Бэйс Ольга Владимировна
Венец Людовика Шестнадцатого

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бэйс Ольга Владимировна (webdama@gmail.com)
  • Обновлено: 25/02/2012. 104k. Статистика.
  • Повесть: Детектив
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор идеи - мой сын Александр Бэйс

  •   
      Пролог
      
      
      Вы бывали когда-нибудь на острове Канти? Красивое и тихое место.
      И так уж получилось - именно тогда, когда началась череда тех таинственных событий, о которых я собираюсь сейчас рассказать, я третий день наслаждался пребыванием в этом райском уголке.
      Вопрос о том, чем я занимался на острове, вы как разумные и воспитанные люди мне задавать не станете? Ну и зря.
      Если вы подумали, что мне по карману там отдыхать, вы мне здорово польстили. Если у вас мелькнула мысль, что я там был по делу, то вы польстили мне втройне, хотя и то и другое верно. Верно по сути, если не упоминать такие мелочи, как факт, что всю роскошь моего пребывания на Канти оплачивал человек, коего я, собственно, тогда еще толком и не разглядел. А моим единственным делом было размышление о том, как в этот раз закончится очередная шумная помолвка моей секретарши Даниэлы Корт.
      Впрочем, на счет размышлений я погорячился, о чем можно было размышлять, имея в памяти, как минимум три похожих ситуации только в пределах ближайшего года?
      К черту размышления! Я вполне мог себе позволить расслабиться и наслаждаться невообразимо приятным бездельем, ожидая, когда наша Дана расскажет мне в очередной раз, почему такой замечательный, необыкновенный, завидный, наконец, жених не может стать ее мужем.
      Вот мне интересно, как она всякий раз умудряется выйти из этой ситуации не только без бурных сцен, или, упаси Боже, скандалов, но еще в несомненном плюсе? Ее можно было бы назвать брачной аферисткой, если бы не ее удивительная искренность и абсолютная бескорыстность! Ну, не станете же вы думать, что все это она затевает просто для того, чтобы гульнуть за счет предполагаемого жениха. Правда, однажды, это было в прошлом году, она получила в подарок от своего несостоявшегося мужа шикарный спортивный автомобиль, но он его ей подарил уже после того, как они расстались. Что такое она им говорит?
      
      
      * * *
      
      Наверное, я должен рассказать о себе и других участниках разыгравшейся на острове Канти драмы. Надо ведь представиться, как принято в приличном обществе.
      Мое имя Кристофер Мак-Лоуренс. Родился я в благословенной Шотландии. На этот момент, я - последний отпрыск безумно старинного и сверхблагородного рода.
      Мои родители, должен признаться, мною не очень довольны, но у меня есть скромная надежда - убедить их, что я не так уж безнадежен. Во-первых, теоретически я могу произвести на свет наследника, а, кроме того, у меня еще есть пару десятков лет, чтобы прославить свое имя.
      В Сент-Ривер меня отправили учиться, в университет. Мой отец надеялся, что я выберу в качестве изучаемого предмета что-то достойное своего происхождения, например, экономику, или философию.
      Но я выбрал факультет психологии. Рядом со зданием этого факультета был отличный и недорогой пансион, а недалеко - уютное кафе, которое окончательно меня убедило, что психология - именно то, что мне нужно. Труднее было убедить в этом моего папу. Однако и с этим мне удалось справиться - достаточно было сообщить, что моим преподавателем будет потомок лорда Байрона. Вдруг это и в самом деле так, кто может знать наверняка?
      
      О моей секретарше будет особый рассказ, имя я ее назвал, осталось только упомянуть, что в нашей компании это имя принадлежит не только госпоже Корт.
      Оно гордо красуется на живописно выполненной вывеске нашего детективного агентства, и самое главное - его носит наш талисман, четвероногая Дана породы ротвейлер. На вид - грозно-рычащее мощное создание. Но все, что она может, - это до смерти зализать, поскольку ее любовь к некоторым представителям рода человеческого иногда переходит все границы, и мы, как правило, не можем предсказать, кто именно внезапно станет жертвой этой страсти, поэтому при ней постоянно находится наш Дерек, только ему она и подчиняется.
      А еще в этот раз с нами был Джулиус Грин, чей опыт и интеллект, как я думаю, является настоящей причиной некоторой популярности нашей конторы и ее относительно стабильного финансового положения.
      Сколько лет нашему Джулиусу, можно узнать, только получив доступ в картотеку центрального полицейского управления, в коем комиссар Грин прослужил не одно десятилетие. В отставку он вышел восемь лет назад, но мы по-прежнему очень часто называем его комиссаром. И вот уже три года, как деятельность детективного агентства "Дана" стала его постоянным хобби. От гонорара комиссар отказывается и никакой официальной должности в нашем агентстве не занимает, единственное, на что он соглашается - это участие во всех наших расследованиях.
      
      Глава первая
      
      В которой естественный ход событий внезапно нарушается нестандартным решением Даниэлы Корт
      
      
      Меня удивил уже тот факт, что Дана появилась в моей временной обители едва ли не с первыми лучами солнца. Во всяком случае, чтобы понять, кто это меня трясет за плечо, понадобилось внушительное количество секунд.
      - Ты чего поднялась в такую рань? - наконец произнес я вполне членораздельно.
      - Я просто еще не ложилась, - ответила она, - мне нужно с тобой поговорить. У меня проблема.
      Честно говоря, я ждал этого разговора, но неужели нельзя было повременить? Катер на континент отправляется в два часа пополудни. Хотя бы выспаться дала.
      - Что случилось? - с привычным участием в голосе спросил я, хотя прекрасно знал, какой последует ответ.
      - Ты понимаешь, свадьба будет в субботу, - неожиданно сообщила мне моя секретарша, и я сразу проснулся, - я не успею до этого времени как следует позаботиться о своем свадебном наряде, но Саймон и слышать не хочет о том, чтобы отложить это событие хотя бы на день!
      - Ты уверена? - на всякий случай уточнил я.
      - Конечно, не успею! Для этого нужно добраться до Мэрвика, а там еще предстоит найти все необходимое, и посмотри на мою прическу!
      - Я не о том тебя спрашиваю, ты по поводу свадьбы никаких сомнений не испытываешь?
      - Нет, что за глупости?! Я влюблена, а Саймон не может дождаться, когда мы, наконец, соединимся. Если ты намекаешь на мой прошлый неудачный опыт, то в этот раз все совсем не так!
      - Хорошо, понятно. Но чего ты хочешь от меня? Я не умею шить подвенечные платья и вряд ли смогу превратить твою гриву во что-то более благородное.
      - Господи, до чего же ты непонятливый! Я хочу, чтобы ты позвонил Анжеле Паркер, в ее салоне меня могут привести в порядок за сутки.
      - А почему не президенту? - мне казалось, что я шутил.
      - У президента нет модного салона! - серьезно возмутилась Дана.
      - А почему бы тебе самой не позвонить этой, как ее, Паркер? - попытался я найти благоразумное решение.
      - Она не разговаривает с незнакомыми женщинами, но очень любит знаменитых мужчин, - не растерялась моя упрямая собеседница.
      - Не стану отрицать, что ты женщина и, скорее всего, для нее незнакомая, - я пытался говорить медленно и спокойно, - как несомненно и то, что я мужчина. Но я известен столь незначительному числу жителей нашей планеты, что назвать меня знаменитым было бы слишком оптимистично! Попроси оказать тебе эту услугу Саймона, или Джулиуса, почему я?!
      - Саймон сказал, что я прекрасна в любой одежде, а остальное - блажь. Джулиус не умеет разговаривать с женщинами, а по телефону он не способен даже пиццу заказать! Крис, я тебя очень прошу. Ты, конечно, знаменит, ведь о тебе писали газеты, когда ты доказал существование библиотеки графа Воронцова!
      - Во-первых, я ничего не доказал, я всего лишь нашел одну книгу из этой библиотеки, а газеты писали не обо мне. Если не считать фотографии в "Интерньюс".
      - Вот! Даже фотография! Наверняка Анжела Паркер ее видела!
      - На фотографии была книга, а я был упомянут мелким шрифтом в тексте под снимком.
      - Но она прочитала! Я в этом уверена!
      - Хорошо, я попробую с ней связаться, кстати, не факт, что номер ее телефона есть в справочнике.
      Я обреченно махнул рукой, понимая, что, только пообещав выполнить эту безумную просьбу, получу возможность поспать еще пару часов.
      - Номер у меня есть, - радостно воскликнула счастливая невеста и сунула мне в руку листочек, вырванный из блокнота с написанными на нем нужными цифрами.
      После этого она чмокнула меня в щеку и испарилась.
      Я остался наедине со своим недоумением. Неужели в этот раз все будет не так, как мы привыкли?
      Не может быть! Что-то все равно помешает! Если Даниэла не расторгла очередную помолвку, то ее расторгнет жених! Или сама судьба? Жених может сбежать, его могут... Я не дал себе додумать эту мысль, не накликать бы беды.
      
      Глава вторая
      
      В которой естественный ход событий нарушает трагическое происшествие, заставившее нас, наконец, заняться делом.
      
