Бояндин Константин Юрьевич
Изгнанники

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 03/11/2008.
  • © Copyright Бояндин Константин Юрьевич (blogs@eluder.info)
  • Обновлено: 08/03/2005. 745k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези Ралион
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 7.68*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ралион V: Изгнанники
    Путь домой оборачивается удалением прочь от дома - и в пространстве, и во времени. Всё, что имело смысл, теряет его; жизнь осталась далеко в будущем, и как отыскать её - вопрос не из лёгких...
    Текст в формате RTF (ZIPped), 496kb

    Вы можете выразить свою признательность автору, переведя ему некую (по вашему усмотрению) сумму на любой из этих счетов:
  • R414950340170 (Web-money (руб) WMR)
  • Z529919292318 ( Web-money ($$) WMZ)
  • E451205090573 ( Web-money (EUR) WME)
  • 4100151428437 ( Яндекс.Деньги (руб) YM)

  • Куда уходит вчера

    (Ралион V)

    ревизия 4

    љ 1997-2000 Константин Юрьевич Бояндин

    Email ralion@postman.ru

    Сайт Ралион http://ralion.id.ru

    Почтовый адрес: Россия 630090 Новосибирск-90 а/я 315

    Не публиковалось

    Модификация данного текста, его использование в коммерческих целях

    запрещены без предварительного письменного согласия автора

    По всем вопросам, касающимся данного или иных произведений просьба

    обращаться к автору лично

    Том 1

    Затмение

    Галине и Артуру

    Пролог

    В 4 веке до новой эры город-крепость, известный под названием Шесть Башен, впервые с момента своего существования был заброшен. Всемирно известные алхимические лаборатории, университет, оружейные мастерские и многое другое покинули пределы крепости, географического центра континента. В последовавших войнах за управление центром континента и, как следствие, богатейшими залежами разнообразных минералов в недрах близлежащих гор, Шесть Башен постепенно приходили в упадок.

    В ознаменование прихода бога Дайнера и начала нового летоисчисления, в первом году по пришествии Дайнера Шесть Башен были реконструированы; университеты, лаборатории и жизнь вновь вернулись в пределы могучих стен. Окрестный лес, который два последних века порождал невероятное количество жутких легенд, перестал быть заповедником чудовищ; три могущественных союза государств объявили, что отныне Шесть Башен станут источником знания и прогресса.

    За двадцать лет новой эры Шесть Башен подарили миру множество удивительных открытий и изобретений; большинство из них по-прежнему употребляется повсеместно, спустя много веков. Начали возвращаться дружелюбие и доверие, возродилась торговля между самыми отдалёнными уголками Большой Земли; хаос и смерть были изгнаны за пределы города-крепости.

    В 27-м году новой эры до вновь учреждённого в стлице южного союза, Оннде, поста Наблюдателей, дошли сведения о том, что, вопреки постановлению Союза Трёх, в Шести Башнях идёт разработка оружия. Более того, проводятся эксперименты над разумными существами - призванные превратить их в живое оружие. Однако доказательства не были представлены.

    В 29-м году были получены факты, подтверждающие, что в Шести Башнях действительно производятся новые виды вооружения, основанные на изменении свойств живых существ, как разумных, так и нет. Однако Северный союз сумел доказать, что налицо - провокация.

    Десять лет спустя выяснилось, что как минимум два из трёх союзов негласно поддерживают разработку живого оружия. Виновные в этом были преданы суду, лаборатории - уничтожены, документы сданы в архив Наблюдателей, в зашифрованном виде.

    Осенью 41-го года один из осуждённых правителей сумел вырваться из заточения и за неделю превратил Шесть Башен в небольшое, хорошо защищённое, готовое к войне государство. Под началом этого человека было всего около четырёх сотен единиц живого оружия, но этого оказалось достаточно, чтобы без единой потери отразить нападение армии Союза Трёх. Так распался этот союз, так начались войны Шести Башен.

    Развязка наступила неожиданно. В 56 году войска Федерации Оннд стали достаточно сильны, чтобы стереть Шесть Башен с лица планеты. Путём сложных манёвров удалось скрыть подлинные ресурсы нападающей стороны; однако, в решающий момент, когда нападающие ворвались внутрь крепости, генералы противника неожиданно сдались. Словно им важнее было сохранить Башни в целости и сохранности, нежели спасти собственные жизни - или хотя бы погибнуть в бою.

    Часть 1. На следующий день

    I.

    Когда солнце смогло, наконец, выпутаться из цепких объятий ветвей, тщетно пытавшихся удержать его, туман начал рассеиваться.

    Человек сидел на огромном замшелом валуне, который был, несомненно, ровесником окрестных гор и помнил ещё времена, когда бока его омывала вода давно отступившего моря. Сейчас же валун находился на пригорке. К западу от него, шагах в пятнадцати, не более, земля полого спускалась, образуя просторную и прекрасную долину. Когда туман рассеется окончательно, будут видны призрачные вершины далёких горных хребтов и блестящая, словно слюда, чёрточка у самого горизонта - озеро, крохотная частичка того самого, некогда широкого и грозного моря. Впрочем, озеро видно далеко не всегда: всё зависит от того, насколько чист и спокоен воздух, откуда смотреть и где находится солнце.

    Ну и, разумеется, от того, кто именно смотрит. Человеческий глаз не отнести к самым зорким, а Лесной житель, например, увидел бы и очертания домиков на дальнем берегу озера и, возможно, тех, кто там живёт.

    Человек сидел, уперев локти в колени и положив подбородок на ладони. Туман нёсся лохматым потоком чуть ниже уровня колен и стекал в долину клубящимся каскадом. Спасался от ударов жарких копий Солнечного Воина, единственного союзника человека в этих местах. Когда наступают сумерки и из-под земли начинают выползать первые струйки тумана, следует поторопиться покинуть этот лес. Иначе вряд ли увидишь рассвет.

    Впрочем, теперь всё будет по-другому. Человек встречал первый день новой эпохи, которая зародилась вчера к шести часам пополудни. Многие из его соратников - встретившихся лишь потому, что им досаждал общий враг - поспешили покинуть притихший лес, несмотря на то, что враг был повержен. Слишком уж мрачной была слава здешних мест.

    Человек сидел неподвижно, рядом с валуном лежали его вещи. Хоть и казался сидящий беспечным, трудно подкрасться к нему незамеченным. Конечно, Лесной житель смог бы проделать и это - но зачем Лесным жителям нападать на обитателя Меорна? Не так уж много мест, где люди и Лесной народ не питают друг к другу неприязни; Меорн - одно из них. А больше в этих местах опасаться некого.

    Как только первые, упиравшиеся в дальний край земли тени обрели очертания, проснулись птицы. Непривычным было их пение - заунывным, однообразным, усыпляющим. Человек не раз пытался разглядеть тех, кто осмеливался петь в этом лесу - пусть даже и такие песни - но куда там! Стоило сделать хоть шаг к зарослям, из которых доносилось пение, как птицы исчезали, словно некое колдовство было призвано уберечь их от постороннего взгляда.

    Человек, впрочем, не исключал и такой возможности. Что хорошего можно ожидать от места, где Владычица Лесов имеет не больше власти, нежели простые смертные, где день и ночь могут длиться несоразмерно долго, где столько времени хозяйничали Слуги Башен? Теперь, кажется, все до единого Слуги разбиты или рассеяны, а Башни, хоть и не стёрты с лица земли, но вскоре станут безжизненными руинами.

    Последние хлопья тумана впитывались в землю, прятались под траву или расходились под порывами ветра. Пройдёт полчаса и воздух у спуска в долину станет невыносимо душным. Куда же запропастился спутник? За четыре часа можно было обежать полмира. А он намеревался вернуться в одну-единственную, ближайшую башню. Дались ему эти камушки...

    Долго оставаться на здешнем солнце тоже нехорошо. Большой пользы от здешнего загара не жди; не зря маги столько раз повторяли - не ходить под солнцем более получаса, закрывать голову шляпой, выбирать одежду с длинными рукавами. Голову уже жжёт немилосердно, а ведь до полудня ещё, считай, часа два.

    Человек надел широкополую шляпу - в ней он выглядел комично, да только жизнь в Меорне отучает смеяться над тем, что странно выглядит.

    Человек вздохнул, повесил на спину рюкзак и аккуратно пристегнул ножны на пояс. Легендарный Солнечный Лист вряд ли сможет когда-нибудь послужить более благородной цели... хотя, надо признать, этот меч не являлся тем, что переломило исход сражения. Исход сражения был предрешён уже тем, что более сотни лет Слуги Башен наводняли соседние с Башнями территории и в конце концов вопрос встал очень просто: или они, или весь остальной мир.

    Правда, на сей раз у Башен были иные хозяева, нежели полвека назад - но Слуги оставались теми же, кровожадными и беспощадными.

    Жаль, что сломался Зелёный Глаз, его меч. Отец, прекрасный ремесленник вообще и кузнец в частности, выковал этот клинок для сына, а дед добился, чтобы внуку назначили испытание. Испытание было с честью пройдено и Хранительница Леса даровала оружию своё благословение... А вчера, судя по всему, клинку было суждено погибнуть - чтобы спасти своего хозяина. Теперь, случись что, придётся обороняться Солнечным Листом. Будем надеяться, что дух того, из чьей могилы был взят этот меч, не станет возражать.

    Человек вспомнил уродливую низенькую фигуру с клинком жидкого мрака, перед которым ничто не могло устоять. Оставляя за собой изуродованные трупы, чародей прокладывал путь к свободе, и неожиданно оказался лицом к лицу с обладателем Солнечного Листа. Зелёный Глаз лопнул с пронзительным жалобным стоном, метнув горсть пылающих искр в лицо врагу. Если бы тот не отшатнулся на миг... Да. А так осталось достаточно времени, чтобы взять в руки второй, священный, меч и убедиться, что перед ним и сталь, и камень, и колдовское пламя, и лёгкая пушинка - всё одно...

    - Да куда же он подевался? - спросил человек, уже с заметным раздражением в голосе и поправил рюкзак. Придётся возвращаться к Башням и искать там этого охотника за сокровищами. Потянувшись, он неторопливо размял мускулы и со вздохом повернул назад, к Башням. Случись рядом кто-нибудь, сразу бы понял по походке и по манере держаться, что перед ним - прирождённый воин. Или охотник. Или лесничий.

    Или все они, вместе взятые.

    - - -

    Лес оживал на глазах.

    Ещё вчера всё казалось мёртвым и исполненным лишь зыбкого подобия жизни: коснись рукой, и осыплется сухим пеплом. А теперь и птицы, и насекомые, и полевые мыши. Откуда только взялись? Как-то не ощущается, что столетие с лишним ничто живое не могло войти в этот лес и остаться в живых.

    По пути время от времени попадались нейлианы - магические приспособления, небольшие металлические заострённые шесты с крохотным кристаллом на вершине. Маги оставили их великое множество. Толком не было понятно, для чего. Что-то вроде сторожа. Хоть основные силы противника рассеяны, главные злодеи схвачены, а вся колдовская утварь надлежащим образом разрушена, Башни всё ещё нельзя считать безопасным местом. Неспроста здесь оставлено столько крохотных глаз на шестах. Значит, есть за кем следить. Воин не очень-то любил говорить о магии; всё равно, что обсуждать жреца или, не приведи нелёгкая, божество. То, что не слишком понятно, не стоит зря беспокоить бесцельным вниманием. Так, по крайней мере, учил его отец.

    Человек присел перед ближайшим нейлианом и всмотрелся в кусочек горного хрусталя с ноготь размером.

    Забавно. Словно искорки пляшут там, в глубине. Поправив покосившийся шест, воин двинулся дальше. Благо следы его товарища вот они, отчётливо видны. В форменной обуви не очень-то получается передвигаться скрытно.

    Домой, понятное дело, придётся добираться пешком. Первоначально они наняли пару отличных коней в соседней деревушке, Ручьях. Но едва только зубчатые верхушки Башен показались на горизонте, кони словно сошли с ума. Ни опыт, ни проклятия, ни приговоры не смогли успокоить обезумевших животных - сбросив всадников, они умчались неведомо куда. Хочется надеяться, что в сторону дома. Впрочем, расходы на коня, сколь велики они ни были бы, ничто по сравнению с той вестью, которую он принесёт в Меорн. Башен нет, кончилась обременительная дань их владыкам, перестанут исчезать люди и, возможно, Хранительница Леса восстановит мир и порядок.

    Хорошо бы. А то ходить на охоту, если на то нет Её воли, равнозначно самоубийству. Богов нетрудно разгневать, а вот вернуть их расположение очень непросто. В былые времена человека, навлекшего немилость Хранительницы, немедленно изгоняли из Меорна. На верную гибель. Жестоко, но в противном случае в изгнание пришлось бы отправляться всему городу. Велик Меорн, Создатель Камня и Суши, но Великие боги сильнее. Железо и огонь до сих пор не вторгались в пределы поселения - жив ещё Меорн - но почти никому уже не является его тень, не требует подношений и не защищает путников от опасностей за городскими стенами. Растворился Меорн, стал камнями и песком, уступил место Великим...

    Воин помнил, что в одном неприметном местечке, на расстоянии дневного перехода на юго-запад, припрятан лук со стрелами и кое-какое снаряжение. Как раз на тот случай, если полагаться придётся на собственные ноги. Если Шелн к полудню отыщется, к вечеру, возможно, удастся добраться до тайника.

    Ближайшая башня уже показалась из-за деревьев и надежды на то, что обратно они вернутся засветло, таяли с каждым шагом. Шелн прошёл чуть в стороне от тропинки, по которой прошли тысячи ног, и было видно, что шёл он не торопясь.

    Нашёл тоже время для прогулок.

    * * *

    Было безлюдно.

    Трудно поверить, что ещё вчера утром здесь хозяйничали ильвемоары, - повелители чудовищ. И войско их, неуязвимое и огромное, готовилось к сражению - Повелителей Башен невозможно застать врасплох. Трудно понять, чем удалось сломить их мощь - нынешняя война с Башнями была уже далеко не первой. Несколько поколений назад удалось собрать армию покрупнее той, что штурмовала вчера это проклятое место - и была та армия разгромлена наголову. Прапрадед владельца Солнечного Листа знал наизусть все страшные подробности Чёрного Года, как окрестили его окрестные жители. Теперь воспоминания о тогдашнем позорном поражении сотрутся, поблекнут, погрузятся в небытие.

    А вчера всё завершилось за час-полтора. Словно что-то сломалось в решающий момент - когда воин, бережно спрятав останки Зелёного Глаза, вбежал вместе с остальными внутрь территории, огороженной внешней стеной, всё уже было кончено. Озверевшие воины перебили сдавшихся магов, не успевших укрыться в подземельях, и тут прибыли командующие армией осаждающих... Немалого труда стоило убедить солдат, что главных зачинщиков следует оставить в живых. Воин припомнил одного из генералов - во главе небольшого отряда под бело-зелёным знаменем и, как и он сам, с магическим мечом. Рядом с которым всякая иная магия теряла силу...

    Вот и могучая стена, которая, простираясь от башни к башне, образует гигантскую крепость - а точнее сказать, город. Город, который некогда был известным научным центром, где маги древности оттачивали своё мастерство; город, впоследствии превратившийся в рассадник опустошения и болезней.

    Крохотная дверца, неразличимая уже с десяти шагов. За дверцей - крутой спуск вниз, за которым - низкий и тесный проход, вырубленный в теле стены. Тридцать шагов - и стена позади. И сразу же кажется, что попал в другой мир. Вместо уродливых, сплетающихся ветвями друг с другом деревьев - сады, фонтаны, мощёные булыжником дороги, достаточно широкие, чтобы могли разминуться шестеро всадников. Идеальная чистота; трудно поверить, что здесь располагались существа, от одного вида которых трава должна была бы увянуть, фонтаны - высохнуть, а земля - стать бесплодной. Всё аккуратно подстрижено, выровнено, ухожено. Просто глазам не веришь.

    Вчера, правда, над всем этим великолепием стелился густой едкий дым, и в пылу сражения никто не обращал внимания на то, что находится вокруг. Лёгкий запах гари всё ещё висит в воздухе. И единственное свидетельство вчерашних событий - груды всевозможного добра. Оружие, сломанное и вполне пригодное; всевозможные части доспехов; одежда; всякий хлам, на который не польстился никто из нападавших. Никто, правда, не рвался как следует пограбить здешние сокровищницы: люди достаточно умны, чтобы остерегаться ловушек. Позаришься на красивую безделушку - и хорошо, если проклятие обрушится только на тебя.

    Незадача, подумал воин. Надо было настойчивее отговаривать Шелна от похода. Ожерелье он, видите ли, припрятал. Не очень-то хочется далеко отходить - подобные проходы достаточно редки и плохо заметны. Учитывая, что между соседними Башнями по периметру стены среднее расстояние около километра...

    И никаких знаков! Что-то Шелн стал совсем беспечным.

    Хотя постойте... Что он сказал перед тем, как уйти? Башня по левую руку, второй этаж? Воин поправил ножны с мечом и, заранее испытывая удовольствие от того, что он скажет своему не в меру жадному спутнику, пошёл к Башне.

    * * *

    До Башни он добрался за четверть часа быстрого шага. Идти ещё быстрее не имело смысла - незачем утомлять себя раньше времени; идти медленнее также ничего хорошего не сулило. Мало приятного - устраиваться на ночлег поблизости от Башен, в лесу.

    От Башни к центру города-крепости направлялась широкая дорога. Шагах в ста от входа в Башню находился бассейн; в центре его располагался небольшой фонтан. Как ни странно, он работал. Воин некоторое время наблюдал за тем, как течёт вода, и поразился, насколько она чиста. Говорят даже, что она целебная.

    - Шелн! - крикнул человек что было сил. Беззаботно распевавшие птахи испуганно замолкли. Птицы здесь пели на редкость приятно - в особенности, по сравнению с похоронным плачем, раздававшимся снаружи. Действительно, другой мир.

    Никто не отозвался. Ага, вот и знак. В последний момент Шелн вспомнил о том, что его, возможно, будут искать. Справа от входа была свежая метка, сделанная углем. Кленовый лист черешком вниз - что означало всё в порядке, добрался без приключений. Ничего, мрачно посулил воин, оставляя рядом свой знак, приключения у тебя ещё будут.

    Над входом в Башню красовалась чудом уцелевшая табличка с единственным словом - Мерго. У каждой Башни есть своё имя...

    Воин вошёл внутрь. Здесь ещё сильнее пахло гарью; пыльный пол был усеян разнообразными обломками и мусором. Да, нападавшие неплохо порезвились. Хорошо ещё, не стали ломать всё на своём пути и гадить где ни попадя. Бывало и такое.

    Итак, куда дальше? Лестниц три; две из них, по правую и левую руку, спускаются в подземелья. Там делать нечего. Третья ведёт на второй надземный этаж. Ну что же...

    Время от времени выкрикивая имя своего спутника и подолгу замирая, прислушиваясь, воин поднялся на следующий этаж и принялся обследовать все комнаты подряд, благо их было не очень много.

    Спустя час он пришёл к заключению, что Шелна здесь не было. Вообще в Башне и вокруг невероятно чисто - когда это успели навести порядок? Правда, о возможностях магов ходило немало легенд - кто знает, вдруг попросту растянули один день на неделю-другую, вот и весь секрет. Вчера-то здесь была кровь и грязь, огонь и дым, разрушение и смерть. А сегодня только копоть и привкус гари напоминают о том, что произошло вчера.

    Остановившись у выхода наружу, воин довольно долго раздумывал, что же теперь делать. Обходить Башни одну за другой, не иначе. Да и все остальные строения, если придётся. Дня на три работёнки.

    Да только нет другого выхода: он пообещал молодой жене Шелна, что доставит её возлюбленного домой живого и невредимого. И почему это Шелн столь беспечен?

    Воин вздрогнул. Ему показалось, что он заметил знак на стене левого спуска. Осторожно спустился на пару ступенек и покачал головой.

    На правой стене красовался кленовый лист. Черешком вниз.

    Стараясь не думать об обширных и многоэтажных подземельях, что образовывали под Башнями невообразимую паутину, воин зажёг предпоследний оставшийся факел и двинулся вниз.

    Мусора под ногами стало больше, а в воздухе появились новые, неприятные запахи - плесень, распад, гниль. Здесь маги, несомненно, убирали спустя рукава.

    * * *

    Спустя пятнадцать минут путешествия по тёмному лабиринту воин утвердился в мысли, что здесь вообще не убирали. Тишину нарушал лишь стон сквозняков, вырывавшихся на свободу из незримых щелей. Время от времени с потолка срывались тяжёлые капли. Воды на потолке вообще было немало: местами казалось, что над головой, вопреки всем законам природы, собрались небольшие озёра - по ним пробегали волны, и чудилось - прикоснись к потолку рукой - и не ощутишь каменного свода, только бездонную толщу воды.

    Человек не пытался прикасаться к потолку и не ломал голову над тем, отчего всё это так. Мало ли что случается в жилищах чародеев! Следов больше не было - ни пометок углем, ни любых других знаков, которых они с Шелном знали великое множество. Многие из которые можно оставить, практически не привлекая чужого внимания. Провести носком сапога несколько линий в пыли; уложить определённым образом продолговатые предметы; положить рядом несколько камушков. Но знаков не было.

    Похоже, Шелн нашёл-таки неприятности на свою голову. И это после всего того, что им довелось пережить. Впрочем, мысли о печальном исходе воин отбросил; если придётся, он обойдёт каждое строение - чтобы понять, что стряслось с Шелном. Обещание есть обещание.

    На очередном перекрёстке воин свернул направо. Отчего - и сам не смог бы объяснить: до сих пор он сворачивал налево. Не забыв оставить пометку на стене. Факелов было всего два, и вскоре придётся возвращаться - хотя бы для того, чтобы сделать новые. Подземные лабиринты ошибок не прощают. Хорошо ещё, что не было никаких ловушек. Пока, во всяком случае.

    Стоило об этом подумать, как ловушка немедленно нашлась.

    Пол на очередном повороте был не только влажным, но и словно бы специально отполированным. Как ни осторожно шагал воин, всё же он умудрился поскользнуться.

    Руки сами собой выдвинулись крестом перед головой, готовясь встретить стремительно надвигающуюся стену. Воин успел ещё подумать, что на стене, хвала богам, нет ни шипов, ни прочих сюрпризов...

    II.

    ... и обнаружил, что стена куда-то делась. Тело и здесь оказалось на высоте; в полёте воин успел повернуться и упал, ничуть не пострадав. Перекатившись, он обнаружил, что носом едва не касается чьего-то коротко стриженого затылка.

    Его отбросило, словно он коснулся электрического угря.

    В первую очередь, конечно, от отвращения. Рядом на полу, лицом вниз, в чёрной подсохшей луже лежал покойник. Это было ясно и по виду, и по запаху - хоть тело находилось здесь не так уж и долго, в воздухе уже ощущался мерзкий сладковатый привкус. Воин поднялся, поднял с пола факел (тот, к счастью, не потух, нобыл уже на исходе) и оглянулся.

    Ну конечно, иллюзорная стена. Он мог сколько угодно раз пройти мимо неё, даже опереться - и не осознал бы, что стена - только видимость. Зато когда глаза не видели стену, а разум о ней не знал... Воин усмехнулся. Ну ладно, раз уж мы здесь - осмотримся. Тело он решил пока не трогать, хотя, по-хорошему, надо будет вытащить наружу и там закопать. Кем бы ни был умерший, он не походил на moare, специально выведенное чудовище. Одет, правда, странно - почти чёрная жёсткая кожаная куртка, не менее жёсткие и тёмные штаны, красная повязка через лоб и затылок. Воин прикоснулся к одежде... очень тяжёлая, но податливая. Доспехи из неё никудышные. Правда, ничем зловредным не тянет - отличать магию опасную от безвредной он умел.

    Помещение за иллюзорной стеной было небольшой комнатой, разделённой пополам массивной решёткой. Последняя отливала золотом и источала неприятное, болезненное тепло, ощутимое даже на расстоянии. А вот про это я слышал, подумал воин. В таких клетках ильвемоары держали своих питомцев. Страшная вещь эта решётка. Больно наказывает того, кто прикоснётся, и практически неуязвима. Вполне возможно, что и Солнечный Лист с ней не совладает.

    Надо уходить отсюда. По ту сторону решётки валялась груда соломы, какие-то тюки, убогая утварь. Воин поёжился.

    Факел затрещал, и пламя его ощутимо уменьшилось.

    Воин собирался было выйти из мрачной клетки, как вдруг из-за спины донёсся слабый стон.

    Он тут же метнулся к решётке, стараясь к ней не прикасаться, и вгляделся внутрь, держа факел у самых прутьев. Точно. Человек, кажется. Зарывшийся в солому... да ещё и прикованный к стене. Каково?

    Вздохнув, воин извлёк Солнечный Лист. Как всегда, освободившись от ножен, меч на мгновение полыхнул золотистым пламенем. Ничего враждебного... если верить мечу. Что бы там ни было, оно не опасно. Во всяком случае, первым не нападёт.

    Решётка была вся сделана из одного и того же материала; а вот засов и замок - из чего-то другого. Прочного, внушительного... но другого. Избавляя себя от раздумий, воин воткнул факел в щель в стене, медленно размахнулся, и ударил параллельно прутьям, опуская клинок на засов.

    Вспыхнули синие искры; клинок рассёк металл, словно лист бумаги. Подцепил носком сапога часть решётки и потянул - эта преграда опасна только для незащищённого тела.

    Медленно повернулась неразличимая доселе дверца и воин, морщась от витавших вокруг запахов, шагнул внутрь.

    Осторожно разворошил солому.

    И поразился. В груде влажной соломы, прикованная за запястья и лодыжки, висела девушка лет двадцати. Черноволосая и измождённая. А вовсе никакое не чудовище. Воин поднёс клинок поближе - ничего опасного.

    Цепь, несомненно, магического происхождения: по кромке клинка пробегали отдельные синие искорки. Руками лучше не трогать. Так что... Воин встал поустойчивее и вновь замахнулся.

    Четыре точных, не слишком быстрых движения - и вот уже о темнице напоминают только браслеты на руках и ногах. Те, что на ногах - тяжёлые и большие, с них и начнём. Два движения - и ноги свободны. Теперь...

    Позади послышался лёгкий скрип.

    Воин мгновенно обернулся.

    Дверца неторопливо закрывалась.

    Разум работал стремительно. Поворот направо; клинок со свистом входит в ножны. Наклонился, взвалил безвольное тело на плечо - и бегом отсюда! Проклятая сырость едва не подвела вторично: он поскользнулся и вылетел из клетки, только чудом не коснувшись прутьев сам и не задев ими спасённую. Одежда на ней была весьма условной - что-то вроде мешка с прорезями для рук и головы... Нечего и говорить, в каком она была состоянии. Удивительно, что вообще ещё жива.

    Дверца захлопнулась, издав сочный металлический гул. Воин увидел, как она сама собой приплавляется к остальной решётке и его прошиб холодный пот. Задержись он там хоть на миг...

    Теперь предстояло самое весёлое: путешествие наверх, с тяжёлым и не самым приятным (по крайней мере в данный момент) грузом. Первым испытанием стал факел: надо было как-то достать новый и зажечь его от крохотного язычка пламени прежнего.

    Последующие двадцать с лишним минут ходьбы по подземелью оказались сущим проклятием.

    * * *

    Свет и воздух показались божественно чистыми.

    Воин, не раздумывая, потащил добычу к бассейну. Ещё одна забота на мою голову, подумал он мрачно и вновь помянул недобрым словом вчерашних спасателей. На кой они годятся, коли просмотрели такую простую хитрость, как иллюзорная стена!

    А за десять шагов до бассейна случилось нечто невероятное.

    Спасённая очнулась. Видимо, свежий воздух и солнечный свет сделали своё дело. Она пошевелилась, что-то слабо сказала... и через неуловимый миг превратилась в разъярённую кошку. Откуда только силы взялись! Хвала богам, что одежда на воине была прочная, порвать её ногтями было не так-то просто. Зато были волосы и лицо. Ошеломлённый внезапным и яростным нападением, воин едва не свалился в третий раз. Первые несколько секунд он оборонялся скорее инстинктивно - защищая самые уязвимые части тела, а также следя за тем, чтобы чужие руки не дотянулись до меча. Но вот ладонь хлопнула его по уху...

    Добро бы дело обошлось звоном в ушах! Воину показалось, что ухо опустили в чан с кипятком. Боль была настолько сильной, что он окончательно очнулся.

    - Остынь, - коротко произнёс воин, рывком подняв над собой молча царапающуюся узницу, и швырнул её в бассейн. Мелко, не утонет.

    Странно, но вода не зашипела, когда девушка завершила полёт, подняв высокий каскад брызг. Воин с сожалением посмотрел на безнадёжно изгаженную воду и покачал головой. Затем прикоснулся ладонью к пострадавшему уху, ожидая ощутить огромный вздувшийся пузырь.

    Ухо как ухо. Ожог, правда, ещё ощущался, но в остальном всё было в порядке. Несомненно, магия. Этого и следовало ожидать: не станут же ильвемоары держать в клетках обычных людей.

    Похоже, забот прибавляется с каждым моментом.

    Воин окинул взглядом свою куртку - вся в какой-то дряни, надо бы почистить поскорее, чтобы не задохнуться от смрада - и поднял глаза на бассейн.

    Девушка стояла по колено в воде и осматривала себя. Глаза её пылали огнём, на лице застыла гримаса ярости.

    - Идиот! - крикнула она так, как не мог крикнуть человек, совсем недавно умиравший от истощения. - Что ты наделал!

    И, пошатнувшись, с размаху уселась прямо в воду. Затем неожиданно ударила кулаками по воде, и закрыла лицо руками.

    Воин ожидал, что она разрыдается, но ничего подобного не случилось.

    Он покачал головой. Не станем ссориться из-за мелочей. С её точки зрения, он явно что-то сделал не так, но вот что? Всё с ней в порядке, а если в клетке осталось что ценное, то пусть забирает сама.

    Надо решить, что теперь с ней делать. После того, конечно, как её накормят, отмоют и во что-нибудь переоденут. Вот только из запасной одежды у него лишь плащ, рубаха да сапоги. Сапоги ей точно впору не придутся.

    Впрочем, нет. Об одежде подумаем чуть позже, а пока приведём себя в порядок...

    Мысленно извинившись перед создателями бассейна, воин наклонился к воде с другой стороны - подальше от спасённой - и, сняв с себя куртку, принялся отчищать её, морщась и содрогаясь от отвращения.

    Девушка занималась там же самым, не обращая на своего спасителя ровным счётом никакого внимания.

    - - -

    Воин уселся на небольшой камень рядом с бассейном и положил свою куртку рядом на траву - сушиться. Девушка кончила плескаться, погрузившись в воду; затем, стащив с себя безобразное одеяние, принялась оттираться с его помощью. Молча и ожесточённо.

    Заметив на себе взгляд, она подняла голову.

    Воин сидел неподалёку, держа в зубах травинку и глядя так, как мог бы смотреть на обезьяну в зверинце.

    - Я Ривллим, - произнёс он неожиданно и чуть наклонил голову.

    Девушка молча смерила его взглядом. Загорелое лицо бронзового оттенка; человек, который не привык сидеть дома и бездельничать. Явно воин; скорее всего, наёмник. Аккуратно подстриженные волосы, короткая бородка и внимательный взгляд тёмно-карих глаз.

    Не ответив, девушка продолжила водные процедуры. Под рукой не было ни мыла, ни золы - и оттирать с себя наросшую в подземелье грязь было непередаваемо трудно и противно. Что ещё хуже, не было никакой одежды, - ничего, кроме этой грязной вонючей тряпки.

    Назвавшийся Ривллимом продолжал смотреть на новую знакомую, не меняя ни позы, ни выражения лица. В конце концов, девушка выпрямилась, насмешливо посмотрела на него и сухо спросила:

    - Ты чего-то ждёшь?

    - Благодарности, - ответил воин, немного подумав.

    Иронически поджав губы, девушка чуть повернулась к нему боком и осведомилась ядовитым голосом:

    - Прямо здесь?

    Бронзовое лицо не изменило выражения; Ривллим продолжал смотреть прямо в её сине-зелёные глаза.

    - По-моему, сказать спасибо можно где угодно и когда угодно, - он неожиданно поднялся и отряхнул колени. - Впрочем, я могу и подождать.

    И ушёл, подобрав не просохшую ещё куртку. Не оборачиваясь.

    Вернулся он минут через десять, молча положив рядом с бассейном плащ, рубаху и найденные в одной из куч мусора чьи-то изрядно поношенные сапоги.

    Окинув взглядом уже совершенно отмывшуюся девушку (кожа её была немного смуглой; родом, видимо, с запада, с островов, подумал Ривллим), воин вновь уселся на камень, повернувшись спиной к бассейну и, уперев подбородок в ладони, принялся смотреть на медленно плывущие в вышине снежно-белые облака.

    Хотя в Меорне снега на его памяти не выпадало, воин знал, что это такое.

    Прошло довольно много времени, прежде чем воин заметил, что девушка, одевшись в то, что ей предложили (по правде говоря, выглядела она теперь нелепо), уселась рядом с камнем. Спиной к своему спасителю.

    В таких случаях главное - сохранять спокойствие. Спустя полчаса куртка вроде бы высохла: хорошо ещё, что на дворе не зима, с её слякотью и бурями. Не обращая внимания на спасённую, Ривллим молча собрал вещи и направился в сторону Башни. Как-никак, а Шелна он ещё не нашёл.

    Стоило сделать первые пять шагов, как девушка заговорила.

    - - -

    - Мне нужно вернуться домой, - послышалось из-за спины.

    Звучало это куда вежливее, чем прежде.

    Ривллим остановился и оглянулся.

    - Как тебя зовут? - спросил он, поворачиваясь к ней лицом.

    - Не имеет значения, - отрезала та.

    Ривллим, вопреки её ожиданиям, ни рассердился и ни усмехнулся. Он некоторое время смотрел на неё в ответ, после чего кивнул и произнёс:

    - Я буду звать тебя хелауа.

    - Что это такое? - подозрительно нахмурилась девушка, и в глазах её вновь разгорелся огонёк.

    - Не имеет значения, - было ответом.

    Девушка шагнула вперёд, и воин... тут же положил руку на рукоять меча. Не меняя выражения лица. Девушка остановилась, поражённая, глаза её широко раскрылись. После чего презрительная усмешка посетила её губы.

    - Боишься?

    - Я не знаю, кто ты такая, - ответил Ривллим (как оказалась, в зубах у него по-прежнему была травинка). - Ты нападаешь на меня, когда я пытаюсь избавить тебя от верной смерти. Ты отказываешься отвечать на вопросы, ты не имеешь никакого представления о вежливости. К тому же ты владеешь магией, раз сумела обжечь меня. А у меня и так дел по горло.

    Девушка страдальчески скривилась.

    - Ну хорошо. Я благодарна тебе и... мне тоже нужна помощь.

    Воин заметил, что она пошатывается. Ну да, немудрено. Он молча протянул ей руку и девушка, после короткой нерешительности, взялась за неё. Ривллим подошёл к ближайшему деревцу. Там, выбрав место, где тень была погуще, он отпустил свою новую знакомую и указал на землю.

    - Садись, хелауа.

    - Что.. - начала было она, но воин уселся сам и повторил неторопливо:

    - Садись.

    После чего аккуратно расстелил на земле видавшую виды льняную салфетку и выложил на неё последний дорожный хлебец, кусок вяленого мяса и пучок немного увядших перьев дикого лука. Последней появилась фляжка с водой. Кивнув девушке на салфетку, воин поднялся и бесшумно скрылся из виду.

    Той потребовалось немалое усилие воли, чтобы не проглотить еду, не жуя.

    * * *

    Он вернулся минут через десять, по-прежнему с травинкой в зубах. Девушка отметила, что волосы его едва заметно тронуты белизной. Сколько, интересно, ему лет? На вид лет сорок, хотя, говорят, что в этих краях люди редко доживают даже до пятидесяти.

    - Больше пока нет, - пояснил он коротко.

    Девушка кивнула и поблагодарила за угощение. И лёд, и огонь в её глазах бесследно исчезли. Придётся теперь еле-еле тащиться, подумал воин; без особого, впрочем, раздражения. Помогать попавшим в беду - долг каждого порядочного человека. А уж не помочь потерявшимся в здешних лесах - значит, обречь на смерть. Хранительнице Лесов это, мягко говоря, не понравилось бы.

    - Я ищу товарища, - пояснил воин коротко. - Он должен быть где-то здесь, в одной из башен. После этого я должен вернуться к себе, на юг. А там видно будет.

    - Но мне нужно на запад! - воскликнула девушка. - Помоги мне вернуться домой, и я щедро вознагражу тебя. Ты сможешь взять столько золота и драгоценных камней, сколько хочешь.

    Вопреки её надеждам, ни искорки жадности не мелькнуло в глазах этого странного наёмника. Стоило даже задуматься, наёмник ли он после этого.

    - Нет, - покачал он головой. - Я уже дал обещание и постараюсь сначала выполнить его. А потом займусь чем-то ещё.

    Она схватила его за руку, и воин поразился двум вещам - насколько горячей была рука и насколько сильной была девушка.

    - Тебе не нужны деньги? - спросила она резко. - Тебе не нужны сокровища? Вздор. Не нужны тебе, нужны твоим родственникам или друзьям.

    - Ты не похожа на похищенную принцессу или любимую дочь богатого купца, - усмехнулся воин. - Почему я должен верить тебе?

    Наконец-то, подумала девушка, ощутив на миг призрачное, но торжество.

    - Я говорю правду, - ответила она, не отпуская его руки. - Для начала я укажу тебе, где находится один очень солидный клад. Не очень далеко отсюда.

    Ривллим долго смотрел ей в глаза. Наконец, девушка отпустила его руку.

    - Похоже, хелауа... - начал он.

    - Меня зовут Фиар.

    - ...похоже, хелауа, ты говоришь правду. Но сначала я осмотрю Башни. И прочие здешние места, где он мог бы застрять.

    - А потом?

    - А потом посмотрим.

    Вновь пламя полыхнуло в диких сине-зеленых глазах... и погасло.

    - Я пойду с тобой, - заявила она.

    - Как скажешь, - воин едва слышно вздохнул и поднялся. Теперь им и вовсе придётся ползти, как черепахам - иначе девица моментально собьёт ноги.

    Надо было не отпускать его одного, подумал Ривллим с поразившей его самого злостью. Ребёнок, он и есть ребёнок. Даже если ему уже за тридцать.

    Они медленно двигались к следующей Башне, а девушка, стараясь не показывать этого, пыталась отомкнуть браслеты на запястьях - последнее напоминание о темнице. Странно, но ей это не удавалось. Помочь, что ли? - подумал воин. Впрочем, нет. Пусть сама попросит.

    Он надеялся, что она не заметит улыбки, проскользнувшей по его губам; а если заметит, то не догадается, чему он улыбается.

    III.

    Чем дальше они продвигались, тем очевиднее становилось, что застрянут они здесь дней на пять. Воин уже смирился с подобной задержкой и старался не думать, что скажет жене Шелна, когда вернётся в Меорн. Как ни обдумывай подобные ситуации, никогда не бываешь к ним готов.

    Хотя, возможно, Шелн уже на пути домой: если он вернулся к спуску в долину и обнаружил там оставленный для него знак, то мог просто направиться в Меорн. В любом случае придётся убедиться во всём лично. Так что весть о победе в Меорн неминуемо принесёт кто-то другой. А жаль...

    По правую руку от них сейчас находился тренировочный зал, Дуаггор, как называли его. Здесь в том числе обучались многие легендарные воины и полководцы: Той-Альер, разбивший хорошо укреплённую крепость Шайр, повелители которой некогда подчинили почти треть континента. Онзар, родом с диких островов на крайнем Западе, что воздвиг непреодолимую оборону на пути кочевников, подавлявших последние очаги сопротивления павшей империи Ар-ра. Благодаря Онзару, кстати говоря, и возник Меорн - независимый, тщательно укреплённый, город-крепость. Не раз и не два его неприступные стены служили хорошую службу потомкам великого государства. В конце концов, кочевники перестали совершать столь дальние и бесполезные набеги.

    Воин оглянулся. Фиар довольно сильно отстала; шла она, прихрамывая. Нет ничего хуже должности няньки чрезмерно гордых людей.

    - Ноги? - спросил он коротко. Девушка кивнула.

    К счастью, дело не дошло до серьёзных повреждений. Последовал вынужденный привал, во время которого Ривллиму пришлось показывать, что такое портянки и для чего они были изобретены. Девушка выслушала урок без особой радости, но, вроде бы, внимательно. С собой у воина был только минимальный запас лекарств; как бы не пришлось всерьёз лечить её от чего-нибудь. Долгое пребывание в темнице не улучшает здоровья и человек, внешне выглядящий счастливо избежавшим болезней и смерти от истощения, мог неожиданно свалиться с каким-нибудь серьёзным недугом.

    Два часа спустя они дошли до следующей Башни. Архитектура была схожей - та же сеть дорог, такой же бассейн. Воин аккуратно наполнил обе фляжки водой и тщательно завинтил их. Вода из фонтана текла хрустально чистая.

    - Подожди меня здесь, - велел Ривллим девушке. - Я обойду верхние этажи.

    Ответа не последовало. Минут за тридцать воин обежал все верхние уровни, поднявшись даже на смотровую площадку, и, спускаясь вниз (Башня оказалась совершенно пустой), обнаружил Фиар сидящей у левого спуска в подземелье.

    - Я же просил подождать меня снаружи!

    - Я не маленький ребёнок, - ответила она, не оборачиваясь.

    Воин подошёл поближе, намереваясь сказать что-нибудь нелестное, но сдержался. Подземелье было затоплено. Вода, плескавшаяся у первой же ступени вниз, фосфоресцировала слабым голубым светом. Некоторое время Ривллим смотрел на колышущиеся призрачные силуэты в глубине и отвернулся. Зрелище было жутким.

    - Почему, интересно, оно затоплено? - спросил он пространство.

    - Так было задумано, - отозвалась девушка и кинула в воду обломок камня. Тут же по тускло освещённым стенам прохода заметались яркие пятнышки света... или тени, трудно сказать. - Когда последний обитатель покинет подземелья, они будут затоплены. Так было решено ещё перед штурмом.

    - Откуда ты знаешь?

    - У меня прекрасный слух.

    Воин наклонился, вглядываясь в зыбкую глубину.

    - И как быстро оно затапливается?

    - Откуда мне знать?

    Ривллим задумался.

    - Сегодня я возвращался в Башню несколько раз... - размышлял воин вслух. - И подземелье по-прежнему оставалось сухим... Значит...

    Он вскочил на ноги.

    - Надо возвращаться. Там остался кто-то живой... может быть...

    - Твой товарищ?

    - Да, - ответил Ривллим. - Идём. Надо торопиться.

    Девушка рывком освободила руку и холодно взглянула ему в глаза.

    - Мне нужно немного посидеть. Я устала и есть хочу.

    Воин мысленно воззвал ко всем младшим богам, которые должны были даровать разум всем живущим, и глубоко вздохнул.

    - Ну что ж, пошли. У меня остались только сухари. Охотиться умеешь?

    - Не голыми же руками!

    Солнце уже клонилось к закату.

    - Понятно. Отыскать в лесу пропитание тоже не сможешь?

    - Нет, - отозвалась она враждебно. - Что, просто бросишь меня и уйдёшь?

    - От тебя теперь поди уйди. Ну что же, хелауа, вот тебе сухари, вот вода... Приятного аппетита.

    По его тону невозможно было понять, издевается он или же говорит искренне.

    - Я уже назвала тебе имя, - заметила девушка, держа в ладони горсть сухарей. - Чем оно тебе не нравится?

    - Слишком поздно, - вздохнул воин. - У нас свои обычаи, у тебя свои. Тот, кто отказался назвать имя, получает прозвище.

    - Что, если и я выдумаю для тебя прозвище?

    - Как пожелаешь. Если сможешь сама о себе позаботиться.

    * * *

    Когда они вернулись к Башне Мерго, оставалось не более двух часов до заката. А затем здесь очень быстро станет темно. Днём Ривллим мог ни о чём не беспокоиться: ни интуиция, ни прочие советчики пока тревогу не поднимали. В подземелье... да, там несколько раз ему было не по себе.

    - Куда ты собрался? - с удивлением спросила Фиар, видя, как воин достаёт из-под куртки внушительный походный нож и пробует его лезвие.

    - Надо срезать пару-другую ветвей. Для факелов, - пояснил тот. - Не знаю, как ты, а я в темноте видеть не умею.

    - Только и всего! - девушка сбежала вниз по ступенькам и, тихонько шепнув что-то, хлопнула ладонью по стене.

    Подземелье тут же наполнилось тем самым, призрачным синеватым свечением; оно исходило от стен, а более всего - от потолка.

    - Ловко, - похвалил воин. - Где ты этому научилась?

    - Я уже говорила, что у меня хороший слух.

    - И долго это продлится? - воин с сомнением посмотрел на светящиеся стены.

    - Несколько часов.

    Было очевидно, что она намерена сопровождать его и в подземелье.

    Двигаться в равномерно исходящем отовсюду свечении было непривычно. Иногда даже страшно; тени были едва заметны, и при каждом движении стены вокруг оживали - сотни волн разбегались по ним, отвлекая внимание. Ловко. Человек в таком коридоре всегда как на ладони. И если знать план проходов, лучше средства для обороны не придумать.

    Они двигались, руководствуясь метками, оставленным воином прежде. Теперь те выглядели чёрными пятнами на светящемся камне и заметны были издалека. Едва показалась последняя стрела, указывающая на проход, в конце которого была иллюзорная стена и клетка, в которой сидела Фиар, как девушка потянула воина за рукав.

    - Мне нужно туда, - указала она в сторону клетки.

    Добилась-таки своего, подумал Ривллим, и усмехнулся.

    Он подошёл к стене и похлопал по ней ладонью.

    - Как ты собираешься сквозь неё проходить?

    Фиар молча подняла ладонь, сомкнув средние три пальца и расставив в стороны большой палец и мизинец. Положила ладонь на стену и та... исчезла. Воин вновь покачал головой.

    - Если ты так много знаешь, отчего не сбежала?

    - Это не смешно, - поджала губы Фиар и склонилась над покойником в красной повязке. Ощупала его необычную одежду и, к величайшему удивлению Ривллима, попросила:

    - Помоги снять с него одежду.

    И потянула лежащего за плечо.

    Тут же воин вспомнил, где он видел - сутки назад - эти красные повязки. Правое крыло нападавших, ворвавшихся через брешь, пробитую взрывом в южной стене. Они смяли застигнутых врасплох магов, управляющих армией, и поначалу показалось, что всё удастся решить молниеносным натиском. Но тут распахнулись двери стоящего рядом небольшого строения и оттуда, в числе прочих ужасов, выбежали вот такие коротышки в красных повязках. Победа едва не обернулась поражением. Тот, кто имел неосторожность взглянуть в их сторону - а особенно в лицо - впадал в дикий, неуправляемый страх и принимался крошить всё, что попадалось на пути. Или же падал замертво.

    Прежде, чем воин успел вмешаться, Фиар повернула убитого на спину и поморщилась - запах разложения был уже довольно сильным.

    Воина словно ударили в грудь тяжёлым молотом. Он отошёл назад, закрыл глаза и прижал ладонь к груди, пытаясь подавить сердцебиение. Даже после смерти эти существа оставались опасными. Открыв глаза, он увидел недоумённо смотрящую на него девушку и указал молча на лицо покойника.

    - Прикрой его чем-нибудь, - слова давались с большим трудом. - Проклятие, надо же было посмотреть в его сторону.

    - Тебе стоило посидеть здесь, - усмехнулась девушка. - Ты очень быстро отучился бы смотреть в лицо.

    Раздевать покойника было занятием неприятным: под одеждой тело его оказалось поросшим густым мехом. За что мне такое наказание? - думал воин, вытряхивая покойника из штанов.

    Из затылка убитого торчал хвост арбалетной стрелы. Если в него попали ещё наверху... Воин поёжился. Успеть уйти так далеко, прежде чем сдохнуть! Ну отчего повсюду сплошь чудовища?!

    - И не противно тебе? - поморщился воин, глядя на сияющую Фиар.

    - Это лучшее, что я видела в жизни, - пояснила она и, вернув Ривллиму его плащ, одела поверх рубахи куртку.

    Провела по ней ладонями сверху вниз.

    Куртка ожила, сдвинулась, потекла. Когда всё прекратилось, куртка сидела на новой владелице, как влитая.

    - Здорово, - отметил воин. - Что, остальная одежда такая же?

    - В точности, - кивнула Фиар, и Ривллим подумал, что ей следует почаще улыбаться. Хотя... побыв здесь пленником, можно разучиться улыбаться навсегда. Отвлёкшись от раздумий, Ривллим осознал, что девушка смотрит ему в глаза, сжимая в руках чёрные штаны и ботинки.

    - Может быть, ты всё-таки отвернёшься?

    Мысленно сплюнув, воин развернулся и вышел, убрав возникшую было стену движением ладони. Как легко обучиться подобному! И всё-таки, кто же здесь ещё остался?

    Фиар возникла за спиной, довольная и бесшумная.

    - Хочешь обойти подземелье? - поинтересовалась она. - Тогда пошли. Здесь довольно много проходов. Если твой приятель не совсем сумасшедший, он не станет спускаться на нижние уровни. Я не знаю, что там, внизу.

    Девушку было не узнать. Живая ткань словно намеренно подчёркивала, насколько привлекательна фигура Фиар. Да и сама девушка неуловимо изменилась. Стала увереннее, исчезли подозрительность и неприветливый блеск глаз. Ох, намучаюсь я с ней, подумал Ривллим и кивнул.

    - Выглядишь ты теперь гораздо лучше, - произнёс он. - Раз уж напросилась, давай, показывай, где тут что.

    И начался долгий поход. Иллюзорные стены были, как выяснилось, повсюду; девушка открывала их одну за другой. И везде открывалось одно и то же. Тупик и клетка. Тупик и клетка. Клетки были пусты.

    - ...приковали меня к стене, велели молчать и не шевелиться, - рассказывала Фиар. Воин слушал её краем уха, тщетно пытаясь построить в уме план лабиринта. Просто придерживаться правой или левой стороны было практически бесполезно. Обилие перекрёстков и кольцевых коридоров могли бы запутать кого угодно... но Фиар чувствовала себя в лабиринте, как дома.

    - ...поняла, что про меня забыли. А когда этот кошмар в красной повязке приполз к моей клетке, еле успела спрятаться в солому. Он умирал не меньше часа, и казалось, что нервы не выдержат...

    Воин посмотрел на девушку с одобрением.

    - У тебя крепкие нервы, хелауа. Значит... чтоб тебя!..

    Последнее относилось к предательски блестевшему камню. Вновь воин попался в ту же ловушку. В этот раз он сумел обрести равновесие.

    - Это тоже на случай осады, - пояснила девушка. - Правда, всё это им не помогло.

    Повинуясь её жесту, иллюзорная стена растаяла, и Ривллим вздрогнул.

    Внутри клетки, прикованный по рукам и ногам к стене, сидел человек. Голова его безвольно свесилась на грудь.

    Некоторое время пришедшие смотрели на тело.

    - Интересно, он жив? - шепнула Фиар.

    - Приветствую вас, друзья мои, - неожиданно послышалось из клетки. Человек говорил, не поднимая головы; голос был звучным и спокойным - словно его обладателя не бросили здесь на верную смерть. - Я был бы очень признателен, если бы вы помогли мне выбраться отсюда.

    С этими словами он поднял голову. Воин вздрогнул вновь. Голова человека была совершенно безволосой; кожа имела зеленоватый оттенок. Ни волос, ни бровей, ни ресниц, ни бороды. Но самым страшным были его глаза.

    Вернее, их отсутствие.

    В сторону пришедших были обращены две пустые глазницы.

    - Я посоветовал бы не прикасаться к решётке, - произнёс слепой и вновь уронил голову на грудь. В этот раз в голосе не прозвучало никакой жизнерадостности.

    - - -

    Фиар со смешанным чувством страха и уважения увидела, как ярко вспыхивает Солнечный Лист, и как брызжут во все стороны искры. Меч остался идеально заточенным - ни царапинки, ни щербинки. Словно прошёл сквозь воду, а не закалённую сталь.

    Обломком стула воин отворил тяжёлую дверцу и постарался, как мог, заклинить её. Не хватало ещё застрять в этой клетке. Возможно, меч и справится с магической решёткой, но зачем рисковать?

    Он примеривался, как бы ему лучше перерезать цепи, ведущие к браслетам на руках и ногах, как слепой пошевелился и вновь заговорил.

    - Не стоит. Сначала расстегните их, если это вас не затруднит.

    Откуда он знает, что я делаю? - поразился воин. Впрочем, у слепых, как известно, чрезвычайно обостряются остальные органы чувств - в качестве возмещения. И всё равно трудно понять, как слепец угадал, что собирается делать его спаситель?

    Браслеты открылись на удивление легко. Все четверо. Воин обернулся, ощутив чей-то взгляд, и увидел девушку, молча указывавшую на свои запястья. Понятно. Вернее, ничего не понятно, но можно догадаться, чем она была так недовольна.

    - Откуда ж мне было знать, - проворчал Ривллим и ухватил узника подмышки, помогая подняться на ноги.

    Спасённый был высок. Ривллим не считал себя низкорослым при росте метр восемьдесят, но узник был выше почти на голову. Он поднялся и повертел в разные стороны головой, словно прислушиваясь.

    - Откуда с вами эта очаровательная особа? - спросил он и улыбнулся. - Трудно поверить, что она участвовала во вчерашней... во вчерашних событиях.

    - Не участвовала, - согласилась Фиар, внимательно наблюдая за дверцей. Та шевельнулась было, но клинья выдержали. Прошло несколько секунд и дверца, скрежетнув, сдвинулись.

    - Она закрывается! - предупредила девушка.

    В этот раз удалось покинуть клетку без приключений. Едва все трое покинули проход, как клинья не выдержали, и дверца захлопнулась. Гул удара долго отдавался эхом.

    Везёт мне сегодня, подумал воин устало. И никаких следов Шелна, чтоб ему добраться домой живым и невредимым. Зато собралась прекрасная компания - слепой и эта девчонка. Когда-то теперь вернёмся в Меорн...

    На голову упала капля.

    Он поднял голову; Фиар тоже. На потолке бушевало крохотное подобие океана. По нему двигались волны, словно подгоняемые ветром; слабый плеск доносился сверху и капли, одна за другой, начинали падать с превратившегося в море потолка.

    - Надо спасаться! - воскликнула девушка, побледнев от страха. - Начинается! Наводнение начинается!

    Похоже, она была права. Капли сыпались всё чаще; коридоры, не прекратившие светиться, выглядели теперь особенно жутко - море на потолке, пляшущие призраки-тени и льющийся отовсюду холодный свет. Толща воды над головой слабо светилась изнутри.

    Слепой двигался на удивление уверенно; Фиар помогала ему, чем могла, предупреждая о препятствиях. Безумная гонка по лабиринту продолжалась всего минут пять, но воин запомнил их на всю жизнь. С потолка лило уже, как из ведра; под ногами было по щиколотку воды и каждое падение могло обернуться серьёзными увечьями.

    Наконец - да не оставит нас Хранительница своим вниманием - показалась долгожданная лестница наверх и все трое, мокрые насквозь, выкарабкались наружу, чихая и кашляя.

    Оставаться в Башне не хотелось, и воин помог Фиар вывести слепца наружу.

    На солнце со спасённым случилось нечто странное. Слепой обхватил голову руками и присел, словно вечерний свет причинял ему невыносимую боль.

    - Вам плохо? - спросила его девушка, и воин отметил, что она обращается на вы. Интересно.

    - Нет, - ровным голосом ответил тот. - Просто... непривычно. Сейчас пройдёт. Где-то тут был бассейн...

    Фиар взялась провожать его, а Ривллим, который подобными зрелищами был уже сыт по горло, принялся осматривать окрестности в поисках дров. Солнце уже опускалось за стену, надо срочно придумать способ согреться и высохнуть. Хорошо ещё, что подземелье затопила обычная вода, а не какая-нибудь гадость.

    Попутно он проверил рюкзак. Отличная работа, подлинного мастера - нисколько не промок. Уже кое-что. А вот шляпа, когда высохнет, сгодится разве что пугалу.

    Вскоре на одной из лужаек разгорелся весёлый костёр и воин, переодевшись в то сухое, что ещё оставалось, развесил всё оставшееся для просушки. Хуже всего, что вода налилась в сапоги...

    Вскоре к костру подсела Фиар, чья новая одежда защитила её от наводнения, и слепой.

    Последний соорудил себе из куска своего мешка набедренную повязку и, похоже, его это вполне устраивало. Только сейчас воин обратил внимание, что освобождённый обут в лёгкие и прочные сандалии. Вид этих сандалий, звучание голоса, кожа оливкового цвета, плавность движений - всё это наводило на размышления.

    - Вам не холодно? - спросил Ривллим, поражаясь тому, что обращается к незнакомцу вежливо. Слепой отрицательно покачал головой.

    Это не человек, подумал воин неожиданно.

    Кто же тогда?

    Ответ пришёл сам собой. Позднее Ривллим будет долго думать, что послужило причиной для догадки, но так и не поймёт. Незнакомец перед ним одним из тех, кого в Меорне звали Лесным народом - похожая на людей раса, гораздо более древняя и - трудно это выразить словами - мудрая, что ли. Хотя слепой великан напротив не очень походил на тех ольтов (как их называли заезжие маги и проповедники), которые частенько наведывались в Меорн.

    - Eli va Olite samma? - обратился воин к слепому.

    - Eli-sa Anangil, - немедленно ответил тот, поворачиваясь к собеседникулицом, и улыбнулся. - Рад слышать, что дружелюбие не совсем покинуло эту проклятую богами землю.

    Он встал и слегка поклонился - воину и девушке, коротко прижав ладони к груди.

    - Меня зовут Вемкамтамаи, и я благодарен вам за спасение.

    - Я Фиар, - отозвалась девушка, поклонившись в ответ (хотя слепой, конечно, не мог этого видеть).

    - Я Ривллим Мегдлир, сын Эвейра из Меорна, - ответил воин, как требовал того ритуал. Кланяться было необязательно.

    - Меорн, - произнёс ольт и улыбнулся краем рта. - Как он? Я слышал, ильвемоары готовили ему незавидную участь.

    - Надеюсь, что город в полном порядке, - отозвался Ривллим, поворачиваясь к огню другим боком. Темнело необычайно быстро. Теперь они уже не успеют покинуть территорию Шести Башен. Плохо. Очень плохо. - Я пришёл сюда, чтобы отыскать своего товарища и друга, вместе с которым мы воевали. Он намеревался заглянуть в одну из Башен, но куда-то делся.

    - В подземелье его нет, - произнёс слепой, повернувшись лицом к огню. - Иначе бы его не затопило. Я оставался в сознании последние десять или около того часов и не слышал, чтобы кто-нибудь бродил по лабиринту.

    - Я тоже, - тихо добавила девушка.

    - Значит, придётся обойти остальные Башни, - пожал плечами воин. - Впрочем, одну я уже обошёл. Если никаких следов не отыщется, останется вернуться в Меорн и признать, что я не смог сдержать обещания.

    Наступило молчание, прерываемое только потрескиванием веток. Искры облаком взмыли над костром и спиралью понеслись вверх, угасая на лету.

    - Думаю, что мы поможем нашему спасителю, эллено? - ольт повернулся к девушке и вновь улыбнулся.

    Эллено. Ольтское слово, воину неизвестное. Похоже, не у одного Ривллима затруднения с Фиар - судя по интонации, с которым ольт произнёс это слово. Воин услышал, как губы его произносят:

    - Чем... - и спохватился. Чем вы можете помочь мне, хотело сорваться с языка. Это звучало бы не очень вежливо. - Вы знакомы с этими местами?

    - Я знал их ещё до того, как здесь поселились ильвемоары, - спокойно ответил ольт и холодок пробежал по спине воина. Он слышал, что ольты могут жить сотни, иногда тысячи, лет, но чтобы столкнуться с таким самому... Невероятно!

    - Буду рад любой помощи, - ответил воин и чуть наклонил голову. Это было правдой; до сих пор у него только прибавлялось проблем. Если ольт (сколько ему лет? двести? триста?) действительно знает эти места, его содействие может оказаться бесценным.

    - Превосходно, - кивнул ольт. - Потом, если вас это не слишком обременит, я хотел бы проследовать с вами в Меорн. Последние годы я веду чрезмерно сидячий образ жизни, - он коротко рассмеялся. - Перемена обстановки не повредит.

    - А как же я? - тихо спросила Фиар, устремив взгляд на Ривллима. - Мне очень нужно домой.

    - Сначала в Меорн, хелауа. Я на службе. Если в городе всё в порядке, буду рад проводить тебя домой. - Интересно, кто тянул меня за язык?

    Но сказанного не воротишь.

    - Хелауа! - рассмеялся ольт. - Это многое объясняет, сайир, - коротко кивнул он опешившему Ривллиму. - Будь поласковее с людьми из Меорна, эллено, - обратился он к нахмурившейся Фиар. - Они одни из немногих оставшихся разумных созданий, которые ещё помнят, как устроен мир и как следует вести себя в нём.

    Девушка пожала плечами и отвернулась.

    - Не стоит ли нам убраться отсюда? - спросил воин, с тревогой глядя на быстро чернеющее небо.

    - Здесь мы в безопасности, - возразил ольт. - А что касается пропитания... то вон там, рядом с бассейном, есть целая лужайка хальги, дикого картофеля. Не деликатес, но в печёном виде сойдёт. Боюсь, ничего другого здесь не найти.

    - Я скоро вернусь, - воин поднялся, надев почти просохшую одежду, обул всё ещё сырые сапоги и отправился в указанном направлении. Сухари лучше оставить на крайний случай - да и осталось их не так много. Хальга, конечно, пакость порядочная, но зато весьма сытная.

    При каждом движении сапоги издавали отвратительный скрип. Ривллиму казалось, что его слышит вся округа. Интересно, как ольт догадался, кем я служу? Это, конечно, не секрет, но всё же...

    * * *

    Ривллим считался человеком весьма уважаемым; в Меорне его положение именовалось сайир - что-то вроде мирового судьи, а в военное время - ещё и советника по вопросам обороны. Если перевести на средний язык. Сам средний язык, Тален, воину не очень-то нравился: в языке этом имелись лишь те звуки, которые были в том или ином виде доступны остальным расам. Упор делался на отчётливость, а не на благозвучие. В Меорне Тален использовался постольку, поскольку в нём частыми гостями были всевозможные торговцы.

    Сайир, помимо прочего, обозначал заметное положение в религиозной иерархии: сайир вхож почти во все культовые сооружения Хранительницы Леса, и с его мнением считаются даже высшие иерархи. Что не очень типично: в культе Хранительницы, Младшей из Триады, практически все ступени иерархии занимают женщины.

    Ольты, без сомнения, обладают врождёнными магическими способностями. Несмотря на солидный возраст и положение в обществе, рядом с Вемкамтамаи Ривллим ощущал себя мальчишкой. Само собой получалось называть его уважительно и обращаться за советом.

    ...Он быстро отыскал место, где ещё оставались пригодные в пищу клубни, и принялся откапывать их ножом. Интересно, откуда ольт знал, что клубни надо искать именно здесь? Все они были как на подбор: крупные, гладкие, словно не хальга, а культурный картофель.

    Положительно, этот ольт весьма не прост. Надо будет понять, отчего его держали здесь. Вемкамтамаи... так... что это может означать? Надо получше изучить ольтский язык. Не спрашивать же напрямую - не принято!

    - - -

    - Что такое хелауа? - спросила Фиар, как только воин удалился достаточно далеко.

    Ольт довольно долго молчал. Он, конечно же, знал ответ. Helauah - небольшое хищное животное. Неблагодарное животное. Из тех, что первым делом впиваются зубами в руку, вызволившую из смертельной ловушки. Архаичное слово, взятое из одного из священных гимнов Триады. Сам того не зная, Ривллим очень много рассказал и о себе, и о Фиар. Всего одним словом.

    - Так что же это?

    - Вряд ли я должен отвечать, - медленно проговорил слепой и повернул лицо к девушке. - Я ощущаю в тебе нечто большее, нежели власть над огнём, эллено. Я прав?

    Девушка осеклась и глаза её расширились. Пальцы правой руки непроизвольно погладили браслет на левом запястье.

    - Прав я? - переспросил ольт.

    - Да, - неохотно призналась девушка. - Но...

    - Я умею хранить тайны, как ты сама убедилась, - продолжал ольт. - Что означает это прозвище, ты либо узнаешь от него, либо не узнаешь вовсе. Впрочем, я догадываюсь, отчего он дал тебе его. У тебя на запястьях остались браслеты, верно?

    - Откуда тебе... откуда вам знать? - поразилась девушка.

    - Я много прожил, и думать пока что не разучился. Да и слух у меня превосходный. Хочешь, я сниму их с тебя?

    - Нет! - глаза девушки вспыхнули огнём. - Нет, ни за что! - она отодвинулась от слепого, словно тот намеревался схватить её.

    - Вот видишь, - ольт отвернулся. - Тебе придётся спросить его самого.

    - Вот ещё! - девушка презрительно вскинула голову. - Он всё скажет и сделает сам. Я знаю, чем мне это грозит в противном случае.

    - Суеверия поражают, не только людей, - проговорил ольт с грустью в голосе.

    При этих словах девушка вздрогнула и пристально посмотрела на странного собеседника. Эллено, значит. Дитя, в одном из переводов. Во всяком случае, она знала, что это означает.

    - Ты слишком простого мнения о нём, - добавил ольт. - Ты видела его меч?

    - Видела.

    - На что он похож?

    Девушка задумалась. Меч был необычным, огромным, с ярко пылающей золотой полосой вдоль клинка, со многими надписями на крестовине. Как ни странно, с эмблемой самих Башен - правильный шестиугольник, жирная точка в центре, соединённая волнистыми линиями с каждой из вершин. На что же он походил? Или... на кого?

    - Он весь словно из золота, - ответила она, наконец, - И кажется живым. А откуда вы знаете про меч?

    - То, что я не получаю от зрения, я получаю от всего остального, - вновь повторил слепой. И повторил свой странный жест, который девушка уже видела: соединил кисти рук за затылком так, чтобы кончики пальцев касались друг друга и медленно провёл соединёнными руками через голову, прикоснувшись в конце концов к груди.

    - Он возвращается, - произнёс ольт неожиданно. - Поговорим о чём-нибудь другом. Но запомни вот что: меч у него в высшей степени необычный. Если хочешь добиться своего, тебе придётся очень долго путешествовать с ним. Возможно, до конца жизни.

    - Я... - начала было девушка, но тут из мрака в круг света шагнул Ривллим и вывалил на траву огромную груду клубней.

    - Часть зажарим сейчас, - пояснил он, - часть позже. Предупреждаю, это не самое вкусное, что существует в природе.

    - Кому что нравится, - заметил ольт. - Если хальгу хорошенько потушить с... - он осёкся. - Впрочем, сейчас не время обсуждать кулинарию.

    Не произнося более ни слова, он встал и исчез во тьме.

    Девушка взяла в руки большой клубень и закрыла его ладонями.

    - Ты спрашивала его о том, что такое хелауа? - спросил воин, ловко закапывая часть оставшихся в горячую золу.

    - Спрашивала, - ответила та равнодушно.

    - Я понимаю, он не ответил.

    - Правильно понимаешь.

    - Подлинный ольт, - произнёс воин и, осторожно сняв с себя рюкзак, положил его поодаль. - Необычный человек. Жаль только, что слепой. Это должно быть ужасно.

    - Он, похоже, не так слеп, как кажется, - возразила девушка, не разжимая ладоней. - Так что по поводу моего предложения? Ты действительно поможешь мне вернуться домой?

    - После возвращения в Меорн - да.

    - Ты всегда держишь слово?

    - До настоящего времени считал, что всегда.

    - Держи, - девушка разжала ладони, и на траву перед Ривллимом упал дымящийся, потрескавшийся, превосходно приготовленный клубень.

    Воин долго смотрел на неё, не произнося ни слова.

    IV.

    Во сне он встал с лужайки, на которой уснул рядом с Фиар, и огляделся по сторонам. Ольт сидел, скрестив ноги, спиной к костру. Воин вспомнил, как ольт предложил себя в качестве часового. На недоумённый взгляд Ривллима последовало пояснение, что если противник не выдаст себя звуком, то с ним всё равно не справиться. Аргумент показался убедительным, учитывая, что слух у слепого оказался фантастически острым. Он отлично слышал то, что произносилось шёпотом на расстоянии в тридцать шагов.

    Итак, он встал. Фиар что-то прошептала и потянулась. Не просыпаясь. Воин долго смотрел на неё, поражаясь странной позе, которую та приняла. Необычная для человека - чуть выгнувшись назад, руки вытянуты вдоль тела, пальцы согнуты, словно у кошки, приготовившейся напасть. Постойте, может, она оборотень? Тогда многое стало бы понятным. Подумав немного, воин отверг это предположение. Во-первых, сейчас полнолуние. Во-вторых, оборотни терпеть не могут ни людей, ни прочие расы. Он склонился над Фиар и осторожно взял в руки прядь её волос. Тонкие и невероятно густые.

    Ривллим вспомнил, что Фиар пообещала сделать с ним, если он невзначай прикоснётся к ней ночью, и усмехнулся. Ну ладно. Что же его подняло?

    Дорога, возле которой находилась лужайка, уходила в направлении центральной части Шести Башен. Старинное название этого города-крепости так и переводится: Шесть Башен. Безо всяких излишеств. Надо будет расспросить Вемкамтамаи, что такого в этих Башнях. Отчего здесь постоянно заводится всякая магическая нечисть.

    Далеко-далеко, за пределами чёткой видимости, что-то слабо светилось. Словно крохотный светлячок - наподобие тех, что вились вокруг костра. Только светлячок этот должен быть величиной со слона, раз виден на таком расстоянии.

    За неимением других идей, воин направился в сторону светящегося пятнышка. Оно казалось туманным, расплывчатым, текучим. Но не таким, как призрачные огоньки в лесах близ Меорна или, скажем, на Синих болотах - к востоку от города. Те удаляются, меняют очертания, манят неосторожного путника дальше, дальше, дальше. Это же никуда не двигалось.

    Стоило сделать первый шаг, как Ривллим взлетел в воздух. И сразу же понял, что спит. Где ещё, как не во сне, можно было настолько плавно и неторопливо плыть по воздуху, управляя полётом одним лишь усилием мысли? Ощущение было восхитительным.

    Оказалось, что можно ускорять или замедлять полёт, ныряя вниз или, соответственно, взлетая вверх - словно рыба в воде. Не нужно было ничем двигать, достаточно только сосредоточиться. При всём этом полёт не мешал думать.

    Шелна здесь нет, это ясно. Обойти все Башни, надо всё равно: хотя бы для того, чтобы можно было смотреть в глаза его родственникам. А потом - медленно, осторожно двигаться в сторону Меорна. Там доложить обо всём и - раз пообещал - проводить эту несносную молодую особу домой. И зачем только он пообещал ей сопровождение?

    Светящийся силуэт постепенно приближался.

    Взгляду открылась центральная площадь. Та, от которой и исходило сияние. Шесть высоких зданий выходили на неё; шесть серых прямоугольных кусков гранита, пристально вглядывающихся множеством чёрных мёртвых глаз.

    Посреди площади стоял постамент. На нём должна быть статуя, но где же она? И почему светится площадь? Вся: камень под ногами, постамент, воздух над головой. Воин приземлился и осторожно оглянулся. Зачем он здесь?

    - Никто не сможет ответить, - из-за постамента вышел ольт Вемкамтамаи и, не отводя взгляда пустых глазниц, остановился шагах в трёх от воина. - Ты один знаешь, что должно случиться. - Воин заметил, что окружавшие площадь строения сдвинулись. Немного, но заметно для глаза.

    - Где статуя? - указал воин на постамент.

    - Статуя была, статуя ушла. - С другой стороны постамента вышел ещё один Вемкамтамаи и остановился с другой стороны, сверля собеседника провалами отсутствующих глаз. - Мир стал ей безразличен, она покинула мир. Теперь мир рассыпается на части.

    Послышался странный треск.

    Воин опустил взгляд и увидел, как по мостовой под его ногами пробежала трещина. Инстинктивно он отошёл, чтобы обе ноги стали по одну сторону её. Оглянулся. Здания вновь сместились.

    - Что за статуя? - спросил Ривллим, поворачиваясь от одного ольта к другому и не встречая ничего, кроме пустого выражения на неправдоподобно гладких, до блеска отполированных лицах. - Куда она ушла?

    - Твоя статуя, - послышался голос сверху и воин, задрав голову, встретился с мрачным лицом Вемкамтамаи. Третий ольт стоял на постаменте. - Отыщи её и спроси, отчего она решила сбежать. Но поторопись, время уходит.

    Вновь треск. Одно из зданий раскололось пополам. Изнутри посыпался песок.

    - Но я не успею! - крикнул воин отчаянно. - Всё происходит слишком быстро!

    - Я помогу тебе, - отозвались три голоса с трёх сторон и два остальных ольта вспрыгнули на постамент. Там они встали, все втроём, лицами наружу, упираясь плечами в плечи и взявшись за руки. Тут же зловещий треск и шорохи, доносившиеся со всех сторон, замерли, а трещина в земле сомкнулась. Сомкнулось и здание; о катастрофе напоминала лишь груда песка у стены. Лица ольтов (или ольта?) отражали сильное напряжение.

    - Не мешкай, - произнесли три голоса и три головы кивнули, каждая в свою сторону. После чего порыв ветра поднял в воздух лёгкого, как пушинка, Ривллима и с головокружительной скоростью повлёк назад, к костру. Окружающий мир размазался, рёв ветра оглушал.

    Сейчас я разобьюсь, подумал воин и зажмурился.

    Что-то толкнуло его под ноги.

    Он открыл глаза. Он стоял у костра, рядом со спящей Фиар. Рядом с ольтом, по-прежнему сидевшим спиной к едва тлевшему костру. Воин поднял голову. Наступило двойное полнолуние - и именно сейчас два ярко-лимонных диска, меньший под большим, освещали спокойный ночной пейзаж. Оглушительно пели насекомые; по округе разносились охотничьи крики сов.

    Небо резко повернулось, превратившись на миг в сплетение светящихся дуг. Когда оно остановилось, никаких лун на нём уже не было, а рисунок созвездий едва заметно изменился. Сильное головокружение поразило Ривллима, и он почувствовал, что падает...

    ...Открыв глаза, он понял, что всё ещё ночь. Костёр слабо тлел, пели насекомые, всё было, как и прежде. Снова сон? Скорее всего, нет. Да, действительно, он не спал: веки были тяжелы и стоит ему только прикрыть их, как он мгновенно уснёт вновь. Хорошо бы до утра ни видеть никаких снов.

    Фиар прижалась к нему; воин ощущал жар, исходящий от неё - но то был не жар лихорадки. Он припомнил, как она обожгла его лёгким прикосновением, как испекла клубень, подержав в ладонях. Наверняка именно за это её держали в клетке - мало ли для чего магам может потребоваться такое...

    Девушка что-то прошептала во сне и чуть слышно всхлипнула. Правая рука её опустилась на плечо Ривллима, и тот вновь поразился её силе и температуре. И даже подумал, не стоит ли осторожно снять с себя её ладонь, но не стал этого делать по двум причинам.

    Во-первых, она может проснуться, и тогда жди неприятностей.

    Во-вторых, будь он неладен, это было приятно.

    Последней мыслью, что посетила воина перед тем, как он провалился в целительный и крепкий сон без сновидений, было то, что все три ольта там, у постамента, были без сандалий.

    Странно, не правда ли?

    * * *

    - Доброе утро, доброе утро, - услышал Ривллим, едва только открыл глаза. Солнце уже поднималось над стеной. Его кипящие лучи вот-вот ударят прямо в глаза. - Наш спаситель мог бы отдыхать и дольше.

    Голос принадлежал ольту, и не было в нём ни капли иронии. Рывком поднявшись, воин тут же ощутил, что отвык спать в одежде. Тело протестовало. Давненько не ходил в походы.

    У костра стоял котелок с ароматным травяным настоем. Пахло приятно.

    Ольт пил травяной чай с видимым наслаждением; девушка, как заметил Ривллим, пила его через силу. Не привыкла, видимо. Пожелав всем доброго утра, воин твёрдым шагом направился к бассейну - умыться.

    И поразился, увидев кристально чистую, прозрачную воду. Отвратительные остатки мешков, в которые были облачены узники, всё ещё валялись поодаль, и воин решил сжечь их. Заодно избавившись и от источника заразы, и от неприятных воспоминаний. Осквернять водоём более не хотелось, и Ривллим, обнаружив, что машинально прихватил с собой рюкзак, открыл клапан и обнаружил внутри... котелок.

    Вот как.

    Ладно, разберёмся после. А пока он зачерпнул прохладной и приятно пахнущей свежестью воды и с наслаждением плеснул ею в лицо, смывая ночное беспокойство и остатки сонливости. Подействовало безотказно. Дальше он также действовал по привычке, наполнив фляги и ополоснув всю посуду. Её было не так уж и много.

    Десять минут спустя, когда он вернулся к костру, его ожидала корявая глиняная кружка с горячим чаем. Воин вспомнил, что подобный настой ольты именовали айлис, то есть напиток жизни. Существам, умеющим жить тысячи лет, можно доверять в вопросах здоровья...

    - - -

    - Посуду мы нашли в Башне, - пояснил Вемкамтамаи, кивнув в сторону девушки. - Одного комплекта всё равно не хватило бы. Траву наша очаровательная спутница собрала по моим описаниям. Надеюсь, чай придётся по вкусу.

    Как странно он говорит!

    - Терпеть не могу чая, - заявила девушка. - Лучше уж простую воду. На худой конец, лёгкое вино.

    - Вино, - покачал головой воин. - Надо же. Буду иметь в виду. Сейчас самое главное - набраться сил.

    - Набраться сил можно, хорошенько пообедав, - поджала губы Фиар. - И не дикой картошкой.

    - Думаю, надо спросить сайира, что он намерен делать, - вмешался ольт, видимо, ощущая, что воин вот-вот начнёт терять терпение. Ночь была нелёгкой.

    - Продолжать поиски бессмысленно, - заявил Ривллим, решившись признать очевидное. - Отправляемся на юг. Двигаться надо быстро: поблизости от Башен добычи не отыскать. Самое большее через неделю доберёмся до Святилища - и через час будем в Меорне.

    Ольт кивнул. Фиар смотрела равнодушно.

    - Я немного... послушал, что творится вокруг, - пояснил ольт, продолжая улыбаться. - Мы здесь одни. - Улыбка померкла. - Я понимаю, как неприятно это звучит.

    Откуда тебе знать? - хотел спросить воин, но сдержался. Слова о том, что великан не столь слеп, как кажется, начинали обретать в его голове новый смысл.

    - Тогда в путь, - завершил воин, хлопнув себя по коленям. - Полчаса на сборы, затем - к юго-западному проходу.

    - Почему не к южному? - удивилась девушка.

    - С юга Башни защищает дремучий лес, - пояснил Ривллим, собирая посуду. - Сейчас, возможно, он не столь опасен, как позавчера, но лучше не рисковать. Юго-западная тропа выходит на Хеввелский тракт. Одна из самых безопасных дорог.

    Больше вопросов не было. Пока ольт молчал, Ривллим ощущал себя командиром их крохотного отряда. Но стоило ольту заговорить, как опыт и знания, за которые его уважают сотни людей - куда-то исчезали. Ривллим был рад тому, что слепой предпочитал помалкивать. Наверное, осознавал, как действует на остальных.

    За Фиар, однако, нельзя было ручаться. Утром она стала почти такой же дикой, как и вчера, в полдень. Всем своим видом показывала, что по каждому вопросу имеет своё мнение; но, хвала Владыке Мудрости, не пыталась навязывать свою волю. По крайней мере, явно. Эта дорога мне будет стоить лет пять жизни, хмуро подумал воин. Ему доводилось сталкиваться с подобными особами - как правило, людьми из высших кругов. Меорн не такая уж глухая провинция Большой Земли, как принято считать. Выполнять работу для сильных мира сего - занятие, в высшей степени неблагодарное. В особенности, когда эти сильные постоянно воюют друг с другом.

    Придав своей шляпе как можно более приличный вид, Ривллим оглядел остальных. Девушка наотрез отказалась надевать что бы то ни было на голову. Ольт, в своей набедренной повязке и сандалиях походил на отшельника-друида. Издалека мы будем выглядеть, как труппа бродячих артистов, подумал воин невесело.

    Хороша погодка. Если она подержится такой ещё недельку-другую, будет как нельзя лучше.

    - - -

    Ольт принялся рассказывать истории из своих путешествий по северу континента - преимущественно для девушки, которая явно не привыкла путешествовать пешком и очень скоро стала раздражительной сверх обычного. Что бы там они ни говорила, а хальга в сочетании с травяным чаем почти полностью вернули ей человеческий облик. Надо поучиться у ольта медицине, решил воин. В травах он разбирался ровно настолько, чтобы, оставшись в лесу, не пропасть. А хорошо бы научиться творить те мелкие чудеса, одно из который слепой сегодня показал. Ривллим и сам ощущал необычный прилив сил; мир казался юным и гораздо более дружелюбным, нежели обычно.

    До стены они добрались без приключений; пришлось только пройти полкилометра к югу, прежде чем обнаружилась та самая, почти неприметная дверца. Тут-то Ривллим и сделал первое неприятное открытие.

    На стенах тоннеля отсутствовали пометки. Новых не было - и ладно, но куда подевались его собственные? Осыпались за ночь от сырости? Невозможно. Вот тут была одна - на расстоянии вытянутой руки от входа, на левой стороне. Точно такая же - на правой, у дальнего выхода. Где они?

    Воин почти что услышал щелчок, с которым ожили его рефлексы и проснулся внутренний наблюдатель. Тот, который бодрствовал при малейших признаках опасности.

    Когда они вышли наружу, Ривллим поразился вновь.

    Лес был не тот.

    Совсем не тот. Не те деревья стояли не на тех местах; лес стал гуще, зеленее, перестал быть мрачным. Птицы усердно упражнялись в пении, доказывая свои права на клочок земли, дерево, куст, на котором находились. Трава росла пышным ковром; тропа, которая была отчётливо видна даже в безлунную ночь, заглохла.

    Ощущения можно было выразить так: этого не может быть!

    Ольт и девушка, однако, ничего не замечали. Или делали вид.

    Открытие настолько поразило воина, что он очнулся от ощущения нереальности только, когда показался тракт.

    Тракт тоже был не тот. Знакомый ему был вымощен крупными гладкими гранитными брусками; сейчас же перед ними простиралась вырубленная в лесу, изрядно вытоптанная дорога. Пыль лежала на ней глубокими лужами, готовая подняться в воздух при первом же прикосновении. Обочины были загажены. Кроме того, на путевом столбе-указателе было кровью выведено слово на неизвестном воину языке. Свежей кровью. А вокруг - никого.

    Что за наваждение, что тут произошло?

    Ривллим понял вдруг, что ольт с девушкой стоят у него за спиной и молчат. Ещё он заметил, что держит правую ладонь поднятой вверх, ладонью к себе. Понятный знак: поберегись! Рядом опасность!

    - Кто-то движется с юга, - произнёс воин, прежде чем разум успел осознать смысл сказанного. Чувства и навыки работали безупречно. - Большая группа людей. Движутся медленно.

    Все трое, повинуясь бесшумному знаку, скрылись под сенью старого орехового дерева, вокруг которого непроницаемой стеной росли колючие кусты.

    Прошла томительная вечность, прежде чем послышались звуки. Неторопливый цокот копыт, разговоры (на каком-то варварском наречии, чем-то напомнившем неудобоваримый язык западных кочевников) и звук множества медленно бредущих ног.

    - Что происходит? - шепнула изрядно удивлённая Фиар.

    Постепенно в поле зрения показалась процессия. Два всадника впереди - оба высокие, темнокожие, с плоскими лицами; два всадника позади. Восемь пеших воинов - братья всадников по крови, несомненно.

    А посередине двигалось человек сорок пленников. Самых настоящих. С колодками на шеях, одетых в тряпьё и с безразличным выражением глаз.

    Всё это было невозможно, необъяснимо и чудовищно.

    Часть 2. Котёл

    V.

    - Ты так и будешь молча глазеть? - яростно шепнула девушка, также, видимо, потрясённая увиденным. Рабство практически перестало существовать на Ралионе, когда с кочевниками, основной угрозой цивилизации, было покончено.

    ... Когда было покончено!

    Мысли неслись вихрем, времени следить за ними не было. Фиар права; надо что-то предпринимать. Наверное, всех троих выручило то, что воин вышел на дорогу, не подумав над тем, есть ли у них какие-нибудь шансы. Поскольку шансов, скорее всего, не было.

    Вся процессия мгновенно остановилась, когда шагах в пятнадцати от ближайшего всадника на обочине возник высокий, мрачный воин с огромными ножнами на поясе и холодным взглядом, в котором не было и следа страха.

    - Кто вы такие, что позволяете себе забирать людей в рабство? - громко осведомился воин, положив руку на рукоять меча. Говорил он на том самом варварском наречии; точнее, на том его обрубке, которое сохранилось до настоящего времени.

    Конвоиры отреагировали моментально; всадники выехали вперёд, чтобы не позволить, в случае чего, скрыться наглому чужеземцу; пешие воины остановили колону пленных и молча стояли, нацелив в беззащитных людей копья. Никто из противников не походил на новичков. Ох, что сейчас будет, подумал воин. Но деваться некуда. Хотя можно, пользуясь густыми зарослями, отступить назад, за крепостную стену Шести Башен.

    Странно, что Шесть Башен пусты... в то время как здесь творятся подобные вещи.

    - Кто ты такой, наглец, чтобы останавливать доблестных воинов великого Шамульеза? - спросил ближайший всадник и по его сигналу четыре копья хмуро уставились в грудь пришельцу. - Кто позволил тебе разгуливать по дорогам вооружённым? Отвечай немедленно, если не хочешь присоединиться к этому стаду.

    Пешие воины и двое всадников загоготали.

    - Вторгаясь на земли, священные и благословенные Хранительницей Леса, вы рискуете навлечь на себя её проклятие, - послышался рядом знакомый голос.

    Не веря своим ушам, Ривллим обернулся. Ольт двигался чуть позади мрачной Фиар, положив руку на её плечо. Так и есть - поводырь и слепец. Вот только какая нелёгкая заставила их вылезти из укрытия? Ривллим быстро перебрал в уме возможные варианты развития событий и понял, что ни один не сулит ничего хорошего.

    О том, что творится нечто несуразное и дикое, он уже не задумывался. Сейчас было важно остаться в живых.

    Ответом ольту был дружный смех.

    - Хороша компания, - продолжил всадник, что заговорил первым. Одет он был в богато украшенные кожаные доспехи; многочисленные драгоценности украшали его одежду, сбрую коня и вообще всё снаряжение. Не исключая копья. - Этого слепого урода я лично отвезу великому вождю. Будет у него любимой игрушкой. А эту прекрасную черноволосую красавицу, пожалуй, оставлю себе...

    Воин, чуть свесившись из седла, откровенно разглядывал Фиар, на губах которой появилась улыбка. Эта улыбка испугала Ривллима сильнее, чем сколь угодно страшная гримаса ярости.

    - ...Но сначала я прибью к столбу этого недоумка, - заключил воин и взмахнул рукой. - Потерпи немного, моя дорогая, сейчас мы со всем разберёмся.

    Бежать было поздно, да ольт с девушкой и не собирались бежать. Более того, девушка сделала несколько шагов по направлению к всадникам, а ольт остался стоять, сохраняя растерянное выражение лица. Ещё бы, ведь он остался без поводыря.

    - Ну ладно, - произнёс Ривллим, и Солнечный Лист очертил перед ним сияющую дугу. Всадники уже пришпоривали лошадей; позади них стояли пешие копейщики. Судя по всему, пленники в расчёт вообще не принимались.

    Правой рукой воин привычно очертил в воздухе магический знак, призывая Хранительницу в свидетели, взывая к ней о справедливости. Ну, двух-то я точно успею уложить, подумал Ривллим; тело уже само двигалось так, чтобы вражеское копьё его не достало.

    Тут же случилось непредвиденное. Два ближайших коня, что неслись во весь опор, взглянули хмурому человеку в глаза... и взбесились. Один из них встал на дыбы так резко, что всадник выпал из седла, запутавшись ногами в стременах. Конь, пронзительно заржав, со второго раза смог избавиться от всадника. От удара копыт того подбросило в воздух метра та два и бросило лицом на камни. Больше он не двигался.

    Второй оказался умнее и спрыгнул с лошади; предоставленное самому себе животное тотчас унеслось вслед за своим сородичем дальше по дороге. Недавний всадник, имевший виды на Фиар, оказался никудышным фехтовальщиком. Впрочем, тягаться с Солнечным Листом в умелых руках...

    Один из оставшихся всадников наклонился и на скаку поймал и перебросил через седло не особо сопротивлявшуюся девушку. Увернувшись от двух копий, Ривллим услышал душераздирающий крик, глухой стук падающего тела и вопль ужаса. Неудавшийся похититель лежал на спине с жуткой гримасой на лице; вместо глаз у него были две чёрные кипящие дыры.

    Затем как-то быстро всё завершилось.

    Как в тумане, Ривллим видел четырёх упавших на колени и умоляющих о пощаде копейщиков; четвёртый всадник, с копьём в спине, лежал под копытами неожиданно успокоившейся лошади; Фиар стояла перед сдавшимися противниками, между ладоней её петлёй горело нестерпимо яркое алое пламя.

    Самое поразительное было то, что у ног ольта лежало ещё два нападавших; одному из них слепой поставил ногу на спину; к затылку другого приставил острие копья. Как такое могло произойти?

    День выдался богатым на неожиданности.

    - Один сбежал, - сообщила девушка спокойным голосом. Её хладнокровие ужасало. Стараясь не глядеть на покойника с выжженными глазами, он вытер Лист и аккуратно вложил его в ножны. На негнущихся ногах направился к пленникам. На лицах недавних рабов впервые появилось осмысленное выражение - надежда.

    - Разве нужно было делать такое? - спросил Ривллим, принимаясь связывать копейщиков по рукам и ногам. Те настолько перепугались, что не оказывали ни малейшего сопротивления.

    - Мы живы, - ответила Фиар и огонь, переливающийся из одной её ладони в другую, угас. - Ты предпочёл бы присоединиться к ним? - она кивнула в сторону недавних пленников. - Этих дикарей можно пронять только одним: страхом. Ничто, кроме силы, на них не действует. Я уже встречалась с им подобными.

    Говорили они на среднем наречии, копейщики его не понимали.

    - Надо срочно привести его в чувство, - донёсся до Ривллима голос девушки. - Скоро пожалуют гости.

    Чья-то рука с размаху хлопнула воина по плечу и тот, наконец, понял, что всё произошедшее - не сон.

    - Надо увести этих несчастных в лес, - спокойно произнёс ольт, переламывая копьё, словно травинку. - Слышишь, Ривллим? Если оставим здесь, им конец, - и зашвырнул обломки далеко в сторону.

    - А если здесь правят эти... всадники? - Ривллим указал рукой на связанных копейщиков, по-прежнему стоявших на коленях и те попадали лицом в траву, заметив на лице грозного воина нечто такое, от чего не вымолить пощады. - Будем воевать с ними со всеми? Надо разобраться, что тут происходит, чтоб им всем провалиться!

    - Здравая мысль, - кивнул ольт и воин полностью уверился в том, что тот на самом деле всё видит. Непонятно, как - но видит. - Я постою здесь, а вы потолкуете с пленниками.

    Переглянувшись, Ривллим с девушкой подошли к сгрудившимся, радостно улыбающимся людям. Судя по состоянию последних, вряд ли их гнали больше суток.

    Спустя пять минут и с цепями, и с верёвками было покончено.

    - Кто-нибудь меня понимает? - спросил Ривллим на среднем наречии. Многие отрицательно покачали головами; некоторые ответили. Как ни странно, воин понял, что ему говорят, хотя изъясняться на этом языке не умел. Он повторил вопрос на остальных трёх знакомых ему. С тем же успехом.

    Большинство пленников, заметил Ривллим, были женщинами.

    - Знаешь другие языки? - спросил воин у Фиар.

    Та покачала головой.

    - Знать-то знаю, да только они не поймут.

    - Позови Вемкамтамаи, - сухо приказал Ривллим и девушка, кивнув, испарилась. Сам он тем временем знаками показал освобождённым, чтобы они убрались с дороги в лес, и те подчинились - настолько быстро, насколько позволяли оставшиеся силы. Вскоре появился ольт.

    - Я не знаю ни одного известного им языка, - пояснил воин. - Надо расспросить их, что случилось, и придумать, куда их девать.

    - Договорились, - кивнул ольт и вновь провёл над собой сцепленными ладонями. - Так... полчаса у нас точно есть. Поговори пока с теми вояками, а я попытаю счастья здесь.

    Фиар не отставала от Ривллима ни на шаг.

    - Как это у тебя ловко получилось, - проговорила она, тяжело дыша. - Похоже, твой меч режет абсолютно всё.

    - Это священное оружие, - мрачно пояснил воин. - Всякий раз, когда я его обнажаю, я рискую расположением богини.

    - И ты не взял с собой оружия... попроще?

    - Об этом позже.

    Они подошли к тем самым кустам, в которых несколько минут назад наблюдали за появлением конвоя. Теперь там находились все шестеро выживших копейщиков. Выражение непередаваемого ужаса покинуло их посеревшие лица.

    Что бы им такое сказать? - думал воин, хмуро глядя им по очереди в глаза. Убивать - нельзя, они сдались. Оставить здесь - а ну как появится подкрепление? Тут он вспомнил про то, что случилось с лошадьми, и его осенило.

    - Я отпускаю вас, - произнёс он, сохраняя на лице как можно более лютое выражение. Фиар отшатнулась и недоумённо взглянула на спутника. Тот знаком приказал ей молчать. - Но знайте: гнев Хранительницы Леса и её сестры, Покровительствующей Мстителям, падёт на вас и всех ваших родственников, если вы хотя бы помыслите причинить вред мне, моим друзьям или друзьям моих друзей.

    И вновь начертил в воздухе перед собой знак Хранительницы.

    Фиар, как и связанные копейщики, увидела, как за спиной воина возникла и развеялась фигура невысокой женщины в зелёном плаще; огромный волк сидел у её ног. Сам же Ривллим ощутил, что откуда-то из пространства на него обрушился поток силы, от которой на краткий миг он ощутил себя всемогущим. Дышать стоило немалого труда - горячий воздух обволок, словно одеялом.

    И тут же всё прошло. Однако ощущение силы, бодрости и уверенности осталось. То же самое испытывала и Фиар. Она видела всё, словно в тумане, не веря своим глазам.

    Воин быстро развязал копейщиков одного за другим.

    - Убирайтесь, - приказал он. - И никогда сюда не возвращайтесь.

    Копейщиков не пришлось долго уговаривать. Торопливо поклонившись воину и девушке, они бегом устремились в направлении, в котором некогда двигался конвой. Воин отвернулся и подошёл к Фиар; та заметила, что руки его дрожат, на лбу выступил обильный пот.

    - Если бы кто-нибудь сказал мне, хелауа, что у меня это получится, я...

    - Сзади! - крикнула Фиар неожиданно. Один из копейщиков, явно желающий оставить за собой последнее слово, остановился у обочины и как раз замахивался, чтобы метнуть в спину воина тяжёлый кинжал.

    Ривллим только-только начинал оборачиваться. Времени не было. Фиар прыгнула, сбивая его с ног, готовясь потратить немногие оставшиеся силы на то, чтобы отвести снаряд в сторону...

    Раскат грома прокатился над поляной. Кинжал неожиданно изменил направление полёта и на полпути вонзился в землю с такой силой, что тут же исчез. Вероломный нападающий бросился было наутёк, но земля расступилась под его ногами - стала трясиной, бездонной и жадной. Несколько секунд копейщик отчаянно боролся за свою жизнь, после чего исчез под землёй. Небо посветлело и зыбкая трясина вновь стала зелёной и приветливой поляной.

    Остальных копейщиков уже не было видно.

    Ривллим поднялся сам и помог подняться девушке.

    Ольт подбежал к ним - бесшумно, ни разу не запнувшись.

    - Что происходит? - спросил он. - Птицы куда-то делись, звери разбежались. Должна быть очень веская причина!

    Фиар, запинаясь, рассказала, что именно произошло. Лицо её представляло собой одни огромные глаза.

    - Сайир! - воскликнул ольт, на миг низко склоняясь перед Ривллимом. О боги, подумал тот мрачно. Только этого мне не хватало. - Я рад, что Хранительница на нашей стороне. Надеюсь, так будет и впредь. А пока подумаем, как справиться с отрядом, который вот-вот прибудет по наши души.

    Воин предложил направление, и все трое скрылись среди деревьев. На удивление Ривллима, пробираться среди деревьев ни для кого не составило труда. Ну ольт, с ним всё понятно. Родственник леса, так сказать. А Фиар где этому научилась?

    - Достаточно, - произнёс ольт в конце концов. - Присядем и подумаем. Мне удалось поговорить с пленниками и новости, должен признаться, не самые радостные.

    - Какие именно? - воин прислонился спиной к дереву и вытянул уставшие ноги. - Увидеть, как людей угоняют в рабство, само по себе неприятно. Такого не случалось почти полторы тысячи лет.

    Если бы ольт был зрячим, можно было бы сказать, что он и Фиар переглянулись.

    - Дольше, - подтвердил ольт. - Этот Шамульез подчинил себе почти всю центральную часть материка, от западного побережья до озера Вереньен.

    Ривллим поднял на ольта недоумевающие глаза.

    - Озеро, что лежит в долине, к западу от Башен, - пояснил Вемкамтамаи. - Так оно называется сейчас.

    Сейчас, подумал воин, и эта мысль отчего-то взволновала его. Никакого Шамульеза он не знал. Да и кому было бы под силу подчинить столь огромные территории? Давным-давно, когда кочевые племена всё ещё были сильны и господствовали по всему западу, от долины Паэрон до снежных равнин Колиндха империи Лерей - да.

    - То, что мы видели - не редкость в этих местах. Области Башен, опасаются и кочевники, и здешние жители. Один из пленников в молодости был воином; судя по всему, он неплохо осведомлён. Генерал Той-Альер оборонять подступы к Меорну и не в состоянии защитить прилегающие к Башням земли. Их жителям было велено перебраться южнее. Те, кого мы встретили, отказались переселяться. И пострадали.

    - Той-Альер, - повторил Ривллим хриплым голосом, не слушая дальнейших слов. - Шайр. Четыре тысячи лет назад. Мне это снится, Вемкамтамаи или всё это на самом деле? Какой сейчас год?

    - Я знал, что ты догадаешься, - кивнул ольт. - Тринадцать тысяч двести восемьдесят пятый год от Рассвета. Четыре тысячи пятьсот девяносто третий год до пришествия Бога Дайнера. - Он невесело усмехнулся. - Четыре с половиной малых месяца до моего рождения, если это вам интересно.

    Фиар с завистью поглядела на ольта.

    - Помолчите минутку, - попросил Ривллим, видя, что ольт готов продолжать. - Я пытаюсь не сойти с ума, Вемкамтамаи. Если ты не замолчишь, мне это не удастся.

    И сел, прижав голову к коленям.

    - А мой... - начала было Фиар, но ольт поднёс палец к губам и девушка, кивнув, замолчала.

    * * *

    - Сайир, - Фиар прикоснулась ладонью к его плечу и легонько потрясла. - Пора что-нибудь предпринять.

    Судя по её тону, она полностью излечилась от недавнего уважения к человеку, умеющему призвать силу Хранительницы Леса. Иными словами, вновь стала нетерпеливой и бесцеремонной. Пожалуй, так лучше, подумал воин. При мысли о том, что Фиар может стать робкой и послушной, делалось худо.

    - Что можно предпринять? - спросил он, поднимаясь на ноги и стукаясь головой о толстый сук. - Проклятие!

    Фиар невинно улыбнулась.

    - Надо подумать, как будем встречать отряд, который вот-вот пожалует, чтобы развесить наши головы на шестах вдоль дороги.

