Бояндин Константин Юрьевич
Отражение глаз твоих (первая треть романа)

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 8, последний от 27/04/2005.
  • © Copyright Бояндин Константин Юрьевич (blogs@eluder.info)
  • Обновлено: 28/02/2007. 287k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези Ралион
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 7.37*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ралион VII: Отражение глаз твоих
    На земле, где после войны только пепел и руины, не так-то легко выжить. Особенно трудно становится, когда осознаёшь, что имеешь к войне прямое отношение - ты оружие этой войны.
    Текст в формате ASCII (ZIPped), 121к

    Вы можете выразить свою признательность автору, переведя ему некую (по вашему усмотрению) сумму на любой из этих счетов:
  • R414950340170 (Web-money (руб) WMR)
  • Z529919292318 ( Web-money ($$) WMZ)
  • E451205090573 ( Web-money (EUR) WME)
  • 4100151428437 ( Яндекс.Деньги (руб) YM)

  • 
                              Отражение глаз твоих
                                  (Ралион VII)
    
                   (c) 1998 Константин Юрьевич Бояндин
              Email:                         konstantin@boyandin.ru
              Страница Проекта Ралион           http://ralion.id.ru
              Почтовый адрес:  Россия 630090 Новосибирск-90 а/я 315
    
                                Не публиковалось
    
       Модификация данного текста, его использование в коммерческих целях
           запрещены без предварительного письменного согласия автора
    
       По всем вопросам, касающимся данного или иных произведений просьба
                           обращаться к автору лично
    
                           I. Погребённые под пеплом
    
                          Порт-Дайнор, 1243 Д., осень
    
        Он стоял у трапа, спиной к кораблю, глядя на стену леса,
    простирающуюся влево и вправо, до самого горизонта.
        Всё восточное побережье Большой Земли походило на этот, довольно
    маленький и переживающий не лучшие времена порт - скрытое от посторонних
    глаз сплошной зелёной преградой, успешно пережившей войны, пожары и
    прочие бедствия, вне зависимости от того, кто или что было их причиной.
        Все вещи его были уже на корабле. Лишь то, судьбу чего ещё
    предстояло решить, было в небольшой кожаной сумке, в руке. В который раз
    Теммокан (Теммокан Анвалагир Овеордал анс Ваэркас) собирался покинуть
    место, в котором, вероятно, стоило бы задержаться надолго. В сумке же
    оставалось то немногое, что связывало его с этим местом.
        Он медлил, но никто на судне не торопил его окликом. Тот, кто
    вступает на палубу корабля, всякий раз вручает свою судьбу силам, что
    выше воображения смертных. Каждый моряк суеверен, и не без причины.
    Нельзя понапрасну тревожить человека, который, возможно, никогда
    больше не ступит на надёжную землю.
        Дорога, по которой он прибыл в порт, терялась вдалеке. Узенькая
    змейка, неторопливо струящаяся на запад.
        Или на восток.
        Наконец, Теммокан решился и, резко повернувшись, уверенно зашагал по
    узкому колеблющемуся трапу.
        Лоб его был обильно покрыт мелкими капельками пота, несмотря на
    прохладу.
        В этот раз он унесёт частицу прошлого с собой, не станет предавать
    его морю. Чтобы иметь право на будущее, надо располагать и прошлым.
    Каким бы ни было это прошлое.
        Берег постепенно отдалялся, а Теммокан, всё ещё сжимая сумку в руке,
    не мог оторвать от него взгляда. Так уже было, подумал он, но в другом
    месте, и совсем недавно...
    
                             Линнермон, 58 Д., лето
    
        Ей не спалось и стеречь их крохотный лагерь она вызвалась сама. Хотя
    кому бы пришла в голову мысль нападать на них? Местных жителей
    отпугивала, и не без причины, высокая каменная громада святилища,
    возвышавшаяся за спиной. Те же, кто считал своим долгом выследить их
    всех и предать забвению, не знали ничего об этом месте.
        Во всяком случае, так хотелось думать.
        От лёгкого удара по углям из костра выплеснулся рой огненных
    светлячков. Многим из них удавалось подниматься удивительно высоко,
    прежде чем прохладный ветер уносил их в небытие. Сидевшая у костра
    оглянулась - никого не видно. Хотя спутники её, конечно же, рядом.
        Вполне возможно, что и они смотрят на рдеющие угли.
        Как трудно оторвать взгляд от огня, подумала она. В тот раз я тоже
    стояла и смотрела, долго, очень долго... Но это было в другом месте, и
    давным-давно.
    
                             Дайнор, 1242 Д., лето
    
        Теммокан стоял у окна и глядел на парк, расстилающийся перед ним.
        Тополиный пух. Бесшумная жаркая метель, крохотный осколок зимы в
    разгар лета. Откуда здесь столько тополей? И именно вокруг Хранилища, и
    без того надёжно скрытого от постороннего взора.
        Как странно поворачивается жизнь, подумал Теммокан, прибывший сюда,
    на материк, с мало кому известных островков, затерявшихся в безбрежном
    океане. Что я, навигатор, делаю здесь? Словно весь остальной мир просто
    не существует. Впрочем, отчасти ведь так оно и есть.
        Из нагрудного кармана куртки он извлёк три утративших свойства
    "зрячих камня", *килиана* и посмотрел сквозь их чуть замутнённые
    глубины. Шарики и шарики. Горный хрусталь. Хоть сейчас в переплавку...
    что ещё с ними делать? Разве что детишкам отдать, чтоб играли.
        Хотя нет, решил он, спрятав шарики, детям такого давать не стоит.
    Слишком многое им удаётся из того, что взрослые считают невозможным по
    определению. Кстати, это идея... Надо будет обсудить с начальником.
        Пора.
        Теммокан (который более семнадцати лет не покидал палубы корабля
    дольше, чем на неделю) едва ли не вприпрыжку спустился на один этаж,
    повернул направо и сделал двадцать шагов, отделяющих его от кабинета.
    Изнутри доносился недовольный голос - опять кого-то распекает.
        Можно не утруждать себя стуком. Тем более, что ему назначено.
        Навигатор бесшумно открыл дверь и остановился, тщательно прикрыв её
    за собой. Сквозняков здесь не любят. Начальник, получивший за
    своеобразные манеры одеваться и вести себя прозвище "Светлейший",
    приветствовал подчинённого едва заметным движением головы и продолжал
    говорить (при этом он всегда вставал, с кем бы ни шёл разговор).
        - ... Меня это не волнует. Не вол-ну-ет. У меня к концу недели
    протухнет ещё сорок "шариков". Так что отыщите матрицы, где хотите.
    Что?.. Нет, не касается. Купите, обменяйте, одолжите. Украдите, в конце
    концов. Чтобы завтра к вечеру дюжина матриц лежала у меня на столе.
        Не дождавшись ответа, Светлейший выбросил переговорную трубку в
    пространство, где она и исчезла. В другой его руке островитянин заметил
    сигару, ещё не раскуренную.
        Так.
        Надо как можно быстрее покончить с разговором, пока он не зажёг её.
        Насколько приятным был аромат сигар, пока они лежали в своих
    кедровых сундучках, настолько же мерзким был смрад их дыма. Ни магия, ни
    кондиционеры не спасали.
        - Садись, - милостиво велел Даллатер. Вряд ли это - его настоящее
    имя. Слишком уж короткое - что за имя для человека такого положения?..
        Пока Светлейший не велит сесть, стоят все. Даже градоначальник. Даже
    Дракон, которому все людские условности нипочём.
        - Что там у тебя? - проворчал Светлейший, отрезая у сигары кончик с
    видом скульптора, завершающего величайший шедевр.
        - В городе появились... - Теммокан замялся, но Светлейший и не
    подумал поднимать взгляда. - Одним словом, знакомые мне люди. Я
    обязан... встретиться с ними.
        Светлейший отложил сигару в сторону и воззрился на Теммокана.
    Хороший признак, подумал тот. По всему видно... должно повезти! Когда
    ещё будет такая возможность?
        Даллатер так же молча отвёл взгляд светло-серых глаз и неторопливо
    принялся раскуривать сигару. От старой, едва живой походной
    зажигалки-"прутика". Что за привычки... При такой роскоши кабинета...
        Теммокан понял, что дым придётся стерпеть. Он просто обязан стерпеть
    всё, что угодно.
        - Нет, - лаконично ответил Светлейший и перевернул заявление
    Теммокана текстом вниз. По бумаге пошла рябь и она словно впиталась в
    стол - отправилась в архив. Островитянин не сразу поверил своим ушам.
        - Что...
        - Я сказал - нет, - Светлейший вновь смотрел прямо ему в глаза. -
    Месть, не месть, обычай или нет - меня это не касается. Я тебя нанял,
    Теммокан анс Ваэркас, и мои решения обжалованию не подлежат.
        Островитянин поднялся, расстёгивая верхнюю пуговицу рубашки. Ему
    стало необычайно жарко. Ярость постепенно скапливалась в нём, пока никак
    не искажая спокойное выражение лица.
        - Вы не понимаете, Даллатер, - навигатор ощущал, как тяжело
    выдерживать взгляд. Неужели Светлейший и вправду обладает даром
    внушения? - Через три дня они... уедут, и другого такого случая может не
    представиться. - Проклятие, я словно оправдываюсь!
        - Я всё понимаю, - Светлейший откинулся на спинку кресла. - Будь это
    первой попыткой, я бы отпустил тебя. Теперь же это просто просьба об
    отпуске. Извини, сейчас не время отдыхать.
        Навигатор сделал шаг вперёд. Если бы Светлейший улыбнулся или иным
    образом выразил снисхождение, он бы бросился на него. Чем бы это ни
    кончилось. Однако Даллатер сухо кивнул и вернулся в прежнее, сидячее
    положение. Осторожно положил сигару в пепельницу и негромко побарабанил
    пальцами по крышке стола.
        - Просьба отклоняется, - произнёс он, обращаясь к столу. - У нас дел
    невпроворот. Возвращайся на рабочее место, Теммокан.
        И вновь открыл папку, в которой время от времени скапливались
    бумаги, подлежащие рассмотрению.
        Некоторое время Теммокан боролся с выражением своего лица, после
    чего стремительно распахнул дверь и вышел вон.
        Дверь за собой он закрыл аккуратно. А так хотелось ею хлопнуть...
    
                              Шеттама, 58 Д., зима
    
        Кипит воздух за окном, кипит беззвучно. Ветер слаб, и
    потрескивание из печи заглушает его робкий шелест. Кружатся сияющие
    под лучами низкого солнца крупинки. Всё бело вокруг. Зима.
        Как случилось так, что пришла зима? Как сумела она подкрасться
    столь незаметно, осторожно, исподволь? День ото дня проходил,
    исполненный всё теми же заботами... и как-то вдруг, нынче утром,
    выяснилось, что на дворе - зима.
        Кто может поверить, что вокруг, на сотни километров, нет ни одного
    обитаемого поселения? Доходили слухи о том, что не все чудовища,
    выпущенные на свободу незадолго перед штурмом Шести Башен, пленены
    или перебиты объединёнными силами Оннда, Ваэртана и Венллена. Время
    от времени проводились рейды... поначалу окрестные жители относились
    к их появлению с надеждой - в особенности, после того, как один отряд
    избавил их от оборотня, поселившегося неподалёку.
        Потом, также незаметно, отряды освободителей переродились в
    отряды мародёров. И жители ушли. Прочь, за пределы того пояса, что
    был признан опасным. Седьмой год одна восьмая суши окружена более или
    менее плотным кольцом тех, кто успешно противостоял более чем сотне
    разновидностей одушевлённого оружия, вырвавшегося на волю.
        Теперь - одна.
        Она стояла у окна, перечёркнутого трещиной. Удивительное везение
    - дом, в котором она нашла приют, был сравнительно нетронут, в
    погребе никто не жил (кроме крыс... но куда от них денешься?), как и
    в окрестных домах.
        Женщина поднесла ладони к вискам. Память, единственное, что
    позволяет ощущать себя разумным существом, почти не подвластна ей. Всё
    скрыто клубящимся туманом. Порой он проглатывает по нескольку дней сразу
    - а порой отступает. Как сегодня.
        Она осознала, что "вчера" и "позавчера" словно бы и не существовали
    никогда. Всего лишь слова. А есть - только настоящий момент.
        Да, кое-какие обрывки воспоминаний сумели сохраниться. Погреб, в
    котором что-то сильно её напугало, невнятные, но неприятные сновидения,
    ощущение полной беспомощности. Что это? Болезнь? Возраст? Она несколько
    раз видела своё отражение в вёдрах и бочках с водой, но не знала, кого
    она там видит.
        Что-то движется там, по заметённой снегом улице. Женщина затаила
    дыхание, словно это смогло бы скрыть весь дом от внимания тех, кто
    снаружи.
        Стук копыт.
        И воспоминания... если это воспоминания. Запах гари, непередаваемый
    страх, опасность, окружившая со всех сторон. И она. Одна, как и сейчас.
    Всё это же было, подумала она.
        В ворота постучали. Громко, нетерпеливо.
        - Открывайте! - послышалось снаружи. И лязг металла о металл. -
    Открывайте, да поживее.
        - Сейчас! - сумела она отозваться голосом - не своим, каким-то
    треснувшим и больным. Набросила на себя видавшую виды шаль, которую
    посчастливилось найти среди окружающего разорения и поспешила к
    дверям.
        Лишь у самых ворот, рассудок прояснился до такой степени, что ей
    стало ясно, до чего она перепугалась.
        Она потянула засов и подумала, что, вероятно, это последний день
    её жизни.
    
                             Дайнор, 1242 Д., лето
    
        Когда по коридору, бесшумно ступая, прошёл вперевалочку Дракон,
    разговоры в помещениях Хранилища на миг приумолкли. Оно и неудивительно:
    слишком странным был тщедушный вид существа, ничем не указывающий на
    подлинные его возможности. И привычки. Всех брала оторопь от привычек
    Дракона. Например, входить и выходить из здания Хранилища, оставаясь
    невидимым для всех.
        Ни охрана (вся, естественно, увешанная всевозможными амулетами), ни
    магический "глаз"... никто не мог заметить Дракона. Однако Теммокан - да
    и другие - время от времени замечали из окон своих комнат, как фигурка
    Дракона удаляется (или приближается), и тихонько смеялись про себя,
    представляя, какой нагоняй (и совершенно незаслуженный) получит
    начальник охраны в самое ближайшее время.
        Убеждать Дракона в чём-то было совершенно бесполезно.
        ...Теммокан, частично остывший за прошедшие полчаса, искренне жалел,
    что при нём, пока он находился у Даллатера, не было никакого оружия.
    Или, наоборот, надо радоваться?..
        - Неприятности? - услышал он голос за своим плечом и едва не
    подпрыгнул от неожиданности.
        Это был Дракон. Невысокий, более всего похожий на плюшевого
    медвежонка, он стоял на задних лапах рядом с креслом Теммокана, глядя
    (если можно было правильно понимать его эмоции) на человека с
    сочувствием.
        Теммокан отъехал немного назад вместе с креслом (едва не сбросив
    на пол по крайней мере десяток драгоценных кристаллов) и, ощущая себя
    немного испуганным, указал на соседнее кресло.
        Дракон послушно вскарабкался, продолжая ожидать ответа.
        - Могло бы быть и лучше, - сумел, наконец, выдавить из себя
    островитянин.
        - *Faitah*, - немедленно ответил Дракон. Очередная странность,
    одна из многих. Непонятно, где он изучил это наречие Среднего языка,
    но пользоваться малопонятными терминами это существо просто обожало.
        "Faitah" означало некую смесь вежливой благодарности и сочувствия.
    Каких только слов нет в Тален! На все случаи жизни. Об изучении
    Среднего языка Теммокан вспоминал с содроганием. Хорошо всем этим
    телепатам... или магам... или служителям культов, наконец... два-три
    слова, щелчок пальцами - и ты всё знаешь.
        Они сидели и некоторое время молча смотрели друг на друга.
    
                                    *  *  *
    
        Дракон, понятное дело, к подлинным Драконам никакого отношения не
    имел. Тем более, что эти загадочные и могущественные существа, по
    слухам, давно уже покинули Ралион. Никому не ведомо, что побудило их
    отправиться в добровольное изгнание... так что теперь можно было
    встретить лишь их "меньших родственников", Драко... если не страшно.
    Потому что, по словам Светлейшего, по крайней мере, Драко отчасти были
    даже хуже: самомнения и мощи в них не меньше, а размерами не вышли...
        Дракона прежде назвали бы "mahtiayim", дословно - "демоном
    подземного мира", поскольку именно за последних их долгое время и
    принимали. Однако теперь увидеть их не означало неминуемой гибели в
    самом непосредственном будущем... а многие из них даже оставались жить
    среди людей, вдалеке от своих подземных поселений. Куда остальным расам
    вход был по-прежнему заказан.
        Теперь же ему подобных называли "маймами". Или "маймрод" -
    "сообщество маймов". Коллективный разум. Что-то выходящее за рамки
    понимания нормального человека. Светлейший сказал, что, если не
    можешь понять, просто поверь. Или заучи. И понапрасну не зли его.
        Тоже мне, совет! Во-первых, после тех слухов, которые широко
    распространялись повсюду, и говорить-то с ним побоишься. Один майм
    был настолько же могущественен, сколь и все маги Академии, вместе
    взятые. Точнее, конечно, не один он, а всё их сообщество, чем бы оно
    ни было. Снести город для них - пустяк, лёгкое напряжение мысли.
    Истребить всё живое на тысячи километров вокруг - тоже. Но своей чудовищной
    силой они отчего-то не пользуются. Или мы этого просто не замечаем?..
        Короче говоря, подлинное многосложное имя Дракона человеческая
    гортань произнести была не в состоянии и Светлейший попросил
    "медвежонка" придумать себе прозвище. Псевдоним, если угодно.
    "Медвежонок" тут же согласился. Так у них появился Дракон, Парящий Под
    Луной. Выяснилось, правда, что на просто "Дракона" он тоже отзывается.
        "Медвежонок" смотрел на груду кристаллов и на анализатор - этакую
    авангардную скульптуру из цветного стекла - которым Теммокан
    пользовался каждый день. Вставляешь в него *килиан* - и свечение
    "головы" "скульптуры" тут же показывает, жив кристалл или нет... и
    сколько ещё протянет, прежде чем станет просто куском хрусталя.
    Нудная работа. Что поделать, он - навигатор, а не специалист по
    "зрячим камням". Жизнь иногда поворачивается неожиданной стороной...
        А ведь анализатор может куда больше, подумал навигатор ни с того ни
    с сего. Наверное, это тоже была одна из особенностей Дракона - в его
    присутствии в голову приходили в высшей степени необычные мысли.
        - Много сегодня? - нарушил молчание Дракон. Голос был низким,
    сочным. Вполне возможно, что подлинный Дракон, воплотись он в
    человека, говорил бы именно таким голосом. Закроешь глаза - и видишь
    внушительную фигуру, двух метров ростом. Откроешь - и видишь куклу,
    игрушку, ожившую стараниями какого-нибудь легкомысленного мага.
        - Четыре, - признался островитянин. - Целых четыре. Информация
    разрушается быстрее, чем ожидалось. Он вынул шарик наугад, один из
    тех, что успешно прошли проверку, и, подумав, положил его на место.
        - Можно мне? - плюшевый палец указал именно на этот шарик.
        - П-пожалуйста, - Теммокан исполнил просьбу с некоторым
    опасением. Инструкции были ясны - Дракону не перечить. Он знает, что
    делает, повторял Даллатер неоднократно. Даже если тебе кажется, что
    он валяет дурака...
        - Интересно, - произнёс Дракон минуту спустя. Голос стал менее
    звучным. Голоса он тоже менял с лёгкостью. Хотя их было не так много
    - четыре-пять, не более. - Интересно.
        - Что там может быть интересного? - спросил Теммокан, не сумев на
    сей раз полностью скрыть не погасшего ещё раздражения. - Запись и
    запись. Все они одинаковы.
        - Не все, - Дракон спрыгнул на пол. - Если хотите, могу показать,
    почему. У меня в кабинете. Возьмите ещё один "живой" кристалл, для
    сравнения.
        От подобного предложения у островитянина глаза полезли на лоб.
    Чтобы Дракон сам предложил какому-то там Человеку ознакомиться со
    своей работой... нет, день сегодня явно необычный.
        Он был настолько поражён, что едва не забыл запереть за собой
    дверь. Медленно шагая бок о бок с комично марширующим по коридору
    "медвежонком", островитянин впервые заметил на груди у того светлый
    "галстук" - треугольник более светлого меха.
        Сам по себе Дракон был бурым.
        Словно "галстук" появился именно сегодня!
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        Когда створки ворот приоткрылись, в грудь ей оказались направлены
    два копья (острия их переливались зеленоватым светом) и причудливо
    сложенная - в некое подобие щепоти - правая рука крайнего справа
    всадника.
        Именно он заговорил с ней, дав своим сопровождающим (их было
    шестеро, но это она осознала уже много позже) знак оставаться
    на местах.
        - Что вы здесь делаете, почтенная? Вы здесь живёте?
        Она со страху не сразу смогла вымолвить слово и вначале лишь
    поспешно кивнула. Пошевелила губами, но ни одного звука не смогло
    вырваться из них.
        - Вы умеете говорить? - спросил всадник, извлекая из-за пазухи
    девятилучевую звезду, выточенную из красного камня.
        - Да что с ней церемониться, Майтен, - нетерпеливо возразил
    ближайший к нему всадник. У этого в руке была тяжёлая булава.
    Также слабо отливающая зеленью. - Взять с собой, на месте и
    разберёмся.
        - Оставь старуху в покое, Хеванг, - возразил ему его товарищ,
    который, впрочем, продолжал направлять на тщедушную фигурку
    наконечник копья. - Наше дело маленькое.
        - Нам нужно осмотреть дом, - объявил названный Майтеном. Он
    спешился; то же проделали и двое его сопровождающих. Остальные
    находились поодаль и вид их свидетельствовал, что каждый миг надо
    ожидать неприятностей.
        - Прошу, - смогла, наконец, выговорить она, повинуясь жесту
    человека с каменной звездой на цепочке. Зачем ему эта звезда?
        - Я войду первым, - объявил Майтен и сдержал обещание. Двое
    остальных не сводили глаз с женщины, держа оружие наготове. Да они
    боятся меня, подумала обитательница дома. Смертельно боятся. Она
    хотела было спросить что-то у них... но увидела, как те напряглись и
    передумала.
        Майтен появился минут десять спустя.
        - Что у вас в погребе? - спросил он и ей сразу стало понятно, как
    устал этот человек. Судя по его лицу, он не спал как минимум двое суток.
    Что же творится в нашем безумном мире?
        - Крысы, - ответила она, ни секунды не колеблясь.
        - Ясно, - Майтен спрятал свою звезду и сделал знак своим
    спутникам. Те, с явным облегчением, направились к своим лошадям.
        - Не знаю, отчего вы решили здесь остаться, - Майтен продолжал
    сверлить её взглядом. - Мы можем переправить вас в безопасное место.
    Здесь всё ещё попадаются... *hilien moare*...
        - Чудовища, - подсказала она и тут же пожалела о содеянном.
    Человек метнул в неё подозрительный взгляд.
        - Вы встречались с кем-то из... заградительных отрядов?
        - Осенью, - она указала рукой в сторону, откуда пришла. - Там...
    сожжённые деревни...
        - Верно, - Майтен перестал сверлить её взглядом и спрятал руки в
    рукава. - Повезло вам, почтенная, что в вашей деревне чисто. Жаль
    оставлять вас одну... вот что. Через две недели здесь проедет ещё
    один отряд. Покажете им вот это, - он извлёк из кармана небольшой
    предмет - неправильной формы кусочек чёрного камня, на плоской стороне
    которого был золотом инкрустирован непонятный символ. Слово? Заклинание?
    Священный знак?
        - И... что? - голос вновь подвёл её.
        - Они помогут вам, - человек отвернулся. - Если захотите. Прощайте,
    - и скрылся, затворив за собой ворота.
        Она стояла до тех пор, пока не смолкли звуки копыт.
        Вернулась в дом, но тепло показалось ей чужим, незаслуженным,
    неприветливым. В небольшой комнатушке, что служила ей кухней, она
    наклонилась над ведром с водой.
        - "Старуха"? - тихо спросила она своё отражение. - Какая же я
    старуха?
        Громко выстрелило одно из поленьев в печи и стоило значительных
    усилий не закричать от ужаса.
        Кто-то зашуршал в погребе. Точно, крысы. Жаль, что она не помнит,
    какой травой можно извести этих мерзких тварей.
        Жаль, что она вообще так мало помнит.
    
                                    *  *  *
    
        В тот раз она спускалась в погреб, чтобы взять из подвешенного под
    самым потолком мешочка немного сушёных грибов. Погреб был сделан на
    совесть, и прежние хозяева (непонятно даже, как они выглядели) проявляли
    немалую изобретательность, чтобы не подпустить серых голохвостых
    мародёров к своим запасам. Всё хранилось в своеобразных ящиках - нишах,
    сделанных в стенах под самым потолком. Дверцами этих ящиков служили
    каменные же панели. Зубам они были не под силу.
        Правда, у одной из ниш дверца была чуть сдвинута в сторону и оттуда
    доносилось сердитое попискивание. Вначале был соблазн захлопнуть её...
    но сколько можно возиться с падалью? При самом удачном стечении
    обстоятельств придётся сидеть здесь до середины весны - на больший срок
    запасов уже не хватит.
        ...Итак, она спустилась в погреб.
        Лампа горела ярко; масла для неё также было предостаточно - даже
    странно, как такой дом остался неразграбленным. Воистину, боги бывают
    порой милосердны даже к тем, кто не замечает их. Аккуратно сдвинув
    тяжёлую панель до упора, женщина извлекла берестяную коробочку с
    грибами. Странно, что здесь так сухо. И плесенью почти не пахнет...
        Она проверила, закрыты ли ниши и собралась было уходить, как
    ощутила на себе взгляд. Тяжёлый, испытуюший. Пристальный.
        - Кто здесь? - спросила она громко, поворачиваясь в сторону
    лестницы. Повернула лампу... и едва не выронила её.
        Десяток крупных крыс - величиной с кошку - сидели между ней и
    лестницей и сосредоточенно глядели на человека. Незваного гостя,
    вторгнувшегося в их царство. От взгляда этого ей едва не стало худо.
    В случае чего, разобью лампу об пол... так уже приходилось делать.
    Раньше, в другом месте... когда что-то бесформенное и хлюпающее
    принялось сочиться из щелей пола, подползая к человеку поближе... Она
    помотала головой, отгоняя жуткое видение прошлого и взяла лампу
    поудобнее.
        - Прочь с дороги, - приказала она громким голосом. Крысы не
    пошевелились. Так и продолжали смотреть на человека.
        Краем глаза она заметила, что вокруг неё появляются новые крысы.
    Ещё и ещё. Да не те, что испуганно бросались прочь, едва лестница
    начинала скрипеть под тяжестью человека - те были серыми и
    относительно небольшими. Эти же были сплошь чёрными, лоснящимися,
    сильными.
        Если только они решат напасть...
        Она сделала шаг вперёд. Нервы были натянуты до предела. Косая
    трапеция, светящаяся над головой, была и близка, и недосягаема. И
    отчего я не взяла факел... ведь так просто было догадаться...
        Крысы раступились, пропуская человека к лестнице. Так пропускают
    простолюдины неведомо как забредшего в их квартал аристократа.
    С опаской, почётом, но без чрезмерного благоговения. Мы знаем, кто ты и
    кто мы. Проходи, да побыстрее - здесь наши владения.
        В углу возникла какая-то возня. Послышался писк, скрежет
    когтей... и вдруг все крысы куда-то делись. Осторожно оглядевшись и
    посветив лампой по углам (лестница, за которую она теперь держалась,
    внушала некое спокойствие), она поняла - куда. В такой лаз могла бы
    пролезть и собака, если не слишком крупная... Как же она пропустила
    подобное? Надо будет отыскать камней и завалить этот лаз.
        Ей показалось, или что-то блеснуло в щели на полу?
        Не показалось. Возле самого лаза камни, которыми был выложен пол,
    немного разошлись. В щели, провалившись довольно глубоко, мерцало
    что-то красное, продолговатое.
        Из лаза тянуло крысами и холодом. Она догадалась поставить лампу
    прямо перед лазом. Какая-никакая, а защита. Раз эти твари не стали
    нападать... ой, что-то здесь не так! Чего они ждут? Почему убрались
    подальше?
        Вокруг никого нет. Ощущение взгляда оставило её... Тихо вокруг и
    спокойно.
        Отыскать щепку не составило большого труда, а вот вызволить
    загадочный предмет оказалось непросто. Щепка несколько раз ломалась,
    и вещица выскользнула из щели в тот самый момент, когда женщина
    готова была отчаяться.
        Вещица и впрямь была красивой - просто загляденье! Ей не
    доводилось видеть драгоценные камни, но этот предмет явно был непрост
    и очень дорог. Сложная огранка, тёмно-розовый цвет... На одной из
    больших граней что-то можно было различить. Какой-то рисунок. Не то
    буквы, не то... да, это буквы. Странно. Ни в какое вразумительное
    слово они не выстраиваются. Надо будет рассмотреть повнимательнее
    наверху.
        Только сейчас она заметила, как озябла здесь, вдали от
    благословенного тепла.
        Побыстрей отсюда! Она сжала кристалл в руке и, взяв в другую руку
    фонарь, поднялась на вторую перекладину.
        Лестница скрипнула под её весом и она едва успела отыскать опору
    - сжав кристалл в кулаке.
        Ей показалось, что в руке у неё очутился шершень, а не
    красавец-кристалл. Боль была невероятной. Когда перед глазами кончили
    мелькать красные пятна, а разум возвратил себе власть над телом, она
    разглядела проклятый кристалл, откатившийся к самому крысиному лазу.
        - Что же... это... - прошептала она, осторожно разжимая ладонь
    пострадавшей, левой, руки. Ей было страшно это делать - казалось, что
    та изуродована до неузнаваемости. Однако там был лишь ожог... да и
    тот не очень сильный.
        Буквы - или что это было - явственно отпечатались на ладони. Чуть
    более тёмными линиями. Боль проходила медленно.
        - Всё равно я заберу тебя, - прошептала она, осознав, что как-то
    умудрилась подхватить лампу и не сломать себе спину, падая на
    каменный пол. Только чем взять этот строптивую вещицу? Ага, вот этими
    кусочками дерева...
        Чёрная крыса выскользнула из лаза, осторожно взяла кристалл в зубы и
    скрылась во тьме.
        - Чтоб ты подавилась, - от души пожелала женщина, вполне искренне, и
    поспешила прочь.
        ...Наверное, так оно и лучше, подумала она много позже. Да и куда
    можно девать подобное? Иные мародёры были готовы убить человека, чтобы
    забрать - вместе с отрубленным пальцем - дешёвое серебряное колечко.
    Нет, пусть кристалл остаётся там, куда его утащили.
        Следы ожога на ладони быстро проходили и срисовывать буквы - в
    зеркальном отражении - пришлось в некоторой спешке. Впрочем, она и так
    успела запомнить, как выглядело начертание.
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        В комнате, которая была предоставлена Дракону, было довольно
    жарко. Хорошо ещё, что воздух так сух. О боги, у него камин
    растоплен! И окно настежь! Нет, понять Дракона никто никогда не
    сможет...
        Каждое утро все сотрудники отдела сортировки - так называл
    Светлейший тех пятерых, в число которых входили Дракон и Теммокан -
    получали по одному стандартному сундучку с кристаллами. Две сотни.
    Учитывая, что общее число кристаллов превышает полмиллиона... Да,
    работы действительно невпроворот. Проклятие...
        А Дракон-то свою порцию уже перебрал. Два "протухших", как
    выражается начальник со свойственной ему деликатностью. Остальные в
    порядке, надо понимать. И приборы здесь немного другие... Жаль, что
    Дракон не расскажет, чем он тут занимается... Как его могла
    заинтересовать столь унылая, рутинная работа?..
        - Вначале простой, - потребовал Дракон, довольно ловко вспрыгивая
    на свой "трон". Нормальных кресел у него здесь, конечно же, не
    найдётся. Зато этих, "игрушечных", целых три. Ничего, иногда полезно
    и постоять.
        Теммокан с интересом наблюдал, как Дракон ловко заряжает шарик
    внутрь массивного проектора. Не глядя, тихонько стукнул по крышке
    стоявшей рядом штуковины, похожей на древний, заправлявшийся маслом,
    фонарь.
        В комнате немедленно сгустились сумерки. Теммокан тихонько
    присвистнул. Ну и чудеса тут творятся... "лампы темноты" были одним из
    самых последних достижений Академии. Найти им реальное применение было
    непросто - фотографы нынче были реликтами, никак не желающими вымирать,
    и никаких новшеств не признавали. Впрочем... нет, непонятно. Даже если
    Дракону лень тянуться за шнуром, закрывающим жалюзи, для чего ему его
    пресловутая магия?..
        Теммокан продолжал недоумевать и поражаться необычной обстановке,
    когда в нескольких шагах от него возникло объёмное изображение.
    Первый "кадр" *килиана* - как правило, самый чёткий.
        Это был вид на площадь. Судя по громаде Храма, отчётливо
    видневшегося на заднем плане, съёмка проводилась в Венллене. А вот
    когда - понять трудно. Судя по всему, снималось какое-то праздничное
    шествие.
        - Следите за головой статуи, - проронил вдруг Дракон и
    изображение, качнувшись, резко приблизились. Эффект присутствия был
    впечатляющим - Теммокан, даром что навигатор, прошедший на кораблях
    не одну тысячу километров, схватился за крышку стола, хотя и не думал
    падать.
        Приблизилась голова статуи. Красиво... Солнечного Воина всегда
    изображают улыбающимся. Страшная улыбка, надо вам признаться...
        - Продолжаю увеличивать, - объявил Дракон.
        Вновь изображение вздрогнуло и теперь один лишь глаз статуи,
    выточенный из крупного алмаза, повис перед ними. Впрочем, непонятно
    было, чего добивается Дракон. Уже было заметно, что качество изображения
    ухудшилось. И что здесь удивительного? Большинство кристаллов было в
    состоянии запоминать изображение, что и после тысячекратного увеличения
    оставалось чётким. Данный кристалл был несколько хуже. Или начал
    "портиться". Что это доказывает?
        - Понятно, - кивнул Теммокан. - Вижу, что изображение ухудшилось.
        - Отлично, - Дракон погасил проектор и осторожно заменил один
    шарик на другой. - Смотрите внимательно.
        На этот раз качество было несравненно лучше. Озеро. Где именно -
    непонятно. Но красивое. Судя по всему, была осень - берег был выстлан
    красной, оранжевой и местами светло-зелёной листвой. Ветер чуть хмурил
    во всём остальном безупречную поверхность. Превосходный пейзаж!
        - Красота какая! - произнёс Теммокан, придвигаясь поближе.
        - Дальнее дерево, - указал Дракон. - На том берегу.
        Картинка на миг затуманилась, затем перед зрителями возникло
    небольшое деревце. Не иначе, ветром его надломило... вот-вот
    сломается окончательно. Что же это?! Теммокан ощутил, как мгновенно
    вспотел его лоб. На первоначальной картинке это дерево было едва
    заметно - так, незначительный штрих. Теперь же оно высилось перед
    ними, словно находилось в десятке шагов. Но изображение оставалось
    безупречным, чётким, со множеством деталей!
        - И что? - спросил человек, облизнув губы.
        - Следите внимательно, - предложил Дракон.
        Картина начала... поворачиваться. Взгляд невидимого "наблюдателя"
    начал скользить по медленно вращающемуся дереву. И... стало видно,
    что по ту сторону дерева сидит, прижавшись к самой земле, крохотная
    полевая мышь. При таком увеличении она казалась крупнее тигра. Точка
    зрения повисла над головой зверька, и Теммокан понял, что смотрит на
    мышку сверху вниз.
        - Этого не может быть! - воскликнул он возбуждённо. - Откуда это
    взялось? Что это - розыгрыш?
        - Нет, - покачал головой Дракон. - Хотите, прогуляемся по дну
    озера?
        - Н-нет, - покачал головой навигатор, как можно более энергично.
    - А это... что это? Кто это?..
        Взгляд "наблюдателя" метнулся вверх и в сторону и стал виден тот,
    кто записал этот кристалл. Теммокан успел различить только высокую
    фигуру, в плаще, чьи полы были отброшены за спину порывом ветра. И
    всё закончилось.
        Стало темно.
        Дракон вновь коснулся "лампы" и темнота стала мало-помалу
    рассеиваться.
        - Можно посмотреть на... того, кто записал это? - попросил
    Теммокан, почти что робко.
        - Нет, - услышал он тяжёлый бас. Не сочетался внешний вид
    "медвежонка" с таким густым, тяжёлым голосом. - Мы и так увидели
    слишком много. Прикройте дверь, пожалуйста...
        Теммокан был слишком поражён, чтобы ослушаться. Он двинулся в
    сторону двери медленно, как во сне, не переставая думать об
    увиденном. То, что только предстало его глазам, никак не могло
    существовать!.. Ведь, если только Дракон не решил разыграть его,
    внутри этого кристалла находится на просто изображение... пейзаж и
    свист ветра... там находится целый мир! Или, по крайней мере, часть
    мира, явная и осязаемая!..
        За его спиной послышался слабый треск.
        - Что... - начал Теммокан, держась рукой за ручку двери, и не
    окончил. Дракон положил шарик на одну из ладоней и резко накрыл её
    другой.
        Теммокан не успел как следует защитить глаза. Вспышка была не
    жаркой, но его ощутимо толкнуло назад. Когда он поднялся на ноги, перед
    глазами ещё прыгали чёрные пятна, а за окном, прямо перед ним, виднелось
    нечто странное и небывалое... Полчаса спустя, когда удалось окончательно
    собраться с мыслями, навигатор осознал, что он видел знакомую с детства
    картину - круги, разбегающиеся по поверхности заросшей ряской воды.
        Только вместо воды было небо...а вместо ряски - облака, деревья,
    весь окружающий мир. Он покачивался вверх-вниз ещё секунду-другую, после
    чего всё вернулось на свои места.
        Дракон отряхнул ладони. Тончайшая стеклянная пыль взвихрилась
    вокруг него.
        И Теммокан понял, что их в комнате уже не двое. Светлейший, от
    волнения едва не подавившийся собственной сигарой... и трое ребят из
    охраны. Все с глазами, вылезающими на лоб. Должно быть, тоже увидели
    "круги на воде".
        - Дракон? - спросил Даллатер, выплюнув остатки сигары прямо на
    пол. - Теммокан? Что тут творится?
        - Извините, - проговорил Дракон смущённым басом. - Я несколько
    увлёкся. Есть захотелось, так что...
        Нелепое это объяснение совершенно удовлетворило вновь прибывших и
    те, успокоенные, побрели прочь.  Теммокан тем временем осмотрел и
    ощупал себя, чтобы убедиться, что всё на месте. Ну и развлечения у
    этих "медвежат"! Да! Чем ему кристалл-то не угодил? Однако ответа
    ждать не приходилось - Дракон уселся в кресло спиной к двери и,
    казалось, погрузился в размышления.
        В точности как Светлейший. Если уж он погрузился в свои дела -
    можешь вставать и уходить, твоё присутствие более не обязательно.
    Провалиться им обоим с их деликатностью!
        Минуты через три навигатор тихонько открыл дверь и вышел в
    коридор, где царила прохлада и полумрак. Окружающий мир казался
    ярким, свежим, только что возникшим. Что же такое произошло?..
        И зачем было звать его, Теммокана?
        Множество мыслей приходили ему в голову, но ни одна не оказалась
    достаточно уместной.
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        В доме был кто-то ещё.
        С каждым днём она словно приходила в себя после долгого,
    болезненного забытья. Иногда чувства резко обострялись - и каждое
    пятнышко на стене, каждый скрип, доносившийся из углов старого дома,
    каждый оттенок запаха - становились почти непереносимо сильными,
    изобилующими деталями, заслуживающими того, чтобы всматриваться и
    вслушиваться бесконечно. И руки. Те руки, что отодвигали засов, чтобы
    впустить всадников внутрь, действительно принадлежали старухе -
    высохшие, узловатые, с тонкой бледной кожей, испещрённой тёмными
    пятнышками. Теперь... она вновь и вновь осматривала себя... мнимая
    старость пропала без следа. Что происходит? Где она и кто она?..
        - Я не отсюда родом, - услышала она как-то свой собственный голос
    и едва не подпрыгнула от неожиданности. Голос тоже стал моложе. Во
    всяком случае, уже не был глухим, угасшим, истёртым...
        В доме не было ни одного зеркала. А много ли увидишь в бадье с
    водой? Хорошо ещё, что колодец совсем рядом с домом, до реки в такую
    метель можно и не дойти.
        И в доме находился кто-то ещё.
        Чей-то взгляд, пристальный и цепкий, время от времени обжигал
    прикосновением затылок. Но, как стремительно ни пыталась она
    оборачиваться - никого так и не смогла заметить. Однако кто-то всё же
    был.
        Возможно, это был какой-нибудь домовой. Или в кого там верили
    здешние жители? Сама она не помнила своего детства, но, обходя нехитрый
    двор, время от времени замечала, что оставляет - видимо, в моменты
    своего беспамятства - разнообразные мелкие подношения. Кому? Неизвестно.
    Кусочки сухарей с блюдечком воды. Немного каши. И так далее...
        И кто-то подчищал всё оставленное, до последней крупинки. Крысы?
    Вполне возможно... Или кто-то из безвредной нечисти, которую полагалось
    всячески ублажать?
        Сегодня она впервые не оставила нигде ни крошки и таинственный
    взгляд преследовал её весь день.
    