      Получив возможность продолжить сладкий утренний сон, я так и не сумел этим воспользоваться.
      Мысли о предстоявшем событии, грозившем нарушить стабильность существования нашей маленькой компании, не давали мне покоя.
      Не то чтобы Дана была так уж незаменима в качестве секретаря. Если подумать, то нужно признаться: не она работала у нас, а мы состояли при ней. Толку от ее работы было немного, зато госпоже Корт мы были обязаны половиной наших приключений. Собственно, и нашего агентства бы не было, если бы не ее причуды.
      Ну не представлял я себе нашу контору без Даниэлы! Без ее сумочки, постоянно попадающейся мне под руку, без ее многочасовых разговоров по телефону и даже без ее кофе, который пить может только приговоренный к смертной казни для того, чтобы продлить мгновенья своей жизни.
      В общем, если четвероногая Дана - это талисман нашего агентства, то ее частичная тезка - жизненно необходимый фактор для его существования.
      Я почти задремал, когда ко мне вторгся еще один неожиданный ранний гость, если его так можно было назвать. Инспектор Бернис не входил в число моих близких друзей, поэтому я сразу понял, что пришел он ко мне по делу.
      Разговаривать с полицейским, не вставая с постели, я не мог, поэтому, извинившись, как можно быстрее принял не только вертикальное положение, но и сравнительно приличный вид.
      - Это вы меня извините за раннее вторжение, - ответил инспектор, - кое-что произошло.
      - Чем могу быть полезным? - задал я естественный вопрос.
      - Вы, разумеется, можете и не отвечать, но...
      - Спрашивайте, у меня нет причин что-то скрывать от полиции, - прервал я бесполезную тираду моего собеседника.
      - Отлично, тогда скажите мне, пожалуйста, когда вы в последний раз видели Саймона Гира?
      - Вчера утром, мы одновременно пили кофе в баре.
      - Вы с ним говорили?
      - Бог с вами, инспектор, при нем была Дана, я хотел сказать, госпожа Корт.
      - И больше вы его не видели?
      - Нет, но я знаю, что почти до четырех утра он был в компании Даниэлы.
      - Откуда вы это знаете?
      - Она мне об этом сказала.
      - Когда?
      - Сегодня утром.
      - Вы хотите сказать, что сегодня уже виделись с госпожой Корт?
      - Понимаю, что столь ранний ее визит ко мне может удивить, но у нее, как она считала, были веские причины, - я догадывался, что этот момент мне придется объяснить.
      - И что же это за причины? - ожидаемо отреагировал инспектор.
      - Во-первых, она сообщила мне о своей свадьбе, которая должна состояться уже в эту субботу.
      - И сообщение о свадьбе не могло подождать до более приличного времени? - искренне удивился Бернис.
      - Сразу видно, что вы плохо знаете Дану, - усмехнулся я.
      - Видимо, но продолжайте. Какие еще были причины?
      - Вторая причина была связана с первой, для свадебного торжества невесте нужна соответствующая одежда, прическа, всякие другие мелочи, в общем, вы понимаете?
      - Примерно, но я не понимаю, почему этим должны заниматься именно вы?
      - Я тоже не понимал, пока мне это не объяснили. Дана считает, что только я смогу уговорить Анжелу Паркер заняться ее свадебным нарядом.
      - Вы знакомы с госпожой Паркер?
      - Нет, но Даниэла заявила, что эта дама не откажется от разговора со мной, поскольку любит знаменитых мужчин, - я постарался произнести эту фразу иронично, но не уверен, что это было понято.
      - Извините, господин Мак-Лоуренс, - инспектор явно смутился, - у нее были основания это утверждать?
      - Так она считает.
      - И на каком факте основано ее мнение? - проявил настойчивость инспектор.
      - Видите ли, я имел некоторое отношение к поискам библиотеки графа Воронцова, об этом сообщалось в прессе, - я не стал останавливаться на подробностях.
      - А! Вы - тот парень, который нашел роман княжны Ольги!
      - Совершенно верно, - подтвердил я догадку моего собеседника.
      - И вы согласились выполнить ее просьбу?
      - А что мне оставалось делать? Инспектор, я хотел еще немного поспать, правда, мне это так и не удалось. Надеюсь, что госпожа Паркер достаточно разумна, чтобы послать меня к черту.
      - Думаю, вряд ли вы станете ей звонить при нынешних обстоятельствах, - вздохнул Бернис.
      - Что вы хотели этим сказать?
      - Свадьба не сможет состояться... и не только в эту субботу.
      - Саймон передумал? - спросил я, прекрасно понимая, что дело вовсе не в разрыве помолвки. Такими вещами не занимается полиция, даже на острове Канти.
      - Все значительно определеннее и трагичнее, - тем не менее пояснил Бернис. - Саймон Гир мертв и по этой причине не сможет жениться ни на ком и уже никогда.
      Сказать, что я был ошеломлен - не сказать ничего. Если бы одним из моих недостатков была излишняя религиозность, я бы ушел после этого в монастырь. Если бы я верил в пророков и ясновидящих, то стал бы пробовать себя в этом качестве, но мне оставалось только удивляться.
      Не вызывало сомнений, как минимум, то, что свадьба не состоится, а нам предстоит серьезная работа. Понятно, за расследование уже взялся представитель полиции, но только наивный человек не сообразил бы, кто станет главной подозреваемой. Лишь для тех, кто хорошо знал нашу Дану, была очевидна нелепость подозрений в ее адрес. Однако так же очевидно было то, что факты, которыми располагал инспектор Бернис, указывали на мою секретаршу и пока только на нее.
      
      Глава третья
      
      В которой естественный ход событий нарушает внезапное появление еще одной подозреваемой.
      
      День начался бурно. Оставаться в коттедже не только не имело смысла, но и было просто неприлично. Теперь, когда стало ясно, что Даниэла Корт не разрушит своим необдуманным решением целостность и налаженный ритм жизни нашего агентства, я был просто обязан все сделать для того, чтобы оградить свою секретаршу от неприятностей.
      Но сначала мне было необходимо позавтракать. В баре, где я каждое утро выпивал свой кофе, я и встретился с Джулиусом. Ему было уже известно о печальном событии, так как инспектор Бернис побывал и у него. Однако, как выяснилось, бывший комиссар обладал куда более полной информацией.
      Разумеется, он не стал ничего от меня скрывать, ведь мы оба понимали свою главную задачу на ближайшее время. Нам нужно было обсудить имеющиеся в нашем распоряжении факты и продумать план дальнейших действий.
      Саймон Гир был убит в промежутке между четырьмя и пятью часами. Так определил доктор, осматривавший тело. Вскрытие вряд ли внесет большую ясность, поскольку тело было обнаружено, как предполагается, почти сразу после убийства.
      Вилла господина Гира расположена в достаточно обжитой части острова. Ночью жизнь на острове не затихает. Это я говорю к тому, что, если у Саймона был поздний посетитель, то его вполне мог кто-нибудь видеть.
      Дану и Саймона видели в баре отеля "Париж". Бармен Терри Купер обратил внимание, что они ушли в три часа ночи. В это время Терри заканчивает работу, и его сменяет напарник. Купер выходил из-за стойки и увидел, как Саймон и его девушка покинули бар, о чем он и сказал полицейскому, который его допрашивал.
      По словам Даны, они отправились на виллу Саймона, чтобы закончить начатый серьезный разговор в спокойной обстановке. Между ними возникло небольшое разногласие по поводу свадьбы, вернее, по поводу даты проведения этого важнейшего события. Дана, озабоченная своим нарядом, хотела отложить торжество хотя бы на недельку, а Саймон настаивал на том, чтобы оно состоялось не позднее субботы.
      Впрочем, так утверждала сама Даниэла Корт, я-то ей верю, но свидетели, а их оказалось трое, говорили лишь о том, что между влюбленными явно вспыхнула ссора. Однако все согласились, что, покидая бар, они, скорее всего, уже успокоились и были вполне довольны друг другом. Но упоминание этой ссоры, на фоне всех прочих обстоятельств, свидетельствовало против невесты убитого, так как давало возможность предположить наличие у нее мотива.
      Теперь несколько слов о самом происшествии. Тело Саймона обнаружила девушка по имени Луиза Качини, которая приходила каждое утро, чтобы сделать уборку в доме. Ей нужно было управиться до того, как проснется хозяин, кроме того, Луиза готовила Саймону легкий ранний завтрак.
      Ее рабочий день обычно начинался в пять утра. Уборку девушка начинала именно с кабинета, поскольку эта комната достаточно удалена от спальни, а значит, суета в ней не могла помешать Саймону наслаждаться хрупким утренним сном.
      Кроме того, именно в кабинете хозяин виллы часто засиживался допоздна, и помещение нужно было хорошенько проветрить, господин Гир курил трубку.
      Придя на виллу Гира, Луиза, естественно, отправилась, как обычно, в кабинет, где и обнаружила уже бездыханное тело своего хозяина, убитого выстрелом в голову. Она закричала, на ее крик прибежал охранник Джек Таб, который вызвал полицию. Если бы в кабинете нашли пистолет, то все было бы очень похоже на самоубийство, но оружия там не было, его так и не нашли, и стало понятно, что это убийство, причем убийца был в кабинете жертвы, а убитый, скорее всего, не ожидал такого развития событий.
      Теперь попробуйте угадать, кто идеально подходил на роль подозреваемого, точнее, подозреваемой? Конечно, Дана! Ее видели в обществе Саймона в самое подходящее время, видели, что между ней и ее женихом не все было благополучно. Она не отрицала, что была на вилле господина Гира почти до четырех утра, и именно в его кабинете.
       Дальше додумать остается всего ничего. Они поссорились, он отказался на ней жениться, и она его за это убила, возможно, погорячившись.
      В общем, Даниэлу нужно срочно спасать, и для этого есть только один способ - найти настоящего убийцу.
      Это я и сказал Джулиусу.
      - Не стану спорить, - медленно и основательно, как всегда, заговорил мой собеседник, - убийцу искать нам придется, но поверь мне, высказанная тобой гипотеза настолько слаба, что ее не станет рассматривать всерьез даже местный инспектор. Если, конечно, не появится факт, подтверждающий всю эту чушь.
      И этот факт появился! Инспектор Бернис допросил охранника Джека Таба, и тот рассказал, что минут через пять-десять после того, как Дана вышла из дверей виллы, к нему подошел мужчина лет тридцати, высокий, смуглый, со спортивной фигурой и физиономией киногероя. Он задал вопрос как раз о госпоже Корт: находится ли она еще в доме Гира, или уже ушла. Затем этот молодой человек сел в машину, которая была припаркована метрах в пятидесяти от того места, где стоял Джек. Еще минут пятнадцать машина там простояла, а Таб на всякий случай за ней наблюдал. Потом незнакомец уехал. Номер машины охранник не запомнил.
      Инспектор Бернис объявил Дане, что считает ее подозреваемой, но, слава Богу, он не решился взять ее под стражу. Тем не менее, наблюдателя к ней пристроил, а убежать с острова было практически невозможно.
      Впрочем, Дана была в таком состоянии, что ей, похоже, было безразлично, где она находится, а слова инспектора, как мне кажется, так и не достучались до ее затуманенного сознания. Она не сразу поверила в смерть жениха, что вполне естественно, а когда поняла, что это не глупая шутка местного полицейского, просто отключилась на пару минут. После чего, по-моему, к жизни вернулась лишь частично.
      Не стану скрывать, рассказывать так рассказывать, Джулиусу пришлось позвонить своему старому другу, еще не покинувшему ряды мастеров сыска и продолжавшему свою службу на посту комиссара в полицейском управлении на острове Астра. Это дало нам возможность не только быть в курсе проводимого следствия, но и, в разумных пределах, влиять на решения, принимаемые инспектором Бернисом. Именно по совету Джулиуса завещание господина Гира было зачитано в полицейском участке на острове, хотя начало церемонии похорон состоялось в Сент-Ривере. Там тело Саймона кремировали, согласно его желанию, зафиксированному в письменном распоряжении, хранившемся у его стряпчего. Прах усопшего был доставлен на Канти, где его должны были захоронить в саду у его виллы, на том месте, где покойный любил отдыхать в полуденное время.
      Таким образом, в заключительном акте печального ритуала погребения Саймона Гира приняли участие все, кого интересовало содержание завещания. Это было на третий день после убийства и за день до того, как нам предстояло покинуть остров.
      Кроме нашей команды - меня, Джулиуса, Дерека с его подопечной и Даны, - в полицейском участке, где состоялось оглашение посмертной воли только что погребенного господина Гира, присутствовали еще двое: его младший брат Дэвид Гир и дама, лицо которой скрывала густая вуаль. В отличие от нашей Даниэлы, незнакомка была облачена в строгое черное платье, а на голове у нее красовалась элегантная шляпка из черного велюра. Женщина была чуть выше среднего роста, стройная, с прекрасной фигурой, а ее видимые черты - маленький, изящно очерченный подбородок, безупречная шея и густые блестящие черные волосы, уложенные в сложную прическу, - подсказывали воображению весьма привлекательный образ. Этот образ мне почему-то показался знакомым.
      - Назовите, пожалуйста, свое имя, - обратился к даме в черном инспектор Бернис перед тем как Джеймс Гроу, адвокат семейства Гир, начал оглашение содержания документа.
      - Элизабет Кардье, - ответила женщина.
      По тому, как вздрогнула и посмотрела на меня Дана, я понял, что ей это имя знакомо.
      Надеюсь, вы не думаете, что содержание завещания Саймона я запомнил наизусть, и не ждете от меня его полного изложения? Перескажу главное. Приличную сумму со своего банковского счета Саймон завещал младшему брату Дэвиду Гиру, а недвижимость на острове Канти досталась Элизабет Кардье, ибо, как стало ясно из прочитанного нам документа, эта дама была первой женой господина Гира.
      Разумеется, реакция всех присутствующих была достойна того, чтобы остаться на страницах моего повествования.
      Но сначала я все же хотел бы пояснить некоторые особенности данного завещания. Теперь я понимаю важность этих деталей, а тогда мы просто были озадачены.
      Итак, завещание было написано Саймоном давно, то есть, тогда, когда он еще был женат на Элизабет. Существовал проект нового завещания, который не был подписан только потому, что господин Гир не успел это сделать. Он намеревался привести в порядок свои дела, и адвокат был приглашен на остров еще несколько дней назад. Встреча с клиентом у господина Гроу была назначена как раз в полдень того трагического дня, когда произошло убийство. Проект нового завещания стряпчий получил от Саймона по электронной почте. Впрочем, этот документ не имел особого значения, поскольку мог вступить в силу только при определенных условиях, о которых нам и поведал Джеймс Гроу.
      Существовало юридически оформленное распоряжение отца Саймона Гира, по которому, его старший сын может изменить содержание своего завещания, являвшегося приложением к завещанию Гира-отца только в случае, если вступит в брак вторично. Если же он не женится после развода до сорока лет, то оглашенный нам документ будет действовать, как единственно возможный.
      Все это казалось юридическим абсурдом. Но адвокат внес ясность. Оказывается, документы были подготовлены, когда Саймон Гир разводился с Элизабет Кардье, но формально еще был женат. Его отец боялся, что сын не захочет вступать в брак вторично, однако, знал, что Саймону не понравится мысль о том, что его недвижимость на острове, а он был привязан к этому месту, достанется женщине, которая его бросила. Таким образом, старый Гир надеялся заставить Саймона расстаться со своей свободой еще до того, как ему стукнет сорок лет.
      Теперь обстоятельства жизни и смерти жениха нашей Даны виделись несколько в ином свете и представляли несомненный интерес для следствия.
      Инспектор Бернис должен был признать, что главной подозреваемой в данных обстоятельствах нужно считать Элизабет, но с Даны подозрения не снимались, хотя ее мотив был сомнителен. Тем не менее, у нее была возможность убить бывшего жениха, а была ли такая возможность у госпожи Кардье? Это предстояло выяснить.
      