    - Какие ещё головы? - Ривллим не сразу понял, о чём речь. - И зачем тебе помощь? Насколько я понимаю, ты сможешь запечь всех нападающих заживо. Вместе с лошадьми.

    Девушка обиделась.

    - За кого ты меня принимаешь?! - вспыхнула она. - По-твоему, мне это доставило удовольствие?

    Воину стало неловко.

    - Прошу прощения, - склонил он голову. А когда поднял взгляд, увидел глаза, широко открытые от удивления.

    - Поразительно, - произнесла девушка. И улыбнулась. Правда, улыбка почти сразу же из приятной сделалась ядовитой. - Поразительно. Надо запомнить этот момент.

    - Не забудь запомнить нашу первую встречу, - посоветовал Ривллим, не удержавшись. Он ожидал новой вспышки, но её не последовало.

    - Не забуду, - махнула рукой Фиар. - А вот и Вемкамтамаи.

    И добавила, почти шёпотом.

    - Укрощение огня быстро утомляет меня в... - она запнулась. - На меня пока не рассчитывайте.

    - У нас появилось трое помощников, - произнёс ольт, приближаясь. - Самое время устроить засаду.

    - Один вопрос, - остановил его воин. - У меня сложилось ощущение, что ты всё прекрасно видишь.

    - Вижу, - кивнул слепой. - Хотя в это трудно поверить.

    - Но... как?

    - Долгая история, сайир. Я расскажу её позже.

    Кивнув, воин направился следом. Фиар шла позади, и воин постоянно ощущал затылком её горячий - во всех смыслах - взгляд. Она тоже что-то скрывает, подумал Ривллим. Но, в отличие от ольта, не торопится открывать свой секрет.

    То, что ольт как-то незаметно перешёл на ты, не сразу дошло до его спутников. В разговоре с ольтом тон почти всегда задаёт ольт.

    * * *

    - Всё очень просто, - ольт указал на изгиб дороги. - Там будет наша приманка. К моменту появления шалиритов...

    Воин поднял недоумённый взгляд на Фиар, и та пояснила: - Они зовут себя Потомки Шалир.

    - К моменту их появления, - продолжал ольт, - мы приготовим несколько ловушек - сбить их с лошадей. Поскольку серьёзного сопротивления они не ожидают, неожиданность должна быть основным оружием. В тот раз главным действующим лицом был ты, Ривллим. Теперь я временно займу твоё место. Вы с Фиар придёте на помощь в крайнем случае.

    - Ты собираешься справиться с четырьмя всадниками?

    - С десятью, - поправил Вемкамтамаи. - К этому моменту не все они будут всадниками. Наши помощники постараются спешить, кого удастся. Дальше будет проще.

    Ривллим с сомнением покачал головой.

    - Не думаю, что тебе одному удастся справиться с...

    Ольт, не отвечая, взял у одного из недавних пленников три дротика и метнул их, один за другим - так быстро, что очертания его руки размылись.

    Все три снаряда вонзились один под другим в засохшее дерево - шагах в двадцати. Строго сверху вниз. На расстоянии дюйма друг от друга - хоть иди да измеряй.

    Шумок восторга пронёсся над поляной.

    - Прежде, чем я ослеп, - пояснил ольт после того, как извлёк дротики и вернулся, - я тоже был лесничим, проводником и спасателем. В некотором роде.

    - Я ощущаю себя сосунком, - признался Ривллим; без зависти, но с ощутимым восторгом.

    - Если бы у тебя было столько же времени тренироваться, - ответил ольт рассудительно, - ты бы так не говорил. Однако время уходит. Ну что, есть возражения, поправки?

    Таковых не оказалось.

    - И запомните, - в очередной раз наставил Вемкамтамаи трёх своих помощников. - Сделали своё дело - и сразу же в лес. Не ищите подвигов. В настоящем бою ошибаются только раз.

    Те кивнули и отправились каждый к условленному месту - делать последние приготовления. Видно было, что им море по колено - присутствие спасителей вдохнуло в них новые силы.

    Ведь каждый из них в душе успел уже умереть, и не раз.

    * * *

    - Я не понял, что имелось в виду под дальше будет проще, - шепнул Ривллим Фиар, сидевшей рядом с ним. Кусты надёжно скрывали их. - Мы объявили войну этим... шалиритам? Мы втроём против их армии?

    - Он намерен выиграть время, - пояснила девушка. - По крайней мере, я так считаю. После того, что расскажут вернувшиеся - а ближайший пост недалеко - сюда выедет десятка, чтобы проучить дерзких рабов. Если десятка не вернётся, гонцы отправятся за подмогой, а остаток поста направится сюда - на разведку, стараясь не ввязываться в серьёзные сражения. Дальше понятно.

    - Не вижу причин радоваться. Сюда пожалует нечто большее, чем дюжина головорезов.

    - Время, сайир, время. До поста не более получаса езды. Итого час с лишним до следующего отряда. Плюс часа три-четыре, прежде чем там решат, что дело плохо. А до их крепости...

    - Шайр.

    - Вроде бы, Шайр. До крепости, где находятся основные силы, четыре дня пути. Шалириты чувствуют себя здесь хозяевами и не сразу заподозрят неладное.

    - Ну допустим. Но зачем нам так нужно время?

    - Пожить ещё немного, - Фиар посмотрела на собеседника, словно на маленького ребёнка. - Кроме того, два гонца отправились на юг, со срочным донесением к генералу.

    - Хотел бы я знать, какое донесение сможет отвлечь его сюда, - проворчал Ривллим, заметив, что птицы в округе умолкли. - Но в одном я полностью согласен с тобой, хелауа. Пожить ещё немного - не такая уж и плохая идея.

    - Меня зовут Фиар, - громко прошептала девушка. - И ты выучишь это имя.

    Ривллим не успел ответить: из-за поворота, на миг опередив грохот копыт, вынеслось пять пар всадников. Вид у них был свирепый.

    Ривллим, не обращая внимания на то, что рука Фиар больно сжала его плечо, приподнял голову. Встретился взглядом с конями, несущимися почти прямо в их сторону.

    И понял, что кони узнали его. Или как можно было назвать это ощущение? Между ним и животными неожиданно возникла связь. Словно последние давным-давно привыкли подчиняться ему.

    Чувство было до того странным, что становилось страшно.

    - - -

    Ловушка сработала не так уж и плохо - учитывая, что времени на тренировку почти что не было. Стена деревьев надёжно скрыла встречающих; всадники не заметили, что с некоторых деревьев по правую руку свисают верёвки. Их внимание было привлечено гнусной картиной: поодаль, у следующего поворота, трое беглых рабов деловито обыскивали тело убитого шалирита.

    Мысль о том, что это можно было сделать давным-давно, запоздала. Поэтому, когда что-то свистнуло и поперёк дороги протянулисьверёвки, времени на манёвр не осталось. Трое всадников полетели на землю; один расшибся сразу же, двое других были сильно оглушены. Четвёртый успел пригнуться, но протянувшаяся из ниоткуда рука оливкового цвета исправила недоразумение. Третья двойка не только избежала опасности, но и уничтожила коварную преграду: короткие тяжёлые, чуть изогнутые клинки расчистили дорогу.

    Четвёртая двойка проследовала за предыдущей.

    Последняя же, резко осадила и развернула лошадей: с явным намерением отправиться за подкреплением. Ольт был занят; что-то сделать могли лишь они с Фиар.

    Вылезать было небезопасно. Ощущая, как сила вливается в него отовсюду, Ривллим поднял руку и мысленно приказал коням:

    Назад!

    Тут же всё смешалось. За его спиной продолжался бой; четверо уцелевших всадников тщетно пытались справиться с неожиданно заупрямившимися конями, что норовили немедленно повернуть назад. Двое отступавших же обнаружили, что их подседельные исполнились желания стать свидетелями неожиданной битвы.

    Мысленные приказы, отдаваемые коням, не оставались без ответа. Не привыкший к подобному способу общения, Ривллим оказался парализован: его воля и воля десятка коней не оставили места чему бы то ни было ещё. Он заметил только, что девушка выскакивает из-под низко растущих кустов и ныряет в самую гущу.

    Силы управлять животными иссякли внезапно.

    И воин осознал, что устал, словно целый день, без отдыха, таскал тяжёлые мешки. И это только передышка? - ужаснулся Ривллим. Да я уже ни на что не гожусь!

    - Сейчас выйдем на солнышко, - голос Вемкамтамаи. Кто-то подхватил Ривллима под руки и куда-то повёл. Страшно хотелось спать. - Минут через десять он будет в полном порядке.

    - Что с ним? - Фиар.

    - Переоценил свои силы. - Ольт. - Его вмешательство нам сильно помогло. Не уверен, что мы догнали бы тех двоих.

    Сил сопротивляться сну не осталось. Мигом позже - как ему показалось - он увидел себя лежащим в тени под деревьями. Поодаль ольт что-то обсуждал с вновь обретёнными союзниками. Рядом, привязанные к дереву, стояли два коня. Ни шалиритов, ни остальных коней не было видно.

    - Проснулся? - Фиар сидела рядом, застёгнув чёрную куртку до горла. Как ей только не жарко? - Как самочувствие?

    - Превосходно, - Ривллим уселся и понял, к величайшему изумлению, что бодр и полон сил. Голова была ясной. - Волшебство какое-то.

    - Это уж точно, - Фиар протянула фляжку и Ривллим с наслаждением выпил воды. - Что самое странное, я тоже успела отдохнуть. Спрашивала Вемкамтамаи - он только улыбается. Радуйся, говорит, что попали в такое место.

    - Может быть, мне всё-таки объяснят, чем мы занимаемся? - воин проверил поклажу, тщательнее всего - ножны с Солнечным Листом. - Похоже, что все всё знают. Кроме меня.

    - Мы намерены держать оборону настолько долго, насколько получится, - ответил ольт, подходя к ним. - Пока что удача улыбается нам. Часа четыре, а то и больше, на посту не будут знать, что стало с отрядом. В конце концов, преследование разбежавшихся рабов - занятие долгое. У нас есть время подумать, что будем делать в следующий раз. Опасно считать противника глупым, нужно готовиться к самому худшему. Насколько удалось узнать у пленников, особого беспокойства на посту не испытывают. На их отряды и раньше нападали подобным образом, по-партизански.

    - Но зачем всё это?

    - Странный вопрос, - лицо ольта отразило недоумение. - А зачем ты взялся отбивать пленников?

    - Рабство - отвратительная вещь, - буркнул Ривллим. Его отец и мать пережили плен - хвала богам, не очень долгий.

    - Если я скажу, что десятка должна была перебить беглецов и сжечь дотла все окрестные деревни, что изменится? Раз уж взялись противостоять, надо идти до конца. Иначе выйдет, что мы обрекли на смерть гораздо большее количество людей.

    - Людей? - удивилась девушка. - Там, по-моему, были и ольты, и...

    - Людей, - повторил ольт. - Все мы люди, эллено, - его глазницы сверлили Фиар. - Все мы достойны жизни.

    - Ясно, - воин понял, что окружающий мир таков, каким он кажется. - Я готов обсуждать.

    - Чуть позже, - ольт помахал кому-то рукой и два всадника, ранее не замеченных, направились к ним. - Нам привезли поесть. А Фиар обнаружила кое-какое снаряжение. Судя по всему, тайник шалиритов.

    Фиар кивнула, поджав губы в иронической усмешке.

    - Что с освобождёнными?

    - Уходят в лес. На восток от Башен, куда шалириты пока не отваживаются заходить. Во все окрестные поселения отправлены гонцы. - Ольт повернул лицо в сторону Фиар, которая откровенно скучала. - Думаю, лучше поговорить о том, что нам делать.

    - Как быстро ты во всём разобрался!

    - Я уже говорил, что родился примерно в это время. Кочевники вторгались и в северные леса; вот этим, - ольт прикоснулся к пустым глазницам, - я тоже обязан им.

    - Сколько... вам... тебе тогда было лет? - спросила Фиар, неожиданно робко.

    - Сорок шесть лет, - последовал ответ. Тень пробежала по лицу ольта. - Я предпочёл бы не обсуждать эту часть моего прошлого.

    Быть слепым четыре с половиной тысячи лет!

    Как сильно для этого нужно любить жизнь, подумал Ривллим мрачно. Последние сомнения, имеет ли он право как-то вмешиваться в здешние дела, растворились бесследно. Здесь тоже есть Меорн, ему тоже угрожает уничтожение. Значит, право есть.

    Да и выбор-то не очень велик.

    VI.

    - Тебе приходилось тайком проникать на территорию врага? - поинтересовался Вемкамтамаи. - Не разведывать и наблюдать, а просачиваться в укреплённые места, наносить внезапные удары и всё такое?

    - Не доводилось, - признался воин.

    Ольт вопросительно посмотрел на Фиар. Та тоже покачала головой.

    - Мне и на войне-то настоящей бывать не приходилось, - пояснила она. - А было бы интересно.

    Воин недоумённо посмотрел на неё.

    - Похоже, ты не знаешь, чего хочешь, хелауа, - заметил он раздражённо. - Правда, твоё любопытство будет удовлетворено в полной мере.

    Фиар махнула рукой и отвернулась.

    - Понятно, - ольт поднялся. - Тогда решено. Я с помощниками отправляюсь в сторону поста. Вам двоим надо будет задержать карательный отряд и непременно остаться в живых. Всё остальное не имеет никакого значения.

    Все трое поднялись, и ольт слегка поклонился сначала Фиар, затем Ривллиму.

    - Да не оставит нас Хранительница, - закончил он и направился к одному из привязанных коней.

    Взвилось и осело облако пыли, взбитой множеством копыт.

    - Ну вот, - воин поглядел на содержимое давешнего тайника. Они остались вдвоём; те, кто не поехал с ольтом, ушли на восток, забрав и пленных шалиритов. - Сейчас узнаешь, что такое настоящая война. Где не бывает честного боя.

    - Я и не отказываюсь, - девушка уселась перед грудой разного оружия и повернула лицо к воину. - Ну что, пошли расставлять ловушки?

    - Яд, огонь и стрелы, - задумчиво произнёс Ривллим, поднимаясь на ноги. - Кто бы только мог подумать.

    * * *

    Порох был известен давным-давно; первые алхимики получали от властей щедрую помощь только для того, чтобы открыть новые способы того, как навредить человеку - взрывом ли, ядом, болезнью или чем-нибудь ещё. У историков должно остаться впечатление, что положительные, во всех смыслах полезные открытия стали возможны только благодаря не меньшему числу открытий, опасных для самого существования жизни.

    Ривллим знал, что порох и прочая пиротехника - жидкий огонь, ольдисан, к примеру - были известны ещё его предкам. Видел он и последствия применения подобного оружия. С точки зрения простых солдат и мирных жителей, на землях которых война не забывала собирать причитающуюся дань. Последствия были ужасными.

    Применение подобного пошло на убыль; причём как-то исподволь. Никто не знал отчего, но наиболее разрушительные достижения неизменно оказывались под запретом. Возможно, на то была воля богов; возможно, доставало и воли смертных. Сейчас Ривллим видел перед собой коллекцию исключительно эффективного запрещённого оружия. Интересно, как Вемкамтамаи улаживает споры с совестью?

    - Я знаю, о чём ты думаешь, - Фиар взяла в руки арбалет и поразительно ловко взвела его. - Всё это оружие должно быть запрещённым, верно?

    - Верно.

    - Шалириты охотно используют яд, огонь и проклятия. Они не считают жизнь человека настолько ценной, чтобы так беспокоиться о ней. Людей много. Земли мало. Выживает сильнейший.

    - Кто это тебе сказал?

    - Один из пленников. Он долго разглагольствовал о том, что низшие народы будут стёрты с лица земли; что им, потомкам Шалир, необходимо пространство и богатства природы и всё такое прочее. Оказалось, правда, что скулить и просить о пощаде он умеет так же хорошо, как и низшие народы.

    Воин схватил девушку за плечи и повернул лицом к себе.

    - Что ты с ним сделала?

    - Ничего, - она даже не попыталась вырваться. Лишь рассмеялась. - Просто испугала. Успокойся, сайир. Помни, что это дикари. Страх и сила - вот и всё, во что они верят.

    Она осторожно опустила свои ладони поверх ладоней Ривллима, и тот ощутил, как живое тепло вливается в его руки. Фиар пристально смотрела ему в глаза, продолжая улыбаться. В конце концов, она медленно убрала руки и воин - так же неторопливо - убрал свои. Чёрная куртка чуть вздрогнула и вновь оказалась безукоризненно гладкой. Проклятая магия.

    - Ты много думаешь обо мне, - задумчиво добавила Фиар другим тоном. - Но в основном ты ошибаешься. Я всегда абсолютно точно знаю, чего хочу.

    - Поиграть со смертью?

    - Нет, - она взвалила на плечо связку боеприпасов. - Испробовать все эти игрушки. На тех, кто любит их больше всего на свете. Не стой столбом, помоги.

    - - -

    Поблизости от поляны, на которую вела тропинка от Шести Башен, стоял у обочины путевой столб. Некогда посвящённый Хранительнице и её грозной Сестре, он был осквернён и расписан неизвестными путешественникам символами. Надписи были сделаны кровью. Ривллим нахмурился.

    - Шалириты, - пояснила девушка. - Кто ж ещё. Надписи во славу их Шалир или подобной мерзости.

    - Насмехаешься над богами?

    - Никто из богов мне не хозяин, - Фиар повернулась к столбу и плюнула на одну из кровавых надписей. Та сразу же зашипела, повалил едкий дым.

    - Прекрати! - воин сделал шаг назад, увлекая Фиар за собой. Над столбом постепенно сгущалось чёрное облачко; резная фигурка на вершине столба приняла облик чудовища - крылатого и многорукого, с женским торсом и головой. Глаза у фигурки зажглись пурпурным сиянием, холод пополз по спине воина.

    Добела раскалённой дугой пронёсся над столбом Солнечный Лист, и фигурка упала к ногам девушки, на лету превратившись в пепел. Что-то взревело - сильно, но очень далеко отсюда. Чёрный дым рассеялся, и стало тихо.

    - С ума сошла? - воин повернулся к поражённой девушке, держа Лист наготове. - Хорошо, если это не будет стоить нам жизни!

    Клинок Листа неожиданно засиял, словно маленькое солнце. Столб почернел и вспыхнул - сильно и жарко, словно будто пропитанный маслом. Несколько секунд бушевало пламя, и так же внезапно угасло.

    Столб остался чистым, не обгоревшим; поверхность его посветлела. Все кровавые надписи и знаки исчезли, как и не было.

    Ривллим вложил погасший Лист в ножны, и ножом трижды вырезал на поверхности столба руну, обозначавшую Хранительницу.

    Столб засветился и медленно, очень медленно угас. Приложив к нему ладонь, человек ощутил живое тепло. Крохотные ветви показались из трещин и отверстий на теле столба и уверенно поползлипотянулись вверх, к солнцу, выпуская молоденькие, клейкие листики. За несколько минут мёртвый столб стал живым деревцем

    - Прошу прощения, - услышал воин и усмехнулся. Не всё ещё потеряно. Обернувшись, он увидел, что Фиар обращается не к нему, а к столбу. Она стояла, прикоснувшись кончиками пальцев к деревцу, и на лице её было написано смущение.

    Которое, конечно же, продержалось совсем недолго.

    - - -

    Ольт не вполне представлял себе, что будет делать.

    Предоставляется возможность отомстить тем, кто во вчерашнем прошлом сровнял с землёй его родной город. А самого его, ослеплённого, сделал любимым шутом императора. Всадник, произнесший не так давно слово шут, всколыхнул древнюю недобрую память. Вемкамтамаи впервые пожалел, что не смог забыть то прошлое навсегда. Тёмное прошлое длиной в четыре тысячи лет.

    Где-то рядом живут те, кто в подлинном прошлом вызвал у него ненависть, помогшую продержаться до момента, когда случай помог бежать. Вемкамтамаи с удивлением осознал, что желает смерти этих людей - прежде, чем его родной город будет уничтожен и здесь. Но может ли быть справедливой месть, вызванная тем, что не произошло?

    Неожиданный спаситель, отмеченный силой Хранительницы, спросил Вемкамтамаи, обладает ли ольт зрением. Но объяснить, отчего ольт видит всё вокруг себя, одновременно - означало бы признать, что он, Вемкамтамаи, позволил провести над собой эксперимент. Что стал добровольным подопытным тех, кто много лет спустя создал живое оружие. Закрыть новые глаза невозможно: разве что целиком закутаться в несколько слоёв плотной ткани.

    Со стороны это должно быть страшновато. Вемкамтамаи вспоминал, как заново учился ходить, как более сорока лет восстанавливал боевые навыки. Память о настоящем, первоначальном зрении была надёжно скрыта под пластами веков. Казалось, что надёжно...

    Он не знал, что будет делать. Шалириты являются злом. Пока ещё они не собрали кулак, достаточный для нападения на Фельир-Альд, лесное государство, откуда родом Вемкамтамаи. Но нападут. И вырежут почти всех. Ольт скрипнул зубами. Если он сумеет добраться до Фельир-Альд, то во что бы то ни стало попытается предотвратить бойню. При условии, конечно, что вначале они справятся с ближайшей, не менее страшной, угрозой. Там, за спиной, более трёх тысяч человек, которым грозит ужасная, недостойная человека смерть. Фиар и Ривллим, несомненно, справятся. Они прекрасно дополняют друг друга - её дикий нрав и нежелание подчиняться и его опыт, подкреплённый спокойствием и выдержкой. Сильный человек. Быстро справился с осознанием того, что домой дороги нет.

    И всё-таки, как поступать? Оружия много; скромные познания в магии вместе со сноровкой и знанием этих мест помогут напасть на пост незаметно. Пленник сообщил (после того, как Фиар пообещала подогреть его немножко), что солдат здесь немного - восемь десяток. Было, значит, чуть больше сотни. Отлично. Пять дней пути до Шайра. И это здорово. Если к моменту уничтожения поста Той-Альер поверит посланию и пришлёт хоть какую-то поддержку, дорога на юг для шалиритов будет закрыта. Хорошо, что не все тайники с оружием были найдены - и уничтожены. Хотелось бы знать, как Фиар удалось отыскать такой - буквально в десятке шагов от места первой встречи с противником...

    Он воспользуется запрещённым оружием. И потеряет уважение в глазах большинства своих соотечественников. Но есть ли выбор? Драться голыми руками? Самодельными копьями и стрелами против жидкого огня?

    Когда я решил напасть на пост и стереть его с лица земли, Фиар была в восторге. Но она ещё ребёнок, а я? Отчего я пережил точно такую же жестокую радость?

    ...Спутники Вемкамтамаи время от времени поглядывали на страшное, угрюмое лицо своего предводителя, но не решались спросить, о чём тот думает.

    Знакомого вида деревянный столб первым заметил сопровождающий по имени Нолл. И тут же ольт почувствовал, как чьё-то подозрительное внимание царапает его зрячую кожу.

    Он поднял руку.

    Все трое его спутников немедленно остановили коней и умолкли. Чужой, тяжёлый взгляд ползал вокруг; ольт смутно понимал, что знает, кому принадлежит этот взгляд. Той силе, которую здесь зовут Шалир. Что она представляет из себя на самом деле, ещё предстоит выяснить.

    Кто бы то ни был, он - она? - не реагировал на неподвижные предметы. Вернее, на медленно движущиеся. Ольт приподнялся в седле и заметил, что подобные же столбы разбросаны и дальше - так, чтобы их взгляд охватывал возможно большие области. Теперь понятно, отчего предыдущий отряд двигался так беззаботно, не посылая разведчиков, не скрываясь.

    А ещё ольт припомнил, что подобный столб находится на той самой поляне, на которой произошло первое столкновение с шалиритами. Догадаются ли двое его спутников, что столб - тщательно замаскированная ловушка? Если нет, быть беде.

    - Отступаем, - велел ольт. - Все вниз, вон туда, за холм. Там остановимся и подумаем.

    - - -

    - Верхом не поеду, - заявила Фиар. - Не переношу лошадей. К тому же, меч-то у тебя.

    - Ладно, - согласился Ривллим. - Первые должны появиться на главной дороге. Если с ними справимся...

    - ...когда с ними справимся, - поправила его девушка, очаровательно улыбаясь.

    - ...они, несомненно, разделятся и попытаются нас окружить. В этом случае отступаем на восток, к Башням. Если я правильно понял Вемкамтамаи, отряд надо задержать. Не дать им заняться преследованием.

    - Сможем, - заверила Фиар. В чёрном облачении, обвешанная оружием, она производила жуткое впечатление. - Ещё как сможем. Правда, снова устану, как последняя собака... - она обвела окрестности взглядом и мечтательно произнесла: - Сейчас бы мяса... жареного, с кровью...

    - Будет тебе мясо, - пообещал Ривллим. Дичи вокруг полно. - После боя.

    - Почему не прямо сейчас? - изумилась Фиар и, недолго думая, прицелилась в пролетавшую высоко над ними утку.

    Воин шагнул к ней и обезоружил неуловимо быстрым движением.

    На миг Фиар застыла, сжав кулаки и яростно сверкая глазами... после чего отступила на шаг и холодно произнесла:

    - Я говорила тебе, что давно не ребёнок. Сделаешь так ещё раз - пожалеешь.

    - Помнишь, чьё это оружие? - Ривллим перевернул арбалет. Там, полустёртые, виднелись буквы, напоминавшие кровавую надпись на столбе. - А теперь посмотри туда, - и Ривллим, не обращая внимания на жар, исходящий от девушки, указал на обновлённый столб. - Угадай, что с тобой будет, если выстрелишь?

    Тень сомнения пробежала по лицу Фиар.

    - Я не... - она запнулась. Лицо её потемнело, и она отступила ещё на несколько шагов.

    - Если бы ты знал, сколько времени я голодала там, в подземелье! Неужели Хранительница пожалела бы для меня одной несчастной утки? Или ты пытаешься испугать меня?

    - Стрелы отравлены, - Ривллим протянул разряженный арбалет обратно и та, в замешательстве, взяла его. - К тому же, наедаться перед боем - последнее дело. Могу дать сухарей, если совсем невтерпёж.

    - Сухари, - презрительно скривилась Фиар. - Сухари... Ну хорошо, сайир. Но ты дал уже два обещания.

    - Я помню. Ну что, всё готово?

    - Всё, - девушка осмотрела себя, спутника, и, взяв его за руки, подержала их несколько секунд. И вновь воин ощутил огонь, переливающийся в него из чужого тела. Ощущение было и приятным, и страшноватым. - Удачи.

    И исчезла в зарослях.

    Этот её чёрный костюм, оказывается, ещё и маскирует владельца! Заметить Фиар в чаще не удавалось, а она ведь не ольтийка. Интересно, как ей удаются фокусы с огнём? Ольт что-то знает об этом, но ведь ничего не скажет!

    Воин чуть натянул поводья, и конь послушно направился мимо обновлённого столба - туда, откуда должна вот-вот нагрянуть карательная армия.

    * * *

    Генерал Той-Альер считал, что удивить его невозможно.

    Он отучился удивляться, когда ольты, карлики и другие, по сути своей мирные, народы перестали прятаться в лесах, откуда их выкуривали пожарами и выгоняли голодом, и взяли в руки оружие. Тысяча лет без войн - слишком сильный яд для инстинкта самосохранения. Той-Альера, выходца с западных островов (а, следовательно, дикаря, варвара), немало позабавил сам факт того, что именно его попросили возглавить оборону.

    Остатки некогда могучей империи Ар-ра, обессиленные эпидемиями и блокадой, перестали заслонять Меорн. Теперь, когда на западе, северо-западе и относительно далёком севере встали неисчислимые армии кочевников, вопрос стал очень просто: жизнь или смерть. Вслед за падением Меорна этот же вопрос встанет перед Сеаринхетами (обитателями Сеаринха, обширного лесного массива к востоку от города). А также у центральных ольтийских государств и даже у далёкого Алтиона на восточном побережье. Алтион, торгующий зерном со всем континентом, прежде никто не трогал: человек в здравом уме не станет готовить жаркое из гуся, несущего золотые яйца.

    Шалириты станут.

    За последние пять лет генерал сумел убедить соседей, что только военный союз сможет остановить продвижение шалиритов, этой конной саранчи.

    Что делать теперь, когда кольцо блокады более не сжимается?

    И этот гонец, провалиться ему на месте. То, что сообщал неведомый никому Вемкамтамаи, не мог знать ни один смертный. Эта часть биографии генерала знакома только тем, кто отступал вместе с ним после неудачной попытки взять Шайр. И если верить этому невероятному донесению...

    То Шайр можно будет взять в ближайшее время.

    А это - первый шаг к свободе. По слухам, северные ольты и несколько крохотных горных королевств стойко сопротивляются привыкшим к равнинам кочевникам. Если удастся заключить с ними союз...

    Генерал помотал головой. Мечты опасны. В особенности, если о желанном думать, как о свершившемся. Втройне опасны подобные мечтания на войне.

    - Роимала ко мне, - приказал генерал и через пять минут молодой капитан, один из немногих, переживших тот самый поход к Шайру, стоял, внимательно глядя генералу в глаза.

    - Новые союзники ожидают нас у Шести Башен, - сообщил генерал.

    Видно было, чего стоило молодому человеку сохранить спокойное выражение лица.

    - Возьми сто человек и отправляйся к Пепелищам, - продолжал Той-Альер. - Немедленно. Всем постам будет приказано содействовать вашей миссии. Подробности в этом пакете, прочтёшь по прибытии.

    Капитан кивнул.

    - На сборы три часа, - добавил генерал на прощание. - В добрый путь.

    Последнюю фразу генерал произнёс на родном языке, и капитан долго думал впоследствии - отчего Той-Альер поверил загадочному донесению, почти не раздумывая?

    ...А генерал долго думал - не подвела ли его интуиция?

    На войне каждая ошибка может оказаться последней. А боги... они помогают лишь тем, кто сам отвечает за собственную лень и глупость.

    - - -

    - Кто-нибудь знает что-либо об этом месте? - поинтересовался ольт.

    Нолл покачал головой. То же проделал и второй сопровождающий, оружейник Айрленн.

    - Отец рассказывал, - начал третий, Даур. Отец его был лесником. - Сторожевая башня, пять построек; небольшая деревня поблизости.

    - Подземные хода? - спросил ольт. Собственная память ему пока не помогала.

    - Нет, - покачал головой Даур. На вид ему было не более тридцати, но волосы были совсем седыми. Он выглядел гораздо старше пятидесятилетнего Айрленна. - Ничего подобного. Тут кругом пески да глина.

    - Превосходно, - ольт спешился. - Айрленн, отведи лошадей вон туда, к старой осине. Двигаться тихо, быть начеку. Ловушки могут быть повсюду.

    На самом деле ольт не ощущал непосредственной опасности, но позволить малоопытным помощникам расслабиться - означало бы рисковать жизнью всех, кто участвовал в сопротивлении шалиритам. Включая Ривллима и Фиар.

    Когда Айрленн вернулся, ольт обвёл взглядом всех троих и объявил:

    - С этого момента все мои приказания выполнять в точности и немедленно. Есть у кого-нибудь при себе амулеты, священные символы, магические предметы?

    Двое кивнули.

    - Я предупреждал: не брать с собой ничего. Ладно. Сейчас спрячем всё это; заберём на обратном пути.

    - Но почему? - не выдержал Даур.

    - Вы не похожи на опытных магов. Значит, не сможете скрыть эти предметы, как следует. Далее. К башне будем пробираться с запада, мимо сторожевых столбов. Передвигаться будем ползком. По моей команде. Двигаться медленно, смотреть только в землю перед собой и тихо говорить о том, что видите.

    Вемкамтамаи поднял голову. На лицах его спутников появилось весьма нелестное выражение.

    - Столбы посвящены той силе, которая покровительствует захватчикам, - пояснил ольт. - Смотреть на них, прикасаться к ним - опасно для жизни. Надо выбросить их из головы, не позволять себе думать о них. Иначе и мы, и оставшиеся у Башен, рискуем жизнью. Теперь понятно?

    Всем было понятно. Каждый из троих помнил отвратительное ощущение, которое приходило, стоило лишь взглянутьвозникающее при взгляде на сторожевой столб.

    - А если нас засекут с башни? - поинтересовался Даур.

    - Смотреть на столбы небезопасно для всех без исключения, - возразил ольт. Они расставлены так, чтобы часовой не мог увидеть их. Подобраться к башне трудно, но можно. Самое главное, не выдавать своего присутствия, пока мы поблизости от столбов.

    - Откуда вы знаете окрестности? - поразился Даур. - Вы ведь говорили, что прибыли сюда недавно.

    - Позже, - ольт поднял руку ладонью перед собой. - Я расскажу в другой раз. Итак, магические предметы...

    Его спутники сложили всё, о чём шла речь, в небольшой полотняный мешочек. Ольт слегка присыпал его листвой, провёл над этим местом сложенными лодочкой ладонями и свёрток... исчез.

    - Здорово! - прошептал Даур. - Куда они делись?

    - Они никуда не делись, - пояснил ольт. - Просто они не привлекают ничьего внимания.

    - Тогда в путь? - спросил Айрленн, улыбаясь.

    - Нет, - покачал головой Вемкамтамаи. - Дождёмся, когда их отряд отправится на юг.

    После чего повернулся лицом к дороге и сел, скрестив ноги и соединив пальцы рук в замок. Лошади, видимо, были приучены к незримому присутствию Шалир - вели себя спокойно, не издавая ни звука.

    Спустя десяток минут до четвёрки донёсся далёкий грохот множества копыт. Точнее, донёсся до Вемкамтамаи. Остальные вздрогнули, когда ольт неожиданно вскочил (бесшумно, как всегда) и, завязывая пояс, объявил:

    - Пора.

    - - -

    Ривллим двигался у левой обочины, стараясь не приближаться к середине дороги, щедро засеянной всевозможными сюрпризами. Куда делась Фиар и что делала в этот момент, Ривллим не знал, хотя порой казалось, что слабый шорох доносится откуда-то спереди и справа.

    Вемкамтамаи быстро освоился здесь, думал Ривллим. С первого же мгновения. Сразу же поверил, что всё происходящее - происходит на самом деле, и другого не дано. Или дано? Может быть, когда его, Ривллима, убьют, он попросту проснётся от кошмара и увидит...

    Что увидит?

    Костёр, возле которого они не так давно отдыхали втроём с девушкой и ольтом?

    В таком случае лучше вообще не просыпаться, подумал Ривллим и чуть вздрогнул. Ему послышались тревожные крики птиц. Кто-то движется по дороге.

    Он отвёл коня чуть в сторону и осторожно взвёл арбалет. Стрелять из укрытия отравленной стрелой - невелика доблесть, но честного боя, как известно, не бывает. Поединки на спортивных играх и настоящая война - две большие разницы.

    Всадники катились лавиной. Они действительно не заботились о безопасности. Ощущение собственного превосходства сыграло с ними злую шутку.

    Воин успел выстрелить в скачущего первым шалирита - несомненно, кого-то из важных - и, уже не заботясь об укрытии, погнал коня назад - вдоль правой обочины, так, чтобы его видели.

    Позади него что-то мягко зашипело.

    И яркая вспышка за спиной затмила солнце. Призрачные тени легли на бешено несущуюся назад дорогу; чёрным показалось небо над головой. А за спиной всё ещё раздавалось громкое шипение и шелест - и, едва различимые на их фоне, крики и проклятия.

    Первый удар нанесён.

    Ривллим едва успел вернуться к путевому столбу, как со стороны развилки послышалось знакомое шипение и слабый свист. Сам он успел прикрыть рукой глаза: увидеть то, что должно было произойти, означало верную смерть.

    На его беду, конь не последовал примеру всадника.

    - - -

    Двигаться ползком было непривычно и не очень-то приятно. Их путь, судя по расчётам, должен завершиться минут через десять в относительно безопасном месте, в мёртвой зоне под стенами башни. Установка сторожевых столбов - дело непростое и требует от жрецов изрядных усилий. За свою помощь божества требуют немало, а уж Владыки Хаоса - и подавно.

    ...Когда, минут пятнадцать спустя, ольт негромко сообщил, что первая опасность позади, это вызвало тихий взрыв радости. Башня возвышалась совсем рядом.

    Времени у них - не более сорока минут.

    На то, чтобы проверить снаряжение и оружие, ушло чуть менее пяти минут. Теперь надо надеяться, что все трое его спутников действительно участвовали в сражении. В настоящем сражении.

    Что-то сверкнуло в небе, далеко на юге, и тени на миг стали резче.

    Началось. Ольт поднялся, сбросил с себя накидку и быстро двинулся к башне, бесшумный и улыбающийся. Его улыбку никто не видел.

    - - -

    Ривллим успел спрыгнуть на землю и перекатиться подальше, спасаясь от внезапно ослепшего, обезумевшего коня, который метался по поляне, совершая чудовищные прыжки. Ни стонов, ни ржания - только шелест травы да тяжёлые удары копыт. Воин укрылся за деревьями и смотрел за скачками животного, чей мозг сейчас медленно пожирал огонь. Серебряное пламя, как его иногда называли, одно из самых разрушительных видов оружия. За использование или приготовление - смертная казнь. По крайней мере, в его, Ривллима, время.

    Один из прыжков оказался для коня последним: он запнулся и неуклюже повалился наземь. Ноги его ещё некоторое время подёргивались; умер он молча. И тут на поляне показались всадники.

    Если их была сотня, то она не очень пострадала от серебряного пламени. Любопытно, подумал Ривллим, что с нами сделают за его употребление? Оправдывает ли война подобное? Знал ли ольт о том, что он нашёл?

    Знала ли Фиар?

    Ривллим поймал себя на том, что полностью уверен в том, что знала. И именно поэтому использовала. Убеждение было странным, чудовищным и, скорее всего, несправедливым - но крайне стойким.

    Шалирит в яркомсверкающем серебряном шлеме был одним из командиров. Он некоторое время беседовал с десятком окруживших его воинов, указывая на павшего коня, на лес и направление, в котором находились деревни.

    Сзади послышался оклик. Командир обернулся; один из всадников указывал на очищенный, оживший путевой столб. Выражение брезгливого отвращения появилось на лице шалирита в шлеме и, махнув рукой, он что-то коротко крикнул.

    И рухнул наземь, с арбалетной стрелой, вонзившейся в лоб. Ривллим не сразу осознал, что выстрел произвёл он сам. Отбросив арбалет в сторону, он выхватил ослепительно сияющий Лист и, прикинув кратчайший путь к противоположному краю поляны, покинул укрытие. Вперёд, вон той тропой: там приготовлено немало сюрпризов. А затем...

    Едва он ступил на поляну, произошло неожиданное. Окружающий мир потемнел, словно Ривллим смотрел на него сквозь закопчённое стекло. Вокруг него самого на траву ложилось небольшое пятно ярко-жёлтого света. Путевой столб стал таким же солнышком во внезапно опустившемся облаке мрака.

    Время замедлило свой ход.

    Всадники неслись к тому месту, откуда вылетела роковая стрела; кони их медленно и красиво плыли по воздуху. Никто из шалиритов не двигался в сторону, в которой скрылись и не пытался преследовать освобождённыех пленникиов; сейчас их занимал дерзкий противник, осмелившийся бросить вызов большому отряду.

    Двигаться было на удивление легко. Ривллим словно стал намного легче - даже слабыенебольшие, казалось бы, усилия позволяли ему передвигаться удивительно быстро. Перепрыгнув через тело своего коня, он перекатился, поворачиваясь лицом к преследователям. Готовый немедленно увернуться от выстрела либо встретить нападающего.

    И понял, что на него не обращают внимания. Всадники сосредоточились на том месте, откуда он только что выбежал; двое из них, спешившись, входили под прикрытие деревьев, третий наклонился и указал на брошенный арбалет...

    Но никто не обращал ни малейшего внимания на стоявшего в сорока шагах воина с ярко светящимся мечом в руках!

    Они не видят его!

    Где Фиар? Удалось ли ей спастись? Воин усилием воли отогнал мрачные мысли и быстрым шагом, стараясь не отдаляться от деревьев, направился к развилке. Вскоре он увидел неподвижно лежащие тела людей и лошадей.

    И заметил, что один из всадников собирается облить столб жидкостью из чёрной бутылочки. Пробка никак не подавалась, а применить силу он, видимо, боялся. Времени на размышления не было. Ривллим выхватил дротик и метнул.

    Он успел заметить, как в глазах его жертвы вспыхнул невыносимый ужас. Нелепо взмахнув руками, шалирит повис в стременах. Бутылочка упала, взорвалась, и над землёй повисло отвратительное облачко чёрного жирного дыма.

    Другие нападающие заметили только, как из ниоткуда возник ослепительно сияющий силуэт высокого человека. Метнул дротик (который светился так, что глазам было больно) и... вновь исчез. С десяток стрел устремились туда, где только что был призрак, но - цели они не нашли.

    Огненная дорожка пробежала по дальнейму сторонекраю поляны - по той сторонетам, куда скрылись освобождённые - и вот уже стена пламени надвигается на лишённых руководства шалиритов.

    Несколько раз свистнули стрелы, всякий раз сбрасывая наземь очередного кочевника. Те открыли беспорядочный огонь, с трудом справляясь с перепуганными конями, но так и не смогли отыскать невидимого стрелка. Кто-то махнул рукой: отступаем!

    Оставшиеся в живых развернулись и во весь опор бросились назад. Воин, всё это время стоявший на краю поляны, с Солнечным Листом наготове, проводил всадников взглядом и оглянулся на начинающийся пожар. К его изумлению, огонь уже угас; лишь дымящаяся полоса земли да несколько десятков обугленных деревьев напоминали о том, что здесь только что произошло.

    Да трупы на дорогах, на поляне, повсюду.

    Ривллим вложил Лист в ножны и мгла, нависшая над миром, начала таять. Одновременно он понял, что чудовищно устал. Сделал пару шагов и опустился прямо на истерзанную, унизаннуюутыканную стрелами землю.

    Через минуту на дороге появилась невысокая фигурка в чёрном. Фиар. Она прихрамывала, но лицо её выражало радость. Помахав спутнику рукой, она направилась в его сторону, внимательно глядя под ноги.

    - На сегодня всё, - объявила она. - Никогда не было так страшно. Устала - сил нет. Надеюсь, что Вемкам... тьфу, язык сломаешь! Что он знает, что делает. Мы ему уже не помощники.

    - Что есть, то есть, - устало согласился воин, вытирая лицо и руки. - Ох и загадили же поляну...

    - Зато живы, - равнодушно ответила Фиар. - Куда ты подевался? Ты сразу исчез из виду и я долго не решалась пугнуть их огнём.

    Воин молча похлопал ладонью по рукояти меча.

    - Надо же, - произнесла девушка с завистью. - Какая отличная вещь. Не умеют они делать арбалеты, - неожиданно заключила она. - Скрип за километр слышно, тяжёлые, корявые. Как они умудрились завоевать так много стран - ума не приложу.

    Ривллим достал оставшиеся сухари и воду и они прикончили остатки еды.

    - Ну и как тебе война? - спросил Ривллим.

    - Отвратительно, - было ответом. - Шум, грязь, вонь... Терпеть не могу лошадей. Да и всадники, похоже, моются только в самом крайнем случае.

    Воин покачал головой, глядя, как девушка легла на спину, раскинув руки и ноги, и принялась смотреть в небо.

    Он ожидал чего-нибудь другого.

    VII.

    Ольт не надеялся, что башня будет оставлена без охраны; не думал, что удастся обойтись без боя. Но он также не думал, что охрана будет настолько скверной.

    Его спутники помалкивали. Оно и понятно: ползти четверть часа, глядя на ноги и бормоча под нос какую-то чушь про листья на земле и пробегающих по ним муравьёв - не совсем то, чточего они ожидали. Но ему не хотелось рассказывать всякие ужасы про подобные столбы. Последствия иногда проявлялись много позже: даже случайный взгляд мог очень дорого обойтись.

    Они перелезли через низенькое ограждение, поразившись, что никто ни разу не показался ни в одном из окон. Привыкли полагаться на столбы? Очень самонадеянно. Впрочем, откуда взяться достойному противнику? Генерал далеко на юге, сил здешних жителей, ни в коей мере не приученныхготовых к войне, не хватит для сколько-либо серьёзного сопротивления. Те, что снабжают эту башню и войска в ней продовольствием, наверняка делают это не из любви к шалиритам. И не обязательно из страха перед ними. Просто земля, на которой они живут, дороже им всего остального...

    Ольт тихо вздохнул.

    Когда все собрались у шершавой округлой стены, он ещё раз напомнил им, что и как те должны делать. И, мысленно попросив помощи у всех сочувствующих им богов, осторожно выглянул из-за стены. Кончиком мизинца.

    Удивительно, но у ворот, открывавших путь наружу, к дороге, вообще не было часовых. Ну что же... Четвёрка скользнула к массивным двойным дверям, открывавшим доступ к помещениям внутри башни, и лишь там натолкнулась на противника - двух стражников.

    Спустя полминуты те были надёжно связаны и сложены у стены. Сопротивления они не оказали: после взгляда на Вемкамтамаи руки, ноги и голос отказались служить шалиритам.

    Судя по звукам, основная часть гарнизона этажом выше. Дисциплина была в самом плачевном состоянии: ольт готов был поклясться, что там играли в кости, что-то пили и непринуждённо разговаривали.

    Все четверо тихо подобрались поближе к двери и встали так, чтобы можно было, в случае чего, отступить. Прислушались.

    Всё спокойно.

    Ольт готов был дать знак вперёд!, как дверь открылась и наружу выскользнула... девушка. Стараясь выглядеть приветливой и бодрой, она несла в руках большое блюдо со всевозможными объедками. На шее у неё был замкнут массивный железный ошейник. Рабыня.

    К счастью для пришельцев, девушка прикрыла за собой дверь прежде, чем увидела нежданных гостей.

    - - -

    - Сайир, - Ривллим оглянулся. Фиар вовсе не дремала, как ему показалось. - Там, у костра, ты говорил, что на службе.

    - Верно.

    - Ты по-прежнему на службе?

    Воин усмехнулся и взглянул в глаза девушки. Та была сама серьёзность.

    - Да, хелауа, по-прежнему.

    - Кому ты теперь служишь?

    - Городу. Меорну. Вам с Вемкамтамаи. А что?

    - Да так, ничего, - Фиар уселась и сладко потянулась. - Куда теперь? Я надеюсь, нам не придётся возиться с трупами? Их так много, а погода такая жаркая...

    Ривллим оглянулся.

    - Может быть, и придётся, - ответил он. - Встретиться с Вемкамтамаи мы должны здесь. Поэтому, если...

    Он вскочил на ноги. Выражение его лица было таким, что девушка рывком поднялась на ноги и в недоумении осмотрелась.

    Поляна была пуста.

    Ни одного тела. Только помятая трава, вспаханная копытами земля, пятна крови.

    Взяв девушку за руку, Ривллим подбежал к дороге.

    И там пусто.

    - Куда они делись? - спросил он шёпотом и проклял себя за неосторожность. Надо было предполагать, что кто-то из отряда нападавших останется в стороне. Так беспечно улечься отдыхать!

    - Не знаю, - шёпотом ответила девушка и вцепилась в его локоть. - Мне страшно.

    - Мне тоже, - признался воин. Стояла абсолютная, невероятная тишина. Ни птицы, ни насекомые не издавали ни звука. Было слышно, как бьётся сердце.

    Фиар помотала головой и сумела стряхнуть наплывавшую волнами вязкую дурноту. Её спутник, похоже, тоже совладал с обессиливающим наваждением.

    - Кто-то ищет нас, - Фиар схватила Ривллима за руку. - Не стой, идём!

    Тот кивнул и сглотнул, чтобы проверить - не оглох ли. Нет, со слухом всё в порядке.

    Тень опустилась на траву - тень причудливой формы; она легла меж двух их теней, тянущихся одна к другой.

    Тяжёлая рука обрушилась на плечо Ривллима. Сдавила так, что почернело в глазах. Сквозь густую тишину прорвался тихий, отчётливый звук - металл, трущийся о металл. Воин обнаружил, что опускается на колено, не в силах противостоять непереносимому давлению. Хрустнули кости. Сейчас сломаются, подумал Ривллим, изо всех сил пытаясь оторвать от себя чужую руку. Что-то опалило его лицо и Ривллим, оттолкнувшись от земли, откатился в сторону, судорожно вдыхая воздух.

    Поднялся на колени.

    Это стоило огромных усилий. Плечо пылало, словно его окатили кипящим свинцом. Чёрная пелена застила окружающий мир. Скрипнув зубами, воин поднялся, шатаясь, на ноги.

    Убитый им не так давно предводитель шалиритов, в великолепном серебряном шлеме, стоял, сгорбившись, нависая над Фиар. Дымящиеся пальцы покойника тянулись к её горлу. Девушка молча сопротивлялась.

    Тянулись бесконечно долгие мгновения. Ривллим пытался извлечь меч, но пальцы не желали сжиматься, бессильно скользя по рукояти.

    Когтистые и уродливые лапы опустились на горло Фиар.

    Та стиснула зубы, нахмурилась, и серебряный шлем словно ожил: засветился, засверкал и потёк кипящими ручейками. Но покойник не обращал внимания на сияющие струйки, прожигающие дорогу сквозь его плоть; он сделал шаг вперёд, прижимая жертву к земле. С его почти полностью уничтоженного лица не сходила злорадная усмешка.

    Пламя охватило возвышающееся над девушкой чудовище. Фиар вцепилась в пылающие, распространяющие отвратительный смрад запястья, из последних сил пытаясь оторвать их от горла.

    Светло-жёлтая молния рассекла пространство перед её глазами и хватка ослабла. Ещё дважды упал на дважды покойника Солнечный Лист и предводитель шалиритов замер, превратившись в дымящуюся омерзительную груду хлама. Воин подхватил Фиар, едва не упавшую лицом в эту груду и терпеливо ждал, пока к девушке не вернётся дыхание. Руки Ривллима дрожали; больше всего он боялся не опоздать, а промахнуться.

    Поляна задрожала под ногами.

    Фиар с трудом поднялась на ноги; не в силах произнести ни слова, она лишь кивнула. Держа Лист в правой руке, Ривллим с трудом сохранял равновесие.

    Он увидел, как конь, на котором сам ездил совсем недавно, выбирается из-под земли - словно выходит на сушу из моря. Земля расплескивалась, по ней шли волны. Левая передняя нога была сломана, но коню это было нипочём. Конь встал на все четыре ноги, и земля под ним вновь стала прочной.

    Фиар глядела на происходящее, не веря своим глазам.

    Ривллим смотрел в глаза коню. Ничего живого не было в тех глазах: красное пламя, горящее в окружении колечек мрака. Конь оскалился и ринулся на людей.

    Он пронёсся так близко, что их едва не уронило потоком воздуха. Волна запахов сопровождала коня: тяжёлый запах склепа и новый, неприятный - запах дыма, что поднимается от заливаемого водой костра. Фиар отшатнулась и едва не упала. Схватилась за руку Ривллима и вскрикнула от боли в вывихнутых запястьях.

    Солнечный Лист разрезал воздух, указав острием на развернувшегося и бешеного мчащегося коня и тот, злобно зашипев, круто свернул в сторону. Ком грязи ударил Ривллима в лицо.

    Воин развернулся к коню, продолжая указывать на него острием. Конь пятился, время от времени запрокидывая голову и исторгая из глотки звуки, которые не могло бы издавать ни одно живое существо. Хохот многих голосов, вой урагана, грохот камнепада. Он сверлил человека угольками глаз и тот почувствовал, что он этого взгляда слабость накатывается волнами. Ривллим поспешно отвёл взгляд.

    Что делать?

    Поискав взглядом пути к отступлению, Ривллим заметил, что веточки на путевом столбе светятся мягким зелёным светом; от самого столба исходило жёлтое сияние, дымкой окутавшее всё на расстоянии пяти-шести шагов от столба.

    - Держись, - прохрипел Ривллим и принялся пятиться к столбу, по-прежнему указывая мечом на чудовище, некогда бывшее конём. Последнее держалось поодаль, не переставая оглашать окрестность громкими воплями.

    - Taymarz an verei, Ulniar, - произнёс человек, повернувшись к столбу, и жёлтое сияние стало ярче. - Взываю о помощи, о Благосклонная.

    Он сделал шаг назад, вступая внутрь светящегося круга, и неожиданно понял, что Фиар не может последовать за ним.

    Она стояла на границе круга, изо всех сил пытаясь пробиться к столбу, но что-то не пускало её.

    За её спиной конь умолк и нагнул голову, уставившись девушке в спину.

    - Проси помощи у Хранительницы! - велел Ривллим.

    Фиар, к его величайшему изумлению, отпустила его руку и отрицательно покачала головой.

    Конь за её спиной поднялся на дыбы.

    - Проси, если хочешь жить, - холодно произнёс Ривллим, глядя Фиар в глаза.

    В сине-зелёных глазах мелькнула тень отчаяния и затем... она подчинилась. Сухим, спотыкающимся голосом, повторила только что произнесённую формулу и стена, удерживавшая её, испарилась. Воин едва успел подхватить девушку.

    А затем - нагнуться и поднять меч. Конь уже нёсся прямо на столб, вздымая задними копытами огромные фонтаны земли. Воин успел лишь взмахнуть мечом, закрывая собой Фиар.

    Ему показалось, что конь налетел на несокрушимую стену. По телу ожившего покойника заструились синие искорки; коня отбросило в сторону. Ещё в воздухе он распался на части, а на землю рухнул уже кучей песка и пыли.

    Поляна вновь ходила ходуном; покойники, люди и лошади, выбирались из вязких объятий земли и, пошатываясь, двигались к столбу. Ривллим оглянулся на дорогу. Там творилось то же самое.

    - Попались, - произнесла Фиар за его спиной. Девушка стояла, прижимаясь спиной к столбу; чёрно-фиолетовые синяки были щедро рассыпаны по её шее. Чёрная одежда оставалась невредимой.

    - Посмотрим, - ответил Ривллим сквозь зубы. - Кости целы?

    - Целы, - голос девушки был спокойным и отрешённым. - Только, по-моему, это уже неважно.

    - Посмотрим, - повторил Ривллим и поднял меч перед собой, поводил оружием в разные стороны.

    Как только острие указывало на нежить, та отступала на шаг, с выражением злобы на лице, а клинок вспыхивал белым.

    - - -

    Нолл ловко подхватил едва не выпавший поднос; ольт схватил девушку и зажал ей рот ладонью.

    - Тихо, - шепнул он ей на ухо. Девушка не сопротивлялась; ольту показалось, что она упала в обморок.

    - Моргни два раза, если понимаешь меня, - шепнул он, стараясь, чтобы девушка не видела его лица. - Быстро, у нас мало времени.

    Дрожащие ресницы дважды метнулись вниз и вверх.

    - Сейчас я тебя отпущу, - продолжал ольт. Двое его спутников встали у двери, готовые поразить того, кто осмелится выйти. - Веди себя смирно и молчи. Иначе погибнем все. Поняла?

    Вновь быстрые движения ресниц. Ольт заметил крохотные слезинки, укрывшиеся в уголках глаз. Он опустил левую руку на её шею, нащупывая замок ошейника, и тихо разомкнул его. После чего отпустил дрожащее, насмерть перепуганное существо.

    Она оказалась красивее, чем показалось вначале. Портили впечатление лишь излишняя худоба, поломанные ногти да шрамы от многочисленных побоев. Ольт услышал, как Нолл скрипнул зубами.

    - В башне есть кто-нибудь, кроме шалиритов?

    Отрицательное движение головой.

    - Где остальные... рабы?

    - В кухне и конюшне, - тихо произнесла девушка. - Меня убьют, если увидят без ошейника, - добавила она совсем тихо, и ноги её задрожали.

    - Бегом на кухню. Пусть все, кому дорога жизнь, соберутся там.

    Девушка хотела возразить, но, заметив двух связанных стражников, коротко кивнула. Нолл вручил ей поднос и она ловко сбежала вниз по лестнице.

    - Как бы глупостей не натворила, - с сомнением прошептал Айрленн, провожая её взглядом. - Неизвестно, чего она больше боится.

    - Она из соседней деревни, - хмуро возразил Нолл. Тоже шёпотом. - Я видел её раньше.

    - Довольно, - оборвал их ольт и встал у двери. - Приготовились. Даур, слева; Айрленн, справа. Нолл, прикрываешь нам спины.

    И, пинком открыв дверь, молнией влетел внутрь.

    Право же, охранникам стоило быть поосторожнее.

    - - -

    - Кто-то управляет ими, - заметил воин, не опуская меча. Нежить столпилась вокруг столба, не решаясь вступить за пределы обозначенного жёлтым свечением круга. От доносившихся из многих разинутых ртов звуков можно было сойти с ума. От запаха, впрочем, тоже. - И этот кто-то совсем рядом.

    Он двинулся вокруг столба, держа меч перед собой. Неожиданно... показалось ему? Да нет, действительно: меч ослепительно засиял, стоило ему указать куда-то в направлении дороги.

    Та самая сила, что наводит эту мерзость?

    Отдельные покойники вызывали слабые белые вспышки; стоило, однако, взмахнуть мечом в направлении дороги, как лезвие засияло так, что стало больно глазам.

    - Я вернусь, - Ривллим повернулся к Фиар. - Потолкую кое с кем. Оставайся у столба.

    - Нет, - крикнула Фиар, и воин заметил слёзы на её глазах. - Не оставляй меня! Я пойду с тобой! - Она попыталась схватить воина за локоть но, охнув, опустилась на колени, держась рукой за левое запястье.

    - Оставайся у столба, - продолжал Ривллим. - Не смотри им в глаза. Старайся ни о чём не думать.

    После чего помог ей подняться на ноги и, осторожно взяв её правое запястье, прикоснулся к нему губами.

    Девушка замолчала, глядя на спутника широко раскрытыми глазами. Затем кивнула и попыталась улыбнуться. Улыбка ей не удалась.

    Дважды взмахнув Листом, Ривллим очистил дорогу и побежал на север. Там, прижимаясь к зрячему столбу, стоялао невысокая фигурка существо в просторном чёрно-белом одеянии. Онао взмахнула рукой, указывая на бегущего к нейму человека.

    Нежить оставила столб и поплелась следом за Ривллимом. Часть покойников продолжала кружить вокруг столба. Фиар стояла у столба, крепко зажмурив глаза и прикрыв ладонями уши. Губы её шевелились.

    - - -

    Появление ольта застало охранников врасплох. Двух из них он сшиб на бегу; оба с размаху стукнулись лбами о каменный пол и выбыли из игры.

    Ещё двое попятились от несущегося слепца в набедренной повязке и упали на спину, опрокинув на себя скамью. Всего в помещении оказалось десять шалиритов. Обошлось без жертв: Айрленн, правда, сломал одному из стражников руку. Четверть минуты спустя согнанным в угол шалиритам в лицо уставились их собственные копья, а грозный слепец встал у окна, поигрывая крохотной чёрной бутылочкой.

    - Вы знаете, что в пузырьке. Первому, кто шевельнётся, плесну в лицо, - равнодушным голосом пообещал ольт. - Всем лечь на пол, лицом вниз, не шевелиться и ртов не открывать. Больше предупреждений не будет.

    - Вас за это... - начал было один из пленников.

    Вемкамтамаи неуловимым движением ударил того в лицо и стражник подавился собственными зубами. Выражение лица ольта не изменилось. Ему хотелось, чтобы стражники дали повод привести угрозу в действие, но...

    Но он твёрдо помнил, что все имеют право на последний шанс. Поэтому лишь сделал движение, словно намеревался вылить содержимое пузырька, и шалирит вжался окровавленным лицом в камень.

    - Связать их и перенести вниз, - приказал ольт. - Этого первым, - указал он на сплёвывающего кровь и зубы стражника.

    Обвёл взглядом остальных и улыбнулся во весь рот.

    Фиар была права: страх сковывал шалиритов крепче прочих пут. С небывалой покорностью они давали связать себя, заткнуть рот и оттащить вниз.

    Ольт намеревался оставить пленников в конюшне: та должна уцелеть. По совести сказать, пленники предпочли бы, чтобы их убили немедленно. Они знали, что их ждёт, если вернувшиеся войска - в сопровождении беспощадных жрецов - застанут их в таком состоянии.

    Возможно, что ольт также это знал.

    - - -

    Человек в чёрно-белом и не думал обороняться. Он спокойно стоял, глядя противнику в лицо. Позади того двигались восставшие мертвецы - неторопливо, неумолимо. Они не нуждаются в отдыхе, от них нигде не скрыться.

    Ривллим ударил с плеча, почти не останавливаясь; меч засиял в руках, словно второе солнце... а противник только улыбнулся.

    Меч неожиданно легко прошёл насквозь... и воин едва не повалился кубарем. На тонких губах человечка застыла улыбка. Он молча взмахнул рукой кому-то за спиной Ривллима. Только не оборачиваться, сказал самому себе Ривллим. Только не оборачиваться. Второй раз он попытался поразить мечом противника... и меч вновь прошёл насквозь, не повредив ни одежды, ни противника.

    Острие меча скользнуло по столбу. Человечек вздрогнул.

    Ривллим взглянул на столб.

    Вершину того венчало изображение, что не так давно красовалось на предыдущем, очищенном, столбе. Та же уродливая фигурка с телом чудовища и злобным женским лицом. Глаза фигуркиы ярко светились.

    Воин размахнулся, чтобы снести и это изображение,.. но человечек скользнул к столбу и, подпрыгнув, прикрыл его собой. Ни столб, ни человечек не пострадали.

    Топот за спиной.

    Опустив оружие, воин взглянул во внимательные, прищуренные глаза врага и сложил пальцы левой руки в священный знак, призывая Хранительницу на помощь. Меч вздрогнул, а человечек, вскрикнув, прижал ладони к глазам, словно получил удар по лицу.

    Свистнул меч и фигурка, рассыпаясь снопом пурпурных искр, покинула столб. Человечек вновь вскрикнул - на этот раз согнувшись пополам, словно от чудовищного удара в живот.

    Ривллим бросил взгляд назад. Подоспевшие на помощь мертвецы стояли, не шевелясь.

    Ривллим вновь начертил в воздухе священный знак, ощущая, что силы быстро оставляют его. Покойники отшатнулись, закрывая лица руками.

    Лезвие Листа коснулось горла стонущего человечка.

    - Сдайся и прикажи своим слугам уйти, - велел Ривллим. - Тогда, возможно, останешься жив.

    - Зато ты не останешься, - прошипел человечек. Воин чудом успел отшатнуться. Крохотный флакончик пролетел над его головой, разбился о голову стоявшего поодаль мертвеца и того охватило жаркое пламя. Мертвец даже не пошевелился.

    Ривллим хотел ещё что-то сказать, но увидел, как пальцы его противника складываются в магический символ, а губы начинают шевелиться.

    На этот раз человечка ничто не охраняло.

    Ривллиму показалось, что до самого последнего момента его противник не верил в то, что меч способен убить его. Изумление в глазах коротышки длилось недолго.

    Голова его скатилась с плеч и остановилась, уткнувшись лицом в траву. Едкий дым окутал останки, и вот уже в пыли лежат кости, облачённые в истлевшую мантию, да ослепительно белый череп валяется неподалёку.

    Путевой столб вспыхнул и во мгновение ока сгорел дотла.

    А мертвецы пошли волнами, стали полупрозрачными и обратились в неровные кучки пыли. Налетевший ветер смешал её с песком.

    Ривллим облизнул потрескавшиеся губы и понял, что никогда в жизни не дышал настолько чистым, свежим воздухом.

    Он подошёл, едва волоча ноги от усталости, к столбу и Фиар молча кинулась ему на грудь, не произнося ни слова.

    - Honnal vi Ulniar, - громко произнёс воин, удерживая Фиар одной рукой. Другой же отсалютовал столбу мечом, едва не выронив оружие.

    Пронёсся порыв ветра, деревья кивнули ветвями. На миг воину показалось, что он видит фигурку невысокойую женщиныу, скользнувшую среди деревьев. Помахав им рукой, она исчезла.

    - Что это? - произнесла Фиар, отпуская спутника и глядя в изумлении на свою правую ладонь. На ней, неведомо откуда взявшаяся, лежала крохотная веточка ольхи с тремя листиками.

    - Подарок от той, что защитила нас, - ответил Ривллим, улыбаясь. Он сделал над ветвью священный знак, и та в ответ вспыхнула зеленоватым свечением. - Прощальный подарок. Смотри...

    Он осторожно прикоснулся веточкой к лицу и шее девушки. Ссадины, порезы и синяки тут же посветлели, затянулись и исчезли. Фиар вздрогнула и прикоснулась к лицу, не веря своим ощущениям.

    - Это твоё, хелауа, - воин вручил веточку притихшей девушке, и та осторожно взяла её двумя пальцами. - Не бойся, она не завянет и не сломается.

    - Что теперь? - спросила Фиар, не отрывая взгляда от листочков. Казалось, что их покрывает тончайшая жемчужная паутина. На лице девушки было написано смятение.

    - Убираемся подальше, - было ответом. - Я теперь и с мышью не справлюсь.

    - Я знаю, где можно спрятаться, - заявила Фиар, махнув рукой в сторону, где Ривллиму почудился женский силуэт.

    - Ну что же, - воин тщательно вытер Лист и вернул меч в ножны. - Показывай дорогу.

    - Ноги не слушаются, - пожаловалась девушка. Воин молча подал ей руку. Надо осмотреть плечо, подумал он. Бой окончился, исчезло напряжение и ноющая, отвратительная боль в плече вернулась. Саднили разодранные в кровь костяшки пальцев.

    Фиар крепко сжимала его руку, но в этот раз от неё не исходило никакого жара. Интересно, куда она дела веточку? Карманов в её одежде нет.

    - - -

    Рабов оказалось пятеро; ещё две девушки, прислуживавшие хозяевам башни, повар и немой конюх. Все они последовали за четвёркой, не задавая вопросов.

    - У нас мало времени, - заметил ольт Ноллу, что-то осторожно засыпая камнями возле дорожки, ведущей к главному входу. - Ведите их к западной стене и ждите меня там.

    Надежда придала бывшим рабам достаточно сил, чтобы пробежаться до указанного места. Тяжелее всего побег давался старику-повару. Его пришлось перебрасывать через стену на руках Освобождённые изредка, с опаской косились на слепого ольта, который двигался быстрее и точнее зрячих.

    Вемкамтамаи вернулся минут через десять.

    - Кто-то приближается, - объявил он. - Минут через десять будет здесь. Нужно добраться до столбов.

    - Что, снова поползём? - спросил неприязненно Айрленн, почёсывая подбородок. Какими бы скверными сторожами ни были шалириты, оружие у них было отменное. Впрочем, неудивительно: на их империю работали все покорённые государства. Оружейники Запада славились своим мастерством... будь оно неладно.

    - Если знаешь другой выход, скажи, - ответил ольт и повернул лицо к вздрогнувшим от неожиданности освобождённым. - Были в башне жрецы?

    Немой кивнул.

    - Сколько?

    Немой поднял указательный палец.

    - Он отправился вместе с сотней?

    Утвердительный кивок.

    - Что ж, - Вемкамтамаи провёл пальцами по губам; морщины на миг пробежали по его лбу. - В таком случае есть шанс. Теперь слушайте...

    - Чьи жрецы? - шёпотом спросил Нолл.

    Ольт повернулся в его сторону и долго молчал.

    - Это имя не стоит произносить вслух, особенно здесь.....

    ...Когда они ещё ползли по неровной и очень неудобной земле, изрядно уставшие и немного одуревшие от бормотания под нос, за их спинами что-то треснуло, и в зените на несколько секунд зажглось новое солнце. Мелкие камушки забарабанили по листьям и ветвям; один больно ударил ольта по голове. Кто-то вскрикнул за его спиной.

    - Не останавливаться, - произнёс ольт. - Не поворачиваться. Вперёд.

    Сам он в душе торжествовал победу. Пусть и небольшую. В подвале башни был такой арсенал, что сейчас на её месте должна зиять глубокая воронка. Недавно был дождь, лес загореться не должен.

    Итак, у них четыре или пять дней. Если из Шайра заметили взрыв, то даже меньше.

    Когда они добрались до лошадей, солнце уже клонилось к горизонту. Погони не было и в помине.

    * * *

    - Кто идёт? - шёпотом спросил Ривллим и вскочил, выхватывая меч.

    - Я, Нолл, - отозвался голос. Оглушительно пели насекомые. Безопасное место, которое выбрала Фиар, оказалось холмом, защищённым с трёх сторон густым лесом. Отсюда прекрасно просматривалась поляна и часть дороги.

    - Где остальные? - спросил воин шёпотом. Фиар пошевелилась, и что-то пробормотала во сне. Ривллим укрыл её и повернулся к юноше. Тот тоже изрядно устал. - Отведи лошадь, к ручью. Встретил кого-нибудь?

    - Нет, - было ответом. - Вемкамтамаи просил передать, что прибудет завтра к полудню

    - Понятно. - Воин вернулся к угасшему очагу и протянул Ноллу то, что осталось от кролика. Вопреки ожиданию, добыть его оказалось не трудно: дичь здесь была непуганая. Одним обещанием меньше.

    - Я вижу, вам досталось? - спросил Нолл, с наслаждением вытягивая ноги. - Мы там чуть не...

    - Тс-с-с, - воин взглядом указал на Фиар. - Пусть спит.

    Нолл кивнул. Наступила пауза.

    - День выдался длинным, - признался Ривллим шёпотом. - Кажется, что мы пришли сюда неделю назад.

    - Мне тоже, - эхом отозвался юноша и вымученно улыбнулся. - До сих пор не верится, что я жив.

    - Ложись отдыхать, - предложил воин. - Часов через пять сменишь меня.

    Тот не заставил себя долго упрашивать и вскоре уже спал. Ривллим поправил накидку, которой укрыл Фиар и ощутил исходящий от неё жар. Поправляется, подумал он с завистью. Хорошо быть молодым. Вот у меня плечо будет ещё неделю ныть... попросить, что ли, веточку?

    Нет, не стану.

    Ночь была на удивление тёплой. И не стало комаров, так досаждавших утром.

    Ривллим сидел, глядя на звёзды. А я-то думал, самое страшное позади. Интересно, где мы сейчас?

    Или правильнее спросить когда мы?

    Если удастся добраться до Меорна, что я скажу Лигввиру, своему полу-легендарному предку? Который, по преданию, сражался рядом с Той-Альером?

    Вопросов возникало много. Ответов - ни одного.

    Часть 3. Камень Меорна

    VIII.

    Разведчики отряда Роимала появились на поляне часа в три пополудни. Роималу вовсе не были по душе эти безумные гонки, стоившие жизни многим лошадям, но приказ есть приказ. Генерал порой отдавал невероятные, основанные лишь на интуиции, приказания и всякий раз оказывался прав.

    Роимал, как и многие другие солдаты, только что не боготворил генерала. Остановить орды шалиритов - подвиг не из мелких настоящий подвиг.

    Разведчики, вероятно, поскакали бы и дальше - соседство с мёртвыми глазницами Шести Башен им было неприятно, но кто-то тихонько свистнул. Осадив лошадей, разведчики увидели, что на поляне стоит, устремив в их сторону взгляд пустых глазниц, высокий ольт в серо-зелёном плаще.

    - Не вы ли ищете того, кто отправил послание генералу? - спросил он, не обращая внимания на стрелы, нацеленные в его грудь. Остановился шагах в пятнадцати и продолжил. - Мне нужно поговорить с вашим командиром.

    После короткого обмена фразами, двое разведчиков устремились назад, а другие двое остановились у ольта за спиной.

    - Выходите на дорогу, - приказал один из вновь прибывших достаточно миролюбиво. - Выходите и следуйте, куда мы скажем.

    Ольт кивнул и спокойно двинулся в указанном направлении. Бойцы, судя по всему, опытные: руки не дрожат, не суетятся. И с луком обращаются очень быстро. Держась на некотором отдалении, разведчики убрали луки за спину и, сжимая в одной из рук по дротику, двинулись следом.

    Надо показать им - потом - на что они могут нарваться в подобном случае, думал ольт, неторопливо шагая на юг. Если они считают, что находятся в безопасности, то сильно заблуждаются...

    - Куда они его повели? - возмущённым шёпотом спросила Фиар.

    Их оставалось двое на холме. Пятеро бывших рабов, в сопровождении трёх спутников ольта, отправились на восток - туда, куда днём ранее ушли остальные освобождённые пленники. Ривллиму не очень-то нравилось, что пленники кланялись ему в ноги по каждому поводу, но поделать ничего не мог. Сам ольт, в присутствии остальных, относился к Ривллиму более чем уважительно...

    - Не знаю, - ответил Ривллим, также шёпотом. - Надеюсь, он знает, что делает. Будем ждать.

    - Ясно, - и девушка, рывком поднявшись на ноги, направилась к южному склону холма.

    - Куда это ты? - спросил Ривллим резко. Начинается, подумал он. Стоит прийти в себя, как становится совершенно невыносимой.

    Фиар остановилась, оглянулась и очаровательно улыбнулась.

    - В кусты, - пояснила она охотно. - Хочешь составить компанию?

    Воин плюнул и отвернулся. Хотелось верить, что удалось не покраснеть.

    - - -

    Роималу было не по себе.

    Во-первых, вид слепца вызвал сильное недоумение, если не сказать сильнее. Двое разведчиков, конвоировавших ольта-великана, сказали впоследствии, что постоянно ощущали его взгляд - хотя, конечно же, глядеть тому нечем. Тем не менее, слепой прекрасно ориентируется в пространстве; слух же у него и вовсе фантастический.

    Во-вторых, то, что сообщил слепец, звучит невероятно. По словам ольта, он и двое его загадочных спутников (где они? почему их не заметили?) разгромили пограничную сотню, которую сопровождал Шарзод, печально известный жрец Шалир-Разрушительницы, доставивший войскам Юга больше хлопот, нежели все прочие отряды, вместе взятые. Ольт продемонстрировал расколотый (из соображений безопасности) и частично оплавленный в огне (из тех же соображений) личный амулет жреца, и Роималу пришлось поверить - по крайней мере, в эту новость. Он тут же отправил двух самых сильных лучших разведчиков выяснить, что случилось с постом-башней; ещё двух - отыскать и привести таинственных спутников ольта.

    Под конец ольт повторил кодовую фразу, которую сообщил капитану сам генерал непосредственно перед отправлением. Основания для подозрений исчезли, но Роималу всё равно казалось, что происходящее - сон.

    Откуда взялись эти трое? Как сумели победить сотню неплохих бойцов, вооружённых запрещённым оружием? Сотню, которую сопровождал жрец, на совести которого десятки впечатляющих поражений армий Юга?

    Вокруг всё было спокойно; амулеты не сообщали о присутствии враждебных сил или магических ловушек. Покончив с расспросами, Роимал предложил ольту в их лагерь.

    Вемкамтамаи шёл первым, уверенно ориентируясь на местности. Как ему это удаётся - уму непостижимо.

    - - -

    - Кого это они ищут? - полюбопытствовала Фиар, глядя - не особенно и скрываясь - из-за крупных валунов на вершине холма. Двое всадников в чёрно-зелёной форме армии Меорна уже пять минут обыскивали окрестности - один даже проскакал шагах в тридцати от холма, не удостоив его и взглядом.

    - Нас, похоже, - ответил воин шёпотом, едва сдерживая смех. - Я, кажется, понимаю, почему нас не видно, - и указал на мирно лежащий в ножнах Солнечный Лист. - Идём, хелауа, иначе они умрут от истощения.

    - Не мы ли вас интересуем? - громко спросил Ривллим. Спросил и обрадовался, что оба всадника были к нему спиной. Два отточенных жала холодно глянули в глаза незнакомцам. Странно они выглядели: высокий худощавый бородач; судя по одежде - охотник или лесничий. И невысокая смуглая девушка в матово-чёрной одежде, скрывавшей всё, кроме кистей рук и головы. Девушка невинно улыбнулась, но от этой улыбки по спине разведчиков пробежал холодок.

    Из-за плеча охотника выглядывала отполированная рукоять длинного меча; девушка была безоружна. Однако разведчики не торопились опускать оружие. По слухам, эти двое справились чуть ли не с сотней шалиритов.

    Бородач говорил на странном наречии, выговаривал слова забавно и непривычно.

    - Если бы мы захотели, - продолжал чужак, уперев руки в бока и не сводя со всадников добродушного взгляда, - вы б нас искали, покуда не свалились от усталости. Куда прикажете идти?

    К разведчикам вернулся дар речи. Они медленно опустили луки, переглянулись, и один из них поскакал на юг.

    - Следуйте за мной, - произнёс оставшийся и, не оборачиваясь, медленным шагом добрался до обочины. Инструкции, полученные им, были просты: никаких разговоров. Впрочем, ни охотник, ни девушка не пытались заговорить с сопровождающим. Они шли рука об руку, не обращая внимания на всадника и лишь изредка обмениваясь взглядами.

    Разведчику казалось, что девушка прилагает неимоверные усилия, чтобы не засмеяться.

    * * *

    - Что теперь? - спросил Ривллим, когда представилась возможность остаться втроём с Фиар поодаль от бросающих уважительные взгляды солдат. Встреча оказалась более чем радушной; на него самого многие смотрели, как на живую легенду. Воин ничего не говорил, но на лбу его всё чаще появлялись морщины, а во взгляде - усталость. Больше всего ему хотелось проснуться. Так, чтобы оказаться у себя дома, в Меорне. В доме, ставшем мрачным и неуютным после смерти его супруги... Ривллим потряс головой и заметил, что оба остальных смотрят на него, не произнося ни слова. У Фиар на лице даже обозначилось сочувствие.

    Ривллим употреблял слово смотрит по отношению к Вемкамтамаи... потому что отсутствие глаз ничего не значило. Чем именно видит ольт, оставалось загадкой. Возможно, помогало некое заклинание. Возможно, на то была воля кого-нибудь из богов. А может, последствия какого-нибудь эксперимента в подвалах Шести Башен.

    - Каждый из нас хочет вернуться домой, - ольт обвёл взглядом остальных двух. Фиар неохотно кивнула и отвернулась. Ривллим, подумав немного, тоже кивнул.

    - Хотя мне не хочется возвращаться в Меорн и встречаться с Лигввиром, - улыбнулся он невесело. - Если сейчас именно то время, несколько недель назад он должен был обнаружить вот это, - воин похлопал ладонью по ножнам. - Не правда ли, забавно?

    - Для меня - не забавно, - покачал головой ольт. - Мне, знаешь ли, тоже не хочется видеть тех, кто жил бок о бок с моими родителями... зная о том, что очень скоро им всем придёт конец. Правда, ни из чего не следует, что мы действительно попали в наше прошлое, - подчеркнул Вемкамтамаи.

    Наступила пауза.

    - А ты, хелауа? - Фиар мрачно глядела в глубины костра. - Тебе хочется домой? Есть ли ещё... - воин замялся. - Я хотел спросить, существовал ли твой город в это время?

    - Мой дом существовал ещё тогда, когда Меорна не было и в помине, - презрительно ответила девушка. - Отвечая на вопрос - да, хочется. Может быть, там... - она махнула рукой и замолчала.

    Все сидели, стараясь не глядеть друг на друга.

    - Я позволю себе дать один совет, - произнёс, наконец, ольт и поднялся. О боги, какой он огромный! - в очередной раз поразился Ривллим. - Очень простой совет: не падайте духом. Я не знаю, где мы или когда мы - но это неважно. Важно то, что мы не знаем, отчего это случилось. Есть идея: побывать на родине каждого из нас. Чтобы было, отчего отталкиваться. Мне хочется домой... что бы там ни было.

    - Почему бы не начать с меня? - оживилась Фиар, пристально глядя на Ривллима.

    - Вряд ли это возможно, эллено, - покачал головой ольт, и улыбка на лице Фиар поблекла. - Через несколько недель армия Шамульеза вернётся. С самыми серьёзными намерениями: мы показали, что с нами следует считаться. И если избежать боя и податься на запад - через владения Шамульеза - нам с Ривллимом некуда будет возвращаться. Просто некуда.

    - Что тогда? - осведомилась Фиар резким тоном.

    - Генерал намеревался напасть на Шайр, как только завершит разгром отряда в ущельях Хенвинна, это к западу от Меорна, - пояснил ольт. - Так подсказывает мне память. И так, насколько я понимаю, он действительно намеревается поступить. А мы ему поможем.

    - Превосходная идея, - девушка поджала губы. - Я уже вижу, как мы втроём штурмуем крепость, и шалириты на коленях умоляют о пощаде.

    - Несомненно, - подтвердил ольт, улыбнувшись краешками губ. - Я должен успеть к концу штурма, чтобы увидеть это. Но сначала - в Меорн. Генерал хочет поговорить с нами... в особенности с тобой, сайир, - кивнул Вемкамтамаи. - Кроме того, скоро праздник Оль-Алиор...

    - Летнего солнцестояния, - пояснил воин Фиар, на лице которой появилось недоумение.

    - ...где мы будем почётными гостями. Империя Шамульеза настолько велика, что быстро манипулировать войсками он уже не в состоянии. Это нам на руку. Пока же... есть небольшое поручение - вернее, просьба - к нашему уважаемому сайиру, а тебя, Фиар, капитан почтёт за честь проводить в Меорн первой.

    - Я останусь с вами, - немедленно ответила девушка, не меняя выражения лица. По едва заметному движению её головы в сторону Ривллима ольт понял, что фраза звучала я останусь с ним и незаметно для остальных улыбнулся. Упрямства ей не занимать.

    - Тогда капитан будет иметь честь сопровождать всех нас, - заключил ольт и огляделся (в этом не было, конечно же, нужды, но окружающие чувствовали себя спокойнее, если он вёл себя, как обычный зрячий). - Итак, сайир, я хотел бы расспросить о столбе... который ты вернул прежней владелице. Расскажи, как было дело...

    - - -

    - Долго ещё? - спросила Фиар утомлённо. Оба её спутника поднялись чуть свет; она не выспалась. Ривллим не обращал на неё внимания и вёл себя так, словно обращался с капризным ребёнком. К удивлению последнего Фиар не надулась, не обиделась и вела себя очень тихо - попадалась на глаза, когда от неё что-то требовалось. К большому удивлению Фиар, это нисколько не повлияло на поведение Ривллима. Ладно, попробуем по-другому. Вот только как подобраться к тому, что ей, собственно, от него нужно?

    Браслеты сидели на запястьях, словно являлись продолжением руки. При попытке снять их Фиар испытывала чудовищную боль, как и было обещано. От браслетов исходили эманации - сигнал, неизвестно кому предназначающийся. Черный колдовской костюм, оказался очень кстати: он неплохо скрывал браслеты, во всех смыслах. И, кроме того, даровал своей владелице дополнительные силы.

    Окружающим браслеты казались шедевром ювелирного мастерства. А на самом деле... Фиар боялась признаться, даже самой себе, что не хочет надолго оставаться одна: браслеты давили на разум, уговаривали вернуться - в тюрьму, которой ещё нет.

    Да, хорош чёрный костюм, позволяет подавить гнусный голос браслетов. Вот только не проходит даром пребывание в этом костюме. А чем это опасно - она не помнит. Фиар несколько раз в день осматривала себя - синяки, ушибы и вывихи прошли, кожа выглядит превосходно... стоит переодеться в достойную одежду, не станет отбою от кавалеров. Девушка усмехнулась. Воин заметил эту улыбку и едва заметно покачал головой.

    Но думали они о разном. От взора Ривллима не ускользнуло то, что Фиар, усмехаясь, прикоснулась пальцами правой руки к месту, под которым, скрытый чёрной живой тканью, находился браслет.

    - ...Долго ещё? - повторила она нетерпеливо.

    Оба остальных повернули головы в её сторону.

    - Пока не очистим плацдарм, - пояснил ольт. - Поклонники Тёмной успели водрузить немало изваяний в её честь. Помнишь тот столб? Пока рядом с лагерем Роимала остаётся хоть одно изваяние, отряд находится в большой опасности. Жрецы Тёмной смогут следить за тем, что происходит.

    - А нас сейчас не видно, что ли? - поджала губы девушка.

    - Не видно, - кивнул Вемкамтамаи. - И ты знаешь, почему. Ну что, Ривллим? Следующий?

    Снаружи всё казалось простым. Извлечь Лист из ножен. Установить направление, которое меч отмечает пульсацией белого света. Приблизиться к изваянию и срубить его. Пока Лист был в руках у Ривллима, изваяния слепы, глухи и бессильны. Ольт двигался следом и с поразительной скоростью украшал стволы окрестных деревьев священными символами Хранительницы. Что-то мешает Тёмной обрушить на их головы любое из множества проклятий... что именно? Дарует ли Солнечный Лист полную безопасность?

    Фиар не была в этом уверена. И двигалась следом, взялав на себя роль охранника.

    Мало-помалу Ривллим наносил на карту расположение изваяний. Во время второго привала - когда солнце доползло до высшей точки небесного пути - воин показал карту глаз и ушей Тёмной.

    Вемкамтамаи долго смотрел на россыпь точек.

    - Похоже, столбы расставлены не просто так. То, что я вижу, напоминает мне часть более сложного рисунка. Догадываешься, какого именно?

    - Откровенно говоря, нет, - признался Ривллим. Фиар пододвинулась поближе, и было видно, что она знает ответ.

    Ольт изобразил на листе бумаги несколько коротких штрихов, намеренно исказив их расположение и не соединив.

    - Теперь узнаёшь?

    - Силы всемогущие! - воскликнул воин, бледнея. - Изваяния образуют её знак? Да это же четверть континента!

    - Да, - кивнул ольт. -Шайр располагается в самой середине, а мы находимся вот здесь.

    - Нам жизни не хватит, чтобы срубить их все, - мрачно объявил Ривллим. - Пустая затея. Ну, срубили мы две дюжины столбов. Их должны быть тысячи.

    - Нет необходимости уничтожать весь узор, - неожиданно вмешалась Фиар. - Что, если стереть вот здесь... и здесь? И этот угол?

    - Мы получим... - Ривллим замялся. - Вемкамтамаи, может быть, ты вспомнишь?

    - Сейчас, - морщины собрались на лбу ольта. Неожиданно он рассмеялся. - Да, это неплохая шутка. Треугольник и волны, вместе дают символ жертвенника. Один из знаков Владыки Огня. И Шайр по-прежнему посередине... - он задумался. - Да только вряд ли это возможно.

    - Отчего?

    - Угол, который необходимо снять - под самыми стенами Шайра.

    - Ну и что? - Фиар откинула волосы со лба. - Вы намеревались помочь генералу? Вот и совместим два полезных дела.

    - Верно, - ольт поднялся на ноги. - Надо обдумать. Фиар, откуда ты знаешь про этот символ?

    Девушка долго смотрела туда, где у зрячего были бы глаза, не отводя взгляда.

    - Знаю, и всё, - пожала плечами. - Устала напоминать вам обоим, что у меня прекрасная память.

    - Превосходно, эллено, - улыбнулся ольт и опустил голову. - Но про эту идею - о знаке жертвенника - не должен знать никто. Ни единая душа.

    - Ясно, - Фиар отвернулась. - И это вместо благодарности.

    Воин опустил голову и долго сидел так, не произнося ни звука.

    - - -

    - Вемкамтамаи, можно задать тебе вопрос?

    Ольт очнулся от раздумий.

    - Да, конечно.

    Ему пришлось одеться в походную одежду. Теперь видели только голова да кисти рук - непривычно и неприятно.

    - Как получилось, что ты так быстро понял, что происходит?

    Ривллим смотрел Вемкамтамаи в лицо.

    - Вон ты о чём, - ольт махнул рукой обернувшемуся капитану, чтобы тот не беспокоился и пустил коня шагом. Фиар, хоть и не любила лошадей, успела изрядно оторваться от основной группы. Тем лучше, подумал воин. - Как бы это объяснить. Я вспомнил всё таким, каким оно было. И действовал соответственно.

    Ривллим замолчал, глядя на деревья, медленно проплывающие мимо.

    - Почему кочевники так легко продвигаются на север и северо-восток?

    Лицо ольта потемнело.

    - Когда общаешься с соседями, поневоле предполагаешь, что они относятся к тебе так же, как и ты к ним, - было ответом. - А на следующий день выясняется, что о твоих близких думали как о рабах... Или корме для свиней... - он надолго замолчал. - Иногда очень трудно думать о людях плохо. Когда множество веков не было оснований для вражды.

    - Понятно, - Ривллиму стало неловко. - Мне, наверное, не стоило спрашивать. Извини.

    - Незачем извиняться, - Вемкамтамаи выпрямился в седле и оглянулся. - Несколько ночей я думал о том же. Помнишь, я говорил, что... ещё не должен был родиться?

    Ривллим кивнул.

    - Раз уж мы вмешались раз, вмешаемся повторно. Я отправил послание в... свой родной город. Кочевники не угрожают ему. Наоборот, они сама предупредительность. Даже, по-моему, торгуют.

    - Ты не боишься изменять прошлое? - изумился Ривллим.

    - В этом прошлом нас не должно было быть, мой юный друг, - ответил ольт спокойно. - Надо относиться к нему, как к настоящему. Кстати, - он указал рукой вперёд, - нас ждут. Поторопимся.

    До Меорна оставался один день пути.

    Но, как воин ни старался, он не мог узнать окрестностей. Горы и, иногда, реки оставались теми же самыми. Всё остальное было чужим. Легко сказать - относиться, как к настоящему! У ольта было сорок шесть веков, ему легко советовать.

    Ривллим не раз пытался представить себе сорок шесть веков - и не мог.

    - - -

    - Помнится, ты говорила про клад? - спросил Ривллим, когда они остановились на последний привал.

    ...Дорога на Меорн оказалась утомительной. Прежде всего, Фиар наотрез отказалась ехать верхом более двух-трёх часов в день. Лошадей, дескать, не переносит.

    Кроме того, её оказалось не затащить в святилище Хранительницы - на расстоянии трёх конных переходов от Башен. Узнав, что жрецы в состоянии переправить весь их отряд в Меорн за считанные минуты (Ривллим не понимал, как это делается), Фиар отказалась даже обсуждать такой способ передвижения. Кто-то из солдат шёпотом предложил пронести её внутрь силой. Девушка всего лишь улыбнулась советчику, но тому всю следующую неделю не давали покоя кошмарные сны.

    Иерарх не выказал удивления и вручил Ривллиму посох. С его помощью отряд двигался по лесу раз в десять быстрее. Ривллим платил за использование посоха нечеловеческой усталостью; пробуждение становилось пыткой. Фиар, похоже, об этом знала.

    Всего их ехало восемь человек, включая Роимала, Вемкамтамаи, Ривллима и Фиар. Капитану предстояло вернуться назад и устраивать линии обороны - необходимо выстоять хотя бы три недели. Шалириты вели сразу три военные кампании - одну против Севера, одну против восставших племён на дальних западных островах и ещё одну - против какого-то подземного народа. Ривллим хотел расспросить поподробнее, но капитан неожиданно замкнулся - видимо, понял, что сболтнул лишнее...

    - ...Клад? - Фиар ответила не сразу, погружённая в раздумья. Весь вечер она сидела у костра, любовалась пляской языков пламени. Она взглянула спутнику в глаза и улыбнулась, прищурившись. - А я-то думала, когда ты о нём вспомнишь? Клад там, - она махнула рукой себе за спину, - откуда мы так поспешно уехали. Но мы ведь вернёмся?

    - Несомненно, - согласился Ривллим. Фиар выглядела бледнее обычного, а ела ли вполовину прежнего аппетита. - Плохо выглядишь, хелауа. Не заболела?

    - Нет, - буркнула девушка и посмотрела на Ривллима с вызовом. - Просто устала. Слишком много всего сразу... случилось.

    - Это верно, - воин уселся рядом, скрестив ноги. Фиар чуть отодвинулась. Она молчала почти весь день. Плохой признак. - Если Вемкамтамаи прав, мы сейчас далеко в прошлом. Мне интересно, на месте ли клад.

    - На месте, - равнодушно ответила Фиар. - Это Чёрный дождь. Он скрыт давно, очень давно.

    - Чёрный дождь? - Ривллим недоверчиво поднял брови. - Так это же легенда. На этом месте, если не ошибаюсь, стоит... стоял... в общем, не то город, не то что-то ещё. Уж конечно это место перерыли сотни раз.

    - Легенда, - вновь кивнула девушка, и глаза её загорелись, а лицо обрело живое выражение. - Я сумела отыскать вход в сокровищницу.

    - Так тебя... - у Ривллима неожиданно пересохло в горле. - Так тебя держали в Шести Башнях, чтобы ты...

    - И за это тоже, - кивнула Фиар, не без удовлетворения отметив уважительный взгляд спутника. - Ну что, поможешь добраться до него? Одна я могу не справиться.

    - Если хотя бы сотая честь легенд не врёт, нам не совладать с Чёрным дождём, - осторожно заметил Ривллим. - Тысячи людей искали его. Живым не вернулся ни один. А среди них были маги, куда более способные, чем... - Фиар не отводила взгляда, и Ривллим не сумел произнести, чем ты.

    - Меня с ними, как ты понимаешь, не было, - ответила Фиар с довольным видом. - И потом, мне нужен только сам Дождь. Всё остальное мне не нужно.

    - Мне нужно только солнце на небесах, - отозвался воин иронически. - Ты полагаешь, что в состоянии управиться с Дождём?

    - Да, - улыбка её померкла.

    - Может быть, из-за него ты и очутилась в Башнях? - поинтересовался Ривллим ещё более ядовитым голосом. Ну и самомнение...

    - Да, - улыбка исчезла с её лица.

    - Ну, знаешь! - Ривллим поднялся на ноги и принялся вышагивать вокруг костра. - Откуда такая уверенность? Не из-за этого ли? - он похлопал по ножнам Листа.

    Фиар кивнула.

    - Ты чрезвычайно догадлив. Надеюсь, у тебя достанет храбрости им воспользоваться.

    Ривллим покачал головой.

    - Солнечный Лист вернётся в Храм, как только я появлюсь в Меорне. Храму он посвящён, Храму он и принадлежит. Я лишь временный его владелец.

    - Это было бы очень неразумно, - Фиар не на шутку разъярилась. - Это было бы крайне неразумно, сайир. Мне нужен Чёрный дождь, и я намерена его получить. Я всегда добиваюсь того, чего хочу. Если поможешь мне, все будут в выигрыше. Если нет... я сама буду решать, кто мне союзник.

    Они стояли лицом к лицу. В этот момент из палатки Роимала показались сам капитан и Вемкамтамаи - совещание закончилось. Девушка обернулась, заметив выражение лица собеседника, и подошла к нему вплотную.

    - Вернёмся к этому позже, - произнесла она равнодушно и понизила голос. - Если расскажешь о моих планах, сайир, я тебя убью.

    И дружелюбно улыбнулась, прикоснувшись незаметно для остальных кончиками пальцев к правой ладони собеседника. Волна жара обволокла Ривллима, на лбу его тотчас проступили капельки пота. Немалых усилий стоило не изменить выражение лица. Фиар едва заметно кивнула, продолжая улыбаться.

    - Беседуете? - ольт подошёл нарочито шумно.

    - Ага, - кивнул воин с наигранным безразличием. Фиар уселась чуть поодаль, задумчиво глядя на рдеющие угли. - Можно узнать у тебя кое-что, Вемкамтамаи?

    - Разумеется, - ольт уселся рядом. Одетый в серо-зелёный плащ, он выглядел гораздо привычнее. Фиар повернула голову и взглянула на Ривллима, не меняя выражения лица.

    - Что ты знаешь о Чёрном дожде? - Ривллим заметил краем глаза, как в глубине глаз девушки вспыхнул красный огонёк. Но ни слова не последовало - наоборот, Фиар лишь плотнее сжала губы.

    * * *

    - О Чёрном дожде? - поразился ольт, поворачивая лицо к Ривллиму. - Как странно. Почему спрашиваешь?

    - Почему странно? - воин заметил, что девушка отвернулась, словно разговор был неинтересен.

    - Потому что я сам вспоминал о нём, - пояснил Вемкамтамаи. - Я слышал о сокровищнице намного раньше тебя. Могу рассказать эту историю, если интересно.

    - Очень интересно, - Фиар протянула Ривллиму пригоршню дымящихся клубней дикого картофеля и тот принял их, кивнув в знак благодарности. Ольт вежливо отказался. - Мне интересно всё, что касается сокровищ.

    - Несомненно, эллено, - улыбнулся ольт. - Вот что я знаю.

    - Сокровищница эта многоярусная, достраивалась несколько раз. Построили её ещё до появления людей на Большой Земле. Ни одна из наземных рас не причастна к появлению гробницы.

    - Тогда кто же? - не утерпел воин. История была для него необычайно притягательным предметом; по сути, сидеть вот так и слушать рассказы о прошлом было едва ли единственным занятием, способным поглотить его внимание без остатка. А фраза до появления людей... Представить себе время, когда ни один человек не ходил по земле, было невозможно.

    - Трудно сказать, - пожал плечами ольт. - Не дарионы; они не строят подобных гробниц. Не рептилии, они вообще не строят погребальных сооружений. Насколько я знаю.

    - Я слышала, - встрепенулась Фиар, тоже позабывшая обо всём остальном, - что глубоко под землёй обитает очень древняя раса рептилий, и они...

    - Возможно, - кивнул головой ольт. - Я слышал множество рассказов и историй об обитателях глубин, огня и льда, воды и пустынь и даже того пространства, что лежит за пределами нашего мира... Словом, первоначальная постройка очень древняя. В ней долгое время устраивали кладбища самые разные народы; постепенно подземный комплекс разрастался, до случившегося однажды сильного землетрясения. Гробница не разрушилась, но оказалась отрезанной от внешнего мира: часть скалы, в которой она находилась, опустилась глубоко под землю. По слухам, землетрясение произошло оттого, что кто-то впервые попытался похитить Чёрный дождь.

    - Что это и отчего так называется? - воин наклонился и бросил в костёр ещё несколько веток. - Мне казалось, что это - название самой гробницы.

    - Нет, это название основного сокровища. По легенде, которая представляется мне наиболее близкой к истине, того, кто пытался завладеть Дождём и оказался недостойным, поражает странное проклятие. Оно не вредит жертве, но оказывается враждебным ко всем, кто заговорит с ней. Чаще всего оно проявлялось в виде чёрного дождя, который проливался над теми, кто оказался столь неосторожен. Поля от него становятся бесплодными, люди преждевременно стареют и болеют неизлечимыми болезнями, в таком духе. В конце концов того, кто отваживался пробиться к гробнице, наверху ждала смерть. Прошло не очень много времени - несколько веков - и Чёрный дождь перестали беспокоить.

    - Но что это такое?

    - Никто не знает, - пожал плечами ольт. - неизвестно также, кто положил Дождь в гробницу. Непонятно, зачем это было сделано. Боги не торопятся открывать эту тайну и, следовательно, на то есть веские причины. Дождь ждёт того, кто окажется его достойным.

    Фиар вновь встрепенулась... но промолчала.

    - Дождь имеет какое-то отношение к Шести Башням, - продолжал ольт. - Башни не замышлялись как крепость. Это был некий аппарат... очень большой...

    - ...Тайна которого навеки утеряна, - иронически завершил фразу воин.

    - Вовсе нет, - морщины легли не лоб Вемкамтамаи. - Все знают, что Башни стоят в узлах естественных силовых линий...

    Ривллим опустил голову.

    - Что такое - узел силовых линий? - спросил он в конце концов. Фиар усмехнулась. Молча.

    - Долго объяснять, если ты не изучал магию, - нахмурился ольт. - Я не уверен, что подобное знание безопасно излагать вслух... здесь и сейчас.

    Ривллим молча кивнул.

    - Скажу только одно, - ольт оглянулся. - В центре, там, где постамент, некогда находился важный элемент... аппарата. Без него Шесть Башен... как бы спятне работают. Ильвемоары, без сомнения, были в курсе и пытались отыскать... замену ключевому элементу.

    - Вот как, - воин поёжился. - Не очень-то весёлая история. Где точно находится гробница?

    Фиар метнула в него быстрый взгляд, который ольт, судя по всему, не заметил.

    - Недалеко отсюда, - последовал ответ. - Примерно в том месте, где сейчас стоит Шайр.

    - А если его обитатели...

    - Не думаю, - покачал головой ольт. - Если бы в руках поклонников Шалир оказался Чёрный дождь, сопротивление было бы давно подавлено. Но Дождь, похоже, не намерен помогать Тёмной.

    - Ты говоришь о "Дожде", как о чём-то живом.

