажется отрицательным. Ведь есть проблемы гораздо более серьезные, чем существование горстки недобитых террористов где-то на другом краю земли, Промучившись целый день и так и не дождавшись визита Стражей Конвента, я немного осмелел. К утру же почти полностью уверовал в то, что содеянное накануне если и не сошло мне с рук, то воспринято не как проступок. Проинспектировав подопечное судно и убедившись, что вмешательства нигде не требуется, открыл портал, 'привязав' его к координатам места, в котором пиратское судно дрейфовало вчера. Океан искрился под лучами солнца и, насколько хватало глаз, сиял первозданной чистотой. Чего-то подобного я и ожидал. А потому, не особо огорчаясь, настроился на сигналы радиорубки. Куда ж ты денешься, милый, от самого совершенного пеленгатора, коим является любой сотрудник Отдела Химер? Пираты, как ни странно, шли на юг. И, взглянув на курс, зафиксированный в судовом компьютере, я с удивлением обнаружил, что он почти в точности совпадает с траекторией движения нашего судна. Дела, однако. Видимо, неудача не обескуражила головорезов, а вожделенный груз казался столь притягательным, что пересиливал все доводы разума. Сомневался я не долго и, рассудив, что совесть моя чиста, а никакие Стражи Конвента российскому офицеру не указ, принялся действовать. Представьте, что вам нужно остановить махину водоизмещением в несколько сотен тонн. Сделать это необходимо любой ценой, так как на кону стоят жизни соотечественников. Не думаю, что кто-то смог бы изобрести что-нибудь гениальное, ибо, давно известно, что всё более-менее ведущее к достижению цели отличается простотой. Не давая времени той части моего 'я', которую сопливые интеллигенты называют совестью, развязать полемику, принялся за дело. Для начала занял бренную оболочку штурмана и, с грехом пополам совладав с компьютером, немного изменил курс. Совсем чуть-чуть, чтобы было незаметно невооруженным глазом. Затем отвел кандидата в покойники в его каюту и убил, остановив сердце. Неприятное, скажу я вам ощущение, находиться внутри бьющегося в предсмертных конвульсиях человека. Всё же я не монстр, а впечатление от содеянного осталось столь сильное, что пришлось выбраться на палубу и некоторое время любоваться на водную гладь, успокаивая нервы. Но на войне, как на войне, а, добровольно взвалив на свои плечи миссию рыцаря плаща и кинжала, я просто вынужден идти до конца. Представлялось очень заманчивым выбрать в качестве следующего донора капитана, но, подумав, я отказался от этой идеи. Первое лицо на корабле всё время на виду, и любой мало-мальски нетипичный поступок вызовет ненужные подозрения. А для претворения в жизнь моего плана сгодится кто-нибудь рангом пониже. Главное, чтобы клиент имел доступ в оружейную, а его пребывание на нижних палубах не вызвало ненужного интереса. Жребий пал на смуглого коренастого мужчину лет сорока пяти. И после недолгого сопротивления фигуранта я сломил его волю. Запасшись столь любимым бандитами всех мастей СИ-4, отправился на экскурсию по кораблю. Стараясь не попадаться на глаза команде, оставлял смертоносные сюрпризы на внешней обшивке судна. Бесшабашная злость пополам с веселым отчаянием переполняли меня. В конце концов, семь бед - один ответ. Но, даже несмотря на риск вызвать гнев Стражей Конвента, я был не на шутку настроен довести дело до логического завершения. Прилаживая четвертый заряд, столкнулся с нездоровым любопытством. Моего донора окликнули по имени, а поскольку я в тарабарском ни бельмеса, пришлось выкручиваться. Объяснить, как уже сказал, ничего не мог, да и, если честно, не пытался. Просто ударил слишком любознательного между глаз. И - не попал. То ли тело, слегка парализованное во время захвата, стало менее ловким, а может, наехавший на меня был несколько лучшим бойцом, но, блокировав удар, он каким-то неуловимым движением достал моего подопечного в солнечное сплетение. Конечно, мне, не чувствовавшему чужой боли, всё равно. Но донор покачнулся, и, пропустив прямой в челюсть, мы распростерлись на полу. Помешавший диверсионному акту молодец вытащил телефон, и я, боясь опоздать, вынырнул наружу. Мобильник выпал из ослабевших пальцев, и, подобрав аппарат, я нажал на кнопку выключения. Затем, сняв с лежащего сумку с взрывателями, закончил начатое и вышел на палубу. Собственно, моя миссия на этом заканчивалась. К списку многочисленных пропавших без вести судов смело можно причислить еще одно. Немного постояв у борта и глядя на воду, я всё больше удивлялся, что по мою набедокурившую душу не спешат церберы. Что ж, либо я всё делаю правильно, либо появились какие-то новые, неизвестные факторы. В любом случае отступать я не собирался. Достал дистанционный пульт, зачем-то сплюнул за борт и нажал на кнопку. Четыре взрыва, слившиеся в один, прогремели как-то очень тихо. То есть слышно было вполне отчетливо, но и только. Никаких эффектных фейерверков, сопровождаемых сполохами адского пламени, не случилось. И уж подавно судно не раскололось надвое и не пошло моментально ко дну. Корпус просто сильно тряхнуло и всё. Зазвучал сигнал тревоги, и в нижние отсеки устремилась аварийная команда. 'Бегите, уроды', - злорадно думал я. Даже если и удастся загерметизировать отсеки, в чем я лично сомневаюсь, российский корабль вам ни за что не догнать. Палуба тем временем накренилась, и, подобно тараканам, за борт стали сыпаться люди. 'Бог ты мой, - пронеслось в голове, - сегодня у акул настоящее пиршество'. Не желая видеть агонию еще совсем недавно столь уверенных в своей полной безнаказанности людей, одним импульсом я убил донора и открыл портал на свое судно. Нет, я отнюдь не кровожаден, но, согласитесь, что быстрая и безболезненная смерть гораздо гуманнее пытки, сопровождаемой отчаянием и безнадежностью. На российском корабле, приближавшемся к берегам белого континента, царил деловитый порядок. Научно-исследовательская команда попутно делала какие-то замеры, но, не желая вникать, я почти не интересовался этой суетой. Тишина и спокойствие казались подозрительными, и, промаявшись некоторое время, я пробил штрек в Санаторий и поинтересовался у Ольги: - Что нового? Удивленный взгляд в ответ и легкое покачивание головой. - Что-то случилось? - в свою очередь спросила она. - Да нет, - промычал я. - Скучно? - Ольга улыбнулась. - Хочется настоящего мужского дела? - Ну, не так чтобы очень. - Боясь ненароком выдать волнение, я замолчал. - Терпи, казак, атаманом будешь! - пошутила она, и я, попрощавшись, прервал связь. Странно, однако... Мое вмешательство в 'естественное развитие событий' не могло остаться незамеченным. Но тем не менее никто не гнал волну и не торопился вызвать в арбитражный суд, спеша урезать квоту на вмешательство. Ладно, подождем. Плавание проходило спокойно, нас никто не тревожил, и вскоре по заметно снизившейся температуре стало ясно, что мы достигли нижних широт, в которых сейчас наступала осень. Не являясь ледоколом в принципе, наш корабль тем не менее обладал характеристиками, позволяющими прокладывать путь. Достигнув одной из российских станций, расположенной на побережье, руководитель спасательной команды сдал груз. И после непременной дружеской вечеринки экспедиция стала готовиться к отплытию, взяв на борт письма и кое-какие образцы. Собственно, в двадцать первом веке само понятие почты стало неактуальным. Оснащенная по последнему слову техники российская база в Антарктиде располагала всеми мыслимыми видами связи, включая спутниковую и Интернет. В таких условиях зимовка скорее походила на долгосрочную командировку. А имея возможность звонить домой ежедневно, исследователи не чувствовали себя оторванными от семей. Вообще-то мою миссию можно считать выполненной, но я, поскольку никаких предписаний не поступало, решил исполнить приказ буквально и проследить за грузом до места захоронения. Поход, вернее - полет к могильнику назначили на завтра, и я от безделья слонялся по лагерю. Ничего необычного: огромные ангары для хранения техники. Ветряные мельницы, вырабатывающие электроэнергию. Складские помещения и, конечно, жилые модули с комплексом жизнеобеспечения. Осматривая конференц-зал, случайно заметил, что на стене висит не только карта Антарктиды, но и Северного Ледовитого океана. Заинтересовавшись этим странным обстоятельством, начал просматривать папки, лежащие в шкафах и на стеллажах. Впрочем, искать пришлось не долго, и вскоре я держал в руках доклад, добавивший еще одну загадку к тем, что в неисчислимом количестве стояли перед человечеством. Исследуя формы и размеры двух противоположных геологических образований земного шара - Северного Ледовитого океана и Антарктиды - ученые с удивлением обнаружили, что их контуры практически идентичны. В это невозможно поверить вот так, сразу, и, отложив папку, я бросился к карте. Намозолив глаза и вдоволь насравнивавшись, хотел включить один из компьютеров, стоящих здесь же, но благоразумие взяло верх. Вернувшись к реферату, с изумлением прочитал, что в связи с этим сделано предположение, что Северный Ледовитый океан по сути является самым гигантским на планете метеоритным кратером. Огромный астероид, врезавшись в районе Северного полюса, продавил земную кору. Сейсмические волны, сфокусировавшись в твердом ядре планеты как в линзе, ударили по противоположной стороне, выдавив материк Антарктиды той же формы, что и 'северный провал'. Эта фантастическая на первый взгляд гипотеза имеет сегодня немало сторонников. Мне же вспомнилось изречение индийского мудреца, гласящее, что вся наша жизнь есть не что иное, как Сон Бога. И кто знает, не является ли Земля чьей-то игрушкой, мимолетной забавой, подобной стеклянным муравейникам или аквариумам с рыбками, которыми так любим скрашивать свой досуг мы, люди? Полярная ночь еще не наступила, но светлое время суток было минимальным. Погрузив контейнер в вертолет, 'похоронная команда', состоящая из двух человек, забралась в кабину, а я пристроился сзади. Полторы сотни километров проделали в полном молчании. Однообразная снежная равнина навевала жуткую скуку, и я поразился спокойствию и выдержке работающих здесь людей. Наконец достигли зоны, отмеченной на мониторе бортового компьютера красным кружочком. Я впервые присутствовал на подобном мероприятии и поразился простоте процедуры. Контейнер без всякого пиетета сбросили вниз, и, подняв небольшое снежное облачко, он утонул в холодной перине. Позже, заинтересовавшись вопросом, я выяснил, что место захоронения выбирается с учетом множества факторов. Таких, как высота над уровнем моря, количество осадков и роза ветров. И привезенный сегодня свинцовый ящик к весне укроет многометровая толща льда, предохраняющая надежнее всякого бетонного саркофага. Посчитав, что задание выполнено, я прямо из кабины летящего вертолета открыл портал в Санаторий. И, окинув белое безмолвие прощальным взглядом, шагнул в приемную. - Ну, как успехи? - Лицо спрашивающего было хмурым, а в голосе звучала безнадежность. - Прорабатываем связи всех троих. - Майор милиции, сидевший за столом, нервно крутил в руках карандаш. - Что-нибудь выяснил? - Работаем... - неопределенно протянул милиционер. - Все трое вели... - он на секунду запнулся, - довольно активный образ жизни. - Да знаю я, знаю. - В сердцах хлопнув ладонью по столу, посетитель закусил губу и отвернулся к окну. - Но разве за это убивают? Следователь молчал, ибо ему было хорошо известно, что в нынешние времена с жизнью прощались за гораздо меньшие шалости. - Я думаю, через недельку можно будет прийти к определенному выводу. В таких делах, сами знаете, торопиться нельзя. - Найди его, слышишь?! Найди! - словно заклинание повторил гость и, тяжело вздохнув, вышел из кабинета. - Ну, каковы впечатления? - Магистр энергично тряхнул мою руку и, улыбаясь, пригласил садиться. Я пожал плечами: - Служба есть служба. - За отличное выполнение задания объявляю благодарность. 'Только бы без 'занесения в грудную клетку', - пронеслась шальная мыслишка. Ибо в случае обнаружения Конвентом моих проказ пострадает в первую очередь Магистр. - Служу России! - Я попытался вскочить, но он сделал отрицательный жест. - Мы здесь не столько служим, столько являемся единомышленниками. Кстати, ничего не хотите мне рассказать? Мысленно освежив список грехов, совершенных в последнее время, я решил покаяться в малом. Магистр слушал повествование о моем разговоре со Стражем Конвента и, иногда кивая, улыбался. Порой я делал небольшие паузы, и тогда он, поощряя, задавал наводящие вопросы. Меня немного озадачило, что шеф не выказал совершенно никакого удивления, и это натолкнуло на мысль о банальной проверке. Закончив, я умолк, выжидающе глядя на него. Ибо вопрос, казавшийся мне главным - о пущенном на дно судне, - не был задан. Руководство сменило тему, поинтересовавшись, как мне удалось удержаться от физического вмешательства в трагические события у берегов Южной Африки. Ожидая подвоха, я неуверенно пожал плечами. - У Конвента нет никаких претензий, - поспешил успокоить меня Магистр. - Отчеты начальника экспедиции и капитана корабля признаны удовлетворительными. Равно как и протокол, составленный офицерами морской полиции. Дела, однако. Выходит, что все безобразия, творимые мной при помощи доноров, остаются вне поля зрения как руководства, так и курирующих организаций. Нет, я не заболел в одночасье звездной болезнью. Да и мания величия не пустила в душе нежные ростки. Но - как же без этого? - размышления имели место быть. - Вообще-то согласно уставу вам положен отдых. - Он глядел исподлобья, изучая реакцию. Что ж... Когда начальство говорит нечто подобное, самое время выказать немного служебного рвения. Особенно если рыльце в пушку. ГЛАВА 17 Следующей ночью снова отправились на шоу, именуемое на Диком Западе кэтч. Как и в первый вечер, скромно сидели в уголке, потягивая лимонад. Но на этот раз события развивались по несколько иному сценарию. К нашему столику подошел высокий мужчина атлетического сложения. Сквозь ткань дорогого костюма я явственно видела тугие жгуты мышц. Седые волосы коротко подстрижены, а деформированные уши и нос выдавали в нем бывшего спортсмена, проведшего молодые годы отнюдь не за игрой в шахматы. - Вы позволите? Я кивнула, и, присев, он сделал неуловимый знак. Подбежавшая официантка поставила перед нами кофе. Взяв чашку, он, неторопливо делая глоток за глотком, окинул нас цепким взглядом. 'Ну-ну, - с усмешкой подумала я, - полагаешь, ты здесь главный?' Хотя по большому счету так оно и было. Мои не совсем обычные способности, как упоминалось выше, не делали меня всемогущей. Не говоря уже о том, что в своем первозданном облике я всего лишь слабая женщина. Он же - абсолютно нормальный. И, не обладая реакцией и инстинктами ночного охотника, смог достичь положения, о котором многим в этом мире остается лишь мечтать. - Странно... - в задумчивости протянул он. - А ведь по виду не скажешь... Я пожала плечами и, достав из кармана двухрублевую монетку, согнула ее пальцами. Изуродованный кругляш, брошенный на стол, жалобно звякнул. Незнакомец прихлопнул его ладонью и усмехнулся: - А я-то думал, что знаю о людях всё. Не желая обнажать клыки, я улыбнулась одними губами и покачала головой. - Что ж, буду краток... - Он пожевал губами. - Мне понравился ваш дебют. Стиль, экспрессия, изящество. Я невольно хмыкнула, ибо не ожидала, что эта гора мышц с лицом наемного убийцы способна шутить. - В общем, я предлагаю вам и вашему компаньону, - легкий полупоклон в сторону Игоря, - работать на меня. На некоторое время повисла неловкая пауза, и, прервав молчание, он продолжил: - Десять тысяч за бой. Долларов. Я мысленно присвистнула. Столько мы не позволяли себе взять даже в казино. Конечно, можно было отвергнуть предложение и некоторое время продолжать партизанские набеги. Но как долго мы бы смогли продержаться? Ведь, и я про это уже говорила, люди в большинстве своем далеко не клинические идиоты, вычислить нас для любого, кто мало-мальски дружит с головой, - лишь вопрос времени. И что потом? Вариант номер один: сдаться и начать сотрудничать. Вариант номер два: развязать небольшую войнушку городского масштаба. Сможем ли мы победить - еще вопрос, но допустим, что, как-то извернувшись, всё же изничтожим супостатов. А дальше? Кормушка в виде довольно непыльной и необременительной - для меня, конечно, - работы накроется медным тазиком. И хочешь не хочешь, а придется выдумывать что-то другое. Короче, прикинув, какой головной болью, причем для всех без исключения, обернется мое достаточно невинное желание встать в позу, я решила согласиться. И, еще раз растянув в улыбке губы, слегка кивнула. - Приятно встретить не только талантливого, но и умного человека. Наш новый работодатель протянул руку, которую я, несмотря на то что едва смогла обхватить его лапищу, сжала так, что он вскинул брови. - Ваш выход через два поединка. И, пожалуйста, постарайтесь поаккуратнее. Мы проводили взглядом широкоплечую фигуру и дружно прыснули. - Класс! - Глаза Игоря горели от возбуждения. - Нормально, - лаконично ответила я. - Я думал, ты не согласишься. - А смысл? - удивилась я. - Всё, что мы хотели, - это раздобыть немного на хлеб насущный. За что боролись, как говорится... - Какие планы? - поинтересовался Игорь, протягивая мне клетку с кроликом и деликатно отворачиваясь. - Не знаю. Я отложила тушку и, вытерев губы, промямлила: - Домой рвануть, что ли? - Надоело? - Он сочувственно улыбнулся. - А то... - проблеяла я. - Никого здесь не знаем. В испанском оба почти ни бельмеса. А устраивать молотилово и в Москве можно. Причем не просто так, а за бабки. - Кстати! - Вспомнив, что по совместительству он еще и менеджер, Игорек встрепенулся. - Папа просил сообщить, когда снова выйдешь на ринг. - Да хоть сейчас! Он с сомнением покачал головой. - Давай полетим завтра, - попросил Игорь. - Билеты закажу и вообще... - В смысле? - не поняла я. - Тебе не обидно расставаться со средиземноморским побережьем, не пощипав хотя бы одно казино? Играть совершенно не тянуло. Если честно, я вообще перестала получать удовольствие от процесса и относилась к посещению подобных заведений как к нудятине. Но поскольку мы команда, то лишний раз напрягать и без того непростые отношения не стоило. Я кивнула: - Давай. Надеюсь, ты уже присмотрел что-нибудь подходящее? - Конечно! - обрадовался Игорек. И уточнил: - Как всегда? - Угу, - согласилась я. - Только, раз уж это единственная и по совместительству прощальная гастроль, давай будем играть на цифры. А то утомляет. Он кивнул, и я отправилась в душ. Приведя себя в порядок, вскоре выпорхнула из ванной комнаты. - Пойдешь? - Не-э. Я вымылся, пока ты спала. - Тогда вперед? До прибежища порока рукой подать, и, миновав пару кварталов, мы вскоре заняли рабочие места. Игорь делал ставки, а я корректировала движение шарика. Рутина, в общем. Какой-то местный мачо принялся ухаживать, но я, так как было не до него, слегка нахамила. Хотя, надо сказать, после равнодушных взглядов, которыми встречали меня в казино московских, некоторая приятность присутствовала. Выиграв несколько тысяч и почувствовав, что оставаться в зале, не привлекая внимания, невозможно, мы переглянулись и покинули заведение. - Что теперь? - спросил Игорь. Я пожала плечами. Кто его знает. Внутри поселились опустошенность и равнодушие. Наверное, оттого, что, приехав в Испанию, я надеялась обнаружить родственную натуру. И, само собой, получить ответы. А вместо этого... Поддавшись благородному порыву, ввязалась в ничем не спровоцированный поединок. И хотя в глубине души я уверена, что поступила правильно, эта убежденность ни на йоту не приближала меня к разгадке. Кто из нас не любит новые места? Ведь меняя квартиру, мы как будто вступаем в совершенно иную полосу. Лучшую, интересную, загадочную. За две свои предыдущие жизни я переезжала всего лишь один раз. Да и то в арендованное жилье. В той ставшей на время пристанищем квартире я была гостьей. И порой чувствовала себя довольно неуютно, представляя, что до меня здесь жил кто-то другой. Любил, ревновал, радовался или страдал от неведомого горя. Засыпая ранним утром, я ловила себя на мысли, что буквально вижу воплотившиеся эмоции людей, нашедших здесь приют в прошлом. К тому же хоть и не сталкивалась, но очень хорошо представляла пересуды соседей. Тех, кто являлся истинным хозяином этого двора - древних скамеек, покосившейся беседки под липой и песочницы, в которой играло не одно поколение старожилов. Совсем другое дело совершенно новый дом. Чистые стены, которые никогда не украшали ничьи портреты, выпачканные строительным мелом стекла, не видевшие чужих улыбок и слез. И свежепобеленные потолки с торчащими проводами вместо люстр. В общем, став наконец обладательницей собственного жилья, я, как любой нормальный человек, чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Несмотря на 'баснословные' заработки, всё же пришлось на какое-то время отказаться от милых сердцу забав и начать копить денежки. Я жила как прилежный служащий. Вечером вставала и отправлялась на работу. Исполнив обязательную программу, иногда по просьбе Папы оставалась сверхурочно. И - домой. Приобретение вожделенной квартиры пришлось отложить, так как возникла необходимость покупки джипа. В конце концов, крутой я мужик или где? Но поскольку, сидя за рулем автомобиля, постоянно хотелось то нарушить правила, то просто, выскочив из кабины, накостылять отдельно взятым товарищам, по городу я предпочитала передвигаться на такси. Или же своим, естественным, так сказать, ходом. Ибо что может быть прекраснее свободного полета? Но если честно, при тех расценках, что щедрой рукой отвалил нам с Игорьком Папа, долго ограничивать себя не пришлось. Да плюс ко всему устраиваемые время от времени набеги на казино являлись неплохим подспорьем. Как-то раз хозяин пригласил в кабинет и, угостив непременным кофе, издалека начал прощупывать, как далеко простираются мои аппетиты. Словно невзначай обронил фразу, что с подобными способностями, мол, можно заработать гораздо больше. И есть люди, готовые заплатить за определенные услуги шестизначные суммы. Наверное, что-то отразилось на моем лице, поскольку он тут же перевел разговор на другую тему и довольно ловко повернул дело так, будто бы речь шла о неких мифических международных соревнованиях. Что ж, приятно иметь дело с умным человеком. Не то чтобы я не догадывалась, что нынешний мой шеф связан с кругами определенного рода. Но это его выбор. В моей же и без того грешной душе по сию пору гнездились все одиннадцать заповедей. Причем сакраментальная - не попадайся! - как и положено заключительной, постоянно лежала сверху. Что самое интересное, обо всех этих вещах я начала задумываться как раз в последнее время. Ведь если такая неправдоподобная вещь, как существование вампиров, оказалась правдой, то поневоле придет в голову мысль о том, что не всё так просто в этом мире... В общем, поняв, что подобные забавы не для меня, Папа не стал настаивать и, поскольку я по-прежнему оставалась молодым перспективным бойцом, оставил меня в покое. Покупкой мебели и дизайном интерьера занялся Игорек. Я же внесла только одно небольшое изменение в устройство спальни. В день, когда всё было готово, мы приехали в новый дом в так называемых элитных новостройках и, поднявшись на лифте, оказались перед дверью. Игорь протянул мне ключи, и, открыв дверь, я вдруг захотела почувствовать себя слабой женщиной. - Игорек... - сдавленным голосом попросила я. Он недоуменно взглянул на мое покрасневшее от смущения лицо и, сообразив, что к чему, подхватил меня на руки и перенес через порог. - Спасибо. Я поцеловала затаившего дыхание парня в щеку, с трудом сдержавшись, чтобы не отдаться ему прямо в прихожей. Но спонтанное проявление эмоций могло здорово спутать все карты, и, с трудом оторвавшись от его губ, я глубоко вздохнула: - Не сейчас... - Я понимаю, Майя. - Он грустно кивнул. - Не время... 'Пора бы тебе определиться, милочка, - язвительно укорила я себя, - мучаешь паренька, и сама мучаешься'. Но, наверное, и в самом деле рано переводить наши отношения в другую плоскость. Черт, как двусмысленно-то звучит, а? - Пойдем куда-нибудь? - желая как-то снять неловкость, прошептала я. - Пойдем. Мы вышли на улицу и обнаружили, что там льет как из ведра. Дождь. Бесконечная стена тугих струй, серая пелена, смутно мерцающие огни... И двое молодых людей, как миллионы пар до них и, надеюсь, миллиарды после, решают для себя извечную проблему. Любить или не любить... Мы стояли под козырьком подъезда, и я невольно приникла к Игорю. Обняв меня, он взглянул на дисплей своего телефона. Я вопросительно подняла глаза, и Игорь отрицательно покачал головой. Ливень, низвергающийся с небес, был просто ужасным. Настоящий водопад. Игорек вдруг улыбнулся, а я шутливо ущипнула его за бок: - Колись, давай! А то ржет тут, понимаешь, в одну харю. - Я вспомнил про феномен Шэньси. В одной из горных китайских провинций протекает река с загадочным водопадом. И эту тайну природы до сих пор не может разгадать ни один из специалистов. - Он сделал театральную паузу, и я снова несильно толкнула моего мучителя в бок. - Необычность заключается в том, что зимой, даже когда температура воздуха опускается до минус тридцати по Цельсию, мощный поток падающей воды не замерзает. Зато в середине лета река по необъяснимым причинам начинает застывать льдом. По словам местных жителей, так было всегда, и загадочный водопад вел себя подобным образом и двадцать пять, и пятьдесят лет назад. Я представила, как все эти струи вдруг застыли, образовав непроходимый частокол, сквозь который не продраться без тяжелой бронетанковой техники, и прыснула. - Вот-вот. - Он еще крепче обнял меня. - И я подумал, как было бы здорово, если бы что-то подобное произошло сейчас. - Нет, Игорь. - Я виновато потерлась носом о его плечо. - Я еще не готова. В один из весенних дней, отработав положенное, я просто гуляла по городу. Вот-вот должно было наступить утро, и огромный мегаполис спал. Для меня же это вечер. Именно в такие предрассветные часы я люблю бродить по Москве. А еще лучше, взлетев на какое-нибудь высокое здание, смотреть, как алеет полоска на горизонте. И, переводя взгляд вниз, в провалы дворов и лабиринты еще темных улиц, получать ни с чем не сравнимое удовольствие от щекочущего нервы пограничного состояния. В такие мгновения в полной мере ощущаешь, насколько иллюзорны сила и возможности, случайно доставшиеся мне. До сих пор удивляюсь, как тогда всё получилось? Невольно поверишь в такую штуку, как судьба. Ведь сколько народу буквально из кожи вон лезет, чтобы достичь чего-то подобного. Проводят различные ритуалы, собираются в секты. А возможность прикоснуться к неведомому выпала мне. Или всё дело в предках? Ведь, согласно научным исследованиям, фенотип любого существа определяется в итоге его генотипом, то есть совокупностью полученных от родителей генов. А окружающая среда и всевозможные внешние факторы могут оказать действие только в относительно короткий период начального формирования и развития организма. При этом влияние может оказаться лишь отрицательным, в результате чего вместо нормального существа получится нелепый уродец. Вроде меня. Но, насколько я знаю, никаких семейных преданий из поколения в поколение не передавалось. И отец с матерью, и бабушки по обеим линиям были абсолютно нормальными людьми. Желая отвлечься и выбросить из головы невеселые мысли, я перевела взгляд на одну из соседних крыш и обнаружила родственную душу. Какая-то девчонка в светлом платье так же, как и я, стояла на парапете, глядя вдаль. До тридцатиэтажки, облюбованной романтичной особой, метров сто, но, сфокусировав зрение, я увидела, что по ее щекам текут слезы. В последний раз взглянув на зарождающуюся зарю, она зажмурилась и шагнула вниз. Инстинкты оказались быстрее разума. Не успев сообразить, что делаю, я молниеносно кинулась наперехват. Тело, ведомое каким-то внутренним дальномером, само выбрало наиболее оптимальную точку и, уравняв скорость, аккуратно подхватило неудавшуюся самоубийцу. ГЛАВА 18 - Я не чувствую ни малейшей усталости и готов прямо сейчас приступить к выполнению любого задания. - Вот и ладненько. - Мне показалось, что Магистр облегченно вздохнул. - Вообще-то мы подчиняемся непосредственно одному из советников президента... Но иногда приходится отвлекаться по пустякам. В общем, Министерство внутренних дел, по крупицам собрав информацию, всё настойчивее требует создания чего-то подобного Отделу. С непременным условием самостоятельности. Что ж, шила в мешке не утаишь... И любой трезвомыслящий руководитель захочет иметь в своем распоряжении структуры, подобные Химерам. - Что требуется от меня? - Да, в общем, малость. - Он закурил и, предложив мне, начал объяснять: - Шеф упирается как может, стараясь оттянуть утрату монополии, но всё же вынужден был согласиться на прикомандирование двух-трех сотрудников к МВД. - Какова степень свободы? - поинтересовался я. - Смотреть, слушать, докладывать. - Он усмехнулся. - По мере необходимости их информационно-аналитический отдел станет давать запросы. Ну а наше дело проверить достоверность сведений и дать квалифицированное заключение. - И никакого физического вмешательства? - уточнил я. - Упаси бог. - Он демонстративно всплеснул руками. - Дела земные нас не касаются. - Я готов, - просто ответил я. - Кто мой куратор? - Ольга. Надеюсь, вы не против? У вас как будто установился контакт. Да и с диспетчерами она легко ладит. То, что придется работать именно с Ольгой, не могло не радовать. Я встал с иллюзорного, но для меня вполне реального стула и, пожав протянутую руку, вышел в приемную. Как всегда, сквозь дверь. - Удивлены, Андрей? - Ольга по обыкновению мило улыбнулась. - Для вас уже есть работа. - Я кивнул, а Ольга принялась объяснять: - В двадцати километрах от Москвы прямо сейчас идет операция по захвату лидера одной из бандитских группировок. Семь уголовников, занимавшихся в основном рэкетом, засели в особняке своей жертвы. Хуже всего, что у них заложник... - Понял. - Я молодцевато расправил плечи. - Давайте координаты. - Я открою. - Она сделала пасс, и пожелала: - Ни пуха... - К черту! - ответил я и в следующее мгновение оказался в коттеджном поселке, окруженном сосновым бором. Облетев дом, огляделся. Человек двадцать в камуфляже и масках-шапочках окружили строение. На соседней улице стояло несколько машин, автобус и 'скорая помощь'. Крепкий мужчина с майорскими погонами периодически кричал в мегафон, предлагая бандитам сложить оружие. В ответ тишина. Что ж, всё ясно. Такое противостояние может длиться, пока у осаждаемых не сдадут нервы. Или пока кто-то из силовиков не примет волевое решение идти на штурм. Я открыл портал и оказался в доме. В гостиной, привязанный к креслу, сидел холеный мужчина. Судя по всему, это и есть заложник. Один из рэкетиров, сидевший напротив него, нервно курил, то и дело поглаживая лежащий на коленях короткоствольный автомат. Взлетев на второй этаж, я по очереди осмотрел все помещения и пробил штрек. - Ольга, прием! - Да, Асмодей. - Голос ее был серьезен. - Всё верно. В доме семь человек. Один сторожит заложника на первом этаже в гостиной. Остальные заняли круговую оборону на втором. Она повернула монитор так, чтобы я мог видеть, и я разглядел на нем план дома. - Можете указать, где кто находится и чем конкретно они вооружены? Я более подробно доложил обстановку, и, поблагодарив, мой куратор отключилась. Препаршивейшее чувство переполняло меня. Иметь физическую возможность покончить со всем одним махом, но в то же время не иметь права это сделать... Хуже не придумаешь. Я вновь спустился в гостиную и, убедившись, что с привязанным к креслу человеком всё в порядке, принялся разглядывать фотографии, украшавшие стены. Судя по всему, хозяин вел жизнь плейбоя. Снимки в объятиях многочисленных красоток. На всевозможных яхтах и лыжных курортах. Колоссальное богатство давало ему возможность удовлетворять любые свои прихоти. Заразившись страстью к лошадям, он увлекался скачками и сам выступал в роли жокея и завоевывал призы. Еще занимался автогонками, авиаспортом, участвовал в африканском сафари. Я с удивлением смотрел на вмиг постаревшего и покрывшегося холодным потом мужчину, имевшего лишь отдаленное сходство с тем, кто был изображен на фотографиях. Словно в реальности передо мной находился его отец. Или дедушка. Хотя я не мог его осуждать. У всех свой запас прочности. И нельзя требовать от нормального среднестатистического обывателя проявления какого-то особого героизма в минуты, подобные этим. Снаружи опять что-то прокричали в мегафон, и я, приняв решение, осторожно погрузился в тело бандита. Почувствовав неладное, тот машинально схватился за автомат, но, парализовав руки, я не позволил прозвучать выстрелам. Как говорили древние римляне, nihil exsraneum - 'ничего извне'. Что по-нашему звучит, как 'спасение утопающих'... Ну, сами знаете. Неслышно положив автомат на пол, я, словно тряпичную куклу, поднял донора и, подойдя к заложнику, достал из кармана нож. Глаза у того расширились от ужаса, и он потерял сознание. Как можно быстрее перерезав веревки, я остановил сердце бандита и перебрался в тело обмякшего хозяина особняка. К счастью, он был жив. Сердце билось ровно, и я, сочтя, что так даже удобнее, заставил его встать и ударить откидным прикладом бандита по голове. Дело делом, а алиби тоже надо иметь. Первым побуждением было с ходу сигануть в окно. Но вовремя сообразив, что усадьба простреливается, я как можно тише спустился в подвал. Забаррикадировав дверь изнутри, осторожно выбрался из донора и пробил штрек. - Оля, это Андрей. - Что-то случилось? - Да. Заложнику удалось освободиться от пут и, оглоушив бандита, укрыться в подвале. Так что можно отдавать приказ на штурм. Да, и еще ему, по-моему, плохо с сердцем. - Поняла вас, Асмодей. Укажите точное местонахождение хозяина коттеджа. На экране монитора снова появился план, и, уточнив точку, в которой лежал без сознания заложник, мы прервали связь. Видимо, диспетчеры знали свое дело, так как спустя минуту послышались выстрелы и начался штурм. Не желая вмешиваться, ибо любая попытка как-то повлиять на ход событий расценивалась Конвентом однозначно, я открыл портал в Санаторий. Я сделал всё, что мог. И вряд ли в этом мире найдется кто-то, кроме моих неведомых коллег, кто в данной ситуации сможет сделать больше. Следующая операция с моим участием случилась через два дня. И, ожидая, я провел время в библиотеке. В конце концов, любознательность - главная отличительная черта того, кто смеет называть себя разумным. Конечно, я не тешил себя надеждой, что вот так, наскоками, смогу разгадать все тайны мироздания. Но недаром же западные ученые ввели в обращение такой термин, как 'наивная наука' - 'наивная физика', 'наивная химия', 'наивная математика' - новые научные направления, которые, по мнению специалистов, позволят намного расширить возможности людей. Человек, как известно, играя в мяч, не решает дифференциальных уравнений, чтобы определить траекторию его полета. Он пользуется так называемой наивной, или качественной, физикой, основанной не на формулах, а на правилах. Описание мира в расплывчатых неточных терминах, которые позволяют решать задачи не количественно, а качественно, как считают ученые, позволит, используя существующие информационные технологии, сделать резкий прорыв в развитии интеллекта. Да и слоняться без дела оказалось невыносимо. Ведь еще американский просветитель Джефферсон, ставший третьим президентом США, сказал: 'Дорожи своим разумом, выноси на его суд каждое событие, каждое утверждение. Не бойся задавать вопросы, вплоть до вопроса о существовании Бога. Если Бог существует, он отдаст предпочтение не слепому страху, а силе разума'. Сидя ночью в пустом зале, я листал страницы в свете уличного фонаря и невольно задумывался о том, что цивилизация лишила человека возможности слышать себя, окружающий мир, космос. Жить в согласии с собственными естественными ритмами. Шквал искусственных вмешательств в собственную природу стал причиной многочисленных болезней, преждевременного старения и, как итог, смерти. Поймав себя на подобных мыслях, я понял, что переусердствовал в псевдонаучных изысканиях и, осторожно поставив книгу на полку, открыл портал на улицу. Второй милицейской операцией, в которой мне довелось принять участие, стало банальное дело о мошенничестве. Правда, в особо крупных размерах. Присутствовал весь 'джентльменский набор' в виде подставных фирм в офшорных зонах, левых счетов и, само собой, мальчиков для битья, коих во все времена пруд пруди. Вот и сейчас такой, с позволения сказать, 'коммерческий директор', сидел в кабинете следователя по особо важным делам одной из московских прокуратур и, извините, жевал сопли. Мне нисколько не жаль этого недоумка, ведь на аркане его никто не тянул. И, имея голову на плечах, он всё же рискнул сыграть в азартную игру с государством. В спортлото бы лучше соревновался, дурень. Казалось бы, столько раз и именно для таких вот 'умников' писано о так называемых 'бесперспективных' и рискованных проектах, но от желающих сорвать куш по-быстрому нет отбою. И в этот раз схема проста и незамысловата. Государственные деньги переводились на счет подставной фирмы, та в свою очередь перебрасывала их дальше. И - с концами. Так пустили по миру автомобильный завод, выпускавший 'москвичи'. В общем, с юридической точки зрения, всё правильно. Денежки тю-тю, вор сидит в тюрьме. Но, видно, есть еще люди, не желающие мириться с подобным положением вещей. Ведь настоящий преступник гуляет на свободе. Передавая запрос, Ольга виновато улыбнулась. - Знаю, что вряд ли вы сможете что-нибудь сделать. Но всё же попытайтесь. И меня охватил спортивный азарт. В конце концов, Химера я или где? Человек, стоявший в начале цепочки, абсолютно чист и совершенно недосягаем. Среднее - явно подставное - звено парилось на нарах, и мне не оставалось ничего другого, как потянуть за ниточку с другого конца. Дождавшись закрытия прокуратуры и, как всегда, опасаясь включать компьютер, я по старинке порылся в бумагах, надеясь, что те, кто дежурит ночью, не верят в привидения и в разного рода полтергейсты. Из показаний арестованного следовало, что энная сумма переведена им на счет одной из израильских фирм, владелец которой, выходец из России, то есть тогда еще Советского Союза, некто Никельцман в настоящее время физически недосягаем для органов правосудия. Всё дело шито белыми нитками, и лишь некоторое несовершенство системы давало возможность таким 'бизнесменам' безбоязненно осуществлять свою деятельность. Запомнив место проживания новоявленного финансового гения, я, посоветовавшись с Ольгой и не встретив возражений, засобирался на Землю обетованную. Открыв портал и вступая в еле заметно мерцающий прямоугольник, порадовался, что в отличие от простых смертных имею возможность странствовать именно таким способом. Ведь для того, чтобы достигнуть любой точки планеты, мне требуются считаные секунды или, в худшем случае, минуты. На ум пришла прочитанная в детстве книга Жюля Верна 'Вокруг света в восемьдесят дней'. Дотошные сотрудники лондонской газеты 'Санди таймс', изучив современные транспортные справочники, пришли к неутешительным выводам. Они выяснили, что при нынешних трудностях с оформлением документов на границах повторить такое путешествие возможно не менее чем за двести два дня. Не говоря уж о том, что стоимость расходов по сравнению с девятнадцатым веком возросла более чем в тридцать раз! Я вышел в небольшом городке, носящем название Джанин, и уловил в этом некоторую символичность. Ведь еще с библейских времен это место пользуется довольно скверной репутацией. Здесь Христос столкнулся с людской неблагодарностью. Именно тут, как утверждает легенда, он исцелил десять прокаженных, из которых только один вернулся поблагодарить. А значительно раньше дети праотца Иакова продали египетским купцам брата своего Иосифа. Во время Шестидневной войны тут происходили особенно тяжелые бои с иорданской армией. И уже в наши дни именно в этом маленьком городке, населенном преимущественно арабами, чаще всего возникают беспорядки. Ловко, однако, придумал бывший соотечественник. Живя в Тель-Авиве, зарегистрировать компанию и открыть офис именно в таком 'взрывоопасном' месте. Однако и на старуху бывает проруха. Кто думает, а не действует - тот всего лишь мечтатель. Кто же действует и при этом не думает - безумец, сорвиголова. Поэтому, решив претворить в жизнь принцип 'семь раз отмерь - один отрежь', я предпочел не торопиться. Да и зачем? Всё что можно украсть - уже украли. Кому положено сидеть - сидят. Я же, подвизаясь в роли консультанта, всего лишь прибыл взглянуть, чем можно помочь небольшому горю государственной организации средней руки. Контора господина Никельцмана находилась в европейской части города. Невысокое четырехэтажное здание, на третьем этаже которого располагалось несколько интересующих меня кабинетов, выкрашено в светло-салатовый цвет. Перед входом росли кипарисы, и, поумилявшись пейзажем, я проник внутрь. К счастью для меня и, соответственно, к несчастью для фигуранта, ничего подобного глушилкам не имелось. Видать, не те масштабы у доморощенного воротилы. Хотя, если разобраться, даже наворуй он миллиарды, это еще не повод для того, чтобы быть посвященным в такие тайны, как существование Отделов, подобных нашему. Документация, к моей великой радости, частично велась на русском, но, поскольку в офисе присутствовали сотрудники, я решил подождать с ее изучением и, выбравшись за город, отправился на экскурсию по окрестностям. Представьте тихий весенний вечер. Тени падают на землю, становясь всё длиннее. Воздух приобретает голубовато-пурпурный оттенок, а ночной ветерок с гор несильно колышет листья деревьев. Небольшая речушка несет воды, спеша слиться с множеством себе подобных, чтобы, достигнув моря, под лучами жаркого южного солнца обратиться в пар. И, выпав дождем, снова вернуться на землю. Я стоял на пыльной дороге, по которой, возможно, когда-то ходил сам Христос и любовался панорамой. И, глядя на эти библейские места, я поразился тщетности людской суеты. Взять хотя бы моего подопечного, по душу которого я пришел. И пусть я заберу у него нечто неизмеримо меньшее, но, как мне кажется, для него это станет ударом пострашнее, чем потеря чего-то, что нельзя положить на счет в банке или потрогать руками. Тени занимали всё больше места, а солнце опускалось ниже. Контора по перекачиванию неправедным путем нажитых средств вот-вот должна закрыться. Решив выждать еще полчаса, я опустился на землю и побрел по старой дороге, пытаясь представить, что чувствовали, о чем думали люди, прошедшие по ней за многие столетия. Вообразил себя пилигримом, нищим монахом, одетым в ветхую рясу, который бродит по земле, неся с собой все свое имущество и живя подаянием. Закрыв глаза, явственно увидел, что ноги мои обуты в сандалии, а в руках я держу четки. Через плечо перекинуто одеяло, которое служит постелью, и кое-какие мелочи позвякивают в карманах рясы. В руке посох, но не затем, чтобы защищаться от человека или от животных, а чтобы отодвигать колючки и ветки, закрывающие путь. Или измерить глубину потока, прежде чем перейти его вброд. ГЛАВА 19 Девчонка обмякла у меня на руках, а я медленно опустилась на землю, во двор, который, к счастью, был пуст. Приблизительно моего возраста, со светлыми волосами и с еле заметными веснушками, она казалась совсем ребенком. Похлопав глупышку по щекам, я кое-как привела ее в чувство. Открыв глаза, оказавшиеся голубыми, она удивленно посмотрела на меня. - Ах, зачем вы это сделали? - Ну извини, - немного грубовато ответила я. - Машинально как-то вышло. - Вы обняли меня машинально? - А как, по-твоему, я должна была тебя держать? Зубами, что ли? - Меня? Держать? Зачем? Постепенно до меня стало доходить, что от пережитого шока у малышки случилась амнезия. Но вообще-то оно и к лучшему. Меньше ненужных слез и соплей. - Как тебя зовут? - разжимая объятия, спросила я. - Ира. Шмыгнув носом, она поправила руками волосы и неуверенно улыбнулась. Взглянув на небо, я увидела, что до рассвета осталось не больше двадцати минут, и, желая убедиться, что с новой знакомой всё будет хорошо, предложила: - Давай провожу тебя домой. Вместо ответа она смежила веки и потеряла сознание. Ч-черт! Нет, ну надо же! До полного восхода солнца осталась самая малость, а я взвалила себе на шею неудавшуюся самоубийцу. Причем в полной отключке и с провалами в и без того девичьей памяти. Вообще-то мы находились не в глухом лесу, и искушение просто оставить малышку на скамейке было велико. Но, наверное, не на пустом месте возникла у Экзюпери мысль о том, что 'мы в ответе за тех, кого приручили'. Да и у многих древних народов существовало поверье, гласящее, что спасший чью-то жизнь становится должником спасенного. В общем, пустить дело на самотек я не могла по многим причинам. В частности, из пресловутой солидарности. 