      Глава четвертая
      
      В которой естественный ход событий нарушается странностями, обнаруженными в доме, оказавшемся весьма ценной частью наследства Саймона Гира.
      
      Нужно признаться, что мы несколько охладели к этому делу, едва поняли, что Дана практически вне опасности. Оно было весьма любопытным, но работать при отсутствии клиента, готового оплатить наш труд, не хотелось. У нас постоянный доход, в виде скромной пенсии имел только Джулиус. Все остальные полностью зависели от получаемых гонораров, из этих же гонораров мы оплачивали и аренду крохотного домика в пригороде Сент-Ривера, который служил нам и скромным жильем, и временным офисом. Наше пребывание на острове было оплачено вперед, но только до ближайшего воскресенья, так что, клиент нам был крайне необходим. Убийством же занималась местная полиция, а в результатах работы инспектора Берниса было заинтересовано только его начальство.
      В описи собственности, завещанной Гиром своей первой жене, числилось два дома, к обоим прилагалось движимое имущество. Например, к вилле прилагался гараж с тремя автомобилями и ангар с небольшим двухместным самолетом. Это существенно увеличило ценность небольшой, но уютной виллы, но ничего неожиданного, или необыкновенного тут не было.
      Однако в завещании Гира был еще и "Старый замок". Кто бывал на острове Канти, наверняка помнит этот странный дом, расположенный у подножья утеса Блаженной Марии. Замок называли здесь так, как было указано в завещании, но он был построен не так уж давно, в прошлом веке или в конце позапрошлого. "Старый замок" был стилизован под старину. Строение напоминало загородный дом, построенный в восемнадцатом веке где-нибудь в Европе, скорее всего, во Франции. Впрочем, к его описанию мы еще вернемся чуть позднее. А вот приложение к этой части недвижимости, принадлежавшей семье Гиров, заслуживает особого внимания. В описи было сказано, что в "Старом замке" находится коллекция, включающая "Венец Людовика ХVI". Да, тот самый венец, который является таинственным артефактом, так и не найденным до сих пор.
      Разумеется, историки, археологи и просто энтузиасты поисков пресловутого Венца,
      как объяснил нам господин Гроу, не раз интересовались этой записью в семейных архивах, сама запись кочевала из одного документа в другой, от одного поколения Гиров к другому. Но ничего, кроме слов, вносимых в каждое новое завещание всех членов семьи, когда-либо владевших "Старым замком", не было. Что представляла собой пресловутая коллекция, никто толком не знал. Предполагалось, например, что она была тайно продана еще в прошлом веке Эдвардом Гиром, то есть тем представителем уважаемого аристократического семейства, при котором и был построен этот дом. Но это была лишь более или менее логичная версия, никаких документов или других свидетельств в пользу этой версии не было найдено. Поэтому коллекцию пытались искать. Важно отметить, что она числилась как неотторжимая собственность владельцев замка, да и сам замок не мог быть ни продан, ни подарен кому-либо постороннему, пока находился в собственности семьи.
      Для тех, кто не слишком интересовался историей жизни последнего короля Франции из династии Бурбонов, добавлю еще несколько слов.
      Как известно, Людовик ХVI и его жена Мария-Антуанетта были казнены во время Великой Французской революции. Существует легенда, что свои драгоценности королева передала на хранение близким друзьям, часть этих драгоценностей потом была найдена, но, как считают специалисты, очень небольшая часть.
      Существует гипотеза, что упоминавшаяся регулярно в завещаниях Гиров коллекция включает в себя, как минимум, часть украшений, некогда принадлежавших королеве Франции. Вопросом о том, как эти ценности попали в собственность семьи, еще в XVII веке покинувшей Европу и обосновавшейся в Сент-Ривере, насколько я понимаю, никто всерьез не занимался.
      Я не слишком хорошо знаю историю, тем более историю Франции, об описанной выше загадке узнал от Джулиуса, поэтому и обратил внимание на это несоответствие в первую очередь.
      С той минуты, как я все это узнал, убийство Саймона стало меня занимать не только как банальное преступление. Я не мог не думать о том, что, хотя бы косвенно, смерть жениха нашей Даны связана с тайной королевского Венца.
      Но как можно принять участие в расследовании, если понимаешь, что вскоре придется удалиться от места действия, от свидетелей и от предполагаемых фактов? Пребывание на острове нам не по карману, а платить за нас уже было некому. Но от судьбы не спрячешься.
      
      Глава пятая
      
      В которой естественный ход событий нарушается появлением клиента.
      