    - Люди часто дают имена оружию, кораблям, скульптурам и прочему, - усмехнулся ольт. - И обращаются к ним, словно к живым. Это тебя не удивляет? - и ольт поднялся на ноги.

    - Ты хочешь сказать, что...

    - Я хочу сказать, что уже поздно, - произнёс Вемкамтамаи. - Завтра нас ждёт торжественный приём. Всё остальное сейчас не имеет значения. Спокойной ночи.

    И, кивнув на прощание, он удалился.

    - Ты пытался разозлить меня? - спросила Фиар после продолжительной паузы. Воин повернул к ней голову, но вместо неприязни увидел в её глазах только любопытство.

    - Хочу выяснить подробности, - ответил Ривллим. - Но насчёт меча всё решено. Когда мне вручили его...

    - Четыре с половиной тысячелетия вперёд, - усмехнулась Фиар.

    - ...я обязался вернуть меч, когда битва будет закончена.

    - Но битва не закончена! - воскликнула девушка. - Битва только начинается!

    - Битва окончена, хелауа. Шесть Башен повержены, битва окончена.

    - Кому ты обещал вернуть меч? Жрецу, который ещё не родился?

    - Жрице, - машинально поправил воин. - И, кстати, не ей, а самой богине.

    Фиар замолчала. Обернувшись, воин обнаружил, что она придвинулась вплотную.

    - Попроси её оставить меч, - попросила она тихо. - Мне действительно нужен Дождь. Не имеет значения, где мы или когда мы. Он должен быть моим.

    Неожиданно для самого себя, воин разозлился.

    - Попроси сама, - последовал ответ. Девушка отшатнулась, словно от пощёчины; побледнела; голос её стал настолько тихим, что едва различались отдельные слова.

    - Я... и так... слишком... не смогу...

    - Что с тобой? - спросил Ривллим резко. Взял её за плечи и встряхнул. Фиар молчала, бледность не сходила с её лица. Широко раскрытыми глазами она смотрела куда-то сквозь собеседника. Слёзы медленно потекли по её щекам. Одна из них упала воину на запястье и обожгла.

    Ривллим мог многоё, но слёзы...

    - Ладно, - проворчал он, ощущая, что его обманули. - Я спрошу у Неё. Но мы пожалеем об этом. Слышишь меня?

    Фиар едва заметно кивнула, и Ривллим осторожно отпустил её. Фиар упала на бок и почти сразу же уснула. Некоторое время воин сидел рядом, не веря своим глазам. Сон её был беспокойным. Морщась от накатывавшего жара, воин осторожно поднял её на руки и, ступая по возможности бесшумно, отнёс в палатку. После чего, сделав успокаивающий жест часовому, вернулся к костру.

    Отчего-то не получалось подавить дрожь в руках.

    * * *

    - Это и есть Меорн? - спросила Фиар, когда северная стена города показалась из-за деревьев. Собственно, поблизости от стены деревьев не росло: волшебством ли или иным образом, жители города извели все окрестные деревья - видимо, не раздражая при этом Хранительницу. Ривллим вспомнил, что браконьер мог поплатиться жизнью даже за дерево, срубленное поблизости от посвящённых Ей мест, и поразился. В его время деревья росли поблизости от стен; Хранительница категорически запретила кому бы то ни было срубать их. Правда, в его время Меорн окружает... окружала не одна стена, а три. И войск было существенно меньше... Он потряс головой, избавляясь от воспоминаний.

    - Да, - указал он вперёд. - За этим мостом. Двадцать километров в поперечнике..

    - Такой большой? - поразилась девушка. - Не верю. Как такую громадину оборонять? Ведь жителей там немного?

    - Жителей немного, - кивнул Ривллим. - Да и город - внутренний город -не так уж велик. Всё остальное - парки.

    Фиар пожала плечами. Никто не встречал их; никто не стоял на стене; ни музыки, ни голосов - город словно вымер.

    - Так и должно быть, - успокоил её Ривллим. Ольт ехал чуть позади и не произносил ни слова, лишь улыбался. В своём развевающемся плаще Вемкамтамаи выглядел впечатляюще в развевающемся плаще. - Таков обычай. Сама увидишь.

    У самых ворот - внушительных, вытесанныхизготовленных из каменного дуба, способного простоять многие тысячи лет - воин спешился. Подошёл к воротам и положил руку на медное кольцо, вделанное в створку на уровне глаз. Чувство нереальности нахлынуло на него. Ворота были те самые. Мальчишкой он любил бродить возле них и любоваться многочисленными изображениями, что появлялись на воротах в честь наиболее выдающихся событий. Вот эту надпись, сделанную в честь отражения осады объединённых войск кочевников, он прекрасно помнил. Что с ним? Где он сейчас? Воин с ужасающей ясностью понял, что родной Меорн остался где-то позади... или впереди, в потоке времени, который не окинуть ничьим взором. А здесь он - в гостях, не дома.

    Воин оглянулся, не видя своих спутников. Лицо его посерело.

    - Что с ним? - поразилась Фиар.

    - Похоже, он действительно понял, что... - начал Вемкамтамаи тихонько, но не окончил. Воин отвернулся и громко постучал в ворота.

    Те медленно и бесшумно отворились.

    Улица открылась глазам путников. Всё население города, включая власти и жрецов, собралось у ворот, оставив широкую полосу шириной метров в десять. Едва нога воина ступила за ворота, грянули приветственные крики и музыка, полетели цветы. Мысли неслись в голове Ривллима, не завершаясь; он вёл коня рядом с собой, не замечая этого. Точно так же встречали победоносную армию и в его время. Точно так же... Неужели я дома?

    Позади послышались встревоженные возгласы, и Ривллима сбросил оцепенение. Оглянулся.

    Фиар сидела в седле, качаясь, закрыв глаза. У воина едва хватило времени подбежать к коню, прежде чем девушка свалилась наземь. Воин подхватил её и понёс, с ужасом осознав, что не ощущает привычного жара. Фиар казалась невесомой; кожа стала почти белой.

    Стиснув зубы, Ривллим продолжал двигаться вперёд, к верховным жрицам и градоправителю.

    К генералу, который салютовал им мечом.

    Впрочем, на половине пути его самого подняли на руки - вместе с ношей. Отчего-то не ощущалось никакого триумфа. Лишь бесконечная усталость.

    IX.

    - Как отдыхается? - Вемкамтамаи согнулся чуть ли не вдвое, переступая порог. Дом был далеко не лучшим, но воин настоял, чтобы ему позволили остановиться именно здесь.

    Он не стал говорить, что спустя сорок пять веков поселится... тьфу, поселился бы на этом самом месте. Разумеется, нынешний домик ничем не походил на тот, который он построил собственными руками: между ними двумя пролегало немало лет, пожаров, смерчей, войн и прочих стихийных бедствий. И всё же здесь куда уютнее, нежели в прекрасном каменном доме правителя.

    - Спал плохо, - проворчал Ривллим, ожесточённо протирая глаза. - Это не праздник получился, а пытка. Даже не знаю, как показаться генералу. В таком виде...

    Взглянув в зеркало, Ривллим увидел человека, который беспробудно пьянствовал недели две. Что истине не соответствовало совершенно: даже вчера, на торжественном обеде, он не прикоснулся к спиртному.

    Теперь предстоит увидеть, насколько традиции его времени совпадают с теперешними. Стать героем города может кто угодно, от мусорщика до правителя; любому из них были бы оказаны высокие почести. Но на следующий день жизнь продолжается своим чередом, каждый занимается своими обязанностями. Меорн в значительной мере сохранил родовой образ жизни - сохранившийся с тех пор, когда имя это принадлежало не только городу, но и божеству - создателю и покровителю окрестных земель.

    Сегодня он, Ривллим Мегдлир, займётся повседневными обязанностями. Это - тоже часть общего ритуала; по тому, как человек ведёт себя на принадлежащем ему месте, о человеке и судят. Более того, дальнейшая судьба жителя Меорна зависит исключительно от умения соответствовать положению. Традиция, выработанная тысячелетиями, пережила многие века и сохранила частичку древнего, первоначального Меорна. Вокруг возникали и гибли империи, государства шли войной друг на друга. А Меорн, остававшийся вне союзов и не притязавший на власть над окрестными землями, выстоял. Империя Ар-ра, располагавшаяся к западу от города, погибла, не оставив после себя ничего. А Меорн выжил.

    ...Итак, чем заняться? Должность - сайир - принадлежит ему далеко отсюда. Перед здешним Храмом никаких заслуг не имеется. Таланты воина, спасателя, лесничего, кузнеца помогут найти себе место в этой новой старой жизни. Но...

    Ради этого попадать сюда?..

    Ривллиму стоило немалых трудов не выказать ольту своего беспокойства. Что бы там ни было, меч должен вернуться в Храм, а там посмотрим. На крайний случай есть шанс стать проводником Фиар - ей ведь так не терпится попасть домой...

    - Лейрн просил передать, что Фиар вне опасности, - сообщил ольт, усаживаясь и откидывая с лица капюшон. Передвигаться по улицам с открытым лицом означало привлекать чрезмерно много внимания. А так - просто ольт, их много здесь. Восточные соседи Меорна, самые надёжные союзники, не раз и не два проливавшие кровь ради того, чтобы Меорн выжил.

    - Лейрн? - воин поискал имя в памяти и не нашёл.

    - Храмовый целитель, - пояснил ольт, погладив голову обеими ладонями. - Между прочим, знаменитый... лекарь. Преподаёт... преподавал - до начала войны. Пытался понять, что случилось с нашей спутницей. Зайди к нему, он ждёт.

    - Непременно, - кивнул Ривллим. - Я, правда, собирался посетить Храм.

    - Не торопись, - поднял руку Вемкамтамаи. - Тебя ждут завтра. Вместе с Фиар. Послезавтра - праздник; накануне они устраивают...

    - Я знаю, что устраивают, - перебил его Ривллим. Сайир был посвящён в некоторые таинства и, помимо прочего, мог, как и жрицы, обращаться к богине непосредственно. Ривллим владел несколькими заклинаниями - это помогло, когда они приводили в чувство пленников там, у Башен, на пыльной дороге...

    Положение сайира в культе не очень высоко; однако, как человек светский, он обладал рядом преимуществ. Сайир является посредником между Храмом и городской властью - должность, равно полезная и опасная, в зависимости от того, каковы отношения между служителями Храма и правительством.

    - Верно, - кивнул ольт. - Прошу прощения. Тебя, конечно, примут в Храме в любое время, если пожелаешь.

    - Ну, не бездельничать же весь день!

    - Зачем бездельничать? Генерал Той-Альер просит тебя прибыть в штаб-квартиру к двум часам пополудни, - Вемкамтамаи протянул воину небольшой конверт. - У тебя будет время повидать Фиар.

    Он поднялся на ноги. Ривллим поднялся тоже.

    - Меня не будет до завтрашнего вечера, - пояснил Вемкамтамаи. - Забот существенно больше, чем я ожидал. К празднику я постараюсь вернуться.

    Они поклонились друг другу и распрощались.

    Ривллим потратил более получаса, стараясь придать себе более приличный вид при помощи холодной воды, травяных настоев и лёгкого завтрака (который не лез ему в горло). После чего оделся во всё чистое (собственная одежда не успела как следует просохнуть) и, спрятав ножны с Солнечным Листом под плащом, вышел на улицу.

    Традиция сохранилась. Никто не воздавал особых почестей; лишь изредка люди, поймав его взгляд, приветственно улыбались и махали рукой. К моменту, когда Ривллим отыскал дом Лейрна, ледышка, застрявшая в глубине сердца, начала подтаивать. Он останется здесь гостем - но гостем почётным.

    Привратник вежливо приветствовал его, не забыв про титул сайир. Интересно, кто им сказал? - подумал воин, без особого, впрочем, раздражения. Сам он не проронил ни слова о том, кем и когда был. Вемкамтамаи - тоже, в этом воин был уверен. Не Фиар же, которая всё время пребывала в беспамятстве?

    Он оставил меч и плащ в специально отведённом для этого углу прихожей и, уперев руки в бока, принялся ждать, когда появится хозяин дома. Слуги, казалось, не замечали его присутствия.

    Традиция сохранилась и в этом.

    * * *

    - Приветствую уважаемого сайира, - пробасил целитель. Он совершенно не соответствовал тому образу, который создался в голове у воина. Лейрн не был низеньким толстеньким человечком с озабоченным взглядом. Лейрн оказался высоким, не ниже Вемкамтамаи, широкоплечим человеком с громоподобным голосом. При всей своей комплекции двигался он изящно, а лицо выдавало человека весьма учёного. Ривллим понадеялся, что доктор не обратит внимания на взгляд посетителя, но ошибся.

    - Думаете, отчего я выбрал такую профессию? - вопросил Лейрн, жестом предлагая гостю сесть. - Многие удивляются. Ответ прост: мне это интересно, а положение позволяет. - Он рассмеялся и, расстегнув верхнюю пуговицу бело-зелёного халата (три зелёных полосы на рукавах, как и во время Ривллима), несколько помрачнел.

    - Меня беспокоит состояние вашей знакомой, - сообщил он, понизив голос. - Скажите, она действительно пять дней ходила вот в этом?

    И положил на стол то, что Ривллим никак не ожидал увидеть: чёрную одежду Фиар - колдовские ботинки, штаны и куртку. Всё, как заметил воин, безукоризненно чистое.

    - Да, - согласился Ривллим. - Наотрез отказалась одевать что бы то ни было ещё. - Это тоже было правдой.

    - Очень странно, очень странно, - целитель задумчиво почесал затылок. - Жаль, что сейчас не найдёшь хорошего мага - война эта проклятая. Но кое-что я смог понять. Одежда, безусловно, магическая. Она впору всякому, кто её оденет. В ней ни холодно, ни жарко...

    - Я догадываюсь, - кивнул воин.

    - Но она может быть опасной, - поднял взгляд Лейрн. - Не могу сказать, чем именно, но примерный ответ такой: если здоровье человека не безупречно, одеваться в это не следует.

    - Когда я наткнулся на неё в подземелье, со здоровьем у неё было не всё в порядке, - согласился Ривллим.

    - Разумеется, - кивнул целитель и сложил чёрную одежду в небольшую матерчатую сумку. - Возьмите, когда будете уходить. Не позволяйте ей одевать это. Пока, по крайней мере. Однако я увлёкся. Прикажете вина? Чаю?

    - Только вместе с вами, - воин склонил голову, и хозяин дома кивнул.

    - Тогда вначале посетим больную, - он встал и указал ладонью направление. - Лечебница у нас небольшая, но не самая плохая.

    Они вышли из дома через одну из боковых дверей и вошли в другое здание, размещавшееся за той же самой стеной. Там пахло травами и лекарствами, как и положено. Персонал занимался своими делами, не обращая на Ривллима никакого внимания.

    - Сюда, пожалуйста, - Лейрн указал на дальнюю в коридоре дверь и, пропустив Ривллима вперёд, запер её за собой.

    Они оказались в крохотной комнатушке. Два стула, стол, шкафчик с пузырьками внутри. Более ничего.

    - Она за следующей дверью, - пояснил целитель, понизив голос. - У меня осталось несколько вопросов... думаю, что некоторые приходили в голову и вам.

    - Слушаю, - Ривллим покорно уселся на предложенный стул. Лейрн скрестил руки на груди и внимательно поглядел на гостя.

    - Не заметили ли вы в ней чего-нибудь странного?

    - Лучше спросите, доктор, не заметил ли я чего-нибудь обычного, - усмехнулся воин. - О её способностях в области... м-м-м... огня, вы, наверное, уже узнали?

    - Увы, - целитель развёл руками. - Узнал. - Ии показал ладонь, на которой виднелись следы недавно залеченного ожога. - Но это не самое странное. Вам пришёл в голову вопрос, на который и я пока не смог ответить, верно?

    - Кажется, понял, - по спине воина прополз холодок. - Скажите, Лейрн, она человек?

    - Безусловно, - целитель оглянулся и понизил голос ещё сильнее. - Человек практически во всём. Но есть кое-что, чего я не понимаю.

    Поднявшись, Лейрн бесшумно отворил дверь в комнату, где, на просторной кровати, укрытая лёгким покрывалом, безмятежно спала Фиар. Увидев её, Ривллим сразу же перестал беспокоиться: человек с таким лицом не может быть серьёзно болен.

    - Она спит, - пояснил целитель. - И будет спать ещё несколько часов, не беспокойтесь. Все лекарства действуют так, как и положено. Но вот это...

    Лейрн наклонился над спящей и, осторожно разведя в стороны пальцы на обеих ладонях, на краткий миг прикоснулся к трём точкам на голове Фиар - одна была где-то на лбу; другие, Ривллим не успел заметить. Где-то на затылке.

    Ничего не произошло. Девушка даже не пошевелилась.

    - И что?

    - Человек от этого просыпается, - пояснил целитель. - Могу научить. Просыпается, в каком бы состоянии ни был, пусть даже ненадолго. Средство безотказное.

    - А если...

    - Если она принадлежит другой расе? Извольте, могу показать соответствующие точки для ольтов, карликов... Впрочем, она, конечно, не карлица. То же касается и некоторых других рефлексов. Вот, смотрите... - прежде, чем Ривллим успел что-то понять, комната вокруг воина поплыла, проваливаясь в чёрную мглу. Впрочем, он тут же очнулся.

    - Приношу извинения за эту демонстрацию, - Лейрн не улыбался. Воин ощущал себя необычайно бодрым и свежим - вся застарелая усталость пропала бесследно. - Как видите, действует. Но на неё - он указал ладонью - не действует вовсе. А жаль...

    Ривллим смотрел на спокойное лицо Фиар, на котором замерла едва заметная улыбка, и ему стало не по себе.

    - Отвечая на вопрос: я не знаю, кто она, - заключил целитель. - Если относиться к ней, как к человеку, этого будет достаточно. Над ней проводили какие-то опыты, - Лейрн нахмурился. - Я готов допустить, что всё это, включая её необычные... э-э-э... таланты, есть итог этих экспериментов.

    - А что, если браслеты... - начал Ривллим, указав на матово поблескивающие украшения на обеих кистях рук Фиар, и осёкся, увидев выражение лица собеседника.

    - Браслеты? - Лейрн провёл пальцами по руке Фиар, на миг задержав их на браслете. - На ней не было никаких браслетов, сайир.

    - Разумеется, - ответил Ривллим, осознавая, что доктор не замечает присутствия украшений. Так же, как и весь остальной мир... за исключением их троих. - Мне показалось...

    - Да-да, разумеется, кожа на запястьях несколько бледнее. Она действительно долгое время носила браслеты. Я оставлю вас, сайир. Буду у себя дома - откровенно говоря, мне очень хочется поговорить с вами.

    - Одну минуту, - целитель остановился в дверях и обернулся. - Откуда вы узнали, что я сайир?

    - От неё, конечно, - Лейрн не выглядел удивлённым. - Она всё утро пыталась убедить меня, что ничуть не больна, и ей необходимо срочно повстречаться с вами. В жизни не видел настолько упрямой пациентки.

    - Это точно, - усмехнулся Ривллим и поставил стул поближе к кровати. - Спасибо, доктор. Я надолго не задержусь.

    Дверь бесшумно затворилась за его спиной.

    - - -

    В третий раз Ривллим повторил краткую историю их приключений за последнюю неделю. Вкратце, разумеется; опустив множество событий. Менее всего ему хотелось распространяться о своём прошлом... о том месте, где было своё прошлое. Пока не повстречался с Лигввиром, об этом говорить не стоит. Хотя в Меорне все на виду у всех.

    - Поразительно! - в который раз воскликнул доктор. - Я слышал, генерал планирует напасть на Шайр. Никто не знает, когда, разумеется, но если это удастся, Меорн наконец-то вздохнёт спокойно.

    Разговор ещё некоторое время длился ни о чём, плавно переходя от погоды к намечаемым торжествам, от лекарственных трав к пиратам, докучающим местным мореплавателям, и так далее.

    - Скажите, Лейрн, - решился, наконец, воин. - Имя Лигввир вам ничего не говорит?

    - Лигввир, - Лейрн озадаченно посмотрел на собеседника. - Разве генерал вам не рассказал?

    - О чём? - воин насторожился. Интонация хозяина дома ему совсем не понравились.

    - Спросите генерала, - повторил целитель. - Он расскажет гораздо лучше. Лигввир был уважаемым человеком и должен был стать сайиром через два малых месяца.

    Должен был?

    - Что с ним случилось?

    - Погиб, - ответил Лейрн кратко. - Странная история... и страшная. Он приходился вам родственником?

    - Дальним.

    - Я соболезную, - целитель слегка поклонился. - То, что вы - сайир, не может быть случайностью. Хотя, конечно, я предпочёл бы, чтобы вы оба были живы.

    Ривллим встал.

    - Позволю себе небольшую просьбу, - произнёс Лейрн, провожая его. - У меня сложилось впечатление, что пригласить повторно нашу общую знакомую в мою лечебницу можно будет только при помощи армии...

    - Пожалуй, - Ривллим улыбнулся впервые за последние пятнадцать минут.

    - ...поэтому я пошёл на небольшую хитрость. Дал ей травы, чтобы побыстрее восстановить силы. От этого у неё будет... так скажем... очень хороший аппетит. Если у вас на неё есть хоть какое-нибудь влияние, проследите, чтобы она питалась, как следует. С истощением шутки плохи.

    - Постараюсь, - кивнул Ривллим. - Хотя вы переоцениваете моё влияние. По-моему, она слушается только саму себя. А может быть, вообще никого.

    Лейрн некоторое время смотрел вслед воину и со вздохом запер парадную дверь. У него было сильное и неприятное чувство, что больше они не увидятся.

    А Ривллим шёл, размышляя о судьбе Лигввира, которого теперь не удастся увидеть, и недоумевал, что же в словах Лейрна могло так вывести его из равновесия. В конце концов, он понял.

    В Меорне никогда не было двух сайиров одновременно.

    - - -

    Генерал Той-Альер встретил воина не менее торжественно, чем накануне. Солнечный Лист был водружён на почётное место, а самого Ривллима, одетого вовсе не в самое парадное, пригласили в святая святых генерала - штаб в Меорне.

    Некоторое время они разглядывали друг друга. Увидеть Той-Альера для Ривллима совсем недавно означало бы примерно то же, что запросто поговорить с божеством. Во плоти. Сейчас, хоть и сохранялось ощущение нереальности, Альер не производил впечатления существа сверхъестественного. Хотя его слава уже сейчас гремела по всему Ралиону, а Шамульез предлагал за голову генерала самую богатую провинцию своей обширной империи. Люди только что не молились ему; сам же генерал, так и оставшийся пришельцем с далёких западных островов, был в высшей степени человеком - безо всякого налёта таинственности.

    - Я не стану расспрашивать, откуда вы, - произнёс Той-Альер в конце концов. - Вас достаточно хорошо знают; кроме того, ваш меч говорит то, чего не договариваете вы и ваши друзья. Боги милостивы к Меорну и людям вообще, коль скоро вы оказались здесь. Есть шанс переломить ход войны. Я готовлюсь перейти в наступление - и тут появляетесь вы. Очень кстати.

    Вот оно, подумал воин. Из огня да в полымя. С другой стороны, есть ли что-то, чего он ещё не потерял? Меч? Своих новых знакомых? Генерал и прочие называли их друзьями, но насколько это соответствует действительности?

    - Боги милостивы, - согласился Ривллим. - Я имел возможность вновь убедиться в этом. Буду рад отправиться в бой вместе с вами, генерал. Правда, Солнечный Лист должен вернуться в Храм. Я дал клятву.

    - Солнечный Лист - оружие славное, но человек всё равно ценнее, - возразил генерал. - В особенности сейчас. Даже без меча вы - очень важный союзник. Я не уверен относительно вашей знакомой - кстати, как её здоровье? - но достопочтенный ольт согласился помочь нам в осаде Шайра.

    - Думаю, что Фиар будет на ногах завтра утром, - ответил воин. - Насколько я понимаю, она присоединится к нам с Вемкамтамаи, даже если вы не позволите ей участвовать в кампании.

    - Позволю и даже потребую. Ну что же. Вначале о делах, сайир. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о столбах-наблюдателях... с ними у нас связано гораздо больше неприятностей, нежели я подозревал...

    - - -

    - Расскажите о Лигввире, генерал, - попросил воин полтора часа спустя. Генерал угостил его розовым вином, настоянным на лесных ягодах других вин он не пил. Вино было отменным, ранее такого Ривллиму пробовать не доводилось.

    - Лигввир был отличным человеком, - генерал помрачнел. - Я убеждал его не связываться с могильниками. Впрочем, у нас на островах любого вора, дерзнувшего потревожить покойников, накажут силы, что древнее и строже человеческого суда. Здешние народы растеряли своих покровителей, а полагаться на себя ещё не научились. По слухам, достопочтенный Лигввир надеялся отыскать в сокровищнице оружие, - генерал ещё раз поглядел в сторону Солнечного Листа. - Это всё, что я знаю.

    Воину стало сильно не по себе. Именно Солнечный Лист и обнаружил Лигввир. Как такое может быть?

    - С ним было восемь человек охраны, - продолжал генерал. - Сам Лигввир взял только двух помощников, людей верных и молчаливых. Мы ждали наступления с запада, и второй такой возможности у него могло и не быть.

    - Не знаю, что там случилось, - завершил генерал. - Трое охранников повредились рассудком. Двое погибли, их тела не были найдены. Остальные не смеют рассказать, что именно случилось, поясняя, что их и всех их близких ждёт тогда страшная участь. На месте могильника осталась бездонная яма...

    - Бездонная? - Ривллим поднял брови в удивлении.

    - Бездонная, - кивнул генерал. - Я видел её, сайир, и не осмелился бы шутить о подобных местах. Если задержаться поблизости, изнутри слышны жуткие звуки. Если существуют демоны, то эта яма - вход в их жилище. Нам пришлось трижды проводить обряд очищения в ту ночь, и всё равно вокруг ямы на сотню шагов не осталось ничего живого. Даже варвары, эти не ведающие порядка разбойники, не осмелились к ней приближаться.

    - Я отчасти виноват, - произнёс генерал после долгой паузы, наблюдая за Ривллимом, лицо которого окаменело. Альер поднял руку, предупреждая возражения. - Я знаю, что виноват. Но есть силы, справиться с которыми людям пока не дано.

    ...Когда генерал, прощаясь, сказал, что надеется на повторную встречу во время праздника, Ривллим вспомнил, что сайир обязан присутствовать на Оль-Алиор - должен участвовать в ритуалах. ХотьПусть бы их было поменьше, чем в его время. Самые древние оказывались самыми утомительными.

    Сайир - это, прежде всего, множество хлопот; это звание - надо подтверждать. Конечно, есть и приятные стороны. Хотя, что может быть приятнее добросовестной службы?

    Ривллим неожиданно осознал, что это - то единственное, что как-то связывает его с тем Меорном. Кроме меча.

    ...В эту ночь ему снилось путешествие по тесному подземному ходу, который извивался во всех направлениях, иногда поворачивая вертикально вниз. Голос звал его, хорошо знакомый голос. Но всякий раз, когда воин пытался добраться до очередного поворота, за ним никого не оказывалось... и надо было двигаться дальше. Проснувшись, Ривллим понял, что плакал во сне.

    День начинался скверно.

    X.

    Мало того, что день начинался скверно, так ещё и с Фиар. Едва только воин позавтракал и собрался побродить по городу - развеяться - как в дом влетела бодрая, живая и недовольная девушка.

    - Ноги моей не будет в той больнице, - заявила она вместо приветствия, переступая порог дома. - Дай ему волю, он меня там бы месяц мариновал. Одежду куда-то дели... - Фиар указала на новое платье. Судя по покрою, платье указывало на принадлежность к знатному роду. Ривллим подумал, что в новом платье она выглядит куда лучше, нежели в чёрной коже, но не осмелился этого сказать. От него, правда, не требовалось говорить. Вероятнее всего, от него не требовалось и слушать.

    - У тебя найдётся, чего поесть? - спросила Фиар, когда первая волна негодования рассеялась. Воин с обречённым видом сидел в кресле напротив. - Мне кажется, что я год голодала.

    Пока воин, мрачнее тучи, готовил второй завтрак - вернее, второй завтрак на двух персон - Фиар успела ознакомиться с домом. Сама. Хвала богам, молча.

    - Прекрасный дом, - заявила она, покончив с едой. Смотреть на неё было одно удовольствие: манеры её прекрасно соответствовали её облику. Воин и смотрел, - девушка не обращала на это внимания. - Большое спасибо, сайир. Думала, не дойду до тебя. Что собираешься делать?

    - В три часа начинается Саннаи-Оль-Алиор, - ответил Ривллим. Раздражительность успела пройти. Похоже, от Фиар не избавиться. - До того момента я свободен. Хочу прогуляться к Камню.

    - Камню? - взгляд Фиар отразил недоумение

    - Летописному Камню, - пояснил Ривллим. - Я должен увидеть его.

    - Оставить запись? - усмехнулась Фиар.

    - Какая разница? - спросил воин резко, неожиданно для самого себя.

    - В этом прошлом нас нет, - вздохнула Фиар, словно не замечая вспышки. - Ты ещё не понял? Зачем оставлять следы?

    - Я не собираюсь исчезать бесследно, - ответил Ривллим угрюмо. - Может быть, тебя здесь и нет, но я-то есть, это точно.

    - Ты уже узнал, что стало с Лигввиром?

    Вместо ответа Ривллим молча поднялся, пристегнул ножны с Листом, надел успевшую высохнуть куртку и покинул дом. Когда через пять минут он оглянулся, Фиар, конечно же, шла следом. Бесшумно и не привлекая внимания. Воин надеялся, что она скажет хоть что-нибудь - будет повод выместить раздражение - но девушка не издала ни звука. Словно совершенно случайно им было по пути.

    * * *

    - Так и будешь следовать за мной по пятам?

    Они вышли за пределы внешней стены. Небольшая поляна впереди была тщательно ухожена и высокий продолговатый камень - метров шесть высотой, толщиной в четыре обхвата - возвышался посередине. Священные знаки Хранительницы были повсюду. Под ногами в изобилии росли полевые цветы; воин двинулся медленно, стараясь не примять ни одного. Ему не было нужды оглядываться, чтобы убедиться, что девушка следует за ним.

    - Тебя это раздражает?

    Воин ответил, только когда подошёл вплотную к Камню. Не был он таким высоким в его время; врос в землю на человеческий рост. Ривллим прикоснулся к прохладной шершавой поверхности и оглянулся. Фиар сидела на невысоком валуне, среди высокой травы, и смотрела на Камень с любопытством.

    - Послушай, Ф... - воин поперхнулся. - Думаешь, я сбегу? Откажусь от своего обещания?

    Фиар пару раз хлопнула в ладоши.

    - Прекрасно, сайир, - она улыбнулась, показав почти все зубы. - Дошли до первой буквы. Мне интересно быть поблизости от тебя.

    - Хочу я того или нет?

    - Сайир, - Фиар смотрела с сочувствием. - У тебя ужасный вид. Ты выглядишь, как привидение.

    - А твоё присутствие меня излечит?

    - Разумеется. Я буду напоминать тебе, где мы на самом деле. И ты перестанешь оглядываться на прошлое. Его нет, сайир. Оно осталось за стенами Шести Башен.

    Воин долго смотрел на буквы, такие знакомые и чужие. Буквы, которые никогда не сообщат о Лигввире, сайире города Меорн; герое, защитившем город от нашествия с севера. А раз нет и не было Лигввира, то не будет и Ривллима.

    - За стенами осталось то, ради чего стоило жить, - выговорил воин и взглянул Фиар в глаза. - Всё остальное - здесь.

    - Вздор, - Фиар встала так резко, что Ривллим отшатнулся. - С тобой осталось то, с чем ты не пожелал расставаться. А что до смысла жизни... помоги мне, сайир, и спасёшь десятки тысяч... человек. Разве это плохо?

    Воин вздрогнул, заметив паузу перед словом "человек".

    Девушка отвернулась и быстро пошла прочь - ловко, не наступая ни на один цветок.

    - Хелауа? - услышала она голос воина и оглянулась.

    - Что?

    - Мне показалось... что ты не совсем человек

    Фиар ослепительно улыбнулась, прищуриваясь.

    - Я человек, сайир... а ты называешь меня неизвестно чем.

    - Я всего лишь оговорился, хелауа, - Ривллим поднялся. Хмурое выражение пропало с его лица. - Ты не сможешь переупрямить меня.

    - Посмотрим, - Фиар подмигнула ему. - Посмотрим. Извини, что помешала.

    Кивнув, она удалилась в сторону города. Ривллим ощущал себя неловко. Неловкость, впрочем, быстро прошла. Вместе с ней пропали воспоминания о неприятном сне. Очень хорошо. А теперь...

    Он приподнялся на цыпочки и аккуратно выбил в камне свою подпись - руны Р и М. Зубилом, предусмотрительно одолженным накануне.

    Едва лишь он выбил последнюю чёрточку, грусть полностью покинула его; оставалось удивляться, откуда она взялась. Когда Ривллим вернулся домой, его ожидал стол, накрытый по меньшей мере на пятерых и скучающая Фиар во главе стола.

    * * *

    Фиар не показывалась на глаза до того момента, когда Ривллим отправился в Храм. Стоило прошагать треть пути, как она оказалась поблизости

    - Ты прирождённый лазутчик, - произнёс Ривллим, не оборачиваясь.

    - Ещё бы, - ответили ему. - Попадёшь ко мне домой - поймёшь, что иначе нельзя.

    - Может, расскажешь хоть что-нибудь о своём городе?

    - Нет, сайир, - Фиар с мечтательной улыбкой смотрела куда-то в небеса, но шла уверенно, не спотыкаясь. - Правда, в обмен на моё имя...

    - Нет, хелауа. Значит, увижу всё собственными глазами, - воин ускорил шаг: приходилось пробираться сквозь густую толпу.

    - Это правильно, - согласилась девушка. - Мечтаю посмотреть на твоё лицо, когда ты увидишь... Когда ты всё увидишь.

    Некоторое время шли молча.

    - Куда делась веточка? - поинтересовался Ривллим, по-прежнему не оборачиваясь. - Я не видел её среди одежды... Терять её не стоит.

    - Эта? - перед глазами его возникла та самая веточка.

    Воин не нашёлся, что ответить. Так и молчал остаток пути. Предстояло общение со жрицами и надо было подготовиться. К моменту, когда они войдут во внутренний двор Храма, все заботы и неприятные мысли должны исчезнуть.

    Если бы веточка могла ему помочь в этом, Ривллим попросил бы её, не задумываясь.

    - - -

    Все пятеро высших жриц ожидали на ступенях Храма.

    Во дворе никого не было. Странно, подумал Ривллим. При мне такого не было. Или я что-то перепутал? Воин ощущал, что взмок. Присутствие улыбающейся Фиар вовсе не ободряло. Правда, её лицо также выдавало беспокойство. Словно это её собираются проверять.

    Жрицы, как заметил воин, смотрели на Фиар, не удостаивая взглядом его самого. Смотрели дружелюбно, но в глазах явственно читалось изумление. Они не ожидали её увидеть, подумал воин. Или видят что-то, чего не замечает он, Ривллим?

    - Kunmerti oirvi Oarna, - услышал он голос Фиар. Взглянув на девушку, воин увидел, как на шее её возникла тонкая светящаяся цепочка, а на ней - амулет в форме неправильного треугольника. Мгновение, и всё это исчезло.

    - Kunmerti ail, helaua, - ответила старшая жрица и глаза Фиар расширились. Слегка наклонив голову, она извлекла откуда-то из воздуха веточку и, спокойно подойдя к старшей жрице, протянула ей, встав при этом на одно колено.

    Жрица молча приняла дар, подняла над головой - отчего веточка ярко вспыхнула изумрудным свечением - и вернула Фиар. Та приняла дар, поднялась на ноги и слегка поклонилась. Жрицы поклонились в ответ. Боги великие, подумал воин ошарашенно, они обращаются с ней, как с равной!

    - Oirian, - произнесла старшая жрица и улыбнулась.

    - Oirian, - шевельнулись губы девушки, и в голосе её послышался металл. После чего Фиар повернулась и пошла к выходу. Проходя мимо воина, она улыбнулась ему - одними глазами.

    Тут жрицы взглянули на него, словно впервые заметили. Воин решительно направился к ним. Остановившись шагах в десяти, он опустился на правое колено и протянул старшей жрице ножны с Солнечным Листом.

    - Приветствую вас, достопочтенные, и прошу принять этот меч. Он выполнил предназначение. Возвращаю его в святилище.

    - Мы рады видеть человека, который посеял в наших душах надежду, - старшая жрица и не думала двигаться. - Твои спутники зовут тебя сайир. Знаешь ли ты, что это означает?

    - Знаю, достопочтенная, - ответил воин, продолжая держать меч на протянутых ладонях.

    - Меорн не помнит тебя, сайир. Тебе придётся доказать, что ты действительно им являешься.

    - Я готов, - немедленно ответил воин, не поднимая глаз. Старшая жрица сделала знак и её сестра забрала у воина меч, знаком велев подняться.

    - Волны несут в себе силу моря, ветер приносит свежесть, а ночь приносит нам отдых, - произнесла старшая жрица нараспев.

    - Кто откроет нам, откуда берутся волны, кто дарит свежесть и награждает нас сном? - продолжил Ривллим. Жрица улыбнулась.

    - Та, что властвует над землёй, лесами и озёрами, знает всё о волнах, о свежести и спокойствии, но осмелимся ли мы спрашивать её?

    - Та, что бывает и грозной и доброй, кто может наградить и жизнью, и смертью, должна ли открывать нам их тайны?..

    За невысоким внешним забором, отделявшим Храм от города вот уже тысячу лет, стояла Фиар и, сжимая в руке веточку, смотрела на высокого человека в потрёпанной одежде перед пятью пристально разглядывавшими его жрицами. Ждала.

    Интересно, откуда жрицам стало известно её... прозвище? На лбу оно написано, что ли?..

    - - -

    - Наша госпожа не может принять этот меч, - произнесла старшая жрица, оарна. - Меч должен служить городу. Тебя он слушается, тебе им и владеть.

    - Однако, - продолжила она прежде, чем воин решился ответить, - не стоит привлекать к нему внимание. Многие силы могут узнать о нём, многие захотят до него добраться. Тебе необходимо иное оружие, сайир.

    Воин молча расстегнул сумку и протянул жрице всё, что осталось от Зелёного Глаза. Жрица осторожно взяла обломки меча и торжественно положила их на алтарь. Тут же зелёный камень, инкрустированный в рукоять, ожил и мягко засветился.

    - Ты заслужил его однажды, сайир, - произнесла жрица, вглядываясь в одной ей ведомые глубины. - Ты заслужил его повторно.

    При звуках этих слов яркая вспышка озарила главный зал Храма, и вот на алтаре лежал новый меч. Жестом оарна пригласила воина подойти поближе, и тот в изумлении увидел, что круглый камень напоминает сузившийся кошачий глаз. Впечатление стало полным, когда глаз мигнул.

    - Кошачий глаз! - воскликнул он, и жрица кивнула.

    - Имя дано, - объявила она. - Возьми этот меч, Ривллим, сын Эвейра. Да защитит он, да пребудет на нём благословение Хранительницы.

    Когда Ривллиму позволили уйти, он долго думал, как быть со вторым мечом. В конце концов повесил на пояс. С двумя мечами он стал выглядеть очень странно.

    Когда Фиар увидела рукоять Листа, по-прежнему возвышающуюся над плечом спутника, на лице её появилось торжествующее выражение.

    - Всё идёт, как я и ожидала, - объявила девушка. - Не буду надоедать, сайир. Я рада, что Храм принял тебя. Честное слово, рада.

    - Спасибо, - голос Ривллима был спокойным. - Генерал Той-Альер хочет поговорить с тобой о предстоящей кампании.

    - Вот как, - глаза Фиар заблестели. - С удовольствием. Спасибо.

    И оставила его одного.

    К величайшему удивлению воина, два меча почему-то казались легче и стесняли существенно меньше, нежели один Солнечный Лист, несколько часов назад.

    * * *

    Меорн был другим.

    В этом Ривллим убедился, посидев несколько часов в городских архивах. В этом Меорне они хранились в личной библиотеке градоправителя; сайиру, к тому же герою города, вход туда был открыт в любое время дня и ночи. Хотя не совсем. Чтобы попасть туда ночью, необходимо было получить соответствующий пароль.

    Безопасность есть безопасность. Печатный станок ещё не известен, и свитки, папирусы, книги находятся под угрозой полного исчезновения.

    Меорн был другим. Или Меорн стал другим? Было забавно думать о столь глубоком прошлом - по всем признакам, глубоком прошлом - как о настоящем. Множество мелких различий бросались в глаза прямо сейчас; в этом Ривллим убедился, просматривая хроники, всевозможные заметки и записи делового характера. В официальные летописи он не стал заглядывать: официальной истории грош цена. Выудить оттуда достоверные сведения невероятно тяжело. А вот получать представление о жизни города из реестров, отчётов и подобных документов - гораздо надёжнее. Хотя требует великого терпения.

    Меорн изменился так, что Ривллима и его предков в нём не предполагалось. Теперь, когда первый шок прошёл, воин смог рассуждать более здраво. Всё упирается в Солнечный Лист. Но почему, каким образом?

    Шайр должен пасть и Шайр падёт. Крепость была разрушена ценой огромных жертв, вспомнил воин. Той-Альер получил при штурме и разрушении Шайра смертельное ранение. Люди, наконец, были вынуждены признать: без широкого союза, без помощи ольтов и других соседей не выжить. Если на этот раз Солнечный Лист вмешается в битву, исход может быть иным. Союз с ольтами может не состояться и изменится то будущее, к которому пришёл бы мир сорок шесть веков спустя.

    И пусть.

    Приняв это решение, Ривллим ощутил, что мосты сожжены. Обратного пути нет.

    Хорошо, что дальше?

    Выполняй обещание, ответил внутренний голос. Проводи Фиар до дому и избавься от этого груза. А потом... может, вернуться к Шести Башням и понять, отчего столько необычных историй началось там?

    А насчёт Башен идея-то неплоха, подумал воин, яростно почёсывая затылок. Никто не говорит о них ни слова. А Башни существуют... стоят себе, пустые, никому не нужные, и стены точно так же змеятся вокруг, высекая в дремучем лесу шестиугольный фрагмент. Но ни генерал, ни жрицы, ни население... никто не обмолвился о заброшенной крепости ни намёком. Отчего?

    Смутная мысль возникла у него и воин, вовсе не привыкший заниматься сложными умозаключениями, долго стоял перед шкафами и стеллажами. Стоял, вдыхая терпкий аромат (в нём угадывалась ромашка и бессмертник), призванный защитить сокровища мысли от острых зубов и плесени.

    Я обязан найти хоть что-нибудь, твердил он про себя. Должен отыскать. Не может быть, чтобы не существовало намёка на Шесть Башен или их обитателей.

    Узел естественных силовых линий, вспомнил он. Надо обратиться к трудам по магии... если пойму в них хоть слово. И спросить-то не у кого!

    Разве что у Вемкамтамаи... или Фиар?

    ...До глубокого вечера просидел воин в архивах, но так ничего и не отыскал. Всё же он сделал несколько записей, чтобы было от чего отталкиваться.

    Вечерний Меорн встретил его предпраздничной жизнью; только сейчас обратил Ривллим внимание на то, сколько в городе ольтов и карликов. Словно не шла вокруг война, словно западные империи не приговорили город к уничтожению. Меорн жил своей жизнью, готовый и к войне, и к празднествам.

    Когда Ривллим прошёл по торговым рядам, продавцы снеди принялись упражняться в красноречии, чтобы первыми выразить своё уважение к сайиру - который появился из ниоткуда - а, значит, судьба улыбнулась городу. Лишь трижды Меорн существовал без сайира, и всякий раз небывалой силы несчастья обрушивались на него. Четвёртого раза не случилось.

    Как интересно, подумал Ривллим, позволяя всем торговцам по очереди угостить его тем или иным деликатесом и одаривая их словами благословения. Перед Оль-Алиор сайир в состоянии творить немало вещей, обычным смертным недоступным - даровать удачу, излечивать от болезней и рассеивать проклятия. И это в культе, где только женщины могут занимать ступени в иерархии!

    До дому Ривллим добрался совсем уставший; есть, конечно же, не хотелось. Некоторое время он лежал, не раздеваясь, давая отдых натруженным ногам. Глядел на мерцающий огонёк свечи. И не заметил, как уснул.

    * * *

    Сон был очень ярким, чётким и до отвращения походил на реальность. Комната была той же; вернее, походила на ту, которая осталась в том Меорне. Где на стене висела траурная табличка, опоясанная чёрно-красной лентой...

    (Чья табличка? Чьё имя выбито на ней?)

    Он пытался рассмотреть табличку, но буквы расплывались, стоило только сосредоточить на них внимание. Мебель, стены, всевозможная утварь, разбросанная там и сям в беспорядке - была твёрже, прочнее, доступнее. Он провёл рукой по отполированной крышке стола и ощутил знакомую гладкую прохладу. Как и прежде.

    Как выбраться отсюда?

    За окном горел город; смутные тени носились среди пылающих руин, и время от времени чей-то недобрый взгляд пронзал всё существо воина. Нельзя здесь оставаться. На дом неминуемо нападут, это вопрос времени.

    Он приоткрыл дверь в соседнюю комнату. Туда, в коридор, к крышке погреба - под ней есть вход в подземный лабиринт под городом, специально построенный для таких случаев. Лабиринт, при должном знании его путей, позволял скрыться от сколь угодно многочисленного противника.

    Что-то шевельнулось слева от двери, по ту сторону, в небольшой чистой, пустой комнатке. Что-то не то застонало, не то тихонько заплакало. От звуков этого голоса по спине Ривллима побежали мурашки. Страх обессиливающей волной накатил на него, превращая мускулы в кисель, умножая стократно вес зажатого в руке оружия, вырывая из горла невольный стон. Нет, только не туда. Что бы там ни было слева от двери, он умрёт, стоит ему только взглянуть в ту сторону.

    Дробный перестук копыт и тени, роящиеся за окном. Стук стрел по черепичной крыше; сейчас полетят камни...

    Опустив голову, прищурившись и прилагая немалые усилия, чтобы с визгом не броситься наутёк, воин шагнул в приоткрывшуюся дверь. Слева - грубая узкая деревянная кровать, что-то тяжело ворочается на ней, стонет, вздыхает и окликает по имени. Страх не просто накатывал грязными волнами: он заменил собой воздух в комнате; Ривллим вдыхал тошнотворный густой смрад этого места и желание спастись стремительно таяло. Вперёд. Он шагнул, ногие едва держали его.

    Ррривллллиииииммммммм...

    Голоса сзади. Грохот разлетающегося стекла и вспышки света. О боги, дайте мне сил...

    Ааааааааасссссссс...

    Едва слышное дыхание. Непонятно, кто это. Затылок сверлит чей-то взгляд; страшно хочется обернуться. Обернись, командует тело. Обернись и покончи со всем этим...

    Ссссссдеееессссссссь...

    Добрался. Три шага длились целую жизнь. Но прежде, чем воин протянул руку, дверь напротив с грохотом распахнулась; посиневшая, покрытая следами укусов каких-то мелких тварей, подняв на него остекленевшие глаза, перед ним стояла и довольно усмехалась...

    Кто?

    Ривллим проснулся от собственного вопля. Он вскочил, едва не полетев кубарем; жар то накатывал на него, то проходил прочь. Одежда взмокла, взмокла совершенно, хоть выжимай. Воды, подумал он, прислушиваясь к дробному стуку собственных зубов. Поднялся на ватных ногах и едва не вскрикнул вновь: с дальней стороны комнаты навстречу шагнул высокий, клубящийся и дрожащий силуэт.

    Зеркало. Ривллим взглянул на собственное отражение и поспешно отвёл взгляд. Начинало казаться, что черты лица отражения идут волнами, время от времени напоминая то полуобъеденное тело, что стояло по ту сторону двери. Чьё это было тело? Ривллим не мог вспомнить, хотя твёрдо знал, что не так давно помнил. Он оступился, схватился за стену и опёрся ладонью о мирно висящий на стене Солнечный Лист.

    Голоса и шум в голове тут же испарились; осталась только слабая головная боль да ощущение разбитости. И на том спасибо. Воин некоторое время стоял, обеими ладонями держась за ножны, и наслаждался спокойствием. Сходишь с ума, говорил он себе. Моё прошлое со мной, и оно мне мстит.

    Небо уже светлело и Ривллим различал, сквозь гулкие удары в ушах, звуки музыки, голоса, звон и шаги. Приглушённые. Праздник вот-вот начнётся - вначале горожане уберут город. Очистят улицы от грязи, а помыслы - от скверны; вымоют свои дома, простят друг другу все обиды на переломе лета. После полудня, едва тень на больших солнечных часах начнёт удлиняться, начнётся собственно праздник - ритуалы и представления, пиршества и ярмарка. К вечеру праздник достигнет кульминации... О благосклонная Хранительница! Как можно было забыть?! Сегодня вечером за сайиром станут охотиться многочисленные юные охотницы... Самый древний и наиболее странный обычай. Годы у меня уже не те, подумал Ривллим устало, даже не усмехнувшись. Придётся прятаться.

    Он гулко спустился по лестнице, добрался до столовой и там рухнул на стул, едва не ударившись об острый угол. Стоило отнять руки от Листа, как слабое эхо сновидения вернулось. Откуда это? Я должен вспомнить, кого видел во сне, подумал воин отрешённо.

    Рука поставила перед ним кружку с прохладной, чистой, благословенной родниковой водой. Это настолько обрадовало Ривллима, что он не задумался, откуда она взялась. Некоторое время он пребывал в море блаженства, поместившемся в небольшой потрескавшейся кружке. Поняв, что кошмар растаял, поднял глаза. И увидел спокойно глядящую на него Фиар.

    Она сменила одежду. Вместо тёмно-зелёного с золотом платья до пят, с широким поясом, на ней было другое, лёгкое, с чёрно-красным узором, спускавшееся чуть ниже колен. Фиар раздобыла где-то сандалии (очень напоминавшие те, что носил Вемкамтамаи). Никакого амулета на её шее не было, а браслеты, конечно же, были и матово светились в полутьме.

    - Что ты здесь делаешь? - неожиданно озлился Ривллим, вскочив на ноги.

    - Стою, - спокойно ответила она. В глубине её глаз загорелись красноватые огоньки. - Жду.

    - Чего именно?

    - Благодарности, - усмехнулась Фиар, и воин осёкся. Почувствовал, что краснеет. Хорошо ещё, что темно...

    - Спасибо, - он тяжело опустился на стул и заметил, что Фиар усаживается рядом. - Вода была очень кстати. Откуда ты здесь?

    - И он ещё упрекает меня в плохих манерах! - возмутилась девушка. - Не помнишь, о чём вчера беседовали?

    - Я не... - начал Ривллим и вспомнил. Настолько хорошо вспомнил, что оставалось только спрятать глаза подальше. Он действительно согласился - хотя и не сразу - чтобы Фиар остановилась в том же доме. Проще было согласиться, чем придумать достаточно убедительный предлог отказать. Дом достаточно велик: можно жить, почти не замечая друг друга.

    - Вижу, что вспомнил, - Фиар забрала кружку и удалилась. Вскоре вернулась и поставила её перед воином. Тот наклонил голову - вода. Да. Отлично.

    - Я думала, тебя там убивают, - проговорила девушка вполголоса. - Приснилось что-нибудь?

    - Да, - ответил воин неохотно. Говорить о своих сновидениях можно только с теми, кому безоговорочно доверяешь. Но у него почти не оставалось сил сопротивляться. - Началось возле Башен. С каждой ночью всё хуже.

    Фиар извлекла зелёную веточку и вопросительно взглянула на Ривллима.

    - Не поможет, - махнул он рукой. - Отыскалось одно средство, но... - он махнул рукой.

    - Какое? - поинтересовалась Фиар, придвигаясь поближе.

    - Меч, - Ривллим осознал, что совсем проснулся. О боги, ещё этот праздник! - Я прикоснулся к нему, и кошмар... начал проходить.

    Фиар хмыкнула.

    - Спишь, значит, в обнимку с мечом. Помнишь, что снилось?

    - Помню, - признался Ривллим, испытывая всё большее беспокойство. - А ты не помнишь?

    - Мне не снятся сны, - произнесла Фиар, откидывая голову. - Никогда.

    - Счастливая, - проворчал воин и допил остатки воды. - Наступает Оль-Алиор. Чем будешь заниматься?

    Фиар долгое время глядела ему в глаза, после чего улыбнулась.

    - Нет, сайир, - она пригладила волосы. - Это не мой праздник. Мы с тобой слишком разные, чтобы отмечать его вместе.

    - Оль-Алиор открыт для всех.

    - Знаю, - девушка встала и сладко потянулась. - Но это ничего не меняет. Да и зачем искать тебя, сайир? Ты сам ко мне придёшь.

    И поднялась к себе в комнату, оставив Ривллима раздумывать над последними словами. Что тот и делал... некоторое время. Стоило ему сесть в кресло - старое, скрипучее, но удобное - как усталость взяла своё. Он задремал и проснулся по привычке, едва лишь солнце поднялось из-за кромки леса.

    Никаких снов ему не снилось.

    * * *

    Он приготовил завтрак... но есть не хотелось. Совершенно. Настроение таинственным образом изменилось. Он ощущал себя бодрым и готовым на те невероятные усилия, которых требовал от сайира каждый Оль-Алиор. Если не отвалится рука, раздающая благословения; если не отсохнет язык, которым надлежит давать добрые пожелания; если желудок выдержит борьбу с яствами; если, если...

    А я знаю, где мне спрятаться, подумал воин. Рядом с Камнем, если спуститься во впадину, со всех сторон окружённую лесом, есть небольшое озеро. Буду сидеть там на берегу и смотреть на два отражающихся в воде серпика...

    Он вздрогнул. Два серпика. Проклятие, что-то вертелось в голове, вчера, совсем близко! Но воспоминания было уже не догнать; он махнул на всё это рукой и, приготовив побольше кипятка, принялся приводить дом в порядок. В соответствии с обычаем. В комнату Фиар стучаться не стал: пусть спит. Покончив с пылью и лёгким беспорядком, Ривллим занялся собой. Вот здесь было, на что тратить усилия... За семь дней щетина сделала его похожим на разбойника с большой дороги. Впрочем, и это оказалось не самым страшным испытанием.

    Он поднялся ненадолго к себе, пристегнул оба меча (теперь долго не носить мирной одежды), надел лёгкую походную куртку... Готов. В кармане было достаточно монет, чтобы как следует повеселиться... Впрочем, сегодня ему всё предложат бесплатно.

    Ривллим уже взялся за ручку двери, когда услышал за спиной слабый шорох. Оглянувшись, он увидел спускающуюся по лестнице Фиар. Глаза её были сонными. Она долгое время стояла напротив, молча глядя ему в глаза. После чего прикоснулась горячей ладонью к его запястью и произнесла:

    - Sannth'Oll Alior, Sayyir - Доброго праздника, сайир.

    - Sanntia'Oll Alior, helaua.

    Дверь бесшумно затворилась за его спиной.

    XI.

    Ривллиму казалось, что вокруг собирались другие люди. Не те, которых он встречал здесь вчера и позавчера; не те, которые приветствовали их у северных ворот. Другие люди; сосредоточенные, старающиеся не пропустить ни единой мелочи, забыть о скопившемся вокруг напряжении. В Меорне праздников не так уж много. И если люди начинают радоваться жизни, тогда держись... Несколько тысячелетий назад (нет, не то... примерно в это время) жизнь здешняя не располагала к удовольствиям, но щедро раздавала многочисленные испытания. И праздники не могли не быть яркими, бурными, всепоглощающими.

    Утром в Меорне скучно. Единственными людьми, которые не очень радовались Оль-Алиору - это мусорщики. Вот кому забот будет... Завтра им придётся заново приводить город в порядок.

    Ривллим проследовал к дворцу градоправителя и остался там, сидя у фонтана и наслаждаясь одиночеством - которое сегодня долго не продлится.

    - - -

    Фиар вышла из дому вскоре после Ривллима; вопреки ожиданиям, спать до вечера ей не пришлось. Целитель знал своё дело: пожаловаться можно было бы разве что на зверский аппетит.

    Вокруг было скучно, хотя пульс праздника уже ощущался. Об этих временах ей доводилось читать, хотя история её почти не интересует. Мир интересен сам по себе; не нужно углубляться в поросшее пылью прошлое, чтобы убедиться в этом. Однако волей случая прошлое стало настоящим... забавно.

    Хотя браслеты и высасывали силы, не позволяя использовать мало-мальски сильную магию, Фиар сумела защитить себя от случайных взглядов. Так намного удобнее. Для окружающих - почти для всех - её словно не существовало.

    * * *

    Некоторое время Ривллим стоял, глядя в глубины фонтана. Вода не только годилась для питья, но и была целебной. Многочисленные монетки, что бросали в фонтан, не портили её. Ривллим посетил не очень много городов, и повсюду в фонтаны кидают монетки.

    Быть сайиром - значит, потерять значительную часть свободы. Работа его по большей части малоинтересна - обязанности судьи, ведение записей в городском архиве; участие в некоторых религиозных обрядах и функции эмиссара Храма в окрестных селениях.

    Вдобавок, сайир - это ещё и егерь, лесник, правая рука Хранительницы. Её оружие против бандитов и браконьеров...

    Ривллим извлёк из кармана золотую монетку и бросил её в фонтан.

    Тут случилось нечто странное.

    Он вроде бы прекрасно помнил, какое желание хотел загадать. Но в тот миг, когда монетка, вращаясь и разбрызгивая солнечные зайчики, коснулась воды, память отшибло. Он не смог вспомнить, о чём только что думал. Это так потрясло его, что воин некоторое время стоял, озадаченно моргая и приоткрыв рот.

    Вот так.

    Пожав плечами, Ривллим оглядел ещё раз прекрасный парк, поправил куртку и направился к главной площади. Оттуда ближе всего к Храму, а народу ближе к полудню будет столько - не проскользнуть. В Меорн на праздник солнцестояния съезжались все окрестные поселения. Приезжали даже ольты из Венллена, где, казалось бы, умеют веселиться ничуть не хуже.

    Когда Ривллим вступил на площадь, он порадовался, что не позавтракал. Все торопились угостить нового сайира, и отказываться означало выразить неблагосклонность богини. Так что - по щепотке, по кусочку - приходилось брать отовсюду. Заодно можно было поупражняться в красноречии.

    Сотни глаз смотрели на него. Кто с восхищением, кто с надеждой, кто с завистью. Причины для этого много. Те, кому удалось упросить владельца легендарного меча хотя бы взглянуть на ножны, его хранящие - не говоря уже о том, чтобы прикоснуться к ним - считались самыми удачливыми. Не знать им горя и хлопот до следующего Оль-Алиора. При условии, что каждый будет знать своё место и выполнять, что положено.

    К моменту, когда начались торжественные песнопения в Храме, Ривллим был в достаточной близости, чтобы вовремя занять своё место. То была вторая передышка: воздух в Храме был чист и прохладен, а внимания сайиру там уделяли не более чем росписям на стенах. И это было хорошо.

    Когда закончилась служба, Ривллим с превеликим трудом протолкался к площади, на которой уже начинались всевозможные представления - на ней и в парке поблизости. Воин осмотрел площадь и приуныл: придётся внимательно следить за временем, не то скрыться не удастся. Главное - не упустить восход средней луны.

    - - -

    Фиар тенью следовала за Ривллимом, но вблизи Храма потеряла его из виду, и найти уже не смогла. Это её удивило... и немного разозлило. И она побрела по площади, время от времени сбрасывая дымку, чтобы перекусить: ароматы сводили с ума, а есть хотелось постоянно. Её узнавали, и никто не потребовал платы.

    Как странно. Фиар припомнила, хотя и с трудом, историю Меорна после падения Шайра. Генерал скончался на пути в город, и несколько жрецов Тёмной из рассеянной при Шайре армии Шамульеза сумели организовать осаду города. Осаждавшие полегли до последнего человека - и это был переломный момент войны - но, не приди на помощь ольты из приграничных отрядов, перебили бы всё живое за пределами внутренней стены. А так - успели вырезать чуть более половины.

    Фиар стало страшно. Если история пойдёт так, как ожидается, более половины тех, кто сейчас веселится вокруг неё, погибнут страшной смертью несколько недель спустя. Теперь понятно, отчего Ривллимом овладело такое уныние...

    Впрочем, вскоре удалось изгнать мысли о смерти. История не может пойти по-старому: ведь их троих здесь не должно было быть.

    * * *

    Вскоре праздник достиг той точки, когда на сайира, внимания почти не обращали. Болели и язык, и рука; а куртку придётся покупать новую. Слишком много было желающих её потрогать.

    Ривллим посмотрел несколько представлений. Многие наводили на грустные мысли - если ничто не изменится, многим из веселящихся здесь вскоре предстоит умереть. Голова немного кружилась от выпитого, съеденного, услышанного; от шума и звона; от торжественности, что была разлита в воздухе и слабого привкуса священного безумия, что вскоре спустится на землю.

    Несколько раз воину казалось, что он видит Фиар, но всякий раз это оказывались другие девушки. Впрочем, не все они торопились оставлять сайира без внимания - поняв это, Ривллим не торопился приветствовать всех подряд. И темперамент, и стремительность этого старого мира поражали. Возможно, его Меорн не находился под таким давлением, и не было жажды прожить жизнь как можно полнее.

    Незаметно для самого себя Ривллим оказался в парке, где расположились фокусники, прорицатели, музыканты и прочие; аристократы, ремесленники, солдаты и купцы - здесь были все. Праздник не делает различий. Ривллим вежливо отказался от предложений предсказать будущее, от чудодейственных талисманов и украшений и остановился перед низеньким человечком в широкополой шляпе, скучавшим возле воздвигнутого рядом небольшого павильона.

    - Приветствую вас, достопочтенный сайир! - вскричал он, спрыгивая с низенького табурета. - Добрый город Меорн на этот раз не балует меня посетителями. Если бы вы не отказались стать первым...

    - Что тут у вас? - спросил Ривллим, которого позабавили манеры собеседника. Человечек кивнул, собираясь с мыслями.

    - В отличие от моих коллег, - махнул он рукой, - я не занимаюсь гаданием или продажей удачи за доступную цену. Я предлагаю настоящие путешествия, сайир - в прошлое, в будущее; в прекрасные сны или кошмары.

    - Дурман? - нахмурился Ривллим. Да, проще всего достичь подобного было, затянувшись раз-другой наркотической смесью.

    - Что вы! - перепугался человечек. - Нет, сайир, всё совершенно безопасно. Последние достижения магии, если мне будет позволено сказать. Пусть меня повесят, как последнего разбойника, если с вами случится хоть что-нибудь неприятное, сайир! Прошу вас!

    К этому моменту несколько прохожих остановились возле павильона, с любопытством наблюдая за происходящим.

    - Ну хорошо, - Ривллим улыбнулся и потеребил бороду, раздумывая.

    - Выбирайте, сайир, - торжественно провозгласил иллюзионист. - Что вы желаете встретить? Нет необходимости говорить вслух. Достаточно просто представить.

    - Прошлое, - произнёс Ривллим и почувствовал, как что-то шевельнулось внутри. Не соверши ошибки, посоветовал внутренний голос.

    - Прошлое? - улыбнулся иллюзионист. - Понимаю вас. Превосходно. Войдите в эту дверь, сайир, и то, что для вас дороже всего, вновь оживёт. Только приятные впечатления! Итак...

    Он сделал несколько пассов, что-то тихонько приговаривая. Двери павильона слегка засветились и вновь померкли. Зрители затаили дыхание.

    Ривллим усмехнулся и, кивнув иллюзионисту, открыл дверь.

    За ней был... тот же парк. Только без посетителей, без фокусников, без людей. Откуда-то, правда, доносился невнятный шум, словно праздник по-прежнему был рядом, только руку протянуть. Воин оглянулся - дверь оставалась за спиной. Часть шума доносилась из-за неё. Если это шутка, то, будем надеяться, безобидная.

    Он брёл по парку, наслаждаясь одиночеством и прекрасным воздухом, окружающей природой и звёздами на небе. Этот иллюзионист знает своё дело. Интересно, для тех, кто по ту сторону двери, он просто исчез или же бродит по парку, погружённый в видения? Или сидит (лежит) внутри павильона, в то время как дух его пребывает где-то ещё?

    Он шёл и шёл, как вдруг до слуха донеслись знакомые с детства звуки... а обоняния коснулись привычные с детства запахи. Похоже, они приходили вон из-за той рощицы. Ривллим встрепенулся и ускорил шаг.

    * * *

    За рощицей находилась кузница. Ривллима это не удивило; во время Оль-Алиор всё становится возможным. Он осторожно толкнул скрипучую дверь и вошёл внутрь, где воздух был горяч, где пахло живым металлом, углем и чем-то ещё - чем-то, что невозможно выразить словами. Домом, что ли.

    Воин не удивился, увидев перед наковальней собственного отца. Того, которого он привык видеть с пелёнок. Отец, Эвейр Мегдлир, сын Альвира из Меорна, трудился над каким-то орудием - присмотревшись, воин понял, что это будет коса.

    - Здравствуй, отец, - произнёс Ривллим и присел в стороне, на огромный пень, который служил колодой для рубки дерева.

    Кузнец поднял взгляд, кивнул и улыбнулся.

    - Здравствуй, сын, - было ответом. - Ты вырос, как я погляжу. Всё ли хорошо у тебя?

    Эвейр взял щипцами тускло-багровый кусок металла, вернул его в горн и принялся прилежно раздувать угли. Жар был сухим; Ривллиму он был привычен.

    - Не знаю, - ответил воин наконец. - Происходит что-то странное. То, что было дороже всего на свете, исчезло; я вынужден скитаться и помогать тем, кого вчера ещё не знал.

    - Так было всегда, - отозвался отец, укладывая на наковальню светящуюся жёлтым заготовку и продолжая обрабатывать её молотом. - Жизнь непостоянна. А ты, должно быть, привык к постоянству и не желаешь признавать того, чего не изменить.

    С кем идёт разговор? С Эвейром, или с собственным воображением? Трудно ответить. Кузница, без сомнения, была той же. Отец выглядел так же, как и тридцать с лишним лет назад. Изменился лишь сам Ривллим.

    Воин ощутил, что скопившееся внутри напряжение оставляет его. Словно лопнул постепенно набухавший нарыв.

    - Может быть, - ответил он. - Мне нужен совет, отец. Что мне делать? Могу ли я доверять тем, с кем теперь сражаюсь за этот мир?

    Эвейр прекратил ковать и долгое время смотрел на сына.

    - Твой дед убедил жриц, что ты достоин принять вызов и выдержать испытание, - отозвался он в конце концов. - Я выковал для тебя меч, которым могу гордиться. Ты стал сайиром, сын мой, и не можешь разобраться в происходящем? Мой отец сказал бы так: тот, кто присматривается, остаётся ни с чем. Помоги мне.

    Как и в детстве, Ривллим послушно подошёл к наковальне и принялся помогать отцу, придерживая своенравную заготовку. Металл бился о металл, работа шла своим чередом и прочие мысли казались неуместными. Мне снова десять лет, подумал Ривллим...

    Поднял голову. Кузница исчезла. Мгновенно, без предупреждения. И вновь вокруг парк, стрекочут сверчки, в их стройный треск вплетается тихое пение птицы... Воин некоторое время смотрел на руки, на следы от щипцов и, покачав головой, двинулся куда-то.

    Откуда-то из-за вставших полукругом кустов послышались раскаты грома и предчувствие беды сжало сердце. Воин поспешил на звук, не переставая удивляться реальности происходящего.

    * * *

    Она сидела в комнатке, как и в тот день; гроза тихо ворчала за стенами. Как и в тот день, она спокойно смотрела в окно, за которым уже падали первые тяжёлые капли дождя. Взглянула в сторону Ривллима и улыбнулась. Воин похолодел. Он не видел её лица. В точности, как в последних сновидениях.

    - Старик Даар приболел, - сказала она, поднимаясь и прикасаясь губами к его щеке. - Я послала ему лекарство, но надо присматривать. Он капризен, как ребёнок...

    Она всё говорила, а воин тщетно пытался извлечь из памяти её имя. Имя! Но оно не приходило. Без имени она была лишь тенью, которая не давала покоя по ночам, будоражила, превращала его самого в тень - в тень прежнего Ривллима, знавшего, как и для чего следует жить.

    В дверь постучали.

    - Это за мной, - она поднялась и взяла приготовленный свёрток. - Не беспокойся, милый, я ненадолго. Вернусь, и сядем ужинать. Только...

    - Нет! - воскликнул воин, не в силах пережить всё это ещё раз. Приятные воспоминания! Только добрые видения! Ну, фокусник, дай мне только вернуться к тебе! - Не ходи! Пережди грозу, это недолго!

    - Но я обещала, - мягко возразила она. - Я обещала, Ривллим. Я быстро.

    - Пусть идёт, - послышался голос из-за спины и Ривллим, поворачиваясь, выхватил Кошачий Глаз. Глупо, конечно; но того, что происходило сейчас, не было в его воспоминаниях.

    В трёх шагах от него стояла, поигрывая тяжёлым жезлом, высокая женщина. Пышные волосы волнами опускались на её плечи и спину. Жезл, две свившихся спирали, белая и чёрная, потрескивал; с него срывались и тотчас гасли синие искорки.

    - Пусть идёт, - повторила она и засмеялась. Ривллим на миг обернулся, чтобы увидеть ту, имя которой он не мог вспомнить - она замерла, словно время остановилось. - Всё повторится, сайир, - голос звучал устрашающе; он не принадлежал одному человеку. Он принадлежал многим сотням людей, мужчинам и женщинам, он отдавал раскалённым металлом и болотным ядом; в нём слышался рёв урагана и потрескивание льда. - Не узнаёшь меня?

    Ривллим выставил перед собой Глаз, с клинка которого стекала, рассеиваясь в воздухе, синяя дымка и замер.

    - Убирайся, - приказал он той, что продолжала вращать в руке жезл. - Тебя там не было. Тебя вообще не было. Ты прокралась тайком, подобно вору.

    Женщина вновь рассмеялась, и Ривллим увидел, что в глазах её пылают сотни огоньков.

    - Отдай то, что принадлежит мне, сайир, - она протянула руку. - Отдай и я уступлю тебе многое, очень многое. Назови, что ты хочешь получить за меч?

    - Тебе не взять его, - процедил Ривллим сквозь зубы. Женщина взмахнула жезлом, и Глаз на рукояти закрылся. Меч стал невероятно тяжёлым, он обжигал руку холодом. Вскрикнув, воин выронил его, и меч вонзился в пол.

    - Отдай его по доброй воле, - повторила женщина. - Ты уже доставил мне немало неприятностей. Отдай, или ты и твои друзья будете расплачиваться со мной многие сотни лет.

    Тут Ривллим вспомнил, где он видел эти глаза. На верхушке путевого столба; в глазницах отвратительных статуэток. Он отступил на шаг, поворачиваясь к женщине боком, и молниеносным движением выхватил Лист. Женщина отпрянула, на лице её появилось смятение.

    - Убирайся, Тёмная, - приказал Ривллим. - Убирайся по-хорошему. Я не звал тебя; твои слуги превращают цветущий мир в пепелищеа. Оставь нас в покое, или пожалеешь.

    - А ты самонадеян, - протянула женщина, отступая на шаг. - Что ж, я знаю предел своей силы. Ты же считаешь, что можешь всё. Мы ещё встретимся, - она холодно улыбнулась. - Я умею убеждать. Когда-нибудь ты будешь беспомощен, а мои слуги будут поблизости, - жезл в её руке пошёл волнами и растаял. - Тебе не будет покоя.

    И исчезла.

    - Ривллим? - послышался слабый голос за спиной. Воин обернулся и увидел Ту, у которой не было имени, указывающую рукой ему за спину.

    - Мне показалось... - проговорила она и Ривллим, осторожно взяв её за плечи, прижал к себе. Ощущение было странным.

    - Тебе показалось, - шепнул он. - Подожди немного. Сейчас гроза пройдёт... наваждение закончится.

    Рядом с домом ударила молния. Как и тогда. Ривллим вздрогнул. Как и тогда. Но теперь Она стояла рядом с ним... живая и невредимая. И Ривллим, подняв глаза, осознал, что видит её лицо...

    И всё исчезло. Но ладони ещё ощущали тепло её тела, а в ушах звучали раскаты грозы. Воин оглянулся. Кошачий Глаз вонзился в землю, уйдя чуть ли не на локоть. Ривллим осторожно извлёк оружие, счистил налипшую грязь и придирчиво осмотрел, насколько это было возможно при лунном свете.

    Ему показалось, что он слышит что-то ещё, но тут его взгляд привлекла парившая в воздухе дверь... подозрительно знакомая дверь. Нет, хватит. Хорошего понемножку. Вряд ли иллюзионист служит Тёмной - его почуяли бы ещё за пределами Меорна - но произошедшее вряд ли случайно.

    Он вышел наружу, под восторженные аплодисменты зрителей, увидевших выражение его лица.

    - Ну как, сайир? - осторожно спросил иллюзионист. Ривллим некоторое время подумал и улыбнулся.

    - Превосходно, благодарю вас. Дух захватывает.

    - Я рад, что вам понравилось, - довольно улыбнулся человечек. - Буду рад увидеть вас снова!

    - Да сопутствует вам удача, - Ривллим слегка поклонился иллюзионисту и пошёл прочь. Теперь у фокусника не будет отбою от клиентов. Он оглянулся - да, так оно и есть.

    После чего взглянул туда, где находилось уже опустившееся за лес солнце, и прибавил шаг. Надо спешить. До озера ещё далеко, а средняя луна уже восходит.

    * * *

    Как он и ожидал, было пустынно. Озеро не очень велико - метров сто в поперечнике. У дальнего берега в воде плескались какие-то птицы. Вокруг в изобилии росли кусты, а дальше начинался густой лес. Отличное укрытие. Только не терять бдительности...

    Две луны горели на небе; два серпа, почти достигших первой четверти. Судя по всему, впереди двойное полнолуние - явление редкое и впечатляющее. И вновь воин вздрогнул... отчего две луны не дают ему покоя?

    Вновь плеск. Нет, это не птицы. Это... Воин вполголоса выругался и пригляделся. В озере кто-то купался. Вот тебе и надёжное укрытие! Придётся уходить в лес

    - Решил отдохнуть? - послышался знакомый голос со стороны озера и воин вновь выругался. На этот раз громким шёпотом. Оставалось надеяться на две вещи: на то, что Фиар не разберёт слов и на то, что Хранительница не услышит, как он отзывается о празднике.

    Девушка быстро приближалась к берегу. Ты сам придёшь ко мне. Боги свидетели, непреднамеренно. Придётся терпеть её общество до рассвета. Как бы пробраться тайком в дом? Проклятье ещё раз! Надо же было выбрать дом, к которому нет никакого потайного хода!

    Фиар вышла из воды, остановилась, стоя к воину чуть боком, наслаждаясь произведённым эффектом. Чуть больше недели назад она точно так же стояла там, в бассейне... ходячий скелет, не более. Сейчас она выглядела по-другому... особенно в лунном свете. Ривллим моргнул и потряс головой. Тихий смех донёсся до его ушей. Когда он поднял глаза, Фиар не было видно.

    Как ей удаётся бесследно исчезать? Да, брат сайир, спутница тебе попалась - пальца в рот не клади. Чем больше о ней узнаёшь, тем больше беспокойства. Слева что-то зашуршало и Фиар, уже одетая, уселась рядом на траву. Лицо её было довольным.

    - Как вода?

    - Не беспокойся, не закипела, - ответила Фиар, бросая в озеро камушек. - Искупайся, сайир, если хочешь. Ночь ещё не закончилась, а ты выглядишь так, словно всё время спасался бегством.

    - Нет, спасибо, - Ривллим расстегнул пояс и положил оба меча рядом. Стало намного легче. Постойте, что это за дырочка на рукаве? Прожжено? Это как же так... ведь говорили, что будет всего лишь иллюзия?!

    - Выступаем послезавтра, - сообщила Фиар, глядя в сторону озера. Кинула ещё один камушек.

    - Что? - воин поднял недоумевающие глаза.

    - Я говорила с генералом, - пояснила девушка. - Мы с тобой выступаем послезавтра; Вемкамтамаи выйдет чуть позже. Мы подойдём к крепости под землёй и...

    - Ради всех богов, Ф... - воин вновь осёкся. - Пожалуйста, хелауа, только не сегодня.

    - Как скажешь, - Фиар заложила руки за голову и откинулась. - Тебе, я вижу, пришлось несладко.

    - Есть немного, - воин последовал её примеру. Было чуть более прохладно, чем ему хотелось бы, но зато спина теперь могла отдохнуть. - Для меня это не такой уж праздник.

    - Ну, думаю, во всём найдутся и приятные стороны, - заметила Фиар. - По пути сюда я заметила несколько очень миловидных молодых особ... Ты, случайно, не знаешь, кого они ищут?

    - Ох и вредный ты человек, - усмехнулся воин, не поворачиваясь. - Как мне удаётся переносить тебя?

    - У тебя скверный характер, сайир, - объяснила Фиар. - Наверное, поэтому. Ты злишься на весь мир и отказываешься от помощи. Я-то, по крайней мере, знаю, чего хочу. Почему бы и тебе не перестать беспокоиться о том, чего не изменить?

    Воин уселся. Фиар уселась рядом.

    - Слушай, хелауа, давай помолчим, - предложил воин дружелюбно. - Я, похоже, начинаю к тебе привязываться. И меня это пугает. Кроме того, сегодня не следует ссориться.

    - Это обнадёживает, - Фиар оглянулась и, неожиданно, молниеносно присела, прижимаясь к земле. - Ну что же, сайир, не буду мешать. Встретимся утром.

    - Куда это ты? - поразился Ривллим. - Если я что-то...

    - Видишь? - Фиар привлекла его к себе и указала ладонью во тьму. - Это тебя. Всего доброго, сайир, и удачи. - Хихикнув, она метнулась в сторону. И след простыл.

    Ривллим пригляделся и понял, что его выследили. Так, сейчас я тихонько проберусь к вон тому оврагу и ищите меня в лесу, сколько душе угодно.

    Но он не успел добраться до оврага.

    * * *

    Он вернулся домой, когда небо уже светлело. Фиар застала его в кресле в гостиной, довольно улыбающегося во сне. Она так и не узнала, что было подлинной причиной этой улыбки.

    Ривллиму удалось отыскать крохотный уголок прошлого, в котором не было ничего печального. Жаль только, что всё хорошее быстро проходит.

    Он не просыпался до вечера следующего дня.

    Часть 4. Чёрный дождь

    XII.

    Вечер выдался дождливым.

    Cобираться пришлось в спешке. Проснувшись, Ривллим обнаружил, что солнце уже садится. Праздник кончился. Город находился в состоянии войны и до Кеньи-Хара, праздника сбора урожая, веселье сюда придёт только по случаю военной победы. Так оно и будет, подумал воин, приводя себя в порядок. После сна в одежде он чувствовал себя неуютно.

    Фиар дома не было.

    Ближе к закату в двери постучали. Ривллим встретил учтиво поклонившегося вестового, принял тяжёлый пакет, запечатанный личной печатью генерала. Фиар не шутила, когда говорила о том, что кампания начнётся послезавтра. Отдельные части замысла генерала начали собираться в единую картину. Роимал, который со своим малым отрядом, на виду у всех, держал оборону дороги (и не потерял до сих пор ни одного бойца). Небольшие заградительные отряды, что окопались во всех перевалах. Внушительные линии обороны к западу от Меорна. Постоянно передававшиеся из уст в уста слухи о том, что армия генерала недостаточно велика, обеспечить должную оборону...

    Что-то здесь не так, ведь Шайр, если Ривллим правильно помнит, атаковало едва ли не тридцать тысяч солдат! Все известные воину отряды в общей сложности не превышали и пяти тысяч. Ай да генерал... Создать подобную армию, да ещё скрыть от всего мира её подлинную численность. Интересно, где сейчас эти тридцать тысяч? Какими дорогами пробираются к Шайру? Впрочем, меня это не касается. Не стоит даже думать об этом - по слухам, некоторые маги и высшие иерархи могут читать мысли. Ему и Фиар оставляют вечер на сборы. Завтра к шести утра прибыть в походной форме к третьим (северным) воротам. Прочитав послание несколько раз, воин последний раз убедился, что ничего не пропустил, и бросил бумагу в огонь. Бумага сгорела, едва только языки пламени лизнули её, мгновенно, не оставив после себя даже пепла.

    Второй пакет, адресованный лично Фиар, воин оставил у порога её комнаты. Запер входную дверь и принялся собираться.

    * * *

    Утро выдалось пасмурным. Вемкамтамаи устал, разъезжая без устали между городами. Когда никто не видел, он прибегал к иному, более быстрому способу перемещения. Правда, способ этот действует только в дневное время. Сейчас, сорок шесть веков назад, никто таким способом не владеет: Жрец Всех Богов ещё не счёл необходимым появиться среди смертных. И не успел поделиться своими знаниями.

    Славная у нас компания, подумал ольт, прицеливаясь в очередной деревянный столб - глаза и уши Тёмной. Ривллим, служащий богине, не допускающей мужчин в иерархию. Он, Вемкамтамаи, представляющий божество, ещё не пришедшее в этот мир. Фиар (полное её имя - Fiarrethevin Rhiaderwan ans Antvaren ans Ventar - не каждый выговорит с первого раза, а Фиар очень не любит, когда имя произносят с ошибкой), каждый из сородичей которой в любой момент мог стать жрецом - если есть потребность. В высшей степени необычная компания.

    Стрела вонзилась в цель и столб испарился во вспышке голубого пламени. Ни Ривллим, ни остальные не знают, что ольт в состоянии прятаться даже от взора Тёмной. Правда, только днём.

    Как интересно, думал ольт, тщательно осматривая окрестности уничтоженного сооружения. За шесть тысяч лет до явления Владыки Дайнера Шесть Башен испытывают небывалое нашествие стихийных бедствий. Всё, что можно себе представить. Куда-то делись три фрагмента центральной статуи, венчающей центр крепости. Потом происходит очередная война за Башни и новые хозяева забывают про статую.

    Вокруг оставалось несколько уцелевших щепок. Вемкамтамаи собрал останки столба в небольшую кучку, стараясь не касаться их пальцами, и продолжил размышления. Странная периодичность событий, подумал он неожиданно. Все конфликты из-за Башен - с момента исчезновения статуи - приходятся... на... на кратные полнолуния. Ну да, Башни и должны реагировать на подобное, но отчего реагируют живые существа?

    Вемкамтамаи попытался припомнить, каковы были фазы лун в тот вечер, когда они сидели у костра ещё в будущем. Нет, не помню. Не обратил внимания. ёНадо спросить остальных. А заодно подумать, отчего на Солнечном Листе изображена символика Башен? Отчего Фиар стремится к Чёрному Дождю, словно это - единственная стоящая цель жизни?

    Одному мне ничего не нужно, подумал ольт. И рассмеялся.

    И поднялся на ноги. Некогда отдыхать.

    Оставалось двенадцать столбов. Самая трудная часть. Убрать последний штрих, чтобы очертания огромного символа стали символом Владыки Огня, надо в последний момент. Тёмная, конечно, ограничена в своих возможностях - в особенности теперь, когда мощь Хранительницы на границах её владений так возросла, но вряд ли будет просто ждать. Убрать последний штрих надо будет по условному сигналу. Про этот сигнал знает, кроме него, только один человек. Хрупок этот план и безумен, но если он удастся...

    Оставшиеся сутки придётся торчать здесь, в пропитанном влагой лесу, в ожидании сигнала. Смотреть в небо, чтобы не упустить момент.

    Ольт ещё раз вздохнул, с неприязнью глянул на тяжёлые, непроницаемые, недовольно ворчащие тучи, и закутался в плащ. Вспомнит ли кто-нибудь о его, ольта, скромной роли в грядущем штурме...

    * * *

    Самое неприятное - ожидание.

    Хмурый Ривллим, в десятый раз проверивший поклажу, мерил шагами гостиную; заказанный в соседней таверне ужин не лез в горло. Перед опасной дорогой еда никогда не лезла в горло. А Шелн, к примеру, не страдает отсутствием аппетита; наоборот, на него, по его же словам, нападает великая яма. В которую могло провалиться всё, что было на столе.

    Появление Фиар стало приятным разнообразием. Она возникла бесшумно (сквозь дверь просочилась, что ли?), мокрая, задумчивая и молчаливая. Поначалу Ривллим подумал, что она искупалась; тут же понял, что мысль глупая: не в фонтане же ей купаться. Просто на улице моросит. Девушка в очередной раз сменила одежду: теперь на ней было походное обмундирование меорнской гвардии. Ольтская работа - лёгкое, прочное, прекрасно маскирует своего обладателя. За спиной у неё появились ножны - Фиар выбрала себе широкий меч, эйлисс, с медленно сужающимся к концу тяжёлым клинком. Эйлиссы были излюбленным оружием здешних ольтов; ковали такие мечи дарионы. Меч должен быть особенно крепок и надёжен, уметь залечивать незначительные повреждения и поддерживать заточку. Ривллиму, конечно, сетовать не на что: Кошачий Глаз - уже внушительное оружие, ну а Солнечный Лист...

    Фиар молча повесила ножны с мечом на стену. Любопытно, кто ей это вручил? Генерал, наверное: рядовые солдаты вооружены куда проще. Хотя и для них одежду, броню и оружие изготавливали на совесть. Меорн никогда не пользовался услугами наёмников: как не позаботиться о собственных горожанах.

    - Выспался? - спросила Фиар, оценивающе глядя на накрытый стол. - Меня дожидался? Спасибо.

    - Выспался, - ответил Ривллим коротко. Глаза девушки тут же ехидно сощурились.

    - Досталось тебе, я вижу...

    - Положение обязывает, - равнодушно ответил воин, усаживаясь по другую сторону. Аппетита не было никакого. Судя по Фиар, снадобье Лейрна ещё действует.

    - Где ты раздобыла меч? - полюбопытствовал воин, когда с ужином было покончено. Фиар в смысле поесть мало чем отличалась от Шелна: последний выглядел одинаково как до обильной трапезы, так и после.

    - Генерал подарил, - ответила девушка, наливая себе ещё воды. Трав для чая в доме не оставалось, а вино она пить не желала. Ну и ладно, подумал воин. Мне больше достанется... - Ни за что не хотел отпускать без оружия. Пришлось взять. Хотя, конечно, меч что надо...

    Её пренебрежительно отношение к оружию в очередной раз покоробило Ривллима. Возможно, что ей, со способностью управлять огненной стихией, традиционное оружие попросту ни к чему.

    - Как там на улице?

    - С самого утра моросит. Только солнце встало - тут же тучи набежали. Словно специально конца праздника дожидались.

    Так и есть, подумал Ривллим.

    - Ольт не появлялся?

    - Вемкамтамаи? Он и не должен появляться. Он нас встретит у самой крепости.

    Мне-то он что-то другое говорил, подумал Ривллим и принялся убирать со стола.

    Закончив, он осознал, что, во-первых, ему решительно не хочется спать, а во-вторых, он понятия не имеет, чем заняться. Появляться на людях сейчас не стоит (генерал этого хоть и не запрещал, но намекал). Бродить по комнатам и изучать их углы? Вот же невезение, даже почитать нечего.

    Спустя полчаса на выручку пришла Фиар.

    - Не спится, - пояснила она, постучавшись в его дверь. Она не очень-то удивилась, увидев его готовым отправиться в путь. - Может, пойти проветриться? Тоска смертная, сайир.

    - Идём, - воин поднялся и пристегнул оба меча. - Я думал о чём-то подобном.

    Несколько часов они бродили по паркам и пустынным улицам (ночные патрули не обращали на них внимания). Фиар, хвала богам, молчала. Лишь изредка брала его за руку, и воин всякий раз поражался, что не ощущает жара, накатывающего на него при этом. Обычная рука. И не скажешь, что в ней за несколько секунд может расплавиться и закипеть даже камень.

    Заснули они глубоко за полночь, в креслах в гостиной, сидя друг напротив друга. Чувство времени не подвело: Ривллим проснулся где-то в начале шестого, и времени хватило, чтобы разбудить Фиар, в последний раз проверить поклажу и отправиться.

    Запирая двери дома, воин гадал, вернётся ли он сюда.

    О чём думала Фиар, было непонятно, но на лице её держалась таинственная улыбка.

    * * *

    Генерал засиделся в штабе допоздна.

    В плане нападения на Шайр имелись слабые стороны. Прежде всего, близилось двойное полнолуние, когда Тёмная станет особенно сильной и чуткой. С другой стороны, откладывать нападение на более поздний срок означало рисковать всем: во время полнолуния слуги Тёмной смогут без помех определить намерения если не самого генерала, то некоторых его подчинённых. Сам генерал был стержнем, на котором держался план: только он служил средством сообщения между разными отрядами. Приказания, которые получили эти отряды, в большинстве случаев оперировали достаточно отвлечёнными названиями и местностями. Кроме того, он прекрасно скрыл подлинную численность армии. Которую пришлось рассредоточить и вести окольными путями через восточную часть континента. И платить огромные суммы тамошним правителям за поддержку и мочлчание.

    Не все рубежи обороны Меорна достаточно крепки. В случае контратаки удержать город будет непросто.

    Несомненными доводом за сравнительно ранний (по сравнению с планом) штурм было появление троицы - Вемкамтамаи, Фиар и Ривллима с его мечом. Историю с водружением меча в святилище генерал так и не смог до конца понять: жрицы его не очень-то жалуют, да и сам Ривллим отмалчивается. Впрочем, это как раз понятно: положение обязывает.

    Надо рискнуть. Генерал знал, что планы, которые кажутся наиболее продуманными, чаще других подвержены провалу. Он предпочитал импровизировать - в разумных пределах. Шайр - ключевая точка, ударив по которой, можно полностью изменить расстановку сил. Если удастся сровнять крепость с землёй без серьёзных потерь, участь главной группировки войск Шамульеза на центральных равнинах решена.

    Генерал посмотрел на часы. Надо отдохнуть, хотя бы немного. Через четыре часа ему предстояло отправиться в путь. Тайно. Скрытность - самое мощное оружие в его арсенале.

    * * *

    Вопреки ожиданию Ривллима, они направились не напрямую к Шайру, а к так называемому Горбатому Хребту - ближайший к Меорну, он состоял из двух высоких гор с округлыми вершинами и множества менее высоких. Шайр возвышался над подножием дальнего "горба".

    - Здесь множество подземных дорог, - пояснила девушка. - Слуги Тёмной пытались их использовать, но быстро поняли, что на подземелья её власть не распространяется. Вернее, на подземных жителей.

    - А нас они, конечно, пропустят, - поджал губы воин. - Я тоже слышал о подземных народах. Они не очень радуются, когда сверху спускаются гости.

    - Смотря какие гости, - возразила девушка. - Если приходить исключительно за чужими богатствами, то кто угодно не стерпит. Кроме того, эта дорога должна быть пустой. Ближайшие подземные поселения заброшены.

    - Генерал знает, что мы пойдём этим путём? - Ривллиму не знал, что там задумала Фиар, но происходящее переставало ему нравиться.

    - Знает, конечно, - махнула рукой Фиар. - Сайир, ты либо веришь мне, либо мы никуда не идём. Если я чего-то не договариваю, для этого у меня есть основания.

    - Хорошо, - согласился Ривллим сухо. И молчал до того момента, как они оставили лошадей на очередной заставе, и принялись взбираться под непрекращающимся дождём по крутому и скользкому склону. Как сказала Фиар, один из входов в подземный тоннель находится не так далеко. Часов шесть путешествия по горам.

    Воин приготовился ко многим часам опасного, трудного и медленного передвижения, но, как выяснилось, он ошибся. Стоило заставе скрыться из глаз, Фиар остановилась, выбрав место поровнее и, осмотрев окрестности, указала на ничем не примечательный каменный выступ далеко впереди.

    - Видишь выступ, сайир?

    - Вижу, - ответил недоумевающий Ривллим. - И что?

    - Возьми меня за руку, да покрепче.

    Воин подчинился. На короткий миг его охватило странное ощущение - словно каждая клеточка стала двигаться в свою собственную сторону. После этого больно ударило по ушам, окружающий мир растаял и вновь уплотнился... и вот они стоят на том самом выступе.

    Ривллим превратился в сплошной разинутый рот. Фиар не обращала на это внимания. Она лишь встряхнула спутника и указала на другую точку, чуть ниже, но весьма и весьма далеко.

    - Видишь?

    Ривллим кивнул, не в силах произнести ни слова. Вновь она сжала его руку... и вновь он пережил всё те же ощущения. Теперь они стоят на склоне горы. А вон тот едва различимый силуэт у самого горизонта... мама дорогая, это же Шайр! Как же так? В лучшем случае они ехали бы туда не менее восемнадцати часов!

    - За мной, сайир, - услышал он голос и увидел, что девушка указывает на видневшющуюся неподалёку пещеру. Ривллим покорно заполз туда вслед за Фиар и уже внутри увидел, как на лице спутницы возникло сконфуженное выражение.

    - Я... немного перепутала... Ну ничего, это должно быть поблизости. Сейчас отдышимся и поищем.

    - Что должно быть? - взорвался воин. - Что происходит? Как мы тут очутились?

    - Магия, сайир, - ответила девушка спокойно, разглядывая спутника с любопытством. К счастью, воин этого не заметил. - Вы её пока не знаете, а я знаю.

    Воин замолчал и довольно быстро вернул себе самообладание.

    - Почему же ты не поделилась ею с генералом?.. С его магами? Представляешь, как это бы им помогло!

    - В особенности это помогло бы, если секрет в конце концов просочился бы к шалиритам, - произнесла Фиар. Но не обычным пренебрежительным тоном, а серьёзно и спокойно.

    - Как, интересно, он попал бы к ним?

    - Сайир, - Фиар неожиданно уселась перед воином на корточки и взглянула на него снизу вверх. - Представь, что в руки какого угодно мага попадёт способ беспрепятственно перемещаться в пространстве. Куда угодно. В одно мгновение. Как ты думаешь, всем ли магам можно доверить подобное?

    Ривллим открыл было рот для ответа, как вдруг понял, что имеет в виду Фиар. И ему стало не по себе.

    Она была, разумеется, права: многие люди остаются приятными во всех отношениях потому, что в их руки не попало ничто, что могло бы дать - хотя бы в чём-нибудь - абсолютное превосходство над всеми остальными. Он представил себе, как маг генерала с лёгкостью проникает в тщательно охраняемый дворец императора Шамульеза и освобождает Ралион от его присутствия, раз и навсегда. Но потом он представил мага-шалирита, который за десять минут вырезает всё командование армии сопротивления...

    К тому же, Ривллим вновь убедился, что Фиар открыла далеко не все возможности. С каждым разом он ощущает себя рядом с ней всё менее и менее значительным.

    - Почему ты сама не покончишь с этой войной? Ты же можешь это сделать?

    - Во-первых, я не могу порхать туда-сюда целый день, - Фиар продолжала сидеть, положив подбородок на сжатые кулаки. - Кроме того, сайир, это не моя война. Не я её начала, не мне её заканчивать. То, что я помогаю генералу, в общем-то, случайность.

    - Случайность? - Ривллим поразился так, что утратил дар связно говорить и рассуждать. - Ты... но... Что, по-твоему, будет, если Шамульез покорит остаток континента?

    - Возникнет ещё одна империя, которая развалится после его смерти. Так было неоднократно, сайир. Кто-то выживает, кто-то - нет.

    - Хорошенькое дело! - Ривллим вскочил на ноги, но больно стукнулся макушкой о каменный выступ и вновь уселся, потирая ушибленное место. - Для тебя не имеет значения, выживут люди или нет?

    - Сайир, - в голосе девушки звучала усталость. - Было время, когда никаких людей не было. Будет время, когда никаких людей не будет..

    - Ну уж нет! - возразил Ривллим запальчиво. - Люди не должны закончиться. Иначе зачем они появились?

    - Не знаю, сайир, и знать не хочу, - Фиар выглянула наружу. Дождь и не думал прекращаться. - Иначе жить станет невыносимо.

    - Ты рассуждаешь, как человек пожилой и опытный, - произнёс Ривллим тихо, покачав головой. - Когда я увидел тебя впервые, то подумал, что ты такая, какой кажешься. Ты меня пугаешь, хелауа.

    Вместо ответа девушка вновь подобралась к лазу и выглянула наружу.

    - Дождь, похоже, заканчивается, - заметила Фиар. - Поговорим обо всём этом позже, сайир. Времени мало.

    - Возможно, ты права, - вздохнул Ривллим. - Может, мне и не захочется больше говорить об этом.

    Спустя какие-то полчаса они нашли искомое: заваленную тяжёлыми камнями шахту. Не укажи Фиар на это место, Ривллим сотню раз прошёл бы мимо, не обратив внимания.

    Как девушка и сказала, в тоннеле - а точнее, на широкой подземной улице, можно сказать - проспекте никого не было. Никого здесь не было очень, очень долго.

    - Освещение бы придумать, - прошептал он тихо. - Где там у меня факелы?..

    - Не надо факелов, - так же тихо ответила Фиар откуда-то поблизости. - Сейчас...

    И воин понял, что факел не нужен.

    Светящийся сгусток тумана, размером не более светлячка, завис у неё над головой и, помедлив, тихонько полетел вперёд. Стараясь не оглядываться, воин побрёл вслед за девушкой. В подземельях он ощущал себя неловко: то и дело спотыкался взглядом об огромные, уродливые тени, которые ползли по-над полом и стенами, Магический фонарик хорош, помимо отсутствия звуков и запахов, тем, что тени от него слабые и расплывчатые.

    Девушка, не в пример ему, была абсолютно уверена в себе. Двигалась непринуждённо, не обращая внимания ни на один боковой проход, мимо которых лежал их путь. Можно было бы подумать, что она всю жизнь провела под землёй. Но на дарионку она решительно не похожа.

    Как сказал Лейрн? Не сделаете ошибки, если станете относиться к ней, как к человеку? Его бы сюда, с его учёными рассуждениями.

    Позабавившись этой воображаемой картиной, воин почувствовал себя несколько увереннее.

    XIII.

    Вемкамтамаи не довелось скучать в ожидании условного сигнала.

    Со стороны Шайра то и дело появлялись разведчики. Они прочёсывали лес у подножия горы. Несколько раз проходили совсем рядом. Для них ольт оставался невидимым; лишь жрецы Тёмной смогли бы почувствовать присутствие чужеродной силы... но именно почувствовать присутствие, не отыскать. Только магия смогла бы открыть его присутствие, но магов в дозор не высылали: все они, все без исключения, собирались в крепости. План генерала работал: обеспокоенные исчезновением поста, шалириты не оставляли самый укреплённый пункт без помощи. Если план Фиар окажется удачным, то войска кочевников окажутся в ловушке, подумал ольт. Если нет, то в крепость придётся лезть мне. Причём не просто в спокойную крепость, а в растревоженный улей. Если он правильно понимал смысл сигналов, подаваемых с башен, отряды, которые некогда штурмовали Меорн, стягивались к Шайру. Отряд Роимала отступил (сделал вид, что отступил) и Шамульез ожидал двойного полнолуния, чтобы всей силой Шайра - более половины войск скоро будет здесь - обрушиться на Меорн. Во время предыдущего двойного полнолуния генерал едва не проиграл битву за Меорн (хотя немногие знали об этом). Сейчас ситуация была иной. Жертва становилась охотником.

    Шайр оставался крайне прочным орешком. Но... как-то ведь сумел генерал разбить его в прежнем времени! Правда, от полученного ранения вскоре умер, но главное было сделано: армия Шамульеза потерпела серьёзное поражение, и вскоре, после убийства императора, империя развалилась.

    Ольт с трудом подавлял рвущийся на свободу смех. Хороши разведчики: их слышно за километр. Да, не привыкли потомки Шалир к осторожности, не привыкли. Пусть Шайр считает, что войска Меорна разбросаны по всем фронтам, и что нападение на пост - всего лишь попытка демонстрация несуществующей силы.

    Времени у Ривллима с Фиар предостаточно. Ольт не вполне понимал, как они намерены просочиться внутрь крепости, но, раз сам генерал утвердил этот план, значит, на то были причины.