'Самоубийцы всех стран, соединяйтесь', так сказать. Ведь меньше года назад я сама проделала нечто подобное. Плюс ко всему присутствовало опасение, что, придя в себя и вспомнив события, предшествовавшие нашему знакомству, малышка попытается повторить попытку. Ведь коль сработал выключатель, запустивший 'зов смерти', то где гарантия, что девушка доживет до вечера? Ну и, наконец, несмотря на свою сверхъестественную сущность, я всё же была женщиной. И, даже помня, что любопытство погубило кошку, очень хотела узнать подробности. Мысли промелькнули в мгновение ока. Схватив в охапку обмякшее тело и, сообразив, где находится ближайшая больница, взмыла вверх. Рассвет еще не наступил, но я вся дрожала от какого-то первобытного испуга. И, даже зная, что солнечный ожог для гемоглобинозависимых не смертелен, покрылась холодным потом. Должно быть, для таких, как я, пребывание под палящими лучами равносильно купанию в проруби для нормального человека. Тоже не так уж и страшно, но бр-р. И хотя существуют клубы моржей, большинство людей всё же предпочитают естественную температурную среду. Кстати, приверженцы зимних купаний утверждают, что погружения в ледяную воду позволяют избавляться от самых различных заболеваний и поддерживать хорошее самочувствие. Но, всесторонне изучив проблему, врачи говорят, что такие забавы вредны для здоровья. При резких температурных стрессах организм выделяет особые гормоны - производные опиума и морфия, действительно обладающие свойствами смягчать болевые синдромы. Это неприкосновенный запас, предназначенный на крайние случаи, когда для спасения жизни необходимо обезболивание. А моржи расходуют НЗ при погружении в холодную воду. Регулярное повторение таких процедур чревато привыканием к этим естественным наркотикам. И с каждым разом требуется всёбольшая и большая доза для достижения необходимого эффекта. Прекращение же принятия ледяных ванн оборачивается абстинентным синдромом, сопровождающимся дикими болями во всём теле, тем, что наркоманы называют ломкой. О таких 'прелестях', как истощение гормональной системы и, как следствие, усыхание надпочечников и нарушение мочеполовых функций, лучше вообще не вспоминать. В общем, при желании притерпеться к солнцу я могу. И даже буду получать своеобразный кайф. Некоторое время. Но вот надо ли? Право, не знаю, что подумали те, кто стали свидетелями моего предрассветного полета. Недавно приобретенный джип благополучно стоял в гараже, и я, рассудив, что возня с ловлей такси или с вызовом 'скорой помощи' может обернуться неприятными последствиями для меня лично, мчалась что есть мочи. Бог весть, что вообразил дежурный врач, но, увидев нас, он молча указал на кушетку и, достав бланк, приготовился соблюсти формальности. Ну ё-мое, а?! - Девушку зовут Ира, - скороговоркой выпалила я. - Случайно шла мимо и решила помочь. И, поскольку явственно ощущала, как будут чесаться волдыри на моей многострадальной морде, а заодно и на шее, я изо всех сил рванула прочь. Увы, небо оказалось совсем светлым. Не рискнув лететь, я, встав посреди дороги, остановила проезжавшую мимо машину. С недовольным лицом водитель полез было из кабины, но зеленая бумажка с двумя нулями решила дело. Подъехав к дому, я усмехнулась, ибо в последнее время не часто пользовалась лифтом, предпочитая входить через балкон. Но, поскольку окна моего тридцатого этажа отражали первые блики, открыла дверь подъезда. Проснувшись следующим вечером, я поймала себя на мысли, что думаю об Ире. Однако меня ждала работа, и визит в больницу пришлось отложить. Эх, ну почему сейчас не зима? Когда в четыре-пять вечера уже темно и преспокойно можно успеть в любую из контор, работающих, как правило, часов до шести-семи. Игорек должен был ждать в клубе. Я набрала номер его мобильника. - Привет. - Здравствуй, Майк. - По тому, что меня обозвали мужским именем, я поняла, что он на людях. - Игорь, у меня просьба... - Конечно, Майк, я слушаю. - Подъедь в одну из больниц, расположенных в Южном округе, и узнай о состоянии пациентки, поступившей сегодня в пять утра. Девочку зовут Ира, а фамилию, к сожалению, не успела спросить. - Понял, - лаконично ответил Игорь. Но едва я собралась отключиться, как прозвучал вопрос: - А кто это? - Игорь, дорогой, - защебетала я, - честное слово, всё объясню при встрече. А пока сделай, как я прошу. - И прервала связь. Схватив такси, добралась до клуба. Кое-как, что вызвало удивленный взгляд шефа, отработав положенное, поспешно выбежала на улицу и вытащила телефон. - Ну? - Баранки гну, - ответили мне. - Ладно, не тяни резину! - начала злиться я. - Разузнал? - Жива твоя Ира. Правда, не совсем здорова, но об этом - как только увидимся. - Ну гад, а? - Сладкий мой, - елейным голосом промурлыкала я, - колись давай. А то в этом несовершенном мире станет на одного не очень здорового больше. - Тебе, значит, можно, а мне нельзя? - Мне показалось, что он немного обиделся. - Так я ведь женщина. А ты мужчина. - Это еще с какой стороны, посмотреть, - заржал секретарь. - Я вот до сих пор не уверен. - Нет, надо срочно что-то делать. А то любимый - пусть пока и платонически - и единственный совсем от рук отбился. - Короче, ранимый ты мой, - от нетерпения я позволила себе слегка нахамить, - сидишь на месте и терпеливо ждешь меня, понял? До больницы добралась за двадцать минут и, расплатившись с таксистом, взбежала по ступенькам. Игорь курил, стоя у входа, и, демонстративно погрозив кулаком, я не выдержала и рассмеялась. - Выкладывай! - Девушка наглоталась барбитуратов, - выбросив сигарету, начал он. - Как и положено, ей сделали промывание желудка и сейчас спасенная лежит под капельницей. М-да. Серьезная девчонка. И к осуществлению проекта подошла основательно. - И всё? - Если ты про то, кто она, то здесь пока глухо. Частичная амнезия, вызванная шоком. - Надеюсь, ты договорился и мы можем с ней встретиться? - Увы. - Игорь виновато развел руками. - Врачиха - Цербер, а не женщина. Мегера в белом халате. Деньги не взяла, говорит, 'посещения с пяти до семи вечера'. Такая принципиальность не могла не вызвать уважения, а потому, не особо огорчившись, я спросила: - Какая палата? И, запомнив номер, взлетела на седьмой этаж. Не желая пугать случайных людей, проникла в корпус через окно туалета. Благо, даже дойдя до ручки, наши женщины порой ни за что не расстанутся с возможностью подымить и окна там постоянно открыты. Выбравшись в коридор, заглянула в первое же помещение и, стащив белый халат, в кармане которого к тому же нашлась шапочка, уверенной походкой направилась к нужной двери. Как и сказал Игорь, моя подопечная лежала в отключке. Поправив одеяло, я присела на табурет, катая в голове невеселые мысли. 'Что же случилось в твоей маленькой жизни, что ты предпочла решить все проблемы одним махом?' Несмотря на то что совсем недавно сама порывалась сотворить нечто подобное, я чувствовала себя старой и мудрой. А ведь не окажись в моем арсенале такой малости, как умение левитировать, что бы было? Правильно. Ни-че-го. Ира дышала ровно, и, не желая ее будить, я тихонько вышла из палаты. Положила халат на место, вернулась в туалет и выпрыгнула в окно. - Поговорили? - спросил Игорь, едва я оказалась на земле. - Нет. Малышка спит, и я решила ее не тревожить. - Понятно... - протянул он. - Ты вот что... Завтра купи всё, что нужно. Цветы, фрукты, соков там. И днем навести девочку. Скажешь, что ты мой друг. И постарайся узнать, кто она и что произошло. - Конечно, Майя. - Он дотронулся до моего плеча и тихо спросил: - А ты откуда ее знаешь? - Вчера утром, сидя на крыше и любуясь городом, вдруг увидела, как дурочка бросилась вниз. Буквально на лету поймала. - Дела-а! - присвистнул он. - Ладно, Игорек. - Встав на цыпочки, я поцеловала его в щеку. - Вечером жду. - Проводить? - с надеждой поинтересовался он. Но я отрицательно покачала головой и взмыла в ночное небо. По пути домой выдумывала различные причины, которые могли бы подтолкнуть Иру к такому шагу. И, перебирая варианты, пришла к выводу, что в таком возрасте молодые хорошенькие девушки решаются расстаться с жизнью только из-за любви. Которой, по определению знатоков человеческой природы, не существует. Той самой, про которую тысячи лет пишут песни, слагают стихи, и тем не менее остающейся величайшей загадкой для рода человеческого. Мне вдруг вспомнилась песенка из фильма 'Король-Олень': Любовь - это то, что бывает во взрослом кино, Любовь - это то, что ребятам понять не дано. Бывает и в жизни любовь, говорят, - Но это, конечно, секрет для ребят... Я невесело усмехнулась, ибо за попытку разгадать эту маленькую тайну, каждое поколение платит молодыми жизнями. В таком вот философском настроении я прилетела домой и завалилась спать. - Доброе утро. - Игорь лыбился, и, разлепив глаза, я запустила в него подушкой. - У-у, рыжий! - И деловито осведомилась: - Сходил? - А то. И бананов отнес, и букетик. Девчонка прямо зарделась от удовольствия. - Это хорошо, что обрадовалась. - Вытирая губы, я благодушно кивнула. - Значит, выбросила из головы разные глупости. Кстати, поговорил? - Да. - Игорь как-то тяжело вздохнул. - Выкладывай. - Я уж собрался уходить, как в палату ввалилась целая делегация. Знаешь, такие серьезные мэны в галстуках и с ними стервозного вида мадама постбальзаковского возраста. - Закатив глаза и сложив губы бантиком, Игорь изобразил гостью, и я прыснула. - 'Что это за эскапады, милочка? - пропищал он. - За кого вы себя принимаете?' В двух словах дело обстояло так: 'заметив' наконец Игоря, один из мужчин попросил его удалиться, но, выходя из палаты, он додумался забыть сотовый. Естественно, предварительно набрав свой номер и включив автоответчик. - Ну ты голова-а. - Я поцеловала умника в рыжие вихры и, пресекая его ответные попытки обнять меня, уселась в кресло. Он достал телефон и, нажав на кнопку воспроизведения, протянул мне. Запись получилась не очень хорошей, но суть беседы я уловила. Мадам, оказавшаяся мамой 'предмета', была сильно обеспокоена, что в связи с попыткой суицида их 'во всех отношениях приличная фамилия попадет на страницы газет'. Малышка рыдала и, сорвавшись в истерику, вдруг закричала, прося их уйти. Из невнятно расслышанной фразы я поняла, что ей предлагали какие-то деньги, но тут время, отведенное Игорем на запись сообщения, закончилось. Негусто вообще-то. Хотя всё и так понятно. Сперва любовь. Потом - все сопутствующие этому прекрасному чувству радости. Ну а чуть позже вот такая обеспокоенная мезальянсом маман начинает метать икру, выливая на наивную влюбленную дурочку ушаты помоев. Недаром говорят: женись поближе. И, как мне кажется, имеется в виду не территориальная отдаленность, а именно вот такая, социального плана. Ведь помимо всех проблем, обрушивающихся на молодую пару, приходится преодолевать и сопротивление среды в виде злобной свекрови и презрительных взглядов менее удачливых конкуренток. По понедельникам в клубе выходной, а потому, быстренько приняв душ, я стала торопить Игоря. - Пойдем! - К ней? - А куда же? Мы спустились на лифте и, сев в его 'мерин', отправились в больницу. Время, сами понимаете, было неурочное, и потому я даже не стала пытаться пройти легальным путем, а сразу направилась к торцу здания и взглянула на Игоря. - Ты со мной или как? Посмотрев вверх, он неуверенно пожал плечами, и, расценив молчание как знак согласия, я подхватила его под мышки и влетела в окно женского туалета. К несчастью, в этот раз в коридоре стоял какой-то тип, судя по белому халату имеющий отношение к медицине. Игнорируя удивленный взгляд и пресекая совершенно неуместные в этой пикантной ситуации вопросы, я осторожно нажала на его сонную артерию. И, придержав вмиг ставшее ватным тело, толкнула дверь комнаты, в которой вчера позаимствовала халат. Он, кстати, так и висел на спинке стула. Хотя, быть может, это был его брат-близнец. - Одевайся, - велела я Игорю, а сама принялась стаскивать столь необходимую для маскировки одежку с лежавшего без сознания мужика. Подойдя к палате и взявшись за ручку двери, я услышала сдавленные рыдания и мужской голос. Думая, что это кто-то из персонала, и не желая мешать, решила повернуть назад, но пресловутое любопытство победило. И, тихонько приоткрыв дверь, я увидела, что возле Ириной постели сидит какой-то мужчина. Так, значит. Нам с Игорем нельзя, а кому-то другому - можно? Или, сегодня просто дежурит менее принципиальная тетенька? Сидящий тем временем встал, и я еле удержалась, чтобы не вскрикнуть. Он был всё так же красив, а осанка и гордый профиль выдавали уверенность в себе. Парень шел к двери, а у меня дыхание сперло, ибо юноша, навестивший случайно встретившуюся на моем пути девушку, был моей первой любовью. ГЛАВА 20 В эпоху рыцарей, в тринадцатом веке, жил святой Франциск Ассизский. Он сочинил молитву, как мне кажется, достаточно актуальную и сегодня. В ней есть такие слова: 'Господи, укрепи дух мой, чтобы не меня утешали, а я утешал, чтобы не меня понимали, а я понимал, чтобы не меня любили, а я любил. Ибо дающий в мире сем обретает, забывающий о себе себя находит, прощающий же прощен будет'. К месту ли, нет, но именно эти слова я шептал, бредя по старой дороге. Рассудив, что пришло время, отрыл портал в офис интересующего меня лица. Как и предполагал, помещения оказались пустынны, и я принялся методично просматривать бумаги, хотя и прекрасно понимал, что это мало что даст. Ведь современные банковские операции осуществляются с помощью компьютеров и, чтобы машина приняла тебя за хозяина, нужен как минимум пароль. Опустив жалюзи, включил один из системных блоков и бегло просмотрел имеющиеся папки. Названия документов и шаблоны всевозможных договоров ни о чем мне не говорили, и я пожалел, что не принадлежу к мифической братии хакеров. Увы, подобные крутые парни встречаются только в кино. Со всей дури молотя по клавиатуре, за одну-две секунды взломать пароль просто нереально. Скорее уж его можно 'угадать'. Кавычки же ставлю потому, что идея проникнуть в систему методом подбора бредовая по своей сути. Подобное наивное стремление в состоянии отследить элементарная защита вроде тех, что установлена в примитивных домашних компьютерах. А при попытке проникновения в серьезную структуру, содержащую действительно ценную информацию, программа, обнаружив перебирание слов, моментально заблокирует вход, сообщив при этом 'куда следует' о потугах проникновения. И всё же игра в 'угадайку' наиболее вероятный способ взлома защищенной системы. Единственное, что для этого надо, - знать владельца компьютера как самого себя. То есть быть ему лучшим другом, которому он согласится доверить жену и деньги. Но поскольку фигурант не производил впечатления наивного романтика, то еще лучше - быть им самим. Наиболее широко распространенные явление - это использование в качестве кодового слова имени любимой женщины, родных и близких. А так же даты их рождения и т.д., и т.п. Помните фильм с Харрисоном Фордом, когда спецы ФБР за считаные секунды проникают в компьютер одного из сотрудников, перебрав варианты и вычислив, что сочетание составляло год рождения - жены, месяц - сына, день - дочери? И всё равно пароли подобного рода не переводятся, ибо человек по своей природе ленив и недальновиден. Но для такой элегантности нужно обладать массой информации о конкретном человеке, причем зачастую очень личной. И плюс такая малость, как права доступа, то есть полномочия на совершение определенного рода операций. Как правило, к ценной информации имеют отношение два человека: директор и главный бухгалтер. И в каждой конкретной системе пользователь представляется так называемым логином. В большинстве своем люди набирают это словосочетание 'от балды'. А подобрать это самое 'имя пользователя' та еще задача, сравнимая с угадыванием разве что пароля. Согласно статистике, восемьдесят процентов всех удачных проникновений производятся изнутри. То есть по сути являются обыкновенным злоупотреблением. Все остальные - знание людской природы и, как говорилось выше, - прекрасная информированность. Знаменитый Кевин Митник - классический образец именно такого случая. В общем, я удалил ярлыки просмотренных папок и выключил компьютер. Не будучи наивным, сегодняшнему визиту отводил ознакомительную роль, оставляя главную часть кропотливой работы на потом. Посмотрел фотографии, стоящие на столах сотрудников. Пошарил по ящикам на предмет обнаружения чего-нибудь эдакого. Само собой, особое внимание уделил рабочим местам клиента, коммерческого директора фирмы и главного бухгалтера. Освоившись с обстановкой, уселся в хозяйское кресло и принялся думать. Судя по всему, командировка предстоит длинная, и вся работа будет сведена к элементарному подглядыванию. Пролистав лежащий на столе ежедневник, выяснил распорядок дня интересующего меня человека и, на прощание окинув взглядом офис, в котором, судя по всему, придется провести несколько ближайших дней, вышел на улицу. Вот-вот должно было взойти солнце, и, выбравшись за город, я оказался в еще одном историческом месте. Развалины древнего города Самария, или - на иврите - Шомрона находятся неподалеку от арабской деревни, носящей то же название. Как гласит легенда, в начале девятого века до рождества Христова царь Амврий приобрел эту возвышенность с небольшим поселением, появившимся еще в бронзовом веке, за два таланта серебра у человека по имени Семир. В Библии сказано: 'И купил Амврий гору Семерон у Семира за два таланта серебра, и застроил гору, и назвал построенный им город Самариею, по имени Семира, владельца горы'. С взгорья, вздымающегося на сто метров среди чудесной плодородной низменности, прекрасно просматриваются Шаронская и Изреэльская долины. И я хорошо понимаю царя Израиля, основавшего в этом месте столицу. Побродив по руинам дворца, построенного Амврием и его сыном Ахавом, посетил живописные развалины византийской церкви Святого Иоанна Крестителя, возведенной императрицей Еленой и обновленной крестоносцами. Остатки стен церкви достигают четырех метров в высоту. Полюбовался на мечеть, стоящую неподалеку. Всё, буквально всё в этих местах дышало древностью, и руины древнеримского Форума, хорошо сохранившиеся колонны которого сооружены при царе Ироде. Рядом - остатки круглой эллинской башни, сложенной из огромных каменных блоков и датируемой четвертым веком до нашей эры. Дальше - развалины ворот и стен периода Израильских царей, правивших в девятом веке до Рождества Христова. Посмотрел на очень интересные руины сооружений римского периода: амфитеатр, базилику с уцелевшими колоннами, храм, посвященный Иродом императору Августу. Воображая себя жителем тех эпох, постоял на огромных, сохранившихся до наших дней ступенях. Двигаясь вдоль улицы, вдруг явственно почувствовал чей-то взгляд. Некрасивая, сгорбленная старая женщина смотрела на меня с улыбкой. В темных печальных глазах светилось понимание, и, невольно оглянувшись, я убедился, что в этот ранний час, кроме нас двоих, здесь никого нет. Озадаченный, подошел ближе, но, отрицательно покачав головой, она внезапно отшатнулась. В смятении остановившись, я хотел что-то сказать, но, будучи в своем 'естественном' состоянии, не смог произнести ни звука. Конечно, при желании я сумел бы вызвать соответствующие колебания воздуха, но, рассудив, что такие действия могут напугать пожилую женщину до смерти, сдержался. Мы смотрели друг на друга с минуту, а затем, глубоко вздохнув, она пошла прочь. Видела ли она меня? Или же, занятая своими мыслями, обитательница здешних мест просто смотрела вдаль и я случайно принял пронзительный взгляд на свой счет? Наконец решив, что пора, я в последний раз взглянул на места, олицетворявшие историю, и открыл портал в офис господина Никельцмана. Жизнь любой конторы, будь то суперсовременный коммерческий банк или несколько комнатушек, приютившихся в подвале, начинается практически одинаково. Офисные леди прихорашиваются, глядя в зеркальца и перебрасываясь ничего не значащими фразами. Психологи называют это состояние 'вработкой', являющейся чем-то вроде настройки инструментов, которую производит хорошо сыгранный оркестр перед репетицией или концертом. Но вот какофония, издаваемая музыкантами, утихает, и коллектив готов. В приемной кипел электрочайник, и секретарь, крася ногти и одновременно разговаривая по телефону, при этом ухитрялась еще и готовить кофе. Никем не замеченный, я осторожно прошел сквозь дверь и устроился за спиной хозяина кабинета. Муторное, доложу я вам, дело - работать наблюдателем. Частенько видя в кинофильмах сцены сидящих в фургоне с наушниками сыскарей, всегда поражался терпению этих людей. Но в тех случаях можно было хотя бы закрыть глаза. Я же вынужден смотреть, причем постоянно, так как неизвестно, когда фигуранту взбредет в голову произвести то или иное действие. Зевая, стал свидетелем утреннего кофепития. Затем последовало совещание, потом решались какие-то повседневные, рутинные дела. И ни малейшего намека на желание включить наконец компьютер, дабы я мог подсмотреть вожделенные логин и пароль. Забегая вперед, скажу, что в первый день мне не повезло. Никаких финансовых операций господин Никельцман не совершал и, закончив работу, сел в машину и отчалил в направлении дома. Неудача не сильно огорчила меня. Ведь если бы нам всё удавалось, не уподобились ли бы мы мифическому герою, возомнившему себя равным богам и жестоко наказанному за это? Разгневанные создатели лишили его неудач. Всё у него стало получаться, все желания сбывались. И в результате он сошел с ума и покончил с собой. Так что бесплодные попытки очень полезны, ибо не думаю, что со мной было бы иначе. Такая на первый взгляд гадкая вещь, как невезение, связывает нас с реальностью, не позволяя съехать с катушек. Их нет лишь у умалишенного. И в каждом срыве, в любом несчастье есть что-то хорошее и полезное. Став участниками события, мы не ведаем, что это было на самом деле, успех или неудача, пока не доживем до завтра. Ибо единственный судья, чей приговор окончателен и справедлив, - время. Впереди целая ночь, и, не зная, как ее убить, я снова принялся философствовать, ибо жизнь и деятельность господина Никельцмана давала обильную пищу для размышлений. Последствия демократизации бывшего постсоветского общества, как и результаты предшествовавших социотехнологических революций, приносили явные плоды. Свободное предпринимательство, допустимое лишь в демократических странах, где признают свободу и права человека, где открыты возможности для социальной и экономической инициативы, у меня на Родине дали весьма интересные ростки. И если какой-то процесс влечет за собой важные и позитивные результаты, то и негатив тут как тут. Но, наверное, это две стороны медали, немыслимые друг без друга. Недаром же американцы говорят, что преступность - это цена, которую общество вынуждено платить за демократию, ибо бесплатных обедов не бывает. Послонявшись по офису, вдруг вспомнил взгляд, которым утром наградила меня старуха, и не придумал ничего лучше, как, нащупав более-менее подходящую частоту, открыть портал в Атлантику, где не так давно смог убедиться, что даже в такой 'волновой ипостаси' для некоторых я вполне видим и осязаем. Море освещалось последними багряными лучами, и, привязавшись к радиосигналам небольшого рыболовецкого судна, я парил над водой. Эхолот, которым оно отслеживало косяки ставриды, давал прекрасную возможность погружения на любую глубину, и я стал медленно опускаться в надежде, что случайно обретенные и быстро потерянные друзья обратят на меня внимание. Но, будучи сообразительными созданиями, дельфины держались подальше от сетей траулера и, некоторое время понаблюдав за картиной лова, я всплыл на поверхность. Не придав в прошлый раз значения их недвусмысленной попытке куда-то увлечь, я вдруг ощутил приступ какого-то бешеного любопытства. В том, что нахожусь именно в том, нужном месте, не было сомнений, и я плавно описывал круги, любуясь ночным океаном. Не знаю, те это были дельфины или нет, но, скорее всего, любознательность является отличительной чертой всего их роду-племени. Ибо около полуночи я вдруг обнаружил, что мое присутствие не осталось незамеченным. Несколько умных созданий, окружив меня со всех сторон, оживленно 'переговаривались'. В своем теперешнем состоянии я легко улавливаю колебания любой среды, но, отлично слыша, всё же не мог ничего понять. На помощь, как всегда, пришел универсальный 'язык жестов'. И, как и в предыдущий раз, покружив, дельфины направились на запад. Не в силах сдержать радостную улыбку и стараясь не отставать, я устремился следом. Часа через три, за которые, по моим прикидкам, проделали не менее нескольких сотен морских миль, проводники снизили скорость и, словно желая убедиться, что я не отстал, снова затеяли хоровод. Потанцевав с минуту, они направились вниз. Глубина этой части океана приблизительно равнялась километру, и я с удивлением гадал, куда мы держим путь. Погрузившись метров на пятьдесят, вдруг обнаружил, что мы достигли дна. Вернее, некоего подводного плато площадью не более трех квадратных километров. Со всех сторон окруженное стремительно уходящей вниз бездной, оно поражало почти идеально ровной поверхностью. Во всяком случае, никаких следов естественных скальных образований, равно как валунов и обломков породы не наблюдалось. При других обстоятельствах на этой гигантской столешнице глазу не было бы за что зацепиться. Я говорю 'бы', потому что вся она светилась неярким, но вполне достаточным светом. И на этой огромной площадке, поражая воображение и одновременно сводя с ума, стояли три огромных серебристых блюдца. ГЛАВА 21 Он шел к выходу, а я, не зная, что предпринять, замерла, словно кролик перед удавом. Взявшись за ручку, юноша, вызвавший смятение в моей душе, потянул дверь на себя, и я взмыла ввысь, приклеившись к потолку. Наткнувшись на Игорька, у которого, к счастью, хватило ума не смотреть вверх, виновник всех моих - и, как выяснилось, не только моих - несчастий чертыхнулся и пошел прочь. Из палаты доносились сдавленные рыдания. Рассудив, что для того, чтобы спуститься с седьмого этажа и добраться до машины, ему понадобится какое-то время, я вошла в палату. Закрыв лицо руками, дрожащая девушка покачивалась из стороны в сторону. Всхлипывания прекратились, уступив место обреченному вою. Расспрашивать о чем-либо казалось бесполезным, но ясно, что визит сработал подобно выключателю, подняв застилающую разум спасительную завесу и вернув оказавшиеся столь ужасными воспоминания. Боясь, как бы девчонка опять не наложила на себя руки, я дотронулась до ее хрупкой шеи, погружая в сон. - Побудь с ней, - попросила Игоря. И, открыв окно, прыгнула вниз. Молодой человек, которого и язык-то не поворачивается назвать человеком, тем временем вышел из больницы и уселся за руль автомобиля. - Ну как, всё путем? - поинтересовался один из двоих, развалившихся на заднем сиденье. - Нормально, - небрежно ответил вновь прибывший. - Я объяснил малышке что к чему, и, надеюсь, она всё прекрасно поняла. Достав из бардачка видеокамеру, подобную той, что я разбила год назад, они уставились в мини-экран, весело хохоча и смакуя особо пикантные кадры. Древние греки различали четыре вида любви - эрос, агапе, филия и сторге. Эрос - любовь плотская, то есть то, что сегодня называют сексом. Агапе -любовь духовная, возвышенная. Любовь к Богу, а также к людям, близким тебе по духу, единомышленникам. Недаром апостолы Иисуса, встречавшиеся друг с другом регулярно после Его смерти, называли эти встречи агапами. Филия - любовь к детям, к друзьям, к домашним животным, вообще чему-то конкретному, хоть к собиранию марок - филателия. Она предполагает заботу и покровительство. Сторге - любовь уважения: ее мы испытываем к родителям, к родине, к солидной фирме, продукцию или услуги которой предпочитаем всем прочим. Но это не разные вещи, это всего лишь различные стороны одной и той же эмоции, которую мы и называем Любовью, разные ее виды, а в любви к партнеру всегда присутствуют все четыре, только в различные периоды какой-то один преобладает. Однако то, что случилось со мной и с Ирой, не попадало ни под одно из определений, поскольку больше всего для этого подходило слово 'скотство'. Но и подобное сравнение оскорбительно для братьев наших меньших, ибо ни одно животное не позволяет себе вытворять со своей самкой такое. Собственно, с этой минуты все трое были уже мертвы. И, хотя их физическое существование продлилось еще несколько дней, они были вычеркнуты мной из списков живых. Не претворятся в жизнь радужные планы. Дипломы, свидетельствующие о 'незаурядных способностях элитарной молодежи', не будут получены, а связи, столь заботливо лелеемые отцами, никогда не откроют перед ними двери в мир большого бизнеса. Ибо у мертвых лишь один путь. Родителям, подарившим миру столь 'неординарное' потомство, не нянчить внуков, и, что самое главное, наивным влюбленным дурочкам не придется лить слезы и пытаться наложить на себя руки. Искушение уделать подонков прямо сейчас было очень велико. Но, как гласит народная мудрость, 'сразу можно стать только мертвым'. Я ждала целый год и почти простила, так что несколько дней ничего не решат. Из скабрезных реплик, бросаемых во время просмотра, поняла, что Иру, как в свое время и меня, опоили какой-то гадостью. Вообще-то я подозревала нечто подобное, так как шампанское пробовала не впервые, но до того случая провалов в памяти не случалось. Желая убедиться, что на примете у негодяев нет очередной жертвы, увязалась следом. Но, видимо, на охмуреж требовалось некоторое время, и, основательно нагрузившись в каком-то кабаке, человеческие оболочки, не имеющие будущего, отправились по домам. Попойка молодых идиотов заняла приличное время, и до рассвета оставалось не так уж и много. Вернувшись в больницу, я застала там идиллическую картину: мирно спящую Иру и Игорька, кое-как примостившегося на стуле и положившего голову на тумбочку. Собственно, одной из причин, по которой я подарила этим скотам несколько дополнительных дней, была Ира. Ведь убей я их сегодня, и родственники во главе со стервозной маман затерроризировали бы бедную девочку. Не говоря уже о том, что легко могли выйти на нас с Игорьком. Оставлять малышку без присмотра я боялась и, бесцеремонно растолкав спящего, подхватила его под мышки, снова десантировавшись через окно. - Заводи машину. - А? Что? - Мы забираем девочку к тебе. - Что происходит, Майя? - возбухнул было он, но я одним поцелуем поставила всё на свои места. Вернувшись за Ирой, таким же макаром доставила ее к автомобилю, и через пару минут мы мчались по ночной Москве. - Почему ко мне? - вдруг вскинулся Игорь. - Ты только представь, что произойдет, когда малышка проснется и обнаружит, что делит квартиру со спящей красавицей. - Я усмехнулась. - Да и сам понимаешь, в ее состоянии всякое может случиться. - Думаешь, она решится снова? - Кто ее знает. - Я вздохнула. - Береженого Бог бережет. Наутро, которым, если помните, для меня является ранний вечер, едва открыв глаза, я обнаружила, что у моей постели сидит Игорь. С довольным видом протягивая мне завтрак, он улыбался. - Сделал? - Он кивнул: - А то. Оплатил лечение и зарезервировал палату на полгода. Я облегченно вздохнула, ибо состояние неудавшейся самоубийцы волновало меня куда больше, чем я признавалась самой себе. Но теперь, помещенная Игорем в одну из частных клиник в дальнем Подмосковье, Ира оказалась в надежных руках, а самое главное - под круглосуточным наблюдением. С помощью психологов она пройдет реабилитационный курс и, надеюсь, навсегда забудет пережитый кошмар. Или, по крайней мере, научится жить, не обвиняя в происшедшем себя. - Что ты задумала, Майя? - Игорь внимательно смотрел на меня, словно видел впервые. Я отмахнулась. - Не бери в голову. В конце концов, недаром же философы утверждают, что 'у каждого свой путь, причем не мы движемся по дороге жизни, а она проходит через нас'. - И, тяжко вздохнув, добавила: - Наверное, судьба такая. - Как знаешь, - в свою очередь вздохнул он. - Папу предупредил? - Да. Сказал, что ты вынуждена срочно уехать и вернешься не раньше чем через неделю. - Вот и славно. - Пойдем куда-нибудь? Я покачала головой. То, что я задумала и столько раз проделывала в мыслях, требовало моральной подготовки и, если хотите, 'настройки'. Так как впитанное с молоком матери 'не убий' держало гораздо крепче, чем я предполагала. - Извини. - Наклонившись, я легонько поцеловала его в щеку. - Мне надо побыть одной. Акцию я назначила на следующую ночь, видя в этом символичность и знак свыше. Ведь завтрашний день, абсолютно ничем не примечательный для большинства людей, был годовщиной выпускного бала. И ровно год назад при совершенно диких и немыслимых обстоятельствах я стала женщиной. Извинившись перед Игорем, выпроводила его и, облачившись в один из своих бойцовских костюмов, отправилась на ночную охоту. Мне просто необходимо было совершить что-то ужасное или, на худой конец, героическое. Но так и не встретив какой-нибудь шпаны, которую удалось бы как следует проучить, и не обнаружив нуждающихся в спасении детей и котят, я, как частенько в начале своей карьеры, принялась летать возле домов, выискивая что-нибудь любопытное. В одном из окон горел свет. Разглядев крошечный силуэт, я подлетела ближе. Маленькая девочка стояла на стуле и, прижавшись расплющенным носиком к стеклу, смотрела на улицу. Точнее, на двор, заросший липами. Один из старых московских дворов с детской площадкой и непременной голубятней. Она не казалась слишком привлекательной: узкий лоб, редкие белесые волосы. Девчушка была довольно полной, с пухлыми губами, и по ее некрасивым щекам текли слезы. Пожалуй, единственное, что по-настоящему завораживало, так это ее глаза. Не очень правильной формы и не слишком выразительные, они казались чистыми и бездонными. Нужно просто внимательно и долго вглядываться в два маленьких озера, застывших на лице и теперь вытекавших легкими каплями. Но мало кто, небрежно мазнув взглядом по нескладной фигуре, даст себе труд заглянуть в зеркало детской души. Хотя, быть может, так даже и лучше. Судьба некоторых прелестниц далеко не завидна, но отсутствие красивой внешности, ставшее причиной огорчения несчастного ребенка, для кое-кого является настоящим бедствием. Ломающим судьбы и приводящим на грань самоубийства. Я висела в нескольких метрах от маленького человечка, только-только вступающего в жизнь, и думала о том, что ждет ее в этом мире. Мысленно желая ей избежать несчастий, выпавших на долю Иры, и предостерегая от ошибок, совершенных мной. Безмолвно советуя проводить дни, ощущая радость жизни. Счастье дышать и жить. Просто дышать и жить. Вернувшись под утро домой, я легла спать, мысленно повторяя изречение Оскара Уайльда: 'Если бы женщины не любили вас, мужчин, за ваши недостатки, то что было бы с вами?' Потому что несовершенство людей, свидание с которыми предстояло завтра, переполнило чашу женского терпения. - Отдай диск, майор! - В голосе говорившего звучала откровенная ненависть. - А то, клянусь всеми святыми, никогда не быть тебе подполковником. Милиционер усмехнулся и, вынув сверкающий кругляш из дисковода, протянул посетителю: - Пожалуйста. - Почему не сообщил сразу? - Оперативные мероприятия, сами понимаете. Да и что для вас важнее: прикрытая фиговым листочком репутация или пойманный убийца? Гость вздохнул и несколько мягче произнес: - Но поставить-то в известность ты мог. - Хозяин кабинета отмахнулся: - Мог, не мог. Какая теперь разница. Главное вот. - Он потряс сжатым кулаком. - Вот они у нас где. - Это хорошо, майор. - На губах высокого седого человека заиграла дьявольская улыбка. - Молодец, сверли дырку под звездочку. Потенциальный подполковник осклабился, а обещавший повышение несколько смущенно протянул: - Ты это... постарайся, чтоб твои сыскари поменьше языками трепали. - Обижаете. - Начальник следственного отдела притворно всплеснул руками. - У нас здесь, как на исповеди. - Вот-вот, - обрадовался гость. - Меня пригласи. Хочу послушать, как наш Рэмбо исповедуется. И, пожав протянутую через стол руку, положил компакт-диск в карман и вышел из кабинета. Самолет приземлился в Шереметьево около трех утра, и, взяв такси, мы помчались ко мне. Уставшая после перелета и одновременно возбужденная, я распаковывала чемодан, а Игорь отправился в душ. Тихонько напевая, я ждала, пока он освободит ванную, и, как только Игорь вышел, заняла его место. Тугие струи ласкали тело, ожесточенно натираясь мочалкой, я тихонько насвистывала, под разными углами рассматривая мысль 'а что, если?'. Против имелись тысячи причин, и та часть моего 'я', которой управлял разум, увещевала, приводя неоспоримые доводы. И только неистребимая женская сущность голосовала 'за'. Включив воду, горячую до такой степени, что обжигало кожу, я терпела, пока не стала красной, как вареный рак. И, повернув кран, тут же оказалась под ледяными струями. И в этот раз ждала до посинения. Так ничего и не решив, выбралась из ванны и, вытирая голову полотенцем, услышала удар, от которого, судя по звуку, должна была проломиться стена. Высунув голову в приоткрытую дверь, увидела, что в прихожей толпятся какие-то люди, вооруженные автоматами и в черных масках. Игорь, выступивший было вперед, вдруг схватился руками за голову, а на ударившего его человека опустился кто-то страшный. То есть настолько, что от одного вида этого существа меня охватила противная дрожь. Игорь лежал на полу, а возле его головы, все увеличиваясь, собиралась кровавая лужа. Не в силах поверить в происходящее, я опустилась возле моего так и не состоявшегося любовника на колени, подхватила его на руки и рванула в спальню. - Не стрелять! - каким-то деревянным голосом закричал человек, накрытый, словно прозрачным покрывалом, ужасной сущностью. Но мне было всё равно, поскольку, проломив фальшивую стену, я, крепко держа моего парня, прыгнула в канал вентиляционной шахты. Опасаясь выстрелов или, что еще хуже, осколочной гранаты, взлетела вверх и, выбравшись на техэтаж, положила Игоря на грязный пол. Ощупав пальцами разбитую голову, поняла, что у него проломлен череп. Пульс еле слышен. В отчаянии я тихонько заскулила. Не так. Всё должно было произойти совершенно по-другому и привести к более приятным последствиям. - Майя! - Он открыл глаза и попытался улыбнуться. - Какая ты красивая. Обнаружив, что стою перед ним на коленях совершенно голая, я невольно покраснела. - Налюбуешься еще, - смущенно буркнула я. - Зажмурься. Он еще раз улыбнулся и испустил последний вздох. Не веря в происходящее и помня, что даже у нормальных людей состояние клинической смерти длится около шести минут, я растерянно завыла и впилась клыками ему в шею. Его кровь капала мне на грудь, и, спеша успеть, я разорвала себе вены и приложила запястье к его губам. ГЛАВА 22 Снова стоя за спиной господина Никельцмана, я ловил себя на мысли, что происходящее вдруг отступило на второй план - такой мелкой и сиюминутной показалась возня вокруг этой, в сущности, банальной аферы. Занятые низменным накоплением, люди спешили отвоевать себе лишний кусочек места под солнцем. Желая урвать побольше, проводили дни и месяцы в тесных офисах и пыльных конторах, не замечая, сколь огромен окружающий мир, и упуская из виду тот факт, что настоящие, действительно важные события проходят мимо. Нет, теоретически я, конечно, знал, что отдельным товарищам иногда видятся 'маленькие зеленые человечки'. Благо различных уфологических изданий хватало, и, не в силах скрыть происходящее, власти предержащие поспешили устроить из этого балаган. То есть оно вроде как существует, но... И коль уж кто-то что-то 'видел', то, само собой, следующим вопросом, естественно, становился: 'А может, вы еще что-нибудь и слышите? Голоса, например? Не бывает? Хорошо, хорошо, не волнуйтесь. Но давайте на всякий случай проверимся, а? Да, пожалуйста, попьете вот эти таблеточки. Нет-нет, что вы! Как вы могли подумать! Обыкновенные витамины. Знаете, по телевизору рекламируют: 'Дуовит', 'Триовит'...' Хотя среди свидетелей посещения нас пришельцами из других миров есть люди, ни в коей мере не нуждающиеся в подобных советах. Ибо прежде, чем доверить выполнение работы, их неоднократно и самым тщательнейшим образом обследовали. Первым человеком, который наблюдал НЛО в космосе, стал американский астронавт Уолтер Ширра, совершающий орбитальный полет вокруг Земли. Другой очевидец, тоже, по мнению многих, заслуживающий доверия, сфотографировал что-то, напоминающее космический корабль внеземного происхождения с борта 'Джемини-4', совершающего орбитальный полет. Это произошло над Гавайскими островами. Это тоже был американец - астронавт Мак-Дивитт. Кстати, после фотографии Мак-Дивитта в таблицу условных сигналов при переговорах был введен термин 'Святой Николай', то есть НЛО. Доставивший людей на Луну 'Аполлон-11', в составе команды которого находились Армстронг, Олдрин и Коллинз, тоже принес сведения, которые так никогда и не опровергли официальные органы НАСА. 'Аполлон-11' с Коллинзом на борту остался на окололунной орбите, а в посадочном модуле 'Орион' на поверхность спутника Земли опустились Армстронг и Олдрин. Имелось два канала связи. Основной, сопровождавший телевизионную передачу, и запасной, на котором сигналы могло принимать лишь НАСА. Кстати, несмотря на 'сверхсекретность', эти сигналы одновременно запеленговали радиолюбители Австралии и Швейцарии. Как только 'Орион' прилунился, Армстронг вдруг закричал. Будучи в огромном эмоциональном возбуждении, единственное, что он успел сделать, это перейти на запасной канал связи. Телепередача прервалась, а по второму каналу прозвучал вопрос: 'Черт возьми, я хотел бы знать, что это такое?! Прямо перед нами, по другую сторону кратера, стоят чьи-то космические корабли. Они огромные и наблюдают за нами'. Затем он буквально прохрипел в микрофон: 'Прошу дать команду Коллинзу быть готовым'. Затем передачу по основному каналу повел Олдрин, человек более уравновешенный и менее эмоциональный. Олдрин и доставил на Землю бесценный груз - снятый на шестнадцатимиллиметровую цветную пленку фильм, в котором отражены все перипетии экспедиции. Олдрин вел передачу по основному каналу, время от времени переходя на запасной. По секретному каналу он говорил следующее: 'Вижу отдельные блоки, которые светятся изнутри'. Затем через какое-то время: 'Наблюдаю 'Святой Николай', дает мало света'. Поскольку 'Святой Николай' давал мало света, то есть не проявлял агрессивности, через пять часов, промариновав астронавтов в модуле, как в консервной банке, Хьюстон разрешил им покинуть 'Орион' и выйти на лунную поверхность. Наконец, поговорив по телефону, фигурант пододвинул к себе клавиатуру, и я обратился в зрение, ибо из разговора следовало, что сейчас совершится одна из в общем-то незначительных, но столь долгожданных мной финансовых операций. Введя пароль, он вздохнул, а я, на всякий случай повторив заветное слово, осторожно погрузился в разом обмякшее тело подопечного. Признаюсь вам, очень велико было искушение немного похулиганить, не оставив на банковском счету господина Никельцмана ни шекеля. Но вовремя вспомнив, что я не шпана, дорвавшаяся до компьютера, а российский офицер, аккуратно и с точностью до копеечки перевел причитающуюся пострадавшей стороне сумму. Плюс небольшой штраф и - чистоплюи, заткните уши - свои комиссионные. Сопроводив всё это извинительным письмом российской стороне. Совесть моя была кристально чиста, ибо даже после небольшого кровопускания израильтянин остался далеко не бедным человеком. И, ей-богу, я чувствовал гордость оттого, что мне удалось создать прецедент. Не часто, согласитесь, аферист возвращает украденное. Пробив штрек, я, улыбаясь, отрапортовал Ольге: - Израильская сторона осознала свои ошибки и только что вернула предоплату. И компенсацию за сорванные поставки. - Этого не может быть! - ахнула она. - Потому что не может быть никогда. - Я усмехнулся и посоветовал: - Русского гения хватайте. Обнаружив денежные поступления, он волей-неволей должен что-то предпринять. Да хотя бы связаться с Никельцманом. - Вы дьявол, Андрей. - В ее взгляде светилось восхищение. - Как вам это удалось? - Всего лишь Асмодей. - Я скромно потупился. - А что касается остального, то это секрет фирмы. - И, приняв важный вид, сообщил: - Вот погодите, выйду из опалы и открою курсы для новых сотрудников. - Ай, бросьте. - Она махнула рукой. - Вы никогда не были в опале. Просто заявок столько, что людей катастрофически не хватает. Вот и приходится метаться. - Понятно. Что мне делать теперь? - Вы уже закончили? - вместо ответа спросила она. - А что, есть задание? - Пока нет, но оставайтесь на связи. Я пообещал напоминать о себе каждый час и, отключившись, посмотрел на спящего в кресле финансового афериста, на которого наконец нашлась управа. - Удачных вам операций, милейший, - произнес я. - А самое главное - порядочных партнеров. И, открыв портал, шагнул в середину Атлантического океана. Зависнув в метрах двадцати над внеземными пришельцами, я раздумывал, правильно ли сделал, не сообщив о случайном открытии. Но рассудив, что 'поспешишь - людей насмешишь', пришел к выводу, что с докладом можно и погодить. Да и печальный пример того же Олдрина навевал отнюдь не оптимистические мысли. Того самого хладнокровного Олдрина, о котором в свое время писала наша 'Литературная газета'. Дескать, все астронавты люди как люди: кто бизнесом занялся, кто научными исследованиями, а Олдрин разложился совершенно. Запил по-черному, по вечерам сидит и смотрит в ночное небо, и вообще с ним какие-то нелады. Но эти свидетельства не единственные. Во время запуска 'Аполлона-12' его экипаж обратил внимание, что следом движется что-то, что они приняли за последнюю ступень ракеты 'Сатурн', выведшей их на орбиту. Но Хьюстон дал корректуру курса, корабль повернул к Луне, и... 'последняя ступень' повернула тоже. Тогда в вахтенном журнале появилась запись: 'По-видимому, за нами следует 'Святой Николай', но мы до сих пор не знаем, друг это или враг. НЛО пролетел достаточно близко, корабль обдало теплом и светом'. Далее - свидетельство экипажа 'Аполлона-13'. Американцы запланировали взорвать на лунной поверхности ядерное мини-устройство, чтобы устроить небольшое лунотрясение и получить данные об инфраструктуре спутника Земли. Эксперимент тщательно подготовили, между кораблем и Хьюстоном шел оживленный радиообмен, и в этот момент на корабле произошло ЧП. Не причинив никому вреда, взорвался кислородный баллон, но эксперимент был сорван. НЛО в это время находился рядом. В своих отчетах астронавты писали, что, по-видимому, инопланетянам мешали подобные действия и 'шалости' с ядерным устройством, ибо, по словам астронавта Сырнана, который, летя по низкой орбите, видел Луну с противоположной стороны 'они там сидят, как пчелы на сотах. Инопланетянам был не нужен этот взрыв, так как Луна, судя по всему, является их перевалочной базой'. Последний 'Аполлон', который летал на Луну, - 'Аполлон-16'. По условию эксперимента, по окончанию работы на спутнике нашей планеты модуль 'Орион' забирал двух астронавтов, состыковывался с основным кораблем, и последний перешедший из модуля в корабль астронавт должен был нажать на кнопку, дававшую команду отделиться и включавшую двигатели. 