      После оглашения завещания дальнейшее пребывание на острове нашей маленькой бригады не имело никакого смысла. Инспектор согласился с тем, что и госпожа Корт, уже не являясь единственной подозреваемой, вполне может отправиться в Сент-Ривер вместе с нами.
      Тут я в очередной раз убедился, что даже очевидные, неизменяемые, на первый взгляд, планы могу ломаться мгновенно и неожиданно.
      Элизабет окликнула меня по имени, едва мы вышли из полицейского участка.
      Меня это удивило, хотя, разумеется, все имена назывались, и вопрос был не в том, что она запомнила, как меня зовут. Странно было другое, она не назвала меня ни господином Мак-Лоуренсом, ни хотя бы Кристофером, как было бы естественно для едва знакомых людей.
      - Крис, - произнес очень знакомый женский голос, и я оглянулся.
      Шляпка с вуалью исчезла, и не было никакого сомнения, что передо мной малышка Бэтти Мак-Грегори.
      На моей несколько удалившейся от меня родине, в Шотландии, мы жили по соседству с ее семьей. У Бэтти было шесть братьев и ни одной сестры. Она росла в окружении мальчишек и умудрялась не только на равных участвовать во всех наших нехитрых играх, но частенько командовала нами, поскольку была наделена буйным воображением и умением вовлечь нас в придуманные ею приключения. С возрастом она с легкостью завоевывала и наши сердца. Если бы не фамилия, я бы узнал ее сразу.
      - Бэтти? - вопросительная интонация мне нужна была лишь для продолжения разговора.
      - Я рада, что ты меня узнал.
      - Но почему Кардье? Ты была замужем не только за Гиром? - вырвался у меня вопрос.
      - Кардье - это мой псевдоним, я ведь немного пишу, понимаю, что ты не читатель моих романов, - улыбнулась Элизабет.
      - И не только твоих, - признался я. - Читаю, в основном, газеты, специальную литературу и то, что приходится при очередном расследовании, я ведь не столько детектив, сколько угадыватель и разгадыватель.
      - Не скромничай, я знакома с Генри Стивенсоном, он уверен, что тебе нет равных, особенно, когда речь идет о семейных тайнах и старинных замках.
      - У него богатое воображение, - усмехнулся я.
      - Не будем спорить, я очень надеюсь, что ты не откажешься мне помочь.
      Такого продолжения нашего диалога я не ожидал.
      - Я сделаю для тебя все, что будет в моих силах, у тебя неприятности?
      - Разве ты не заметил? Но дело не в убийстве Саймона, хотя мне очень жаль... - Бэтти посмотрела вдруг в сторону Даны, стоявшей все это время рядом с нами (Джулиус и Дерек ушли, считая, очевидно, что происходящее их не касается), затем спросила: - Мы не могли бы поговорить где-нибудь в более подходящем месте?
      - Именно это я и хотела предложить, - неожиданно доброжелательно прореагировала Даниэла, - давайте пойдем в коттедж, которым пока распоряжается Крис, нам ведь не нужны лишние уши?
      В коттедже уже побывала горничная, поэтому было чисто и уютно. Мы прошли в гостиную. Я принес из кухни и поставил на стол графин с холодным лимонным напитком, пару стаканов и вазу с фруктами.
      Элизабет заговорила не сразу, я ее не торопил. К тому же, мои мысли все время отвлекались на странное, как мне показалось, поведение Даны. Действительно, наверняка она знала что-нибудь о первой жене Саймона, и это что-нибудь, если и вызывало сочувствие то не к Элизабет, а, скорее, к будущему мужу. Все влюбленности нашей Даниэлы именно с этого и начинались. Следовательно, думал я, между женщинами должно быть, как минимум, напряжение, но все было с точностью до наоборот. Ни одного осуждающего, или хотя бы двусмысленного взгляда, ни одной словесной шпильки. Да, конечно, Дана все еще не отошла от шока, но это ничего не объясняло.
      - Крис, и вы, госпожа Корт, - наконец, заговорила Бэтти, чувствовалось, что она просто не знала с чего начать, - мне нужна ваша помощь, профессиональная.
      - Я уже говорил тебе, что готов помочь, - сказал я тоном психоаналитика.
      - Да, я понимаю, просто хотелось, чтобы ты отнесся серьезно к тому, что я тебе сейчас расскажу.
      - А почему, собственно, должно быть иначе, - я невольно пожал плечами.
      - То, что меня беспокоит, сначала показалось мне чьей-то глупой выходкой, и я ее поначалу приписала Саймону, но теперь все выглядит несколько иначе. За два дня до трагедии я получила по электронной почте очень странное письмо. Оно было оформлено как изображение полуистлевшей рукописи, картинка такая...
      Элизабет задумалась и замолчала, когда мне показалось, что пауза затянулась, я решил задать какой-нибудь вопрос.
      - Что же было в этом письме?
      - Написано оно было, - Бетти словно ждала моей реплики, - тоже стилизовано, будто это писалось лет двести назад. Я пытаюсь вспомнить текст, но помню только смысл, к сожалению, я не отнеслась тогда к этому событию серьезно.
      - Давай начнем со смысла.
      - Меня предостерегали от поездки на этот остров и предупреждали, что привидения старого замка не потерпят чужого вторжения.
      - Как интересно! - совершенно некстати, как всегда, прокомментировала Дана.
      - Вы думаете? - Бэтти вдруг улыбнулась, и я почувствовал, что она успокоилась.
      - Так чего ты боишься? Призраков? Или тебя напугало что-то еще? - спросил я.
      - Именно! Я бы не стала обращать внимание на эту чепуху, но кто-то хотел меня убить, и это случилось уже здесь, на острове.
      - Ты уверена? Расскажи подробнее, - попросил я.
      - Конечно! Когда Джеймс мне позвонил, я сразу вылетела сюда, - Бэтти опять замолчала, правда ненадолго, - нет, не так. Я вылетела обычным рейсом на Астру, а оттуда катером. Я уточняю, поскольку считаю это важным. Еще в аэропорту Мэрвика... Ты ведь знаешь, что я сейчас живу на побережье? Неважно, так вот в аэропорту мне показалось, что за мной следят. Ничего конкретного я не заметила или не осознала, но появилось такое ощущение. Поэтому я и решила воспользоваться катером. Это небольшое судно, все там как на ладони, ты ведь меня понимаешь? - я кивнул, и она продолжила. - В общем, я успокоилась. На Канти я решила остановиться в пансионе Миллеров, это удобное место, дороговато, но я не собиралась здесь задерживаться надолго, после оглашения завещания Саймона я хотела сразу вернуться домой. Не перебивай меня, да, я знала о том, что будет оглашено, но была уверена, что этот странный документ легко оспорить в судебном порядке, бороться за это наследство я вовсе не думала. В общем, решить все формальности можно было и не здесь.
      - Ты думала, что этим займется Дэвид?
      - Разумеется, он мог объявить о своих притязаниях на основании распоряжения первого владельца замка о неотторжимости этого имущества от семьи, членом которой я уже не являюсь, а ввиду того, что я была готова признать эти притязания, все выливалось в простое оформление документов.
      - Дэвид знал о твоей позиции в этом вопросе? - уточнил я.
      - Если получил мое письмо, то знал. Я ему написала перед тем, как вылететь на Астру. Впрочем, я это не скрывала и от Джеймса, когда мы говорили по телефону.
      - Вы обсуждали с ним этот вопрос?
      - Не совсем, просто мне не хотелось вообще в этом участвовать, а Джеймс убедил меня, что уладить все на месте будет и быстрее, и проще.
      - Понятно, извини, я тебя перебил, так что же случилось здесь?
      - Вечером, после ужина я решила прогуляться. Говорю о том вечере, когда я только прибыла на остров. Признаюсь, что бываю сентиментальна, как большинство европейцев, попадающих на Канти.
      - Ты отправилась к утесу Блаженной Марии? - догадался я.
      - Да, конечно, но рядом с этим утесом расположен и Старый замок, я не могла устоять, разве это такой уж грех?
      - Ты словно оправдываешься, - я усмехнулся, хотя понимал состояние своей собеседницы.
      - Так вот, я подошла к воротам. Они были закрыты, но сквозь ограду прекрасно можно было рассмотреть и чистенький круглый дворик, и здание, и фонтан. Не знаю почему, но замок словно заворожил меня, я стояла и смотрела на него минут, наверное, десять. И вдруг совершенно беспричинно мне стало страшно, я с трудом себя удержала от крика, понимаешь, мне хотелось закричать, но я просто резко отпрянула от решетки, и в этот момент раздался выстрел, я даже почувствовала, как рядом с моей щекой просвистела пуля.
      - Ты уверена?
      - Не на сто процентов, я действительно не смогу отличить этот звук от любого похожего, но что это еще могло быть? До шоссе там довольно далеко, на подъездной аллее было пусто. Допускаю, что я могла ошибиться, но я почти уверена, что кто-то в меня стрелял, кому-то не нравится мое присутствие на этом острове. Я прошу тебя провести расследование и, если получится, ответить на два вопроса: кто и почему? Я оплачу все твои расходы и гарантирую гонорар, мы можем заключить соглашение прямо сейчас, если хочешь, его оформит по моей просьбе Джеймс.
      - Это уже лишнее, - прервал я Бэтти, - с удовольствием бы отказался и от твоих денег, но расследование требует нашего присутствия на Канти, а мы пока не так богаты, чтобы позволить себе эту роскошь.
      - Значит, ты согласен заняться этим делом?
      - Конечно.
      Я не сказал, что меня самого заинтересовала эта загадка (точнее, целый букет загадок), только потому, что не знал пока, как ко всему происходящему относится моя секретарша, а ее отношение было явно не стандартным. С Даной что-то было не так, но я не мог себе позволить в этот момент раздумья на эту тему.
      - Насколько я понял, инспектору Бернису ничего неизвестно об этом покушении? - на всякий случай спросил я.
      - Что ты! - неожиданно эмоционально воскликнула Элизабет. - Я ведь подозреваемая, у меня такой повод! Он бы мне просто не поверил. Даже ты сомневаешься, ведь так?
      - Мои сомнения не являются результатом недоверия лично к тебе, но я допускаю, что ты могла ошибиться, и это совершенно логично. Так сложились обстоятельства: странное письмо, убийство Саймона, звук, похожий на выстрел и ощущение пролетевшего вблизи от твоего лица мелкого предмета. Я точно изложил факты?
      - Пожалуй, да, - после некоторой паузы согласилась Бэтти.
      
      Глава шестая
      
      В которой естественный ход событий нарушается появлением новых фактов, озадачивших не только инспектора Берниса
      
      Мы приступили было к обсуждению наших дальнейших действий, но тут в комнату вбежала большая черная собака, которую мне неловко называть по имени. Напомню, что зовут ее так же, как нашу секретаршу.
      Мощная фигура ротвейлера не могла не произвести впечатления на клиентку, поэтому мне пришлось сказать несколько слов, а пока я произносил успокоительную тираду, в комнату вошли Джулиус и Дерек.
      Это было кстати. Я рассказал им коротко о той задаче, которую нам предстояло решать, и об имеющихся фактах.
      - Итак, - подвел итог Джулиус, - мы остаемся на острове.
      Я, Дана и Бэтти дружно кивнули.
      - Что ж, давайте все обсудим. Насколько я понимаю, замок уже принадлежит вам, госпожа Кардье?
      - Да, - подтвердила Элизабет, - поскольку Дэвид не заявил пока о своих претензиях, а положенный для вступления в права наследования месяц в этом случае не нужен, так как завещание Саймона не является самостоятельным распоряжением, а лишь дополняет завещание его отца, которое давно уже вступило в силу и никем не было оспорено.
      - Понятно, - продолжил комиссар, - я предлагаю всем нам переехать в замок, что сэкономит деньги нашей очаровательной клиентки и даст нам возможность кое-что проверить.
      - Что вы имеете в виду? - тут же спросила Бэтти, и мне показалось, что голос ее слегка дрогнул.
      - Я не думаю, что последние весьма неприятные события как-то связаны с виллой. Уверен, что помыслы злоумышленника обращены либо к Старому замку, либо к тому, что находится в его стенах, причем, скорее, второе.
      - Вы считаете, кто-то знает, где искать коллекцию, которую не нашли несколько поколений Гиров, не говоря о специалистах-историках и коллекционерах? - с хорошо слышимым сарказмом спросила Даниэла, это был ее первый вопрос в нашей беседе, и я готов был ее поддержать.
      - Теоретически вполне могут быть и другие версии, но имеет смысл сначала разобраться с этой, у вас есть возражения? - Джулиус посмотрел по очереди: на меня, Дану и Дерека.
      - Нет, - ответил я за всех.
      - Вы считаете, что и я должна туда перебраться? - спросила Бэтти, и дрожь в ее голосе уже не вызывала сомнения.
      - Да, - подтвердил наш комиссар, - а вот бояться нужно не призраков прошлого, а кого-то, кто находится рядом, поэтому вам, моя дорогая, лучше быть там же, где и мы.
      - Хорошо, - согласилась Элизабет, - но я должна сообщить об этом инспектору.
      - Это я улажу, - успокоил ее Джулиус, - кстати, неплохо бы и ему погостить у вас, он ведь все равно кого-нибудь пристроит для наблюдения, лучше пусть сам будет под рукой.
      - Я не возражаю, но захочет ли он?
      - Посмотрим.
      