    После штурма, подумал ольт, съезжу домой. Он не запомнил лиц своих родителей: картина страшнойучинённой резни стёрла все воспоминания детских лет. А после... Уже не оставалось ничего, по чему можно было бы восстановить их лица. Родители для ольтов не настолько значимы для ольтов, как, скажем, для людей. Но родители оставались для Вемкамтамаи единственным звеном, соединяющим его с сородичами: в ту мрачную ночь были перебиты все до единого его родственники.

    Потом был плен, слепота, неожиданно удавшееся бегство. И маг, предложивший заменить утраченные глаза...

    Ольт покачал головой, отгоняя воспоминания. Отчего воспоминания становятся настолько живыми?

    День тянулся бесконечно медленно. Войска продолжали стягиваться к Шайру. Огромные войска. На своём пути они производили опустошения не менее жуткие, чем стаи саранчи.

    Зажглись сигнальные огни на самой высокой башне и ольт, очнувшись от размышлений, принялся записывать их. Генералу эти знаки могут пригодиться. Не зря же он так тщательно занимается подготовкой лазутчиков.

    * * *

    Они шли около двух часов, после чего свернули в неприметный проход и долгое время пробирались сквозь лабиринты естественных ходов. Ривллим, отчаявшийся понять что бы то ни было, решил целиком положиться на девушку. Та прекрасно разбиралась в паутине коридоров, двигалась уверенно, не останавливаясь. И вот они вышли в просторный зал, очень ровный, с гладко отполированными стенами безо всяких надписей или знаков. Последнее казалось удивительным, ведь проспект, в который они попали через шахту, изобиловал указателями (хотя надписи прочесть не удалось).

    - Вот, - с удовлетворением произнесла Фиар, останавливаясь посреди зала и усаживаясь прямо на пол. - Наконец-то я его нашла.

    Ривллим, присевший было рядом, вздрогнул.

    - Что нашла? - спросил он, недоумённо оглядываясь. Зал казался тупиком. Единственный выход - нырнуть назад в лаз и (если повезёт) выбраться к тому самому проспекту.

    - Чёрный дождь, - пояснила Фиар, устраиваясь поудобнее и открывая рюкзак. - Здесь вход в сокровищницу, сайир. Под самыми стенами Шайра. Представляешь, как обозлились бы обитатели крепости, если бы узнали!

    - Ты сошла с ума, - произнёс воин хриплым от негодования голосом. - Так это сюда ты шла всё это время? А как же штурм?

    - Сайир, - ответила девушка спокойно. - Как ты думаешь, зачем я тратила столько сил на телепортацию?

    - На что?

    - На мгновенный перенос. Чтобы выиграть время. У нас более двенадцати часов в запасе, неужели не понятно? Мы успеем проникнуть в сокровищницу и отыскать Дождь. Как только он будет у меня, справиться с Шайром будет проще простого.

    И принялась за еду.

    - А если я откажусь помогать? - поинтересовался воин холодно, отодвигаясь от спокойно жующей Фиар.

    - Не помогай, - пожала та плечами. - Если меня прихлопнут, тебе придётся самому выбираться на поверхность. По-моему, у тебя нет выбора.

    - Похоже, что нет, - согласился Ривллим после некоторого раздумья. - Что, интересно, скажет генерал?

    Глаза девушки широко раскрылись.

    - Если нам повезёт, тебе не на что будет жаловаться. А если нет - что ж, будет время отступить.

    - Или остаться там навсегда, - иронически кивнул воин за её спину.

    - Или остаться там навсегда, - согласилась Фиар. - Но в этом случае, сайир, не всё ли равно?

    - Ладно, - Ривллим насупился и поднялся на ноги. - Но имей в виду, хелауа, после штурма наши дороги расходятся. Мне не по душе то, как ты добиваешься своей цели.

    Он не успел понять, как Фиар оказалась прямо перед ним. Она подняла голову, глядя воину в глаза, и на лице её возникло обиженное выражение.

    - Ты обещал, сайир.

    - В преисподнюю обещания! - рявкнул Ривллим, протягивая руку, чтобы отстранить её. Но тут, откуда-то из-за стены, послышался едва различимый хруст - и чьи-то тяжёлые шаги. Воин осёкся и машинально потянулся к оружию. Но шум тотчас же прекратился.

    - Здесь не следует шуметь, - произнесла Фиар наставительно. - Итак, как насчёт обещания?

    - Ты обманула меня. Ты обманула всех нас.

    - Я?! Разве я отказалась от штурма? Ривллим, пора бы повзрослеть. Я просто зайду по пути в другое место. Мы даже времени не потеряем!

    - Ладно, - воин скривился, словно проглотил что-то горькое. - С тобой бесполезно спорить. Вот тебе ещё одно обещание: это последний раз, когда я тебе помогаю.

    - Хорошо, - Фиар взяла правую ладонь Ривллима и сжала меж двух своих. Воин вновь не ощутил никакого жара. Обычное человеческое тепло. - Ещё одна просьба: мне нужна одежда - та, чёрная.

    - Доктор сказал...

    - Я прекрасно себя чувствую. В своём здоровье я разбираюсь лучше всяких докторов.

    Ривллим некоторое время молчал, пытаясь придумать ответ; не придумав ничего, он просто отрицательно покачал головой. Когда он вновь повернулся, удивляясь наступившей тишине, то заметил, что Фиар сняла с себя всю одежду и стоит, сжимая её в охапке.

    - Сейчас я её сожгу, сайир, и идти в бой будет не в чем.

    Ривллим молча вручил ей пакет с колдовской одеждой и ушёл в дальний угол комнаты. Спустя какое-то время он ощутил, как две горячие ладони легли на его плечи. Но он не повернулся.

    Так и сидели они, не издавая ни звука, пока Ривллим не повернулся к девушке и не произнёс, глядя во внимательные сине-зелёные глаза:

    - Идём, хелауа, время уходит.

    Фиар словно ожидала его приказа.

    * * *

    Дверь оказалась посреди дальней от лаза стены. Фиар провела по стене руками, и дверь возникла, из ниоткуда.

    Сразу же за дверью оказался зал - настолько гигантский, что трудно было представить, что всё это находится под землёй. Ривллим задрал голову, пытаясь разглядеть потолок, но не смог. Идущая следом Фиар потянула его за рукав и шепнула:

    - Закрой глаза, опусти голову и смотри на пол. А теперь медленно поднимай взгляд.

    Помещение словно съёжилось. Самая обычная комната, метра три в высоту. У стен - комично выглядящие статуи - толстяки с непропорционально толстыми ногами, в крохотных набедренных повязках. Взгляд свирепых глаз проникал в самые сокровенные мысли.

    - И что, До...

    - Тих-хо, - Фиар прижала ладонь к его губам. - Не вслух, сайир. Это может стоить нам головы.

    Они остановились посреди прохода, чувствуя себя неуютно под тяжёлым взглядом шести пар недобрых глаз.

    - Как далеко до... - воин сглотнул. - До цели путешествия?

    - Это прямой путь, - прошептала Фиар, указывая куда-то вперёд. - Не самый безопасный, но самый короткий. Перед нами ещё две комнаты, после чего мы войдём в сокровищницу.

    - Всего-то?

    - Это не так просто. Выйти живым тоже будет непросто.

    - Утешила, спасибо. Может быть, скажешь, чего следует ожидать?

    - Даже если бы знала, не осмелилась бы.

    Не осмелилась! Что-то новенькое. Как я устал от неё, подумал Ривллим, осторожно шагая вслед за девушкой. Тут только он обратил внимание, что они идут по неровной дорожке, нарисованной на каменном полу. Фиар старалась не сходить с тропы. Воин предпочёл следовать её примеру.

    Вскоре они добрались до узкого дверного проёма. Путь преграждала... портьера.

    - Своеобразно, - усмехнулся воин и, отодвинув кончиком кинжала тяжёлую штору, заглянул внутрь. Комната напоминала гостиную. На полу разложены великолепные ковры (пожалуй, единственное, что эти варвары-кочевники действительно умеют делать), а с потолка там и сям свисают портьеры, редкие и плотные занавеси, верёвки, цепи. Очень странно.

    Источником освещения был потолок.

    Воин обнаружил рядом со входом человеческий скелет и помрачнел. В руках у незадачливого охотника за сокровищами была небольшая шкатулка; она успела рассохнуться и открыться; изнутри выбежали несколько ниток жемчуга и пара прекрасных ожерелий. Воин протянул к ним руку, но в этот момент Фиар сжала его плечо. Когда Ривллим взглянул ей в глаза, она покачала головой, приложила палец к губам и выразительно взглянула в сторону сокровищ. Не трогай, мол. И не шуми.

    Посреди комнаты располагался каменный постамент; прикрученный к нему тонкой, но длинной золотой цепочкой, лежал другой скелет. Тоже старый, тоже не тронутый животными. Что с ними стало?

    Куда идти? Чего тут только нет, подумал Ривллим. Унести бы какой-нибудь сувенир...

    Ветерок пригладил его волосы. Откуда здесь ветерок? Фиар медленно бродила среди свисающих с потолка, шуршащих и бряцающих украшений и выглядела так, словно заблудилась в лесу. Проклятие, подумал Ривллим. Нет, я положительно позаимствую здесь хоть какую-нибудь безделушку.

    Цепь, которую он задел плечом, принялась раскачиваться, извиваясь, словно живая. Воин отодвинул её рукой и подумал, что комната не производит впечатление опасной. Интересно, а что в сокровищнице? По легендам, богатства, накопленные ещё до тех, кто скрыл здесь Дождь. Там должны быть...

    Верёвка, болтавшаяся у его ног, дёрнулась и проворно привязалась к правой щиколотке. Что ещё за новости? Ну-ка мы тебя распутаем...

    Другая верёвка поймала его за левое плечо. Затянулась, повлекла к себе. Цепь, не прекращая звенеть, намертво прицепилась к поясу. Новые и новые верёвки и цепи раскачивались неподалёку, пытаясь дотянуться до человека. Фиар была где-то впереди... звать на помощь или подождать? Ривллим молча сопротивлялся; однако его прочно удерживали, не давая выхватить кинжал. О небеса, что делать?!

    Воин лихорадочно осматривался, насколько позволяли путы. И заметил ещё скелет... ещё и ещё... все что-нибудь держат в истлевших руках. Красивые и редкие вещи.

    Едва увернувшись от цепи, которая намеревалась петлёй обернуться вокруг шеи, Ривллим неожиданно понял. Понял, что случилось со всеми предыдущими грабителями.

    Но я же не грабитель! - вскрикнул он мысленно. Я сопровождаю Фиар, и не хочу ничего красть!

    Натяжение верёвок и цепей разом ослабло. Мне не нужны сокровища, подумал воин, стараясь не глядеть на пол. Я приду и уйду, не притронувшись и к самой мелкой монетке.

    Со звоном и шелестом ожившие путы оставили его.

    Если ты солгал, чужак, то пожалеешь, словно говорили свисающие с потолка предметы. Во второй раз пощады не жди.

    Фиар успела обнаружить в одном из закоулков крохотную дверцу, Что теперь, ползти. Девушка некоторое время смотрела воину в глаза; тот пожал плечами и улыбнулся. Придётся ползти.

    Фиар притронулась к дверце, и та бесшумно повернулась на петлях.

    Начиналось новое действие ночного кошмара, оказавшегося реальностью.

    * * *

    Они странствовали целую вечность.

    Казалось невероятным, что под землёй может умещаться так много разнообразных помещений. После жуткого зала с живыми стражами-цепями Ривллиму казалось, что он уже ничему не удивится. Помещений было великое множество, но Фиар выбирала путь, руководствуясь одной ей известными соображениями.

    Они прошли сквозь ледяной грот, где узкая тропка вела по гребню огромной ледяной глыбы, а внизу, в светящемся голубомым полумраке, что-то шевелилось и скрежетало. Сквозь комнату, в которой не было ни стен, ни потолка (так, по крайней мере, казалось), а была лишь пара дверей, висящих в воздухе. Через множество иных мест, не могущих существовать в привычном мире.

    И весь этот путь они шли молча. Ривллим - оттого, что его внимание было отвлечено окружающими чудесами. Фиар, прежде словоохотливая, теперь молчала, почти не оборачивалась, не осматривалась, избегала удаляться от слабого, едва заметного следа на полу - тропы.

    В конце концов они подошли к массивной двери в конце длинного тупика в обширном и жутком лабиринте, пол которого устилали пыль, обломки костей и прочий прах.

    - Пришли, - глухо произнесла девушка и впервые с начала их похода вглубь пещеры посмотрела воину в глаза. Тот отметил, что Фиар выглядит ослабевшей. Если она перестарается с этой одеждой, подумал Ривллим холодно, то первое, что я с ней сделаю - выпорю. И будь что будет.

    - Там, - указала Фиар за дверь, - огромные груды сокровищ. Всякая всячина. Тебе захочется взять что-нибудь на память...

    - Но если я это сделаю, то не выйду оттуда живым, - заключил воин с улыбкой.

    - Как ты угадал? - удивилась Фиар.

    Воин тихоньконегромко рассмеялся.

    - В детстве мне рассказывали сказку, - пояснил он. - Сокровищница, которая там описывалась, по количеству препятствий, очень походила на эти... места.

    - Сказку, - повторила девушка и с любопытством всмотрелась в глаза Ривллима. - Ты не перестаёшь меня удивлять. Ну что же, вперёд.

    Она толкнула дверь и та со скрежетом отворилась. Великолепие, открывшееся их глазам, поразило воина так, что он долго не мог перевести дыхания. Он двинулся следом за приободрившейся Фиар - медленно, очень медленно.

    * * *

    Время от времени Вемкамтамаи поднимался на небольшой холмик - Шайр был виден, как на ладони. Некогда на месте крепости стоял небольшой город. Но землетрясение превратило древние стены в руины, канули в неизвестность подземные этажи, запустение явилось на склоны Оиранга (Седовласого). И вот - Шайр.

    Как его успели построить за какие-то десять лет? Однако вот он, более сотни лет красуется на фоне вечно белых склонов старой горы. С тех пор, как Шамульез устроил в Шайре вторую свою столицу, весь восток континента оказался под угрозой. Стало ясно, что новоявленный император, сравнительно недавно бывший вождём не очень большого рода, не намерен строить действительно великое государство. Он был и оставался кочевником: жизнь дана для того, чтобы беспрестанно перемещаться, грабить и наслаждаться награбленным. Ни науки, ни искусства, ни будущее вообще его не интересуют. Конец таким империям приходит довольно скоро, но что он успеет сделать с оставшимися землями?

    Своим чрезвычайно зорким зрением ольт заметил, что на стенах, за узкими стволами бойниц и на башнях кипит деятельность. Не к добру это. Шайр начинён всевозможным алхимическим оружием по самые стены. И именно сейчас его приводя в готовность. Откуда Шайр узнал о готовящемся нападении?

    Чуть позже ольт понял, откуда. Небольшой отряд, в три сотни человек, неторопливо приближался к крепости с юга. Войска генерала были в прекрасном состоянии и всё это, очевидно, должно было продемонстрировать, что дорога на юг мимо Шести Башен отныне закрыта. Вот только где же настоящая армия? Ольт вглядывался в окружающую местность, но тщетно.

    Разведчики из Шайра более не выходили. Лишь сравнительно узкое кольцо леса вокруг крепости оставалось безопасным... но и там можно нарваться на меткий выстрел.

    То, что Шайр ничем иным не ответил на крохотную эту смехотворную демонстрацию силы, ясно показывало, что думают обо всём этом его хозяева. Пусть войска Юга стоят, наслаждаясь силой. Скоро наступит полнолуние, и вот тогда посмотрим, у кого кулак тяжелее.

    В конце концовПотом ольт вернулся на первоначальную позицию и, скрытый от непогоды мощной кроной берёзы, продолжил ждать.

    * * *

    В сокровищнице было решительно всё, что можно себе представить. Украшения из всевозможных драгоценных сплавов и металлов попроще; с инкрустацией из драгоценных материалов, дерева и камня; с прозрачными крупными самоцветами и драгоценными камнями тонкой огранки - на любой вкус. Всё это стояло на массивных каменных возвышениях и лежало в шкафах. Было здесь и оружие, всё в богатых ножнах или чехлах; были и доспехи, множество совершенно загадочных предметов; книги, пузырьки с таинственно светящимся содержимым; монеты, которых вокруг было столь же много, сколько пылинок в лабиринте за их спиной.

    Здесь было всё.

    Такого количества сокровищ Ривллим просто не мог себе представить. Он догадывался, что всё это - настоящее, хоть и не положено к нему прикасаться. Солнечный Лист одним своим присутствием помогал проникать сквозь иллюзии и наваждения.

    Как мы будем искать этот таинственный Дождь, ума не приложу, подумал Ривллим, склоняясь над шкатулкой, внутри которой лежали тонкие золотые браслеты. Гравюра на внутренней стороне крышки шкатулки изображала поединок человека и дракона.

    - Сразу видно, что автор этой вещицы никогда в жизни не видел дракона, - заметила Фиар у него из-за спины. - Смех, да и только. Этот рыцарь ему на один укус.

    - Что придумал, то и изобразил, - заметил воин, любуясь браслетами. Чрезвычайно тонкая работа. Кто бы мог подумать, что такое можно сделать! - Драконов, как известно, никто никогда не видел. Вот и рисуют, что придётся. Тут он хоть внушительным выглядит.

    Девушка фыркнула.

    - По-твоему, настоящий дракон высотой в два-три хороших дома? Настоящие куда меньше, но гораздо внушительнее, сайир. Против них и армия не поможет. Впрочем, что толку об этом говорить...

    И она продолжила бродить среди сияющих груд, вглядываясь и прислушиваясь.

    - Можно подумать, ты видела настоящих драконов, - заметил воин, со вздохом отходя от шкатулки.

    - Видела, - голос её звучал равнодушно. Воин скрыл усмешку.

    - Может, расскажешь?

    - Нет, - ответила она прежним равнодушным голосом, и воину расхотелось смеяться. Прозвучал в её голосе металл, который он уже несколько раз слышал.

    Ривллим молча пожал плечами и направился в другую сторону.

    Сколько ещё бродить здесь? Как можно что-то обнаружить в этих россыпях, ни к чему не прикасаясь? Мечами не очень-то много накопаешь. Прошло часов пять, прикинул воин. Если в ближайшие час-полтора ничего не найдём, надо будет очень быстро бежать обратно.

    Как ни осторожно он двигался, а ножны Листа всё же застряли, пока их владелец продирался сквозь висевшие на частоколе шестов цепи, бусы и доспехи. Бормоча под нос проклятия, Ривллим осторожно потянул за ножны, чтобы, упасите боги, не прикоснуться ни к чему руками...

    И комната чудесным образом преобразилась. Всё вокруг засияло разными огнями. Оружие и доспехи тлели тёмными оттенками пурпурного и оранжевого; холодным синим сиянием светились ожерелья и браслеты, яркими розовыми оттенками играли всевозможные пузырьки и флаконы... Воин открыл рот от изумления, увидев это великолепие. Отпустил рукоять Солнечного Листа. Всё вернулось в прежнее состояние.

    Ага, подумал Ривллим и вновь прикоснулся к мечу.

    И вновь сокровищница расцвела всеми цветами радуги. Не говоря Фиар ни слова, Ривллим принялся, как и она, блуждать по тесным проходам, изредка вжимаясь в них, чтобы пропустить Фиар. В конце концов, в одном из углов внимание воина привлекла груда монет, над которой колыхалось видимое только ему чёрно-золотистое облако. Зрелище походило на костёр наоборот: над низким чёрным пламенем в оранжевом небе тихо всплывали вверх и погасали чёрные искорки.

    - Хелауа, - позвал воин негромко. - Подойди-ка сюда, пожалуйста.

    Спустя три минуты появилась Фиар, глядя на спутника вопросительно.

    Тот махнул рукой в сторону груды монет.

    - Ничего не ощущаешь?

    Сохраняя на лице недоверчивое выражение, девушка осторожно провела ладонью над грудой - настолько низко, насколько это было возможно, чтобы не прикоснуться к россыпи золота.

    На лице её неожиданно сменилась гамма чувств, закончившаяся бурным ликованием.

    - Есть, сайир, - произнесла она со мстительной радостью. - Здесь. Как ты смог?

    Ривллим пожал плечами и улыбнулся. Фиар долго смотрела ему в глаза, улыбаясь. Не ехидно, не язвительно. От этой улыбки воину стало не по себе. Она только похожа на человека, подумал он неожиданно. Кто она на самом деле?

    Между тем девушка оглянулась вокруг, посмотрела на свои руки, подняла взгляд на спутника.

    - Помоги, сайир. Это где-то рядом.

    Ривллим пожал плечами и принялся разгребать ножнами монеты, словно уборщик - листья метлой. Весёлый звон растревожил величественную тишину.

    Открылось нечто... что-то кожаное. Да, очень плотная, почти чёрная кожа. Часть чего-то. Что это? Ривллим вонзил ножны в кучу монет, стараясь подцепить непонятный кожаный предмет...

    Что было дальше, он не успел понять. Его отшвырнуло прочь, едва не вырвав ножны из руки. Ривллим пришёл в себя на полу, весь усыпанный монетами, и долго, бесконечно осторожно поднимался, стараясь, чтобы ни одна из них не прикоснулась к коже. Он едва не поседел, когда одна из крохотных монеток с дырочкой посередине скользнула внутрь рукава.

    Когда он поднялся на ноги, немного оглушённый, торжествующая Фиар сжимала в руках толстый кожаный чехол. Осторожно расстегнула его и извлекла на свет... булаву. Совершенно чёрную, с короткими острыми шипами, с гладкой отполированной рукоятью из чёрного камня. Даже на расстоянии ощущалась исходящуюая от предмета силуа.

    Фиар взмахнула булавой и рассмеялась. С шипов оружия посыпались крохотные чёрные искорки, быстро исчезающие. В воздухе послышался запах грозы.

    - Чёрный Дождь, - объявила она. - Спасибо, сайир. Теперь мы гораздо сильнее.

    Она вновь взмахнула булавой над головой и сокровищница... опустела. Скрылись из глаз украшения, доспехи и оружие, книги и таинственные артефакты, пузырьки и ковры. Всё сгинуло. Остались только они с Фиар. Девушка озадаченно оглядела просторный зал, в котором теперь на каждый звук отзывалось тревожное эхо, и вложила Чёрный Дождь в чехол.

    Мне это не нравится, подумал Ривллим мрачно. Добра от этого не жди. Но поди теперь отбери у неё это!

    - Пора уходить, - позвала девушка. - Здесь больше делать нечего.

    - Куда всё подевалось? - спросил невольно воин, указывая на опустевшие постаменты, шкафы и шесты.

    - Кто знает, - пожала она плечами. - Я бы не пыталась это выяснить. У нас и так забот достаточно.

    В том, что она абсолютно права, Ривллим убедился, стоило им выйти в лабиринт.

    * * *

    Путь обратно был куда страшнее пути сюда. Едва ликующая Фиар вышла наружу, как дверь в сокровищницу с грохотом захлопнулась, слилась с косяком и пропала - стена и стена. Чехол с булавой неожиданно вздрогнул, издал тонкий музыкальный звук, а девушка охнула, прислонилась к стене и прижала ладони к груди.

    Спустя полминуты она медленно отняла руки и оторвалась от стены. Воин с изумлением заметил выражение боли на её лице. Начинается. Похоже, она преувеличивала, когда утверждала, что Дождь должен принадлежать ей. Интересно, они погибнут быстро или впереди много долгих мучительных часов?

    Фиар справилась с неожиданным недомоганием и поглядела на воина. Глаза её стали красными, уставшими; вся бодрость исчезла без следа.

    - Может, это одежда? - предположил воин. - Может, тебе стоит...

    - Нет! - Фиар схватилась за его рукав, чтобы удержать равновесие и Ривллим скривился от боли. Рука её была обжигающе горячей. - Надо убираться отсюда. Как можно быстрее.

    - Но...

    - Двигайся, - Фиар перешла на яростный шёпот. - У меня кончаются силы, и только одежда спасает меня. Пока что. Идём!

    Так начался путь обратно. Двигаться было нелегко. Фиар двигалась, шатаясь, словно пьяная, то и дело сжимая плечо или локоть спутника. Живого места на мне не будет, подумал тот, следуя предусмотрительно оставленным на стенах пометкам.

    У самого выхода из лабиринта воину пришлось нести её, как в памятный день их первой встречи - взвалив на плечо. В этот раз ему казалось, что он несёт мешок с раскалёнными углями.

    ...Тысячелетие спустя Ривллим пинком открыл дверь, за которой начиналась комната без стен и потолка, и почувствовал, что Фиар пошевелилась.

    - Отпусти меня, сайир, - попросила она хрипло.

    Удивительно, насколько она была сильной. Ноги её держали гораздо лучше, но в общем вид оставался, увы, неважным.

    - Спасибо, - произнесла Фиар бесцветным голосом. У Ривллима сил хватило только на то, чтобы вяло кивнуть. Идти ещё и идти, подумал он с ужасом. Воин вспомнил странные звуки, преследовавшие его совсем недавно, в лабиринте - словно двигалось нечто неуклюжее, массивное, неповоротливое, желающее добраться до них. Хорошо, что не добралось... Эта мысль словно ужалила его. Опасность совсем рядом,. и опасность нешуточная.

    - Уходим, - услышал он сквозь гул в ушах. - Нельзя задерживаться. Пошли.

    В этот раз они едва не поменялись ролями: Ривллим умудрился сильно ушибить ногу. Но, к его чести, доковылял до выхода без особых последствий.

    ...Самым страшным местом оказался ледяной грот. Едва Фиар ступила в него, как послышался грохот, и по обе стороны от ледяного клина, по которому предстояло пройти целых двести шагов, вместо тускло отсвечивающего льда открылась зияющая пустота. Не пропасть, а именно пустота. Отчего-то казалось, что упади в эту черноту - будешь падать не одну сотню лет.

    Отупевший от усталости воин едва успел поймать Фиар за руку, когда лёд под её ногами протаял и девушка, не издав не звука, упала на вскипевшую под ней голубую плоскость. Как ни старалась она зацепиться, всё было тщетно. Ривллим вцепился в её правое запястье, изо всех сил стараясь не полететь следом. Ледяная глыба предательски скрипела и трещала под ним; Фиар молча ползла наверх, текли в пропасть потоки воды, и рука Ривллима была готова вот-вот оторваться... Девушка сумела вцепиться, как клещ, в спину воина, и тот пополз, раня об острые ледяные грани ладони и прижимаясь к постепенно подававшейся преграде.

    Они переползли через порог и несколько секунд не шевелились, наслаждаясь тем, что живы, пусть даже израненные в кровь и обессилевшие. Остатки ледяного моста с треском ссыпались в пустоту. От одного взгляда в её глубины у воина закружилась голова и он, преодолевая режущую боль в руках и ногах, отполз подальше от двери. Прикрыл её. И вновь дверь слилась с косяком, стала неразличимой, испарилась. Сколько ещё впереди? - пытался вспомнить Ривллим. Не помню.

    Отчего-то казалось, что они уже неделю бродят по лабиринтам - в то время как там, снаружи, решаются судьбы миров. Того, что живёт сейчас и того, что появится сорок шесть веков спустя. Ривллим ещё наслаждался покоем и тишиной, когда что-то рядом с ним пошевелилось, и голос Фиар (слышать её было почти невыносимо) позвал:

    - Идём.

    Поистине, она намного крепче его.

    Остаток путешествия не сохранился в его памяти. Помнил только, как они подошли к выходу - двери зала, где десятки уродливых истуканов неприязненно смотрели на них разноцветными глазами - и обнаружили, что дверь заперта. Ни сила, ни проклятия, ни удар Чёрным Дождём не помогали.

    Извлекать же из ножен Лист, по словам девушки, было равнозначно самоубийству.

    XIV.

    - Ривллим?

    Воин вздрогнул от звука собственного имени и поднял голову.

    Они сидели у двери очень долго. Поначалу нашлось, что делать. Обрабатывая ссадины, порезы, ушибы и ожоги, Ривллим извёл добрую треть запаса лекарственных средств, что брал с собой в поход. Хвала Лейрну, да будут поминать его только добрыми словами. От мазей (которые жгли немилосердно) всё удивительно быстро проходило. Магия исцеления, которой немного владел Ривллим, на самого него не действовала, а Фиар восприняла такую помощь, как покушение на жизнь. За какие-то четверть часа порезы и ссадины затянулись новой кожей, а синяки стали слабо различимыми желтоватыми пятнышками. Факелы сгорали очень быстро, и последние два Ривллим оставил про запас. Зажигать магический огонёк девушка отказалась: сказала, что у неё нет сил даже на это.

    Пришлось сидеть в обманчивом, скрывающем очертания полумраке, в слабой фосфоресценции, что сочилась с потолка, из трещин пола; под неусыпными взглядами статуй. Ривллиму хотелось приглядеться к ним поближе, но он не посмел сойти с тропы. Они и сейчас сидели у тропы - размытой желтовато-серой полосы чуть больше метра шириной.

    Тропа постепенно переставала светиться. Что делать, когда она пропадёт окончательно?

    - Что тебе, хелауа?

    Последние несколько часов они молчали. Вернее, не обращались друг к другу. Воин то и дело поминал недобрым словом все эти ловушки, оставившие на нём столько отметин; Фиар что-то тихонько приговаривала, возясь со своим Дождём. Булава не выдавала своего присутствия. Ни ощущения силы, ни светящегося тумана, ничего.

    - Может, поделишься со мной этой мазью?

    Воин протянул ей пузырёк. Ссадины на руках и ногах Фиар обработала быстро, но вот остальные... Она некоторое время стояла тихо, после чего воин почувствовал на себе её взгляд.

    - Помочь? - спросил он устало.

    - Если не трудно, - ответила она совершенно спокойно. После чего чёрная одежда соскользнула на пол, оставив девушку одетой лишь в воздух.

    Ривллима уже знал, что нагота её никак не стесняет, вообще не возбуждает никаких чувств. Он вооружился пузырьком и принялся осторожно втирать густую мазь в длинные рваные порезы на ногах и на спине Фиар. Та переносила пытку молча, не шевелясь.

    Он поразился, насколько хорошо она выглядит. Не просто в хорошей форме: фигура безупречна, ничего лишнего, идеально здорова. Такого не бывает. И всё же вот она - ближе некуда, а выглядит неправдоподобно правильной, словно статуя богини. Впрочем, судя по характеру, вполне может сойти за воплощение божества.

    И ещё: запах её кожи. Он вызывал мысли о чём-то, далёком от человека - о расплавленном металле, о бушующей грозе, о стихии, что ждёт возможности вырваться на свободу.

    - Всё, - произнёс Ривллим глухо и, прихрамывая, вернулся к рюкзаку. - Постой немного, пусть впитается. Должно жечь, если действует.

    - Жжёт ужасно, - согласилась Фиар. Он видел только её силуэт. Положительно, она становится всё привлекательнее. Нет, подальше подобные мысли! - Благодарю, Ривллим.

    Второй раз она называет его по имени. Ну уж нет, подумал воин с мрачным юмором.

    - Не за что, хелауа.

    Обернувшись, он увидел её, всё ещё обнажённую, усевшуюся прямо у него за спиной, скрестив ноги. Неужели ей не холодно?

    - Мне показалось, или ты на меня обиделся, Ривллим?

    - Показалось, - ответил он тёмному силуэту. Да, запах грозы, запах едва сдерживающейся силы. Откуда она на мою голову? - Я думаю о том, что происходит по ту сторону двери, - он ткнул пальцем в неподатливую стену металла за спиной.

    - Ничего там не происходит. Просто надо подождать.

    Ривллим был слишком утомлён, чтобы разозлиться.

    - Хотелось бы верить, хелауа.

    О боги, все сокровища той сокровищницы за стакан доброго вина...

    - Может быть, ты скажешь, что означает это слово? - девушка осторожно провела ладонью по спине, куда только смогла достать. - Зажило, - сказала она удивлённо.

    - Ещё бы, - ответил Ривллим с гордостью. - Лейрн - один из лучших целителей.

    - И всё же? Что такое сайир, я поняла. Просвети меня насчёт моего прозвища.

    - Нет, хелауа. Не сейчас.

    - Когда же? Ты проводишь меня домой, и я так и останусь в неведении?

    Ривллим засмеялся.

    - Останешься. Что поделать. Могу же я позволить себе хоть какое-нибудь преимущество, верно?

    - Нет, - она схватила его за руку и повернула лицом к себе. - У тебя никогда не будет передо мной преимущества, сайир.

    - Тогда заставь меня, - пожал плечами Ривллим и осторожно освободился.

    Девушка долгое время молчала. После чего встала, подобрала колдовскую одежду и, одевшись, вновь уселась за спиной у Ривллима.

    - Ты прав, сайир, - произнесла она с грустью. - Заставить тебя я не могу. Пока.

    Ножны с Листом лежали рядом с упрятанным в кожу Чёрным Дождём. Едва Фиар произнесла последние слова, как воин заметил нечто, сразу же приковавшее его внимание. От Листа исходила слабая светящаяся дымка. От Дождя поднималась такая же сумрачная. Обе полосы сталкивались, вращались, смешивались и время от времени искорки того или иного света глубоко проникали в чужеродную среду, чтобы, вспыхнув, завершить свой путь.

    - Смотри, - Фиар положила голову ему на плечо. Голос её был сонным. - Они разговаривают. Как мы с тобой, сайир, правда?

    Мы слишком разные..., вспомнил Ривллим. И кивнул.

    - Разговаривают, - повторила девушка ещё раз и закрыла глаза. Ривллим закрыл глаза, наслаждаясь ощущением тепла, исходившего от неё, и тут же услышал противный натужный скрип открывающейся двери.

    Всё хорошее кончается в самый неподходящий момент.

    Фиар тут же вскочила на ноги, и в облике её не осталось ровным счётом ничего, вызывающего нежность. Она была старшей сестрой Чёрного Дождя - стремительной, непонятной, непредсказуемой.

    - Идём, сайир, - приказала она и ноги сами собой подняли воина. - Пора.

    Дверь и в этот раз захлопнулась за их спинами, чтобы исчезнуть навсегда.

    * * *

    Выбраться на проспект оказалось делом несложнымо. Странное дело, но воздух пещеры и прохлада тут же привели Ривллима в себя. Он ощущал, что провёл в этих неправдоподобных лабиринтах очень много времени, но все воспоминания, кроме последнего разговора с Фиар, оказались подёрнутыми слабой дымкой. Терялись и размывались. Так, наверное, и должно быть.

    - Смотри, - указала ему девушка полтора часа спустя, когда медленно поднимавшийся проспект привёл их к ряду сквозных отверстий в камне. В них воин, щурясь от проникавшего внутрь дневного света, увидел медленно подходящие к Шайру войска генерала Той-Альера.

    - Что? - Ривллим не поверил своим глазам. - Они всё ещё идут?? Да сражение должно было давно кончиться! Что происходит?!

    - Я же говорила, что времени достаточно, - ответила девушка с довольным видом. - Иногда к моим словам следует прислушиваться, сайир.

    - Представляю, чем это может кончиться, - проворчал воин, отрываясь от скважин. - Ну хорошо. Ты права, я этому рад. Где мы сейчас?

    - Под Шайром, - отозвалась Фиар и указала рукой. - Вон там замурованная дверь. У меня есть полчаса, чтобы разобрать завал. А дальше начнётся настоящее веселье.

    У меня есть полчаса. Следовательно, Ривллим ей в помощники не нужен. Да что со мной? - поразился воин. Почему я обижаюсь на каждую мелочь?

    - Понятно, - ответствовал он на словах и быстрым шагом поспешил за своей спутницей.

    Завал вскоре предстал их глазам. Шалириты потрудились на совесть. Проникнуть сквозь толщу каменных глыб, возможно, было бы невозможно, но вот Дождь...

    Когда Ривллим увидел, что происходит с камнями от попаданий булавы, по спине у него пробежал холодок. Не зря она так стремилась к этому оружию. От ударов Чёрного Дождя даже огромные скалы осыпались тончайшим каменным порошком - словно вода, тот растекался волнами вокруг и впитывался в щели.

    - - -

    Генерал до последней минуты ожидал, что план Фиар не увенчается успехом. Шутка ли - проникнуть в замок, где собраны несколько десятков лучших магов Шамульеза, несколько высоких иерархов Тёмной. В замок, напичканный огромными запасами жидкого огня и прочим оружием.

    Он никак не мог понять, как девушка смогла его убедить. Разумеется, у него есть свои собственные планы - каждый из которых можно пустить в ход в любой момент. Несколько магов генерала притаились в трёхстах метрах над крепостью, в одном из тайных складов Шайра. По условному сигналу они подорвут склад, и на крепость выльется река пламени. Другие агенты генерала по условному сигналу покончат с десятком полководцев противника. Третьи... Той-Альер помотал головой, прогоняя прочь подобные мысли. Слишком близко к Шайру, несмотря на все предосторожности, его мысли могут прочесть.

    Генерал снял шлем и вытер вспотевший лоб. Ждём. Время ещё есть. Он взглянул на командиров отрядов и понял, что те готовы на всё. Не ради него. Ради Меорна, ради самих себя... даже ради этой странной троицы, что взялась из ниоткуда.

    - - -

    Дверь оказалась незапертой. То ли из суеверия, то ли по иной причине. За дверью - тёмный мрачный коридор и новая дверь, шагах в ста от первой. Оттуда доносились голоса. Шалириты. Их выговор.

    Фиар молча взяла в руку Чёрный Дождь; Ривллим вооружился Солнечным Листом. Тоже молча. Их оружие продолжало разговаривать: клубились ленточки света и тени и, встречаясь, вскипали россыпью искр. Занятно. Воин обнаружил, что Солнечный Лист не желает приближаться к зачарованной булаве. Ривллим потрогал шишку, которую набил там, в сокровищнице, и усмехнулся

    Следующая дверь также не была заперта. Ну и охрана, подумал Ривллим разочарованно. Странно, что путь в арсенал начинается так просто. Не к добру. Хорошо бы вернуться живым, подумал Ривллим и приготовился ударить первого, кто попадётся на глаза. Внутри крепости друзей нет.

    Фиар отворила бесшумно дверь и прижалась к левой стене.

    Ривллим встал у правой, аккуратно прикрыл массивную дверь. Ну надо же, петли смазаны. Очень кстати, приятели шалириты, очень кстати.

    Голоса.

    Двое стражников бредут по коридору. Недовольны - их товарищи сейчас раздавят возомнивших о себе южан, а им нести вахту возле никому не нужного прохода...

    Начинается, подумал Ривллим и медленно занёс меч для удара. Встретился взглядом с Фиар. Она взглядом указала налево. Воин кивнул.

    Ещё один шаг.

    Двое вышли и остановились прямо перед Ривллимом и Фиар.

    Воин едва не вскрикнул от неожиданности. Оба стражника скользнули взглядом по двери (подходить к которой не торопились) и... пошли дальше.

    Они нас не видят?!

    Похоже, что так. Ривллим улыбнулся Фиар и кивком указал налево, вниз по коридору. Девушка улыбнулась в ответ и кивнула. Держа оружие наготове, они скользнули дальше по проходу. Приостановились.

    Шаги удаляются. Превосходно; коридоры широкие - разойдёмся в случае чего.

    Так и сделали. Двое стражников шли, громыхая и лязгая, обсуждая свои дела. За ними следовали две тени. Впрочем, и теней-то не было: Ривллим опустил как-то раз глаза на пол, чтобы убедиться в этом.

    Интересно, отчего это? Оттого, что с ними Чёрный Дождь, оттого, что Солнечный Лист, или оттого, что они оба здесь?

    Место было довольно глубоким: никаких признаков жизни, что кипела наверху. Вскоре показались массивные двери, ведущие в оружейный склад, и Фиар даже протянула к ним руку... Но вдруг вздрогнула, повертела головой и, прижав палец к губам, молча поманила Ривллима за собой, в соседний проход. Куда это она?

    Они шли довольно долго по подземелью, источавшему смрад гнили, смешанный с тяжёлым чадом. От чего может быть такой чад?..

    Вскоре Ривллим понял - от чего. Фиар толкнула плечом ничем не примечательную часть стены, и та повернулась на незаметных до того петлях.

    Жаркий воздух, насыщенный мерзкими запахами, ударил в лицо. Воин с трудом сдерживал рвотные позывы. И встретился глазами с огромным и злым лицом.

    Лицо принадлежало Шалир, Тёмной, легендарной прародительнице современных вождей всех родов, что подчинились Шамульезу.

    Прямо перед изваянием стоял тёмный алтарь, на котором и курилось нечто, источавшее смрад. Человек в чёрном стоял перед алтарём. Едва Фиар закрыла за собой дверь, он вскочил и обернулся. Долгое время смотрел сквозь пришедших, часто мигая. И, наконец, увидел их - так понял Ривллим.

    Человек принял важный вид и извлёк из складок мантии чёрно-белый жезл. Белая и чёрная спираль, венчающиеся небольшими резными изображениями черепов.

    - Итак, вы принесли его, - и он улыбнулся, показав ослепительно белые зубы. - Чёрный Дождь пришёл к своей законной владелице. Ну что, незваные гости? Что мне сделать с вами сначала? Отдать вас моей Повелительнице - поклон в сторону статуи - или сначала поговорить немного?

    - Некогда говорить, - Фиар пренебрежительно опустила булаву и подняла левую ладонь. Она узнала жреца: он будет одним из тех, кто едва не сровняет Меорн с землёй. Самое время изменить расстановку сил...

    На шее её вновь проступила на короткий миг вспыхнувшая белым тонкая цепочка.

    Засов на двери сам собой сдвинулся, защищая святилище от вторжения. Ривллим бросил беглый взгляд на дверь. Да, выломать сразу не удастся. Осталась сущая мелочь: выжить.

    - Ты?! - с человека разом слетело самодовольство. Он уставился на девушку широко раскрытыми глазами, едва не выронив жезл. - Ты нарушаешь законы! - завопил жрец, указывая жезлом на нехорошо улыбающуюся Фиар. - Ты не имеешь права вмешиваться!

    - Я и не буду, - улыбнулась та. - Моё оружие не тронет ваших воинов, клянусь! - и вновь цепочка проявилась и канула в невидимость. - Но я снесу голову этому мерзкому чудовищу! - неожиданно выкрикнула она, указывая ладонью на изваяние, и глаза статуи тускло засветились багровым свечением.

    - Ты не посмеешь, - холодно возразил пришедший в себя жрец. - Посмотрим, насколько силён твой бог там, где правит Она, - и жрец произнёс несколько слов. Огонь на алтаре вспыхнул ярче, Фиар попятилась, заслоняя ладонью лицо. Жрец захохотал.

    - Ну что, дорогая моя? Чёрный Дождь не повредит слугам Владычицы. Скоро они найдут тебя. - Он поднял руку, указывая на Фиар жезлом, и тут словно прошёл паралич, сковавший Ривллима. Он подскочил к жрецу, приставил лезвие Листа к его горлу и тихо произнёс:

    - Более ни слова.

    Жрец не испугался и лишь улыбнулся, чуть шевельнув жезлом. Ривллима подняло в воздух и понесло куда-то... он отчаянно сопротивлялся, но тщетно. Его стукнуло о стену комнаты с такой силой, что свет померк в глазах.

    Жрец поднял жезл и принялся читать что-то нараспев. Двухголосое эхо вторило ему; Фиар по-прежнему пятилась, не смея поднять лицо, сжимая в руках переставшую светиться булаву. Ривллим схватился за рукоять Листа обеими руками, и наваждение схлынуло.

    Он вскочил с пола и, стараясь не думать, не сосредотачиваться, не оглядываться, прыгнул в сторону жреца. Взмахнул ослепительно сверкнувшим Листом...

    Жезл в руках жреца раскололся надвое.

    - Ещё одно слово, и ты покойник, - холодно повторил воин. Жрец прижался лицом к стене, ошарашенно глядя на дымящиеся обломки жезла. - Считай, что...

    Что-то отбросило его в сторону; Ривллим перекатился, уклоняясь от удара. Поднявшись, он увидел Фиар, со свирепым выражением лица склонившуюся над телом жреца. Именно над телом. Человек с такой вмятиной на груди не может быть жив.

    - Ты... - начал Ривллим, поднимаясь, но девушка не дала ему договорить.

    - Ты следил за его пальцами? Я так и думала. Если бы он успел закончить проклятие, сайир, тебя уже не было бы. Была бы лягушка или крыса. Всё, уходим. Сейчас только...

    Прежде чем Ривллим успел понять, что она замышляет, Фиар коротко замахнулась и обрушила на голову изваяния удар Чёрного Дождя. Булава со свистом пронеслась по воздуху, рассыпая огненные искры... и отскочила прочь, увлекая за собой девушку. Ривллиму не удалось увернуться, булава зацепила его плечо.

    От боли его скрутило втрое.

    Вместо воздуха в горло лился кипящий свинец. Комната плясала и дрожала перед глазами, а проклятый огонь, коснувшийся плеча, разливался по всему телу. И неожиданно всё оборвалось.

    Ривллим поднялся с засыпанного пеплом пола. На шею ему стекала кровь: прокусил губу. Плечо дёргало, словно больной зуб, хотя ранка была крошечной: спасибо генералу за одежду. Ривллим прижал левую ладонь к правому, пострадавшему, плечу и охнул.

    Обернулся и увидел страх в глазах Фиар. Никогда прежде он не видел её испуганной.

    - Ривллим? - спросила она жалобно.

    - Спасибо, хелауа, - буркнул он. - Ну ладно, раз уж начали...

    Солнечный Лист прочертил в воздухе дугу и изваяние осыпалось грудой обломков. Огонь на алтаре погас, гнусный чёрный дым потёк на пол густой струёй.

    - Смотри, - указала Фиар булавой.

    Обломки изваяния слабо засветились и над ними соткалась призрачная фигура. Женская фигура. Та, которую Ривллим видел в одном из последних снов. Женщина, сжимавшая в правой руке столь же призрачный чёрно-белый жезл, молча глядела на них. Затем улыбнулась, кивнула и растаяла в воздухе.

    - Как плечо, сайир? - спросила девушка, осторожно прикасаясь к локтю спутника. Ривллим поморщился.

    - Выживу, хелауа. Что теперь?

    - Отчасти. Но им придётся потрудиться, чтобы попасть сюда, - она указала на засов.

    - Ты собираешься остаться здесь? - воин настолько удивился, что забыл про все свои ушибы и ранения.

    - Вот ещё! - презрительно усмехнулась девушка, становясь прежней Фиар, и прикоснулась к его ладони своей.

    Мир потёк, растаял и вновь сгустился.

    Они стояли в коридоре, перед дверью в арсенал.

    - Здорово! - похвалил воин.

    Фиар кивнула и, сжимая в руках оружие, они поспешили к цели своего путешествия. Время от времени на Ривллима накатывала дурнота, но он изо всех сил старался сохранять ясность мышления. Потом разберёмся, подумал он. Потом.

    - - -

    Что-то тихо треснуло в небесах.

    Вемкамтамаи откинул с головы капюшон (зрячий бы запрокинул голову) и увидел, как тонкая ярко-белая полоса перечеркнула зенит.

    Другая полоса, угольно-чёрная, тоже пересекла зенит.

    На короткий миг две скрещенных линии, ослепительных на фоне очистившегося неба, ярко пылали над головой. И исчезли, растворились, разошлись волнами.

    - Что это? - вслух спросил поражённый ольт, но ответа не получил.

    - - -

    Все сроки истекли, подумал генерал мрачно.

    - Подавайте знак, - приказал он командиру отряда стрелков. - Готовьтесь к атаке. Оповестить всех - к крепости близко не подходить. Красный и синий сигнал через пять минут. Через полминуты - белый сигнал.

    Командир отсалютовал и ускакал прочь.

    - Немного удачи, - тихо прошептал генерал, с неприязнью глядя на силуэт Шайра. - Всего лишь немного удачи

    - - -

    В сторону святилища пробежало несколько десятков стражников. Ну что же, минут пять та дверь точно продержится.

    - Сюда, - указала Фиар на лестницу. Ривллим послушно спустился за ней. Они перестали обращать внимание на тех, кто проходил мимо: люди не замечали их. В конце концов они тихонько приоткрыли дверь (отчего тут ничего не запирается?) и попали в огромный склад. Бочки, мешки, свёртки... Едкий запах. Запах смерти.

    - Я сейчас... - начала Фиар и замолчала. Дверь отворилась, четверо солдат вбежали внутрь. Пришельцы их не интересовали. Схватив по бочонку, шалириты осторожно покинули комнату.

    - Старайся не попадаться им под ноги, - шепнула Фиар. - Я быстро.

    И удалилась в другой угол комнаты - просторного низкого подвала - где принялась чем-то шуршать и что-то двигать. Ещё трижды вбегали солдаты; ещё трижды забирали тюки, ящики, бочонки. Смерть. Откуда всё это, в таком количестве?

    - На, сайир, - Фиар вручила ему булаву. - Подержи. Так надо. И прошу - ни слова.

    От прикосновения Чёрного Дождя Ривллим почувствовал себя странно - словно внутри него начали смешиваться две полярные стихии - вода и огонь, жизнь и смерть, свет и тьма. Ощущение было не очень приятным. Однако насладиться им по-настоящему не удалось. Что-то громко хлопнуло... и вот уже они в лесу.

    Фиар взяла Чёрный Дождь из его непослушных пальцев.

    Ривллим успел заметить, как на рукояти Дождя гаснут контуры шестиугольника - с жирной точкой посередине... Что за наваждение! Символика Башен! Откуда??

    Додумать он не успел. Их вновь швырнуло сквозь пространство.

    Ривллим оглянулся. Деревья. Лес. А это что? Да ведь это Шайр! Ничего себе прыгнули...

    Из-за деревьев появились четыре солдата армии Меорна с тяжёлыми арбалетами.

    - Ни с места! - приказал один из них. - Не двигаться, ничего не говорить. Оружие на землю.

    - Вот напасть, - прошипела девушка и, тряхнув головой так, что вокруг её головы на миг закружился чёрный вихрь, отозвалась, не обращая внимания на арбалеты: - Нам срочно нужно к генералу. - И назвала пароль.

    У солдат вырвался возглас удивления.

    - Сайир! - воскликнул один из них. - О боги, что с моими глазами? Вы показались кем-то...

    - Позже, - ответил Ривллим. - Мы спешим.

    Генерал был поблизости. Судя по всему, это место Фиар выбрала далеко не случайно.

    - Всё в порядке? - спросил Той-Альер, увидев Фиар и Ривллима - покрытых кровью и грязью, растрёпанных и злых.

    - Да, генерал, - вполголоса ответила Фиар, наклоняя голову. Взгляды поворачивались в их сторону. Что-то в их облике привлекало внимание и уже не позволяло отвести взора... - Скажите, - продолжала девушка, указывая на мрачную громаду Шайра, - вам крепость непременно нужна в целости и сохранности?

    - Н...нет, - ответил оторопевший Той-Альер.

    - Тогда прикажите всем на минутку зажмуриться, - посоветовала девушка и улыбнулась всем вокруг самой очаровательной улыбкой. Генерал быстро пришёл в себя. Он отдал кому-то несколько коротких приказов, и вот в воздух взвились две стрелы. Они лопнули огнём наверху - красный и синий огни, видимые отовсюду.

    Ривллим увидел, как солдаты опускают на глаза своим коням специально сшитые кожаные накидки... кони вели себя смирно. И это предусмотрели...

    На глаза присутствующим опустились повязки.

    - Ты тоже, сайир, - сказала Фиар, более не улыбаясь. Воин кивнул и приготовился прикрыть глаза рукавом куртки.

    Ещё одна стрела взвилась в воздух и взорвалась ослепительно белым.

    Фиар извлекла откуда-то крохотный тёмный шарик (такие шарики Ривллим только что видел в подвале Шайра) и вновь обернулась к воину.

    - Ложись! - крикнула она и метнула шарик куда-то в сторону Шайра. Сама упала на землю, прикрыв глаза ладонями.

    Ривллим последовал её примеру.

    Вокруг воцарилась полная тишина. Послышался слабый треск. Вновь тишина. Затем - словно отзвук далёкого землетрясения. Сильнее и сильнее тряслась земля... и всё прекратилось.

    - - -

    Вемкамтамаи увидел сигнал - белую стрелу - в тот момент, когда уже отчаялся его дождаться. Впрочем, это не ослабило реакцию. Он упал наземь, закутался в просторный плащ и замер, надеясь, что ни малейшей дырочки в плаще нет. Иначе будет очень плохо.

    Уже улёгшись, он произнёс короткую формулу. Последние столбы, что располагались сравнительно недалеко, превратятся сейчас в груды пепла.

    Как удивятся жрецы Тёмной, если попытаются воззвать к её силе...

    - - -

    - Всё, сайир, - услышал Ривллим голос девушки и, кашляя и отплёвываясь, поднялся на ноги. Повернулся в сторону Шайра.

    Шайра как такового уже не было. Был изломанный, рваный силуэт, над которым возвышалась чудом уцелевшая центральная башня. Языки пламени, каждый в сотню метров высотой, жадно лизали побледневшее небо. На глазах зрителей часть стены рухнула, и огненно-жёлтый вязкий поток не спеша потёк вниз. Облако пара взметнулось в небеса.

    Торжествующий вопль, что вырвался из тысяч глоток, был, наверное, слышен по всему Ралиону.

    - Это всё? - Ривллим обнаружил, что потерял голос. Фиар собиралась что-то сказать, но ответил генерал.

    - Нет, - он указал рукой чуть правее руин Шайра. - Там сейчас стоит войско. Огромное войско. Без Шайра ему не выстоять, отступать им некуда - но и оставить их просто так я не могу. - Он подозвал к себе командиров и те, довольные и улыбающиеся, вскочили на лошадей и стремительно унеслисьскакали прочь. - Я не смею вас задерживать, - произнёс генерал, низко кланяясь Фиар, а затем - Ривллиму. - Вы принесли нам победу. Без Шайра дни Шамульеза сочтены. Я отправляюсь в бой, а вам желаю удачи, какой бы путь вы ни выбрали.

    - Я с вами, - твёрдо сказал Ривллим. Дурнота прошла. Он был готов, как никогда, к любым испытаниям.

    - Я тоже, - отозвалась Фиар, взмахивая булавой.

    - Ну что же, - генерал сделал знак, и к путешественникам подвели коней. - Тогда нам не страшны все демоны, вместе взятые.

    Едва они тронулись, послышался треск и из-за ближайшего дерева появился Вемкамтамаи. Ольт довольно улыбался.

    - Всё в порядке? - спросил он Фиар.

    - Всё в порядке? - спросила его Фиар в тот же миг.

    Оба кивнули другу и рассмеялись. После чего ольт стремительно скрылся среди деревьев. Так же молниеносно, как и появился.

    - О чём это вы? - недоумевал Ривллим, стараясь держаться рядом с девушкой.

    - После расскажу, - ответила та и пришпорила своего коня.

    Хоть и не терпит лошадей, а верхом ездит прекрасно. Ну и дела!

    * * *

    Половина доблестной армии Шамульеза, выступившей к крепости, была разбита в тот миг, когда заметили двух несущихся навстречу всадников. Два огромных крыла простирались за всадниками - чёрное и белое, холодное и пылающее. Жрецы Шалир воззвали к Тёмной, прося поддержки, но Хаос не ответил. Маги императора попытались обрушить на всадников самые смертоносные удары из своего арсенала... но тщетно. Словно утратили силу.

    Остальные дрались насмерть. Фиар сдержала слово: Чёрный Дождь ни разу не коснулся шалирита. Правда, он вминал шлемы, плющил панцири и превращал в прах оружие, что поднимали против него. Слабое утешение для тех, кто попался девушке на пути...

    Когда солнце скрылось за горизонтом, битва закончилась. Генерал потерял всего пять сотен бойцов; Шамульез - только убитыми восемь тысяч; подлинные потери императора были намного больше. Самого генерала Фиар с Ривллимом дважды спасли от смерти: первого снайпера уничтожил Ривллим, срубив Листом дерево, на котором тот прятался (жалко дерево, но что поделать). Второму свернула шею Фиар. И в этот раз всё пошло не так, как должно было. Генерал остался цел и невредим; его войско понесло незначительные потери. Предстояло малоприятное занятие: охота на разрозненные отряды шалиритов, бежавшие в горы.

    XV.

    - Мне кажется, что мы выступили неделю назад, - проговорил Ривллим, откидываясь на спину. Ему не спалось.

    Им всем не спалось. Победа, подействовала на утомлённых долгими годами войн южан лучше любого лекарства. Многие солдаты происходили из окрестных деревень и городов... правда, многие из последних лежат в руинах. Теперь было на что надеяться - того, что случилось сегодня, не смогут омрачить никакие поражения. Крепость, которая выдержала десятки осад, лежала грудой оплавленного камня. Отборные войска Шамульеза наголову разбиты. Неплохая проверка на прочность для его империи.

    - Мне кажется, что несколько лет, - эхом отозвалась Фиар. Воин не успел понять, когда она успела сменить колдовскую одежду на ту походную, в которой они покинули Меорн. Что ещё удивительнее, чёрная одежда по-прежнему лежала у него в рюкзаке. А ведь он ни разу не оставлял рюкзак без присмотра.

    - Что до меня, то я чуть не умер от скуки там, в лесу, - ольт появился в круге света, что отбрасывал их костёр и уселся рядом. - В следующий раз надо будет пойти с вами. У вас-то, дорога была интереснее.

    - Уж куда интереснее, - подтвердил воин, глядя на то, как Лист и Дождь продолжают разговаривать. Потрясающее зрелище. Доступное только им с Фиар. - До сих пор не пойму, как я жив остался. И вообще, слишком уж нам везёт. Сначала отряд разгромили, потом - крепость. В голове не укладывается.

    - Согласен. Нам всем везёт, притом очень странно. Впрочем, не только нам, - произнёс Вемкамтамаи. Помолчав, добавил: - Я сделал генералу небольшой подарок. Скоро у него будут новые союзники.

    - Твои сородичи? - спросил Ривллим, вновь садясь.

    Ольт кивнул.

    - Генерал заключит с ними союз через одну-две недели.

    - Ты побывал у себя дома? - спросила Фиар.

    Лицо Вемкамтамаи потемнело.

    - Побывал. Не хочу об этом говорить... сегодня. Как-никак, праздник. Поговорим о чём-нибудь подобающем. Итак, какие у вас планы?

    - Я не знаю, - Ривллим уставился в костёр. - С одной стороны, мы можем потребоваться генералу. С другой стороны, мне не даёт покоя то, что с нами случилось. С третьей стороны...

    - Генерал не станет просить вас о помощи, - произнёс ольт чуть тише.

    - Почему?

    - Сегодня весь мир подумал, что Югу пришли на помощь высшие силы. Так подумало большинство сражающихся, с обеих сторон. Вряд ли генерал захочет впредь полагаться на наши возможности. Превосходно, когда высшие силы на твоей стороне. Но они не отличаются постоянством - сегодня они с тобой, а завтра ты им не нужен.

    - Понимаю, - кивнул Ривллим.

    - Превосходно, - кивнул ольт в ответ. - Генерал, конечно, не скажет этого вслух, но отпустит вас без задержки. Куда вы направитесь теперь? Меня это не особенно касается, но хотелось бы знать, где вас искать.

    - Ко мне домой, - заявила Фиар. - Как и собирались.

    - Через Меорн, - пояснил воин, и Фиар тут же ощетинилась.

    - Какой ещё Меорн? Ты же...

    - Не так громко, эллено, - поднял ладонь Вемкамтамаи. - Он совершенно прав. Путь по южному побережью безопаснее. Да и ближе, если я правильно разбираюсь в картах. Не идти же по горам.

    - Ладно, - буркнула девушка, сверкнув глазами на Ривллима. - Пусть будет так.

    - Ну что же, - ольт поднялся на ноги. - Я постараюсь отыскать вас, как только закончу дела на севере, - он показал ладонью вокруг себя, - он накинул капюшон на голову. - До встречи.

    Он обнял притихшую Фиар и церемонно поклонился Ривллиму. Поражённый воин поклонился в ответ. И заметил, как притих весь окружающий их лагерь.

    - Ну ладно, - произнёс Ривллим, поднимая ножны с Листом. - Пойду погуляю. Тут все не прочь выпить с нами или хотя бы поглядеть. Высшие силы, всё-таки. Не хочешь присоединиться?

    - Не хочу, - ответила Фиар равнодушно. - Видеть их не могу. Знаю, знаю, сайир, не трать сил. Я лучше спать лягу.

    - Спокойной ночи, хелауа.

    Фиар ничего не ответила.

    - - -

    - Прощайте, - наклонил голову генерал. Он выглядел помолодевшим лет на пятнадцать. - Если судьба занесёт вас в Меорн, сочту за честь встретиться с вами.

    - Мы как раз... - начал было воин, но Фиар весьма чувствительно ткнула его кулаком в бок. Так, чтобы генерал не заметил. - Мы как раз думали, удастся ли побывать в Меорне. Надеюсь, что удастся. Удачи, генерал.

    - Удачи, Ривллим, - генерал отдал честь. - Удачи, Фиар. Держитесь подальше от гор, там небезопасно.

    Путешественники кивнули ему в ответ и вскоре остались одни. Они долго отказывались от эскорта, и в конце концов Той-Альер уступил. Привлекать к себе внимание они не хотят, а силы им служат далеко не шуточные. Пусть едут вдвоём, если им так удобнее. Генерал оглянулся единственный раз и увидел, что путешественники о чём-то спокойно разговаривают. Оглянувшись вновь, он не увидел никого, только оседающее облако пыли.

    - - -

    - Ты не могла бы выражать свои мысли как-нибудь иначе? - поинтересовался воин, когда генерал и его сопровождение остались далеко позади.

    - Ты не мог бы думать, что говоришь? - спросила Фиар тем же тоном. - Мы как раз собирались вернуться в Меорн. Превосходно! Тебе не терпится выполнить ещё пару-другую исторически важных поручений? Или вспомнишь и обо мне?

    Не дожидаясь ответа, она пустила коня галопом. Немалого труда стоило догнать её; о продолжении разговора на таком скаку и речи быть не могло.

    Скачки прекратились так же неожиданно, как и начались. Когда последние посты, расставленные генералом, скрылись из виду, Фиар резко остановила коня и молча спешилась.

    - Что ты задумала? - недоумённо спросил остановившийся Ривллим.

    - Я иду пешком, - пояснила девушка. - Летать не умеем - значит, пойдём пешком. Плохо мне от лошадей, забыл уже?

    - Как знаешь, - Ривллим тоже спешился и не торопясь устроил на себе всю поклажу. - Что делать с животными?

    - Вернём хозяину, - Фиар обернулась, и некоторое время смотрела в глаза одному коню, затем - другому. Затем тихонько хлопнула в ладоши. Оба коня тут же развернулись и неторопливо поскакали назад. Вскоре их уже не было видно.

    - Слушай, хелауа, - Ривллим двинулся следом. Девушка шла неторопливо, не оборачиваясь. - Скажи честно, на кой я тебе нужен? Ты и без меня прекрасно справишься.

    Фиар бросила на него короткий взгляд.

    - Считай, что из прихоти.

    - А на самом деле?

    - Вот этого, сайир, я тебе не скажу.

    - Ну что же, - Ривллим почувствовал, что теряет терпение. - Тогда постараюсь избавиться от тебя побыстрее.

    Фиар не ответила.

    ...Сколько нам идти до Меорна? - думал Ривллим на ходу. Получается, что подойдём как раз накануне двойного полнолуния. Надеюсь, что все празднества к тому времени закончатся. Весть о разрушении Шайра наверняка уже достигла Меорна, и там веселятся вовсю. Хороший у них выдался год. Праздник на празднике. Эх, сейчас куда-нибудь подальше, где не нужно быть сайиром.

    К вечеру доберёмся до Шести Башен. Вернее, до того места, где не так давно встретили шалиритов и их пленников. Если бы не Фиар, я непременно зашёл бы внутрь - посмотреть.

    - ...Сайир, я есть хочу, - заявила девушка, когда они остановились у очередного ручья. Сидеть в тени было приятно, но Фиар, как назло, не давала отдохнуть, как следует. Терпи, воин... самое главное - молчи побольше. Привыкай, тебе ещё очень долго её терпеть.

    Ривллим молча вручил ей лук и колчан со стрелами.

    - Ну, знаешь! - возмутилась Фиар. - Да, я не умею охотиться, выслеживать дичь и много чего ещё. Не будь ребёнком!

    - Тогда изволь уважать тех, кто этими талантами обладает, - ответил воин с усмешкой. - Мне ясно, для чего я тебе нужен. Что ж, сам виноват. Не стоило предлагать свою помощь.

    Фиар неожиданно оказалась прямо перед ним. Она подошла вплотную и взяла всё ещё усмехающегося воина за руки.

    - Хорошо, Ривллим, - произнесла она совсем другим тоном. Улыбнулась. От этой улыбки едкие слова, готовые вот-вот сорваться с языка Ривллима, застряли в горле. Весь мир заслонили её глаза... глубокие, сине-зелёные... он погружался в них, глубже и глубже. - Пожалуйста, не сердись. Это бесполезно, - добавила она, и Ривллим вздрогнул, словно его стегнули кнутом. - Видишь же - я умею быть хорошей!

    Ощущая, как у него начинают гореть кончики ушей, воин молча снял с себя всю поклажу (кроме мечей) и поднял лук со стрелами. Фиар внимательно следила. Пусть только попробует сказать что-нибудь не то, подумал Ривллим хмуро.

    Он оглянулся, в тайной надежде увидеть торжество или иронию в глазах девушки. Ни того, ни другого. Она спокойно собирала хворост для растопки. Лицо её было спокойным.

    ...До Шести Башен они добрались только к наступлению ночи. Заходить внутрь стены девушка наотрез отказалась, а ночевать лучше всего было на том самом приметном холме. И спокойнее, и безопаснее. К тому же, дальше на юг - дальше от владений Тёмной. Иллюзий относительно их участи, стоит им попасть в руки её слуг, у Ривллима не возникало.

    Он несколько раз оглядывался. В темноте разговор оружия был особенно занятен. Свечение от Листа исходило не белое, а слегка оранжевое; от Дождя, соответственно, не чёрное, а слегка сиреневое. Фиар тоже оглядывалась, всякий раз таинственно улыбаясь. Её это, похоже, тоже забавляло.

    Изредка обмениваясь коротким фразами, они подошли к развилке. Ещё сотни две шагов - и покажется та самая поляна. Как недавно это было и как давно!

    Ривллим почуял это первым.

    - Стой, - приказал он негромко, и та тут же остановилась. Недоумённо взглянула в лицо Ривллима. Он стоял, прислушиваясь. Ничего. Всё так же поют насекомые. Ничто не тревожит ночную жизнь. И всё же...

    Он указал рукой на поляну, залитую лунным светом. Большая луна висела почти над самым лесом; средняя ещё не показалась. Что-то движется впереди, или это ветерок гонит по траве небольшие волны?

    Он оглянулся и понял, что его встревожило.

    Лист и Дождь прекратили разговор.

    - Что бы это значило? - спросила Фиар так же тихо.

    - Если бы я знал. Идём вперёд, но очень медленно. Будь начеку.

    Стараясь всё время оставаться на почтительном расстоянии от обеих лесных стен, они повернули, следуя изгибу дороги, и оказались у поляны.

    Всё спокойно и мирно. Это действительно ветер. И всё же Ривллим чувствовал: приближается нечто враждебное. Откуда придёт опасность?

    Воин выхватил Солнечный Лист. Волны холодного пламени по-прежнему катились по клинку, разбиваясь о крестовину. Всё в порядке. Он осторожно повернул меч в разные стороны. Всё чисто. Может быть, так и должно быть ночью?

    Он заметил, что Фиар сжимает в руке Чёрный Дождь. Булава также не изменилась. На шипах вспыхивали и гасли сиреневые искорки; лёгкая прохлада разлилась вокруг.

    Тяжкий вздох пронёсся по поляне.

    Они выбирались из-под земли. Как и в тот, первый день: изрубленные, иссечённые, с жуткими улыбками на пустых лицах. Люди и кони. Земля ходила ходуном, извергая нежить наружу. Воин успел заметить, что всё вокруг замолкло, замерло, притаилось. Поверженный отряд восставал во второй раз.

    Чёрный саван окутал клинок Листа, живое свечение угасло. Точнее, едва заметно пробивалось сквозь угольно-чёрный налёт. Краем глаза воин заметил, что и с Дождём произошла та же перемена. Не дожидаясь, пока ближайший покойник полностью выберется из-под земли, воин чётко, словно на уроках фехтования, сделал три быстрых шага и, взмахнув в полуповороте Солнечным Листом, нанёс первый удар...

    - - -

    Ольт в этот момент углублялся в мрачные заросли Сеаринха, огромного лесного массива, занимающего северо-восточную часть континента. Следы войны или готовящейся войны были заметны повсюду; дух неуверенности витал над каждым, кто попадался на пути.

    Вновь что-то тихо треснуло наверху, в зените.

    Ольт сбросил с головы капюшон и остановил коня.

    Белая полоса.

    Чёрная полоса.

    На сей раз они пересеклись южнее зенита. Полосы горели неровным огнём, словно полярное сияние; образовавшийся косой крест, несомненно, куда-то указывал.

    Что, интересно, происходит на юге?

    Вскоре полосы исчезли.

    - - -

    За несколько коротких мгновений Ривллим успел пережить широкую гамму чувств - от недоверия и изумления до страха и отчаяния. Лист не перерезал пополам отвратительное порождение чьей-то магии, он даже не нанёс сколько-либо заметного ущерба. Меч со звоном отскочил от самого обыкновенного кожаного доспеха - уже разрубленного, частично обожжённого и дырявого. Вновь Ривллим ударил... и вновь меч едва не вырвался у него из рук, звоном протестуя против подобного обращения. Тут же воин осознал, что с ними станет, как только вся эта свора нежити сможет двигаться.

    Фиар молча вкладывала Чёрный Дождь в чехол. На лице её Ривллим вновь увидел страх...

    - Туда! - указал он на холм, на вершине которого они некогда ночевали. - Туда, быстрее!

    Фиар кивнула и они понеслись к укрытию что было сил. Чья бы воля ни подняла эти создания, вокруг всё же располагались владения Хранительницы. Холм - одно из посвящённых ей мест. На краткий миг Ривллимом овладело искушение воззвать к Повелительнице Зверей и попросить защиты... но он сдержался. Только, когда не останется других средств. Боги дорого просят за каждое вмешательство.

    Те, мимо кого они пробегали, молча пытались добраться до желанной добычи, взмахивая скрюченными руками. От покойников уже исходил тошнотворный смрад разложения; а выглядели они так, что Ривллим отчасти обрадовался тому, что видны только силуэты.

    Путешественники были на полпути к холму, когда позади раздался яростный топот копыт. Не сговариваясь, воин и девушка кинулись в разные стороны; преследователь на миг задержался, затем последовал за Ривллимом. Тут же что-то хрустнуло за спиной у воина; длинная тень неожиданно выросла у его ног и, вздрогнув, взмыла вверх, упираясь в стену деревьев. Оранжевое неровное свечение осветило узкий проход к холму.

    Лишь на полпути к вершине, Ривллим обернулся. И всадник, и его конь были покрыты шевелящимся густым покрывалом огня; жидкие капли стекали наземь, и гасли, соприкасаясь с землёй. Конь шёл медленно, неуверенно. Всадник, который только что гнал его во весь опор, замер в седле, неподвижный, как статуя. И вдруг оба они тоскливо взвыли - и то, что некогда было человеком, и то, что было конём. Мурашки побежали по телу Ривллима от этих звуков.

    Фиар молча схватила его за руку, потащила наверх. Воин не сопротивлялся, но был не в силах отвести взгляда от того, что происходило с преследователем. Конь и всадник замерли, яростно полыхая; чёрныйм дым поднимался над ними и клочьями уносился прочь, рассеиваясь и пропадая. И вдруг с треском - словно прогоревшие насквозь поленья - оба рассыпались дождём оранжевых искр и упали наземь, обратившись в рдеющую кучку угольев.

    - Много ещё у тебя таких... вещиц? - спросил Ривллим, не оборачиваясь. Он не сомневался, что произошедшее - дело рук Фиар.

    - Порядочно, - отозвалась та с сомнением в голосе. - Надеюсь, на этот раз хватит.

    На этот раз!

    - Что дальше, сайир? - спросила девушка, тревожно оглядываясь. Лес по-прежнему молча шумел на ветру; обитатели его не подавали признаков жизни.

    - Пусть подойдут поближе, - указал рукой воин. Нежить двигалась по лесному коридору. Под своды леса не входила. То-то же, подумал Ривллим с мстительным удовлетворением. Кто бы вы ни были, не настолько уж вы сильны. С другой стороны, не растеряйся Фиар, не метни припасённый ею жидкий огонь - всё могло бы быть по-другому. Пожалуй, не стоит отчитывать её за то, что подбирает, словно сорока, всё, что плохо лежит.

    Покойники остановились у подножия холма.

    Подняли к преследуемым то, что было некогда лицами.

    - Дай-ка мне парочку, - потребовал Ривллим. - Заодно покажи, как с ними обращаются.

    - Обращайся осторожно, - велела Фиар, протягивая две грушевидные склянки. Пробки были притёрты и оклеены тёмно-оранжевой лентой. - Смотри: чуть отрываешь эту ленту и, как только она засветится или покраснеет, кидай. Времени у тебя не более...

    - Сайир, - послышался хриплый свистящий голос. Фиар едва не выронила склянку, а Ривллим споткнулся на ровном месте. Голос не принадлежал человеку. И вообще живому существу.

    - Сайир, - повторил жуткий голос, от которого возникали видения пепелищ и множества трупов, вывешенных у дорог на радость стервятникам. - Спустись к нам, сайир.

    Ривллим молча взял у побледневшей Фиар склянку и решительно направился вниз.

    - Куда ты?! - Фиар загородила дорогу. Лицо её стало двумя огромными глазами. - Тебя же убьют, сайир! Сейчас мы их отгоним, не сходи с ума!

    - Я не настолько глуп, - очень трудно было оторвать от себя вцепившуюся девушку. Да ещё настолько сильную. Да ещё сжимая в руке пузырёк с притаившимся внутри огненным погребением. Хватка понемногу ослабла. - Готовься прикрывать отступление.

    Длинное мгновение спустя Фиар еле уловимо кивнула и отошла в сторону. Ривллим спустился на расстояние, откуда никто из покойников не смог бы достать его копьём или мечом и замер. Тёмная масса нежити стояла не шевелясь. У воина в голове мелькнуло, что всё это очень походит на торжественную встречу. Тут ветер толкнул его в лицо и Ривллим едва не задохнулся.

    Движение в массе мертвецов.

    Из толпы выбрался... конь. Тот самый, который так неудачно сломал в тот день ногу.

    - Сайир, - голос, оказывается, принадлежал коню. Ривллим ощутил, как напряглась Фиар, стоявшая рядом. - Сопротивляться бессмысленно, сайир. В следующий раз нас будет больше.

    В глазницах коня что-то отвратительно шевелилось. Губы коня растянулись в подражание улыбке.

    - Сдавайся, сайир, - повторил конь и масса нежити шевельнулась. - Отдай меч.

    - Я знаю, кто говорит со мной, - ответил Ривллим, стараясь говорить твёрдо. - Я не младенец, Тёмная. Придумай что-нибудь пострашнее. - Оторвал краешек оранжевой ленты. Та тут же нагрелась, начала разгораться слабым вишнёвым светом. - На, держи!

    Он метнул зашипевшую склянку в ухмыляющегося коня. Тот даже не попытался увернуться. Тут же Фиар бросилась на воина, сбивая его с ног и, не поднимаясь, метнула в гущу противника ещё один снаряд. Ривллим, успел услышать, как что-то глухо вонзилось в землю рядом с ними и увидеть, на фоне ярко-оранжевой вспышки, силуэты двух всадников, державших в руках арбалеты. Вот проклятье, про арбалеты я и забыл. Недоумок, обругал себя воин, прыгая вслед за Фиар через небольшой бугорок и спасаясь от нового залпа. Фиар метнула ещё два снаряда и вот уже добрая половина нежити стояла, обратившись в факелы, оглашая воздух невыразимо неприятным скрежещущим хохотом.

    - И этот человек хотел меня выпороть, - услышал он горячий шёпот. - Ты что, думал, что с тобой действительно ведут переговоры?

    - Ты права, хелауа, - шепнул воин в ответ.

    - Я рада, что... о, чтоб тебя! - Фиар едва успела пригнуться. Уже две трети вновь восставшего отряда пылало, обращаясь в пепел. Странно Тёмная распоряжается своим войском. Что ей, совсем их не жалко? Разумеется, не жалко, ответил Ривллиму холодный голос изнутри. О какой жалости может идти речь, если их силой заставили вернуться к подобию жизни? Так что же это, милость с её стороны? - подумал воин ошарашенно. Да, видимо, милость. Очень своеобразная, конечно.

    - Сайир! - Фиар вскочила на ноги, и воин последовал её примеру. - Они отступают!

    Действительно, четверо пеших покойников быстрым шагом отступали назад, к поляне, на которой некогда были повержены.

    В следующий раз нас будет больше, вспомнил Ривллим.

    - Нельзя дать им уйти, - крикнул он, и Фиар кивнула. Торопливо спускаясь с холма, прижимаясь к деревьям, чтобы спастись от непереносимого жара, путешественники кинулись следом. Да только покойники двигались не менее проворно. В сказках всё проще, подумал Ривллим и метнул очередной снаряд. Попал. Покойник остановился, оглянулся и... раскинув объятия, побежал навстречу Ривллиму, оставляя за собой огненную тропу.

    - Держись, сайир, - крикнула девушка и метнула свою склянку. Снова в цель. Двое самых дальних тем временем были уже шагах в ста от поляны. Двое остальных с упорством обречённых пытались настигнуть своих губителей, слиться с ними, превратиться в единый костёр. Кто бы ими ни управлял, тупостью он не отличался. Ривллим маневрировал, стараясь держаться поближе к деревьям. Один раз покойник едва не ударил его по лицу рукой. Капельки огня упали на куртку, прожигая её. Вот же пакость, подумал Ривллим, уворачиваясь. Пропала куртка. Думал, сносу ей не будет.

    Оставшиеся двое благополучно добрались до поляны и побежали по ней, погружаясь в глубины земли, по которой во всем стороны разбегались волны. Двое остальных рухнули грудой горящих костей. Фиар подбежала к воину, схватила его за руку. Он осознал, что девушка дрожит мелкой дрожью. Мигом позже понял, что и сам дрожит.

    Вокруг витал тяжёлый дух горящей плоти и костей.

    - Они сгорают, - удивилась девушка, указывая на дымящиеся останки. - А в тот раз... Неужели они уже не вернутся?

    - Хорошо бы, - произнёс Ривллим, с трудом подавляя стук зубов. - Но двое всё равно скрылись. Придётся заночевать на холме. Дальше по дороге укрытий нет.

    - Я не засну, - пожаловалась девушка, не отпуская его руку и прижавшись к своему спутнику. - Какой омерзительный голос. Я-то думала, что ничто не может меня испугать.

    - Я тоже, - отозвался воин сумрачно. - Но выспаться нужно. Если это... - он осёкся и оглянулся. Оглянулась и Фиар.

    Оружие вновь заговорило.

    Ривллим осторожно извлёк Солнечный Лист (сделать это было непросто, поскольку Фиар не желала отпускать его руку) и увидел, что меч выглядит, как и прежде. От него вновь исходило ощущение силы.

    - Нас лишили оружия, - мрачно сообщил Ривллим и поправился. - Самого мощного оружия.

    - Справимся, - Фиар с трудом, одной рукой, расстегнула чехол Чёрного Дождя, и извлекла переливающуюся булаву. От лунного света по поверхности чёрного металла начали пробегать светло-сиреневые струйки. - Огонь их берёт. Не такие уж мы беспомощные.

    ... Воин уснул первым. Фиар сидела рядом, у тлеющего костра, смотрела в ночь, не произнося ни слова. Когда, тремя часами позже, Ривллим проснулся, Фиар сладко спала, свернувшись рядом, положив голову ему на колени. Он усмехнулся и осторожно повернулся так, чтобы можно было видеть окрестности. Небо уже светлело.

    Девушка что-то невнятно говорила во сне, время от времени вздрагивая. А ведь говорит, что снов не видит, вспомнил воин. Ну и ладно.

    Когда взошло солнце, о ночном побоище говорили только разбросанные там и сям груды обгоревших костей. Над некоторыми ещё курился дымок.

    Трава же осталась цела и невредима - и под останками, и поодаль.

    Ривллим умылся в ручье, вернулся и сел ждать, когда Фиар проснётся.

    Эпилог

    Когда генерал Той-Альер вернулся в Меорн, и брошены были штандарты противника под ноги входящих в город солдат-победителей, и был срезан мечом созревший колос пшеницы, в знак того, что война покидает эту землю - генерал обнаружил, что он - единственный в городе, помнящийкто помнит, кто помог Меорну поставить точку в многолетней разрушительнойорительной войне.

    Никто не помнил ни лиц, ни имён странной троицы, что вихрем ворвалась сюда, чтобы выбрать то будущее, в котором Меорн остановил расползающийся по миру Хаос. Летописный камень не запечатлел их имён - лишь единственная руна Р, оставленная неведомо кем.

    До конца жизни в ночи кратных полнолуний генералу снился один и тот же сон. Двое путников, лиц которых он не видел, брели по раскалённой пустыне, полчища теней преследовали их, а впереди, не оставляя надежды на спасение, вставали стены вечного льда.

    КОНЕЦ ПЕРВОГО ТОМА

    Куда уходит вчера

    (Ралион V)

    ревизия 4

    љ 1997-2000 Константин Юрьевич Бояндин

    Email ralion@postman.ru

    Сайт Ралион http://ralion.id.ru

    Почтовый адрес: Россия 630090 Новосибирск-90 а/я 315

    Не публиковалось

    Модификация данного текста, его использование в коммерческих целях

    запрещены без предварительного письменного согласия автора

    По всем вопросам, касающимся данного или иных произведений просьба

    обращаться к автору лично

    Том 2

    ИзгнанникиПролог

    Менялся облик континента на протяжении веков, но дорога, проложенная от южного побережья к сердцу Большой Земли, Шести Башням, оставалась. Как оставались нетронутыми и многочисленные поросшие лесом холмы близ дороги. Возникали, разрастались, приходили в забвение и возвращались в небытие города по обе стороны тракта, а холмы оставались.

    Известно, что тем, кто останавливался на этих холмах на ночлег, приходили - во сне и наяву - диковинные видения. У каждого путника они свои, но общее было в них во всех: на горизонте неизменно проступали изрезанные очертания внешней стены Башен, а над ними горели неожиданно яркие диски большой и средней лун.

    Часть 1 (5). Пепел и туман

    I (XVI).

    С любым человеком можно поговорить по душам. Главное - знать, о чём завести разговор. Фиар могла говорить о Чёрном Дожде почти без умолку. Рассказывала легенду за легендой, поражая собеседника своей памятью.

    Обо всём другом она распространялась неохотно. Приходилось слушать про Дождь: молчать было тяжелее, тем более, что походный посох, ускорявший им дорогу, теперь почти не отнимал сил. А стоило Ривллиму запеть какую-нибудь из песен - из тех, что так легко поются в пути - как Фиар начинала злиться.

    Поэтому воин молчал. Фиар не интересовалась им. Настолько не интересовалась, что становилось неприятно. Как можно путешествовать с человеком, внутренний мир которого тебе вовсе не интересен? Или она мысли читает?

    Ривллим поёжился. Интересно, если бы я мог читать мысли окружающих, как бы я вёл себя с ними? Воин покосился на Фиар. Та лежала в тени поодаль, глядя в небо и улыбаясь. Ещё бы ей не улыбаться, после такого обеда.

    Она могла бы есть все двадцать четыре часа в сутки. При условии, правда, что рацион был бы исключительно мясным. Травяной настой не в счёт. И при всём этом оставалась стройной и подвижной. Хорошо ещё здесь дичи видимо-невидимо.

    До Меорна осталось два дня пути...

    ...Я после такого обеда часа два не смог бы пошевелиться. А она посидит минут пять - и готово, бодра и энергична. Небывалый случай. Поймать, что ли, штук десять кроликов и посмотреть, сколько у неё уйдёт времени?

    При всём при том, смотреть, как она ест, было не просто терпимо, а приятно: немногие известные Ривллиму люди отличались такими манерами. Кем я её уже считал? Дочерью какой-нибудь высокопоставленной особы? Жаль, что она так и не рассказала, откуда родом. Всё тайны, тайны. К чему тайны, если я всё равно туда приду?

    - Готова поспорить, сайир, что всё это время ты думаешь обо мне, - послышался голос. Ривллим покосился: она по-прежнему лежала, глядя в небо. Даже голову не повернула в его сторону.

    - Угадала, - согласился он и тоже вытянулся среди густой травы. Пока есть возможность отдыхать, надо отдыхать. К западу, говорят, такие джунгли - не успеешь повернуться, как какая-нибудь гадость успеет крови из тебя напиться. Хорошо ещё, если лихорадкой при этом не наградит. Где уж там на травке растянуться...

    - Как не угадать, - Фиар повернула голову и встретилась с ним взглядом. - У тебя такое лицо становится... словно тебя сейчас спросят о чём-то важном, а ты не знаешь, что ответить.

    - Никогда бы не подумал, - отозвался Ривллим. - Кстати, хелауа, ты что - из дому направилась прямиком на поиски Чёрного Дождя?

    - Угадал, - в тон ему ответила Фиар. - Хотя нет, я же об этом рассказывала.

    - А как тебя занесло в Шесть Башен?

    - Попался один... советчик, - ответила девушка после долгой паузы. - Он тоже, дескать, знает про Дождь, но сам никогда не решится отправиться за ним. Ну и предложил помочь.

    - И что дальше?

    Фиар уселась, молча закатала рукав и показала браслет.

    - Вот и всё, что было дальше, - пояснила она. - Стоило отвлечься на секунду. Самое интересное, что им действительно был нужен Чёрный Дождь. Даже, наивные, хотели выпытать, что я знаю. Так я им и сказала...

    - Что стало с тем, кто надел на тебя браслеты?

    - А ты как думаешь?

    Ривллим не ответил, продолжая смотреть ей в глаза. Фиар выдержала взгляд.

    - С этими браслетами я... словом, не смогла сразу... Ну, в общем, понятно. Меня изловили. Хорошо ещё, что никого из их шайки тут нет: браслеты, как ты понимаешь, не для украшения придуманы.

    - А для чего?

    - Спроси у Вемкамтамаи, - ответила Фиар сердито. -Я - не скажу.

    Ривллим вдохнул поглубже, и решил попробовать.

    - Помочь их снять?

    Фиар замолчала, не начав фразы. Так и сидела несколько секунд, приоткрыв рот. После чего рассмеялась и вновь улеглась.

    - Нет, спасибо. Не сейчас. Может быть, попозже.

    - Попозже я могу передумать.

    - Это вряд ли, - произнесла она мечтательным голосом. - Я всегда добиваюсь своего. Ты же знаешь.

    - Верно, - воин поднялся и прикинул, который сейчас час. Неплохо отдохнули: часа полтора уже сидим. - Ну что ж, пошли. К закату надо добраться до озера.

    - Зачем это?

    - Там есть, где укрыться. Забыла, что бывает по ночам?

    ... С той памятной ночи, когда Тёмная попыталась привести приговор в исполнение, они дважды останавливались на ночлег на открытом пространстве. Всякий раз вздрагивали от малейшего шороха. Но больше нападений не было. Тёмная, конечно, не откажется от возмездия. Она прекрасно понимает, как должны нервничать приговорённые каждую ночь.

    ... Проникнуть в Меорн незамеченными не удалось.

    * * *

    - Как я устала, - пожаловалась Фиар вечером того дня, когда утром, среди густого тумана, они попытались просочиться в Меорн. Чтобы Ривллим смог забрать свои вещи. Собственно, для этого он и возвращался - как-никак, последняя память о том Меорне, в котором он вырос.

    Они скрывались, сидя у Ривллима дома. Заперев двери и не открывая их, не узнав предварительно, кто находится по ту сторону.

    - Узнаю, кто принёс новости, голову оторву, - пообещала девушка, откидываясь в кресле. - Сколько людей нас пригласило, сайир?

    - Ещё трое сегодня и не менее десятка - завтра. Дальше я предпочёл не спрашивать.

    Горожан можно было понять. Для подавляющего большинства из них Шайр оставался местом легендарным, логовищем бессчётных напастей; местом, откуда злая воля направляла удары по югу. И вот в Меорн возвращаются не просто те, кто видел штурм цитадели зла, но те, кто лично участвовал в её разрушении! Тут же путешественники пошли нарасхват. В молодости Ривллим многое бы отдал за подобный триумф. Теперь же он не ощущал ничего, кроме усталости и неловкости: он знал, как оно случилось на самом деле.

    - Я этого не переживу, - мрачно изрекла девушка. - А отказаться?

    - Нельзя.

    - А если я всё равно не приду?

    - Из-под земли выкопают. Мы тут теперь ожившая легенда. В особенности ты...

    - Убедил, - Фиар горестно махнула рукой. - Уже сил нет таинственно улыбаться на все эти намёки.

    Глаза Ривллима широко открылись.

    - Не понял... что за намёки?

    - Всех очень интересует моя дальнейшая жизнь. Какая я молодая и красивая... Как, у меня нет супруга? И даже мыслей таких нет? И пошло-поехало. Только что в очередь не становятся.

    Воин расхохотался, не обращая внимания на взгляд, который метнула в него девушка.

    - Но ведь ты действительно очень красивая, хелауа. Ты знаешь об этом?

    Фиар подозрительно воззрилась на него.

    - Уж не собираешься ли ты поучаствовать в обустройстве моей личной жизни?

    - Я бы с удовольствием, - Ривллим никак не мог унять одолевавшее его веселье. - Только мне страшно. И что, с самого утра донимают? - Фиар попыталась куда-то ускользнуть, едва поняла, что дело пахнет торжеством в их честь. Видимо, не удалось...

    - Сказал тоже - с утра! Это ещё с Оль-Алиора тянется. Пока до озера добиралась, раз десять останавливали. Ну, песня у них у всех одинаковая. Последнего я слушала дольше всех: он, бедняга, действительно собирался сделать ради меня всё, что угодно. Жаль только, меня не спросил. А у остальных на лице было чётко написано, что им нужно на самом деле.

    - И что с ними стало? - Ривллим прекратил смеяться.

    - Откуда мне знать, - пожала девушка плечами. - Какие у них делались лица, когда я говорила всё, что о них думаю, - впервые за вечер Фиар улыбнулась. Хищная вышла улыбка. - Так, говоришь, я красивая? - Она стремительно уселась в кресле, оказавшись нос к носу с воином. Волосы взметнулись вокруг неё чёрным вихрем и вновь улеглись тяжёлой текучей лентой.

    Вопрос застал Ривллима врасплох.

    - Да, разумеется. Странно, что за тобой полгорода хвостом не ходит.

    Фиар продолжала улыбаться, глядя Ривллиму в глаза и чуть прищурившись.

    - У тебя скверная привычка: ты почти всегда говоришь то, что думаешь. Но, по крайней мере, ты не пытаешься думать за меня...

    - Я уже попробовал думать за тебя, - воин безнадёжно махнул рукой. - Готовься, через полчаса пришлют почётный эскорт. И не огорчайся: говорят, у градоправителя превосходный повар.

    - Да, приятные стороны бывают почти во всём, - согласилась Фиар. - Но сынок у него - скотина отменная. Ох, что я ему скажу сегодня...

    - Почему бы не сделать вид, что тебе по душе его ухаживания?

    - Это мысль, - Фиар тихо хлопнула в ладони и рассмеялась. - С масляными глазками он выглядит ещё большим идиотом. Но пусть только попробует ещё раз подстеречь меня в укромном месте!

    Надо поскорее убираться из города, решил Ривллим. Послезавтра утром. Иначе беды не миновать.

    Вечер прошёл блестяще. Фиар безукоризненно улыбалась и была сама обходительность. Ривллим надеялся, что лишь одному ему виден огонь, горящий в глубине её глаз и насмешка во взгляде.

    Приём утомил их настолько, что проснулись они далеко за полдень. Тяжелее всего пришлось Ривллиму, которому досаждала головная боль и постоянно одолевала зевота. Фиар, напротив, выглядела возмутительно бодрой. Как всегда.

    * * *

    Хвала милостивой Повелительнице, что десять влиятельных семей города объединили усилия и устроили один общий вечер в их честь. Хотя бы потому, что суток оказалось бы слишком мало (во-первых), а терпение Фиар истощалось со сказочной быстротой (во-вторых). То, что ей вроде бы пришёлся по душе сын правителя, не убавило пыла остальных. Кроме того, несколько менестрелей уже принялись создавать стихотворные и песенные варианты повествования о падении Шайра. Ривллима это забавляло, у Фиар вызывало явное отвращение.

    Фиар остановилась у сайира: вторгаться же в дом к сайиру означало искушать судьбу. Все понимали, что девушка находится у Ривллима под покровительством и Фиар, осознав это, при первом же удобном случае улизнула. Пришлось воину отдуваться за двоих.

    В конце концов, и он обрёл долгожданную свободу. И понял, что любой ценой надо поднять девушке настроение, иначе завтрашний день окажется непрерывным кошмаром.

    Может, собрать вещи прямо сейчас и выступить на ночь глядя? Лично у Ривллима такая мысль большого восторга не вызвала. Но иначе конца торжествам не будет. Да и сколько можно обещать покинуть город в ближайшем будущем, чтобы заняться неотложными делами?

    ...Как он и ожидал, идея отправиться в путь этой же ночью немедленно привела Фиар в отличное расположение духа. Правда, она скривилась, увидев на столе огромное количество цветов и подарков от своих почитателей.

    - От кого это? - поинтересовалась она. Ривллим объяснил.

    - Выкинуть, - отозвалась девушка немедленно. - Тоже мне - на память! Боюсь, что приятных воспоминаний от Меорна у меня не останется.

    - Совсем? - Ривллим уже не улыбался. Ему отчего-то стало грустно.

    - Если мы задержимся хоть на день, то никаких.

    - Ладно, - вздохнул воин и принялся подниматься в себе в комнату. - Выкидывай сама, если хочешь. В конце концов, это тебе подарили. Кстати - от чистого сердца, без скрытого умысла.

    Фиар что-то хотела возразить, но поглядела в глаза Ривллиму и промолчала.

    - - -

    - Куда мы направляемся? - спросила Фиар. Идти пришлось задворками, время от времени натыкаясь на злобных цепных псов. Раза два Фиар едва не укусили.

    - К Камню, - отозвался он. В своей походной одежде ему гораздо привычнее. Военная форма этого Меорна, хоть и защищает, тяжела и неудобна. Ривллим разместил мечи так, чтобы до Кошачьего Глаза было проще добраться: на нём проклятий нет.

    Фиар двигалась налегке. Бросила свой меч дома, подумал воин с неприязнью. А жаль, такой подарок.

    - Почему именно к Камню? - Воина давно мучил вопрос, где она умудряется хранить такое огромное количество самых разных вещей - словно из воздуха вынимает. Хотя, при её способностях к магии... С собой у неё был только чехол с Чёрным Дождём (что придавало ей внушительный вид). В отличие от Ривллима, девушка облачилась в походную форму гвардии Меорна. Ривллим старался не думать, что почти весь путь им предстоит пройти по вражеской территории, всякую ночь ожидая появления слуг Тёмной.

    - Потому, что туда не ходят просто так, - пояснил воин. - Вон твои поклонники, отыскали нас всё-таки! Но к Камню они не подойдут.

    - Поклонники эти, - пренебрежительно отозвалась Фиар. - Слушай, сайир, у вас что - действительно так важно, чтобы молодая девушка как можно скорее обзавелась семьёй? Или это мне одной попадаются такие ненормальные?

    - У кого это - у вас? - Ривллим был сбит с толку.

    - У вас в Меорне.

    - А что, у вас полагается заводить семью в глубокой старости?

    - У нас её вообще не принято заводить, - сухо отозвалась девушка. - До меня не доходит, как можно сознательно запереться в четырёх стенах в таком возрасте и посвящать остаток жизни исключительно своему потомству.

    Очень интересно!

    - У всех свои обычаи, - пожал плечами воин. - Люди живут недолго, отсюда и забота о потомстве.

    - Всех интересует моё потомство, - фыркнула девушка. - Нет уж. Мне спешить некуда, я сначала займусь тем, что поинтереснее.

    - Сколько же тебе лет, если спешить некуда?

    - Попробуй угадать.

    - Двадцать два - двадцать пять, - предположил Ривллим. Скорее всего, даже меньше. Лет восемнадцать, скажем. По виду. Но если судить по её манере разговаривать, по тому, как много она знает... Внешность обманчива. Ему, например, дают не более тридцати пяти, хотя ему почти что пятьдесят.

    - Почти угадал, - ответила Фиар. - У меня вся жизнь впереди, и оседать в Меорне я не собираюсь. Ну, наконец-то, отстали, - это относилось к поклонникам. - Что мы будем тут делать?

    - Просто посидим, - Ривллим указал на ряд валунов, окружавших Камень. - Смотри, на нём уже выбили надпись о падении Шайра!

    - Что? И обо мне тоже?!

    - Непременно, - кивнул воин серьёзно. - Сиди, хелауа, - он поймал её за руку. - Ты что, намерена убрать напоминания о себе?

    - А если и так? - девушка посмотрела на него с вызовом. - Тебя бы на моё место. Посмотрел бы, как на меня глазеет эта твоя половина города. По-твоему, мне весело помнить такое?

    - Хелауа, - услышал он свой голос. То, что девушка мгновенно перескакивала в темы на тему, постоянно сбивало с мысли. - Этот Камень посвящён Хранительнице. Я бы не стал рисковать.

    - Кем посвящён? - сразу же спросила Фиар.

    - Меорном, - ответил воин, насупившись. - Лично Меорном.

    - Да ты что, сайир, - Фиар присела перед ним и с удивлением заглянула ему в лицо. - Ты что же, действительно веришь, что он существовал?

    - Верю, - ответил Ривллим мрачно. - И хватит об этом.

    Фиар пожала плечами.

    - Хорошо, - она уселась рядом с ним, спиною к городу. - Посидим здесь. Смотри, полнолуние!

    Большая луна давно уже перевалила через Камень; меньшая, тоже полная, постепенно нагоняла свою небесную подругу. Минут через сорок они встанут одна над другой. В этот момент Тёмная обретает наибольшую силу, вспомнил Ривллим и содрогнулся. Но бояться нечего: здесь безраздельно правят другие силы, и он, сайир, у этих сил не на последнем счету. Сам Камень, воздвигнутый лично Меорном, Камень, которому было невероятно много лет, охранял всех, кто был поблизости. Тёмная может сколько угодно строить планы возмездия там, вдалеке. Здесь и сейчас ей нет места. И никогда не будет, подумал Ривллим. Фиар положила голову ему на плечо, продолжая глядеть на приходящие в соединение луны. Впечатляюще! Там, наверху... да, в самом деле! Третья луна! Та, которую удаётся увидеть лишь в полнолуние - или же в зрительную трубу. Сегодня самое большое полнолуние - тройное!

    Ривллим хотел сказать Фиар об этом и даже протянул руку, указывая на три диска - совсем крохотный, большой и средний - что замерли над камнем, как вдруг земля качнулась под ногами.

    Он вскочил; Фиар тоже, сжимая его руку. Звёзды над ними превратились в огненные дуги, превращая небо в грандиозный праздничный фейерверк. Я уже видел это, подумал Ривллим возбуждённо, и небытие поглотило его.

    - - -

    Вемкамтамаи это застигло в одном из городков, когда он прогуливался по ночным улицам, наслаждаясь свежим воздухом. Здешний воздух никогда не сможет сравниться с пыльным и сухим зноем юга - там тоже приятно, по-своему, но там - чужая земля.

    Что-то гулко хлопнуло в зените и, две полосы пересекли небо почти над самой головой. Нет, не две... три полосы! Третья, зеленоватая, пересекалась с остальными в той же точке и указывала на... на...

    Ольт ещё пытался понять, на что именно указывала третья полоса, когда мир завертелся юлою под ногами, и сознание покинуло его.

    ...Когда он очнулся, не было никакого города. Только лес - вечный, бескрайний, полный жизни.

    * * *

    Ривллим и Фиар не просыпались до самого утра.

    II (XVII).

    - Что это было? - спросила Фиар недоумённо. Сон внутри круга валунов, под самым боком у Камня, необычайно освежил их обоих. Стоило протереть лицо ладонями, смоченными росой, как пропали остатки сонливости. Словно с плеч спала копившаяся все эти дни усталость.