'Ориону' суждено было упасть на лунную поверхность и разбиться, так как он свое отработал. Но теория, как это частенько бывает, оказалась весьма далекой от практической реализации. Случилось так, что Янг, отрабатывавший эту операцию десятки, а может, и сотни раз, 'забыл' нажать на кнопку. И 'Орион', вместо того чтобы опуститься на поверхность спутника, остался на лунной орбите. Как пишут авторы монографий, 'сделался наглядным пособием для тех, кто должен был принять к сведению'. В общем, как я понимаю, свидетелей хватает и без моей скромной персоны. А лишний раз светиться, привлекая пристальное внимание, не очень-то и хотелось. Ибо старая как мир армейская заповедь гласит: 'Не торопись! А то успеешь!' Глядя на картину, лежащую внизу, я чувствовал, что стою на пороге нового отрезка моей жизни. Все проблемы, казавшиеся до этого важными, уходят, растворяются, а на поверхности остаются достоинства. И достоинство как таковое. Взгляд на себя как на Человека среди Людей, который никому не раб и не хозяин. Научившегося по-настоящему ценить себя и тот мир, в котором живет. Душа, подгоняемая рвущимися наружу 'ста тысячами почему' жаждала бурной деятельности, а разум, наоборот, советовал не торопиться. Ведь кто знает, не станет ли мое случайное знание Аваддоном, символизирующим в иудаистских мифах гибель, всепоглощающую бездну-могилу, пропасть, преисподнюю, способную завлечь, вобрать в себя и скрыть навсегда любого. Ведь несмотря на свою не совсем обычную сущность, я всего лишь человек. Тогда как образ Аваддона по современным представлениям наиболее близок к космической 'черной дыре' или к 'треугольнику смерти', расположенному в районе Бермудов. Ведь известны места, где после наблюдения НЛО свидетели находят следы деятельности неизвестной супертехники. Такие, как целые стада мертвых коров, которым за одну ночь удалили с помощью тончайшего инструмента жизненно важные органы. Или бесшумно и мгновенно вырванные из вечной мерзлоты и бесследно пропавшие за одну ночь тысячи кубометров грунта на севере России вблизи Корбозера в тысяча девятьсот шестьдесят первом году... Кстати, не происками ли братьев по разуму является открытый учеными так называемый Пояс дьявола? Пять равноудаленных друг от друга крупных аномальных областей на поверхности Земли, расположенных вдоль тридцатого градуса северной широты: Бермудский треугольник, море Дьявола, Гибралтарский клин, Афганская аномальная зона, Гавайская аномалия. Впервые в тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году гипотезу о существовании связи между этими районами выдвинул американский гидробиолог Сандерсон. Именно он обратил внимание на то, что уже известные к тому времени места отстоят друг от друга на семьдесят два градуса. Причина возникновения Пояса дьявола до сих пор неизвестна, хотя и сформировано около десятка гипотез. До сих пор остается неясным, существует ли аналогичный пояс в Южном полушарии Земли. В общем, освежив в памяти все эти занимательные факты, я решил не торопиться. Всплыв на поверхность, пробил штрек и, увидев Ольгу, поинтересовался, есть ли что-нибудь для меня. - Вообще-то официального запроса не было, - ответила она. - Так, личная просьба. - Ради бога, - согласился я. - В конце концов, никогда не знаешь, что может оказаться важным. - Сегодня ночью запланирована операция по захвату двоих подозреваемых в тяжком преступлении. Кажется, убит кто-то из родственников члена правительства. И кое-кто из МВД очень просил оказать посильную помощь при задержании. По традиции, укоренившейся еще со времен Лаврентия Павловича, арест особо опасных преступников производится на рассвете. Я прибыл в штаб ОМОНа часа в три ночи и, стараясь занимать как можно меньше места, слушал ничего не значащие разговоры. Бойцы вспоминали прошлые операции и рассказывали друг другу смешные, а зачастую и сальные анекдоты. Наконец подали автобус и, неторопливо загрузившись, группа захвата отправилась в район элитных новостроек. Поднявшись на лифте, спецназовцы стали прилаживать к бронированной двери небольшой заряд. Двое, поднявшись на крышу, спустились по веревкам на балкон. Залюбовавшись слаженной работой альпинистов, я не успел провести разведку и оказался в квартире лишь тогда, когда прозвучал негромкий взрыв. Силовики не особо церемонятся с подозреваемыми в убийстве, и потому, ворвавшись в прихожую, старший ударом приклада уложил выбежавшего из комнаты парня на пол. Из ванной выскочила обнаженная хрупкая девушка и бросилась перед лежащим на колени. А я, забыв о том, что прибыл сюда в качестве консультанта группы захвата, завладел телом командира группы. Ибо на полу, истекая кровью, лежал мой родной внук. ГЛАВА 23 Наступило неожиданное потепление, совсем не свойственное ноябрю. После холодов, предшествующих зиме, случайные ласковые деньки казались щедрым незаслуженным подарком и приятно радовали. С Москвы-реки тем не менее дул прохладный ветерок, и, подняв воротник, я ускорил шаг. Вообще-то очень хотелось взлететь и проделать хотя бы часть пути в столь любимом охотничьем режиме, но, памятуя настоятельный совет старика не светиться понапрасну, старательно изображал 'нормального'. Как обычно, несмотря на сумерки, на улицах города царила деловитая суета. Народ с угрюмым видом спешил по своим делам, и мне не составило никакого труда затеряться в толпе - я чувствовал себя почти так, как полгода назад, обыкновенным, простым человеком. Произошедшие метаморфозы заставили меня заново учиться имитировать характерные для людей нормы поведения, манеры и даже жестикуляцию. Именно к этому пришлось приспосабливаться в первую очередь. В сочетании с немного загримированной внешностью такие тренировки позволяли мне сойти за студента или за преуспевающего молодого бизнесмена. Если бы я дал себе труд подстричься, то вполне мог стать похожим на начинающего государственного чиновника, делавшего первые шаги по карьерной лестнице. Даже с учетом смены температуры я одет не совсем по погоде. Но тем не менее совсем не мерзну, так как изменения в организме почти полностью перестроили метаболизм. Не очень большой книжный магазинчик с томами, пользующимися спросом, располагался в районе Китайского проезда. Детективы, фантастическое чтиво и сказки для взрослых в жанре 'Властелина Колец'. Открыв дверь, я вошел внутрь. Ненадолго, на несколько секунд, остановился, делая вид, что даю глазам привыкнуть к смене освещения. Девушка, скучающая за прилавком, была в курсе и, кивнув в знак приветствия, чуть отодвинулась, предоставляя мне возможность пройти в подсобку. Несколько человек бродили вдоль стеллажей, разглядывая обложки. Некоторые, раскрыв книги, читали. Приподняв брови, я вопросительно взглянул на продавщицу, и она еле заметно пожала плечами. Не торопясь, взял с полки книгу в ярком переплете и, пролистав, поставив обратно. Затем втиснулся за прилавок и отворил дверь с надписью 'Служебное помещение'. Я попал в коридор, пол которого выложен коричневым кафелем. Дверь слева вела в бутафорский офис. То есть в случае необходимости в нем иногда работали, но поскольку основные события происходили не здесь, он заслужил такой пренебрежительный эпитет. Я же открыл ту, которая находилась справа, и оказался в захламленном складском помещении. Пол здесь тоже кафельный, и, дойдя до нужной точки, я достал из кармана дистанционный пульт, висевший на связке с ключами и больше походивший на брелок. Двухметровый квадрат вместе со мной двинулся вниз. Опустившись на три метра, я сошел с лифта, и так же бесшумно плита встала в первоначальное положение, закрыв потайной ход. Если вы думаете, что всё так просто, то глубоко ошибаетесь. Даже располагая дистанционником и заняв мое место, кто-то другой вряд ли смог бы проникнуть туда, куда попал я. Ибо невидимые сканеры всесторонне исследовали посетителя и, лишь распознав своего, давали добро на включение сервомоторов. Рост, вес, цвет глаз, а также изображение сетчатки и многое, многое другое. Я встал перед еще одной дверью и, приложив руку к сенсору, затаил дыхание. Ибо, если наверху, выявив чужака, система просто не включила бы лифт, то здесь, в подвале, мгновенно приводились в действие адские устройства, последствия работы которых поистине ужасны. Хотя как-то же удается Старику являться каждый раз в новом обличье! И, что самое интересное, система безопасности с завидным постоянством признает его за своего. Я вошел в совершенно темное помещение, и дверь за мной сама собой закрылась. Моментально сфокусировавшись, зрительные рецепторы настроились на инфракрасный диапазон, и я различил, что кроме меня здесь находятся еще двое. - Свет зажечь? - насмешливо поинтересовалась Майя. Я отмахнулся: - Да на что он мне. Или, боже упаси, ты решила сменить прическу? - Так, голубки. - Старик решительно хлопнул ладонью по столу. - Дома будете в любви объясняться. Как всегда, находясь в теле донора, он не давал себе труда следить за тембром, и голос был подобен звуку, издаваемому напильником, когда им ведут по стеклу. Интересно, как это воспринимают непосвященные? Майя заткнулась, и Старик, подойдя ко мне, пожал руку. - С днем рождения, Игорь. - Спасибо! Он протянул банковскую карточку: - Это подарок. - И, жестом остановив готовый сорваться с моих губ поток благодарностей, пригласил садиться. Я опустился в одно из кресел и приготовился внимать. Вообще-то виделись мы со Стариком довольно часто. Он мог в любое время ночи подойти и, произнеся одну из своих фирменных фразочек, дать понять, что это именно он. В это же - суперсекретное - местечко нас с Майей вызывали лишь тогда, когда происходило что-то особенное, поскольку явка оборудована генераторами частоты или так называемыми глушилками, делающими невозможным доступ в этот контур пространства ни для кого из Химер. Старик же, будучи самым что ни на есть настоящим призраком, мог проникать в зоны действия глушилок, лишь овладев телом заранее выбранного донора. Не подумайте, что я морочу вам голову, рассказывая сюжет какого-нибудь бредового опуса, коими торгует служащий ширмой магазин. Существование Химер, равно как и людей, ставших гемоглобинозависимыми и с трудом переносящих солнечную радиацию, является фактом. Причем доказанным и - что самое главное - учтенным 'старшими товарищами'. В тот день, когда мы вернулись из Испании, на нас наехали власти. Майя - умница моя - на этот случай имела черный ход. Но, если бы не Старик, вряд ли мы дожили бы до следующей ночи. Захватив тело командира омоновцев, он пресек попытку преследования, дав нам шанс... - Как настроение? - поинтересовалось начальство. - Боевое! - хором ответили мы. - Вот и прекрасно. Кстати, Игорь, позавчера ты сработал слишком грубо. Сколько раз говорено: ни у кого не должно возникнуть ни малейших сомнений в том, что вы обыкновенные люди. Терпение, терпение и еще раз терпение. А ты что? Ворвался, подобно Бэтмену, и, положив семь человек, испарился. - Так поздно уже было, - принялся оправдываться я. - До рассвета всего ничего, и устраивать спектакль, имитируя правдоподобность бандитских разборок, просто не оставалось времени. - Это ты не мне объяснишь. - Начальство нахмурилось. - Конвент грозится ужесточить контроль и сократить квоту на вмешательство до одной-двух акций в год. И то если под угрозой жизнь исторических личностей. - Кто же определяет, что они исторические? - буркнул я. - Аналитики, дорогой мой. Огромные институты прогнозируют развитие событий, учитывая даже самые незначительные вероятности. - Будет вам, Асмодей, - заступилась за меня Майя. - Ну как может ликвидация группировки отморозков повлиять на ход истории? - Сама акция принципиального значения не имеет. И я совершенно с вами согласен, что город станет только чище без всякой мрази. Но то, что подобные случаи с завидной периодичностью имеют место, не может не вызвать тревогу у тех, кто пытается контролировать деятельность Отдела. - В таком случае, пусть предупреждают загодя. А то позвонили в последний момент. Ох-ах, нестандартная ситуация. Ребята, выручайте! - позволил себе разозлиться я. Речь шла об одной из операций МВД, в которых нам с Майей то и дело приходилось принимать посильное участие. По словам Старика, подобные мероприятия носили скорее шефский характер. Что-то у них наверху не ладилось, большие дяди не могли договориться, и сотрудники Отдела, коими мы с Майей являемся уже полгода, иногда откомандировывались в качестве пехотинцев. - Ладно, - подобрел Асмодей. - Внушение я вам сделал, так что можно переходить к основному блюду. Аналитики Отдела, опираясь на исследования зарубежного энтузиаста, пришли к выводу, что жизни одного из наших соотечественников угрожает опасность. Личность отнюдь не мирового масштаба, но тем не менее решено взять его под опеку. - Скажите уж сразу, что нагружаете нас затем, чтоб по улицам не шатались, - вякнул я. - О каком попечении может идти речь, коль мы зверушки исключительно ночные? - С завтрашнего дня уже нет. - Старик покачал головой. - Как показали исследования, при соблюдении элементарных мер безопасности гемоглобинозависимые вполне могут адаптироваться к дневному образу жизни. И к тому же зимой дни значительно короче. - Чур, я дежурю ночью! - сразу же подала голос Майя. Ну конечно. Как же иначе. Я понуро кивнул, представив тягомотину работы бодигардом и полусонное состояние, скорее близкое к обмороку, которое придется испытывать в ближайшее время. Старик тем временем включил комп и, вставив диск, жестом подозвал нас к монитору. На экране возник подопечный. Мужик как мужик. Лет сорока, в очках и с приличной лысиной. Собственно, непосредственная работа клиента на оборонку трогала нас мало, и ничто не угрожало бы его правильной жизни, если бы не дурацкое хобби. Он, видите ли, живо интересовался проблемами контакта. Уфолог хренов. Взаимодействием с противоположным полом лучше бы занимался. А то, судя по материалам, полгода за одной из своих коллег ухаживает, а до постели дело так и не дошло. Интеллигент, блин. Так вот, речь о том, что за последние двадцать лет при совершенно загадочных обстоятельствах погибла масса народу. Объединяло этих людей то, что все они были учеными, работавшими над секретным космическим проектом, способным защитить Землю от инопланетного вторжения. В октябре тысяча девятьсот восемьдесят шестого года в Бристоле мужчина в элегантном костюме аккуратно привязал конец веревки к дереву, сделал на другом конце петлю, накинул ее на шею и резко рванул машину с места. Смерть наступила мгновенно. Полиция, прибывшая на происшествие, нашла в бумажнике погибшего документы на имя профессора Аршада Шарифа. Газеты написали о самоубийстве. И никого, похоже, не заинтересовал странный факт, что профессор Шариф, решивший покончить с собой, зачем-то проехал для этого чуть ли не двести километров от своего дома в Лондоне до Бристоля. Между тем буквально через несколько дней еще один лондонский профессор Вимал Дазибай проделал тот же путь, чтобы броситься вниз головой с Бристольского моста. Настораживающее совпадение, особенно если учесть, что эти ученые работали над одной и той же темой - разрабатывали электронное оружие для английской правительственной программы, аналогичной 'Звездным войнам' в США. И еще одна любопытная деталь - и Шариф, и Дазибай интересовались НЛО... Известный американский писатель Сидни Шелдон, решивший провести самостоятельное расследование, выяснил, что самоубийства Шарифа и Дазибая были не единственными. Загадочный мор напал на английских специалистов, занимавшихся проблемой НЛО и звездного оружия. Январь 1987 года. Автар Синг-Гида пропал без вести, объявлен умершим. Февраль 1987 года. Питер Пиппел задавлен в гараже своей же машиной. Март 1987 года. Дэвид Сэндс покончил с собой, направив машину на большой скорости в здание кафе. Апрель 1987 года. Марк Визнар - повесился. Апрель 1987 года. Стюарт Гудинг - убит. Апрель 1987 года. Дэвид Гринхалг - упал с моста Апрель 1987 года. Шани Уоренн - утопился. Май 1987 года. Майкл Бейкер - погиб в автокатастрофе. Всего, по данным Шелдона, за короткий промежуток времени в мир иной вслед за Шарифом и Дазибаем последовало более двадцати их коллег. Если точнее - двадцать три человека. Сами понимаете, считать это простым совпадением невозможно. И коль скоро уж и на Западе, и у нас пришли к однозначным выводам, то на этот счет стали выдвигаться самые невероятные гипотезы. В том числе и о недружелюбных зеленых человечках. С какого боку здесь Конвент, мне толком так и не объяснили. Но, подозреваю, что руководство Отдела желало сохранить интерес к проблеме в тайне как можно дольше. Во всяком случае, наше с Майей вступление в неосязаемые и призрачные ряды держалось в секрете. И хотя Старик сделал нам новые документы и помог обзавестись жильем, де-юре мы оставались вне закона. Майя по-прежнему числилась в розыске. Я же проходил по делу как неизвестный соучастник. Фоторобот, правда, имелся, но не более. Анекдотическая ситуация. Объявленные в розыск за особо тяжкое преступление и находящиеся в бегах, мы по приказу Асмодея то и дело сотрудничали с доблестными органами правопорядка. Прямо по Бабелю, однако: 'Никто не знает, где кончается Беня и где начинается полиция'. Хотя частенько, если даже не всегда и везде, неформальные объединения были профильтрованы агентами полиции настолько, что это дало Честертону повод для написания великолепного романа 'Человек, который был Четвергом', где в один прекрасный день выясняется, что вся верхушка некоего условного тайного общества состоит из полицейских чинов. И, соответственно, наоборот. Полгода назад, лежа с проломленной головой на пыльном техэтаже, я думал, что это финиш. Да так оно и было в какой-то мере. То, к чему в последний год я стремился всей душой, наконец произошло. Немножко, конечно, не так, как мечталось мне и, надеюсь, моей милой принцессе. Но тут уж ничего не поделаешь, как гласит народная мудрость: 'Человек предполагает, а Бог располагает'. Во всяком случае, всё могло закончиться гораздо хуже. Пережив клиническую смерть и вновь почувствовав, что дышу, я ощутил прилив сил и страшный, всепожирающий голод. И - удивительное обострение чувств. Техэтаж, углы которого недавно терялись во мраке, вдруг показался мне залитым ярчайшим светом, резавшим глаза. Сквозь плиту перекрытия я стал различать голоса людей, просыпающихся в квартирах под нами. Звуки, издаваемые первыми автомобилями, разрывали барабанные перепонки так, что, казалось, я сойду с ума. - Терпи, Игорек. - Майя нежно гладила меня по голове. - Терпи, мой хороший. Скользнув взглядом по ее хрупкой фигурке, я вдруг почувствовал прилив нежности, и если бы не всё более разгоравшийся аппетит... В углу послышался слабый шорох, прозвучавший для меня подобно набату. Но Майя оказалась быстрее и, метнувшись подобно молнии, вернулась, держа в руках две тушки. Часть моего 'я', составляющая человеческую сущность, передернулась от отвращения, но, подобно проснувшемуся утром алкоголику, которого от одного вида рюмки выворачивает наизнанку и в то же время больше жизни жаждущего похмелиться, я схватил трепыхающееся тельце и впился зубами в нежную плоть. Удивительно, но нас никто не преследовал. Оказалось, что Старик, 'зомбировавший' старшего группы, приказал свернуть операцию, и омоновцы отбыли восвояси. Вскоре на чердаке появился он сам, и, должен вам сказать, это было еще то зрелище. Занимаемое им пространство колыхалось, словно в горячем мареве, смутно очерчивая человеческие контуры. Выше меня на целую голову, по сравнению с Майей он казался просто огромным. И мы явственно ощущали подспудный страх, подобный тому, что испытывают нормальные люди, подвергаясь действию инфразвука. Асмодей стоял над нами, и, не зная, что предпринять, мы невольно съежились, подобно двум зверькам, загнанным в угол. Да в сущности так оно и было. Впоследствии Майя призналась, что впервые за прошедший год почувствовала настоящий ужас. Ибо как мы, превосходящие на порядок простых смертных, смотрели на них чуть свысока, так и Старик возвышался над нами подобно всаднику Апокалипсиса. ГЛАВА 24 Закончив инструктаж и сообщив, где будет стоять передвижной наблюдательный пункт, напичканный всевозможной техникой, Асмодей пожал нам с Майей руки и кивнул, давая понять, что мы свободны. Обнявшись, мы опять встали на плиту и через несколько минут вышли из магазина. - Завтракал? - поинтересовалась Майя - Угу. Она вздохнула: - А я еще нет. - Так что, поохотимся? Майя отрицательно покачала головой: - Ты же знаешь, Дедушка за это голову оторвет. - Затрудняюсь сказать, почему к Асмодею приклеились 'партийные клички'. Но иначе как Старик или Дедушка мы его не называли. Чаще же просто - Асмодей. Постояв над нами несколько минут, он отлучился, а вернувшись, сообщил, что квартира свободна. Через дыру, проломленную Майей во время бегства, мы втиснулись в спальню, но задерживаться Старик не дал и приказал скрыться у соседей. Словно по волшебству дверь распахнулась, и к списку наших грехов прибавилось несанкционированное проникновение в чужое жилище. - Хозяева приходят с работы в пять вечера, - рокочущим голосом, идущим из пустоты, сообщил Асмодей. - Так что можете пока привести себя в порядок и отдохнуть. Мы снова приняли душ, на этот раз вдвоем. Ощупав голову я обнаружил, что от раны не осталось и следа, и лишь спекшаяся в волосах кровь напоминала о пережитом. - Кто это? - шепотом спросил я Майю, держа ее в объятиях. - Не знаю. - Она фыркнула, обдав брызгами. - Да и какая сейчас разница? Я неуверенно пожал плечами, ибо для меня важно иметь хотя бы минимальное представление о происходящем. Спрашивать же едва заметные колеблющиеся очертания было как-то неловко. - Во всяком случае, раз это не убило нас сразу, значит, всё не так уж плохо, - принялся рассуждать я. Но Майя, обняв за шею, закрыла мне рот поцелуем. - Хорошо, плохо... Ты жив, а это главное. Что да - то да. Всё произошло так быстро, что я до сих пор не могу поверить, что какое-то время находился за чертой. Не укладывалось в голове, и всё тут. С момента встречи с Майей и практически мгновенного осознания того факта, что люблю ее, я часто воображал, как всё произойдет. Порой же, устав ждать, был готов разорвать отношения, сев в первый попавшийся поезд и навсегда вычеркнув эту необычную девчонку из своей жизни. Но тогда, стоя под тугими струями и обнимая хрупкое тело, способное тем не менее выдержать нагрузки, не снившиеся ни одному из простых смертных, я чувствовал себя почти счастливым. Всё было плохо, даже, скорее, просто ужасно. На нас наехали власти, и мы потеряли практически всё - с таким трудом приобретенное жилье, счета в банке и работу, дающую какой-никакой, а доход. Будущее растворялось в тумане неизвестности, а мы любили друг друга в ванной самовольно занятой квартиры. Спасшее нас существо появилось часа в четыре. Обнявшись, мы спали прямо на полу, и Старик осторожно потряс меня за плечо. - Пора. Буди девушку, и спускайтесь вниз. Не задавая лишних вопросов, я растолкал Майю. - Уже? - Она сладко потянулась. - Уже. Наклонившись и поцеловав ее в шею, я рывком встал на ноги. Давал знать о себе голод, но, поскольку положение было и без того неясным, я решил потерпеть. Заняв чье-то тело, Асмодей подогнал к подъезду машину, и, закрывшись от солнца, мы юркнули в салон. - Куда едем? - Сдерживаться далее оказалось не в моих силах. - Хочу познакомить вас кое с кем. - А вы спросили, хотим ли мы этого? - вскинулся было я. - Помолчи, умник, - прервал мои потуги отстоять самостоятельность Старик. - Только недоумки считают, что существуют в абсолютном вакууме. Вы же живете в стране с достаточно сильной централизованной властью. - Я огорченно вздохнул, а он, повернувшись, посмотрел на меня долгим взглядом. - Нет, пожалуйста, я вас не держу. Можете идти на все четыре стороны. Но, попав в поле зрения сильных мира сего, вы волей-неволей вынуждены примкнуть к кому-то, если не столь же сильному, то, по крайней мере, имеющему минимальную инфраструктуру и располагающему возможностью сделать новые документы. То есть либо работаете на организацию, которую представляю я, либо будете поставлены перед необходимостью просить защиты у теперешнего работодателя. Конечно, если хотите жить как люди, - поправился он. - Ведь при желании можно существовать и на положении нелегалов. Но это создаст некоторые... мм... неудобства, как вам, так и мне. Да уж... Проблема легализации, чтоб ее. О том, чтобы проводить дни, скрываясь по чердакам и подвалам, не могло быть и речи. Да и обращаться за помощью к Папе не очень хотелось. Слишком независимо мы себя вели в последнее время, чтобы у него не возникло желания отыграться. Можно, конечно, уехать в другой город и попытаться начать всё сначала, но, ограниченные ночным образом жизни, связанные по рукам и ногам гемоглобиновой зависимостью, мы рисковали выродиться в карикатурных киношных вампиров, спящих в гробах и пахнущих мертвечиной. И, если честно, просто не хотелось повторяться. Майя жила подобной жизнью уже год, и по тяжелым вздохам, то и дело вырывающимся из ее груди, я делал вывод, что такое положение вещей ей не очень нравится. В конце концов, несмотря на случившееся, мы по-прежнему оставались людьми, во всяком случае, сапиенсами, чей удел не останавливаться на достигнутом и уж ни в коем случае не поворачивать вспять... Немного смущало, что нигде не упоминалось о работе таких, как мы, на любую организацию. Но ведь и жизнь не стоит на месте. Она ежедневно, ежесекундно идет вперед, и одновременно всё на свете устаревает. Мало ли существовало у древних хороших придумок? Кареты, Евклидова геометрия, парусные суда. И всё же рано или поздно им на смену пришли новые, более современные изобретения. В том числе и в сфере человеческих взаимоотношений. Мы еще не въехали в этот чистенький поселок, а удивление так и запросилось наружу. Остановив машину и велев нам выметаться, Асмодей привел донора в чувство, и автомобиль скрылся за поворотом. Мы миновали забор и через арку вступили на территорию. Одно- и двухэтажные здания, стоящие прямо в сосновом бору, занимали огромное пространство. Еле заметно мерцая впереди, Старик указывал путь, и, никем не остановленные, мы поднялись на второй этаж и вошли в кабинет. Чья-то сущность с гораздо более мощной аурой занимала часть помещения. По-видимому, какое-то время шел обмен репликами в неслышном для нас диапазоне. Мы тихо сидели, и минут через пятнадцать хозяин кабинета вдруг испарился. Старик же, создав звуковые колебания, произнес:. - Поздравляю, молодые люди. Вы приняты с испытательным сроком. 'Прощай, свобода', - понуро переглянувшись, одновременно подумали мы с Майей. - Но-но мне! - повысил голос вербовщик. - Отставить похоронный вид. И окинув нас грозным, как мне показалось, взглядом, он приказал следовать за собой. Первым нашим совместным делом стало участие в операции по экстрадиции из страны 'ближнего зарубежья' одного шибко ретивого товарища. Выходец из южной республики, в свое время хорошенько торганувший оружием, он перебрался от греха подальше на историческую родину. И, заделавшись депутатом парламента, чувствовал себя более чем уверенно. Фигура государственного масштаба, так сказать. Собственно, брать за известное место в таких случаях полагается сразу, но, сами понимаете, число рук в соответствующих ведомствах ограничено. К тому же политическую ситуацию учитывать приходится. В общем, через два дня, отведенных нам Стариком на адаптацию и прихождение в себя, он зашел в гости. Мы спали, обнявшись, и, едва разлепив глаза, первое, что увидели, было наше ненаглядное начальство. Столь лестным эпитетом награждаю Асмодея потому, что стоило мне или Майе перейти в 'нормальный' режим, и он пропадал. То есть исчезал совершенно. Но, как правило, такому убогому состоянию мы предпочитали естественные для ночных зверей чувства. - Отвернитесь, - потянувшись, словно кошка, потребовала Майя. - Пяти минут хватит? - деловито осведомился Старик. Я кивнул, отвечая за обоих, и он, пройдя сквозь стену, исчез в соседней комнате. По-видимому, жилье было служебным, так как после визита на базу Отдела Асмодей привез нас сюда и, ничего не объясняя, просто сказал: 'Живите. Такие мелочи, как оплата квартиры и коммунальных услуг, не должны вас беспокоить'. - Au revoir, беспечные деньки. - Майя притворно грустно вздохнула. Я лишь пожал плечами, давая понять, что, несмотря на статус мужчины, в данной ситуации совершенно бессилен. - Как ты думаешь, зачем мы ему? - поинтересовалась Майя. - Подожди уж. Сказал же, через пять минут. - Да я не в этом смысле. - Обнажив клыки, она улыбнулась. - Я имею, зачем мы ему вообще? - Ну-у, недаром же еще Козьма Прутков писал: 'И при железной дороге лучше сохранять двуколку'. То есть телегу. Тогда уж точно доедешь, - напустив на себя умный вид, принялся разглагольствовать я. - Да иди ты! - отмахнулась моя принцесса и скрылась в ванной. - Особняк охраняется, - начал инструктаж Старик. - Кроме того, по периметру натянута проволока, через которую пропущен электрический ток. И, само собой, видеокамеры. Но это, - он усмехнулся, - для вас не помеха. Я сдержанно кивнул, а Майя пренебрежительно фыркнула. - Через сорок минут отправляется рейс в Тайланд. - Он взглянул на журнальный столик, на котором лежали паспорта и билеты. - Пролетая над интересующим нас местом, вам придется покинуть борт самостоятельно. - Он извлек откуда-то иллюзорный лист бумаги, на котором хотя и стилизованно, но тем не менее вполне отчетливо был изображен самолет. - Пройдете в багажный отсек, находящийся в хвосте, и, открыв вот здесь, - он ткнул пальцем в схему, - выберетесь наружу. Я поперхнулся, так как начало продвижения по служебной лестнице впечатляло. 'Мы в вас верим, дорогие товарищи, ибо для настоящих Химер нет ничего невозможного'. Если с самого начала перед нами ставили подобные задачи, то что предстоит в дальнейшем? - Не вижу энтуазизму на юных лицах, - рокочущим голосом протянул Старик. Шутник хренов. Я сгреб со стола паспорта и билеты и угрюмо кивнул. - Положим, добраться мы добрались. А что потом? - В четыре утра в сорока километрах от берега вас будет ждать прогулочный теплоход. Помощник капитана в курсе, и, едва ступив на палубу - выполнив задание, естественно, - считайте миссию завершенной. Этой простой фразой он обрубил все концы, и я отчетливо услышал, как за ненадобностью трещат в огне мосты через Рубикон. Оказавшись в салоне самолета, мы переглянулись и прыснули. - Дела-а! -протянула Майя. - Угум, - хрюкнул я. - На тайной службе Ее Величества. Полтора часа полета провели в бездумном листании журналов. Большинство пассажиров, будучи нормальными, преспокойно спали, и только мы то и дело поглядывали на часы, боясь прозевать. Не то что бы это было смертельно, но, как говорится, ночь коротка. Наконец тягостное ожидание подошло к концу, и сначала Майя, а затем я прошли к двери, ведущей в багажный отсек. Возня с отмычками заняла не более тридцати секунд, и мы, тихонько прикрыв за собой дверь, сфокусировали ночное зрение. Пальцами открутив болты, я ножом подковырнул замок и установил крышку на место. Надеюсь, автоматика сработает как надо и, едва мы покинем самолет, люк багажного отделения встанет на место. А даже если и нет, разгерметизации салона всё равно не произойдет и жизни пассажиров ничего не угрожает. Воздушный поток оказался столь силен, что я воспринял его словно удар. Даже не пытаясь бороться, отдался на волю инерции, постепенно снижаясь и одновременно пытаясь сориентироваться. Невдалеке кувыркалась Майя, и, слегка притормозив, я пристроился рядом. - Красиво. - Еще бы, - согласилась она. И голосом маленькой девочки протянула: - Игоре-е-ок, миленький. Ну давай немножко поохотимся... А то когда еще в такие первозданные места попадем. - Боец перед схваткой должен быть злым и голодным, - стараясь подражать инфернальному голосу Асмодея, пробасил я. - И потом мы же не знаем... Вдруг придется кого-то... - Я сделал многозначительную паузу. - Как же, размечтался, - насмешливо пискнула Майя. - Забыл разве, что начальство сказало? Я вздохнул не очень радостно, ибо на сей счет Старик высказался категорично: при проведении операций количество следов - минимально. И уж ни в коем случае ничто не должно наталкивать на мысль о любой необычности. - Ладно уж, согласен. В принципе моего одобрения как такового на то или иное действие не требовалось. И, если уж быть честным, то лидерство в нашем тандеме бесспорно принадлежало Майе. Однако, будучи женщиной не только красивой, но и умной, она с первого дня повернула дело так, что последнее слово оставалось за мной. И, прекрасно осознавая комичность ситуации, я тем не менее получал от этого факта искреннее удовольствие. В инфракрасном диапазоне горные обитатели были как на ладони. Приглядевшись, я поймал небольшого зверька, чем-то похожего на лису, только какого-то неопределенного цвета. Принцесса же, будучи женщиной экстравагантной, решила полакомиться змеей. - Ничего ты не понимаешь. - В ответ на мой взгляд она лукаво улыбнулась. - Из всех представителей фауны только пресмыкающиеся могут сравниться с нами в реакции. По крайней мере, такого удовольствия, как сегодня, я не получала очень давно. На успокоение инстинктов ушло около пятнадцати минут, и, демонстративно похлопав по запястью, я поднял глаза к небу. - У-у, зануда, - поддразнила меня Майя, и мы снова взмыли вверх. Десантируясь, промахнулись километров на пятьдесят и, спеша наверстать упущенное, мчались с максимальной скоростью. Ветер свистел в ушах, и было не до разговоров. Вскоре на западе блеснула луна, отражаемая морской поверхностью, и, дотронувшись до моего плеча, Майя указала на огромную виллу, расположенную на одной из террас. Не тратя времени на разведку, спикировали во двор и - как и велел Старик, не пролив ни капли крови, - придушили собак и приблизились к домику охранников. Четырех человек, двое из которых были вооружены автоматами, обезвредили как-то походя и, сковав наручниками, висевшими у них же на поясах, влетели в чердачное окно особняка. ГЛАВА 25 В прошлом веке ученый по фамилии Штайнигер изучал серых крыс на предмет выявления у них разумности. Пойманные в различных местах зверьки помещались в большом вольере в практически естественных условиях. Начавшийся вскоре дележ территории сопровождался образованием пар. Если чей-то тандем успевал сложиться раньше, то тирания объединенных сил обоих супругов настолько подавляла несчастных соседей, что дальнейшее образование крысиных семей было парализовано. Одиночные крысы явно понижались в ранге, и отныне пара преследовала их беспрерывно. В загоне площадью более шестидесяти квадратных метров слаженному дуэту оказалось достаточно двух-трех недель, чтобы доконать остальных обитателей, то есть десять-пятнадцать сильных, взрослых крыс. Причем оба супруга-победителя относились с одинаковой жестокостью к побежденным сородичам, хотя он предпочитал терзать самцов, а она - самок. Проигравшие почти не защищались, отчаянно пытались убежать и, доведенные до крайности, бросались туда, где грызунам удается найти спасение крайне редко. Это я к тому, что если каждый из нас по отдельности представлял собой нечто ужасное, то при работе вдвоем нам вообще нет равных. Спустившись на верхний этаж, осторожно поплыли над полом. По счастью, никакой особой охраны в доме не водилось. В холле первого этажа два амбала играли в карты, но, судя по всему, нас не слышали. За дверью хозяйской спальни ждал сюрприз. Комната оказалась пуста, и я досадливо чертыхнулся. Майя же толкнула меня в бок и кивком указала на дверь туалета, из-под которой выбивалась полоска света. Но я и сам понял оплошность. Встав по обе стороны от входа, стали ждать. И, едва интересующий нас человек показался в проеме, Майя легонько ударила его пониже уха. Тут я с легкой душой отдавал девушке пальму первенства, ибо полгода работы на ринге научили ее безошибочно рассчитывать силы. Я же по неопытности, свойственной новичкам, мог просто убить подопечного и доставить всем кучу неприятностей. Придержав обмякшее тело, Майя кивнула на ковер, висящий на стене. В него мы и упаковали клиента, а для удобства ковер обмотали скрученными в жгут простынями, чтобы можно было держать ношу, словно баул. Мы тихонько открыли окно. Время еще было, а потому я позволил себе осмотреть спальню. Но, поскольку никаких указаний Старик не давал, то обыска учинять не стал. Как видно, у заинтересованных лиц хватало материалов для обвинения. И последними 'шалостями' компетентные органы не интересовались. Подхватив тюк, мы вылетели в окно и не торопясь двинулись в сторону моря. Спешить особо не следовало, чтобы, прилетев до срока, не мозолить глаза случайным свидетелям. Мало ли романтиков могут околачиваться на берегу ранним утром. Не говоря уж о пограничных катерах. Достигнув пляжа, положили транспортируемого на песок и, сверившись с часами, стали ждать. Наконец, соотнеся скорость, которую могли развить с ношей и расстояние до места встречи, взялись за импровизированные ручки и, держась над поверхностью, почти плывя, двинулись в открытое море. Корабль заметили издали и, осторожно приблизившись, поднялись вдоль борта на палубу. Вопреки ожиданиям нас никто не встречал. Уложив поклажу в одну из шлюпок, мы переглянулись. - Подожди здесь, - наконец приняла решение Майя. Я кивнул, и она легкой походкой направилась в сторону мостика. Подопечный, начавший понемногу приходить в себя, зашевелился, и я в растерянности уставился на извивающийся тюк. По-хорошему, надо бы его легонько стукнуть, погружая в спасительное для всех беспамятство. Но кто бы подсказал, куда наносить удар? Ведь стараясь пробить несколько слоев ковровой ткани, я легко могу не рассчитать и ненароком зашибить пленного. К счастью, мое тело, настроившись на тепловое излучение, решило проблему само, и не успел я осознать, что делаю, а рука непроизвольно коснулась извивающегося ужом человека в области шеи. Как видно, несмотря на налет цивилизованности, охотничьи инстинкты живут глубоко в каждом из нас. Мне же, инициированному Майей, это далось вполне естественно. Словно всю жизнь я только тем и занимался, что оглоушивал плотно упакованных клиентов. Вскоре вернулась Майя в сопровождении человека в форме. - Где? - лаконично спросил он. Я взял похищенного на руки и спрыгнул на палубу, вызвав удивленный взгляд мужчины в форме. - Идите за мной. Мы спустились в трюм и, развязав узлы, продемонстрировали пленного. Утвердительно кивнув, встретивший нас человек достал шприц и сделал укол. - Груз принял. - Он улыбнулся. Закрыв дверь небольшого помещения, ставшего тюрьмой для того, кто еще недавно причислял себя к сильным мира сего, он пригласил нас следовать за ним. Каюта, отведенная нам, не поражала роскошью, но в ней имелись две узкие койки и, что самое главное, она запиралась на ключ... В один из российских портов прибыли средь бела дня. Как видно проинструктированный Асмодеем или кем-то еще, помощник капитана не беспокоил, и мы проспали до захода солнца. Разбудил нас опять Старик. Увидев его в каюте, я чертыхнулся. - Не надо стесняться. - Он усмехнулся. - Я давно достиг того возраста, когда подобные сцены оставляют полностью равнодушным. Я лишь хмыкнул, а он, сказав, что ждет нас на палубе, опять, прошел сквозь стену. Разбудил Майю, осторожно поцеловав в щеку. - Есть хочется. - Она зевнула. - Видно, придется потерпеть. - Случилось что? - Не знаю. Но Асмодей торчит за дверью каюты, так что придется поторопиться. Плеснув водой в лицо, она быстро оделась, и мы вышли в коридор. - Молодцы! - В практически полностью лишенном обертонов голосе донора мне тем не менее послышались довольные нотки. - Рады стараться, ваш-соко-бродие. - Старайтесь, молодые люди, непременно старайтесь. Ибо только усердием вы сможете пробить себе дорогу наверх. По молодости лет я не задумывался о таких вещах, как карьерный рост. Тем более став гемоглобинозависимым. Но, как видно, некоторые не мыслят себе существование без непременного подъема по служебной лестнице, и я промолчал, не желая, чтобы у непосредственного начальства сложилось обо мне превратное впечатление. В конце концов, не исключено, что наши отношения начнут строиться по методу кнута и пряника. Зачем разочаровывать хорошего человека, сообщая о том, что угрозы понизить в звании и лишить перспектив не являются для меня чем-то страшным. И заставлять его тем самым изыскивать новые способы сделать нас с Майей управляемыми. Однако после успешно проведенной первой операции мы как будто заслужили доверие. Во всяком случае, контроль со стороны Старика ослаб и щекочущих нервы вечерних визитов больше не случалось. Иногда он звонил, порой же, завладев телом донора, подходил на улице и представлялся, улыбаясь своей фирменной улыбочкой. Время от времени вспоминая события полугодовой давности, я не могу сдержать нервного смеха. И частенько задаю себе вопрос, чем мы обязаны столь странному стечению обстоятельств. Если Отдел положил глаз на наши скромные персоны изначально, то почему просто не предложили сотрудничество? А если всё произошло спонтанно, то мотив, движущий Стариком, еще более неясен. Несмотря на неурочное время суток, я спал как убитый и ночные кошмары абсолютно меня не тревожили. Может, потому, что таких, как мы, должны выводить из себя сновидения дневные? Во всяком случае, проснулся я свежим и отдохнувшим. Лежа в кромешной тьме, бывшей для меня чем-то вроде легких сумерек, освежил в памяти события, которым был обязан столь странному пробуждению. Ибо биологические часы меня не обманывали никоим образом, и я твердо знал, что наступает рассвет. Первые несколько секунд лежал не двигаясь и, не чувствуя присутствия Майи, думал сразу о двух вещах. Причем обе были не очень симпатичными. Во-первых, привычный уклад становился с ног на голову, что само по себе не могло не вызывать раздражения. Второй же неприятностью, и, на мой взгляд, самой главной, было то, что мы с Майей из слаженного дуэта становились, если можно так выразиться, 'артистами сольного жанра'. И если в рабочее время я кое-как мог мириться с этим обстоятельством, то, представив горечь одиночества в столь интимные предрассветные и послезакатные часы, хотел выть волком. Всё же пересилив эмоции, обуревавшие мою нежную душу, занялся делами. В полусонном состоянии, а потому машинально проделал весь гигиенический комплекс и выбрался наружу. Гос-с-споди ты Боже мой! Теперь понимаю, почему гемоглобинозависимые не могут вести нормальный образ жизни днем. С моими обостренными чувствами каждый квант света, каждый децибел оказывались лишними. В буквальном смысле слова. Шарахаясь из стороны в сторону, я втянул голову в плечи и, пройдя несколько кварталов, присел на скамейку. Впервые в жизни меня обуял непреодолимый смертельный ужас. Я не решался поднять взгляд, страшась разглядеть в совсем недавно привычном дневном мире какие-то жуткие видения. Меня бросало то в жар, то в холод. Кашлянув, я испугался звука собственного голоса. И как в не очень отдаленном во времени, но всё же канувшем в Лету полгода назад прошлом, вдруг захотелось позвать на помощь. Конечно, в мои годы рановато думать о Вечности. Да и судя по тому, что писали, пишут и будут писать о таких, как мы, у любого инициированного есть вполне реальные шансы обратиться к ней на 'ты'. Но ощутив всепоглощающий, сшибающий с ног и уносящий стремительным потоком дневной свет, я чувствовал себя не в своей тарелке. 