      * * *
      Так все, кто принимал участие в расследовании, оказались в "Старом замке".
      Выяснилось, что внутри этого строения многое модернизировано. Разумеется, все современные удобства организовал уже Саймон, хотя сам редко здесь останавливался. Бывая на острове, Гир предпочитал жить на вилле. Но в замок он иногда приглашал друзей, например, на ежегодный рождественский прием.
      Порядок в этом старом доме поддерживался силами всего двух слуг - Тэда Эдсона и его жены Эмилии.
      Эдсоны жили в маленьком флигеле, расположенном на территории замка в десяти метрах от главных ворот. Тэд выполнял сразу несколько обязанностей, он был и дворецким, и сторожем, и садовником, а когда в замке были гости, он нанимал приходящих слуг и следил за их работой. Его жена поддерживала порядок в большом доме и хозяйничала, когда было нужно, на кухне.
      Это была очень приятная пара. Тэд выглядел лет на шестьдесят, высокого роста, худощавый, думаю, что едва заметная сутулость у него появилась только с возрастом. Седые волосы, густые и слегка вьющиеся, аккуратно подстрижены и тщательно причесаны. Лицо гладко выбрито, спокойный взгляд серых глаз профессионально приветлив. Его легко было представить во фраке, однако он предпочитал, судя по всему, более удобную одежду. На нем были светлые современного покроя брюки и белая легкая рубашка с коротким рукавом. Говорил господин Эдсон немного и отвечал на вопросы только по существу, сразу вызывая полное доверие к своим словам.
      Его жена казалась моложе лет на пятнадцать, как минимум. Светло-каштановые волосы, ясные, медового цвета глаза, в которых легко загоралась улыбка. Эмилия была чуть ниже своего мужа, ее нельзя было назвать изящной, наверняка она мечтала похудеть, но на ее женственную фигуру смотреть было приятно. Нужно отдать должное и ее умению подбирать одежду. Когда мы увидели госпожу Эдсон впервые, на ней было голубое платье спортивного покроя, которое подчеркивало ее стройность и высокий рост.
      Расскажу, что представляет собой Старый замок, это очень важно.
      По мнению специалиста, здание было построено в стиле раннего классицизма. Не мне с ним спорить. Мое внимание привлекла ограда, за которой, собственно, и находился замок. Я подумал, что кузнец, ковавший это чудесное обрамление для дома Эдварда Гира, был не просто хорошим ремесленником, он был талантливым мастером.
      Хотя ограда была тщательно выкрашена в черный цвет, она вовсе не выглядела мрачной границей между живой почти дикой природой острова и ухоженным французским садом, окружавшим диковинное для этих мест строение. Она скорее напоминала элегантные кружева. Даже ворота не казались тяжелыми. Не знаю, как это получилось, но все здесь было уместно, словно этот уголок "Старого света" на далеком острове был предусмотрен свыше.
      Впрочем, внутри здания все было не хуже.
      Когда мы осматривали помещения замка, то обратили внимание на старую добротную мебель, прекрасные, хоть и слегка местами потертые ковры, изящество оконных и каминных решеток.
      В остальном, замок как замок, нормальная стилизация под двухэтажное строение конца восемнадцатого века. На первом этаже располагались помещения практического назначения. Очень большая кухня, оборудованная вполне современными приспособлениями и даже с кладовкой, оснащенной холодильниками и морозильными камерами. Отдельные комнаты для хранения посуды и постельного белья, прачечная, в которой установлена современная техника для стирки, сушки и глажки.
      На втором этаже восемь спален с ванными и удобными гардеробными, библиотека, бар и парадная столовая.
      Осмотрели чердак, но там было чисто и пусто. В подвальном помещении был винный погреб с некоторым запасом напитков. И все свидетельствовало о добросовестном отношении Эдсонов к своей работе.
      Теперь о коридорах второго этажа. Их два. Когда поднимаешься по центральной лестнице, то налево идет коридор, вдоль которого расположены двери спален, а в правый выходят двери столовой, бара, библиотеки и еще одной комнаты, которую называют маленькой гостиной. Не такая уж она и маленькая, хотя с чем сравнивать...
      Если, поднявшись по центральной лестнице, повернуть направо, то вход в библиотеку и парадную столовую будет по левой стороне идущего вправо коридора. Здесь между дверями размещена традиционная портретная галерея "Старого замка". Массивные рамы словно растут из стены, на полотнах изображены люди в старинных одеждах, представители семейства Гиров, как я полагаю. Особо мы не рассматривали, но на первый довольно беглый взгляд, ничего выдающегося в этих портретах не заметили.
      Стены обоих коридоров облицованы деревянными панелями, светильники, вмонтированные в незатейливую лепнину высокого потолка, заполняют пространство мягким ровным светом, красиво и уютно.
      