                                    *  *  *
    
        Чем занять себя человеку, запертому метелью в четырёх стенах
    дома?
        Чудо, что в сарае нашлось достаточно дров и угля, чтобы как-то
    пережить время холодов.
        Чудо, что оставшихся скудных запасов хватит, чтобы увидеть новую
    весну.
        Чудо, что банды мародёров и тех несчастных существ, за которыми
    охотятся отряды объединённой армии, не обращают внимания на эту
    деревеньку и единственный обитаемый дом.
        Но продолжать надеяться на чудеса - значит, испытывать терпение
    богов. Кроме того, никому не известно, что ждёт её впереди. Так что
    пора пытаться самой вмешаться в то, что происходит. Чудеса ещё могут
    пригодиться.
        ...Она сидела и, чтобы хоть чем-то занять себя, чинила вытертую
    до блеска во многих местах, старенькую шубу. Бесполезное занятие, но
    сидеть у тихо потрескивающего огня, вслушиваясь в жалобный стон ветра
    и шорох в погребе - занятие не менее бесполезное. И гораздо быстрее
    привело бы её к безумию. А человек, которому доводилось быть на
    волосок от смерти, не торопится увидеть её вновь...
        Непонятный взгляд не оставлял её в покое уже третий день. Она
    прилежно оставляла скромные подношения - которые исчезали самое
    большее спустя полчаса - но избавиться от неприятного ощущения не
    удавлось.
        Кроме того, были сны.
        Несколько месяцев - или лет? - назад лишь во сне она ощущала себя
    живой и настоящей. Сны более походили на настоящий мир, нежели
    дымящиеся руины, останки людей и чего-то такого, что вызывало ужас и
    после смерти, мёртвые леса и отравленные озёра... Война никогда не
    бывает справедливой - как всякое потрясение, она поднимает со дна
    жизни огромную волну нечисти. И неизвестно, что страшнее - те битвы,
    о которых позднее слагают легенды или те, о которых предпочитают
    никогда не вспоминать...
        Во снах не было ни войны, ни огня, ни грязи.
        А теперь, вот уже третью ночь, приходили видения каменного мешка,
    душной комнаты, заставленной огромными котлами и чанами, из которых
    поднимался едкий дым... И останки человека - судя по всему,
    съеденного заживо - посреди этой жуткой картины... Несколько раз она
    просыпалась от собственного крика. Приходил новый сон, и оживало всё
    то же жуткое видение...
        Оно преследовало её и наяву. Сидеть над шубой с иголкой в руках
    помогало хоть как-то избавиться от наваждения.
        Было и ещё одно - отчасти приятное - явление. Память перестала
    проваливаться в небытие, стоило ей в очередной раз разомкнуть веки
    утром.
        ...Она обнаружила, что сидит, довольно давно, и прислушивается к
    звукам из погреба.
        Тихо. Никто не шуршит, ничьи резцы не обрабатывают неподатливое
    дерево. Никто не попискивает, утверждая свои права на пищу, на
    территорию, на что бы то ни было... Тишина.
        Спокойствие это было оглушительным. Страшным. Женщина отложила в
    сторону шубу и на цыпочках подошла к массивной крышке.
        Прислушалась.
        Чьё-то едва заметное дыхание или всего лишь свист ветра?
        Осторожные мягкие шаги или игра воображения?
        В руке у неё была кочерга - единственный предмет, показавшийся
    подходящим оружием. Единственный нож, который удалось отыскать и
    кое-как заточить, был очень тонким.
        Сосчитав до десяти, она перевела дыхание и рывком откинула крышку.
        Ничего не случилось. Разве что затихли последние звуки,
    доносившиеся оттуда... или же она попросту пришла в себя.
        - Я знаю, что ты там, - произнесла она громко, чувствуя себя
    невероятно глупо. - Хватит прятаться. Выходи!..
        Удары собственного сердца звучали так громко, что она боялась
    оглохнуть.
        Когда чья-то нога опустилась на скрытую во мгле ступеньку, она
    едва не выронила кочергу. А крик... от страха горло её словно сжало
    стальным обручем.
        Когда две руки легли на верх лестницы, она обрела способность
    спокойно дышать и рассуждать.
        Руки были такими же хрупкими и тонкими, как и её собственные...
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        Светлейший возник в дверном проёме неожиданно. Он выглядел как-то
    странно. Теммокан недоумённо смотрел в серые глаза
    начальника и осторожно вернул на место очередной шарик, что только что
    извлёк из "гнезда" - контейнера, в который входило две сотни "зрячих
    камней".
        - Оставь это всё и быстро за мной, - велел он и, кивнув куда-то себе
    за спину, повернулся (с мягким шорохом, что всегда сопровождал его) и
    быстрым шагом удалился.
        Теммокана всё ещё задевало то, что Светлейший полагал свои указания
    само собой обязательными к исполнению. В пределах Хранилища он был
    всемогущ (или, по крайней мере, так думал). Взывать к нему, пытаться
    убеждать - всё это было бесполезно. И, как это ни странно, никто никогда
    не возмущался. Ни за глаза, ни открыто.
        Навигатор не вполне ещё пришёл в себя после той "ряби на небе" и
    мысли его были поглощены совсем иным. Фигура на берегу озера не давала
    ему покоя.
        Как же это могло произойти?
        ...Они спустились по трём винтовым лестнциам, Светлейший лично отвер
    своим "универсальным" ключом три массивных металлических двери
    (исключающих вякую возможность пройти сквозь них, припомнил навигатор)
    и, остановившись на пороге одного из хранилищ (Теммокан расширенными
    глазами обвёл уходящие во мрак стены - и "гнёзда", "гнёзда", "гнёзда".
    Похоже на птичью колонию, подумал Теммокан неожиданно и едва не
    рассмеялся, представив, кто мог бы снести подобные "яйца".
        - Здесь, - послышался голос из-за его спины. Теммокан обернулся.
    Даллатер стоял у порога. - Комната для охранника справа от тебя. Посиди
    пока здесь. Твой ключ, - он протянул руку повелительным жестом и
    навигатор подчинился, сам не осознав этого.
        - Я вернусь за тобой, - пообещал Светлейший и дверь мягко
    затворилась перед Теммоканом.
        Стало темно.
        - Какого... - охрипшим голосом произнёс островитянин, неожиданно
    понявший, что окутавшая его мгла вовсе не так приятна, как могло бы
    показаться. И понял также, что сжимает в правой руке что-то
    продолговатое, отполированное, массивное.
        Предмет озарился изнутри мягким желтоватым светом. Теммокан
    облегчённо вздохнул. Это был факел. Ну не совсем, конечно, факел... Он
    не горел, не коптил, не мог вызвать пожара. Настроить его можно было на
    какой угодно цвет свечения - а при необходимости и на мгновенную мощную
    вспышку.
        Однако и оставаясь просто факелом, который освещал всё вокруг на
    расстоянии полусотни шагов, факел "горел" не менее двух недель
    непрерывно.
        Светлейший не раз говорил, что это - одно из величайших достижений
    современной магии. Со сглаженными краями, прочный и приятный на глаз,
    "холодный факел" мог подзаряжаться практически от чего угодно. От
    прямого солнечного света, от ближайшей силовой линии, от зарядного
    устройства, от простого контакта с человеком (нет, это не опасно для
    здоровья, тут же говорил он)... При разрушении не давал острых обломков.
        Из-за этого он такой тяжёлый, подумал навигатор, лёгким движением
    кончика пальца заставляя факел переливаться всеми цветами радуги. В
    обычную продажу такие предметы не поступают. Да... Видал он подобное -
    включая и "всевидящий глаз", способный установить мировые координаты в
    каком бы то ни было месте окружающего мира... Но настолько удобный,
    надёжный и долгоживущий инструмент - впервые.
        Мне такой полагается как работнику Хранилища, вспомнил он. Когда это
    я успел его достать? И вроде бы вообще оставил его в ящике стола...
        - Проклятие, - произнёс он, чтобы прогнать давящую на уши тишину.
        Никакого эха. Шарики переливаются, сверкают сквозь отверстия в
    стенах "гнёзд". Контейнеры нарочно сделаны проницаемыми для воздуха.
    Ага, а вот и кондиционер заработал... Недовольно так заворчал -
    влажность в хранилище повысилась, пора удалить ненужное...
        Чего ради Даллатер запер его здесь?
        - Похоже, он всё-таки сумасшедший, - заключил навигатор, ожесточённо
    почесав затылок. Надо поскорее разобраться с этими шариками и убраться
    вон отсюда. Заодно и посмотреть, удастся ли ему настичь...
        Позади что-то скрипнуло.
        Навигатор подпрыгнул, словно его ужалили.
        Это была всего лишь дверь помещения для охранника - "вахтёрки". Тоже
    дань времени, ибо последние два столетия здесь справляются и автоматы.
    Машины, машины,..
        Сквозняки повсюду. А казалось, что хранилище совершенно герметично.
        Теммокан скользнул внутрь комнатки и тщательно прикрыл за собой
    дверь.
        Внутри было куда уютнее.
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        Она медленно отступала - внутрь "кухни". Обладатель рук высунул
    голову (самую обычную, человеческую) и выбрался наружу одним быстрым
    движением.
        Некоторое время они смотрели друг на друга.
        - Что ты там делал? - спросила женщина, всё ещё не решаясь отпустить
    кочергу. Первые несколько мгновений неожиданный "гость" показался ей
    огромным, уродливым и страшным. Теперь было видно, что он вовсе не такой
    уж и страшный.
        И вообще ему едва ли вряд ли больше двадцати лет.
        "Северянка", отметил выбравшийся из подполья. Лет сорока. Короткие
    волосы, цветом напоминающие солому, несколько грубоватые черты лица.
    Для обитателей Срединных стран - нечто странное, почти что уродливое.
    Даже шутка такая есть, что северяне своих женщин вырубают из скал,
    топорами. Оттого-де такие нескладные.
        Откуда ей взяться здесь, почти посередине Большой Земли?
        - То же, что и ты, - ответил он на словах и, бросив оценивающий
    взгляд на кочергу, захлопнул босой ногой крышку погреба. - Прятался.
        "С запада", подумала женщина. "Каким ветром его сюда занесло?"
        Медленно и осторожно она прислонила кочергу к стене и выпрямилась.
    Мальчишке (росту в нём было едва ли полтора метра - на добрую голову
    ниже её самой) досталось больше, чем ей. Кожа да кости. Что он там ел?
    Крыс?
        Что-то здесь не так.
        - Там полно крыс, - произнесла она полувопросительно. Мальчишка
    хмуро кивнул. Пожалуй нет, не мальчишка. Глаза его выдают. Глаза
    взрослого человека...
        Они замерли. Оба.
        - Почему ты не спрашиваешь, как меня зовут? - неожиданно спросил
    "мальчишка".
        Она на миг смутилась и быстрым взглядом осмотрела себя. Вроде всё в
    порядке... что он так уставился на неё? Боится? Зачем тогда вылез?
        - Не знаю, - она уселась с размаху на деревянный табурет. Ноги
    неожиданно отказались ей служить. Её новый знакомый молча уселся,
    прижавшись спиной к горячей ещё печке.
        Курточка его была чрезвычайно грязной и во многих местах проеденной.
    Мощными резцами. Как он только выжил - непонятно.
        - Неммерлонитен, - неожиданно произнесла она. Да. Так оно и звучало.
        - Что? - удивился "мальчишка", подняв глаза.
        - Меня так зовут.
        Наступило неловкое молчание.
        - Вряд ли, - высказался он в конце концов. - Я ни разу ни слышал,
    чтобы ты произносила своё имя. Впрочем... пусть будет так. Неммер...
    можно просто Неммер?..
        - Можно, - произнесла она и принюхалась. От рваного тряпья (а ведь
    видела его - в углу погреба, валялось там скомканное) ощутимо пахло
    плесенью. И ещё какой-то дрянью. Как ему только не противно?..
        - Хонненмиатон, - "мальчишка" приподнялся и вновь уселся на
    корточки, явно наслаждаясь теплом.
        Неммер рассмеялась.
        - Передразниваешь меня?
        - Вовсе нет, - он, похоже, обиделся. - Это то, что я помню. Звучит,
    кстати, ничуть не хуже. Он опустил взгляд и Неммер ощутила, как
    округлились его глаза. - Что это?
        Он указал на левую ладонь её - ту, обожжённую. Гравировка, что
    прежде была на кристалле, ясно выделялась на коже красноватыми штрихами.
        Она опустила взгляд и приоткрыла рот, не зная, что и произнести.
        - Там... - она помедлила. - В подвале... Я нашла драгоценность.
    Красивый такой кристалл... - Тут её осенило. - Это, случайно. не твой
    ли?
        Он кивнул, прищурившись (и побледнев, отметила Неммер). Глаза его стали
    двумя кристаллами льда. Неммер содрогнулась, хотя в "кухне" было жарко.
        - Крыса его унесла, - добавила она (отчего-то шёпотом).
        "Мальчишка" медленно поднялся на ноги, пристально глядя на женщину.
    Прошло всего несколько минут с начала их разговора, но она теперь
    выглядела гораздо моложе. Неужели это?..
        - Помочь тебе его достать? - спросила она, сделав шаг в сторону
    люка.
        Её новый знакомый покачал головой и льдинки в его глазах растаяли.
        - Но если это... этот... твой, то... - она осеклась.
        На лице Хонненмиатона явно отражалась какая-то ожесточённая борьба.
    Он сглотнул, сделал шаг назад, упёршись спиной в стену и произнёс,
    по-прежнему глядя ей в глаза.
        - Это не... драгоценность, - она увидела, как сузились его зрачки.
        - Это я сам, - добавил "мальчишка" совсем тихо.
        В печке выстрелило очередное полено, но обитатели дома даже не
    пошевелились.
    
                                    *  *  *
    
        - Почему ты мне это сказал? - спросила она пять минут спустя. Хонн
    (сошлись, что это будет в самый раз) ответил, всё ещё впитывая спиной
    щедро источаемое тепло.
        - Ты не похожа на старуху.
        - На какую... - тут она вспомнила. - Но как он тебя не увидел?
        Тот выразительно пожал плечами.
        - Успел, - что именно "успел", он явно говорить не торопился.
        Неммер (которая "помолодела" лет до двадцати, отметил Хонн, и более
    не изменялась), вновь усмехнулась. На сей раз устало.
        - Так и следил за мной всё это время?
        - Да, - безразлично кивнул он. - Что в этом плохого?
        Они вновь встретились взглядом.
        - Значит... - она поколебалась и, неожиданно, решилась. - Ты тоже...
    ничего не можешь вспомнить?
        - Нет, - "мальчишка" поёжился. - Только один сон. Страшный сон.
        - Тёмная и сырая клетка, запах крови, - медленно произнесла Неммер.
    Глаза Хонна расширились до предела.  - Кто-то, полуобглоданный, но ещё
    живой...
        - Откуда ты знаешь?!
        И Неммер тоже решилась.
        - Я видела такой же сон, - произнесла она, отчего-то уверенная, что
    говорит правду. - Несколько раз. Дорого бы дала, чтобы больше не видеть.
        Хонн сидел, уткнувшись лицом в грязные коленки. После чего медленно
    поднял голову. Неммер заметила, что глаза его блестят сильнее прежнего.
        - Что же нам теперь делать? - спросил он.
        Ответа долго не было.
        "Мы", подумала Неммер. Ну конечно. То-то мне чудилось что-то
    странное... но не враждебное.
        - Для начала переоденься, - решила она. - Тут есть кое-какие
    обновки... а это - в печку.
        Он молча кивнул и сам бросил скомканное тряпьё в жаркую оранжевую
    пасть. Вот тут Неммер и увидела *настоящее* тряпьё. Небеса, как он
    только заживо не сгнил в такой, простите, одежде?!..
        - Снимай и это, - она вновь отвернулась к окну, наблюдая за снежными
    мухами. - Одежда в дальней комнате, в комоде. Только тебя отмыть вначале
    надо... - и услышала быстрый приглушённый топот босых ног.
        Он появился минуты через три. Неммер поразилась - когда это он успел
    избавиться от отвратительной грязи, что покрывала его всего? Ну, если он
    только вытерся чем-то чистым... - подумала она, раздражаясь не на
    шутку... - и встала, чтобы выразить своё негодование.
        Странно.
        Первые два отпечатка ног, что вели в дальнюю комнату, были отчётливо
    видны - ещё бы, такая грязь. А дальше...
        Было чисто.
        Она сглотнула. Хонн выглядел комично (хозяин дома, чьи штаны и
    рубаху он одел, был раза в два шире в плечах... да и ростом вышел), но
    был совершенно чистым. И довольным.
        - Как это тебе удаётся? - спросила она, вновь опускаясь на табурет.
        - Секрет, - и улыбка его поблёкла. - Я сейчас уберу, - заявил он и
    кинулся в сени - где стояли вёдра с водой.
        Что самое поразительное, действительно убрал.
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        Сквозь массивную дверь вахтёрки не могло, разумеется, послышаться
    что бы то ни было. За порядком внутри скрытой от окружающего мира
    комнаты следили автоматика и магия (на вторую по-прежнему надежды было
    больше). Из-за толстых, непроницаемых ни для вредоносных излучений, ни
    для опасных заклинаний стёкол можно было увидеть всю комнату. За
    исключением небольшой мёртвой зоны справа от двери. И всё.
        Охранники дежурили здесь, лишь когда внутрь поступала большая партия
    *килианов*. Теперь это произойдёт нескоро - все гнёзда полны, взамен
    "протухших" появятся новые матрицы...
        Но Теммокан готов был поклясться, что ему померещился какой-то звук
    *снаружи*.
        Показалось, решил он. Сильно изолированные помещения, наподобие
    этого хранилища, зачастую необычным образом влияют на человека. То
    обостряются чувства, то, напротив, утрачивают остроту. Иной человек
    станет сонным и вскорости уснёт - до тех пор, пока его не вынесут прочь.
    Одним словом, не для людей создавались подобные условия и людям, по
    большому счёту, здесь нечего делать.
        Ощущая себя круглым дураком, Теммокан осторожно распахнул дверь в
    хранилище (отчего кондиционер зажужжал настойчивее) и, превратив "факел"
    в узконаправленный фонарь, убедился, что по-прежнему один здесь.
        Закрыл за собой дверь и снял с полки какой-то приключенческий роман,
    изрядно потрёпанный - кто мог его здесь забыть? Делать было совершенно
    нечего, ни спать, ни есть не хотелось. Можно, конечно, постучать по
    внешней двери - кулаками, ногами, а то и головой. Хотя и это бесполезно.
        Вот какими должны быть тюрьмы, подумал островитянин неожиданно. И
    поёжился.
        В этот миг его слух вновь сообщил, что кто-то... или что-то... по ту
    сторону двери. Голоса?
        Так и с ума сойти недолго, подумал он мрачно, повернув регулятор
    "факела" в положение, когда нажатие на кнопку вызовет ярчайшую вспышку. Ни
    одно живое существо не устоит перед подобным. Да и нежить, скорее всего, тоже.
        Он вышел в хранилище и неторопливо двинулся вперёд по широкому
    проходу. Два параллельных жёлоба были вырезаны вдоль всего прохода - для
    тележки, на которую можно было бы грузить "шарики". И стеллажи,
    стеллажи... множество узких проходов. Отлично. Вздумай  кто-нибудь здесь
    прятаться - охранник никогда и не заметит.
        Лишь один раз он обернулся и подумал, что, случись что, до
    спасительного уюта вахтёрки можно ведь и не добежать...
        И тут же посмеялся над своими страхами. Даллатер утверждал, что ни
    заклинание, ни взрыв, ничто иное не помогут ворваться сюда. Здесь *по
    определению* не может быть ничего страшного. Ничего лишнего. Только то,
    что человек приносит с собой.
        Теммокан замер, как вкопанный, вслушиваясь в тихое жужжание за
    спиной (полной тишины в хранилищах не бывает: вредна она для человека).
        Вначале его лица коснулся лёгкий ветерок.
        А затем слабые, но вполне отчётливые голоса коснулись его слуха.
        Как если бы высоко над ним прогуливалось несколько человек,
    одновременно занимаясь неторопливой беседой.
        Над головой, разумеется, был один лишь потолок. Непроницаемый для всего,
    что смог изобрести разум к этому моменту.
    
                                    *  *  *
    
        В это время девять человек ходили по верхним этажам Хранилища, время
    от времени поглядывая на шкалы приборов. Последние походили не то на
    карманные часы, не то на что-то подобное.
        Тщательнее всего они обследовали людей.
        - У вас, кажется, восемь сотрудников? - спросил один из проверяющих у
    Светлейшего. Тот одарил вопрошающего усталой улыбкой и покачал головой.
        - Теммокан в отпуске, - ответил он, глядя в глаза проверяющему. -
    Сможете поговорить с ним денька через три, когда он вернётся...
        - Нет-нет, - отмахнулся посетитель. - Раз уж его здесь не было,
    то...
        Светлейший предложил ему сигару и инспектор не отказался.
        - Теммокан... - повторил он вслух. - Постойте... Это не тот ли самый
    парень, что проложил путь к Поясу?
        Даллатер кивнул.
        - С ума сойти, - и с лица инспектора впервые сошло кислое выражение. - Мир
    действительно тесен. А он действительно с Хеверта?
        - Оттуда, - подтвердил Светлейший. - Из тамошней столицы.
        - И у них действительно нет письменности? - инспектор оживился настолько,
    что стал походить на обычного человека.
        - Никакой, - вновь подтвердил Светлейший. - И не будет, пока стоят
    острова.
        - Бывает же такое, - покачал головой инспектор и дал своей команде отбой.
        Обследовать Дракона (и даже просто расспросить) никто не решился.
        После того, как все посетители отбыли, в дверях кабинета Даллатера возник
    Дракон. Именно возник. Считалось, что силы, не позволяющие никому извне
    телепортироваться непосредственно внутрь Хранилища, также не позволяли
    становиться невидимым, и всё же...
        Блестящие глазки встретились с глазами Светлейшего.
        Дракон некоторое время смотрел, не произнося ни слова, после чего
    указал пальцем вниз.
        Светлейший кивнул. Так незаметно, что, пожалуй, сторонний
    наблюдатель (если бы таковой случился поблизости) ничего бы и не
    заметил.
        Дракон прикрыл глаза.
        - Как он появился здесь? - спросил он неожиданно голосом, почти
    точно имитирующим голос самого Даллатера. Тот едва не подавился сигарой.
        - Я увидел его на берегу моря, - ответил человек, проделав весь
    ритуал раскуривания новой сигары. - По всему было видно, что он намерен
    свести счёты с жизнью. Я просто попался ему на глаза... и вот он
    здесь.
        Дракон кивнул, и, впервые за всё время своего пребывания в
    Хранилище, ловко вспрыгнул на подлокотник стоявшего рядом кресла, после
    чего перебрался на его спинку. Сесть в него, как положено, он не мог -
    без риска утонуть в нём по самое горло.
        - Ты говорил, что более не вторгаешься в чужие судьбы, - произнёс
    "медвежонок" голосом, обладателя которого Даллатер похоронил сорок два
    года назад. Он вздрогнул и вновь едва не проглотил сигару. Выбросив её
    прочь (она ударилась о стену и рассыпалась в прах), он встал и - также
    впервые за множество лет - расстегнул верхнюю пуговицу своей сорочки.
        Сердце его стучало, а в горле пересохло.
        - Я...  - глаза подсказывали ему, что напротив сидит не то, что
    произносит эти слова, но разум отказывался верить глазам.  Светлейший
    тяжело опустился в своё кресло и опустил ладони на лицо.
        Спустя несколько минут он отнял их.
        В комнате никого не было.
        Маленький паршивец, подумал он, не без злости - не опасаясь, что
    майм услышит его мысли. Что он о себе возомнил? Какое право он имеет лезть в
    чужую память?..
        Тут и выяснилось, что сигнал экстренной связи горит уже несколько
    секунд, а уши режет звуковой сигнал той же самой связи. Расстегнув
    вторую пуговицу, Светлейший взял из воздуха переговорную трубку.
        - Даллатер, - молчание. - Сегодня будет только шесть матриц. -
    Вновь пауза. - Больше достать не удалось. - Не нужно было обладать
    развитым воображением, чтобы понять - у говорившего был весьма виноватый
    вид.
        - Не беда, подождём до завтра, - произнёс Даллатер отрешённо и дал
    отбой.
        С той стороны не сразу сообразили, что с их начальником что-то
    неладно.
        А Светлейший нарушил ещё одно правило, которому следовал уже более
    сорока лет.
        По знаку его руки открылся хитроумный замок и показался сокрытый
    неведомо где и как до времени погребок - весь уставленный исключительно
    редчайшимими и драгоценнейшими сортами вин.
        Первую бутылку он выпил прямо из горлышка, почти не ощущая вкуса.
        Не помогло.
    
                                    *  *  *
    
        Теммокан не знал, какие диковинные события сейчас происходят над
    ним... или где-то там ещё, где оставались остальные полсотни комнат и
    коридоров Хранилища. Ему было не до этого. Он искал глазами, нет ли где
    "пустого" *килиана* - записать то, что долетало до его ушей.
        Беседовали двое.
        Он вскоре понял, что надо двигаться, чтобы постоянно слышать голоса.
    Стоило отклониться хотя бы на полшага от правильного положения, как
    голоса звучали тише.
        И ни одно слово не было ему знакомо.
        Но оба голоса принадлежали людям, это несомненно. Теммокану
    довелось повстречать множество не-людей, и он успел наслушаться, как звучат
    нечеловеческие голоса. Проклятье, что же делать?..
        Само по себе это событие, возможно, и не являлось таким уж
    существенным - в конце концов, в столь древнем мире странствовало немало
    призраков - но здесь, в закрытой от всей остальной Вселенной комнате...
        В конце концов его осенило.
        Ему, правда, оторвут за это голову... но что же делать!
        Он поспешно добыл свой амулет - на вид обычный, отводящий несчастья
    и призыващий удачу - и, решившись, отломил один из уголков, самый
    нижний.
        Амулет засветился по краям ярко-синим пламенем.
        "Друг до гроба" очнулся от сна.
        Теперь самое важное - не потерять концентрации.
        Теммокан двигался, словно лунатик, не обращая внимания ни на что,
    кроме голосов. По счастливой случайности путь, на котором голоса
    доносились особенно отчётливо, не пересекался ни со стеллажами, ни со
    стеной.
    
                                    *  *  *
    
        Когда зазвучал сигнал тревоги, Даллатер уже успел немного
    успокоиться. Поначалу он подумал, что, наконец, сигнализация сработала
    на Дракона - но тут же стало ясно, что добрых чудес сегодня не предвидится.
        Сигнал был иным. Настолько иным, что Светлейший вовсе не ожидал его
    услышать. Да и не слышал он его прежде, в стенах Хранилища.
        "Друг до гроба", как мрачно окрестили его те, кому доводилось
    прибегать к его услугам, был весьма своеобразным "зрячим камнем". В
    нормальном состоянии он "спал", удерживая в своей хрустальной памяти
    чуть более минуты того, что видел и слышал его обладатель. Однако, когда
    носителя его тяжело ранили, убивали или подвергали серьёзной опасности
    (которую тот мог ощущать и осознавать), "друг" просыпался и начинал во
    всех используемых диапазонах передавать сигнал бедствия и свои
    координаты. И записывал, записывал, записывал... чуть более десяти
    минут.
        Порой оказывалось слишком поздно. Порой "маяк" наводил на несчастную
    жертву вовсе не спасателей. Но это была, хоть и не очень надёжная, но
    соломинка - держась за которую, можно было надеяться выкарабкаться из
    бездны.
        Даже исчерпав свой ресурс, "друг до гроба" оставался в высшей
    степени прочным объектом.  Упади на него скала - ему и тогда ничего бы
    не сделалось.  В кратере вулкана он чувствовал бы себя вполне приемлемо
    - если бы мог чувствовать.
        Жаль только, что подобные амулеты стоили целое состояние и владеть
    ими могли лишь избранные из избранных.
        ...Даллатер не сразу понял, что означают странные координаты,
    которые передавал "маяк" - и лишь спустя десяток секунд осознал, что так
    могло "представляться" какое-нибудь из хранилищ.
        Выхватив (из воздуха) какое-то оружие, Светлейший ударом плеча распахнул
    дверь своего кабинета и помчался вниз, куда не так давно он отвёл Теммокана.
    Проклятие, подумал он, неужели так и начинается конец света?..
        Охрана еле поспевала за ним, а уж эти ребята не сидели в креслах по
    многу лет, презирая упражнения и теряя форму...
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        Они силились вспомнить хоть что-нибудь из прошлого и не могли.
        Всё, что можно было припомнить, они записывали. Стало понятно, что
    жившие здесь люди имели отношение к торговле. Нашлось несколько
    относительно пустых амбарных книг и - хвала богам - огрызков карандашей.
    Карандаши были дорогими, угольными. Чернил же не осталось никаких.
        Неммер не могла припомнить, как называется язык, на котором она
    пишет. Кто научил её грамоте. Откуда берутся те или иные слова - память
    была дырявой, но дырявой весьма избирательно.
        Хонн пришёл к тому же выводу. Читал он со второго слова на третье,
    но что поделать!
        Первым делом она срисовала оставшиеся на ладони метки и, при помощи
    Хонна, восстановила их в зеркальном отражении.
        Получилось странно.
        - Это не буквы, - заявила она уверенно. - И не цифры, - несколько
    менее уверенно. - Что бы это значило?
        Хонн некоторое время смотрел на начертания на "драгоценности"
    (судьбу её и загадочные свои слова он пояснять не торопился), шевеля
    губами. Поворачивал всё это то так, то этак. Безуспешно.
        - А у тебя на... - он замялся, - ...теле нет ничего подобного?
        - Нет, - тут же ответила Неммер, чуть нахмурившись.
        - Ты уверена? - спросил "мальчишка" без тени усмешки.
        - Да, - ответила Неммер, поджимая губы и зачем-то встала с табурета.
    Встал и Хонн.
        Не переставая смотреть ей в глаза.
        - Раздеваться я не собираюсь, - произнесла она сухо. - Тем более,
    ты... - теперь замялась она, - подсматривал за мной всё это время. Так
    что... - она замолчала. Хонн не отводил взгляда.
        - Я не подсматривал, - так же сухо, с совершенно взрослыми
    интонациями ответил Хонн. - Во всяком случае, не занимался этим...
    целенаправленно. - Непривычные слова приходили с некоторой задержкой и
    словно бы оттуда, откуда их нельзя было извлечь простым усилием воли.
        Сошлись на том, что Хонн осмотрит её голову.
        Неммер ощущала себя очень неуютно. Прикосновения пальцев Хонна
    вызывали странные ощущения. Было что-то в них от неживого... словно руки
    его были одеты в тонкие перчатки.
        - Карандаш, - велел он неожиданно, перестав ощупывать её затылок.
        Неммер подала его, затаив дыхание.
        Только бы срисовал правильно, подумала она.
        Срисовывал он долго, - видимо, проверял по многу раз.
        - Еле видно, - пожаловался "мальчишка". - Хорошо ещё, на зрение не
    жалуюсь.
        Неммер взглянула на плоды его усилий и ахнула.
        Начертания не совпадали, но были, несомненно, придуманы одним и тем
    же умом. Семь явно различимых элементов (букв? цифр? иероглифов?
    рун?..), и у неё, и у него. И ни малейшего представления, что бы это
    значило.
        - На свету почти сразу пропадает, - пояснил Хонн. - С чего бы это,
    интересно?
        Он и долго смотрели на картинки, после чего медленно встретились
    взглядами.
        - Мне кажется, что я спал,.. время от времени просыпаясь, -
    неожиданно сказал Хонн, отводя взгляд. За окном шуршали белые мухи,
    пытались пробраться внутрь, в убийственное тепло. - Всякий раз, когда я
    просыпался, на меня кто-то охотился. Не знаю, как удалось выжить.
        Он взглянул на Неммер и та кивнула.
        - Я бы сказала то же самое, - призналась она. - А две недели назад я
    словно бы проснулась совсем... По-настоящему. Ты понимаешь?..
        - Кажется, да, - голос Хонна теперь более походил на его внешний
    вид. - Что же теперь делать? - он спросил, явно не ожидая услышать
    ответа.
        - Прежде всего, придумать, что будем есть, - ответила Неммер почти
    немедленно. Хонн взглянул на неё удивлённо. - Запасов здесь едва-едва
    хватило бы на одного, - пояснила она. - Или ты будешь питаться, как... -
    взгляд Хонна был очень тяжёлым, - как прежде?..
        - Нет, - ответил тот и решительно поднялся. - Как прежде - не хочу.
    И прятаться... тоже. А насчёт запасов - есть у меня одна идея, - кивнув,
    он направился к двери наружу.
        - Постой, - Неммер не сразу поняла, куда он. - Одень что-нибудь! На улице
    холодно!
        - Не беспокойся, - услышала она спокойный ответ и несколько секунд
    спустя открылась и захлопнулась входная дверь.
        Неммер вышла в сени... и вновь ахнула.
        Одежда, в которую был одет Хонн, оказалась аккуратно сложенной на
    поленице.
        - Что же это такое? - спросила она в смятении и, конечно же, не
    получила ответа.
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        - Что же теперь делать? - спросил Теммокан, ощущая себя довольно
    глупо. Армия, которая ворвалась в хранилище, место его заточения, была
    достаточно внушительной, чтобы взять какую-нибудь из крепостей времён
    Шайра. Увидев его, живого, здорового и смущённого, Светлейший попятился
    и... расхохотался. Он смеялся так долго и так странно, что у всех
    присутствующих поначалу возникли опасения за его рассудок.
        ...Теперь, когда "отыгравший" "друг до гроба" лежал перед ними на
    столе, и протокол о его использовании был заверен необходимым числом
    свидетелей, предстояло понять, что со всем этим делать.
        - Так что будем делать? - повторил вопрос островитянин.
        - Не знаю, - Светлейший почесал затылок. Все пуговицы его облачения
    были застёгнуты (если это полагалось), причёска и борода были
    безукоризненны. - Есть одна небольшая тонкость. По правилам, я обязан
    сдать "друга" в Академию, в соответствующий отдел. Впрочем, его вопль
    наверняка был бы уже услышан кем положено... в обычных условиях.
        Он сделал многозначительную паузу и Теммокан пошевелился.
        - Что значит - в обычных условиях? - спросил он подозрительно.
        - За пределы Хранилища сигнал не вышел, - рассуждал Светлейший,
    обращаясь, должно быть, к массивной зажигалке, стоявшей на почётном
    месте на его столе. - Значит,.. - он вновь отвернулся и прошёлся до окна
    и обратно, - можно не торопиться с этим делом... и спокойно просмотреть
    его самим, но...
        - Скажите сразу, сколько я должен, - островитянин обиделся. Намекать
    на стоимость "друга" подобными обиняками - это уже чересчур. Все знали,
    как Даллатер трясётся по поводу строжайшего соблюдения отчётности. - И
    можно без всего этого театра!
        - Театра?  - Светлейший опешил.  - А!  - до него начало доходить.  -
    Ну, это, знаешь ли, слишком.  Не сбивай меня.  Вопрос в том, на каком
    основании я должен дать тебе вот это?  - и он показал на второй,
    "спящий" амулет-охранник, что лежал рядом с зажигалкой.  - Как только
    амулет тебя "признает", я должен буду сообщить, кому он выдан.  Тут,
    увы, промедления или хитрости не пройдут.  Вот я и думаю - как быть?..
        - Буду ходить без "друга", - махнул Теммокан пренебрежительно. -
    Чего тут бояться?
        - Брось, брось, - серьёзным тоном возразил Даллатер, тоном, не
    терпящим решительно никаких возражений. - Над этим не шутят. Без амулета
    здесь работать не полагается. Ты же не Дракон, у тебя всего одна
    голова...
        - Что? - заинтересованно поднял голову навигатор. - Что вы
    сказали?..
        - Ладно, - Светлейший явно не слышал его. - Решено. Сейчас быстро
    просматриваем память твоего покойного "друга". Если там есть что-то... -
    ну, сам понимаешь - устроим несчастный случай.
        - Хотите разыграть мою смерть? - островитянину стало не по себе.
        - Над этим тоже не шутят, - голос его начальника стал холоднее льда.
    - Я так... не делаю.
        "Больше не делаю", мысленно поправил Теммокан - было достаточно
    очевидно, на каком слове споткнулся язык Светлейшего.
        - Мы слегка испортим "друга", - пояснил он. - Сложная штучка, но кто
    сказал, что она действительно неуязвима?..
        На лице Теммокана проявилось откровенное недоверие.
        - И вы считаете, что на это клюнут?
        - Смотря какая наживка, - Светлейший подмигнул. - Ну ладно, время
    идёт, а мы тут болтаем. Дракон на месте? - спросил он у пространства.
        - На месте, - отозвался слегка шипящий бесполый голос.
        - Нам всё ещё везёт, - сообщил Даллатер и чуть ли не силой вытолкал
    своего работника в коридор.
    