'И это только раннее утро, - мелькнуло в голове. - А что же случится со мной и с Майей в жаркий летний полдень? Когда солнце стоит в зените и от пронизывающих насквозь лучей плавится асфальт?' Мелькнувшую было мысль взлететь отбросил как непродуктивную. Во-первых, в таком ужасном состоянии я бы просто разбился. Во-вторых, соображения конспирации занимали не последнее место. Майя, расположившаяся на наблюдательном посту с вечера, находилась не так чтобы очень далеко. По ночным меркам. Но вот днем... Покатав в голове думку вернуться и доехать до места на машине, я всё же решил взять такси. Ибо возвращаться, как известно, плохая примета. Да и мало ли что. Где-то же придется ее оставить. Выйдя из салона, я окинул взглядом двор. Вполне обычный, каких в городе тысячи. Люди спешили по своим ранним делам. Кто-то, держа за руку, вел детишек в садик. Ребята постарше с ранцами за спиной бежали в школу. Дворники, чьи места в последнее время позанимали переселенцы из южных республик, делали свое дело, иной раз переговариваясь на незнакомом языке и белозубо улыбаясь. Такая привычная, повседневная картина. И никому из этих людей невдомек, что в мире существуют такие, как я. Да что там я! Пусть и гемоглобинозависимые, но мы всё же люди. У нас с Майей вполне обычные матери, и никто из нас ни разу не слышал семейных историй, рассказывающих о чем-то подобном. А вот существование Старика наводило на очень серьезные размышления. Так же, как и таинственного Санатория под Москвой. Согласитесь, что иметь лабораторию по созданию призраков и заставлять привидения работать на правительство - это не укладывается ни в какие рамки. Не лезет ни в одни ворота, если хотите. Хуже всего то, что за прошедшие полгода Асмодей не удосужился ничего объяснить. И, пару раз наткнувшись на вежливое, но очень красноречивое молчание, я оставил бесплодные попытки. Фургон стоял напротив подъезда. Постучав в дверцу, я оказался внутри. Майя, удобно развалившись в кресле, смотрела на экран монитора, наблюдая, как жена фигуранта пытается накормить завтраком трехлетнюю девочку. Обернувшись ко мне, она насмешливо поинтересовалась: - Ну, как самочувствие? - Хреново, - промямлил я. - То-то, - резюмировала чертовка. - Я ж тебе говорила, давай меняться до восхода солнца. А то уперся, как ба... прости, Господи, - запнулась она. - Я, видите ли, мужчина, и будет по-моему. - Я насупился, и она сменила гнев на милость. - Ладно, Игорек, у дяди ученого сегодня библиотечный день, так что задача у тебя проще некуда. Сиди, пялься в экран и, если что, сообщи Ольге. Пожав плечами, я на всякий случай кивнул. Она принялась наштукатуривать лицо противоожоговой гадостью и с каждым мазком теряла милые и привычные черты пусть бледной, но семнадцатилетней девчонки, становясь на добрый десяток лет старше. И даже приблизившийся к естественному - для нормальных, - цвет лица не делал ее краше. - Ты на такси? - Угу-м. - Ладно, до вечера. - Майя легонько коснулась губами моей щеки. - Так ты не будешь возражать, если я приду чуть позже? - Согласен, - буркнул я. Собственно, весь сыр-бор разгорелся из-за моего детского упрямства. Разозлившись на Майю за то, что та выцыганила себе ночную смену, я настоял на том, чтобы мое дежурство ограничивалось светлым временем суток. Конечно, вообще-то я выигрывал несколько часов, но рисковал испортить отношения с напарницей. Да и как ни крути, а она права - меняться лучше после наступления темноты. Майя вышла наружу, и я услышал сдавленный стон. Да-а, не позавидуешь... Я поудобнее уселся во вращающемся кресле и включил электрочайник, приготовившись хлебать кофе. Вообще-то человек привыкает ко всему. А я, будучи в какой-то мере сверхчеловеком, нисколько не сомневался, что смогу адаптироваться к новым обстоятельствам. И всё же досада на Старика присутствовала. Неужели они, сумев осуществить такой грандиозный проект, как Отдел Химер, не позаботились о создании минимальной наземной службы? Во всяком случае, использовать нас в качестве обычной наружки я считал ничем не оправданным расточительством. Так как подозревал, что сотрудников такого класса, как мы, в Отделе раз-два и обчелся. ГЛАВА 26 Дневное дежурство прошло спокойно. Никто не собирался похищать подопечного. Десантные модули непривычной формы не атаковали стандартную девятиэтажку, и уж тем более с небес не лился таинственный свет, в котором уфолог мог раствориться без следа. Майя пришла часа через два после наступления темноты и, поинтересовавшись, как идут дела, зевнула. - С этой работой совсем от жизни отстанешь. Я только вздохнул, ибо после первого дежурства был полностью с ней солидарен. Сидеть в четырех стенах, тупо уставившись в монитор, - это было не совсем то, о чем я мечтал, представляя существование ночного охотника. А когда я вспомнил, что подобный образ жизни придется вести в течение нескольких месяцев, захотелось выть волком. Я освежил в памяти наши совместные яркие и короткие операции и - да простит меня охраняемый - призвал всяческие несчастья на его умную голову. Одно дело с эвакуацией Российского посольства в Багдаде чего стоило... Разработанная Асмодеем и претворенная в жизнь нами, эта акция должна войти в анналы истории спецслужб. Как и в нашей первой операции, мы добрались до места, десантировавшись с борта пассажирского авиалайнера. Что самое интересное, аэробус принадлежал одной из западных авиакомпаний, но, не мудрствуя лукаво, мы проделали те же манипуляции, паря недалеко от иракской столицы. Погруженный во тьму город напоминал руины, пережившие Апокалипсис. В то время вспыхнула серия мятежей, и было неспокойно. По гулким, пустынным улицам ходили американские патрули, но, как видно, их оказалось недостаточно. Российская сторона приняла решение вывезти на родину семьи дипломатов. Как водится, были обеспечены максимальные меры безопасности, но, несмотря на это, занявших места в салоне самолета женщин и детей захватили в качестве заложников. Чего требовали террористы и куда собирались скрыться после получения многомиллионного выкупа, для меня до сих пор остается загадкой. Да и не в этом суть. Я планировал на летающем крыле и знал, что Майя опускается где-то рядом. Откуда ни возьмись материализовался Старик, чье присутствие сопровождалось шевелением волос на моем загривке. И рокочущим голосом, идущим из пустоты, поинтересовался: - Готовы? - А как же! - браво отрапортовал я. - Тогда посмотри туда. Колеблющийся контур руки указал направление, и я увидел поднимающийся в воздух самолет. - На борту сорок заложников и десять террористов. Полчаса назад представитель российской стороны вручил деньги. Бандиты обещают покинуть самолет, как только окажутся над территорией, не контролируемой американцами. Но мы предпочитаем не рисковать. - Он замолк на минуту, глядя, как я вожусь с подвесной, и продолжил: - Пленных брать не обязательно... Что касается денег, то не вздумайте пошалить. Конечно, в нестандартных ситуациях может случиться всякое, но за проведение операции отвечаю я лично... Парашют с легким хлопком пропал во мраке, а мы подобно ангелам ночи пикировали на набирающий высоту авиалайнер. Главное - проникнуть в салон, пока самолет не развил полную скорость. Конечно, мы можем то, что не по плечу ни одному смертному, но всё же наши возможности не безграничны. На нас было навешано множество всякого инструмента, и, достигнув внешней обшивки борта, я, словно альпинист, вбил крюк в пузатый бок. Рядом приклеилась Майя. Сняв с пояса небольшую отрезную машинку, работающую на аккумуляторах, я принялся срезать замок люка. Турбины ревели так, что закладывало уши, а всё усиливающийся поток воздуха грозил разорвать наглых букашек, осмелившихся бросить вызов небу и скорости. Наконец открыв проход и оказавшись в заставленном всяким хламом отсеке, мы перевели дух. - Еще немного, и я бы не вынесла, - жалобно пискнула Майя. - Но ведь выдержала! - ободряюще произнес я. - Мы ведь не простые смертные, а? - Не-э. - Она заулыбалась. - Совсем не простые. - Тогда удачи. Она выгнула спину подобно Багире и промурлыкала: - Счастливой охоты, Игорек. В тот раз я впервые лишил жизни человеческое существо. Хотя можно ли называть людьми тех, кто избрал такой жизненный путь? Ведь, и я в этом глубоко убежден, у каждого есть выбор. Пусть небогатый и не очень приятный, но всё же. И, подобно людям, сидящим сейчас под дулами автоматов в ожидании неизвестно чего, эти так называемые 'борцы за свободу' когда-то были детьми. И не думаю, что их матери прочили им такое будущее. Мне не жаль их, и, честное слово, я совершенно не испытывал угрызений совести. Да, я вел далеко не праведный образ жизни. И, случайно познакомившись с моей теперешней девушкой, все помыслы устремил на то, чтобы стать таким, как она. Но всё же я ощущал себя человеком в большей мере, чем те, кому предстояло умереть. Майя смотрела на меня, и я всей кожей ощущал вопрос. И заботу ветерана о новичке. Всё же первая настоящая охота. Как старшая и проведшая обряд Инициации, она чувствовала нечто сродни ответственности. И, наверное, волновалась. Мне же было в общем-то по фигу. Ибо за прошедшие полгода я столько раз мысленно переживал все предстоящие действия, что поневоле свыкся с мыслью, что рано или поздно придется убивать. Вообще-то, если честно, в моих грезах фигурировали совершенно другие личности. Но события, сопутствующие метаморфозе, развивались столь стремительно, а почти мгновенная мобилизация Асмодеем в качестве пехотинца Отдела Химер была столь неожиданной, что я поневоле отбросил детские обиды. В конце концов, всё осталось в прошлом, и, как оказалось, в мире существуют гораздо большие несправедливости, достойные внимания. Тихо приоткрыв дверь салона, я окинул взглядом диспозицию и уступил место Майе. Мельком глянув, она кивнула и прошептала так тихо, что, даже будь кто-то из нормальных рядом, всё равно не смог бы разобрать ни слова. - Всего семеро. Трое в проходе и еще четверо сидят, держа под прицелом заложников. - Я улыбнулся: - Семь на два не делится. - Твои - те, что в проходе, - не оценила шутку Майя. И предостерегла: - Да, Игорек, особо не увлекайся и просто сверни им шеи. Судя по всему, в кабине пилотов еще трое, так что ими и полакомимся. Я кивнул, давая понять, что не позволю первобытным побуждениям хищника заглушить голос разума, в глубине души сожалея, что придется 'сработать вхолостую'. Но дело есть дело, и в первую очередь нас должно волновать спасение людей. А первозданные инстинкты - дело десятое. Мы ворвались в замкнутое пространство словно смерч, и спустя несколько секунд захватчики и их жертвы поменялись ролями. Вернее, заложники превратились в спасенных, а бравые отморозки перешли в совершенно иное качество. Причем быстро и безвозвратно. И, честное слово, глядя на враз обмякшие тела, лежащие подобно тряпичным куклам, я не ощутил ни тени раскаяния. - В кабину! - приказала напарница. Выбив дверь одним ударом, я окинул взглядом три фигуры и бросился в атаку. Счет в таких делах идет не то что на секунды, а на десятые и сотые их доли. Во всяком случае, никто из террористов не смог понять, что же произошло, и, убив одного, я дал волю охватившей меня всепожирающей жажде. Майя, держа в руках обмякшее тело, стояла рядом и урчала от возбуждения. Краем глаза уловив затравленный взгляд одного из пилотов, я, стараясь успокоить его, улыбнулся. Должно быть, нервы летчиков были на пределе, так как эффект был совершенно противоположным - сидящий за штурвалом человек упал в обморок. - Возвращайтесь в аэропорт, ребята, - тихо произнесла Майя, но для находившихся в кабине ее голос прозвучал подобно набату. - И, ради бога, не треплите языками. Штурман и второй пилот судорожно закивали, очевидно не в силах поверить в происходящее. Но, осознав, что к ним обращаются по-русски, неуверенно улыбнулись. - За мной! - коротко бросила командирша, и, пропустив ее вперед, я шагнул в дверь. Салон мы миновали в очень быстром темпе, так что, я уверен, никто из спасенных ничего не успел заметить. Всевозможным следственным комиссиям, которые вскоре нагрянут как мухи на... мед, совсем не обязательно знать, что здесь произошло на самом деле. И я надеюсь, что те, кто отдает приказы Старику, позаботятся о том, чтобы происшедшее свелось к краткой формулировке: 'В результате действий спецназа'. В Москву нас доставили на борту военного самолета. Никто не задавал лишних вопросов. И тем более не интересовался, почему пассажиры, прибыв на место, предпочли остаться в салоне до наступления темноты. Кстати, за проведенную операцию мы удостоились устной благодарности Старика и довольно сомнительного счастья аудиенции у Магистра. На этот раз, прибыв в Санаторий и поднявшись в тот же кабинет, мы как прошедшие испытание стали свидетелями всего разговора, ведшегося в нормальном звуковом диапазоне. - Что ж, Асмодей, - подобно трубам Иерихона прорычало ужасное нечто, занимавшее добрую половину пространства, - должен вам сказать, что в чем-то вы правы. И привлечение к делу этих молодых людей несколько развязало нам руки. С этой минуты считайте, что являетесь начальником команды наземного реагирования. - Служу России! - прогремел в ответ Старик. И хотя его колеблющиеся контуры не шли ни в какое сравнение с величием Магистра, от его голоса у меня побежали мурашки по коже. Теперь же, сидя в тесном фургоне и глядя, как подопечный строчит что-то, занося в память компьютера, я испытывал настоящую ностальгию по канувшим в Лету славным денькам. - Пост сдал?.. - вопросительно протянул я. Майя кивнула. - Пост принял. Чем собираешься заниматься? - А хрен его знает. Пойду домой, наверное, и завалюсь спать. - Хоть бы его украл кто. - Она зевнула. - Вторая ночь всего, а надоело так, словно полгода здесь сидим. - А что Старик? - А-а. - Она махнула рукой. - Ты же знаешь, из него слова лишнего не вытянешь. 'Служебная целесообразность, - набрав побольше воздуха, пробасила она. - А вам, молодые люди, выбирать не приходится'. Что верно, то верно. После наезда спецназа мы притихли и действовали строго в рамках дозволенного. То есть сидели тихо, как мышки. И, выполнив предписание начальства, залегали в спячку. Вообще-то нашу свободу передвижения никто не ограничивал. Как до вступления в Отдел, мы могли гулять и посещать рестораны. Имели право кататься на катере и ходить в оперу. Но мне, грезившему об инициации и ждавшему ее как манны небесной, хотелось чего-то эдакого. Бесшабашного и шалопаистого. Полетов над ночным городом и веселых потасовок с хулиганствующими бандами, подобных той, что устроила Майка в день нашего знакомства. Но вот в этом-то удовольствии Асмодей нам отказал категорически. Никаких полетов. Всячески избегать афиширования наших сверхъестественных способностей и никаких массовых избиений мирного населения. Не знаю как Майя, а я, находясь в такой незримой тюрьме, с нетерпением ждал каждой наземной акции Отдела. Возможности порезвиться и 'продать талант'. Но вот такое сидение в ожидании неизвестно чего сознание наотрез отказывалось считать боевой операцией. - Будешь уходить, забрось еще пару жучков на окно, - попросила Майя. - И про институт не забудь. - Пожалуйста, - согласился я. - Хотя, по-моему, здесь их и так выше крыши. - Я в прошлый раз поленилась, - стала оправдываться она. - Да закину, закину, - успокоил я ее и, взяв из ящика десяток миниатюрных видеокамер с какими-то суперчувствительными микрофонами, вышел на улицу. Всё же какое-никакое, а развлечение. И даже у Старика не повернется язык - или что у него там вместо - назвать сегодняшний полет несанкционированным. Да и разве ж это полет? Так, подняться до седьмого этажа и, прилепив в уголок оконной рамы приборчик размером с пуговицу, вернуться на землю. Постучав в дверцу фургона, поинтересовался, нормальный ли ракурс и слышимость, и, увидев одобрительно оттопыренный большой палец, попрощался: - До утра. - Угу. - Майя кивнула, и мне показалось, что в ее глазах мелькнула грусть. Если честно, я и сам успел соскучиться по... Ну, сами понимаете по чему. Но отогнал прочь промелькнувшие игривые мысли. Во-первых, потому что в фургоне этим заниматься попросту неудобно. Во-вторых, осознание того факта, что придется всё время отвлекаться, следя за монитором, не добавляло романтики. Эх, Майя. Ну кто, скажи пожалуйста, не давал тебе произвести инициацию в той же Испании? Ведь возникла у тебя интересная мысль поселиться на Канарских островах, где темнота наступает быстро и стремительно и рядом океан. Огромный и таинственный. Охота в котором незабываема и, что самое, на мой неискушенный взгляд главное, никем не контролируема. Где нет установившего жесткие рамки Старика, над которым в свою очередь находится Магистр, ограничиваемый таинственными Стражами Конвента. Но, увы... История, как известно, не знает сослагательного наклонения. Путь даже такая простая и незамысловатая, как наша. Я понуро брел в направлении служебной квартиры, оснащенной, надо сказать, бывшими совсем недавно столь дорогими моему сердцу игрушками вроде здоровенного телевизора и мощнейшего компа. На что они мне, коль, обретя пусть малую толику, но всё же могущества, я не могу ими воспользоваться по собственному усмотрению. Однако из внушения Асмодея следовало, что неукоснительное соблюдение, вплоть до мельчайших подробностей, его рекомендаций отныне является единственно не то что возможным, но даже и мыслимым способом нашего теперешнего существования. Конечно, служба оценивалась вполне достойно, и мы по-прежнему не испытывали материальных затруднений. Но деньги - вещь достаточно простая и понятная. Однако не в том смысле, что их нужно очень много, чтобы хватало на маленькие радости вроде джакузи, 'Нины Ричи' и отдых на Кипре, а в том, чтобы не жить в постоянной зависимости от кого-то или отчего-то, чтобы не унижаться ради них перед боссом. Потому что это - стресс, а стресс означает внутренние конфликты и в итоге ни к чему хорошему не приводит. Ведь выдержать непрерывное напряжение больше полугода могут только космонавты, да и то, наверное, не все. В общем, душа просилась на волю, желая 'настоящего мужского дела'. Вон из установленных Асмодеем рамок! Таких же иллюзорно-призрачных, как и он сам. И таких же непреодолимых, как его железная воля. ГЛАВА 27 Неторопливо бредя по улице, я мрачно пялился в ночное небо. Несмотря на проведенный без отдыха день, спать совершенно не хотелось. А может, повлияли те литры кофе, что я выпил, дабы сохранить бодрость духа и тела. Любопытные всезнайки утверждают, что на человеческий организм действует лишь первая выпитая чашка сего благородного напитка и взбадривает нервную систему на весь день. Так что, выходит, зря я старался выхлебать ведро. Но что бы там ни говорили, а, потягивая ароматную жидкость, я с каждым глотком чувствовал себя лучше. Кто знает, самовнушение ли это? Или моему измененному организму просто требуются лошадиные дозы, способные убить простого смертного? Поскольку в сон абсолютно не тянуло, я шел куда глаза глядят. И вскоре обнаружил, что направляюсь в сторону института, в котором работает наш светоч уфологии. Что ж, всё правильно. Раз уж приказано взять под плотный колпак, то, само собой, наблюдение должно быть не то что круглосуточным, а даже ежеминутным. Из материалов, собранных Отделом на подопечного, я знал местонахождение его кабинета и, если можно так выразиться, маршруты следования: несколько комнат, расположенных на этом же уровне, само собой, апартаменты высокого начальства, конечно же курилка и, извините, туалет. Столовая на первом этаже рассматривалась мной как наименее опасное место, тогда как лестничный марш и отхожее место являлись наиболее подходящими для разных нехороших обстоятельств. 'Пожалуй, маловато жучков взял', - попенял я себе и неторопливо направился в обход здания, внимательно вглядываясь в окна. Несколько фрамуг раскрыто, но на других этажах, и я шел дальше. В принципе разница небольшая и можно войти хоть через парадный вход. Для этого стоит лишь позвонить и, спрятавшись, подождать, пока сторож откроет дверь. Даже если он будет бдительно загораживать телом весь проем, я всегда могу прошмыгнуть выше. Со скоростью, абсолютно незаметной для глаза простого смертного. Но привычка халтурить заразительна, и, начав полагаться на авось в малом, я рискую со временем нарваться на гораздо большие неприятности. В том, что здание не оборудовано какой-то заумной сигнализацией, я уверен на все сто. Описав почти полный круг, я наконец увидел искомое и, как водится, досадливо крякнул: 'Эх, ну почему было не пойти в другую сторону!' На всякий случай оглянувшись, влетел в раскрытое окно нужного этажа. Дверь, естественно, заперта, однако я, поковыряв в замке отмычкой, смог выйти в коридор. Стандартная сигнализация, кстати, имелась, но, по-моему, она успела устареть до того, как была повсеместно внедрена. Так что с этой проблемой я справился походя и не спеша направился к рабочему месту клиента. Кстати, у него есть имя. Его зовут Олегом. Олег Васильевич Искрин. Вообще-то я стараюсь не вникать в такие подробности, но, раз уж судьба свела всерьез и надолго, то надо как-то сближаться, что ли. Не особо скрываясь, активировал датчик и прилепил его так, чтобы хорошо видеть стол, за которым проводил большую часть времени Олег Васильевич. Еще один пристроил для обозрения входа. Собравшись уходить, не удержался и влез в комп. Как и положено современному человеку, который оберегает свою информацию от чужих глаз, владелец поставил на машину пароль. Но заветное словосочетание я успел вызубрить еще вчера. Правда, для домашнего компьютера, но я нисколько не сомневался, что данные доступа идентичны и подойдут для железа рабочего. Так оно и оказалось. Последним из созданных документов было письмо такому же озабоченному проблемой контакта. От нечего делать начал читать и неожиданно для себя увлекся. 'Слишком уж много необъяснимых событий происходит в последнее время, - писал Олег Васильевич неведомому мне Майклу. - Почему, например, существует 'пояс безумия', охватывающий Землю смертоносным кольцом? Судите сами - Корея, Вьетнам, Афганистан, Ливан, Ирак, потом Югославия, Молдова, Грузия, Нагорный Карабах, Армения, Таджикистан, Чечня... Даже в благополучной Америке произошла вспышка насилия в Лос-Анджелесе, находящемся в том же широтном поясе. Вы скажете, что все эти войны и конфликты - явление политическое. Но почему тогда они сопровождаются землетрясениями, другими необычными природными явлениями? Почему горячие точки четко укладываются в кольцо, словно бы некий зонд, облетая планету по орбите, сеет под собой вражду, агрессивность, природные катаклизмы?.. Почему наши военные, до зубов вооружающиеся против любой существующей и несуществующей опасности, проявляют загадочное прекраснодушие в отношении вероятной инопланетной агрессии? Почему на сегодняшний день не существует ни государственных, ни общественных механизмов, способных оперативно реагировать на сообщения о возможной эскалации на Землю инопланетных агрессоров?' Пожалуй, Старик не так уж не прав. И если в самом деле существует что-то подобное, то я бы тоже опасался за жизнь слишком прозорливого ученого. Конечно, ничего принципиально нового он не открыл. Всего лишь провел небольшую аналитическую работу и сопоставил некоторые, с виду совершенно случайные, факты. Однако выводы получились впечатляющими, если не сказать больше. Вообще-то при желании это можно отнести к разряду домыслов. Но, видимо, Олег Васильевич обладал упорством и пробивной мощностью среднего танка, коль заставил обратить на себя внимание такой серьезной организации, как наш Отдел. Поймав себя на том, что отождествляю себя с Конторой, ограничившей столь любимую мною свободу, мысленно чертыхнулся. И, не в силах удержаться, заржал, как сумасшедший. М-да... Что ни говори, а доступ к информации и возникновение глобальной Сети явно не на руку гипотетическим пришельцам. На протяжении веков человечество зависело от наличия связи и старалось обеспечить доставку сообщений. Но для того, чтобы отправить сообщение через пространство и время, требуются определенные приспособления. Говорят, у древних персов существовала сеть башен, так называемых 'звуковых столбов', на которых находились люди с громкими, пронзительными голосами. Криками они передавали сообщения. Римляне действовали при помощи развитой службы посланников, называемой cursus publicus. В Европе на протяжении пятисот лет, в период между тысяча триста пятым годом и вплоть до начала девятнадцатого века, существовала экспресс-служба 'Дом Таксиса', использовавшая перекладных лошадей или пони. Во времена Людовика XIII в ней было занято двадцать пять тысяч человек. Курьеры в серебряных и голубых униформах пересекали континент, перевозя различные послания и осуществляя связь между принцами и генералами, торговцами и ростовщиками. Все эти каналы связи предназначались только для богатых и власть имущих, простолюдины не имели к ним доступа. Как отмечает историк Лаурин Зиллиакус, даже на попытки послать письма другими способами власти смотрели с подозрением или вообще запрещали это. Короче говоря, если непосредственное, лицом к лицу, общение было доступно всем, то возникшие способы передачи информации за пределы семьи или поселения были недосягаемы для большинства и использовались лишь для социального или политического контроля, представляя оружие избранных. И если в те далекие времена контакты имели место, то сохранить их в тайне оказалось довольно просто. Достаточно лишь контролировать верхушку... Но время не стоит на месте - появилось радио, телевидение и, наконец, Интернет. И любой человек, дающий себе труд хоть немного задуматься, может выловить странные, не укладывающиеся в привычную картину мира факты. И поплатиться за это жизнью. Я всё больше проникался уважением к Асмодею, назначившему в качестве группы прикрытия именно нас с Майей. Ведь для обычного человека даже такая малость, как установка жучка, превращалась в проблему, разрешить которую мог лишь профессионал. Сообразив, что сижу перед монитором довольно долго, я, не мудрствуя лукаво, скопировал содержимое нескольких папок и отправил себе по электронной почте. Как умел замел следы, не особенно, впрочем, стараясь. Даже если и заметит умник - поделом ему. Насторожится и, быть может, станет осмотрительнее. Хотя тех, кто способен организовать нечто вроде 'кольца сумасшествия', опоясывающего планету, вряд ли это остановит. Осторожно прикрыв за собой дверь, вышел в коридор и отправился устанавливать оставшиеся жучки. Больше всего пришлось на долю туалета, так как там имелся своеобразный предбанник с умывальником и электросушилкой для рук. Да в каждую кабинку по штуке. Хорошо хоть Майя дежурит ночью, когда подопечный дома, а то пришлось бы бедняжке ежедневно наблюдать столь интимные картины... Закончив, набрал номер напарницы и поинтересовался: - Как видимость? - Нормально, - ответила она и не удержалась, чтобы не съязвить: - Никогда не думала, что ты из тех, кто пишет в мужских туалетах. Увлекаешься мальчиками? - Да пойми ты, - стал оправдываться я, - если и станут его мочить, то вряд ли будут делать это на людях. А сортир - одно из наиболее подходящих мест. - Да любое место может стать роковым, - возразила она. - Если уж захотят убрать - то сделают это обязательно. - Так что ж мне, стать его тенью? - расстроился я. - Спать иди, - отрезала Майя. - А то полночи прошло, а ты шляешься неизвестно где. А завтра опять явишься вареный. В сердцах плюнув на пол, я пристроил последний датчик, открыл окно в коридоре и медленно спланировал вниз. Снова шагая по темным улицам, на этот раз в сторону дома, размышлял о том, что делать. И не придумал ничего лучше, чем попытаться подружиться с Олегом Васильевичем. Благо особых трудностей в этом не видел. Будучи человеком увлеченным, он волей-неволей должен обрадоваться, встретив родственную душу. Я тяжко вздохнул, поскольку об обитателях НЛО знал лишь то, что они 'зеленые', и для того, чтобы сойти для Олега Васильевича за своего, мне предстояло основательно забить голову всякой чушью. Однако, решив, что непосредственный контакт гораздо продуктивнее скучного сидения в служебном фургоне, я настроился если и не стать экспертом в этой области, то хотя бы поверхностно ознакомиться с предметом. До утра было далеко, и потому, придя домой и включив комп, я скачал отправленные на почтовый ящик файлы и принялся читать. Подборка, сделанная Олегом Васильевичем с большой, как мне показалось, натяжкой, тем не менее была довольно интересной. Материалы, собранные энтузиастом, достаточно обширны, так что приведу лишь некоторые из них. 'Дорога в никуда' - названный так жителями города Альбукерке в американском штате Нью-Мексико короткий участок автострады уходит к горному массиву. Этот пятнадцатикилометровый отрезок шоссе, заканчивающийся тупиком, построен специально для туристов, желающих полюбоваться пустынными пейзажами. Но местные жители стараются держаться от этой автострады как можно дальше. Ходят устойчивые легенды, что дорога 'проглатывает' людей и автомобили. В газетах проскочило сообщение, что за короткий период в тысяча девятьсот девяносто седьмом году на нем бесследно исчезли семнадцать человек. Они уехали и не вернулись, хотя свернуть там совершенно некуда. Тщательное расследование ни к чему не привело. Местная полиция отрицает возможность существования в этом районе какой-либо преступной группы, убивающей людей. Всё это породило слухи о сухопутном 'Бермудском треугольнике'. А у меня в свою очередь возник вопрос: стали бы прагматичные янки строить просто так шоссе, не приносящее ощутимой выгоды? Не являясь великим знатоком, осмелюсь утверждать, что нет... Далее шли сведения об острове Булаван, или 'Острове-убийце'. Один из небольших по размерам - три на пять километров - тропических островов в море Банда, принадлежащих Индонезии, о котором сложено множество мифов и легенд, говорящих о том, что сей клочок суши мстит всем, кто пытался разгадать его тайны. Одним из первых европейцев, побывших здесь, стал голландский летчик Вилли Ван дер Хааге, во время Второй мировой войны сбитый над морем японским асом и подобранный спустя три с лишним года австралийским эсминцем. В марте тысяча девятьсот девяносто третьего года его обезображенный труп обнаружили в собственном доме в Сиэтле, причем мотив и причину убийства так и не выяснили. Смерть побывавших на Булаване, как правило, наступала при загадочных обстоятельствах. Некоторые, правда, пытаются связать их с мифическими пиратскими сокровищами, но, по мнению Олега Васильевича, случаи отлично укладываются в его теорию 'вмешательства в земные дела'. Еще один остров - Барсакельмес, в переводе с казахского 'Пойдешь - не вернешься' - аномальное место, находящийся в северо-западной части Аральского моря. Побольше Булавана - двенадцать на двадцать семь километров - он постоянно растет вследствие обмеления. О нем сложено огромное количество легенд и преданий, в которых говорится о странных и малопонятных происшествиях, связанных с изменением нормального хода физического Времени. Местные жители утверждают, что в прошлых веках беглецы, отсидевшись на острове всего несколько лет, попадали к своим постаревшим родным спустя... десятилетия. Целые семьи бесследно исчезали, и одной из причин их гибели казахи считают появление на Барсакельмесе... доисторического(!) летающего ящера (зуб от свежего скелета ящера прилагается к их многочисленным байкам). Пропадали здесь и современные экспедиции. В одной из них люди, отойдя от берега, прогулялись всего полчаса в 'белом тумане', а вернувшись - с удивлением узнали, что отсутствовали... сутки! Биологические часы подсказывали мне, что скоро рассвет, - стало клонить ко сну. Представив тяготы дневного бдения, литры кофе и бухающее подобно молоту сердце, я совсем уж собрался выключить комп, но, не удержавшись, заглянул в еще один файл. Череповецкие болота - возможная аномальная зона, местность в Вологодской области, где наблюдаются многочисленные странные явления. По рассказам местных жителей, в близлежащих населенных пунктах отмечается большое количество странных самоубийств... ГЛАВА 28 Едва Игорек скрылся из виду, я сварила кофе и уставилась в монитор. Семейство младшего научного сотрудника готовилось ко сну. Миловидная тридцатилетняя женщина убаюкивала малышку, а фигурант, как обычно, проводил время, уткнувшись в монитор. Я невольно рассмеялась, настолько он напомнил мне Игоря. С той лишь разницей, что человек, с которым делила постель я, посвящал этому занятию предрассветные часы. Нет, я ничего не хочу сказать, и как любовник Игорек выше всяких похвал. Но, как любая женщина, норовлю перегнуть палку и в глубине души надеюсь, что займу все его помыслы. Хорошо хоть мне хватало сообразительности не высказывать претензии вслух. Ибо сколь бы ручным и преданным ни был ваш мужчина, не искушайте судьбу, пытаясь отобрать у него любимую игрушку. К слову, эту проблему мы разрешили довольно просто, купив второй компьютер. Да и не так уж много времени Игорь уделял Интернету и прочей чуши. Загнанные в рамки ночной жизни, мы, вольно или невольно, как бы укоротили свое существование наполовину. И хотя - теоретически - могли жить вечно, подобное ограничение порой действовало подавляюще. То, что на нас вышли представители закона, положив конец относительно спокойному существованию, меня не сильно расстроило. Хотя не без этого. Но, если честно, в глубине души я была готова к чему-то подобному. Потому и запасной выход через вентиляционную шахту оборудовала. Жаль, конечно, было терять уютное гнездышко, которое едва-едва начала ощущать домом, но необратима только смерть, а ее-то мы сумели избежать. И это главное. В первое время я довольно часто вспоминала события того утра. И так и не пришла к однозначному выводу, смогла ли бы я разрешить ситуацию своими силами. Без помощи Асмодея. Скорее всего, нет. То есть со спецназом я бы справилась играючи, но вот спасти Игоря вряд ли бы удалось. Так же, как и скрыться от дальнейших наездов. Вмешательство Старика дало нам столь необходимую фору, пусть небольшой, но всё же запас времени, позволивший вернуть моего тогда еще секретаря из состояния клинической смерти. Тело вдруг объяла непроизвольная дрожь, и я явственно ощутила, как оно покрывается пупырышками. Подобно бессмертным из сериала про Горца, каждый раз при появлении Старика я испытывала очень странные ощущения. Их нельзя назвать неприятными, поскольку к любой неприятности можно привыкнуть. Это же было сродни первобытному ужасу, заставлявшему меня втягивать голову в плечи и искать спасения. - Как дела? - Похожий на иерихонские трубы, его голос, казалось, заставит лопаться стекла. - Работаем, - сдерживая трепет, ответила я. - Вот решил проверить, как у вас дела, - принялся оправдываться он. - Нормально. За время дежурства Игоря ничего необычного не произошло. - Прекрасно. - Мне показалось, что в том месте, где колебались искаженные контуры его лица, проступила улыбка. - Если что, вы знаете, что делать. Он исчез столь же внезапно, как и появился, но я почувствовала себя так, словно с плеч свалилась гора. Что же он такое, в конце концов? Много раз порываясь задать вопрос, я постоянно удерживалась, ограничиваясь догадками. Были они невеселыми и безрадостными и сводились к тому, что это и есть один из пресловутых охотников на таких, как мы. Гемоглобинозависимых. Иначе откуда ощущение паники, возникающее при каждом его появлении? Притом что ни один из нормальных Асмодея не видит, можно сказать, в упор. Как-то он обронил фразу, что когда-то был самым обычным человеком. Таким же, как в свое время мы с Игорем. В тот момент меня охватило жуткое любопытство, но, полагая, что не получу ответа и одновременно боясь узнать правду, я промолчала. Комментарии, как говорится, излишни. Анатоль Франс говорил: 'Не прикасайтесь к идолам, их позолота остается у вас на пальцах'. Не то чтобы Асмодей в одночасье стал моим кумиром... но и чувства вызывал далеко не однозначные. Как-то во время одной из наших немногочисленных совместных операций он спросил, как мне удалось совершить метаморфозу. Не желая изображать из себя Бог весть что, я рассказала правду. На что он в задумчивости ответил странной фразой: - Должно быть, когда-то люди имели о таких вещах более обширное представление, которое с течением времени подверглось искажениям. Если взять, к примеру, молитву как средство напрямую обратиться к некоему Высшему существу, то выяснится характерная закономерность. Ведь делать это так, как этому учат сегодня, - примерно то же самое, что твердить физическую формулу, не имея понятия о смысле и значении составляющих ее элементов. К примеру, детвора, повторяя за взрослыми, бездумно поет какую-нибудь печальную песенку, не догадываясь, какие события лежат в ее основе. Так и наша повседневная жизнь полным-полна подобных иррациональностей. И молитва - одна из них. Наверное, давным-давно кто-то знал, как нужно молиться, и пытался научить этому других. Суть же смогли постичь немногие. Остальные усвоили только слова, которые, естественно, менялись с течением времени. Постепенно техника оказалась утраченной, но на протяжении веков время от времени ее случайно открывали вновь. Лишь изредка прозорливому гению удавалось убедить остальных в том, что старый испытанный способ не вполне верен. Вот так вот, девочка. Древнего проверенного средства зачастую недостаточно или же большинство попросту плохо подготовлено, и потому из сотен тысяч попыток обратить на себя внимание высших сил это удается единицам. Старик, одним словом. Ибо мы с Игорем, хоть и затевали порой разговоры на эту тему, так глубоко не копали. Кстати, в отличие от мальчишки, бредящего битвами и эверестами поверженных противников, мне больше всего запомнилась наша операция, не повлекшая за собой ни одной жертвы. И даже наоборот. Тогда я впервые увидела, что собой представляет таинственная сущность, представившаяся Асмодеем и являвшаяся нашим непосредственным начальством. Согласно книге Иисуса Навина, ханаанский город Иерихон был разрушен, когда армия Иисуса Навина пришла к его стенам и в течение семи дней священники обходили Иерихон с Ковчегом Завета, оглашая окрестности звуками труб. Стены осажденного города чудесным образом пали, и Иисус Навин и бывшие с ним одержали победу над хананеями и взяли город. По крайней мере, так гласит предание. Однако археологи, изучавшие в Израиле руины Иерихона, находящиеся недалеко от Иерусалима, пришли к несколько иному заключению. Они установили, что Иерихон уничтожило сильное землетрясение, произошедшее вследствие геологического разлома, проходящего под долиной Иордана. К тому же город превратился в руины за полторы сотни лет до указываемой в Библии даты. Итак, современная точка зрения значительно расходится с сакральным толкованием в интерпретации одних и тех же фактов. Но если в библейском случае деяние природы приписывали себе люди, то в нашем конкретном эпизоде всё оказалось с точностью до наоборот. В одном из промышленных горнодобывающих районов некогда братской и социалистической республики, а теперь взявшей собственный курс в мире свободного предпринимательства суверенной страны произошла катастрофа. Добывающие полезные ископаемые из земных недр люди вгрызались в твердь подобно кротам. Пробивая штреки всё глубже, они использовали более передовые методы, связанные с применением взрывчатки, и зачастую пренебрегая техникой безопасности. И хотя формально уже больше десятка лет являлись вполне самостоятельным государством, избавившимся от 'гнета', они забыли оставить в прошлом такое сладкое и дарящее призрак надежды русское слово 'авось'. Многие приписывают это делу случая. Но, как сказал в тот раз Старик: 'Всё закономерно'. И, не произойди несчастья сейчас, оно неминуемо случилось бы в следующем году. Или немного позже. Ибо всякий нормальный промышленник, прежде чем разрабатывать недра, ведет разведку. Тщательно изучает пустоты, наполненные природным газом, который, как известно, взрывоопасен. И, извините, имеет развитую службу, подобную российским отрядам МЧС или американской службе спасения. Эти же, прости Господи... предприниматели, стремясь нахапать побольше, пренебрегали элементарными, азбучными мерами. За что в итоге и поплатились. Вернее, отдуваться-то пришлось простым, ни в чем не повинным людям. А отцы города с умным видом рассуждали о природной катастрофе, легшей тяжким бременем на их и без того изнывающие под непосильной ношей плечи. Да бог с ними, с уродами. Асмодей, предварительно позвонив, ждал у подъезда, и мы помчались в аэропорт. Во время полета он кратко обрисовал ситуацию, и была она, мягко говоря, не очень. Вследствие возникшего землетрясения оборваны электрические провода. Часть зданий небольшого промышленного городка оказались разрушенными. Некоторые дома полностью проваливались под землю, не говоря о двух десятках машин, без следа исчезнувших в разломах. Местность напоминала военный лагерь, да в сущности так оно и было. Армия и полиция обеспечивала хоть какой-то порядок, пресекая попытки мародерства. В поле возник палаточный городок, работали походные армейские кухни. Тут и там слышались стоны раненых, плакали маленькие дети. Но нас безрадостная картина интересовала мало. И не потому, что души наши черствы, а сердца холодны. Просто, прибыв сюда, мы преследовали иную цель. А именно - спасение заваленных под землей трех десятков человек. По счастью, у одного из инженеров работал мобильник, и пока не села батарейка, Асмодей сумел запеленговать местоположение группы потерпевших. Что, по его словам, самое поганое, так это то, что чертов Конвент не дал разрешения на вмешательство, заявив, что 'это нас не касается'. Но мы, де-факто работающие в Отделе, а де-юре остающиеся лицами без определенных занятий и даже скрывающимися от закона, могли позволить себе любое вмешательство. И с негласного попустительства высокого начальства в лице Магистра прибыли на место как представители одной из частных фирм по обеспечению безопасности. В экстремальной ситуации рады любой лишней паре рук. А потому, мельком взглянув на сварганенные Асмодеем бумаги, нас представили какому-то майору. Коренастый седой дядька скользнул взглядом по нашим щуплым фигурам и, молча кивнув, казалось, потерял к нам всякий интерес. Ну и славно. Главное в этом деле, чтобы не приняли за террористов. И соответственно не мешали. - Что ж, ребятки, - пробасил Асмодей, - я отправляюсь на место и пойду навстречу. Ваше дело оставаться всё время на связи. Мы дружно кивнули, и он, сделав таинственный пасс своей призрачной рукой, пропал, как всегда оставив чувство несказанного облегчения. - Ну что, пошли? - сказал Игорек. От места нас отделяло километра два, и мы преодолели их на максимальной скорости. Предусмотрительный Старик в самолете накормил нас до отвала, иначе не знаю, что бы было, ведь регенерация обожженных тканей требует огромных затрат энергии. Из шахты вырывался столб огня, и, хотя пожарные упорно лили воду, инфернальное пламя, казалось, не собиралось утихать вечно. - Добро пожаловать домой! - пошутила я, намекая на ад. - Да-а, - жалобно протянул Игорек, - не о такой карьере я мечтал, прося тебя об инициации. - Да ты как будто трусишь? - насмешливо фыркнула я и, не давая ему времени опомниться, опустила лицевой щиток защитного костюма и сиганула в преисподнюю. Обмундирование у российских пожарных добротное. Да плюс наши скромные способности чего-то да стоили... 'Жерло вулкана' проскочили в одно мгновение, оказавшись в почти кромешной тьме. Явно ощущался недостаток кислорода, но для нас с Игорем это не составляло особой проблемы. Хуже было то, что мгновенно заживающие ожоги чесались. Но, стиснув зубы, мы опускались всё ниже. Огонь утих, и мы, время от времени - не чаще одного раза в пять минут - вдыхая из баллона, добрались до залитого водой горизонтального прохода. Строго говоря, он не был параллельным поверхности в прямом смысле слова и подобно змее повторял конфигурацию твердых геологических образований, то уходя немного вверх, то, наоборот, опускаясь и скрываясь под набежавшими невесть откуда грунтовыми водами. Пес знает откуда появившийся Старик нагнал страху на наши и без того дрожащие души. - Ну как вы? Нет, я, конечно, понимаю, что он старается подбодрить. Но только от такой поддержки душа непроизвольно уходит в пятки и незримые, но ощутимые каждой нервной клеточкой колебания заставляют останавливаться сердце. - Нормально, Асмодей! - как можно бодрее отрапортовала я. - Впереди завал, так что постойте пока в сторонке. Не в силах сдержать любопытства, мы отошли на минимальное расстояние и с восхищением и ужасом стали свидетелями того, на что способна руководящая нами сущность. Огромные глыбы рассыпались в пыль от одного прикосновения, что в свою очередь породило серию небольших обвалов, которые пришлось разбирать нам с Игорьком. Он, бедолага, не очень любит вспоминать ту операцию. Да и понятно. Все люди подвержены клаустрофобии в той или иной мере. Возможно, у Игоря она развита чуть больше, чем у меня. Пройдя еще метров двести, мы снова наткнулись на преграду, на этот раз подводную. Скрывшийся в пучине Асмодей заставил воду бурлить, и, 'отломав' очередной кусок породы, он выныривал, заставляя нас лезть в вонючую жижу, дабы извлечь булыжник весом в пару тонн на поверхность. Защитные комбинезоны, намокшие и истерзанные в клочья, здорово мешали движениям, и мы постепенно сбросили их, оставшись только в брюках и в майках. Наполовину опустевшие кислородные баллоны лежали неподалеку, и, очередной раз вдохнув, мы плюхались в омерзительное болото, словно кроты пробивая путь к потерявшим надежду людям. Указывая дорогу, Асмодей двигался впереди. Мы, испытывающие ужас от его близости, шли, ориентируясь на чувство страха, следуя за тем, от чего любое существо бежит сломя голову. Должно быть, наверху давно наступил рассвет, так как клонило в сон. Но на такие глупости времени абсолютно не было, и мы медленно продвигались вперед. Впоследствии специалисты подсчитали, что спасательному отряду на расчистку завалов потребовалось бы около трех суток. Кислорода же у шахтеров имелось не более чем на десять часов... Нам потребовалось всего семь... Если когда-нибудь меня спросят, верю ли я в ад, то я с легкой душой отвечу 'да'. Ибо сама в нем побывала. И, что самое главное, сумела вернуться обратно. Расчистив последний завал, увидели сидящих и лежащих людей. Освещая подземелье, тускло горела лампа на шлеме. Единственная, она давала очень мало света. Но нам, настроившим зрительные рецепторы на кромешную тьму, она показалась прожектором. - Живы? - прохрипела я и судорожно закашлялась. Поскольку время было дорого, а наверху всё еще бушевал пожар, схватила двоих в охапку и пулей рванула обратно. Эвакуировали мы всех, но, к сожалению, троим не повезло. Одного же Асмодей оживил прямо на моих глазах, накрыв, словно саваном, мертвое тело и спустя несколько секунд заставив биться остановившееся сердце. На мгновение вообразив, что когда-нибудь подобное может произойти со мной, я содрогнулась. Ни за что... Лучше уж умереть... Но спасенный, будучи обычным человеком, не обладающим нашей остротой чувств, казалось, не испытывает дискомфорта от столь жуткой близости. Едва мы вытащили первую партию, добавив к ожогам от пламени последствия облучения ультрафиолетом, пожарные утроили усилия, направив добрый десяток струй в огненный вихрь. Положив людей на землю, мы кинулись обратно, и нас чуть не смыло вниз горячим пенным душем, всё же приносящим несказанное облегчение... К моменту окончания эвакуации солнце стояло довольно высоко. Мы переглянулись и снова прыгнули вниз. - Как ты? - Я ласково коснулась черной от копоти щеки Игоря. - Намана, - прошепелявил он. В последнюю ходку он нес двоих под мышками, а третьего держал в зубах и обломал клык. По губам текла алая струйка, и, потрогав десну, он поинтересовался: - Как ты думаешь, до завтра вырастет? - До завтра - не знаю. - Я усмехнулась. - Но до свадьбы - точно заживет... ГЛАВА 29 - Привет! - Здорово! Я пожал протянутую руку и окинул взглядом Олега Васильевича. Вернее, теперь уже просто Олега, так как после двух часов знакомства он предложил перейти на 'ты'. - Как насчет 'по пиву'? - поинтересовался новый приятель, и я тяжко вздохнул. Нет, пиво, конечно, штука хорошая. И не так уж и давно я был горячим и преданным поклонником этого во всех отношениях благородного напитка. Но вот теперь... Обострившееся обоняние и ставшие сверхчувствительными вкусовые рецепторы моментально всёиспортили. Да плюс такая бяка, как возникшая невосприимчивость к алкоголю. Видимо, этиловые пары всё же не столь необходимы нашим организмам, коль в гемоглобинозависимом состоянии я стал прекрасно обходиться без них. Поговорив с Майей на эту тему и выяснив, что она испытывает то же самое плюс жесточайшее похмелье наутро, я даже не стал пытаться довести себя до состояния хотя бы легкого опьянения. В общем, перестал я любить это дело. Но поскольку давно известно, что непьющий человек на Руси всегда вызывал подозрение, приходилось терпеть. Мы вошли в излюбленное заведение Олега, где частенько собирались такие же, как и он, - то есть, извините, теперь уже как мы, - любители потрепать языками на тему контакта. Возникни у нехороших зеленых человечков желание покончить с российской, вернее с московской, уфологией одним махом - не надо устраивать привлекающих внимание странных самоубийств. Достаточно просто имитировать бандитские разборки или террористический акт. И, как говорится, с концами. Собственно, я и познакомился с Олегом здесь. Есть такие места, куда прийти в гости ты можешь лишь один раз. И неважно, что объединяет собравшихся вместе людей. Это может быть увлечение альпинизмом или скалолазанием, беззаветная любовь к подводной охоте или к экстремальному туризму. Наконец, просто филателия. Но, появившись в подобной тусовке однажды, вы или навсегда забываете сюда дорогу, или становитесь частью целого. Своим, одним словом. Мне, вдоль и поперек изучившему содержимое Олегова компьютера, войти в контакт было проще простого. Ведь любому нормальному - не в физиологическом, в психическом плане - человеку приятно, когда кто-то разделяет его идеи и смутные догадки. Так что, подсев к нему за столик и прихлебывая, стараясь не выказывать отвращения, пенную жидкость, я без труда затеял разговор. Зацепкой стала брошенная фраза о Эссекском валуне, сведения о котором я нагло выкрал из его же компа. Если верить легенде, в этом гранитном камне живет злой дух. Во время Второй мировой войны английские газеты поведали историю, связанную с этим аномальным объектом. Дело было так: бульдозер, расширявший дорогу в графстве Эссекс, случайно своротил булыжник. Последовавшие за этим события привели к тому, что в небольшую деревушку со всей страны съехались репортеры. Согласно их подробным описаниям происшедших загадочных явлений, на церковной колокольне, пустой и запертой, сами собой начинали звонить колокола, сельскохозяйственные орудия и тяжеленные бревна летали по воздуху неведомым образом... Испуганные обитатели