    Воин озирался. Что-то не так. Трава, что ли, за ночь выросла? Лес выглядит по-другому.

    - Куда теперь? - спросила Фиар, потягиваясь. Хорошо, что они взяли с собой все вещи.

    - На запад, - ответил Ривллим, продолжая оглядываться. Что-то случилось. Он помнил звёзды, прочертившие полосы в небесах, но не смог припомнить, где и когда он это уже видел.

    - Через город?

    - Город можно и обойти. Впрочем, сейчас ещё раннее утро, все спят. Можно пройти через город.

    - Ну уж нет, - девушка поправила измявшуюся одежду. - Там у тебя вновь найдётся повод куда-нибудь заглянуть. Пошли в обход.

    Ривллим засмеялся и кивнул. - Пошли.

    Нелюбовь Фиар к Меорну была сильнее чувства голода. Во всяком случае, воину отчаянно хотелось есть. Значит, девушка голодна ещё сильнее. Как бы Лейрн не перестарался со своим зельем...

    Они взобрались на ближайший холм, затем на следующий, а ощущение неправильности не проходило. Ривллим не узнавал этих мест.

    - Сейчас посмотрим, с какой стороны можно... - начал воин, забираясь на последний перед Меорном холм и замер, потеряв от неожиданности дар речи. Когда Фиар взбежала вслед за ним, она тоже замерла, раскрыв рот.

    Не было Меорна. Были леса, холмы, скалы вдалеке, горы на горизонте. Всё было таким же, как вчера... только не было Меорна.

    Понимание пришло к воину и наполнило его сердце ужасом. Не говоря ни слова, он развернулся, и бегом направился к Камню, не обращая внимания на Фиар. А когда добежал, ему захотелось ударить по глыбе что есть сил и расплакаться от отчаяния.

    Камень был девственно чистым. Ни надписи, ни рисунка. Ни один резец не касался его от основания до вершины. Да и вершина была метра на полтора выше.

    Когда появилась запыхавшаяся Фиар, она не осмелилась подойти к воину. Так он и стоял у Камня - на коленях, упёршись лбом в его замшелый бок. Стоял, не издавая ни звука, не шевелясь, не подавая признаков жизни.

    Когда же он повернулся, на лице его, вопреки ожиданиям Фиар, была написана одна лишь задумчивость. Ривллим неторопливо поднялся, поклонился камню и, решительно отвернувшись, зашагал прочь.

    - Идём, - приказал он чуть резче, чем обычно. - Уже ничего не поделать.

    Фиар послушно шла следом, и в её голове творилась сумятица.

    * * *

    Вскоре они добрели до места, где был... нет, где когда-то будет возведён изящный дворец градоправителя. Хотя нет. Сначала там возвели Храм Меорна-Прародителя... а затем уже, после Битвы в Двуречье, на месте сожжённого храма выстроили дворец.

    Правильнее, конечно, говорить будет, будут и так далее - но Ривллим не успевал привыкать, что уходящий вчерашний день становится далёким будущим.

    Итак, вот место, на котором будет основан Храм Меорна. Из-под небольшого углубления у подножия бил родник. Точно такой, как описано в легенде. Ривллим остановился, долго наполнял водой флягу и купленный накануне мех. Фиар молча следила за ним.

    - Я немного посижу, - воин взобрался на возвышение - к большому белому камню неправильной формы, что выступал из-под земли. - У меня всё это в голове не укладывается. Куда нас забросило на этот раз?

    - Вряд ли так уж далеко, - девушка вспрыгнула на камень и осмотрелась. - Вижу что-то к юго-западу. Километров пятнадцать...

    Ривллим попытался вспомнить, что было в том направлении, и не смог.

    - Люди ещё есть, - добавила девушка, усаживаясь рядом со воином. - Или уже есть, если так тебе приятнее. Чувствуешь, какой воздух, сайир? Он напоен магией. Эх, сейчас бы взлететь... - по лицу её пробежала тень грусти.

    - Твоя магия позволяет летать? - поинтересовался воин.

    - Позволяет, - вздохнула Фиар, - но за это больно бьют. - И вновь показала браслет. Тот выглядел живее обычного.

    - Не снимается?

    - Не снимается. И следит за мной, как и раньше.

    - Что значит следит? - не понял Ривллим.

    - То и значит. То, что для меня полезнее всего, не будет действовать, пока я в браслетах. А попытаюсь преодолеть силу силой - будет худо. Пробовала уже, - продолжала Фиар, заметив, что собеседник собирается что-то спросить. - Поверь на слово, ничего приятного. Более суток в себя приходила - думала, дух вышибет.

    - Проклятия путешествуют вместе с нами, - заключил воин и извлёк Солнечный Лист. Меч выглядел посвежевшим - волны по клинку катились веселее и были видны даже при свете дня. - Интересно, знает ли про нас... - он замолчал, пристально посмотрел Фиар в глаза.

    Глаза её расширились.

    - Не вздумай произносить её имя, - предупредила она. - Хороший вопрос. Над временем она не властна... будем надеяться, что не знает. Если не совершим глупостей, не узнает.

    - Знать бы наверняка, - вздохнул воин и поднялся на ноги. - Да, кстати. Было бы лучше, если бы ты спорола знаки отличия. В этой форме ты слишком уж выделяешься.

    - Ещё чего! - отказалась девушка. - Это, сайир, настоящий подарок, не тот мусор на столе. Надо будет маскироваться, придумаю что-нибудь. - Она провела в воздухе ладонями перед грудью, и одежда её таинственным образом изменилась. Вместо ладной и скроенной на совесть формы офицера на Фиар оказалась поношенная плохо скроенная дорожная одежда. Ривллим засмеялся и хлопнул несколько раз в ладоши. Однако, стоило ему прикоснуться к ножнам Листа, как иллюзия рассеялась.

    - Если она такая нестойкая, - проговорил он разочарованно, - вряд ли это поможет.

    - Иллюзия действует, - возразила Фиар, - просто Лист не позволяет её видеть. Не беспокойся. А вот с тобой будут проблемы. Пока на тебе ножны с Солнечным Листом...

    - И речи быть не может, - прервал её воин. - Расставаться с ним - верная смерть.

    - Как знаешь, - Фиар пожала плечами. - Твоя жизнь. Ну что, в путь?

    - В путь, - кивнул воин. Порывшись в рюкзаке, он извлёк оттуда резец, и выцарапал на камне руну М.

    - Зачем это? - удивилась девушка.

    - На память, - пожал воин плечами. - Просто так.

    Минут через десять пути воин оглянулся, и ему показалось, что высокий человек, скрестив руки, стоит на камне и смотрит в их сторону. Как только он позвал Фиар, чтобы и она посмотрела, видение бесследно исчезло.

    - - -

    Вемкамтамаи очнулся, к своему огромному изумлению, в гуще леса - никаких признаков города. Лес, однако, был обитаемым: то там, то сям виднелись зарубки, знаки, оставленные яркой краской на основе смолы (такой ольты пользовались в глубокой древности) и разноцветные ленточки.

    Он быстро пришёл к тому же выводу, что и Ривллим с Фиар. Что его вновь отнесло в глубину времён. Вот только куда - неясно. Вемкамтамаи, как и Ривллим припомнил, что и в тот раз, когда они втроём собрались на поляне внутри Шести Башен, произошло двойное полнолуние. А может быть, даже тройное. Случайность?

    Вемкамтамаи долго думал. Может быть, и случайность. Проверить-то невозможно. Все планы, которые он связывал с путешествием на север, рухнули. Во всяком случае, спас родной город от печальной участи, которая была бы ему уготована. Родной... Ольт вздохнул. Отца и матери не было в городе, когда он туда пришёл. Они погибли от рук безвестных разбойников, их тела были обнаружены и погребены должным образом три месяца тому назад. Вот так.

    ...Итак, это ольты - их краска, их знаки. Насколько мирный этот лес? Ольты, далеко не всегда миролюбиво относились к чужакам... Если вновь отнесло на сорок с лишним веков в прошлое, можно угодить в мир, в котором наземные расы при помощи металла и магии оспаривали права на владение сушей. На редкость жестокое и бессмысленное занятие: в новое время подавляющая часть суши оставалась необитаемой.

    Надо надеяться, что остальные двое тоже здесь. Ривллим должен был достичь Меорна... придётся идти наперехват. Ох и дорожка будет! Через несколько горных массивов, через степи центра континента, через пустыни. Связаться с Фиар (или с Ривллимом) на расстоянии невозможно. Ольт в сердцах ударил кулаками по коленям.

    И тут его осенило. Лес! Вокруг него - сплошные леса, а над головой уже восходит солнце. Всё коренным образом меняется. Через пять минут будет у южных границ Оннлиара (так ольты называют леса на юго-востоке континента).

    Пока можно не спешить. Вемкамтамаи не торопясь умылся, осмотрел оставшееся с ним снаряжение и собрал себе кое-каких кореньев на завтрак. Охотиться некогда. Потом поохотимся. Сначала - догнать этих двоих. Он не сомневался, что Фиар, с её непробиваемым упрямством, уже заставила воина двигаться на запад. И надеялся, что воину достанет рассудительности, чтобы двигаться побережьем.

    * * *

    Ольт вышел туда, где солнце освещало его голову, сосредоточился и мысленно произнёс заклинание.

    Лес потёк зелёными струями вокруг него, в ушах привычно засвистело.

    Когда лес вновь стал материальным и плотным, ольт увидел, что по-прежнему стоит среди чащи. Но теперь уже не один. Он уловил - на границе возможностей своего слуха - шум и голоса спешащих к нему ольтов.

    Первое, что увидел Вемкамтамаи, были острия многих стрел, направленных в его сторону. И фраза, которую неизвестный прокричал (видимо, уверенный, что застал противника врасплох), оказалась совершенно непонятной. Ольт с трудом узнал диалект, который сохранился в современной ему речи лишь в нескольких десятках слов.

    - Я не понимаю, - ответил Вемкамтамаи в пространство и медленно протянул руки перед собой, открытыми ладонями кверху. Хвала Владыке Мудрости, этот жест не изменил своего значения. Я безоружен и пришёл с миром.

    Лучники медленно приближались, опустив луки; но Вемкамтамаи не сомневался, что они способны выстрелить во мгновение ока. Странно они выглядели. Цветные ленты, с сине-зелёным орнаментом, накидки, кожаные пояса. Их предводитель носил тонкий серебряный обруч. Когда он приблизился к ольту на расстояние десяти шагов, Вемкамтамаи неторопливо откинул капюшон.

    Возглас ужаса пролетел над собравшимися, едва лишь они увидели пустые глазницы. И несколько стрел вновь было уставились жалами в его спину - когда стало очевидно, что слепец прекрасно ориентируется и всё видит.

    - Следуй за мной, - приказал предводитель жестом и двинулся куда-то сквозь чащу. Ольт молча повиновался; язык, на котором к нему обратились, был невероятно далёк от современного. Пока они шли, Вемкамтамаи незаметно для остальных прошептал заклинание, помогающее в изучении языка и, вслушиваясь в тихие переговоры эскорта, понемногу обучался. Жаль, что эскорт попался дисциплинированный и почти не говорил.

    Шли они довольно долго. Ничего не стоило сбежать, воспользовавшись тем же заклинанием. Но оно не сработало так, как ожидалось - где-то он окажется в следующий раз? Посмотрим, как живут здешние ольты и что они от него хотят. Не застрелили на месте - уже хорошо. Правда, им вряд ли удалось бы попасть в него...

    Один из самых надёжных способов разведки: сделать вид, что полностью подчиняешься неизвестности. Правда, чрезвычайно опасный способ.

    * * *

    Двигались они к поселению - или что там углядела Фиар - с тем расчётом, чтобы успеть добраться засветло. Придётся сделать крюк - поохотиться, поесть и отдохнуть. Запасов пищи не было, а зря. Ещё одной заботой больше.

    Лес постепенно редел. Вскоре превратился в островки посреди густого зелёного моря; чем ближе к морю, тем меньше становились островки. На полпути к берегу исчезали вовсе. Правда, до берега здесь километров сто.

    Надо будет держаться берега. Тамошние скалы - идеальное место для незаметного перемещения, да и с едой сложностей не будет. А если неприятель увидит их на плоской, как стол, равнине...

    Стрелы придётся экономить. Их оставалось - обычных - четырнадцать. Прочие не в счёт: стрелять взрывчатой или сигнальной стрелой в какого-нибудь кролика смысла нет. Останется мелко нарубленный кролик на стволах соседних деревьев...

    - Здорово охотишься, - похвалила Фиар. Она быстро отыскала родник и вполне пригодное местечко поблизости - где можно бы развести костёр и не привлечь внимание всей округи. Ветер дует с юга. Просто прекрасно.

    - Может, научить?

    Девушка засмеялась.

    - Ну нет, я предпочту разделение труда. Да и некогда учиться.

    - Рыбу ловить умеешь?

    - Умею, - кивнула девушка. - Руками.

    - Руками?!

    - Увидишь, - пообещала Фиар. - Какая рыба водится у нас... - она осеклась. - При чём тут рыба? Мы будем идти вдоль берега?

    - Скорее всего, - воин приступил к разделке кролика.. - Там есть, где скрыться. Может, удастся отыскать корабль или лодку - если уже... ещё есть корабли.

    - Я бы предпочла горы.

    - Мы не знаем, кто сейчас здесь живёт и чем занимается. Лучше думать, что неизвестная земля - враждебная земля. Помощи ждать неоткуда. До гор, надо пройти почти сто двадцать километров по открытой местности.

    - Дорога к океану ненамного ближе, - заметила Фиар, нанизывая куски мяса на вертел. - А если нас там станут преследовать?

    - Уйдём пещерами.

    - Очень интересно! С чего ты взял, что там безопасно?

    - Учил историю. Подземных городов у побережья не строили, могильников и сокровищниц там нет.

    - Я в этом не уверена.

    - Ты уверена, что в горах безопаснее?

    - Нет, - призналась девушка после некоторого раздумья. На этом спор и прекратился.

    После обеда, пока Ривллим наслаждался ощущением сытости и прекрасным летним днём (повезло: могла бы быть зима), Фиар вскоре заскучала и уселась поблизости.

    - Сайир, давно хотела спросить. Ты высек знак там, на белом камне. Для чего?

    - На память, я же сказал.

    - Ты никогда не задумывался, зачем тебе это нужно?

    Воин уселся, прислонившись к дереву, и принялся жевать травинку.

    - По-моему, это очевидно, - поднял он глаза к небу. - Век человека короток. После смерти от нас не остаётся ничего, кроме памяти. Каждый хочет, чтобы в будущем хоть что-то напомнило о нём. Разве это странно?

    - А если бы век человека не был так короток? - Фиар внимательно следила за его лицом. Никогда не угадаешь, что придёт ей на ум в следующий миг.

    - Спроси Вемкамтамаи, - усмехнулся он. - Ольты могут жить очень долго, но не перестают оставлять воспоминания о себе - драгоценности, дома, оружие, ландшафты, наконец. Почему ты спрашиваешь? У вас дома всё по-другому?

    - Не всё, - отозвалась Фиар после длительной паузы. - У меня сложилось ощущение, что у людей - почти у всех - существует несколько навязчивых идей. Одна из них - оставить о себе воспоминания.

    - От меня их останется немного, - вздохнул Ривллим. - В моём Меорне от меня не осталось ничего. В том, в которым мы были вчера ночью - тоже.

    Фиар фыркнула.

    - Сомневаюсь, что после Оль-Алиора от тебя там ничего не осталось.

    Ривллим нахмурился.

    - Ты не видишь разницы? Я хочу оставить о себе память как о Ривллиме, сын Эвейра, кузнеца и воина. Не о легендарном пришельце из иного мира. Если тебе интересно, отцом детей Оль-Алиора считается Меорн.

    Он ожидал очередной насмешливой гримасы, но не дождался. Девушка молча смотрела в его глаза и постепенно улыбка пропадала с её лица.

    - Кажется, начинаю понимать, - произнесла она наконец. - Но ты ошибаешься. Как только мы доберёмся до моего города, там твоё имя уж точно сохранят надолго.

    Ривллим отмахнулся.

    - Не уверен, что мы доберёмся до твоего дома без приключений. Кстати... он как, уже... ещё есть?

    Фиар рассмеялась.

    - Куда же ему деться.

    Ривллим промолчал. Этот разговор вновь напомнил ему ту грозовую ночь... и... нет, довольно кошмаров.

    Остаток пути они проделали молча. Фиар время от времени бросала на него взгляд, но первой не заговаривала. Когда путешественники достигли небольшой долины, то поняли, что несколько ошиблись.

    Это было не поселение. Это было святилище. Одно из немногих святилищ, что воздвигнуты по всему свету в незапамятные времена - святилища сразу всех богов. Тех, что были и тех, которые есть. Невысокий каменный заборчик, множество статуй, укрытых под навесом от ярости стихий, и хижина неподалёку. Весьма хилая, надо заметить, хижина.

    Хранитель!

    Вот кто может подсказать, что делать. И действительно: пока они с Фиар сидели в укрытии, наблюдая за тем, что происходит в долине, из хижины появился старец с бородой до пояса, и принялся неспешно ухаживать за изваяниями. Подобающих украшений на статуях не было. Отчего? Нет паломников? Культы не в чести? Тогда как умудряется выжить Хранитель?

    Опасности, судя по всему, не было. Старик, заметив идущих к святилищу людей, не выказал никаких чувств. Встретил гостей молча - предложив чашу воды из здешнего колодца.

    И этот обычай не изменился. Ривллим с удивлением начинал понимать, что есть вещи необычайно прочные, хотя ни увидеть, ни потрогать их невозможно.

    * * *

    Вемкамтамаи просидел полдня в небольшом домике на большой поляне. На редкость изящном домике, никем не охраняемом. Однако каждое окно, дверной проём и стены внутри были украшены такими же, как в лесу, ленточками - сине-зелёными, с неизвестной Вемкамтамаи символикой. Наберёмся терпения. Ривллима с Фиар, похоже, придётся ловить поблизости от цели их пути. Самое неприятное, что о ней ольт имел самое отдалённое представление. Область, о которой упоминала девушка, имеет в поперечнике километров семь. Не очень-то обнадёживает. Нынче же ночью надо взглянуть на фазы лун. Если двойное полнолуние не за горами, следует поторопиться. Не хватало, чтобы их вновь швырнуло вглубь времён. Сколько это будет продолжаться? Отчего происходит?

    Если попадётся какое-нибудь святилище, непременно выясню, - подумал ольт. Буду одаривать Владыку Мудрости до тех пор, пока не скажет хоть что-нибудь. До сих пор мы подобны котятам, брошенным в реку: едва удалось спастись из очередного водоворота, вцепившись зубами в деревяшку, как заносит в новый, куда более мощный. Да. Вемкамтамаи зажмурился (несмотря на сорок с лишним веков слепоты, привычка сосредотачиваться не исчезла). Именно так. Фиар, наивная, думает, что всё идёт так, как она хочет. Ривллим скоро поймёт, что их несёт течением, но Фиар не позволит ему попытаться разобраться. Хорошо, если им попадётся оракул. В давние времена, говорят, оракулы изъяснялись вразумительнее...

    Ольт прислушался. Кто-то идёт к домику. Один.

    Дверь неторопливо отворилась, на пороге возник высокого роста ольт (чуть ниже самого Вемкамтамаи), облачённый в одежду охотника, но со множеством сине-зелёных лент, на рукавах и спине. Голову его венчал тонкий обруч с крохотным изумрудом. Вемкамтамаи тут же ощутил, что пришелец - не из простых и молча поднялся, обратив лицо в сторону вошедшего.

    - Да будет славно имя Келинмеира, повелителя этого леса, мудрейшего из богов, - произнёс вновь вошедший. - Я Эльимесс, говорю от его имени.

    - Приветствую тебя, Эльимесс, и твоего могущественного покровителя, - ответил ольт, сдержанно поклонившись. - Я Вемкамтамаи, удостоенный вниманием Жреца Всех Богов, бога, который ещё не пришёл.

    - Ты странный гость, - жрец слегка поклонился в ответ и чуть улыбнулся. - Ты возникаешь неожиданно во владениях Келинмеира; ты видишь, хотя слеп; ты говоришь о том, чего нет - но говоришь правдиво, я чувствую это. Что тебе нужно, чужеземец?

    - Я разыскиваю двух своих друзей, - ответил ольт, закрывая лицо капюшоном. Зрячим собеседникам от этого становится спокойнее. - Они находятся у границ Оннлиара. Я должен разыскать их до наступления двойного полнолуния.

    - Тройного полнолуния, ты хочешь сказать, - ответил жрец. - У тебя двадцать шесть дней. Могу ли я узнать, кто твои друзья и как вы оказались здесь? Ни одеждой, ни языком ты не похож на здешних ольтов. И всё же ты прекрасно говоришь на нашем языке и в совершенстве знаешь обычаи.

    - Множество несчастий ожидает меня, если я поведаю о друзьях, - возразил Вемкамтамаи, скрывая улыбку. Тоже мне - жрец. Владения вашего бога кончаются за соседними холмами, а сколько важности.. - Я поклялся не говорить о них, пока цель нашего путешествия не будет достигнута.

    Очень опасный момент. Если сила Владельца Огненной Цепи всё ещё с ним, жрец не сможет понять, что Вемкамтамаи только что солгал. Если же нет...

    - Ну что же, - жрец вновь поклонился. - Вижу, что ты не враг нам. Завтра на рассвете ты сможешь продолжить свой путь.

    - Могу ли я спросить, отчего именно завтра? Времени почти не осталось.

    - Такова воля Келинмеира, - ответил жрец. - Можешь покинуть этот дом, когда захочешь.

    Они попрощались в самых изысканных выражениях, и жрец покинул домик. Вемкамтамаи, однако, остался внутри, не торопясь пользоваться дарованной свободой.

    Итак, он находится в том смутном времени, когда Владыка Света ещё не успел подчинить множество мелких культов, которые имели влияние на обширной территории лесных государств континента. Вемкамтамаи попытался припомнить. Об этом времени известно очень мало. Гражданские и религиозные войны, всё в таком духе.

    Надо срочно искать совета. Ввязываться в местные распри - верная смерть. Ольт довольно долго оставался в хижине, продумывая план действий, и лишь когда солнце начало опускаться за верхушки деревьев, Вемкамтамаи направился в поселение.

    Это можно было назвать даже городом. Его ждали. И встретили, как почётного гостя. Вемкамтамаи с грустью отметил, что ольтийки, редкостные красавицы, держались от него поодаль. Без особой неприязни, и всё же.

    Одно успокаивает: он наверняка старше всех, кто собрался здесь, вместе взятых.

    * * *

    - Пираты? - Ривллим не поверил своим ушам. - Постойте... а империя Ар-ра?

    - Империя? - кустистые брови Хранителя высоко поднялись. - Нет, сын мой, такой империи нет. (Пока ещё нет, подумал Ривллим; оглянувшись, он увидел, как Фиар едва заметно кивнула.) Племена Ар-ра отошли в горы; их прибрежные города уничтожены. Мирная жизнь в этих краях кончилась задолго до меня, - старик горестно покачал головой. - А здешний правитель каждый год приходит, пытается взять дань и с богов. Но паломников больше нет, эти места пользуются дурной славой. Похоже, вы - последние мои гости.

    - Он не боится проклятия? - изумилась Фиар.

    - Они и так считают себя проклятыми, не ценят собственную жизнь ни в грош и поступают с остальными соответственно. Что им проклятия? Заирри, их предводитель, лично разрушил все Храмы в Эриггвене. И ни один волосок не упал с его головы.

    - Никто не смог противостоять?

    - Места эти пустынны, сын мой, - ответил старик. - К северу отсюда и в лесах достаточно жителей, но у них хватает забот. Архипелаг успешно противостоит пиратам, но до нас и им нет дела.

    - Дожились, - произнёс воин мрачно. - Скажите, почтенный, откуда вы так хорошо знаете среднее наречие?

    - Я как раз хотел спросить вас о том же, дети мои, - улыбнулся старик. - Приятно видеть, что и в смутные времена кого-то интересует не только золото и преходящие удовольствия жизни. Вы оба кажетесь мне людьми учёными и опытными. И то, что вы знаете Illhe-Thalen, средний язык, для меня - приятная неожиданность.

    - Кто обучил вас? - спросила Фиар прежде, чем Ривллим успел открыть рот.

    - Одна из моих гостей, - ответил старик. - Примерно год назад. Говорят, они путешествуют по всему миру, пытаются найти общий язык со всеми.

    - Khainssa, - вполголоса произнесла девушка и старик кивнул.

    - Верно, примерно так они себя и называют. Значит, они добрались и до вас? Я очень рад.

    - Давно ли пираты обосновались в городе? - спросил Ривллим после продолжительной паузы.

    - Около десятка лет. Теперь он не просто главарь пиратов - у него и армия, и министры....

    - Благодарю вас, почтенный. Выходит, дорога вдоль побережья небезопасна.

    - Уже не безопасна, - согласился старик. - Если бы я шёл на запад, избрал бы Срединный тракт. Правда, там тоже неспокойно.

    - - -

    Итак, их отнесло примерно на двадцать два века назад.

    Воин долго бродил среди изваяний, не пытаясь взглянуть им в глаза. Казалось: поднимешь взгляд и увидишь упрёк. Многих богов он не знал - то ли вера в них ослабла и пыль веков похоронила их, то ли ещё что. На многих постаментах не было надписей.

    Взгляд Ривллима как бы сам собой упал на статую улыбающейся женщины, в левой руке она держала венок, ладонь правой положила на загривок оскалившегося волка. Глаза статуи казались живыми. Вот мы и встретились, Хранительница, подумал воин устало. Он с трудом отвёл взгляд от пронзительных ярко-зелёных глаз изваяния и, обернувшись, увидел за своей спиной Фиар.

    - Если при мне кто-нибудь хоть раз упомянет добрые старые времена, я своими руками сверну этому человеку шею, - мрачно пообещал воин. - Чем дальше, тем меньше добра. - Он церемонно поклонился богине и повернулся лицом к Фиар. Та тоже была невесела. - Сейчас: мы уйдём, а когда и если вернёмся, найдём только пепел и кости.

    - Ты не сможешь помочь всем, - отозвалась Фиар. - Тебе просто не хватит жизни.

    Ривллим не ответил. Повернувшись к статуе, он посмотрел в глаза каменному волку. Глаза были равнодушными. Хотя нет. Скорее всего, их обладатель не считал необходимым иметь насчёт воина какое-нибудь мнение. Не вставай мне поперёк дороги, говорил это взгляд.

    - Ну что, сайир? - Фиар прикоснулась к его плечу. - Принимай решение. Ты хочешь спуститься в город и перебить пиратов? Вижу, что хочешь. Но даже нам вдвоём это может оказаться не под силу.

    Ривллим повернул голову в её сторону.

    - Договаривай, - велел он спокойным тоном.

    - Армия Заирри вскоре вернётся из похода. Тебе не кажется, что участь святилища уже решена?

    - Участь святилища известна только богам, - ответил Ривллим чуть резче, чем хотел. - Почему бы не спросить их мнения?

    - Разве всё происходящее не является ответом? - Фиар обвела рукой пространство вокруг себя.

    - Не обязательно, - послышался новый голос справа от неё. Воин и Фиар разом обернулись, услышав этот голос.

    Из-за статуй выступила женщина (вернее, ольтийка), в зелёном плаще, с посохом в правой руке и венком из веток ивы - в другой. Невольно глаза путешественников вернулись к статуе... и обратились на пришелицу. Ривллим всё ещё соображал, что происходит, а тело само собой опускалось на колени и делало священные знаки. Фиар только слегка наклонила голову, не отводя взгляда. Ольтийка некоторое время смотрела девушке в глаза, затем улыбнулась.

    - Вижу, вы меня знаете, - проговорила она, и в голосе её воин различил пение птиц, шелест ветра и далёкие раскаты грома. - Это поразительно, ведь я вас не знаю.

    Она легонько стукнула посохом о пол, и посох растаял в воздухе. Краем глаза воин заметил, что старик тоже заметил нового посетителя: он поднял руки ладонями перед собой, сложил их вместе и поклонился. Хранительница на миг взглянула в сторону Хранителя и едва заметно кивнула.

    Откуда-то появились волк и рысь, усевшись по обе стороны от хозяйки. Ривллим с трудом отвёл глаза от пристального взгляда кошачьих глаз и посмотрел на Фиар. Та казалась совершенно спокойной.

    - Нечасто доводиться увидеться с богами, - произнесла Фиар и, улыбнувшись, с поклоном протянула ольтийке зелёную веточку. Та в изумлении смотрела на свой собственный дар и, в конце концов, легонько прикоснулась к ней пальцем. Веточка засияла сильнее.

    - Нечасто здесь появляются люди, не теряющие при этом рассудка, - ответила Хранительница, глядя в глаза воину. - Как тебя называет твоя спутница?

    - Сайир, - ответил Ривллим и стиснул зубы. Начинается... Новые испытания?

    Ольтийка замерла. Прикрыла глаза, приподняла голову - вслушивалась во что-то, недоступное слуху остальных.

    * * *

    Вемкамтамаи убедился, что настороженность окружающих постепенно тает. Он оказался их сородичем. Он спел несколько песен (надеясь, что упомянутые там легенды не произведут неправильного впечатления), Показал, вызвав тем молчаливое уважение, как управляется с луком и дротиками, и перестал страдать от отсутствия внимания.

    Все держались независимо, непринуждённо; возможно, это - обычный вечер. Вемкамтамаи лихорадочно припоминал всё, что знал об этом времени и сопоставлял с тем, что услышал от здешних жителей.

    - Не помешаю?

    Голос принадлежал ещё одному высокорослому ольту. На взгляд человека ему было лет тридцать, не более. Вемкамтамаи посмотрел в лицо нового знакомого и понял, что не в состоянии оценить его возраст. Одет изящно, чем-то напоминая давешнего жреца.

    - Сделайте одолжение, - слепец подвинулся, обратив в сторону собеседника лицо.

    - Вижу, ты меня узнал, - произнёс вновь пришедший, улыбаясь. И ольт его действительно узнал. Надо же - вот так, запросто.

    - Ты Келинмеир, - ответил он. - Повелитель окрестных земель и...

    Пришелец остановил его поднятой ладонью.

    - Действительно узнал, - подтвердил он. - Церемонии ни к чему. Тебе оказывает покровительство иная сила. Жрец был прав, а ведь я ему не поверил.

    - И пришёл лично? - улыбнулся Вемкамтамаи. Сознание отказывалось относиться к сидящему рядом, как к богу.

    - Нет, - бог повернулся к ольту лицом, с которого моментально сбежала улыбка. - Ты пришёл в мои владения, чужеземец, и пришёл как нельзя кстати. Пророчества, как известно - игра... - он усмехнулся, - ведь я и сам создаю и исполняю их. Но в этот раз...

    Я для него - только инструмент, подумал Вемкамтамаи, неожиданно для себя начиная сердиться.

    - Чего же ты хочешь?

    - Содействия. - Келинмеир встал со скамьи и повернулся к ольту лицом. - Смотри. Вон там - руины Веэн-Наллера, - Вемкамтамаи тоже встал и, обернувшись, увидел, что они стоят у спуска в долину. Далеко впереди лежало озеро - крохотная полоска серебра на пыльном горизонте; и далее - слабо различимые очертания. Слепой обернулся. Позади них всё так же продолжался мирный вечер. Ну да, ничего удивительного. Бог всё-таки.

    - Мне знакомы эти места, - согласился Вемкамтамаи.

    - Один из ольтийских вождей спрятал там предмет необычайной ценности. Наложил на него проклятие, чтобы никто из здешних ольтов не смог завладеть сокровищем. Мне нужно, чтобы этот предмет вернулся. Сюда.

    - Бог просит о помощи смертного? - усмехнулся Вемкамтамаи.

    - У себя дома я сильнее кого бы то ни было, - спокойно ответил бог и движением руки вернул их назад, под своды леса. - Могущественнее даже той силы, которую представляешь ты, чужеземец. Но там моя власть кончается. Я прошу не для себя - для твоих сородичей.

    - ...Которые без этого предмета обречены, - закончил Вемкамтамаи. - Келинмеир, я не малолетний ребёнок. Меня не раззадорить рассказами о славе и подвигах. Чтобы заставить меня помочь, нужны веские аргументы.

    - Ты умнее, чем я думал, - с одобрением заметил бог и жестом пригласил к их скамейке молодую девушку. Та принесла им обоим по кружке дымящегося травяного чая; на боге её взгляд едва задержался, а вот от Вемкамтамаи она долго не отводила взгляда. В конце концов, засмеялась и была такова. - Нет твои сородичи выживут. Правда, не все. Сейчас идёт борьба за смертных, чужеземец...

    - И этот предмет тебе сильно помог бы, - закончил Вемкамтамаи.

    - Опять не угадал! - терпение его безгранично, подумал ольт. Как это я до сих пор не понял, что испытываю судьбу, разговаривая с ним таким тоном. - Я уверен, что не буду изгнан. Но рядом есть большая крепость, над которой у меня нет власти...

    - Шесть Башен? - спросил Вемкамтамаи, вздрогнув от неприятного предчувствия.

    - Верно, - удивлённо заметил собеседник. - То, о чём мы говорим - оружие. Оно нужно твоим сородичам, чтобы разрушить эту крепость. Угроза им, всем нам, исходит оттуда.

    С лица Вемкамтамаи исчезло скептическое выражение. Келинмеир продолжал рассказывать.

    Все остальные не обращали на них двоих никакого внимания. Словно их и не было.

    * * *

    - Сайир, - повторила, наконец, ольтийка, устремив на воина взгляд пронзительных глаз. - Как необычно! Такой должности не существует, но ты говоришь правду. Я ощущаю, что даровала тебе оружие... но не помню тебя, Ривллим сын Эвейра! - она рассмеялась. - Никогда не думала, что такое возможно. И спутница у тебя очень, очень необычная, - она одарила Фиар ещё одним взглядом, который девушка спокойно выдержала. - Думаю, смогу помочь вам. Хотя возможности мои не очень велики.

    Сейчас невелики, подумала Фиар.

    - Что будет со святилищем? - тихо спросил Ривллим.

    - Если ты захочешь, оно простоит здесь ещё многие века.

    Фиар при этих словах чуть усмехнулась - так, чтобы заметил Ривллим, но не увидела Хранительница.

    - Боги не могут защитить себя сами? - спросила она серьёзным тоном.

    - Могут, - ответила ольтийка. - Могут, эллено. Но святилище - это не мы, лишь изваяния в нашу честь. Этот мир создан для вас. Вам и защищать его, защищать то, во что вы верите.

    Фиар промолчала.

    - Моя власть не распространяется на город, - богиня указала рукой в сторону океана. - Но если произнести там, на руинах храма, моё подлинное имя, то я вернусь. И тогда, эллено, пираты уйдут навсегда.

    Она протянула свой венок Ривллиму и тот вновь опустился на колено, принимая его.

    - Встань, Ривллим сын Эвейра, - в голосе ольтийки звучал металл. - Это - последнее поручение.

    Она некоторое время молчала и гроза в её глазах, понемногу улеглась. Путешественники сохраняли молчание.

    - Выбери свой путь, Ривллим, - Хранительница прикоснулась к дорожному посоху воина. - А сейчас я хотела бы поговорить с твоей подругой.

    Ривллим молча поклонился в ответ, а когда поднял взгляд, перед ним остались только волк с рысью. Словно по команде, оба животных подошли к человеку и обнюхали его колени. Ривллим присел перед ними на корточки и боязливо протянул руку к загривку волка. Тот, однако, спокойно дал себя погладить. Сверкнул глазами только: знай, мол, меру. Рысь вежливо отстранилась и зевнула, демонстрируя клыки в мизинец длиной.

    - ...Ты возвращаешься домой? - спросила ольтийка, едва они с Фиар отошли к противоположному краю святилища.

    Та кивнула.

    - Я бы не стала этого делать, - лицо богини потемнело. - Я плохо вижу вас; нечто могущественное ведёт вас, и в конце пути будет не то, к чему ты стремишься.

    - Я хочу сама всё увидеть, - возразила девушка, посерьёзнев. - Не люблю предсказаний, они делаются только для того, чтобы события не могли повернуть иначе.

    Ольтийка одобрительно улыбнулась: - Твоё право. - Протянув руку, она коснулась лба девушки. Та ощутила холодок, пронизавший всё её существо. - Нечасто мне помогают такие, как ты, эллено. В моих владениях ты отныне будешь в безопасности. Большего сейчас я даровать не могу. Если только ты сама не попросишь.

    - Благодарю, - Фиар поклонилась, на этот раз более учтиво. - Могу я спросить?

    Богиня кивнула, глядя в сторону океана.

    - Ты дала ему поручение, зная, что он не сможет отказаться?

    Ольтийка едва заметно улыбнулась.

    - Смотри, - она указала рукой в сторону океана и их обеих словно бы перенесло туда, к одному из холмов у города. Город утопал в зелени; в порту стояло множество кораблей необычного вида. Необычные экипажи, плывущие по воздуху, стремительно неслись к городу и уносились прочь от него. - Вот он, Эриггвен, великий торговый город, знаменитый во всём мире. Поблизости - другой крупный город, известный как Меорн. Таким он будет много веков спустя, если я вернусь туда.

    Фиар глядела во все глаза.

    Богиня сделала другой жест, и города не стало; пространство вокруг затуманилось, и девушка поняла, что они находятся поблизости от святилища. Ровные, широкие дороги проходили по тому месту, где должно было быть святилище - и экипажи, иного вида, влекли в обе стороны вереницы фургонов.

    - Это иное будущее, где влияние моё почти исчезло. Так будет выглядеть это место когда-то, если армия Заирри завтра сровняет святилище с землёй. Всё будет по-иному; иные города, иные люди. Есть и другие виды будущего - не хочу утомлять тебя их картинами. Понимаешь, о чём я говорю?

    Фиар отрицательно помотала головой.

    - У будущего много обликов, - пояснила ольтийка, взмахом руки стирая видения. - Я вижу их все; каждый из них чем-то лучше других.

    Фиар продолжала молчать.

    - Выбор, который сделает Ривллим - не для меня, - закончила ольтийка, указывая кивком в сторону Ривллима и своего эскорта. Для него самого.

    Фиар кивнула, уголки её рта чуть тронула улыбка.

    Они вернулись к Ривллиму. Тот молчал, нахмурившись; лоб его пересекали морщины.

    - Помочь я могу немногим, - произнесла ольтийка, обращаясь к обоим. - Вот совет. Если пойдёте белой тропой, отыщете оракул. Возможно, его совет пригодится. Что-то пристально следит за вами, гроза может разразиться в любой момент, - улыбнувшись, добавила богиня.

    Глядя Ривллиму в глаза, она добавила ещё несколько фраз. Фиар, судя по всему, не было дано их услышать.

    Хранительница подняла правую руку ладонью вверх. Волк и рысь сели у её ног. И их, всех троих, не стало. Лишь ветерок бросил на пол горсть высохших листьев и принёс терпкий аромат осени.

    - Боги любят выражаться туманно, - задумчиво произнесла Фиар, рассматривая зелёную веточку. - Интересно, почему?

    Ривллим пожал плечами. Он рассматривал венок. Простенькая вещь - но взгляда не отвести.

    - Ты хотел её спросить, - Фиар тронула его за рукав. - Но передумал. Скажи, о чём?

    Ривллим рассмеялся, но не ответил.

    III (XVIII).

    - Cпустимся в город порознь, - предложила Фиар. - Нужно добраться до храма прежде, чем ты встретишься с Заирри, правильно? Но сначала - разведка.

    Они спускались уже двадцать минут. Город был виден, как на ладони - изящный овал серого цвета, вписанный в оправу пяти высоких холмов. Издалека было видно, как пострадал город: вся северная часть, где находились Храмы и общественные учреждения, легла руинами. Интересно, руины охраняются? Ладно, на месте разберёмся. После того, как первоначальный запал прошёл, визит в город уже не представлялся простой затеей. Пираты - в прошлом пираты - смогли изгнать вовсе не миролюбивых аборигенов. Как им это удалось?

    - Кстати, хелауа, - спросил воин, пока длился привал. До города оставалось всего ничего: преодолеть последний оставшийся холм. - Ты же владеешь мгновенным перемещением? Никак не могу понять, зачем эта затея с путешествием? Мы же можем оказаться на месте через несколько минут.

    Девушка долго и задумчиво смотрела на своего спутника. Афамис (Фиар никогда не называла богов эпитетами, только подлинными именами) назвала её подругой Ривллима. Что она имела в виду? Что увидела в мыслях собеседников?

    - Вот, - произнесла она в конце концов. - Мне всё равно нужно доверять тебе. Вот почему.

    И в тысячный раз показала браслеты.

    - Не понял, - Ривллим выплюнул травинку. - Ничего не понял. Там, вблизи Шайра, всё работало безупречно. Почему же не станет работать здесь?

    - Когда я приближаюсь к Башням, браслеты не возражают, - призналась она, и, к своему неудовольствию заметила искорку, промелькнувшую в глазах воина.

    - Ты снова чего-то не договариваешь, - отвернулся он. - Ну и пусть. Рано или поздно я разгадаю загадку. Ответ где-то на поверхности, я уверен.

    - Никогда её не разгадаешь, - возразила Фиар; как показалось воину - с горечью. - А если найдёшь ответ, то неправильный.

    - Изъясняешься, словно оракул, - усмехнулся Ривллим. - Ладно, тебе виднее. Время дорого. Итак, договорились. Если не удастся встретиться ни в одном из заведений, через сутки возвращаемся на этот холм.

    - Верно, - Фиар проверяла, как идёт ей чёрная колдовская кожа. Как всегда, шла она безукоризненно. - И помни: мы с тобой незнакомы. Ты - странствующий охотник за сокровищами или наёмный солдат - таких сейчас немало. Если мне потребуется помощь, - девушка сверкнула ослепительно белыми зубами, - ты сразу же узнаешь.

    - Удачи, хелауа.

    - Удачи, сайир. - Она взяла его за ладони и, подмигнув... растаяла в воздухе. Ривллим стоял, озадаченно моргая. Трава чуть примялась в нескольких шагах от него... он услышал тихий смех, и больше ничто не напоминало о Фиар.

    Решительно, он ей нужен, как рыбе - башмаки. С такими-то талантами... ничего не понимаю. Поверить в то, что это - просто прихоть, также невозможно: нет у неё прихотей; только желания, неминуемо исполняющиеся. Что же ей от меня нужно?

    Он припомнил свой разговор с Хранителем, с глазу на глаз.

    Всех ли богов можно увидеть в этом святилище, почтенный?

    Всех, кого знали и знают в нашем мире последние несколько тысяч лет. Кого-то, несомненно, здесь нет.

    И с Фиар:

    Отчего ты не хотела посещать святилище? Разве тебе не хочется увидеть бога, который тебе покровительствует?

    Даже если бы он был здесь, не стала бы искать.

    Нет, так не понять, кто она. Кто-то из подземных жителей? Не дарион - их Ривллим видел немало. Тогда кто? Кто-то под маской? Солнечный Лист позволяет видеть сквозь иллюзорный облик. Не оборотень... Но кто же она тогда?

    Вопросы множатся.

    Воин некоторое время смотрел на оголовье меча. На шестиугольник - эмблему Башен. Меч позволяет рассеивать иллюзии... Рассеивать... Какая-то мысль вертелась в голове, но никак не хотела подниматься на поверхность.

    В конце концов Ривллим собрал поклажу, сделал ещё один глоток из фляжки и, поморщившись, принялся спускаться. С другой стороны холма - в сторону восточных ворот.

    Чем ближе он подходил к воротам, тем глупее казалась недавняя мечта - ворваться в город истребить всех бандитов. Будем надеяться, что жидкий огонь ещё не изобрели, а магия и проклятия не так мощны, как прежде. Хотя нет. Не будем надеяться вообще ни на что, кроме удачи.

    * * *

    - Кого там ещё несёт? - хриплый голос, без сомнения, принадлежал стражнику. Можно пользоваться собственным именем - кто его здесь может знать?

    - Ривллим, иду с востока, - невозмутимо отозвался воин. Его не сразу удивило, что он понимает язык, на котором говорит стражник, и в состоянии говорить на нём. Это ещё откуда?

    Откуда-то из полутьмы под аркой возник явно не страдающий чистоплотностью верзила и, опираясь на алебарду, смерил взглядом худого незнакомца в поношенном платье.

    - С востока, значит. Ну что ж, плати. Эриггвен рад видеть всех, кто почитает его законы.

    Путник молча протянул три небольших золотых монетки.

    - Ты что, отстал от жизни? - притворно изумился стражник, мимоходом убирая одну из монеток в карман. - Плата за вход составляет...

    - Три золотых, - оборвал путник сухо. Голос выдавал человека бывалого. - Провалиться мне на месте, если третью монету ты не положил только что...

    - Тихо, тихо, - примирительно произнёс стражник. Ему всё больше нравился этот человек - за словом в карман не лезет; не чета отребью, что ищет спасения в Эриггвене от заслуженного топора либо петли. Видно, что человек умеет управляться с мечами, рукояти которых виднелись из-за его спины. - Всё правильно, Ривллим. Позволю напомнить, что после заката солнца появляться на улицах города не положено.

    Пришелец молча кинул ему ещё одну монетку и стражник, словно заправский фокусник, моментально спрятал её где-то между пальцев.

    Ривллим следовал простому правилу: в незнакомой обстановке стараться не выделяться среди присутствующих. Следовать интуиции, идти, куда глаза глядят. Так, понятно: налево - к портовым сооружениям; направо, видимо, вёл в сторону жилых кварталов. Запахи клубились такие, что оставалось удивляться, как весь город до сих пор не перемёр от чумы. Эриггвен не вызывал восхищения. Никакого.

    Итак, я кладоискатель. Сумел подзаработать. Куда мне сейчас? Несомненно, в заведение повеселее. Остановиться, осмотреться, отдохнуть после трудов. Спустить изрядную часть добытого и отправляться вновь. Так просто.

    Стража стояла, скучая, почти на каждом перекрёстке - видимо, с порядком тут не очень. На Ривллима никто не обратил внимания: мимо проходили люди и побогаче, и победнее. Время от времени воин ловил жадные взгляды, направленные на мечи, но старался не подавать виду. Лист не позволит к себе прикоснуться: вор неожиданно забудет про всё на свете и забудется глубоким сном в ближайшем тёмном углу.

    ...Ривллим замер, словно ударился о невидимую стену. Перед ним, рассуждая о чём-то с человеком в богатом дорожном наряде, стоял, несомненно, служитель культа - лёгкой накидке и чёрной повязке, что охватывала его лоб. На накидке явственно различались руны, что в изобилии украшали одно из изваяний святилища - там, вдали, в подземельях Шайра.

    И посох - чёрно-белая спираль из свившихся змей.

    Воин ощутил, что взмок, весь, сверху донизу. Что делать? Прохожие обходили иерарха Хаоса особенно старательно, торопливо делая священные знаки, если им казалось, что человек смотрит в их сторону. Будем двигаться естественно. Аристократ (или кто это был) закончил беседовать с иерархом и проследовал куда-то дальше. Пойду-ка я дальше, не торопясь, спокойно...

    Тихий голос за его спиной произнёс:

    - День добрый, почтенный. Не могу ли я вам чем-то помочь?

    И в этот раз тело вновь спасло Ривллима. Пока он лихорадочно собирал мысли, тело его неторопливо повернулось, изящно поклонилось и произнесло:

    - Доброго здравия вам, уважаемый, и вашим могущественным покровителям.

    И тут вернулось самообладание. Он почувствовал, что Солнечный Лист нагрелся; от меча исходил низкий звук - словно рокот далёкой грозы.

    * * *

    Утром Вемкамтамаи и шестеро молодых ольтов, которых ему дали в помощники, вышли к тому самому камню, возле которого в незапамятном будущем будет сидеть Ривллим и скучать, ожидая своего беспечного товарища. Город и озеро были как на ладони. На прощание бог заверил пришельца, что город близ руин совершенно необитаем - в том смысле, что ничего живого и враждебного там нет. Утешил, подумал слепец. А как насчёт неживого? Возмущаться бессмысленно: богов подобные мелочи никогда не интересуют. Интересно, подумал ольт неожиданно, как становятся богами? Можно ли стать богом, если некогда родился смертным? И если да, то помнит ли бог, каково это - ощущать свою конечность и в пространстве, и во времени?

    Судя по всему, не всегда.

    - В руины я спущусь один, - заявил Вемкамтамаи, обводя всех пустыми глазницами. Хорошие попались ребята, ни один даже не вздрогнул. - Будете дожидаться меня по другую сторону озера, в течение трёх дней. Если я не вернусь, вернитесь и сообщите.

    - Но... - начал было самый старший из шестёрки.

    - Никаких но, - оборвал его Вемкамтамаи. - Вам туда дорога закрыта. Вы не можете помочь мне.

    Как и следить, чем я буду заниматься, подумал он.

    - ...Кроме того, такова воля Келинмеира, - заключил Вемкамтамаи, вновь пользуясь тем, что бог не в состоянии прочесть его мысли. Хорошо, если так будет и в будущем.

    Поскольку он не собирался отдавать могущественный предмет - мощное оружие - в руки какого бы то ни было ольтийского рода. Ибо прекрасно знал, что такое гражданская война.

    Вот только что сделает разгневанный бог? И даже, наверное, не один: другие селения наверняка имели далеко идущие планы насчёт предмета.

    Звался предмет ни много ни мало Хрустальный Свет. Красиво. Но что это такое - никто не знает. Как водится, вздохнул Вемкамтамаи. Пойди туда не знаю куда...

    Остаток пути они прошли без особых приключений и даже поговорили о всякой всячине. То, что сам бог не велел соваться в смертоносные руины, успокоило молодых ольтов.

    * * *

    - Я не видел вас в этом городе раньше, - произнёс служитель Хаоса, улыбаясь. - Видно, что вы - неплохой воин. Это очень кстати. Правитель Заирри нуждается в подобных людях.

    - Заманчивая идея, - ответил Ривллим, по-прежнему не поднимая глаз (давешний аристократ избегал смотреть служителю в глаза). - Хорошо, если возьмут на службу...

    - Возьмут, - кивнул служитель. - Правитель прибывает сегодня вечером. Обратитесь в канцелярию завтра на рассвете.

    - Так и сделаю, - воин ощутил, что перестал бояться этого человека с глазами гремучей змеи. - Не подскажет ли мне уважаемый собеседник, где я смог бы остановиться в Эриггвене?

    Служитель молча махнул рукой на север - видимо, потеряв интерес к разговору. Ривллим торопливо поклонился ещё раз и зашагал в указанном направлении. Служитель побрёл в другую сторону.

    Правда, оказалось, что в Эриггвене не один служитель Хаоса. В этом воин очень скоро убедился.

    В канцелярию, значит. Смех, да и только. Канцелярия! Этот Заирри действительно создаёт собственное королевство. Впрочем, какое мне дело? Меня не разоблачили (непонятно, почему), спасибо и на том. Приступаем к следующему этапу. Сбору слухов. Начнём вот с этого заведения...

    Заведение располагалось в трёхэтажном доме и носило гордое название Попутный ветер.

    - - -

    Фиар тем временем завершала стремительный осмотр местных достопримечательностей. Она успела выяснить, что доступ к северной части города ограничен, что охрана там неплохая, и что служители Хаоса явно приглашены в Эриггвен по просьбе правителя. Мерзко всё это. Насколько она знает историю древних царств, пираты получили отпор на юге и двигались вдоль побережья, пока не обосновали крепость на дальнем Севере. Зародыш будущей Империи Лерей.

    Либо что-то не в порядке с памятью, либо...

    Место было отвратительным. Всякий раз, когда она пробегала (невидимая, естественно) мимо служителя Хаоса, тот настораживался. Вот это чутьё!

    В конце концов, Фиар скрылась в одном из переулков и вышла на свет, в облике женщины в годах, не слишком привлекательной (здешние ухажёры вызывают тошноту), но и не уродливой. Немолодой и познавшей разные стороны жизни. Женщин в городе было на удивление много, но роль им отводилась самая примитивная.

    Убедившись, что маска действует, Фиар посетила здешние торговые ряды. Чуть позже - начать искать в постоялых дворах Ривллима, а заодно какого-нибудь не в меру болтливого любителя поразвлечься.

    Чем проще желания человека, тем легче им управлять. В этом Фиар убедилась на опыте: заставлять Ривллима делать то, что ей нужно, получается всё хуже и хуже.

    Несколько раз чьи-то жадные ладони прикасались к ней - к тем пышным прелестям, которые должны были видеть окружающие - и всякий раз девушка молча давала сдачи. В последний раз обрушила на пристававшего залп отборной ругани - такой, что сама себе поразилась. Да, Афамис, когда обучила их здешнему языку (интересно, заметил ли это Ривллим?), не поскупилась.

    - - -

    Взоры обратились на Ривллима, едва он вошёл в просторную комнату, где дышать было решительно нечем. Впрочем, обратились ненадолго. Хмурый пришелец с двумя внушительными мечами за спиной молча проследовал к стойке, за которой восседал похожий на откормленного борова хозяин заведения, и молча бросил на стойку горсть серебряных монет. Интересно, откуда Фиар взяла это богатство? Не из воздуха же, в самом деле.

    - Комнату, - произнёс Ривллим, встречаясь взглядом с оживившимися при виде серебра глазками хозяина. - Дня на три. Самую лучшую.

    - Этого мало, - возразил хозяин, сгребая монеты.

    Ривллим молча положил на стойку золотую монету. Хозяин облизнул губы.

    - Теперь хватит? - спросил воин равнодушно.

    Хозяин молча кивнул. Ривллим подошёл поближе и придвинулся к хозяину вплотную.

    - Это за питание, - второй золотой тихонько скользнул по стойке и был ловко пленён жирной рукой. А боров-то вовсе не медлителен, заметил воин. Забавно. - Ну и, сам понимаешь...

    Хозяин кивнул, глазки его на миг сделались сальными.

    Ривллим молча уселся на ближайшее свободное место и ощутил - непонятно, как - что кто-то тянется к нему ловкой рукой. К поясу. Конечно, как же без этого.

    Он неожиданно взмахнул правой рукой и сшиб незадачливого воришку локтём, разбив тому лицо. Приставил кинжал к его горлу и усмехнулся. Воришка (совсем молодой ещё парень) хрипел и всем видом показывал, что хочет жить. Ривллим скривился и отодвинул его ногой.

    За ним наблюдали. Несколько одобрительных возгласов нарушили ровный гул внутри таверны и разбойник (по всем признакам, разбойник) остановился у его стола, почтительно приподняв шляпу.

    - Позволите присесть? - обратился он и Ривллим кивнул, сохраняя на лице самодовольную улыбку. Актёр из меня не очень, подумал он. Врать я тоже не силён. Придётся выкручиваться.

    Впрочем, вжиться в роль наёмника оказалось легко, и Ривллим, время от времени заказывая новые кружки с пивом, узнал много подробностей относительно того, что здесь творится. Взамен рассказывая подлинные - ну разве что самую малость приукрашенные - истории из своей жизни. Это произвело большое впечатление.

    Кто бы мог подумать, что придётся развлекать историями такое общество!

    * * *

    Когда до руин оставалось менее километра, спутники Вемкамтамаи начали проявлять первые признаки беспокойства. Вокруг царила тишина; городок, возведённый над гробницей, простоял всего полвека и был стёрт с лица земли мощным землетрясением. Первым в этих краях за многие века, и пока что последним... Руины выглядели очень живописно: окрестный лес мало-помалу завоёвывал пространство, некогда отнятое у него.

    Спустя многие века здесь повторно воздвигнут город, который дотла сожгут покоряющие континент. И вновь будут руины, и мох на них, и гробовая тишина. И в третий раз восстанет город - и ничто не будет напоминать о мрачном прошлом. Ольт подивился, как странно может оборачиваться знание будущего. Некоторые места и события полностью лишались тех качеств, которые припишут им современники. Например, что сказали бы дарионы, узнав, что на месте их прекрасной подземной столицы когда-то пустит корни могучий Шайр?

    Пустынная степь к западу. Очень нескоро она станет плодородной равниной: пока же она грозит смертью неосторожному путешественнику. Пыльные бури, жара, полное отсутствие воды.

    - Разбейте лагерь на дальнем берегу озера, - ольт указал, где именно. - Устройтесь так, чтобы с юга и востока вас не было видно. Ожидайте моих сигналов.

    И, простившись по имени с каждым сопровождающим, Вемкамтамаи быстрым шагом направился к ближайшему разрушенному участку стены. Сказывалась ольтийская одежда: стоило добраться до россыпи камней, как его силуэт слился с ними. Только когда ольт двигался, можно было заметить его.

    * * *

    Ривллим вернулся в Попутный ветер. Город утомлял хаотичностью, грязью, скоплением народа. Заирри, кем бы он ни был, организовал управление довольно толково. Мелкие должности были выборными; верхушка же - сам Заирри и его министры - были властью бессменной. Воин выяснил одну важную деталь: при любой смене министров нижних чиновников и военных (в предположении, что этот сброд заслуживал такое имя) никто не трогал.

    Насчёт же служителей Хаоса было неясно. По осторожным словам завсегдатаев удалось понять, что эти неразговорчивые люди появились сравнительно недавно, лет двадцать назад, и с тех пор помогают правителю в военных операциях. Вот ведь напасть! Словно грибок на больной древесине, Хаос появлялся везде, где было неспокойно и уничтожить его можно было только огнём.

    Руины Храмов тщательно охранялись, доступа туда не было. Чтобы осмотреть их, необходимо разрешение одного из министров.

    Мысли Ривллима смешались, когда двери заведения отворились, и внутрь вошла стройная молодая женщина, по виду - уроженка запада. Шум голосов в трактире немедленно смолк и все взгляды - примерно одного рода - устремились на вновь вошедшую. Видно было, что дама - не знатных; из присутствующих пришелица удостоила кратким взглядом лишь Ривллима да нескольких остальных. Воин не сразу догадался прикоснуться к ножнам Листа, а когда прикоснулся, то увидел, понятное дело, Фиар. Вид у девушки был утомлённый. Она едва заметно кивнула воину и перестала обращать на него внимание.

    Ривллим, поглазев из солидарности с остальными, вернулся к ужину. После, удостоив прекрасную незнакомку (возле которой боров-хозяин, ощущая себя прекрасным павлином, уже распускал хвост) учтивым поклоном, покинул общую комнату. Добрался до лестницы, ведущей в свою комнату и, подозвав служанку, велел подать бадью с горячей водой.

    - - -

    Смывать с себя грязь и вонь Эриггвена оказалось занятием божественно прекрасным. Ривллим добрые полчаса отмокал в чудесной горячей воде, после чего позволил прислуживавшим девушкам хорошенько оттереть себя. Странное дело. Там, за холмами, он никак не мог предположить, что всего один лишь день в этом городе произведёт такое впечатление.

    ...Когда он немного остыл и отошёл от окна (глядеть там было решительно не на что), бадья уже исчезла, а у двери стояла, ожидая распоряжений, привлекательная девушка лет двадцати - достаточно умело и со вкусом раздетая. Обслуживание на высшем уровне, подумал Ривллим и незаметно для неё усмехнулся. Нет... только не это. Не при таких обстоятельствах. По глазам девушки было видно, что этот не вполне обычный постоялец ей и в самом деле нравится больше, нежели прочие постояльцы, но... Ривллим ощутил гадливость, перебороть которую был не в состоянии. Но отправить девушку просто так - значит, неминуемо породить массу разговоров. Рискнём. Там, у Шести Башен, его скромных познаний в храмовой магии хватило, чтобы вернуть пленникам часть здоровья и надежду. Он подозвал девушку к себе и, глядя ей пристально в глаза, левой рукой незаметно сделал магический знак, а правую положил на её плечо.

    После чего перед глазами его пронёсся вихрь видений - видений того, что, надо полагать, должно было произойти. Слегка, так скажем, подправленных. Устроим себе небольшую рекламу... Когда он отпустил девушку, в глазах её, подёрнутых дымкой, отражалось пережитое, а лицо стало по-настоящему прекрасным.

    Магия действует! Как странно... Хранительница дала понять, что принимает его отставку - нет Меорна, нет должности сайира, ничего нет...

    Ривллим подмигнул девушке, осторожно пересыпал в её ладонь пригоршню серебряных монет и вежливо выпроводил, приказав разбудить его, как только начнёт светать. На пороге девушка обернулась и от её взгляда Ривллим почувствовал себя так, как, наверное, ощутил себя боров за стойкой, когда Фиар обратила на него задумчивый взор...

    После чего Ривллим позволил себе растянуться на простынях (насекомых нет, надо же!) и сдаться подкравшейся сонливости. Устал так, словно весь день таскал тяжёлые мешки.

    - - -

    Он очнулся от того, что в комнате появился кто-то ещё. Была ночь. Небо, затянутое тучами, не пропускало лунный свет, и воин заметил только силуэт, притаившийся у двери.

    Он стремительно уселся в постели и в руке его зелёным пламенем блеснул Кошачий Глаз. Камень-зрачок на рукояти раскрылся и подозрительно уставился в темноту. В комнате словно посветлело, но силуэт оставался только силуэтом, тенью.

    - Спокойно, сайир, - услышал он знакомый голос и звук задвигаемого засова. - Все давно уже спят... - тихий смешок.

    Воин пошевелил носом. Благовония. Ну да, разумеется, она же знатная дама. Который сейчас час?

    - Дверь же была заперта, - произнёс он вслух.

    - Какие мелочи, - Фиар снимала с себя всевозможные украшения, оставляя их, где придётся. Что за странные манеры! Затем осуждающе спросила:

    - Здесь только одна кровать?

    - Я путешествую один, - напомнил воин. Ему страшно хотелось спать, но у Фиар явно было, что рассказать. - И мы с тобой не знакомы, правильно?

    - Тогда подвинься, - он заметил, что девушка успела избавиться от чёрной одежды и стоит у кровати, глядя ему в глаза. Ривллим повиновался, несколько ошарашенный. Хоть на пол не прогнала, мелькнула мысль. Фиар скользнула под одеяло. Он повернулся в сторону девушки и та сразу напряглась.

    - Следи за руками, сайир. Иначе...

    - Понял, - ответил Ривллим, борясь со смехом. Со стороны вся сцена должна казаться необычайно смешной. - Останусь без глаз. Не беспокойся, кровать большая. Ну, как у тебя дела?

    Фиар с наслаждением вытянулась во весь рост и, глядя в потолок, произнесла:

    - Утомительный вы, мужчины, народ. Впрочем, у здешних аристократов желания очевидны, а фантазия беднее, чем у малого ребёнка.

    - Кого ты нашла?

    - Министра Виркхана, - девушка сладко зевнула и вновь потянулась. - Он тут торговлей распоряжается. Только что от него. Прощай, мой дорогой, свиданье наше тайно завершилось...

    - Что?! - Ривллим приподнялся на локте. - Ну, знаешь...

    - О, да ты ревнуешь! - Фиар негромко рассмеялась. - Я это запомню. Да не переживай ты так. За кого ты меня принимаешь? Здесь конюхи куда приятнее и чище, чем эта свинья. Наш дорогой советник весь вечер купался в иллюзиях... и сейчас видит прекрасные сны. С моим участием...

    - Ясно, - Ривллим вновь повернулся на спину. - И что он рассказал?

    - О, много чего, - девушка неожиданно посерьёзнела. - Времени в обрез, сайир. Заирри прибывает этой ночью и немедленно выступает на север, во главе гвардии. Уж не знаю, что он затеял. Попутно он уничтожит святилище - там будет воздвигнут Храм Хаоса. Немного отдохнём - и за дело. Кстати, - добавила она сонным голосом. - Как ты нашёл такую чистую комнату в этом хлеву?

    Не дождавшись ответа, она уснула.

    Проснулся Ривллим за полчаса до того момента, когда в дверь тихо постучали снаружи. Фиар прижалась к нему, обняв за плечо, и воин некоторое время лежал, наслаждаясь жарким прикосновением и непостижимым слабым запахом грозы, который исходил от девушки. Приходилось немало напрягать волю, чтобы справиться с тем древним, мелким, но могучим демоном, что просыпался внутри от прикосновения к девушке.

    И всё равно он позволил себе полежать четверть часа. Самые приятные четверть часа за истекшие сутки. Потом осторожно прикоснулся к горячей кисти (осторожно, поскольку насчёт глаз она, скорее всего, не шутила).

    - Пора, - шепнул он и ощутил, как её ладонь на миг стала обжигающе горячей. После чего Фиар пошевелилась, что-то невнятно произнесла и открыла глаза. И лежала, не отпуская Ривллима, не шевелясь - глядя куда-то в пространство.

    ...Ей впервые в жизни приснился сон - или, по крайней мере, она впервые его запомнила. Она взбиралась по отвесной каменной стене, за гребнем которой находилась долгожданная цель её пути, а внизу, на дне пропасти, бродили тысячи голодных чудовищ, с вожделением глядя на неё. Над головой её от стены откололся камушек и, пытаясь увернуться, Фиар сорвалась. Она падала молча, тщетно пытаясь ухватиться за какой-нибудь выступ, и слышала приближающийся торжествующий рёв множества глоток...

    И проснулась - от того, что Ривллим тихо, но настойчиво, позвал её. Проснулась и некоторое время лежала, вслушиваясь в сердцебиение.

    Часть 2 (6). Дождь и солнце

    IV (XIX).

    Фиар заметила, как Ривллим что-то тихо шепнул на ухо девушке, что постучала в их дверь. После того, как они с Фиар наскоро позавтракали и проверили снаряжение, Фиар поинтересовалась:

    - Что ты ей сказал?

    - Покинуть город и направляться к святилищу, - воин встретил недоумевающий взгляд и пояснил. - Мне стало её жалко. Что я могу поделать?

    Фиар некоторое время смотрела на него, словно пыталась прочесть мысли, и заметила только:

    - Всех не спасти. Кроме того, нужно оставлять как можно меньше следов. Ты поступил неразумно.

    - Поступил так, как захотел, - Ривллим убедился, что ничего не забыл и повернулся к спутнице. - В любом случае, сюда мы не вернёмся. Верно?

    Фиар не ответила, занятая начертанием необычных символов во всех четырёх углах комнаты.

    - Зачем это? - поинтересовался он.

    - Для надёжности. Забочусь о том, чтобы в этой комнате осталось как можно меньше воспоминаний. На всякий случай.

    - Огонь? - внезапно догадался Ривллим. Девушка кивнула.

    - Огонь. Не беспокойся, другие комнаты не загорятся, - она поманила его к себе. - Поспешим. Отряд Заирри выходит через час после рассвета.

    Они вышли наружу. Привратник, скучающий у дверей, не обратил на них никакого внимания.

    - Твоя работа? - тихо спросил воин, ускоряя шаг.

    - Моя, - ответила она, не оборачиваясь. - Возьми меня за руку: какая-никакая, а маскировка.

    * * *

    Вемкамтамаи провёл ночь, блуждая среди развалин. Он не был суеверен, и ничто не предупреждало об опасности. А искать вход в гробницу - занятие не из лёгких. Заниматься этим при свете дня не хотелось: шестеро сопровождающих попытаются следить за ним. Ночью же, бесшумный и зоркий, Вемкамтамаи обладал серьёзным преимуществом.

    Зоркий-то зоркий, но гробница оказалась сокрытой на совесть. Проще всего было ориентироваться на останки предшественников. За прошедшие года кости были растащены животными, унесены ветром, а то и похоронены: говорят, изредка здесь появляются бродячие монахи и пытаются успокоить гневный дух древнего вождя. В последнем они так и не преуспели, но хоронили останки охотников за сокровищами.

    Вемкамтамаи, правда, предпочёл бы, чтобы останки оставались там, где их настигла гибель: предстоит осмотреть не менее четырёх сотен квадратных метров. Вздохнув, ольт принялся присматриваться к обломкам и вчитываться в немногие сохранившиеся надписи. И - сразу же сюрприз. Вот он, вход... точнее, девять входов. Открыты, хотя и частично завалены. Какой из девяти ходов - подлинный? Девятью жизнями Вемкамтамаи не располагал. Надо идти наверняка.

    До самого рассвета ольт занимался расчисткой проходов. Вот они. Неразличимые. Одни и те же надписи, изображения, направление. Каждый кончается тёмным провалом: добро пожаловать, кладоискатель! Никаких дверей: вход - врата во мрак. Ничто живое не осмеливается приближаться к ним. Внешний склеп, величественное и богато украшенное здание, кануло в небытие. Можно представить, как сильно стремились забраться сюда, если от некрополя остались только девять лестниц, ведущих под землю.

    Вемкамтамаи позволил себе полтора часа сна. За последние двадцать веков он приобрёл способность тратить на сон один-два часа в день.

    * * *

    В столь ранний час прохожих было немного. Вернее сказать, была только стража, но она не обращала внимания на быстро шагающих путешественников. Когда до руин осталось не более сотни шагов, Фиар потянула воина за рукав:

    - Бегом, сайир!

    Что-то было в её интонации такое, что Ривллим не стал перечить. Они бегом промчались к каменному забору. Двое стражников кинулись в их сторону, едва только Ривллим принялся взбираться по выщербленной стене.

    - Стоять! - кричали они; один извлёк рожок, чтобы подать сигнал тревоги. Другой подбегал к Фиар - та стояла у стены, мило улыбаясь. И совершил большую ошибку, подбежав к ней с опущенной алебардой. На расстоянии пяти-шести шагов в него словно попала стрела: он споткнулся и рухнул, не издав ни звука. Его товарищ только и успел, что поднести рожок ко рту. Он также рухнул, не успев поднять тревогу.

    - Никуда не годятся, - заметила девушка, пока воин помогал ей спуститься по противоположной стороне стены. - Сначала надо подавать сигнал, а затем уже - ловить нарушителей. Быстро, сайир - указывай дорогу!

    Ривллим мгновенно сориентировался.

    - Туда, - указал он на холм из упавших одна на другую и сломавшихся каменных плит.

    Следующие несколько минут они бежали по грудам обломков, поросшим вьюном и колючками, заваленным пылью и мусором. Всё это норовило податься под ногами, провалиться, чтобы сломать или ранить ногу. Ривллиму показалось, что та же злая воля, что обрекла город на разорение, стягивается к ним - любой ценой помешать добраться до цели.

    За их спиной прозвучал одинокий, далёкий сигнал тревоги. Затем ещё один и ещё. Ну вот, началось.

    - Мы неплохо опередили их, - выдохнула девушка, помогая Ривллиму взобраться на очередную груду обломков. - Я думала, они будут попроворнее. Поднажми, сайир - у меня нет сил телепортироваться.

    От стены до развалин Храма было шагов триста, но им потребовалось не менее пяти минут, чтобы оказаться у развалин ограды Храма.

    Едва Фиар с Ривллимом спрыгнули с последнего завала и устремились к ограде, как шагах в десяти от них материализовался служитель Хаоса. Как показалось Ривллиму - тот самый, который говорил с ним накануне.

    - Стоять! - крикнул он, грозно поднимая руку. - Сдавайтесь, иначе...

    Фиар взмахнула рукой, дождём оросили пространство вокруг фиолетовые брызги, и служитель рухнул навзничь, прижимая ладони к проломленной груди.

    - Быстро! - крикнула Фиар, пинком вышвыривая тело за пределы ограды. Чёрный Дождь грозно светился в её руке. - Делай то, что должен!

    Ривллим очнулся от наваждения. Проворно вскарабкался туда, где некогда находился главный алтарь и, осторожно водрузил ивовый венок на развалины. Тут же над венком начал собираться туман. Оглянувшись, Ривллим увидел, как Фиар отправляет стрелу за стрелой в разные углы запретного района. Грохот стоял такой, словно несколько батарей обстреливали город из пушек.

    Ривллим едва не забыл произнести подлинное имя - Афамис - и тут же почувствовал Её присутствие. Слабое, но быстро набирающее силу.

    - Что ты делаешь? - прокричал воин, извлекая Солнечный Лист и изготавливаясь к бою.

    - Привлекаю внимание, - девушка спокойно извлекла из воздуха очередную обойму стрел с тяжёлыми тёмными наконечниками и, не торопясь, зарядила оружие. Щелчок. Стрела попала в одного их капитанов, что бежал по ближайшему справа холму каменных обломков. Капитан исчез в фиолетовой вспышке. Запоздалый грохот больно ударил по ушам.

    - Хочешь, чтобы сюда сбежалась вся армия?

    - Верно, - Фиар кровожадно улыбнулась. - Если на святилище выступит хотя бы один отряд, все наши усилия были напрасными. Мы опередили их минут на пять. Ещё немного, и они... Слева!

    Воин действовал автоматически. Слева от него воздух задрожал и на камнях возник ещё один противник. Солнечный Лист описал дугу... и противник расстался с головой. Странно, подумал воин - он, похоже, не видел меня!

    - - -

    Звук лопнувшей струны вывел ольта из дремоты. Вскочил, сдирая с головы капюшон. К югу от зенита две светящиеся полосы - белая и чёрная - скрестились.

    Нет, не две!

    Третья, родившись в точке пересечения первых двух, ярко вспыхнула в посветлевших небесах и стремительно начала падать прямо на ольта. Тот упал навзничь, защищая голову, и ощутил, как слабо качнулась земля под ногами. Вскочив, ольт увидел, что зеленоватый рукав, спустившийся с небес, уходит в третьи слева ворота. Рукав был не менее метра в толщину, от него исходило потрескивание...

    Вемкамтамаи не колебался. Собравшись, он прыгнул вглубь третьих ворот. Едва рукав обволок его, странная, невозможная тишина поглотила ольта; его мягко, но непреодолимо повлекло внутрь. Ощущение было и страшным, и приятным.

    Рукав неожиданно исчез. Тут же пропала поддерживающая ольта сила и он, упав на покрытый обломками пол, проворно откатился в сторону, вжимаясь в попавшуюся на глаза нишу. Что-то щёлкнуло, выбивая искры из пола прямо под его носом, и наступила тишина.

    Непроницаемый мрак окружал его. Однако Вемкамтамаи не торопился действовать. Последнее дело - торопиться. В подземельях самое главное - терпение. Ждать. Изучать всё, что находится вокруг. Иначе смерть может оказаться неправдоподобно долгой и неприятной.

    Усевшись в нише, ольт принялся размышлять над тем, что побудило его прыгнуть. Что за две полосы? Почему никогда не появляются поодиночке?

    Он не додумал. Вновь в воздухе возник светящийся зеленоватый рукав и Вемкамтамаи, не раздумывая, нырнул в него. И вновь его понесло, поволокло, а вокруг что-то свистело, скрежетало, вспыхивало. Длилось это, казалось, столетия, но кончилось разом. Ольт вывалился на пол, в густое покрывало пыли и обломков и остался лежать неподвижно. Вокруг постепенно проявлялись очертания обширного зала. Слабая фосфоресценция исходила сверху. Видел Вемкамтамаи небольшой частью правой кисти, но и этого было достаточно.

    Пять минут лежал он, прислушиваясь и вглядываясь в интерьер невероятно большого помещения. Множество статуй грозно смотрело на простёршегося на полу пришельца. И горы сундуков, шкатулок, коробок и мешочков лежали вокруг, присыпанные многовековой пылью.

    * * *

    Ривллим вовремя понял, что, хоть сам он остаётся невидимым для магов Заирри и служителей Хаоса, венок им прекрасно виден. И, возможно, представляет куда большую угрозу, нежели невидимый защитник.

    Отчего-то противник не мог переноситься на руины Храма; пока солдаты оцепляли место битвы и готовились стрелять, маги и иерархи пытались испепелить неведомо откуда взявшийся венок.

    Сразу шестеро иерархов появилось у ограды; двух из них остановила Фиар: два взмаха булавы, двумя служителями меньше. Над местом сражения сгущались тучи; из них начинала сыпаться чёрная морось. Ни капли её, однако, не упало на территорию разрушенного Храма.

    Чёрный Дождь, похоже, превосходно защищал Фиар; молнии, магические стрелы и полотна пламени втягивались в шипастую булаву.

    Ривллиму приходилось куда хуже. Пока венок уязвим - нет основания считать иначе - приходится прикрывать его, собственным телом.. Солнечный Лист не притягивал к себе чёрные ленты, что срывались с пальцев злобно оскалившихся магов. Ривллим метался, перекатывался и кружился, словно белка в колесе. Всякий раз, когда разряд попадал по клинку Листа, острая боль пронзала его пальцы. Попадания по телу были куда болезненнее.

    Казалось, бою не будет конца. Тучи сгустились, похолодало; чёрная морось становилась дождём. Режущая боль в пальцах; страшная дёргающая боль во всём теле, словно с него сдирали кожу, грохот, от которого едва не лопалась голова, запах горящей плоти, небо, сочащееся отвратительным дождём...

    Боль прошла, схлынула, оставив странную ватную слабость во всём теле.

    Иерархи, прикрывая ладонями лица, принялись пятиться; затем они побежали. Солдаты также бежали: что они могли поделать против противника, который оказался неуязвим для слуг Тёмных? Воин не мог знать, что в этот день Заирри лишился армии. Всего лишь двое пришельцев дерзнули бросить ей вызов - и справиться с ними не удалось. Фиар, которую не тяготило ложное благородство, успела уложить четырёх из семи иерархов из арбалета, прежде чем остальные скрылись из области видимости.

    Черные тучи над головой стремительно светлели, таяли, исчезали.

    Что-то толкнуло воина в спину. Он оглянулся. Храм восставал из обломков; сами собой в воздух поднимались плиты, срастаясь из осколков; проявлялась и обретала новые цвета роспись; налетевшие вихри уносили прочь пыль и накопившийся мусор. Они с Фиар отступили, зачарованно наблюдая за происходящим. В городе тоже что-то происходило - судя по шуму и отдалённым крикам.

    Вырос из земли, словно диковинная живая изгородь, забор из гранитных брусков.

    - Красиво, - произнесла Фиар, улыбаясь. - Ради этого стоило сюда прийти...

    - Вы-ы-ы??..

    Голос послышался откуда-то снизу. Ривллим отпрыгнул с места в сторону, словно заметил под ногами ядовитую змею. Фиар тоже отскочила, замахиваясь булавой. Но рука её замерла в воздухе.

    Убитый иерарх - тот, первый - приподнимался и знакомое воину красное свечение наполняло его чёрные глаза. Губы, перепачканные кровью, растянулись в усмешке.

    - Вижу, вас приговорили к смерти? - до боли знакомый голос достиг слуха воина. Он заметил, как побелело лицо девушки. - Не знаю, чем вы прогневали меня, но...

    Чёрный Дождь вновь опустился на иерарха и тот вновь свалился. Черный саван обволок и Дождь, и Лист. Путешественники переглянулись. Однако саван постепенно рассеялся. Фиар молча взмахнула рукой, и тело охватило пламя. Сквозь треск огня донеслись последние слова - как эхо горного обвала.

    До встречи, смертные...

    Сноп искр взметнулся в небо - всё, что осталось от покойника. Воздух на миг наполнился отвратительной гарью, но смрад тут же рассеялся. Вокруг воцарился аромат весны - цветения и пробуждения к жизни.

    - Идём, - Фиар прикоснулась к локтю Ривллима; тот продолжал смотреть на Храм. Двери его, как и полагается, были гостеприимно распахнуты. Пошатываясь, путешественники добрались до стены и с трудом взобрались на неё. И задержались: зрелище стоило того.

    Из каждой трещины между камнями, из каждой стены тысячами пробивались побеги лиан. Они отрывали камень от камня, крошили кладку, разрушали мостовую. Город прекращал своё существование: жители в панике бежали. Ривллиму чудились возникающие из ниоткуда и исчезающие без следа расплывчатые волчьи силуэты. Корабли стояли у причалов - мачты изорваны в клочья, множество пробоин зияет в бортах.

    - Как странно, - поразилась Фиар. Ривллим заметил, что она прихрамывает, а на лице её застыла гримаса боли. Надо убираться отсюда, но как?

    Ответ оказался простым. Фиар крепче сжала его руку, пространство вокруг потекло... и вот уже они стоят на вершине одного из холмов. Слева виднелось святилище, целое и невредимое; за их спинами - Эриггвен, который покидали остатки населения. Там, где должен был находиться восстановленный Храм, видна была лишь роща.

    Фиар зашипела и схватилась за запястья. Прикрыла глаза, стискивая зубы, и неуклюже повалилась на колени. Ривллим едва успел поймать её. Прошло несколько страшных секунд, когда ему казалось, что случилось непоправимое - лицо её посерело, тело обмякло, и дыхание почти не ощущалось. Не ощущалось и привычного жара - руки Фиар стали холодны, как лёд.

    Ривллим, неожиданно для самого себя, растерялся.

    Резкий порыв ветра пригнул ветви дерева, под которым они оказались, и сдул с лица девушки безжизненную серость.

    Фиар вздрогнула, открыла глаза и, держа кисти рук так, словно те сильно обгорели, уселась на траву.

    - Всё в порядке, - голос её был слабым, свистящим. - Сейчас пройдёт, не беспокойся.

    Прошло, действительно, очень быстро. Только неестественная бледность напоминала о том, что с девушкой только что было не всё в порядке. Она поднялась, стиснув зубы, на непослушные ноги, вцепилась в руку Ривллима и бросила прощальный взгляд на город.

    - Смотри, - указала она рукой.

    Над Эриггвеном поднималась радуга.

    - Ты по-прежнему на службе?

    - Что? - Ривллим не сразу отвлёкся от впечатляющего зрелища.

    - Я спрашиваю, ты всё ещё на службе? - Фиар была сама серьёзность.

    Ривллим усмехнулся. Последнее поручение, вспомнил он.

    - Не знаю.

    Теперь усмехнулась Фиар.

    - Спроси меня позже, - попросил воин и вновь поднял глаза к радуге. Города не стало; место, где он располагался, заволокло густым плотным туманом - скрывая от взора то, что там происходит.

    * * *

    Более четырёх часов провёл Вемкамтамаи, неподвижно сидя среди заваленной сокровищами комнаты. Он уселся, когда убедился, что на малейшие попытки пошевелиться ничто из окружения не реагирует. Уселся и, хотя его донимали жажда и голод, принялся думать.

    Где находится Хрустальный Свет?

    Где-то рядом. Возможно ли, что его не добыть, не прибегая к хитроумным приспособлениям? Ольт тщательно вгляделся во всё вокруг. Двенадцать изваяний, спинами сросшиеся со стенами, мрачно смотрели на него широко раскрытыми слепыми глазами. Где-то на них? Каждая из статуй изображала, без всякого сомнения, того самого вождя. Как звали его? Вемкамтамаи понял, что не помнит. Хотя ему говорили.

    Вряд ли предмет спрятан в статуях. Даже самая мирная гробница может возмутиться и возжаждать мести, если в ней начнут что-то крушить и ломать. В руках у статуй ничего нет. Пол вокруг завален всякой всячиной. Так много сокровищ одновременно ольту видеть не доводилось. Рыться в этих залежах не стоит: так поступил бы любой грабитель.

    Ольт позволил себе отпить воды из чудом уцелевшей фляжки. Она была помята и уже не казалась произведением искусства. Думай, повторял ольт. Место должно быть на виду. Настолько на виду, что никто не догадался бы.

    Его осенило неожиданно. Он поднялся и оглядел место, на котором сидел. Ничто не стоит здесь, всё открыто, всё на виду. Неужели?..

    Ольт опустился на колени, торопливо расчищая центральные плиты. От поднявшейся пыли он закашлялся и долго чихал. И обнаружил почти идеально квадратную каменную плиту, на которой и находился все эти часы. Так просто? Не к добру.

    Слабо различимые буквы были ещё видны на каменной плите. Толку то, язык всё равно неизвестен.

    - Хрустальный Свет, - произнёс ольт, вглядываясь в надпись, и услышал слабый треск. Плита разошлась надвое. Словно створки огромной двери, половины её медленно повернулись внутрь. Внутри, придавливая собой давным-давно истлевшую подстилку из ткани, лежал боевой молот. Необычный молот. Все рёбра идеально острые - прикасаться к ним не следует. Собственно молотом служил кристалл прозрачного, чуть зеленоватого горного хрусталя; рукоять была сделана из тщательно отполированного обсидиана. Чёрное и прозрачное, подумал ольт, заворожённо глядя на оружие. Произведение искусства... кажется хрупким, легко ранимым, достойным исключительно осторожного обращения.

    - Хрустальный Свет, - повторил Вемкамтамаи и хрустальная насадка засветилась ярче; вскоре на неё стало больно смотреть. Стараясь не дышать, ольт опустил руки внутрь углубления, и взялся за рукоять. Та была тёплой, удобной; оружие само просилось в руки.

    - Я не отдам его никому из племён, - объявил ольт негромко - то ли убеждал себя в собственных намерениях, то ли убеждал хозяина этой гробницы, то ли обращался к оружию. - Пусть наступит мир.

    И поднялся. Створки двери тут же закрылись. Справа от ольта послышался треск; дорожка света легла на пол, просочившись сквозь открывшийся проход. Вемкамтамаи обвёл взглядом статуи и увидел, что на лицах их написаны довольные улыбки, а глаза прикрыты.

    - Благодарю, - ольт поклонился каждой из статуй и неторопливо зашагал наружу, к солнечному свету и свежему воздуху.

    По пути он заметил такое количество ловушек, что стало понятно: не попадись зелёный рукав, он провёл бы в этом подземелье не один день, методично расчищая дорогу. Судьба благосклонна.

    Создатели молота не забыли про хрупкую на вид серебряную цепь, что проходила сквозь рукоять и позволяла повесить оружие на пояс. Едва ольт повесил молот под плащ, как оружие... исчезло. Встревоженный Вемкамтамаи опустил руку на то место, куда только что прикрепил цепочку - и молот проявился из невидимости. Ольт усмехнулся. Неплохо придумано.

    Он не стал пробираться к берегу озера. В его планы не входит возвращение. Ползком он добрался до противоположной части руин, пока не убедился, что с того берега его не видно. Посижу до заката, подумал Вемкамтамаи, и в путь. За сутки я уйду достаточно далеко, чтобы...

    Чтобы разгневанный Келинмеир не смог его настичь? Вот незадача - зачем было произносить его имя, хотя бы и мысленно! Ну да ладно, выбор сделан.

    * * *

    Они устроили привал через полчаса. С каждый минутой Фиар хромала всё сильнее и сильнее, и воин силой заставил её остановиться. Потребовал, чтобы позволила себя осмотреть. Ничего страшного: лёгкое растяжение. Лечение было простым: забинтовать пострадавшее место и не беспокоить его несколько часов, но Фиар тут же заявила, что нечего об этом и думать. Достала зелёную веточку и некоторое время водила ею по лодыжке.

    - Забыл, с кем сегодня повстречались? - пояснила она, переоблачаясь в походную одежду. Руки у неё были целы и невредимы, как заметил воин, но прикосновение к запястьям, вызывало острую боль. - Ночью к нам наверняка пожалуют гости. Хоть убей, сайир, здесь не вижу никакого укрытия. Только что в землю закопаться...

    - Из земли они как раз и лезут, - заметил воин и помог девушке подняться на ноги. - Ладно, но если ты свалишься с ног, нас съедят исключительно из-за твоего упрямства.

    К его удивлению, Фиар молча кивнула и, двигаясь вначале осторожно и неторопливо, отправилась в путь. Ривллим следовал рядом, готовый в случае чего подхватить её. Спустя час с небольшим Фиар выглядела совершенно здоровой.

    О произошедшем напоминала только усталость.

    От которой у девушки разыгрался волчий аппетит.

    V (XX).

    Мимо них постоянно проходили те, кто бежал из Эриггвена. В основном мирное население. Глядя на людей, которые - так или иначе - по их с Фиар милости лишились крова и имущества, воина начали одолевать сомнения, правильно ли они поступили. Фиар не разделяла его сомнений.

    - Война есть война, - пожала она плечами. -Что, по-твоему, происходит с мирным населением, когда господа делят власть?

    Ривллим почесал затылок и нехотя согласился, что ничего хорошего не происходит.

    - Раз уж тебе взял поручение, надо его исполнять, - Фиар уселась в тень дерева, скрываясь от солнца.

    А люди шли и шли на запад. Искать пристанище в соседних городках (не меньше пострадавших от мародёров Заирри); кое-кто подавался на восток. Были и те, кто намеревался выждать, да и вернуться.

    Ни одного солдата Заирри, ни единого иерарха...

    - Я услышала краем уха, - заметила Фиар, - что со всеми ними случились неприятности. Кто не отплыл, не смог выйти из города живым.

    Воин вспомнил призрачных волков, что появлялись среди рассыпающегося города, и содрогнулся. Возмездие возмездием, но...

    Через два дня пути они остались одни, попутчиков не осталось. Никто не обращал внимания на путешественников, и Ривллим подозревал, что без Фиар здесь не обошлось. К концу второго дня они набрели на сожжённую деревню и укрылись в наименее ветхих развалинах.

    Как и в предыдущую ночь, их сон никто не потревожил. Странно, подумал воин. То ли нас не чуют, то ли испытывают терпение. Тёмные любят подолгу забавляться с теми, кого наметили жертвами - как кошка с мышью. Усталость оказалась сильнее страха - а может быть, они устали бояться. Теперь, когда все поручения и обязанности остались в далёком будущем, Ривллим ощущал себя далеко от дома - так далеко, что возвращения не предвидится. Всё, что осталось - воспоминания. И всё равно, куда идти.

    Провожу её домой и вернусь к Шести Башням, думал воин.

    - Что ты там забыл? - спросила Фиар как-то раз, пока они сидели у костра. Если бы не картины опустошения вокруг, вечер можно было бы назвать мирным.

    Ривллим долго смотрел на неё, прежде чем ответить.

    - Не знаю, - он кинул в огонь ещё одну веточку. - Там всё началось. Может быть, удастся понять, что произошло и как это исправить.

    - Всё ещё надеешься вернуться домой?

    - Да, - ответил воин ровным голосом.

    - У тебя там что-нибудь осталось? - спросила Фиар тихо. В этот раз Ривллим думал очень долго.

    - Город, хелауа, - он бросил в костёр ещё одну ветку. - Место, где я родился и вырос. Люди, которых я знал и которым служил.

    - Двойное полнолуние через двадцать с чем-то дней, - заметила девушка, глядя в небо. - Неплохо бы успеть домой к этому моменту.

    - Думаешь, там могут чем-то помочь?

    Теперь они оба смотрели на слабо просвечивающий сквозь тонкие облака белый диск.

    - Не знаю. По крайней мере, там найдётся, с кем посоветоваться.

    - Это хорошо, - вздохнул воин и в тысячный за вечер раз оглянулся. Меч и булава продолжали разговаривать - значит, всё спокойно. - Наслаждайся ужином, пока можно. Завтра выйдем в настоящую пустыню.

    - Что-нибудь придумаем, - махнула девушка рукой. - Спи, если хочешь. Мне отчего-то не спится...

    ...Когда она всё же уснула (Ривллиму успел отдохнуть), ей вновь приснился сон.

    Она стояла на высокой горе, вздымавшейся в небеса столь круто, что было страшно смотреть на вершину. Чтобы передвигаться, приходилось прижиматься к горе всем телом, а гора была горячей. Фиар мучила сильная жажда, а воды не было: гора стояла посреди океана лавы, по которому катились низкие, оранжевые, жаркие волны. Высоко наверху находилась снежная шапка - единственный источник воды - но как далеко до неё было. Фиар сорвалась и успела проснуться прежде, чем погрузилась в равнодушный кипящий океан.

    Ривллим долго смотрел на неё, проснувшуюся от собственного крика, тяжело дышащую, но не стал задавать вопросов.

    * * *

    Ривллим немного ошибся в расчётах. Они набрели на небольшой городок, Скаэн. Дальше к западу начинался тот самый Срединный тракт, соединяющий южное и западное побережья. Единственными островками жизни были крохотные города, стоявшие вдоль дороги. Скаэн был таким; к удивлению путешественников, город выглядел вполне прилично. Руки у Заирри до него не добрались, что ли?

    Прибытие в город было омрачено небольшим происшествием. Ривллим заплатил стражнику две монетки - плату за вход - и не успел пройти и трёх шагов, как какой-то оборванец кинулся навстречу, что-то лопоча и протягивая грязные ладони. Стражник не обратил на попрошайку внимания. Местная достопримечательность, подумал воин, кидая в трясущиеся ладони монетку помельче.

    Нищий выронил монетку, словно та обожгла его и, время от времени приседая и оборачиваясь, скрылся между домами. В глазах его Ривллим успел прочесть неподдельный ужас.

    Прохожие принялись оборачиваться на пришельцев. Взгляды были недобрыми. Стражник отвернулся, сделав вид, что ничего не заметил.

    - Чтоб ему пусто было, - тихо произнёс воин, указывая ладонью. - Пойдём-ка отсюда, не нравится мне всё это.

    Их провожали взглядами, словно зачумлённых; воин чувствовал, что никто не станет с ними разговаривать. Таинственным образом оказалась закрытой ближайшая таверна. Проклятие!

    Они свернули в улочки поуже и некоторое время блуждали, пока не очутились на другом конце городка. Там, хвала богам, им удалось найти открытый трактир. Воин намеревался послушать новости, да и запастись не помешало бы. У них не оставалось ни еды, ни запасной одежды. Следующий городок - километрах в семидесяти отсюда.

    Внутри было шумно, чадно, но сносно. Слухи об участи Эриггвена достигли и этих мест. С некоторым облегчением Ривллим услышал, что Заирри был найден мёртвым (разодран диким зверем), а большинство кораблей пошло ко дну, едва успев выйти из бухты. Да, подумал воин, Хранительница постаралась. Раньше он не думал, что богиня может быть настолько кровожадна. После чего вспомнил о её Сестре, втором облике, Мстительнице, и успокоился. О той известны легенды куда более жуткие.

    Сидя у стены, воин украдкой пересчитал денежные запасы. Хорошо, когда монету берут, глядя на то, из чего сделана, а не на того, кто на ней изображён. Если судить по ценам Эриггвена, на еду хватит. А прочее? Ривллиму не приходилось долго путешествовать по пустыне, лучше переоценить опасность. В его время к западу от Меорна пустынь почти не осталось - хвала арратам, терпеливо превращавшим её в пригодные для жизни места. Арратов ещё нет, значит, впереди нелёгкий путь. До указанного Фиар места почти полторы тысячи километров пути. По прямой. Проклятье, как добраться туда за несчастные двадцать дней? Только что дорожный посох, сокращающий путь.

    От невесёлых мыслей его отвлекла Фиар, тихонько толкнув локтем вбок и указав глазами направо. Воин прислушался к разговору.

    - ...Своими глазами видел! Поехал туда, чтобы старика повидать. По пути встречаю уйму народу. Всякие ужасы рассказывают. Ну, думаю, надо всё-таки зайти. Похороню, если нужно. В город въезжаю - а он как новенький! Чисто, нет никого... Вот и я тоже не поверил...

    - Ну что, на душе спокойнее? - спросила девушка, рассеянно глядя по сторонам.

    - Если он говорит правду, то да, - ответил Ривллим устало. - Подожди-ка меня здесь, сейчас куплю кое-чего...

    Он ещё торговался с хозяином, когда на улице поднялась суматоха. Похоже, кого-то ловили. Вскоре стало тихо. Ривллим осознал, что все разговоры прекратились.

    Он оглянулся. Все посетители смотрели в сторону двери. Та была распахнута, ветер покачивал её. Тень упала на порог, и высокий силуэт вырос в дверях. Послышались возгласы ужаса, грохот отодвигаемых стульев. Вошедший загораживал собой солнце, Ривллим не сразу понял, что происходит.

    Он встал, бросив на пол и сумку, и охапку свёртков - только что купленная провизия. Поправив ножны, ощутил сочившийся из них холод.

    Выдвинув Солнечный Лист на палец, воин увидел чёрную плёнку, покрывшую клинок. Стремительно оборачиваясь, извлёк гневно прищурившийся Кошачий Глаз в тот момент, когда пришедший сделал шаг вперёд, оглядывая присутствующих. Вся левая сторона лица пришельца разодрана до кости; куски мяса вырваны вместе с клочьями роскошного некогда камзола. Кружева на воротнике были перепачканы в крови и в чём-то отвратительном.

    Ривллим сделал шаг вперёд, изготовившись к удару, и заметил, что слева возникла Фиар.

    - Заирри, - тихо произнесла она и покойник (ибо невозможно было жить, получив такие раны) ухмыльнулся уцелевшей частью лица.

    * * *

    Шаг за шагом. Вперёд и вперёд. Озеро всё дальше и дальше, а горы... Нет, горы всё так же далеки. Вот же напасть! Ну хоть какой-нибудь просвет в облаках! И немного леса - несколько деревьев, этого хватит. Я бы убрался отсюда далеко-далеко... Вемкамтамаи не представлял, как сможет за оставшиеся три недели пересечь континент пешком. С учётом совершенно неизвестной ему расстановки сил, войн, грабителей, а теперь ещё и гнева богов.

    Келинмеир быстро понял, что происходит. Ольт был в пути не более часа, когда обнаружил, что на камне, шагах в десяти, сидит, равнодушно глядя на него, тот, кто предлагал ему отыскать Хрустальный Свет. К вящей славе себя и своих почитателей.

    - Уж не заблудился ли ты, уважаемый? - поинтересовался бог бесцветным голосом. Ольт задержался у камня, остановившись шагах в трёх от собеседника, и ответил, не откидывая капюшона:

    - Нет, не заблудился. Дорога назад ведёт к вечной войне, Келинмеир, а я знаю, что такое война.

    - Ты поклялся, что Хрустальный Свет будет обращён против тех, кто обосновался в Башнях.

    - Я сам займусь тем, кто мешает вам жить, Келинмеир. Клятва не будет нарушена.

    Келинмеир поднялся. Небо вокруг темнело, по ладоням бога пробегали синеватые языки пламени. Голос его стал похож на рёв несущейся лавины.

    Молот проявился на поясе ольта и ровно засветился холодным белым светом.

    - Тебе повезло, смертный, - произнёс бог. - Здесь я бессилен. Но если ты решишь вернуться, ты будешь врагом для всех твоих сородичей. Ни один лес не даст тебе убежища.

    - Жаль, Келинмеир, что мы расстаёмся врагами, - вздохнул Вемкамтамаи. - Я жил в столь далёкие отсюда времена, что их не можешь обозреть даже ты. И знаешь, что я видел? Я видел ольтов, забывших о том, что такое братоубийство, создавших поразительные чудеса. Среди них были потомки тех, с кем я не так давно встречался. Но там не было ни единого напоминания ни о Келинмеире, ни о прочих богах, что намеревались править ими вечно.

    Келинмеир потемнел лицом и поднялся на ноги, исподлобья глядя на слепца. Ореол пламени исчез.

    - Ты мудр, смертный. Поступай как знаешь, но знай: все мои обещания остаются в силе. Пока ты не выполнишь клятву.

    - А когда выполню? - тихо спросил ольт.

    Бог долго смотрел ему в лицо и усмехнулся.

    - Тогда ты увидишь, что Келинмеир умеет извиняться. А пока... - он взглянул на молот и тот, вспыхнув зеленоватым сиянием, вновь стал невидим. - То, о чём ты мог не догадываться. Ты не единственный, кто желает заполучить Хрустальный Свет.

    Он отвернулся, неожиданно ссутулившись, словно бы уменьшившись в размерах. И зашагал на восток, к своим владениям. Вемкамтамаи некоторое время провожал его взглядом, после чего отвернулся и побрёл дальше. Проклятие, значит. Сколько проклятий предстоит ещё собрать?

    Небо быстро темнело; вскоре оно стало совершенно чёрным и разразилась небывалой силы гроза. Так просто меня не одолеть, думал ольт, подставляя лицо хлещущим холодным струям. Гневайся, бог, сколько тебе будет угодно. Могущественные предметы уже неоднократно губили целые народы.

    Гроза вскоре кончилась, а затем ольт приметил укрывшуюся в небольшой долине по правую руку от дороги деревушку. Очень кстати, подумал он. Очень кстати.

    * * *

    - Мне сказали, что я найду вас здесь, - голос Заирри, горло которого было истерзано в лохмотья, звучал глухо. Краем глаза Ривллим заметил, что все прячутся под столы и стулья; самые смелые выпрыгивали в окна. Бывший пират стоял и смотрел, как воин с девушкой медленно обходят его, приближаясь к двери. - Жаль, что мы не успели познакомиться при жизни... сайир, - Заирри расхохотался и быстрым движением руки выхватил саблю. В другой руке появился длинный кинжал. Обе рукояти были щедро украшены драгоценными камнями.