                                    *  *  *
    
        Дракон выслушал Светлейшего, не проронив ни слова. Потом отвернулся
    в сторону окна и принялся смотреть куда-то вдаль.
        Жара в его комнате, где всегда пылало пламя в камине, была трудно
    переносимой. Теммокан посмотрел на то, как держится Даллатер - в его-то
    глухом костюме - и понял, что впервые за долгое время испытывает к нему
    совсем человеческое сочувствие. Никому бы такого не пожелал!
        - Давайте, - повелительным жестом протянул он, наконец, лапку и
    безжизненно-серый "друг" лёг в неё. "Медвежонок" принюхался к предмету,
    но его меховая мордочка ничего не выражала. Теммокан напряг губы,
    скрывая улыбку. Невозможно было воспринимать Дракона как равным себе.
    Увы.
        Медвежонок наклонился и выудил из стола чистый *килиан* - тёмного
    цвета, полупрозрачный. Долго колдовал над считывающим аппаратом,
    передвигая "друга" туда-сюда. Удовлетворившись, он оглянулся и оглядел
    свою аудиторию.
        - Не шевелиться и не разговаривать, - предупредил он.
        Одно прикосновение - и "лампа тьмы" вновь превратила день в сумерки.
    Огонь в камине казался призрачным, то возникающим из мрака, то
    исчезающим бесследно. И стало, наконец, прохладно и хорошо...
        Послышался щелчок.
        ...И разговор неизвестно кого неведомо с кем вновь прозвучал для
    ушей Теммокана - и впервые для двух остальных. Семиминутная запись,
    казалось, тянется бесконечно. Светлейшего почти не было видно, такими
    густыми оказались сумерки, но и ему не удалось стоять совершенно
    бесшумно.
        Полутьма развеялась, а вместе с ней кончилась и спасительная
    прохлада.
        - Есть, - объявил Дракон и передал Светлейшему прояснившийся шарик.
    - Копию сделать?
        - Да, в архив, - кивнул Даллатер, возвращая *килиан*.
        Это заняло несколько секунд. Когда он только наловчился так
    обращаться с инструментами, подумал навигатор с завистью. Щёлк-щёлк - и
    всё готово!
        Его не оставляла мысль, что Дракон сделал ещё одну копию - для себя.
    Но развивать эту мысль, даже и в уме, он не стал.
        Дракону, как известно, виднее.
        - Благодарю, - Светлейший слегка наклонил голову, что, в его
    понимании, выражало учтивый поклон.
        Дракон, как показалось Теммокану, ничем не прореагировал на их
    отбытие. Как сидел, уставившись куда-то вглубь своего стола, так и
    остался.
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        Он вернулся под вечер, живой и здоровый, волоча за уши огромного зайца.
        - Могу ещё рыбы принести, - сообщил Хонн, нырнув в сени и вернувшись
    уже одетым. - Голыми руками ловить можно, только прорубь сделать...
        - Как? - спросила только Неммер, указывая на упитанного грызуна. Не
    был заяц ни больным, ни истощённым. Она пыталась представить Хонна, что
    носится за добычей, в чём мать родила, и не могла. Что же он такое?..
        "Мальчишка" пожал плечами.
        - Тебе не захотелось бы это видеть.
        - Ладно, - она взялась было за нож (который так назвать можно было
    бы единственно из уважения к его прошлому), как Хонн, стоявший рядом и
    наблюдавший, неожиданно протянул руку.
        - Я сам.
        И принялся потрошить его. Безо всяких ножей. Неммер решила, что с
    неё хватит и сходила к колодцу - за водой. Когда она вернулась, заяц был
    уже на вертеле. И никаких следов того, чем тут только что занимались.
        - А где... куда ты всё дел? - поразилась Неммер осматривая кухню. Ни
    пятнышка, ни шерстинки.
        - Неммер, - "мальчишка" выпрямился. - В следующий раз я тебе покажу.
    Если захочешь. А пока... ты ведь тоже о себе не очень-то рассказываешь?
    - он молча принял у неё коробочку с солью и водрузил вертел над рдеющими
    углями.
        - Что мне-то рассказывать? - удивилась Неммер, всё ещё немного
    обиженная. - Я-то человек как человек.
        Хонн усмехнулся. И поведал о том, как менялась она те несколько
    минут, пока он сидел, в лохмотьях, прижавшись к горячей печке.
        Неммер тут же приложила ладони к лицу и наклонилась над ведром с
    водой.
        Он прав. Сейчас ей... ну двадцать не двадцать, но уж явно не сорок.
    Она осмотрела кисти рук. Вовсе не старческие. И... что же ей об этом
    сказать? Ровным счётом ничего.
        - Что у тебя на шее? - спросил Хонн, следивший за будущим ужином.
        - Ах, это,.. - и она протянула ему амулет, который вручил ей Майтен.
    Тот человек, что осматривал дом.
        Хонн отреагировал так неожиданно, что она не успела испугаться. Он
    отпрыгнул чуть ли не в противоположный угол комнаты и глаза его
    засветились в темноте. Неммер сделала шаг в его сторону.
        - Не шевелись! - приказал он чужим, свистящим и безжизненным
    голосом. - Стой, где стоишь. Положи *это* на пол. Откуда *оно*?
        Бесконечно медленно Неммер присела и осторожно положила камушек на
    пол. Так же медленно поднялась и сделала шаг назад. Хонн сверкал на неё
    глазами из полумрака. Кроме того (так ей показалось), пальцы его рук
    оказались увенчанными длинными и мощными когтями.
        - Человек по имени Майтен передал его мне. - Неммер неожиданнов
    вспомнила последние слова пришельца и всплеснула руками. - Через две
    недели! Завтра утром они прибудут сюда!..
        - Кто прибудет? - спросил Хонн - голосом, несколько более похожим на
    голос прежнего Хонна. - Не шевелись!
        - Вот что, - Неммер окончательно пришла в себя и не на шутку
    разозлилась. - Делай, что хочешь, но только еда сейчас сгорит. -
    Повернувшись спиной к напрягшемуся "мальчишке", она сделала три шага в
    сторону печки (стараясь двигаться спокойно и естественно) и повернула
    вертел. Жаль, кроме соли нет ничего...
        - А теперь... - начала она, оборачиваясь, и слова замерли на её губах.
        Хонна в комнате не было.
        Не было и амулета.
        Не скрипнула дверь, не хрустнули доски пола... Спрятался? Но почему?
        - Хонн, ты меня слышишь? - спросила она, оглядываясь.
        Ответа не последовало.
        Пожав плечами, Неммер вернулась к жаркому.
    
                                    *  *  *
    
        В тридцати пяти киометрах от занесённой снегом деревни, в шатре,
    внутри которого было тепло и удобно - насколько это можно устроить при
    помощи магии...
        Майтен, сосредоточенно сравнивая записи, сделанные на множестве
    тончайших листов бумаги, не обращал внимания на сидящего рядом капитана.
    Тот был хмур; сегодня должно было решиться - останется его отряд ещё на
    два месяца (а солдаты и так уже устали совершать однообразное и, в
    общем-то, бесцельное патрулирование), или же можно будет отправить их
    домой. Уже стало тяжело убеждать их, что без их присутствия здесь неожиданно
    появившиеся *moare* в состоянии будут залить все окрестные земли кровью.
        Ибо нет их, выбили, выжгли и изловили. Магию капитан (которого звали
    Ортуан) не ставил ни в грош. Нет, конечно, всевозможные магические
    предметы, оружие, всё в таком духе - да, это - хорошее подспорье. Но вот
    вся эта болтовня, которую они зовут философией и беспрестанные попытки
    указывать, что кому делать...
        - Ну так что? - спросил он в нетерпении.
        - Подождите ещё немного, - ответил маг, не оборачиваясь. Некое
    уважение у солдат он всё же вызывал: держался с ними, как с равными,
    неплохо владел оружием, не употреблял учёных слов сверх меры. Ну а то, что он,
    да два его помощника в основном копаются в бумагах... у всех свои
    странности!
        Капитан, конечно, имел своё мнение. На его карьеру существенное
    влияние окажет то, насколько удачно он справится с угрозой на своём
    участке. К слову сказать, стратегически весьма важное место!.. И то,
    что маг - одним своим присутствием - мог существенно отдалить день,
    когда его произведут в... Ортуан вздохнул и изо всех сил постарался
    выглядеть уравновешенным. Кем-кем, а дураком он не был.
        - Патруль должен вернуться через три часа, - произнёс Майтен,
    отрываясь от бумаг. - Кстати, почему вы велели им не появляться в
    Шеттаме?
        - Потому, что там делать им нечего, - ответил капитан мрачно. -
    Может вы и не знаете, Майтен, но ребята уже дня от ночи не отличают.
    Если мы будем спасать каждую старую рухлядь, и...
        Он осёкся.
        - Когда мы эвакуировали город, где жили ваши родители, - заметил
    Майтен, - вы, помнится, требовали, чтобы все остались живы и невредимы.
    А теперь, я вижу, человеческая жизнь утратила свою ценность?..
        - Человеческая! - прорычал капитан, уже не сдерживаясь. - Почему вы
    не забрали её сразу? Я отвечаю за жизни своих людей, и точка!
        - Хотите знать? - маг сохранял полное спокойствие. - Извольте. Я
    уважаю право человека на выбор. Каким бы он ни был - если, конечно,
    своим выбором человек не ставит под угрозу чужие жизни.
        - Великолепно, - капитан быстро остывал. - Она сама решила остаться.
    И что?
        - Я пообещал, что через две недели её навестят, - Майтен посмотрел
    капитану в глаза. - И, кстати, две недели назад вы не очень-то этим
    возмущались.
        - Так подите и навестите, - капитан встал. - Я достаточно хорошо
    соображаю, господин маг, чтобы понять, что наша миссия здесь выполнена.
    Угодно возиться с милой вашему сердцу старухой - ваше право. Но своих
    солдат я туда не пошлю.
        Маг тоже встал. На этот раз, подумал капитан не без удовлетворения,
    я смогу вывести его из себя. Вот и посмотрим, у кого из нас кишка тонка.
    Книжный червь! Всего забот, что в бумажках рыться!..
        - Господин Майтен! - послышался взволнованный голос снаружи.
        - Войдите, - произнёс маг, не отводя жёсткого взгляда. Это чучело в
    доспехах надеется, что я вспылю. Как же. Такого удовольствия я тебе не
    доставлю.
        - Сигнал исчез! - доложил, коротко приветствовав капитана, старший
    из его помощников. - Азимут три-четыре-ноль, тридцать шесть километров!
    Всплеск активности, ксеноморф, маяк полностью разрушен!
        - Это она, - маг отодвинул капитана в сторону. - Господин капитан,
    готовьте штурмовой отряд. И молите вашего бога, чтобы *moare* остался на
    месте.
        - Но... - капитан несколько растерялся. - Метель! Как вы
    собираетесь добираться туда?
        - Это моя забота, - маг быстро облачался в свою боевую одежду. -
    Ортуан! Вы не поняли? Чужеродная форма жизни. Чтобы уничтожить маяк,
    даже моих способностей недостаточно.
        - Ясно, - капитан оправился от изумления. - Сбор через три минуты.
    
                                    *  *  *
    
        Неммер только-только накрыла на стол (хотя, конечно, это было
    слишком громко сказано), как позади неё что-то тихонько скрипнуло и тень
    легла на стол.
        - Собирайся, - сказал Хонн (нормальным голосом). - Этот маг...
        - Майтен?..
        - Ради всего святого, никаких имён! - Хонн оглянулся и придвинулся
    ближе. Неммер почти физически ощутила страх, исходящий от него. - Он
    оставил тебе маяк. Одним богам ведомо, что они успели узнать. Я
    уничтожил маяк - с минуты на минуту они будут здесь.
        - Постой, - Неммер поднялась, не в силах справиться с этой лавиной.
    - Что случилось? Да перестань же ты, наконец, суетиться!
        - Маяк был включен всё это время, - терпеливо пояснил "мальчишка",
    стоя лицом к огню. - Я его уничтожил.
        - Боги, какая глупость! - всплеснула руками Неммер. - Зачем ты это
    сделал? И отчего такая спешка? На улице сильная метель, сюда никто не
    доберётся - до утра, по крайней мере.
        - За тобой не охотились, я вижу, - Хонн постепенно успокаивался, но
    Неммер отчётливо видела, как он дрожит. - Я видел эти маяки. И я знаю,
    кто их расставляет. У нас нет времени. Прямо в дом они не переместятся,
    но эту улицу, даже и в метель, пересекут в два счёта.
        - Что же ты предлагаешь? - Неммер не сразу осознала, что мирной
    жизни приходит конец.
        - Собрать всё необходимое. Спрятаться в погребе, в норе. Уйти по
    проходу, если потребуется.
        - По какому... - Неммер, наконец, поверила, что всё это происходит
    на самом деле. - Подожди! Если они знают, где и кого искать, чем это нам
    поможет? Если это - маги, всё равно не уйти.
        - Предоставь это мне, - он повернул к ней лицо и Неммер увидела, что
    лицо его, лицо шестнадцатилетнего паренька, спокойно и сосредоточенно. -
    Единственное - мне потребуется твоя кровь.
        - Что?!
        - Кровь, - он протянул ей нож, кончик которого некоторое время
    держал над углями. - Сейчас остынет. Несколько капель.
        - Но зачем?!
        - Чтобы замести следы, - ответил он коротко и Неммер осознала, что
    время вопросов истекло.
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        - Зачем же вы использовали "охранника"? - последовал вопрос.
    Официально для всех изобретений Академии существовали условные имена -
    хоть и не столь меткие, как те, что были в ходу среди людей попроще.
    "Друга до гроба" именовали "охранником". Хотя какая там охрана - хорошо,
    если похороны обеспечит, в лучшем случае...
        - Я надеялся, что мне удастся записать голоса, - честно ответил
    Теммокан. Отвечать только правду, успел предупредить его Светлейший.
    Даже и не думай соврать. На каждый вопрос - чистую правду. Но, конечно,
    в меру. Нечего понапрасну душу изливать...
        - Оригинально, - следователь (имени его Теммокан всё равно не
    запомнил) сделал пометку. - Мы заберём "охранника" с собой. Вас же я
    попрошу более не употреблять настоящий амулет не по назначению. -
    Последовала сжатая лекция, отчего этого делать не следовало.
    Островитянину стоило немалых усилий не усмехнуться ехидно.
        - ... дело закрыто, - произнёс, наконец, следователь поистине
    волшебные слова. - Всё хорошо, что хорошо кончается, - добавил он
    нормальным тоном (видимо, исполнив официальную часть). - Скажите, вы не
    в состоянии вспомнить хоть слово из... услышанного? - спросил он
    Теммокана, захлопнув свой саквояж.
        - Язык был совершенно неизвестным, - признался тот. - Ни слова не
    понять.
        - Ясно, - кивнул тот. - Мы свяжемся с вами, если удастся что-нибудь
    считать, - обратился он к Даллатеру и Светлейший кивнул, благодушно
    улыбаясь. - Событие редчайшее, и хорошо, если это - случайность.
        Распрощались они - следователь с помощником и Даллатер с Теммоканом
    - почти что добрыми друзьями.
        - ...В чём же был фокус? - недоумевал навигатор минуту спустя. -
    Если бы они спросили про то, что Дракон сделал с останками "друга"...
        - Именно! - Светлейший торжествующе поднял палец. - "Если бы"! Всё
    это основывается именно на том, что *могли бы*, - выделил он эти слова,
    - но не стали. Как видишь, помогло. Этот как допрос при помощи магии
    или... гм-м-м... снадобий... - ответишь на любой вопрос, если только его
    догадаются задать. В этот раз не догадались. Ладно, - он захлопнул
    коробку с ярко сверкающим *килианом*, с записью того, что содержалось в
    памяти у "друга". - Пора спать. Сегодня и ближайшие несколько недель в
    гостиницу - ни ногой. Остановишься в гостиничном блоке.
        - Но...
        - Довольно, - Даллатер вновь стал самим собой. - На сегодня всё.
        - Скажите только одно, - Теммокан остановился в дверях. Ему
    казалось, что этот день длится уже не одну неделю. - Почему я?..
        - Дракон попросил меня, - ответил Даллатер тоном ниже. - Спроси у
    него, если хочешь.
        - Дракон?! - изумился островитянин. После чего кивнул, ошеломлённо
    потирая лоб и послушно направился в правое крыло - там, где обитала
    охрана да гости, если им случалось задерживаться в здании Хранилища.
    
                                    *  *  *
    
        Прежде, чем отправиться на боковую, навигатор обошёл всё здание (те
    места, разумеется, в которые можно было попасть) и не нашёл Дракона.
        Кабинет майма был открыт, окно - плотно закрыто и запечатано, а в
    камине тлели едва заметные угольки.
        Переступать порог и тем более копаться в том, что лежало на столе,
    Теммокан не осмелился.
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        Ортуан никогда не доверял порталам, но Майтен, похоже, считал их
    само собой разумеещимся инструментом. Всякий раз, когда надо было
    нырнуть в светящийся сиреневым проём в пространстве, капитан
    непроизвольно складывал пальцы в знак, отгоняющий нечисть. Глупо,
    конечно... но выжидать утра, чтобы добраться до указанного места с
    комфортом - безумие. Восемь раз они кидались в самое пекло и надо было
    признать, что маг всегда знал, что делал.
        Не всякая проблема решается достаточным количеством клинков.
        Очертания дома были едва заметны. Всё, вроде бы, мирно и спокойно -
    свет горит, ничего такого не происходит...
        - Цель к западу от вас, - послышался голос из переговорных
    "жемчужин". Маг использовал что-то, похожее на серьгу, чтобы слышать
    голос из хитроумных штуковин. Капитан наотрез отказался даже обсуждать
    подобное и для него устройство поместили внутрь шлема. - Мы на месте.
    Третий, подтвердите.
        - Третий на месте, - отозвался ещё один голос. - Подтверждаю,
    передвижение внутри дома. Псионическая активность ноль. Магическая
    активность ноль ноль один три.
        - Зараза, - явственно прошептал Майтен, делая яростный жест
    солдатам, чтобы те остановились. - Установить треугольник, о готовности
    доложить. Приём.
        - Второй, первого понял.
        - Третий, первого понял.
        - Что это значит? - спросил капитан, когда Майтен перестал
    вслушиваться в голоса из "жемчужины".
        - Эта тварь ещё здесь, - пояснил маг. - Сейчас установим ликвидатор.
    Если что-то, кроме нас, попытается пересечь границу, всё это - он указал
    на дом, - превратится в большую груду пепла.
        - Вместе с нами? - поёжился капитан. Он уже видел, что такое -
    ликвидатор. Сказать, что было жутко - значит, не сказать ничего.
        - Не говорите глупостей, - поморщился маг. - Дайте команду
    приготовиться. Без вашей помощи нам тут не обойтись.
        ...На самом деле было вполне обойтись, но человеку надо давать время
    от времени ощущать собственную значимость.
    
                                    *  *  *
    
        ...Память о том, как они собирались, начала проступать уже после
    того, как Неммер, скорчившись, замерла в зябкой мгле подземного прохода.
    Теперь, когда оставалось только ждать и надеяться, ей стало не по себе.
    Знобило, кружилась голова, - хотя была она тепло одета и ничуть не
    пострадала.
        Только немного ныл порезанный палец. Впрочем, и он вскоре прошёл.
        ...Вещи собрали минут за десять. Хонн был готов просто кидать всё в
    кучу и завязывать в узлы, но Неммер не позволила.
        В конце концов стало понятно, что всего не спасти.
        Хонн потребовал, чтобы она капнула несколько капель крови ему на
    ладони - ни в коем случае не прикасаясь к ним. Неммер повиновалась.
        - Тебе придётся справляться с поклажей самой, - заявил он, отступая
    ближе к печке. Поклажи было не очень много - два объёмистых, но довольно
    лёгких узла. У скитальцев дом всегда с собой, припомнила Неммер
    выплывшие откуда-то строки, но не стала раздумывать, откуда они взялись.
        - Открой погреб и отойди в сторону, - распорядился Хонн.
        Что-то в его голосе заставляло предположить, что он знает, что
    делает.
        Неммер положида руку на кольцо, за которое поднималась крышка и
    услышала доносящийся изнутри многоголосый писк.
        - Крысы! - выдохнула она, и вспомнились чёрные лоснящиеся твари,
    каждая с добрую кошку размером... Боги, что же происходит?!..
        - Открывай! - крикнул Хонн. - Быстрее, они уже рядом! Открывай же!..
        Она открыла... и едва успела отпрыгнуть. Мимо неё пронеслась
    чёрно-бурая волна, обдав её отвратительным смрадом, скрипом когтей и
    шелестом хвостов. Крысы молча кинулись к Хонну, не обращая никакого
    внимания на насмерть перепуганную женщину.
        - Уходи, - велел Хонн. Неммер обернулась и ей едва не стало плохо:
    Хонн стоял по колено в движущейся живой массе, кровожадно попискивавшей.
    - Не смотри! - крикнул он напоследок.
        Она отвернулась, ощущая, что ей станет худо. Не стало. Бешено
    стучащее сердце подсказало, что ничего ещё не кончено, и что надо
    поторапливаться.
        Она спрыгнула вниз (немного ушибив ногу), приземляясь рядом с
    узлами. Из кухни доносились невообразимо жуткие звуки - чавканье, хруст
    и какой-то совершенно неуместный треск. Лаз, о котором толковал Хонн,
    оказался достаточно просторным - ей хватило ума влезть самой, а затем
    уже втащить за собой узлы. И ползти, ползти, ползти... среди грязи,
    смрада и обволакивающей темноты.
        Сколько времени она ползла, неизвестно.
        Когда под руками стало сравнительно сухо, она остановилась. Вытерла,
    содрогаясь от омерзения, руки прямо о шубу - больше не обо что - и
    принялась ждать.
        Когда земля содрогнулась, и откуда-то справа на миг появилось и
    исчезло ярко-жёлтое пятно, Неммер осознала, что лаз не такой уж и узкий
    и что в нём можно передвигаться и стоя.
        Что-то слабо фосфоресцировало на самом "потолке" узкого свода, но
    глаза ещё не успели как следует привыкнуть к темноте.
        - Хонн? - позвала она шёпотом.
        Ответа не последовало.
        Она подобрала колени к животу и уселась, не в силах справиться с
    дрожью. Только бы не уснуть, думала она, только бы не уснуть. В таком
    холоде можно уже и не проснуться.
    
                                    *  *  *
    
        - Второй готов.
        - Третий готов. Треугольник включен, первый. Всем представиться.
    Повторяю, всем представиться. Приём.
        - Понял, - Майтен взглянул на капитана. - Выполняйте. Ликвидатор
    не будет долго ждать.
        "Представление" сводилось к тому, чтобы сообщить некое особое слово.
    Капитан боялся этого момента сильнее всего: ошибёшься, да и обратишься в
    кучку пепла. Поверх лужицы расплавленного металла. Воображение у
    капитана было хорошее.
        - Я иду первым, - объявил маг и вокруг его амуниции слабо засияло
    голубоватое свечение. - Окружите дом и следите. Всё, что попытается
    пройти рядом с вами - уничтожить.
        - Понял, - капитан кивнул. - Удачи.
        Он проводил глазами Майтена, быстро сгинувшего в пурге и немедленно
    отдал необходимые приказания.
        Всем им это было не впервой.
        Да и встряска не помешает, подумал капитан. Ну, боги - пошлите нам
    удачу!..
        Из шлема долгое время ничего не доносилось - а ожидание боя куда
    хуже самого боя.
        Но выбора не было.
    
                                    *  *  *
    
        Справа донёсся шорох.
        И потянуло теплом.
        Вместе с теплом нахлынул и тошнотворный запах, сопровождавший крыс.
    Но Неммер ощущала, что её желудку уже всё нипочём.
        Цок-цок-цок...
        - Хонн? - тихо шепнула она, силясь увидеть хоть что-то в обманчивом
    свечении.
        Ближе и ближе. Ни дыхания, ни скрипа камушков. Только едва слышное
    постукивание.
        Красный продолговатый силуэт появился из мглы.
        И ещё шесть красноватых точек.
        Мне это снится, подумала Неммер обречённо. Руки и ноги шевелились,
    всё было в полном порядке... не считая, конечно, мерзкого воздуха, но
    разве так могло происходить?..
        Что-то, отливающее рубиновым цветом, осторожно улеглось на пол на
    расстоянии вытянутой руки от неё.
        Шестеро красноватых огоньков остановились, подрагивая и подмигивая.
        Когда зрение справилось с тем, что от него требовалось, Неммер едва
    не закричала от страха.
        У ног её лежала "драгоценность". уже оставившая однажды отметки на
    её ладони.
        Рядом с ней, устроившись на могучих окорочках, восседала громадная
    чёрная крыса.
        О трёх головах.
        Головы эти внимательно осматривали скорчившегося человека и время от
    времени - судя по звуку - шевелили усами.
        Тишина была потрясающей.
        А за крысиным королём (или королевой?) сидело, прижавшись к полу,
    всё остальное крысиное воинство.
        Вновь вздрогнула земля и трёхглавый король забеспокоился,
    оглядываясь (для чего приходилось поворачиваться всем телом). Неммер,
    всё ещё не пришедшая в себя, протянула в его сторону руку. Всё равно,
    подумала она. Захотят сожрать - так сожрут.
        От прикосновения к средней голове король вздрогнул, но ничего
    предпринимать не стал. Если закрыть глаза, можно было бы подумать, что
    голова принадлежит коту. Не бывает у крыс подобного меха!..
        Короны на голове не оказалось, и Неммер постепенно пришла в себя.
        Она попыталась повернуть кристалл (который, как ей показалось,
    выглядел чуть иначе), но король беззвучно разинул все три пасти, а его
    войско чуть пошевелилось.
        И Неммер передумала.
        Впрочем, выгравированные в теле кристалла символы были прекрасно
    видны - даром что находились на противоположной стороне.
        - Хонн? - спросила она, вновь прикасаясь ладонью к тёплой и
    поразительно чистой голове трёхголового вожака и ей показалось, что
    средняя голова едва заметно кивнула.
        Впрочем, что различишь в почти полном мраке?..
    
                                    *  *  *
    
        - Я у двери, - сообщил Майтен. Связь работала превосходно. Ему сразу
    стало не по себе. Он, вроде бы, ничем паранормальным не обладал, но
    что-то такое есть, похоже, в каждом человеке.
        - Вижу вас, первый, - отозвался голос. - Чисто, объект внутри дома.
    Активность не изменилась. Приём.
        - Полная готовность, - приказал Майтен. Холодок становился всё более
    неприятным. Он опустил "вторые глаза" поверх собственных и поморгал,
    привыкая к ощущениям. Очки, которые сейчас служили ему органами зрения,
    передавали только то, что фиксировалось множеством магических "глазков",
    каждый из которых видел в своём диапазоне. Иллюзии подобными очками
    отвергались с ходу. Да и в темноте всё было прекрасно видно.
        - Второй, готовность подтверждаю
        - Третий, готовность подтверждаю.
        - Всем, всем, боевая готовность. Приём.
        Пока все четырнадцать голосов подтверждали, что готовы в любой миг
    встретить нестерпимо пылающий огонь ликвидатора, Майтен в последний раз
    проверил своё оружие.
        - Вхожу, - объявил он. - Соблюдать тишину.
        Дверь открылась и тут же что-то небольшое попыталось прошмыгнуть
    наружу. Крыса. Выстрел - и грызун испарился, а дым был унесён ветром.
    Извини. Война есть война.
        Ещё две крысы. Более никого.
        - Включаю картинку, - произнёс Майтен. "Жемчужина", будучи правильно
    настроена, позволяла сообщать одним лишь усилием мысли. Капитан, правда,
    так этому и не научился - но не всем же быть способными...
        - Есть картинка, - сообщил Второй.
        На одежде Майтена были установлены пять - весьма громоздких, но
    очень важных - "зрячих кристаллов". Сейчас они включились и будут вести
    запись, передавая её своим "близнецам" у Второго и Третьего, что бы ни
    случилось с самим Майтеном. Тактика подобных операций была отлажена за
    прошедшие пять кровавых лет и спасла не один десяток городов...
        Тихо скрипнула дверь. Так должно быть. Звуки внутрь не проникают.
        То, что лежало в углу, рядом с печкой, ещё напоминало своими
    очертаниями человека. Когда вошёл Майтен, в шевелящейся бесформенной
    массе прорезалось несколько глаз. Оно *ощущало*, что враг рядом...
    несмотря на магические барьеры. Вовремя, подумал он мрачно. Опоздай мы
    на несколько минут...
        Мысленный приказ - и голубое сияние вокруг него сменилось
    зеленоватым. Барьер. Всё, что прикоснётся к нему, распадётся в тончайшую
    пыль. Хорошо ещё, что чудовище не обладает магическими возможностями.
        Удерживая ощетинившуюся щупальцами и когтями живую массу под
    прицелом, Майтен сделал несколько шагов - чтобы в "поле зрения" попало
    как можно больше. Что-то помельче суетилось, переползало и скреблось
    рядом, под ногами. Вспыхнуло и приугасло зелёное пламя. Что-то
    попыталось напасть.
        - Я на месте, я на месте, - Майтен обрадовался, что не успел
    поужинать. Боги, какая мерзость. Как только она прорвалась? Откуда?..
    Спало спокойно всё это время? Крысы, подумал он с неприязнью. Об этом мы
    не подумали. Сегодня же надо принять меры.
        - Активность не меняется, - сообщил Третий. - У вас ещё три минуты.
    Заканчивайте осмотр.
        Барьер был, увы, слишком "прожорливым". Следовало торопиться. Что-то
    возилось на дне провала, бывшего недавно погребом. Майтен обошёл все
    комнаты. Никто не выжил, подумал он холодно. Всё.
        - Включить треугольник, - велел Майтен. - Всем приготовиться.
        - Пятнадцать секунд, - сообщил второй. - Активность не меняется.
        Что-то попыталось схватить его за ноги. Звуков "извне" не доносилось
    - и отлично. Если бы было что-то, напоминавшее человеческую речь,
    датчики бы сообщили. Ещё две вспышки. Не оглядываться. Отступать.
        У двери он выстрелил несколько раз, объёмным зарядом. Захлопнул её.
    Далеко отходить не стоит - "факел" ему нипочём, а дополнительная
    "очистка" не помешает.
        - Десять секунд.
        Дверь содрогалась под могучими ударами. Должна выдержать.
    Зеленоватое сияние всё ещё жило - барьер на месте.
        - Пять секунд.
        Отойти на несколько шагов и приглушить фильтр...
        - Три...
        Мрак сгустился вокруг. Самое главное - никуда не упасть.
        - Два...
        Окружающий мир перестал существовать. Только стук собственного
    сердца да голос, приходящий неведомо откуда.
        - Один...
        Последняя секунда тянется дольше всех остальных...
        - Пуск.
        Сквозь "барьер" он не должен был почувствовать никакого огня. Но
    всегда казалоь, что его поднимает и швыряет в пылающую бездну. Как бы
    надёжна ни была защита, она ничего не могла поделать с воображением.
    
                                    *  *  *
    
        Ортуан, как и все, наблюдал за работой ликвидатора сквозь защитные
    очки. Иначе недолго и со зрением расстаться.
        Это походило на вырастающий из-под земли смерч. Он переливался всеми
    отенками красного и оранжевого. Снег даже не таял - просто испарялся. На
    глазах капитана почернело, вспыхнуло и обратилось в неистовый факел
    стоящее рядом дерево.
        При всём при том ликвидатор почти не повреждал саму землю. Придёт
    весна, и здесь, как обычно, появятся ростки обычной травы...
    Непостижимо! Жаль, конечно, что эти заносчивые маги никому не доверяют
    подобного оружия. В умелых руках... Он сплюнул и плевок испарился, не
    достигнув земли.
        - Говорит второй, факел погас, - послышался голос. - Десять секунд
    до снятия защиты.
        - Псионическая активность в пределах фона, - сообщил Третий. Это
    капитану было уже неинтересно. Он смотрел, как из облака медленно
    расходящегося в воздухе пепла возникает фигурка человека. Зелёное сияние
    вокруг неё потускнело и пропало вовсе.
        - Второй, можно снимать защиту, - послышались долгожданные слова.
    Капитан с облегчением снял защиту - нажал на камень на своём браслете,
    после чего снял и сам браслет. Какой бы там она ни была, во всём
    полагаться на магию нельзя.
        - Что теперь? - спросил капитан, когда маг снял свой шлем, открыв
    лицо. На нём отражалась бесконечная усталость.
        - Осмотрим прочие дома, - ответил тот мрачно. - Сожжём их. И всё на
    сегодня. Главную заразу мы выжгли.
        Отлично! Капитан просиял. Теперь очевидно - война для его людей
    окончена. Шеттама, как-никак, находится вне района патрулирования.
        И окончена блестяще.
        "Займитесь любимым делом", едва не вырвалось у Майтена. Но он
    сдержался.
        Ему ещё предстояло просматривать запись всех "зрячих камней". В
    поисках намёков - на то, как это могло произойти.
        Пять раз увидеть эту мерзость, пузырящуюся на полу.
        За что ему такое наказание?..
        ...Встретив Второго и Третьего, он поблагодарил их (молодцы ребята,
    даром что молоды) и уселся на обуглившийся пень. Жечь дома - невелика
    премудрость. Капитан со своими вояками справится и сам.
        Руки его дрожали.
        Как же я проглядел эту напасть? - подумал он, ощущая себя бесконечно
    виноватым. Проклятие. Мы привыкли искать следы магического. Распрощаюсь
    с капитаном - и немедленно в Совет. Похоже, всё сложнее, чем мы думали.
        Не забыть про крыс.
    
                                    *  *  *
    
        Был небольшой перерыв в восприятии - должно быть, она всё же
    заснула.
        Крыс и их короля не было.
        Не было и кристалла.
        Неммер пошевелилась, едва не вскрикнув - ноги и руки успели затечь.
    Просто оторваться от стены стало почти непереносимым мучением.
        И холод.
        И чистый воздух. Небеса, как это прекрасно!
        - Хонн? - позвала она. Рядом что-то зашевелилось.
        - Здесь, - услышала она. - Проснулась? Пора уходить..
        - Ты ждал, пока я проснусь? - поразилась женщина, пытаясь
    разглядеть своего собеседника. Тщетно. Лишь едва заметный контур.
        - Торопиться всё равно некуда.
        Она попыталась встать. На третий раз получилось - но она тут же
    охнула от боли в спине.
        - Идти довольно далеко, - сообщил невидимый Хонн из-за спины. -
    Ступай осторожнее, здесь скользко. Вещи я донесу сам.
        Хоть это хорошо, подумала Неммер, стискивая зубы всякий раз, когда
    сотни серебряных иголочек вонзались в её ступни.
        Всё позади, подумала она немного погодя. Как же! Всё только
    начинается.
        Она надеялась, что мысли её Хонн прочесть не сумеет.
    
                        II. Отблеск пламени преисподней
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        Впервые за много месяцев он поднялся ни свет ни заря.
        Отчего на этот раз?
        Навигатор понял, что бессмысленно обманывать самого себя. Спать ему
    уже не хочется. За окном скупой Владыка Дождей просеивал драгоценную
    влагу сквозь мелкое сито.
        И тучи.
        Что за погода! В такое прекрасное время года, летом - и такое
    отвратительное небо. В путешествиях Теммокану довелось провести немало
    времени в водах Архипелага. Вот там подобное небо и подобная погода -
    обычное дело. Глаза бы не видели.
        Светящийся диск часов убедил его в том, что он проснулся. Второй
    час ночи. Что за напасть!..
        Это была вторая ночь после памятного "заключения" в хранилище номер
    одиннадцать. Первая, впрочем, была куда более мерзкой. Снилась всякая
    гадость, к тому же проспал на работу. Светлейшему, конечно, до лампочки
    такие проблемы, двести шариков получил - и разбирайся, как знаешь.
    Островитянин даже осмелился сказать пару слов повышенным тоном.
        Даллатер поднял ничего не выражающие глаза.
        - Я тебя нанял, - было единственной репликой. - И пока запарка не
    закончится, мальчик мой, никуда ты не денешься.
        "Мальчик"! Хорош мальчик, ничего не скажешь!..
        - Скажите, Св... - он поперхнулся, а Светлейший спрятал улыбку в
    бороду. - Даллатер... у вас есть друзья?..
        Он ожидал ещё одной глубоко философской фразы, но его начальник
    неожиданно откинулся в кресле и прикрыл на несколько секунд глаза.
        - Пожалуй, что нет, - ответил он задумчиво и совершенно серьёзно. -
    Последнего друга я похоронил сорок три года назад. У тебя есть ещё
    вопросы?
        К счастью или несчастью, вопросов больше не было. И Теммокан ушёл,
    продолжая дымиться от злости.
        Видимо, от злости он и работал, как никогда быстро и аккуратно.
        Погружённый в смутные размышления неведомо о чём, он не заметил, как
    рядом возник Дракон.  Когда до него дошло, что в комнате появился
    кто-то чужой, Дракон уже удалялся. Теммокан...  не осмелился его
    окликать. Да и работать надо было...  чтоб этим шарикам всем
    полопаться!..
        ...Когда Теммокан закончил одеваться, было без двадцати пяти два
    часа ночи. Года одна тысяча двести сорок второго лета шестьдесят
    девятого числа. Скоро Новый Год...
        - Который я проведу в этом подземелье, - произнёс он вслух и криво
    усмехнулся. Раньше он поражался, что в Дайноре всякие там рестораны и им
    подобные заведения работают ночь напролёт. А теперь надо радоваться. Суп
    из концентрата, будь он хоть трижды равен настоящему, при помощи
    всесильного-заклинания-такого-то, всё-таки дрянь порядочная. Он
    некоторое время размышлял, но в конце концов "взял" из воздуха
    переговорную трубку (так и не выяснил, как это получается) и вызвал
    дежурную службу доставки. Голос у дежурного был вполне бодрым и
    приветливым. Работа у него такая...
        ... А когда навигатор успел побриться и одеться, заказ уже был на
    столе. Ничего не понимаю. То говорят, что телепортироваться сюда
    невозможно, то ещё что... А как пищу доставляют?
        Трапеза проходила в гробовом молчании. Насколько вообще можно жевать
    бесшумно.
    
                                    *  *  *
    
        ...Теперь предстояло как-то занять себя на оставшиеся несколько
    часов. Теммокан тихонько выбрался в коридор и побрёл, сам не зная куда.
        Взамен мрачной тишины (сверчки пели не всегда, а оглушительные
    песни соловьёв не проникали сквозь бронестёкла), он ощутил едва слышную,
    но, несомненно, музыку.
        Так-так-так. Ночная жизнь, надо понимать, и здесь разительно
    отличается от дневной. Раньше как-то не было необходимости
    интересоваться. Жизнь в городской гостинице состояла из череды
    однообразных вечеров и ночей, похожих одна на другую.
        Так, глядишь, меня и на корабль-то не пустят, подумал островитянин,
    но уже без обычного при этом раздражения.
        Музыка становилась всё громче. Коридор повернул очередной раз и
    навигатор остановился, поражённый.
        На невысоком столике у стены, за которым порой он любил посидеть со
    стаканчиком минеральной воды, стояла небольшая плоская коробочка. Она-то
    и была источником музыки.
        Второй концерт Хинвента, подумал Теммокан удивлённо. Тот самый,
    который я слушал, когда...
        Неожиданно для самого себя он кинулся вперёд и нажал на тёмную
    полукруглую кнопочку на боку "музыкальной шкатулки". Музыка оборвалась,
    а навигатор обнаружил, что сидят на полу, тяжело дыша и вытирает
    неожиданно выступившие слёзы. Разрази того молния, кто включил именно
    этот концерт! Кто это мог бы быть?
        Он повертел коробочку в руках. Последний крик моды. Музыкальные
    кристаллы уже которое десятилетие исполнялись в виде тонких прозрачных
    "зубочисток" - по три-четыре часа музыки на штуку. Навигатор осторожно
    повертел в руках шкатулку (не очень-то и сложно ею управлять) и открыл
    приёмник.
        Вот она, "зубочистка". Четыре тёмных полоски. Четыре пьесы. О, тут и
    оглавление есть! Ну-ка, ну-ка,.. На матовой плоскости проявились четыре
    строки. Второй концерт Хинвента, "Золотые поля за горами". Симфония, его
    же, опус 74, "Падение во мраке". Ещё лучше. Навигатор стёр список с
    экрана, не став вчитываться в оставшиеся строки.
        Смотри-ка, как интересно! Приёмник был рассчитан на двенадцать
    кассет - двое суток непрерывной игры. А вот и отсек для запасных кассет.
    Мать честная, да тут их с полсотни влезет! Чудеса да и только! Сколько
    же такая штучка будет стоить? Не менее двухсот крон. Надо же. Этот
    меломан ещё и богат вдобавок...
        Ему почудились шаги в конце коридора и Теммокан поспешно вернул
    проигрыватель на столик. Самому еле-еле хватило времени, чтобы привести
    в порядок брюки (сидел прямо на полу... на толстом ковре, то есть) и
    вытереть слёзы. Проклятая музыка.
        Кто же это оставил?
        Теммокан повертел коробочку (на вид маленькая, да и лёгкая). Ладно.
    Возьму пока с собой. У всех, кто встретится, буду спрашивать. Тем более,
    что охрана по ночам бодрствует вовсе не здесь. Да и не любят они музыки
    Северной волны... Тут разве только Светлейший - кроме меня, конечно -
    может слушать такие вещи. Так чьё же это?..
        Встряска окончательно его разбудила и голова стала пронзительно
    ясной.
        Вот и коридор, откуда доносились голоса.
        Ладно, в компании будет веселее...
    