деревушки потребовали от строителей дороги немедленно вернуть камень на его законное место. Возвращение валуна сопровождалось соответствующими древними магическими ритуалами. Светопреставление прекратилось. Олег улыбнулся и развил мысль в довольно интересном направлении: - А вы представьте, что на что-то похожее намекнули бы наши сельские жители. Я сразу не сообразил, а сообразив, заржал, как ненормальный. И в самом деле, в те годы подобные поползновения расценивались однозначно. - Вам смешно. - Его глаза наполнились грустью. - А между тем на территории России огромное количество неизученных феноменов, наличие которых сознательно замалчивается властями. Я многозначительно покивал и тут же был зачислен в единомышленники. Всё же поразительная беспечность для столь неглупого и прозорливого человека! В отличие от разных подпольных личностей, уфологи не таились. Им не нужно подобно 'голубым' или представительницам древнейшей профессии узнавать друг друга по неуловимым для глаза обычного человека признакам. Так вор видит вора, и отсидевший в тюрьме без труда узнает того, кто когда-то тоже находился в неволе. Пожалуй, легче войти в контакт только с алкоголиками, соображающими на троих. Однако и пользы от общения с алкашами значительно меньше. - Ну что, не передумал? - Он смотрит на меня выжидательно. Я выдерживаю его изучающий взгляд и киваю. Ну еще бы мне не пойти. Я же не энтузиаст какой-нибудь, чьи намерения могут в последний момент измениться из-за множества обстоятельств. Я - на работе. Состою на службе в самой секретной из организаций, когда-либо существовавших на Земле. До Отдела Химер далеко разным НАСА, ФБР и ФСБ. И даже таинственное и страшное ГРУ, покинуть которое, по слухам, можно только мертвым, не идет ни в какое сравнение с обыкновенным с виду Санаторием, возглавляемым демонической сущностью, именующей себя Магистром. - Что ж, тогда поехали за билетами? Я снова киваю, и, допив пиво, мы прощаемся с завсегдатаями и направляемся к его потрепанной 'семерке'. Должен сказать, что затевать подобную 'вылазку на природу' в преддверии зимы могут только сдвинутые экстремалы. Или такие вот увлеченные личности вроде моего нового знакомого. Но Олег мотивировал выбор времени отсутствием болотной мошкары и минимальным количеством любопытных. Ну и, конечно, тем, что отпуск в этом году у него в ноябре. Короче, мы направлялись к таинственным Череповецким болотам. Бог весть, что он хотел там найти, и я мысленно обрадовался, что успел завязать знакомство до начала экспедиции. Уфолог, если можно так выразиться, сам лез в пекло. Мало того что в тех местах значительное количество суицидов, так еще можно просто пойти и не вернуться. Тем более что шли мы дикарями. Хотя в наше цивилизованное время, когда почти у каждого есть мобильная связь, подобные мероприятия не так уж и страшны. Во всяком случае, пропасть без вести становится гораздо проблематичнее, чем лет десять назад. Как будто пропасть с вестью намного лучше... Узнав о моем плане вступить в контакт с фигурантом, Старик ничего не сказал. И теперь, отправляясь за билетами, я не спешил поставить его в известность, считая, что действую правильно. Обсудили предстоящую поездку мы лишь с Майей. По моей просьбе она должна остаться в Москве. Знаете, женщина на корабле, и всё такое... - Просто будь всегда на связи. В резерве, так сказать. - Ладно уж, Рэбмо. - Она улыбнулась. - Езжайте. Да и если честно, в городе мне уютнее. Мы расположились в купе и, застелив постели, развернули пакеты со снедью. Я вяло жую, демонстрирую отсутствие аппетита. То есть что-нибудь съесть я конечно же не прочь. Вернее, кого-нибудь. Не думайте, что мы с Майей какие-то особенные монстры. Всё в природе устроено целесообразно. И жестоко. Словно в подтверждение моих мыслей, на перроне стая голубей заклевывала пришлого чужака. И кому, скажите на милость, пришло в голову объявить этих вечно гадящих мусорщиков символом чистоты? Неторопливо, словно растягивая удовольствие, теряющего силы приблудного недотепу клевали в затылок. Тук-тук. Отвратительно и страшно. Выждав, наслаждаясь агонией, кто-нибудь из стаи снова подскакивает к обреченному и опять наносит удар. Ни беркут, ни шакал, ни пресмыкающиеся не убивают вот так, ради забавы. Пожалуй, только крысы... И люди... Проводящие же досуг на перроне голуби именно развлекались... Умерщвляли своего собрата потехи ради. Очень медленно, растягивая удовольствие. Во мне зашевелились первобытные инстинкты, а рука сама собой стала опускать раму. - Жарко стало? - сочувственно произнес Олег, вернув меня к действительности. Я перевел дух и опустился на полку. Еще чуть-чуть, и я бы молнией метнулся к вожделенной живой плоти. В вечернем сумраке глаза людей просто не успели бы что-нибудь заметить. Лишь стая пернатых, напуганная невесть чем, взлетит, оставив на грязном асфальте несколько истерзанных комков перьев и плоти. Я невесело усмехнулся. Ведь побуждением, толкавшим меня на столь опрометчивый поступок, оказалась столь непозволительная роскошь, как жалость к слабому. Но, спасши его от неминуемой смерти, я не исправлю, не смогу изменить этот несовершенный мир ни на йоту. Ведь он - такой же убийца, как и те, кто терзает его сейчас. Природу не переиначишь, и инстинкты у них одни и те же. Звериные. Оклемавшись и придя в себя, он точно так же найдет кого-то послабее и, возможно, примется самоутверждаться, долбя клювом в затылок. В наиболее уязвимое место, как профессиональный палач, занимающийся кровавым ремеслом многие годы. Поганые птицы голуби. Хотя, надо признать, они не более отвратительны, чем любое живое создание в этой Вселенной, жестокой и прагматичной. И кто, скажите мне, избрал их вестниками мира? Лучше бы уж шакала, питающегося падалью, выбрали. Или удава. Тихую, мирную анаконду, убивающую только ради пропитания и залегающую, насытившись, в спячку. Не ищущую искусственных стимулов в издевательстве над себе подобными. Добитый голубь раскинул крылья. Повисшая голова, окрашенная кровью, почти касалась асфальта, и от стаи отделилась крупная особь, чтобы нанести решающий удар... Но приходится жевать вареное мясо, изображая нормального. Олег достает из сумки пиво, и я еле сдерживаюсь, чтобы не застонать. Эх, поохотиться бы сейчас... Он откупорил бутылки, и, отсалютовав, я сделал небольшой глоток. А Олег оседлал своего любимого конька. - Майкл Браун, наш коллега из Соединенных Штатов, предоставил мне любопытнейшую информацию. В Атлантическом океане, чуть севернее экватора, уже многие годы наблюдается странный феномен. А именно - внезапно возникающее опреснение огромных масс воды. Совершенно непонятным образом насыщенный различными солями раствор, морская вода то есть, вдруг становится дистиллированной. - Ну и что? - Я вяло пожал плечами. - Ледник какой-нибудь в Гренландии тает. И, будучи более холодным, течение проходит глубже. А добравшись до южных широт, постепенно всплывает. Вот и опреснение. - Мы обсуждали такую возможность и пришли к выводу, что против нее имеется множество возражений. - И что, по-твоему, происходит? Инопланетяне процеживают наши океаны на предмет добывания планктона? Скажи еще, что от этого случаются массовые самоубийства китов и вообще скоро грянет глобальная экологическая катастрофа. - К твоему сведению, океан располагает несметным количеством минералов - от меди, цинка и олова до серебра, золота, платины и даже ценных фосфатов, из которых можно получать удобрения для сельского хозяйства. Рудодобывающие компании давно приглядываются к теплым водам Красного моря, которые содержат запасы вышеупомянутых цинка, серебра, меди, свинца и золота, стоимость которых примерно оценивается в три целых и четыре десятых миллиарда долларов. Я невольно присвистнул, ибо сказанное впечатляло. - Около ста компаний, - продолжал Олег, - включая крупнейшие в мире, готовятся к добыче со дна моря похожих на картофелины марганцевых конкреций. Эти минералы относятся к возобновляющимся ресурсам, они растут со скоростью от шести до десяти миллионов тонн в год в единственном хорошо разведанном поясе непосредственно к югу от Гавайских островов. - Олег, ты это серьезно? - неуверенно начал: - Ты в самом деле веришь, что такое возможно? По-твоему, кто-то, располагающий сверхъестественной технологией, вот так запросто перегоняет наши океаны, добывая полезные ископаемые? Он отпил из бутылки и, закрыв глаза, откинулся на полку. В купе, кроме нас, никого, и в перестуке колес его голос был еле различим. Настолько, что, пытаясь расслышать, я невольно перешел в охотничий режим. - Некоторые ученые считают, что цивилизация не обязательно должна развиваться путем явно выраженной экспансии. Причем доминирует мысль, что сверхцивилизация не будет нуждаться ни в нашем сырье, ни в жизненном пространстве. Ну а если такое вторжение и произойдет, то это будет не сверхцивилизация, а, скорее, близкая по развитию. Или ушедшая не очень далеко вперед... - А куда, по-твоему, смотрят власти предержащие? - решился полюбопытствовать я. - Армия, судебное ведомство, школа, средства массовой информации - нет такого аппарата, который не распространял бы идеологию правительства, идеологию тем более эффективную, что она объявляет себя нейтральной и благожелательной. - Э-э-э... - лишь и смог выдавить я. - Совершенно верно. - Он смотрел на меня в упор горящими словно угли глазами. - А кто нашептывает на ушко сильным мира сего? - Ну ты даешь! Агент Малдер, да и только. - Я рассмеялся. - А даже если и так, то что? Для того чтобы претворить в жизнь такое, нужны годы и годы. А так же огромная куча бабок. И коль уж так называемое человечество свернуло на этот путь, то не в наших силах этому помешать. Да и надо ли? Несмотря на заверения параноиков, только разведанных запасов на Земле выше крыши. Да плюс к тому, если, по-твоему, те, кому надо в курсе, то, значит, это не примитивная грабиловка, а некое подобие культурной торговли? И взамен человечеству предоставляются некие технологии, возможно лекарства, и, как знать, может, лет через сто-двести нас выпустят к звездам? Его аж передернуло, бедолагу, при слове 'выпустят'. И если мои разглагольствования на тему 'а можа, так и трэба' вызывали у Олега лишь грустные вздохи, выдававшие сожаление по поводу моей неприобщенности, то сейчас мужика явно задело за живое. - Но... но как же так... - растерянно произнес он. - А... а мы? - Да нормально. Как сотни веков до этого. Известны ведь факты глубоких знаний астрономии у отсталых африканских племен, до сих пор живущих в каменном веке. И у всех народов есть множество легенд, свидетельствующих о посещении земли пришельцами. - Он молчал, а я ехидно поинтересовался: - В конце концов, тебя что больше волнует: то, что кто-то внаглую орудует на Земле, или же прискорбный факт, что Его Величество Олега Васильевича Искрина на поставили об этом в известность? - А ведь верно. - Он вдруг рассмеялся. - Больше всего обидно то, что жизнь-то, оказывается, проходит мимо. Ну люди, а? Сколько им не дай, а всё мало. Дом, семья, работа - смею заметить, не постылая, - Интернет с частично халявным доступом. А ему всё неймется. Хотя, если честно, я и сам такой. Ведь, встретив Майю, не находил места. Не спал ночами, мечтая о том дне, когда смогу приобщиться к тайне. Стать не таким, как все. Избранным. Так что я не мог его осуждать. - Да ладно тебе, Олег, - утешил я нового друга. - В конце концов, кто ищет - тот всегда найдет. И мысленно добавил: 'На свою ж... приключений'. ГЛАВА 30 Поезд слегка тряхнуло, и с тяжелым перестуком состав остановился. В это ранее утро, кроме дежурных по станции и сонных проводников, на перроне никого. Сойти же в этой глухомани пожелали только мы с Олегом. Я спрыгнул на выщербленный бетон и стал принимать рюкзаки. Проводник уже поднял ступеньку и, высунувшись из вагона, замахал сигнальным флажком. - С прибытием. Оглянувшись, я увидел невысокого старичка в древней телогрейке. Подпоясанный офицерским ремнем, он держал в зубах беломорину и щербато улыбался. - Спасибо. - Я растянул губы в ответной улыбке. - Что-то народу у вас негусто. - Э-эх. - Поправив цигейковую солдатскую шапку, он сплюнул. - А что здесь делать-то? Чай, не Венеция. Что верно, то верно. В предрассветных туманных сумерках проступали очертания вокзала. Явно послевоенной постройки, с вычурной лепниной и кое-где отвалившейся штукатуркой, он производил гнетущее впечатление. И даже когда-то радостный канареечный цвет нисколько не добавлял очарования унылому месту. - Куды ехать-то? - Что? - не понял я. - Куды вам ехать? - повторил вопрос старик, всё так же пялясь на меня оловянными глазками. Я взглянул на Олега, но он лишь пожал плечами. До места назначения -если только обширную и совершенно непригодную для обитания человека хлябь, размером где-то двадцать на тридцать километров можно так назвать - не близко. То есть километров пятнадцать. Непредусмотрительные железнодорожники не озаботились завернуть дорогу и оборудовать таинственные болота комфортабельной станцией. - В Пружаны, дед, - как можно небрежнее бросил я. Мужик в задумчивости поковырял землю носком сапога. - В гости к кому аль как? - А тебе-то что? И вообще, вали-ка ты отсюда, дед. - Как знаете. - Он лукаво пожал плечами и повернулся. Отойдя на пару шагов, бросил через плечо: - Автобусы туда, почитай, года три не ходють. А таксистом в поселке только я работаю. Так что глядите... Посмотрев, куда он направляется, я увидел допотопного армейского 'козла'. Брезент залатан в нескольких местах, а со стороны пассажира вместо стекла прилажен кусок фанеры. - Погоди, дед! - поспешно окликнул я единственного на всю округу представителя малого бизнеса. - Сколько возьмешь-то? - Эт смотря за что. Просто довезти - одна цена. А покатать по округе - эт другое дело. - Давай пока просто... Он назвал цену, и, поборов желание поторговаться, я кивнул. Обрадованный тем, что единственные на сегодня клиенты не соскочили, мужик мигом подогнал колымагу. Олег забросил в кабину рюкзаки. Трясло нещадно, а хлюпающий подобно крыльям мифической птицы Рух рваный брезент выводил из равновесия. К тому же клонило в сон и жутко хотелось есть. Кляня себя за детское желание поиграть в бойскаутов, Олега - за любопытство и настырность и деда - просто так, за компанию, я изо всех сил боролся с желанием выскочить из кабины и, подождав, пока гремящая всеми сочлениями механическая телега скроется из виду, долететь до места своим ходом. Но ничего подобного я делать, конечно, не стал и, добравшись до деревушки, состоящей из десятка покосившихся домов, сунул старику требуемую сумму. - Благодарствую, мил человек, - с достоинством произнес он. Дед спрятал деньги за отворот шапки и, выудив из кармана ватника клочок бумаги, подал мне. - Эт-то еще что? - Визитка, - невозмутимо ответил он. - Тут адрес мой. И телефон. Правда, соседский, но вы, ежели чего, не стесняйтесь, звоните. Клиенту нынче мало, так что всегда рад. - Спасибо, отец. - Желая поскорее отделаться от не в меру бойкого старичка, я выскочил из машины. - Обязательно позвоним. - А вы по какой надобности? - Экспедиция, дед. Этнографическая. - А-а... - протянул он задумчиво. И посмотрел так, что стало ясно: не поверил. По правде говоря, хрен его знает, в чем он нас подозревал. А скорее всего, деда просто снедало любопытство. Не каждый день в эту глухомань приезжают новые люди. Вот и хотелось потрепаться. Постучав в ближайший дом, обнаружили, что он пуст. Собственно, незаселенными оказались четыре из десяти хат. Спросивши у соседки - довольно крепкой лет шестидесяти женщины с седыми волосами - разрешения, мы занесли вещи. - Олежек... - виновато протянул я, - ты извини, но что-то я расклеился. Понимаешь, не могу в поезде спать. Так что часика два-три кемарну. Заметил, что он разочарован моей хлипкостью, однако виду не подал. - Ладно. Ты ложись, а я пока чайник поставлю. Взяв ржавое ведро, он вышел на улицу, а я метнутся в угол комнаты. Едва войдя в дом, враз обострившимся чутьем уловил под половицами какую-то возню, и инстинкт подсказал, что это семейство мышей. Стремясь не спугнуть, взлетел над полом и, зависнув над ничего не подозревающими грызунами, ударом кулака пробил доски. Как бы ни были быстры потенциальные жертвы, но сравниться со мной в скорости они не могли. Поймав троих, я тут же утолил голод и, почувствовав некоторое облегчение, метнулся к окну, выбросив то, что осталось от трапезы. Заставив пролом лавкой, вытер лицо и, улегшись на кровать, закрыл глаза. Солнце собиралось спрятаться за лесом. Где-то вдалеке слышался характерный звук проходящей электрички. Я же стоял и с сомнением глядел на спутника. Прямо перед нами располагался обрыв, в котором весело струился небольшой ручеек. Дальше, за оврагом, за голыми, потерявшими листья ореховыми и ольховыми кустами, начинался собственно лес. По счастью, в эту пору года нам не грозили полчища моих в некотором роде собратьев, коими являются комары. Природа готовилась к зиме, не пели птицы, не жужжали майские жуки. Я закрыл глаза и замер. Один на один с готовящейся к спячке природой. Одолевали странные чувства. Казалось, что, притаившись, я стал частью этого безмолвного мира. Всё окружающее вдруг показалось наполненным таинственностью. Но, постояв неподвижно секунд тридцать, я понял, что эти впечатления обманчивы. Земля усеяна опавшей листвой. Движимая ветром, она шуршала и шевелилась. Обострив зрение, увидел, как спешат по своим делам неугомонные муравьи. В голых, но вовсе не мертвых ветвях шумел ветер, создавая впечатление, что деревья перешептываются, спеша поведать друг другу что-то сокровенное. Над головой пролетали невозмутимые облака, а в трех десятках шагов я заметил зайца. Он сидел, не выказывая опасения, и глядел с, как мне показалось, веселым любопытством. Инстинкты чуть не сыграли со мной злую шутку, но, почувствовав, что волосы на затылке зашевелились, я тряхнул головой, отгоняя наваждение. А скучающему косому и невдомек, что он только что чудом избежал гибели. - Пошли? - подал голос Олег. Я молча кивнул, коря себя за то, что чуть не сорвался, и мы стали осторожно спускаться в овраг. Позволив мне проспать почти до обеда, мой спутник наконец не выдержал и, растолкав меня, протянул кружку с чаем. - Ну и здоров ты дрыхнуть! Я шумно вздохнул и стал прихлебывать обжигающую жидкость. - Узнал что-нибудь? - Да разное болтают... Но все сходятся в одном. Что самое гиблое место - в километрах десяти отсюда. Направление мне приблизительно указали, но о том, чтобы проводить - ни-ни. - И каковы наши планы? - Пойдем, конечно. Спальники у нас с собой. Продукты тоже. Так что смело можем заночевать на открытом воздухе. Романтик хренов, а? Ну кто, скажите мне, в здравом уме и при памяти попрется поздней осенью в болото, где, по слухам, творятся странные вещи и пропадают люди? Однако, подавив скорбный вздох, я молча кивнул. На другой стороне оврага мы неожиданно обнаружили строение. С первого взгляда показалось, что сложенная из бревен изба с крестом, прибитым к фронтону, заброшена, но, увидев, что из трубы вьется дымок, мы поспешили к двери. Собственно, понятия 'болото' как такового в моем понимании не существовало. А имелась в наличии поросшая травой равнина с разбросанными тут и там линзами озер. Кое-где росли кусты, а иногда, где местность поднималась выше, встречались даже небольшие перелески. Но впечатление эти края производили угнетающее. И люди здесь почему-то не жили... Постучав в окошко, дождались, пока откроется дверь, и шагнули в сени. Встретивший нас старец, одетый во что-то напоминающее монашескую рясу, увидев меня, отшатнулся и сотворил крест. - Не бойтесь. - Олег выступил вперед. - Мы не причиним вам зла. - Ты-то не причинишь, - пробормотал хозяин. - А вот спутник твой... - Да ты что, старик. - Я развел руками и улыбнулся, однако так, чтобы не показывать клыки. - Мы ученые. Этнографическая экспедиция. Изба состояла из сеней и двух клетушек, разграниченных русской печью. Еще раз зыркнув на меня, дед кивнул на дощатый топчан и, отказавшись поужинать, скрылся на другой половине дома. Олег разложил немудреную снедь, разлил по пластмассовым рюмкам немного спирта и выпил. От запаха этила меня передернуло, и, сделав вид, что пью, я быстро выплеснул содержимое через плечо. А он уже вовсю орудовал вилкой в консервной банке. Усталость и выпитое оказали свое действие. Уютно трещали дрова, и, утолив первый голод, Олег начал говорить. - Люди постоянно ищут товар, имя которому Знание. И, как правило, поиски постоянно сопровождаются смесью надежды и ужаса. Во все времена люди, продвигаясь по пути познания, открывая всё новые и новые физические и математические законы, тем не менее упорно, продолжают верить в существование того, что выше их. Веками единственными информационными средствами для многих и многих являлись мифы и легенды. Но если внимательно вдуматься и проанализировать сказания любого народа, то выяснится, что почти у всех есть свои огненные колесницы и некие высшие существа. Иногда они метают молнии, иной раз обладают еще какими-то чудесными свойствами, будь то телекинез или телепортация. Так что я не изобрел ничего нового, - продолжал Олег. - Я всего лишь очередной любопытный, делающий робкие шаги на пути познания. Пятнадцать лет назад я столкнулся лицом к лицу с проблемой, которую попытался решить не задумываясь, не отдавая себе отчета в побуждениях. Поступки мои были абсолютно немотивированными, и я до сих пор не могу сказать, чем это вызвано. Затем я на некоторый период отошел от проблемы, оставил ее. Отступил, укрылся и на недолгое время обрел мир и спокойствие. Но теперь интуиция - чувство, граничащее с предвидением, - подсказывает, что томлению пришел конец. Я не могу больше ждать, даже если бы очень этого хотел. Однако удивительнее всего, что я совсем не намереваюсь идти на попятную. Тайнам пришел конец, и они не должны скрываться от человечества. В печке трещал огонь, было слышно, как в трубе завывает осенний ветер. Я молчал, не зная, что сказать. Олег же тяжело вздохнул и, кашлянув в кулак, произнес: - Пошли спать. А то утром опять встанешь полудохлый. Лавка, которой предстояло служить нам постелью, довольно широкая. И, улегшись с краю, я сделал вид что дремлю. Выждав, пока дыхание Олега станет ровным, осторожно опустил ноги на пол и, тихонько скрипнув дверью, вышел на свежий воздух. Несмотря на относительную близость железной дороги, чувствовалось, что до ближайшего города не один десяток километров. Воздух, лишенный различных примесей, которыми щедро сдабривают атмосферу промышленность и многочисленные двигатели внутреннего сгорания, имел какой-то особый вкус. А тишина казалась настолько пронзительной, что закладывало уши. - А товарищ-то твой не знает, - раздался за спиной старческий голос. Занятный созерцанием ночи, я не заметил, как хозяин вышел за порог и встал за спиной. - Лихо вы, - смущенно пробормотал я. Глаза деда озорно блеснули. - А ты что думал? Только-только вылупился, и уже герой. - Да нет... - Я неуверенно пожал плечами. - Просто... Старик засмеялся: - Ничего не бывает просто. В этой жизни всё - одна сплошная закономерность. Вот ты, например, мог отказаться? - От чего это? - Да ладно, не прикидывайся. - Дед вдруг обнажил клыки и взлетел. Я невольно отшатнулся. - Так вы... - Ты не юли, милый. Мог, спрашиваю, избрать другой путь? - Да откуда ж я знаю. Нет, наверное. - То-то. - Хозяин опустился на крыльцо. - Вот и я когда-то не смог... - А... вы давно... - С тридцать четвертого... В секретной лаборатории НКВД тогда велись - да уверен, что и сейчас ведутся, - разработки подобного рода. Наши исследования основывались не на гипотезе существования Бога или тем более наличия души, а на проблемах существования в космосе разума вообще. И на психологических феноменах, сопровождающих жизнь. И главным вопросом для нас было нахождение мыслей при физиологической работе мозга. И их влияние на материальный мир. В каком именно пространстве располагаются мысли, образы, идеи? Ведь, согласно одному из учений, мысль по своей природе не имеет права на существование. Есть лишь их материальное проявление. Такое, как слова, произнесенные вслух или написанные на бумаге. И, следуя этой логике, нет большой разницы между криком птицы и шевелением хвоста рыбы. А духовные проявления - всего лишь иллюзии, порожденные деятельностью нервной системы. И наслаждение, и боль лишь переферийные реакции и проявление разума здесь ни при чем. Мы разумны лишь в той мере, в которой нам позволяет Бог. Но подобное положение вещей затрагивает нашу гордость. Отсюда и пестование ведущей к заблуждениям иллюзии, что мы - сапиенсы. Я не много понял в рассуждениях странного старца. Да, если честно, особо и не старался. Для меня жизнь проста и понятна. Обыденная штука без всяких выкрутасов, которую при желании можно потрогать руками. - А здесь как оказались? - Да так... - Он неопределенно хмыкнул. - Государство умеет хранить секреты... А в то время методы были, сам знаешь... Вот и пришлось убегать. - И что, все эти годы вы так и живете отшельником? - А много ли мне надо? - удивился он. - Когда принудили принять участие в бесовских опытах, мне исполнилось шестьдесят. Я был священником в небольшой деревушке под Киевом. И, уяснив, что кадровый состав лаборатории, занимающейся паранормальными явлениями, периодически обновляется, рискнул сделать ноги. - Но почему здесь? - Изумлению моему не было предела. - В этой глуши, вдали от цивилизации? - Так ты ничего не знаешь? - Он вскинул брови. - А я-то, наслушавшись речей твоего друга, думал, что вы в курсе. - Что я должен знать? - Скоро сам поймешь. - Он повернулся, собираясь скрыться за дверью. - А не догадаешься - значит, не судьба. ГЛАВА 31 Хозяин скрылся за дверью, а я, ломая голову, что бы могли значить его слова, неторопливо взлетел, направляясь в ночь. Судя по всему, место это относилось к аномальным зонам. И, отпугивая людей с ограниченным восприятием, было притягательным для любого, обладающего паранормальными способностями. Себя, как вы понимаете, я ни в коей мере не причислял к нечисти или к вурдалакам, считая всего лишь человеком, которому повезло приобщиться к тайне. А то, что для поддержания жизненного тонуса нам с Майей требуется убивать... Так ведь любое живое существо занимается тем же. Что же касается общественного мнения, то Шопенгауэр недаром говорил: человек способен понять лишь то, до чего дорос его собственный ум, а всё, что выше, вызывает у него одну ненависть. Наслаждаясь полетом, неторопливо - относительно, конечно, - продвигался над поросшей редкими кустами пустошью. Охота, которую мы заменили покупкой на базаре различной живности, будоражила кровь, заставляя трепетать каждую клеточку. Словно гончая, я вынюхивал след потенциальной жертвы, используя при этом все шесть чувств. У большинства живых существ постоянно присутствует стремление попасться, так что искусство ловли состоит в основном в том, чтобы не мешать им в этом. Не спугнуть. Полагаясь более на инстинкты, позволившие миллионам поколений предков добывать пропитание охотой, чем на разум, я несся над землей, ухитряясь при этом размышлять на совершенно отвлеченные темы. Охота - вещь во всех отношениях замечательная. И даже тот, кто не родился с первобытным инстинктом, кто боится вида крови и ни разу не был на рыбалке, всё равно подвержен этой страсти. Ибо нет такого пусть до мозга костей городского жителя, который бы не любил природу. А что есть охота, как не брошенный вызов, не попытка выяснить, кто - кого? Я летел, вдыхая полной грудью, различая мельчайшие шорохи. На темном, синем, переходящем в черноту небе кое-где мигали звезды. Холодный, чуть влажный ветерок время от времени обдавал легкой волной. Голые ветви деревьев еле слышно шумели, подобно неясному шепоту ночи. И редкие, освещаемые щербатой луной, они отбрасывали еле различимые тени. Пролетая мимо небольшого озера, над которым поднималось едва заметное испарение, я ненадолго остановился, размышляя, не поймать ли пару рыбин. Но рассудил, что нечестно, ибо ограниченные берегами обитатели естественного водоема не имели против меня никаких шансов. Да и, если по правде, лень было раздеваться. А появиться в мокрой одежде перед Олегом я бы не рискнул. В конце концов обнаружив лису, гнавшуюся за зайцем, я рванул следом. И, забавляясь, выхватил добычу из-под носа у рыжего хищника. Придушив косого, с усмешкой смотрел вслед улепетывающей лисе и, дав той метров сто форы, в мгновение ока догнал и лишил жизни. Есть люди утверждающие, что нет общего для всех палача, а у каждого имеется свой демон-мучитель. Не пытаясь оправдаться, всё же хочу сказать, что никогда и ни в коей мере не считал себя таковым. Просто, являясь одной из составляющих природы, осуществлял свое право. Право сильного. Право на жизнь. Узкая полоска неба на востоке начала светлеть, отдавая красным. Внутренний голос подсказывал, что скоро рассвет. И, не желая ненужных вопросов, я повернул к временному пристанищу, облюбованному странным стариком, которому, если верить его словам, более ста тридцати лет. Тихонько войдя в дом, улегся на край лавки и закрыл глаза. Олег мирно посапывал. Я же, насытившийся и впервые за столько месяцев оттянувшийся по полной программе, невольно задремал. Ничуть, впрочем, не опасаясь, что не смогу проснуться днем. В конце концов, всё оказалось не так уж и страшно. Просто нужно побольше кофе. Ну и, конечно, энергии. Чужой, живой, в чистом виде энергии, которую получаешь, лишь забирая чью-то жизнь... - Рота, подъем! - гаркнули над самым ухом, и я встрепенулся. Будучи сверхчеловеком в ночное время суток, днем я превращался в господина Обломова, с трудом отрывающего филейную часть от дивана. И в который раз я посетовал на то, как несправедливо устроено мироздание. Слишком уж разительным был контраст между ночным всесилием и вялым, полусонным дневным существованием. Но, как известно, человек привыкает ко всему. Подстегиваемый запахом кофе, я слез с лавки и отправился на двор умываться. Плеснув водой в лицо, увидел на куртке небольшое кровавое пятнышко и, замыв, вернулся в дом. Из-за печки не доносилось ни звука, но, освежив в памяти ночной разговор, при свете дня показавшийся нереальным видением, заглянуть на другую половину избы я не рискнул. Хотя в голове роились тысячи вопросов, я подозревал, что всё равно не получу ответа. Недаром же, намекнув на то, что могу обнаружить в этих местах что-то необычное, старик прервал разговор на полуслове. Перекусив, собрали пожитки. Оставив на столе немного денег, вышли за порог. - Куда теперь? - вяло поинтересовался я. - К Ямной пустоши, - ответил Олег. - По недостоверным данным, там иногда происходят довольно странные явления. Мы неспешно двигались по пересеченной местности. День между тем залил пространство ярким светом, и я надел солнцезащитные очки. Было довольно тепло, и мы быстро шли вперед. И продолжали начатый в поезде разговор. - Так называемая дистилляция океанов, которой, по твоим словам, можно не опасаться, на самом деле грозит обернуться глобальной экологической катастрофой. Ведь те, кто занимается этой 'перегонкой', вместе с различными неорганическими соединениями губят и планктон. - Ну и что? - удивился я. - Сколько того планктона надо китам? Да и много ли их, горемычных, осталось? - Вот-вот! - оживился Олег. - В том-то и дело, что почти всех истребили. Можно сказать, под корень. А ведь планктон - это не только плавучее пастбище китов, но и всеокеанская кормушка. Не веришь? Давай мы с тобой проследим, кто кого ест. Мелкие водоросли, питающиеся солями моря, поедают планктоновые рачки. Которыми в свою очередь насыщаются небольшие рыбы. Ну а тех пожирают более крупные морские хищники. И всё это звенья одной цепочки, в которой растительный планктон - лишь первое, начальное звено. Ведь только представители морской флоры способны превращать неорганические вещества - соль, газы, углекислоту - в собственную растительную массу, которая служит пищей животным. Если бы вдруг, вследствие какой-то глобальной катастрофы, случилось невероятное и погиб весь океанский планктон - тогда бы в море перевелись и рыбы. И хищники умерли бы с голоду. 'В огороде бузина, а в Киеве дядька, - мелькнула мысль. - То ему зонд над планетой кружится, облучая человеков и заставляя дружно съезжать с катушек. То таинственные пришельцы фильтруют воду на предмет изымания никому не нужных и в ближайшие сто-двести лет бесполезных ископаемых. А я тут тягайся днем по болоту. Злой и не выспавшийся'. Вошли в зону, окутанную туманом, и Олег вдруг смолк. Я обернулся. - Ты чего? Но он, словно пьяный, опустился на мягкий мох, устлавший землю. Вернувшись, я обнаружил, что любознательный мой потерял сознание. Это довольно странно, так как Олег не производил впечатления неизлечимо больного и, находясь в охотничьем режиме, я не видел никаких особых патологий. Тем более что я-то, несмотря на достаточно позднее утро, переходящее в день, чувствовал себя относительно сносно. Покумекав так и сяк, взял горе-исследователя на руки и решил возвращаться. Не судьба, видать. Хотя ориентируюсь на местности прекрасно, я взлетел метров на пять, дабы оглядеться. Оказавшись над молочно-белым варевом, удивился тому обстоятельству, что оно занимало довольно правильной формы пространство. Белесое пятно похоже на круг, и если вообразить его в виде мишени, то мы находились где-то на восьми. Держа Олега на руках, я висел в воздухе и, как не одно поколение соотечественников, размышлял: 'Что делать?' Должен сказать, что искушение вернуться было довольно велико. И лишь то обстоятельство, что неугомонный исследователь завтра потребует повторить всё сначала, заставило меня двинуться к центру. До воображаемой цифры 'десять' метров двести, и, не мудрствуя лукаво, я просто пролетел их, бережно неся не приходящего в сознание товарища. Хотя небо подернуто облаками и солнце, то выглядывая, то прячась, светило не слишком ярко, входить в охотничий режим не хотелось. Слишком уж обострялось восприятие, и очень тяжело я это переносил. А потому, не напрягая зрительных и слуховых рецепторов, опустился точно в центр туманного круга и оказался перед странного вида скальным образованием, торчащим подобно зубу какого-то мифического чудовища. Положив Олега на землю, не спеша приблизился и, обойдя природный феномен, обнаружил, что в него можно войти. Неровный, расположенный чуть под углом к земле косой разлом, шириной где-то сантиметров пятьдесят, заставил содрогнуться. Показалось, что оттуда тянет холодом, и воображение тут же дорисовало поросшие мхом стены и спертый воздух. Чувства усилились сами собой, и, войдя, я удивился, что щель не кончается тупиком, ограниченным объемом скалы, бывшей не шире пятнадцати метров, а теряется во мраке. Пройдя по коридору шагов десять, чертыхнулся и повернул назад, ибо оставлять лежащего без сознания напарника в этих гиблых местах посчитал более чем рискованным. И, если не дойдя до скалы пары сотен метров, он лишился чувств, то где гарантия, что, полежав на голой земле с полчаса, он не загнется совсем? Снова захотелось вернуться на 'большую землю', но любопытство, это величайшее благо и страшнейшее из проклятий всех живых, а тем паче называющих себя разумными существ, уже запустило цепкие пальчики в мою заинтригованную душу. Взвалив товарища на плечи, я снова вошел в пещеру. Полумрак вскоре сменился полной темнотой, но мне это нипочем. Идя по неровному полу, я то и дело видел в стенах трещины-разломы, подобные входу в это таинственное место, однако, решив держаться выбранного направления, просто двигался вперед. Давным-давно великий мастер Дедал построил по распоряжению царя Крита Миноса Лабиринт, огромное строение с множеством залов, соединенных между собой системой запутанных ходов. В нем Минос содержал Минотавра - чудовище, имевшего туловище человека и голову быка; по преданию, он был сыном царицы Крита Пасифаи и посланного Посейдоном морского быка (по другому преданию - самого Посейдона). Когда сын Миноса Андрогей был убит в Афинах, Минос наложил на афинян дань: они должны были присылать раз в девять лет на съедение Минотавру семь юношей и семь девушек... Я не Тесей, а моя Ариадна находилась сейчас за много километров отсюда, в огромном современном мегаполисе, называемом Москвой. Но тем не менее, подобно греческому герою, я шел, в меру своих скромных умственных способностей стараясь догадаться: что бы это значило? Коридор повернул, и в глаза мне ударил яркий солнечный свет. Ощущение такое, словно плеснули серной кислотой в лицо. Ругнувшись так, что испугался внезапного обвала, я надел темные очки и выглянул наружу. Про очки эти мне хотелось бы сказать пару слов: для простого смертного они совершенно непроницаемы, как маска, защищающая сварщика от яркой высоковольтной дуги. Но для меня солнечные лучи равносильны вспышке электросварки, и подобная предосторожность в самый раз. Прекрасный июльский день... То есть это мне, недавно вошедшему в мрачную пещеру на хмуром туманном болоте, он показался таковым. Похожим на один из дней, случающихся тогда, когда погода установилась надолго. В жарком и безоблачном июле. Знаете, небо ясное с самого утра. И солнце, заставляющее трепетать каждую клеточку измененного тела, не пышет раскаленным жаром, как во время знойной засухи. И не горит багрянцем, обещая грозу. Оно сияет ровно и приветливо, мирно освещая узкую и глубокую горную долину... Обрамленную остроконечными вершинами, кое-где одетыми в белые шапки... Дно которой скрывается в лиловом тумане... Не в силах поверить в происходящее, я невольно отшатнулся. И, опустив ношу на землю, снова высунулся наружу. Нет, всё так и есть. Передо мной не давеча покинутое болото, а самый настоящий горный пейзаж. Будь я верующим, то, наверное, перекрестился бы. Но и до инициации не особо интересующийся религией, теперь я навечно отлучен от лона церкви. Потому просто сплюнул. И чертыхнулся, как же без этого. Единственный человек, способный дать хоть какое-то вразумительное объяснение всему происходящему, лежал без сознания у моих ног. И, что самое обидное, похоже, не собирался приходить в себя. Легонько похлопав его по щекам, я сделал вывод, что усилия тщетны и, горестно вздохнув, натянул капюшон куртки до самого подбородка. И, снова подняв того, кто вызвался быть проводником, вылетел наружу. Сразу за выходом начинался обрыв. Снизившись метров на десять, я оглянулся, с удивлением обнаружив, что не могу найти нужного места. Расщелина, подобная той, через которую я проник в дьявольский зуб на болоте, терялась в причудливых складках горного рельефа. И, лишь вернувшись и подлетев ближе, я обнаружил лазейку. Желание оставить какой-то маяк было настолько же естественным, как и опасение, что его сможет обнаружить кто-то еще. Отбросив мысль повесить возле входа яркую Олегову куртку, достал свой мобильник и, проверив, насколько хватит батареи, положил его у входа. По крайней мере, теперь есть надежный ориентир. Да и Асмодей как-то обмолвился, что для проникновения в любую точку земного шара ему достаточно даже самого слабого радиосигнала. Мне же нужно просто позвонить с телефона товарища. Но не зря, видно, народная мудрость гласит, что возвращаться - плохая примета. Едва я собрался покинуть таинственное место, как рядом возникло нечто. И, не давая себе труда объясниться или предъявить хоть какие-то претензии, принялось наезжать. Нет, никто не угрожал мне ножом или пистолетом. Меня не били дубинкой по голове и уж тем более меня не окружила свора каких-нибудь абреков, вооруженных автоматами Калашникова. Да пусть лучше бы так. С теми, по крайней мере, привычнее. В том, что случилось потом, повинен страх. Точнее, даже не страх, а дикий ужас, проткнувший подобно раскаленной шпаге всю мою сущность с ног до головы и ставший живым воплощением кошмара, так как я впервые испугался по-настоящему. Даже будучи простым смертным и зная, насколько уязвима человеческая плоть, я не боялся так, как в эти несколько мгновений. Мой организм, пусть и выбитый из нормальной колеи, но всё же мощный и в любой ситуации управляемый, вдруг стал подобен вышедшей из строя машине. Словно инвалид, разбитый параличом, я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Изо всех сил цепляясь за остатки сознания, с радостью норовившего ускользнуть и погрузить меня в пучину беспамятства, я разорвал плывший перед глазами багровый туман и бросился в бой. ГЛАВА 32 - Добрый день, Асмодей. - Ольга приветливо улыбнулась. - Как ваши подопечные? - Тьфу-тьфу-тьфу. - Я притворно испуганно сплюнул через плечо. - Нормально. - Скажу вам по секрету, что Магистр остался доволен последней акцией. И, что самое главное, ваше предположение оказалось верным. Никто из наблюдателей Конвента не связал деятельность 'наземной группы' с нашим Отделом. Я молодцевато расправил плечи и гордо улыбнулся. И вспомнил, каких трудов мне стоило уговорить руководство принять участие в судьбе молодых людей. Тогда, после выдворения восвояси спецназовцев, я отправился в Санаторий и попросил аудиенции у Магистра. Именно так, ибо вынужден был умолять о личном одолжении. Связанным к тому же с довольно нестандартной ситуацией. Поздоровавшись, он хмуро взглянул на меня. - Докладывайте. - Согласно приказу присутствовал как наблюдатель. - И что? Как вы объясните, что двум, смею заметить, совершенно неподготовленным людям пионерского возраста удалось уйти от десятка матерых волков, у которых на счету не одно успешное задержание? Осознавая всю ответственность момента, я смотрел ему в глаза. Сейчас решалась судьба не только Игоря и его желторотой пассии, но и моя собственная. Прикажи Магистр сообщить о местонахождении юной парочки, и я бы пошел на должностное преступление. Да-да. Несмотря на то что давал присягу. Прекрасно осознавая, что для того, чтобы прекратить мое существование, Магистру достаточно отдать приказ вывести тело из зоны действия установки, я бы выбрал единственно возможный путь. Ибо клятвы, присяги и прочие обещания не идут ни в какое сравнение с инстинктами, заложенными в нас на подсознательном уровне. И те, кто способен поставить под угрозу существование потомства - неважно, по какой причине, - очень скоро исчезают с лица Земли. Перестают существовать как вид. Конечно, в истории есть несколько примеров сильных личностей, но положа руку на сердце признаюсь, что я не из их числа. - Дело в том... - не зная, как отнесется Магистр к моему сообщению, я немного помедлил, - что у этого дуэта явно выраженные паранормальные способности. Не знаю, как это у них получается, но помимо физических тел они имеют своеобразную эфирную оболочку. В чем-то подобную нашему теперешнему состоянию. - Повторите, - попросил Магистр. - Они находятся в, если можно так выразиться, естественной раздвоенности. Кокон в точности повторяет очертания тел, служа своеобразным скафандром. Выступая за физический объем не более чем на сотую долю миллиметра, он тем не менее вполне реален... - Я в нерешительности умолк, но сидящий напротив человек кивком приказал продолжать. - Во всяком случае, я наблюдал такие способности, как умение левитировать и чудовищную быстроту реакции, ни при каких обстоятельствах невозможную у простых смертных. - Интересно, интересно, - в задумчивости пробормотал Магистр. - И что, чем теперь занимается современная молодежь? - Полагаю, как и мы в свое время, прожигает жизнь и ниспровергает устои. Магистр усмехнулся, показывая, что оценил шутку. - Каковы шансы вербовки и, что самое главное, лояльности вновь прибывших рекрутов к Отделу? - Учитывая то, что они успели нагрешить и с сегодняшнего дня находятся в бегах, думаю, что высокие. Можно сказать, стопроцентная вероятность успеха. Магистр улыбнулся: - Неплохо, неплохо, Асмодей. - Есть еще одно обстоятельство. Он благосклонно взглянул, и я продолжил: - Они свободно проникают в зону действия глушилок. Как вполне нормальные, ведущее только физическое существование люди. А учитывая нечеловеческие рефлексы и умение летать, думаю, что мы сможет извлечь максимальную пользу из привлечения их к делу. - Что ж, Асмодей. Благодарю за службу. В конце концов, интересы МВД могут иногда идти вразрез с нашими. И отстоять честь мундира долг каждого офицера. - Он сделал отрицательный жест рукой. - Сидите, сидите. В общем, считайте, что с сегодняшнего дня повышены в должности. Под мою личную ответственность в Отделе создается Группа Наземного Реагирования. Старшим назначаетесь вы. Да, и прошу привезти наших уникумов для личного знакомства. Скажем, часикам к семи... Он встал, давая понять, что аудиенция подошла к концу. - Слушаюсь. - Я тоже вскочил. - Разрешите выполнять? - Выполняйте. - Он уже открывал портал, в котором мелькнуло звездное небо. - В семь вечера жду всех троих. В следующее мгновение я остался в кабинете один и, пройдя сквозь стену в приемную, присел рядом с Ольгой. - Что-то случилось? - участливо спросила она. - Скорее, произошло. - Надеюсь, ничего необратимого? - пошутила она. - Кто знает, - задумчиво пробормотал я. - Кто знает... Она показалась мне жительницей другого мира. Стройная и гибкая, Прекрасная и совершенная. Идеальная, как статуэтка, вылепленная искусными руками древнего мастера. Виденье, порожденное сладостными грезами пылкого юношеского соображения. Сон Востока... Изумительно сложенная брюнетка в плотно облегающем современного покроя брючном костюме из тонкой черной шерсти. Фасон брюк позволял угадывать восхитительно длинные ноги, а лаковые туфельки, подчеркивающие маленькие ступни, поражали своим изяществом. И, дополняя эту фантазию, навеянную сказками Шахерезады, Майя притворно обидчиво оттопыривала нижнюю губку, показывая, что, как истинная женщина, видит огрехи и упущения, недоступные грубому мужскому глазу. - Вы только посмотрите на эту волшебную ночь, - стараясь поднять ей настроение, проникновенно заговорил я, ибо хорошее расположение духа такого агента много значит в нестандартной ситуации. Если быть лаконичным, чем больше улыбок - тем филиграннее работа. И соответственно меньше трупов потенциального противника. - Луна, похожая на аппетитный кусочек сыра, словно приклеена на темно-синем полночном небе. Мы будто находимся среди декораций, расположенных на театральном заднике. - Ага. - Майя засмеялась. - И среди статистов. Медлительных, неповоротливых манекенов, озабоченных разной чепухой вроде престижа и потеющих от страха при мысли об угрозе собственной безопасности. - Будет вам, девочка моя. - Я смотрел на нее с отеческой любовью. Да так оно и было в какой-то мере. Ведь эта молодая женщина - избранница моего внука. Вернее, он ее. - Вот мы с вами сидим здесь, в вестибюле, и ждем прибытия очередной шишки, которой, по мнению