      * * *
      Переезд в Старый замок прошел без приключений и особых проблем, если не считать появления в замке нашей четвероногой Даны. Сначала это событие, мягко говоря, огорчило госпожу Эдсон, но нет такого сердца, которое не смогла бы завоевать наша ротвейлерша. Впрочем, возможно, все утряслось после того, как Дерек клятвенно пообещал, что никаких неудобств эта собака не доставит хотя бы потому, что он специалист-кинолог, и присмотр за нашим талисманом является его профессиональной обязанностью. Забегая вперед, могу признаться, что большую часть времени впоследствии это замечательное животное проводило именно во флигеле Эдсонов, что стало огорчать уже Дерека.
      Первую, если считать от лестницы, комнату занял инспектор Бернис, дальше - я, Дерек и Джулиус. Комнату напротив инспектора по его настоятельной просьбе заняла хозяйка замка, а рядом с ней поселилась Даниэла.
      Чуть не забыл сказать о том, что в помощь Эдсонам были приглашены две горничные, кухарка и садовник. Садовник приходил два раза в неделю, и мы его почти не видели. Кухарка тоже появлялась рано утром, но после обеда уходила домой, чай и ужин Эмилия Эдсон готовила сама. А девушки-горничные на время нашего вторжения поселились в замке. Для них на первом этаже была комната, насколько я знаю, оборудованная не хуже, чем наши спальни. Горничные, совсем юные особы, были так похожи между собой, что я поначалу их постоянно путал. Терезу называл Сантой, а Санту Терезой, они не обижались, а лишь поправляли меня и хихикали, их это явно забавляло.
      Первый день в замке оказался довольно суматошным, даже обедали мы не одновременно, а собраться, чтобы обсудить дальнейшие действия, смогли только после ужина.
      Расположились в библиотеке, места там вполне достаточно. Здесь было все, что полагается: и стеллажи с книгами, и камин, и окна, выходящие в сад, закрываемые на ночь тяжелыми бархатными шторами шоколадного цвета, но главное - было три удобных стилизованных под старину кожаных кресла и огромный диван в том же стиле.
      Официально проводил расследование, конечно, инспектор полиции, но наше обсуждение начал и фактически возглавил Джулиус.
      - Прежде, чем мы решим, что предпринять, - неторопливо заговорил он, - давайте обсудим то, что уже успели выяснить. Саймон Гир был убит из мелкокалиберного оружия предположительно человеком, которого он знал и сам впустил в свой кабинет. Охранник сказал, что никто, кроме госпожи Корт, через главный вход на виллу господина Гира не проходил, Дана ушла от Саймона за несколько минут до четырех, она утверждает, что ее жених в это время был жив и здоров, я лично ей верю, - эти слова были обращены к Бернису, - единственное, что я могу предложить в качестве версии - Гир впустил своего гостя через окно, к нему можно подойти со стороны пляжа. Охранник не увидит, да и мы знаем, что его внимание в это время отвлекал некий незнакомец, которого, как я понимаю, так и не обнаружили пока на острове.
      - Я тоже об этом думал, - задумчиво произнес инспектор, - но как убийца покинул кабинет, а затем и виллу? Вы сами видели, что окно было закрыто изнутри.
      - А если через дверь на кухне? - высказал предположение Дерек.
      - Она тоже была закрыта, - ответил Бернис, но в его голосе я услышал сомнение.
      Это сомнение заставило и меня вспомнить о некоторых чисто бытовых деталях. Я подумал, что неплохо бы еще раз поговорить с девушкой, которая убирала на вилле Саймона и первой обнаружила его тело.
      - Итак, давайте будем считать, что этот вопрос требует уточнения, - подвел итог Джулиус и продолжил, - чтобы оптимально выбрать круг подозреваемых, имеет смысл определиться с возможными мотивами. Что скажешь, Крис?
      Я понял, что настала моя очередь шевелить мозгами и показать своим собеседникам, что они таки у меня есть.
      - Что ж, - решительно приступил я к рассуждениям, - мотивы, которые имеются, как мы предполагали, у присутствующих здесь дам, известны, но они далеко не безупречны.
      - Я готов согласиться с вами по поводу госпожи Корт, - отреагировал на мои слова инспектор, - но наследство, полученное госпожой Кардье, не назовешь пустяком.
      - Я надеюсь, - обратился я к Бэтти, - Джеймс Гроу подтвердит твой рассказ?
      - Уверена, - ответила она.
      - Что может подтвердить господин Гроу? - тут же спросил Бернис.
      - Дело в том, инспектор, что госпожа Кардье вообще не хотела сюда приезжать, и, между прочим, пока не установлено, что она могла присутствовать на острове в день убийства, ведь так? Но сейчас мы говорим не об этом, Элизабет не собиралась претендовать на оставленное ей бывшим мужем наследство и намеревалась отказаться от него в пользу Дэвида Гира, о чем она и сообщила Джеймсу Гроу по телефону, но не только ему, она написала письмо и Дэвиду. Письмо было послано электронной почтой, само письмо или его копию будет несложно найти.
      - Да, это действительно ставит под сомнение ваш мотив, - обратился инспектор к Элизабет, - но тогда мне непонятно, зачем вам понадобилась помощь детектива?
      Я посмотрел на Бэтти, она поняла мой взгляд и, вздохнув, кивнула. После этого мне ничего не оставалось, как рассказать инспектору Бернису все о письме с привидениями и о возможном покушении. Не думаю, что рассказ произвел на него должное впечатление, но он согласился, что с этими фактами следует считаться. Для начала мы решили внимательно осмотреть место у ограды, где произошло то, что так напугало нашу клиентку. Кроме того, мы решили, что было бы не лишним выяснить финансовое положение Дэвида Гира, который, кстати, на остров прибыл в сопровождении своей невесты и ее отца.
      Собственно, на этом мы и закончили наше первое обсуждение. День выдался утомительный, все устали и охотно разбрелись по своим спальням.
      Я с удовольствием закрыл за собой дверь, уединившись, наконец, в комнате, которая оказалась довольно уютной. Лишней мебели не было: большая кровать, вполне современная, низкий круглый столик и удобное кресло.
      Иногда я не прочь скоротать время перед сном, размышляя о чем-нибудь приятном, или перелистывая страницы какого-нибудь журнала с незатейливым, а лучше даже наивным содержанием. Думать мне не хотелось, в голову лезли не те мысли, которые можно было бы назвать приятными, журнала под рукой не было. Зато у меня был роман Элизабет Кардье. "Завещание Полины". Любопытно, да и не такой уж я сноб.
      Устроившись в кресле, я открыл книгу и начал читать: "Дождь зашумел так, что заглушил мою последнюю мысль, и я не сразу смогла сосредоточиться, чтобы вернуть ее на место..."
      Я усмехнулся, прочитав первую фразу, но сам не заметил, как увлекся нехитрым сюжетом. Разумеется, все происходило в Шотландии.
      Юная леди, от имени которой ведется повествование, неожиданно получает наследство, на которое никак не могла рассчитывать. Сирота, ничего не ведающая о своей семье, еще крошкой она попадает в дом к состоятельным и добродетельным людям, у которых есть дочь Полина, ее ровесница, но живет там маленькая сирота недолго. Как только она достигает нужного возраста, ее отправляют в школу при монастыре св. Варвары, на праздники она иногда навещает своих добродетелей. Конечно, она завидует Полине, живущей в таком прекрасном доме, и главное - с мамой и папой, но зависть ее слегка грустная и вовсе не злобная. Получив в школе кое-какие знания, в шестнадцать лет она покидает стены монастыря, ей удается найти место компаньонки у пожилой, слегка капризной, но, в сущности, доброй дамы. И так не слишком прочная, связь с некогда приютившими ее людьми прерывается на несколько лет. Она не знает, что безжалостная эпидемия опустошила некогда благополучный дом. Умирает и Полина, оставив странное завещание. Выполняя волю усопшей, девушка приезжает в опустевший дом и оказывается в самой гуще загадочных событий.
      "Свечи на каминной полке вдруг погасли одна за другой, и все вокруг освещалось только огнем камина, пока еще достаточно ярким. Господи! Я не помню, догадалась ли я закрыть дверь! Вот шаги уже совсем рядом. Я хочу закричать и не могу. Дверь медленно открылась"...
      Я зачитался и не сразу понял, что слышу чей-то дикий визг.
      Мне понадобилось несколько мгновений, чтобы начать соображать. Я выскочил в коридор, кричали внизу. Перепрыгивая через ступеньки, помчался на звук.
      На первом этаже было темно, поэтому сначала я увидел только два светлых пятна, щелкнул выключатель, свет окончательно привел меня в чувство, мне уже было смешно, но я понимал, что если не сдержусь, буду не понят. Стало так тихо, словно звук просто выключили, однако, это впечатление было обманчивым и длилось пару секунд. Тереза и Санта кричать перестали, но я хорошо слышал их учащенное дыхание, слышал, как копошится у закрытой двери собака, наверняка были и другие звуки, к которым мы настолько привыкли, что перестали их замечать.