                                    *  *  *
    
        Он узнал запись сразу. Те два голоса, что он слышал из ниоткуда,
    застряв в стеклянном безмолвии хранилища.
        Только теперь запись была подчищена, избавлена от неровностей. Да и
    другие звуки теперь были прекрасно различимы. Скрип половиц.
    Покашливание.
        Что-то не так. Ах, да... повторяется один и тот жу кусок записи
    длиной секунд в сорок. Как здорово подобран фрагмент - места склейки
    почти невозможно ощутить.
        Теммокан осторожно постучал. Ещё бы. Красная табличка на двери
    (прочесть невозможно - допуск не тот). Значит, так просто войти не
    удастся. А если вломиться, вскоре выволокут назад, оглушенного или
    усыплённого. Он так однажды вошёл. Когда не знал ещё, что Светлейший
    говорит об охране и степени допуска именно то, что думает.
        - Даллатер?
        Но дверь приоткрыта и словно бы приглашает войти.
        Слабый мерцающий полумрак. Изображение. Откуда? Ведь записан-то
    только звук.
        - Дракон?
        Пятнадцать предложений. Это он уже подсчитал. Голоса теперь явно
    различимы - скорее всего, человеческие. Мужской и женский. Говорят
    спокойным тоном, но постепенно темп становится быстрее. Что за язык?..
        - Можно войти?..
        Тихо-тихо постучать в дверь - вот сюда, в небольшую медную табличку,
    вмонтированную над ручкой. Тогда это не будет воспринято, как агрессия.
    Светлейший не раз говорил, что Хранилище уже неоднократно пытались взять
    штурмом. Последние два раза - чтобы уничтожить все "шарики".
        Эх, была не была...
        Теммокан сделал шаг внутрь. Красная табличка стала серой, но надпись
    не стала понятнее. Хотя тоже изменилась. Что бы это значило?..
        Сигнала тревоги не было слышно, да и не должно быть. Этот подход
    устарел. Нынче сигнал тревоги слышат лишь те, кому положено. И они
    сейчас несутся сюда, сжимая "сладкий сон" ближнего боя - парализующие
    палочки-разрядники. Гуманисты эти академики, всё бы им щадящий режим, да
    безвредность для здоровья...
        Но пока они бегут, можно осмотреться.
        Приборов-то, приборов! Девять десятых были ни на что не похожи, а с
    одной девятой он всё равно не знал, что делать. Да и не хотел. Нет
    никакой гарантии, что баловство с ними не приведёт к очередным Сумеркам.
    Шутка, конечно, но...
        Вновь фрагмент пошёл заново. А вот он, *килиан*. А это что?
        На небольшом экране появлялись лица. Сотни. Тысячи, десятки тысяч -
    судя по скорости их появления и исчезновения. А что это рядом с ними?
    Какие-то загадочные картинки, четыре разноцветных ломаные. И ещё четыре
    подобные пляшут рядом.
        Вновь начался фрагмент.
        Что-то регулярное было в танце зигзагов на матовом стекле.
        Навигатор весь покрылся холодным потом, когда понял, что всё это
    означает. Нужные слова не сразу пришли в голову; в конце концов, это -
    не его стихия.
        Спектр голоса!
        Они ищут тех, кто говорит?
        Ему стало не по себе.  Сколько же людей...  и не только людей
    запечатлены в безвестных Хранилищах наподобие этого?  Миллионы?
    Миллиарды? Что там следует за миллиардами?..
        Третий экран был развёрнут к нему ребром. Сам экран - просто стекло
    на подставке. Прибор создаёт на нём изображение, где бы стекло ни
    находилось. Можно уносить его, поворачивать... даже разбить. Охранники
    всё не появлялись, и Теммокан ощутил, что он и сам сейчас сбежит отсюда.
    Кто управляет всем этим? Поиском, определением... как там выражается
    Светлейший... иден-тификацией. Да. Именно! Кто следит за этим? Никто?..
        На этом экране было нечто, куда более знакомое. Карта Ралиона. В
    прямоугольной проекции. Крестик метался по суше, перескакивая с места на
    место, но нигде не задерживался более четверти-трети секунды. Здесь-то
    что ищут? Теммокан наклонился к экрану поближе (крестик как раз плясал
    где-то рядом с Дайнором) и вновь услышал голоса.
        Кто-то идёт по коридору.
        Вряд ли по его душу - но когда его застанут здесь...
        Впрочем, сбежать всё равно не удастся. Так что... Островитянин
    встал, сделал шаг к двери и приготовился встретить того, кто войдёт в
    комнату. Или взглянуть в глаза тому, кто пройдёт мимо. Человек не может
    пройти мимо распахнутой двери, не бросив внутрь взгляда...
        Никто не появлялся.
        Ожидание становилось нестерпимым. Когда позади него что-то тонко
    пискнуло, Теммокан едва не подпрыгнул. Экран, на котором мелькали лица,
    был почти пуст. Навигатор сделал два быстрых шага в его сторону и
    наклонился поближе.
        "1018 - совпадений нет", гласила надпись.
        Короткая музыкальная фраза и новая строка возникает чуть ниже.
        "1019 - начинаем поиск".
        И вновь посыпались лица.  Они сливались в нечто размытое, с
    условными глазами на условном лице...  чудище, да и только!  Крестик на
    экране рядом продолжал свой хаотический танец и навигатору стало понятно
    - пора уходить отсюда, пока не поздно.
        Он выглянул наружу, словно солдат, выбирающийся из окопа.
        Никого слева.
        Никого справа.
        Дверь предательски скрипнула, затворяясь. Чтоб вас всех так
    перекосило! Это специально так придумано? Или нет?..
        Часы, висевшие в конце коридора показывали... без двадцати пяти два
    часа ночи. Тут Теммокан почувствовал, как спокойствие возвращается к
    нему. Конечно! Это всё ему снится. А раз снится...
        Значит, можно попробовать выбраться из здания.
        Тем более, что во сне он явно один. Никого... как на том легендарном
    покинутом паруснике. Только здесь куда страшнее - особенно, если не
    догадываться, что это - сон.
        Однако, когда навигатор, что-то весело насвистывая, бегом спустился
    ко входным дверям, из-за прозрачного стекла на него удивлённо, но
    приветливо взглянул охранник. Имени его Теммокан не знал, но лицо было
    знакомым.
    
                                    *  *  *
    
        - Не спится? - донёсся его добродушный голос откуда-то сверху.
    Охранники - тоже люди. По крайней мере, с виду. Однако, дело своё они
    знали. Дружба дружбой,..
        - Показалось, что кто-то пришёл, - ничего умнее навигатор придумать
    не успел. Он успел познакомиться со всеми охранниками - благо, хорошее
    пиво и разговоры о смысле жизни всё ещё имеют поклонников по всему
    свету.
        - Да нет, - ответили ему. - Там не погода - кошмар. Да и не
    положено никого впускать, будь там хоть война...
        Перебросившись с парнем ещё парой фраз, Теммокан медленно вернулся
    назад. Напоследок он догадался взглянуть на часы.
        Без пяти минут два.
        Но когда он вернулся на этаж, с которого так поспешно сбежал, там
    вновь никого не оказалось. И время... да, время остановилось на одной
    минуте третьего.
        И дверь с красной табличкой оказалась запертой. Что там творилось
    внутри - неизвестно. Никаких звуков не доносилось.
        Чувствуя себя совершенно вымотанным, Теммокан уселся за тот самый
    столик, с которого позаимствовал проигрыватель и откинулся на спинку
    стула. Хорошие здесь стулья, мягкие... удобные...
    
                               Под землей, 58 Д.
    
        - Куда теперь? - спросила Неммер, после того, как прошла целая
    вечность. Ужасно ныли ноги, несколько раз она стукалась головой о
    потолок... да и двигаться практически в полном молчании было почти
    непереносимо.
        - Прямо, - послышался ответ. Неммер уже устала. Устала во всех
    смыслах. Сейчас ей хотелось лечь, прямо здесь, закрыть глаза и более не
    просыпаться. Она поднесла ладони ко лбу, чтобы изгнать подступающее
    головокружение и ощутила, что её мягко подхватывают и бережно
    опускают... на что-то мягкое.
        - Тебе плохо? - услышала она. Что-то мягкое скользнуло по её щекам и
    она слабо вскрикнула. - Это я, - послышался шёпот Хонна. - Мы одни
    здесь. Осталось совсем немного.
        - Час назад ты говорил то же самое.
        - Полчаса. Как только отдохнёшь, убедишься, что я прав. Хочешь пить?
        - Да, - призналась она и что-то заплескалось рядом с её головой.
    Фляжка. Внутри была вода. Всего лишь вода. Она сделала два глотка и
    вернула фляжку.
        Тишина. Редкие капли срываются со свода прохода.
        - Хонн?
        - Я здесь.
        - Почему ты помогаешь мне?
        - Я? - он засмеялся. На миг Неммер испугалась, до состоянии полной
    неподвижности, до паралича. - В общем-то, я скорее помешал. Навёл на дом
    охотников, лишил всего имущества, а теперь завёл в сырое и мерзкое
    подземелье.
        - Я серьёзно.
        - Спроси меня об этом, когда придём, - его дыхания не было слышно.
    Что сейчас стоит за её спиной? Человек, поросший шерстью (или чешуёй)?
    Выучившийся ходить трёхголовый крысиный король ростом с человека? Иное
    чудовище, для которого не нашлось ещё подобающего названия? Или всё-таки
    Хонн, кожа да кости, но такой же человек, как и она сама?..
        - Тогда пошли, - собрав немногие оставшиеся силы, она поднялась. -
    Только скажи, куда мы должны прийти.
        - Ты поймёшь. Держись правой стены.
        Самым трудным оказалось сделать первый шаг.
        Потом было проще.
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        - Что это с тобой?
        Теммокан проснулся почти мгновенно.
        Над ним наклонился Светлейший, лицо его было озабоченным.
        - Который... который час? - навигатор поспешно поднялся на ноги.
    А ещё говорят, что на стульях выспаться невозможно...
        - Без четверти четыре. Ночь на дворе. Что за странности? Не спится?
        - А... число? - Теммокан осмотрелся. Искусственный свет не позволял
    выяснить, что на самом деле творится за пределами здания. Внутри всегда
    прохладно, свет не режет глаз, а запахи не раздражают обоняние.
        - Ну ты даёшь! - покачал головой Даллатер и поправил галстук. -
    Шестьдесят девятое, конечно. Придётся, я вижу, дать тебе трое... нет,
    двое суток отпуска. Погуляй по парку, развейся...
        - А в город? - спросил навигатор, заранее зная ответ.
        - Ещё чего, - поджал губы его начальник.
        Даллатер, кивнув, направился в сторону *той самой* комнаты, и
    Теммокан, не вполне осознавая, чего хочет добиться, последовал за ним.
        - Будете спектры голосов сличать? - спросил он самым небрежным
    тоном.
        Даллатер словно налетел на невидимую стену.
        - Что ты сказал? - повернулся он лицом к собеседнику. - Спектры? С
    чего ты взял?
        - Так ведь язык-то незнаком, - выпалил навигатор. Небеса, что я
    несу? Откуда я могу это знать? - Заодно и выяснить, не записался ли плод
    моего воображения.
        - Так-так, - Даллатер не улыбался. - Можно подумать, одного Дракона
    мне мало. Ты что, научился-таки мысли читать?
        - Нет, я... - тут он догадался прикусить язык. Но следовало
    придумать хоть что-то. А! Ну конечно. Ничего, кроме правды...
        - Мне это... - он отвёл взгляд в сторону, ненадолго, - приснилось.
    Да, точно. Потому что в комнате никого не было.
        Лицо Даллатера вытянулось.
        - В какой ещё комнате?
        Теммокан колебался не дольше секунды.
        - Пошли, - оставалось сделать три шага вперёд, повернуть на развилке
    (Хранилище не так уж и мало... изнутри) направо и сделать ещё десяток
    шагов.
        - Здесь? - указал Даллатер, останавливаясь.
        Навигатор кивнул.
        - Заходи, - пригласил Светлейший и что-то сделал с дверной ручкой.
    Во всяком случае, прикасался он только к ней. Табличка из красной стала
    светло-серой и буквы сложились в слово. "Оперативный центр".
        Боги, куда я попал? - подумал Теммокан, пока ноги покорно
    переместили его из коридора в уже знакомое место.
        Он оглянулся. Почти всё так же, как и во "сне". Расхождения в
    мелочах. И все три экрана, что бодро показывали уйму всяких сведений,
    стоят молочно-белые, безжизненные. И *килиана* на подставке нет.
        - Рассказывай дальше, - велел Светлейший, добывая из кармана
    неизбежную сигару. Теммокан подчинился - уж больно не нравилось ему
    выражение глаз своего начальника.
        ...Когда он закончил рассказ, оказалось, что Светлейший сидит
    напротив, устремив свой взор куда-то в потолок, а на кончике его сигары
    выросла шапка пепла длиной в мизинец.
        Теммокан завороженно смотрел на сигару и человека, её держащего.
    Таким Даллатера ещё не доводилось видеть.
        - Что ты ощутил, когда входил сюда? - спросил тот неожиданно,
    очнувшись от задумчивости. Теммокан едва не подпрыгнул в кресле. Это
    что, новый способ допрашивать?
        - Не понял, - было ответом. - Сейчас или... во сне?
        - Сейчас.
        Навигатор задумался.
        - Лёгкий холод. Да, точно. Словно холодным ветерком потянуло.
        Даллатер кивнул и лёд его взгляда отчасти растаял.
        - А во сне?
        - Не помню, - честно признался навигатор. Ну и влип я! Что-то
    необычное в этой комнате, раз Светлейший так себя ведёт. Или...
    необычно то, что именно мне "снилось"? А как ещё это назвать, если не
    сном? Обычно, правда, из сна не удаётся добыть никаких трофеев...
        - Вот, кстати, - навигатор поставил проигрыватель на стол. - Нашёл
    ночью на одном столике. Не знаете, случайно, чьё это?
        Светлейший посмотрел на предмет, как голодный удав на крысу.
        - Откуда это у тебя, хотел бы я знать?
        Тон его был настолько резок, что Теммокан растерялся.
        - Я же сказал - нашёл на столе. - Он чуть было не добавил "во сне".
        - Вносить проигрыватели в Хранилище категорически запрещается, -
    продолжал Светлейший и извлёк очередную сигару. - Ты не знал?
        - Не знал. Я вообще ими не пользовался. Года три по крайней мере.
        - Модель "Жаворонок", - бормотал Светлейший, рассматривая
    проигрыватель. - М-батарейки, лет на пять хода... С ума сойти! Эта штука
    стоит тысяч десять, не меньше! И... - он осёкся. - Взгляни-ка сюда.
        Теммокан наклонился через стол.
        С тыльной стороны проигрывателя был небольшой отсек. Сам он не
    удосужился попытаться вскрыть его. Зато удосужился Светлейший.
        Так вот, внутри отсека виднелись обоймы, в гнёздах которых
    могли бы уместиться "зубочистки" - кассеты.
        Всё бы ничего, но, если верить взгляду, там были сотни, если не
    тысячи гнёзд. Они уходили, куда хватало взгляда.
        - Такого я ещё не встречал, - признался Светлейший.
        - Подумаешь, - пожал плечами навигатор. - Что я, "кошелька" не
    видел? Давно уже, по-моему, научились прятать целые дома в крохотных
    сумочках.
        - Видишь это? - спросил Даллатер, держа "зубочистку" перед глазами
    собеседника. - Это своего рода *килиан*. Менее сложный, но более ёмкий.
    Никому ещё не удавалось "свернуть" *килиан*. Можешь попытаться на досуге
    сунуть такую вот иголочку в "кошелёк". Если жить надоело.
        - Что будет? - по спине Теммокана поползли мурашки. - Взрыв?
        Даллатер кивнул.
        - Отчего, по-твоему, мы строим Хранилища?
        Навигатор молчал, пытаясь понять, что всё это могло бы значить.
        - Позовите Дракона, - предложил он наконец. - Вдруг он что-нибудь
    знает.
        - Во-первых, он знает больше, чем говорит, - Даллатер покачал
    сигарой в воздухе и несколько крупинок пепла испачкали его безупречный
    до того сюртук. Боги, до чего странно он одевается! - Во-вторых, Дракону
    сюда входа нет и он об этом тоже знает.
        - Как это - нет? - растерялся островитянин. - По-моему, он спокойно
    заходит куда угодно. Да вы и сами об этом говорили не раз.
        - Сюда - нет, - раздельно и весомо повторил Даллатер. - Это особое
    место. Я пытаюсь понять, как можно было увидеть столько подробностей во
    сне. Если, конечно, это был сон... - он бросил взгляд на навигатора и
    того вновь обдало холодом. - Вдобавок ещё этот проигрыватель...
        Он встал и прошёлся по комнате. Затем, к немалому изумлению
    Теммокана, распахнул одну из створок огромного окна и в комнату ворвался
    свежий летний воздух и соловьиная песня.
        - Не должно здесь быть подобных "чудес", - заявил в конце концов
    Светлейший. - А они происходят. Теммокан, о твоих дальнейших планах - ты
    по-прежнему не намерен оставаться здесь?
        Договор должен был закончиться на двадцатый день осени. Сравнительно
    скоро, через полтора малых месяца.
        - Не намерен, - подтвердил навигатор, впервые почувствовавший
    неуверенность в собственных словах. Действительно, так ли важна месть,
    которую он обдумывает всё это время?
        - Странности начались с твоим появлением здесь, - продолжал
    Даллатер, не поворачивая головы. - Я должен разобраться. И. возможно,..
    - тут он соблаговолил взглянуть собеседнику в глаза. - ... нам и дальше
    потребовалась бы твоя помощь.
        - Нет, увольте, - Теммокан ощутил, что неуверенность постепенно
    растворяется. - Что вы мне можете предложить? Деньги? Я и так богат. То,
    чего я лишился, мне не даст никто. От своей цели я тоже не отступлюсь.
        - Мальчишка, - покачал головой Светлейший и тяжело вздохнул. - Да.
    Очень жаль.
        - Жаль?! - взорвался навигатор, вскакивая на ноги. - Да вы хоть
    знаете, о чём я говорю? "Жвль"! Вы вообще кроме своих стекляшек ничего
    знать не желаете, провалиться вам с ними вместе!..
        Он осёкся. Светлейший смотрел на него спокойно, без улыбки, без
    сочувствия или насмешки. Просто смотрел - словно только что заметил его
    присутствие.
        - Да, - произнёс он, когда Теммокан отказался от попыток продолжить
    свою речь. - У меня есть только эти, как ты говоришь, "стекляшки". - Он
    обвёл рукой помещение. - Но у меня с тобой, дорогой мой, есть нечто
    общее. Я тоже потерял всё, что мог, однако... - он махнул рукой и на миг
    Теммокану показалось, что Даллатер выглядит дряхлым стариком - которому
    исполнилось несколько веков. Тут же наваждение прошло.
        - Я тебя не задерживаю, - ровным голосом добавил Светлейший. - Мы
    поговорим в другой раз.
        Теммокан решительным шагом двинулся к двери, сдерживаясь изо всех
    сил - чтобы не хлопнуть ею что есть сил.
        Сделав шаг наружу, он замер на миг - воздух снаружи комнаты
    показался жарким, душным и каким-то плотным.
        Вскоре ощущение прошло.
        Пропал день, подумал островитянин равнодушно. Кстати! Мне же обещали
    отпуск! Пойду хоть в парке прогуляюсь.
        По пути он зашёл к себе в комнату - за плащом. Дождь продолжал
    моросить. И как это птицам не противно петь в такую погоду?..
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        - Добро пожаловать, - объявил Хонн за её спиной.
        Было темно и как-то прохладно. По крайней мере первые несколько
    секунд ей казалось, что её выставили на улицу в лютый мороз, в чём мать
    родила. Вскоре ощущение прошло. Взамен показалось, что окружающая тишина
    давит на уши.
        - Где это мы? - спросила она пустоту.
        - У меня дома, - ответил Хонн откуда-то издалека.
        Затем вспыхнул свет.
        Освещали помещение - вырубленное в толще гранита - матовые шары,
    висящие там и сям под потолком.  Их желтоватое сияние ослепило Неммер и
    она, вздрогнув, прикрыла лицо рукавом.
        - Здесь тепло, - Хонн был уже в другом месте. Судя по эху, помещение
    было обширным. - Можно снять шубу.
        - Мне показалось иначе, - возразила Неммер, слишком уставшая, чтобы
    раздражаться.
        Когда глаза привыкли к свету, она осознала, что многое из окружающей
    обстановки ей уже доводилось видеть... но где?
        Оба узла, которые они успели собрать, оказались целыми и вовсе не
    были перепачканы в грязи - во всяком случае, оказались чище, чем думала
    Неммер. Впрочем, что с того?
        - Где это мы? - повторила она. Хонн стоял возле чего-то, похожего на
    низкий столик и держал руки над облачком синего тумана. Даже на
    расстоянии чувствовалось, что туман был горяч.
        - Не знаю, - было ответом. - Не знаю, как это называется. Здесь я...
    - "мальчишка" обернулся и Неммер с облегчением убедилась, что выглядит
    он, как и положено человеку. - ... проснулся. - Последнее слово явно
    далось ему не без труда.
        - Ответь мне пока на один вопрос, - Неммер несколько раз осмотрела
    комнату, уставленную множеством непонятных вещей. - Где здесь... - она
    заметила, как пристально смотрит на неё Хонн и немного смутилась. - ...
    уборная?..
        - О, - теперь смутился Хонн. Он на несколько секунд задумался, затем
    указал на едва заметную издалека дверцу. - Кажется, вон там.
        - Кажется? - Неммер сбросила шубу. Действительно, было тепло. И
    воздух был... слишком чистым. Без запахов. Такого не бывает - у каждого
    дома свои запахи. - Ты здесь живёшь и не знаешь, где это находится?
        - Не было необходимости, - рассеянно ответил Хонн, осторожно
    развязывая узлы и Неммер решила, что удивляться и расспрашивать она
    будет позже.
    
                                 Венллен, 58 Д.
    
        - Ну и дела, - вздохнул Кенвин, коллега и помощник Майтена. -
    Смотреть на такое - и то противно. Что же это могло быть?..
        "Зрячие кристаллы", увы, были пока далеки от совершенства:
    предоставленные сами себе, они "теряли" запись спустя день-другой.
    Требовалась постоянная магическая подпитка; а подпитка означала такую
    концентрацию магической энергии, что маги чувствовали себя поблизости от
    кристаллов, скажем так, не очень уютно. Голтар из Меорна работал над
    способами превратить кристаллы - *килианы* - в нечто, способное
    сохранять изображение и звук практически бесконечно, но конца этой
    работе ещё не было видно...
        Все маги по-разному реагировали на близость многих сотен кристаллов
    в громоздких контейнерах. У Майтена отчаянно ныл затылок и быстро
    уставали глаза.
        Они просматривали запись, что велась внутри сожжённого дома.
    Оборотная сторона профессии: приходится по многу раз изучать подобные
    записи, в поисках ускользнувших от внимания деталей. Хорошо хоть, без
    жертв обошлось.
        Если не считать старухи, подумал он.
        - Что же это могло быть? - повторил вопрос Кенвин.
        - М41-12, - ответил Майтен.
        Кенвин едва не уронил чашку с кофе. Впрочем, после увиденного он так
    и не выпил ни глотка. Плохо иметь живое воображение.
        - "Пожиратель"? - спросил он дрогнувшим голосом.
        Майтен обратил к нему уставшее, осунувшееся лицо.
        - Да, - ответил он коротко, допил свою чашку и велел принести ещё.
        - Не пойму... - поёжился Кенвин, глядя на нечто многоглазое,
    многорукое и усеянное множеством пастей по всему телу. - Как получилось,
    что мы... что все ещё живы? Насколько я знаю, "пожиратель" поедает всё
    живое и обучается трансформироваться в то, что съел.
        - Да, - последовал ещё один короткий ответ.
        - Так как же? - похоже, аппетита у него не будет весь остаток дня.
        Маг вновь повернулся к нему лицом, остановив воспроизведение.
    Картинка замерла. Кенвин обнаружил, что ему стоит немалых усилий
    оторвать взгляд от бесформенного и устрашающего чудовища, что повисло в
    воздухе в нескольких шагах от него.
        - Мозг, - пояснил Майтен, стукнув себя несколько раз пальцем по лбу.
    - В отличие от оборотней, М41-12 умеет принимать произвольный облик и
    делиться на...  несколько функциональных особей. - Когда о подобных
    тварях говорили, как о неодушевлённых предметах, становилось не так
    страшно. - Для того, чтобы вести себя, ему нужно сохранять некий
    постоянный центр...  иметь нечто неизменное...
        - Кажется, я начинаю понимать, - с удивлением вставил Кенвин.
        Майтен кивнул.
        - Я не знаю, что там к чему, но после нескольких десятков делений
    или по достижении...  критической массы М41-12 теряет мыслительный центр
    и быстро превращается в...  так скажем, колонию простейших.  Тоже не
    подарок, но не так опасно...
        - Критическая масса? - удивился Кенвин. Не так часто Майтен делился
    своими познаниями о "живом оружии". - Какая именно?
        - Около восьмидесяти тонн, - пояснил Майтен, залпом выпивая
    вновь принесённый кофе.
        - И вы... такое... видели?
        - Да, - ответил Майтен равнодушно, чем поверг своего напарника в
    неописуемый ужас. - Теперь в том месте - очень милое, очень круглое
    озеро. И рыба, говорят, водится преотменная...
        - Вам бы всё шутить, - Кенвин ощутил, как комок подкатывает к горлу.
    О "пожирателе" ходила масса жутких историй - но все, хвала богам, были
    из третьих уст. А теперь он видел человека, который сам имел дело с
    этим... и уже жалел о том, что начал расспрашивать.
        Майтен пожал плечами.
        - Мне непонятно одно, - пояснил он.  - Во-первых, в первый раз
    никакой активности мы там не заметили. М41-12 не умеет впадать в спячку
    - значит, должен был бы проявить себя. А проявления таковы, что...  не
    заметить трудно.  Словно из ниоткуда появился.
        - А старуха? - спросил помощник. - Её изображение сохранилось?
        - В том-то и дело, что нет, - поморщился маг.  - Ещё кофе,
    пожалуйста, - приказал он бесстрастному, словно статуя, слуге и тот
    бесшумно вышел.  - Привыкли мы к спокойствию.  Чтобы в таком месте
    встретить нечто действительно опасное - нет, конечно.  Такого не ждали.
    А когда я вошёл в дом во второй раз...  - он замолчал, на несколько
    секунд вернувшись взгядом к замершей картинке, - опознавать было уже
    нечего. Сжечь-то мы всё сожгли, но что толку?
        - Тогда чего же бояться? - приподнял брови Кенвин. - Мои люди
    побывали там после вас. Всё чисто. Нормальная жизнь, нормальный лес.
    Никаких чудовищ.
        Майтен вновь поднял глаза. Почти чёрные, они производили
    своеобразное впечатление.
        - Что-то здесь не так, - пояснил он, постучав карандашом по
    подлокотнику кресла. - Не могу понять, что именно. Да и образцы тканей,
    - он указал кивком на ряд пробирок, вокруг которых сиял серебристый
    ореол, - показывают, что М41-12 был на грани распада. И вместе с тем -
    невероятно силён энергетически. Такого не бывает.
        - А другие... модели вам встречались?
        - Нет, и я не очень об этом жалею. Должны были быть четыре, с 12 по
    15. Но наш общий знакомый, капитан Ортуан, спалил все архивы. Теперь
    одним лишь богам ведомо, во что это может вылиться.
        - Богам? Но ведь все боги на нашей стороне.
        - "Наша сторона", - маг подошёл к окну. Снег почти перестал сыпаться
    и местами сквозь прорехи в облаках появлялись холодные и острые искры.
    Звёзды. Наконец-то по ночам стало видно звёзды. - Была бы уверенность,
    что боги говорят именно то, что думают... - он замолчал. - И что "наша
    сторона" существует...
        Кенвин молчал.
        - Просмотрим остальные записи, - решил Майтен, когда вдоволь
    налюбовался на звёзды. - Меня интересует обстановка комнаты. Все
    детали, даже несущественные. Может быть, мы ещё сумеем обнаружить след.
        - И что тогда?
        - Как всегда, - маг взял новую чашку с кофе и на этот раз отпил
    небольшой глоток, не торопясь. - Вооружимся как следует и - пойдём по
    следу.
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        - Ты не ответил на вопрос, - напомнила Неммер, когда беспокойство и
    страхи мало-помалу испарились.
        Заяц по-прежнему был на столе. Чудо, что он сохранился... Неммер
    казалось, что более не существующий (по словам Хонна) дом и всё, что там
    было - очередной сон, видение, которые продолжают подменять собой
    реальность.
        Жаркое на столе отчасти опровергало это утверждение.
        Комната, в которой они находились, казалась небольшой - если стоять
    посередине. Однако, стоило отойти в один из углов, как размеры её вдруг
    увеличивались в несколько раз - и, похоже, что рассчитано подобное было
    вовсе не на обычное зрение.
        Отыскалась здесь и магическая жаровня, "печка", в которой прохладный
    сине-зелёный туман мог как раскалить помещённый внутрь предмет добела,
    так и заморозить - Хонн показал несколько дисков, прикосновения к
    которым было достаточно для управления этим мудрёным аппаратом, а далее
    Неммер разобралась сама.
        Что самое поразительное, сама "печь" была стеклянной. Целиком. Ну,
    во всяком случае, прозрачной.
        - Какой вопрос? - удивился Хонн. Умытый и одетый по росту (одежда,
    видимо, здесь тоже имелась), он выглядел обычным шестнадцатилетним
    деревенским мальчишкой. Если не вглядываться в глаза.
        - Зачем ты привёл меня сюда?
        - Разве здесь плохо? - удивился Хонн, держа ладони над отрезанным
    сочным куском. Запах был настолько аппетитным, что Неммер ощущала себя
    голодной по меньшей мере с месяц.
        - Это не ответ.
        Хонн отвёл взгляд и побарабанил пальцами по тарелке.
        - Мне показалось, что я видел тебя прежде.
        - Где? - резко спросила Неммер. Её возраст, как оценил Хонн,
    "уменьшился" лет до восемнадцати. Когда женщины превращаются в красавиц,
    а мальчишки всё ещё остаются сопляками... Ещё бы знать свой собственный
    возраст...
        - К северу отсюда, - ответил он, выдержав пристальный взгляд сидящей
    напротив девушки.  Уже никто бы не заподозрил, что совсем недавно это
    было тщедушное согбенное существо, обтянутое вместо кожи желтоватым
    пергаментом.  Неужели она сама не замечает того, что с ней творится?  -
    В покинутой деревне. Я несколько раз видел...  её, - он сглотнул.  -
    Пока не приехали охотники.
        - Что было дальше? - спросила Неммер тихо.
        - Дальше они сковали ей руки, одели ошейник и куда-то повели. Минут
    через пять я услышал жуткий крик... а потом примерно на том месте увидел
    кровь. Много крови.
        Он замолчал.
        - Мне показалось, что ты... что она спаслась, - закончил он. - Вот и
    всё.
        - Почему ты называешь их охотниками?
        - Потому что за мной тоже охотились, - ответил он неохотно. - Я уже
    говорил.
        - Ладно, - Неммер глубоко вздохнула и вновь ощутила себя зверски
    голодной. - Поговорим после. Есть хочется ужасно...
        - Ты не голоден? - удивилась она минут через пять, обратив внимание,
    что Хонн так и сидит, не поднимая рук. Тот удивлённо замигал.
        - Я... в общем... я уже съел.
        - Что?! - однако тарелка оказалась действительно пустой. Более того,
    зеркально чистой.
        Неммер ощутила, как комок подступает к горлу. Помотала головой и
    тошнота прошла.
        - Ты не мог бы... - она беспомощно оглянулась, - есть... как
    положено людям?
        - Можно попробовать, - согласился Хонн и осторожно отрезал ещё
    кусочек.
        Долго жевал его, проглотил и в недоумении уставился на девушку.
        - Ничего не чувствую, - признался он. - Совсем. Ощущаю, как что-то
    жую, что это - пища... и не более.
        Неммер выронила вилку.
        - Что же с нами сделали? - спросила она.
        Хонн молча смотрел куда-то в пространство, барабаня пальцами по
    столу.
        Испуг прошёл, и вновь вернулась усталость.
        - Где здесь можно спать? - спросила Неммер, отняв руки от лица.
        - Вон та дверь, рядом с выходом, - указал Хонн. - Там целый город
    можно разместить. Выбирай любую комнату.
        Неммер остановилась, как вкопанная.
        - Мы точно одни здесь?
        - Точно, - подтвердил Хонн. - Все комнаты запираются изнутри, так
    что не беспокойся. - Неммер усмехнулась.
        - Которая из них твоя? - спросила она.
        Хонн долго смотрел на неё.
        - Я давно уже не сплю в постели, - пожал он плечами. - Когда тебя
    разбудить?
        - Не надо меня будить, - Неммер с трудом подавила зевоту. После
    такой еды она поняла, как много сил потрачено. - Проснусь утром, как
    всегда.
        - Здесь не бывает утра, - проворчал Хонн, провожая её взглядом.
        После чего перебрался поближе к "печи".
        Только там ему было достаточно тепло.
    
                                Дайнор, 1242 Д.
    
        На второй день своего "отпуска" Теммокан обнаружил, что рядом с ним,
    двигаясь по своему обыкновению бесшумно, бредёт Дракон.
        "Это начинает действовать на нервы", подумал навигатор. И
    Светлейший, и майм чего-то хотят от него, но почему бы не сказать это
    человеческими словами?
        - Что вам от меня нужно? - спросил он резко, останавливаясь и резко
    поворачиваясь в сторону Дракона. Тот, увы, нимало не смутился подобным
    началом беседы. Словно ожидал его.
        - Кому? - спросил Дракон. Не понять, всерьёз он говорит, шутит ли
    или ещё что... Чем и плохи эти нелюди - никогда не знаешь, что они на
    самом деле думают. И не догадаешься даже.
        - Вам и Св... - проклятье! - Даллатеру.
        Дракон долго молчал, прижав мохнатые лапки к груди.
        - Что находится в той комнате? - спросил он после долгого раздумия.
        Вот это да!
        - Я не могу сказать, - произнёс Теммокан извиняющимся тоном.
        - *Faitah*, - отозвался Дракон и отвернулся. Обиделся? Навигатор
    сделал несколько шагов далее по тропинке (Дракон продолжать стоять в
    прежней позе), как вдруг вновь заметил "медвежонка", бредущего рядом.
    Вперевалочку. Недостаёт только заводного ключика, торчащего из спины.
        - Почему вы не хотите остаться здесь? - продолжил Дракон. Таким
    обыденным тоном, словно беседа текла ровно и вопрос был как-то связан с
    предыдущими. Сегодня он говорит басом, подумал Теммокан. Для пущей
    внушительности, что ли?
        - У меня есть свои дела, - ответил Теммокан, намереваясь ни в коем
    случае не выходить из себя. - Не перебирать же эти стекляшки до конца
    дней своих.
        - Значит, вы готовы подумать?
        Небеса, как тяжело с ним!
        - О чём подумать? Скажете вы или нет?
        Пуговичные глазки ничего не выражали.
        - Завтра Новый Год, - сообщил Дракон и перестал пронзать человека
    взглядом. - Потом и поговорим.
        И зашагал в сторону здания Хранилища.
        Ошеломлённый навигатор долго смотрел ему вслед, не зная - посмеялись
    над ним или нет?
        ...У него в "номере" - внутри здания - на столе лежал
    пригласительный билет.  Новый Год традиционно отмечался в магистрате...
    разумеется, приглашали туда только избранных.
        Первым побуждением Теммокана было кинуться к Светлейшему и
    предложить ему засунуть этот билет... в общем, отказаться от такой
    чести.
        Вторым побуждением было порвать билет на мелкие клочки.
        В конце концов он заказал себе пива и уселся лицом к окну, глядя на
    белые клочки, плывущие по небу.
        ...В дверях его номера возник Дракон, постоял минутку и удалился. Не
    произнеся ни слова.
        Человек спал. Сны его были невесёлыми.
    
                                 Венллен, 58 Д.
    