Магистра, требуется негласный бодигард. Но это не значит, что мы должны любить эту VIP-персону. Или ненавидеть. Это просто работа, и ничего более. - Ах, бросьте, Асмодей. - Она снова засмеялась. - Я же не Игорек с его мальчишеским упрямством. И прекрасно понимаю, что свобода - вещь достаточно относительная. - Зачем же тогда дуетесь? - На всякий случай. Кстати, Асмодей, а как вы воспринимаете свою невольную зависимость от Отдела? - Ну, во-первых, большую часть жизни я провел в армии. И должен вам сказать, что чувствовал себя не так уж плохо. А во-вторых... Свободу всяк понимает по-своему, - в задумчивости произнес я. - Каждый, кто обладает хоть толикой разума, вкладывает в это понятие собственное значение. Но, на мой взгляд, свобода - это всего лишь совпадение того, что есть, с тем, что должно быть. Если вы не просто коптите небо, но живете так, как нужно, вы в прямом смысле слова ни от чего не зависите и ни в чем не нуждаетесь. То есть в этом смысле вы свободны. Догматики говорят о свободе как об осознанной необходимости, но, на мой взгляд, понимается это довольно искаженно и зачастую из рук вон плохо. Получается, что я нахожусь в рабской зависимости от объективной реальности и действую против своей воли, только сознавая подневольность. И только в этом заключается свобода. Мне же, молодая леди, хочется высказать совсем другую точку зрения. Та надобность, которой я подчинен, не есть внешнее насилие. И, когда повинуюсь, я вовсе не чувствую себя рабом. Наоборот, эта непредубежденная необходимость и есть мое естественное внутреннее побуждение. Если вы хотите, чтобы ваш труд был осмысленным, нужно, чтобы движущими причинами являлись не какие-то внешние приказы - это было бы рабство. И не достижение узкоэгоистических целей - это просто каприз. Но и не какая-то чуждая и идущая извне нужда. Всякое деяние осмысленно и свободно лишь тогда, когда оно понимается, с одной стороны, как стремление к общечеловеческой свободе, а с другой - как моя собственная, чисто личная потребность. - Действительно, - Майя кивнула, - я в это понятие вкладываю немного иной смысл. К ресторану подъехало несколько черных лимузинов, и вестибюль быстро наполнили мальчики в строгих костюмах и с характерным разворотом плеч. Видимо, их предупредили насчет Майи, так как, скользнув по девушке взглядом, они молча проследовали в зал. Я невольно улыбнулся. Ведь захоти эта хрупкая с виду молодая женщина, и никакие предосторожности не смогли бы уберечь их подопечного от неминуемой смерти. Ни тщательная проверка помещений. Ни внушительных размеров пистолеты, висящие в кобурах под мышками. Они бы попросту не сумели их достать. Не успели бы. И это просто счастье, что многое из того, что пишут про таких, как эта девочка, оказалось ложью. В конце концов, магия как наука, занимающаяся паранормальными явлениями, существовала с древнейших времен. И если бы в Средние века на любого обладающего минимальными сверхъестественными способностями не начались гонения, кто знает, как выглядел бы сейчас наш мир. Ведь физически уничтожив сотни тысяч людей, большинство из которых были женщины, Европа лишила себя поистине уникального генофонда... Хотя... Я вполне могу понять нормальных, изо всех сил борющихся за место под солнцем. Ведь пойди история по другому руслу, и такие, как Майя с Игорем, безусловно, составили бы элиту, а тем, у кого по каким бы то ни было причинам не обнаружилось дара, пришлось бы довольствоваться вторыми и третьими ролями. Распространяя заведомо ложные слухи о 'черных мессах' и человеческих жертвоприношениях, Инквизиция объявила всех непохожих прислужниками сатаны и за несколько столетий добилась того, что любой 'ненормальный' стал восприниматься однозначно негативно. Такая массовая манипуляция сознанием привела к страшным, уродливым формам. История магии насчитывает множество различных светлых и темных пятен. В Древнем Риме и Греции, в Индии и Китае, в Иудее и Вавилоне ее ценили, к ней относились с уважением, считая одной из самых древних наук. После того как в Средние века магию объявили лженаукой и целенаправленно стали распускать слухи о безумной жестокости и ненависти колдунов ко всему живому, появились отдельные параноидальные личности, которые поверили лжи инквизиторов и в самом деле принялись приносить кровавые жертвы сатане. Несчастные безумцы искренне считали, что это и есть истинное предназначение магии, ее настоящий смысл. Так, в замке Тиффож, принадлежащем маршалу Франции Жиллю де Лавалю, были обнаружены останки более двухсот мальчиков. Детей замучили и расчленили. Несколько десятков мальчишек этот изувер просто сжег в своей алхимической лаборатории. А в сен-жерменском саду ювелирши Катрин Монвуазен было найдено две с половиной тысячи(!) закопанных детских трупов. Прием проходил довольно спокойно. Никем не замеченный, я время от времени облетал зал по периметру. Майя, единственная из всех присутствующих прекрасно различающая мои контуры, сопровождала меня взглядом и кивком головы давала понять, что всё в порядке. А я то и дело мысленно возвращался к Игорю, отправившемуся сопровождать энтузиаста, который случайно наткнулся на кое-какие факты и тем самым поставил свою жизнь под угрозу. Выкроив минутку, я еще несколько раз посетил таинственное место в Атлантике и, понаблюдав за деловитой суетой, всё же решился высказать сомнения Магистру. И был несказанно удивлен тем, что он в общих чертах в курсе того, что мы не одиноки во Вселенной. Не вдаваясь в подробности, он просто посоветовал не вникать глубоко, поскольку 'есть вещи, которые нам не вполне подвластны'. Да, присутствие имеет место. И мы должны быть благодарны, что незваные гости не прошлись по планете подобно тому, как несколько веков назад Кортес или Писарро по Центральной и Южной Америке. - Ведь, согласитесь, - сказал он, - имея такие громадные возможности и располагая столь совершенной технологией, человечество вполне можно было не принимать в расчет. По крайней мере, каких-то сто-двести лет назад. Но, просчитав все варианты, нам предоставили право идти собственным путем, беря лишь то, что в ближайшие тысячелетия не понадобится. И, смею заметить, давая взамен кое-какие - по их меркам устаревшие - технологии. Чувствовать себя в роли туземца, которому в обмен на природные ресурсы дарят стеклянные бусы, было унизительно. И вдвойне обидно оттого, что Магистр был прав. - Выходит, такие энтузиасты, как Олег Искрин... - Только мутят воду. Будоражат общественное сознание и нагоняют истерию. Ведь, положа руку на сердце, вы только что почувствовали себя уязвленным, не так ли? Я смущенно кивнул. - А теперь представьте, что это стало всеобщим достоянием... Не думаю, что они уйдут добровольно. Попытка же решить проблему силовыми методами вряд ли приведет к чему-то хорошему. Помните казус, допущенный Никитой Сергеевичем во время визита в США? - Нет. - Я и в самом деле был не в курсе. - Мало кому известна история с радиоэлектронной разведкой... К началу шестидесятых годов КГБ добился неплохих результатов в дешифровке американских кодов. Радиоразведка и агентура получили возможность добывать массу материала, который в России тут же дешифровывали. Именно благодаря этой работе в Москве в период Карибского кризиса своевременно стало известно: США, не колеблясь, начнут военные действия, если СССР не пойдет на компромисс и не уберет ракеты с Кубы, но в обмен на вывод ракет готовы гарантировать территориальную целостность Кубы. Именно из вовремя прочитанной американской шифропереписки в Москве узнали об истинных целях полетов самолетов-шпионов У-2 над СССР и о возможных действиях США в случае возникновения в связи с этими полетами конфликтной ситуации. И этим далеко не ограничиваются полученные нами выгоды... Однако Хрущев во время поездки в США - когда колотил в ООН ботинком по трибуне - вновь повел себя как последний идиот. Сначала он в беседе с представителем США в ООН Лоджем совершенно по-детски похвастался, что знаком с конфиденциальными посланиями президента Эйзенхауэра государственным деятелям других стран. Потом стал похваляться директору ЦРУ Даллесу, что его, Даллеса, агенты передают свои шифры КГБ, который с помощью этого дезинформирует ЦРУ и вымогает у него деньги. И в шутку предложил, чтобы, коли уж создалась такая ситуация, спецслужбы СССР и США объединились - всё равно КГБ знает все секреты ЦРУ. Американские профессионалы мысленно схватились за головы, моментально осознав: русские читают шифропереписку! В сжатые сроки Агентство национальной безопасности США заменило практически все свои шифросистемы. Колоссальная работа советской разведки пошла насмарку, всё, решительно всё пришлось начинать сначала. - Я понял вас, Магистр, - подтвердил я согласие с его доводами. - Так, выходит, Искрину угрожает опасность физического устранения? - Не всё так просто. Руководитель Отдела устало потер виски, и я поразился человечности этого жеста. Удивительно, но, имея возможность принимать в 'волновом виде' практически любой облик, мы по-прежнему предпочитаем выглядеть как обыкновенные люди. Зачастую сохраняя собственные черты. - Как и всякая цивилизация, те, кто, если можно так выразиться, торгуют с нами, имеют... врагов. Насколько я в курсе, для противостоящей стороны наш мир не представляет совершенно никакого интереса. Но подобно тому, как фашистская Германия проводила диверсионные акты в английских колониях и помогала Японии, так и эти... разумные, норовят напакостить лишь из 'любви к искусству'. Неизменно слабее в экономическом отношении, они тем не менее обладают некоторым военным могуществом, собственной службой шпионажа и появляющимися время от времени диверсионными группами. И именно эти пришельцы, боясь разоблачения, стремятся физически уничтожить любого, кто стал свидетелем даже незначительных фактов их деятельности. Или же подобно Олегу, просто выстроив логическую цепочку, подобрался близко к истине. - Не верю. - Я чуть было не хлопнул ладонью по столу. - Если, по вашим словам, одна из сторон обладает гораздо большим потенциалом, то не могу понять, почему они не могут справиться с горсткой террористов? - Воюет же Америка с Ираком уже десяток лет. А до этого мы десять лет не вылезали из Афганистана. А ведь экономические возможности этих отсталых стран не идут ни в какое сравнение с мощью обеих сверхдержав. ГЛАВА 33 От моего удара человекоподобное существо улетело метров на пять. Будучи в охотничьем режиме, я не сомневался, что всё позади, ибо после таких тумаков обычно не встают. Время, словно резиновое, растянулось вязкой субстанцией, и, внимательно глядя по сторонам, я чувствовал, как медленно, словно нехотя, тащатся мгновения, складываясь в секунды. После того, как кто-то, посягнувший на мою свободу, распростерся на каменном полу, страх исчез. Так же, как и скованность. Холодная рука, сжимавшая внутренности и заставлявшая трепетать каждую клеточку, вдруг разжалась. Я вздохнул, наслаждаясь ощущением успешно преодоленного смертельного рубежа, но не тут-то было. Существо, которому полагалось корчиться в агонии, медленно встало и неспешно направилось ко мне. Оно двигалось с неотвратимостью оползня, спокойное и равнодушное в своей безликой решимости довести дело до конца. Нет, я, конечно, ничего не имею против целеустремленности отдельно взятых товарищей. А также господ и прочих граждан. Но вот избрание им в качестве цели своих устремлений моей скромной персоны не вызывало у меня энтузиазма. Равно как и нежных чувств к оппоненту и восхищения упорством, без сомнения, похвальным при других обстоятельствах. Видимо, оно снова включило свой таинственный прибор или орган, подавляющий волю противника и генерирующий волны ужаса. Почувствовав, как останавливается сердце, я взлетел, стараясь в стремительном броске достигнуть чудище до того, как потеряю сознание. Наверное, эта тварь до сих пор никогда не встречала сопротивления, так как совершенно не умела драться. В теле, подхваченном мной, казалось, не существовало ни одной мышцы. Словно тряпичная кукла, существо болталось у меня в руках, тем не менее продолжая ментальную атаку. Коротким тычком я ударил противника в лицо и, руководствуясь пусть и не большим, но всё же имеющимся опытом, невольно ожидал хруста костей. Ничего подобного! Всё так же глядя в глаза, инфернальное создание тянуло из меня жизненные соки. Преодолев отвращение, я впился клыками в хрупкую шею, не испытывая ничего, кроме брезгливости, словно приготовившись полакомиться сочной отбивной, укусил покрышку автомобиля. Чувствуя, как жизнь покидает таинственное нечто и, боясь, что не выдержу, так как меня просто выворачивало наизнанку, с трудом довел дело до конца. Отбросив вызывающий омерзение труп, сплюнул и, выйдя на солнечный свет, опустился на колени. Меня рвало так, что подумалось, еще чуть-чуть и выплюну желудок. Потоки крови срывались с губ и, подхваченные ветром, летели в бездну ущелья. Растягиваясь какими-то отвратительными лентами, они переливались на солнце, и я закрыл глаза, чтобы не видеть. Ужас какой, а? Кто это был? Откуда могло появиться подобное чудовище? Не будучи нормальным человеком в полном смысле слова, я находился в глубоком убеждении, что являюсь частью экосистемы. И, родившись у обыкновенных родителей, не ощущал в себе какой-то особенности или необычности. Это же создание было порождением кошмара, потусторонним ужасом либо генетически выведенным мутантом. Старик настоятельно просил в любой нестандартной ситуации сначала посоветоваться с ним и уж потом предпринимать какие бы то ни было шаги. Назвать происшедшее обычным я не мог. Взглянув, как там мой товарищ, я спикировал в ущелье, чтобы умыться. Небольшой ручеек с кристально чистой водой показался предвестником рая. Опустив лицо в воду, я лежал, черпая ее пригоршнями и выливая за шиворот. Нахлебавшись вдосталь, засунул два пальца в рот и еще раз хорошенько проблевался. Затем, сняв куртку, намочил ее и вернулся в таинственную пещеру к по-прежнему находящемуся без сознания Олегу. Обтерев парню лицо и поняв, что он не очнется, поднял мобильник и набрал номер, по которому соединялся с Ольгой. - Привет, Игорек! - Она, как всегда радостно, улыбнулась. - Здравствуйте. В воздухе заколебался, то и дело меняя очертания, неровный прямоугольник. Так называемый штрек, узкий направленный канал связи, который могла создать любая Химера. Таким образом, я не только беседовал с главным диспетчером Отдела, но и имел визуальный контакт. - Плохо выглядишь. Ну еще бы мне выглядеть хорошо. Боюсь, любой другой на моем месте был бы похож на труп. Вернее, стал бы самым натуральным покойником. - Мне нужен Старик. - Вы имеете в виду Асмодея? - Мне показалось, что в ее голосе проскользнула толика ехидства. - Его, конечно, - покорно промямлил я. - А что, партийные клички больше не в ходу? - Нет, почему же. - Она пожала контурами плеч. - За глаза вы можете называть его хоть дедушкой. Но в разговоре с другими сотрудниками Отдела лучше использовать официальное имя. Ну люди, а? Я тут, можно сказать, отражаю атаку потусторонних сил, а они норовят повоспитывать. Озвучивать, однако, мыслишку не стал, а выждав, пока Ольга закончит, попросил: - Мне срочно нужен контакт. - Поняла вас. Вы по-прежнему на месте? - Боюсь, что нет. Кстати, вы не могли бы взглянуть на данные со спутника и сказать, откуда идет сигнал? - Минутку. - Ольга отвернулась на мгновение и присвистнула. - Куда вас занесло! - Куда? - Любопытство так и перло из меня, словно тесто из квашни. - Вы в Пиренеях. Надеюсь, аккумуляторы в телефоне заряжены? - Да, вроде. - Хорошо. Я немедленно извещу Асмодея. Ждите. Ожидание длилось минут пять, в течение которых я бездумно пялился на неровные выщербленные стены. Поразило то, что, даже будучи в охотничьем режиме - а переходить в нормальный просто боялся - я не ощущал в пещере присутствия живых существ. Сердце лежащего у выхода Олега билось ровно, но, кроме нас, здесь больше никого. Не звенели комары. Вездесущие ящерицы не таились в своих норках, а под сводом не висели летучие мыши. Даже мох на стенах, и тот не рос. Тело вдруг напряглось и, всей кожей ощущая открывающийся за спиной портал, я обернулся. Встреча с Асмодеем, как всегда, сопровождалась легким содроганием, подобным тому, что испытывает нормальный человек, входя в ледяную воду. Или стоящий без страховки на карнизе тридцатиэтажного дома. - Докладывай, - коротко приказал он. - Сегодня утром, войдя в случайно обнаруженный грот на территории России, внезапно оказались здесь, - начал я. - После чего были атакованы неизвестным существом. Не вступая в физический контакт, оно действовало каким-то ментальным оружием. - Старик смотрел в упор, и я, вспомнив недавно пережитый ужас, поежился. - Защищаясь, вынужден был ликвидировать, - продолжил я и кивнул в темнеющую глубь коридора. - Тело там. Приблизившись к убитой твари, Старик в задумчивости повисел над трупом и, погрузив колеблющийся контур руки в стену пещеры, за пару минут вырезал некое подобие ниши. Как раз по размерам моего недавнего противника. - Что стоишь. Бери давай. - Что? - не понял я. - Хватай, говорю, бренные останки и тащи сюда. Преодолевая отвращение, я поднял тело и, поставив в аккуратную нишу, закрыл выпиленной Асмодеем глыбой. Во второй раз наблюдая, какими способностями обладает руководящая нами сущность, вновь испытал душевный трепет. Что моя реакция и чуть большая физическая сила по сравнению с огромным потенциалом Химеры? Так, семечки, детская забава, не более. Старик же, повернувшись ко мне, сказал: - В тысяча девятьсот двадцать втором году в Мурманской области, в районе Сейдозера и Ловозера, работала экспедиция, возглавляемая Барченко и Конделайна, которая занималась этнографическими, психофизическими и просто географическими исследованиями. Случайно или не случайно поисковики наткнулись на странный лаз, уходящий под землю. Проникнуть внутрь ученым не удалось - мешал странный безотчетный страх, почти осязаемый ужас, буквально рвущийся наружу из черного зева. Один из них впоследствии рассказывал, что 'ощущение было таким, будто с тебя живьем сдирают кожу'. После возвращения экспедиции в Москву собранные ею материалы были очень внимательно изучены, в том числе и на Лубянке. В это сложно поверить, но экспедиция Барченко еще на стадии подготовки была поддержана лично Феликсом Дзержинским. И это в самые голодные для Советской России годы, сразу по окончании Гражданской войны! Это косвенно говорит о том, что не все цели экспедиции достоверно известны. Разобраться, за чем именно ездил на Сейдозеро Барченко, сейчас сложно, руководитель был репрессирован и расстрелян, добытые им материалы так никогда и не опубликовали. - Вы полагаете, это похоже на наш случай? - Согласитесь, молодой человек, что некоторые параллели напрашиваются сами собой. Что да, то да. И хотя я не испытывал никакого ужаса при входе в расщелину на чертовом болоте, Олег-то свалился как подкошенный. - Значит, так, - подвел черту Старик. - Физически эвакуировать вас через портал, сам понимаешь, не могу. Возвращаться сейчас домой... Наверное, не собрав никаких данных, просто не имеет смысла. Так что бери товарища и рули куда-нибудь поближе к цивилизации. Деньги-то есть? - Имеются, - буркнул я. - Вот и хорошо. Место это у нас на примете, так что никуда, родимые, не денутся. На всякий случай пришлю Майю, так что будь на связи. - И, сделав пасс призрачной рукой, пропал. Вот так вот. Полная свобода действий. Сам забрался, сам и вылезай. Решения принимаются мгновенно, а претворяются в жизнь еще быстрее. Чертыхнувшись, я решил поиграть в юного следопыта и двинул обратно в глубь пещеры. То и дело попадающиеся на пути трещины в стенах не внушали безотчетного ужаса, но я, подобно буриданову ослу, всё не решался войти. По логике вещей, этот таинственный тоннель, связавший российскую глухомань и заброшенный горный уголок в Пиренеях, должен иметь выходы еще куда-то. Во всяком случае, просто нерентабельно строить подобное грандиозное сооружение лишь для того, чтобы связать две точки земного шара. Наконец отважившись и действуя скорее по наитию, чем осознанно, вступил в один из разломов и, пройдя шагов двадцать, оказался перед колеблющейся стеной. Стоявшая вертикально, она колыхалась подобно легкой тюлевой занавеске. За ней угадывалась толща воды и то и дело мелькали тени некрупных рыб. Неяркий зеленоватый цвет освещал стены пещеры, дополняя фантасмагорическую картину. Подойдя вплотную, я увидел, что сразу за таинственным 'окном' начинается бездна, круто уходящая вниз. Свет лился откуда-то сверху, но нависающий карниз заслонял обзор. Дотронувшись пальцами до перекатывающегося марева, ощутил прохладу, словно погрузил руку в воду. Да так оно и было на самом деле. Осмелев, я потянулся дальше и, когда вертикально стоящая поверхность достигла локтя, вытащил руку. Рукав свитера, как и положено, намок. Я почувствовал, как медленно и неторопливо съезжает крыша. Ибо 'этого не могло быть, потому что не могло быть никогда'. Опрокидывая всё, чему меня учили в школе, отрицая вдолбленные с детства, но всё же подзабытые законы физики, водная поверхность стояла перпендикулярно земному притяжению. Представив миллиарды тонн, что находятся снаружи, я содрогнулся. И с ужасом подумал о тех, кому под силу сотворить такое. Что значит таинственное ментальное оружие, сводящее с ума, если прямо передо мной находится доказательство истинного величия? Без всяких механических приспособлений, при полном отсутствии силовых установок таинственные гости создали то, перед чем меркли не то что семь чудес света, но и тысячи, миллионы достижений, претендовавших на звание восьмого. Единственный человек, кто мог дать хоть какое-то объяснение, лежал в беспамятстве у выхода в безлюдные Пиренеи. А я стоял перед огромной водной линзой, занимавшей пространство от пола до потолка, и чувствовал полное свое ничтожество. Вдали послышался сигнал телефона, и, выйдя из невольного транса, в который меня погрузило видение прохода в морские глубины, я бросился назад. Выскочив в основной коридор, оглянулся, до мельчайших деталей впечатав в память рисунок разлома, ведущего к выходу в океан, стремительно пролетел несколько десятков метров и схватил трубку. - Привет, Игорек. - Голосок Майи звенел подобно хрустальному ручейку. - Здравствуй. - Асмодей говорит, что нужна моя помощь. - Ну-у мало ли что он болтает, - встал в позу я. - Сказала бы уж сразу, что истосковалась. - Конечно, соскучилась. - Она усмехнулась. - А вот выпендриваться не надо. - Ладно уж. Помощь и в самом деле не помешает. С Олегом плохо. Уже несколько часов не приходит в себя. - Асмодей сообщил, что вы забрались в Испанию. - Ну да. - Как быстро? - Ну не знаю. Минут сорок, наверное. - Короче, откуда вас забрать? Останетесь в горах или же вернетесь на болота? - Право, не знаю, - засомневался я. - Вернуться конечно же проще. Только что я на тех болотах забыл? Да и не денется от нас никуда хлябь российская. Здесь же имеется кое-что любопытное. - В общем, ясно. Бери Олега и дуй до ближайшего городка. Сейчас гляну по карте, что там у тебя рядом. - Послышалось щелканье клавиатуры, и я улыбнулся. Нормального человека вид Майи, стрекочущей клавишами со скоростью, опережающей звук, мог свести с ума. - Ага, вот. Нашла. В тридцати километрах к северо-западу находится Сан-Вескас. Судя по всему, там есть аэропорт, так что часиков через пять жди. - Буду, - пообещал я. - Погоди, - прервала меня Майя. - Сейчас через Интернет закажу вам номера в тамошнем отеле. - Спасибо. - Гостиница называется 'Катарина'. Два номера я уже оплатила, бери ноги в руки и отправляйся. - Чуть позже, - стал отнекиваться я. - День еще в самом разгаре, а на солнце жариться, сама понимаешь... - Ну, как знаешь. - Она усмехнулась. - Да, я тебе на мобильник немного денег закинула. - Спасибо, Майя. - В общем, ждите. - И она отключилась. Я сунул трубку в карман и радостно вздохнул. Всё же работа в команде - великое дело. Пусть наши неведомые противники - а в том, что они противники я нисколько не сомневался - и обладают недосягаемой мощью, но мы тоже чего-то да стоим. До заката оставалось как минимум пять часов, и, расстелив еще один спальник, я улегся подле ровно дышащего Олега. Сегодняшние события, перевернувшие всё с ног на голову, будоражили воображение, ставя под сомнение все знания, приобретенные в школе и в институте. Всё оказывалось немножко не таким. Страшным и непривычным. Вообще-то надо бы почаще проветривать сознание людей в отношении уфологии и впускать туда свежий воздух. Ведь практически во всех без исключения точных науках - от физики и химии до биологии с палеонтологией - идет естественный и понятный процесс. Постепенно отказываются от устоявшихся заблуждений, на основе новой информации выдвигаются более соответствующие времени теории. Отношение же к НЛО, к сожалению, напоминает замшелый бастион, наглухо отгородившийся от внешнего мира и происходящих в нем изменений. ГЛАВА 34 Ласковое и щедрое испанское солнце опускалось всё ниже, скрываясь за остроконечными пиками. Черные тени, отбрасываемые кряжами, вершины которых скрывались в тягучей дымке сизых облаков, давно накрыли ущелье. Но горизонт еще вспыхивал разнообразными оттенками всех цветов радуги, рождаемых преломлением в горном воздухе закатных лучей. Игра света завораживала, заставляя пожалеть, что в телефоне нет цифрового фотоаппарата. Ибо вид, открывавшийся из узкого горла пещеры, был достоин того, чтобы запечатлеть его на память. Я вернулся в расщелину и стал скатывать спальные мешки. Хотя и затруднялся себе объяснить, зачем это делаю. Часы, посвященные сну, прошли спокойно, и никто не попытался потревожить или подавить волю. Хотелось есть, и я, решив не ждать окончательного захода солнца, спикировал в ущелье, где поймал пару ящериц. 'Эдак ты вскоре окончательно перейдешь на подножный корм', - подумал я и усмехнулся невесело. Однако за всё приходится платить и, приобретя несколько необычные способности, я попал в жесточайшую зависимость. 'Не быть тебе, Игорек, ни полярником, ни космонавтом, - подумалось вдруг. - Ведь и те и другие месяцами сидят на консервах, без свежего мяса'. 'Ну, положим, и в Арктике, и в Антарктиде свежей крови навалом. К тому же в условиях полярной ночи есть возможность вести более активный образ жизни', - плотоядно улыбаясь, возразила та часть меня, что жила инстинктами. Кстати, то и дело муссируемый учеными миф о древнем материке или большом острове Гиперборее, или Арктиде, по мнению многих, является не таким уж и вымыслом. Я завистливо вздохнул, представив, каково бы мне жилось там, в условиях бесконечной, длящейся много месяцев ночи. Существовавший в районе Северного полюса и населенный некогда могущественной цивилизацией, он был назван как раз вследствие месторасположения. Гиперборея - то, что находится на Крайнем Севере, 'за северным ветром Бореем', в Арктике. До недавнего времени факт существования Арктиды-Гипербореи не имел подтверждения, кроме древнегреческих легенд и изображения этого участка суши на старинных гравюрах. Так, на карте Герарда Меркатора, изданной его сыном Рудольфом в тысяча пятьсот девяносто пятом году, в центре Земли изображен легендарный материк Арктида. Он окружен побережьем Северного океана с легко узнаваемыми современными островами и реками. А что касается космоса, то меня туда и не тянет, если честно. Окончательно стемнело, и, вернувшись в таинственный разлом, я подхватил Олега и направился в сторону городка, где была назначена встреча с Майей. Удивительно, но, едва мы отлетели от страшного места, как Олег зашевелился. Поскольку очень не хотелось что-то объяснять и тем более тащиться пешком или кантоваться на горной дороге в ожидании попутной машины, я легонько надавил на его сонную артерию. И не почувствовал при этом ни малейших угрызений совести. Пусть спасибо скажет, что с ним отправился я. А то ведь так и помер бы на том проклятом болоте. Или был бы захвачен чертовым уродцем, чей труп стоит в нише, заваленный плитой. Приблизившись к городку, практически сразу разглядел яркую вывеску, горевшую над двухэтажным строением. И, хотя с нашего с Майей посещения Испании я так и не выучил язык, смело направился к входу. Сидевшая за стойкой тридцатилетняя женщина хмуро оглядела нашу изрядно потрепанную одежду, но, поскольку в компьютере имелись данные о сделанной предоплате, выложила ключи, что-то произнеся с вопросительной интонацией. Не понял я, конечно, ни слова, но, рассудив, что интересуются самочувствием Олега, которого я пристроил на стоящем в вестибюле кресле, на всякий случай отрицательно покачал головой. Всё же решив, что нести его на второй этаж на глазах у служащей отеля это уж слишком, я легонько похлопал товарища по щекам и, надавив на одну из болевых точек, привел в сознание. Кстати, если кому интересно, то хочу сообщить, что буквально с первых дней своей новой жизни я как-то интуитивно стал чувствовать нормальных людей. На подсознательном уровне различал более уязвимые места, а также мгновенно оценивал физическое состояние предполагаемой жертвы и степень ее усталости. Должно быть, такое умение заложено природой в любого хищника. А будучи самым идеальным - ну ладно, одним из самых совершенных - хищником на планете, я вытаскивал эти способности из мрачных глубин подсознания. Уложив Олега на кровать, с наслаждением принял душ и, выстирав одежду, натянул мокрой. Вышел на улицу и взлетел, дабы просушиться и вообще... Майя, звонившая десять минут назад, сообщила, что прибудет через два часа, и я решил немного развеяться. Бездумно, просто наслаждаясь процессом, левитируя, наткнулся на палаточный лагерь и несказанно удивился, услышав русскую речь. Заинтересованный, опустился на землю и подошел к ближайшей палатке. Судя по всему, там играли в карты, причем резались азартно. Мгновенно вспомнив наши с Майей набеги на московские казино, загорелся идеей поучаствовать. Несмотря на уговоры и уверения в том, что в карты играют абсолютно все, независимо от возраста и пола, чаще просто так, но бывает, что и на деньги, Майя боялась прикоснуться к картам, предпочитала рулетку. Но, ей-богу, имея в арсенале даже малую толику ее талантов, я брался обыграть любого. Причем неважно, в покер, в преф или в обыкновенную триньку. К чужим обычно относятся настороженно, но, взглянув на мою не внушающую страха фигуру, сидящие в палатке лишь усмехнулись. - Че надо, мил человек? Я окинул взглядом трех амбалов и двух личностей понеказистее. - Да так. - Я как бы невзначай достал из кармана джинсов пачку 'зелени'. - Отдохнуть приехал, а тут ску-учно. При виде денег глазки у всех маслено заблестели, и с понимающей усмешкой мне уступили место за столом. Играли в триньку. Простенькая и незатейливая игра. Сдаются по три карты. Добавляется в банк. Наибольшая комбинация, как вы догадались, - три туза. Но, согласно правилам, еще больше котируются три шестерки. То, что передо мной личности, в перечень чьих добродетелей честность не входила ни под каким видом, понятно и так. И потому церемониться я не собирался. В конце концов - и об этом немало писано - эти дельцы не зарабатывали деньги тяжким трудом на сборе винограда и различных цитрусовых. А лишь обманывали своих - наших - соотечественников, подобно неграм гнущих спины с ноября по март на испанских плантациях. Схема подобных мероприятий проста и нахальна. Где-нибудь в Рязани или в Калуге в местной прессе дается объявление о том, что производится набор желающих поработать на уборке урожая. При этом обещаются запредельные суммы, от ста долларов в день и выше. И доверчивые русские мужики, измотанные безработицей и безденежьем, нет-нет да и забредают в офис подобного дельца. За услуги те просят всего ничего, такую-то штуку баксов и, поскребя по сусекам и залезши в долги, дурная рабсила становится обладателем вожделенного билета. Что самое интересное, так это то, что по законам Испании сельскохозяйственным кооперативам и частным фермерам разрешено нанимать поденных рабочих на сезонные работы. При этом практически нет необходимости в наличии документов. Хочешь - работай. В конце недели получи зарплату. Вообще-то сбор урожая в Испании по традиции является делом марокканских кланов. Но поскольку хозяину всё равно, кому платить, то и здесь появились наши отечественные проныры. И крепостные - смею заверить, совершенно добровольные. Первые игры я, разумеется, сыграл фраером. Облизывая не обсохшее на губах материнское молоко. Как правило, в подобных ситуациях новичку дают выиграть, но я ухитрился наплевать на все предоставляемые возможности, чем вызвал сочувственный взгляд местных паханов. Они, бедолаги, еще не поняли, что сегодняшнюю игру делаю я. 'Зачем ввязался?' - спросите вы. Да хрен его знает. Не то чтобы мне нужны были их деньги. Наверное, просто хотелось сорвать на ком-то нехорошее настроение. Еще до знакомства с Майей ко мне подъезжал с предложением отправить на работу в Испанию один молдаванин. Просил всего лишь четыреста евро. Причем на вопрос, что за услуги предоставляет в обмен, предпочитал отмалчиваться. Дескать, 'у меня там живет брат...'. 'Йона, - вопрошал я, - может, на эти деньги ты покупаешь мне билет?' 'Нет'. 'А квартиру кто оплачивает?' 'Ты сам'. 'А брату своему ты как его долю отдашь?' 'Брату ты заплатишь отдельно'. 'Иона? - Я удивленно пялился на него. - Так за что же тебе причитаются аж четыреста евро?' 'Я отправляю людей в Испанию'. Наглости подобных дельцов нет границ, и, наткнувшись на палатку 'бригадиров', я намеревался отвести душу. После нескольких партий остался один на один с субтильной личностью в очках. Цепкие глаза внимательно ощупывали меня, казалось, пронзая насквозь. Взгляд прожженного, генетического пройдохи. Людишки с таким взглядом не способны на дружбу и сострадание. Словно волки, они живут поодиночке, даже в нормальной, повседневной жизни держась настороже. Действительно или только в своем воображении наблюдая, слушая и имея в виду то, что простой смертный отбрасывает за ненадобностью. Учитывая неосязаемые глубины человеческого сознания. Они слышат не только то, что сказал собеседник, но и то, что он имел в виду. И то, что не сказал. И моментально ищут причину, почему он это сделал, о чем подумал и о чем не подумал, но обязательно вспомнит через год. Словно шакалы, они всегда ждут подлости, так как и сами горазды сделать какую-нибудь гадость. Такие просто не могут, не представляют себе существования без обмана и кидалова. У них нет друзей, одни лишь приятели, готовые, в свою очередь, подставить подножку, лишь почувствуют слабину. Я лениво наблюдал, как он тасует колоду, и видел все его немудреные финты. Шалишь, братец. Сегодня не твой день, уж извини. Не всё же тебе ездить на наивных мужиках и трахать подавшихся на заработки белокурых дурочек, причем не особо напрягаясь, обманом завлекая простушек в постель. Достаточно просто подойти и сказать: 'Всё, милая, хозяин сказал тебя больше не нанимать. Плохо, мол, работаешь'. А у нее, несчастной, виза давным-давно просрочена и обратный билет пропал, украденный им же. Новый же стоит около пятисот евро. А денег нет. Вместо них у нее зияет приблизительно такой же минус, начисленный 'благодетелем' с потолка. Дурочка чуть не плачет: 'Миленький, без тебя пропаду и деток своих погублю, выручи. А я уж наизнанку вывернусь, а отблагодарю!' Вечером 'бригадир' подойдет еще раз и утешит: 'Убедил я хозяина. Оставляют тебя, но только под мои личные гарантии...' Достав сотовый, я взглянул на часы и понял, что пора закругляться. Вот-вот должна приехать Майя, и, как истинный джентльмен, я обязан ее встретить. Дурил я противника его же фокусами, то сдавая себе лишнюю карту, то проводя 'вольт'. Развлекался, одним словом. Прекрасно понимая, что мирно уйти мне всё равно не дадут. Наконец, подняв банк по самое не могу, я, провоцируя обострении ситуации, засветился. По суровым законам игры тот, кто обнаружил, что соперник мухлюет, забирает всё. Я перевернул карты, оказавшиеся, разумеется, тремя шестерками. - Ну а четвертая где? - выщерился довольный тем, что 'заметил', противник. Лишнюю я сбросил буквально только что, перед самым его носом. Я нагло усмехнулся в ответ: - Не знаешь, как это делается? Хочешь - считай колоду. После того как карты были дважды пересчитаны, я, прекрасно слыша, как за моей спиной группируются остальные обитатели импровизированного катрана, процедил сквозь зубы: - Ну что, сука? На кого пасть раскрыл? И с наслаждением, но не очень сильно заехал кулаком в лицо сидящему напротив человеку. Когда я говорю 'несильно' и 'небыстро', я имею в виду охотничий режим. Оппоненту же, наверное, показалось, что в него попали кувалдой. Пропустив мимо руку, сжимавшую нож, я сломал лезвие и, не удержавшись, слегка вывернул кисть нападавшего. Сладкой музыкой прозвучал хруст костей. В конце концов, никто ж его не заставлял многозначительно сопеть у меня за спиной. Выдавая запахом пота не очень благие намерения. И, поступи эти обормоты, в своей беззаботной наглости считающие себя на порядок выше простых смертных, хоть раз в жизни честно, я бы просто ушел. Но умение проигрывать достойно свойственно лишь благородным личностям. Эти же, немытые и зачуханные, не вызывали ничего, кроме брезгливости. Ведь именно из-за подобных оборотистых подонков 'русский' стало синонимом слова 'бандит'. В общем, драчка вышла что надо. Стараясь никого не убить, я не особо церемонился. Еще раз на меня попытались наехать с ножом, но, получив жесткий удар в солнечное сплетение, нападавший мирно улегся поперек входа. Деньги подобно бабочкам порхали в воздухе, мирно укладываясь на пол. И, отправляя в нокдаун очередную жертву, я осторожно ловил их, складывая в ладони аккуратной стопочкой. - Чего разлегся. - Я пнул ногой одного из 'бригадиров'. - Тороплюсь я, понял? - С-сука, - сплюнув кровью, процедил он сквозь зубы, но послушно стал ползать по брезентовому полу палатки, собирая мой выигрыш. - В морду дать или и так всё уразумел? - добродушно осведомился я, принимая тощую пачку. Урод отшатнулся, и на его лице, вызвав радостный отклик в моей душе, мелькнуло выражение страха. - Тогда до скорого. - Я помахал рукой. - Может, на днях еще зайду. С приятелем. По угрюмому взгляду догадался, что вряд ли мне будут здесь рады, и вышел из палатки, декламируя откровения от Матфея: 'Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то всё тело будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?' Нет, я не стал изображать из себя эдакого современного Робин Гуда и раздавать нажитые неправедным путем деньги сирым и убогим 'российским неграм'. В конце концов, это не я сделал их такими. Не я заставлял верить в простодушную и наивную детскую сказочку. И подписывать 'контракт', обязуясь отдать месячный заработок за то, что они вполне могли бы осуществить и сами. Просто приехать в Испанию и немного подзаработать на сборе урожая. Не я воспитал их доверчивыми, едущими за большой деньгой на край света. Но, видно, так устроена загадочная русская натура. Он не может не верить. В чудеса, в коммунизм и вообще во всякую чушь, которой не может быть никогда. Поскольку аэропорт был всего лишь один, я нашел его без проблем, и в нужное время стоял у трапа самолета. Майя выпорхнула, тоненькая и изящная, всколыхнув в душе самые нежные чувства. - Привет! Мы поцеловались и, взявшись за руки, направились к краю летного поля. - Как Олег? - озабоченно спросила она. Я отмахнулся. - Спит, что ему сделается. - И, потершись носом о ее волосы, пробормотал: - Соскучился. - Э-эх, - притворно вздохнула чертовка. - А я-то думала, что ты горишь на работе. - Скорее уж дохожу, - пробурчал я. - С тех пор, как навязали на нашу голову этого умника, - одни неприятности. - Ладно уж. Поехали в отель. Днем отоспимся, а завтра покажешь, что тут у вас. ГЛАВА 35 - Заходите, Асмодей, вас ждут. Как всегда приветливая, старший диспетчер Отдела сидела перед компьютером. На уровне глаз пробит штрек, но собеседника не видно. Однако, судя по тому, как споро порхали над клавиатурой Ольгины пальцы, жизнь била ключом, и в это самое время кто-то из Химер проводил очередную операцию. Пройдя сквозь дверь, увидел встающего из-за стола Магистра. - По вашему приказанию прибыл, - отрапортовал я. - Вольно, Асмодей. Присаживайтесь. Я пододвинул стул и, сев, откинулся на спинку. - Как дела 'на земле'? - без особого интереса спросило начальство. - Работаем. - Я пожал плечами. Отчеты я предоставлял регулярно и как будто огрехов ни у меня, ни у Игоря с Майей в последнее время не было. - Все заявки выполнены практически без потерь. И нами ни разу не истрачена квота на вмешательство. - Да знаю я, знаю. - Магистр усмехнулся. - Ваши экстрасенсы для Конвента словно ниндзя. Не слышно их, не видно... Даже обидно немного. Я столько лет в Отделе и ни разу ни с чем подобным не сталкивался. А вы только присоединились - и сразу вышли на качественно новый уровень. Я скромно потупил глаза. Ибо, став начальником 'наземной пехоты', снискал себе сомнительную славу человека, способного сделать невозможное. В частности, никто из Химер не мог проникнуть в зону работы глушилок. А мои ребята делали это с легкостью. Осуществление физического воздействия путем захвата донора, опять же... Ума не приложу, почему использование такого элементарного трюка никому не приходит в голову. Долго раздумывая над тем, поставить ли Магистра в известность об открытых мною приемах влияния, всё же решил держать это в секрете как можно дольше. Ведь тайна остается таковой, пока ею владеет кто-то один. А стоит узнать кому-то еще - и всё. Тем более что раскрываться без перспектив последующего 'внедрения метода в производство' не имеет смысла. А глаз и ушей у Конвента, как я убедился, хватает. Так что, спеша осчастливить Отдел, я, скорее всего, окажу всем медвежью услугу. Ведь на использование доноров, как полагаю, будет наложен запрет и так же установлена квота. Так что я с молодежью был своего рода элитой Отдела. Тайным оружием, если хотите. Магистра, похоже, подобное положение вещей вполне устраивало. И даже если он о чем-то догадывался, то не подавал виду. - Для вас есть работа, если можно так выразиться, за пределами Земли, - пожевав губами, произнес Магистр. - Требуется осторожно провести разведку на одном из пассажирских кораблей, находящемся на орбите Марса. - У нас есть космолайнеры, способные достигать Марса? - не поверил своим ушам я. - У нас - нет. - Начальник хлопнул по столу ладонью. - Но тем не менее некоторые события, происходящие в Солнечной системе, затрагивают интересы Земли. - Простите мою неосведомленность, но я совершенно не в курсе происходящего. - Буквально только что нами получена просьба одного из руководителей Конвента осуществить вмешательство в готовящиеся события. По данным, предоставленным в мое распоряжение, готовится своего рода террористический акт. Одной из обогатительных фабрик, принадлежащих мм... нашим друзьям, грозит уничтожение. По прогнозам аналитиков, возникнут крайне негативные последствия... Не говоря уже о мелких неприятностях в виде землетрясения и вызванном им цунами. Десятки прибрежных городов смоет с лица земли. - Говоря о друзьях, вы имеете в виду инопланетян? - Магистр кивнул. Наверное, в моем взгляде не сквозило должного энтузиазма, так как он разразился небольшой речью: - На протяжении всей человеческой истории можно проследить последовательность мировоззрений. Совокупных представлений о природе реальности, о космическом порядке и о месте в нем тех, кто гордо называет себя сапиенсом. По отдельности каждое из подобных учений являлось сущностью, духом своего времени. При этом оказывая глубокое влияние как на отдельно взятую личность, так и на общество в целом. Физически, религиозно, психологически и, что самое, на мой взгляд, главное - этически. Многообразные по своей природе, эти воздействия тем не менее прививали представление об некоем 'универсальном порядке'. Однако человечество достигло своего потолка в так называемой 'первичной' цивилизации. Сельскохозяйственные государства, от Китая и Индии до Испании и Мексики, от Греции до Рима, возникали и приходили в упадок, не выходя на качественно новый уровень развития. И у всех, несмотря на внешние различия, имелись общие, я бы сказал, базовые черты. Повсеместно земля являлась основой экономики. Непременным условием существования самой жизни, возникновения культуры и политики. В таких обществах доминировало разделение труда. Существовали раз и навсегда сложившиеся касты или классы: знать, жрецы-духовенство, воины, а также рабы или крепостные. Власть была бескомпромиссной и авторитарной, а социальное положение человека определялось его происхождением, раз и навсегда устанавливавшим его статус и место в жизни. Экономика таких сообществ была децентрализованной. И каждая община производила практически всё, в чем нуждалась. Такое положение существовало тысячелетиями. Одни империи умирали, бесследно исчезая с лица земли. На их место приходили новые. Но всё повторялось, не меняясь, если можно так выразиться, в лучшую сторону. Однако три века назад - плюс-минус полстолетия - произошел взрыв, революционный скачок, ударные волны от которого обошли всю землю, разрушая древние общества и порождая совершенно новый тип человеческих взаимоотношений... Магистр умолк, выдерживая красноречивую паузу, и я, боясь услышать правду, всё же нашел в себе смелость спросить: - Так вы хотите сказать, что... - Об этом не принято говорить вслух. - Он улыбнулся одними губами. - Как сказал Фридрих Ницше: 'Люди склонны идеализировать свое прошлое'. Я тяжко вздохнул, а он продолжил: - Вот вам два примера мировоззрений, по моему мнению, имеющих ключевое значение для нашей дискуссии. Во-первых: древние греки, да и все остальные народы представляли Землю центром Вселенной, окруженной семью концентрическими небесными сферами, находящимися в порядке возрастающего совершенства их природы. Она составляла вместе с Землей некое подобие целого, рассматривавшееся словно неделимый организм. Предполагалось, в особенности Аристотелем, что в подобном устройстве каждая деталь имела свое раз и навсегда установленное место. Деятельность ее была заранее предопределена и виделась как попытка продвижения к этому месту для выполнения установленной функции. Древние считали, что подобающее поведение человека должно рассматриваться как единственно возможное для всеобщей гармонии Вселенной. В современных суждениях всё с точностью до наоборот: наша планета - лишь пылинка в огромной, бесконечной материальной Вселенной звезд, галактик, напластований возможных параллельных реальностей и тому подобного. Это, так сказать, взгляд, направленный вовне. Если же посмотреть внутрь, то они в свою очередь состоят из молекул, атомов и образуемых ими структур, являясь частью единого целого. Огромного механизма, основной порядок которого зиждется на независимо существующих частях, которые слепо взаимодействуют друг с другом. 