    - Надо выманить его на улицу, - тихо шепнула девушка, держа Заирри на прицеле. - Иначе...

    - Давай, - пират указал кинжалом в грудь противнику. - Защищайся или сдавайся. Я предпочёл бы бой, тогда меня вернут к жизни. А я многого не успел сделать...

    Он подмигнул побелевшему, как снег, трактирщику и тот рухнул на пол, словно мешок с овощами. Пират рассмеялся.

    - Мечтаете уйти? - указал он на дверь. - От меня не убежать.

    Фиар впервые увидела, как бьются мастера фехтования. Она не успела осознать, как это произошло - меч Ривллима плавно скользнул вниз, отвёл в сторону клинок противника, на неуловимый миг остановившись... Взблеск - и меч поразил пирата в грудь.

    Заирри рассмеялся вновь.

    - Плохо, сайир, - произнёс он укоризненно. - Я ведь уже мёртв!

    Тут-то Ривллим понял, что это такое - сражаться с нежитью. Сила Заирри была невероятной; Ривллиму, удавалось только уходить, отводить удары; не будь Кошачий Глаз магическим, он давно бы уже раскололся.

    Фиар проклинала свою беспечность. Для стрельбы не хватало места. Ну же, думала она, повернись в мою сторону...

    Пират оттеснял Ривллима в угол.

    Придётся телепортироваться, подумала Фиар мрачно. Боги, как будет больно...

    Помогла случайность. Пират, небрежно парируя очередной выпад, поскользнулся на небольшой луже пива. Он не упал, лишь пошатнулся; однако Фиар хватило этого мгновенья, чтобы прыгнуть вперёд.

    Пират уже замахивался на неё саблей.

    Девушка выстрелила, одновременно отпрыгивая в сторону и перекатываясь. Краем глаза она заметила, что воин сделал то же самое.

    Вспышка!

    Пирата отнесло на несколько шагов, некоторое время он лежал, не шевелясь. Затем поднялся, с изумлением глядя на огромную сквозную дыру в груди.

    Он успел заметить вторую стрелу, несущуюся на него.

    Второй взрыв был сильнее. Покойника выбросило через дверь и разметало на куски. Те занялись сильным, жарким пламенем, и вскоре всё было кончено.

    Фиар тут же очутилась возле двери и, постояв секунду снаружи, впрыгнула обратно.

    - Быстрей, - крикнула она, задыхаясь. - Они уже близко.

    Воин едва не свернул себе шею, поскользнувшись на той же луже. Торопливо схватил рюкзак и пакеты; помедлив, швырнул за стойку несколько золотых монет. И выбежал наружу.

    Они шли строем, не торопясь. На миг у воина возникло жуткое ощущение, что покойники начнут уничтожать всех, кто им попадётся - но армия мёртвых, как по команде, повернула в их сторону.

    Ривллим с Фиар взялись за руки.

    И побежали.

    Никогда ещё Ривллим так не бегал.

    - - -

    - Куда они делись? - спросил Ривллим, тяжело дыша.

    - Исчезли, - коротко ответила Фиар, вытирая взмокший лоб. - Растворились в воздухе. Я оборачивалась - исчезли прямо на бегу.

    Они находились километрах в двух от Скаэна. Никогда прежде Ривллим не знал, что способен пробежать в полном снаряжении два километра за десять минут. И ничего не растерять.

    - Ладно, - указал он на ближайшее дерево. В его тени снял с себя рюкзак и уселся. - Я тут купил кое-что.

    Свёртки лежали внутри как попало; хорошо, не порвались, подумал воин, извлекая один из них.

    - Сейчас отдохну и попытаюсь..., - начала Фиар, глядя, как Ривллим разворачивает свёрток. - О небеса!

    Густой запах разложения донёсся изнутри. Воин успел заметить чёрную вязкую массу, прежде чем отшвырнул свёрток в сторону. Упав на четвереньки, он судорожно вдыхал свежий воздух, пытаясь избавиться от железного шара, застрявшего в горле.

    - Что случилось? - выговорила Фиар, борясь с кашлем.

    - Нежить, - хмуро ответил воин, вытирая слёзы. - Похоже, у нас неприятности.

    Так и оказалось. Воин осторожно вынимал свёрток за свёртком... но внутри оказывалась всё та же полусгнившая масса. Ни вяленого мяса, ни сушёных фруктов, ни лепёшек. Просто чудо, что ни один из пакетов не порвался и не испоганил весь рюкзак.

    Минутой позже Ривллим проверил меха с водой. Не лучше. Тем, что плескалось внутри, без сомнения, можно было отравить всё живое на побережье - настолько жутким было зрелище. В серебряной фляжке (подарок отца), слава всем добрым богам, была вода. Старая, но пригодная для питья. Воин заметил, как вытянулось лицо девушки.

    - У нас нет пищи и почти не осталось воды, - пояснил Ривллим, предваряя вопрос. - До конца дня нужно придумать, где взять и как хранить и то, и другое.

    Фиар молча смотрела, как спутник закапывает испорченные запасы, и оглянулась.

    - Может, вернуться? - предложила она.

    - Представляю, что обрадуются горожане, - возразил Ривллим. - Даже если нас не прогонят или не попытаются убить, вряд ли мы там чем-нибудь разживёмся. Опять же, покойники.

    Они смотрели на ровную поверхность тракта, вымощенного булыжником. Ветер поднимал небольшие облачка пыли. Скаэн был как на ладони: дорога сюда шла немного вверх. Прохожих на улицах не было.

    - Нет, - повторил Ривллим. - Идём дальше. Времени и так не осталось.

    Они привели себя в порядок и зашагали на запад.

    * * *

    Льерхе, владелец большого сада (здесь росли лучшие в этих краях яблоки) испугался до беспамятства, когда в двери постучался высокий ольт, с пустыми глазницами. Кожа пришельца была совершенно гладкий и блестящей, словно натёртая воском. Одет скудно, но это хозяин сада припомнил значительно позже.

    - Этот сад принадлежит вам? - осведомился слепой, указывая в сторону предмета гордости Льерхе. Тот испуганно кивнул, подумав, что посетитель никак не смог бы увидеть сад. Но и об этом он подумал позже.

    - Мне нужно побывать там, - заявил ольт тоном, не терпящим возражений. - Просто заглянуть. Я ненадолго.

    - Д-да, разумеется, - пролепетал Льерхе и едва не лишился дара речи, когда с ладони слепца в его ладонь стекло тонкое изящное золотое ожерелье. Льерхе, который считал себя человеком состоятельным, немедленно понял, что такое ожерелье может стоить дороже всего его поместья.

    - Пригласите меня, - слепой накинул на голову капюшон, к большому облегчению Льерхе.

    - Ч-что?

    - В сад, - указал ольт рукой. - Вы же хозяин? Пригласите меня туда.

    - А, конечно! - обрадовался Льерхе. Он сделал бы всё, что угодно, лишь бы необычный гость исчез поскорее. Оставив, само собой, ожерелье. - Сделайте одолжение, дорогой гость, посетите мой сад.

    Ольт молча кивнул и зашагал в сторону сада, не дожидаясь продолжения. Владелец сада проводил его взглядом (слепой двигался быстро, но аккуратно - не примял ни единого цветка, ни разу не шагнул мимо тропинки) и только потом обнаружил, что забыл закрыть рот.

    Затем он заметил, что три огромных цепных пса смотрят в сторону ушедшего незнакомца и усердно виляют хвостами. На мордах их читалась преданность.

    - Толку от вас, - замахнулся Льерхе на ближайшего. Тот заскулил и лёг на землю. Прости, хозяин. Что я могу поделать?

    ...Пять минут спустя Льерхе осмелился выбраться в сад. Но там никого не оказалось. Либо странный пришелец покинул сад по воздуху, либо... До конца дня хозяин сада осматривал свои владения, но ничего не пропало.

    Ожерелье оказалось настоящим и очень дорогим, к несказанному восторгу его супруги и трёх дочерей. Пора на покой, подумал Льерхе, рассказав, как он откопал украшение в саду, когда пересаживал молодые яблони. Правды он рассказывать не стал. Всё равно никто не поверит.

    Ожерелье принесло семейству Льерхе немало переживаний, преимущественно приятных. Но это совсем другая история.

    VI (XXI).

    Пыль, пыль и пыль. Пыль кругом. С юга ли, с севера ли дует ветер - он несёт пыль и ничего более. Дождь на эту многострадальную землю проливается крайне редко. И это в непосредственной близости от тракта!

    Пять дней, прошедших после визита в Скаэн, оказались самыми тяжёлыми. У воина при себе были кое-какие инструменты, но к походу в пустыню он не был готов. Из оружия - два меча; арбалет он оставил в Меорне, в доме, который они занимали вместе с Фиар. Стрел штук пять; наконечников для них взять негде. Одежда нуждается в починке; обувь вскорости тоже потребует её.

    Фиар была абсолютно убеждена, что, добравшись домой, она сможет ответить на большинство вопросов, которые не дают им покоя. Ривллим и сам надеялся на это. Мысль о том, что они так и будут погружаться в прошлое, пугала сильнее любой из смертей.

    Добравшись до следующего города, Ниарта, путешественники попытались войти в него, как подобает честным людям. Выяснилось, что со стороны городского кладбища к ним навстречу движется почётный эскорт - пришлось ретироваться. К чести воина и его спутницы, стражники у ворот перепугались гораздо сильнее. Ожившие мертвецы оказались никудышными воинами и вскоре обратились в прах, сражённые либо хищно полыхающим Кошачьим Глазом, либо метко пущенным камнем.

    Но не все.

    Несколько покойников, заметив, что противник сильнее, впитались в землю, исчезли в ней. Когда Ривллим с Фиар добрались до сравнительно безопасного места, девушка спросила:

    - Постарайся припомнить: кто-нибудь из нежити уходил подобным образом?

    Ривллим припомнил поляну, собравшихся у подножия холма покойников... да, действительно. Было.

    - Мне это не нравится, - заключила Фиар. - Должно быть простое средство, чтобы избавиться от них раз и навсегда, но вот какое?

    А положение было - хуже некуда. До ближайшего источника воды (речушки к северу отсюда) не менее шестидесяти километров. Вокруг - глинистая пустыня. Из добычи - змеи, да неуловимые тушканчики. Фиар отказалась есть как первое, так и второе.

    - Есть змей - навлекать на себя проклятие, - заявила она. - А этих крыс я есть не стану. Да и поймай их сначала!

    Славно получается, подумал воин. Вемкамтамаи, наверняка, не стал бы привередничать.

    Вспомнив об ольте, Ривллим подумал также: может, и он где-то здесь?

    Спросил, что по этому поводу думает Фиар.

    - Он здесь, - пожала та плечами. - Мы встретимся с ним, это несомненно.

    - Вот что, - заявил Ривллим. - Надо рискнуть пробраться в город. Нужны кое-какие вещи, без них мы далеко не уйдём.

    - В город? - Фиар недоумённо посмотрела ему в глаза. - Ты шутишь? Ты же видел, чем это кончается.

    - Мне кажется, - Ривллим ощутил, что слова, приходящие на язык, рождаются не в голове, а приходят извне. - Мне кажется, что причина всему - наше оружие.

    Он указал на Лист и Дождь, что тихо разговаривали неподалёку.

    - Предлагаешь оставить его здесь? Ни за что.

    - Нет, - возразил воин терпеливо. - Один из нас останется здесь, вместе с мечом и булавой. Кто-то другой попытается добыть всё необходимое.

    Видно было, что идея девушку озадачила. Наконец лицо её посветлело, и впервые за эту неделю воин увидел на её лице обычную, приятную улыбку.

    - Пойду я, - девушка решительно встала, пригладила волосы и отряхнула пыль с одежды.

    - Ладно, - вздохнул воин. - Тогда слушай, что нам нужно.

    Фиар была вся внимание.

    - - -

    - Были здесь, - повторил Вемкамтамаи медленно. - Куда они направлялись, вы не запомнили?

    Он находился у святилища. Путь сюда был вовсе не прост. Заклинание несколько раз промахивалось - вначале ольт даже думал, что это проделки Келинмеира. Потом изменил мнение. Слишком просто. Грош цена столь мелочным богам. Хотя... Словом, раз двенадцать приходилось обращаться к одному ему известной формуле, прежде чем его вывело на окраины места, где когда-то воздвигнут Меорн. Ольт увидел Камень, заметил примятую траву, выбитые знаки и всё понял. Знак был недвусмысленным. Он повернул на юго-запад и вскоре достиг святилища.

    Странная здесь обосновалась компания - столетний старец и девушка, которая, видимо, сбежала из Эриггвена в первом, что попалось под руку. Она робко приветствовала Вемкамтамаи и старалась держаться подальше. Старик, разговорившись, упомянул, что беглянку направил сюда именно тот, кто его, ольта, интересует. Немало народу погибло в городе, и не все погибшие - разбойники. Ей же удалось спастись.

    Ольта поразило, что старик не удивился странному гостю. Ещё старик рассказал, как в долине выросла за одну ночь прекрасная роща, и как призрачные волки бились с войском Заирри, пытавшимся прорваться на север через святилище. Бились, и войска этого более нет.

    - Может быть, тебе поможет оракул, что я получил этой ночью, - добавил старик, глядя, как рослый слепец бродит среди статуй, время от времени склоняя голову. - Бог, не пожелавший открыть своё имя, сказал: Путь домой лежит через испытание властью. После этого бог некоторое время молчал и добавил: Следуй белой тропой.

    - Белой тропой? - поднял брови ольт.

    Старик кивнул.

    - Спасибо, почтенный, - поджал губы Вемкамтамаи.

    - Те, кого ты ищешь, - добавил Хранитель, глядя, как ольт укладывает к ногам статуи дикие яблоки, - тоже говорили о белой тропе. Не знаю, где эта тропа, странник, но они намеревались идти куда-то на запад.

    Ольт резко повернулся к нему лицом.

    - Вы мне очень помогли, - он поклонился Хранителю и положил тому в ладонь ожерелье. Такое же. - Помогите девушке, чем сможете. Может, кто-нибудь из паломников...

    - К нам давно не ходят паломники, - отозвался старик, с любопытством глядя на мерно светящееся украшение.

    - Вскоре они вернутся, - ольт оглянулся, словно прислушиваясь к ветру.

    Старик и девушка молча глядели, как он уходит в сторону Эриггвена.

    - Зачем он это сделал? - спросила девушка.

    - Нужно ли это знать? - ответил старик вопросом, бережно передавая ей ожерелье. - Я сделаю так, как он просит. Твой дом где-то на севере?

    Девушка кивнула.

    - Что ж, может быть, тебе повезёт, - Хранитель вновь поглядел в сторону, в которую направился Вемкамтамаи. - Во всяком случае, я стану просить об этом богов.

    Девушка склонила голову. Ей подумалось, что ольт и тот необычный путник с двумя мечами говорили на одном и том же, странно звучащем языке. И та знатная дама, что появилась в трактире ночью - тоже.

    Похоже, что всё это - только сон.

    Сон этот был прекрасным и оказался длиной в долгую и интересную жизнь.

    * * *

    Вопреки ожиданиям, ничего страшного не случилось. Сидеть, сжимая в одной руке ножны с Солнечным Листом, а в другой - чехол с Чёрным Дождём, было занятием не очень приятным. От этого внутри было и жарко и холодно одновременно. Светящаяся дымка, которой оружие разговаривало, казалась похожим на какие-то символы... буквы... слова... Вот-вот удастся их разобрать!

    Воин заметил, как сквозь чехол Дождя проступает символ... очень знакомый символ - шестиугольник, знак Башен. Словно в ответ, такой же символ возник на ножнах Листа. И мир поплыл перед глазами...

    Он очнулся оттого, что кто-то осторожно тормошил его. Ривллим потряс головой. Фиар. Сидит перед ним на корточках, озабоченно глядя в глаза.

    - Что с тобой?

    - Всё в порядке, - ноги отчего-то затекли. Когда успели? - Ты что, передумала ходить?

    Девушка покачала головой.

    - Час от часу не легче. Я уже сходила, сайир. Видишь? Солнце опускается. Давно так сидишь?

    Ривллим ошеломлённо взглянул в сторону солнца и понял, что Фиар не шутит. У ног её лежал мешок. С добычей, надо полагать.

    - Я думал, несколько минут, - он выпустил ножны и чехол из рук и, стиснув зубы, поднялся. - Великие боги, неужели я так и сидел?

    - Похоже на то, - девушка уселась рядом. - Ну хорошо, главное - жив остался. Посмотри, что я принесла...

    Посмотреть, действительно, было на что.

    Несколько десятков арбалетных стрел - тяжёлых, с посеребренными наконечниками. Всевозможная серебряная посуда; несколько плотных многослойных одеяний. В таких передвигались по пустыне меднокожие западные кочевники.

    Еды тоже немало. Как она всё это утащила? Килограмм сорок!

    Воин потряс головой.

    - Во сколько тебе это встало?

    - Да почти даром.

    Ривллим грозно взглянул на девушку. Та невинно улыбалась.

    - Ты что, снова...

    - Я и не старалась особенно. Вот это, - она указала на серебряную утварь и стрелы, - хотела купить, но дали даром. Ну не то что бы совсем даром... пришлось развлечь хозяев разговорами. Видал бы ты их глаза... А это - Фиар прикоснулась к халатам - подарил один купец, родом из Фендарра...

    - Где это?

    - На юго-западной оконечности континента. Узнал, что я направляюсь на запад, и подарил...

    Ривллим молча смотрел в её спокойные глаза.

    - В обмен на?..

    - Да перестань! Просил, если окажусь в Фендарре, передать привет его семье. Чтоб не беспокоились.

    Воин отвернулся.

    - Иными словами, теперь весь город знает, куда мы направляемся. Я надеюсь, за вяленое мясо нам не придётся путешествовать куда-нибудь на Восток? Так, передать привет родственникам и знакомым?

    - Нет, - Фиар уселась на землю и с наслаждением потянулась. - За него пришлось платить. На эту старую колоду обаяние не действует. Буду я ещё магию тратить...

    Воин молча наливался красным цветом и неожиданно расхохотался. Смеялся он долго, пока из глаз не потекли слёзы.

    - Что с тобой? - Фиар удивлённо воззрилась на него.

    - Представил себе весь твой поход, - Ривллим вытер слёзы и вытряхнул содержимое своего рюкзака на траву. - Ну хорошо. Ты у нас молодчина. Сейчас упакую всё это - и можно отправляться.

    - Как же, - Фиар вытянулась на траве, зажмурившись и подставив лицо солнцу. - Так я и пошла. Вначале отдохну. Дай-ка мне воды.

    Ривллим вручил ей фляжку и тщательно осмотрел имущество. Оловянные и деревянные предметы надо сжечь, а затем зарыть поглубже всё, что останется. Железу, стали и благородным металлам ничего не сделалось. Ну и камню, конечно.

    Пока он укладывал вещи, солнце село. Час спустя путешественники продолжили поход.

    Хотя их ничто не тревожило, оба ощущали на спинах пристальный взгляд.

    * * *

    Ольт бродил по улицам Эриггвена, ничего не понимая.

    Город был пуст. Пуст совершенно; ни одного живого существа - кроме птиц и насекомых, время от времени пролетавших поблизости. В порту стояли две новёхонькие шхуны; Вемкамтамаи рискнул подняться на борт каждого из кораблей, чтобы убедиться, что и там никого нет.

    Город словно только что выстроили... Ольт заходил то в одно, то в другое строение - чисто, светло и пусто. Одна странность: ни одного подвала, ни одного спуска под землю. Где бы он ни пытался поднять крышку погреба, под ней был камень. Исключая канализацию, куда ольту лезть не хотелось. Кое-где сохранилась мебель - отчего жилища выглядели пугающе. Город-призрак, жители которого содержат его в порядке и чистоте, но не живут в нём.

    Единственным местом, в которое он не смог попасть, был Храм. У ворот, открывавших проход в высокой замшелой каменной стене, несли караул два огромных волка. Они были полупрозрачными, и ольт отчётливо видел их, только когда те шевелились. Стражи подняли головы, осматривая пришельца, и встали у него на пути. Всё понятно.

    Ветер свистел на пустынных площадях, бросал в лицо сухие листья. И ещё казалось, будто слышится негромкий разговор, доносящийся из-за спины. Зрение Вемкамтамаи охватывало всё вокруг, и голоса вызывали неприятное чувство. Будто он странствует по расщелине в пространстве, куда погрузилась только лучшая, подлинная часть города, а всё прочее осталось снаружи. И лишь эхо разговоров - а может быть, мыслей - доносится извне. Ольт поспешил убраться из возрождённого, но неприветливого Эриггвена.

    Он бросил прощальный взгляд на город, поднявшись на северо-западный, высочайший, холм. Храмы не были видны: взамен за каменной стеной возвышались кроны деревьев.

    Ольт обратил внимание на северную часть горизонта. Увидел людей. Много людей.

    Всадники ехали в направлении Эриггвена - спустившись с ближайших гор. Ещё одно изменение истории, усмехнулся Вемкамтамаи. Тот Эриггвен был уничтожен во время войны и никогда не восставал из пепла.

    * * *

    Остановка у стремительной горной речки Талевиары стала самым приятным воспоминанием. Жизнь тянется к воде; у берегов речушки, а также у небольшого озера, которое образовалось на месте возникшей после землетрясения впадины, водилось почти всё, что можно встретить в этих краях. Полоса леса тянулась всего метров на сто в сторону от реки, и здешние звери человека не боялись.

    - Естественно, - Фиар указала на изрядно стёршиеся от времени знаки - линии, высеченные на скалах и некогда заполненные ярко-красной краской. - Видишь? Ручаюсь, это охранные знаки. Я слышала, что речка всегда считалась священным местом. Здесь не охотятся, не срубают деревьев, не устраивают жилищ.

    - Похоже на то, - Ривллим оглядывал окрестности, наслаждаясь прохладой, исходящей от воды, и необычайно красивым пейзажем. - Какие интересные деревья. Очертаниями - словно люди.

    - Говорят, - девушка понизила голос, - здесь жило племя, считавшее, что часть их души заключена в окрестных деревьях, скалах, воде. Эти деревья могут рассказывать самые невероятные истории, могут навевать разнообразные сны. И жестоко мстят тем, кто осмеливается нанести им вред.

    - Ты в это веришь? - спросил воин с сомнением в голосе. Тон Фиар вовсе не был похож на то, к чему он привык. Никогда она не говорила о подобных вещах с такой таинственностью.

    - Конечно, нет! - девушка расхохоталась и присев у берега, зачерпнула пригоршню воды. - Я выросла из сказок. Но что-то странное в этом месте, не находишь?

    Ривллим оглянулся. Деревья словно прислушивались к речам гостей. Показалось даже, что он ощущает внимательный взгляд сотен глаз. Такое ощущение возникает, когда кто-нибудь поблизости упорно думает о тебе.

    - В таком случае, лагерь поставим подальше отсюда.

    Так они и сделали. Ловить рыбу здесь не возбранялось, и вскоре Ривллим сидел с удочкой в руках у дальнего, более спокойного берега. Фиар посмотрела, хмыкнула и удалилась вверх по течению.

    Минут через пятнадцать она вернулась и молча положила на траву двух больших форелей - рыбы были ещё живы, и удержать их было, наверное, нелегко. Увидев такое, Ривллим выронил удочку и молча смотрел, как та уплывает, на потеху рыбам.

    - Как ты это делаешь?

    Девушка загадочно улыбнулась и развела руками. Ни сейчас, ни в будущем так и удалось увидеть, как она ловит рыбу. Фиар пришлось искупаться: волосы были ещё мокрыми.

    А ведь здешняя вода холодна, как лёд.

    * * *

    Вемкамтамаи стоял неведомо где и, сжимая в руке мерно пульсирующий Хрустальный Свет, пытался понять, что происходит.

    Он быстро выяснил, куда направились воин с девушкой; трудно было не услышать новости о тех, за кем увязалась вся окрестная нежить. Как пришлая, так и своя, обитавшая неподалёку. О странных путниках останется добрая память: как не помянуть добрым словом подобное избавление! Местные упыри не имели ни малейшего понятия, что им полагается издыхать от ритуалов и заклинаний, которыми их старались извести местные чародеи.

    Далее по курсу - Талевиара. Лес! Ольт понял, что удача улыбнулась и, едва первый луч солнца коснулся степи, произнёс заклинание.

    И сильно удивился, увидев неподалёку одну из Шести Башен. Раз за разом ольт читал заклинание, чётко сосредотачиваясь на знакомом озерце близ гор, и куда его только не заносило! В конце концов, силы творить заклинание иссякли. Вемкамтамаи, мрачнее тучи, подошёл к краю утёса, откуда были прекрасно видны все Шесть Башен и долго смотрел на их острые очертания, мысленно награждая их самыми нелестными эпитетами.

    Идти ему придётся пешком. Делать нечего, Вемкамтамаи проверил снаряжение и пошёл. Отдалившись от скалы, ольт резко обернулся. Ему показалось, что на краю скалы возникла фигура высокого человека. Скрестив руки на груди, он смотрел на удаляющегося ольта и быстро растаял в воздухе, стоило ольту повернуться к нему лицом.

    VII (XXII).

    Тянется время, когда куда-то торопишься; и несётся галопом, когда хочется, чтобы оно замерло.

    Первые две ночи всё шло - лучше некуда. Небо было пасмурное; солнце, которое било по голове, словно раскалённый молот, скрылось от всего мира и дорога стала куда приятнее. Города попадались примерно через каждые сутки пути - не случайно, конечно же; Тракт возник очень давно, и создан был не людьми; да и иные города, если изучить как следует, тоже не творение рук человеческих.

    Два раза Фиар отправлялась на разведку в города; Ривллим всякий раз оставался один - более он не рисковал держаться сразу за оба оружия. Однако продолжал вглядываться в повторяющиеся причудливые узоры, что вились в слабо светящемся тумане, которым "разговаривали" Лист и Дождь. Туман или пляшущий холодный огонь. Чувствовалось, что разгадка и смысл этого танца проста, как и всё великое: но смысл по-прежнему был недостижим. Да и знал воин не так много, чтобы всерьёз надеяться разгадать, что означает этот "разговор". Для этого надо быть по меньшей мере магом - а ещё лучше магом-ольтом, чтобы удалось посвятить занятиям магии пару-другую веков...

    К концу второй ночи упыри, что гнались за ними из самого Скаэна, настигли своих жертв. Впрочем, "настигли" - сказано слишком сильно. К тому моменту, когда Ривллим заметил три неровно вышагивающие фигуры, стало понятно, что нежить держится из последних сил - было непонятно, как им вообще удалось прорваться так далеко. Для двух из них хватило пары ударов Кошачьего Глаза; третий же рассыпался в порошок сам - словно отчаявшись добраться до вожделенной добычи. Пыль, в которую они обратились, почти немедленно вспыхнула жарким пламенем, оставив после себя слабый неприятный дым, от вдыхания которого во рту возникал привкус крови.

    - Я, кажется, поняла, - высказалась Фиар, после того, как осмотрела место "битвы". - Помнишь, какой была земля там, у Шести Башен?

    - Обычная лесная, - пожал плечами воин.

    - Вот именно, - кивнула девушка. - Видимо, там, где земля бесплодная, нежить не может скрыться.

    - Понятно. Будем искать всякий раз наиболее сухое и бесплодное место.

    - Наверное, - Фиар долго стояла, вслушиваясь в вечерние звуки. - А в конце пути - сплошные джунгли.

    - Ну, до тех пор мы в безопасности, - воин бросил в огонь ещё одну ветку.

    Как выяснилось, он ошибался.

    * * *

    К концу дня Вемкамтамаи продвинулся всего километров на двадцать.

    Ходить по горам не так-то просто, даже имея опыт. В особенности, если спешишь. Ещё хуже, если нет карты. Погода портилась; дождь беспрестанно моросил, замедляя и без того невыносимо медленное продвижение. Совершенно измотанный, не имея возможности разжечь костёр, ольт сидел на дне седловины и смотрел в сторону севера.

    Что бы придумать? Телепортацией он, можно считать, не владеет; полётом - тоже. Знакомые заклинания быстрого перемещения не работают. Идти по горам нынешним темпом - значит, опоздать на две недели. Можно попрыгать, в надежде, что заклинание перебросит поближе. Но нет уверенности, что в следующий раз его не выбросит куда-нибудь глубоко под воду. Или в километре над землёй.

    Над землёй...

    Ольт вскочил, как ужаленный. Ну конечно! Не над, а под землёй! Здесь же полным-полно подземных городов - там-то заведомо есть способы быстрого путешествия. Подумать только, целый день он упорно лез по скалам, вместо того, чтобы поискать город дарионов! Ну или не дарионов, главное - чтобы подземный.

    К полуночи тучи разошлись и окружающие горы приобрели призрачный, жутковатый вид. Ольт отыскал то, что хотел, почти сразу же, как только спустился на дно ближайшего каньона. Память его не подвела.

    * * *

    К полудню путешественники подошли туда, где обрывался тракт. Дальше начинались печально известные Каменные Волны - земля выглядела так, словно мгновенно замёрзшая во время сильного урагана поверхность океана. Было это неимоверно давно... и легенд по поводу происхождения Волн немало. Тракта дальше не было. Холмы, покрытые редкими, жмущимися друг к другу деревьями - вот и вся жизнь. Значит, вода есть.

    - Впечатляет, - произнесла Фиар, стоя рядом с Ривллимом, на последних камнях Тракта. Некоторые бруски, вплавленные в скалу под ногами, были аккуратно срезаны - словно масло горячим ножом. - Слышать доводилось, видеть - ещё нет.

    - Мне тоже, - кивнул воин. - В моё время здесь уже не было пустыни.

    Девушка посмотрела на него, но не произнесла ни слова.

    - Ну, пошли, - вздохнул Ривллим и сделал первый шаг не по Тракту.

    Подобное случалось с ним два-три раза. Иногда, если слишком долго находишься вниз головой - резко выпрямляешься, и в глазах чернеет, а в ушах начинает звенеть. Вот и сейчас - в глазах почернело, запрыгали тёмные пятна, Ривллим оступился. Однако удержался на ногах.

    Спустя десяток ударов сердца дурнота прошла.

    - Не соврали, - услышал он голос Фиар. Та стояла, прижимая ладонь ко лбу. Лицо у неё было бледным.

    - Что с тобой? - чужим, охрипшим голосом произнёс Ривллим, ощущая, как голову сдавливает железный обруч.

    - Так это место встречало гостей, - девушка вымученно улыбнулась. - А я-то думала, что это только россказни.

    Тучи разошлись над их головами, и солнечные лучи потекли с небес, превращая сырую прохладу в душную преисподнюю.

    * * *

    Ни часовых у входа, ни охранных знаков. Ольт побаивался начертательной магии, она была одной из наиболее древних и загадочных. Боги в своё время стремились оградить смертных от обладания властью начертаний, и подземные народы успешно использовали хитроумные геометрические рисунки в своих целях. Пещера была довольно низкой (для ольта), но подземные жители, как известно, невелики ростом. Постройки, типично дарионские: скалы гладко обтёсаны, сложные сводчатые потолки, широкие проходы, камень чуть тёплый на ощупь. Вемкамтамаи прошёл несколько сотен шагов по проходу и понял, что уже много лет здесь никто не живёт.

    Подземные города не разрушают. Слишком тяжело строить под землёй; слишком долго. Даже когда дарионы вели ожесточённые войны (как друг с другом, так и с соседями по подземному миру), никто не разрушал ни городов, ни проходов. Расставить хитроумные ловушки - да. Перегородить иллюзорными стенами - разумеется. Разрисовать зловещими начертаниями - непременно. И стоят пустые города, памятники самим себе, и сотни лет требуется, чтобы рассеялись иллюзии, растрескались охранные начертания и сломались ловушки. А иногда и тысячи лет не хватает.

    Вемкамтамаи провёл рукой по стене, и некоторое время смотрел в призрачном пещерном свете на покрытую пылью ладонь. Нет, этим путём он не пойдёт. Город впереди заброшен. А самое главное, что он совершенно не ориентируется в сети туннелей, пробегающих в глубине.

    Снаружи продолжало моросить. Вемкамтамаи бесшумно подошёл к выходу из пещеры и уселся на пороге. Печально. Продолжим поиски - более быстрого пути пока нет.

    Знакомый звук донёсся до него.

    Ольт вскинул голову. Тучи стремительно разошлись; две линии перечеркнули зенит. Хрустальный Свет у него на поясе проявился, задрожал и третья линия вонзилась в пересечение предыдущих. Вемкамтамаи сосредоточенно смотрел на точку пересечения. Несомненно, эти двое где-то там. Почти точно к западу.

    Молот под его ладонью пропел высокую музыкальную ноту - тонкую и печальную, и тут же всё кончилось. Тучи быстро затягивали просвет в небе. Молот переставал светиться - из его глубин исходил зеленоватый свет, в лучах которого окружающие скалы показались диковинным каменным садом.

    Движение за спиной. Ольту не нужно было поворачиваться, чтобы увидеть это... но чтобы разговаривать с собеседником, принято поворачиваться к нему лицом.

    Он медленно повернулся.

    Вспышка молнии на миг осветила невысокое двуногое существо, что стояло поодаль, среди камней.

    - Привет... - начал ольт и осёкся. При первых же звуках его голоса существо скрылось куда-то за камни. Только этого не хватало! Вемкамтамаи поспешил вниз.

    - Подождите! - крикнул он. - Я один и не намерен причинять... проклятье!

    Последнее относилось к камню, о который он споткнулся. Вемкамтамаи вспрыгнул на то место, где только что видел сужество. Если бы не панорамное зрение, он так и остался бы один. Что-то шевельнулось внизу слева... как незнакомцу удаётся так быстро передвигаться по крутому склону? Ольт повернул голову в сторону избегающего встречи чужака, и вновь заметил, как тот юркнул за груду камней.

    - Подожди! - крикнул ольт и кинулся следом. Наверное, следовало подождать и постоять на месте. Когда двухметровый гигант гонится за вдвое меньшей добычей, преследуемому трудно поверить в добрые намерения. Учитывая холодно сияющий молот. Впрочем, об этом ольт думал позже, а пока что его одолевали негодование и сожаление. И, если уж быть совсем откровенным, азарт.

    * * *

    - Не могу больше, - произнесла Фиар хрипло час спустя. Халаты спасали от солнца, но от влажности спасения не было. Смотреть на растрескавшуюся землю под ногами, тучи и неумолимый солнечный диск над головой - нестерпимо. Ни капли воды не проливалось на Каменные Волны; дождь был здесь редким гостем. Дождь проливался позади, где тянулся Тракт. Здесь такой милости не полагалось.

    Дорожный посох, который по-прежнему оставался у Ривллима, перестал защищать от усталости; наоборот, в обмен на стремительное перемещение посох быстро вытягивал силы. Как хорошо с ним было на Тракте...

    Они добрели до ближайших деревьев - пять или шесть чахлых созданий, под которыми ютилась дырявая тень. Фиар рухнула под ближайший ствол и поднесла ладони к вискам. Боль пульсировала под сводами черепа. Ранее с ней такого не случалось.

    - Сядь ровнее, - услышала она. Если бы он знал, каким подвигом для неё является всякое движение! Стиснув зубы, девушка подчинилась и ощутила, как на голову её опускаются пальцы. Ривллим быстро нашёл нужные точки и - вначале осторожно, потом постепенно усиливая нажим - принялся массировать ей голову.

    Вначале она чуть не взвыла: боль принялась вращаться, перекатываться. Фиар словно видела чёрный водоворот, неторопливо вращающийся в глубине. Однако потом случилось чудо - боль стала спадать. В голову вонзались и исчезали тонкие серебряные иголочки. Ощущение было странным.

    Как-то всё незаметно кончилось.

    Фиар открыла глаза и увидела Ривллима, сидящего поодаль, обернувшего голову тряпкой (шляпа куда-то запропастилась). Он молча жевал. Как он может что-то есть? Девушка осторожно пошевелила головой - не болит. Надо же!

    - Спасибо, сайир, - произнесла она, осторожно прикасаясь к вискам кончиками пальцев. - Как ты это делаешь?

    - Могу научить, - ответил воин, протягивая фляжку с водой. Хвала богам, в серебре она не портилась! И подумал, что Лейрн не во всём был прав. Кое-что на неё действует. Массаж, например. - Надо было сразу сказать. Не стоит с этим шутить.

    Фиар промолчала.

    - Где ты всему этому научился?

    - В разных местах. Массаж меня научили делать в... О-о-ох! - Ривллим попытался вскочить и не смог. Мгновение спустя он издал нечеловеческий вопль: казалось, что правую ногу его окунули в расплавленное железо.

    Фиар вскочила на ноги. Земля шевелилась и ходила ходуном. Рядом с Ривллимом из-под земли выбирался покойник; первое, что он сделал - едва освободил голову и руки - запустил длинные и острые зубы в лодыжку воина. И висел на ноге, терзая её, словно озверевший пёс.

    Фиар схватила Кошачий Глаз и одним ударом отсекла мертвецу голову. Тело, всплеснув руками, скрылось под землёй, а голова продолжала сжимать челюсти. Фиар отбросила меч, взялась за челюсти обеими руками и потянула изо всех сил.

    Голова обратилась в пыль в её руках; от пыли несло омерзительным смрадом. Ривллим никак не мог оправиться от шока: его качало из стороны в сторону, кровь капала из прокушенной губы.

    Фиар сильным рывком подняла его на ноги. Произошедшее заняло не так много времени: покойники всё ещё выбирались из-под земли, протягивая скрюченные пальцы в сторону жертв. Даже днём, подумала девушка ошарашенно, как это может быть?

    Схватив в охапку снаряжение, они бросились прочь. Позади, у холма, собрался уже целый отряд - не менее полусотни покойников, медлительных и неуклюжих.

    Ривллим сильно хромал, но быстро пришёл в себя. Двигался он пошатываясь, скрипя зубами, но не отставал. Минут через десять Фиар остановила его и велела:

    - Снимай сапог.

    Воин повиновался. Сапог был полон крови; зубы покойника были остры, как шило; чуть выше стопы неправильным кругом расположилось множество рваных ран. Фиар извлекла зелёную веточку и приложила её к ранам.

    Веточка завяла, пожухла, осыпалась в её руках. Девушка от неожиданности выронила то, что осталось; остаток чудесного подарка рассыпался пылью. Пыль источала слабый, едва заметный, запах лаванды. Раны затянулись. Воин - уже самостоятельно - протёр пострадавшую ногу смоченной в воде тряпкой и вздрогнул. Вместо рваных отверстий ногу украшали синяки. Тёмные, зловещие, отвратительные. Но кровь больше не шла. Он пошевелил ногой - словно во все пострадавшие места вонзают иглы. Ну ладно, двигаться-то можно.

    Окровавленные тряпки он не стал выбрасывать.

    - Скоро они придут, - указал на медленно марширующих к ним покойников. - Кормить их собой не хочу. Помоги-ка... - он охнул, когда попытался встать, но в остальном чувствовал себя сносно. Прокушенная губа распухла и мешала говорить.

    - Туда, - указал он рукой. - Там какие-то развалины...

    Прихрамывая, время от времени останавливаясь, он двинулся в выбранном направлении. Фиар молча следовала рядом, время от времени оглядываясь. Даже медленным шагом они оставят нежить далеко позади... но долго ли воин сможет так идти? И - залечились ли раны?

    Ривллим думал о том же.

    * * *

    Играть в салочки ночью, под дождём, на скользком и опасном горном склоне - не самое приятное занятие. Неуловимый незнакомец оказался необычайно вёртким. Он ускользал, словно чёрная кошка во тьме; двигался со сверхъестественной точностью, а ведь возможности Вемкамтамаи превосходили возможности иных дарионов!

    Во время одного из падений Хрустальный Свет с размаху ударил по скале.

    То, что произошло, поразило ольта.

    Камень ярко засветился в том месте, куда пришёлся удар; мигом позже светящаяся ярко-зелёная паутина побежала вперёд, следуя рельефу местности. Последней на её пути оказалась верхушка скалы. Паутина оплела её... и скала с тяжёлым грохотом раскололась надвое.

    Преследуемый, увидев это, замер. Ему было куда скрыться: достаточно перемахнуть через ближайший камень. Но он не шевелился, глядя, как ольт поднимается на ноги, счищает налипшую грязь и медленно спускается к нему.

    Только когда ольт приблизился шагов на десять, существо протянуло перед собой руки и издало тонкое, предупреждающее шипение. Теперь его было отчётливо видно.

    Чуть меньше метра ростом, почти человеческих очертаний - но с крохотными когтями на пальцах, и покрыто мелкой чешуёй. Понятно. Точнее, непонятно. Таких ольт ещё не видел. Хвост небольшой и, видимо, не мешает бегать по скалам с такой скоростью. Зубы мелкие, но безобидными не кажутся.

    Ольт заметил, что сжимает молот в руке. Медленно и осторожно повесил оружие на пояс и оно скрылось из глаз. Существо озадаченно моргнуло и закрыло пасть. Затем отступило назад, - оглянувшись, запоминая путь к отступлению. Ольт почувствовал его запах. Ничего особенного - попавшая под дождь ящерица, наверное, пахнет так же.

    - Ладно, - проговорил он устало, опускаясь на камень. Всё равно уже грязный и мокрый насквозь. - Не начинай всё сначала. Давай поговорим... надеюсь, ты умеешь говорить.

    Существо вздохнуло, когда ольт уселся, и их глаза оказались на одном уровне. Услышав последние слова Вемкамтамаи, существо - к немалому изумлению ольта - отрицательно покачало головой.

    - Не умеешь говорить? - спросил ольт, не веря своим глазам.

    Отрицательный кивок.

    - Но понимаешь меня?

    Утвердительный кивок.

    - Мне нужна помощь... сможем мы договориться?

    Приоткрылась розоватая пасть... не знает, как поступить? В конце концов, оно оглянулось и молча показало на вход в тоннель, из которого ольт не так давно вышел. Странно, подумал Вемкамтамаи, я-то думал, что мы тут километра три отмахали.

    - Хочешь разговаривать там? - спросил он. Существо кивнуло.

    - Что ж, пошли. - Вемкамтамаи принялся взбираться в гору, время от времени соскальзывая. Хоть бы не передумал, произнёс он про себя. Тоже удовольствие - гоняться по всем горам. Кто бы это мог быть? Что-то я о них слышал... Лунными ночами выходят из нор и бродят, незримые, среди скал. Как я буду объясняться с тем, кто не может ни слова произнести?

    Ольт мысленно воззвал ко всем богам сразу, попросив у них терпения и спокойствия. До входа в туннель оставалось не так много... в особенности, если не падать каждый третий шаг.

    * * *

    - Будь я неладен, - прошептал воин утром следующего дня. Фиар пошевелилась во сне, но не проснулась. Он выбрался из-под служившей одеялом накидки и уселся, вытирая взмокший лоб.

    Что-то не так. Нога перестала болеть уже к вечеру того дня - помогла веточка! - но спокойствие не возвращалось. Наоборот. Сначала он никак не мог уснуть; всё мерещились выползающие из-за каждого камня чудовища. Потом, несколько раз, ему снился один и тот же кошмар - настолько жуткий, что память отказывалась удерживать его. Сейчас, под самое утро, кошмар повторился. Скорее всего, тот же самый.

    Ривллим осмотрел укушенное место. Синяки не проходили. Они посветлели, но по-прежнему украшали лодыжку неровным кольцом. Что могло случиться? Воин прикоснулся к пострадавшему месту ладонью. Не болит.

    Луна светила с небес - вернее, тонкий серпик. Полнолуние не за горами, подумал Ривллим. Как бы суметь не впутываться ни в какие неприятности?

    Лагерь они устроили среди развалин; выбрали место так, чтобы поблизости не было открытого грунта. Странно выходит. Нежить, как известно, враг всему живому. А выходить в данном случае предпочитает из живой, сырой, полной жизни земли! Как это прикажете понимать?

    Ему показалось, что кто-то сзади шепнул его имя. Воин обернулся. Фиар крепко спала; Солнечный Лист продолжал бесконечную беседу с Чёрным Дождём. Искры клубились, собираясь в сгустки, вновь рассыпались...

    Постойте-ка. А не похоже ли это на буквы? Ривллим попытался вглядеться в пляшущие знаки. Это оказалось непросто: стоило сосредоточить взгляд на одной букве, как она тут же становилась невидимой - словно светящаяся гнилушка. И всё же... Jiar... Нет, Jior... Jior aver... aver-re... Jior averren...

    Кто-то энергично тряс Ривллима за плечи.

    - Ну, наконец-то! - голос девушки был взволнованным. - Я уж испугалась, что ты заболел. Давно сидишь?

    Воин потряс головой, прогоняя остатки сна. Солнце приподнималось из-за горизонта; начинался новый день. Такой же тяжёлый, как и прежний.

    - Ничего себе, - пробормотал Ривллим. В глаза его словно высыпали несколько вёдер песка. Голова гудела - будто после похмелья. Только этого сейчас не хватало. В таком состоянии только марш-броски совершать.

    - Не помню, - ответил он. - Проснулся ночью, присел у камня и... Смотри! - он указал на ножны с Листом. Даже издалека был виден чёрный саван, сочащийся из ножен.

    - Знаю, - Фиар указала рукой на восток. Воин увидел их, неторопливо переставляющих ноги. На всех без исключения мёртвых лицах держалась неприятная улыбка. Ривллима передёрнуло. Он встал, быстро собрал вещи и присел, шипя от боли, потирая укушенное место.

    - Что такое? - Фиар помогла подняться.

    - Снова... болит, - воин закатал штанину. Всё нормально... но болит, словно обжигает раскалённым металлом.

    - Понятно, - девушка покачала головой. - Пойдём-ка отсюда. Похоже, это от них. Целителей здесь, видимо, не водится...

    - Там... впереди, - воин указал, где именно. - Что-то, похожее на дом. Надо поторопиться.

    И, прихрамывая, отправился в путь. Фиар шла следом; мрачные мысли теснились в её голове, и изгнать их не было никакой возможности.

    * * *

    Существо уселось у самого порога; ольт отошёл, после долгого обмена жестами, вглубь туннеля. Больше всего его нового собеседника нервировал молот, то проявляющийся, то исчезающий.

    Первое время они пытались завязать беседу. Вернее, пытался Вемкамтамаи. Ответных попыток не возникало.

    - Вы живёте поблизости? - спрашивал ольт.

    Да.

    - Вы уже встречались с моими соплеменниками?

    Да.

    - Есть поблизости туннели, по которым можно быстро добраться до западного побережья?

    Нет ответа.

    Стоило начать спрашивать о том, что, собственно, интересовало ольта, как ответом молчание. Зачем оно согласилось с ним общаться? Чего хочет добиться?

    Видимо и здесь принято платить вперёд.

    - Я должен что-то сделать взамен?

    Два светло-синих, слабо светящихся глаза несколько раз озадаченно мигнули, прежде чем существо утвердительно кивнуло.

    - Вы твёрдо знаете, что я справлюсь?

    Да.

    Очень интересно! Надеюсь, у них не принято заманивать незнакомцев к стае птиц-кровососов или к логову огнедышащих волков - чтобы позабавиться? Как хорошо то время, когда почти всё можно купить за золото...

    Или за ожерелья. За долгие столетия слепоты он научился изготавливать их со сказочной быстротой. А после разрушения Шайра было время подумать и вспомнить ювелирное искусство. С собой осталось шесть ожерелий и разная мелочь, да только собеседника они не интересуют.

    - Ну что же, - ольт поднялся, существо испуганно отшатнулось. Я, наверное, кажусь ему великаном-людоедом... или чем они детей пугают?

    - Что я должен сделать? - спросил ольт.

    Существо долгое время держало ладони сцепленными. Затем обыскало взглядом туннель и ничего не нашло. Потом подошло к стене и попыталось что-то изобразить на ней когтем. Тут до Вемкамтамаи дошло

    Он извлёк светящийся мелок и протянул существу. То молча смотрело в его сторону, не двигаясь с места. Ольт усмехнулся про себя и уселся, скрестив ноги, по-прежнему протягивая мелок.

    Существо сделало робкий шаг в его сторону. Не делать резких движений, подумал ольт. Происходящее напоминало ему то, как в детстве он прикармливал окрестных белок. Те так же подозрительно приближались к незнакомцу, держащему в руке что-то соблазнительно пахнущее. Не ловушка ли? И быстро удирали, стоило схватить заветную корочку.

    Существо взяло мелок, но не побежало. Ольт изо всех сил скрывал улыбку. Может, мы их чем-то сильно напугали? Рептилия подошла к стене у самого выхода и мелкими буквами что-то написала.

    Ольт присмотрелся. Силы небесные! Один из старинных дарионских языков. А я так плохо его знаю... Ну-ка, ну-ка... Он всматривался в буквы несколько минут.

    - Ты хочешь проводить меня к тем, кто... расскажет, что надо сделать?

    Да.

    - Тогда пошли.

    Существо добавило несколько слов.

    - Тебе нужен этот мелок? - поразился ольт. - Бери. Дарю. - Ничего удивительного, мелки эти изобретут очень не скоро...

    Он так и не понял, куда рептилия дела мелок. Не в рот же спрятала! Только что держала в руках светящийся брусочек - и нет его! Покончив с мелком, существо выпрыгнуло наружу. Ольту оставалось только следовать за ним.

    Снаружи всё так же моросило; существо передвигалось с невероятной скоростью; ольт едва успевал. Дорога вела куда-то вниз. Существо юркнуло в широкую, кажущуюся бездонной щель. Ольт полез следом.

    * * *

    День оказался гораздо страшнее, чем казалось.

    Нежить была куда более резвой; оторваться от неё удалось лишь крайним напряжением сил. Они шли вниз по пологому склону и часа через два увидели одинокий домик, стоящий среди выжженных холмов. В домике кто-то жил. Несколько невысоких деревьев с пышными кронами окружали строение. Хорошо, если там удастся укрыться от преследующей их армии.

    Как я устал, думал воин, борясь с подступающей тошнотой и туманом, что время от времени застилал окружающий мир. Рана не зажила по-настоящему. С его рассудком творилось неладное. Несколько раз он словно засыпал на ходу - всякий раз просыпаясь через долю секунды.

    Потом начались вещи более неприятные.

    На коротком привале (в скудной тени едва живого дерева) Ривллиму послышались голоса. Мир вокруг плыл, словно был сделан из желе: вздрагивал и колыхался от малейшего движения. Он разговаривал с Фиар, но та, видимо, не заметила перемен в спутнике.

    Голоса исходили от оружия. И Солнечный Лист, и Чёрный Дождь шептали одни и те же лишённые смысла фразы. Голоса звучали жутко, нечеловечески. Ну да, разумеется - ведь говорят-то не люди, подумал Ривллим и ужаснулся этой мысли.

    Испуг на короткое время избавил от наваждений.

    Постепенно голоса возвращались; то ослабевая, то становясь громче. Домик был совсем близко, когда Ривллим, оглянувшись, заметил, что Фиар вся посерела. Он окликнул её - та не ответила. Воин протянул руку, прикоснулся к отрешённо шагающей рядом девушке - и та осыпалась мелким пеплом. Остался лишь скелет - выйдя из серого облака, он продолжал вышагивать. Ривллим закричал от ужаса и мир почернел перед глазами.

    ...Что-то влажное прикоснулось к его лбу.

    Зрение постепенно возвращалось. Фиар смотрела на него, время от времени оборачиваясь. Воин успел отметить круги под её глазами и потрескавшиеся губы.

    - Вставай, - попросила она обеспокоено. - Они совсем близко. Доберёмся хотя бы до домика! Ну же, прошу тебя!

    Подняться на ноги оказалось столь же просто, как поднять гору голыми руками. Нога вспыхнула непереносимым огнём, но Ривллим всё же пошёл - медленно, шатаясь, вцепившись в руку Фиар. Та холодно думала, что будет делать, если их настигнут до укрытия. А ведь настигнут... Ривллиму, видимо, совсем худо - сколько ещё он протянет? И кто сказал, что в домике удастся укрыться?

    Воин свалился в сотне шагов от домика. Фиар кинулась к нему, пытаясь привести в чувство - она что-то кричала, даже стукнула его несколько раз. Нежить двигалась всё быстрее и быстрее. Добыча рядом, обессилевшая и лёгкая.

    Фиар попыталась позвать на помощь, но только хрип вырвался из иссушённого горла. Но голова оставалась ясной. Времени у неё хватит лишь на одно магическое воздействие. Излечить эту болезнь она не может. Уничтожить армию в несколько сотен слуг Тёмной ей не по силам. Иллюзии их не обманут. Телепортироваться? Фиар скрипнула зубами. Если прямо к горам, погибнут оба. В лучшем случае, свалятся и сгорят под палящим солнцем. Вернуться к Башням?

    Впервые в жизни Фиар ощутила беспомощность. Если воин погибнет, она, скорее всего, обречена. Попытаемся телепортироваться. Куда их забросит во время полнолуния? В ледниковый период?

    Все эти мысли пронеслись в голове девушки за несколько мучительно долгих секунд. Она трясла Ривллима, умоляя того подняться...

    Ривллим поднялся неожиданно и с такой силой, что Фиар кубарем полетела на землю. Ей показалось, что он стал одним из них - взгляд остекленевший, движения неестественно плавные. Фиар поднялась, пошатываясь, и отступила на шаг... Ей стало страшно.

    Воин встал на колени и выхватил из ножен Кошачий Глаз. Мертвецы были близко... они раскидывали руки, чтобы принять людей в объятия... казалось, слышен смех, слетающий с чёрных губ.

    Воин резко воткнул меч в землю. Тот вошёл глубоко - лишь рукоять да узкая полоска клинка возвышались над спёкшейся глиной.

    Непослушными пальцами воин сделал знак и мертвецы отшатнулись, заслоняя лица. После чего Ривллим согнулся, словно от удара в живот. Разогнувшись, он с силой ударил по клинку. Тот переломился, почти с человеческим стоном. Ривллим произнёс несколько слов и упал навзничь. Кровь медленно текла из разрезанной ладони.

    Фиар, ничего не понимающая, кинулась к нему, чтобы схватить, помочь подняться на ноги...

    Стало прохладно.

    Тень легла на землю; почудился шум ветра в кронах деревьев, плеск воды в ручье и щебет птиц. Перед глазами всё плыло и кружилось. Девушка опустилась на четвереньки, борясь с головокружением, взглянула в сторону нежити, что должна схватить и его, и её...

    Нежить исчезала. Становилась прозрачной, таяла в воздухе, пропадала бесследно. Один за другим они приближались к мечу... и таяли. Пропадали.

    Исчез последний.

    Чёрный Дождь ожил; прикоснувшись к нему, девушка ощутила знакомую горячую вибрацию. Я здесь, я с тобой, говорило оружие.

    Трава вырастала из мёртвой земли у неё на глазах. Пышнее всего она росла у места, где находился сломанный меч. Вслед за травой начали расти деревья. Тенью, похоже, они делились заранее.

    Скрипнули массивные ворота и немолодой - но и не очень уж старый - человек появился на пороге. Он глядел на происходящее широко раскрытыми глазами.

    Это привело девушку в чувство. Она кинулась к воину (жив, но дыхание редкое и весь горит) и поволокла его к дому.

    Часть 3 (7). Огонь и лёд

    VIII (XXIII).

    Скрипнула дверь: кто-то вошёл в комнату за его спиной.

    Можно смотреть в ту сторону; можно игнорировать чужака. Никто не обратит на это внимания. Можно говорить, кричать, набрасываться на собеседника с кулаками. В последнем случае кулаки проходят насквозь, словно посетители - или сам он - призраки.

    Однажды он потерял самообладание до такой степени, что попытался схватить вошедшего - кажется, это была Фиар - и заставить обратить на себя внимание. Тут-то ему и стало ясно, что кто-то из них - а может быть, оба - призраки.

    Комнату, в которой сейчас находился, он прозвал Белой. Всего их пять - расположенные крестом, каждая в форме идеального куба. Четыре внешних отличались только цветами стен. Белая, розовая, жёлтая, голубая. Центральная постоянно меняла цвет; из-за четырёх дверей - массивных, тяжёлых, со множеством орнаментов - доносились голоса. Почти все были незнакомыми. Язык казался знакомым, некоторые из бесед - вызывали необычностью оторопь и даже страх. Стоит открыть дверь - и никого, разговоры замолкают, помещение по ту сторону двери безлюдно. Посвистывают сквозняки; сквозь прикрытые тяжёлыми портьерами окна просачивается свет.

    И мебель. То комната оказывается пустой, то она уставлена жалкими столами и табуретами, а то блистает креслами, коврами, каминами и множеством иных предметов, для которых просто не находится слов. Ривллиму редко доводилось бывать в настоящих дворцах. Резиденция правителя Меорна не в счёт.

    Не хотелось ни есть, ни спать. Ничего не хотелось. Однажды он попытался улечься спать на просторной кровати, возникшей в Жёлтой комнате. Бесполезно. Сон не шёл, что бы он ни делал. Можно пытаться читать успокаивающие стихи - простенькие заклинания. Не помогает. Можно считать овец (собак, драконов...). С тем же успехом. Спать не хочется - хотя тело настоящее; такое же, как и...

    Где?

    ...Когда он попробовал, поверив Хранительнице на слово, поставить Оазис собственными силами (нежити туда вход заказан), неожиданно получилось. Однако заклинание высосало почти все оставшиеся силы. Пока Оазис приходил и... как бы выразиться... уплотнялся, Ривллим испытал нечто, похожее на несколько смертей подряд. Несколько смертей от жары и жажды, в полном сознании.

    Теперь понятно, почему более одного раза его никто не ставит.

    ...Оазис возник, а затем... мир почернел; в нём остались только преследователи, Ривллим и пустыня, покрытая мраком. Нежить, похоже, потеряла жертву из виду, но от этого легче не становилось. Ривллим несколько раз звал Фиар - никто не отзывался. Оружие и рюкзак куда-то делись. А вокруг простирались безжизненные холмы, и жар накатывал давящими волнами, и жить оставалось совсем недолго.

    Затем что-то произошло. Волна ледяного воздуха упала сверху, сбивая дыхание и сбрасывая наземь. Между холмами открылся проход. Лестница спускалась вглубь земли, навстречу тянуло приятным, свежим воздухом. Едва различимое пятнышко света плясало в глубине прохода.

    Ривллим спускался целую вечность. В конце концов он оказался в небольшой комнатке; четыре прохода вело из неё. Назад, в тёмную пустыню; вперёд, под своды ночного леса; налево - несомненно, вглубь Каменных Волн. И направо - Ривллим осознал, что за правым проёмом находится его дом в Меорне...

    На полу было разбросано снаряжение. И меч, Солнечный Лист. Второй меч уже сослужил хозяину последнюю службу...

    Надо было сразу идти домой, думал воин впоследствии. Однако - наклонился, чтобы поднять оружие. Но оно исчезло, а во всех четырёх проёмах возникли и захлопнулись двери.

    И всё.

    Способа выбраться отсюда он не знал.

    Однажды выглянул в окно - когда то возникло не под потолком. Окна, как и мебель, то появлялись, то исчезали.

    За окном, поверх бесчисленных холмов, до горизонта простиралось древнее кладбище. Ближайшие надгробные плиты и памятники - у самого окна, только руку протянуть. Сумрак царил снаружи; по небу ползли одинокие облака, пыль клубилась над глинистой землёй.

    Ривллим вспрыгнул на узкий подоконник и, после недолгой борьбы с задвижкой, распахнул створки.

    Его оглушила абсолютная тишина по ту сторону, ошеломил пригодный для дыхания, слабо пахнущий полынью воздух.

    Ривллим протянул руку наружу.

    И заметил вдалеке бегущего человека. Человека преследовали, и жить ему оставалось недолго.

    - - -

    - Фиар! - девушка вздрогнула и обернулась. - Скорей сюда!

    Её звал Теинвил, перебравший множество занятий - от воина до монаха - а ныне уединившийся в заброшенном доме в самом сердце Каменных Волн. Ривллим более суток лежал в самой прохладной комнате Паранн-Тиина (так отшельник именовал своё жилище) и медленно возвращался со дна той пропасти, куда упал накануне. Уже было слышно его дыхание, кожа из землистой стала розоватой.

    - Фиар!

    Девушка легко вскочила на ноги и выбежала прочь. Отшельник указывал в угол комнаты, где находились меч и булава. Резкий треск доносился оттуда; в воздухе повис запах озона и горячего металла. Вихри искорок, которыми оружие разговаривало, неистово крутились в углу комнаты.

    Фиар схватила чехол и едва не выронила его. Оружие вырывалось из рук, словно дикая кошка. Пришлось напрячь все силы, чтобы совладать с непокорной булавой. Вынув Чёрный Дождь из чехла (отшельник предусмотрительно отступил подальше), она увидела: по ощетинившейся шипами поверхности пробегает волнами призрачный зеленоватый свет. Доставать меч ей как-то не хотелось. Меч не любил, когда она его трогала.

    Фиар несколько раз взмахнула оружием - не указывая им ни на кого, чтобы булава не восприняла взмах как руководство к действию. Булаву ощутимо тянуло в сторону Ривллима. Фиар кинулась в комнату.

    Вокруг Ривллима повис тонкий саван из электрических искр. Судя по движению закрытых глаз, Ривллим что-то видел во сне.

    - Ривллим! - крикнула Фиар, прикоснувшись к его плечу. - Очнись!

    Бесполезно.

    Булава рванулась так, что едва не нанесла Ривллиму удар в висок. Фиар пришлось дёрнуть Чёрный Дождь в сторону изо всех сил, чтобы отвести смертоносный удар. Её протащило по полу. Отшельник, вбежавший в комнату, с ужасом наблюдал за происходящим.

    И вдруг всё кончилось.

    Булава успокоилась, свечение её угасло. Фиар, мрачно глядя на локти, в которые собрала полсотни заноз, медленно поднялась на ноги, стараясь направлять булаву в сторону от всех присутствующих. Вложила в чехол и водрузила на место.

    Безмолвный разговор тут же потёк, как и прежде.

    - Что это было? - спросил Теинвил, помогая Фиар сесть и ловко, при помощи пары медных монеток, извлекая занозы.

    - Понятия не имею, - призналась девушка. - Что-то с Ривллимом. Что-то, что не понравилось моему оружию...

    - Может быть, положить второе оружие поблизости от него? - предложил отшельник. Называть меч по имени он не решался. Один раз он это сделал: в ответ с меча сорвалась искра и больно ужалила.

    Отшельник покосился на меч. На косвенное упоминание тот не реагировал.

    - Не стоит, - отозвалась Фиар устало. - Если уж я не смогла... - и махнула свободной рукой.

    - Спасибо, - кивнула она минут через пять, когда с занозами было покончено. - Сколько дней до полнолуния?

    Отшельник взглянул на старинную гравюру, служившую универсальным календарём и определителем фаз лун.

    - Одиннадцать дней.

    Фиар вздохнула, и склонилась над Ривллимом. Приложила кончики пальцев к его голове и повторила приём, которому тот научился у Лейрна, а впоследствии показал ей. Никакой реакции. Словно тело его существовало отдельно от того, что у людей называлось душой.

    - Что-то мешает ему, - заметил отшельник. - Я видел однажды одержимого. Когда демона изгнали, человек выглядел точно так же. Что-то мешает ему вернуться в собственное тело.

    - Знать бы, что мешает, - проговорила девушка сквозь зубы.

    Отшельник посмотрел на неё с сочувствием. Он заметил, что Фиар подолгу сидит, глядя в окно и сжимая в ладони запястье другой руки. На лице её в эти моменты явственно читалась боль. Теинвил однажды попытался расспросить её об этом - и более не пробовал. Фиар сразу же становилась, мягко говоря, недружелюбной.

    ...Браслеты постепенно ломали её волю. Помимо того, что продолжали тянуть назад, к месту заточения, они принялись насылать на неё сны. Яркие, страшные, после которых она просыпалась вся разбитая. Ривллим не знал, что с той памятной ночи в Эриггвене Фиар ни разу не выспалась. Без Ривллима она просто не доберётся до дома - не хватит сил бороться. Вернись, убеждали браслеты, подчинись, все несчастья тут же закончатся.

    Пробираться к городу придётся с боем. Хоть нежить и не смеет войти в оазис, вряд ли она сгинула навсегда.

    - Узнать-то просто, - вздохнул отшельник. - Я знаю способ отправить дух в путешествие за духом другого человека. Хорошо знакомого. Но вернуться они смогут лишь вместе. Решишься ли ты на подобное?

    - Нет, - тут же ответила Фиар. Не объяснять же отшельнику, что браслеты за это накажут смертью. Как и за прочие попытки избавиться от них силой.

    - Тогда будем ждать, - и отшельник отправился во двор.

    Совершать ежедневную медитацию.

    * * *

    Ривллим ощутил, как комната покачнулась. Он вцепился в оконную раму, и несколько страшных секунд казалось, что его вышвырнет наружу, в неизвестность. Позади с треском и шорохом ездила по комнате мебель. А небо по ту сторону окна быстро темнело.

    Исполинский силуэт человека, руки которого вместо ладоней заканчивались огромными шипастыми шарами, проявился на горизонте. Голова великана терялась в облаках; ноги глубоко увязали в земле. Ривллим чувствовал: великан знает о его присутствии.

    Великан шагнул в сторону окна, мимоходом раздавив и преследуемого, и преследователей..

    Правая шипастая рука стремительно поднялась, скрываясь из виду.

    Время замедлило свой ход. Ривллим видел, как дрожит земля на кладбище, как осыпаются холмы, падают памятники, раскалываются надгробия. Огромный, усеянный тупыми зубьями шар понёсся прямо на Ривллима.

    Ривллим отпрыгнул, осознавая, что всё равно не спастись. Мелькнула мысль - если удар окажется смертельным, проснусь я или нет?

    Окно взорвалось, окатив содержимое комнаты молочно-белыми брызгами.

    Тяжко вздрогнул пол под ногами. Ривллим поднялся с обломков кресла (хорошее было кресло) и с изумлением понял, что жив и невредим. Несколько ссадин не в счёт.

    Окна больше не было. Была всё та же жёлтая стена, ничем не отличающаяся от других. Воин погладил ладонью место, где было окно, и приложил к нему ухо, надеясь что-нибудь услышать. Ничего, кроме глухого стука собственного сердца. А потом, словно из ниоткуда, слова, что мерещились в ту ночь среди пляшущих в воздухе искр. Jior averren, anghatha vaila. Jior averren, anghatha vaila... Без конца, монотонно, голосом, в котором не было ничего человеческого. Воин резко отпрянул от стены.

    ...С тех пор он перестал открывать окна. За ними всякий раз было всё то же кладбище, тот же преследуемый - и сотни восставших мертвецов, неизменно настигавших беглеца.

    В тысячный раз воин подтянул штанину и поглядел на следы укусов.

    Раны зажили, не осталось никаких следов. Взамен появились странные пятна - восемнадцать треугольников, указывающих остриями в центр образованного ими неровного круга. Пятна не сходили, что бы ни пытался сделать с ними воин...

    * * *

    Вемкамтамаи и его новый знакомый быстро пробрались в узкую пещерку - рептилия продвигалась по ней без труда, а ольт едва не застрял. Проход оканчивался совершенно гладкой стеной.

    Существо подбежало к стене и быстро начертило на ней, встав на цыпочки, сложный узор. Вемкамтамаи приложил все усилия, чтобы запомнить порядок начертания; он даже демонстративно отвернулся (продолжая всё видеть).

    Знак вспыхнул ослепительным пламенем и стена протаяла. Осталось овальное отверстие в пространстве, оттуда потянуло тёплым воздухом. Существо бесстрашно протянуло ольту правую лапку и ольт, после секундного колебания, осторожно взялся за неё.

    Дыра в стене оказалась порталом - судя по ощущениям. Ничего особенного, если только не забывать, что в знакомой ольту истории порталы станут известны только семь тысячелетий спустя. Однако!

    Портал тихо закрылся за его спиной. Где они теперь? Прежде чем чувство ориентации заработает, может пройти немало времени, чуть ли не сутки.

    Это был... нет, не город - слишком уж мало домиков. Поселение. Несколько десятков деревянных хижин. Давление воздуха подсказывало, что они находятся глубоко под землёй, не выше двух километров.

    Тут же сбежалось полгорода. На гостя и его провожатого смотрели глазами, чувства которых ольту были непонятны. Что теперь? Как выглядит их главный? Ни на одной рептилии не было знаков отличия. Наконец, ольт перестал вертеть головой, поняв, что проводник выжидательно смотрит ему в глазницы. Помедлив, кивнул в сторону одного из низких туннелей.

    Вемкамтамаи покорно зашагал следом, стараясь не оглядываться. Правда, ему и не нужно оглядываться.

    * * *

    Итак, кто-то вошёл в комнату за его спиной.

    Ривллим оглянулся, без особого интереса.

    Комната преобразилась в учебную аудиторию. Воин посещал один раз Университет Венллена. Вошедшей оказалась Фиар (за время своего заточения Ривллим видел множество таких посетителей, включая самого себя, своего отца); облачена она была в мантию магистра третьей степени. Глядя сквозь Ривллима (интересно, что она видит?) принялась читать лекцию.

    Воин думал, не уйти ли, но подумал и решил остаться, послушать.

    - Живое и неживое, - объявила Фиар, обращаясь явно не к своему спутнику. Тот оглянулся - никого. Призраки являются поодиночке. Пока он оглядывался, за спиной у Фиар образовалась широкая тёмная доска. В руках у девушки возникла тонкая указка со светящимся кончиком, который оставлял на доске отчётливо различимые светлые линии.

    - Одной из важнейших проблем, - начала Фиар, выкладывая на возвышение рядом с собой небольшой камень, - явлется определение различия между живым и неживым...

    Ривллим заметил возникшую перед собой тетрадь в добротном кожаном переплёте, чернильницу и перо. Предлагают играть в студента? Ривллим усмехнулся и открыл тетрадь. Руке было непривычно держать перо, хотя грамоте он был обучен. Все, имеющие отношение к Храмам, обязаны сдать экзамены по пяти дисциплинам, среди которых знание двух языков (не считая средний).

    - Природа неживая располагается, в единственном аспекте, леор, - продолжала Фиар. Ривллим вновь поразился: значение слова аспект отчего-то было понятно. - Всё живое пребывает как минимум в трёх аспектах существования: нижнем, где находится всё неживое; в лаиха, где сосредоточена сущность всего живого, и в таваи, известном как астральная проекция. Аспекты, расположенные выше леор, носят общее название генвир.

    Фиар замолчала, устремив взгляд куда-то за спину воина. Кто-то в аудитории задал вопрос. Ривллим поднял голову и посмотрел на сделанные им записи. Записывать лекции он явно не умеет. Да и откуда уметь?

    - ...Живое и разумное, - продолжала Фиар, поворачиваясь к доске, - проявляется, помимо трёх упомянутых аспектов, в аспекте нгитто, у которого нет однозначного толкования. Нгитто имеет отношение к таким видам деятельности, как мышление, творчество, ко всем психическим областям активности.

    Вновь кто-то задал вопрос.

    Ривллим заглянул в тетрадь. Чем дальше, тем осмысленнее. Как удаётся одновременно думать о своём, и оставлять вполне связные записи? Мне стоило пойти учиться, подумал Ривллим с некоторым сожалением.

    Остаток лекции он внимательно смотрел девушке в глаза - может быть, увидит? Не увидела. Она рисовала на доске сложные рисунки, писала магические формулы - но взгляд, устремлённый прямо в её собственные глаза, не воспринимала.

    ...Когда он в очередной раз отвлёкся от раздумий, комната была пуста. Ривллиму показалось, что он слышал скрежет отодвигаемых стульев. Показалось, что слышал негромкий гул голосов.

    И всё. Осталась комната, со столами и стульями, доска, на которой слабо светились записи, да тетрадь перед ним.

    Чернильный прибор исчез.

    Воин пролистал тетрадь, густо исписанную всякой всячиной, и вздрогнул. На последнем исписанном листе его собственной рукой было выведено:

    Jior averren, anghatha vaila taifa.

    Длиннее на одно слово. Воин смотрел на бессмысленную надпись и ощущал, как по спине ползут мурашки.

    Тишина становилась непереносимой. Он сунул тетрадь за пазуху и быстрым шагом направился в Белую комнату. Призраки посещали её реже всего.

    * * *

    Довольно долгое время ольт и его проводник молча сидели в небольшой пещерке. Рептилия чего-то ожидала. Вемкамтамаи осматривался и поражался тому, что ничего не знает об этих существах. Что с ними стало в современном ему Ралионе? Вымерли? Изменились? Ушли? Остались, где и были? Если остались, то ведут себя скрытно.

    Чем они занимаются, чего хотят достичь? О себе и своём народе ольт знал достаточно много, чтобы попытаться ответить на подобный вопрос. А что нужно от жизни этому невысокому народцу? Ольт тихо вздохнул.

    Полчаса спустя в пещерке возникла другая рептилия, ростом повыше. Она обменялись сложным приветствием с сородичем, и уселась рядом с первой.

    Первая извлекла мелок и нарисовала на полу короткое слово.

    Думай.

    Ольт оторопел. Неплохой совет. О чём думать? Он взглянул в глаза второй рептилии - серо-зелёные, внимательные. Почувствовал слабое покалывание в области затылка. Псионика! Сюда непременно надо вернуться. Целый народ, никому не известный... Рептилия некоторое время смотрела ему в глаза, после чего не то скрипнула, не то щёлкнула челюстями. Вторая, проводник, что-то сделала (что именно, Вемкамтамаи не видел, руки существо держало за спиной) и толстая каменная плита отгородила пещерку от остальной части подземного города.

    Стало очень тихо.

    Ольт ощущал биение собственного сердца. Голова неожиданно закружилась. Это не было попыткой воздействовать магически, - подобную атаку он ощутил бы, и дал отпор.

    Одним словом ощущения было не выразить. Перед взглядом - обычным, так и мысленным - в одно мгновение родилась и расцвела множеством оттенков сложная, богатая картина. Разум воспринимал картину очень медленно.

    Выглядело это, как записанное изображение, создавать которое люди научатся не скоро. Человек Голтар из Меорна в конце первого века нового времени изобретёт стеклянный видящий шарик, килиан, способный запечатлевать изображения.

    Всё это длилось несколько минут. Ольт заметил поселение (взгляд из-под свода пещеры), затем глаз стремительно влетел в узкий лаз и, после головокружительно быстрого полёта, оказался в просторном подземном проходе. Ольт успел заметить росписи на стенах. Весь подземный проспект был покрыт изображениями - сводчатый потолок, стены, часть пола. Кто это строил?

    Времени раздумывать не было. Глаз сделал несколько резких поворотов, и взору Вемкамтамаи предстала сильно разрушенный район другого подземного города.

    Напоминающее человека существо стояло посреди развалин, не шевелясь, никак не реагируя на чужое внимание. Глаз описал круг - ольт успел заметить, что существо кажется блестящим, отполированным; имеет грубые черты лица, выше его самого на голову.

    Полёт неожиданно оборвался.

    Ольт вывалился в мир, в котором пребывал несколько минут назад - в полумрак пещерки, где две молчаливые рептилии ожидали, пока он очнётся. Вемкамтамаи отчего-то подумал, что не услышал ни от одной из них ни слова. Может, они общаются друг с другом подобными картинами? Ему стало не по себе, а маленькие тщедушные существа перестали казаться забавными и безобидными. Если они в состоянии быстро передавать и воспринимать подобные образы...

    Вторая рептилия, переводчик (так окрестил её ольт) покачала головой, словно прочла его последние мысли. Но ольт не ощущал никакого воздействия! Возможно ли прочесть мысли так, чтобы сбить с толку его, искушённого в магии подобного рода?

    - Что вы от меня хотите? - спросил он, облизнув мгновенно пересохшие губы.

    Рептилии переглянулись и переводчик едва заметно кивнул.

    Переводчик вздохнул, и на ольта накатила новая картина. Три блестящих существа, подобных тому, которое только что показали, громили поселение рептилий. Громили основательно, сокрушая все препятствия голыми руками. К ужасу ольта, гиганты оглушали рептилий и складывали их, живых, в мешки. Когда и где это было?

    - Вы хотите, чтобы я избавил вас от них?

    Переводчик кивнул.

    - Почему вы думаете, что я соглашусь?

    Проводник молча протянул ольту камушек - на вид просто обломок гранита, слегка обтёсанный. Рептилия осторожно вложила камушек в протянутую ладонь Вемкамтамаи, единственной отполированной стороной вниз, и жестом велела зажмуриться. Забавно.

    Ольт сосредоточился.

    Вскочил на ноги: ему показалось, что он камнем падает вниз, на зелёные холмы, с огромной высоты. Перед ним, падающим на землю, возникло святилище, где не так давно он беседовал с Хранителем и спасшейся из Эриггвена девушкой. Они разговаривали, стоя у статуи Бога Мудрости. Затем глаз взмыл вверх и направился к Эриггвену. Ольт сосредоточился на городе... кто это там взбирается по холму? Уж не...

    Его выбросило из видения.

    Проводник забрал у него камушек.

    - В обмен на это? - ольт указал пальцем на камушек.

    Рептилии переглянулись. Переводчик кивнул.

    - Польщён, - ольт уселся, что явственно успокоило собеседников. - Но мне, дорогие мои, нужно не это.

    Переводчик кивнул. Знаю.

    - Вы поможете мне?

    Два кивка. И ожидающий взгляд, в котором ольту померещилась надежда.

    - По рукам, - ольт улыбнулся. - Мне хочется поговорить с вами... но не сейчас. - Он протянул рептилиям руку (по привычке) и каждый из его собеседников осторожно прикоснулся сухой серой ладошкой к ладони Вемкамтамаи.

    Рептилии поднялись, ольт последовал их примеру. Плита за их спиной мягко ушла в пол. Ольт, поразмыслив мгновение, извлёк из своего походного мешка ещё десяток мелков (хорошо, что запасся ими) и протянул залитый в воск свёрток новым знакомым.

    - Это вам, - пояснил он. - Берите, у меня их много.

    Проводник медленно принял свёрток, и некоторое время они со своим соплеменником смотрели друг другу в глаза, соприкоснувшись кончиками носов. Должно быть, идёт бурная беседа.

    Прошло долгое мгновение, и две пары зеленоватых глаз повернулись в сторону великана-ольта. Почти человеческим жестом обе рептилии прикоснулись ладонью к груди.

    - Не за что, - пробормотал ольт. - Найдите мне немного воды. Пить хочется, сил нет терпеть.

    Отчего его не мучила жажда там, снаружи, где вода лилась прямо с неба?

    * * *

    Человек бежал по сухой, опалённой солнцем степи, вокруг безучастно громоздились надгробия. А позади двигались колонны восставших мертвецов.

    Картину эту Ривллим видел не раз; всякий раз отворачиваясь, когда человека настигали. Но в этот раз человек был проворнее.

    Будь что будет. Попытаюсь ему помочь. Человек бежал прямо на окно - но не замечал его. Этому Ривллим не удивился; он провёл в пяти комнатах не один месяц, всякого успел насмотреться. Тетрадь, что так кстати подвернулась ему под руку неделю назад, теперь была почти вся исписана. Сам Ривллим не всё понимал в том, что писал. Однако ведение записей придавало некий смысл существованию. Возможность надеяться на то, что, проснувшись в один прекрасный день, не обнаружит вокруг опостылевших пяти комнат.

    Бегущий вздрогнул и издал слабый хрип, когда прямо перед ним в воздухе возник оконный проём, и человек, в нём стоящий. Странный человек - с волосами, тронутыми серебром, сильно исхудавший, но с пронзительными живыми глазами.

    - Залезай, - протянул он ему руку. То, что человек говорил на понятном языке, не казалось странным. Ривллим ощутил, как предупреждающе вздрогнула комната за спиной.

    - Давай же! - уже нетерпеливо повторил он, протягивая руку неподвижно застывшему беглецу. Позади того взревели охотники, увидев, что добыча вот-вот ускользнёт.

    Человек ухватился за протянутую руку и проворно взобрался на подоконник.

    Мертвецы остановились, потеряв след жертвы. Повелитель будет очень ими недоволен...

    * * *

    - Фиар! - шёпотом вскричал отшельник. - Опять...

    Девушка и сама поняла. Скрежет и треск электрических разрядов. Два дня было спокойно, и вот... Она подошла поближе, с трудом подавляя желание взять Чёрный Дождь в руки, усмирить его. Так хотелось этого...

    - Не подходи близко! - крикнула она и захлопнула дверь в комнату. Треск стал тише. Давление чужой воли - ничуть не уменьшилось.

    Ривллим улыбался.

    Губы его шевелились.

    За два прошедших дня (девять дней до полнолуния, всего лишь девять) воин вновь приобрёл человеческий вид. Пятнышки от укусов вытянулись длинными остриями к центру их неровного круга, почти достигли этого центра...

    - Метка, - вздохнул отшельник, осматривая пятна. - Кто-то его отметил. Чтобы никогда не потерять...

    ...Ривллим с кем-то разговаривал. Фиар зажмурилась; ей показалось, что голоса доносятся из страшного далека. Она наклонила голову к губам Ривллима, изо всех сил сосредоточилась.

    Удавалось поймать разумом одно-два слова. Это требовало чудовищного напряжения - словно выбирать руками крупицы золота из песчаного потока.

    ...тоже не думал...

    ...словно никогда...

    ...так зови!..

    Фиар продолжала вслушиваться.

    * * *

    - Что ты здесь делаешь? - спросил человек устало. Лицо его показалось смутно знакомым. Во снах всякое бывает.

    - Я? - поразился Ривллим. Первые слова спасённого удивили. - Сижу и не знаю, как отсюда выбираться.

    - Так же, как и я, - человек принялся озираться. Вновь пришедшему виделся прекрасный дворец, со множеством фонтанов, с прохладными садами и непревзойдённой архитектурой. - Здесь нельзя долго оставаться, странник.

    - Где это - здесь?

    Новый знакомый долго молчал, глядя ему в глаза.

    - Плохо дело, - ответил он. - Ты уже почти всё забыл. Начнём с имён. Меня зовут Нинтро.

    - Ривллим.

    - Имя ещё сохранилось. Беги отсюда, да как можно скорее. - Нинтро поднял голову, словно вспоминая что-то, и продекламировал: - Хранит покой и отдых для бегущих /И путника встречает, как царя/Но памятью заплатит неимущий/И вечным сном его благодарят... Ты пытался заснуть, Ривллим?

    - Пытался. Не помогает. А как...

    - Минуточку. Не могу удержаться...

    Комната раздалась, преобразилась, к величайшему изумлению воина. Рядом возник облицованный мрамором бассейн - неглубокий, с прозрачной и прохладной водой. При взгляде на него у Ривллима что-то беспокойно зашевелилось внутри. Где-то я видел что-то подобное, думал он. Где? Когда? Память не отвечала, она стала вязкой и непроницаемой.

    Нинтро встал на колени перед бассейном, и осторожно зачерпнул пригоршню воды. Выпил её, мелкими глотками - словно редкостное вино. Лицо его посветлело.

    - Устал я от пустыни, - поднялся он на ноги. Воин понял, что изрядно истрепавшееся платье его нового знакомого было добротной походной одеждой. - Как отсюда бежать? Попытайся вспомнить, Ривллим, что случилось с тобой?

    Воин открыл рот и замер. Действительно, что?

    Ни имён, ни образов. Постойте! Они шли... по выжженной пустыне... с кем? Кто это был? Воин уцепился за обрывок воспоминания, словно утопающий - за тонкую веточку. Подождите! Не может быть, чтобы... чтобы...

    - Со мной было то же самое, - Нинтро покачал головой. - Думай, вспоминай. Если ничего не придумаешь, тебе конец.

    - А тебе?

    - А я, ты уж извини, пойду. Спасибо огромное... я могу предложить составить мне компанию, но тебе ведь не это нужно?

    - Нет, - взгляд Ривллима неожиданно потух. - Не это.

    - Думай. Вспоминай, пока ещё есть время.

    Воин старался изо всех сил. Однако повсюду возникала на непроницаемую стену. И стены эти сжимались.

    - Словно никогда ничего не знал, - проговорил Ривллим, с нотками отчаяния в голосе. Он швырнул свой мешок наземь, извлёк из-за пазухи изрядно потрёпанную тетрадь и принялся яростно листать её.

    Взгляд споткнулся о слова.

    Странные слова, ничего за ними не скрывалось, но взгляд они притягивали, как магнит - железо.

    Jior averren, anghatha vaila taifa knoiro!.

    Ривллим прочёл их, запинаясь. Что-то громыхнуло над головой, Нинтро запрокинул голову. Над сводами дворца сгущались тучи.

    - Не плохо, - сказал он одобрительно. - Вспоминай! Что это было?

    Перед глазами Ривллима плыло множество видений - лица, карикатурно кривляющиеся, пейзажи, предметы.

    - Меч! - вскричал он. - Я вспомнил, у меня был меч. Он звался... звался...

    - Так зови его! - Нинтро потряс его за плечо. - Торопись, Ривллим - останавливаться нельзя. Второй попытки не будет.

    Воин закрыл глаза и вновь повторил непонятную фразу.

    Видения стали более отчётливыми, вязкие стены дрогнули. Гром раскатился над их головами, и в зале дворца стало ощутимо темнее.

    - - -

    Дверь с грохотом распахнулась за спиной Фиар, оттуда в комнату ворвался порыв горячего ветра. Она оглянулась. Ножны с Солнечным Листом качались на стене, словно стремились сорваться. Над ними бушевала настоящая гроза - величиной с угол комнатки. Фиар оглянулась. Губы воина шевельнулись, и правая ладонь приоткрылась.

    Будь что будет!

    Она кинулась к оружию... и остановилась. Порыв ветра ударил в грудь, перехватило дыхание. Фиар прикрыла лицо рукой. Идти удавалось, только наклонившись, прилагая немалые усилия. Великие боги, что происходит?

    Она протянула руку к ножнам. С тех сорвалась крошечная молния, впилась в запястье. Фиар вздрогнула. Меч не выносит чужой руки. Придётся терпеть. Она обхватила ножны и те обожгли её - словно кипящим свинцом.

    - Провалиться тебе! - воскликнула девушка. - Я и так знаю, куда ты хочешь!

    Меч оборонялся всерьёз. Руки жгло непереносимо, Фиар почудился отвратительный запах горящей кожи. Уклоняясь от очередной молнии, метившей в лицо, она упала на пол, и её внесло потоком воздуха в комнату, где лежал Ривллим. Словно невесомое перекати-поле.

    Сил хватило только на то, чтобы кинуть ножны в сторону Ривллима. После чего она вытянула ладони перед собой и взглянула на то, что от них осталось.

    Всё в порядке. Только поперёк правой проходила серебристая, медленно гаснущая полоса... Как жжётся!

    Что-то зашуршало.

    Фиар подняла голову и увидела, как пальцы воина обхватили ножны.

    Он пошевелился, открыл глаза и уселся, сжимая меч. Взгляд его был совершенно безумным. Он смотрел на Фиар, не узнавая. Прикрыл глаза свободной рукой, словно увидел что-то жуткое.

    Исчез.

    Потёк волнами, стал полупрозрачным и растаял.

    - Теинвил! - закричала Фиар, вскакивая на ноги. Что происходит? - Теинвил!

    Ответом было молчание. Гроза утихла, ветер прекратился, настало спокойствие и тишина.

    Фиар схватила Чёрный Дождь, на бегу прицепляя чехол к поясу, выбежала во двор.

    - Теинвил!

    IX (XXIV).

    - Это он и есть?

    Голос вывел Ривллима из оцепенения. У него перед глазами всё ещё стояло странное видение. Чисто прибранная комнатка с низким потолком, жёсткая деревянная кровать, на которой он находился, ножны с мечом в руках.

    На полу кто-то сидел.

    Девушка.

    Лицо её было до боли знакомым, но глаза... Ривллим испугался. Глаза оказались красновато-зелёными, нечеловеческими, с вертикальными зрачками. В них таилась такая сила, что захотелось закрыть голову руками и бежать как можно дальше, пока возможно. Он едва успел закрыть ладонью лицо, как видение поблекло и расплылось.

    ...Они с Нинтро стояли под открытым небом. Меч, Солнечный Лист, был в руках и память постепенно возвращалась. Открывать её повторно оказалось необычайно интересно. Так перебираешь вынесенные на чердак сундуки, натыкаясь на давным-давно позабытые вещи. Ривллим жадно впитывал то, что возвращала память.

    - Бежим, - Нинтро схватил его за руку. - Бежим скорее!

    Ривллим оглянулся. Позади выстроилась нежить. И та, от которой спасался Нинтро, и та, что когда-то преследовала его с... неважно, с кем! Покойники смотрели с ненавистью... и торжеством.

    Беглецы кинулись наверх, по потрескавшимся от времени ступеням, мимо мёртвых садов и иссохших фонтанов. Останавливались только, чтобы перевести дыхание и оглядеться. Нинтро упорно стремился внутрь, в глубины строения. Ривллим следовал за ним, а сзади слышал нестройный топот множества ног. Где эта пакость научилась так быстро бегать?

    Оглянувшись раз, Ривллим подумал, что видит Заирри - мрачного, израненного, с окровавленной саблей в руках.

    * * *

    Ольт не переставал изумляться.

    Поселение казалось поначалу жалким - невысокие хижины, отсутствие машин, статуй, росписи. То, что при этом умели эти существа, не укладывалось в голове.

    Например, напиток, который ему предложили (в каменной бутылочке с каменной же пробкой). Нельзя сказать, чтобы он был особенно вкусным. Не был и противным - походил на сдобренное сладким лекарство. После первого глотка у ольта прекратился шум в ушах, полностью восстановились силы. Сделал три глотка и напиток показался непередаваемо горьким. Вемкамтамаи усмехнулся. Неплохой способ ограничивать употребление... Бутылочку с остатком эликсира ему оставили.

    Проводник шествовал впереди, сворачивая то в один, то в другой проход. Ольт запоминал дорогу. Подземелья не пугали его.

    Вемкамтамаи заметил, что некоторые надписи на стенах были сделаны чем-то светящимся - штрихи излучали сочный красный свет. Наверное, изготовление подобного состава было делом непростым, если они так обрадовались дюжине светящихся палочек. Их свечение ослабнет только несколько месяцев спустя... а полностью исчезнет через три с лишним века. У нового времени свои преимущества.

    Они свернули на крутую винтовую лестницу, ольт едва протискивался в спиральный проход. Рюкзак, пришлось нести в руках. Пришлось также накинуть на голову капюшон: потолок норовил оцарапать макушку.

    Наконец, спуск прекратился, и они упали на пол - с высоты человеческого роста. Ольту не удержался на ногах, в отличие от проводника.

    Это был сводчатый коридор, в полу которого, на равном расстоянии от стен, проходил узкий жёлоб. Коридор тянулся в обе стороны, сколько хватало взгляда. Чувство ориентации успело вернуться, ольт прикинул, что туннель направлен примерно на запад. Отлично. Если ему не предложат отправиться на восток.

    Он с интересом осматривал жёлоб (от которого исходило мягкое тепло), когда его взяли за руку и потянули. Проводник указал, что следует отойти в сторону.

    Ольт повиновался. Прошло примерно полминуты, прежде чем он заметил быстрое движение с востока. Проводник подошёл к стене, прижал ладонь к одной из пластин, которыми та была облицована.

    Мчавшийся с востока предмет резко остановился рядом с ними.

    Повозка без колёс. Прямоугольной формы корпус, сделанный из тёмного дерева (как оно сохранилось?), несколько сидений и непонятные приспособления в передней части.

    Ольт присел, заглянул под дно, и открыл от изумления рот. Пола она не касалась, плавая над ним на расстоянии десяти-пятнадцати сантиметров.

    * * *

    Никогда Ривллим не чувствовал себя так странно.

    Было страшно. Дворец старел на глазах: рассыхался и трескался пол; появлялись проеденные и прогнившие места на портьерах; темнели и становились невразумительными картины и мозаики. Крысы разбегались из-под ног, целыми стаями. Воин порадовался, что сапоги прочные: не все крысы соглашались уступить дорогу.

    Меч оказался очень кстати. Несколько раз они запутывались в переходах, приходилось отбиваться от наседающей нежити.

    Это было самым страшным. Если бы не Лист... Первым на него кинулся Заирри, весь горящий ненавистью. Лист прошёл сквозь его саблю, доспехи и многострадальную плоть, не встречая сопротивления. Это поубавило прыти у остальных, но они продолжали лезть под клинок - как показалось, с обречённым упорством. Или Ривллиму всего лишь показалось, что на обезображенном лице главаря пиратов мелькнула удовлетворённая улыбка, когда он осел на пол трухлявой массой?

    Встретить бы ту тварь, что укусила за ногу...

    - Сюда, - пропыхтел Нинтро, втаскивая его по узкой, длинной, скользкой лестнице, ведущей вверх, в тёмную пустоту. Они смогли взобраться по ней, не сорвавшись. Наверху обнаружилась крохотная площадка - полтора на полтора метра - и массивная стальная дверь. На двери сиял сложный узор. Мрачным сиреневым светом.

    - Пришли, - выдохнул Нинтро, пинком сбрасывая самого ретивого из преследователей. Снизу послышался влажный хруст.

    - Может быть, скажешь, что с тобой случилось и откуда ты? - спросил Ривллим, орудуя мечом, словно косой. Ещё десяток мёртвецов ссыпался с узкой лестницы, оставляя на камне отвратительные влажные следы.

    - Некогда, - отмахнулся Нинтро. - Да и незачем. Будем считать, что приснились друг другу. Хотя... На, держи.

    Он вручил воину небольшую лёгкую монетку цвета начищенной меди.

    - На память.

    - Приснились, значит, - усмехнулся Ривллим, осматриваясь. Судя по звукам, желающих взобраться предостаточно, но на лестнице - никого. - Возьми и ты...

    У самого мелочи не было. Впрочем, разве жаль подарить массивный меорнский золотой?

    - Красиво, - вздохнул Нинтро. - Спасибо. Ну-ка...

    Он налёг на дверь, но та не желала поддаваться.

    Скрюченные пальцы легли на край площадки. Нинтро едва не подпрыгнул от неожиданности. Свист клинка, слабая вспышка - и обладатель их с шорохом падает в пропасть. Шевелящиеся пальцы Ривллим сбросил туда же. И ощутил накатывающую волной усталость.

    Ещё один, на другом краю площадки.

    - Быстрее! - крикнул Ривллим, едва успевая срезать одни хищные лапы за другими.

    - Не могу, - признался Нинтро. - Попробуй ты.

    Ривллим пережил несколько страшных мгновений, когда поскользнулся у самой двери - но Нинтро не позволил ему свалиться. Дверь была без замочной скважины, без ручки... Ладно. Ривллим осторожно взмахнул мечом и ударил с той стороны, где не было петель. Хорошо, если она не свалится нам на голову.

    Не свалилась. Знак вспыхнул и засиял так, что воин зажмурился. Его привёл в себя перепуганный голос.

    - Поторопись. Сейчас меня...

    Коротким взмахом Ривллим вырезал в двери небольшое отверстие и, взявшись за вырез, потянул. Дверь отворилась неожиданно легко, сбросив вниз двух взбирающихся на площадку покойников. Пинком в остатки лица воин отправил следом того, кто пытался схватить Нинтро, и, не оглядываясь, ринулся за дверь.

    - Можно не торопиться, - хрипло проговорил из-за спины Нинтро. - Смотри.

    Воин оглянулся. У распахнутой двери толпилось не менее десятка преследователей (как только уместились?). На том, что было когда-то лицами, читалось недоумение.

    - Ты порезался, - Нинтро указал на правую руку Ривллима. Тот опустил взгляд. Действительно, рукоять меча вся в крови. Где это он так? Понятно, об острый край двери. Воин увидел, как один из покойников жадно облизывает то место, где на металле оставалась кровь, и его передёрнуло. Какая мерзость...

    - Куда теперь? - Ривллим сжал зубы, пока спутник перевязывал ему руку лоскутом от рубашки.

    - Вверх, - указал тот вверх. - Больше некуда.

    И они двинулись вверх - по просторной лестнице, выдолбленной в толще камня. Ривллима уже ничто не удивляло. После пяти комнат ничто не может удивить.

    * * *

    - Это вы такие делаете? - спросил поражённый ольт, пытавшийся понять, каким образом экипаж не касается пола. Магия? Техника?

    Нет.

    - Но умеете ими пользоваться?

    Да.

    Глупый вопрос. Конечно, умеют... Существо вспрыгнуло на платформу, поманило ольта за собой. Тот взошёл на борт с некоторой опаской. Однако платформа даже не покачнулась.

    - Кто это сделал? - не удержался ольт.

    Проводник коротко прикоснулся к лицу скрещенными ладонями. Этот жест Вемкамтамаи уже выучил. Не хочет отвечать. Жаль.

    Проводник указал на переднюю часть экипажа. На горизонтальной поверхности перед передними сиденьями была рельефная карта. Чего - ольт понял не сразу. Карта была огромна. Короткий коготь проводника коснулся одной из точек. Карта тут же приблизилась. Вемкамтамаи покачал головой. Чтобы за много тысячелетий до нового времени могло уже существовать нечто подобное? Нет, это сон. Если всё это уже было, чего стоят все изобретения, которыми ольты привыкли гордиться? На несколько мгновений ольт ощутил себя никчёмным и безнадёжно устаревшим.

    Управление оказалось несложным. Проводник изъяснялся жестами, но и этого оказалось достаточным.

    - А там что? - указал Вемкамтамаи на пересечение путей, отмеченное на карте спереди и слева.

    Проводник взглянул ему в глаза и покачал головой. Коснулся указанного ольтом места и вновь покачал головой, прикрыв глаза.

    - Мне не положено там находиться?

    Да.

    - Тогда покажи, где положено.

    Проводник очертил обширную область, после чего коснулся пальцем серо-зелёного полукруглого выступа.

    Платформа мягко тронулась вперёд. Ещё прикосновение - остановилась. Управлять скоростью проще простого. Осознав, что Вемкамтамаи всё понял, рептилия указала на карте несколько точек и спрыгнула с платформы.

    - Дальше я должен ехать сам?

    Да.

    - И никому, никогда об этом не рассказывать?

    Да.

    - Даже друзьям?

    Проводник не знал, что ответить.

    - Я понял. Скажи, как тебя зовут? Так ведь и не познакомились...

    Проводник подошёл поближе и протянул ольту правую ладонь. Тот осторожно взялся за неё... и перед глазами его вновь возникло видение. Но на сей раз не несущее никаких знакомых образов. Вемкамтамаи всмотрелся в причудливые переливы тонких узоров и неожиданно понял, что его спутник... действительно чем-то похож на всё это. Видение длилось совсем недолго.

    - Благодарю, - ольт склонил голову. - Прощай, друг!

    Рептилия кивнула и отошла в сторону. Ольт коснулся выступа, и платформа мягко тронулась. Ольт долгое время следил за рептилией затылком (пока позволяло освещение). Даже если всё рассказать, кто поверит? А поверив, не ринется отыскивать этих малюток, чтобы вырвать у них, кто и как строил подобное? Нет уж, лучше, конечно, помалкивать. Знал ли проводник, что он намерен сдержать свои обещания? Да, наверное. А я бы до последнего момента относился к нему с подозрением, подумал Вемкамтамаи и вздохнул. Бывают моменты, когда совершенно нечем гордиться.

    * * *

    - Теинвил!

    Шорох и потрескивание.

    - Я здесь, - голос раздавался сверху. Фиар подняла голову и с изумлением увидела отшельника, судорожно вцепившегося в ветви ближайшего ясеня (которому было несколько дней... или лет шестьдесят, трудно сказать).

    - Что ты там делаешь? - удивилась девушка, оглядывая окрестности. Вокруг царил страшный беспорядок. Некогда прибранный двор был завален сорванными листьями, ветками, деревяшками - словом, мусором. Деревянная крышка колодца и ставни сгинули бесследно.

    - Не помню, - отозвался отшельник. Похоже, он всё-таки вне опасности. На такое дерево влезть несложно. Где-то была верёвка...

    - Ривллим куда-то делся, - крикнула она, извлекая верёвку прямо из воздуха. Если бы отшельник увидел это, то наверняка свалился бы наземь.

    - Я догадался, - мрачно ответствовала крона ясеня. - Я думал, конец мира настал.