        - Чуть ниже, - велел Майтен, указывая кончиком мизинца на
    необходимое место. - Так. Повернуть. Ещё немного... теперь увеличить.
        Под ножкой стола валялся лист бумаги.
        На нём - даже при относительно низком качестве изображения - были
    различимы какие-то надписи.
        - Улучшить картинку можно? - указал Майтен на неразборчивую надпись.
        - Попробую, - Кенвин пожал плечами. - Место мне знакомо. Оставьте
    кристаллы здесь, я попытаюсь отыскать удачный кадр.
        Маг кивнул и, набросив меховой плащ, вышел на свежий воздух. Через
    три поста и две магически запертые двери... Словно со дна океана
    поднялся.
        Минут через двадцать появился Кенвин.
        - Посмотрите, *сайан*, - предложил он. - Чётче у меня не выходит.
        Майтен увидел изображение и остановился, словно с размаху налетел на
    стену лбом. Потёр виски обеими руками и несколько раз оглянулся - словно
    что-то потерял. Кенвин предложил ему перо.
        - Закрой дверь, - приказал Майтен, понизив голос. - Кто-нибудь
    здесь, на нашем этаже, ещё есть?
        - Нет, - слегка растерялся его помощник. - Позвать кого-нибудь?
        - Нет! - возразил Майтен и сам, сделав три быстрых шага, запер
    дверь.
        Теперь только очень сильные маги смогут  узнать, что здесь творится.
    Здание Университета имело несколько комнат... так скажем,  неплохо
    защищённых от восприятия извне. Кто бы мог подумать, что это пригодится!
        Майтен долго срисовывал надписи, что-то бормоча себе под нос.
        Затем сгрёб все кристаллы и некоторое время сидел, сжимая их в
    кулаке и глядя в окно. Ночь на дворе, подумал он. Почему все самые
    скверные новости всегда приходят после захода солнца?
        - С вами всё в порядке? - услышал он осторожный голос помощника.
        - Нет, - ответил откровенно. - Садись поближе. Очень надеюсь, что
    ты умеешь держать язык за зубами.
        Высыпав кристаллы в небольшую вазу, Майтен развернул лист, на
    который перерисовывал запечатлённые в памяти кристалла символы.
        - Видишь?
        - Тайнопись? - удивился Кенвин. Знаки походили на буквы, но лично
    ему были неизвестны.
        - Нет, это так называемая "метка". Условные обозначения,
    применявшиеся теми, кто создал *moare*. Сейчас я напишу это привычными
    символами...
        Когда он переписал, Кенвин ощутил, что волосы на голове его встают
    дыбом.
        - М41-17Е6? Что это такое?..
        - Что такое М41, ты уже знаешь, - ответил Майтен, откидываясь в
    кресле. 17 - относительная сложность, так сказать, поколение. "Е"
    означает, что это шестая модель по сравнению с прототипом. Последняя
    цифра мне ничего не говорит.
        - Вы же говорили, что известны только с 12 по 15, - Кенвин посмотрел
    в окно и неожиданно мощные стены здания перестали казаться ему надёжной
    защитой.
        - До настоящего момента, - возразил Майтен. - Я же говорил, что
    многие архивы утеряны безвозвратно. Про модель 15 я слышал... знаю,
    что после одного её прикосновения человека уже не вылечить. Она была
    всего одна... но стоила нам девяти жизней одних только магов. Не говоря
    о тысяче-другой солдат и мирном населении.
        Кенвин перевёл дыхание.
        - А вторая надпись?
        - М74-33Д8, - перевёл маг. - Ни разу такого не встречал. То, что
    начинается на "семьдесят", обычно относится к сильным паранормальным
    способностям. Внушение, чтение мыслей, иллюзорная невидимость и так
    далее... Знаю, что основное оборонительное оружие называлось М76-14,
    они же "огненные глаза"...
        Кенвину приходилось лично сражаться - вместе с армией из полутора
    тысяч человек - с двумя десятками "огненных глаз". Невысокого роста, эти
    человекообразные существа были неуязвимы для магического воздействия и
    достаточно было один раз посмотреть им в глаза, чтобы повредиться
    разумом...
        В тот раз от армии осталось пять человек. Включая его самого.
    Противника же удалось разбить, как казалось Кенвину, благодаря чистой
    случайности. И то его теперь каждые две недели мучает сильнейшая
    головная боль...
        - Постойте, - произнёс он неожиданно для самого себя, ощущая, что
    сеёчас перепугается до потери самообладания. - Ну и что? Мало ли кто мог
    нарисовать эти закорючки! Из чего следует, что всё это на самом деле
    существует?
        Майтен внимательно смотрел ему в глаза. Долго смотрел.
        - Откуда в деревенском доме подобные записи, подумай сам? Нарисовать
    их мог либо *hilve moare*, разработчик этого "оружия", либо... - он
    замолчал.
        - Либо само *moare*, - завершил Кенвин. - А даже если это и так?
        Майтен указал на хранящиеся под мощным силовым экраном пробирки с
    пробами тканей.
        - Если то, что там лежит, совпадёт с уже имеющимися образцами, то я
    признаю, что паниковал напрасно. Если же нет,.. - он вновь замолчал и
    подошёл к окну.
        - Это, несомненно, один из разработчиков, - произнёс Майтен спустя
    продолжительное время. - После того, как мы использовали сигнал
    саморазрушения, ни одно из отловленных *moare* не обладало достаточно
    мощным интеллектом даже для того, чтобы связно разговаривать. А если
    хотя бы один *hilve moare* на свободе и располагает двумя этими
    моделями... - он махнул рукой.
        - Но ведь мы разгромили куда большие силы! - недоумённо воскликнул
    Кенвин. - Разве так уж опасны эти двое... или трое?..
        - Нам чудовищно повезло, - было ответом. - И потери объединённых сил
    были раз в сорок больше, чем у армии *moare*. Если они теперь
    поумнеют и будут действовать скрытно и тихо...
        Решительными шагами он вернулся к столу.
        - Ладно, - переложив кристаллы в полагающийся контейнер, он протянул
    его помощнику. - Надеюсь, что я ошибаюсь. Никаких разговоров об этом, -
    он взглянул Кенвину в глаза и тот кивнул. - Надо действовать очень
    скрытно и осторожно... как, возможно, действует противник. Незаметно и
    постепенно усилить патрулирование этого места. Сдать кристаллы в архив,
    как полагается. Подготовить отчёт и продолжать заниматься своими делами.
        Он с хрустом размял пальцы и позвонил в колокольчик.
        - Но лучше заранее ожидать очень больших неприятностей, - добавил он
    совсем тихо. - Сажусь писать отчёт. Позаботься, чтобы меня не отвлекали.
        Кенвин взял контейнер и, кивнув, направился к двери.
        На душе у него было очень неспокойно. 17Е6, подумал он и поёжился.
    Великие боги, кому только пришло на ум создавать всё это?..
        Крысы по-прежнему не шли у него из ума.
    
                              Дайнор, 1242-1243 Д.
    
        Это был самый странный Новый Год, который Теммокан встречал в своей
    жизни.
        Прежде всего, он никуда не ходил. Не должен был. Собирался, да...
    сон сморил. Трудно понять, как могла напасть на него дремота, но - факт.
    И всё же Теммокан, сам не зная как, очнулся в тот момент, когда
    переступал порог Белого Зала магистрата.
        Как и в других центральных государствах, подлинный Новый Год
    отмечался поблизости от равноденствия (в Дайноре - спустя пять дней, в
    канун древнего праздника Холодных Дождей). "Средний" Новый Год отмечался
    просто потому, что, как и многие другие события среднего календаря,
    связывал весь мир в нечто целое. Условное, хрупкое, подчас незримое, но
    целое.
        ...На пороге ему, как и прочим приглашённым (а таких набралось сотни
    четыре), вручили крохотный букетик. Разумеется, из бессмертника. Цветок
    этот был реликтом какого-то непредставимо далёкого прошлого и рос, где
    ему заблагорассудится. Дайнор был единственным городом, где бессмертник
    рос практически повсеместно. Порой даже приходилось огораживать лужайки,
    обильно им поросшие - во время цветения немногим было дано выдержать
    зрелище даже одного раскрывшегося цветка - не говоря уже о целой
    лужайке.
        Единственный цветок, который так сильно влияет на разум смотрящего,
    к какой бы расе смотрящий ни принадлежал...
        "За этот букетик где-нибудь на дальнем Западе мне бы отсыпали не
    менее полтысячи", подумал островитянин машинально. Ему доводилось
    проводить корабли с подобным грузом в едва тронутые цивилизацией
    закоулки мира, и там, где бессмертник не рос никогда, спрос на него был
    невероятно огромным. В особенности, если там бушевала эпидемия...
        А здесь этот букетик не стоит ни гроша. До чего поразителен этот
    мир! Букетик был величиной в две фаланги пальца, и Теммокан - как и
    полагалось - приколол его изящной булавкой к лацкану. Талисман. Предки
    здешних жителей возводили алтари в тех местах, где бессмертник рос
    особенно густо. И, вероятно, не зря - даром что обычные Люди, а живут
    самое меньшее по три сотни лет.
        Теммокан ощутил, что более всего ему хочется на корабль. На море,
    равно грозное и милостивое, уравнивающее всех, кто отваживался покинуть
    прочную земную твердь.
        Но не сейчас. Сегодня полагается радоваться и ни о чём не
    беспокоиться.
    
                                    *  *  *
    
        Первоначально навигатор ощущал себя белой вороной. Не только из-за
    внешности - обитатели Хевертских островов отличались ярким, почти что
    красным цветом кожи, почти что белоснежными волосами и высоким ростом. И
    не за профессию - здесь были и другие мореплаватели, хотя бы и в
    отставке. Может быть, из-за сочетания всего этого? Или попросту потому,
    что он ощущал себя чужеродным всему остальному миру?..
        Так и стоял в сторонке, не замечая ничьих взглядов. А зря, наверное.
    Если уж не успел свести счёты с жизнью, то надо как-то примириться с её
    продолжением.
        - Хевертиец? - услышал Теммокан неожиданно. От неожиданности он
    вздрогнул и едва не уронил свой бокал. Сколько я уже выпил? - подумалось
    неожиданно. Хмелел он медленно, но лёгкая приподнятость уже ощущалась.
    Тут он вспомнил, что от него ожидается ответ.
        Собеседником оказался худощавый южанин - преклонного возраста,
    скорее всего. Тяжело определять возраст на глаз - у него на островах
    редким людям удавалось дожить до семидесяти.
        Рядом с южанином стояла привлекательная дама... куда моложе его,
    подумал Теммокан, приветствуя обоих лёгким поклоном. Нравы здесь
    простые. У него на родине спрашивать, кто ты родом и откуда, вовсе не
    допускалось.
        - Верно, - ответил Теммокан и представился своим полным именем. Это
    произвело впечатление как на его собеседников, так и на стоявших
    поблизости.
        - Вы возглавляли экспедицию к Поясу? - воскликнул человек
    восхищённо. Теммокан смутился. Тот, кто не видел, как в двух милях от
    тебя бесшумно танцуют волны, каждая высотой метров триста, тот вообще
    ничего не видел. Никто не смог бы спасти флотилию, попытайся она
    проникнуть за пределы бушующего барьера, но провести её сквозь
    многочисленные рифы... да. Было такое. Видимо, не так уж безвестен я на
    этом свете?..
        - И надеюсь, что это было в последний раз, - продолжал навигатор. -
    Слишком уж... ничтожным себя ощущаешь.
        - Тем не менее... - человек спохватился. - Прошу прощения. Шеветт
    Аллианад анс Кетенор. Моя сестра, Шеагар.
        - Очень приятно, - ответил Теммокан совершенно искренне. Вино делало
    свою чёрную работу, и мир переставал казаться средоточием невзгод.
        - Видимо, сами небеса позволили мне встретиться с вами, - продолжал
    Шеветт, увлекая всех за собой к небольшому столику в одном из уголков
    Зала. - Мне как раз был нужен молодой человек вроде вас - опытный,
    знающий толк в навигации и не боящийся риска.
        - Я, в общем-то, сейчас как бы не у дел, - ответил Теммокан,
    испытывающий от взгляда Шеагар всё большее беспокойство. - Что-то вроде
    длительного отпуска.
        - Я в курсе, - махнул рукой собеседник, не обращая внимания на тень,
    скользнувшую по лицу островитянина. Очень интересно. Что, Светлейший не
    так уж ревностно хранит чужие секреты?..
        - О делах потом, - прервала его Шеагар. Голос у неё оказался
    приятным. - Теммокан, расскажите нам что-нибудь о своих путешествиях! Вы
    ведь так много повидали...
        Теммокан кивнул и некоторое время раздумывал, что бы такое им
    рассказать.
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Здесь действительно мог разместиться целый город. Подумать только, и
    это таинственное место было совсем рядом с деревней! Неммер долго стояла
    за дверью, отгородившей её от места, служившего прихожей и столовой
    одновременно и терялась в раздумиях. Коридор уходил вперёд сколько
    хватало взгляда. Двери, двери, двери... все с непонятными надписями.
    Свежий прохладный воздух. И едва различимые звуки. Она вслушивалась,
    затаив дыхание - сон моментально слетел с неё, как только дверь
    затворилась.
        Что-то вроде потрескивания, слабого свиста ветра в печной трубе.
    Отголоски музыки... откуда всё это? Закрыв глаза, можно было подумать,
    что она стоит где-то этажом выше шумной общей комнаты какого-нибудь
    трактира.
        Точно ли здесь никого нет?
        И что имел в виду Хонн, говоря "у меня дома"? Совершенно ясно, что к
    постройке всего этого никакого отношения он не имеет. Представить
    страшно, сколько труда вложено в это великолепие... и кто мог бы здесь
    жить. Раз всевидящие маги, сопровождавшие "охотников", не заметили
    такого странного места, значит, не зря.
        Ой, Неммер, не думай, о чём не стоит...
        Она выбрала наугад пятую слева комнату и осторожно постучала.
        Нет ответа. Никакого особенного эха не последовало. Ей вовсе не
    казалось, что она - одна в этом покинутом всеми лабиринте коридоров. Вон
    они, начинаются шагах в тридцати - перекрёсток, далее - ещё один.
        Неммер осторожно повернула ручку двери. С едва заметным скрипом та
    отворилась.
        Мягко зажёгся свет - всё тот же матовый шар желтоватого оттенка.
        Внутри был... ещё один дом. Ну, скажем так, всё необходимое для
    того, чтобы остановиться здесь на неопределённое время. За исключением
    пищи.
        Ноги утопали в тёмном ковре.
        В стенном шкафу (слово вновь всплыло из неведомых глубин памяти)
    было постельное бельё - словно только что принесённое со свежего
    воздуха. Магия? Неужели такое - за каждой дверью? Кого же ожидает это
    спокойствие, каких постояльцев?
        За ближайшей дверцей она отыскала нечто, что ввело её в совершенный
    восторг - после того, как это нечто удалось запустить. Название для него
    всплывало особенно долго. "Душ". Вода лилась вроде бы самая
    обыкновенная, но смыла всякую грязь почти моментально.
        Далее душа дело не пошло - Неммер ощутила, что страшная усталость
    стремительно возвращается и едва успела добрести до постели. Последней
    мыслью было то, что она забыла запереть дверь. Свет, подумала она вяло.
    Как он выключается? Словно в ответ на незаданный вопрос, шар постепенно
    угас.
    
                                    *  *  *
    
        Чудовище со стальными окровавленными когтями потянулось к её горлу и
    Неммер, отчаянно вскрикнув, проснулась.
        Сердце билось, словно барабан; её бил озноб. Шар, словно ощутив
    беспокойство гостя, осветил небольшое помещение - никого здесь не было.
        Снова страшный сон, подумала Неммер, стуча зубами. Отчего так
    холодно? Сама мысль о том, чтобы вновь попытаться уснуть, была
    нестерпима и она, то и дело промахиваясь, оделась.
        Стало заметно теплее, но дрожь не прекращалась. Постепенно к дрожи
    начал добавляться зуд - во всём теле. Словно миллионы блох одновременно
    накинулись на неё. Неммер с трудом сдерживалась, чтобы не начать чесать
    всё, до чего только удастся дотянуться, и вдруг взглянула на свои
    ладони.
        Сухая пергаментная кожа. Тёмные пятнышки повсюду, резко выступающие
    узловатые вены...
        - Опять? - хотела она вскрикнуть, но из горла вырвалось лишь слабое
    шипение. Зеркало, думала она. Мне нужно зеркало. Боги, за что мне всё
    это?..
        Зуд прошёл так же неожиданно - но дрожь всё ещё не отпустила. Неммер
    осторожно поднесла ладони к лицу - всё в порядке. Нормальная кожа.
    Никаких признаков дряхлости. Прикоснулась к лицу... вроде бы и здесь всё
    в порядке. Да и волосы из белоснежных вновь стали светло-соломенными.
        Ей стало страшно одной.
        Может быть, именно поэтому Хонн привёл её сюда? Товарища по
    несчастью?
        Надо срочно поговорить с кем-нибудь. С кем угодно. Ещё немного - и
    рассудок начнёт давать трещины.
        Неммер вырвалась в коридор, словно за неё гнались все обитатели
    преисподней, вместе взятые и остановилась на миг, сжав ручку двери
    мёртвой хваткой.
        И услышала голоса.
    
                                    *  *  *
    
        Голоса доносились из-за поворота. Незадача, подумала она, всё-таки
    здесь есть кто-то ещё. Что это? Сюрприз Хонна? Или в этом "городе"
    действительно можно скрыться от самого пытливого взора?..
        Ни собственная безопасность, ни память о прошедших сутках не
    беспокоили её. Люди! Где-то здесь были люди. Кто бы они ни были, с ними
    будет лучше.
        Вот она, чуть приоткрытая дверь слева. Тут Неммер опомнилась и
    огляделась. Прислушалась. Голоса доносились из единственного места.
    Оценила расстояние до двери "наружу" - вроде бы должна добежать. Что
    делать, если преследователи последуют и дальше - она не знала. Непонятно
    было, что Хонн имел в виду под "выходом": в "прихожей" не было никакого
    отчётливого выхода во внешний мир. Правда, он может быть замаскирован...
    но зачем?
        На цыпочках Неммер подкралась к двери.
        Голоса были вроде бы человеческими, но язык она не узнавала.
        Решившись, Неммер приоткрыла дверь (всё равно в имевшуюся щелку не
    удалось бы заглянуть) и, поколебавшись всего мгновение, встала на
    пороге.
        Комната разительно отличалась от той, в которой она заснула.
    Во-первых, весьма высокий потолок - метра три, не меньше. Во-вторых,
    стены - было похоже, что все их покрывал рельефный рисунок. Но не это
    прежде всего бросилось ей в глаза.
        И не окно, за которым виднелся лес - могучий и безбрежный,
    простирающийся до самого горизонта. И не солнечный свет, куда более
    приятный для глаз, чем искусственное свечение шаров-светильников.
        За возвышением, спиной к окну, стоял человек - в чёрной просторной
    мантии и изящном серебряном венце, охватившем белые, как снег, кудри.
    Человек был, судя по всему, весьма стар, но держался и выглядел весьма
    внушительно.
        На скамьях, спиной к Неммер и лицом к человеку в мантии сидело ещё
    двенадцать человек. У Неммер захватило дыхание. Что-то очень знакомое
    показалось ей в их облике... судя по причёскам, все двенадцать были
    женщинами.
        - Извините... - прошептала она, но тут же осознала, что её никто не
    слышит. Человек возложил обе руки на кафедру и принялся что-то
    рассказывать. Звук его голоса плыл - становился то громче, то тише.
    Неммер протёрла глаза и потрогала стену. Настоящая. Прохладная... Она
    шагнула в сторону, чтобы обойти скамьи и взглянуть в лица сидящих.
        Тут у неё второй раз захватило дух, а ноги стали ватными и
    какими-то чужими.
        Все двенадцать женщин (волосы светло-соломенного цвета, голубые
    глаза) были похожи одна на другую. Но не как близнецы... не как
    двенадцать капель воды.
        У всех у них было лицо Неммер. Одно из лиц, поправилась она...
    которое я иногда видела в бочке с водой. Судя по всему, Неммер
    вскрикнула - но никто не обратил на это ни малейшего внимания. Она
    затравленно взглянула себе под ноги - всё в порядке, она отбрасывает
    тень, и в едва различимой пыли остаются отпечатки её ступней. Но ведь и
    прочие тринадцать человек столь же настоящие! Неммер осторожно протянула
    руку... попытавшись коснуться рукава одной из своих "сестёр".
        Рука встретила пустоту.
        Неммер отпрыгнула в сторону, прижалась спиной к стене и замерла,
    тяжело дыша.
        Должно быть, я ещё сплю, подумалось ей. Ну конечно. Но откуда такая
    ясность ощущений? Скамья была слишком тяжёлой - не подвинуть. Зато
    небольшая книга, лежавшая перед человеком в мантии, должна быть
    достаточно лёгкой. Неммер попыталась взять её...
        ...И вновь пальцы встретили пустоту.
        Неожиданно для самой себя разозлившись, она толкнула кафедру что
    было сил. Массивная деревянная конструкция рухнула с гулким крохотом,
    окутавшись на несколько мгновений облачком пыли. Но другая, призрачная
    кафедра, оставалась на месте... и книга, поверх которой лежали ладони
    человека, точно так же опиралась на неощутимое основание.
        Пока Неммер раздумывала, что же ей делать, человек закончил свою
    речь. Все двенадцать женщин тут же поднялись. Одеты были они в похожие
    мантии, на грудь каждой свисала небольшая серебряная пластинка (на
    серебряной же цепочке). Неммер присмотрелась... и ахнула. Начертания на
    пластинке были подозрительно похожи на те, что срисовывал Хонн. Она едва
    не полетела кувырком, кинувшись к медленно покидавшим комнату
    слушательницам - чтобы успеть как следует разглядеть хотя бы одну из
    табличек.
        Успела. Когда лектор прошёл сквозь Неммер, ей стало немного не по
    себе... и она едва успела отпрянуть, когда тяжёлая дверь захлопнулась у
    ней перед носом. Несколько мгновений она стояла, озираясь, после чего
    заметила, что настоящая дверь находится там же, где её оставила она
    сама. Презрительно усмехнувшись, Неммер шагнула сквозь дверь (на всякий
    случай зажмурившись)...
        ... и попала в совершенно иной мир.
    
                                    *  *  *
    
        Здесь кругом полыхало пламя, метались люди и лилась кровь.
        Прижавшись к мелко содрогающейся стене, Неммер ощутила, что и
    здешние обитатели ничуть не подозревают о её присутствии.
        Здесь шла война. Точнее говоря, бойня. Большинство из убитых не
    были вооружены. Она прижала ладонь к губам, чувствуя, что ей вот-вот
    станет худо... и вдруг заметила нечто знакомое.
        Склонилась над одним из тел, лежавших в тёмной луже и попыталась
    перевернуть. Тщетно; хоть она и ходила по этому же полу и могла
    прикасаться к стенам, всё остальное лишь казалось настоящим.
        Несколько раз ей чудилось, что она узнаёт светло-соломенные
    волосы. Судя по состоянию тел и количеству ранений, здесь случилось
    нечто невероятно чудовищное. Неммер уселась прямо на пол, в кровавую
    лужу (которая, впрочем, также была лишь видимостью) и изо всех сил
    попыталась проснуться. Такого не могло происходить наяву.
        Ей удалось забыться ненадолго. Когда она открыла глаза, вокруг
    был всё тот же кольцевой коридор (интересно, куда делся "дом" Хонна?),
    но тел уже не было.
        Оставалась лишь кровь.
        За окнами (оскалившимися редкими треугольными обломками стёкол)
    сгущались сумерки.
        Дрожь прекратилось. Взамен пришло чувство голода... и омерзения.
    Неммер выглянула в окно. Вымощенные камнем дорожки... лужайки - и
    повсюду груды тел. Тяжёлый чёрный дым поднимался откуда-то из-за
    деревьев.
        Неммер оторвалась от окна и заметила чью-то тень. Кто-то вот-вот
    появится из-за поворота. Инстинктивно, она юркнула в один из зиявших за
    спиной дверных проёмов. Там на полу было полно мусора, в том числе
    осколков стекла - но ей они были нипочём. Как только она сообразила,
    что, вероятнее всего, никто из здешних обитателей ей также не страшен,
    она осмелилась подобраться к порогу.
        Человек в тяжёлых доспехах, с обнажённым мечом, клинок которого
    был окутан желтоватым ореолом, замер у порога. Взглянул на клинок, и,
    видимо, что-то заподозрил. Он смотрел прямо в глаза Неммер, но не видел
    её - равно как и она не слышала, что он произносит. Постойте, подумала
    она... а ведь в том, прежнем месте, я что-то слышала! Как же так?..
        Человек неожиданно отпрянул назад, замахиваясь мечом... и замер.
    Неммер поняла, что никаких доспехов на нём нет: это была кожаная куртка.
    Однако, что бы там ни было, пора было удирать. Не зря же он вздумал
    нападать!..
        Она пробежала половину коридора, кинулась вниз по лестнцие (едва не
    полетев кубарем) и замерла, лишь остановившись у сорванных с петель
    ворот.
        Выход наружу.
        Рядом с ней и по другую сторону от дверного проёма некогда были
    ступени, ведущие вниз. Были - потому, что там теперь плескалась вода.
    Она слабо светилась голубоватым свечением и в метавшихся в глубине тенях
    Неммер померещилось что-то ужасное. Это вернуло её к жизни - кто-то
    спускался по лестнице. Вслед за ней. Правда, не бегом.
        Не было время раздумывать, что за странности здесь творятся со
    звуками, да и со всем прочим. Неммер выбежала наружу, и с размаху
    налетела на другого воина - это был пониже ростом и явно не ожидал
    её появления.
        На этот раз она, похоже, столкнулась с существом, столь же
    призрачным (или настоящим), как и она сама. В глазах ярко вспыхнуло и
    Неммер что-то отбросило наземь. Вскочив на ноги, Неммер заметила того
    самого, с мечом наголо, что бежал к своему приятелю на выручку...
        Приятель лежал у её ног, неподвижно.
        Тут всё стало совершенно непонятно. Неммер кинулась наутёк, у
    поворота тропинки оглянулась - и заметила своего двойника, кинувшегося
    навструче воину.
        Томительная пауза... и воин неожиданно застыл, с поднятым над
    головой мечом.
        Двойник её куда-то делся.
        Мир поплыл перед глазами. Неммер прижала ладони к груди...
    
                                    *  *  *
    
        ...и очнулась от страшного грохота. Кто-то колотил в дверь изо всех
    сил.
        - Кто там? - услышала она неприятный каркающий звук. Её
    собственный голос? Неммер сглотнула (это действие вызвало сильную боль в
    горле) и попыталась приподняться в постели. Тщетно. Руки и ноги
    отказывались служить.
        - Кто там? - спросила она вновь, уже почти нормальным голосом. Шар
    под потолком засветился.
        Одна. И никто не пытается ворваться.
        Ей казалось, что её несколько раз сбросили с большой высоты. Кости
    были вроде бы целыми, но в остальном... Вся постель была перепачкана
    кровью, грязью и ещё какой-то гадостью. Вскрикнув, Неммер принялась
    сбрасывать с себя одеяло.
        - Хонн! - закричала она, но вышел лишь хриплый шёпот.
        Выбираться из превратившейся в зловонное болото постели было и
    нелегко, и противно. Руки и ноги почти не повиновались. Тело было
    покрыто легко сходящей плёнкой - судя по всему, это была сошедшая кожа.
    Под ней оказалась новая, очень чувствительная и невыносимо чешущаяся.
        Лишь спустя десяток минут ей удалось свалиться на пол. Затем сесть.
    Обоняние вернулось неожиданно - и Неммер вовсе не обрадовалась этому.
    Запахи были под стать тому, что она видела.
        ...Окончательно она очнулась, сидя в душе. Тело повиновалось с
    трудом и глядеть на саму себя можно было, только пересиливая отвращение:
    более всего Неммер походила на скелет, обтянутый кожей. Хуже всего было
    то, что прикосновение к "новой" коже было весьма болезненным.
        Единственное утешение: туман в голове, похоже, прошёл. Были провалы
    в памяти, были обрывки смутных воспоминаний - но не было  силы, что то и
    дело отламывала часть воспоминаний, знаний, всего прочего - и уносила
    неведомо куда. Если не считать почти непереносимого чувства голода,
    Неммер ощущала себя совершенно здоровой.
        Головокружение и боль в горле прошли бесследно.
        Отчего же всё-таки здесь нигде нет ни одного зеркала?
    
                                Дайнор, 1243 Д.
    
        Как и всё хорошее, празднества закончились быстро.
        Помимо оказавшегося купцом Шеветта, услугами Теммокана готовы были
    воспользоваться ещё несколько людей. Все, как один, гости Дайнора.
        Однако праздник не прошёл бесследно и Теммокан ощутил, что рутинная,
    в общем, работа - перебирать "шарики" - становится не такой уж
    обыденной и неинтересной. Не зря же здесь обосновался Дракон! Хранилищ
    десятки, а майм работает только в одном из них. Может быть, потому, что
    одно из их сообществ теперь поселилось в подземельях под Шестью Башнями
    (чем, как пояснил Даллатер, раз и навсегда избавило всё окрестное
    население от массы возможных неприятностей).
        А Шесть Башен - вон они, всего в семнадцати километрах.
        ...Спустя три дня после того, как закончились фейерверки и народные
    гуляния, Теммокан решил рискнуть. Прибор, которым он исследовал
    пригодность *килианов*, был точной копией того, что украшал собой стол
    Дракона. И вот, когда до окончания смены оставалось полчаса (погода была
    хорошей и работалось легко), Теммокан решился.
        Сумерки должны были наступить не скоро, но жалюзи позволили создать
    необходимый полумрак. "Лампы тьмы" под рукой не было, да и как попросить
    подобное, не возбуждая подозрений?
        Лёгкое прикосновение - и в воздухе появляется картинка. Какой
    прекрасный горный пейзаж... Где такой мог быть? Открыть каталог и
    посмотреть - в конце концов, каждый "шарик" внесён во все необходимые
    реестры. Да только это всё равно.
        Как Дракон это делал? Вот этот рисунок позволяет управлять
    картинкой. Живое действие не нужно: интересно посмотреть на мир под
    разными углами зрения. *Килиан* отчасти напоминает глаз, что смотрит
    сразу во множество сторон. Ну-ка... Картинка вздрогнула и повернулась.
    Какой водопад... С трудом навигатор заставил себя отвлечься от
    пейзажа. Впрочем, невооружённым глазом было видно, как дрогнула линия
    горизонта - короткая полоска меж двух заострившихся белых пиков. И это
    тоже правильно: *килиан* хранит память только о том, что было видно из
    той точки, где он находился. Стоит сместиться, и он "попытается"
    достроить картинку. Это как если бы "волшебный фонарь" проецировал
    изображение на шар...
        Что бы такое найти? А, вот оно. Скала. Несколькими осторожными
    нажатиями (словно опасаясь обидеть "шарик"), навигатор приблизил скалу и
    попытался заглянуть "за" неё...
        Изображение исчезло. Теммокан облегчённо вздохнул. Всё правильно.
    *Килиан* не в состоянии отобразить то, что было вне поля зрения. Что ещё
    ты надеялся увидеть?
        Он осторожно отключил проектор и вернул шарик на стол. Толкнул его
    ногтем пальца - шарик покатился и остановился, звонко стукнувшись о
    стенку контейнера.
        Вот моя сегодняшняя порция. Три едва живых, два "протухших",
    остальные целые. Теммокан обнаружил, что сердце его бешено бьётся, а лоб
    покрылся холодным потом. Что это я? Словно воришка, заставляющий себя
    совершить первую кражу. Ничего недопустимого я не совершил... ведь
    верно?..
        Он обошёл контейнер. Погрузил руку в него (у всех "шариков" есть
    особая метка - можно ворощить их, сколько душе угодно) и вздрогнул.
        Что-то, совсем рядом с пальцами, блеснуло зелёным. Едва заметно.
    Обычно *килианы* серые - всех оттенков - либо желтоватые. Без
    исключений. Что это за фокус?
        Он извлёк подозрительный шарик и повертел его в руках. Ничего
    особенного. Сероватый, тепловатый... словно спящий зверёк. Ладно, для
    очистки совести.
        Он зарядил его в проектор и в воздухе возник... вид на долину
    Вереньен. А тут линия горизонта не искажается. Может быть, запись
    древнее? Даллатер утверждает, что, следуя извечному закону, все
    современные *килианы* качеством куда хуже древних.
        Сейчас мы заглянем за дерево...
        Когда "оператор" покорно завернул за дерево и картинка не исчезла,
    Теммокан вскочил на ноги, едва не сбив кресло наземь. Несколько раз
    закрыл и открыл глаза. Ничего не изменилось. Вот он, взгляд "со
    стороны". То, чего быть не может по определению...
        Позови Дракона, услышал он холодный внутренний голос. Пусть возьмёт
    этот шарик и обратит его в пыль - как и раньше. Или выкинь его в
    мусорный бак. Или верни на место и забудь о его существовании.
        За дверью послышались шаги и Теммокан поспешно выключил проектор.
        Успеть бы ещё принять рабочее выражение лица.
        Похоже, не успеть.
        Однако в его комнату никто не заходил. Шаги проследовали мимо. Чтоб
    вас всех, пробормотал навигатор и включил проектор. Всё там же, за
    стволом ивы. Осмелишься повернуть "взгляд" в сторону того, кто снимал
    всё это? Увидеть то, что ещё никому не удавалось увидеть?
        Несколько раз Теммокан порывался... и не мог.
        Он боялся.
        Отчаянно. Но чего - не смог бы объяснить и самому себе.
        Отвернувшись, Теммокан выключил проектор. Не глядя, извлёк шарик и
    сунул в контейнер, к его собратьям. Хорошенько перемешал.
        - Нет, ни за что, - шепнул он и поднялся на ноги. Отчёт за день
    лежит на столе. Подняться, запереть контейнер, вызвать сотрудника
    доставки, покончить со всем этим... и уйти к себе в комнату. В
    гостиницу, в город, Даллатер его всё ещё не отпускал. Вроде бы пустяк -
    выходишь в парк и бежишь, куда хочешь - но Теммокан уже знал, что уйти
    всё равно не удастся.
        Он подошёл к двери и прислушался. Никого.
        Вновь повернулся к столу, на котором лежал контейнер-саквояж.
        Он притягивал навигатора, как кусочек сыра - мышь.
        Я ничего не видел, повторял Теммокан. Мне показалось. Или настолько
    захотел увидеть что-то необычное, что увидел.
        Вот! Какой такой "зеленоватый" шарик? Все они одинаковы... видишь?
    Только вот... он зажмурился, но было поздно - один из *килианов* привлёк
    его взгляд голубоватой вспышкой.
        Теммокан поднял его, словно спящую смертельно ядовитую змею.
    Осторожно вложил в гнездо проектора...
        Тот же пейзаж. Тот же номер шарика.
        Навигатор вновь перемешал шарики, глотнул холодной воды из "вечного
    источника" (в Хранилище они были исполнены в виде вычурных кувшинов) и
    повторил опыт.
        На сей раз блеск был красноватым.
        - Мне всё равно, - произнёс навигатор вслух и решительно запер
    контейнер. Стены равнодушно внимали его голосу. - Меня это не касается.
        Однако выбросить из головы это происшествие ему удалось не сразу.
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Единственная одежда, которую удалось отыскать - простыня. Всё
    остальное, включая то, во что она была одета в тот вечер, было
    непоправимо испорчено. Ощущая неземную лёгкость (и не только потому, что
    неведомым образом исхудала до последнего предела), Неммер поспешила к
    выходу. В комнате витал запах смерти и разложения - и как ей удалось
    проспать так долго в подобном воздухе?
        Воздух коридора был свеж и безвкусен, как и вода из душа.
        Дверь мягко захлопнулась. Нет, подумала Неммер, одежду старую надо
    всё-таки забрать. Мало ли что! Задержать дыхание, взять её и...
        Дверь не открывалась.
        Она несколько раз толкнула её, нажала на ручку - тщетно.
        - Впусти! - воскликнула Неммер и ей показалось, что дверь *понимает*
    её, но *не желает* повиноваться. В изумлении и негодовании она легонько
    ударила по двери ладонью и вскрикнула.
        Что-то ужалило её. Поражённое место жгло несколько секунд, но следов
    на коже не осталось.
        По ручке двери пробежала голубая прозрачная змейка и в воздухе
    запахло грозой.
        - Вот оно что, - прошептала Неммер и, пятясь поначалу, направилась к
    двери в "прихожую".
    
                                    *  *  *
    
        Что-то спало, свернувшись клубком, возле "печки".
        Это должен быть Хонн.
        Ёжась и вздрагивая, Неммер завернулась в простынь, как только смогла
    и осторожно направилась к слабо светящемуся в полутьме аппарату.
        И тут ей стало страшно. То, что лежало на полу, походило отчасти на
    человека - обросшего короткой плотной шерстью, изрядно заплывшего жиром.
    Голову она не видела и была отчасти этому рада.
        Ей показалось, что фигура меняет очертания с каждым её шагом. Что бы
    это ни было, оно было живым - едва заметно поднимались и опускались
    лоснящиеся бока. И тут до неё дошло, где она видела это раньше! Крысиный
    король! Только выросший в рост человека. Неммер замерла, словно эта
    мысль могла пробудить чудовище ото сна. А если и так? Далеко ли ей
    удастся удрать? Ни одежды, ни оружия... ничего.
        С осознанием этого пришла доселе неведомая ей уверенность в себе.
    Холодная, чёткая уверенность солдата, знающего, что через миг он
    погибнет.
        Неммер остановилась шагах в десяти. Точно, король. Все три головы
    были спрятаны одна поверх другой под массивной передней лапой. Когти на
    этой лапе были устрашающими. Где-то под левым ухом одной из голов
    угадывался кончик отвратительно голого хвоста.
        И никакого запаха. Лишь едва ощутимый, грозовой.
        Я всё ещё сплю, подумала Неммер отчуждённо. Или умерла. Или сошла с
    ума - какая, впрочем, разница? Неважно, осталась ли я в том доме, что
    должен был сгореть, или же нахожусь где-то ещё. Хонна нет, остался лишь
    этот разросшийся крысиный король... и всё. От голода начинала кружиться
    голова. Какой бы здоровой себя ни чувствовала, есть всё равно
    необходимо.
        Король шумно выдохнул в три пасти.
        Неммер осторожно присела и дотронулась до шерсти на его спине. Нет,
    не снится... или же мы все снимся друг другу. Она отвернулась - далеко
    ли до двери? Далеко. Слишком далеко.
        - Проснулась?
        Голос прозвучал тихо, но отчётливо. Неммер вздрогнула, но удержалась
    от вскрика. Привыкаю, подумала она равнодушно, хоть это и сон.
        - Что случилось с одеждой? - позади послышался шорох.
        Неммер медленно повернулась, и заметила, что с пола поднимается,
    потягиваясь, прежний Хонн. Произошло это на редкость бесшумно и быстро.
    Во снах все превращения в чудовища совершаются так медленно, что
    успеваешь несколько раз умереть от страха.
        Свою одежду он сложил, как выяснилось, рядышком.
        - Не... - Неммер откашлялась, - не знаю. Какой сегодня день?
        - Понятия не имею, - Хонн никак не мог попасть ногой в штанину. - Я
    ведь тоже спал... хоть и не так долго.
        Некоторое время они молчали, разглядывая друг друга.
        - Досталось тебе, - произнёс "мальчишка" с сочувствием. - Насколько
    я вижу, ты голодна?
        Неммер молча кивнула.
        - Пойду поохочусь, - вздохнул Хонн и направился к ранее
    отсутствовашему пролому в стене. Словно кто-то разбил о стену
    чернильницу, подумалось Неммер. Что это значит - поохочусь? Куда?..
        - Я скоро, - Хонн остановился у пролома. - Да, кстати... во-он там,
    в углу, - он указал рукой, - есть... м-м-м... в общем, там можно
    одеться.
        Подмигнул и шагнул в пролом.
        Миг - и его не стало.
    
                                 Венллен, 58 Д.
    
        - Есть идеи? - спросил Майтен, когда его помощник, оживлённее
    обычного, вошёл в кабинет.
        Совещание Оборонного Совета было не особенно вдохновляющим. Нарушать
    договор с союзными силами и приглашать Наблюдателей (которые в течение
    первых месяцев войны обнаружили основные базы неприятеля и укрытия для
    отрядов *moare*) нельзя. Военные операции и разведчики подчас могут то,
    что не под силу знатокам магии и псионики. А *moare* - те, что выжили -
    должны были научиться маскировать свои особые таланты.
        - Есть, - отозвался Кенвин. - Не очень радостная. Насколько я знаю,
    у "по..." - у М41 имееется верхняя "критическая масса". Когда оно
    самоуничтожается.
        - Есть, - кивнул маг.
        - А есть ли нижняя?
        Майтен встал из-за стола и прошёл к окну. Обычное, не бронированное,
    не "пропитанное" блокирующими заклинаниями.
        - То есть...
        - Представьте себе, что мы заражаем материалом М41 множество мелких
    животных, - продолжал Кенвин. - Пока их мало, ничего не происходит. Как
    только их собирается определённое количество в одном и том же месте...
        - Ясно, - Майтен неожиданно ощутил, что он смертельно устал. Конца
    этой войне не будет. Усилиями союзной армии она перейдёт в вялотекущую,
    партизанскую. Считалось, что все "повелители чудовищ" пленены или
    уничтожены. Что все опаснейшие *moare* выведены из строя либо
    ликвидированы. Последние события развеяли эту приятную иллюзию. -
    Хоть я и не верю, что можно создать настолько изощрённое оружие,..
        Они некоторое время смотрели в глаза друг другу.
        - Те архивы, что уничтожил наш друг-капитан, - произнёс Кенвин,
    поджав губы. - Они точно уничтожены?
        Майтен пожал плечами.
        - Пепел мы исследовали. Вроде бы все. Удалось реставрировать кое-что
    по пеплу, и прочему... Но, конечно, лишь крохи. А что?
        - Я слышал - краем уха, само собой - как кто-то в перерыве обсуждал
    разные модели, включая М41 и М76, - хмуро ответствовал его помощник. -
    Говорили о вещах, которые не попали в общедоступные отчёты. И несколько
    раз сослались именно на капитана.
        "Краем уха", подумал Майтен и едва заметно усмехнулся. Хоть сам
    Кенвин об этом не задумывался, нападение "огненных глаз" окончилось для
    него не только приступами мигрени. Он стал "скрытым телепатом",
    способным непроизвольно подслушивать чужие разговоры и "громкие" мысли.
        - Это пока ничем не подтверждено, - произнёс Майтен вслух, мысленно
    сделав заметку на память. Провалиться этому капитану с его подчёркнуто
    сильным отвращением к магии! - Так что ты предлагаешь... по поводу
    "мелких животных"?
        - Вернуться в Шеттаму, - немедленно отозвался Кенвин. - Изловить
    сотню-другую крыс. Если обнаружим хотя бы несколько подозрительных
    экземпляров, истребить их всех. В районе поражения.
        - Ты с ума сошёл! - вырвалось у Майтена непроизвольно. - Ты
    представляешь, какой поднимется шум? Да и Хранительница будет не в
    восторге. Мягко говоря.
        - Вы хотите ещё раз увидеть "модель 17Е6" в действии? - возразил
    Кенвин.
        Майтен вновь побарабанил пальцами по стеклу.
        - Откровенно говоря, не хочу. Однако, я также не хочу лишиться
    головы раньше срока, - ответил он. - Вернуться в Шеттаму - это мысль,
    но...
        Он решительно вернулся к столу и принялся что-то искать в стопке
    бумаг и россыпи "зрячих камней".
        - Продолжишь испытания и проверки, - велел он, не оборачиваясь. - Я
    вернусь через пару часов. Если спросят - отлучился домой.
        - Хотите с кем-то посовещаться? - усмехнулся помощник.
        - Тс-с-с! - Майтен притворно нахмурился. - Об этом старайся даже не
    думать. - Погрозил пальцем и исчез бесследно. И беззвучно.
        Не каждый маг Совета умел так.
    