      Рядом со мной появился Бернис, а по лестнице спокойно спускался Джулиус, Дана и Бэтти стояли наверху, пытаясь рассмотреть, что происходит, но, не решаясь преодолеть хотя бы несколько ступенек.
      - Что здесь произошло? - наконец заговорил Бернис.
      Девушки посмотрели на него, но не произнесли ни слова. Было очевидно, что они напуганы, и наше появление их нисколько не успокоило. Открылась дверь центрального входа, сначала вбежала собака, а за ней вошли Тэд и Эмилия Эдсоны.
      - Ну, вот, все в сборе, - не очень к месту заметил я, но тут же предложил, - давайте поднимемся в бар и там поговорим.
      - Хорошо, - ответила за всех Эмилия, - но Терезе и Санте неплохо бы потратить несколько минут на то, чтобы привести себя в приличный вид, я прослежу, чтобы они не задерживались.
      Сказав это, Эмилия, сама, кстати, строго и аккуратно экипированная и причесанная, направилась в сторону горничных, я поднял глаза и убедился, что Бэтти с Даной исчезли, понятно, что им тоже пришлось зайти в свои комнаты, прежде чем они присоединятся к нам.
      Итак, в баре собралась поначалу чисто мужская компания, если не принимать в расчет назойливое животное, наотрез отказавшееся отправится в сад, даже Дереку не удалось ее убедить.
      - Пока виновницы этого ночного переполоха заняты, - неторопливо заговорил Джулиус, обращаясь к Теду Эдсону, который уже включил кофемолку, достал из холодильника напитки и протирал полотенцем бокалы, - я думаю, что вы могли бы нам кое-что рассказать.
      - С удовольствием, - спокойно ответил Тэд, - но не могли бы вы уточнить свой вопрос?
      - Разумеется. Возможно, это и не имеет отношения к делу, но на всякий случай, спрошу.
      Эдсон повернулся к комиссару, продолжая делать то, что считал нужным.
      - Насколько я знаю, господин Гир не часто появлялся в замке, предпочитая жить на вилле. Это не вопрос, но на каждое Рождество он устраивал здесь прием для тех, кого считал друзьями, верно?
      - Да, - подтвердил Тэд, - но в этом году приема не было.
      - Вы не можете сказать, почему, или хотя бы высказать свое предположение, если не знаете точно?
      - Как минимум, одну причину я могу назвать.
      - Итак?
      - Видите ли, для того, чтобы приготовить рождественский ужин и обеспечить комфорт для гостей господина Гира, наших с Эмми рук недостаточно. Поэтому, как правило, за неделю до Рождества я всегда нанимал дополнительно трех человек на кухню, двух горничных и двух рабочих для выполнения разных поручений, в такие дни многое приходилось делать быстро и не надолго: елка, мишура всякая. А в этом году мне не удалось никого нанять на острове. И господин Гир решил, что уж лучше отменить прием, чем нанимать людей с континента или с Астры.
      - И как это может быть связано с тем, что тут произошло? - вмешался в разговор Бернис.
      - Народ на острове, те, кто тут живет постоянно, суеверный, а с последнего Рождества поползли слухи о том... - Тэд остановился, видимо, раздумывая, как лучше объяснить свою мысль, в это время дверь открылась, и вошла Эмилия, а за ней обе горничные.
      - Так о каких слухах идет речь? - напомнил я.
      - О призраке, - Тэд обвел взглядом всех присутствующих, - я с трудом уговорил этих сестричек поработать, они согласились только после того, как узнали, что здесь будет и инспектор.
      - Вы тоже верите в существование призраков? - слегка звенящим голосом спросила Элизабет, они с Даной только что вошли, но последнюю фразу Эдсона услышали.
      - Я никогда с ними не сталкивался, - усмехнулся Тэд, - но объяснить то, что произошло той рождественской ночью, никто не может, вот и говорят.
      - И что же произошло? - заинтересовался я.
      - Это и я могу рассказать, - неожиданно перехватил инициативу Бернис.
      - Вот как? - оживился Джулиус. - Расскажите инспектор, вы не возражаете, господин Эдсон?
      - Нет, конечно, - мне показалось, что Тэд даже обрадовался, - инспектор лучше нас с Эмми всю эту историю знает, ему ведь пришлось с этим разбираться.
      К этому моменту мы устроились за круглым столиком, на котором, кроме чашек с кофе, появилась бутылка коньяка, бокалы, тарелочка с тонко нарезанным лимоном, вазочки с печеньем, конфетами и орешками. Свет был приглушенным, окна скрыты
      плотными шторами темно-вишневого цвета. Мебели в этой комнате было немного:
      большой, под старину, буфет, в котором хранилась посуда и напитки. За деревянной стойкой стол с кофеваркой и большой холодильник, два стола, стулья с мягкой обивкой того же цвета, что и шторы, но чуть светлее, и диванчик вдоль стены рядом с дверью, над ним висела картина, морской пейзаж.
      Терезу и Санту Эмилия усадила на диванчик, они уже успокоились и с несомненным интересом следили за нашим разговором.
      - Это случилось в ночь, уже после Рождества, - начал рассказ инспектор Бернис, - гости разъехались. Господин Гир и его брат еще оставались на острове, но не в замке, а на вилле. Где-то в час ночи мне позвонил господин Эдсон и сказал, что в большом доме неблагополучно, и он боится, что ему одному не справиться, если это грабители. Я послал к нему двоих ребят покрепче, из тех, кто был на дежурстве, Рауля и Яниса, но и сам не смог остаться дома, у нас тут не часто происходит что-то подобное. Когда я подъехал к замку, все уже были внутри. Я нашел их в коридоре, рядом с дверью кухни и окном, выходящим в сад. Собственно, ничего особенного там не было, но все трое утверждали, что из сада хорошо видели именно в этом окне фигуру человека, одетого во что-то светлое, а в руках у него был подсвечник с тремя зажженными свечами. Они вошли в здание через главный вход, две другие двери были закрыты, никто не мог выйти из замка незамеченным, а из флигеля еще и госпожа Эдсон наблюдала за домом, нет, никто не мог выскользнуть! Но никого не было! Мы обыскали весь замок очень тщательно, на ночь я оставил там Рауля, да и Тэд следил за дверью. Ничего больше в ту ночь никто так и не увидел. Однако утром мы обнаружили еще одну странность: один из портретов, что висят здесь на втором этаже, был снят со своего места и стоял на полу, прислоненный к стене.
      - А когда вы осматривали замок ночью, этот портрет был на месте? - спросил Джулиус.
      - Да, - не очень уверенно ответил инспектор.
      - Ничего тогда не пропало? - поинтересовался я.
      - Нет, - ответила Эмилия, - вещи, исчезновение которых невозможно было не заметить, были на своих местах, но, возможно, было что-то, на что никто не обратил внимания.
      - И это событие так напугало местных жителей? - удивленно спросила молчавшая до этой минуты Дана.
      - Само событие, я согласен с вами, пустяковое, хотя, что это было, объяснить-то
      никто так и не смог. Но к замку на острове отношение настороженное было всегда, насколько мне известно. Я не вникал во все эти сказки про старую кузницу. Только легенды не на пустом месте возникают, так я думаю. А после этого случая что-то опять вспомнили, да присочинили, люди любят тайны, любят их приукрасить, нагнать мистики, в общем, вы и сами должны все это понимать.
      - А вы что скажете? - обратился я к виновницам наших ночных разбирательств.
      - Мы уже легли спать, - начала рассказывать одна из девушек, как потом стало ясно, это была Тереза, старшая из сестер, - мне кажется, что я даже уснула, и тут звук, будто скрипнула дверь, он меня разбудил. Санта тоже проснулась. Мы услышали шаги, они приближались со стороны кухни к нашей комнате, потом они затихли, но нам показалось, что кто-то пытается открыть нашу дверь, она была закрыта на ключ. Мы слышали, как кто-то дергал за ручку. Санта сказала, что, возможно, это госпожа Эдсон, мало ли что могло понадобиться, в замке столько народу. В общем, мы постарались успокоиться, включили свет у себя и в коридоре, в комнате есть выключатель, чтобы не выходить в темноту. Я открыла дверь. За ней никого не было, мы уже решили, что нам что-то почудилось, вышли из комнаты, огляделись, ничего страшного, хотели уже вернуться в свои постели, но тут свет погас, а из кухни выплыла свеча, она плыла прямо на нас, ну, мы испугались и закричали.
      - Да, - усмехнулся я, - только призраков нам и не хватало.
      - Давайте-ка, - опять заговорил Джулиус, - отложим решение этой загадки до утра. Тэд, вы не могли бы опечатать пару дверей?
      - Можно устроить. Внизу в кладовке есть бумажные ленты и клей, вы же просто хотите знать, попытается ли кто-нибудь эти двери открыть? Так?
      - Да, вы меня правильно поняли. Опечатайте тогда дверь комнаты горничных и дверь, которая ведет из кухни в сад.
      - Хорошо, что-нибудь еще?
      - Нет, я думаю, что неплохо бы сейчас всем отправиться спать, похоже, нам предстоит завтра немало поработать. Девушек можно где-нибудь устроить на ночь?
      - В нашем флигеле есть комната для гостей, - ответила Эмилия, - им там будет и удобно, и спокойно.
      