'Ты веришь в играющего в кости Бога, а я - в полную закономерность в Мире объективно сущего...' - писал в тысяча девятьсот сорок седьмом году Эйнштейн Максу Борну, одному из основателей квантовой механики, открывшему статистическую интерпретацию решения ее уравнений. Окончательным выводом подобного воззрения на универсальный порядок будет, разумеется, то, что человек в основе своей незначим. Всё, что он делает, имеет смысл лишь постольку, поскольку он сам может придать этому значение в собственных глазах, в то время как Вселенная в целом, в сущности, безразлична к его стремлениям, целям, к нравственным и эстетическим ценностям и, наконец, к самой его судьбе. Руководство же подобными принципами в жизни должно вызвать циничное отношение ко всем высоким побуждениям и стремлениям души человека. Но вот пришла новая волна и, постепенно вытесняя институты прошлого, изменила образ жизни миллионов. Тысячи научно-фантастических романов и кинофильмов вдалбливали в сознание людей мысль: чем выше уровень развития техники, чем она сложнее, тем более стандартизированными и одинаковыми становимся мы сами. Были задействованы огромные силы, и механизм массового изменения в сознании людей начал набирать обороты. В тысяча восемьсот тридцать пятом году Эндрю Юэ писал, что 'людей, миновавших период полового созревания и занимавшихся ранее сельскохозяйственным трудом или каким-либо ремеслом, почти невозможно превратить в полезные производству рабочие руки'. Однако если бы общество смогло приспособить к нуждам индустриальной системы молодых людей, то это сильно облегчило бы в дальнейшем проблемы. Результатом решения этого явилась другая основная структура сообществ второй волны: массовое обучение. Построенное по заводской модели, всеобщее образование включало в себя основы чтения, письма и арифметики, начальные знания истории и других предметов. Это так называемый явный учебный план. Однако под ним находился невидимый, скрытый. Куда более основательный. Он состоял - а в большинстве индустриальных стран всё еще состоит - из трех основных задач, цель которых - научить пунктуальности, послушанию и выполнению механической, однообразной работы. Я невольно содрогнулся: - Вы говорите ужасные вещи, Магистр. Выходит, нас триста лет оболванивают, заставляя, подобно марионеткам, горбатится на инопланетян? Ответом мне была невеселая улыбка. - Поверьте, Асмодей, ни мы, ни наша так называемая продукция абсолютно не нужны никому. Никто, кроме нас самих, в ней не заинтересован. Их технология значительно опередила нашу. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что всё, абсолютно всё наши друзья производят с помощью молекулярного синтеза. Вот вы, например, предпочли бы удобной стерильной пластиковой бутылке грязный бурдюк, сшитый из козьих шкур? - Неужели всё настолько плохо? - Почему же. - Он ободряюще усмехнулся. - По мне, так как раз наоборот. Идеи наших друзей работают и приносят ощутимые плоды. Медленно, но уверенно человечество движется к цели. Отбрасывая суеверия и постигая всё новые и новые тайны мироздания. - Прошу прощения, - осмелился возразить я, - но почему же тогда наши друзья сами не решат проблему? Раз уж они так далеко ушли вперед? - Вообще-то, насколько я понимаю, на Земле работают представители одного из суверенных Галактических государств. А основой получения разрешения на подобного рода деятельность является невмешательство в жизнь неразвитых и малоперспективных рас. Вступив же в открытую конфронтацию, пришельцы вольно или невольно, но привлекут к себе внимание. А это плохо для бизнеса. И, напротив, если вопрос будет решен, так сказать, 'силами самообороны', это станет огромным плюсом в будущей политической борьбе, потому что выставит в невыгодном свете противников. - Простите, Магистр. Если я вас правильно понял, пришельцы помогают нам, снабжая знаниями, нелегально? - А нам никто не помогает. - Глядя мне в глаза, Магистр покачал головой. - И, если я называю их нашими учителями, то это не значит, что кто-то нас поучает или людям что-то показывают. В этой Вселенной учатся сами. Как гласит китайская пословица: 'Учитель появляется тогда, когда ученик готов'. Наставники - это те, кто позволяет перенимать какие-то навыки. А уж набираться ума или оставаться в своем огороде - каждый решает сам. Хочешь идти вперед - приглядывайся, наблюдай, не пропускай. И, как всегда, до многого доходи сам. - Я готов, - просто сказал я. А что я еще мог сказать? Правда, по крайней мере в интерпретации Магистра, была не очень-то приятной. Хотя факты - вещь упрямая. Десять тысяч лет человечество, подобно слепцам, ходило по кругу, варясь в собственном соку. И лишь вступив в контакт с привлеченными возможностью наживы жителями других миров, стало делать первые робкие шаги на пути познания. Уподобление же болванчикам, дергаемым за пусть и невидимые, но вполне осязаемые ниточки, марионеткам, было настолько унизительно, что перехватывало дыхание. Однако, насколько я понимаю, альтернативы не существовало. И коль уж 'старшие братья' решили, что каштаны из огня станут таскать люди, то, скорее всего, так тому и быть. Не соглашусь я - найдут другого. Послушного исполнителя. Мне же за невыполнение равносильной приказу просьбы представителя Конвента грозят мелкие, но всё же неприятности. Нет, увольнения я не боялся. После десятков операций, на которые без моего участия потребовалась бы квота, я был на особом счету. Однако дружеским, доверительным отношениям с Магистром придет конец. - Где сейчас бойскауты? - поинтересовался руководитель. - Согласно последнему указанию, опекают Олега Искрина. Это... - Я знаю, кто такой Искрин. А также важность его работы для ВПК. Под охрану он взят по распоряжению советника президента, в подчинении которого мы находимся де-юре. - Всего лишь юридически? - Я усмехнулся. - Право, в последнее время я затрудняюсь сказать, какому Богу мы служим, - ответил собеседник. - Вынужденные блюсти российские интересы, мы тем не менее подчиняемся Конвенту. И, честное слово, я до сих пор не разобрался в приоритетах. - В чем конкретно состоит моя задача? - Как всегда, в наблюдении и сборе информации. Согласно оперативным данным, четверо гуманоидов, представителей враждующей стороны, должны высадиться на Землю. Все четверо - универсалы. Владеют любым мыслимым оружием - в их понимании, конечно. - Что значит - 'в их'? - То и значит, что демонстрировать приемы рукопашного боя они вряд ли станут. Так же, как и отстреливать, подобно Рэмбо, мирное население из крупнокалиберного пулемета. А вот финансировать, к примеру, организацию небольшой лаборатории по созданию антивещества им вполне по силам. Обладающее разрушительной силой в десятки раз большей наших ядерных боеголовок, оно, вроде радиации, не оставляет видимых следов. И, активировав десяток килограммов, где-нибудь на дне Тихого или Атлантического океанов, они без труда добьются результата. Противнику нанесен вполне ощутимый материальный ущерб. А заинтересованные лица остаются в стороне. - А жертвы среди мирного населения попросту не принимаются в расчет? - Побойтесь бога, Андрей. - Забывшись, он назвал меня настоящим именем. - Кто мы для них? Помните высказывание Киплинга о 'бремени белого человека'? Колонизаторы находили туземцев, пусть и имеющих развитую материальную и духовную культуру, отсталыми и примитивными. Аборигены, особенно темнокожие, считались наивными, как дети. Они 'хитры и нечестны', 'ленивы' и 'не ценили жизнь'. Подобное отношение развязывало европейцам руки, позволяя находить оправдание истреблению тех, кто стоял на пути. В книге 'Социальная история пулемета' Джон Эллис описывает, как новое, мощное и скорострельное оружие, изобретенное в девятнадцатом веке, регулярно применяли против туземных народов, а не против белых европейцев, так как считалось недостойным делом убивать равного себе. Стрельба же по жителям колоний более походила на охоту, чем на войну, поскольку тут применялся иной подход. 'Убийство индусов, афганцев или тибетцев, - писал Эллис, - скорее своеобразный вид охоты, содержащий в себе риск, нежели настоящая военная операция'. Новая технология была внушительно продемонстрирована в тысяча восемьсот девяносто восьмом году, когда английские войска, вооруженные шестью пулеметами 'максим', наголову разбили армию голодранцев, возглавляемую Махди. Очевидец утверждал: 'Это был последний день махдизма и самый великий день... Это было не сражение, а истребление'. Потери англичан в том бою составили двадцать восемь человек, а у повстанцев - почти одиннадцать тысяч убитыми, то есть где-то по триста девяносто два бунтаря на каждого англичанина. 'Это стало примером триумфа британского духа, демонстрацией превосходства белого человека', - писал Эллис. - Надеюсь, - я улыбнулся одними губами, - нам удастся доказать, что человечество стоит на более высокой ступени развития. Пусть даже нас втянули на нее против нашей воли. ГЛАВА 36 Языки пламени лизали тонкие веточки, с треском вспыхивая. С моря то и дело налетали порывы довольно прохладного ветра, унося сизый дымок. Ветви кустов раскачивались, создавая иллюзию еще чьего-то присутствия. Пахло водорослями и солью. По небольшой тропке, спускавшейся на пляж, подобно поземке летели сухие листья. И тихо шуршала трава, вцепившаяся корнями в каменистый берег средиземноморского побережья. Несмотря на ноябрь, довольно тепло. По российским меркам, конечно. Ибо коренные жители смотрели на нашу компанию, расположившуюся на берегу, как на сумасшедших. Полюс восемнадцать для них - адский холод. И только самоубийцы могут в преддверии зимы затеять погружение с аквалангом. Нормальные же благочестивые католики в это время года занимаются сбором урожая, проводя вечера с друзьями в баре, за стаканчиком доброго вина. Не иначе, как злые духи принесли сюда этих странных людей. Двух парней и девчонку. Но чего можно ожидать от иностранцев? Только странностей, и ничего более. - В Шотландии специально бросают камни возле берега, чтобы на них росли водоросли, - в задумчивости шевеля прутиком угольки, произнес Олег. - Да на что они им? - удивился Игорь. - Собранную и высушенную морскую траву скармливают скоту. - А-а, тогда понятно, почему говорят: скуп, как шотландец. - В голосе Игоря послышался оттенок пренебрежения. - Неужели им мало? В огромном море да не хватает водорослей? - Выходит, что так. - Олег усмехнулся. - На песке ведь корням не закрепиться - снесет. Вот камни и служат местом постоянной прописки. А их на мелководье не так уж много... В море всё используется как жилплощадь: подводные сваи, скалы, затонувшие корабли. В прошлом веке для ремонта со дна подняли телеграфный кабель. Оказалось, что незваные жильцы - губки, моллюски, черви - заняли даже такое неудобное место. Я лежала на спине и смотрела в зенит ночного неба. Странного, далекого и манящего. Звезды подмигивали из чуждой глубины, паря в прозрачной черноте нависшего надо мной бескрайнего потолка. На миг показалось, что это не наше, не земное небо. И стоит протянуть руку - сможешь дотронуться до ярких светлячков, щедро рассыпанных Создателем на темном бархате. Наверное, это обостренное охотничье видение сыграло со мной такую шутку. Когда-то в детстве, лежа в шезлонге на даче, я представляла, что там, далеко, освещаемые волшебными фонариками, живут сказочные существа. Маленькие эльфы и прекрасные феи. Увы... Как непохожа оказалась реальность на ребячьи фантазии. Такие уютные, домашние. Словно заросшие сиренью улочки нашего дачного поселка. Вселенная огромна и безжалостна в своей первобытной жестокости. Или, быть может, просто рациональна? Я лежала, бездумно пялясь вверх, ощущая, как море дышит свежестью. И сравнивала две стихии, занятые не нами. Небо и море. Огромные и первозданные, они заставляют понимать, насколько мы слабы и незначительны. В них обеих невольно теряешь чувство расстояния. Вдруг становится непонятным: что далеко, что рядом? Визуальные пропорции дают сбой, и смещается шкала ценностей. Особенно после того, что обнаружили Игорь с Олегом... Отдохнуть удалось часа два, большую часть которых посвятили нежностям. До инициации Игоря я не знала, что такое заниматься любовью по-настоящему. Восторженные фантазии наивной глупышки, обернувшиеся кошмаром, таковой не считала. Зато теперь... Обостренное до предела восприятие... когда по биению пульса, по участившемуся дыханию угадываешь малейшее желание партнера... Это было что-то особенное... К тому же добавьте сюда способность левитировать. Не связанные земным притяжением, избавленные от необходимости путаться в простынях, мы дали волю воображению, то сливаясь в одно целое, то, наоборот, отдаляясь, становясь полной противоположностью друг друга... Наконец, измученные и обессиленные, заснули, сморенные усталостью и приближающимся рассветом. Разбудил нас Олег, пришедший в себя и ничего не понимающий. С грехом пополам выяснив у хозяйки, что прибыл вчера ночью в сопровождении друга, он стучал в дверь, зовя Игоря. - Проснулся, умник! - недовольно проворчал тот, зевая и потирая глаза. - A la guerre, comme a la guerre, - попыталась пошутить я. - Не-е, не так. 'Не перевелись еще идиоты на Руси'. Опустив плотные шторы, отчего комнату сразу наполнил полумрак, он крикнул: - Да встал я уже, встал. Подожди, дай одеться. - Затем влез в джинсы и поплелся открывать. Натянув одеяло до самых глаз, я лежала тихонько, как мышка. - Игорь, что происходит? - Глаза у Олега распахнулись словно блюдца. - Долго рассказывать, - пробурчал Игорек. Олег был возбужден и буквально вбежал в номер, ухитрившись не заметить меня. Плюхнулся в кресло и снова принялся теребить Игоря: - Как мы здесь оказались? - Расскажем ему, Майя? Посмотрев на кровать, Олег вдруг покраснел. - Ох, простите, - в смущении забормотал он. - Я, кажется, не вовремя. - Если б ты только знал насколько. - Игорь усмехнулся. - Но, раз уж пришел, не выгонять же тебя. - Рассказывай, чего уж там, - милостиво разрешила я. - Тем более что возвращаться, скорее всего, придется тем же путем. - Каким путем? - встрепенулся Олег. - Понимаешь, Олежек... - осторожно начал Игорь. - Помнишь, мы отправились на болото?.. - Это-то я помню. - Он безрадостно вздохнул. - А вот больше - ничего. Очнулся час назад в этом отеле. Хозяйка что-то лопочет по-испански. Бред какой-то. - В общем, мы подошли к некоему скальному образованию, и ты вырубился. Я уж думал возвращаться, но чувствовал себя как будто нормально и решил разведать что к чему. И, войдя во что-то похожее на пещеру, шел себе шел и меньше чем за час вышел в Пиренеях. - А я? - жалобно спросил Олег. В его голосе слышалась детская обида. Расстроенный до слез подобной несправедливостью, парень чуть не плакал. И, глядя на нас, произнес дрожащими губами: - А... это далеко отсюда? 'Очень, - хотелось сказать мне. - Так далеко, что для того, чтобы добраться до места, может не хватить всей твоей жизни'. - Километров тридцать. - Игорь пожал плечами. - Только... Я тебя не пущу. - Почему? - Олег растерянно перевел взгляд с меня на Игоря. - Ты и так чуть коньки не отбросил. Скажи спасибо, что вообще жив. Так что придется тебе поскучать пока. Отдохнешь, наберешься сил. - Абсу, 'дом Энгурры', - пробормотал Олег. - Что? - не понял Игорь. - В щумерско-аккадских мифах - сеть подземных пресноводных рек, - пояснил ученый. - Место, совершенно скрытое от богов. Привязки к конкретной местности Абсу не имеет, хотя некоторые исследователи полагают, что прообразом для создания таких легенд послужили какие-то пещерные системы. - Даю тебе слово, Олег, как только станет возможным, мы исследуем этот подземный мир, - заверил друга Игорь. - Но сейчас - подожди. - А ты? - удивился тот. - Ты-то не боишься? - Ну смог же я пройти один раз. - Игорь улыбнулся одними губами. - Значит, удастся и еще. - Видеокамеру, - заволновался исследователь, - обязательно возьми с собой видео! Кстати, мог бы и в этот раз поснимать. - Да как-то не до того было. Уфолога, конечно, немножко жаль. Но мне этот треп стал надоедать, и, потянувшись под одеялом, я промурлыкала: - Мальчики, я могу одеться? - Ох, извините. - Искрин снова покраснел и, долгим взглядом посмотрев на товарища, вышел из номера. - И вот что прикажешь с ним делать? - вздохнув, спросил Игорь, едва закрылась дверь. - Отправить домой - та еще проблема. Да и где гарантия, что он опять не попрется на эти болота... Хоть бы он ногу сломал, что ли? - А что, это идея. - Я ехидно засмеялась. - Тогда уж лучше вообще усадить его в инвалидную коляску. Поостынет малек и вообще. Наблюдение вести удобно опять же... Он отмахнулся: - Да иди ты. Тебе бы всё ржать, а мне перед человеком неудобно. - Да пусть погуляет пока. - Я зевнула. - Охладится малость. Да, кстати, ты так толком не объяснил, что за пирожки. - Ах да, - спохватился Игорь. - Понимаешь... Это не просто проход из пункта А в пункт Б... Имеется множество ответвлений. И, исследовав одно, я наткнулся... - ты только не смейся - на выход в океан. - Куда-куда? - не поверив своим ушам, переспросила я. - Какой океан в горах Испании? - Такой же, как и Пиренеи в болотах России, - огрызнулся он. - Так вот... Проход ведет не куда-нибудь на берег, а под воду. - Бред какой... - недоверчиво протянула я. - Вот погоди, сама увидишь. - Исследовать пробовал? - Побоялся. Хрен его знает, на какую глубину открывается портал. Да и боязно без акваланга. - Вот и чудесно! - обрадовалась я. - Значит, так. Умника отправь, пусть купит билеты в тот городок, где мы с тобой отдыхали полгода назад. Скажешь, появились новые данные, которые нужно проверить. Заодно и с аквалангами потренируемся. А мы с тобой отправляемся в этот таинственный подземный мир. - Прямо сейчас? - без особого энтузиазма в голосе поинтересовался Игорь. - Боюсь, твой дружок до завтра отчебучит что-нибудь. Не свяжешь же его по рукам и ногам. Может, уже сейчас дорвался до Интернета и трезвонит всем друзьям, что обнаружился новый, неизвестный науке феномен. - С вами обоими совсем с катушек съедешь. - В ответ я улыбнулась и пропела: - Наша служба и опасна и трудна... - Тьфу ты! - в сердцах сплюнул Игорь и отправился искать Олега. Всё оказалось действительно так, как он рассказывал. Взяв напрокат машину, мы, с трудом правда, но добрались до нужного места. Несколько километров пришлось лететь, но, натянув капюшоны и надев солнцезащитные очки, кое-как справились и с этой задачей. Да и мазь, рекомендованная Асмодеем, кое-чего стоила. Прошли по подземному коридору, и, уговорив Игоря, которого от моей просьбы передернуло, показать напавшее на него существо, я с содроганием обнаружила, что этот кто-то очень похож на встреченного мной монстра. Не брат-близнец, конечно, но явно одного поля ягода. Длинное, тощее существо. Закрытые глаза странной формы и крупный, с горбинкой нос. Бледное, я бы даже сказала, синюшное лицо, наводящее на мысль о гемоглобинозависимости усопшего. Открытый морщинистый лоб, хотя вообще-то покойник не производил впечатления пожилого. И такое же скрывающее фигуру одеяние. Действительно странно. Местность, в которой встретила и убила таинственного незнакомца я, находилась в километрах трехстах к западу отсюда. И по логике вещей выходило, что, войдя в одно из ответвлений, мы можем попасть в городок в Стране басков, где не так давно произошла цепь загадочных смертей... - Ты так смотришь, словно он твой хороший знакомый, - попытался пошутить Игорь. - Может быть... - Мне ты не рассказывала, - недовольно пробурчал Игорь. Я озорно усмехнулась: - Должна же у женщины быть хоть какая-то тайна. - Ладно, пошли дальше, - не пожелал развить тему он. Мы спрятали тело в нишу, и, пройдя несколько десятков метров, я убедилась, что в словах моего бывшего секретаря нет ни капли вымысла. Потрогав колеблющуюся мембрану, я с удивлением поняла, что рука стала мокрой. Никакого ощутимого сопротивления. Словно опускаешь руку в ванну, наполненную водой. - Подержи меня за ноги, - попросила я. - Что? - не понял Игорь. - До чего же мужики иногда бывают тупыми! - не удержалась я от того, чтобы не нахамить. И, взлетев над полом, зависла перпендикулярно водной поверхности. - Ты хочешь... - Не тяни резину! Игорь крепко обхватил мои лодыжки, и, зажмурившись, я опустила голову в воду. Сразу же заложило уши, сжатые давлением перепонки вызвали ощущение дискомфорта. Однако, раскрыв глаза, я обострила чувства, пытаясь увидеть побольше. Надо сказать, что 'снаружи' вид оказался тем же самым. Я похлопала себя по ноге, и Игорь вытащил меня на воздух. - Ну как? - Глубоко, - отфыркиваясь, доложила я. - Метров семьдесят, не меньше. - Давление. - Он понимающе кивнул. - Точно. Вообще-то ты прав, что не стал соваться один. Завтра отправляемся на море. Пару ночей потренируемся и тогда вернемся для основательных исследований. - Первый акваланг изобрели в тысяча девятьсот сорок третьем году французы Жак-Ив Кусто и Эмиль Ганьян. 'Водные легкие' состоят из баллонов, содержащих воздух под давлением от ста пятидесяти до двухсот атмосфер, маски и редуктора. Баллоны бывают различными по величине, но главной характеристикой является соотношение веса к внешнему объему. Оно не должно превышать единицы, в противном случае имеет место большая отрицательная плавучесть, затрудняющая передвижение под водой и подъем на поверхность. Обо всех этих премудростях, как оказалось, прекрасно осведомлен Олег. Не будучи профессиональным спортсменом, он во время службы в армии обучался работе под водой. И теперь, освежая в памяти былое, делился знаниями, постепенно забывая обиду за то, что мы не взяли его с собой для повторного исследования таинственной пещеры. - Акваланг опасен тем, что в воздухе, заключенном в баллонах, содержится азот. Вообще-то этот инертный газ мы безболезненно вдыхаем постоянно. Однако аквалангист, находящийся в своем уме и добром здравии, может нырнуть и не вынырнуть назад. У каждого своя глубина погружения, - пояснял он. - Она колеблется от тридцати до ста метров, так что не пытайтесь побить собственный рекорд. Люди сходят с ума и захлебываются. По существу, совершают самоубийство в состоянии невменяемости. Виновен в этом азотный наркоз, который Кусто - один из первых, кто наблюдал подобное явление, и один из немногих, испытавших его на себе, но оставшихся в живых, - назвал глубинным опьянением. Вообще-то я надеялась на свои скромные способности, так что слушала вполуха, просто не желая обижать человека. И боясь засветиться. Ведь для Олега мы с Игорем совершенно нормальные, пусть и с некоторыми странностями молодые люди. - Сначала ныряльщик чувствует себя на седьмом небе, он счастлив, как никогда в жизни. Беззаботен и беспечен. Он сверхчеловек, властелин своего тела и всего окружающего. Акваланг кажется ненужной и даже мешающей досадной штуковиной. Он может, смеясь, протянуть загубник проплывающей мимо рыбе. И затем умереть, опустившись на дно. Это объясняется нарушением работы мозговых центров в результате вдыхания азота под большим давлением. Однако существуют и более страшные вещи. Всех, кто находится на глубине, подстерегает опасность проникновения азота в кровь. И при стремительном подъеме, когда давление уменьшается слишком быстро, водолаз начинает ощущать нечто вроде щекотки. Других сигналов, предупреждающих об опасности, не существует. Газовая эмболия - закупорка артерии пузырьками азота - является причиной внезапной смерти. Чаще же растворившийся в тканях азот начинает выделяться в суставах, мышцах и различных органах, заставляя человека испытывать адские мучения. Если под рукой нет декомпрессионной камеры, можно стать инвалидом или погибнуть. - А как же ловцы губок, Олег? - удивилась я. - Они-то ныряют не одну тысячу лет. - Ловцы губок, кстати, довольно часто становятся калеками вследствие кессонной болезни, и, как мне известно, по-прежнему от нее ежегодно гибнут беспечные спортсмены-аквалангисты. Кроме кессонной болезни, - менторским тоном продолжал Олег, - слишком проворно всплывающего ныряльщика поджидает еще одна опасность. В случае повреждения акваланга пловец иногда инстинктивно задерживает дыхание, и находящийся у него в легких воздух по мере уменьшения давления расширяется, повреждая легкие. Когда человек поднимется на поверхность, начинаются конвульсии и кровотечение изо рта и носа. Пловец, не пользующийся аквалангом, не страдает от баротравмы легких, поскольку воздух, который он вдохнул перед погружением, находился под обычным атмосферным давлением. Вот это действительно важно, так как мы с Игорем уповали на выносливость наших модифицированных организмов. И для того, чтобы пробыть под водой подольше, предполагали лишь изредка вдыхать, снабжая себя кислородом. В общем, теоретический курс был прослушан не зря и, сидя у костра на морском берегу, мы готовились к очередному практическому занятию. ГЛАВА 37 - Что ж, ни пуха! - Магистр протянул мне руку. - К черту, - соблюдая традицию, ответил я. - А мы, по-вашему, кто? - пошутил он и открыл портал прямо из кабинета. Должен сказать, жутковатое зрелище. В мерцающем проходе зияла пустота. Где-то далеко горели немигающие звезды, и я ощутимо почувствовал, как оттуда веет холодом. Хотя вакуум - это ведь ничто. А какая температура может быть у ничего? Давая время обвыкнуть, Магистр меня не торопил, деликатно сделав вид, что разглядывает какие-то бумаги, лежащие на иллюзорном столе. Поплевав через плечо, я вошел в колеблющийся проем, ведущий за много миллионов километров от родной планеты. Межзвездный лайнер, принадлежащий цивилизации, чье могущество в десятки раз больше нашего, дрейфовал в пустоте в ожидании исследовательской группы с Земли. Он представлял собой черного цвета сферу не очень правильной формы, диаметром около пятисот метров. Впоследствии я узнал, что все космические корабли имели одну и ту же конфигурацию, выбираемую вследствие параметров гиперпространственного перемещения. С этими прыжками тоже всё не так просто. Сегодня для ученых уже является аксиомой утверждение, что искривленное пространство, замкнутое в гравитационный коллапс, образует так называемую 'сферу Шварцшильда', или 'черную дыру', в которой может быть заключена целая вселенная. Так вот, перед стартом этот шарик создавал вокруг себя некое подобие такого сжатого континуума и, перейдя в иное измерение, на обыкновенных маршевых двигателях достигал нужного места, чтобы затем проявиться в реальном мире. Подобные манипуляции вслепую требовали безупречного знания астрономии. В процессорах звездолета существовала условная модель Вселенной, от которой требовалась безупречная симметрия. Корабль пронзал насквозь колодец диаметром около десяти метров. Именно вокруг этой сквозной дыры располагались установки, позволяющие создавать искривление реальности. Механизмы занимали примерно одну треть полезного объема. В остальной же части располагались каюты экипажа и пассажиров. Я висел в пустоте, разглядывая это созданное разумом чудо и не решаясь проникнуть внутрь. Абсолютно не ощущал торжественности момента. Да может, я и не первый человек, видящий инопланетный корабль вблизи. Вися рядом с обшивкой, вдруг почувствовал злость на этих сверхсуществ. Достигли вершин могущества, понимаешь. Летают куда хотят, на Земле так и вовсе считают себя хозяевами. Причем до такой степени, что не стесняются затыкать рты случайным очевидцам и заниматься физическим устранением неугодных. Самое обидное, что творилось всё это как-то походя. Словно комара прихлопнули и продолжают заниматься своими делами. Я имею в виду одного моего сослуживца, который подобно Олегу Искрину в свое время интересовался проблемой НЛО. Вокруг него вскоре стали происходить загадочные события. Люди, в чьи кабинеты он стучался, внезапно умирали. Одного генерала, согласившегося его принять, неожиданно сбила машина. Наконец, поняв, что над благополучием его семьи нависла угроза, и уяснив, что не может выбраться из вязкого болота, он оставил затею. И вот я висел рядом с вещественным доказательством существования другого разума. И переживал очень паршивые мгновения оттого, что меня, словно наемника, заставляют прислуживать этим сверхсуществам. Ну, пусть не прислуживать, а сотрудничать, ведь в случае осуществления акции потери землян окажутся значительно больше. Но сам факт того, что кто-то может приказать самой, по моему разумению, могущественной организации на Земле, с пол-оборота запускал комплекс неполноценности. Наконец решившись, я нащупал частоту работающего стереоприемника в одной из кают и открыл портал внутрь. Передо мной оказалась женщина. Причем, что странно, вполне земного типа. На фоне одной из стен разворачивалось какое-то голографическое представление. Звука не слышно, и, пошарив в эфире, я выяснил, что она внимает непосредственно радиосигналу. Наверное, особенности организма инопланетянки позволяют обходиться без слухового аппарата. А может, миниатюрное устройство вживлено прямо в тело. Что удивительно, транслировалась одна из раскручивающих молодых артистов передач, 'Фабрика звезд'. И я вновь вспомнил слова Магистра об унификации человечества: - На первый взгляд это может показаться абсолютной чушью, однако при более пристальном рассмотрении можно обнаружить некоторую, глубоко скрытую закономерность. В любом государстве, существующем в последнее время, организация социальной сферы проводится аналогично с заводской или фабричной моделью. Те же принципы, те же приемы... Школы, больницы, тюрьмы, властные структуры и другие организации приобрели многие черты поточного производства с его разделением труда и практически полной безликостью. Искусство не стало исключением, и мы видим многие принципы, свойственные конвейеру. Теперь композиторы, музыканты, художники и писатели работают не для какого-либо покровителя, как это было принято в период господства чисто человеческой цивилизации, а всё больше зависят от современных реалий. Они создают товары, предназначенные для анонимных потребителей. Изменилась сама структура творческой деятельности. Ярким примером этого является музыка. С началом преобразований повсюду - в Лондоне, в Вене, в Париже - начали появляться огромные концертные залы. Вместе с ними возникли театральные кассы и импресарио - люди, которые финансировали создание музыки, а затем продавали ее потребителям. Чем больше билетов мог продать человек, тем больше денег он мог сделать. В залах увеличивалось число мест. Крупные площадки требовали в свою очередь более громкого звучания, которое было бы хорошо слышно в самом последнем ряду. В результате произошел сдвиг от камерных к симфоническим формам. В книге 'История музыкальных инструментов' Курт Закс пишет: 'Переход от аристократической культуры к демократической, происшедший в восемнадцатом столетии, заменил небольшие салоны гигантскими концертными залами, которые требуют большой силы звука'. Еще не имелось соответствующих технических средств, для того чтобы создать необходимую громкость, поэтому стали увеличивать количество инструментов и исполнителей. Таким образом, были сформированы современные симфонические оркестры, и именно для этого индустриального нововведения написали великолепные симфонии Шуберт, Брамс, Мендельсон, Бетховен... Наверное, мое присутствие создавало какие-то помехи, так как дамочка зашевелилась. Не желая привлекать внимания, я прошел сквозь переборку. Причем сделал это самым обычным способом, протискивая контуры тела через кристаллические решетки молекулярных соединений. Перед отправкой Магистр обещал, что галактический лайнер будет дрейфовать до успешного начала операции. Об этом позаботятся наши таинственные друзья - просто немного задержатся с прибытием. А так как они являются постоянными клиентами, к тому же держателями пакета акций, то их появления станут ждать столько, сколько потребуется. Никаких описаний, ни малейших зацепок мне не дали, и я просто перемещался по кораблю, рассудив, что в Солнечной системе какой-либо интерес может представлять лишь Земля. А следовательно, те, кто пожелают покинуть корабль в пассажирском челноке, и есть мои клиенты. Оставалось выяснить место старта, так как расписание отбытия зависело от моего рапорта. Я направился туда, где располагался мозговой центр корабля. Для этого просто вошел в резонанс с сонмом радиоволн и безошибочно открыл портал в рубку. Разговоры велись как в звуковой среде, так и в эфире, но мне, не владеющему ни одним инопланетным языком, это ничего не давало. Послонявшись по довольно обширному пространству и глядя в экраны странной формы мониторов, я выяснил, где находится ангар для пассажирских капсул, и отправился туда. Судно между тем жило своей деловитой жизнью. На пассажирской палубе прогуливались десятки созданий как приятного, так и самого отталкивающего вида. Хотя красота - понятие весьма и весьма относительное и для многих является вопросом рациональности и приспособляемости к окружающей среде, целесообразности форм, позволяющей гармонично осуществлять функциональную деятельность, доведенную в процессе эволюции до совершенства. А так же залогом продолжения вида. Ища место стоянки челноков, наткнулся на криогенные камеры, в которых находилось несколько тысяч существ, проводивших полет в анабиозе. И у них есть свой третий класс. Я невесело усмехнулся. Хотя, возможно, так даже гуманнее. Чем заполнять дешевые места, скучивая пассажиров с неимоверной плотностью и запасая для них необходимый кислород, воду и неся расходы по утилизации отходов жизнедеятельности, гораздо проще поместить желающих путешествовать в анабиоз, неимоверно уплотнив число мест и терпя при этом как можно меньше неудобств. Наконец найдя искомое помещение, устроился подле летающего блюдца диаметром около десяти метров и пробил штрек в Санаторий. Ольга, как всегда сосредоточенно-деловитая, сидела, уткнувшись в монитор. Негромко кашлянув, я произнес: - Земля, Земля, объект 'А' достиг орбиты Марса. Жертв и разрушений нет. Ольга вздрогнула и улыбнулась: - Хорошо, Асмодей. Поняла вас. Сейчас сообщу Магистру, и, думаю, приблизительно через час на корабль передадут разрешение выпускать пассажиров. - Спасибо, - поблагодарил я и прервал связь. Как я понимаю, у наших друзей достаточно могущества для того, чтобы решить проблему самостоятельно. Или же, дождавшись момента, когда челнок отделится от лайнера, приказать мне просто ликвидировать неугодных. В открытом космосе сделать это проще простого. Но, повинуясь неведомой логике, они решили дать возможность представителям недружелюбной стороны высадиться на Землю. И начать осуществление своего дьявольского плана. Мне же предписано наблюдать и до определенного момента ни в коем случае не вмешиваться в развитие событий. Они появились через два часа. По-видимому, финансировавшие акцию не церемонились с простыми исполнителями, и боевики путешествовали в анабиозе. Один из челноков, повинуясь радиосигналу, взлетел над полом и, распахнув люк, замер в ожидании. Четверо высоких гуманоидов прошли внутрь. Заняв места, опустили защитные колпаки кресел. Дожидаться, пока люк закроется, я не стал и осторожно устроился позади фигурантов. Судя по всему, чертова 'сфера Шварцшильда' является естественной глушилкой, нахождение в области действия которой невозможно для таких, как я. Во всяком случае, едва мы отделились от корпуса и отошли на безопасное, по мнению пилотирующих челнок автоматов, расстояние, как летающее блюдце исчезло, оставив меня трепыхаться в пространстве, словно бабочку, бьющуюся в стекло и не понимающую, что происходит. Я всем своим иллюзорным телом ощутил удар, выбросивший меря из кабины в зияющую пустоту. Поделом тебе. А то расслабился, видишь ли. Сверхсуществом себя почувствовал. А в нестандартных ситуациях нужно быть готовым ко всему. К различным неприятным неожиданностям. Вообще-то, несмотря на то что официально я был чист, так как считалось, что ни одна Химера не может существовать в зоне действия глушилок, я мог справиться с проблемой самостоятельно. Достаточно было занять тело одного из субъектов, использовав его в качестве донора. Но все мы крепки задним умом. И, даже сумев побороть смерть и достигнув орбиты Марса, люди всегда остаются людьми. - Ольга, у меня беда! - пробив штрек, взволнованно взмолился я. - Надеюсь, никто не умер? - Пока нет, но может случиться так, что Магистр оторвет мне голову. - С этого места поподробнее, пожалуйста. - Она засмеялась. Я вкратце обрисовал ситуацию, вызвав еще одну усмешку. - Не вижу проблемы, Асмодей. На вашем месте я бы вернулась на корабль и пошарила в бортовом компьютере. Точка выхода заранее согласована, и, выяснив координаты, вы просто откроете портал и встретите подопечных на месте. Хорошо, что призраки не могут краснеть. Сгорая от стыда, я поблагодарил и, в мгновение ока оказавшись в рубке, стал методично облетать операторов, контролировавших работу автоматики. Поскольку нашей планетой никто, кроме этой четверки, не заинтересовался, без труда выяснил, кто занимается слежением, и в нетерпении завис у него за спиной. Наблюдатель, приземистый негуманоид с серой кожей, полулежал в кресле, и я поразился, до чего же мы похожи: над столом висела голограмма, изображавшая космонавта в кругу семьи. Не будучи физиономистом, я без труда обнаружил сходство сидящего передо мной разумного с объемным изображением. Особь пониже стояла рядом, держа на руках детеныша. На заднем плане виднелось сиреневого цвета строение, над которым нависали листья чего-то, напоминающего пальму. Снимок сделали вечером, и поражало обилие и плотность звезд на небе. А также две луны. Наверное, в их мире огромные приливы. Стилизованное изображение Земли с контурами материков и сеткой координат медленно вращалось на экране, и, решив, что красная мигающая точка и есть интересующая меня цель, я, боясь создать какие-нибудь помехи, осторожно протиснулся сквозь переборку и открыл портал из коридора. Всё же есть в этом что-то неестественное. Я имею в виду создание проходов из пустоты в пустоту. Не страдая агорафобией, я всё же чувствовал себя неуютно, вися в верхних слоях стратосферы и поджидая выхода челнока из искусственно созданного 'надпространства'. Земля, медленно вращаясь, уплывала из-под ног, и, стараясь держаться над определенной точкой, я следовал за ее движением. То и дело видимость затруднялась маревом облаков, белеющих внизу подобно туману. От нечего делать вспомнил, что, по приблизительным подсчетам, в атмосфере нашей планеты содержится не менее десяти тысяч миллиардов тонн водяного пара. То есть двести тонн над каждым гектаром ее поверхности. Наконец с негромким шумом, услышанным мною в эфире, летающее блюдце материализовалось из ниоткуда, и я поблагодарил Бога за то, что не ошибся. Конечно, не дождись я тех, за кем послан следить, нашлись бы другие возможности выйти на них снова. Но решив, что удача на моей стороне, я усмехнулся и снова проник в кабину. Существа, готовящие катастрофу, равной которой не случалось со времен извержения Кракатау, по-прежнему находились в креслах. Тогда, двадцать седьмого августа тысяча восемьсот восемьдесят третьего года, в десять часов утра в Индонезии, на небольшом острове, расположенном между Явой и Суматрой, было уничтожено сто шестьдесят три селения и погибли более тридцати тысяч человек. Вулкан выбросил в атмосферу почти двадцать кубических километров почвы. При этом от острова осталось менее трети. Где находились высоты в триста и более метров, образовались глубины такого же размера. Цунами, возникшие при этом, буквально смели с лица Земли многие прибрежные поселки на соседних островах. Но в тот раз виновата была природа. Сейчас же передо мной сидели твари, готовые в угоду чьим-то политическим амбициям устроить второй Армагеддон, сравнимый разве что с исчезновением с лица земли греческого острова Тира. Я говорю об извержении вулкана Санторин, произошедшем приблизительно за полторы тысячи лет до нашей эры. Последствия катаклизма, который вызвал Санторин, равнялись взрыву двухсот тысяч атомных бомб, сброшенных в свое время на Хиросиму. Мощность этого взрыва, как утверждают специалисты, более чем в пять раз превосходила взрыв Кракатау. Высота волн достигала двухсот шестидесяти метров, а скорость - около двухсот километров в час! Недаром же некоторые связывают миф об Атлантиде с гибелью минойской цивилизации. Я смотрел на лежащий передо мной квартет и изо всех сил сдерживался, чтобы не провести превентивную акцию прямо сейчас. В конце концов, они обречены, хотя операция еще не началась. Им предстоит внедряться, искать исполнителей. Они будут что-то делать, возможно, даже смеяться и шутить. Наверное, станут мечтать о заслуженном отдыхе в одном из райских миров. Но ничему этому не суждено сбыться. Они уже мертвы. Зомби, ходячие манекены, чьи действия просчитаны и предопределены существами, гораздо более могущественными. Глядя на четверых марионеток, я улыбался нехорошей, зловещей улыбкой палача. И, честное слово, в этот момент был благодарен судьбе за то, что она выбрала меня. ГЛАВА 38 Клубы пузырьков, практически невидимые в ночной тьме, поднимались от аквалангов. Олег, на правах старшего плывший впереди, то и дело оглядывался, желая убедиться, что подопечные чувствуют себя нормально. Мы углублялись всё дальше и дальше, освещая прожекторами колеблющиеся водоросли и отдельных рыбешек. Это был завершающий урок, и надо сказать, Искрин оказался замечательным инструктором. Наконец, словно устав работать ластами, он остановился и дал команду всплывать. Мы дружно, сильно вдохнули и, выпустив воздух, начали подъем. Опускалась неглубоко, так что ни о какой кессонной болезни речи не шло. Всплывая, постепенно выдыхали маленькими порциями, уравнивая давление. - Ну как? - спросил Олег, едва оказались на поверхности. - Нормально, - отфыркиваясь, ответил я. - Для новичков вы держитесь более чем хорошо. Я сдержанно кивнул, а Майя засмеялась. Ну еще бы. Знал бы он, что единственным моим желанием было сбросить мешающие движению баллоны и, догнав одну из рыбин, дать волю инстинктам. Но приходилось играть, изображая чайника, задавая порой наивные вопросы и стараясь не обогнать учителя. - Что ж, возвращаемся? - Олег мотнул головой в сторону берега. До еле различимой узкой полоски было километров пять, и мы дружно кивнули, поскольку такое купание в команде с нормальным - настоящая пытка. Олег вставил загубник и, развернувшись, вниз головой ушел в глубину. - Что будем делать? - Майя указала глазами на исчезающий силуэт. - Может, пусть живет? - пошутил я. - Всё тебе хохмочки. - Она хлопнула ладошкой по воде, подняв сноп брызг. - Давай ты побудешь с ним, а я сгоняю в Пиренеи? - без особой надежды предложил я. - Разузнаю, что там и как. И по-быстрому вернусь. - Счас, размечтался. Вообще-то я знал, что она не согласится, так что не особо расстроился. - А ты что предлагаешь? - Откуда я знаю, - вяло протянула она. - Задача поставлена Стариком конкретно: следить за фигурантом, осуществляя наружное наблюдение и охрану. - Здесь мы долго не высидим. - Ладно, - наконец приняла решение она, - возвращаемся в горы. Олега, естественно, берем с собой. Если и в этот раз вырубится - тогда скоренько глянем, что это за вертикально стоящая лужа, и возвращаемся в Россию. Ну а если нет... Обостренным зрением я увидел, что к поверхности поднимается чья-то тень, и, поспешно натянув маску, нырнул навстречу. По еле слышному шлепку понял, что Майя следует за мной. Успокаивающе помахав Олегу, сделал знак, что всё в порядке, и направился в сторону берега. Ресторан производил впечатление скромного заведения. Что, впрочем, не мешало элегантности и некоему шарму. Проворные официанты обоего пола, облаченные в небесно-голубую униформу, тихо и быстро двигались между столиками. В углу негромко играл струнный квартет, и под звуки музыки шел общий, еле слышный разговор. Сидящий напротив Олег поднял бокал, отсалютовав нам с Майей. - За успешное проведение операции! - Будь здоров, Олежек! - Она улыбнулась. - Давно хотел спросить, ребята. Почему у вас такой странный режим? - Мы совы, - поспешил объяснить я. - Ты же слышал прибаутку: 'Город просыпается в одиннадцать вечера'? Майя натянуто улыбнулась. Вообще-то мы ждали интереса со стороны Олега. Это был лишь вопрос времени. И, боюсь, долго дурачить его не удастся. Даже простой обыватель и тот заподозрил бы неладное. Ученый же, с его пытливым умом, вполне мог докопаться до сути, просто немного понаблюдав. Мы закончили ужин и, сев в такси, направились в аэропорт. Машина подъехала прямо к трапу небольшого самолета. Забросив в салон сумки, мы неспешно заняли места. Олег, которого сморило от выпитого и съеденного, сразу задремал, а мы просто пялились в иллюминаторы, коротая время. Летели часа два и, прибыв на место, сразу взяли напрокат машину, решив, что связываться с отелем нет смысла. Горная дорога, петляя подобно свернувшейся кольцами змее, привела к знакомому ущелью. Поскольку до грота еще несколько километров, остановились и, заперев салон, взвалили на плечи рюкзаки. - В горах нельзя ходить ночью, - стал упираться Олег. - Но если очень хочется, то ведь можно? - голоском пятилетней девочки спросила Майя. - Правда, Игорь? - Ну-у, если осторожно, то думаю, что да. - Я солидно кивнул и, сойдя с дороги, направился в темноту. - Экстремалы чертовы, - бурчал Искрин, спотыкаясь на каждом шагу. Так, ковыляя и ежеминутно боясь, что он что-нибудь себе сломает, проковыляли метров триста. В очередной раз подхватывая неуклюжего товарища, я не выдержал и легонько надавил на его сонную артерию. - Хватай, пока не очнулся, - прошептал Майе. Взяв Олега под руки, мы взлетели и за пять минут достигли таинственного грота. Теряющиеся во мраке горы все на одно лицо, и, достав мобильник, Майя набрала мой номер. В метрах двенадцати слева послышался мелодичный звонок. Таща Олега за собой, приземлились на краю расщелины. - Ну что, будем оживлять? - Майя кивнула на ровно дышащего Искрина. - Знаешь, вообще-то мне тоже очень хочется, чтобы он подождал нас, находясь в бессознательном состоянии, - вздохнул я. - Но ты же понимаешь... - Что? - Я ведь, когда еще нормальным был, аж волосы на себе рвал от зависти. Так что, поставив себя на его место, могу понять человека. - Ну и что? - удивилась Майя. - Я же тоже когда-то обыкновенной была. Однако как-то обходилась. - Тут другое, - не согласился я. - Ты не догадывалась, что нечто подобное возможно, вот и жила себе спокойно. А прикоснувшись к тайне и зная, что она тебе не по зубам... В такой ситуации волком выть хочется. - Ладно уж, давай попытаемся. - Она покорно