                                Дайнор, 1243 Д.
    
        Дни пролетели незаметно. Теммокан время от времени обнаруживал
    "особые" *килианы*, но их было мало. Крайне мало. Всего их набралось
    пять штук. Включая тот, первый. Навигатор тщательно записал номера
    шариков и приметы того, что на них было запечатлено, но сообщать
    Светлейшему не стал.
        Отчего - не знал и сам.
        У навигатора создалось ощущение, что они с Драконом - участники
    некоего таинственного, им самим не до конца понятного заговора. Нет
    никаких сомнений, что майм тоже обнаружил далеко не один подобный
    "шарик". И, скорее всего, каждый из них был уничтожен.
        Некоторое время Теммокан пытался понять, зачем. Затем прекратил эти
    попытки.
        Впрочем, всё шло своим чередом. День за днём, вечер за вечером. Своё
    заточение в Хранилище навигатор уже не воспринимал, как наказание.
    Скорее, как непреодолимую силу. Угораздило попасться на её пути - терпи,
    жди, пока не завершится. А когда завершится, было известно.
        Дракон ни разу не удостоил его разговором. А ведь собирался,
    вспомнил Теммокан как-то раз. Дескать, после Нового Года. Но так и не
    подошёл, не спросил, словно напрочь забыл.
        Словно Дракон в состоянии что-то забыть!
        Хотя Теммокан и не знал, но "медвежонок" частенько появлялся рядом с
    ним, молча стоял, бесшумно уходил. Никто не знал, какие мысли приходили
    в "плюшевую" голову, но ровным счётом ничего необычного так и не
    произошло.
        Исключая "особые" "стекляшки".
        Так дни тянулись и тянулись, пока навигатор, к своему удивлению, не
    понял, что послезавтра утром он может смело выходить из Хранилища и идти
    на все четыре стороны. Светлейший, может быть, и ведёт себя, словно
    единоличный повелитель всего, что за стенами Хранилища, но все свои
    договорённости исполняет весьма и весьма точно. Наверное, поэтому к нему
    относятся здесь с таким уважением...
        ...Шарики кончились к середине дня. Когда Теммокан осознал это, он
    некоторое время пребывал в недоумении. Сверился с графиком работы -
    верно. Последние. С ума сойти можно! Вот так совершаешь великие дела - и
    не осознаёшь этого. Спасение многих сотен *килианов* от безвременного
    разрушения - несомненно, великое деяние. Жаль, что лишь согбенные от
    тяжести лет мудрецы будут знать об этом. Впрочем, и ладно. У него,
    Теммокана анс Ваэркас, и так имеется слава. И неплохая.
        Завершение трудов прошло на редкость буднично. Навигатор испытывал
    тайную надежду, что одним из последних будет... особый... но - увы! Как
    всегда, чуда не случилось.
        Хотя не совсем.
        Закончив свою часть работы, Теммокан покинул комнату, в которой
    провёл шесть долгих месяцев и... обнаружил, что вокруг никого нет.
    Прочие испытатели уже ушли. Комнаты были заперты, стояла
    неправдоподобная тишина.
        Светлейшего на месте тоже не оказалось.
        Ощущая, что его всё сильнее разбирает любопытство, Теммокан -
    отчего-то на цыпочках - прокрался к штаб-квартире Дракона.
        Пусто. Дверь заперта. Вот это номер! Куда же делся Дракон? Когда он
    здесь, дверь никогда не закрывается.
        Тихо-тихо Теммокан вернулся в свою комнату - в гостиничном крыле - и
    уселся прямо перед окном.
        Ничего не понимаю.
        Что за странности, и именно в такой день?
        В конце концов он вышел в парк - прогуляться. Хвала богам, охранник
    был на месте. Хоть что-то из привычного миропорядка оставалось
    привычным.
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Неммер недолго предавалась размышлениям у угольно-чёрной кляксы на
    стене. Простыня, тем более влажная, не бог весть какая одежда, да ещё
    здесь, где постоянно гуляют сквозняки.
        Надо признаться, место это куда интереснее, чем казалось по
    прибытии. Словно всякий раз, стоит на миг отвлечься, появляется
    пара-другая новых комнат, шкафов, потайных ходов... Вот как этот, на
    который указал рукой Хонн. Откуда взялась эта дверь?
        Стоило её раз увидеть, как пропустить случайно уже не удалось бы.
    Неммер поёжилась, и решительно распахнула дверь.
        Изнутри повеяло... домом. Чем-то жилым. Там, где она стояла, витало
    множество запахов, но они не создавали никакого образа. Никакое место.
    Может, ещё и поэтому здесь так неуютно?..
        Несколько минут Неммер всматривалась в тускло освещённый проход,
    прежде чем решилась. Скорее всего, Хонн был прав, здесь никого более
    нет. Но зачем, зачем он привёл её сюда?..
        Неммер закрыла дверь за собой и сразу же стало гораздо теплее.
        Она прошла по узкому проходу с десяток шагов и вокруг образовалось -
    ей почудилось именно так - ранее не существовавшее помещение. Обширное.
    Огромное. Стеллажи и вешалки, сундуки и шкафы... и повсюду - одежда.
    Невозможно было понять, зачем всё это было собрано здесь. Неммер
    обратила внимание, что ни разу не ношеного здесь не было вовсе. Во
    всяком случае, так ей показалось.
        Поразительно!
        Предметы одежды располагались без особого порядка - так ей казалось.
        Но какое всё было... привлекательное? Удобное? Да, пожалуй. Когда
    она возилась с видавшей виды одеждой, что отыскала в брошенном доме,
    временами её охватывала некоторая брезгливость. А здесь... совсем
    наоборот. Неммер прикоснулась ладонью к одному из платьев и...
        Ей что-то послышалось.
        Она обернулась, готовая либо обрадоваться, либо испугаться... и
    ощущение присутствия тут же пропало. Бесследно. Она была одна, в этом
    хранилище всевозможных нарядов, и никто не следил за ней.
        ...Выбрать из сотен самых разных нарядов было нелегко. В конце
    концов Неммер выбрала то, к чему было приятнее всего прикасаться.
    Выглядела она теперь, вероятно, словно была родом из одной из
    многочисленных деревушек к северу от Венллена.
        И здесь нет зеркал! Что за наказание!..
        Может быть, я оттуда родом? - подумала она. Вполне возможно. Одежда
    не только была приятна на ощупь, она и сидела на ней, словно многие годы
    Неммер одевала лишь подобную ей.
        За очередным поворотом (проходы среди множества стоек и прочего
    создавали немыслимый лабиринт) она увидела одежды, принадлежавшие,
    несомненно, странствующим артистам. Слишком много всего разнородного,
    пёстрого, подчёркнуто яркого.
        Неммер улыбнулась и попыталась вспомнить... хоть что-нибудь. Ведь
    доводилось же ей видеть странствующие труппы. Несомненно. Или?..
        Она прикрыла глаза и прижала пальцы к вискам. Странно. Прежде этот
    жест помогал ей выхватить ускользающие воспоминания... а теперь
    всё произошло наоборот. Воспоминания моментально... нет, не забылись.
    Скрылись. Ушли в нору. В уютную такую норку...
        Нет, Неммер. Не пытайся вызвать их силой. Она прикрыла глаза и
    позволила окружающему миру нести её, куда вздумается.
        ...Запахи ярмарки, звуки и прочие её признаки постепенно сгущались.
    Ощущение было неясным, зыбким, но казалось, несомненно, подлинным.
    Слишком много деталей. И ни одна не кажется лишней.
        Звуки музыки.
        Звуки слов.
        Отчего голос музыканта кажется ей столь знакомым? Неммер попыталась
    сосредоточиться на песне и видение немедленно начало таять. Пришлось
    подчиниться и вслушиваться, вглядываться, вживаться в видение. Как это
    странно - слышать, не прислушиваясь и видеть, не вглядываясь.
        Слова стали чётче.
        Неммер затаила дыхание, словно это могло помочь услышать слова...
        Но помогло!
        И... странно... Слова были чёткими, но язык был ей неизвестен. Но
    тем не менее, слова откладывались в памяти, накрепко, прочно.
        "Il kin maynn'te il'levin mai mann..."
        Что бы это могло значить?..
        Видение стало настолько ясным и сильным, что Неммер боялась
    открывать глаза. Пусть оно продолжится... Пусть...
        "...Seyvitin an'vaile mit tein..."
        Неммер осознала, что ходит по ярмарке не одна. Кто-то выше её
    ростом, нетерпеливый, тянул её за руку - куда-то в сторону. Не сразу она
    осознала, что это могло бы значить...
        ...Люди, кажущиеся такими большими...
        ...Вздымающиеся до небес шатры и лошади-гиганты...
        "Il gey'par a minn sey'levin mai mann..."
        Неммер открыла глаза. Ей стало страшно.
        Детство.
        Видение было откуда-то оттуда.
        "...Seyvitin, sey'arkinn tiar uann...", донеслось до неё и - как
    обрезало.
        Я не помнила ничего подобного, подумала Неммер, пытаясь унять вновь
    начавшуюся дрожь. Здесь было тепло и уютно, но...
        Она оглянулась и - поначалу наугад, затем более уверенно -
    направилась к выходу отсюда. По пути она попыталась отыскать простыню,
    что оставила где-то рядом, но тщетно.
        И - ещё одно приятное изменение. Новая, молоадя кожа, перестала,
    наконец, зудеть и чесаться; утратила красноватый оттенок. Теперь Неммер
    выглядела совершенно нормально.
    
                                Дайнор, 1243 Д.
    
        Стук в дверь выбросил его из сна.
        Теммокан уселся, не вполне понимая, где он и почему. Снилось ему
    кошмарное возвращение домой, прочь от Штормового пояса. Насколько легко
    оказалось провести корабль к безумно пляшущим волнам - хоть это место и
    предполагало ураганные ветра, на деле поблизости от Пояса царил штиль.
        На расстоянии десятка миль - да, там действительно бушевали ураганы.
    А поблизости - сравнительное спокойствие и медленно вращающееся кольцо
    тёплой воды, притягивающее всё к центру, всё ближе и ближе к неистовым
    пляскам, насыщающим воздух иссушающей морской горечью.
        Полмесяца они выбирались оттуда. Ни магия, ни божественная воля
    не могли или не хотели служить людям поблизости от запретного места...
        Но они выбрались. Потеряв всего лишь двух человек из тех тридцати,
    что отправились в путь...
        ...Постучали вновь. Теммокан, видевший в темноте подобно кошке,
    споткнулся почти о каждый предмет обстановки и едва не сломал руку.
    Окончательно проснулся он, лишь когда увидел, кто стоит по ту сторону.
        Даллатер. Задумчивый, со слегка виноватым видом (Светлейший! С
    виноватым видом!!) - да к тому же с поросшей пылью бутылкой в руке.
        - Извини, что так поздно, - произнёс он, глядя чуть выше глаз своего
    собеседника. Теммокан, только что пришедший в себя, вновь решил, что
    спит.
        - Заходи в *ту* комнату, - предложил Светлейший, молча вручая своему
    подчинённому бутылку, - поговорим. Если, конечно, есть настроение.
        Повернулся и пошёл.
    
                                    *  *  *
    
        Путь в оперативный центр на сей раз был ещё более похож но сон.
    Навигатор ощущал себя на редкость глупо, поскольку держал в руке ту
    самую бутылку - так и не придумал, куда её деть.
        Разумеется, никакой тихой музыки, никакой таинственности. На сей раз
    это была обычная ночь. С полагающимися скрипами, шорохами и доносящимся
    откуда-то пением сверчка. Магические барьеры не помогали, а средствами
    от насекомых Светлейший не пользовался принципиально.
        Наверное, ему нравится пение сверчков. Чего ещё от него ожидать?
        Перед *той* дверью Теммокан остановился и совсем было собрался
    постучать, как заметил, что она вновь приоткрыта. А на табличке чёткими
    серыми буквами написано "Оперативный центр". Вот так-то.
        На всякий случай он постучал.
        - Войдите, - донеслось изнутри и Теммокан, пряча улыбку, вошёл в
    помещение, где бывал уже дважды.
        Раз во сне и раз наяву.
        И вновь граница меж сном и явью исчезла на миг. Светящиеся
    молочно-белым "экраны", многочисленные *килианы* - от стандартных
    шариков до огромных, редкостной красоты кристаллов - повсюду,
    пульсирующие своим едва уловимым подобием жизни.
        Посреди этого изящного беспорядка сидел Даллатер, молчаливый и
    словно бы похудевший и держал между пальцев незажжённую сигару.
        Взглянув навигатору в глаза, он вздохнул и вернул сигару в ящичек.
        - Присаживайся, - указал он на кресло рядом с собой. - И... раз уж
    принёс, наливай.
        На столе появились два тончайших бокала и Теммокан, вновь начавший
    сомневаться в реальности происходящего, молча наполнил их тёмно-янтарным
    вином.
    
                                 Венллен, 58 Д.
    
        - Сегодня не получится, - покачал головой Майтен и его помощник
    удивлённо поднял брови.
        - Не получится? Почему же?
        - Смена вахты, - пояснил маг. - Наш друг-капитан вместе со своими
    головорезами возвращается домой. Его сменит отряд из армии Венллена. Я,
    кстати, до сих пор не знаю, кто придёт на замену.
        - Кто бы ни был, хуже не будет, - вздохнул помощник. Едва различимый
    шорох привлёк его внимание. На столе, рядом с ладонью Майтена появилось
    откуда-то существо, похожее на крупного богомола. Е32-9, машинально
    подумал помощник. Милая зверушка, которую когда-то прозвали
    "недотрогой". "Богомол" сам выбирал себе хозяина, и крайне
    недвусмысленно заявлял о своём выборе всем остальным. А шипы на передних
    лапах были очень, очень убедительны...
        - Берёте его с собой? - улыбнулся помощник, глядя, как Недотрога
    тщательно чистит свои огромные глаза.
        Майтен молча кивнул.
        - Будешь вести протокол, - добавил он сухо. - Надо поскорее
    избавиться от капитана и... - он воровато оглянулся, хотя в комнате
    никого больше не было. - И возвращаемся в Шеттаму.
        - Играть в крысоловов?
        - Ты уже передумал? - последовал немедленный вопрос.
        В ответ помощник показал дудочку-манок и несколько охранных
    амулетов.
        Оба мага понимающе посмотрели друг на друга и едва заметно
    улыбнулись.
    
                                Дайнор, 1243 Д.
    
        Светлейший долго держал бокал в руке и навигатор не спешил подносить
    свой к губам. Пауза затягивалась, но Теммокан неожиданно догадался, что
    его начальник смотрит на дальнюю стену, где бесстрастно светились часы.
    Конечно же, от обычных часов, какие можно отыскать в любом доме, эти
    часы отличались, и даже очень...
        Ровно в полночь Светлейший очнулся от транса и кивнул, чуть
    приподняв руку с бокалом.
        - За жизнь! - объявил он и навигатор не осмелился не присоединиться
    к тосту. Вино было редкостным. На что уж Теммокан мог считать себя
    знатоком, а вот поди ж ты - ничего знакомого вкус ему не напомнил. Да и
    не было желания об этом задумываться - из уважения к напитку.
        - Ну вот, - Даллатер сверился с собственным хронометром (тоже не
    очень-то похожим на популярные модели, отметил Теммокан - судя по
    количеству шкал и кнопок). - Даже и не знаю, с чего начать...
        Теммокан по-прежнему ждал молча, как вдруг его осенило. Полночь!
    Сегодня в полночь истёк срок действия договора, согласно которому он...
    одним словом, Даллатер только что перестал быть его начальником. Можно
    зайти за вещами в номер, сдать "друга до гроба" и уйти, наконец, отсюда.
    Куда глаза глядят.
        Ну и театр...
        - Дракон с тобой больше не беседовал? - осведомился Даллатер,
    привычно вынимая сигару и - после некоторой задумчивости - возвращая её
    на место.
        - Нет, - Теммокан удивился такому вопросу.
        - А ведь ходил за тобой, словно тень, - продолжил Светлейший. -
    Странно. Ну так вот - проверил я спектры голосов. Как ты и предполагал.
    Угадай, что я обнаружил?
        - Ничего? - предположил навигатор.
        - Ничего, - согласился Даллатер. - Тогда я спустился в то самое
    хранилище. Сам не знаю, зачем. И обнаружил...
        Он налил ещё вина - себе и собеседнику.
        Пили молча.
        - Не знаю, как это ему удалось, - продолжал Даллатер. - Дракон
    куда-то дел пять "шариков". Тех, которые должны были быть сданы
    назад. Тебе это о чём-то говорит?
        Теммокан смотрел в глаза Светлейшего и ощущал, что не сможет
    солгать. В этом смысле с Драконом было проще - его "пуговицы" ничего не
    выражали, следить за собой было проще.
        - Говорит, - согласился он нехотя. К его удивлению, Даллатер только
    кивнул.
        - Что он с ними делает?
        - Он их,.. - начал было навигатор и... понял, что забыл. Немедленно
    и начисто. Помнил только, как в комнату ворвался Даллатер с охраной...
        - Я так и думал, - вздохнул Светлейший. - Не трудись, не вспомнишь.
    Это в его духе. Но есть же в тебе что-то - иначе зачем ему увиваться у
    тебя под ногами. Так вот, зачем я позвал тебя - хочу попросить остаться.
    Я, похоже, единственный, кто ничего не понимает в происходящем. А
    хотелось бы.
        Теммокан думал недолго.
        Отрицательно покачал головой.
        - Воля твоя, - согласился его бывший начальник. - Чую, что что-то за
    всем этим есть... иначе не стал бы так настаивать. Но могу я хотя бы
    надеяться, что ты передумаешь?
        Теммокан усмехнулся. В мягком виде просьба звучала столь же
    настойчиво.
        - Можете, - разрешил он великодушно.
        Светлейший разлил остаток вина.
        - Я не стал бы тебе ничего рассказывать, - произнёс он, глядя
    куда-то над головой Теммокана, - но вчера мне удалось выяснить, что все
    записи о твоём... приключении в хранилище благополучно исчезли.
        Навигатор не стал выдерживать паузы. Ему стало не по себе.
        - Как... исчезли? Все?
        - Все, - чётко подтвердил Даллатер. - Все записи, бумажные и
    "стеклянные". Никто из агентов не помнит, как появлялся здесь. Номер
    того самого амулета никому не известен. Даже охрана - и та никакой
    тревоги припомнить не в состоянии.
        По спине у навигатора поползли мурашки. Он не думал, что такое
    возможно.
        - А... вы?
        - А я - помню. Мы втроём. Ты, я, и Дракон.
        И встал. Прошёл мимо столов с бездействующим оборудованием, к окну.
    Встал там, глядя в бездонную черноту.
        - Похоже, я здесь уже не главный, - выговорил он с горечью в голосе.
    - Все что-то замышляют, у всех свои планы...
        Он замолк.
        - Можешь уйти прямо сейчас, - сообщил Даллатер своим обычным,
    официальным тоном. Навигатор вздрогнул. - Можешь дождаться утра - в
    конце концов, я тебя разбудил. Если когда-нибудь передумаешь, то знаешь,
    как меня найти.
        Теммокан встал, молча кивнул спине Светлейшего и покинул оперативный
    центр.
        Отчего-то ему было неловко.
        По пути в свой номер Теммокан вспомнил всё, что так интересовало
    Даллатера несколько минут назад. Ну разумеется. Магия, провались она
    пропадом.
    
                                 Венллен, 58 Д.
    
        Ортуан пребывал вовсе не в том радужном настроении, которое ему
    представлялось заранее. Да, его заменяют. На какого-нибудь ольта, скорее
    всего. Ну и что с того? Служба окончена, потерь за год с лишним совсем
    немного, выловлено более десятка *moare*... Есть чем гордиться. Да и до
    нового звания теперь рукой подать. Генерал никогда не забывает
    отличившихся...
        Первым делом настроение ему испортил Майтен. Этот надутый индюк,
    воображающий, что только благодаря его магии Ортуан и его ребята не
    перемёрли до сих пор, явился со своим любимцем - гнусным насекомым, что
    сидело у него на плече и таращилось на него, Ортуана. Капитан уже дал
    себе слово при первой же возможности раздавить проклятую скотину.
        И говорить никому не хотелось. Кто поверит, что его, лично
    зарубившего по крайней мере двух оборотней, повергла в бегство эта
    крохотная бестия? Никто. Да и незачем - становиться посмешищем...
        ...Он хотел всего лишь посмотреть, что такого было в том листке, что
    Майтен перевернул при его, Ортуана, появлении. В конце концов Совет
    выступает союзником объединенной армии, не так ли? И всё секретное можно
    было бы и не оставлять на столе...
        "Богомол" возник из ниоткуда и два раза погрузил шипы передних лап в
    пальцы правой руки. Боль была такой сильной, что в глазах потемнело.
    Ортуан упал на пол, лишь чудом не стукнувшись виском об угол стола и
    поднялся. Насекомое сидело поверх листка бумаги, угрожающе воздев
    окровавленные лапы.
        Капитан не поверил своим глазам.
        Меньше всего ему хотелось поломать что-нибудь здесь или как-то иначе
    дать понять, что он копался в бумагах. Майтен разговаривал с кем-то
    снаружи, и должен был быть занят ещё минут пять. Но позволить какой-то
    мелюзге обходиться с собой *таким образом*?!
        Надо сбросить насекомое на пол и раздавить. Случайно вышло, вы уж
    извините. Что поделать.
        Но проклятое существо никак не реагировало на угрожающие жесты.
    Пусть только сдвинется с места или взлетит - сбить его и растоптать -
    пара пустяков...
        "Богомол" взлетел.
        Но Ортуан ничего не успел понять. Почувствовал только, что шипы
    вонзаются в правое ухо... а далее был мрак. Длиной в несколько секунд,
    поскольку никто ничего не заметил.
        Пальцы руки опухли и зверски болели при каждом движении. То же самое
    с ухом. "Богомола" нигде не было видно, но Ортуан не сомневался, что тот
    неподалёку. Но не поджигать же палатку, в самом-то деле!..
        Произошедшее не добавило ему уважения к магии и тем, кто её
    практикует.
        ..."Недотрога" увидел капитана и взмахнул передними конечностями.
    Узнал. "Всё равно ты не жилец", мрачно подумал капитан. Настроение было
    безнадёжно испорчено. Только что огреть Майтена по плечу что есть
    силы... И то насекомое успеет сбежать. Как и прежде.
        Но когда в палатку вошёл тот, кто должен был заместить Ортуана,
    капитан почувствовал, что день испорчен окончательно.
    
                                    *  *  *
    
        - Позвольте представить вас, - Майтен встал так, чтобы видеть обоих.
    - Капитан Ортуан Гиллертан, Шестой заградительный отряд Объединённых сил
    Федерации. Капитан Киллериат Менавесс анс Аталлан, Особый отряд Его
    Превосходительства, Правителя Венллена.
        Ортуан плохо разбирался в ольтах - все эти нелюди на одно лицо, если
    разобраться. Но знаки отличия, которые он видел на одежде (не такой уж и
    пышной, как он ожидал) стоявшего напротив ольта, были ему знакомы. Даже
    очень.
        Ибо не более чем семь лет назад он, Ортуан, был одним из немногих
    уцелевших, кто пытались противостоять небольшому, но весьма сильному
    ольтийскому отряду. Капитан так и не знал, отчего они воевали тогда -
    солдату положено исполнять приказ, а не обсуждать его. Но эти вот знаки
    различия он помнил очень хорошо...
        Того ольта, что руководил своим неуловимым войском, звали Уарант
    Менавесс анс Аталлан. Родной брат этого вот чучела. И тоже капитан.
    Проклятие! Ортуан взмок, и надеялся, что его взгляд не отразит всего
    того, что он подумал. *Та* война окончилась, и окончилась бесславно для
    Людей... но он, Ортуан, вовсе не собирался отказаться от мести.
        И вновь у него не было никаких шансов. Ольт у себя дома, с ними
    заключен союз.... будь прокляты все войны! И жизнь, и смерть они делают
    одинаково бессмысленными - в особенности в этом случае. Что за проклятый
    день... Он едва удержался, чтобы не сплюнуть на пол.
        - Скажите капитану, - произнёс Ортуан, стараясь отражать на лице
    своём только почтительность. - Скажите капитану, что я считаю, что
    лучшей замены мне и моему отряду быть не могло.
        А что остаётся делать? Эти разряженные куклы обожают учтивые речи.
        Майтен повернулся в сторону ольта и негромко произнёс что-то на
    непонятном Ортуану языке. Переводит, значит. Ольт сдержанно поклонился,
    но на лице его не было заметно ни снисхождения, ни презрения. Как ни
    странно, там было уважение.
        Ольт произнёс что-то. Ортуан не понял ни слова, но звучало красиво.
        - Капитан Киллериат сообщает, что наслышан о вашей доблести. Ему
    жаль, что некогда мы были врагами.
        Ему жаль! Если бы не Майтен, подумал Ортуан с сожалением, ты бы
    понял, что такое "жаль"... Но продолжал сохранять почтительное выражение
    лица.
        Хотелось сказать что-нибудь едкое. Издевательское. Но нельзя было.
    Ни в коем случае нельзя.
        Некоторое время все молчали.
        - Ну ладно, - Майтен посмотрел обоим командирам в глаза. - Все
    существенные подробности вы в состоянии обсудить и сами. Тем более, что
    мне этого знать и не положено.
        Они с ольтом отсалютовали друг другу и маг, вежливо кивнув Ортуану,
    покинул штабную палатку.
        Ортуан аж взмок, когда понял, как славно над ним посмеялись.
    Ольт-то, оказывается, прекрасно понимает средний язык! Ловко же они с
    магом развлеклись. Ну ладно, хорошо смеётся тот...
        Ортуан, едва сдерживая себя, смотрел в глаза Киллериату, но не
    находил там даже следов насмешки либо презрения.
        Как же так?
        Впрочем, быстро сообразил капитан, всё-таки он не человек. Так что и
    смеяться может по-своему. Ну и пропади ты пропадом. Рано или поздно, но
    мы ещё встретимся на узкой тропинке.
        Он уселся за стол и ольт, словно подчиняясь приказу, уселся
    напротив. Ортуан скрыл усмешку (ишь, как вышколен!) и принялся
    передавать свой пост - то есть, вводить Киллериата в курс дела.
        Это заняло на удивление мало времени. Ольт лишь изредка спрашивал
    что-то, на безукоризненном среднем языке, и Ортуан даже поразился - а
    уместна ли была его вспышка?
        Хотя что значит - "уместна"? Брат того, кто почти полностью истребил
    его, Ортуана, ребят, остаётся врагом. Что бы там ни объявляли
    главнокомандующие. Война продолжается... во всех смыслах. Перемирий не
    бывает. А в настоящих войнах не бывает и пленных. Ни к чему они.
        - Сколько лет вы воюете? - спросил Ортуан, уже подходя к порогу
    штаба (уже, увы, не своего штаба).
        Ольт поднял ничего не выражающий взгляд.
        - Около пятидесяти лет, - было ответом.
        - И что, всё ещё в чине капитана? - усмехнулся Ортуан. Никакого
    честолюбия у этих нелюдей, честное слово...
        Киллериат Менавесс анс Аталлан вновь поднял взгляд. Пожал плечами.
        - Как-то не задумывался, - пояснил он после короткого раздумия. -
    Спросите меня об этом лет через сто...
        ...Из палатки Ортуан вышел, сжимая кулаки. Последнее слово оставить
    за собой не удалось. Что за вселенская несправедливость! Ну за что,
    скажите, пожалуйста, ольтам такой дар? Ты у меня не проживёшь эти сто
    лет, поклялся Ортуан мысленно. Посмотрим. Покончим с магическим зверьём,
    займёмся врагами иного рода.
        Майтен, с невозмутимо умывающимся Недотрогой на плече, молча
    провожал дымящегося от злости Ортуана взглядом.
        - Он всё ещё мечтает о мести, - сообщил Киллериат, когда Майтен
    вошёл в палатку. - Не лучшее качество для солдата. Впрочем, я его
    понимаю.
        И всё. Майтен усмехнулся. Более от нового командира комментариев
    относительно предшественника не последует. Чем и приятно иметь дело с
    ольтами-офицерами. Коротко и понятно. Вывести их из себя очень трудно -
    а если удастся, то, вероятнее всего, пожалеть о содеянном не успеешь.
        Недотрога оживился, перелетел на стол и долго изучал ладонь нового
    обитателя палатки. Поднял голову и уставился своими фасетками в
    ярко-карие глаза Киллериата. Тот улыбнулся и подставил ладонь лодочкой.
        Насекомое осторожно перебралось в ладонь и ольт медленно поднял
    ладонь к лицу. Недотрога долго смотрел ему в глаза а затем, без
    предупреждения, спрыгнул с ладони и вернулся магу на плечо.
        - Признал, - произнёс тот удивлённо. - Надо же. Ну что же, если у
    вас найдётся время, я хотел бы поговорить об одном небольшом
    расследовании...
        Формально ему следовало бы сообщить об этом и Ортуану.
        Но Майтен решил на сей раз нарушить инструкцию. Интуиция. Это,
    конечно, может выйти боком (Киллериат относился к инструкциям, как к
    священным заповедям и был бы крайне недоволен, узнав о таком нарушении
    их), ну да ладно.
    
                                Дайнор, 1243 Д.
    
        Теммокан собирал вещи.
        Сна не было ни в одном глазу. Ну ещё бы. Что теперь? Вернусь в
    Порт-Дайнор, подумал он. Попрошусь на любой корабль. Главное - не
    оставаться на месте, а там видно будет.
        Вещей было немного (жизнь скитальца имеет и преимущества), и спустя
    какой-то час всё было готово. Сдать "друга до гроба", подписать все
    необходимые документы и... свободен. Увидеть внешний мир - без
    "бдительного ока" магии, которая всё это время удерживала его здесь.
        Тут в дверь постучали. Это начинает надоедать, подумал островитянин
    - впрочем, без особого раздражения. И громко сообщил, что дверь открыта.
        Вошёл... Дракон.
        Теммокан ожидал всего, но только не этого. По ночам Дракона было не
    найти. Где он ночевал (если это слово вообще применимо к нему), не знал
    никто, а спрашивать Теммокан боялся.
        - Решили уехать? - и вновь ничто не удаётся прочесть в его блестящих
    глазках.
        - Да, - кивнул навигатор, решив отвечать настолько коротко,
    насколько удастся. В конце концов, его священное право - самому решать,
    чем заниматься.
        Дракон молча отошёл к окну, поднялся на задние лапы и уставился
    куда-то наружу. Отчего всё самое странно происходит по ночам? - подумал
    навигатор.
        - Решили отомстить во что бы то ни стало? - спросил Дракон голосом
    самого Теммокана.
        Человек вздрогнул.
        Откуда *он* знает это? Кто ещё осведомлён о его, Теммокана, планах,
    какими бы странными они ни казались?..
        - Я не думаю, что должен обсуждать это, - пояснил он холодно.
        - Вы нужны здесь, - и Дракон прижал обе лапки к груди. - Мне не
    справиться.
        О чём он?
        Но этот вопрос пришёл уже позже. Намного позже. А поначалу
    островитянин опешил - и кто только не спешит решать его судьбу! И гнев
    начал вытеснять всё остальное. Мало-помалу.
        - Я никому не нужен, - Теммокан отвёл взгляд и нахмурился. - А пока
    я не доказал, что нужен самому себе, все остальные меня не интересуют.
        Дракон задумался. Думал он очень долго, но навигатор не осмеливался
    что бы то ни было предпринимать. Смешно сказать, но он оробел.
    "Медвежонок" казался ему в тот момент грозным судьёй, приговор которого
    обсуждению и отмене не подлежит.
        - Я... не понимаю,.. - прошелестел Дракон голосом пожилого и
    утомлённого жизнью человека. - Вы так верите в месть?
        - Я уже ответил, что не хочу это обсуждать, - тут же ответил
    Теммокан, поражаясь собственной смелости.
        - Неужели вам нужно умереть, чтобы понять, что этого делать не
    следовало? - последовал немедленно новый вопрос.
        Шутит? Или нет? И как это можно выяснить?
        - Я был слаб, - проговорил Теммокан, уже не заботясь, что мог знать
    майм, а что - вряд ли. - Да, я едва не свёл счёты с жизнью... и здесь я
    смог понять, что это было бы глупо. И именно поэтому я хочу вернуть все
    долги своей... прежней жизни. А там - будь что будет.
        Дракон склонил голову и долго молчал. От него пахло осенью - опавшей
    листвой, грядущими дождями и ненастьем. Странный запах, неожиданный.
    Наконец, майм подошёл вплотную к человеку и легонько коснулся его
    запястья свой лапкой.
        - Я сочувствую, - он взглянул в глаза Теммокану и, резко
    повернувшись, вышел прочь.
        Дверь мягко затворилась за ним.
        Островитянин едва не кинулся останавливать его... в конце концов,
    как ни нелепо это звучит, именно Дракон - так казалось - понимал его
    лучше всех. Но... стоит ли... в общем, сомнения взяли верх.
        И он остался.
        Уселся у окна и принялся всматриваться в ночь, прислушиваясь к
    умиротворяющему стуку капель дождя.
        Постепенно сон сморил его.
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Предметов обстановки в "прихожей" стало больше.
        Точнее, на уже имевшихся стенах виднелось нечто новое. Например,
    рядом с дверью "гардеробной", откуда она вышла, появилась прозрачная
    пластина - прямо на стене. И не одна. Под ней находилась другая, с
    несколькими кнопками. Надписей на кнопках было не понять.
        Большая пластина - та, что вверху - оказалась чем-то вроде карты.
        Во всяком случае, под толщей стекла (или что это было?) виднелся
    неправильной формы контур, залитый синим цветом - в окружении сплошного
    кроваво-красного океана. Крохотная белая точка мерцала внутри синей
    области - на расстоянии доли сантиметра от границы с красным.
        Экспериментировать не стоит, решила Неммер. Мало ли. Приятно, что я
    теперь вижу чуть больше... но связываться не буду.
        Угольного цвета клякса на соседней стене притягивала её взгляд.
        В конце концов Неммер подошла к ней вплотную... и прислушалась.
    Принюхалась. Ей показалось, что едва слышный запах пожарища накатывает с
    той стороны. И шорох, свист, жалобная песня сквозняков...
        Сновидение, что так было похоже на явь, вновь пришло ей на ум. То,
    где вокруг были мёртвые тела, где запах гари и смерти смешались в единое
    целое. Хонн что-то говорил об охоте... очень похоже. Пока что мы в
    безопасности. Пока что от охотников удалось сбежать. Но надолго ли?
        Со стороны пластины-"карты" послышалась тихая музыкальная фраза.
    Словно кто-то сыграл на свирели несколько тактов песни. Неммер
    вздрогнула и быстрым шагом подошла поближе.
        Мигающая белая точка стала зелёной.
        И вновь сменила цвет на белый.
        Тут же за спиной у неё послышался шорох. Неммер оглянулась.
        Хонн, встрёпанный и перепачканный в крови, втаскивал сквозь "кляксу"
    тушу небольшого оленя.
        О небеса, как у него только хватило сил?
    
                                Дайнор, 1243 Д.
    
        Утром он проснулся и вызвал Светлейшего. Как и полагалось.
        "Проводы", на взгляд навигатора, прошли на редкость обыденно. Он
    ожидал, что почувствует хоть что-нибудь... но ошибся. Формальность.
    Странно, но приобретённые в Хранилище привычки и не думали никуда
    деваться.
        В небольшой комнатке, в присутствии двух охранников Даллатер принял
    у своего бывшего подчинённого всё служебное имущество и вручил мешочек с
    деньгами. Заработанное. Все необходимые документы были подписаны и вот,
    наконец, Даллатер пожал ему руку и произнёс:
        - Желаю удачи. Надеюсь, что ещё увидимся.
        "Ещё чего", подумалось навигатору. И он ощутил, как тянет его к
    морю. Прочь, подальше от этих спокойных подземелий, где сверчок -
    единственный певец, а охрана - единственное общество. Сегодня же - в
    море. Кем угодно.
        Светлейший то ли не ощущал, что на самом деле думает островитянин,
    то ли не подавал виду. За парадными дверями (пройти сотню шагов до
    ажурных металлических ворот - и всё, Хранилище позади) что-то пискнуло
    на его запястье. Со скучающим видом (вызовы нигде не давали ему покоя)
    Даллатер поднёс браслет к уху.
        После чего настолько изменился в лице, что оставалось гадать, что же
    такого могло произоёти в столь обыденное утро.
        Даллатер сделал Теммокану знак - жди меня здесь - и тот, сам себе
    удивляясь, повиновался. Что там ещё? Кто-то из "обеспамятевших"
    сотрудников охраны припомнил тот странный день? Едет инспекция? Пожар?
    Что вообще могло стрястись в Хранилище?
        Даллатера не было довольно долго.
        Когда он появился, то выглядел неважно. Очень неважно. Морщины
    собрались на его лбу, глаза были тусклыми, а безупречный доселе сюртук
    выглядел как-то неряшливо. В руке Даллатер сжимал довольно толстый
    пакет.
        - Возьми, - протянул он пакет. - Дракон попросил передать это тебе.
        Теммокан машинально принял оказавшийся тяжёлым конверт, но не стал
    его открывать. Светлейший приковывал его внимание. Он отчего-то казался
    постаревшим... что же произошло-то?..
        И тут Теммокан вспомнил: Дракон *никогда* никого не просил ни о чём.
    Не давал поручений. Не передавал никаких предметов. Он всегда всё делает
    сам.
        - А... почему Дракон сам не передал мне это? - осмелился спросить
    Теммокан, когда Даллатер уже стоял в дверях.
        Светлейший обернулся. Выглядел он уже почти, как прежде, но туман в
    глазах его всё ещё присутствовал.
        - Дракон умер этой ночью, - сообщил он спокойным тоном. Теммокан
    почувствовал, что кровь замерзает у него в жилах. - Всё, что я нашёл -
    это записку и пакет. В записке он просил передать тебе содержимое
    пакета. Написал, что ты поймёшь.
        Теммокан стоял, то открывая, то закрывая рот. Ни одна мысль не
    удерживалась у него в сознании надолго.
        - Скоро здесь будет полно народа, - продолжил Даллатер и потёр лоб.
    - Если ты собрался уходить, лучше поторопись.
        ...Когда Теммокан пришёл в себя, Хранилище было далеко позади.
        В голове было совершенно пусто. Одно навигатор знал точно - в
    Хранилище ему теперь не хочется. Совсем не хочется. В особенности после
    таких событий.
        А пакет... что ж, он откроет его. На корабле. Что бы там ни было,
    оно подождёт.
    