    - Не шевелись, - велела Фиар, ловко взбираясь вверх. - Сейчас всё расскажешь.

    - - -

    - Куда теперь? - спросил Ривллим устало.

    Лестница вывела их к отверстию в скале. Скала была невероятно высока; простиралась и вправо и влево, куда хватало взгляда. Внизу, метрах в трёхстах, могучие волны тяжко бились о твердь скалы, вздымая величественные фонтаны брызг. И - ни ветерка. Воздух был свеж и приятен. Океан, отчего-то кроваво-красный, простирался до горизонта. Солнца на небе не было, но было светло, как днём.

    - Туда, - Нинтро указал вниз.

    - Туда?! Там же камни! Мокрого места не останется!

    - Верно. Послушай, - Нинтро взглянул в глаза воину. - Ты и так просидел во Дворце слишком долго. Выйти отсюда можно одним способом - рискнуть жизнью. Можешь вернуться, если хочешь жить вечно. Ты хочешь?

    - Я не...

    - Я тоже. Времени нет. Я страшно устал, и как только усну.... Здесь нельзя ничему верить. Решай!

    У Ривллима на языке вертелась тысяча вопросов, но...

    Прыгать в пропасть оказалось куда страшнее, чем он думал. Он мрачно кивнул Нинтро и шагнул в бездну следом за ним.

    Воздух засвистел в ушах.

    Ривллим зажмурился.

    Это было, как во сне. Ему часто снилось, что он падает с обрыва... но стоит сжаться в комочек, как скорость падает... падает... падает... и земля мягко встречает его. Стоило немалых усилий не свернуться клубком прямо сейчас. Он открыл, не выдержав, глаза и увидел, ярко блестящую поверхность огромной лазурной волны... Быстро становящейся рубиново красной.

    - - -

    Теинвил спустился с дерева без особых затруднений.

    - Голова закружилась, - пояснил отшельник, усаживаясь прямо на траву. - Сейчас пройдёт.

    По его словам, на оазис опустился огромный смерч. Таких Теинвил не видывал за всю прошедшую жизнь - воронка метров тридцати в высоту; в её чёрном теле непрерывно сверкали разряды молний. Ревела она, словно раненый дракон. Чудо, что смерч не опустился на дом, - и песчинки бы не осталось. Всё остальное произошло быстро. Смерч ринулся на отшельника, отчего-то старательно обходя деревья, и человек был поднят в воздух и брошен сверху на ясень. Вцепившись в бешено пляшущие ветви, отшельник закрыл глаза, ожидая конца. Но случилось второе чудо - смерч исчез так же внезапно, как и возник.

    За их спиной скрипнула дверь. Фиар вскочила на ноги, отшельник тоже поднялся, охнув.

    В дверях дома стоял Ривллим. Весь какой-то взъерошенный, мокрый - с его одежды ручьями стекала тёмно-красная жидкость. Правая рука перевязана, глаза горят сумасшедшим огнём.

    - Глазам не верю, - произнёс он осипшим голосом. - Я ещё сплю?

    Фиар смотрела на него широко раскрытыми глазами. Он взглянул в её глаза и улыбнулся. Аккуратно положил ножны на траву. Затем на лице его отразилось беспокойство, и воин запустил руку под куртку.

    После чего побледнел, словно нащупал живого скорпиона. Отступил на шаг, швырнул найденный предмет на траву и, поскользнувшись, с размаху уселся рядом. Закрыл лицо руками.

    Девушка осторожно подошла поближе.

    На траве валялась пухлая, потрёпанная тетрадь. Странно, почти не намокла. Откуда это? Ривллим ведёт дневник? Что с ним стряслось? Два чувства - радость и тревога - раздирали Фиар на части.

    - Ему досталось больше, чем нам, - произнёс Теинвил. - Помоги, эллено... надо привести его в чувство...

    На это ушло куда меньше усилий, чем могло показаться.

    * * *

    Платформа двигалась медленно. Куда торопиться? До указанного рептилией места было очень и очень далеко. Ольт освоился настолько, что смог оценить глубину, на которой находился. Километров пять, не меньше. До слоя магмы ещё далеко - вон как прохладно. Кто всё это построил?

    Выбор невелик. Дарионы отпадают. С ними в это время почти у всех были нормальные отношения; их достижения хорошо известны. Самодвижущиеся повозки они делают не более чем с сорокового века до новой эры. Драконы и их меньшие сородичи презирают какие-либо машины. Хансса тоже не механики, их конёк - биология. Вот и всё. Если проводник с именем, не облекающимся в слова, не солгал, то кто создал всё это? Куда делся?

    Ольту становилось не по себе и, чтобы отвлечься, он попытался полистать карту. Однако далеко не все части карты позволяли увидеть себя. Того, что он увидел, было достаточно, чтобы лишний раз убедиться: Ралион подземный освоен лучше, нежели наземный.

    Итак, вот маршрут. Прямо; на развилке - налево; на следующем распутье - средняя дорога. А дальше область карты тускло светилась красным. Запретная область.

    Будем надеяться, что всё получится. Ольт положил ладонь на выступ, управляющий скоростью, и принялся разгоняться.

    Вскоре платформа неслась, словно выпущенная из лука стрела. Жёлтая точка на карте постепенно приближалась к развилке - не забыть притормозить...

    * * *

    Рассказ Ривллима (изрядно сокращённый) потряс слушателей. Воин то и дело всматривался украдкой в глаза Фиар - вполне нормальные, обычные человеческие глаза. Только уставшие.

    - Вот так, - закончил он повествование. - Ответов не прибавилось, вопросов стало больше.

    - Кто тебя туда отправил - понятно, - произнесла Фиар уверенно. От сна спасал необычайно крепкий чай, его в который раз заваривал Ривллим. Отшельник пил да похваливал, и долго записывал все рецепты, известные воину. Ох и наследили мы, подумал Ривллим. Столько оставили - как там ольт называл это? Анахронизмы.

    - Кто сумел меня вылечить? - Ривллим оглядел присутствующих. - Я был очень плох, верно?

    Фиар указала глазами на отшельника. Теинвил отвёл взгляд в сторону и кашлянул.

    - Надо же, - поразился воин. - Идти по пустыне и наткнуться на целителя...

    - Я не целитель, - ответил отшельник. - Видите ли, я вижу великие события, которые произойдут в этом месте. Всё, кроме жизни, отдал я, чтобы здесь возникло убежище. А вы так помогли мне, что...

    - Когда? - Ривллим опустил глаза. Жизнь за жизнь. Как всё просто. Очень простая просьба, все боги готовы исполнить её.

    Видимо, лицо его сильно изменилось, потому что Фиар сжала его плечо.

    - Не знаю, - отшельник улыбнулся, разводя руками. - Отказался от этого знания. Да и зачем оно?

    Воину было страшно неловко. Фиар вновь усмехнулась и отошла к окну. Ей было не понять их обоих.

    - Когда вы намерены продолжить свой путь? - спросил отшельник, поставив на огонь новый котелок с водой.

    - Как можно скорее, - отозвался воин, глядя на начавшее светлеть небо. - Восемь дней - это очень мало.

    - Как интересно, - Фиар указала на маленький горшочек, в котором цвёл необычный ароматный цветок - вроде бы белый, но постоянно меняющий свой цвет, стоило задержать на нём взгляд. - Бессмертник! Разве они растут в этих краях?

    - О, да их здесь много, - отшельник указал куда-то за спину. - Да вы сами увидите.

    - Бессмертник? - заинтересовался воин, подходя к окну. - Не замечал. Говорят, он приносит счастье.

    - Я его держу потому, что он красивый, - отозвался Теинвил. С грустью в голосе он добавил: - Когда-то я разводил цветы...

    Фиар обменялась взглядом с Ривллимом и незаметно для отшельника взяла воина за руку.

    - Времени мало, - напомнила она тихо. - Надо торопиться. Долго мне не протянуть.

    Ривллим взглянул на браслеты. Заметив его взгляд, девушка спрятала украшения.

    X (XXV).

    Платформа оказалась умнее, чем ожидал Вемкамтамаи. Она мягко тормозила у каждого поворота и остановилась, стоило замешкаться с выбором пути.

    Было отчего замешкаться. Вокруг то и дело разворачивались пейзажи настолько впечатляющие, что ольт намеренно притормаживал экипаж.

    Он видел многоярусный мост, пересекающий обширную пропасть. Тихий равномерный гул доносился из глубин пропасти.

    Он видел нечто вроде амфитеатра, в глубине которого то вспыхивали, то погасали огоньки. Ольту страшно захотелось спрыгнуть с платформы и узнать, что там творится... но невидимый барьер не позволял сделать этого. Вся эта красота останется миражом - краткими видениями того, что осталось со времён, когда по поверхности Ралиона бродили лишь вооружённые дубинами дикари...

    Он видел много интересного. Но далеко не везде его одолевало желание выпрыгнуть и прогуляться, прикасаясь к древности. Не вся древность дружелюбна; именно древние архитекторы и инженеры предпочитали хорошо сделанные, незаметные и смертоносные ловушки там, куда, по их мнению, не должна ступать нога постороннего.

    Никаких признаков запустения: безлюдно, но чисто. Механизмы работают, туннели не запущены... кого они ожидают? В этом лабиринте теней ольт не ощущал себя живым. Наоборот, ему казалось, что он и только он - тень в этом мире, а хозяева всего лишь ненадолго оставили свои жилища.

    Как устроена здешняя вентиляция? Не шутка ведь - снабжать воздухом такие глубокие помещения. Любой просчёт здесь грозит страшной бедой.

    ...Наконец, платформа остановилась. Вернее, её остановил ольт: ему не хотелось приближаться к местам, где обитают показанные ему существа. Надо подкрасться: запасных путей хоть отбавляй. Если попаду домой, подумал ольт, непременно постараюсь вернуться. Хотя бы и в одиночку.

    Платформа осталась на месте, когда он спрыгнул с неё. На всякий случай ольт поискал взглядом панель вызова - подобную той, которой воспользовался проводник. Хотя рептилия и утверждала, что платформа будет ожидать, лучше подстраховаться. А то придётся пешком идти... непонятно куда. Где, по отношению к поверхности, я сейчас нахожусь? Где-то посреди юго-западного хребта.

    Положив руку на рукоять Хрустального Света, ольт бесшумно скользнул по среднему из трёх проходов, ведущих к руинам. Как здешние строители борются с землетрясениями? Хребет - не самое спокойное место на планете. Большинство подземных сооружений должно было быть уничтожено, давным-давно. Надо будет поинтересоваться... скажем, у Фиар. С глазу на глаз.

    Он остановился, не выходя на окружную дорогу города. Город был построен по-дарионски: высокий потолок и дома, стоявшие под ним, среди редких изящных колонн, подпирающих небо. Во всех дарионских городах имеется имитация солнца - всем нужно освещение. А вот здесь солнца нет.

    Ольту удалось подкрасться к одному из существ незамеченным. Тихо повернув за угол, Вемкамтамаи заметил стоявшую на груде развалин фигуру. Существо смотрело на север, едва заметно шевелясь. Ольт оглянулся, оценил преимущества и недостатки своей позиции.

    Силуэт не шевелился. Теперь ольт видел его совершенно отчётливо: на вид текущий, словно из ртути. Камни потрескивали под его литыми стопами. Ну что же, так называемого честного боя в действительности не бывает. Вемкамтамаи мысленно воззвал к Жрецу Всех Богов и, взвесив молот на руке, с размаху ударил по усыпанной каменным крошевом мостовой.

    Бой начался.

    * * *

    Первый бессмертник попался им уже спустя пять минут. Открытый всем ветрам, ничем не защищённый от палящего солнца, цветок красовался, опираясь сложенными чашечкой листьями о края трещины. Путешественники остановились, чтобы полюбоваться.

    - Красиво, - вздохнула девушка. - У нас такие не растут.

    Оазис получился не очень большим - метров двести в поперечнике; домик и сад были почти посередине. Перед отбытием воин напомнил отшельнику, чтобы тот ни в коем случае не прикасался к обломкам меча: именно они удерживали здесь Оазис.

    Теперь у меня один меч, думал Ривллим. Невероятно мощный, но совершенно бесполезный против тех, кого следует опасаться. Кроме арбалетов, защищаться нечем. Будем надеяться, что Оазис сбил нежить с толку настолько, что удастся отойти подальше.

    - ...Что означает Паранн-Тиин? - спросил воин на пороге.

    - Испытание силой, - ответил отшельник. - Это место будет иметь огромное значение для всего мира... в будущем. Я решил поселиться здесь, попытаться постичь - как именно.

    - Дом уже был?

    - Нет, - пожал плечами отшельник. - Но за десять лет можно построить даже дворец. А камень... руин вокруг предостаточно...

    - ...Второй, - указала девушка. Действительно, в стороне от тропы, которую они избрали, среди груды камней красовался ещё один бессмертник. Цветёт, не переставая, шесть месяцев в году.

    - А вон третий... - указал воин.

    - И ещё, - Фиар заметно оживилась. Её мрачное настроение имело только одно приятное следствие: она молчала. Они остановились, выискивая всё новые и новые цветки, как вдруг Ривллима осенило.

    - Белая тропа! - воскликнул он. Они обменялись с Фиар коротким взглядом. Девушка выздоравливала на глазах.

    - Почти по пути, - заметила она. - Хочешь пойти по ней?

    - Почему нет? Если там есть оракул, это большая удача.

    - Ничего не вижу! - девушка приподнялась, оглядывая окрестности. Равнина была плоской, чуть понижаясь к северу - пусто. Только белые блёстки - то там, то сям.

    - Проверим, - воин поправил ножны. - Если уйдёт в сторону, сразу же возвратимся.

    - Пошли, - согласилась Фиар. Цветки росли вовсе не по прямой. Это напоминало след огромного муравья, что внимательно, зигзагами, осматривал окружающее пространство в поисках пищи... Двигаться было легко: бессмертники попадались каждые двадцать-тридцать шагов.

    Но не чаще.

    Спустя полчаса Фиар окончательно вернулась в прежнее - язвительное и энергичное - состояние.

    * * *

    С первым противником всё получилось как нельзя лучше. Тонкая зелёная паутина стремительно пробежала по руинам; к тому моменту, как оно начало оборачиваться, было уже поздно. Противник был готов кинуться на ольта, но паутина уже оплела его. Глухой взрыв, и существо расплескалось по камням. Чёрный дым поднялся над руинами.

    Голем. Вемкамтамаи давно не встречал големов; этот оказался необычайно сильным и ловким. Кто его соорудил? Дарионы сооружают слуг из камня. Только из камня. А тут расплавленный металл. Такого не поразишь ни металлом, ни деревом, ни камнем. Только что магией - если суметь превозмочь силу, придающую ему подобие жизни. Либо хитростью. Скажем, заманить под обвал.

    Голем, конечно, не один. С одним рептилии и сами бы справились.

    И верно. Ещё два направлялись к незваному гостю с западной стороны города. Они не шли - текли. Скользили по-над камнями, руинами, уцелевшими стенами - через все препятствия. Вемкамтамаи едва не выронил молот. Беги! - истошно вопил внутренний голос. И он побежал бы, наверное, но тут Хрустальный Свет ярко засиял белым сиянием и страх разжал объятия.

    Големы были совсем рядом. По их лицам пробегали волны. Тщетно ольт старался различить там хоть какие-нибудь эмоции.

    Дважды поднялся и опустился молот. Два комка зеленоватой паутины метнулись к своим жертвам... два искрящихся фонтана кипящего металла, и всё.

    Вновь страх коснулся его - внешний страх, кем-то внушаемый. Кто-то знал о его присутствии... Тут до ольта и дошло, что у големов обязан быть хозяин. Как далеко до того прохода, за которым ожидает платформа!

    Тихо вокруг. Слишком тихо.

    Ольт оглянулся, пытаясь понять, откуда могут выскользнуть следующие нападающие. Может быть, держаться поблизости от платформы? Если создатель големов сумеет разрушить средство передвижения...

    Вемкамтамаи показалось, или что-то слабо сверкнуло на западной окраине, у торчащего фрагмента стены? Ольт взмахнул молотом, и вспышка озарила окружающее пространство. Сливаясь с камнями, десятки големов ползли к нему; если бы не яркая вспышка, подобрались бы незаметно. Маскируются!

    Големы бросились в атаку. Их владельцу стало понятно, что маскировка раскрыта. Ольт едва не оступился; он перекатывался, отпрыгивал, уворачиваясь от камней, которые летели с убийственной скоростью, время от времени посылая в полёт очередной клубок паутины. Для этого не было необходимости ударять по земле.

    Рука, напоминающая клешню, едва не схватила его за горло. Ольт с размаху ударил нападавшего в грудь, запоздало подумав, что от брызг металла не спастись. Но голем распался на множество мелких камней...

    Каменные тоже есть?

    Что-то взвизгнуло возле самого уха. Ольт, перекатываясь, обернулся. Голем, влажно сверкая шагах в ста, сжал пальцы в кулак и резко махнул рукой в сторону Вемкамтамаи. Тот едва успел увернуться: брызги металла, шипя, перечеркнули разделяющее их пространство, звонко отскакивая от камней. Одна металлическая капля ударила рядом со щекой ольта, бросив в лицо пригоршню пыли. Прыгнув, ольт перекатился через груду камней и оглянулся. Путь к отступлению ещё не отрезан. Где хозяин этого оружия?

    Молот вновь вспыхнул. Призрачное сияние разлилось вокруг; в этом сиянии Вемкамтамаи разглядел големов - каменных и металлических - что сновали в дальнем конце города. Кто бы ни командовал ими, он действовал разумно. Как отвлечь этих големов? А! Ну конечно же! Иллюзия! Слоги заклинания сами собой пришли на ум. На что ориентируются големы? На изображение? На тепло? Превосходно.

    Ольт закутал созданного двойника в плащ и отправил его наискось, через весь город - подальше от платформы. Молот меж тем продолжал выплёскивать волны призрачного света; в одну из них попал бегущий почти прямо на ольта голем. Вемкамтамаи занёс было Хрустальный Свет над головой... но голем пробежал мимо, не обращая внимания.

    Неплохо! Молот умеет защищать владельца. Надо направляться к западной части города: долго поддерживать иллюзию не получится, да и защита Хрустального Света может рухнуть в любой момент.

    Ольт побежал на запад. В бледно-зелёных волнах света всё казалось ненастоящим; к тому же, следовало заставлять свою иллюзию бежать в другом направлении - неплохой экзамен на концентрацию. Сзади послышался шум: големы клюнули на иллюзию. Теперь главное - уворачиваться от их приветствий.

    Бежать пришлось минут пятнадцать: город был велик. Иллюзию ольт потерял минут через десять - десять минут, показавшихся часом. Попробуйте управлять сразу двумя телами, одно из которых - ваше, настоящее, уязвимое! Когда сквозь голову иллюзорного двойника пролетели раскалённые брызги металла, ольт снял заклинание. Всё равно уловка раскрыта.

    Ольт едва не пропустил нужное место: если бы молот не прекратил светиться, Вемкамтамаи проскочил бы неприметную груду обломков. Рефлексы сработали чётко: едва молот угас, ольт встал, как вкопанный и принялся вглядываться в окружающее пространство... для этого не обязательно двигаться.

    Так он и заметил узкий лаз, ведущий вглубь большой кучи обломков, по правую руку. Стараясь не дышать, ольт перехватил оружие поудобнее (молот отозвался слабой вспышкой) и скользнул к щели.

    Изнутри тянуло едким запахом алхимических реагентов, дымом костра и чем-то ещё - совсем неожиданным. Ольту почудилось слабое пение или чтение заклинаний. Ага! Внезапность - главное оружие. Он сосчитал до десяти, прижал молот к груди и скользнул внутрь.

    * * *

    - Вот оно, - произнесла Фиар с уважением. Ривллим посмотрел, куда указывала её рука, и понял, что вызвало это чувство.

    Оракул представлял собой изящное каменное сооружение. Он походил на миниатюрный Храм - угадывались орнаменты, общие для всех святилищ; формой же напоминал пирамиду о четырёх гранях, со срезанным верхом. Грани указывали на стороны света и снаружи были покрыты изящной росписью. Оракул казался верхом совершенства - его присутствие здесь, в забытой богами земле, само по себе было чудом.

    Окружая оракул множеством белоснежных колец, пышно цвёл бессмертник - линхо, один из древнейших цветков Ралиона. Несомненно, самый удивительный.

    - Войдёшь? - поинтересовался Ривллим, не переставая любоваться. Фиар повернулась к нему лицом, на котором воин увидел мечтательное выражение, и покачала головой.

    - Туда входят поодиночке. Иди, сайир, я подожду. Только не задерживайся, времени и так мало.

    Воин кивнул и, осторожно отстегнув ножны, положил их к ногам Фиар. В оракул полагается входить безоружным - горе тому, кто нарушит это правило. Кинжалы и рюкзак, в котором находились арбалеты, он также положил наземь, стараясь не задеть ни одного цветка. Смотреть на них доставляло неописуемое удовольствие, но это зрелище небезопасно: даже один бессмертник в состоянии околдовать того, кто будет вглядываться в переливы его лепестков, ну а целый луг...

    Ривллим подошёл к простой деревянной двери и осторожно надавил.

    Дверь легко открылась.

    Внутри была крохотная комнатка. Четыре отполированных серебряных листа-зеркала на косых стенах, гладкий чистый пол и каменный круг посреди - собственно оракул.

    Воин опустился на колени перед кругом и прикоснулся кончиками пальцев к нему. Прохладный. Значит, оракул жив. Остаётся только ждать.

    Ждать пришлось недолго.

    Снаружи Фиар уселась спиной к поляне бессмертника (она тоже знала, свойства цветка) и, уперев подбородок в ладони, принялась следить за неспешным разговором меча и булавы. Тоже, наверное, может зачаровать... Браслеты давили всё сильнее. Возвращайся домой, говорили они. Возвращайся домой. Домой! Если бы домой! Проклятые штуковины тянули к Башням - туда, куда она умудрилась попасть по собственной глупости. Девушка сжала зубы. Давление становилось таким неприятным, что хотелось попросить воина снять их. Снять немедленно.

    Нет, возразила она самой себе. Сначала доберусь до дома. Там - разрешу снять их. Там уже не страшно... А пока - если хотя бы часть того, что она подслушала, сидя в подземной клетке - правда, тот, кто прикоснётся к браслетам, получит возможность управлять ею.

    Эта возможность будет доступна недолго - пока браслеты касаются её запястий. Но если браслеты шепнут несколько соблазнительных слов... Нет! Сначала - в город. Там не страшно. Ей представилось лицо воина после того, как он увидит её... так скажем, без украшений, и её разобрал смех.

    ... Ривллим не слышал смеха. Другие звуки приковали его внимание. Звуки эти рождались под сводами комнатки, где царила благословенная прохлада и чистота. Словно морской прибой; воин, против своей воли, ощутил, что склоняет голову... сонливость накатывает тяжёлой непреодолимой волной.

    Последней мыслью было, что это может быть опасно.

    * * *

    Человек неопределённого возраста сидел возле пылающей алхимической горелки. Позади него, в центре круга, выложенного из двенадцати кусков горного хрусталя, в воздухе пылал овал. С нечёткими краями. Внутри овала перемешивались миллионы светящихся полос. Так, наверное, выглядит полярное сияние.

    От этого зрелища холодок пробежал по спине Вемкамтамаи. Портал! В это время людям порталы не были известны! Впрочем, это, возможно, не человек. Важно, что он управляет армией големов - исходящее от мага ощущение силы позволяло так подумать. Главное - не дать ему ничего сказать.

    Едва ольт приготовился прыгнуть, как молот вспыхнул в его руке ослепительным синим пламенем, и густой медный гул прокатился под сводами комнаты.

    Незнакомец обернулся, глядя на ольта бездонными чёрными глазами. Некоторое время он смотрел на пришельца, после чего довольная улыбка придала его лицу добродушное выражение.

    - Надо же! - воскликнул он, отступая в круг камней, поближе к порталу. - Сработало! Надо же...

    Он улыбался и отечески грозил ольту пальцем. Тот ощущал, что неведомая сила сковала его по рукам и ногам.

    Оружие изменило ему. Осталось надеяться, что удача всё ещё верна. Очень трудно было напустить на лицо страх и злобу - то, что мнению ольта, ожидал увидеть маг.

    - Понимаю, понимаю, - улыбался маг. - Нелегко расставаться с такой вещью. Ты ведь думал, что можешь использовать его, как пожелаешь? А ведь...

    Неожиданно маг осёкся.

    - Впрочем, тебе уже всё равно.

    Ольт понимал каждое слово, хотя язык звучал непривычно. Конечно, тоже магия. Неужели всё, что хотел молот - привести меня сюда? С ясностью, которая была недоступна совсем недавно, ольт осознал, что поручение побывать здесь исходило не от рептилий.

    Оно исходило от Хрустального Света.

    Что же это было за поручение. Поменять хозяина?

    Словно в ответ на мысленный вопрос, молот засветился зеленоватым светом и потянулся в сторону мага. Рука ольта безвольно протянулась следом...

    * * *

    - Проснись.

    Голос был нечеловеческим; лишённым признаков пола - но, тем не менее, живым. Ривллим моментально проснулся.

    Ноги успели затечь. Сидеть полагалось только при ожидании пробуждения оракула. Правда, оракул ещё не высказал желания отвечать...

    - У тебя мало времени, Ривллим сын Эвейра. Что ты хочешь знать?

    Воин повернулся в сторону каменного круга, над центром которого плавал туманный сгусток, переливающийся всеми цветами радуги. Теперь можно делать всё, что угодно. Ходить, бегать, стоять. Халльс Мудрый - знаменитый изобретатель жидкого огня - предпочитал отворачиваться к стене. Что за глупости лезут в голову!

    - Почему... почему мы путешествуем во времени?

    Ответ последовал не сразу, словно оракул не был уверен в своих словах.

    - Трое хотят вернуться домой. Трое должны вернуться домой. Остерегайся всех, кто захочет помочь тебе.

    Ну конечно, ответ таким и должен быть. Ривллим старался запомнить каждое слово - обдумать позднее, если будет время.

    - Кто эти трое?

    Ответ последовал немедленно.

    - Когда трое встретятся, они узнают друг друга.

    Это он про Вемкамтамаи, подумал воин.

    - Что значит - вернуться домой?

    - Всё возвращается к истоку.

    Будь ты неладен! Снаружи послышался шорох, спустя мгновение Ривллиму показалось, что он слышит встревоженный голос Фиар. Надо торопиться, а мысли разбегаются...

    - Как нам справиться со слугами Тёмной?

    - Огонь и лёд помогут вам.

    - Почему их становится всё больше?

    - Те, кто призван для мести, ведут за собой других.

    - Что будет с нами завтра?

    Видят боги, вовсе не это он хотел спросить...

    - Узнаешь, куда уходит вчера - поймёшь, что будет завтра.

    Фиар позвала его - более настойчиво.

    - Как мне вернуться домой?

    Нет ответа. Некогда его дожидаться.

    - Кого я сопровождаю?

    Он имел в виду Фиар, конечно же...

    - Опасайся того, кто внутри, а не тех, кто рядом.

    И - не дожидаясь вопроса.

    - Торопись, Ривллим, у тебя не осталось времени.

    И - всё. Туманный сгусток растаял. Ривллим торопливо поклонился каменному кругу и вылетел наружу.

    * * *

    Фиар, похоже, задремала. Ненадолго.

    Проснулась она, словно всплыла на поверхность воды. Солнце проползло по небу совсем немного. И ещё... ей показалось, что она слышит голос Ривллима. Ну разумеется. Оракул согласился беседовать с ним. Интересно, что он нарасскажет? По мнению девушки, обращаться к оракулу стоило в тех же случаях, в которых безнадёжно больные обращаются к заезжему шарлатану - когда не на что больше надеяться.

    Пусть развлечётся. Ривллим в чём-то оставался ребёнком - в манере разговаривать, в привычке обижаться на неё, во многом. Может, поэтому ему так легко с людьми? Фиар задумалась... Странно, что эта мысль прежде не приходила ей в голову.

    Что-то шевельнулось внутри. Фиар вскочила на ноги. Всё тихо, спокойно и хорошо. Она опустила взгляд на чехол с ножнами и вздрогнула. Хорошо знакомый чёрный саван холодно блестел, просачиваясь наружу. Только этого не хватало!

    - Сайир! - крикнула она. - Поторопись, к нам идут гости!

    Хорошо, если услышит. А входить внутрь - бесполезно и небезопасно. В лучшем случае там никого не будет. В худшем - оракул вышвырнет посетителя за тридевять земель. Кстати! Но додумывать эту мысль было некогда.

    Саван вытекал густыми струйками. Проклятие!

    - Быстрее! - крикнула она, во весь голос.

    Они уже появлялись. Они шли со всех сторон: неторопливо, спокойно, окружая оракул плотным кольцом. Подойти вплотную к оракулу нежить не осмеливалась - но не оставаться же здесь навеки! Фиар сосредоточилась, призывая силу, и тут же отозвались браслеты - словно пара пиявок, они принялись забирать эту силу. Девушка скрипнула зубами от бессильной злости.

    Тут дверь оракула распахнулась, и Ривллим вылетел наружу. Вид у него был ошалелый. Он схватил ножны и, как и Фиар, вооружился арбалетом.

    - Туда, - указала девушка, и они ринулись на прорыв. Стараясь не наступать на цветки бессмертника. Нежить обходила белые чашечки стороной...

    * * *

    Снаружи что-то знакомо лопнуло. Ольт поднял взгляд к потолку. Изумился. Потолок комнаты словно протаял: сквозь него было видно, как перекрещиваются в стороне от зенита две светящиеся полосы. Молот вздрогнул в его руке, не переставая тянуться в сторону мага. Маг же, не выходя за пределы круга, поднял голову, глядя расширившимися глазами вверх...

    Он тоже увидел!

    Ольт ощутил, как ослабли путы, сковывавшие его сознание. Ну, тогда не обижайся. Nhare buankvi Attaran...

    Чужая воля сползла с его разума, лопнула, словно мыльный пузырь. Маг ошеломлённо оторвал глаза от происходящего в зените... Протянул к ольту вторую руку. Только бы успеть!

    Jior averren, Konniada miangil...

    Всё вокруг замедлилось. Сейчас или никогда! Ольт присел и прыгнул, как рысь обрушивается сверху на ничего не подозревающего оленя...

    Ему показалось, что он обрёл способность летать. Маг что-то шевелит губами, отступив ближе к светящемуся порталу. Куски горного хрусталя наливаются синим свечением...

    Молот неожиданно рванул его руку в сторону - мощно и сильно, ломая плавную дугу прыжка, прижимая, притягивая к полу. Ну вот, мне конец, успел подумать Вемкамтамаи.

    Камушек взметнулся из-под левой сандалии ольта, опускающегося на живот поблизости от круга камней. Маг по-прежнему шевелит губами. Есть ещё время, есть ещё время, есть ещё время...

    Ольта повлекло по полу. Проклятый молот продолжал тянуть в сторону от мага. Только бы успеть встать на ноги.

    Камушек, который выскочил из-под сандалии, пересёк границу круга из двенадцати камней и взорвался, обратившись в облачко пыли. Словно камень разбился о металлическую плиту. Ольт не успел осознать, что это могло означать, потому что больно стукнулся головой.

    Молот завершил свой полёт и ударил по одному из кусков горного хрусталя. Тут же Хрустальный Свет перестал рваться из рук, подобно пленённому тигру. Время всё ещё ползло; ольт прилагал все усилия, чтобы подняться на ноги - прежде, чем противник завершит формулу.

    Слабо разветвлённая молния сорвалась с пальцев мага и ударила куда-то позади. Поздно, там меня уже нет.

    Камень, по которому ударил молот, раскололся - беззвучно и ярко - осыпав ольта горячим дождём осколков. Свечение остальных камней прекратилось. А время начало возвращаться к прежней скорости: никогда ещё не удавалось замедлять его надолго.

    Когда маг осознал, что происходит, защита круга распалась. Теперь - бежать! Слепцу не уйти: маг видел его, големы запомнили его облик и найдут даже на том свете.

    Ольт в прыжке сбил мага с ног и коротко размахнулся, целя в висок.

    Маг, однако, не растерялся. Ольт не успел понять, как противник увернулся от смертельного удара, ответив встречным - в живот. Мир перед Вемкамтамаи заволокло чёрным. Ольт вновь ударил - туда, где у противника должно было находиться лицо.

    Маг вскрикнул - от неожиданности, не от боли. От боли вскрикнул ольт: его кулак, казалось, столкнулся со стальной стеной. Защита! Ели молот не подведёт...

    Хрустальный Свет ярко сиял зеленоватым огнём. Ольт успел заметить, что к западу от зенита пересекаются все три полосы, и обрушил на грудь мага молот - со всей силой. И едва не оглох от звука удара.

    Удар сбил поднимающегося мага наземь, но не причинил даже царапинки. Зеленоватые нити опутали противника... и погасли! Щит! Ольт изо всех сил боролся с чёрной пеленой, высасывавшей силы. Коротко размахнувшись, ударил вновь, вслепую. Судя по крику, щит ломается. Превосходно.

    Держать мага было невероятно трудно. Если у того при себе имеется хотя бы перочинный нож... Удар!

    Маг вновь вскрикнул. Ольт получил сильный удар в лицо и откатился, отмахиваясь нестерпимо сияющим молотом.. Маг, шатаясь, силился подняться на ноги.

    То же самое пытался сделать и ольт. Теперь от него уходил и слух. Надо покончить с противником до того, как заклинание отключит все органы чувств.

    Магу, судя по всему, не хотелось продолжать бой. Сквозь туман в голове Вемкамтамаи вспомнил о портале. Только не это!

    Осознав, что не успеет схватить врага, ольт метнул Хрустальный Свет - на слух.

    Молот нагнал мага уже в прыжке. Ярко-зелёное пламя окутало неприятеля, и тот сгустком пылающего огня провалился вглубь портала.

    Наступили благословенные тишина и спокойствие. Ольт с трудом поднимался на ноги; зрение и слух возвращались - а в горле застрял шершавый каменный шар. Только не делать резких движений...

    Давненько он так не разминался... Всё тело болело, накидка превратилась в кровавые лохмотья, ноги и руки - в ссадинах, на лице живого места нет. Главное - не это. Если маг жив, его големы вмешаются. Надо уходить.

    Молот лежал между ольтом и порталом.

    - Выбирал, кто окажется достойным? - мрачно спросил Вемкамтамаи.

    Молот засветился, словно крохотное солнце. Едва свет коснулся лица ольта, как полученные ссадины и порезы немедленно зажили.

    - Ну спасибо, - произнёс ольт сквозь зубы. - Других кандидатов не будет?

    Молот медленно угас. И не сопротивлялся, когда ольт повесил его на пояс. Теперь - прочь отсюда.

    Портал поблек и бесследно растаял в воздухе.

    Ольт, прихрамывая, подошёл к лазу наружу и вздрогнул. Големы столпились у входа. Они не шевелились; истекавшая из них магическая энергия ощущалась, как сильное, болезненное тепло. Ольт представил, что произойдёт, когда големы разом самоуничтожатся, и страх придал ему новые силы. Схватив в охапку свои и оставшиеся от мага вещи, он бросился наружу. Только бы успеть отбежать.

    Пробираться между големами было страшно. Они издавали потрескивание и слабое шипение - управляющее заклинание ослабевает. Их повелитель погиб.

    Ольт бежал, насколько позволяли растянутые сухожилия. Грудь горела непереносимо, но надо было спешить.

    Земля под ногами зашаталась. Ольт вжался в пол под обломком стены, стараясь слиться с камнем, врасти в него. Слабая вспышка рассеяла полумрак.

    Огненный дождь обрушился на безмолвные руины.

    Одна из капель прожгла накидку. Руку сильно обожгло. Но этим делом и ограничилось. Ольт долгое время сидел, не вылезая из-под укрытия: металл остывал на удивление медленно, и долгое время рдели усеявшие пол небольшие пятна...

    * * *

    Нежить не бросалась в атаку. Её было чудовищно много - покойники стояли плотной стеной, глядя сквозь людей, не обращая на них внимания. Их становится всё больше! Фиар, похоже, перепугалась: опустив арбалет, она побежала по кругу внутри смыкавшегося кольца. Ривллим кинулся за ней.

    - Что ты задумала?

    Фиар неожиданно остановилась, глядя на запад, привстав на цыпочки. Нежить придвигалась - словно насмехаясь, не спеша. Ривллим поднял бесполезный арбалет - больше одного раза не выстрелить! - как вдруг Фиар обернулась и вцепилась в его запястье.

    Окружающий мир расплылся и уплотнился вновь.

    Темневший на горизонте лес рывком приблизился. Рядом возникла разрушающаяся от времени дозорная башня. Ривллим отбросил арбалет и едва успел поймать падавшую девушку. Оглянувшись, он взбежал по целой ещё лестнице. Наверху было пусто и пока безопасно - внизу, скорее всего, нет: под ногами повсюду нормальная, плодородная земля.

    Собрав валявшиеся у лестницы вещи, воин устало поднялся по выкрашивающимся ступеням, и сел возле Фиар. Ждать, пока та очнётся.

    В ушах гулко стучала кровь; напряжение и страх были по-прежнему рядом. Но они отступали. Ривллим сидел, наслаждаясь прохладой и вслушиваясь в редкое, но отчётливое дыхание девушки.

    XI (XXVI).

    В сумке у мага оказалось несколько книг (исследуем позже) и множество пузырьков, коробочек и мешочков. Пахло травами; не некромант, и на том спасибо. Ольт отыскал, по запаху, смесь для лечения ран и, после долгих раздумий, рискнул.

    Помогло быстро. Жгло, словно раскалённым железом - значит, раны заживают. От синяков средство не помогало, пройдут сами собой. Никакой еды в мешках не было. Чем он там питался? Больше экспериментировать не стану.

    Забавно, думал ольт, медленно переставляя ноги в сторону магистрали. Сейчас лечебные составы имеют тот же самый запах, что и в его время.

    Платформа была на том же самом месте: лишь подалась немного назад. В голове ещё гудело. Напрягшись, Вемкамтамаи указал экипажу, в какое именно место нужно попасть. Нажал на выступ, запускающий платформу: полная скорость!

    После чего улёгся на дно платформы (не очень удобно, учитывая его рост), и позволил себе забыться сном. Что бы там ни было впереди, не было сил бороться с усталостью - битва высосала все силы. С этой мыслью ольт и заснул.

    Ветер, свистящий над головой, ему не мешал.

    * * *

    Четыре дня до полнолуния.

    Джунгли не желают выпускать их; горы, хоть и приблизились, но всё ещё не те. Ривллим ощущал, что Фиар намерена телепортироваться ко входу в город, как только будет возможно. Для этого нужна сущая мелочь: пройти двести километров по крайне недружелюбной местности.

    Если бы не путевой посох, дела были бы безнадёжны. Нежити приходилось гораздо хуже: солнце вредило ей, покойники двигались с черепашьей скоростью; многие увязали в болотах или попадали в ловчие ямы. Кто делал последние, неизвестно: у воина не было желания знакомиться с местными жителями.

    - Можем не успеть, - мрачно заметила Фиар на очередном привале. Привал приходилось устраивать среди руин, либо на возвышенностях.

    Вспоминался день, когда Ривллима укусили. Теперь всё было наоборот; Ривллим был бодр и полон сил - даже сырость джунглей не очень мешала. Девушка же выглядела больной и подавленной. При всём этом Ривллим заметил, что она прячет браслеты и наотрез отказывается говорить о своём состоянии. Выводы очевидны. Остаётся надеяться, что своим упрямством она не сведёт их обоих в могилу.

    Ривллим начинал страдать от того, что не с кем поговорить. Фиар двигалась молча; на привалах следила за их лагерем, пока воин занимался всем остальным. Разговорить Фиар было трудно; она облачилась в чёрную колдовскую кожу, отказываясь объяснять, зачем.

    - Я забыл тетрадь, - удивился воин на второй день пути по джунглям. - Жаль. Думал, смогу как-нибудь разобраться в записях.

    Фиар повернула лицо в его сторону.

    - Я пролистала её немного, - отозвалась она. - Невозможно было удержаться, извини.

    Ривллим хмыкнул, но промолчал.

    - Ты пытался читать то, что записал?

    - Нет, - покачал головой Ривллим. - Я мало что понял.

    - И правильно. Там у тебя полно заклинаний и странных формул... я не осмелилась читать многие из них.

    Многие! Следовательно, некоторые осмелилась?

    Некоторое время оба молчали.

    - Хорошо, если Теинвил не станет её читать, - произнёс воин, глядя, как огромный паук-охотник проползает мимо, на мгновение задержавшись возле мешка с провизией.

    - Не станет, - Фиар тоже следила за пауком. - Он человек разумный. Спрячет её где-нибудь, на случай, если ты вернёшься.

    - Что ты там нашла полезного? - спросил Ривллим прямо, глядя ей в глаза.

    - Несколько заклинаний, - ответила она, не отводя взгляда. - Если тебе интересно, расскажу как-нибудь. Не знаю, кто и зачем передал их тебе... но в бою могут пригодиться.

    Ривллима подмывало ответить, что именно она и диктовала эти записи.

    - Передали очень необычные люди, - произнёс он взамен. - Я бы не хотел побывать там ещё раз... - он вспомнил жуткую погоню по коридорам и лестницам Дворца и поёжился.

    - Что там было? - оживилась Фиар.

    Он вкратце рассказал об окнах, о великане, достававшем головой до небес и о том, как чудом избежал неминуемой гибели.

    - Шипы на кулаках, - повторила девушка, глядя на чехол с булавой. - Вот, значит, что было. - И рассказала, как Чёрный Дождь едва не прикончил пребывающего в беспамятстве воина.

    Ривллим удивился.

    - С чего бы это ей захотелось убить меня? - поразился он. - Раньше такого не случалось.

    Фиар пожала плечами.

    - Я думала об этом. Возможно, как-то связано с... Оглянись!

    Ривллим вскочил на ноги. Да, действительно. В полукилометре от них из чащи появились отряды нежити. В этот раз их стало раза в два больше. Болота не останавливали их, Тёмная сумела договориться со здешними хозяевами, духами или местными божествами. Скверно всё это.

    - Может, свернуть к горам? - предложил воин, поспешно собирая вещи. - Оракул сказал, огонь и лёд задержат их.

    - К горам, - задумчиво повторила Фиар. - Хорошая идея... Только не отсюда. Есть тут место повыше?

    - Километрах в шести, - ответил воин. - Какие-то развалины. Несколько высоких стен. Подойдёт?

    - Да, - отозвалась девушка, глядя почему-то в небо. - Какой-то храм, похоже. Не нравятся мне развалины храмов. Но выбор невелик. Пожалуй, я рискну.

    И они побежали.

    * * *

    Когда ольт проснулся, вокруг царили тишина и спокойствие. Платформа стояла неподвижно. Полумрак окутывал его, лёгкий ветерок обдувал лицо.

    Руки и ноги ужасно затекли. Подняться оказалось непростой задачей. Пока ольт разминал одеревеневшие мускулы, на него накатило. Померещилось, что за пределами платформы стоят полчища восставших мертвецов - в ожидании, когда он, пища, покинет укрытие. Страх был слепым, но очень сильным. На мгновение ольт едва не закричал во всё горло... и тут же волна схлынула. Он уселся, не обращая внимания на сотни серебряных иголок, вонзавшихся во все мускулы.

    Вокруг тихо и спокойно. Только сердце бешено стучит в груди.

    Он ловко выпрыгнул из платформы, забрал вещи. Рюкзак стал заметно тяжелее. Поход продолжается. Если рептилия не напутала, платформа должна доставить к окрестностям предполагаемого города. Города, в котором выросла Фиар. Будет здорово, если ему позволят побродить по городу. Немного найдётся людей, что смогли бы похвастаться такими визитами.

    Что-то лежало на дне платформы. Что-то небольшое, неправильной формы. Ольт наклонился. Тот самый кусочек гранита с отполированной гранью, который уже доводилось держать в руках. Откуда? Неужели рептилии побывали здесь, пока он спал, оставив обещанное?

    Оглянувшись, Вемкамтамаи поразился. Тонкий слой пыли покрывал пол туннеля - тонкий, но нетронутый. Все следы принадлежат только ему...

    Ольт озадаченно смотрел на кусочек камня, и решил не ломать голову. После всего того, что он узнал об этих лунных людях, такая мелочь, как внезапно возникший камень, несущественна.

    Ну что же... Ольт оставил себе шесть светящихся мелков, а остальные - три увесистых свёртка - положил на дно платформы. Указал на карте экипажа нужную точку и, дав полную скорость, соскочил с экипажа. Счастливого пути.

    Платформа отползла немного назад и, к удивлению ольта, плавно развернулась. Умная штуковина. Затем опустилась над центральным жёлобом и - только её и видели. Только ветер подтолкнул ольта в спину.

    Некоторое время ольт смотрел вслед.

    Проводник немного ошибся. Поблизости был не один, а два прохода, один напротив другого. Оба одинаковой ширины. Какой ведёт наружу?

    После некоторого раздумья Вемкамтамаи выбрал северный, и двинулся, тщательно прислушиваясь к своим ощущениям. Вокруг было тихо, лишь изредка чувствовалось слабое подрагивание пола - словно глубоко внизу работали мощные машины.

    Пыль покрывала стены, пол, потолок. Давненько здесь никого не было.

    Идти пришлось не менее получаса. В конце концов, проход вывел к перекрёстку. Вздохнув, ольт сделал пометку светящимся мелком и свернул налево.

    * * *

    Путь к развалинам оказался долгим. Фиар выглядела более энергичной, но что-то непрерывно забирало её силы. Ривллим догадывался, что - но сделать ничего не мог. Идти пришлось напрямик через заросли.

    Сложилось ощущение, что нежить идёт со всех сторон. Среди медленно двигающихся покойников появлялись непривычно облачённые фигуры - это явно ни шалириты, ни пираты Заирри. Мертвецы были разряжены в золото и серебро, в одежды из шкур, увенчаны птичьими перьями и бусами из зубов. Всё использовала Тёмная... жители тех мест, откуда вышли потревоженные покойники, наверняка не будут питать к путешественникам добрых чувств. Всё предусмотрела, мрачно подумал воин.

    Тучи москитов кружили над ними, но посох действовал - ни один не осмеливался напиться крови.

    К руинам вышли только к вечеру. Состоялось несколько стычек с покойниками. Ривллиму пришлось отбиваться посохом, а Фиар потратила половину оставшегося серебрёного боезапаса. Миновали гнездо огромных пауков и глубоко вкопанный в землю идол - настолько жуткий, что даже Фиар не осмелилась подойти поближе.

    Впрочем, и у развалин она не пожелала отдыхать. Слегка отдышались, счистила с себя часть налипшей грязи и принялись взбираться на самую сохранившуюся стену. По остаткам лестницы.

    То, что от неё осталось, не могло служить надёжной опорой. Но пути назад нет.

    Дважды воин едва не сорвался. Стена была в метр шириной и менее всего походила на надёжное укрытие. Фиар, взобравшись, уселась лицом к горам и замерла.

    Ривллиму, следовательно, стоять на страже. Осторожно ступая по изъеденному временем камню, он увидел, что ожидания оправдались в полной мере. Нежить стекалась со всех сторон. Теперь её было не менее тысячи. Каждый ускользнувший мертвец приводит помощь - справляться придётся со всеми разом. Но как?!

    Даже Фиар с её властью над огнём не сможет испепелить их всех. Не позволив кому-нибудь ускользнуть. Никогда ещё воин не был так близок к отчаянию.

    Нежить приближалась. Ещё несколько минут - и бежать будет некуда.

    - Хелауа...

    - Не мешай, - отозвалась девушка, не поднимая головы. - Я сосредотачиваюсь. Позаботься, чтобы меня не отвлекали.

    Она уселась, скрестив ноги, и принялась тихо напевать. Браслеты на запястьях немедленно засветились холодным голубым пламенем.

    Ривллим глянул вниз. Под стеной столпились десятки мертвецов. Они просто смотрели вверх, ничем не выражая чувств. Если у этих несчастных могли быть какие-нибудь чувства...

    * * *

    Вокруг слишком тихо.

    Ольт ощущал это всем телом, нежели просто слухом. До сих пор он шёл, привыкая к ритму, что повторялся каждые сорок-пятьдесят секунд: там-там... там-там-там-там... там-там-там... там... Вибрация была едва ощутимой.

    И кончилась.

    Ольт словно попал в другой мир - воздух неуловимо отличался от того, каким дышалось только что. Всё вокруг успело измениться за последние несколько шагов.

    Проход, в который он свернул, был инкрустирован по всему периметру тонкой серебряной змейкой. Вемкамтамаи перешагнул невысокий порог, не колеблясь: ничто не предвещало опасности. Да и проводник, наверное, предупредил бы.

    Слабое потрескивание.

    Очередной поворот, и ольт, с трудом протискиваясь (на кого рассчитаны эти проходы?) обнаруживает перед собой тупик. Такое уже было. А вот то, чего не было: он видит тёмно-голубой туман, клубящийся впереди, по-над самым полом. Сквозь туман просвечивают детали орнамента. И ощущение... чего? Свежести? Бодрости? Всего этого, но и ещё чего-то.

    Ответ пришёл сам собой. Ольт почувствовал, как быстро возвращаются растраченные магические силы. Последние полчаса он поддерживал несколько простых заклинаний - обеспечивавших предупреждение об опасностях. Радиус действия их велик, ничего подозрительного не было, и ольт решил сэкономить силы.

    В нормальных условиях его магический ресурса, маненва, восстановился бы часа за два. Всего лишь несколько секунд пребывания возле ниши с клубящимся туманом оказалось достаточно на этот раз. Потрясающе! Ольт сделал шаг вперёд. Интересно, что внутри ниши?

    Послышалось глухое рычание и прямо из стены вышло нечто ужасное.

    Такое могло присниться тому, кто накурился наркотической травы. Существо имело сходство с человеком - но голова непропорционально большая, шеи не было вовсе, а мускулы коротких рук и ног были раза в три толще, чем у Вемкамтамаи. А ольт себя слабым не считал. Существо было ниже его втрое, но сомнений относительно исхода возможного поединка не было.

    Глаза чудища были фасетчатыми.

    Туман забурлил за спиной неожиданно возникшего кошмара; уши у ольта немедленно заложило - словно менялось давление. Существо выставило оканчивающиеся массивными когтями передние лапы и молча разинуло пасть. Клыки были длиной в ладонь, а запах, донёсшийся из пасти, мог сбить с ног стервятника. Ольт боролся с желанием бросить всё, и бежать - быстрее и дальше, не оглядываясь. Стараясь не глядеть в блестящие фасетки, Вемкамтамаи положил руку на рукоять Хрустального Света, медленно отступил на шаг.

    Существо последовало за ним, не закрывая пасти. Молот оказался невероятно тяжёлым: ольт хотел отвести его назад, чтобы успеть ударить, но сделать это оказалось не легче, чем сдвинуть плечом гору. Сейчас меня стошнит, подумал ольт почти равнодушно. Запах-то зачем? Неужели одного вида недостаточно?

    Повернуться к этому спиной было выше его сил. Так они и двигались - ольт медленно пятился, стараясь поймать глоток свежего воздуха, а пасть на коротких ножках двигалась следом на расстоянии пяти-шести шагов. Наконец, когда ольт вернулся к перекрёстку, он решился. Сделал быстрый поворот и юркнул в проход справа. Развернулся, сделав несколько шагов, изготовился к обороне.

    Никого.

    Молот стал лёгким, как прежде. Ольт жадно вдыхал свежий и чистый воздух, откашливаясь и хватаясь за грудь. От молота потекло в разные стороны слабое призрачное свечение. Очень мило. Защита. Где ты был раньше? Ольт осторожно, прислушиваясь и всматриваясь, вернулся к перекрёстку, заглянул в левый проход.

    Никого.

    Отлично. Теперь - назад, к магистрали, да побыстрее. Вряд ли удастся справиться с такой охраной. Второй такой встречи не пережить.

    Выйдя в тоннель, он заметил, что над проходом нанесена надпись. Ольт поднял светящийся молот, чтобы разглядеть получше. Язык незнаком.

    Удерживая молот поблизости от надписи, ольт обратил внимание, что при взгляде сквозь прозрачный боёк всё выглядит слегка увеличенным. Вемкамтамаи посмотрел на надпись сквозь молот... и почесал затылок, смущённый.

    Фраза, которая открылась его глазам - на языке его родного города - переводилась примерно так:

    Опасно! Вход без надлежащего разрешения запрещён!

    Добавить было нечего.

    * * *

    Едва Фиар принялась читать заклинание, нежить внизу взбесилась.

    Хорошо, что распад отнял у них способность издавать членораздельные звуки. Немногие из тех, кому это удалось, вопили и ревели, потрясая кулаками и оружием. Некоторые принялись кидаться на стену, словно надеялись повалить её. Многие начали взбираться на стену - одни тем же путём, что и их жертвы, а иные - прямо по стене. Хорошо, что в стене так мало удобных для этого выступов...

    Необходимость обороняться вытеснила страхи. Меч бесполезен. Ривллим торопливо зарядил арбалет и встал у глубокого разлома, где обзор лучше всего. Те, кто лез прямо по стене, пока не могли преодолеть более десятка метров - человек после подобного падения сломал себе руку или ногу. Покойники поднимались и вновь шли на приступ, к жертвам, пытающимся ускользнуть.

    Первым по лестнице прыгал великан с красно-коричневой кожей. О таких воин не слышал. Покойник при жизни был почти двух метров ростом и выглядел могучим. Ривллим выстрелил с колена, стараясь, чтобы стрела вошла под углом. Мертвец сорвался, ударился об острый выступ и развалился на части.

    Следующего, более заурядного на вид человека, Ривллим отправил к бывшему коллеге по охоте пинком. Остальные замешкались, словно обдумывая тактику. Воин перезарядил арбалет и бросил короткий взгляд за спину. И похолодел. Самого упорного отделяло от Фиар метра три.

    Рука не дрогнула. Покойник, со стрелой, пробившей голову, свалился вниз, сбив по дороге многих других. Ещё стрелу! Руки взмокли, оружие едва не выскочило вниз Выстрел в другую сторону. Тоже попадание. Что делает Фиар?

    Что-то глухо ударило в спину. С чавканьем упало под ноги. Воин взглянул под ноги и ком тут же встал в горле. Это был кусок гниющей плоти. Вновь что-то свистнуло. Он пригнулся, поворачиваясь, и едва не принял следующий снаряд прямо в лицо. Покойники, жутко скалясь, отрывали друг от друга куски и швырялись ими. Вот это гораздо хуже... Ривллим, едва не сорвавшись вниз, поспешно снял с себя куртку и принялся отмахиваться. Только не в лицо... Какая гадость.

    Быстро ко мне!

    Голос принадлежал Фиар, но прозвучал не в ушах, а прямо в голове.

    Отступать под градом летящей сверху падали было нелегко. Куртку придётся выбросить, подумал воин. Жаль, запасная только одна...

    Он едва не закричал от ужаса, когда что-то схватило его за лодыжку. Но это была Фиар. Ривллим пригнулся, заслоняясь от новых бросков...

    И ощутил ужасной силы толчок. Мир встал дыбом, Ривллима выворачивало наизнанку. Он отбросил испоганенную куртку и упал на четвереньки, судорожно глотая воздух. Перед глазами плыли чёрные круги.

    С Фиар, похоже, творилось то же самое. Она сидела на камнях, тяжело дыша и прижимая ладони к груди. На лбу её светился какой-то знак.

    - Где... мы? - прохрипел воин, едва смог сделать это.

    - Близко, - ответила Фиар в перерыве между приступами кашля. - Пошла на крайние меры, - она показала на светящийся знак. - Я не могу пользоваться магией. Надо поторапливаться.

    - Где мы? - повторил воин, поднимаясь на ноги. Признаков нежити не было. Кроме того, было холодно. Сапоги и штаны перепачканы грязью и пылью. Смыть бы всё это. Куртку он зашвырнул далеко в сторону, стараясь при этом не дышать.

    Путевой посох, которым Ривллим отбивался последние несколько секунд, потяжелел, почернел и рассыпался кучкой невесомой пыли.

    Это был склон горы. Далеко внизу виднелись джунгли - зелёная полоса, простирающаяся до самого горизонта. Зрелище было впечатляющим.

    - У самой тропы, - отозвалась девушка из-за спины. - Ближе не смогла, и так слишком опасно. Через сутки будем на месте.

    - Через сутки? - удивился воин.

    - И все эти сутки надо будет идти в гору, - кивнула Фиар. - Будем отдыхать. Ты должен был устать.

    Она была права. Ривллиму казалось, что от восхода и до заката он ворочал тяжёлые камни.

    XII (XXVII).

    Южный проход оказался куда приятнее.

    Никаких поворотов.

    Никаких чудищ, ни в стенах, ни около. Ольт не снимал охранных заклинаний, их должно было хватить на пару часов. Надпись над новым проходом переводилась как подъёмник (или поверхность, или выход - всякий раз сквозь прозрачную толщу проступало новое слово, словно не могло быть точного перевода).

    Широкий и просторный проход, идущий в гору, привёл ольта к панели, на которой находилась огромная рельефная карта поверхности материка. Сделана она была настолько реалистично, что ольт затаил дыхание. Как интересно! Разные части выделялись разным цветом; местами по поверхности панели пробегали слабые огоньки.

    Где-то здесь, подумал ольт. Я почти на месте. До полнолуния осталось всего ничего, ошибка может дорого обойтись.

    А сколько на этой карте мест, о которых я ничего не знаю! Вемкамтамаи долго всматривался в мерцание панели, стараясь запомнить как можно больше.

    Ольт прикоснулся кончиком ногтя к предполагаемой точке на карте. Панель чуть выше него ростом. Как рептилии умудряются ею пользоваться?

    Панель бесшумно скользнула в сторону.

    В нише за ней возник чёрный, маслянистый на вид овал с размытыми очертаниями.

    Портал.

    Ну что же... Ольт сбросил охранные заклинания (порталы этого не любят) и, глубоко вздохнув, сделал шаг...

    * * *

    Ночью было страшно холодно. Путешественники порадовались оставшимся целыми халатам - о том, что в горах вечный снег, Фиар вспомнила слишком поздно. Ривллим мрачно смотрел на жалкую охапку дров, которые удалось собрать, и думал, что будет впереди. Если за сутки они не доберутся до цели, следующей ночи могут не пережить.

    В особенности после того, что сделала Фиар.

    - Не поможешь поджечь их? - спросил воин, указывая на сырые ветки.

    Девушка молча указала на знак, начертанный на лбу.

    - Я сейчас ничего не могу, - отозвалась она устало. - Никакой магии. Только руки и ноги.

    - Зачем это? - удивился воин. - Что этот знак означает?

    - Я отказалась от использования магии.

    Ривллиму стало не по себе.

    - Насовсем?

    - Пока знак не нарушен.

    - Но зачем? - продолжал недоумевать Ривллим.

    Фиар молча показала ему браслеты.

    - Чем дальше, тем хуже, - пояснила она. - Когда использую магию, подпитываю их.

    - Но это была телепортация! Как ты сумела?

    - За счёт нашей с тобой жизни, сайир. Рискованно, но получилось.

    Ривллим прикоснулся к лицу... ему показалось, или морщины стали глубже?! Он почувствовал, как на него накатывает злость.

    - В следующий раз неплохо было бы спрашивать моего мнения, - его бронзовое лицо стало почти красным. - Что я тебе, мышь подопытная?

    - Выбор был невелик, - невозмутимо ответствовала Фиар, с любопытством глядя на разгневанного спутника. - Можно вступить в бой. Тут всё понятно. Можно сбежать. Вот я и сбежала.

    - Обычной телепортации было недостаточно?

    - Жаль, ты не можешь испытать, чего мне это стоит, - девушка скривила губы в усмешке. - Конечно, достаточно. Только дальше ты путешествовал бы один.

    Ривллим отвернулся.

    - Сколько нам подниматься?

    - Метров четыреста. По крутому склону.

    Воин присвистнул.

    - Дорога там есть?

    - Разумеется. Почти до самого входа ведёт. Тропа, правда, узкая...

    ...Воин проснулся задолго до рассвета. Впервые он не ощущал исходящего от Фиар жара. Похоже, она не шутила.

    Ривллим долго сидел во тьме палатки, глядя на спокойное лицо Фиар. На нём читалась улыбка. Обычная, довольная - которую доводилось видеть не так уж часто. Посидев с полчаса, Ривллим вылез наружу.

    Сон вылетел у него из головы. Палатка стояла шагах в тридцати от обрыва. А по отвесной стене к ним подбирались преследователи. Войско Тёмной теперь было не сосчитать. Ривллим кинулся назад.

    - Что такое? - спросила девушка, не открывая глаз.

    - Срочно собираемся, - отвечал тот. - Минут через десять будет полно гостей.

    Фиар тут же вскочила. Им едва хватило времени, чтобы свернуть лагерь и привести себя в порядок. Завтракать придётся на ходу, подумал воин. Вернее сказать, на бегу.

    Так и получилось. Холод действовал и на нежить: те, кто взобрались на скалу первыми, двигались, словно сонные мухи.

    Тропа оказалась очень крутой; Ривллим с ужасом подумал, что подъёма в таком темпе ему не выдержать. Фиар была сама бодрость. Ещё бы, весь груз приходится тащить ему...

    * * *

    Ольт тоже не был подготовлен к высокогорью. Кое-какие тёплые вещи у него есть. Но вот путешествовать по снегу в сандалиях - об этом он не подумал. Проклятие!

    Ворота в город показались после третьего перевала. Если через пару-другую часов он не достигнет города, дело плохо.

    Пока он движется, ему тепло. Есть приходилось на ходу.

    Трудно описать облегчение, которое он испытал, когда, взобравшись на очередной гребень, увидел внизу широкую ровную площадку перед массивной, высокой скалой и причудливые каменные ворота. И изображения, и надписи не оставляли сомнения - он добрался. Наконец-то...

    Ольт поскользнулся, и некоторое время ехал вниз на спине, в вихре поднятого снега. Что не убавило энтузиазма.

    Оказавшись на площадке, ольт осмотрелся.

    Ему стало куда менее весело. На площадке не было следов. Снег старый, слежавшийся.

    Кто сказал, что здешним жителям приходится пользоваться этим выходом? Они должны предпочитать телепортацию.

    Вемкамтамаи подошёл к воротам и постучал.

    Гулкое эхо ответило ему.

    Ольт постучал повторно. Никто не торопился открыть.

    Он потянул створки на себя - те неожиданно легко подались. Однако снег мешал воротам открыться.

    Изнутри повеяло сухим теплом. Обитаемым теплом.

    Вемкамтамаи окликнул предполагаемых привратников - тщетно.

    Два осторожных удара молотом обратили часть снежной корки в невесомую пыль. Удалось отворить правую створку настолько, чтобы протиснуться внутрь.

    Когда он прошёл десяток шагов, испугался в третий раз за прошедшие сутки. Толстый слой пыли лежал на полу - здесь давно никто не ходил. Ольт прикрыл ворота и уселся прямо на пол.

    Его спутников ещё не было.

    Когда они придут, их будет ждать весьма неприятный сюрприз.

    * * *

    Дорога вверх оказалась сложным испытанием. Воздух был разрежён, сух и холоден; в глазах то и дело начинали мелькать чёрные пятна. Каждые десять-пятнадцать минут приходилось останавливаться, чтобы перевести дух. Фиар молча смотрела на него, как казалось - с сочувствием.

    Время от времени они пытались устроить обвал. Позади них появлялось всё больше и больше нежити. Тёмная сил не жалела.

    Однако создатели тропинки позаботились о безопасности. Лишь два раза путешественникам удалось обрушить груду смёрзшихся ледяных глыб и камней, достаточную, чтобы задержать покойников.

    Нежить двигалась медленно, но верно. Подобно муравьям, ползла по скалам, по снегу, друг по другу - неумолимо приближаясь.

    Спустя две трети пути Ривллим понял, что не может сделать ни шагу. Смутно он осознавал, что Фиар подхватывает его, помогает подняться на ноги и волочёт куда-то. Затем он услышал звук очередного обвала. И тишина зазвенела в ушах.

    Минуты через три обессиливающая усталость начала проходить.

    Подняв голову, воин понял, отчего остановилась Фиар. Они находились на небольшой неправильной формы площадке. Посреди возвышалась каменная плита, примерно два на три метра, выбитая в скале. Как и остальная площадка, плита была совершенно горизонтальной. В отличие от окружающих скал, на площадке не было ни снежинки.

    Дальнейший путь преграждала высокая скала, метров сорок в высоту. По обе стороны от неё громоздились ледяные глыбы. Без снаряжения нечего и мечтать преодолеть их. В особенности теперь, когда они выбились из сил. Он, во всяком случае.

    Ривллим почувствовал, как Фиар подтаскивает его к плите. Уселась рядом с ним и, закрыв лицо ладонями, замерла.

    От плиты исходило слабое тепло. Ривллим ощутил, что силы быстро возвращаются. Вместе с ними пришло чувство непереносимого голода. Ривллим улёгся на плиту. На ней смутно различались какие-то знаки, но сейчас это не имело значения. Ничто не имело значения.

    * * *

    Ольт услышал знакомый звук лопнувшей струны и поспешил к выходу. Светящиеся стрелки, оставленные им, сильно помогали. Выбежав наружу, ольт увидел знакомые полосы, пересекающиеся в зените.

    И ощутил, как вздрогнула под ногами гора.

    * * *

    Фиар решительно поднялась на ноги и стёрла со лба знак. Тут же судорожно вздохнула и прижала к груди оба запястья. Воин поднялся (таинственным образом ощущая себя полностью отдохнувшим) и взглянул вниз, с самого края. Огонь и лёд. Льда вокруг предостаточно, а где взять огонь? Была видна вся армия нежити. Их было, наверное, тысяч пять. Вытянулись длинным овалом - чёрные точки на белом фоне. Сколько им потребуется времени? Минут пятнадцать, оценил Ривллим. Не больше. Вон как стараются...

    Ложная бодрость быстро рассеивалась.

    Фиар металась по площадке, осматривая пути к отступлению. Не нашла, уселась у плиты на колени и закрыла лицо ладонями.

    - Мы в ловушке, - Ривллим устало опустился рядом. - Через четверть часа они будут здесь.

    Девушка кивнула, не отнимая ладоней. Потрясающая выдержка, подумал воин с восхищением. Жаль, некому будет рассказать.

    Молчание продолжалось. Ривллиму почудилось, что он слышит невнятный шорох - свидетельство того, что враг приближается.

    - Ты сможешь растопить этот лёд? - указал воин на огромные, в три человеческих роста, куски, подпиравшие скалу с боков. - Или подплавить, чтобы рухнули?

    - Нет, - отозвалась Фиар, убирая ладони. Она выглядела страшно уставшей; чёрные круги легли вокруг глаз. - Не хватит сил.

    - А телепортироваться?

    - Тем более.

    - Даже так, как в последний раз? - воин не верил своим ушам.

    - Тогда кто-то из нас умрёт.

    Она сидела, глядя воину в глаза, и Ривллим почувствовал себя неуютно под этим взглядом. Потом девушка встала.

    Стояла, отвернувшись, глядя то на скалы, то на лёд, то на небо. Медленно стащила со спины рюкзак и бросила, не глядя, под ноги.

    Бережно положила чехол с Чёрным Дождём рядом с плитой.

    После чего, к немалому изумлению воина, разулась и встала на ближайший к ней край плиты. Выжидательно глядя на спутника. Тряхнула головой. Чёрные волосы вихрем пронеслись над головой и стекли на плечи.

    - Что ты задумала? - спросил Ривллим, медленно поднимаясь на ноги. Девушка неторопливо, словно во сне, расстегнула оба рукава. Холодно блеснули браслеты.

    - То, чего между нами ещё не было.

    От изумления воин едва не лишился дара речи. Перед ним возникло яркое, словно вспышка молнии, видение - момент их первой встречи.

    - Прямо здесь? - спросил он, постаравшись вложить в голос как можно больше яда.

    Фиар шевельнула плечами и чёрная куртка стекла к её ногам.

    На поверхности плиты зажёгся серебристо светящийся прямоугольник - контур толщиной в палец. Девушка не обращала на это внимания.

    - Где же ещё?

    С шорохом, подобным шелесту ползущей змеи, оставшаяся часть колдовской одежды легла на плиту. Ривллим изо всех сил старался отвести глаза в сторону и не мог.

    - Ты сошла с ума, - прошептал он. - Через десять минут нас разорвут на части. Тебе именно так хочется умереть?

    - Мне хочется умереть счастливой, - ответила Фиар, не сводя с него пристального взгляда.

    Второй контур, внутри первого, зажёгся на поверхности плиты. Гора под ногами вздрогнула.

    - Неужели я должна тебя умолять? - устало спросила девушка, и Ривллим с ужасом понял, что она собирается встать на колени.

    - Хорошо, Фиар, - услышал он собственный голос. Девушка вздрогнула, глядя на него широко раскрытыми глазами, и тень улыбки скользнула по её лицу. Воин осторожно положил ножны рядом с плитой.

    Третий контур, ярче двух предыдущих, засиял под их ногами ясным золотым свечением.

    Что-то гулко хлопнуло над их головами. Они подняли на миг глаза и увидели две тонкие полосы, белую и чёрную, перечеркнувшие зенит. Мигом позже третья полоса, цвета морской волны, легла поверх двух предыдущих.

    Фиар улыбнулась, протягивая к нему руки, и Ривллим понял, что иссякают силы сопротивляться исходящему от неё сильному, физическому притяжению. Сопротивляться по привычке, инстинктивно.

    Когда она прикоснулась к нему, он понял, что сопротивляться не может. Последнее, что он заметил, перед тем, как окунуться с головой в кипящее неистовое пламя - возникший из ниоткуда медальон на тонкой цепочке на шее у Фиар.

    * * *

    Когда окружающий мир вновь стал чётким и прочным, Ривллим понял, что стоит у края площадки, уже одетый. Жар обволакивал его; он должен был воспламенить одежду - но этого не происходило. Казалось, что Ривллим купается в раскалённой лаве или кипящем металле. Его переполняла сила; каждое движение приходилось делать осторожно и медленно: казалось, подпрыгни он сейчас - и играючи долетит до ближайшей луны.

    Других слов, способных описать его состояние, не было. Фиар стояла у него за спиной, прижимаясь к плечу; спокойная и молчаливая. Ривллиму было хорошо; мир был совершенным, заботы и тревоги улетели бесконечно далеко.

    Он старался ни о чём не думать. Хотя то, что открылось его глазам, не могло не изумить.

    - Ты знала, что это произойдёт? - спросил он, не оборачиваясь. Голос звучал, подобно грому.

    - Надеялась, - отозвалась Фиар и рассмеялась. В этом смехе воин услышал металлические отзвуки. - Если бы я знала, как легко заставить тебя называть меня по имени... - она вновь рассмеялась. Не без торжества в голосе.

    Вокруг не было льда. Пар поднимался в небеса; дымились обнажённые скалы. Внизу, в узком ущелье, по которому взбиралась тропинка, не осталось ни льда, ни нежити. Ривллим представил себе кипящий поток, который бушевал всего несколько минут назад и содрогнулся.

    - Надеюсь, там, внизу, не было города, - произнёс он.

    - Не было, - эхом отозвалась Фиар. - Не беспокойся.

    Ривллим обернулся. На поверхности плиты продолжали ярко светиться три вложенных друг в друга контура - серебристый, белый и золотистый. Внутри них проявились три светящихся золотом круга разного диаметра, расположенных без явно видимого порядка. За пределами площадки теперь находился склон, не очень крутой, свободный от препятствий. Путь к городу открыт.

    - Не торопись, - Фиар повернулась к нему лицом и взглянула в глаза. Никакого амулета на её шее не было, а глаза были обычными, человеческими. - Торопиться некуда. Неужели тебе хочется куда-то идти?

    - Нет, - согласился он, и Фиар прижала голову к его груди. - Не хочется.

    Поодаль от них булава и меч продолжали неторопливую беседу как ни в чём не бывало.

    Часть 4 (8). Запах мёда

    XIII (XXVIII).

    Остаток пути они преодолели минут за пятнадцать. Лёгкость и сила по-прежнему не покидали Ривллима; снег таял и испарялся, стоило пройти по нему. Это было забавно.

    После того, как способность мыслить и принимать осознанные решения вернулись, с ними вместе пришла эйфория. Ривллим знал, что всё может, на всё способен, всё выдержит. Предыдущие ссоры с Фиар казались нелепыми, детскими, не стоящими внимания. Рассудок пытался доказать, что это - ненормально, что мир вовсе не такой светлый, но воин без помех приглушил голос разума. Кто сказал, что разум должен руководить?

    Фиар также ощущала себя способной на всё. Легенды вновь не солгали. Плита, на которой они стояли, была запечатанным узлом силовых линий, из которого город черпал энергию. Как и каждая из Башен. Считалось, что привлечь копившуюся под Печатью силу просто - совершить нечто, угрожающее жизни.

    Браслеты должны были наказать смертью попытку телепортировать их прочь с запястий. И - получилось. Плита отозвалась, превозмогла браслеты - одарив Фиар небывалым количеством энергии. Правда, энергию для самоубийственной попытки пришлось позаимствовать у Ривллима... Хорошо, если он не заметил.

    После огненного вихря, что бушевал внутри и снаружи, что-то разладилось в браслетах. Перегорело. Они висели на запястьях мёртвым грузом. Мешать они по-прежнему мешали, сама она снять их не могла - уже попробовала, за что поплатилась чувствительным уколом - но не высасывали силы и жизнь, не уговаривали вернуться к Башням. Их осталось терпеть минут десять.

    За этой скалой находится площадка и Горные ворота... Сердце её замерло. Как это странно - вернуться домой за много тысяч лет до того, как отправиться в путь. Время от времени она смотрела краем глаза на воина. Тот помолодел лет на десять, был полон энергии. Да, плита не поскупилась. Как мало нужно людям... Фиар усмехнулась, стараясь, чтобы Ривллим не заметил.

    Она опасалась, что Ривллим не переживёт того, что произошло... но, как оказывается, люди гораздо крепче, чем могло показаться. Что ж, три добрых дела сразу. Заодно она выяснила, что же это за страсть, которая так занимает умы людей и порой замещает им рассудок...

    Так они и шли, поглядывая друг на друга, улыбаясь и думая каждый о своём.

    - - -

    - Это и есть вход? - спросил Ривллим озадаченно.

    - Верно, - отозвалась Фиар. Под её ногами снег ещё таял и быстро испарялся, под ногами Ривллима - уже нет. - Он самый. Вемкамтамаи был прав, нам везёт. Ещё два дня до полнолуния.

    - Полдела, - вздохнул воин. - Ты своей цели достигла. Теперь посмотрим, смогу ли я сделать то же самое.

    - Сможешь, - девушка подошла к воротам и громко постучала. - Я помогу тебе добраться до Башен. А там посмотрим.

    - Ты?! - воин был удивлён сверх всякой меры. - От тебя только и было слышно - домой, домой... Зачем было так сюда стремиться?

    - Если я расскажу, это не будет сюрпризом, - рассмеялась Фиар. - Приготовься к неожиданностям.

    - Уже готов, - Ривллим стоял неподалёку. Впрочем... он уже привык и к девушке, и к её выходкам. Теперь-то он не позволит ей руководить походом. Хватит.

    Ворота тихо скрипнули, отворяясь. За ними царил полумрак. Девушка открыла было рот для приветствия, как вдруг прикрыла его ладонью и попятилась.

    Ривллим подскочил, словно ужаленный, кинулся к ней, на ходу вынимая меч.

    По ту сторону стоял мрачный, осунувшийся Вемкамтамаи. Лицо его было обращено к путешественникам, вся одежда - покрыта пылью.

    - Рад, что вы добрались, - произнёс он устало. - Мне жаль, что я увидел это первым, Фиар.

    - Кто тебя впустил? - спросила девушка ошеломлённо.

    Ольт пожал плечами.

    - Ворота не были заперты. Тебе стоит пойти и посмотреть самой. Мне очень жаль, Фиар.

    Девушка вздрогнула, словно от удара плетью. Побледнев, коротко кивнула ольту и скрылась во мгле.

    - Фиар! - воскликнул воин, бросаясь следом. Случилось что-то ужасное. Он намеревался следовать за Фиар... помочь, если будет необходимость, но жёсткие, словно вырезанные из камня, пальцы ольта впились в его локоть и вынудили остановиться.

    - Останься, - сухо велел Вемкамтамаи. Обернувшись, он направился куда-то в непроглядный мрак и потащил воина следом. Тот, не ожидавший подобного, молча пытался освободиться.

    - Сядь, - строго произнёс ольт, и это вернуло Ривллима к реальности. Пальцы разжались. Воин ощутил, что сидит на чём-то прохладном и мягком. Странно... на ощупь - камень, но мягкий!

    - Ей надо побыть одной, - пояснил Вемкамтамаи, возвращаясь к воротам и закрывая их. Воцарился мрак. Впрочем, ольт тут же зажёг магический фонарик.

    - Как это - одной? - Ривллима переполняло негодование. Что это нашло на ольта? Если случилось несчастье, как можно оставлять её одну? Это же...

    - Да-а-а, - протянул ольт, всматриваясь в глаза Ривллима. - Дело плохо. Ривллим, ты меня слышишь?

    Эти слова вновь выбросили воина в реальность, где было тускло и тепло. О чём я только что говорил? - подумал он растерянно.

    - Слышишь? - повторил ольт, энергично встряхивая его.

    От этого Ривллим пришёл в себя. Правда, лёгкость и ощущение силы не проходили.

    - Слушай внимательно, - голос ольта доносился издалека. - Слушай и отвечай. Да слушай же! - Вемкамтамаи изо всех сил тряс его за плечи.

    - Кончай теребить! - возмутился Ривллим, окончательно очнувшись. - Что происходит?

    - Наконец-то, - вздохнул ольт. Воин заметил, что ему протягивают бутылочку.

    - Не буду пить! - заупрямился он.

    - Не будешь? - ольт усмехнулся. - Сделай одолжение - сосчитай свой пульс!

    Ривллим был настолько поражён поведением Вемкамтамаи, что повиновался. Принялся считать, попутно повторяя простенький стишок - лучший способ измерять время, если есть некоторый опыт. Начали... двадцать... шестьдесят... сто двадцать... ничего себе... сто шестьдесят... мама дорогая... двести... двести сорок... двести шестьдесят... Триста!

    - Что это? - спросил Ривллим дрожащим голосом.

    - Пей, - велел ольт, и воин покорно выпил содержимое пузырька. Какая гадость!

    - Ложись на скамью и лежи тихо. Ничего не говори. Просто лежи.

    Скамья оказалась широкой и длинной. Ольт уселся напротив и, поглядывая на воина, принялся копаться в своём рюкзаке.

    Ривллим перепугался не на шутку. Как он мог не замечать этого? Сердце билось в безумном темпе... ещё несколько минут - и могло не выдержать. Время тянулось невыносимо медленно. Наконец, сердцебиение начало стихать. Ривллим несколько раз принимался считать, но прекращал, испугавшись. В конце концов, решился. Двести сорок. Двести. Сто восемьдесят. Сто шестьдесят. Сто сорок.

    Сто...

    - Что это было? - осмелился он спросить Вемкамтамаи, который продолжал рыться в вещах, время от времени пристально их разглядывая.

    - Перегрузка, - ответил тот коротко. - Что хорошо одному, смертельно для другого. Фиар должна была догадаться.

    - Но она... но я...

    - Завтра, - перебил его Вемкамтамаи. - Поговорим позже. Сейчас ты не сможешь обсуждать эту тему. Хочешь совет?

    - Нет!

    - Всё равно я скажу. Оставь Фиар в покое. Пусть подумает обо всём сама. Самое главное - постарайся относиться к ней так же, как неделю назад.

    - Почему я должен слушаться? - спросил Ривллим с негодованием, усаживаясь. - Спасибо за эликсир. Не знаю, что со мной стало бы...

    - Не за что, - ольт повернул голову в его сторону. - Мой совет прими к сведению. Она только что испытала большое потрясение. Не стоит вмешиваться, если не знаешь - как.

    - Я поищу её, - решил Ривллим и встал со скамьи. - Я давно уже вышел из пелёнок.

    Ольт пожал плечами и продолжил перебирать вещи.

    * * *

    Город был большим, но совершенно не приспособленным для жизни. Во всяком случае так, как это понимал Ривллим. Полумрак остался только возле самих ворот (всего ворот, припомнил он, трое).

    Дорога - широкий коридор - утомляла однообразием. Минут через десять Ривллим вышел на небольшую площадь, от которой в пять сторон разбегались дороги пошире. Стало совсем светло. При желании можно было даже читать: свет струился с потолка. Потолок выглядел так, должен выглядеть свод естественной пещеры.

    Пыли на полу было поменьше. Фиар ушла в третий слева проход. Вопреки первоначальному порыву, воин решил сначала осмотреть окрестности.

    Пришёл к заключению, что город - не для обитания. Ни единого окна не выходило на площадь; возле стен были подобия тротуаров, но общее их состояние позволяло утверждать: ходят по ним нечасто. Мостовая и дороги вообще - страшная головная боль для всех без исключения градоправителей. Миллионы ног, копыт, колёс в сочетании с непогодой и небрежностью заставляют тратить на дороги огромные средства. Здесь же - всё нетронутое, словно вчера выстроенное. По словам Фиар, городу во время штурма Башен было более сорока тысяч лет.

    Это она загнула. Сорок тысяч лет назад люди пребывали в первобытном состоянии - если вообще существовали. В этом Ривллим не сомневался. Впрочем, даже если она права - где эти миллионы ног? Город - в традиционном значении этого слова - место, где сотни и тысячи людей объединяют усилия, чтобы противостоять окружающему миру. А зачем построен этот город?

    Кстати, как он называется? В переводе на Средний язык - Ниввер-Мерт. Тысячеглавы страж. На местном наречии звучит ещё красивее, но Фиар произнесла название всего лишь раз и наотрез отказалась повторять.

    Взять города дарионов. Огромные пустые пространства, прекрасная архитектура - видно, что там действительно кто-то живёт. Дома, фабрики, парки, Храмы, прочие строения. Это место похоже на паутину дорог. Ни зданий ничего. Так следовало из рассказов ольта (интересно, как он сюда попал?).

    Левая дорога привела к небольшому фонтану. Тот был безупречно чист и продолжал действовать. Тут Ривллим ощутил, что хочет пить, и рискнул напиться из большой чаши, в которую стекала вода. Никаких надписей или очевидных знаков он не нашёл. Будем надеяться, что никаких правил он не нарушает.

    Вода была прекрасной. Третья странность: ни одной надписи. Во всех городах - будь они возведены дарионами, хансса или найя, всегда очень много указателей, надписей и знаков. Здесь - голый камень. Очертания, правда, радуют глаз и всё сделано очень красиво... но не приспособлен этот город для жизни! Хоть убейте, не приспособлен!

    Продолжая осматриваться, Ривллим вернулся на площадь и направился по следам Фиар. Двигалась она чётко и уверенно - знала, куда идёт. Центральный проход, самый широкий. Он-то должен вести в населённые места! Как местные жители выходили из домов? И, если все разом покинули свой город, к чему маскировать входы?

    Он шёл, глядя на проплывающие над головой своды. Как интересно. Потолок не ровный! Он идёт волнами. Вот, например, несколько более глубоких волн, одна мелкая и длинная... вновь несколько коротких. Может быть, на это следует смотреть на большой скорости?

    А это идея, оживился воин. Вполне возможно, что здесь в ходу - были в ходу - самодвижущиеся экипажи! Изобрели же дарионы такие. Почему бы и в Ниввер-Мерте жителям не ездить - или, чего только не случается, - летать на подобных машинах? Тогда понятно, отчего тротуары нетронутые. Но всего остального это не объясняет.

    Ривллим остановился. Он находился на очередной площади, где сходилось под прямым углом четыре дороги. И тут следы Фиар обрывались. Понятно. Тут она обернулась птицей и полетела дальше... Воин оглянулся. Всё именно так. Дошла досюда и исчезла.

    Он присел, вглядываясь в следы на мостовой. Здесь остановилась... повернулась на месте (Ривллим мысленно представил это) и что дальше?

    Очень интересно. Едва заметный стержень из тёмного металла вбит среди неровной мозаики мостовой, прямо под его ногами. Ривллим наклонился поближе, не обращая внимания на то, что перепачкался пылью до колен.

    Всего двенадцать стержней. Они образовывали что-то вроде спирали. Ага, понятно. Значит, она встала тут, где начинается внешний виток, поставила вторую ногу в центр и вот так или примерно так повернулась.

    Мир растёкся вокруг Ривллима и собрался вновь.

    Он находился в огромном зале, стены которого были щедро украшены разнообразной цветной мозаикой, надписями и барельефами. Воздух был пронзительно чист; у Ривллима немедленно сдавило голову - словно от резкого перепада давлений. Комната казалась бесконечно огромной, вместилищем для чего-то невероятно огромного... Впрочем, эти мысли вылетели из головы: у дальней стены, склонив голову, молча стояла Фиар.

    - Тебе нельзя сюда, - произнесла она резко, не оборачиваясь. - Уходи, Ривллим, уходи немедленно.

    Странно, что он услышал её - до девушки было не менее двух сотен шагов.

    - Но... - начал было воин, беспомощно озираясь. Как ему уйти?

    - Уходи, - воин ожидал, что она скажет что-нибудь резкое, но Фиар добавила тихо. - Оставь меня одну. Пожалуйста.

    - Но я не знаю, как уйти, - ответил Ривллим, чувствуя себя на редкость глупо.

    Фиар, не поворачиваясь, махнула в его сторону рукой, и помещение тут же растаяло. Над головой возник свод одной из улиц, Ривллим тут же сориентировался. Вот следы. Если следовать на восток, выйдешь к воротам.

    Туда он и направился. Прав был Вемкамтамаи. Ривллим ощущал себя редкостным тупицей. Хорошо, что никто не видел выражения его лица...

    Чтобы отвлечься, он принялся размышлять о необычном способе передвижения, которым здесь, судя по всему, пользовались. Дарионам до подобного далеко. Интересно, что за народ жил здесь - и почему они не пожелали делиться своими достижениями с остальными людьми? Как бы выяснить это? Фиар спрашивать бесполезно.

    Вемкамтамаи на месте не оказалось. Но на стене светилась короткая надпись. Сообщавшая, где его искать. Ривллим вспомнил, что по пути сюда заметил несколько светящихся стрелок на стенах, но не придал этому большого значения.

    Путь оказался неблизким.

    * * *

    Вемкамтамаи подбросил дров в огонь и уселся напротив человека. Если не обращать внимания на отсутствие окон, можно подумать, что они находятся в самом обычном доме самого обычного города. Наземного города. Мебель только из дерева; ничего металлического. Ну, ещё камень.

    - Это квартал для гостей, - пояснил ольт. - Здесь не очень любили чужаков, но если впускали, то старались угодить. По-своему это очень гостеприимный народ. Если, конечно, привыкнуть.

    Он говорит гостеприимный, подумал воин. А не был гостеприимный.

    - Ты давно здесь?

    Ольт кивнул.

    - Третьи сутки. Мне подарили эту безделушку, - он положил на стол кусочек гранита с отполированной гранью, - Она мне подсказала, что с вами всё в порядке.

    Лицо Ривллима вытянулось.

    - Ты наблюдал за нами?

    Вемкамтамаи тихо рассмеялся, налил себе и воину ещё вина.

    - Нет, сайир. Просто поинтересовался, живы ли вы, и куда направляетесь. Я думал, как мне убедить здешнего привратника, что я имею какое-то отношение к Фиар. Иначе дело плохо - о зиме я не подумал.

    - Они такие подозрительные?

    - Осторожные. А может быть, и подозрительные, - смотря что ты под этим понимаешь. Ниввер-Мерт пережил десятки войн, одни Сумерки и множество напастей поменьше.

    - Убедительно.

    - Фиар расскажет тебе больше - если захочет.

    - Как же, расскажет она, - вздохнул Ривллим, глядя на пляшущие язычки пламени. - Чудеса, да и только. Сохранить дерево - это я ещё могу представить. Но чтобы вино стояло несколько столетий - и не испортилось...

    - Они знают способ сохранять всё, что угодно, - ответил ольт, подняв глазницы к потолку. - По одной из легенд, основатель города сохранён в своей гробнице, как живой - утверждается, что дух его пребывает в городе и приходит ему на помощь. Ну а дрова и вино... Я говорил: если уж тебя впустили, то позаботятся обо всём. Согласись, очень приятно.

    Ривллим кивнул. Полнолуние наступит следующей ночью, подумал он. Что будем делать? Куда нас занесёт? Учёные утверждают, что Ралион некогда был заселён невиданными животными и растениями. Потом - покрыт льдами. Как бы не угодить в подобное время. Избавились от Тёмной - это превосходно, но до полного счастья очень далеко. Как я хочу домой, подумал Ривллим неожиданно. Назад, в Меорн, в пустой и неуютный дом - но свой дом, в своём городе...

    - Ты нашёл её, - произнёс ольт. Это было утверждение, не вопрос.

    - Нашёл, - неохотно подтвердил воин, возвращая бокал на стол. - Оставил одну. Как она и попросила.

    - Ты хотел её утешить? - спросил ольт. Не дожидаясь ответа, он продолжил. - Ты считаешь её слабой. И пытаешься обращаться с ней, как со слабой. Как с капризной, со множеством причуд, с необъяснимыми желаниями, с необычными способностями... но со слабой. А это неправильно.

    - Какой же мне её считать?

    - Сильной, сайир. Впрочем, это неподходящее слово. Много лет... вперёд я беседовал с одним... с одной хансса. Ты бы назвал её философом. У них есть подходящие понятия. Sayers Hann - сильная сторона и Sayers Duas, слабая сторона. В каждом человеке перемешаны обе, в разных чертах характера по-разному. Главное же в том, что Хансса не привязывают это к полу, как люди. В текущем Круге у Хансса сильным в большинстве случаев является женский пол. Пример не вполне удачен - не всё так просто. Но в целом, я надеюсь, понятно.

    - А сам ты что о ней думаешь? - спросил воин, оживившись. Чего только не узнаешь...

    Вемкамтамаи обратил взгляд в его сторону и улыбнулся.

    - Фиар - прелестное создание. Очень милое, хотя и своенравное дитя.

    - Ничего себе дитя, - фыркнул Ривллим.

    - Она очень молода, - возразил ольт. - Моложе, чем ты думаешь. Но она достигла состояния Sayers Hann. Слабых утешают словами, сайир. Сильных утешают молчанием.

    - Мне трудно это представить, - признался воин. - Я привык думать о ней определённым образом. А теперь не смогу рассуждать о ней беспристрастно.

    - Лучше не рассуждать, - покачал головой Вемкамтамаи. - Принимай всё таким, каким оно является. Поверь, если ты будешь общаться с ней, как стал бы общаться со знакомыми тебе женщинами, тебя ждёт немало неприятных открытий. Лучше их не совершать. Есть знание, которого лучше не достигать.

    - Почему?

    - Например, чтобы не осознавать свою ничтожность.

    - Это ты о Фиар? - осведомился Ривллим, ощущая неприятный холодок.

    - Это я вообще. Поверь моему жизненному опыту. Если что-то не желает открываться, не торопи события.

    Пол под ногами вздрогнул; бокалы тихо звякнули, соприкоснувшись.

    - Землетрясение? - вздрогнул Ривллим.

    - Похоже на то, - ольт и сам был удивлён. - Прежде такого не было. Пойдём посмотрим...

    - Идти больно долго, - вздохнул воин, вставая из-за стола.

    - Зачем же идти, - ольт прикоснулся к неприметной панели на стене, и открылась небольшая ниша.

    Внутри неё на полу воин увидел уже знакомую спираль из вбитых в пол металлических колышков. Неплохо, неплохо.

    Портал доставил их прямо к воротам.

    * * *

    Снаружи было по-прежнему холодно; снега перед воротами уже не было. Куда он делся, воин не понял: в город он вошёл последним, снега было порядочно.

    Гора ещё дважды вздрогнула под ногами.

    - Что это? - указал Ривллим на слабо заметный при свете заката светящийся столб, что начинался шагах в пятистах от них и ввинчивался в небеса.

    - Понятия не имею, - ответил ольт, осматриваясь. - У меня странные предчувствия.

    Они подбежали к началу тропы. Отсюда прекрасно просматривалась площадка, на которой они с Фиар попали в ловушку; из-за каменной глыбы сама плита не была видна. Но слабо вращающийся вокруг своей оси столб начинался оттуда.

    Ольт молча всматривался в глубины переливающейся прозрачной колонны.

    - Тепло, - удивился Ривллим, вытянув руку в направлении столба. Собственно, то был воздух, поднимавшийся вертикально вверх и отчего-то начавший светиться. Воин оказался прав: тепло, испускаемое необычным образованием, ощущалось даже на расстоянии.

    - Я видел нечто подобное, - произнёс ольт, забираясь на соседнюю скалу, чтобы получше разглядеть основание столба. Долгое время он смотрел на плиту, ярко светившуюся тремя прямоугольными рамками и изображениями круга. После чего повернул лицо в сторону Ривллима и так же долго смотрел на него.

    - Вы там были? На плите? - спросил он в конце концов.

    - Да, - коротко ответил воин.

    - Ясно, - ответил ольт и спрыгнул со скалы. - До наступления полнолуния отсюда лучше убраться.

    - Но как же Фиар?

    - Будем ждать, - пожал ольт плечами. - Без неё уходить нельзя.

    * * *

    Ривллим потратил вечер и некоторую часть ночи (по наземному времени), странствуя по городу. Время от времени ощущались слабые толчки, но последствий это не имело. Пропутешествовав несколько часов, воин пришёл к выводу, что город действительно огромен. Он походил на рассечённую вертикальной плоскостью пирамиду: каждый следующий ярус опускался ниже предыдущего и простирался чуть дальше в северном направлении. На юг город ограничивался линией, которую обозначали ворота. Гора довольно круто спускалась на юг и была весьма пологой к северу. Сколько ярусов насчитывал город, воин выяснить не смог: слепые стены, отсутствие указателей, обилие порталов превращали запутанный лабиринт в нечто невообразимое. Использовать порталы воин не решался: что встретит по ту сторону? И будет ли выход назад?

    Он вернулся в их пристанище и застал ольта что-то вырезающим из куска дерева.

    - Понравилось? - спросил тот, не поворачивая головы.

    - Впечатляет, - ответил Ривллим, поставив ножны в угол. - Жаль только, никаких надписей. Только на собственную память полагаться.

    - Надписи есть, только не всем их положено видеть, - пояснил Вемкамтамаи. - Мера предосторожности. Я-то вижу некоторые, а от тебя, скорее всего, скрыто всё.

    - Странные здесь жили люди, - заметил воин, усаживаясь рядом с очагом. В городе было прохладно. - Ты ведь так и не рассказал, что с ними случилось.

    Ольт отложил дерево и резец в сторону.

    - Они все исчезли, - ответил он коротко.

    - Как это - исчезли?

    - В буквальном смысле. Сгинули. Не оставили следов. Мне удалось проникнуть в некоторые жилища... всё выглядит обитаемым, просто нет хозяев. Ни следов бегства, ни разрушений. Ты сам видел, город как новенький.

    - Верно, - кивнул воин, вынимая предпоследнюю коробку с вяленым мясом. - Всё на месте, всё работает.

    - Именно. Что гораздо хуже, вымер не просто этот город. Исчезли все сородичи Фиар.

    Ривллима словно опустили в ледяную воду.

    - Как такое может быть? - поразился он. - Почему ты в этом уверен?

    - Как - не знаю. Почему - побывал в здешнем святилище. Или как его назвать? Только Фиар об этом ни слова, иначе мне не поздоровится. Так вот, святилище мертво. Если ты не знал, даже в разрушенных и осквернённых святилищах всегда остаётся нечто... - ольт пошевелил в воздухе пальцами, подбирая слово, - словом, некое присутствие. Кто угодно может ощутить его - при помощи заклинаний, иными способами. Здешнее святилище молчит. Пусто и чисто. Я пытался обнаружить хоть что-нибудь при помощи заклинания - рискуя заработать неприятности. Ничего.

    Ривллим некоторое время молчал, пытаясь переварить услышанное.

    - В этом городе не живут, в твоём понимании, - продолжал ольт. - Сюда приходят... встретиться с себе подобными. Этакий огромный трактир, в своём роде. Он же - лечебница, совет старейшин. Ты меня понимаешь?

    Ривллим продолжал молчать. Он чувствовал себя скверно.

    - Мы с тобой остались без дома, а Фиар - без соплеменников, - заключил ольт, подняв мрачное лицо к потолку. - Дорого бы я дал, чтобы понять, что случилось. И что будет дальше.

    - Трое хотят вернуться домой. Трое должны вернуться домой, - произнёс Ривллим и пояснил, заметив недоумённое выражение лица Вемкамтамаи. - Таков был оракул.

    - Интересно, - ольт вновь обратил лицо к потолку. - Если эти трое - мы, то оракул совершенно точный. Я сыт по горло этим миром и его неурядицами.

    - Трое должны вернуться к истоку, - добавил Ривллим. - Мне кажется, имелись в виду Башни.

    - Там всё началось?

    - Там всё началось, - кивнул Ривллим и рассказал о своём видении той ночью - о звёздах, неожиданно прочертивших на небе яркие полосы. - Я бы попытался вернуться туда. Больше на ум ничего не приходит.

    - Хорошая идея, - кивнул ольт. - Дождёмся Фиар и обсудим.

    И вернулся к резьбе. Ривллим, у которого неожиданно пропал аппетит, сидел у огня. Пытался представить, что на Ралионе исчезли все до единого люди. Представить такое было трудно. Ещё труднее было предположить, как бы он вёл себя, узнав о подобном.

    Часа через два (Ривллим задремал, пригревшись у огня, а ольт продолжал трудиться над деревянной фигуркой) послышался тихий стук в дверь.

    Воин немедленно проснулся.

    - Войдите, - крикнул он по привычке.

    Дверь отворилась, внутрь вошла Фиар. Глаза её ничего не выражали, на лице застыло равнодушие. Двигалась она, словно во сне.

    XIV (XXIX).

    Ольт стремительно поднялся из кресла, пододвинул ещё одно поближе к огню, жестом предложил девушке сесть в него. Она молча кивнула, медленным движением отцепила от пояса чехол с булавой, положила его перед собой на стол.

    Откинулась в кресле, подняв лицо к потолку.

    Ольт заметил, что Ривллим собирается что-то сказать, и тут же приложил палец к губам. Воин кивнул и поставил на огонь котелок с водой. Вода здесь лилась из крохотного фонтанчика - малой копии тех, что на каждой площади. Рядом, в глубокой нише, находилось множество непонятных приспособлений. По словам ольта, то была необычная печь, но обращаться с ней Ривллим не умел. Фиар сидела неподвижно, глядя чуть прикрытыми глазами. Ривллим вспомнил, как он сидел под сплетением ветвей - там, у Башен, после первой стычки с шалиритами. И припомнил, что рядом с ним, тихо и молча, сидела тогда Фиар. Сильных утешают молчанием... Сейчас воин себя сильным не ощущал.

    Ольт прошёл мимо стола, на поясе его неожиданно возник и засветился молот. Ривллим вздрогнул.

    - Что это?

    Ольт опустил голову.

    - А... действительно. Я и забыл. Расскажу. Очень, очень занятная вещица.

    Он отцепил молот и положил на стол, рядом с булавой. И вздрогнул. От чехла отделился тонкий поток полумрака и поплыл в сторону молота. От молота отделился подобный зеленоватый поток и встретил послание Чёрного Дождя. Потоки принялись перемешиваться и клубиться, вознося к потолку зеленоватые искры.

    Ольт остолбенел. Фиар не обращала внимания. Ривллим выглядел так, словно только что постиг великую тайну Вселенной.

    - Будь я неладен! - произнёс он шёпотом и быстрым шагом направился к углу, в котором стояли ножны. Вернувшись, положил их рядом с молотом и булавой.

    Послышался слабый треск. Третий поток, светящегося белёсого тумана, отделился от ножен и вплёлся в сложный узор двух предыдущих. Сплетение расцветилось всеми цветами радуги, внутри начали плясать, меняя форму и очертания, сложные геометрические узоры.

    Что-то щёлкнуло под потолком. Фиар вздрогнула и уселась прямо. Над чехлом с булавой на потолке образовалась тёмная полоса - выходила из одной стены и исчезала с другой.