кивнула. - Только... - Ну не могу я, Майя! - в сердцах воскликнул я. - Непорядочно это как-то. - Ага, ты еще предложи его инициировать, - проворчала она. Я покачал головой: - Ну, это было бы глупо. У него семья, и вообще... - То-то, - довольно подытожила моя милая начальница. - Хорошо хоть, что это ты понимаешь. В общем, пробуй привести его в чувство, а если не получится, то просто укутаем в спальник и оставим ждать. - А если этот вернется? - Вот когда вернется, тогда и начнем думать, - отрезала она. - Да и вообще, волков бояться - в лес не ходить... Минут пять я честно пытался вывести Искрина из бессознательного состояния. Массировал жизненно важные точки, хлопал по щекам и даже давал нюхать ватку, смоченную нашатырным спиртом. Но поняв, что тут не справиться даже реанимационной бригаде, с облегчением вздохнул, так как в глубине души согласен с Майей, считая Олега обузой. Нет, он прекрасный товарищ и в некоторых ситуациях его советы просто незаменимы... Но, будучи хорошо сработавшейся командой, мы, приняв его в свои ряды, становились на несколько порядков уязвимее. Ибо давно известно, что любая группа настолько сильна, насколько силен самый слабый ее участник. - Ну что, готов? - Майя затягивала на груди ремень акваланга. - Это сосиску варить надо, а пионер всегда готов. - Тогда пошли, сосиска! Майя встала спиной к мерно колыхающейся поверхности и, подмигнув, плюхнулась в воду. Ни брызг, ни кругов. Словно в киношном компьютерном эффекте, водяная линза поглотила ее тихо и беззвучно. Не знаю, преломление ли света тому виной или еще что, но, перейдя грань, она как будто сразу удалилась на приличное расстояние. Вот только что стояла рядом и вдруг оказалась в доброй сотне метров. Медленно шевеля ластами, Майя вдохнула, выпустив на волю стайку пузырьков, и призывно замахала, давая понять, что всё хорошо. Так же, как и она, встав спиной, я зажмурился и сделал шаг. Тело словно попало в объятия удава. Сдавило барабанные перепонки и, реагируя на изменение среды, я автоматически перешел в боевой режим. Сердце заработало, разгоняя кровь по сосудам и уравнивая давление. Маска, вжавшаяся в лицо, создавала страшные неудобства, но снять ее я не решился. Майя подплыла и, похлопав по плечу, кивнула вверх. Подняв голову, я увидел, что в метрах двадцати от нас из-за уступа подводной горы льется свет. Майя дотронулась до запястья и, взглянув на прикрепленный на левой руке прибор, измеряющий глубину, я узнал, что мы находимся в семидесяти пяти метрах от поверхности. Я вскинул ладонь вверх, спрашивая, можно ли подниматься, но Майя отрицательно покачала головой. И, указав на полого уходящую вниз скалу, направилась к еле различимому отверстию. Заплыв вслед за ней в горловину, снаружи не выглядевшую такой уж широкой, я преодолел пару метров и грохнулся на пол пещеры с высоты человеческого роста. Майя, оказавшаяся более сообразительной, левитировала над полом, заливисто хохоча. - Не вижу ничего смешного, - проворчал я. - Глупость всегда вызывает улыбку. - Да иди ты. Было немного обидно. Однако, понимая, что девушка права, долго дуться не стал. - Надо установить маяк, - тем временем предложила она. - Платок повесишь? - ехидно осведомился я. - Или твой мобильник научился плавать? - Зачем же? - деланно удивилась она. - У нас есть третий комплект баллонов. Откроем кран на минимальную подачу и привяжем его возле выхода в океан. Да что ж это творится, а? Я что, всегда такой бестолковый или это последние события повлияли? Олег дышал ровно и, судя по розовым щекам, чувствовал себя более чем хорошо. Во всяком случае, ни кому это не подходило, и, захватив его акваланг, мы снова погрузились в воду. Тонкая струйка пузырьков служила прекрасным ориентиром. И, даже удалившись на сотню метров, мы могли без труда найти проход, созданный таинственными существами. Осторожно подплыв к верхнему краю стены, обнаружили ровную площадку, залитую светом. Он шел, казалось, ниоткуда, и от неожиданности я выплюнул загубник. Ибо, несмотря на то что уже полгода был гемоглобинозависимым, не считаясь с фактом, что столько же времени состоял на службе в самой невероятной организации, которую не под силу представить воображению обывателю, то, что открылось нашему взору, не лезло ни в какие ворота. Майя судорожно сжала мое плечо, и по округлившимся глазам напарницы я понял, что она, так же, как и я, не может поверить в происходящее. Так как на подводном плато, на глубине пятидесяти метров ниже уровня моря, находился космодром. И в этот самый момент, оставляя за собой светящийся след, совершала посадку летающая тарелка. Косо войдя в воду, она плавно опускалась, заставляя сознание съезжать с катушек. По-видимому, Майя подумала о том же, о чем и я. Поскольку, мотнув головой, быстро устремилась вниз. Стараясь не отставать, я вовсю работал ластами, спеша достичь входа в пещеру. Ибо, если подводный плацдарм являлся вокзалом, то сеть пещер не могла быть не чем иным, кроме искусственно созданного пришельцами 'метрополитена'. Закрыв кран редуктора, Майя подхватила акваланг и нырнула в зев горловины. Я двинул следом и, на этот раз сообразив настроиться на полет, завис радом с ней. - Быстрее давай. - Она сдвинула маску на лоб. - Хватай Олега. Запакованный в спальный мешок, тот оказался не очень удобной ношей, и, кое-как подняв его, я полетел к выходу, ведущему в Пиренеи. Достав из рюкзака моток альпинистского фала, Майя, словно мумию, обкрутила им спящего Искрина, и, выбравшись наружу, мы положили находящегося в беспамятстве товарища на узкий уступ. Опасаясь, чтобы он не свалился и в то же время боясь опоздать, вбили в скалу крюк. Затем привязали Олега и, побросав в кучу акваланги, рванули назад. Вися под потолком и страшась нарушить тишину даже шепотом, осторожно выглядывали в проход, ведущий к водяной линзе. Ждать пришлось около получаса, но наконец по еле слышному чмокающему звуку мы поняли, что пассажиры недавно прибывшего блюдца проникли в тоннель. Левитируя, мы не боялись быть обнаруженными. Человек, не подготовленный специально, редко смотрит вверх. Недаром в фильмах про ниндзя те так ловко прячутся под потолком. Да и один раз одержав победу в схватке, я не очень опасался. Наконец последний - четвертый - пассажир ступил на пол пещеры. На всех надеты прозрачные скафандры с круглыми шлемами. Каждый из инопланетян дотронулся до широкого черного кольца, охватывавшего шею, и защитные костюмы вдруг исчезли. Расстегнув обручи, пришельцы сняли их и, прикоснувшись к шершавой стене, заставили ее раскрыться. Таинственные силовые кольца, служившие скафандрами, были спрятаны, и гуманоиды направились в нашу сторону. Мы отпрянули от входа в тоннель и взлетели еще выше, полностью скрывшись во мраке пещерных сводов. Негромко переговариваясь, четверка повернула в сторону выхода, ведущего на территорию России, и тут я почувствовал знакомое шевеление волос на загривке. - Это еще что? - прошипела Майя. - Ты тоже?.. Ответить она не успела, поскольку из коридора, распространяя впереди себя волны страха, выплыл еле заметный контур человеческой фигуры. - Здравствуйте, Асмодей, - мгновенно среагировала Майя. Я же мысленно чертыхнулся. Ибо, как довольно часто до этого, она опять оказалась сообразительнее. Поскольку других способов коммуникации, кроме звуковых волн, у нас не существовало, Старик замахал своей призрачной рукой, требуя тишины. И, показав знаками, чтобы мы были на связи, устремился за пришельцами из другого мира. - Видал?! - возбужденно воскликнула Майя, как только мы выбрались наружу. - Конечно. - Как ты думаешь, что это значит? - А то и значит, что нас держат за молочных щенят, поручая разные глупости вроде ликвидации отморозков да охраны таких вот энтузиастов. - Я чуть не плакал. - В то время как настоящие сотрудники Отдела занимаются серьезными делами. - Ты еще залейся слезами, - насмешливо поддразнила Майя. - Мальчишка. - И, словно успокаивая, добавила: - Мы ведь тоже не посвящаем Олега во все тонкости происходящего. - Вообще-то да, - согласился я. Однако оттого, что есть кто-то еще более неосведомленный, чем я, мне почему-то не стало легче - Кстати, пойдем глянем, как он там, - сменила тему Майя. Олег был жив, здоров и по-прежнему не приходил в сознание. - Как ты думаешь, они уже ушли? - Хрен его знает, - ответил я. - Я, кажется, затратил на дорогу минут сорок. - Так ты же по сторонам глядел, - предположила Майя. - К тому же осторожничал да плюс Олег... - Ну хорошо, - я кивнул, - раздели время надвое. - Я тоже думаю, что нет смысла, создавая тоннели для телепортации, делать их слишком длинными. Хотя, возможно, это каким-то образом зависит от рельефа. - Да мало ли факторов может иметь значение. Различные магнитные линии, гравитационные постоянные и черт знает что еще. - Короче, что решаем? - спросила она. - Наверное, надо возвращаться в Москву. Раз уж наши с Асмодеем дороги пересеклись, то должны последовать какие-то события. - Типун тебе на язык. - Струсила? - Если честно, то да, - не стала отпираться Майя. - Ты только представь, какие у них колоссальные возможности! - Ну и что? - А ты помнишь хоть одну операцию с нашим участием, где бы всё окончилось тихо-мирно? - Помню... - неохотно протянул я. - В засыпанной шахте. - И ты думаешь, что этим, с их чудовищным потенциалом, понадобится помощь землян? Что да, то да. Вряд ли, устроив такой лабиринт, скрытый от лишних глаз и охраняемый невидимым ментальным стражем, они о чем-то нас попросят. Мы внесли Олега в расщелину и, закрутив акваланги в спальный мешок, оставили их на уступе. Сверху набросали камней, хотя и так разглядеть что-либо можно только с вертолета. А зная, что подступы к пещере охраняются родным братом бога Морфея, осмелюсь предположить, что вряд ли кто-то сумеет долететь или еще каким-нибудь образом добраться сюда. Я невесело усмехнулся. Если нам не суждено вернуться, то через пару тысяч лет археологи, обнаружив аппараты для дыхания под водой, сильно удивятся. И обязательно найдется горячая голова, которая придет к однозначному выводу, что здесь когда-то плескалось море... Болото встретило промозглым туманом. Желто-серый мох, скрипя под ногами, заставлял забыть приключения, навевая мысли о нереальности пережитого. Таинственные подземные ходы, пространственные телепортационные тоннели, ведущие к выходу в открытый океан, - всё казалось бредом воспаленного воображения. И уж вовсе абсурдным выглядело видение медленно погружающегося в освещенные ровным, идущим ниоткуда светом воды серебристого блюдца. Мы не стали задерживаться в домике отшельника, когда-то подобно нам прикоснувшегося к тайне. Неся Олега, мы летели невысоко над землей, спеша до рассвета достигнуть вымирающей деревни. В хате, служившей мне и Олегу пристанищем в первый день пребывания на болотах, переждем светлое время суток и с наступлением темноты отправимся к железной дороге. Таким, как мы, не нужно ждать остановки поезда. Подсев на ходу, я думаю, сможем договориться с проводником... ГЛАВА 39 Я осторожно следовал по проходу за четверкой гостей, поражаясь беспечности тех, кого Магистр называл 'нашими друзьями'. Зная о готовящейся акции, вот так запросто впустить подозрительных лиц на планету, находящуюся в сфере их интересов! Хотя, наверное, они просто не всесильны. В конце концов, российские спецслужбы не могут запретить въезд американцам на территорию любой из недавних социалистических республик. Пусть даже при этом янки воспользуются самолетами Аэрофлота. Шли они минут десять и, наконец остановившись возле ничем не примечательной расщелины, каких мы миновали добрый десяток, стали о чем-то совещаться. Направились в боковой проход. Последовав за ними, я увидел, что впереди - шагах в двадцати - забрезжило светлое пятно. Не очень яркое, оно тем не менее отчетливо выделялось во мраке тоннеля. Подопечные уверенно двигались вперед, и я следовал за ними. Над головой сияли звезды. Не сильно бросающиеся в глаза на довольно светлом небе, они всё же виднелись вполне ясно. На горизонте алела полоска зари, но не зная, куда нас вывел таинственный проход, я ничего не мог сказать о местонахождении. Вокруг простиралась пустыня. Сухая, растрескавшаяся земля, покрытая редкими чахлыми пучками травы. Тут и там торчали какие-то колючие кривоватые кустики. И ни малейшего ориентира, никакой привязки к местности. За спиной вздымались скальные нагромождения. Расщелина, из которой они вышли, рассекала отдельно стоящий утес высотой с трехэтажный дом. Такого же невзрачного цвета, даже при дневном свете он полностью сливался с унылым пейзажем. Наверное, время прибытия было оговорено заранее. Или же гости ухитрились подать какой-то сигнал, не замеченный мной, так как их уже ждали. В метрах двухстах на заброшенной дороге стоял джип. Темный и практически невидимый в сумраке, он был замечен четверкой лишь после того, как включились фары и мигнули три раза. Сдержанный полупоклон в сторону водителя, и, заняв места, пришельцы двинулись в путь. Я неспешно летел сзади, гадая, куда же нас вывел проход. О могуществе тех, кто построил таинственный лабиринт, я даже думать боялся. Еще раз взглянув на небо и узнав Большую Медведицу, понял, что находимся в Северном полушарии. Хотя какая в принципе разница? Для тех, кто за считаные часы смог преодолеть расстояние от орбиты Марса до Земли, перемещение по планете является детской забавой. Ехали долго. Может, час, а возможно, и больше. Местность вокруг не становилась приветливее. Сгущающаяся тьма говорила о наступлении ночи, что опять же не приносило никакой сиюминутной пользы. Наконец достигли нескольких строений. Черт его знает, на что это похоже. Ферма не ферма, так как здесь явно ничего не выращивали. Возможно - ранчо, ибо имелось некое подобие загонов для скота. Хотя ни лошадей, ни коров не видно. Рассудив, что вскоре всё выяснится само собой, я просто наблюдал. Ворота гаража медленно опустились, и все вышли из машины. Вопреки ожиданиям, никто не воспользовался боковой дверью, ведущей в дом. Нажав на неприметный выступ в стене, водитель подождал, пока часть ее отойдет в сторону и откроется небольшое, метр на два, совершенно пустое помещение, которое не могло быть ничем, кроме кабины лифта. Места оставалось так мало, что я вынужденно устроился поверх голов, мысленно благодаря Бога за то, что инопланетяне не такие чувствительные, как мой непутевый внук со своей юной подружкой. Уж те бы сразу заметили присутствие Химеры. Как-то, спросив у Майи, как им это удается, услышал в ответ, что гоню перед собой эдакую саггпеп поггепёшп - песнь, наводящую ужас, - которую просто невозможно не услышать. Но эти, несмотря на свое экзотическое происхождение, вполне обычные существа. Неспособные к сверхчувственному восприятию и, должно быть, мыслящие вполне конкретными категориями. С тихим шипением кабина остановилась, и мы оказались в подобии шлюза. Замкнутое пространство озарилось фиолетовым светом, и, пройдя процедуру обеззараживания, прибывшие вышли в коридор. Вполне обычный коридор, какой можно встретить в недорогом, но приличном отеле. От пола, устланного ковровой дорожкой, до уровня груди стены отделаны деревянными панелями. Вернее пластиковыми, прекрасно имитирующими дерево. Выше - выкрашены кремовой краской. Через каждые три метра под потолком висели бра. Водитель указал четверке их комнаты и удалился. А я, решив, что из всех он, как старожил подземного комплекса, является наиболее интересным, пустился за ним. Он неспешно двигался по коридору и, дойдя почти до конца, набрал код доступа. С негромким шелестом раздвижные двери раскрылись, он сделал шаг и пропал из поля моего зрения. Я же оказался словно перед бетонной стеной, так как в пространстве, куда смог пройти простой - пусть и неземной - смертный, работала глушилка. Чертыхнувшись, пробил штрек в Санаторий и обнаружил Ольгу. На лице у главного диспетчера была написана грусть, но, сделав над собой усилие, она улыбнулась. - Здравствуйте, Асмодей! - Здравствуйте, - отозвался я. - Вы не могли бы засечь координаты моего местонахождения? - Не верю, чтобы Химера, побывав где-то один раз, не смогла туда вернуться. - Неподалеку работает глушилка. Плюс ко всему обитатели этих мест соблюдают полное радиомолчание. - Сейчас посмотрю, - ответила она, повернувшись к компьютеру. - Вы в Нью-Мексико. - И назвала точные координаты - Спасибо, понял вас, - поблагодарил я. - Вы сейчас очень заняты? - Мне показалось, что она всхлипнула. Решив, что конечный пункт прибытия мне известен, я покачал головой. - Тогда возвращайтесь в Санаторий. - Что-то случилось? Но она уже прервала связь. Еще раз пролетев по коридору и поочередно навестив всех вновь прибывших, я убедился, что помещения, в которых они располагались, не представляют для меня интереса - обыкновенные спальные номера. И поскольку без донора в лабораторию путь мне всё равно заказан, я открыл портал в приемную Санатория. - Вот и я! - отрапортовал Ольге и, кивнув на дверь, спросил: - У себя? - Проходите, - ответила она, и я шагнул сквозь дверь. Вопреки моим ожиданиям кабинет был пуст. Это показалось мне настолько странным, что я невольно сделал шаг назад, до половины войдя в стену. Однако Ольга не из тех, кто делает что-то просто так. Приблизившись к столу, я увидел, что на нем стоит обыкновенный магнитофон. Бобинный 'Таурас', которые выпускали в шестидесятых годах. Я осторожно крутанул ручку, включая воспроизведение, и комнату заполнил голос Магистра: - Садитесь, Асмодей. Я покрутил головой в поисках и услышал сдавленный смех, доносящийся из динамика. - Не тратьте время понапрасну, пытаясь найти стул. В этом кабинете есть лишь одно место, на которое можно присесть. Неуверенно я опустился в кресло. - Если вы слышите эту запись, значит, случилось то, что неминуемо должно было произойти. Как ни совершенна наука, а у всех нас есть естественный предел, перешагнуть который мы пока не в силах. Я прожил в этом мире сто десять лет, и сорок из них равняются векам. Последние четыре десятилетия, в течение которых я каждый день прикасался к тайнам человеческого бытия - сам был тайной, - не сравнимы ни с чем. Недаром доктор Фауст у Гете говорит в конце жизни: '...годы прошли недаром: ясен предо мной конечный вывод мудрости земной!' То, что пережил я, не дано испытать никому из простых смертных. Но, увы... Будучи всего лишь людьми, мы не можем существовать без физического носителя разума. Знаю, что в последнее время ведутся разработки по перенесению сознания на искусственные носители. Однако такая жизнь не для меня. И, поскольку бренная оболочка отказывается служить дальше, - пусть так и будет. Согласно традиции, уходя, руководитель регионального Отдела назначает себе преемника. При относительной многочисленности сотрудников я всё же решил рискнуть, посоветовав руководству вашу кандидатуру. Впрочем, не пугайтесь. К моим рекомендациям вынужден прислушиваться даже Конвент. Тот же, кто командует Отделом де-юре, являясь связующим звеном между нами и материальным миром, поставлен перед необходимостью слепо доверять мне. Так что, Асмодей, примите мои поздравления. И глубокое сочувствие. Ибо ноша, которую я взваливаю на ваши плечи, во много раз тяжелее той, что вы можете представить. В компьютере находится база данных, которая позволит вам быстрее сориентироваться в ситуации, избежать многих ошибок и, главное, держать ситуацию под контролем. Код доступа вы знаете. Вспомните одну из наших бесед, в которой мы обсуждали вероятность влияния действий Отдела на ход истории. И связанных с этим вероятностных искажениях реальности. Я знаю, что вы испытываете растерянность, но это быстро пройдет. Просто сядьте поудобнее - в теперь уже вашем кресле, - закройте глаза и ни о чем не думайте. Возможно, узнав правду, вы ощутите гнев. Но, уверяю вас, не стоит поддаваться эмоциям. Так или иначе, Конвент является одной из действующих структур, с которой мы не можем не считаться. Так же, как и они с нами. Конечно, в той информации, что доступна рядовым сотрудникам Отделов, не содержится всей правды. Точно так же, как она не является заведомой ложью. Просто когда-то решили, что так лучше для всех... Бобины магнитофона медленно вращались, я же, откинувшись на спинку кресла, смотрел на этого динозавра, порожденного отечественной радиоэлектронной промышленностью, удивляясь тому, как он вообще смог дожить до наших дней. А также сентиментальности того, кто носил имя Магистр. - Если говорить начистоту, то корректировка реальности - это наша личная проблема. Сугубо человеческая. Просто, начав легонько подталкивать вид хомо сапиенс по пройденному ими самими пути, наши друзья предварительно создали некую абстрактную виртуальную модель. Будучи творением разума, вымыслом, она тем не менее живет по своим законам. Вместив в себя первобытность, рабство, феодализм, инквизицию, распад и возврат к неолиту. Ужасы не состоявшейся у нас ядерной войны. Не сбывшиеся зверства и гигантскую протяженность человеческого бессмыслия, глупости, заблуждений, скотства и дури. Их виртуальная модель, равная всем человеческим эпохам, включает в себя ад, описанный Данте, и райские кущи. И я могу с глубоким прискорбием заявить, что всё ужасное, что они знают о людях, - лишь малая толика правды. Их ад - наш рай... В конце концов, они имеют на это право. Ведь во всех известных ответвлениях реальности люди так и ходят по кругу, столетие за столетием влача неторопливое существование. Эпоха сменяет эпоху, одни поколения уходят, их сменяют другие, но человечество так и живет, придавленное тяжестью гравитации и не помышляя о звездах. Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать человеку, на плечи которого взвалил всю тяжесть своей ноши. Я верю в вас, Асмодей. В силу вашего интеллекта, прозорливости и просто житейской мудрости, наконец. Прощайте, и да поможет вам Бог. К сожалению, за сто с лишним лет так и не смог выяснить, есть ли он, нет ли. Да это и не важно. Согласно многим религиозным учениям - Бог един. А единственная сила, что объединяет людей и роднит их с гостями из космоса, - это разум. В него я верю безоговорочно. Пленка заканчивалась, и я выключил древнее устройство. Новости, свалившиеся подобно лавине, ошарашили. Голова шла кругом, погружая сознание в хаос. Но помощи ждать неоткуда. Вспомнив, что мудрецом может себя считать лишь тот, кто знает нужное, а не многое, я включил компьютер. Паролем могло служить только единственное словосочетание. Набрав одним пальцем на клавиатуре имя китайского божества, бывшего двоюродным братом Хроноса и взявшего патронаж над временем в Поднебесной, я вошел в базу данных. Увы, ни Тай-Суй, великое божество времени, ни подвластное ему небесное тело Суй-Син, совершающее двенадцатилетнее циклическое вращение вокруг Солнца и названное европейцами Юпитером, не могли сделать для меня главного. Повернуть время вспять. Я вышел в коридор, и Ольга ответила на безмолвный вопрос: - Похороны завтра. - И, всхлипнув, добавила: - У него никого не осталось... Жена давно умерла, как и друзья из той, прежней жизни. Детей нет. - Где? - коротко спросил я. - Он просил предать останки земле на территории Санатория. Вы ведь знаете, у нас есть специально отведенное под кладбище место. - Хорошо, Оля. - Приблизившись, я погладил ее по голове. - Нам всем будет его не хватать. Вернувшись к компьютеру, я первым делом открыл список сотрудников. Полистал личные дела некоторых знакомых. Открывая файл за файлом, всё больше поражался, сколько же тайн хранил Магистр. Одни сведения о сокровищах, покоящихся на дне морей, чего стоили! 'Сан-Педро Алькантра' - испанский военный корабль, подорванный в тысяча восемьсот пятнадцатом году возле берегов Венесуэлы борцами за независимость. Как выяснилось позднее, с ним утонуло различных ценностей на сумму свыше пятидесяти миллионов долларов. 'Флоренция' - один из самых больших кораблей испанской 'Непобедимой армады', затонувший в тысяча пятьсот восемьдесят восьмом году в заливе Тобермори, у берегов Шотландии. Сокровища которого, по самым скромным подсчетам, оцениваются в тридцать миллионов золотых дукатов. 'Оксфорд', обнаруженный в тысяча девятьсот восьмидесятом году группой французских и американских аквалангистов вблизи северных берегов Гаити. Флагманский корабль известного пирата семнадцатого столетия сэра Генри Моргана, погибший в тысяча шестьсот шестьдесят девятом году от взрыва в пороховом погребе, вез золотых изделий на сумму в несколько миллионов долларов. Но самым 'жирным куском', несомненно, был случайно найденный в тысяча девятьсот восемьдесят втором году в Карибском море, на глубине свыше двухсот метров, в двенадцати милях от колумбийского порта Картахена, самый большой из галеонов ушедших времен - легендарный 'Сан-Хосе', затонувший во время сражения с кораблем английского пирата Чарльза Уэйджера в тысяча семьсот восьмом году с сокровищами, награбленными в странах Латинской Америки. На нем захоронен самый богатый клад планеты. В трюмах находится сто шестнадцать больших, обитых стальными листами ящиков, заполненных драгоценными камнями и золотом общим весом более шестисот тонн. Его стоимость составляет около пяти миллиардов долларов. Пожалуй, у Российского Регионального Отдела Химер в ближайшем будущем не возникнет проблем с финансированием. И что с того, что правительство Колумбии готовится к сложной операции по подъему затонувших ценностей, надеясь поправить свои финансовые дела? Что для Химеры какой-то военный корабль, патрулирующий акваторию, чтобы предприимчивые охотники за наживой не растащили огромный клад? Возможно, вам покажется кощунством, что в такой момент я рассказываю о финансах. Но жизнь есть жизнь. А для того, чтобы были развязаны руки, нужно иметь деньги. Ведь ни для кого не секрет, что многие операции спецслужб проводятся нелегально. Любое правительство радо откреститься от засветившихся агентов такой организации. К тому же за год с небольшим, что работал 'пехотинцем', я понял, что иной раз просто не в силах удержаться, чтобы не поводить за нос Стражей Конвента. А что есть существование 'наземной группы', как не вопиющее неподчинение? И на это тоже нужны средства. Не думаю, что Магистр на меня в обиде. В конце концов, он сам собирал все эти сведения. И, раз счел нужным включить их в переданную по наследству базу данных, значит, сделал это для того, чтобы я был в курсе. Но больше всего меня поразили сведения, касающиеся Стражей Конвента. Поименный список с указанием физического возраста. Количество разрешений на проведение тех или иных операций, выданных за всё время существования службы. Число запретов и мотивация с подробным анализом ситуации. И... местонахождение их базы. Голова шла кругом, так как никто из землян не смог бы обустроить убежище в подобном месте. Не было у людей таких возможностей и технических средств. Не в силах поверить, я вывел на экран виртуальный глобус и, введя координаты, убедился, что моя догадка верна. Ибо таинственные и могущественные Стражи Конвента, имеющие право вето, расположились на дне Тихого океана. ГЛАВА 40 Волосы вставали дыбом, а кожа покрывалась пупырышками. Сердце, словно боясь быть обнаруженным, билось через раз. Ей-богу, ничуточки не преувеличиваю. Затаив дыхание, я висел в ста метрах от ограды Санатория, прячась в кроне дерева, и не мог поверить глазам. А вот ощущениям - мог. Ибо до сих пор не представлял, что в природе может существовать столько Химер. Даже свидание с одним Стариком выбивало из колеи, расшатывая нервную систему. Здесь же... Казалось, пространство вибрирует от обилия вызывающих ужас сущностей. Нет, они не делали угрожающих движений. И, по-моему, абсолютно не догадывались о моем присутствии. Так равнодушен в своем величии извергающий лаву вулкан, выбрасывающий в небо тучи пыли и сотрясающий землю. Спина покрывалась холодным потом. Чувствуя, что больше не выдержу, я всё же не мог уйти, не досмотрев до конца. Усевшись на ветку и с трудом переключившись в нормальный, человеческий режим, достал бинокль и тяжело перевел дух. Всё же есть в нашем теперешнем положении некоторые минусы. Вообще-то сверхвосприимчивость - штука прекрасная, но иногда возникают ситуации, когда она может привести к летальному исходу. Обычным зрением, пусть даже и усиленным оптикой, увидел ничем не примечательную картину. При свете дня кладбище казалось тихим и спокойным. Немногочисленные могилы, выстроившиеся ровными рядами, безмолвные, умиротворенные. От размеренной безмятежности на душе становилось мирно и скорбно. Мраморные и гранитные надгробные памятники рядами тянулись между деревьями. Дорожки, выложенные из камня, имитирующего природный, чисто выметены. И между ними располагались газоны, на которых в теплое время года зеленела аккуратно подстриженная, ухоженная и никем не вытоптанная трава, изумрудным ковром устилавшая землю. Практически неслышно, заунывно шелестели величественные сосны, разделяющие аллеи могил. Аллея и заброшенные зданья; Молчание, безмолвие, покой... Не назначает здесь никто свиданья... Иду я в тишине по мостовой... У стоящего возле могилы гроба совсем немного людей. Человек шесть-семь. Да еще взвод солдат и двое рабочих, державшихся поодаль. Привлекала внимание женщина лет шестидесяти, сидящая в инвалидной коляске. Седые волосы, покрытые черным платком, кружевной воротник старомодного платья, выглядывающий из-под укрывающего ее пледа. Она вытирала платочком глаза, то и дело всхлипывая. Лежащий в гробу производил впечатление мумии. Сухонький, высокий старик с коричневой пергаментной кожей. Встреть я его на улице, ни за что бы не поверил, что это носитель сущности, почтительно именуемой Стариком 'Магистр'. Но более сотни исчадий ада, заполнивших пространство вокруг могилы, убедительно доказывали, что это не досужие домыслы моего воспаленного воображения. На алых подушечках лежат награды. Боевые ордена, заслуженные покойным на полях Великой войны. Мне, прожившему всего лишь два десятка лет, это казалось абсурдом. Чем-то далеким и нереальным. Солдаты подняли винтовки, готовясь произвести прощальный салют. Я же, ведомый любопытством, снова переключился на сверхвосприятие. Выстроившиеся ровными рядами призраки, держа в иллюзорных контурах рук оружие, тоже дали залп. Должно быть, в их частотном диапазоне это звучало внушительно. Я же лишь снова покрылся гусиной кожей, с усилием сдержавшись, чтобы не дать деру в нормальное состояние. Гроб опустили в яму, и по крышке застучали комья земли. Призраки по очереди подходили, бросая каждый свою горсть. Я снова притупил чувства. Странное это было зрелище: земляной дождь. С невысокого холмика сами собой отделялись комочки и, описав плавный полукруг, летели в могилу. Пожалуй, только сейчас я осознал всю мощь организации, взявшей нас с Майей под свое крылышко. Изредка работая с Асмодеем и видя, на что способна всего лишь одна Химера, я содрогнулся от ужаса, представив, что могут сотворить с этим миром сто подобных монстров. Будучи сотрудником нелегальным, я не ждал, что меня позовут помянуть того, кто носил имя Магистр. И, осторожно спустившись вниз, побрел к стоящему в нескольких километрах джипу. Вообще-то и само мое присутствие здесь и сейчас было несанкционированным. Но любознательность, это величайшее благо и самое страшное из проклятий, не давала покоя. О том, что случилось, подсказали Ольгины заплаканные глаза. Едва достигнув Москвы и водворив заметно погрустневшего Искрина домой, мы первым делом связались с Санаторием на предмет получения инструкций. - Асмодей занят, - проинформировала нас главный диспетчер. И, всхлипнув, сказала: - Не сегодня, дети. - И отключилась, ничего не объяснив. Ситуация заинтриговала ужасно. Ни слова не говоря Майе, я отправился в Санаторий. Вообще-то, судя по взгляду, которым меня проводила, она обо всём догадалась. Но составить компанию не предложила. Просто улеглась в постель и закрыла глаза. Я возвращался в Москву, бездумно пялясь на дорогу. Ну, не совсем чтобы уж тупо, но с какой-то меланхолией. Кругом одни сплошные тайны. И, что самое обидное, никто не даст себе труда хоть что-нибудь объяснить. 'Конечно, мы всего лишь наземная служба. - От бессилия я готов был разрыдаться. - Пехота, пушечное мясо, с мнением которого можно не считаться'. Подъехав к дому Олега, оставил джип на соседней улице и пешком дошел до фургона. Открыв дверцу и войдя внутрь, включил мониторы и привычно пробежался глазами по экранам. Олега, правда, нигде не видно, но чувства тревоги не возникло. В конце концов, датчики установлены лишь на окнах и на лестничной площадке. Так что он вполне может находиться в ванной. Или в прихожей. Я сварил кофе, выпил, по-прежнему время от времени поглядывая на экраны. Где-то часа через два в душу закралось подозрение. Не может нормальный человек высидеть в туалете столько времени. По очереди проверив изображение, передаваемое всеми видеокамерами, достал телефон и набрал рабочий номер Олега. - Искрин в отпуске, - коротко ответили мне. - Звоните на сотовый. Мобильник не отвечал, и я, не зная, что и думать, решил просмотреть запись, ведущуюся на жесткий диск. Отсутствовал я часа два, так что, найдя нужное место, уткнулся в экран. Так и есть. Спустя минут сорок после моей самовольной отлучки он вдруг засобирался и, что-то буркнув жене, вышел на лестничную площадку. Найдя данные, поступавшие с видеокамеры, расположенной перед входной дверью, я увидел, как Олег поворачивает ключ и спускается по лестнице. Ладно, не маленький. Человек в своем уме, при памяти. Мало ли дел может быть у взрослого мужика, да еще во время отпуска. Расслабившись, я уселся поудобнее и задремал. - Вставай, соня. - Майя толкнула меня в плечо. - Да я и так не лежу. - Я зевнул, потягиваясь. - Ну как, в Багдаде всё спокойно? - Счас глянем. - Сбрасывая остатки сна, я придвинулся к мониторам. - Что значит - глянем? - Да понимаешь, Олег вышел куда-то. - Не поняла? - Ну, я отлучился ненадолго. А когда вернулся, дома его не оказалось. - И ты просто улегся спать? - В голосе ее зазвучал металл. - А что, по-твоему, я должен был делать? Объявлять его во всероссийский розыск? - Он еще не вернулся. - Не слушая меня, Майя 'прыгала' с одной видеокамеры на другую. - А сколько времени? - вяло поинтересовался я. - Полночь скоро. Ага... Ей, значит, можно опаздывать на дежурство, а мне - и отъехать на пару минут нельзя. Я открыл было рот, но Майя прошипела: - Идиот! Ты что, не смотрел записи? - Да смотрел, смотрел. - Я махнул рукой. - Он вышел из квартиры, своим ходом, между прочим, как положено, замкнул за собой дверь и потопал вниз по лестнице. - А это ты видел? Она чуть повернула монитор в мою сторону, и я невольно охнул. На экране - всё та же лестничная площадка, снятая сверху. Возле двери, сосредоточенно глядя в никуда горящими глазами, под видеокамерой стоял один из тех, кто недавно вошел в телепортационный тоннель из вод океана. - Э-э-э... - только и смог протянуть я. Но Майя уже звонила Ольге. Старик появился через пять минут, вызвав у нас те же ощущения, что и всегда. Возникнув в фургоне, сразу ставшем тесным и неуютным, молча повисел передо мной. Словно раздумывал, убить меня сразу или доставить себе радость, немного помучив. Посмотрел запись и, немного помолчав, пророкотал своим наводящим ужас голосом, заставляющим дребезжать стекла: - Что ж, молодые люди. Готовьтесь в загранкомандировку. Надеюсь, что въездные визы вам не понадобятся? - Куда едем-то? - осторожно поинтересовалась Майя. - Спасать вашего подопечного, куда ж еще. - Мне показалось, что Старик ухмыльнулся. - А также объяснить некоторым потерявшим чувство страха господам, кто здесь хозяин. Глядя на унылую пустыню, я невольно начинал верить, что ад существует. Сейчас это казалось вполне реальным, ибо выжженная солнцем земля была свидетельством этого. Жара надвигалась словно гиппопотам - медленно, лениво, но неотвратимо. Пересохшая растрескавшаяся почва навевала чувство тоски и безысходности. Невысокие горы, оставшиеся за спиной, не добавляли очарования унылому ландшафту. Ветер гнал пыльные смерчи. Марево затянуло горизонт, и небо тускло блестело где-то очень высоко. Далеко-далеко что-то гремело, навевая мысли о грозе. Но, увы, дождя нет. Ах, с каким бы наслаждением я подставил лицо крупным каплям... Увы... Изнуряющий зной, горячий ветер с мелкими песчинками. Бескрайняя выжженная поверхность. И пересохшей глотке не хватает влаги. Должно быть, это солнце так действует. Вообще-то самая большая амплитуда температур - в сто шесть целых и семь десятых градуса по Цельсию - зарегистрирована в якутском городе Верхоянске, где морозы достигают минус семидесяти, а в июле температура как-то поднялась до температуры человеческого тела. То есть равнялась тридцати шести и семи десятым. Я же расклеился при каких-то плюс двадцати, которые, несмотря на ноябрь, стойко держались в этой чертовой пустыне. Всё же любое живое существо словно цепью привязано к своей экосистеме. И, вытащив глубоководную рыбу на поверхность, мы неминуемо обрекаем ее на гибель. Наша же 'ниша' - темное время суток. Однако Асмодей не из тех, с кем можно поспорить. Да, если честно, никто и не собирался. Ведь как ни крути, а мы в долгу перед Олегом Искриным, наивным романтиком, которому, благодаря природному уму, удалось слегка приоткрыть завесу неведомого. Идеалист - вкусный корм для любых хищников. Так что в известной мере мы не только выполняли приказ, но и шли по зову совести. Человек ведь всегда отдает свои долги. Платит по счетам. Он чтит других и держит слово. Не ища при этом абсолютно никакой выгоды. Бескорыстно, исключительно ради самоуважения. И он всегда исполняет обещанное. Не под принуждением, а просто для того, чтобы оставаться в согласии с самим собой. С момента пропажи Олега прошло три дня. Всё это время мы с Майей были предоставлены самим себе. Отсыпались днем, а ночью с замиранием сердца ждали, что вот-вот всколыхнется пространство, заставляя встать дыбом волосы на загривке, и откроется портал, пропуская Старика. Плюс всё усиливающееся беспокойство за судьбу пропавшего. Но, словно подвергая нас наказанию, Асмодей выжидал. Не зная куда себя девать, мы тупо слонялись по квартире, боясь выйти на улицу. Что было совсем уж глупо, так как найти нас Химера могла в любой точке мира. Наконец долгожданный портал открылся и, содрогаясь от привычного ужаса и немея от радости, вызванной окончанием пытки, мы получили инструкции. До таинственного прохода на болоте добрались поездом. Видимо, время в запасе имелось, так как в противном случае Асмодей задействовал бы военный самолет. Всё же пропажа человека, находящегося под колпаком у Отдела Химер, - случай из ряда вон. Добравшись до места, связались с Санаторием и подождали появления Старика. Ничего не объясняя, он провел нас к одному из ответвлений главного коридора. - Прошу вас, молодые люди. И устремился вперед. Пройдя несколько десятков шагов, оказались в этом забытом Богом месте и уже минут сорок плетемся по чертовой пустыне. Иногда взлетая. Но в таком пекле переход в охотничий режим равносилен погружению в жерло вулкана, так что довольно часто мы даем отдых нашему сверхвосприятию и утруждаем ноги. Достигнув заброшенного ранчо, спустились в подвал, и началось настоящее веселье. Не давая себе труда что-либо объяснить, я сразу же вломил первому попавшемуся на глаза уродцу. Как радушная грузинская хозяйка, перед началом пира демонстративно выливающая на белую скатерть бокал красного вина, для того чтобы гости чувствовали себя свободно, так и я сразу давал понять что к чему. Несколько дистрофиков незамедлительно начали ментальную атаку, но, будучи готовыми, мы с Майей только улыбнулись. - Когда это дракон умирал от яда змей? - процитировала она Ницше. Рядом орудовал Старик, и, честное слово, на это было любо-дорого смотреть. Он накрывал очередную жертву, словно призрачный саван, и, застыв в неподвижности, переходил к следующей. Просто, элегантно, сердито. Мне абсолютно не жаль их. Совершенно чуждых всему земному. Сильных, страшных и бездушных. Достигших в своей мощи недосягаемых для человечества границ. Жестоких и беспощадных, уверенных, что имеют право повелевать жизнью и смертью тех, кого считают ниже себя. Словно мы ашгпа уз, подопытные животные. Они не были злобными, отнюдь, ибо у всякой ненависти есть предел. Эти же, холодные и равнодушные в своем циничном прагматизме, готовы уничтожить сотни тысяч разумных, подчиняясь лишь соображениям неведомой мне выгоды. Сметающих с лица мироздания всех, кто встал на пути их безжалостной воли. Пить их питающую выросшие под чужим солнцем тела кровь было противно, так что я радовался присутствию Асмодея. Наконец, когда никого из видимых противников не осталось в живых, мы подошли к двустворчатым раздвижным дверям, и Старик набрал код. - Где-то здесь в силовом коконе находится несколько килограммов антивещества, - прорычал призрачный контур. - Чего? - От удивления у меня открылся рот. - Мы поняли, Асмодей. - Майя установила мою челюсть на место и шагнула внутрь. - А Олег? - спросил я у Старика. Он уже открыл портал и, не оборачиваясь, ответил: - Об Искрине и о других позабочусь я сам. Противный свист заполняющего шлюз воздуха, больше напоминающий шипение кобры, показался слишком громким, и я притупил обостренные чувства. 'Из того, что есть в лаборатории, можно изготовить столько адской смеси, что хватит расколоть землю', - бухало в голове. Однако пришельцы и сами являются заложниками своей дьявольской кухни. Взлетев, я сделал плавное сальто-мортале и опустился возле магнитно-вакуумного контейнера, снабженного автономными аккумуляторами. Диаметром около метра, он напоминал шар, стоящий на плоской круглой подставке, слегка утонув в ней. - Да он весит тонны три. - Я тяжко вздохнул. - Нам ни в жизнь не поднять. - Раз не по силам нам, значит, им тоже, - успокоила меня Майя. - Эрго?.. - Штучка снабжена гравитационным приводом! - врубился я. - Умница. - Майя чмокнула меня в щеку. - Остается что? - Это мы как два пальца! - воодушевился я и принялся ощупывать слабо светящийся инфернальный глобус. Гравипривод обнаружился с третьей попытки. Страшновато, конечно, нажимать на непонятные кнопочки, но рассудив, что никакого взрывателя здесь быть не может по определению, я всё же решился. Скорее всего, доставив эту самую страшную из бомб на место, корпус просто разгерметизируют обыкновенным радиоуправляемым взрывом. А до тех пор две части адской машинки будут хранить по отдельности. Шар вместе с подставкой завис в воздухе и, легонько подталкивая его перед собой, мы двинулись к выходу. Неспешно преодолели коридор и, достигнув шахты лифта, вызвали кабину. Из внеземного персонала, обслуживающего подземный центр, в живых не осталось никого. Наконец кабина опустилась, и мы бережно втолкнули смертоносный колобок внутрь. На поверхности ждал Олег. - Как ты? - с улыбкой спросила Майя. - Я всегда в норме, молодые люди, - деревянным голосом ответил он. - Ох, - смутилась она, - извините, Асмодей. - Ничего, ничего. Заглянув в салон, я увидел, что на заднем сиденье без сознания лежат еще два человека. Однако вдаваться в подробности не стал. Старик знает, что делает. Не представляю, как планировали перемещать это адское устройство таинственные нелюди. Мы же просто обмотали его куском веревки, привязав к заднему бамперу. - Чур, я за рулем! - сразу воскликнула Майя, пользуясь древнейшей женской привилегией. Я только пожал плечами. Солнце скрывалось за горизонтом, и полет на буксире по ночной пустыне казался мне легкой прогулкой. Олег устроился в машине. - Я догоню, - пообещал он сдавленным голосом и потерял сознание. Уже отъехав на несколько сотен метров, услышали грохот. Обернувшись, увидели еле различимые в наступающей темноте клубы пыли, взметнувшиеся на месте заброшенных строений. Что ж, Химере не нужны тонны взрывчатки, чтобы сравнять с землей даже гору, а не то что разрушить пару покосившихся сараев и засыпать какую-то шахту. Машину, не без некоторого сожаления, я отогнал на несколько километров и бросил. Майя тем временем перенесла находящихся в бессознательном состоянии людей в расщелину, и вдвоем мы опасливо втолкнули в транспортный тоннель смертоносный груз. Асмодей, воспользовавшись недостижимым для убогих вроде нас порталом, уже ждал внутри. - Следуйте за мной. Мы добрались до таинственного выхода в неведомый мне океан и, оставив глобус у водяной линзы, умоляюще взглянули на Старика. - Можно, мы отнесем его дальше? - Увы, молодые люди. - Мне показалось, что он невесело усмехнулся. - Ваше существование должно оставаться в тайне. А об этом шарике есть кому позаботиться. - И, поняв по нашим взглядам, что мы затеяли, предупредил грозно: - И не подглядывать, ясно? Спорить с Химерой себе дороже. Понуро опустив головы, мы направились к выходу, ведущему на территорию России. - Да пошло оно всё! - в сердцах воскликнула Майя. - Ты хочешь вернуться? - Она покачала головой: - Нет. Но кто сказал, что мы обязаны как привязанные сидеть в Москве? И повернула в сторону Пиренеев. ЭПИЛОГ Минуло полгода. Игорь, ленивый, как и все мужчины, дрыхнет. Не нахожу романтики, видите ли. По мне же нет ничего лучше подводной охоты. Я осторожно прошлепала босыми ногами по мраморным плиткам пола, мельком взглянув в зеркало. На мне нет ничего, кроме плавок. Да и те я ношу лишь из-за широкого пояса, на котором крепятся нож и небольшой двухлитровый баллон со сжатым воздухом, снабженный редуктором. Пройдя через гостиную, вышла в коридор, одна из дверей которого вела в вертикальную шахту, соединяющую наш дом, стоящий на берегу небольшого клочка суши в Атлантическом океане, с морем. Канарские острова с вулканическим рельефом, океаническим климатом и тропической растительностью, с большим количеством североафриканских видов животных и обилием морской живности давно привлекали мое внимание. К тому же, уделив некоторое время исследованиям сети телепортационных тоннелей, мы выяснили, что выход есть и сюда. Я провела ладонями по телу от груди к бедрам и, набрав полные легкие воздуха, прыгнула вниз. Даже в самый жаркий день под водой чувствую себя более чем уютно. График 'наземных' операций сообщают загодя. А если где-то срочно требуется наше вмешательство, то в дело вступит Ольга. Пробив штрек в любую точку планеты и, как всегда мило улыбаясь, она оповестит: - Майя, Игорь! Для вас есть работа. Минск, ноябрь-декабрь 2004. Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru: http://royallib.ru Оставить отзыв о книге: http://royallib.ru/comment/burak_anatoliy/otdel_himer.html Все книги автора: http://royallib.ru/author/burak_anatoliy.html

  • © Copyright Бурак Анатолий (towo21@rambler.ru)
  • Обновлено: 21/05/2014. 589k. Статистика.
  • Роман: Фантастика

  • Связаться с программистом сайта.