                                III. Обречённые
    
                                Дайнор, 1243 Д.
    
        Дайнор показался навигатору необычайно ярким, привлекающим внимание,
    свежим. Словно несколько месяцев тому назад он не смотрел на всё это
    великолепие, не замечая его.
        До Порт-Дайнора отсюда две тысячи километров. Чуть более суток пути
    на прямом экспрессе (но Теммокан не имел ни малейшего желания садиться
    на поезд).  Речные пути его также не привлекали; видимо, лучше всего
    нанять ковёр-самолёт. Недёшево, поскольку не очень популярно. Зато будет
    одна остановка - ночь, проведённая под необъятными сводами древнего
    леса. В подобных условиях очень хорошо думается.
        ...В голове не вяжется, что Дракон умер. Светлейший не раз говорил,
    что маймы создали специальный облик, позволявший одному из Сообщества
    находиться в наземном мире неограниченное время. Без болезней, без
    неудобств,.. практически вечно.
        И вот - Дракона больше нет. Разве что Даллатер устроил дикий,
    бессмысленный розыгрыш. И зачем он отдал ему этот пакет? По всем
    инструкциям Светлейший был обязан задержать своего (даже и бывшего)
    подчинённого до прибытия инспекции. И даже не показывать ему этот
    злополучный "подарок".
        "Сказал, что ты поймёшь".
        Теперь ни одна реплика из их с Драконом последней беседы не выходила
    из головы. Теммокан заметил, как оглядываются проходящие рядом с его
    столиком - высокий краснокожий человек сидел,  полуприкрыв глаза, с
    осунувшимся лицом, сжимая в руке едва начатый бокал с вином.
        "Я сочувствую".
        Бокал едва не выскользнул из моментально вспотевших пальцев.
    Теммокан одним залпом (к большому неудовольствию владельца заведения)
    покончил с вином и осознал, что в этой фразе скрывается объяснение
    случившемуся.
        "Я сочувствую".
        Прежде Дракон либо промолчал бы, либо проронил своё обычное
    "faitah". И уж никогда не использовал бы слово "я". В самом крайнем
    случае - "мы".
        Кто говорил с ним, Теммоканом анс Ваэркасом?
        Сам Дракон... или его Сообщество?
        А кто же тогда умер этим утром... или ночью?
        Теммокану стало страшно.
        Никто прежде не думал о Сообществе как о личности. Только как о
    собрании личностей. Поскольку существу, не умеющему объединять свой
    интеллект с интеллектом себе подобных, было не понять, что такое
    Сообщество. Всего их... шесть? или семь? То, что живёт поблизости, под
    Шестью Башнями - одно из самых молодых.
        Может ли целиком Сообщество... добровольно покончить с собой - как с
    единым целым?
        Теммокан оглянулся. Но нет, никаких катаклизмов. А ведь Даллатер
    говорил, что одно Сообщество располагает таким же энергетическим
    ресурсом, что и вся Академия, вместе взятая. Или даже большим. Вряд ли
    гибель настолько мощного... существа могла бы пройти незаметно.
        Этот вывод несколько успокоил.
        Но пакет он откроет только, когда будет стоять на палубе. Слово,
    в особенности данное себе, нарушать нельзя.
    
                                    *  *  *
    
        Даллатер едва дождался, пока инспекция не ушла. Что они могут
    поделать? Ровным счётом ничего. Сообщество вскоре пришлёт нового
    "представителя" - несомненно. Маймы-"послы" гибли и прежде, иногда от
    крайне неожиданных причин, и, судя по всему, особенной трагедией для
    Сообщества это не являлось.
        Во всяком случае, Сообщество до сих пор не связалось с ним,
    Даллатером, и не потребовало объяснений. Хороший знак.
        И, следовательно, Дракон действительно добровольно ушёл из жизни.
        А он, Даллатер, сам нарушил сегодня несколько важнейших инструкций.
        Не задержал Теммокана. Не рассказал инспекции о записке Дракона и и
    пакете (и тем более о содержимом пакета). За это он может, теоретически,
    лишиться работы. Хотя вряд ли это всплывёт - ведь ничего более не
    случилось. По большому счёту. А Теммокан мог ещё вчера вечером покинуть
    Хранилище. Если у парнишки достанет ума, именно так он и заявит.
        А теперь хотелось выпить. Нет. Напиться. Сорок три с лишним года
    назад он начал пить... но вовремя прекратил. И вот теперь... Что такое,
    отчего этот навигатор-бедолага и майм, вообще чуждое ему существо, так
    подействовали на него? Повидавшего столько странностей, пережившего
    столько смертей и предательств?
        Одно он, Даллатер, сделал правильно: опечатал обе комнаты - и
    Теммокана, и Дракона. Сегодня ночью он лично изучит их инструменты и
    попытается понять, куда делись "стухшие" *килианы*. Вряд ли их
    исчезновение случайно.
        Теммокан прав, подумал начальник Хранилища, с отвращением
    переламывая сигару пополам. Мне нужны друзья. Очень нужны.
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        Пепелище по-прежнему выделялось - снегу не удалось скрыть его
    полностью.
        - Чисто и надёжно, - проговорил Майтен, которому стало не по себе.
    Прежде ему не доводилось копаться в подобных местах - не его это дело.
    Теперь он должен был вторично посетить то место, где едва не стал явью
    очередной кошмарный сон.
        Как ни старайся, призраки того памятного вечера будут постоянно
    напоминать о себе. Хорошо Кенвину, который ничего здесь не видел...
    своими глазами.
        - Сыграть ещё раз? - предложил помощник. Майтен кивнул, поднимая
    воротник - зима в разгаре, и нынешний год - один из самых холодных.
        Звуки дудочки были тоскливыми и не создавали требуемого настроения.
    Тем не менее всё, что не погрузилось в спячку (или, по крайней мере,
    имело неосторожность проснуться не так давно) пришло на зов. Можно было
    ограничиться только крысами, но Майтен предпочёл собрать всех грызунов,
    что были рядом.
        Ни одной крысы.
        И все - незаражённые. Хоть на этом спасибо. Когда пёстрая компания
    разбежалась (на то была другая мелодия, которая "отводила" вызванных по
    домам), Майтен решился подойти к останкам дома.
        - Подпол, - произнёс Кенвин удивлённо. - Что, никому не пришло в
    голову исследовать его?
        - В смысле? - не понял Майтен. - Какой подпол? Всё было завалено,
    насколько я помню отчёты.
        Кенвин молча оттащил несколько недогоревших брёвен поодаль и с силой
    потянул что-то. Майтен зажмурился - крышка погреба возникла словно из
    ниоткуда. Чтоб мне провалиться, подумал он с неожиданной злостью. Как
    про подобное можно было забыть?
        Такая простая хитрость.
        Настолько простая, что предвидеть её не удалось.
        В доме, конечно же, был кто-то ещё. Как раз в тот момент, когда
    Майтен бродил по комнатам, окружённый своей сверхмощной защитой. А пока
    суть да дело, вход в подполье был замаскирован простеньким заклинанием.
    Не то что бы совсем простым, но достаточно эффективным. Ни сам Майтен,
    ни те, кому он рассказывал и показывал, что да как было на пепелище,
    теперь не замечали крышки подпола...
        Кенвин не участвовал в осмотре места после... обеззараживания.
    Повезло, подумал Майтен мрачно, глядя в квадратный провал, откуда
    появлялись струйки пара. Или, наоборот, не повезло?
        - Маскировка, - высказался Кенвин, тщетно пытаясь счистить с куртки
    следы сажи.
        Маг кивнул.
        - Ну что, доложим куда следует? - и Кенвин отчего-то огляделся.
        Никого.
        Майтен извлёк из внутреннего кармана фонарь.
        - Вначале спустимся вниз, - решил он. - Осмотримся. Если там и есть
    что-то, то по всем инструкциям мы обязаны *вначале* осмотреть. В режиме
    "3б". Что там у нас по поводу немедленной эвакуации?
        Кенвин молча показал ему тонкую деревянную палочку. "Ключ". Стоит
    только повредить её, как они с Майтеном вернутся в Венллен. И поднимут
    сигнал тревоги...
        - Тогда вниз, - приказал маг и первым спустился вниз, стараясь ни к
    чему не прикасаться.
        Но детекторы молчали. А крыс не было и внизу - лишь следы их
    обитания. В изобилии.
        Оба мага долго смотрели на лаз, но в конце концов решились. Да и что
    оставалось делать?
        Плохо было то, что их защита продержится не более часа. Хорошо, если
    за этот час удастся исследовать лаз и вернуться наружу.
        И если здесь действительно замешан *hilve moare*, он почувствует их
    присутствие немедленно...
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Хонн только-только успел отряхнуться (Неммер склонилась над
    оленем... голова того была аккуратно прокушена в области затылка), как
    замер, прижав палец к губам и обратив взгляд в сторону "кляксы".
        - Один момент, - произнёс он, понизив голос и Неммер заметила, как с
    его ладоней соскочили две здоровенные крысы. Откуда они взялись, она
    предпочитала не думать. - Что-то мне показалось...
        Крысы юркнули сквозь чёрный провал и Хонн вздрогнул... после чего
    энергично помотал головой.
        - Так что ты хотела спросить? - повернулся он к Неммер как ни в чём
    не бывало.
        - Что это ты затеял? - спросила та тихо.
        - Разведка, - пояснил он, осматривая оленя. - Нехорошие у меня
    предчувствия... очень нехорошие.
        Неммер сглотнула. Ей расхотелось расспрашивать, как "мальчишка"
    сумел выследить, догнать и прикончить такого крупного зверя. Да, и ещё
    доволочь сюда. После того, что она уже видела, удивляться бы вроде
    ничему не стоит, и всё же...
        - Разберу пока вещи, - решила она вслух, пока Хонн (не прилагая
    видимых усилий) волок тушу в сторону "печки". - Будет нужна помощь,
    скажи.
        Хонн молча кивнул.
        - Там у тебя, часом, зеркал нет? - спросил он неожиданно, когда
    Неммер рассеянно перебирала принесённые из дома вещи.
        "А ведь должно быть", подумала она. Небольшое такое, круглое...
    точно, было!
        Сказала это же вслух.
        - Лучше спрячь его, - посоветовал Хонн.
        - Почему это? - удивилась девушка. Зеркало как раз лежало у неё на
    ладони. Зеркальной стороной вниз.
        - Здесь нет ни одного, - пояснил Хонн. - Точно не помню, но это
    как-то может выдать нас.
        Неммер замерла.
        - Выдать? Кому?
        - Ты уже забыла, кто постучался в ворота?
        Такое забудешь...
        - А ты не преувеличиваешь? - спросила Неммер подозрительно. - Может,
    не так всё страшно? Ты ведь даже не сказал мне, где мы, собственно,
    находимся.
        - Ты же видела карту? - удивился Хонн. - Или не обратила внимания?
        Неммер рискнула обернуться. Но никакой туши на полу уже не было, а
    Хонн закрывал неведомо откуда взявшуюся дверь. Ещё одну.
        - Ледник, - пояснил он. - Или как оно называется... Идём, покажу!
        Неммер покорно последовала к карте. Чудеса продолжались. Только что
    руки Хонна были - буквально - по локоть в крови, и вдруг - совершенно
    чистые. А о том, чем он только что занимался, свидетельствовал лишь
    сохранившийся запах крови.
        - Вот, - указал он пальцем на карту. - Синяя область - куда можно...
    э-э-э... выходить. Красная - это куда нельзя. Точка - это мы.
        - Но... где это?
        - Никогда не пытался понять, - нахмурился Хонн, отряхивая совершенно
    чистые руки. - Вон та дверь (он указал на "кляксу") ведёт в точности
    туда... или рядом... - он замялся, явно подбирая нужные слова, - словом,
    там, где находится точка. Вот, нажимаешь на эту панель...
        Красно-синяя заливка исчезла. Появилась карта... И очень точная,
    если верить собственным глазам.
        - Никогда бы не подумала, - ахнула Неммер, - что мир... что вокруг
    так много всего.
        Хонн молча кивнул, довольно улыбаясь.
        - "Лионнан", - прочла Неммер единственную надпись, прямо над
    прозрачной пластиной (экраном, вспомнила она). Буквы были знакомыми, а
    вот слово...
        - Ты знаешь эти буквы? - удивился Хонн. Впрочем, удивлялся он
    недолго. - Вот и хорошо. А то я... словом, научишь? - он взял её за руку
    и Неммер осознала, что на сей раз это - прикосновение вполне обычной,
    человеческой руки.
        - Научишь? - повторил Хонн. Тон его был почти умоляющим, глаза
    горели. А сейчас и выглядит лет на шестнадцать, поразилась Неммер, и
    ведёт себя именно так. И улыбнулась в ответ.
        - Конечно, - она рискнула нажать на ту же панель и карта вновь
    окрасилась в красно-синие тона. - Тому, что сама знаю. Кстати... здесь
    нет каких-нибудь книг?
        - Может быть, и есть, - Хонн прикоснулся к самой карте и экран
    потух. - Только я не рискнул лезть... словом, читать-то я не очень...
        - Ну хорошо, - Неммер подошла к "леднику", как его назвал её товарищ
    по несчастью и приоткрыла дверь.
        Изнутри повеяло сильным холодом. Очень сильным. Олень. уже
    разделанный на сравнительно небольшие куски, лежал на одной из полок.
        Полок было много - судя по размерам, здесь можно было хранить запас
    продовольствия на армию в несколько сотен человек... на несколько лет.
        Но полки были пусты. Кроме той, которую только что заполнили.
    Странно. Не позаботились о еде?
        - Здесь было очень мало, - пояснил Хонн. - Я долго сидел здесь... а
    когда всё съел, рискнул выйти.
        Вот оно что...
        - Вот что, - Неммер уселась за стол, уперевшись лицом в
    подставленные ладони. - Давай по порядку. Вначале ты расскажешь мне всё
    об этом... убежище, а потом решим, что делать.
        Глаза Хонна остекленели.
        Он медленно повернулся лицом к кляксе.
        - Хонн, - упавшим голосом проговорила девушка, медленно поднимаясь
    из-за стола. - Что у...
        - Тихо, - прошелестел голос "мальчишки". - У нас посетители. Не
    шуми...
        И двинулся по направлению к "двери", бесшумно и медленно. Неммер,
    сама не зная почему, последовала за ним.
        Слабый писк донёсся до её слуха.
        Она повернула голову - карта не светилась, но на серой поверхности
    экрана проступала и погасала жёлтая точка.
    
                                 Шеттама, 58 Д.
    
        - Что-то впереди, - шепнул Кенвин спустя примерно двадцать минут
    быстрого перемещения по проходу. - Что-то мелкое.
        Майтен не хотел понапрасну использовать магическое снаряжение... но
    заклинание было бы куда более "шумным", в любом случае. Он, как и
    Кенвин, почувствовал чьё-то внимание. Скверным был здесь воздух...
    сырым, гнилостным. Крысами несло почти нестерпимо... хотя грызунов в
    руинах дома почти не осталось. Что же здесь творилось?..
        Мир стал жёлто-зелёным - так показывали его очки ночного видения.
    Проклятие, у них, в здешнем представительстве Совета, нет ни одного
    ольта. Вот кто был бы здесь в своей тарелке. Так... действительно,
    впереди маячило крохотное зеленоватое пятнышко.
        - Ну-ка, подзови её, - велел Майтен шёпотом. Кенвин послушно достал
    дудочку... и вот уже слышен цокот коготков и попискивание. Магу стало не
    по себе при виде зелёных, полупрозрачных, спешащих к ним крыс и прочей
    живности...
        - Подержи-ка их, - велел Майтен. Искатель ничего не излучал...
    только воспринимал. И усиливал. Провёл антенной вокруг себя. Чисто.
    Никаких признаков М41... и прочей гадости. Самые обычные животные.
        Искатель едва не выпал у него из руки.
        - Это ещё что? - указал он вперёд. И понял, что Кенвин очков-то не
    одел - манок мешает ими пользоваться. - Одна... так и осталась там!
        Кенвин сыграл ещё раз. Прибежавшие крысы оцепенели, но далёкая
    зелёная точка так и осталась на расстоянии... Она ощутимо шевелилась...
    но и не думала повиноваться зову.
        Майтен мгновенно вспотел. Неужели?
        - Дай максимум, - прошептал он и резко прозвучавшая мелодия
    отозвалась  болью в суставах. Собравшимся у их ног грызунам это на
    пользу не пойдёт... ну да ладно.
        Зелёный "огонёк" помедлил... и стал удаляться.
        - Чтоб тебе лопнуть! - посулил маг. Руки чесались отыскать палочку и
    сжечь проклятую тварь, обратить в пепел. Нервы никуда не годятся,
    подумал он, спохватываясь. И понял, что не в состоянии преследовать
    таинственное существо - настолько плотным было кольцо окружения.
        - Прогони их, - резко приказал он. - Быстрее, кто-то вот-вот
    скроется.
        Представляю, как недоумевает Кенвин, подумал он мрачно, готовясь
    выстрелить парализующим зарядом. на сей раз самостоятельно, без всяких
    инструментов. И так уже их "музыка" донеслась до ушей тех, кто мог её
    подслушивать. Терять нечего.
        - Приготовься к эвакуации, - добавил Майтен, бегом бросаясь вперёд,
    едва не наступая на громко протестующую живность. Хорошо хоть, что ни
    сапоги, ни штаны крысам не прокусить.
        Проклятое "пятнышко" приближалось медленно. Очень медленно. И два
    десятка "проснувшихся" грызунов мчались в ту же сторону. Маг отчётливо
    увидел свою цель (надо же, какая крупная!), заметил, как крыса
    остановилась, повернулась в его сторону и встала на задние лапы...
        И понял, что у крысы... три головы.
        Это ошеломило его так, что Майтен выпрямился и тут же очень
    чувствительно приложился о каменный выступ. Когда он подхватил очки, всё
    перемешалось - и загадочный трёхголовый уродец, и "обычные", нормальные,
    грызуны.
        - Обездвижить их! - крикнул он, зная, что Кенвин где-то позади,
    недалеко.
        Никто из крыс не успел далеко уйти. Все замерил, прижавшись к полу.
    Хорошо ещё, проход сравнительно прямой.
        - Держи их, - произнёс Майтен и принялся тщательно осматривать
    оцепеневших животных. Двадцать три штуки. Мощная вещь эта дудочка, надо
    признаться. Из каких же щелей она призвала всё это?..
        Трёхголовой крысы не было. И искатель ничего не показал. Совершенно
    ничего.
        - Отпусти их, - сдался, наконец, Майтен и осторожно снял очки. - И
    освети как следует.
        Выражение лица Кенвина было легко предугадать.
        - Что такое? - было первым его вопросом.
        - Куда-то она делась, - признался маг озадаченно. - Или мне уже
    мерещится невесть что. От напряжения.
        И рассказал.
        - Словно сквозь зеилю провалилась, - заключил он и принялся
    исследовать детектором окрестные стены, пол и потолок.
        - У нас мало времени, - напомнил Кенвин. - Потом придётся бежать со
    всех ног.
        - Я быстро, - пообещал Майтен. - Смотри-ка, - тут же произнёс он,
    прикасаясь амулетом к стене. - Мана-поле на пять процентов сильнее
    обычного. Неужели портал?.. - и прикоснулся к стене ладонью. Прислушался
    к собственным чувствам.
        Помощник его вздрогнул, машинально извлекая "ключ" - средство для
    немедленной эвакуации - и встал рядом, на всякий случай.
        - Никаких следов портала, - выговорил Майтен минуту спустя. Когда он
    повернул лицо к Кенвину, оно оказалось покрытым крупными капельками
    пота. - Ничего не понимаю. Совершенно. Но что-то здесь всё-таки
    нечисто... Ладно. Пригласим специалистов.
        - ...А может быть, естественная силовая линия? - предположил Кенвин
    одним часом и шестьюстами километрами спустя. - Судя по данным замеров,
    это вполне возможно. Да и стены... непохоже, чтобы на них накладывали
    портал. Камень так быстро не "остывает".
        - Наверное, - неохотно согласился Майтен. Суставы всё ещё ломило -
    "дудочка", она не только на грызунов действует. - Но я готов дать голову
    на отсечение, что видел этого проклятого уродца... или всё-таки не
    видел?
        Сомнения так и не оставили его.
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Тревожная музыкальная фраза со стороны карты уже не могла остаться
    незамеченной. Неммер обратила внимание, что карта самостоятельно
    включилась и что точка уже не мерцает, а горит оранжевым огнём. Словно в
    ответ на её взгляд, звуковой сигнал прекратился.
        И ей сразу же послышались голоса. Хонн замер, полуприсев, у самой
    "кляксы", едва не касаясь её... и тоже вслушивался. Неммер затаила
    дыхание.
        - ...Неужели портал?.. - донеслось до неё вполне отчётливо. И шорох
    рук, проводящих по камню. Ей стало невероятно страшно - говоривший
    это... Майтен, кажется? - стоял совсем рядом. Сейчас он пройдёт сквозь
    "разлом"...
        Сама того не осознавая, она протянула руку к "кляксе" и Хонн
    перехватил её. Неммер едва не вскрикнула - рука "мальчишки" была
    ледяной, жёсткой, нечеловеческой. Лицо Хонна при этом не изменилось.
    Осталось безжизненным.
        - ...Уходим... - вновь донеслось до неё и вскоре стало тихо.
        Что-то неожиданно толкнуло её снизу. Пол. Ага, это Хонн отпустил её
    руку.
        Неммер молча поднялась. Ей было всё ещё не по себе.
        Хонн "оттаял" не сразу. Словно по некоему сигналу.
        - Узнала? - спросил он спокойным голосом. Неммер кивнула и отвела
    взгляд.
        - Силён, - покачал головой Хонн. После чего быстрым шагом прошёл к
    карте и что-то там сделал. Послышался тонкий писк. - Ну нет, сидеть на
    месте мы не будем.
        Мигающая белым точка переместилась куда-то к западу.
        - Перенесём выход, - пояснил Хонн. - Чтобы не вздумали пробиваться
    сюда силой. Не знаю, насколько надёжна наша "дверь"...
        Неммер поёжилась. Ей тоже не хотелось бы встречаться с Майтеном или
    как там его. Ни за что на свете.
        Хонн был прав - что-то от охотника было в том мрачном человеке.
    
                                В лесу, 1243 Д.
    
        При других обстоятельствах Теммокан обрадовался бы ночи, проведённой
    в лесу, рядом с трактом (и расположенным глубже в лесу спаренным
    "рельсом", по-над которым проносились экспрессы). Сейчас же мрачные
    мысли тяготили его и никак не желали оставлять в покое.
        Вести "ковёр" он мог и сам. Стоило это дороже, но одиночество
    представлялось ему самым разумным в данной ситуации.
        Пакет от Дракона манил к себе. Так и хотелось его открыть,
    рассмотреть содержимое... Что-то перекатывалось внутри. Я даже знаю,
    что, осознал навигатор. Другое дело - что там впридачу?
        Впрочем, после ужина и чашки чая ему стало лучше. А когда ночь
    окончательно вступила в свои права, Теммокан нашёл в себе сил достать
    книжку (сборник детективных рассказов) и прочесть её. И даже с
    удовольствием.
        Выспался он так, как давно уже не высыпался. Вот что значит свежий
    воздух!
    
                               Хранилище, 1243 Д.
    
        Даллатер осматривал комнату, в которой Теммокан занмиался проверкой
    "шариков". Положение складывалось на редкость идиотское: он, один (не
    считая охраны - ведь сверхурочная работа закончилась) во всём Хранилище,
    вынужден был скрывать от всего остального мира, чем он тут занимается.
        Не было бы счастья... Из-за суматохи, связанной со смертью Дракона,
    в кабинете Теммокана уборку сделать не успели - и поэтому оставалась
    какая-то надежда.
        Понять, что же связывает Теммокана, ушедшего майма и его, Даллатера.
    Оставался, правда, кабинет самого Дракона - но, коль скоро его преемник
    может возникнуть в любой момент, заниматься поисками там не очень-то
    удобно.
        Значит, ответы надо искать здесь. Здесь и в гостиничном блоке, где
    навигатор провёл последние недели. И никому нельзя ничего говорить - не
    зря Дракон передал своё последнее послание именно Теммокану. У Даллатера
    была мысль "случайно" ознакомиться или сдублировать пакет целиком... И
    не будь здесь замешан Дракон, так, вероятно, он и поступил бы.
        Ведь, помимо всего прочего, это оставляло надежду, что Теммокан ещё
    вернётся. Сам Даллатер не мог объяснить, чем это ему может быть выгодно,
    но...
        Очень интересная цепочка: исчезает *килиан* - в кабинете у Дракона
    происходит всплеск магической энергии (в сто тысяч раз выше нормального
    фона) - и единственный раз в такой момент рядом с Драконом находится
    Теммокан.
        И Дракон начинает ходить за парнем тенью, а потом зачем-то помирает
    (как? от чего? никогда уже не выяснить) и "завещает" ему что-то. Ну,
    положим, одним из предметов в пакете был *килиан*.
        Хорошо. Светлейший сделал основательный глоток из захваченной с
    собой бутылки и посидел минуты три спокойно. В конце концов, я тоже
    когда-то работал сыщиком, следователем и боги знают кем ещё. Теммокан,
    какие бы таланты у него ни заподозрил Дракон, мир его праху, не был ни
    тайным агентом, ни просто достаточно аккуратным работником. Неизбежно
    должны остаться мелкие, но явные следы. Намёки. А по намёкам можно по
    крайней мере предположить, что же тут стряслось.
        Надо будет восстановить его биографию, решил Даллатер. У меня масса
    друзей и знакомых в... где надо. А всё моё проклятое человеколюбие. Надо
    было дать ему утопиться, и всех дел. Нет, отвлёк его на минуту... И вот
    теперь ощущаешь себя круглым дураком.
        Много позже он подумал - а не стоило ли попросту махнуть на всё
    рукой? В конце концов, мир не всегда ведёт себя так, как от него
    ожидается. В первый ли раз ощущаешь, что тебя обвели, очень образно
    выражаясь, вокруг пальца?
        ...Когда Даллатер закончил расставлять следящую и записывающую
    аппаратуру (снять "эхо" намерений - не такая уж и простая задача для
    человека, не обладающего талантами дракона), в дверь кабинета тихонько
    поскреблись.
        С той стороны.
        - Войдите, - ответил Светлейший по привычке и посетитель вошёл.
    
                              Порт-Дайнор, 1243 Д.
    
        Шеветт анс Кетенор, решил навигатор, наверняка следил за ним. С
    самого Нового Года. Иначе как объяснить тот факт. что этот человек (на
    сей раз одетый как торговец, причём преуспевающий) был первым, кого
    Теммокан встретил, выходя из службы проката (ковёр, как и было обещано,
    сам скатался в небольшой и удивительно лёгкий рулон,.. - и сдать его
    оказалось делом пяти минут).
        - Мне сегодня везёт! - воскликнул Шеветт, после того, как
    приветствия были закончены. Нет, удивился Теммокан, он тоже не ожидал,
    что встретит меня. Очередное совпадение? - Вы, наверное, единственный,
    кто может меня спасти. Вы ходили по "холодной дуге"?
        - Раза четыре, - кивнул Теммокан.
        - Как мне повезло! Это просто наваждение какое-то. Все известные мне
    навигаторы как вымерли. Двое заболели, один куда-то срочно уехал... Я
    надеюсь, вы всё ещё не связаны никакими обязательствами?
        - Нет, я... - Теммокан подумал несколько мгновений и опустил слово
    "ещё", - свободен. Я понимаю, вы предлагаете мне работу?
        - Разумеется, - человек с жаром схватил его правую ладонь своими
    двумя - словно вокруг Теммокана кольцом стояли конкуренты, наперебой
    предлагая всё большие суммы. - Разумеется! С вашего  позволения, я
    немедленно сообщу капитану корабля, пока товар не начали выгружать
    обратно...
        Теммокан понимающе кивнул. Если "товар" выгрузить, Шеветту надо
    будет если не топиться, то, по крайней мере, готовить мешок с золотом. И
    не один.
        "Холодная дуга" - долгий путь из Венллена в Киннер, при котором Континент
    огибали с севера. Против часовой стрелки. О том, чем были заполнены ящики с
    грузом, Теммокан и так знал. Если навигатор, после того, как произнесены
    слова "холодная дуга", спрашивает, что, собственно, везём, - гнать его надо, да
    побыстрее.
        ...Итак, я при деле. Ну что же, "холодная дуга" в это время года -
    недели две пути. Вот и отлично. Нигде не думается так
    хорошо, как на палубе... нет, определённо, череда совпадений просто
    бросается в глаза. Ведь "дуга", хоть и сложный, но сравнительно
    спокойный маршрут...
        Теммокан долго стоял на том самом месте, где Даллатер впервые
    заговорил с ним. Как странно. Прошло не так уж много времени, а я словно
    стал совершенно другим человеком. Ни к чему не стремлюсь - всё само меня
    находит. Ни от чего не впадаю в ярость каждые несколько дней - нет
    причины злиться. Что со мной такое? Или это Светлейший и его странная
    компания так действуют на меня?
        Я его даже с Новым Годом не поздравил, вспомнил Теммокан. Специально
    сделал вид, что не замечаю. И смутился, чего с ним давно уже не
    случалось.
    
                               Хранилище, 1243 Д.
    
        Даллатер ожидал, что нежданный посетитель стоит себе в дверях и
    ожидает, когда ему уделят внимание. И не торопился, аккуратно подключая
    дистанционное управление (присутствовать при записи не стоило, помехи
    были бы чрезмерно большими). Но когда что-то мягкое прислонилось на
    мгновенье к левой ноге, а рядом с лицом возникла вытянутая мордочка с
    парой "пуговичных" глаз, главу Хранилища едва не хватил удар.
        "Медвежонок" смотрел с искренним участием.
        - Здравствуйте, - произнёс он одним из голосов покойного Дракона и
    Даллатер, всё ещё не справившийся с дрожью и онемением, выпрямился. Не
    отводя взгляда в сторону. Он что, меня хочет в могилу свести?..
        - Я Дракон, - представился майм, усаживаясь на пол столбиком.
    Прежний Дракон... Дракон-1, так сказать, любил размышлять именно в такой
    позе. Дракон-2 отличался хотя бы узором на груди. Да и мех слегка
    другого цвета.
        Ручаюсь, что охрана его не заметила, подумал Даллатер и едва не
    расхохотался в голос. Ну что же, часть привычной обстановки на месте.
        - Рад вашему... возвращению, - произнёс Светлейший, чуть запнувшись.
    Слово "смерть" маймы позаимствовали у "низших" существ. Сами же они
    никогда не "умирали". "Уходили", "освобождались" и так далее.
        Дракон-2 кивнул и, вздохнув совсем по-человечески, направился в
    сторону двери.
        - Я буду на месте, - сообщил он на прощание настолько обыденным
    тоном, что у Даллатера возникло подозрение - а не снится ли ему эта
    череда загадочных происшествий?
        ...Ну что же, теперь то же самое - в гостиничном номере. А потом
    вернёмся в кабинет, вспомним, что же я планировал до того, как случился
    аврал с "протуханием", да и продолжим... работать. И так всю жизнь,
    подумал он, но без особого сожаления. Определённо, каждые
    десять-пятнадцать лет надо менять место работы. Или даже чаще.
        Труднее всего будет вытянуть что-либо из "медвежонка". Но раз он -
    тоже часть их Сообщества, то хоть что-нибудь да знает о происшедшем.
        Будет ли он делиться знанием - уже другой вопрос.
    
                              "Трезубец", 1243 Д.
    
        Первые сто миль пути его услуги не были особенно нужны и Теммокан,
    некоторое время посмотрев на всё ещё заклеенный конверт, со вздохом
    решил подождать ещё немного.
        Корабль был сравнительно небольшим, мог нести до сорока тонн
    груза. Сейчас он был загружен едва ли на треть. Но сказать. что трюмы
    пустовали, было нельзя. Просто груз такой... особый. Вот посмотреть на
    этот груз Теммокан и решил. Тем более, что - вместе со специальным
    сопровождающим - отвечал за сохранность.
        Он услышал запах... точнее, аромат... как только принялся
    спускаться. Сопровождающий был поблизости - он осторожно вскрывал один
    ящик за другим, осматривал содержимое и вновь запирал крышки. Ну
    конечно. Бессмертник. Основной "товар" Дайнора - это растение... как
    звучит это учёное слово?.. - реликт. Пережившее, одно из немногих,
    ледниковый период. И с тех пор никто не видел, чтобы у него созревали
    семена. Ягоды - да, конечно. Луковицы - разумеется. Но никаких семян.
    Что не мешало пустынному бессмертнику, *линхо* (ведь есть и другие виды
    бессмертников), не только продолжать обитать там, где его впервые
    увидели разумные пришельцы, но и завоёвывать новые территории.
        Например, при помощи людей.
        Часть ящиков - судя, опять же, по запаху - содержала пряности. Но
    бессмертника было больше. Каждая луковица стоит не менее сотни крон,
    прикинул навигатор, значит... ого-го, да ведь Шеветт, получается, один
    из богатейших людей планеты! Если это для него - "рядовая перевозка"!
        ...Сопровождающий был ольтом. Возраст его было не понять, но на вид
    он казался чуть моложе Теммокана. Ну и менее сильным, конечно... и едва
    ли не на полголовы ниже. Выглядел он, впрочем, так, словно находиться в
    его обществе - величайшая честь для краснокожего незнакомца.
        - Рад познакомиться, - слегка поклонился он. Шеветт не стал их
    представлять. Тоже своего рода традиция. - Ниеллер.
        Полным именем представляться не хочет, улыбнулся про себя
    островитянин. Ага, а теперь я представлюсь...
        И представился. Полным именем.
        - Теммокан? - поразился ольт, тут же забыв про свою важность и
    значимость. - *Гин*-Теммокан? Прошу прощения... Ниеллер Каэрион анс
    Аваир, к вашим услугам...
        Теммокан не стал улыбаться. В конце концов, он заслужил приставку
    *гин*, означавшую, в примерном переводе, "тот самый" - или "всем
    известный". В таком духе.
        - Можно просто Теммокан, - заключил навигатор, пожимая протянутую
    руку. А ведь на ольте нет ничего магического. Значит, точно знаток.
    Бессмертник не терпит магического... недаром его перевозят парусными
    судами, безо всякой магии - иначе "обидится", завянет. Проклятие! У меня
    там в конверте может оказаться что-нибудь слишком "громкое" в магическом
    смысле. Надо срочно проверить.
        - Никогда не думал, что встретимся, вот так... - улыбнулся ольт. -
    Поможете мне проверить оставшиеся?
        Навигатор, разумеется, помог. Ну вот, теперь есть и собеседник. Есть
    о чём поговорить... ведь, чем бы ни был знаменит род Аваир, Теммокан анс
    Ваэркас - единственный из ныне живущих, что смог отыскать безопасный
    путь к сердцу Штормового Пояса. Зачем это нужно - другой вопрос. Однако
    прежде никому это не удавалось. Наверное, надо ощущать себя кем-то
    великим... а не получается.
        ...Спустя полтора часа Теммокан вернулся в свою каюту. Вечером,
    конечно же, он обязан будет появиться в кают-компании и познакомиться с
    с теми из офмцеров, кто не будет в тот момент нести вахту. А пока
    можно открыть тот самый пакет. Если "подарок" - от Дракона, то весь
    драгоценный живой груз может быть в опасности. С этим не шутят.
    
                                    *  *  *
    
        Содержимое пакета его несколько удивило.
        Во-первых, *килиан*. Вот оно, магическое... нда-а-а, нехорошо
    получается. Конечно, шарик излучает очень мало, куда меньше, чем
    всякие там амулеты и приборы... Навигатор взвесил *килиан*... тяжёлый
    какой-то. И цвет - не оранжевый на просвет, как всегда, а серый.
    Дымчатый.
        Очень странно.
        Навигатор несколько раз переложил шарик из руки в руку.
    Прислушался к ощущениям. Вот это да! Да он, никак, разряжен! Для
    сравнения... Теммокан извлёк один из шариков-"пустышек". Да. Ощущения в
    точности те же.
        Попробовать, что ли?
        Увидеть "первый кадр" не очень-то сложно. Нужно уметь, это верно, но
    никакими особенными талантами для этого обладать не нужно. Кроме того,
    просмотр записи - скорее область сосредоточения, самонастройки, а не
    применения магии - следовательно, и здесь всё в порядке.
        Посмотрим...
        Навигатор закрыл глаза, мысленно произнёс ключевое слово... оно одно
    и то же, имя изобретателя стойких *килианов*, Человека по имени Голтар.
        Ничего.
        Но ощущения от "сдохших" *килианов* были совсем иными. Там виделись
    обрывки изображения, эхо записи - нечёткое, но вполне ощутимое.
        Здесь же - молчание. Стена. Словно он хочет заглянуть за неё, но не
    в состоянии подпрыгнуть достаточно высоко...
        Что это затеял Дракон?
        Навигатор попробовал ещё несколько раз - с тем же успехом.
        Ну ладно, отложим на потом.
        Ещё в конверте было нечто, похожее на кусочек плотной ткани. Шёлк,
    судя по всему... Навигатор осторожно извлёк его. Очень плотная ткань,
    постойте... это ж мешочек! Ну да, вот и завязки. Отвязываем...
        На ноги Теммокану свалился проигрыватель. Тот самый, "Жаворонок". Не
    вполне осознавая, что он делает, навигатор нажал на одну из кнопок... и
    на экранчике отобразилось содержание "иглы" - кассеты.
        То же, что и в том... сне.
        Теммокана прошиб холодный пот. Мысли бурно понеслись, но все - в
    разные стороны. Спустя несколько секунд этот вихрь несколько поумерил
    мощь и можно было пытаться рассуждать здраво.
        Значит, то был не сон? Так что же... Дракон подкинул ему
    проигрыватель, отворил дверь в Оперативный центр, куда, по словам
    Светлейшего, самому майму дорога заказана? Дракон остановил часы на то
    время, что Теммокан провёл в Центре?
        Ничего не понимаю. Навигатор смотрел на пару упругих "горошин" -
    наушников - и испытывал невероятное искушение - включить
    воспроизведение. Индикатор батареи показывал, что заряда в ней как
    минимум на год работы на полной мощности...
        Тут он и очнулся. М-батарея! Магический прибор! И верно, ощущения
    подсказывали, что проигрыватель заметно "тёплый" в магическом смысле.
    Что-то там Даллатер говорил, что все, кто долгое время возятся с
    "шариками", приобретают - не навсегда, но надолго - способность
    воспринимать "магичность" предметов и мест.
        Стоп, а как же... Как же этот проигрыватель влез в мешочек? В этом
    корявом мешочке мог поместиться разве что *килиан*. Навигатор попытался
    положить проигрыватель назад, осознавая, что ведёт себя, как последний
    идиот и...
        Рука, вместе с "Жаворонком", провалилась в мешочек по самое плечо.
        Теммокан вскочил на ноги так резко, что ударился головой о потолок.
        Рука легко извлеклась из мешочка, и ничего страшного с ней, вроде
    бы, не случилось.
        Ясно, подумал навигатор. "Бездонная сумка", она же "кошелёк". Тоже
    стоит прорву денег. И должна быть не просто "тёплой", а "раскалённой".
        Ничего подобного. Мешочек как мешочек.
        Час от часу не легче.
        И тут навигатор вспомнил слова Даллатера про *килиан*. Что положить
    его в подобную сумку - значит, нарваться на крупные неприятности. Мысли
    вновь понеслись неуправляемо. Стойте! Ведь сам проигрыватель тоже с
    фокусом... Тоже нечто вроде такой сумки... А "кошелёк" внутрь другого
    "кошелька" поместить невозможно!
        Происходящее сильно походило на сновидение. Точнее говоря, на
    кошмар. В лучшем случае, на бред.
        Попробовать?
        Попытаться положить драконов *килиан* в его же "кошелёк"?
        Ну уж нет... во всяком случае, не здесь. Ладно. Что там ещё?
        Последним предметом в конверте был небольшой кусочек бумаги. На нём
    стремительным почерком было начертано:
    
                       "Я надеюсь, что вы Меня простите."
    