    Миг - и светлая полоса возникла над ножнами.

    Тут же проявилась и зеленоватая, пересекшись с остальными двумя в той же точке.

    - Когда трое встретятся, они узнают друг друга, - произнёс Ривллим ошарашенно. - Видят боги, я думал, это сказано про нас!

    Все трое сидели, вцепившись пальцами в крышку стола и глядя на непрекращающийся разговор своего оружия.

    Только когда вода забурлила и зашипела, выплескиваясь на огонь, Ривллим очнуться от созерцания знаков. Знаков, исполненных неведомого смысла.

    * * *

    - ...Побывала у трёх малых ворот, - рассказывала Фиар, не отводя взгляда от радужного вихря, упиравшегося в потолок. - Побывала у Великих Ворот... но и там никого...

    Голос её был бесцветным и отчасти механическим. Ривллим и Вемкамтамаи слушали этот рассказ-исповедь, не перебивая, не меняя выражения лица. Ольту это удавалось без усилий, а Ривллиму - с немалым трудом. Когда они исчезли?

    Может быть, в тот миг, когда их перебросило в это время? Воин подумал и отогнал эту мысль. По словам Вемкамтамаи, здесь никого не было несколько столетий. Что за катастрофа? Война? Город цел и невредим. Божественное вмешательство? Зачем оставлять город в целости и сохранности?

    - ...несколько веков. Последняя запись была сделана восемнадцать веков назад...

    Слеза выкатилась из уголка её правого глаза и покатилась вниз. Высохла, не достигнув подбородка. Ривллим смотрел на это, как зачарованный.

    - ... совершенно пусто. Все вещи на месте, и...

    Вторая слеза, из левого глаза. Вновь из правого. Фиар не замечала их. Голос её оставался ровным и спокойным, только лицо посерело. Она не знает, что плачет, подумал Ривллим и вздрогнул.

    - Тогда я... - Фиар заметила расширившиеся от удивления глаза воина и приложила ладони к щекам.

    Отняла и с неописуемым удивлением воззрилась на мокрые ладони. Подняла глаза на Ривллима и слабо улыбнулась.

    - Даже тело изменило мне, сайир. Какая жалость...

    Продолжала улыбаться, а слёзы всё так же скатывались одна за другой. Лицо ольта стало каменным.

    - Всё нормально, - произнёс воин, стараясь говорить спокойно. - Многим это помогает.

    - Как странно, - Фиар вытерла лицо и вновь посмотрела на ладони. - Никогда бы не подумала, что такое случится.

    Ольт молча разлил вино по трём бокалам. Фиар слабо покачала головой.

    - Этому вину, - произнёс ольт, - более трёх тысяч лет. Выдерживалось оно гораздо меньше, но здешняя магия его сохранила. Оно настояно на лепестках бессмертника и чёрном мхе из самых глубоких пещер. В моё время за бутылку такого вина можно было купить небольшое королевство.

    Ривллим попробовал. Вкус был горьковатым. Почти сразу же зашумело в ушах. Шум вскоре прошёл и сменился необычайной ясностью и свежестью.

    - Каждый глоток продлевает жизнь на несколько лет, - пояснил Вемкамтамаи. - Так принято считать. Тот, кто подбирал вина в здешний погребок, был гением. Я думал, что никогда не смогу попробовать такого. Попробуй, эллено, - он придвинул бокал к девушке, и та приняла его, с сомнением глядя на тёмно-пурпурный напиток. - Хуже не будет.

    - Потрясающий вкус, - признался Ривллим. - Рецепта, конечно, не сохранилось?

    - Боюсь, что нет, - вздохнул ольт. - Одна из глупых неожиданностей. Во время войны одного царька с другим рецепт был утрачен - сгорел вместе с библиотекой и алхимиком.

    Допив, Фиар откинулась в кресле. Щёки её порозовели, слёзы кончились. Последнему обстоятельству Ривллим был очень рад.

    Допив свой бокал, Ривллим ощутил, что очертания предметов слегка двоятся перед глазами.

    - Похоже, хватит, - вздохнул он, опуская бокал на стол. - С глазами что-то творится.

    - Признак того, что ты в прекрасной форме, - с удовлетворением отметил ольт. - Если двоится в глазах, значит, всё в полном порядке. Вино на короткое время позволяет видеть истинное положение вещей.

    - Вот как? - поразилась Фиар. - А я-то думала, у меня что-то с головой случилось. После всего, что увидела...

    Она приподнялась в кресле, огляделась. Ольт казался помолодевшим... и зрячим! Оба глаза были в порядке! Девушка в изумлении перевела взгляд на воина. Тот тоже выглядел лет на тридцать, волосы были русыми, без единого пятнышка седины. Себе она казалось такой, как и прежде.

    - Разрази меня молния! - воскликнул Ривллим, улыбаясь против своей воли. - Ты стал зрячим, Вемкамтамаи!

    - Если бы, - вздохнул ольт. - Говорят, у меня были серые глаза. Это так?

    - Так, - подтвердила девушка. - Глаза как глаза. С ними ты выглядишь гораздо лучше.

    Ольт расхохотался. Он хохотал долго, не обращая внимания на переглянувшихся Фиар и Ривллима.

    - Этого никто не говорил, - произнёс он, вытирая несуществующие слёзы. - Иногда мне тоже хотелось расплакаться, но было уже нечем, - добавил он с некоторой грустью.

    Фиар осталась прежней, подумал Ривллим. Он вглядывался в её глаза... они оставались прежними. Облик остался прежним. Только лицо из посеревшего стало нормальным.

    - Я так изменилась? - спросила девушка с любопытством.

    - Нет, - он ответил не сразу. - Но похорошела.

    Фиар фыркнула и рассмеялась. Тихонько.

    - Рада слышать, - ответила она, глядя в его полностью лишившееся морщин лицо. - Ты немного опоздал с комплиментами, не находишь?

    Теперь рассмеялся и Ривллим. Он обвёл глазами комнату. Её вид изменился меньше всего... хотя нет, над дверным косяком проступили выгравированные буквы. Известные ему буквы!..

    Его прошиб холодный пот.

    Jior averren, anghatha vaila taifa knoiro.

    И что-то ещё. Ривллим поспешно отвёл взгляд.

    Никто из остальных не заметил, куда он смотрел.

    - Кстати, - Фиар озабоченно посмотрела по сторонам. - Не найдётся ли у нас чего-нибудь поесть?

    - Найдётся, - бодро отозвался воин, потянувшись за рюкзаком.

    Самое страшное, похоже, действительно прошло.

    * * *

    - Я сама соберу всё, что может потребоваться, - заявила Фиар. - Ждите меня здесь. Приму кое-какие меры, чтобы... чтобы грабителей сюда не тянуло.

    Человек с ольтом переглянулись.

    - Договорились, - Ривллим заглянул в свой рюкзак. - Мне найдётся, чем заняться. Хочу напомнить, что еды осталось на один день.

    - Через день мы будем внизу, - Фиар застегнула чёрную куртку и провела руками по волосам, отчего те тут же улеглись безукоризненно. - Не пропадём.

    - Что она собирается сделать? - спросил Ривллим задумчиво, едва шаги девушки перестали быть слышны. - Непохоже, что грабители осаждают этот город.

    - Вопрос времени, - ольт продолжал вырезать фигурку из дерева; было видно, что это изображение существа с телом человека и головой ящера. - Стоило одному недоумку заявить, что в долине Хенвур - недалеко от Меорна - прекрасные озёра и чистый воздух, как через год там были разграблены все до одной древние гробницы. Я её понимаю. Помог бы ей, если бы знал, как...

    - ...И если бы она позволила, - завершил Ривллим.

    - Да.. Но я не настаиваю, - ольт отложил в сторону резец и повертел в руках фигурку. После чего, произнёс формулу. Шероховатость тут же исчезла, сменившись матовым глянцем. - Вот так, теперь раскрасить.

    - Ловко, - отозвался воин, приступая к починке обуви - горные дороги оказались для сапог серьёзным испытанием. - А сразу вырезать статуэтку, только при помощи магии, сможешь?

    - Смогу, - ольт поставил своё творение на стол. Человек-ящер присел, воздев руки вверх. В одной он держал изогнутый жезл, в другой - кажется, веер. - Только зачем? То, что сделано руками, намного лучше и... как бы это сказать... весомее.

    - Не поверю, - возразил Ривллим, не поднимая головы. - Зачем тогда выдумывали магию? Чтобы устранить ненужную работу.

    - Эти работа очень даже нужная, - у ольта было с собой всё, необходимое для раскраски. - Именно работа придаёт изделию смысл. Магия рассеется, не оставит ничего, что обозначало бы владельца. Как дешёвая подделка - превратится просто в кусок дерева.

    Воин хмыкнул, но продолжать спор не стал.

    * * *

    Стратегический совет начался часов в шесть вечера, за четыре часа до соединения лун.

    - Всё просто, - Фиар указала на импровизированную карту. - Северные склоны мне знакомы. Спускаемся вниз, до расстояния прямой видимости. Телепортируемся в долину. Точно так же, с перерывами минут в двадцать, добираемся до Башен. Будем у цели самое позднее к полудню. А там посмотрим.

    - Не боишься использовать магию? - спросил Ривллим осторожно. Он припомнил, что происходило с ней при каждой попытке мгновенного перемещения.

    - Не боюсь, - ответила та, тряхнув головой. - Не беспокойся.

    - План хорош, - ольт с сомнением покачал головой. - Слишком уж всё выходит просто, - и рассказал о том, как отказалось работать его собственное заклинание перемещения из леса в лес.

    - Будут неприятности, будем беспокоиться, - отмахнулась Фиар.

    Идея оказаться у Башен уже к полудню улучшила настроение даже скептически настроенного Вемкамтамаи. А вернуться поскорее к Башням - это звучит заманчиво. Стоит рискнуть.

    Никто не имел ни малейшего представления о том, что делать потом.

    * * *

    Снаружи было холодно, как и накануне; большая луна приближалась к высшей точке своего пути; вторая, поменьше, догоняла. Третья была почти на месте.

    Едва они вышли за ворота, как гора содрогнулась и продолжала дрожать ещё несколько секунд. Ривллим едва не полетел кубарем, ольт вцепился руками в скалу, глядя в направлении южного склона. Оттуда послышался треск и скрежет.

    - Стоит поспешить, - заметил он. Фиар прикрыла ворота и, приложив ладони к створкам, стояла, не обращая внимания на окружающий мир. Лёгкий туман окутал ворота, девушка отошла в сторону на несколько шагов и плотно соединила ладони. Туман потёк гуще, а когда рассеялся, никаких ворот не было. Бугристая поверхность скалы, ничем не отличающаяся от остальной её части - вот и всё. Воин приложил руку к тому месту, где только что был отполированный камень. Если иллюзия, то очень качественная. Фиар рассмеялась.

    - Ищи, ищи, - посоветовала она. - Если что-нибудь найдёшь, скажешь. Я старалась.

    Вновь что-то заскрежетало, ольт повернул лицо в сторону спутников.

    - Я советую поторопиться, - напомнил он.

    Так они и сделали.

    Идти вниз было проще. Тропинка, которой воспользовался ольт несколько дней назад, была достаточно безопасной. Ривллим, правда, проехался на спине сотню шагов, когда гору тряхнуло, но всё обошлось.

    Спустя примерно час отступления они добрались до сравнительно ровной поверхности. Тропинка продолжалась дальше, извиваясь меж угрожающе нависших скал. Сама площадка была местом достаточно безопасным: окружающие скалы производят впечатление прочных.

    - Сейчас, - ольт остановился и повернулся в сторону юга.

    Остальные двое присоединились к нему. Мелкие толчки следовали один за другим. Временами осыпались камни, серьёзного обвала не происходило.

    После томительной паузы гора словно вздохнула под их ногами. Далеко к югу в небо взметнулся султан чёрного дыма. Его прорезали красно-оранжевые вспышки. Ольт жестом предложил своим спутникам следовать за собой. Как выяснилось, не зря. Они прижались спинами к возвышавшейся куполом скале и следили, как раскалённые добела камни сыплются дождём вокруг. Грохот хлестнул по ушам - в нём смешались низкий басовый гул, свист и шипение падающих бомб.

    - Я знаю, где это происходит, - прокричал Ривллим, глядя на происходящее со смесью любопытства и суеверного ужаса.

    - Я тоже, - ответил ольт, поднимая лицо к небу. Фиар промолчала, глядя на ярость стихии широко раскрытыми глазами.

    - Город не пострадает? - спросил Ривллим, до предела напрягая голос.

    Девушка пожала плечами.

    - Не знаю. Не должен.

    Время тянулось, а проснувшийся вулкан не желал успокаиваться, прижимая путешественников к скале непрерывным обстрелом. Крупный обломок, весом, наверное, в полтонны, обрушился на дальний край площадки, но никто не пострадал.

    Спустя час после начала извержения наступило затишье.

    - Отойдём подальше, - ольт осторожно отделился от скалы, посмотрел в сторону огромной чёрной тучи, нависшей к югу от них.

    Остальных не пришлось уговаривать. Когда сквозь туман, застилающий подножие хребта, стали видны отдельные части ландшафта, Фиар подозвала остальных к себе... и миг спустя они уже были в ста километрах от вулкана.

    Зрелище было величественным. Огненные брызги разлетались на многие километры; кратера не было видно, но чёрный столб над ним и грибовидная туча указывали его расположение. Лава, подумал Ривллим, должна стекать по тому самому проходу, которым мы воспользовались двое суток назад. Не завидую тем, кто внизу. Пожар будет грандиозным...

    - Надо отыскать место понадёжнее, - заявил ольт, критически осматривая окрестности. - Если нас вновь куда-нибудь отбросит.

    Воин обвёл взглядом низенький, жмущийся к земле лес, и пожал плечами.

    - По-моему, всё едино. Рек поблизости нет, озёр тоже.

    - По-моему, тоже, - согласилась Фиар. - До соединения осталось совсем немного.

    Остаток времени они провели, сидя на камнях и глядя то на медленно сходившиеся луны, то в сторону вулкана, который давал о себе знать доносившимся гулом и дрожью земли.

    * * *

    Первым на начинающееся соединение отреагировало оружие.

    Молот проявился из невидимости, испустил яркую вспышку. Вемкамтамаи вскочил, сжимая молот, и огляделся. Луны выстроились одна под другой; сияние их обжигало глаза.

    - Слышите? - спросил он. - Ветер прекратился.

    Они глянули в сторону вулкана. Там тоже тихо; ещё вздымался к небесам чёрный столб дыма и пепла, но ни толчков земли, ни разлетающихся бомб.

    Ривллим поднялся на ноги, обнажил меч. Свет не перекатывался волнами по клинку, как это было раньше, а стекал с режущих кромок, превращаясь в молочно-белый туман, окутывающий сам меч и его владельца.

    Фиар извлекла булаву. Чёрный Дождь, оправдывал название. Девушку немедленно окутала сероватая дымка, в которой появлялись и исчезали чёрные точки.

    Трава шелестит под ногами.

    - Что это? - поразился воин, глядя на спутников. Показалось ему, или они стояли дальше от него, чем несколько секунд назад? Фиар протянула к нему руку и не достала. Изумление отразилось на её лице.

    - Мы удаляемся! - воскликнула она. - Ривллим, Вемкамтамаи, быстро сюда!

    Они кинулись к девушке, осознав, что это действительно происходит. Ривллиму казалось, что он спит: Фиар удалялась лишь немного медленнее, чем он бежал, а бежал он изо всех сил. Ольт комично, неторопливо, перебирал ногами; трава стремительно уносилась вдаль, а посреди всего этого стояла Фиар. Стояла неподвижно, хотя неслась навстречу им обоим со всех ног.

    Первым справился ольт, вцепился в запястье Фиар железной хваткой. Ривллим дотянулся было до её пальцев, но его оттолкнуло и отнесло могучим порывом ветра. С Солнечного Листа стекал широкий светящийся шлейф, в котором терялись стремительно уносящиеся к горизонту камни и деревья.

    Из пустоты протянулась вторая рука ольта и с силой притянула к себе. Ещё немного - и Ривллима бы унесло неизвестно куда.

    Они стояли, спиной к спине, сцепившись локтями, сжимая оружие в руках. Окружающий мир менялся, плясал, то вырастая, то уменьшаясь. Единственное, что оставалось тем же самым - три луны, одна под другой, - словно маяк, они оставались неизменными среди творящегося вокруг хаоса.

    У Ривллима закружилась голова, он прилагал все усилия, чтобы удержаться на ногах. С клинка меча стекала широкая белая полоса; затейливой спиралью поднимаясь вверх, и там сплетаясь с остальными двумя полосами.

    Они не заметили, когда всё это кончилось.

    Ветерок коснулся их разгорячённых лиц.

    Ожили и завели несмолкаемую, оглушительную песню цикады.

    Глухо громыхнуло на юге.

    - Похоже, мы остались там же, - произнёс ольт, прочистив горло и кивнув на вулкан, что с новыми силами продолжал извергаться.

    - Нет, - Ривллим огляделся, насколько позволяло положение. Отпускать друг друга они не решались. - Лес выглядел иначе. Что-то случилось.

    Ольт вполголоса спросил что-то у Фиар. Та долго стояла, прикрыв глаза, после чего кивнула.

    - Город всё ещё пуст, - пояснила она воину. Тот опустил глаза на клинок в своей руке. Меч словно остыл; волны холодного пламени, как и положено, изредка прокатывались по клинку. Он осторожно поднёс Лист поближе к Чёрному Дождю - и на расстоянии протянутой руки меч и булава возобновили разговор. Отодвинул подальше - разговор сразу же прекратился.

    - Похоже, всё закончилось, - Ривллим продемонстрировал меч остальным, и путешественники осторожно расцепили руки. Встали неподалёку друг от друга - на всякий случай.

    Минута текла за минутой.

    - Всё закончилось, - произнёс ольт задумчиво, возвращая молот на место. - Но мне не нравится, что я вижу. Посмотрите на небо - там действительно что-то не в порядке?

    Фиар и Ривллим не сразу поняли, о чём идёт речь. А когда поняли, долго не могли оторвать взгляда. Три луны висели одна над другой. Но наименьшая была видна полностью. Наибольшая была в первой, а средняя - в последней четверти.

    - Могу добавить только одно, - произнёс Ривллим, не сумев до конца совладать с дрожью в голосе. - Надо как можно скорее добраться до Башен.

    - Согласен, - кивнул ольт. - Фиар, с тобой всё в порядке?

    - Д-да, - ответила та, не в силах оторвать взгляда от небывалой картины. - В порядке. Отдохнуть бы немного.

    - Разумно, - ольт оглянулся. Всё тихо и мирно... не считая вулкана. Что случилось с лунами? У нас что теперь, три солнца? - Далеко отходить друг от друга не стоит. Пока луны не разошлись...

    - Они уже расходятся, - указал воин. - Я всё время смотрю на них. Соединение закончилось.

    - Не имеет значения, - Вемкамтамаи вновь опустился на камень. - Не нравится мне, что тут творится. Не к добру это.

    XV (XXX).

    К утру над равниной повис густой туман.

    Ривллим подумал, что начало пути не вдохновляет. Фиар пояснила, что для телепортации ей необходимо видеть цель.

    - Разве не достаточно просто представить её? - удивился Ривллим. Туман поглощал звуки, на расстоянии в двадцать шагов ничего не было видно.

    - Вроде бы достаточно, - подумав, ответила девушка. - Если бы всё оставалось в точности таким, каким я помню. Но если соответствия не будет, нас выкинет куда придётся.

    - Что будем делать?

    - Идти, - ответил за неё ольт. - Пока не выйдем за пределы тумана.

    - Кто-нибудь умеет его разгонять? - спросил Ривллим. Он так надеялся хоть немного отдохнуть от пеших прогулок с изрядным грузом за плечами.

    - Попробуй сам, - донёсся голос ольта. - Тебя разве не обучали подобному в Храме?

    Твоя служба окончена, были последние слова Хранительницы там, у святилища близ Эриггвена. Слова, которые слышал только он.

    Ты сам в ответе за всё, что сделаешь. Оазис ему удался, но едва не убил. Попробовать?

    - Знаешь, - Ривллим решился. - Я попробую.

    - Тогда поторопись, - посоветовала Фиар. - Есть у меня одна идея, но...

    - Тихо! - ольт возник перед ними, словно из-под земли. - Мы не одни здесь. В какой стороне гора?

    - Там, разумеется, - показала Фиар в недоумении.

    - Возвращаемся к горе, - прошептал Вемкамтамаи. - Тихо.

    Они почти что бежали, но первые скалы появились на пути лишь минут через десять. Ривллима отчего-то беспокоило только то, что у них не осталось ничего съестного и очень мало воды.

    - Ждите меня здесь, - приказал ольт. За их спиной начинался подъём вверх - похожий на тот, возле которого они вчера приземлились. В случае чего, можно отступать вверх по склону. Отчего Вемкамтамаи так встревожился?

    - Слышишь? - прошептала Фиар, протягивая руку в сторону невидимого леса.

    Воину показалось, что слышит. Тонкий шорох, сильно приглушённые звуки голосов. Чьих? Понять невозможно. Много народу бродит вокруг, то приближаясь, то удаляясь.

    Рядом зашуршало, и Фиар выхватила булаву. Ривллим, по правую руку от неё, стоял, держа наготове меч. Солнечный Лист перестал светиться. Лишь кромки клинка матово сверкали в полутьме. Рядом что-то враждебное, подумал воин. Час от часу не легче.

    Фиар стремительно потянула его назад - так, что Ривллим едва не упал. Та же рука, невероятно сильная, опустилась ему на плечи, вынуждая присесть. Молчи, - шепнула она ему на ухо.

    Из клубящегося молочного полумрака показалась фигура. Ривллим почувствовал, как немеют ноги. Фигура, если верить глазам, была ростом метра в три. Черты лица искажались туманом, но воин успел заметить массивные челюсти и две пары огромных клыков, уродливо торчащих поверх губ. Голову чудовища венчал серебряный шлем. Два глаза некоторое время смотрели прямо на них, и Ривллим напрягся, готовый нанести удар. Но гигант не заметил их. Исполин отвернулся и растворился в тумане. Тяжёлые шаги замерли в отдалении.

    - Что это было? - спросил Ривллим шёпотом.

    - Хотела бы я знать, - было ответом. - Впрочем нет, не хотела бы. Куда он подевался?

    Он означало Вемкамтамаи. Ольт, словно ожидая вопроса, возник из ниоткуда.

    - Я полагаю, видели? - осведомился ольт.

    - Видели, - согласился воин. - Одно прошло рядом с нами.

    - Их там десятка три, - продолжал ольт. - Пришли с севера. Давайте-ка тихо-тихо двинем на юг. Как можно осторожнее. Слух у них превосходный, а зрение, к счастью, не очень.

    Из тумана донёсся приглушённый крик:

    - Ищите их, олухи, ищите лучше! Они где-то рядом!

    Голос был нечеловеческий, но странным образом понятный.

    - Не знаю, кого они ищут, но не хотелось бы, чтобы это были мы, - прошептал Ривллим, взбираясь вверх по склону. Неплохо начинается дорога к Башням.

    Один раз Фиар задела небольшой камень, и тот покатился, увлекая за собой крохотную лавину. Все трое замерли - но туман и на этот раз помог им. И вот они достигли уровня, на котором туман закончился.

    Выглядело это поразительно. Солнце было довольно высоко; большая луна по-прежнему была видна - и серп её был обращён рогами к солнцу. Что за наваждение?!

    - Вижу, - произнесла Фиар негромко. - Ну-ка, поднимитесь немного повыше.

    Они поднялись. Снизу донёсся торжествующий рёв (поймали, решил Ривллим, исполняясь состраданием к тому, кого ловили) и окружающий пейзаж потёк, чтобы сгуститься вновь.

    * * *

    Гора осталась далеко позади. Прямо перед ними, километрах в четырёх, виднелись невысокие холмы. На них, поражая взгляд красотой очертаний, возвышался город.

    - Что это такое? - удивился Ривллим. - Не помню такого города.

    - Я тоже, - подтвердил ольт.

    - И я, - присоединилась Фиар. - Но это было ближе всего. Будем заходить, или подождём снаружи? Я могу совершить очередной прыжок, но совсем останусь без сил.

    - Тогда подождём, - предложил ольт, с неприязнью поправляя отсыревшую, потяжелевшую накидку. - Странный город. Солнце давно встало, а где хоть один житель?

    - У нас не осталось ни еды, ни воды, - напомнил Ривллим. - Надо добыть хотя бы воды. И поохотиться. На худой конец, насобирать ягод и кореньев.

    - Отойдём подальше в лес, - указал ольт. - Охотой займусь я. Если заметите что-нибудь подозрительное, отступайте на запад.

    На том и остановились.

    Ольт исчез среди деревьев - мастерски, не потревожив ни одной птицы. Фиар уселась лицом в сторону города и облегчённо вздохнула.

    - Только великанов нам не хватало, - заключила она, допив остатки воды. - Почему после прыжка мне всё время хочется пить?

    - Вокруг тихо, - воин бесшумно встал и осмотрелся. - Если ещё не напилась, Фиар, вон там родник.

    - Хорошая идея, - забрав обе фляжки, девушка удалилась. Ривллим проводил её взглядом, продолжая жевать травинку. Как ни странно, он был совершенно спокоен. Наверное, успел полностью привыкнуть к смене декораций.

    Фиар вернулась, умытая и довольная, вручила воину одну из фляжек.

    - Вода божественная, - сообщила она, усаживаясь у дерева. - Скажи, Ривллим, почему ты перестал называть меня этим дурацким словом?

    Ривллим долго смотрел ей в глаза, затем отвернулся.

    - Оно подразумевает определённые отношения между нами, - пояснил он, как показалось Фиар - неохотно. - Мы вышли за эти рамки.

    - О боги, сколько условностей, - девушка иронически усмехнулась. Ривллим напрягся, заметив эту улыбку. - Почему не используешь другое прозвище?

    - Нет уже Меорна и тех людей, которым прозвище хоть что-нибудь говорило бы, - ответил Ривллим сухо. - Нет ещё, - поправился он.

    - Мне этого никогда не понять, - вздохнула Фиар после долгой паузы. - А я-то думала, что знаю о тебе всё.

    Ривллим пожал плечами, отвернулся и принялся смотреть на город. Тот был виден, как на ладони; а путешественники, скрытые деревьями - с большим трудом.

    Фиар молча пододвинулась.

    - Что было написано над входом? - спросил Ривллим неожиданно, осознав, что непонятная фраза то и дело приходит на ум. - Там, в городе, в комнате для гостей?

    Девушка широко раскрыла глаза.

    - Ты увидел?!

    Ривллим встретился с ней взглядом и молча кивнул. Не улыбаясь.

    - Оставь беспокойство за этим порогом, путник, - она запнулась. - Это первая строка, но мне нельзя... - она замолчала, неожиданно для себя оробев. По глазам Ривллима было видно, что он знает или, по крайней мере, догадывается.

    - Ясно, - воин отвёл взгляд. - Спасибо, Фиар.

    Она вздохнула и положила голову ему на плечо. Так они и сидели, пока, полчаса спустя, не появился ольт.

    - Похоже на кролика, - объявил он, опуская добычу на траву. - Сейчас схожу за ягодами, - и вновь исчез.

    - Великие боги, какой же это кролик!? - воин поднял животное за среднюю лапу. - С каких пор у кроликов шесть лап??

    - В остальном - кролик как кролик, - заметила Фиар, оживляясь. - Сейчас запечём и посмотрим, каков он.

    - Только костра сейчас не хватало, - вздохнул Ривллим. - Конец скрытности.

    - Зачем мне костёр? - подняла взгляд Фиар и закатала рукава. - Помоги-ка освежевать.

    Когда ольт вернулся - через двадцать минут - кролик был готов к употреблению.

    По две изумительно вкусных ножки на едока.

    * * *

    - К нам гости, - объявил ольт часом спустя, привстав и выглядывая сквозь переплетение ветвей. - Да какая славная компания! Прямо из города идут, и не очень скрываются.

    - Три человека, - отметил Ривллим, вглядываясь в процессию. - Нет, четыре... и шестеро каких-то уродов. Люди не люди... что-то жуткое. Что будем делать? Бежать?

    - Зачем бежать? - удивилась девушка. - Выйдем, узнаем, чего им нужно. Станет жарко - переместимся подальше.

    - Ты настолько в себе уверена? - воин был недоволен.

    - Были бы сильны, - возразила Фиар хорошо знакомым ядовитым тоном, - не посылали бы такую делегацию. Отправили бы одного посла взамен этого зверинца.

    - Я думаю, можно рискнуть, - согласился ольт. - Интуиция меня не подводила.

    - Не нравится мне это, - насупился Ривллим, глядя на приближающийся зверинец. - Почему бы не подождать - вдруг они направляются не к нам?

    - Можно и подождать, - Фиар пожала плечами.

    Пяти минут хватило, чтобы свернуть лагерь. Ольт что-то объяснил вполголоса Фиар, та кивнула, и Вемкамтамаи исчез среди зарослей.

    - Куда это он?

    - В засаду, - серьёзно ответила девушка. - На всякий случай. Слух и чутьё у него куда лучше нашего.

    Процессия спустилась с последнего холма и направилась прямо к дереву, у которого находились путешественники.

    - Сомнения отпали, - девушка явно была довольна. - Ну что, сайир, пошли поговорим?

    И, не дожидаясь ответа, вышла из-за укрытия.

    Воин направился следом. Процессия тут же остановилась и четверо людей (облачённых в роскошные мантии) вышли вперёд. Краем глаза Ривллим разглядел их сопровождающих. Чудовищные мускулы, на голову выше ольта, на бедре у каждого - массивный меч без ножен. Странно. Посмотрим, чего они хотят...

    Фиар и Ривллим остановились шагах в двадцати от делегации и молча переглянулись. Один из людей в мантии выступил вперёд.

    - Я вижу, - начал он, - что вы решили проявить благоразумие и сдаться Ордену Трёх Лучей. Мудрый шаг. Вас было трое - где ваш спутник?

    - Что за Орден Трёх Лучей? - спросил Ривллим шёпотом у девушки.

    - Понятия не имею, - ответила та странным голосом. Секундой позже воин понял, что она прилагает все силы, чтобы не расхохотаться. Реакцией самого Ривллима было изумление. То, что произнёс маг (не было сомнений, что четверо в мантиях владеют магией), настолько поразило его, что он остолбенел от такой наглости.

    - Не понимаю вас, уважаемый, - ответствовал Ривллим сдержанно, ощущая, как и его подмывает рассмеяться над происходящим спектаклем. - Мы никогда не сталкивались с вашим Орденом, не являемся его врагами, и не понимаем, почему должны сдаваться.

    - Вы владеете двумя могущественными артефактами, - выступил вперёд второй маг и протянул руку, указывая на булаву и меч. - Они принадлежали нашему Ордену. Только человек, знакомый с нашими тайными записями, в состоянии похитить и использовать их. Следовательно, вы имеете отношение похитителями. Не испытывайте нашего терпения. Пусть выйдет третий с артефактом, и сдайтесь, пока не поздно. Тогда мы оставим вас в живых.

    - Встречное предложение, - девушка тряхнула головой. - Вы разворачиваетесь и возвращаетесь в ваш прекрасный город. Это оружие мы ни у кого не крали, и вашему Ордену дорогу не перебегали.

    Теперь дар речи потеряли маги, а великаны с мечами злобно оскалились, не двигаясь, впрочем, с места.

    - У вас десять секунд, чтобы принять решение, - произнёс тот, кто заговорил первым.

    - Мне не потребуется десяти, - ответила Фиар. Она поднесла пальцы ко рту (маги тут же напряглись, а их сопровождающие замахнулись мечами) и оглушительно свистнула.

    У магов и их войска была отличная выдержка. Они не тронулись с места, лишь огляделись. Наконец тот, кто заговорил вторым, рассмеялся - коротко и презрительно.

    - Что, не получилось?

    - Ни в коем случае не двигайся к ним навстречу, - шепнула Фиар, не поворачивая головы.

    - Взять их! - рявкнул третий маг, до настоящего момента сохранявший молчание.

    Тут всё и началось.

    Маги отошли в стороны друг от друга и подняли руки перед собой.

    Фиар прикоснулась левой рукой к своему засветившемуся амулету, правой вооружаясь Чёрным Дождём.

    Ривллим выхватил меч, выставив его перед собой.

    Шестеро великанов ринулись вперёд, с яростным рёвом.

    Следующая секунда тоже оказалась насыщенной событиями.

    Фиар очертила левой ладонью в воздухе перед собой треугольник.

    Слева от неё послышался грохот, и за спинами магов пролегла трещина. Земля вздрогнула; от толчка один из магов споткнулся и едва не упал в зияющий разлом.

    Шестеро нападающих сделали ещё один шаг и... бесследно исчезли.

    - Так я и думала, - удовлетворённо произнесла девушка. - Можешь спрятать меч, - обратилась она к воину, - битва окончена.

    Маги раз за разом делали какие-то жесты... но ничего не происходило. Тут Фиар не выдержала и расхохоталась. Беззлобно, словно кто-то, только что, очень остроумно пошутил.

    Ривллим, не вполне ещё пришедший в себя, убрал Солнечный Лист в ножны и заметил ольта, который стремительно бежал в их сторону, держа молот высоко над головой. Появление слепца добило магов. Они столпились у самой трещины, замолчав, глядя на пришельцев с ненавистью и страхом. К их чести, ни один не принялся умолять о пощаде.

    - Вы всех так встречаете? - поинтересовалась Фиар и не получила ответа. - Надо решить, что с ними делать. Минут десять они будут безопасны... а потом кому-то придётся умереть. Либо нам, либо им.

    Произнесла это самым обыденным тоном и не улыбнулась. Один из магов хотел было что-то произнести, но подбежал ольт, ничуть не запыхавшийся.

    - Всё чисто, - сообщил он. - Кроме них, никого. Всё в порядке?

    - В порядке, - кивнула Фиар. - Ну что? - обратилась она к магам. - Второе и последнее предложение. Вы рассказываете, отчего вам приглянулось наше оружие. От начала и до конца.

    - Десяти минут не хватит, - хмуро возразил один из магов. - Что мы получим взамен?

    - Жизнь, - пожала плечами Фиар. - Этого мало?

    - Мы не имеем права оставить это, - добавил первый маг. - Весь Орден станет преследовать вас. Вы обречены.

    - Тогда... - Фиар занесла булаву, но Ривллим поймал её за руку.

    - Пусть поклянутся на артефактах, что не станут разыскивать их, - предложил он.

    - Мы не можем пойти против правил Ордена, - сухо ответил четвёртый.

    - Я начинаю терять терпение, - вздохнула девушка. - Можно подумать, у вас есть выбор. Осталось чуть более восьми минут.

    Выяснилось, что гнев далёкого Ордена уступает гораздо более близкой булаве. Спустя полминуты третий маг коротко и доходчиво изложил всё, что интересовало путешественников, и замолчал, глядя на Фиар исподлобья. Та пожала плечами и вновь прикоснулась к амулету. Маги повалились наземь, как подкошенные.

    - Что с ними? - поразился Ривллим.

    - Спят, - коротко ответила Фиар. - К чему лишние хлопоты? Полчаса здорового сна ещё никому не повредили. Давайте-ка заберёмся во-о-он на тот холм... и уберёмся отсюда.

    Предложение было принято с воодушевлением и единогласно. Десять минут спустя три фигурки, взобравшиеся на вершину ближайшего холма, взялись за руки и исчезли.

    Ещё минут через двадцать четверо магистров очнулись и, стараясь не смотреть друг другу в глаза, принялись придумывать оправдание. Достаточно убедительное, чтобы гнев Ордена обратился не на них, а на дерзких похитителей.

    * * *

    - Бред какой-то, - фыркнула девушка, лёжа на траве у ручья. - Гробницы... сокровища... могущественные артефакты. Откуда они это взяли? Ну, предположим, кое-кто из богов мог бы быть мною недоволен.

    - Мной тоже, - высказался ольт, прикоснувшись к рукояти невидимого молота.

    - Не знаю, кто может быть мной недоволен, - пожал плечами Ривллим.

    - Вот именно, - отозвалась Фиар. - И тем не менее, они совершенно уверены в своей правоте.

    - Не боишься, что они посыплются нам на голову?

    - Вряд ли, - Фиар прикрыла глаза. - Маги они посредственные. Иллюзии у них - и те примитивные. Куда им до телепортации!

    - Как ты догадалась, что это иллюзии?

    - Сразу поняла. Слишком уж они были... внушительные. Тот, кто владеет силой, никогда не показывает её без необходимости. Эти же хотели произвести впечатление.

    - Кроме того, они были уверены, что говорят правду, - вступил в разговор Вемкамтамаи. - Вот это действительно странно. Не берусь утверждать, но вряд ли у нашего оружия есть двойники.

    - У Солнечного Листа - нет, - подтвердил Ривллим. - Так мне говорили.

    - У Хрустального Света тоже, - продолжал ольт. - Дождь, я полагаю, один такой.

    - Один, конечно, - девушка повернулась, чтобы видеть собеседников. - Иначе бы я за ним не пошла.

    - Постой, - до Ривллима, наконец, дошло. - Ты отправлялась в такое путешествие, чтобы раздобыть себе нечто особенное? И всё?

    - Конечно.

    - Для себя самой?!

    - Естественно, - ответила Фиар раздражённо. - Было бы странно, если бы мне захотелось с кем-то делиться. Но ведь я никогда этого и не скрывала.

    Воин глубоко вдохнул и выдохнул.

    - Понятно, - произнёс он обречённым голосом. - Далеко до озера? - спросил он у Вемкамтамаи. Ольт сидел, загадочно улыбаясь.

    - Километров триста, - последовал ответ.

    - Два-три прыжка, - оценила Фиар. - Надо подняться повыше. Ну и отдохнуть, конечно.

    - Ладно, - Ривллим встал. - Здесь неподалёку небольшая деревня. Схожу погляжу, что там и как.

    - Не безопаснее ли отправиться вдвоём? - Фиар уселась и сладко потянулась.

    - Фиар, - ответил воин, глядя прямо ей в глаза. - Если откровенно, я хочу немного побыть один. Могу я себе это позволить?

    - Можешь, - девушка улеглась, не моргнув и глазом.

    - Превосходно. Я не задержусь. - И, пригладив волосы, воин скрылся за холмом.

    - Похоже, он обиделся, - задумчиво произнёс ольт, вслушиваясь в мирную полуденную тишину леса.

    Фиар промолчала.

    - Скажи, у тебя были ведь и другие способы вернуть себе силу? Там, на плите?

    Фиар долгое время смотрела в лицо ольту.

    - Как ты догадался? - спросила она, наконец.

    Ольт рассмеялся.

    - В течение нескольких недель, после каждого разговора с тобой он выглядит так, словно у него не переставая болят все зубы. Теперь вы подходите к воротам, и я вижу его, помолодевшего и готового свернуть горы голыми руками. Нужно быть действительно слепым, - ольт выделил предпоследнее слово, - чтобы не понять, что случилось. К тому же, вулкан...

    Фиар долго молчала.

    - Думаешь, он догадался? - спросила она тоном ниже, и на лице её появилось почти виноватое выражение. Ольт усмехнулся про себя. Ривллим дорого бы дал, чтобы это увидеть...

    - Вряд ли, - ольт повернул голову туда, где за холмами расположилась деревушка. - Он слишком хорошего мнения о тебе. Захочешь рассказать ему правду?

    Фиар закрыла лицо ладонями и довольно долго сидела так.

    - Мне не по себе, - призналась она. - Зачем только ты начал этот разговор?

    - Открою тебе большую тайну, эллено, - ольт вновь повернул к ней лицо. - Люди - в большинстве случаев - чувствуют себя счастливыми, когда отдают, а не забирают. Это звучит странно, но это так.

    Фиар сидела, глядя в сторону, после чего поднялась, сердито тряхнула головой и ушла, не сказав ни слова.

    Вемкамтамаи сидел и думал: что, если Ривллим догадался? Осмотрев окрестности, уселся у дерева и принялся ждать. Отдохнуть, пока отдыхается. Постороннему наблюдателю показалось бы, что ольт задремал.

    * * *

    Деревня была небольшой, вокруг располагалось несколько обширных полей - как заметил Ривллим, засеянных ячменём и пшеницей. Поля выглядели необычно. То ли год неудачный, то ли ещё что...

    Почти все жители работали на дальнем от Ривллима поле. Рядом с деревней, он заметил, находилось озеро. И стена леса, скрывающая поселение. Мы почти у цели, подумал воин с облегчением. Голова идёт кругом. Быстрее бы всё это кончилось - домой охота, спасу нет.

    Его заметили.

    Сразу же в его сторону направилось двое. Трудно определить, что это за люди. Один, судя по всему, представлял местную власть - староста, скажем, - а насчёт другого воин терялся в догадках. Ладно. Он не стал входить за добротный невысокий забор, обозначавший территорию деревни, и встал, сложив руки на груди.

    Они смотрели так, словно Ривллим был генералом огромного войска, собравшегося у ограды и размышляющим - только разграбить деревушку или стереть при этом с лица земли? Староста, седовласый и седобородый, пал на колени, а второй (жрец, что ли?) лишь низко поклонился.

    К величайшему изумлению, язык их оказался понятным Ривллиму. Людей, в свою очередь, поразило то, что они понимают речь незнакомца. Что за чудеса? Однако, после магистров Ордена Трёх Лучей пора перестать удивляться мелочам.

    - Господин, - заговорил староста, не поднимая глаз. - Страшное несчастье поразило нашу долину. Долго мы умоляли духов поведать, как избавиться от него. Предсказания сбываются, господин - вы пришли один, и вы вооружены тем самым мечом!

    Так-так, подумал Ривллим. Теперь он понял, отчего Фиар так хотелось рассмеяться. Вот только этим двум явно не до смеха. Куда нас занесло?

    - Позвольте мне войти, - произнёс воин, проводя ладонью по мгновенно вспотевшему лбу.

    Староста торопливо поднялся с колен и распахнул покосившиеся ворота. Ривллим вошёл внутрь и обратился к жрецу (шаману?), что смотрел с уважением и лёгкой примесью неодобрения.

    - Что за несчастье?

    - Мы отказали, по нашим законам, в приюте проходившему мимо колдуну, - ответил тот низким голосом. - Он предрёк нам, что мы передохнем от голода - такими были его слова - и вот уже второй год мы не можем избавиться от напастей.

    - Ясно, - воин направился прямо к ячменному полю. Тут же стало понятно, отчего поле странно выглядит. Крохотные жучки ползали по колосьям... Поразительно, что они умудрились прожить целый год.

    - Отчего вы не попытались уйти в другое место? - спросил он, оборачиваясь.

    - Мы не покинем земли наших предков, пока духи их не позволят, - отвечал шаман и староста кивнул.

    - Хорошо, - Ривллим вновь вспомнил о последних словах богини. Но если у меня не получится...

    - Мне нужно попасть на место, с которого видно все ваши поля.

    - Идёмте за мной, господин, - староста направился в сторону небольшой площади (на которой уже скапливались жители). Шаман следовал за ними, всем видом выражая молчаливое уважение к сопернику. Не было никакого сомнения, что именно так он воспринимает чужака.

    Сосредоточиться на гимне оказалось труднее всего - взгляды, которыми его одаривали крестьяне, были самыми разными. Ривллим положил меч перед собой (отчего толпа отхлынула в разные стороны), медленно повернулся, окинув взглядом все пять полей, и замер, обратившись взглядом на север и соединив ладони.

    - Ymtar annael toa Angharta inve... - Милостью сил, дарующих восход... - присутствующим язык был, как ни странно, непонятен. Над площадью повисло гробовое молчание. Ривллим закончил гимн и - уже про себя, не произнося ни слова вслух, как и было положено, мысленно обратился к силам, к которым обратился бы жрец Хранительницы.

    Тишина окутала площадь. Все ждали, боясь повернуть голову или издать звук. Краем глаза Ривллим заметил, как краешки рта шамана тронула улыбка... и тут все услышали шум.

    Небо потемнело. Миллионы птиц - лесных птиц - кружили над полями. Вот это да, подумал Ривллим ошарашенно, стараясь не выказывать своих чувств. Сейчас поля будут чистыми - ни жучков, ни зерна. Тут-то меня и отблагодарят.

    Прошло несколько минут и птицы, поднявшись ввысь, вновь затмили солнце. И исчезли в небесах.

    Стало тихо.

    Ривллим обернулся в сторону одного из полей и увидел, как колосья сами собой распрямляются, растут на глазах. Надо же, подумал он, вытирая лоб трясущейся рукой. Никогда не получалось настолько эффектно. Интересно, почему?

    ...Когда жители пришли в себя и опустили его на землю, он знаком подозвал засиявшего, подобно солнцу, старосту и спросил:

    - Есть ли у вас поблизости молодое дерево - лет пяти-шести?

    Его подвели к молодой сливе, что росла за ближайшей оградой. На глазах у всей деревни Ривллим вырезал на коре знак Плодородия (её не известный, ибо Хранительница не воцарилась в этом мире) и приложил ладонь к сочащейся соком ране. Рана тут же затянулась, а вырезанный символ стал ярким и чётким. Над толпой пронёсся вздох.

    Ривллиму стало очень холодно. Правда, ненадолго.

    - Этот знак избавит от проклятия, - пояснил воин. - Пока это дерево не срубят, вам ничто не угрожает.

    - А теперь, - он обратился к помрачневшему шаману и сияющему старосте, - я хотел бы поговорить с вами наедине.

    * * *

    Фиар поджидала его за ближайшим деревом, шагах в двадцати от ограды. Воин что-то сказал двум сопровождавшим его людям (один был обряжен в невероятное количество знаков из дерева, кости и камня) и те, низко поклонившись на прощание, направились назад, в деревню. Не оборачиваясь.

    - У тебя здорово получаются представления, - сообщила она, появляясь за его спиной. Ривллим усмехнулся и поправил съехавший с плеча мешок с дарами земли - с теми, что смог унести.

    - Это не представление, - поправил он. - Это было на самом деле. Твоё счастье, что крестьяне тебя не слышат.

    - Не придирайся к словам, - наморщила лоб девушка. - Выглядело впечатляюще. Даже завидно. Немного.

    - Я польщён. Ты дожидалась меня, чтобы сказать это?

    Фиар забежала вперёд и преградила ему дорогу. Воин молча бросил мешок на землю и вопросительно взглянул ей в глаза.

    - Я хотела поговорить с тобой, - она смотрела, не отводя взгляда.

    Ривллим, также не отводя взгляда, медленно опустился на траву и сорвал травинку.

    - Слушаю тебя, - произнёс он, принимаясь её жевать.

    Фиар медленно опустилась рядом с ним и долго подбирала нужные слова. В конце концов, они нашлись.

    * * *

    - Я не сплю, - произнёс ольт, едва Ривллим и Фиар подошли поближе. - Я слушаю и думаю. Скажи, сайир - это были птицы?

    - Птицы, - подтвердил тот. - Много птиц. Долгая история... в деревне мне рассказали новую версию того, откуда взялся мой меч, и для чего он предназначается.

    Он положил мешок рядом с собой. Фиар уселась рядом; с её лица не сходило задумчивое выражение.

    - ...Был принесён в эти края легендарным вождём, который лет триста назад владел всеми прилегающими землями. После смерти его, как водится, начались раздоры. Духи им сказали так: если придут трое - все наши приметы совпадают безошибочно - их деревне конец. Если кто-то один - значит, можно ещё вымолить прощение. Видали бы вы лицо их шамана... в особенности, когда он понял, что я смещать его не собираюсь.

    - Очень интересно, - ольт глубоко вдохнул и прислонился к дереву. - Только это не совпадает с той версией, которую нам изложили магистры. Ну там, с гробницей, с пирамидами и всем прочим. Как они говорили? Но выползли твари из мрака, не имевшие ни тела, ни души, чтобы защитить чёрный дар от посягательства... Не забыть записать. Звучит очень красиво, сгодится для поэмы.

    - Оно и должно звучать красиво, - эхом отозвалась девушка, - если они действительно передавали его веками, из поколения в поколение.

    - Вокруг нас начинают сталкиваться противоречивые легенды, - подвёл итог ольт. - Мне это не нравится. Жаль, конечно, но лучше покинуть это гостеприимное место... Ну что, Фиар, не пора ли? Уже давно за полдень. Задержались мы тут.

    - Не знаю, как вы, а я проголодалась, - возразила девушка. - Заодно погляжу, что там у него за дары.

    Ривллим тихо рассмеялся и принялся развязывать мешок.

    XVI (XXXI).

    - Это не Вереньен, - первым нарушил молчание Вемкамтамаи.

    Его можно было понять. Озеро, в общем, выглядело так же - почти правильный овал, отливающая лазурью вода, настолько чистая, что её можно пить без кипячения. Только у западного берега нет ни города (во время Ривллима он назывался... будет называться Веннелер), ни руин. Пусто и ровно - нетронутая степь, островки леса, дикая природа в первоначальном виде. Человек не успел ещё расселиться.

    Фиар первой подошла к озеру, осторожно присела у берега и долго глядела на своё отражение. Затем зачерпнула пригоршню воды и выпила.

    - Дальше пойдём пешком, - объявила она. - Смысла нет - от дерева к дереву переноситься. Да и Башни эти... будет лучше, если мы придём туда так же, как ушли. На своих двоих.

    - Согласен, - кивнул ольт. - Переправляемся на ту сторону?

    - Немного отдохну, - Фиар зачерпнула воды и с наслаждением плеснула её себе в лицо. - Сама я давно была бы уже на месте... а таскать с собой всех троих - это утомляет.

    - Тогда обойдём, - предложил воин. - Час времени, не больше. До Башен рукой подать.

    До озера они, естественно, не могли добраться без приключений. Четырежды дорогу им преграждали самозваные ордена и общества, у каждого из которых были свои легенды о происхождении оружия и его предназначении. Когда - перед последним прыжком к озеру - их окружили мрачные люди в чёрной одежде и масках, на путешественников напал истерический смех. Не дожидаясь требований или угроз, они скрутили новых претендентов на меч, булаву и молот и выяснили, какова, на самом деле, истинная история артефактов и их великое назначение.

    Эти версии, конечно же, не походили на все предыдущие.

    - Они сбегаются, как осы на запах мёда, - возмущённо заметил Ривллим, когда очередная неприятельская команда была скручена, допрошена и с позором отпущена. Фиар порывалась перебить их - её терпение иссякало гораздо быстрее - но ей не позволили. На ольта и человека оставленные в живых маги смотрели чуть ли не с благодарностью.

    - Осы! - воскликнула Фиар презрительно. - Ужалить-то как следует не могут.

    - Да, кстати, - Ривллим почесал в затылке. - Отчего мы столь легко понимаем их язык? И говорим на нём без труда...

    - Только заметил? - удивилась девушка. - Сними-ка меч и положи его подальше.

    Недоумевающий Ривллим повиновался. Фиар оставила рядом с ножнами чехол с булавой и отошла вслед за воином шагов на двадцать.

    - Теперь слушай, - она оглянулась на улыбающегося ольта. - Kvannyed aorghan teharr... Понял что-нибудь?

    - Ни слова, - признался воин.

    - Пошли обратно.

    - Слушай теперь, - Фиар села рядом с оружием и повторила. - Оружие помогает нам... Теперь понял?

    - Ты говорила совсем другие слова! - воскликнул Ривллим недоверчиво.

    - Те же самые, - возразила девушка.

    - Те же самые, - подтвердил Вемкамтамаи.

    - Вот оно что, - поразился Ривллим, прицепляя ножны на место. - Но всё равно откуда эти горе-маги, в таком количестве?

    Фиар пожала плечами. Ольт, предпочитавший молчать, через пару минут отозвался.

    - Наверное, это связано с тем, куда мы направляемся.

    - Трое должны вернуться домой, - повторил Ривллим, поморщившись. - Наша судьба, как я вижу, оракула не интересовала.

    - Я бы не огорчался, - заметил ольт, повернувшись к нему лицом. - Пока мы все вместе - вряд ли с нами что-то случится.

    - А когда придём к Башням?

    - Вот и увидим...

    Восточный берег озера казался чуть более гостеприимным. Лишь километрах в семи к востоку, там, где земля начинала повышаться, лес вставал непроходимой стеной, придавая пейзажу мрачный вид. Здесь же и короткая мягкая трава, и пышные кроны деревьев, под которыми водилась благословенная тень.

    - Белая тропа! - указал вдруг ольт.

    Шагах в двадцати от них из травы выглядывала знакомая белая чашечка.

    - Бессмертник в этих краях не водился, - нахмурился ольт. - Пошли-ка дальше?

    - Действительно, - Фиар поймала воина за рукав. - Если там очередной оракул, не лучше ли пройти мимо?

    - Тропа совсем короткая, - указал Ривллим. - Ничего особенного. Если что, сразу же вернусь.

    - Ещё жалуется, что у меня скверный характер, - произнесла девушка вполголоса, наблюдая, как воин наклоняется и ищет взглядом очередной цветок.

    - Он видит их третий раз в жизни, - объяснил ольт.

    Ривллим петлял ещё минут пять, после чего повернулся к остальным и азартно помахал рукой.

    - Давайте сюда! - крикнул он.

    Фиар бросилась бегом, бормоча под нос что-то нелестное; ольт следовал за ней, молча. Когда они добрались до сияющего воина, тот указывал на огромную дверь - расположенную среди травы, открывающуюся прямо вниз, тщательно скрытую.

    - Ну, что там у нас? - ольт взялся за слабо различимую ручку и потянул что было сил.

    Дверь и не думала подаваться.

    Только объединёнными усилиями путешественникам удалось откинуть оказавшуюся необычайно тяжёлой дверь.

    Вниз вели ступени.

    - Это интересно, - проговорила Фиар, глядя вниз. Затем, неожиданно для всех остальных, она со всех ног пустилась бежать вниз по ступеням. Откуда-то из темноты раздался её радостный возглас.

    - Влипли, - вздохнул ольт, поднимая молот над головой. Тот разгорелся холодным пламенем и начал освещать окрестности не хуже факела.

    Ступени вели не так уж и глубоко. Дальше начинался широкий зал, потолок которого кое-где подпирали массивные колонны. Зал был завален сокровищами. Монеты, украшения, слитки, оружие и доспехи... всё это сильно напоминало то богатство, которое предстало глазам Ривллима и Фиар, когда они спускались под землю в поисках Чёрного Дождя. Только теперь Фиар не боялась притрагиваться к сокровищам. Глаза её горели, на своих спутников она не обращала никакого внимания.

    Ривллим отметил, что сокровища, при тщательном рассмотрении, не такие уж привлекательные: монеты истёртые, и большей частью медные, оружие старое, доспехи изношенные.

    Так прошло минут десять.

    - Всё, теперь её отсюда не вытащить, - сердито заметил Вемкамтамаи. - Скажи, отчего тебя потянуло к этой проклятой тропе?

    - Сам не знаю, - признался Ривллим, смущённо глядя в пол. - Будто подтолкнуло.

    - Очень вовремя подтолкнуло, - ольт скривил губы. - Тебе не кажется, что кому-то - или чему-то - очень хочется затормозить нас, не допустить к Башням?

    - Интересная мысль, - ответил Ривллим, подумав. - Может, вытащить её отсюда силой?

    - Силой? - рассмеялся ольт. - Ты даже не успеешь понять, что был неправ. Пока она не придумает, как бы забрать всё это с собой, она отсюда не выйдет.

    - Ошибаешься, - девушка подошла к ним, вид у неё был оскорблённый. - Видишь дальний угол зала?

    - Ну и что?

    - Есть там что-нибудь?

    - Пусто.

    - Совершенно верно. Тот, кто собирает всё это, ещё не придумал, что туда положить. Там даже пыли нет, всё аккуратно прибрано.

    - Странная коллекция, - вырвалось у Ривллима. - Сплошь старьё. Что, чьи-то военные трофеи?

    Фиар одарила его презрительным взглядом, ничего не ответив.

    - То есть... - лицо ольта окаменело.

    - То есть надо убираться, пока не вернулся хозяин, - девушка с грустью глядела на сверкающую холодными огнями сокровищницу. - А жезл такой красивый.

    - Золотые слова, - ольт словно очнулся. - Давайте-ка наверх.

    Ривллим не мог понять, где она там могла увидеть красивый жезл. Вообще что-нибудь красивое.

    * * *

    Следующие полчаса они шли, не произнося ни слова. У Фиар, судя по блеску в глазах, на уме были оставленные в покое сокровища. Ривллим думал о том, что Меорна по-прежнему нет. Теперь я начинаю понимать, что означает бездомный, подумал Ривллим. Точнее не скажешь.

    Ольта подгоняло то, что Фиар не осмелилась прихватить ничего из сокровищницы. Тайник, несомненно, принадлежал дракону; у Фиар отличное чутьё на подобное. Всё традиционно: сокровища - точнее, коллекция - замаскирована под хлам.

    О чём думала Фиар, никто не знал, хотя догадывались.

    До чащи, в глубинах которой прятались Башни, оставалось не более получаса ходьбы, когда внимание путников привлёк слабый шум. Все остановились и задрали головы. Никого.

    - Стойте, - ольт поднял ладонь. - Надо было держаться поближе к лесу. А не идти, как на параде.

    - Что такое? - удивился Ривллим, окидывая взглядом окрестности.

    - Сейчас увидишь, - мрачно ответил ольт и взялся за рукоять молота. Тут же отпустил. Воин, заметив его движение, прикоснулся к рукояти меча, но ольт покачал головой.

    - Бесполезно. Спрячь, пока он не увидел.

    - Кто он? - недоумённо приподнял брови Ривллим.

    Ольт кивнул куда-то в сторону озера.

    Ривллим взглянул в ту сторону и едва не уселся на землю. Ноги его подкосились и повиновались только отчасти.

    Шагах в двухстах от них на поляну опускался дракон.

    * * *

    Вот и сбылась детская мечта, думал Ривллим, глядя на медленно складывающую крылья громадину. Чешуя ящера казалась воронёной - весь он производил впечатление произведения искусства. Вот я и увидел дракона, подумал воин, против своей воли отступая на шаг. Интересно, смогу ли кому-нибудь об этом рассказать?

    Дракон приподнял голову, обратив в сторону путешественников сощуренные глаза, и сделал ей резкое движение против часовой стрелки и вниз.

    Поднял голову вновь и повторил движение, приподняв левую переднюю лапу. Ривллиму показалось, что он ощущает неимоверный жар, исходящий от чудовища. Предыдущие передряги показались незначительными. Понял, что мы побывали у него в тайнике. Теперь докажи, что ничего не взяли и никому не расскажем. Или ему тоже охота пополнить коллекцию тремя артефактами? Пусть кто-нибудь разбудит меня!

    - Требует, чтобы подошли, - пояснил ольт. - Смотри, какой важный, даже до разговора не снизошёл.

    - Пойду потолкую, - заявила Фиар, наблюдая за драконом, поджав губы. - Ждите меня здесь и не вздумайте убегать.

    - Ты?? - Ривллим едва не поперхнулся. - Да он тебя... - Но Фиар уже удалялась, неторопливым шагом приближаясь к новому препятствию на их пути. Ольт поймал Ривллима за руку.

    - Пусть идёт, - прошептал он. - Ты встречал когда-нибудь драконов?

    - Издеваешься?

    - Вот и я никогда не видел. А она встречала. Ей и говорить.

    - Откуда ты знаешь, что встречала? - удивился воин. Чем ближе подходила Фиар, тем более безнадёжным казалось положение. Любой из когтей, венчавших исполинские лапы, превосходил девушку размерами. Тут даже не на один укус, подумал Ривллим обречённо. Он даже не заметит, что проглотил её...

    Девушка остановилась шагах в тридцати от пасти, в которую могла бы войти, не сгибаясь, и протянула вперёд руку. Поразительно, но дракон осторожно опустил голову - так, что от девушки её отделяло несколько шагов - да так и замер. Только хвостом подёргивал.

    - Глазам не верю, - простонал воин. - Интересно, ему не придёт в голову взять с нас выкуп?

    Ольт пожал плечами. Ривллим неожиданно обратил внимание на то, что тот хитро улыбается. Знать бы, что его так развеселило.

    Спустя десяток минут переговоры завершились.

    Фиар развернулась спиной к ящеру и спокойно направилась к спутникам. Лицо её было непроницаемым. За её спиной дракон развернул крылья, подпрыгнул, взмахнул ими, и, заложив крутой поворот, направился в сторону озера.

    Ривллим отметил, что дракон движется легко и изящно - словно ничего не весит.

    Ольт и человек провожали его взглядом, когда подошла Фиар.

    - Чем длиннее, тем жаднее, - произнесла она скорбным голосом. - Выудил-таки возмещение.

    - Какое возмещение? - удивился Ривллим, который до сих пор не мог поверить, что видит её живой и невредимой.

    - За осмотр его коллекции, - Фиар свирепо погрозила кулаком стремительно удаляющемуся силуэту. - Целых два бочонка. Ладно, жадность его когда-нибудь погубит.

    - Два бочонка чего? - не удержался Ривллим.

    - Тебе только скажи, тоже захочется, - ответила Фиар и, неожиданно для всех, рассмеялась. После чего поправила волосы и отряхнулась.

    - Откуда здесь дракон? - воин продолжал смотреть в сторону озера, хотя там ничего уже не было видно. - Мне всю жизнь говорили, что если драконы и остались, то далеко в море, вдали от людей.

    - Представь, я его тоже об этом спрашивала.

    - И что?

    - Говорит, к востоку отсюда нет двуногих - вот и живёт, где захочется.

    - Двуногих! - фыркнул ольт, и похлопал воина по плечу - пора, мол. - Интересно, кто изготовил все эти безделушки, которые он там насобирал? Если в мире и есть сокровища, сделанные самими драконами, то их по пальцам можно перечесть. И хранятся в одном-единственном месте...

    Некоторое время шли молча.

    - До сих пор не могу поверить, что я это видел, - глаза Ривллима по-прежнему горели. - Мне казалось, он тебя сглотнёт и не заметит...

    - Меня? - Фиар пренебрежительно махнула рукой. - Этот самодовольный переросток? Я же говорю, - чем длиннее, тем жаднее. Вот если бы он нас прямо там застукал, я бы дёшево не отделалась...

    Ривллим переглянулся с Вемкамтамаи, но никто не стал продолжать тему.

    Вскоре они вошли под своды дремучего леса - на взгляд воина, и двадцать тысяч лет назад он был всё таким же. На взгляд же ольта лес был... словно одушевлённым - в человеческом смысле. Казалось, что все сплетшиеся воедино деревья пристально следят за пришельцами и жестоко расправятся с ними, едва те хоть чем-нибудь прогневают их. Ощущение было столь сильным, что несколько раз ольт останавливался и сжимал ладонями виски, чтобы прогнать это чувство.

    - Душно, - коротко объяснил он, заметив удивлённые взгляды Ривллима. - Доберёмся до какой-нибудь поляны, устроим привал.

    А в лесу действительно было душно. Здесь не пели птицы, не трещали насекомые. Всё живое, что попадалось на глаза, выглядело напуганным. Нет, не зря ильвемоары - или их предшественники? - избрали именно этот лес для возведения Башен... Ни один шпион не выживет здесь; ни один заблудившийся - не выстоит в одиночку. Когда взорам путешественников предстала небольшая поляна, посреди которой валялись большие камни, все издали вздох облегчения.

    * * *

    - Внутрь стен попадём к самому закату, - предупредила Фиар. - Не знаю, что там творится сейчас, но вряд ли там безопасно.

    Камни служили удобными сиденьями, заметил Ривллим. Великоваты, правда - будь они все раза в полтора крупнее, камни пришлись бы впору. И как кресла, и как столы (самый крупный, посередине, годился для доброй дюжины великанов, способной усесться вокруг).

    - Не будем там задерживаться, - возразил ольт. - Если внутри и есть некое особенное место, то это - центр, там, где сходятся дороги...

    Ривллим вспомнил странный сон в ту ночь - три ольта на постаменте. Отыщи свою статую и спроси, отчего она решила сбежать... Что они увидят на перекрёстке шести дорог?

    - Полчаса ходу, - вставил Ривллим. - Ну что, в путь?

    - Подождите ещё немного, - сердито возразила девушка. - Не забывайте, я не привыкла бегать по лесу с такой скоростью.

    Пришлось задержаться.

    Разговор шёл о всякой всячине.

    - ...Интересно, для кого эти камни? - спросил Ривллим, когда очередная тема для беседы была исчерпана. - Совсем как сиденья, только для кого?

    - Для тех, кто жил здесь давным-давно, - ответил новый голос, и все трое вскочили, хватаясь за оружие. Из кустов (не скрипнув ни одной веточкой) вышел человек, выглядевший в высшей степени несуразно. Холщовые штаны и древняя, со множеством дыр, рубаха (некогда бывшая ослепительно белой). На рубахе болталось великое множество металлических колечек; привязанные к ним, на длинных нитях болтались невразумительные деревянные предметы. Непонятно, как он умудрился пройти по чаще, не запутавшись своими верёвочками.

    Опять, подумали все - каждый с неприязнью.

    - На земле этой задолго до людей обитали каменные великаны, - продолжал вновь появившийся. На голове у него была светло-зелёная шляпа (видавшая виды), в бороде - репьи, на губах - улыбка. Ему не больше тридцати, подумал Ривллим ошарашенно.

    - Как-то раз они собрались здесь, и обсуждали, кому, сколько и где насыпать камней, чтобы у каждого их рода было своё царство, - продолжал человек, похожий на огородное пугало. - Кончилось тем, что девять из двенадцати избрали одно и то же место, и насыпали там гору до небес. А сражаясь друг с другом за право править ею, они разнесли гору вдребезги. Так возник...

    - Довольно, - первым очнулся ольт. - Кто вы такой? И что здесь происходит?

    - Ярмарка, - ответило пугало. - Не угодно ли достопочтенным путешественникам купить пару-другую амулетов? Приносят удачу, спасают от несчастных случаев...

    - Нет, не угодно, - ответила Фиар. - Далеко ли до Башен?

    - Да вот же они, - человек был огорчён. - Сегодня - последний день. Мне уже нечем платить сборщикам налогов, вот я и ушёл.

    - Ярмарка?! - поразился Ривллим. - Ярмарка внутри стен?? Клянусь Древним Лесом, ничего более странного мне не приходилось слышать.

    Вежливо поклонившись (амулеты при этом издали сухой треск; некоторые из них запутались привязями друг за друга), человек в шляпе направился прочь из леса - дорогой, которой путешественники воспользовались совсем недавно.

    - Ярмарка, - покачала Фиар головой. - Чем дальше, тем интереснее. Всё, отдохнули. Пойдём-ка посмотрим.

    После чего принялась проламываться через заросли с энергией, которой от неё никто не ожидал. Ольт и, особенно, Ривллим едва поспевали за ней. Даже Вемкамтамаи не удавалось двигаться совершенно бесшумно - как это удалось странному торговцу?

    * * *

    Стена и впрямь оказалась поблизости. Всё было таким же; Ривллиму даже показалось, что в дальней части прохода сохранилась сделанная им угольная отметина. Конечно же, отметины не было. Но впечатление всё равно было очень сильным. Вон там камень должен быть чуть выщерблен... и он действительно выщерблен! Здесь и здесь под ногами должны быть неровности в кладке... - так и есть.

    - У меня чувство, что я всё это уже видел, - проговорил Ривллим хрипло, останавливая остальных. - Дайте мне пройти первым.

    Фиар прижалась к стене прохода, пропуская его; Вемкамтамаи обратил лицо в сторону воина; на лице этом не отразилось эмоций.

    Ривллим двигался в медленно наваливавшейся темноте, и острое ощущение уже пережитого охватывало его. Камень, дорожки и деревья росли на тех же самых, правильных и привычных местах. Но этого не может быть! Деревьев не должно быть; камни не были уложены, а дорожки - придуманы. Откуда взялось всё это? Кто-то читает воспоминания, достраивая привычный мир? Быть не может.

    Никакой ярмарки не было. Над головой сгущались тучи; на разгорячённое лицо воина упали первые капли. Он поднял лицо к небу и прикрыл глаза.

    - С тобой всё в порядке? - услышал он встревоженный голос Фиар.

    - Нет, - ответил он глухо и опустил голову. Встряхнул ею и открыл глаза.

    Деревьев не было на том месте, на котором они пригрезились. Всё неживое оставалось на месте. Издалека путешественники заметили очертания фонтана и бассейна. Последний был забит омерзительной на вид грязью.

    А потом они увидели всё остальное.

    Возможно, здесь действительно была ярмарка; несколько недель назад. Вокруг валялись гниющие куски дерева; грязное разорванное тряпьё; осколки стекла и ржавые железные предметы - не то кухонная утварь, не то что-то ещё. Некогда прекрасные лужайки и дорожки стали большой свалкой; отвратительный запах гнили стелился надо всем этим.

    - Что здесь происходит? - прошептала Фиар, поражённая увиденным. Кровь и пепел - это одно; когда сила встречается с силой, можно жаждать возмездия. Когда же из прекрасного сада устраивают выгребную яму, всё, что остаётся - отвернуться и уйти. Воевать можно с силой; воевать с грязью бессмысленно.

    Ривллим огляделся. Остовы торговых палаток виднелись повсюду; из-под одной, полуутонувшей в густой грязи, ветер доносил волны трупного запаха.

    - Идёмте к центру, - произнёс Ривллим и сплюнул, глядя на запачканные сапоги. Век их теперь не отмыть.

    Все двинулись следом, стараясь придерживаться той же тропы. Ривллим двигался уверенно: дорожки оставались на прежних местах.

    Эти полчаса оказались самым сильным испытанием для всех троих. Ольт успел забыть ту грязь и смрад, в которой он обитал в плену; окружающая гниль больно ранила его. Он предпочёл бы, чтобы путь преграждали вооружённые до зубов демоны, чтобы огонь и вода не позволяли пройти. Противостоящая сила, что наводила на их след ордена и общества, прекрасно знала, что будет самым неприятным для путешественников.

    Когда они подошли к тому месту, где должны были сходиться шесть дорог, взамен небольшой площади увидели высокий, порванный во многих местах купол передвижного цирка. Изнутри тянуло тем же запахом распада. Заглядывать внутрь не хотелось. Никого живого там нет.

    - Если мы ищем пересечение дорог, оно внутри, - заметил ольт. - Фиар, эллено, ты можешь сжечь всё это?

    - Слишком много воды, - покачала девушка головой. Вид у неё был нездоровым. - Мне не справиться.

    Ривллим несколько раз взмахнул мечом и прорезал в тяжёлой ткани полукруглую дыру. Ольт запустил внутрь небольшой фонарик. Посреди, на арене, валялось несколько чудовищно изуродованных тел. Они не могли принадлежать людям.

    - Уйдём отсюда, - Фиар содрогнулась. - Мне сейчас станет плохо.

    - Это, часом, не нежить? - ольт повернулся в сторону побледневшего воина. Тот поднял меч, направляя острие внутрь цирка, и сделал свободной рукой магический жест.

    - Нет, - ответил он устало. - Обычные трупы. Здесь не ощущается ничего особенного. Это не то, что мы ищем.

    Все трое озирались; темнота вот-вот должна была стать кромешной.

    - Идём в ближайшую башню, - решил ольт. - Там можно укрыться от дождя. В крайнем случае Фиар перенесёт нас подальше отсюда. Справишься? - спросил он у девушки. Та кивнула, стиснув зубы.

    К башне пробирались при свете ольтова фонарика. Ривллим промок до нитки; если очень скоро не развести костёр, недолго и простудиться. Фиар поймала его за руку и не отпускала до того момента, как перед ними показался уродливый, напоминающий вставшего на дыбы медведя, силуэт башни.

    Внутри не было дождя, зато в изобилии были грязь и всевозможные запахи.

    * * *

    Вход в подвалы был закрыт массивной каменной плитой. Фиар посидела над ней и покачала головой.

    - Всё затоплено. И очень давно. Я бы не стала связываться.

    - Никто и не собирается, - проворчал Ривллим, помогая ольту превратить чудом сохранившиеся в верхних этажах деревянные скамьи в пригодные для разжигания костра обломки. Дерево было чем-то пропитано, при горении испускало тяжёлый неприятный дым. По крайней мере, тепло было настоящим и настроение мало-помалу улучшилось.

    - Не знаю, что и сказать, - заявил ольт, когда одежда немного подсохла. - Всё походит на дикий розыгрыш. Я немного помню эти места; Ривллим - тоже (воин кивнул); да и ты, вероятно, что-то помнишь. Лично мне кажется, что эта грязь и вонь здесь не случайно. Это послание для нас.

    Молот на его поясе неожиданно проявился, испустил слабую вспышку света.

    - Что это? - ольт вздрогнул и, подняв вверх руку, прислушался.

    - Н-нет вокруг никого, - произнесла девушка. Хоть ей и не было холодно, зубы продолжали стучать.

    - Что происходит? - удивился ольт, глядя на медленно мерцающий молот. - Если ничего опасного, отчего он стал видимым?

    - Мне кажется, что мы пришли не туда, куда собирались, - задумчиво произнёс Ривллим и молот вновь засветился чуть ярче.

    - П-по-моему, он отвечает, - хмуро отозвалась Фиар, в очередной раз пригладив промокшие волосы.

    - Отвечает? - удивился ольт и спросил, глядя на молот. - Мы что, действительно попали не туда, куда хотели?

    Свечение усилилось и ослабло.

    - Очень интересно, - ольт потёр лоб ладонью. - Только со своим оружием я ещё не советовался. Впрочем, это можно проверить. Сколько нас - двое?

    Молот стал почти чёрным.

    - Трое?

    Яркий взблеск.

    - Знаешь что, - Ривллим прикоснулся к плечу Вемкамтамаи, - я бы не очень-то доверял ему. Если мы оказались здесь потому, что оружию надо непременно куда-то попасть, совещаться с ним я бы не стал.

    Молот тут же стал невидимым, словно последние слова человека его задели.

    - Обиделся, - усмехнулась Фиар. - Не боишься?

    - Устал бояться, - вздохнул воин. - И потом, осталось ли что-нибудь, чего я не потерял?

    - Меня, - тут же ответила девушка. - Его, - указала в сторону Вемкамтамаи.

    - Вот именно, - Ривллим закончил вытирать сапоги и выбросил ставшую невыразимо мерзкой тряпку прочь. - Если уж бояться поссориться с кем-то, то с вами. Смотрите! - он указал пальцем наверх.

    Тонкая синевато-белая полоска протянулась по одной из высоких стен.

    - Лунный свет! - догадался ольт. - Идёмте наверх!

    Оставив костёр непотушенным, все трое стремглав бросились на дозорную площадку, по старой и начавшей выкрашиваться лестнице.

    * * *

    Луны были видны и приходили в соединение; фазы их были разными.

    - Смотрите! - Фиар указала за спину Вемкамтамаи. Ривллим повернулся на запад... и обомлел. Не очень далеко от них, разбрызгивая огненные брызги своей горячей крови, продолжал бушевать новорожденный вулкан. То, что это был он же, сомнений быть не могло: очертания близлежащих скал невозможно ни с чем спутать.

    - Где же мы? - спросила Фиар. - Всё ещё здесь... Или уже там?

    - Как ни старались, никуда не ушли, - стиснул зубы Ривллим, глядя на пол, на отбрасываемые им две зыбкие тени. - Сколько же ещё идти?

    - Боюсь, что долго, - отозвался ольт и молот на его поясе вновь подал признаки жизни.

    Ривллим продолжал смотреть на пол, стараясь собрать воедино рассыпавшиеся мысли. Что всё это означает? Откуда взялся вулкан? Весь хребет решил сместиться восточнее - или же Башни переехали на новое место? Тени жили собственной жизнью. Чуть изгибались, проявляясь и пригасая... двигались, двигались, сближались...

    Сближались!

    Ривллим поднял глаза к небу. Луны на небе двигались с пугающей скоростью. При этом они стремительно меняли фазы, словно за один миг проходило несколько дней.

    - Фиар! Вемкамтамаи! - крикнул он, указывая на небо. - Смотрите!

    Зрелище сходящихся лун мгновенно привело их в чувство. Один миг - и вот они уже стояли, сцепившись локтями, сжимая в руках оружие. Последнее на глазах набирало яркость; когда произошло соединение, Ривллиму пришлось зажмуриться - настолько яркой была вспышка.

    Ему показалось, что он видит многочисленные огоньки, зажегшиеся внизу, там, где была одна большая свалка. Затем соединение окончилось - так же стремительно, как и началось. Фазы лун сменились, они замерли на небе, презрительно усмехаясь с недосягаемой высоты...

    Трое стояли, ощущая напряжение друг друга. В конце концов, опустили руки и оглянулись. Повернулись друг к другу лицами.

    - Мне всё ясно, - произнёс ольт. - Если кому-то ещё неясно, пусть пересчитает башни.

    Ривллим тут же пересчитал; тучи разошлись, видимость была превосходной. Башен было пять. Включая ту, на которой они находились.

    - Бессмысленно телепортироваться, - ольт произнёс это задумчиво, словно давно уже всё решил и понял. - Нужен иной путь к цели. Совершенно иной.

    Они посмотрели друг на друга.

    Фиар покачала головой.

    Ривллим тоже, поджав губы.

    - И я пока не знаю, - ольт огляделся. - Давайте спустимся вниз. Хоть там и грязно, а здесь всё равно страшнее.

    - Давайте, - Фиар огляделась и сверкнула глазами. - Терпеть не могу невидимых противников.

    - Совершенно с тобой согласен, - вздохнул воин, замыкавший путь.

    * * *

    Что происходило в ту ночь, Ривллим запомнил слабо. Они сидели у костра, время от времени подбрасывая в него новые куски дерева из своего скудного запаса. Ольт попросил, чтобы они вновь рассказали о пути в Ниввер-Мерт. Фиар начала рассказ; Ривллим сменил её, едва речь зашла об оракуле. Вемкамтамаи тоже припомнил вкратце собственный путь.

    Есть никому не хотелось, хотелось пить. После пережитого вода из фляжек казалась напитком богов. Где-то над головой свистел ветер; доносились неожиданные звуки - гул голосов, скрип, треск и так далее. Но в башню никто не входил, а сами путешественники не собирались выходить наружу и знакомиться с новой сменой декораций.

    ...Некоторое время Ривллим, видимо, дремал. Когда дремота прошла, он услышал тихие голоса.

    - Не уверен, что он отзовётся, - это ольт. - История с Оазисом обнадёживает. Кроме того, есть другие идеи?

    - Нет, - отозвалась девушка из полумрака.

    - Тогда рискну, - ольт наклонился над воином. - Уже проснулся? Превосходно. - Некоторое время он смотрел на Фиар и та, после некоторой паузы, кивнула. - Сайир, у меня родилась одна мысль. Она основана всего лишь на легенде. Но попробовать можно.

    - Что за мысль?

    - Расскажу, если поможет. А пока... достань-ка меч, если не трудно.

    Ривллим, пожав плечами, согласился. Ольт тут же прикоснулся к пылающему клинку и вздрогнул.

    - Осторожно! - Ривллим тут же подался назад. - Ты что? Без пальцев останешься!

    - Надеюсь, что нет, - ольт поднял перед собой окровавленную руку и подошёл к ближайшей стене. Капнув несколько капель крови на пол, отошёл и, морщась, нарисовал кровью на стене замкнутый контур.

    Дверь.

    Что он задумал?

    После чего ольт что-то тихо запел. Слов Ривллим не мог разобрать.

    Ничего не произошло. Ольт повернулся лицом к спутникам и улыбнулся. Фиар заметила, что лоб его покрыли крупные бисеринки пота.

    - Попробую ещё раз.

    Пробовать пришлось несколько раз. Всякий раз ольт использовал другой текст, а под конец он даже и не пел - просто произнёс несколько слов, шагнув к стене и оставив на ней кровавый отпечаток ладони.

    Под сводами комнаты подул холодный ветер; он коснулся залитой кровью правой ладони ольта и та немедленно зажила. Ветер принёс с собой свежесть, вытеснив запах гнили и сырости. Фиар и Ривллим, не сговариваясь, взялись за руки и шагнули в сторону ольта.

    Контур двери провалился в пространство; вместо стены теперь виднелась чёрная пустота. Оттуда дохнуло прохладой, а затем в глубине дверного проёма начали зажигаться огоньки.

    - За мной! - крикнул ольт и, схватив спутников за запястья, потянул их за собой.

    Когда Ривллим пересёк границу двери, невыносимо яркий свет ударил по глазам. Он судорожно сжал веки, ощущая, как ногти Фиар больно впиваются в его ладонь. Его влекло куда-то... переворачивало... ветер дул прямо в лицо, сбивая дыхание. Ветер усилился и затих. Воину показалось, что он слышит далёкий, гулкий голос, обращающийся ко всем ним; затем почудилось, что кто-то - он ли, Фиар или ольт - отвечают.

    И под ногами возникла опора.

    Часть 5 (9). На следующий день

    XVII (XXXII).

    Смеркалось.

    Окружающий мир давал о себе знать постепенно.

    Вначале не было ни звуков, ни запахов. Только плавящееся над каменными стенами небо - и солнце, погружающееся в него. Краски заката становились чистыми и яркими, - так выглядит потускневшее от времени золото, которому ювелир возвращает былую свежесть и блеск. Ривллим зажмурился, чтобы не ослепнуть, и обнаружил, что вдыхает свежий, исполненный знойного степного аромата воздух. Вязкий привкус гниения остался позади и удалялся с каждым вдохом.

    Воин открыл глаза.

    Они стояли на площади, у пересечения шести дорог. Всё было, как в том полузабытом сне: здания, вытаращившие многочисленные мёртвые глаза; крупный песок под ногами, постамент посередине...

    Постамент был пуст.

    - Кажется, получилось, - произнёс Вемкамтамаи, глупо улыбаясь. Самому Ривллиму не верилось, что можно избавиться от череды видений, что преследовали их последние сутки. Но - вот оно! - на небе то, правильное солнце, под ногами - лужайки, кое-где украшенные собранным в кучи мусором. Неужели, подумал он.

    Фиар нерешительно оглядывалась - словно от неловкого движения неожиданно возникший мир мог осыпаться и исчезнуть, оставив их увязшими в прежней трясине. Но мир, похоже, был крепок. Девушка провела ладонями по голове и едва слышно вздохнула.

    - Луна восходит, - заметил воин, остальные со страхом подняли лица к небу.

    - Не знаю, что делать, - признал ольт. - Стоять просто так нельзя. Иначе... - он указал на большой медный диск, выплывавший из-за деревьев.

    - Трое должны вернуться домой... - повторил Ривллим и молот ольта отозвался весёлой желтоватой вспышкой.

    - Ты хочешь сказать, - медленно произнёс воин, - что вернулся домой?

    Целая серия вспышек - слабых и сильных; они, несомненно, несли в себе ответ, но какой?

    - Это легко проверить, - Вемкамтамаи взял молот в руку и медленно повернулся. Когда молот указывал в сторону постамента, он начинал светиться особенно ярко.

    - Ну что же, - ольт осторожно подошёл к постаменту и положил на него Хрустальный Свет. Молот ярко засветился... и горел не переставая.

    Из середины постамента в небеса поднялся слабо светящийся зеленоватыми искрами столб воздуха. Ривллим взглянул на Фиар. У той в душе явно происходила жестокая борьба. В конце концов девушка приняла решение и, со вздохом освободив Чёрный Дождь от чехла, подошла к постаменту. Долго смотрела на оружие и, привстав на цыпочки, водрузила рядом с молотом.

    Булава немедленно отозвалась, и сероватые полосы вплелись между светящимися зелёными струями.

    - Ну что же... - Ривллим извлёк меч, положил его на вытянутые руки и в последний раз поклонился клинку. После чего осторожно положил между молотом и булавой. Яркий радужный вихрь взвился к небесам. Путешественники отступили на шаг, глядя то на постамент, то друг на друга. Взгляды были вопросительными.

    - Вемкамтамаи, - произнёс Ривллим, не поворачивая головы. - Как тебе это удалось?

    Ольт довольно улыбнулся.

    - Я вспомнил Оазис. Тебе было сказано, что сила, дарованная Хранительницей, останется с тобой. А Владыка Времени поклялся, что те, кто готов пожертвовать самым дорогим, могут раз в жизни рассчитывать на его помощь. А для него нет преград ни в пространстве, ни во времени... - ольт замолчал.

    Фиар и Ривллим переглянулись. И не осмелились спросить, чем ольт пожертвовал.

    - Смотрите! - Ривллим поднял голову. - Что-то происходит.

    Он был прав.

    Небосвод пришёл в движение. То, на что уходили часы и сутки, теперь происходило в несколько секунд. Звёздный купол принялся вращаться - стремительно, но размеренно, словно стрелки хорошо отлаженных часов. Проносились луны, показывались и пропадали за горизонтом звёзды. Восходило, поднималось к зениту, скатывалось вниз и пропадало солнце. Сутки проходили за полминуты. Зрелище было и жутким, и величественным. Невозможно было оторвать взгляд...

    Хрустальный Свет поплыл, потёк, взорвался облачком искр и втянулся в радужный вихрь. Ещё несколько мгновений, и его примеру последовала булава. Меч исчез последним. Небосвод постепенно замедлял вращение; радужный вихрь, однако, не унимался. Наконец, всё застыло - зрелище было страшноватым. На севере царила ночь; южная часть неба была освещена закатом. Все три луны были разбросаны по небу, фазы их были самыми одинаковыми: тоненький серпик стареющей луны.

    - А как же мы? - тихо прошептала Фиар, сжимая ладонь Ривллима.

    Никто не ответил. Все продолжали ждать, глядя на весело вращающуюся воронку, что касалась постамента и уходила в безбрежную высь.

    * * *

    Воронка замедлила вращение и угасла. Последние искорки метались в вышине - и исчезли, одна за другой.

    Постамент засветился. Три его стороны сменили цвет; одна стала светло-серой, другая - почти чёрной. Третья, ближайшая к ольту, стала отливать зеленью.

    От светящихся каменных граней протянулись полосы света. Скользя по-над травой, они расширялись, становились всё ярче, и вскоре их границы потерялись из виду. Путешественники отшатнулись, собравшись в узкой полоске между зелёной и белой полосами.

    - Похоже, это намёк, - заметил ольт. - Видимо, нам придётся разойтись. Очень жаль. Если только...

    Он осторожно вошёл в зелёную полосу и вгляделся в горизонт.

    - Верно! - воскликнул он со смехом. - Всё верно. Город мой цел и невредим; нашествие обошло его стороной. Как жаль, что я не смогу посмотреть на него нормальными глазами...

    Он вернулся на узкую нейтральную полоску и встал, потирая руки и глядя на остальных.

    Ривллим тоже сделал шаг, окунаясь в светящуюся молочную белизну. Повернулся к горизонту... Вот он, Меорн! Город лежал как на ладони. Всё было знакомо в нём - очертания каждой стены, каждой дерево на подходах к нему, каждый камень на дороге. Ностальгия захлестнула воина, и он едва не бросился вперёд со всех ног. Пересилив себя, он вернулся и кивнул, улыбаясь.

    - Ты прав, Вемкамтамаи. Я тоже видел Меорн - мой Меорн...

    Фиар решилась последней. Перепрыгнув - у самого постамента - текущий и клубящийся млечный поток - она осторожно шагнула в стелящуюся полосу мрака и недоверчиво вгляделась в него.

    Её ликующий вопль едва не сбил остальных с ног. Фиар, одной ногой оставаясь в чёрной полосе, повернулась к Ривллиму и поманила его пальцем.

    Воин оглянулся и ольт кивнул ему.

    Ривллим медленно приближался к Фиар. На губах её играла счастливая улыбка. Как редко он видел её, не окрашенную недоверием, не приправленную ядом... Девушка молча сделала шаг навстречу и протянула руки. Браслеты продолжали светиться - так же, как в тот, первый день.

    Ривллим опустил ладони на браслеты, и девушка вздрогнула.

    Тихо щёлкнул металл.

    Фиар сделала шаг назад, осторожно сняла оба браслета. Прижала их к груди, отвернувшись от Ривллима и задумавшись. Затем повернулась к нему лицом и подняла ладони вверх. На каждой лежало, продолжая источать неровное сияние, зловещее украшение

    Девушка затаила дыхание и сосредоточилась.

    Браслеты ярко засветились. Вначале красным, затем оранжевым, жёлтым и, наконец, ослепительно белым сиянием. Прикрыв глаза ладонью, Ривллим отступил на шаг - ему показалось, что Фиар намерена расплавить их.

    Когда он отнял ладонь от глаз, Фиар протягивала ему браслеты. Они неуловимо изменились - в чём именно, воин не смог понять. И светились по-другому - не болезненным желтоватым светом, а холодными синими искорками.

    - Не бойся, - Фиар улыбнулась, прищурив глаза. - Возьми.

    Ривллим протянул ладони и замер, не решившись прикоснуться к браслетам.

    - Возьми, - Фиар не двигалась с места. - Подаришь дочерям.

    Ривллим вздрогнул, словно его обожгло плетью, и взял предлагаемое. Браслеты оказались лёгкими, несмотря на размер и материал. В его ладони они продолжали подмигивать крохотными синими огоньками.

    - У меня нет дочерей, - он поднял глаза на Фиар. - Ты знаешь это.

    - Будут, сайир! - она рассмеялась. - Непременно будут!

    Мгновение, которое она продолжала смотреть ему в глаза, длилось долго и никогда не забывалось. В конце концов, Фиар подмигнула и повернулась лицом к уходящему вдаль чёрному полотну. В глубине его воин успел различить очертания близких горных пиков - и огоньки, горящие на их склонах.

    Девушка, отступив на шаг, неожиданно разбежалась, и прыгнула вперёд - словно не в воздух, а в воду.

    В полёте очертания её потекли, изменились; чёрная одежда с треском разорвалась и искрящимися клочьями разлетелась во все стороны.

    Время замедлило свой бег для Ривллима. Он видел, как Фиар вытягивается, как из тумана над ней показываются крылья, как тело её раздаётся в стороны и теряет всякое подобие человеческого.

    Мгновение спустя в воздухе был дракон. Небольшой; гораздо меньше того гиганта, с которым они встречались недавно. Он (она?) поднимался в воздух, неторопливо взмахивая крыльями. Как и её огромный сородич, Фиар выглядела прекрасной... и грозной. На Ривллима обрушился, сбивая дыхание, поток воздуха, напоенный запахом грозы и раскалённого металла.

    Он заметил, как вытянутая голова на миг повернулась в его сторону.

    Удачи, сайир, услышал он где-то под сводами черепа.

    Прямо перед Фиар в воздухе открылся дрожащий, сияющий золотом овал. Миг - и её уже нет. Овал некоторое время держался, после чего растёкся огненными струями.

    - Вот и всё, - произнёс ольт, улыбаясь. Он незаметно подошёл к Ривллиму и смотрел туда, где только что был крылатый силуэт.

    - Вемкамтамаи, - произнёс человек слабым голосом. - Мне не приснилось? Всё это время я путешествовал вместе с драконом?

    - С драконицей, - поправил ольт. - Мы называем их Драко. Они не такие крупные, как тот, что у озера... но в остальном ничем им не уступают, - он рассмеялся.

    Ривллим вновь посмотрел на далёкий чёрный горизонт и опустил взгляд на браслеты, которые по-прежнему держал в руках. На внешней стороне каждого из них появилось новое изображение - летящий дракон.

    - Она не попрощалась, - добавил воин задумчиво.

    - Это не в их привычках, - кивнул ольт. - Впрочем, и я не намерен прощаться. Вполне возможно, что мы ещё услышим друг о друге, - он кивнул в сторону большой луны. - Будущее непредсказуемо, сайир. Как, впрочем, и прошлое, - он рассмеялся в последний раз и, кивнув воину, скрылся в зелёном тумане.

    Вскоре скрывшись из виду.

    Ривллим, бросив последний взгляд на чёрные силуэты гор, вступил на белую полосу и зашагал, прочь от постамента. Домой, подумал он. Скоро я вернусь домой...

    XVIII (XXXIII).

    Ривллим очнулся оттого, что у него чудовищно затекла спина.

    Он с кряхтеньем поднялся, осторожно двигая застывшей в неудобном положении шеей, и оглянулся, потягиваясь.

    Сон вылетел у него из головы.

    Он по-прежнему стоял на перекрёстке шести дорог. Как же так? Неужели это никогда не кончится? Страх неожиданно охватил его. Некоторое время воин стоял, закрыв глаза и тяжело дыша. В конце концов, отпустило. Он осторожно открыл глаза, щурясь от нестерпимо ярких солнечных лучей.

    Ножны при нём, но меча в них нет. Правильно.

    Одежда не та. Капитанская форма, эмблема гвардии Меорна.

    Ривллим поднялся на ноги, стиснув зубы - ноги сильно затекли. И ощутил, как ножны звякнули о другие ножны. Эйлисс. Меч. Тот самый, которым она ни разу не пользовалась: Чёрный Дождь был ревнив. Когда она передала его мне? Ничего не помню.

    Что-то звякнуло под ногами. Наклонившись, он поднял два браслета. Те самые. Даже сейчас было видно, что браслеты - подлинные произведения искусства. Золото, серебро, змейка из рубинов...

    Он вспомнил, как улетела Фиар, и ему стало грустно.

    Оглянулся и вновь вздрогнул.

    Постамент не был пуст.

    Три фигуры стояли на нём. Не нужно было долго гадать, кто это. Все трое, - стоят, сцепившись локтями, держа в руке оружие, глядя перед собой. Плотно сжатые губы, упрямо прищуренные глаза. Ривллим принялся медленно обходить постамент. Вот ольт... совсем как живой! Вот он сам... надо же, а я не так уж и стар, если задуматься. Вот Фиар. Ривллим поймал взгляд изваяния, и тут же что-то холодом обожгло шею.

    Он прикоснулся к шее ладонью и обнаружил на ней амулет. Тяжёлый, со множеством драгоценных камней, образующих неизвестный знак. Постойте, это ведь тот, который она носила на шее! Ну да, он тоже то проявлялся, то исчезал.

    Ривллим сжал амулет в руке, продолжая глядеть в глаза каменной девушки, и последняя их беседа мало-помалу всплыла в памяти.

    * * *

    ...Ривллим, не отводя взгляда, медленно опустился на траву и сорвал травинку.

    - Слушаю тебя, - произнёс он, принимаясь её жевать.

    Фиар медленно опустилась рядом с ним и долго подбирала нужные слова. В конце концов, они нашлись.

    - Он сказал, - произнесла она, запинаясь, - что люди лучше всего чувствуют себя, когда отдают, а не забирают.

    - Он прав, - рассмеялся воин. - Всё зависит от того, Фиар, с каким чувством отдаёшь. Но он всё равно прав. По-настоящему владеешь только тогда, когда можешь отдать, не задумываясь. - Он запустил руки под воротник и извлёк амулет - морской камушек с вырезанными священными знаками - который носил, не снимая, с самого детства. - Вот, возьми. - Он осторожно наклонился над девушкой и застегнул цепочку у той на шее. - На память.

    Фиар вздрогнула и прижала камушек ладонью к шее, продолжая смотреть в глаза Ривллима. Тот подмигнул, и собрался подняться, когда ладони опустились на его плечи и вынудили вновь усесться.

    - Подожди, Ривллим, - Фиар откинула волосы; воин заворожённо следил за чёрной волной, что несколько раз пробежала по её плечам. - Я тоже хочу убедиться в этом.

    Они сидели на коленях, глядя в глаза друг другу. Ривллим неожиданно обнаружил, что слова даются с большим трудом.

    - Разве для этого есть время? - спросил он, глядя в гипнотические зеленоватые глаза. Странным было ощущение - не как прежде, когда таящаяся по ту сторону глаз сила притягивала, сминала, сдавливала волю мёртвой хваткой. Теперь сила выливалась на него. Устоять под её напором, однако, было так же трудно.

    - Время не имеет никакого значения, - ответила она. Ривллим протянул руку и коснулся её волос. В ладони они текли, ускользали меж пальцев - словно вода, таинственно принявшая облик волос.

    - Что останется вокруг нас? - спросил он, прикасаясь к её плечам - таившийся внутри огонь не стремился вырваться наружу и поглотить его. Огонь неведомым образом втекал внутрь, смешивался с тем, что принадлежало самому Ривллиму, и не угасал. - Пепел и выжженная земля?

    От её кожи исходил запах грозы и плавящейся меди. Фиар запрокинула голову, прижимаясь к нему, и рассмеялась.

    - Всё останется, как есть... если захотеть...

    Бороться с огнём, вливающимся в него, оказалось не менее трудно, чем с огнём, пожиравшим его снаружи. В миг, когда окружающий мир сделался ненужным и исчез - бесконечно долгий миг, когда всё понятно и всё возможно - Ривллим ощутил разницу. Вслушиваясь в удары второго сердца, он вдыхал непереносимо сильный аромат грозы и кипящей меди, полагая, что миг этот никогда не завершится.

    Он ошибся.

    * * *

    - Капитан?

    Голос был знаком, но Ривллим не сразу понял, кому он принадлежит. С трудом отогнав видение, он повернулся, прижимая ладонь к ставшему невидимым амулету. Кого ещё принесла нелёгкая?

    Шелн.

    Ривллим долго смотрел на соседа и товарища, а память не желала возвращать подробности того, столь далёкого теперь момента.

    - Что это значит? - возмущённо проговорил Шелн. - Мы же договаривались, что встретимся у камня. Я целый день бегаю по этому проклятому месту...

    Он осёкся. Ривллим молча смотрел на него и загадочно улыбался.

    - Что с тобой? - Шелн остановился в трёх шагах. - Глазам не верю... Да ты помолодел?! Как это могло случиться?

    - Повезло, приятель, - Ривллим отнял руку от шеи и оглянулся.

    - Мне показалось, - Шелн часто заморгал, - или у тебя на шее что-то висит?

    - Показалось, - воин со вздохом повернулся к напарнику. Ну вот, привычная жизнь возвращается. Стоило ли стремиться к этому? - Нашёл, что искал?

    - А как же! - Шелн с гордостью показал нитку превосходного жемчуга. - Представляю, как она обрадуется. Только если... - он разинул рот, заметив браслеты в руках Ривллима.

    - Где ты их нашёл? - спросил он, не в силах оторвать от украшений взгляда. Вздохнув, с лёгкой ноткой зависти, он добавил. - Везёт тебе, капитан... Впрочем, очень кстати. Думаю, ей понравится.

    - Кому это - ей? - насторожился Ривллим, и что-то тревожно шевельнулось внутри. Гроза, шепнул полузабытый голос. Помнишь грозу?

    - Ну ты даёшь! - возмущённо всплеснул руками Шелн. - От тебя я этого не ожидал. Кто-то обещал, что женится, наконец - если вернётся живым. Не вижу, что помешало бы тебе вернуться живым. А?

    Воин рассмеялся и хлопнул приятеля по плечу.

    - Разумеется, Шелн, разумеется. Ну что, пошли?

    Шелн скользнул взглядом по изваяниям, но не стал к ним присматриваться. Ривллим в последний взгляд встретился взглядом с каменной Фиар, и ему показалось, что та кивнула и улыбнулась. Отвернувшись, он твёрдым шагом направился вслед за напарником.

    Тот что-то рассказывал, жестикулируя и оживившись, а Ривллим шёл и думал - отчего это он подумал о грозе?

    На этот вопрос так и не нашлось ответа.

    Эпилог

    Война Шести Башен оставила тяжёлые раны. Генералы противника были разгромлены, но оставались лаборатории, оборудование, шпионы. И, самое главное, множество живого оружия, грозящего гибелью всему живому, рассеялось по всему свету. Для всех, кто обитал поблизости от Башен, наступило время испытаний.

    Однако и это время так же прошло. Внезапно. В один день Башни перестали излучать враждебность и высасывать силы из окружающего мира. Превратились в развалины, никому не причиняюшие зла. И делась куда-то центральная статуя, обозначавшая место, где располагалось сердце древней крепости.

    Путники, заблудившиеся в окрестных лесах, в дни полнолуния выходят иногда на поляну, откуда открывается вид на руины. Шесть Башен показываются во всём величии, и, если присмотреться, одинокая человеческая фигура бредёт к стене, время от времени оборачиваясь и глядя на небеса.

    * КОНЕЦ *


  • Комментарии: 2, последний от 03/11/2008.
  • © Copyright Бояндин Константин Юрьевич (blogs@eluder.info)
  • Обновлено: 08/03/2005. 745k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези
  • Оценка: 7.68*14  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.