        Если бы не смерть Дракона, Теммокан бы расхохотался. Но теперь он
    оторопело смотрел на таинственную надпись... Что творится? Зачем всё это
    - "шарик", "кошелёк", проигрыватель? Простить его? За что?
        Слишком много вопросов.
        Навигатор вновь прочёл надпись. Нет, то же самое. Оригинал наш
    Дракон... "Меня", значит.
        Выбросить всё за борт, подумал Теммокан неожиданно. Долой все
    "хвосты". И не мучиться чужими тайнами.
        Но тогда выходит, что Дракон умер напрасно?
        Теммокан медленно сложил всё назад в конверт и тот... сам собой
    заклеился. Очень мило. Положу-ка я его в саквояж, после буду
    разбираться. Когда и если захочется.
    
                               Хранилище, 1243 Д.
    
        Даллатер сидел в Оперативном центре и курил одну сигару за другой.
    Дракон-2, мельком заглянув в кабинет предшественика, объявил, что сходит
    "прогуляется". Хорошо, если не забудет стать невидимкой - не у всякого
    же человека достаточно крепкие нервы.
        Когда в пепельнице выросла неприятная на вид гора пепла и окурков,
    Светлейший ощутил, наконец, что стоит ему закурить ещё одну - и его
    стошнит. Сами по себе сигары не были опасны для здоровья - хоть и
    походили на скрученные из лучших в мире сортов табака - кстати, тоже с
    Хеверта. Однако, удивился Даллатер, сколько совпадений. Теммокан-то тоже
    с Хеверта.
        Он проверил, не пришло ли сообщение по поводу островитянина. Увы.
    Живи последний на Континенте, самое большее через полчаса у него,
    Даллатера, было бы неплохое досье. А все прочие места, к сожалению, не
    столь хорошо известны...
        Он осознал, что держит очередную сигару между пальцев. Проклятие.
    Пятнадцать лет боролся с отвращением к табаку, которое ему "подарили"
    - как обычно, из добрых побуждений. И вот вновь согласен с тем, что
    курить - вредно. Пусть даже имитации подлинных сигар.
        Глубоко вздохнув, Светлейший опустошил корбку с сигарами в вечно
    голодную пасть "всеядной машины". Дезинтеграция на службе государства.
    Двести с лишним крон коту под хвост...
        И вино я почти всё выпил, вспомнил Даллатер. Так неохота выходить из
    Хранилища, ведь непременно на что-нибудь отвлекусь. А отвлекаться не
    следовало.
        ...Итак, всё, что удалось пока установить - так это то, что Теммокан
    использовал возможности проектора для "разворота" изображения. И
    "навигации" по нему. По сути, это было придумано для "боя призраков",
    новомодной игры, где в кристалле, походящем на *килиан*, создавался
    воображаемый мир - небольшой, обычно в несколько домов размером.
    Игроки могли - посредством проекторов - "проникать" в подобные миры и
    изображать там из себя кого угодно. Удовольствие не из дешёвых, да и не
    очень-то популярно. Подобные "запечатлённые миры" были побочным
    продуктом очередной попытки увеличить ёмкость "шариков" (безуспешной), и
    достаточно быстро "протухали". По крайней мере, так полагалось считать.
        Судя по скудным сведениям следящей аппаратуры, Теммокан
    "поворачивал" далеко не все картинки. Буквально две-три из всех, что еиу
    было поручено просмотреть... Интересно, с чего такая избирательность?
        Чудовищно, непереносимо захотелось закурить.
        Я почти у цели, подумал Даллатер. Если бы узнать, что именно он
    смотрел...
        Запись в гостиничном номере тоже завершена. Но нет, прямо сейчас я
    её исследовать не буду. Глаза слипаются, голова ноет и курить хочется -
    спасу нет. Вот прекрасное сочетание! Светлейший включил кондиционеры и
    вскоре спал прямо в кресле, под пристальными взглядами двенадцати
    экранов.
        Он не знал, что Дракон-2 долгое время стоял в задумчивости перед
    дверью в Центр. Собственно говоря, двери он не видел. Знал только, что
    *там* что-то есть.
        Посидев на полу с полчаса, майм вздохнул и побрёл в гостиничный
    номер. По-прежнему запечатанный. Дракону ничего не стоило пройти сквозь
    стену, не нарушая печати. Что он и сделал.
        Светлейший бы не поверил, если бы Дракон-2 сообщил, что почти ничего
    не знает о причинах, которые побудили предыдущего посланника... до срока
    уйти. И что новый посланник не менее предыдущего озабочен тем же
    вопросом - что было в конверте, что передал Теммокану Дракон-1?
        Нашла коса на камень, как говорится. Будь "подарок" сделан кем-то
    ещё, Дракон-2 давно бы уже всё знал. Но преодолеть экраны и барьеры,
    воздвигнутые, в некотором смысле, им самим, он не мог.
        Смешно, не правда ли? Вот и Дракон-2 засмеялся.
        Хорошо, что никто не слышал этого смеха...
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Книг здесь, увы, не нашлось.
        Были комнаты для жилья - две с лишним сотни. С ума сойти! Кстати,
    все они располагались за пределами того коридора, в котором Неммер
    отыскала место своего недавнего "отдыха"...
        - Очень интересно, - поразился Хонн. - Меня туда никогда не пускали.
    Как тебе удалось?
        Неммер пожала плечами. Будто она помнит! Сейчас ни одна из дюжины
    дверей не желала открываться. Хорошо хоть, электричеством не жглись.
    Откуда я знаю это слово - "электричество"?..
        - Я тоже много странных слов помню,  - признался Хонн, когда они
    обошли все комнаты. Все до одной - пустые, идеально убранные, готовые
    принять любых гостей. Убежище. Где же оно расположено?
        - ...Вот что, - сказала в конце концов Неммер, когда они - в течение
    нескольких часов - поговорили обо всём, что было в Лионнане. - Не знаю,
    как ты, а мне одного мяса будет недостаточно.
        Хонн поглядел на неё непонимающе.
        - Зелени нужно какой-нибудь, - пояснила девушка. - Картофеля, пусть
    даже дикого. Хлеба. Чего-то такого.
        - Да, - проворчал Хонн, ясно чем-то обиженный. - Только где всё это
    взять-то?
        - Ты же как-то ходишь наружу?
        - Хожу. Но там маловато зелени. Зима же на дворе.
        - А какое-нибудь... селение? Город?
        Хонн выразительно поглядел на неё.
        - Схватят, - уверенно заявил он. - Причём сразу же.
        Неммер некоторое время раздумывала.
        - Придётся попробовать, - решительно объявила она. - Тебе, может
    быть, достаточно питаться одним мясом, а мне - нет. Думай, что хочешь.
    Надо как-то найти других людей.
        Хонн пожал плечами.
        - Смотри, - указал он на карту. - Видишь красную... область? Туда
    дверь не откроется. Синяя - туда, где можно. Так вот, все поселения -
    там, где красное.
        - А... остальной мир? - недоверчиво спросила Неммер.
        - Не знаю, - признался "мальчишка". - Наверное, можно как-то
    сместить... изображение. Посмотреть за пределы. Но я не умею.
        - Вот же напасть, - вздохнула Неммер. - Ну ладно. Несколько дней я
    ещё потерплю, а потом... надо будет рискнуть.
        - Найти бы кого-нибудь, кто разбирался бы во всём этом, - вздохнул
    Хонн и, после паузы, кивнул в сторону бумаги и карандашей. - Ну что,
    давай учиться?
        - Давай, - согласилась Неммер. Без особой, впрочем, радости.
    
                                 Венллен, 58 Д.
    
        Вот и вторая треть зимы позади.
        После того злосчастного инцидента в Шеттаме, всеобщее напряжение
    относительно *moare* (среди людей учёных чаще употреблялось слово
    *bisanthe*, буквально - "многоликие") как-то разом спало.
        То там, то сям время от времени обнаруживали нечто... необычное, но
    - никаких признаков "продуктов серии М", как именовались *бисанты* в
    записях их творцов. Мало ли в мире странного! Конечно, не все места были
    под постоянным наблюдением - да и невозможно это.
        Однако всё, что мало-мальски походило по "почерку" на предводителей
    армии Шести Башен или остатки этой небольшой, но впечатляющей армии, тут
    же подвергалось тщательному исследованию.
        И Наблюдатели, которые следили за происходящим "извне", подтверждали
    - основная, неотвратимая, угроза миновала.
        "Продукты серии М", подумал Майтен, опускаясь в кресло. Последнее
    совещание, одно из рядовых, утомило его своей продолжительностью.
        А как насчёт других "серий"? "Серия Е", например? Е32-9,
    "Недотрога", милое существо. Вон, сидит, чистит глазищи. Никаких
    тараканов, сверчков, мух, всего прочего - стоит только Недотроге пару
    часов посидеть там, где обитают эти "соседи" человека. Хотя, надо
    признать, Е32-9 выводили против М0 - Майтен вспомнил, как выглядели М04-11,
    они же "Чёрная вдова". Небольшие пауки, лишь немного отличающиеся от
    "обычных" их сородичей. С единственной разницей - стоило М04 взять след,
    и они оказывались в непосредственной близости от жертвы самое большее
    через час.
        И если бы не Недотрога... Маг подмигнул насекомому и кинул тому
    кусочек хлеба. "Богомол" ловко поймал брошенное, нанизав на правую
    лапу-гребёнку и тут же сжевал. Странно. Никогда не видел, чтобы
    насекомые так любили чёрный хлеб.
        И прочее. Е91-1-2, "водоносная колючка". Способ добывать прохладную,
    вкусную и ничем не заражённую воду практически повсеместно - там, где
    может расти хоть что-нибудь. Е42-6, "губка", тоже для получения питьевой
    воды - для очистки её. Сколько он повидал колодцев... и капитан Ортуан
    полагает, что нет его, Майтена, заслуги в том, что девять десятых его
    отряда не свалились от дизентерии, не полегли от чумы, холеры и прочих
    "сюрпризов". Е48-11, "мох", причудливо (и достаточно красиво) выглядящая
    поросль, поглощающая почти всё, что есть вредного в воздухе - и тем
    живущая. Е11-114, "восковая улитка", благословение тех, кто работает в
    рудниках. Связывает рудничный газ, превращая его в нечто среднее между
    парафином и воском. Никаких взрывов, отравлений и так далее.
        И десятки, сотни других, без сомнения, достойнейших изобретений. Как
    случилось, когда случилось, почему осталось незамеченным то, что в
    лабораториях Шести Башен есть не только склады продуктов "серии Е"? Ещё
    поминалась, раза два, какая-то "серия У" - но тут уже ходят одни лишь
    легенды. Да.
        Нити тянутся куда-то в Оннд. И не только. Но это уже не его,
    Майтена, забота. Он - оперативный работник. Но не выходит вся эта
    история из головы... Как будто в насмешку - ведь лаборатории в
    пустовавших Башнях были открыты именно в 1-м году пришествия Дайнера.
    Нет, всё-таки витает какое-то проклятие над этим местом. Географический
    центр Континента. Что за силы рвутся обитать там?..
    
                                    *  *  *
    
        - ...Очень странно, - донеслось до его слуха. Маг поднял голову.
    Кенвин. Чем-то необычайно возбуждённый.
        - Что случилось? - спросил Майтен устало. Кофе уже не лезет в
    глотку. И отдыхать некогда.
        - Очень странно, - повторил Кенвин, опускаясь в кресло напротив. -
    Помните тот подпол? Якобы скрытый?
        - И что? - вяло осведомился Майтен.
        - Так вот, там теперь чисто. Кто-то рассеял заклинание... да очень
    тщательно. Так, во всяком случае, говорят эксперты.
        - И что с того? - похоже, сейчас ещё и голова заболит.
        - Не было там никакого заклинания, - выпалил Кенвин и тоже, похоже,
    осознал, насколько утомился. - Не было. Я сегодня побывал в Шеттаме...
    ещё раз. Тайно.
        Майтен тут же очнулся. Боги всевидящие! Ну и дела...
        - С ума сошёл? - тихо обратился он к своему помощнику. - Какая муха
    тебя укусила?
        - Я сделал подробную запись, - продолжал Кенвин своё признание. А
    вот ему кофе ещё не надоел. - Очень подробную.
        Майтен не задавал более вопросов. Просто смотрел собеседнику в
    глаза.
        - Вот запись, *сайан*, - красиво огранённый камень лёг перед магом
    на столик. - А вот копия из официальных источников, - другой камень лёг
    рядом. - Просмотрите на досуге. И сравните.
        - Если я не ошибаюсь, дело закрыто и сдано в архив, - заметил
    Майтен, прижимая кончики пальцев к вискам.
        - Официально - да.
        - Так чего же ты добиваешься?
        - Правды, *сайан*, - Кенвин выглядел совершенно серьёзным.
    Проклятие, подумал Майтен. Эта комната не защищена. Если кто-нибудь
    решит нас подслушать...
        - Нет никого, - нетерпеливо отмахнулся помощник. - Не беспокойтесь.
        - Просмотрю, - пообещал Майтен. - Изложи свои выводы.
        - Кто-то прошёл по этому проходу как раз в тот момент, когда вы
    устанавливали ликвидатор, - сообщил Кенвин, понизив голос. - Не знаю,
    сколько там было человек. Наверное, несколько. Следы окончательно
    угаснут только через неделю - сможете проверить мои предположения. А
    заклинания на крышке от подпола не было вовсе. Несколько раз проверил.
        Майтену показалось, что в комнату вползла притаившаяся за окном
    стужа.
        - Потребуются очень веские доказательства того, что ты прав, -
    проговорил он медленно. - А что в официальных записях?
        - Только наши сообщения. И ничего более, хотя после нас там
    побывало с десяток других экспертов. Утверждают, что ничего
    существенного добавить не смогли.
        Майтен молчал долго, очень долго.
        - Почему ты обратился с этим ко мне?
        - Я не знаю... - растерялся помощник. - К кому же ещё?
        Последовала новая пауза, не менее долгая.
        - Ты предполагаешь, что кто-то в Совете...
        - ...проводит частное расследование. Как минимум. И... подправляет
    официальные архивы. Мы ищем *hilve moare* в подземельях, а они могут
    быть...
        - Ясно, - Майтен вновь замолчал. На сей раз молчал он недолго.
        - Я не стану делать каких бы то ни было выводов, - пояснил он, пряча
    оба кристалла, - пока не осмотрю всего сам. Что-нибудь ещё?
        - Вот, - помощник протянул пакетик. Обычный, для вещественных
    доказательств, непроницаемый для магических воздействий. Внутри были
    какие-то волоски.
        - Мех, - пояснил Кенвин. - Видимо, от шубы. Кто-то прошёлся там в
    шубе. В хорошей шубе. Не то ондатра, не то... я, впрочем, не знаток.
    Надо ещё исследовать. Помните то место... где вам почудился портал?
        - Ещё бы.
        - Так вот... далее волосков нет. Ни одного.
        Майтен вскочил на ноги, как ужаленный.
        - Ты уверен?
        - Чтоб мне провалиться, - ответил его помощник без тени улыбки.
        - Значит, всё-таки портал, - маг со злостью стукнул кулаками по
    коленям. - Упустили. Были ведь в двух шагах... и упустили.
        - Правда, - добавил он, взглянув нахмурившемуся собеседнику в лицо,
    - неизвестно, что было бы, сумей я войти в тот портал.
        Он принялся мерить комнату шагами.
        - Ну что же, - Майтен стал совершенно бодр и готов к бою.
    Разумеется, это продлится недолго. - Займёмся и мы... частным
    расследованием. Правда, более честным образом.
        Кенвин непонимающе моргнул.
        - Сдадим твои находки... в тот же архив, - пояснил его начальник на
    словах. - Задним числом. Сняв копии. А потом посмотрим - так же,
    невзначай, - что останется от твоих находок. И если пропадёт хоть
    что-нибудь...
        Кенвин кивнул, глаза его загорелись. Ему всё ещё кажется, что это
    игра, понял Майтен неожиданно. Печально. Иногда приходится умереть,
    чтобы понять, что жизнь - не игра.
        - Будем вести себя как ни в чём не бывало, - добавил Майтен. - И
    запомни, что мы с тобой, вероятно, ходим по краю пропасти. Хотя бы
    потому, что знаем, - по сравнению с нашими... конкурентами - гораздо
    меньше.
    
                              "Трезубец", 1243 Д.
    
        Седьмой день осени.
        Третий день пути по "холодной дуге". Теммокан быстро привык к
    нехитрому расписанию корабельной жизни. Выяснилось, к тому же, что
    нашлись матросы, уже знавшие его по рейсам. Не к Поясу, конечно... но
    всё же. Мир тесен. Как бы он ни был велик.
        И, конечно, расспросы. Неизбежность. Как странно, подумал Теммокан.
    Я научился излагать историю своей жизни, как нечто, ко мне отношения не
    имеющее. И не помню, когда меня перестали трогать подробности,.. все, до
    одной.
        Как ни странно, больше все вопросов задавал тот самый, коренастый и
    чуть косящий матрос, которого он встречал уже раз десять. Всё время в
    самых разных уголках мира. Интересно, ему в самом деле интересно
    выслушивать одни и те же слова по сто раз?..
        Поразительно, думал Теммокан время от времени. Всего две дюжины
    матросов - и нашёлся ведь один знакомый.
        - Говорят, что ты с Хеверта, - начал как-то раз косящий, когда
    выяснилось, что с навигатором можно поговорить совсем запросто.
        Теммокан молча кивнул, хоят более всего ему хотелось язвительно
    заметить: "Ты спрашивал об этом уже сто раз".
        - Чуть ли не королевского рода, - продолжил матрос. Звали его,
    кажется, Патерон - во всяком случае, именно это имя всплыло из памяти.
    Произносить его вслух навигатор пока не хотел.
        - Нет, - равнодушно возразил Теммокан. Краем глаза он заметил, что
    не занятые ничем матросы и первый помощник явно начали прислушиваться к
    их разговору. - Правитель направил меня торговым представителем, это
    было. Вот и всё.
        - Я видел тебя на Леагари, - заявил Патерон, когда стало ясно, что
    окружающие явно жаждут продолжения. - Мы заходили туда раз десять,
    не меньше. Давно это было, но я помню.
        Он говорит не так, как остальные, отметил Теммокан неожиданно. Да,
    действительно, на Леагари, крупном острове чуть ниже Змеиного, всё это
    началось и... едва не кончилось. Именно там. Восемнадцать лет назад,
    неожиданно осознал Теммокан, день в день. И ощутил, как ноги на короткое
    мгновение стали ватными. Очередное совпадение?
        - Давно, - навигатор присел на ящик, у одной из бочек, и память о
    *тех* событиях ужасающе быстро прояснилась. Правда, теперь она не
    вызывала жгучей ненависти... только ощущение потери. И печаль. - А затем
    не угодил одному из местных королей. Не знаю уж, за что.
        Навигатор немного покривил душой. Он прекрасно знал, за что именно
    не понравился Дарре, повелителю великой страны, площадью чуть более
    сотни квадратных километров. За то, что младшая дочь первого советника
    короля - да, случается такое и в жизни! - твёрдо решила стать супругой
    этого краснокожего, необычайно образованного и крайне необычного человека.
    Убраться из родной страны, где ей предстояло провести, при других
    обстоятельствах, остаток жизни.
        Супругой дикаря, вспомнил Теммокан и едва заметно усмехнулся. Отличаешься
    цветом кожи, не поклоняешься тем же богам, происходишь с задворок мира -
    значит, дикарь, проклятое богами существо, неспособное подняться до
    уровня "цивилизации". Впрочем, подумал он, мы ведь тоже считаем *их*
    дикарями. Так что же - все неправы? Или все правы?
        - ...Слышал, что тебя попросту подставили, - предположил матрос. -
    Дарре было позарез нужно прекратить торговлю с Хевертом. Вот тебя и
    выбрали.
        - Так ведь Хеверт как торговал со всеми Островами, так и торгует, -
    заметил кто-то. - Не удалась затея, стало быть?
        - Не удалась, - подтвердил Патерон.
        Навигатор, к немалому удивлению остальных, тоже кивнул.
        - Не удалась, - высказался и он, облизнув мгновенно пересохшие губы.
    - Но мне пришлось убираться, поскольку вину за произошедшее переложили
    на меня.
        - Да, - вздохнул косоглазый. - Но девку... виноват, девицу, всё-таки
    жалко. Никто не знает, зачем её застрелили. Красавица была, эта
    Такаи, глаз не отвести.
        Он следует за мной по всему свету, неожиданно пришла мысль.
    Теммокан неприязненно посмотрел в лицо своему собеседнику... но на лице
    том было написано самое что ни на есть подлинное сожаление. Которое
    только можно представить на лице подобного человека.
        Все собравшиеся молчали. Молча смотрели на Теммокана. Взгляды были
    сочувствующие, исполненные уважения. Ах да, вспомнил навигатор,
    отчего-то считается, что я покончил с теми, кто поставил ловушку. В
    которую должен был попасть я, а попалась Такаи. Он скрипнул зубами. Чего
    я так и не успел сделать. Ну да ладно. Если всем им охота считать иначе,
    пусть считают. Мой долг - это долг перед самим собой. Изливать душу я
    не стану. И так уже этот кривоглазый урод выболтал слишком много.
        - Ты заходил с тех пор на Леагари? - спросил Патерон неожиданно.
        - Нет, - пожал плечами Теммокан. - Не было оказии. Да и желания
    особого тоже. Что бы там ни было, я всё ещё числюсь врагом великого
    Дарре, - он усмехнулся.
        - Уже нет, - неожиданно вставил первый помощник. - Дарре умер три
    года назад. Все участники инцидента с торговым представителем Хеверта
    лишены новым королём имущества, титулов и изгнаны из страны. Никому
    не известно, отчего такое наказание, но...
        Все возбуждённо зашумели. Теммокан, однако, не испытывал никакого
    облегчения, злорадства, ничего. Пустота. Тем более, что главные
    виновники случившегося живы-здоровы и благополучно скрылись...
    не так давно. Ну и ладно. Мир тесен.
        От дальнейших расспросов навигатора (на которого теперь все глазели,
    словно на неожиданно отыскавшегося героя, спасшего мир от гибели) спас
    ольт, Ниеллер. Пора было в очередной раз дать бессмертнику подышать.
    
                                 Лионнан, 58 Д.
    
        Хонн учился поразительно быстро. И всегда оставался бодрым, голодным
    до новых знаний и чрезвычайно возбуждённым. А вот Неммер пришлось
    несладко: каждое занятие с "мальчишкой" - длиной часа в три -  поначалу
    утомляло её чуть ли не на весь остаток дня. Здешнего дня, понятное дело.
        Она отыскала себе комнату - по левому коридору, шагах в сорока за
    перекрёстком. Комната - вернее, гостиничный номер из трёх комнат -
    поражала пышностью обстановки, но оказалась чрезвычайно удобной. Во всех
    смыслах.
        Хонн отметил, что, едва его "наставница" утомлялась сверх некоего
    предела, как начинала "стареть". Выглядеть старше - не на двадцать лет,
    а на все сорок (в конце концов). Сама она, похоже, не замечала этих
    перемен; однако "мальчишка" сумел понять, что "постаревшая" Неммер
    чувствует себя не очень хорошо. Проходило два-три часа отдыха
    - и прежняя Неммер возвращалась. Отдыхала она обычно в "гостиной"
    своего "номера". Как именно - Хонн не знал. Внутрь его не приглашали.
        Впрочем, всё это было следствием её необычного излечения (Хонн
    попытался было расспросить, отчего она так исхудала после первого своего
    отдыха в Лионнан, и отчего выглядела такой раскрасневшейся - не
    ответила).
        А убежище, самодостаточный подземный комплекс, неведомо где
    располагающийся, было действительно огромным. Странствуя по постепенно
    "проявляющимся" коридорам, оба жителя находили всё больше и больше
    нового. Словно убежище решило открывать себя по частям, раздумывая
    всякий раз - а стоит ли показывать ту или иную комнату?
        Здесь было всё. Всё, достаточное для того, чтобы заниматься всеми
    известными Неммер и Хонну ремёслами. Была даже оранжерея (кто за ней
    ухаживает?) - но увы, ничего съедобного там не росло. Почти что. К
    немалому разочарованию Неммер.
        Хотя, сказать по правде, более всего её начинала утомлять тишина
    Лионнан, замкнутость, отсутствие связи с внешним миром. Два раза Хонн
    выводил её через "кляксу" во внешний мир - должно быть, это были леса
    километрах в ста от Шеттамы - но там было холодно, пустынно и
    небезопасно. Для Неммер, во всяком случае.
        Так что прежний разговор - о том, чтобы пробраться в одно из
    близлежащих поселений - всё-таки продолжился. Недели три спустя.
    
                                    *  *  *
    
        - Не понимаю, что мы там потеряли, - Хонн, похоже, обижался всякий
    раз, когда Неммер заводила разговор о внешнем мире. То ли этот мир его
    действительно сильно испугал, то ли что-то ещё.
        - А что мы потеряли *здесь*? - Неммер переоделась в просторное
    платье, судя по всему - праздничное, и расхаживала в нетерпении перед
    "мальчишкой". - Здесь хорошо прятаться, но не можем же мы прятаться
    вечно!
        Хонн промолчал.
        - Ты же не собираешься просидеть здесь всю жизнь?
        Неммер присела перед ним, и Хонн некоторое время смотрел ей в глаза,
    сохраняя обиженное выражение лица.
        - Не собираюсь, конечно, но...
        Неммер молча смотрела в его глаза и Хонн ощутил, что лицо её... да
    нет, не только лицо - вся Неммер постепенно меняется. Становится похожей
    на кого-то... кого Хонн смутно знает. Или знал когда-то. Зрелище было
    страшноватым и "мальчишка", сглотнув, отвёл взгляд. Когда он осмелился
    вновь взглянуть Неммер в глаза, та выглядела, как прежде.
        - Что ты предлагаешь? - спросил Хонн в конце концов.
        - Узнать, что творится *там*, - Неммер махнула рукой в сторону
    "кляксы". - Найти кого-нибудь, кто сможет понять... сможет расказать,
    что... - она замолчала.
        Хонн некоторое время смотрел на "кляксу" - дверь наружу - и
    неожиданно выпалил:
        - Ты хочешь домой?
        Неммер неожиданно смутилась и, помедлив, кивнула.
        - Но для этого я хочу вспомнить, откуда я.
        Она встала и некоторое время смотрела на собственные ладони.
        - И понять, что с нами случилось.
        - Мне кажется, должен быть кто-то ещё, - заявил Хонн, лицо
    которого отражало теперь задумчивость. Неммер взглянула непонимающе, и
    он пояснил: - Вряд ли остались только мы двое.
        Неммер кивнула.
        - Да, пожалуй. Ну что же. Пойдём, надо одеться потеплее.
        - Мне не нужна одежда, - усмехнулся Хонн.
        - Если мы хотим появляться среди обычных людей, - терпеливо
    объяснила Неммер, - надо походить на них во всём. - Хонн поджал губы. -
    Или одежда будет тебе... мешать?
        - Вряд ли, - Хонн пожал плечами. - Хорошо. Боюсь только, что искать
    придётся долго.
        Неммер, стоявшая уже у двери в "гардероб", оглянулась.
        И молча кивнула.
    
                               Хранилище, 1243 Д.
    
        Даллатер долго смотрел на три шарика. Те самые три шарика, которые
    навигатор исследовал куда более тщательно, чем ожидалось.
        Надо признаться, Светлейший ощущал себя не в своей тарелке.
    Запись, которую он снял в гостиничном номере была произведена, вообще
    говоря, в нарушение нескольких законов - о неприкосновенности личной
    жизни, например. Потому что "эхо мыслей", в котором начальник Хранилища
    копался, чтобы выудить сведения о "шариках", содержало очень много
    личного.
        Правда, номера трёх необычных *килианов* Теммокан записал на листе
    бумаги, и лист этот отыскался в мусорной корзине... но некоторую
    неловкость Даллатер всё-таки ощущал. И, хотя успел стереть все следы
    проведённого сканирования, несколько часов вздрагивал, заслышав
    чьи-нибудь шаги.
        Три шарика. Три кусочка окружающего мира, запечатлённые во множестве
    подробностей. Поразительно чёткие записи, по которым можно было
    "прогуляться". Правда, взглянуть на оператора, записавшего тот или иной
    шарик, не удавалось: стоило только повернуть "взгляд" проектора в ту
    сторону, как картинка немедленно пропадала.
        Вот так дела... Интересно, а исчезнувшие *килианы* - они что, были
    такими же? И для чего Дракон изъял их?
        Ответов на эти вопросы не предполагалось. А делиться с Драконом-2
    подобным знанием Светлейший пока не хотел. Интуиция подсказывала, что
    это знание - из тех, что могут стоить жизни. А таким ощущениям лучше
    доверять.
        В конце концов Даллатер спрятал все три шарика у себя в личном сейфе
    (очередное нарушение очередной инструкции) и некоторое время занимался
    текущими делами. Каждый день в его Хранилище прибывало от пяти до сотни
    новых записей. Свободного места, конечно, ещё хватает: как минимум на
    полмиллиона записей.
        Ближе к обеду подошли два сотрудника и попросили отпуск. Без особой
    надежды на лицах: хоть аврал и кончился, выражение лица Светлейшего
    нельзя было назвать благосклонным. И неожиданно их отпустили. На месяц,
    вдвое больший срок, чем ожидалось. Сотрудники ушли с таким видом,
    словно в отпуск их отпустил сам Всезнающий, лично благословив при этом.
        А в два часа пополудни пришло досье на Теммокана, которое
    Светлейший заказывал двадцать восемь часов назад.
    
                                    *  *  *
    
        Досье оказалось весьма интересным. Впрочем, так называемые "обычные"
    люди давно уже не попадались на жизненном пути Даллатера. В этом смысле
    Теммокан не являлся исключением.
        Светлейший рассеянно листал папку, с содержимым которой могли
    знакомиться далеко не все ныне живущие. Поначалу всё мешало как следует
    изучить биографию навигатора. То заместитель умудрился уронить и
    расколоть одну из матриц (прокатится теперь в Академию, где получит и
    новую копию, и положенную взбучку). То прислали огромную партию новой
    модели матриц (и доставивший их курьер, по совместительству - тот,
    кто изобрёл эту новую модель, страшно обиделся на Даллатера за то, что
    начальник Хранилища сухо поблагодарил и не предложил даже стаканчика
    вина, по старой дружбе). То Дракону-2 вздумалось ознакомиться с каталогом
    поступлений за последние два месяца.
        В конце концов, Даллатер был готов спрятать папку под плащом и,
    покинув Хранилище, уединиться где-нибудь в глуши, скажем - в одном из
    своих замков. Но увы - охрана тщательно проверяет всех, кто проходит
    Хранилище и покидает его. Никаких исключений. Правда, чтобы досмотреть
    Дракона, надо вначале его заметить.
        К концу дня поток отвлечений иссяк. Даллатер не торопился бросаться
    к папке со всех ног. Он не торопясь привёл в порядок слегка
    растрепавшуюся причёску, переоделся и поужинал. Когда две луны
    посеребрили верхушки деревьев за окном его кабинета, Светлейший был в
    отличном настроении. И как странно: содержимое досье, к которому его
    неудержимо влекло весь этот суматошный день, как-то перестало казаться
    единственной в мире ценностью.
        Ну что же...
        Сын одного из рыбаков, обитающих на одном их крохотных островков
    Архипелага Хеверт. С детства заинтересован в мореплавании. Ну, это
    понятно. В двенадцать лет замечен главой своего рода и рекомендован
    Совету Вождей как подающий надежды навигатор. Академия мореплавания,
    Киннер, окончил с отличием...
        Светлейший прикрыл глаза. Мальчишку взяли в Академию тринадцати лет
    от роду. Чрезвычайно редкий случай. Ещё интереснее, что Правитель
    Хеверта (на Среднем языке слово "Правитель" было наиболее удачным
    переводом поста этого человека), похоже, всерьёз занялся подготовокй
    своих подданных в самых разных областях. Сам Хеверт был необычным
    явлением: содружество множества родов, по сей день придерживающихся
    архаичных, многие века назад установленных порядков, но чрезвычайно
    легко воспринимащее всё новое и способное постоять за себя.
        Восемнадцать вождей - глав родов - являлись чем-то вроде совета
    министров, а один из них, назначаемый на свой пост пожизненно, управлял
    островным государством. Зачастую совершая парадоксальные поступки. Но
    Хеверт сохранял независимость и процветал. Одно из немногих государств,
    где практически нет агентов чужих разведок, занимающих высокие посты.
        Итак, закончил Академию. Прошёл обряд "открытого имени", после
    которого формально становился мёртв для своих родителей и
    переходил в подчинение Совету. Как звали Теммокана до "открытия имени",
    не узнает никто. Буквально: никто.
        Светлейший листал скучный перечень рейсов, совершённых кораблями
    Хеверта в самые разные уголки мира. Да... с таким опытом. Повидал
    человек разное, это уж точно. А я к нему относился, как к мальчишке.
    Странно, но Даллатер ощутил неловкость. Ненадолго, впрочем.
        Всё шло отлично до Леагари. Где и случилась неприятнейшая история...
    Даллатер тщательно изучил официальную хронику тех дней, где предлагалось
    три, достаточно разных, версии произошедшего. Однако, во всех трёх
    Теммокан, к тому моменту один из лучших торговых представителей Хеверта,
    обвинялся в преднамеренном убийстве дочери одного из высокопоставленных
    лиц того самого королевства, что жаждало лишить Хеверт фактической
    монополии на морскую торговлю в своём порту...
        Даллатер захлопнул досье и встал. Размял пальцы рук. Жутко,
    совершенно непереносимо захотелось закурить, но он сдержался.
        Подошёл к бронестеклу и понаблюдал за тем, как ветерок гонит волны
    по лужайкам, теребит кроны деревьев. Сова скользнула по-над землёй, на
    несколько секунд попав в поле зрения. Светлейший вернулся к столу.
        Обвинение было шито белыми нитками, это видно. Хеверт никогда не
    допускает того, чтобы его подданные нарушали чужие законы. Выбор у
    Теммокана был невелик: подать в отставку и прозябать на Хеверте, как
    "потерявший имя"; отыскать подлинного преступника и покарать; уйти из
    жизни самому, очищая своё имя.
        Далее события изложены как-то невнятно. Теммокан неожиданно покидает
    Леагари, появившись перед тем перед министрами королевства и поклявшись
    отыскать подлинных убийц. Отчего покинул остров, зачем и о чём беседовал
    со своим соплеменником и наставником на борту торгового судна -
    неизвестно.
        Пять дней спустя Хеверт официально принёс извинения королевству и
    сообщил, что Теммокан "освободился от своего имени" и более не вступит
    на землю Леагари. Что означало, формально - Теммокан мёртв. Правитель
    также не поскупился в смысле материальной компенсации. Словом, если
    целью преступления было вынудить Хеверт отказаться от торговли с
    Леагари, то цель достигнута не была. Автор замысла, вероятно, плохо знад
    обычаи Хеверта. По которым один человек, ценой своей жизни, если
    придётся, может искупить какое угодно злодеяние. Чаще всего - именно
    ценой своей жизни...
        А Теммокан объявился два года спустя и продолжил работать по
    специальности. Никогда, правда, не заходя ни на Хеверт, ни на Леагари.
    Встреча с соплеменниками ему теперь противопоказана: оказаться живым,
    когда все твои соотечественники считают тебя умершим, означало привести
    реальность в соответствие со слухами и навлечь неприятности и на тех,
    кто тебя вырастил и выучил...
        Даллатер поёжился. Что, за прошедшие семнадцать с чем-то лет
    Теммокан так ни разу и не встретился с жителем Хеверта?
        Хотя, почему бы и нет? Жители Архипелага предпочитают оставаться на
    родине. Во внешний мир выезжают лишь немногие.
        Светлейший захлопнул папку, не заботясь о том, чтобы ознакомиться с
    ней до конца. Далее уже неинтересно: Теммокан навеки вошёл в историю как
    человек, сумевший привести корабль к одному из островов Штормового Пояса
    и вывести обратно. Непонятно, проистечёт из этого польза или вред, но
    место в истории уже занято. Премии, в том числе от Академии, таковы,
    что Теммокан может купить себе небольшую страну, где-нибудь посреди
    океана или же на Севере континента и жить там сотню лет припеваючи. Но
    он взамен носится по всему свету. Несомненно, напал на след тех, кто
    убил ту самую девушку...
        Даллатер вновь ощутил холодок, ползущий по спине. Когда и если
    Теммокан отыщет виновников произошедшего, он вновь "обретёт лицо" с
    точки зрения Хеверта. А я не отпустил его, когда он требовал отпуск. И,
    кстати, совершенно непонятно, отчего не отпустил.
        Светлейший мерил шагами кабинет.
        Мог кто-нибудь внушить мне, что Теммокана ни в коем случае нельзя
    выпускать за пределы Хранилища?
        Маловероятно. Дракон, теоретически, может. Но, несмотря на всё
    пренебрежение маймов к порядкам Хранилища, свобода личности для них
    почти священна. Кроме того, Дракон-1 заинтересовался навигатором *после*
    того, как последнему было отказано в предоставлении отпуска.
        Интуиция. Даллатер обнаружил, что карандаш, который он всё это время
    вертел в руке, переломлен. Оба обломка полетели в мусорную корзину.
    Несомненно, интуиция. Когда ему вдруг хотелось настаивать на своём во
    что бы то ни стало, всегда - впоследствии - находились причины для
    такого упрямства.
        Итак, факты. Кто-то время от времени пытается уничтожить Хранилища
    вместе со всеми записями. После того, как в Академии Науки и
    Магии возникли обоснованные предположения, что подобные нападения - не
    случайные совпадения, здесь появился Дракон-1. Ровно три месяца спустя
    Даллатер знакомится с Теммоканом и, сам не зная почему, предлагает -
    временную - работу в Хранилище. Остальное известно.
        Что же происходит?
        Даллатер долго смотрел на последнюю строчку на лицевой стороне
    папки. "Сведения, соответствующие уровню допуска".
        Так! А ведь это означает, что досье неполное! Как бы получить
    *полное*? Явиться в отдел разведки Академии да и спросить? В конце
    концов, пост начальника Хранилища - весьма ответственный. Да и
    знакомства, всё-таки...
        Светлейший отложио папку в сторону. Завтра он тщательно изучит её
    ещё раз, уничтожит (как предписывается инструкцией), и подумает, к кому
    обратиться.
    
    

  • Комментарии: 8, последний от 27/04/2005.
  • © Copyright Бояндин Константин Юрьевич (blogs@eluder.info)
  • Обновлено: 28/02/2007. 287k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези
  • Оценка: 7.37*6  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.