      * * *
      Когда я, наконец, добрался до кровати, то чувствовал только усталость, мне казалось, что все мысли покинули мою голову. Однако сразу уснуть я не смог. И, как ни странно, размышлял.
      Я вдруг начал осознавать, что события, которые так озадачили всех нас, включая инспектора Берниса, связаны с историей возникновения этого замка и вообще с историей, возможно, даже с тем далеким временем, когда еще был жив Людовик Шестнадцатый, один из самых странных королей, когда-либо правивших далекой Францией. Что я о нем знал? К истории у меня было всегда отношение не слишком серьезное, не верилось мне, что люди могут точно представить себе события, которые они не наблюдали лично. Не случайно одни и те же исторические факты разными историками интерпретируются часто по-разному. Но тут, я это чувствовал, если не пойму, что случилось во Франции конца восемнадцатого века, когда уже лишенный власти самодержец ждал своей судьбы, то не смогу понять и логику того, что сейчас происходит на этом острове.
      Кажется, именно мысль о Людовике оказалась последней перед тем, как я заснул.
      
      Глава седьмая
      
      В которой естественный ход событий нарушается странным набором собранных нами фактов и улик.
      
      Разбудил меня Джулиус. Я не рассчитывал подниматься в такую рань, поэтому был слегка раздражен.
      - Надеюсь, больше ничего пока не случилось? - вяло поинтересовался я, зная, что вставать в семь часов утра - это нормально для нашего комиссара, а, следовательно, пока мы живем в соседних комнатах, мне придется смириться с его ранними визитами.
      - Не знаю, - спокойно ответил он, - мне позвонил инспектор, он уже у себя в участке, сказал, что получил интересные данные от экспертов. Кроме того, он пригласил к себе в кабинет к двенадцати часам Дэвида Гира. Я подумал, что было бы неплохо обсудить все имеющиеся у нас факты до разговора с братом покойного Саймона.
      Когда я, умытый, выбритый и причесанный, вышел из ванной, мой завтрак уже стоял на столике у кровати.
      Через час мы входили в кабинет Берниса. Он нас ждал.
      - Я получил кое-какие интересные факты, - приступил к делу инспектор, лишь кивнув на наше приветствие, - но не могу сказать, что это хоть как-то проясняет ситуацию.
      Мне показалось, что отсутствие ощутимого продвижения в нашем общем расследовании ничуть не огорчало инспектора, даже наоборот - ему это явно нравилось. Но подумать на эту тему я решил позднее, а пока неплохо бы узнать все новости.
      Оказалось, что на внешней стороне стекла французского окна в кабинете Гира был обнаружен нечеткий отпечаток ладони, не принадлежащий ни хозяину виллы, ни тем, кто там появлялся, по нашим сведениям. Ладонь вряд ли могла принадлежать женщине. Отпечатки не числились в картотеке. Вероятность того, что они принадлежали ночному гостю убитого, была очень велика, окна на вилле мыли каждую пятницу. Теперь, похоже, способ проникновения убийцы в дом ни у кого не вызывал сомнения.
      Косвенное подтверждение тому, что Саймон кого-то ждал в своем кабинете, мы получили и от телефонной компании, оттуда пришла распечатка номеров, с которых в последнюю неделю звонили господину Гиру. Был один звонок с таксофона, расположенного в аэропорту острова Астра, за день до убийства. Все остальные номера не внушали никаких подозрений, но и ничего не могли объяснить.
      Разумеется, мы не забыли о молодом человеке, который отвлекал внимание охранника Джека Таба как раз в то время, когда, судя по всем установленным фактам, произошло убийство. Он не был постоянным жителем острова, как считал Таб, не похож он был и на отдыхающего здесь богача, это было спорно, но все же стоило прислушаться к мнению Джека, учитывая его опыт.
      - Я выяснил, что в гостинице "Бриз", - сообщил по этому поводу Бернис, - пропал официант, он уехал, даже не получив положенного ему недельного жалования. Сказал своему приятелю, что ему позвонили с континента по поводу какой-то семейной проблемы, и нужно срочно уехать. Мы проверим это, но боюсь, найти этого парня нам будет непросто.
      - Его имя известно? - уточнил я, у меня появилась идея.
      - Да, его зовут Мигель Карадос. - ответил инспектор, - я бы хотел спросить у госпожи Корт, не знакома ли она с этим молодым человеком.
      Я кивнул, поскольку понимал, что это логично, впрочем, очень бы удивился, если бы ответ Даны оказался положительным. Знакомство с официантами явно не в ее стиле.
      - Этот Карадос мог выполнять чье-то поручение, - заметил Джулиус.
      - Скорее всего, это так и было, - согласился Бернис, - но я должен проверить и другие возможные варианты.
      Не успел он договорить, как в кабинет вошли Даниэла и Элизабет, похоже, они прекрасно ладили друг с другом.
      - Нет, это имя мне неизвестно, - не задумавшись даже на мгновение, ответила моя секретарша на вопрос инспектора и тут же спросила, - а кто это?
      - Это официант, который работал в гостинице "Бриз" на этом острове, - не без удовольствия сообщил я.
      Дана наградила инспектора Берниса весьма красноречивым удивленным взглядом.
      - Есть что-нибудь новое? - поинтересовалась Элизабет.
      - Не знаю, поддержит ли меня инспектор, - решил ответить ей Джулиус, - но думаю, что вас, милые дамы, можно исключить из числа подозреваемых.
      Бернис усмехнулся, но ничего не сказал, а комиссар продолжил:
      - Повод для совершения преступления был у Дэвида Гира, а возможность у неизвестного, который навестил Саймона уже после того, как от него ушла госпожа Корт.
      - Любопытно, - вдруг перехватил инициативу инспектор, - что Дэвид со своей невестой и ее отцом занимают номера именно в гостинице "Бриз".
      - Вы считаете, - отреагировал я, - что гостем и убийцей Саймона Гира мог быть его брат? Но он ведь прибыл сюда уже на похороны? Или я ошибаюсь?
      - Не ошибаетесь, но он мог быть на острове и раньше, что называется инкогнито.
      - Но мы с вами на острове, откуда не так просто уехать незаметно после такого происшествия, тело ведь обнаружили сразу, - возразил Джулиус.
      - Не буду зря наговаривать, доказательств у меня нет, пока. Но мы ведь обсуждаем возможности? - Бернис посмотрел на меня, и я машинально кивнул. - Так вот, его мог приютить в своих апартаментах будущий тесть.
      - Господин Буази в это время уже был на острове? - заинтересовалась Бэтти.
      - Вы с ним знакомы? - ответил инспектор вопросом на вопрос.
      - Нет, лично я его не знаю, но о будущей свадьбе его единственной дочери много писали газеты. Он все же человек известный. Да и с Дэвидом мы, хоть не были друзьями, всегда симпатизировали друг другу, он иногда писал мне и даже звонил.
      - Все считают, что он женится на деньгах, - добавил я не совсем в тему.
      - Что ты этим хотел сказать? - проявила догадливость Дана.
      - Как хотите, но мне кажутся не слишком убедительными подозрения в его адрес, не так просто убить, тем более брата. Зачем? Ради денег? Но тогда мы должны допустить, что он совершает два поступка с одним и тем же мотивом. Я понимаю, что это не так уж невозможно, но все же...
      - Ты забыл историю Каина и Авеля, - возразил мне Джулиус, - отношения между ним и его невестой могут оказаться не такими уж простыми, и не всегда убивают из-за денег.
      - Мне не верится, что Дэвид - убийца, - задумчиво произнесла Элизабет, при этом она смотрела куда-то в сторону, словно обращалась не к нам, а к своей памяти, - кстати, вы ведь знаете о том, что его невеста Джессика Буази была сначала помолвлена с Саймоном?
      - Я знаю об этом, - первой отозвалась Дана.
      - Что-то слышал или читал, уж точно не помню - поддержал тему Джулиус, - но это было давненько, да и скандал быстро сошел на нет.
      - Да, - подтвердила Бэтти, - прошло уже больше года.
      - Может, ты расскажешь все, что знаешь об этом? - попросил я.
      - Хорошо, только мои сведенья могут тоже оказаться не такими уж точными. С Дэвидом на эту тему мне говорить было неудобно, все, чем я располагаю, пришло ко мне из разных источников и осело в памяти только потому, что с самого начала мне показалось странным такое развитие событий. Кроме того, мне было жаль Джессику. Только поймите меня правильно, я не хотела бы вытаскивать на свет подробности моих отношений с бывшим мужем, тем более, что все это уже не имеет непосредственного отношения к моей жизни.
      - Мы все понимаем, - как можно мягче произнес я, - но сейчас любая мелочь может нам помочь, ведь ты единственная среди нас, кто хорошо знала покойного Гира.
      - Я не уверена, - Элизабет горько улыбнулась, - что так уж хорошо его знала, я просто столкнулась с той стороной его характера, которую он никогда не выставлял напоказ. Мы познакомились в отеле Лагуна в Мервике. Я приехала туда отдыхать в компании своей подруги и ее тети. Если быть более точной, то знакомство произошло в баре отеля. Я зашла туда утром часов в девять, чтобы выпить кофе. В это время обычно там было совсем немного посетителей, это рановато для тех, кто отдыхает в Лагуне. Саймон сидел у стойки, я бы не обратила на него внимания, но он так пристально посмотрел на меня, что я смутилась, и он понял, что может со мной заговорить. У меня не было опыта общения с посторонними мужчинами, но к комплиментам я привыкла чуть ли не с детства. Поэтому наш разговор очень быстро перешел в нормальное общение людей, интересных друг другу. Главное достоинство моего бывшего мужа состояло в том, что он умел слушать своего собеседника. Сам он говорил мало. Не льстил мне, не старался угодить, мне было легко его придумать, если вы понимаете, что я имею в виду. Предложение Саймон мне сделал уже через неделю, а через два месяца мы поженились. Я очень скоро поняла свою ошибку. Нет, я не могу в чем-то упрекнуть Саймона, он тщательно выполнял обязанности мужа, как он их себе представлял. Но мне нужна была его любовь. А на это он был просто неспособен. Любовь, как и талант, теперь я это знаю, дается не каждому. Когда я сказала, что ухожу от него, он меня не понял, но отнесся к моему решению спокойно. Однако мой свекор был очень расстроен и пытался уговорить меня не разрушать семью. Когда он понял, что эти разговоры бесполезны, то сделал все, чтобы его сын не выбрал одиночество в качестве стиля своей жизни. Так и появилось завещание с приложением. Саймон действительно к своим вещам был больше привязан, чем к людям, даже самым близким. Через пару месяцев после нашего развода я узнала, что мой бывший муж объявил о своей помолвке с дочерью владельца известного парижского антикварного аукциона Пьера Буази. Сам этот факт не содержал ничего удивительного. Но когда я увидела его невесту... Не сочтите это ревностью, Джессика очень мила, но, поверьте мне, она совсем не та женщина, которая могла бы привлечь внимание Саймона Гира. Я подумала тогда, что, видимо, в приданном этой крошки есть нечто такое, ради чего можно было бы пожертвовать и свободой и покоем.
      - А ты не подумала, что виной всему завещание его отца? - спросил я.
      - Да, эта мысль не могла не появиться, но Саймон был достаточно обеспеченным человеком, которому несложно найти невесту, и я уверена, что он выбрал бы женщину яркую, вполне самостоятельную и уж точно не дочь-подростка при влиятельном и богатом отце. Госпожа Корт подходила ему значительно больше, я думаю, что он и сам это понял, когда познакомился с вами, - Элизабет повернулась к Дане, которая вдруг смутилась и покраснела, вот уж не думал, что она на это способна!
      - Но остается непонятным, как мадмуазель Буази стала невестой Дэвида, - заметил Бернис.
      - Дело в том, - стала объяснять Бэтти, - что формальным поводом к разрыву помолвки послужили отношения, сложившиеся между Джессикой и младшим братом ее жениха. Не думаю, что Саймон всерьез ревновал, не уверена, что он на это вообще способен, но это был прекрасный повод. Кроме того, мне кажется, девушка действительно очень нравилась младшему Гиру, и он это ни от кого не скрывал. А когда через месяц после скандала состоялась помолвка Дэвида, Саймон был реабилитирован в глазах общества, так как все решили, что он был абсолютно прав в своих подозрениях. Разговоры же о том, что все эти страсти разыгрались не столько вокруг невесты, сколько вокруг ее приданого, не утихают до сих пор.
      - Любопытная семейка, - прокомментировал услышанное Джулиус, - было бы интересно собрать их вместе, уверен, мы далеко не все понимаем. А что, если пригласить их в замок, скажем, на деловой ужин, ведь судьба Старого замка так и не решена?
      - Отличная идея! - поддержал я комиссара.
      Возражений не последовало, хотя мне показалось, что инспектору наши методы расследования не слишком пришлись по вкусу.
      Разговор длился не меньше двух часов, мы вытащили на свет массу информации, но все эти факты никак не связывались между собой и не объясняли даже гипотетически, кто и почему убил Саймона Гира.
      Впрочем, моя версия уже была на подходе, но кое с кем еще предстояло побеседовать.
      
      Глава восьмая
      
      В которой естественный ход событий нарушает отказ Дэвида Гира от того, что должно было принадлежать ему по праву.
      
      Дэвид Гир пришел минут на десять раньше. Он был не один. Я впервые видел Джессику Буази, и мне стало понятно, что имела в виду Элизабет, когда говорила, что эта девушка не могла привлечь внимание Саймона Гира. Маленького роста, худенькая, с едва созревшей женственностью, она казалась девочкой-подростком. Мелкие черты ее лица были совершенно невыразительны, впрочем, дурнушкой я бы ее тоже не назвал. Одно было очевидно - такие женщины нравятся мужчинам, готовым всю жизнь заботиться о своей избраннице, оберегать ее. То, что мы уже знали о покойном Гире, создавало совершенно другой образ.
      Не стану пересказывать первую часть нашего разговора, поскольку вначале, отвечая на вопросы инспектора Берниса, Дэвид лишь подтвердил то, что мы уже знали из рассказа Элизабет.
      - Ты получил мое письмо? - спросила она, когда Бернис дал понять, что его вопросы исчерпаны.
      - Да, - ответил Дэвид, - но не стану ничего менять, мне не нужна эта собственность.
      - Но почему? - удивленно воскликнула Бэтти, это интересовало и всех остальных.
      - Вы хотите сказать, - решил уточнить я, - что готовы отказаться и от "Старого замка"?
      - От него - в первую очередь!
      - Но почему? - повторил я вслед за Бэтти.
      - Знаете, - Дэвид, начал объяснять, обращаясь именно ко мне, словно считал, что только я смогу его понять, - я не суеверен, но этот замок - место гиблое, и я не хочу иметь к нему никакого отношения. Саймон, хоть и держался за эти камни и железки, так как не любил расставаться с тем, что ему принадлежало, жил на своей вилле. Даже отец предпочитал квартиру в обычном многоэтажном доме. Может, Элизабет не будут преследовать призраки прошлого, она ведь никак к нему не причастна, тогда у этого дома будет шанс избавиться и от дурной славы, но пока меня туда совсем не тянет.
      - Не могли бы вы чуть подробнее рассказать о призраках, и что это за легенда о старой кузнице? - включился в наш разговор Джулиус.
      - В сказку о призраке кузнеца я не верю, сам его ни разу не видел, но есть довольно давний миф о том, что перед тем, как на остров приходит несчастье, в замке появляется призрак кузнеца. Описывают его по-разному, но все говорят о том, что он одет в белый саван, а в руке держит свечу.
      - Наверное, это поверье связано с каким-то конкретным временем и, возможно, с событием? - предположил я.
      - Я знаю лишь то, что мне рассказывал мой дед, а он был сыном того самого Эдварда Гира, который построил Старый замок. Но история началась за пару веков до этого. Поэтому за достоверность известных мне фактов поручиться не могу.
      - За достоверность исторических фактов никто не может поручиться, - убежденно заявил я.
      - Я думаю, что в нашем происхождении можно не сомневаться. Точные даты я вам не назову, но надеюсь хотя бы в веках не запутаться. Первый представитель нашего семейства появился на острове в начале восемнадцатого века, и был он очень хороший кузнец, именно его мастерство и стало причиной изгнания из родного дома. В своей кузнице мой предок буквально творил чудеса, а за чудеса тогда вполне можно было угодить на костер. Как он узнал о переселении на новые земли, кто его доставил сюда, сказать не могу. Но здесь у него все сложилось очень удачно. Он построил возле утеса небольшой дом и кузницу. На острове не было тогда ни шикарных вилл, ни богачей. Кузнецу не требовалось умение ковать изысканные решетки, он выполнял простую и нужную многим работу, ковал предметы нехитрого крестьянского быта. Женился он здесь или привез с собой жену, я не знаю. Знаю только, что уже на Канти у него родился сын, которого он обучил своему делу. Но на родине у него остался брат, сын которого, как говорят, служил в кузнице самого короля. Король был казнен во время революции, а служивший ему верой и правдой кузнец Жак Гир вынужден был сначала скрываться у своего друга, а затем бежать к родственникам на далекий остров. Жак прибыл к дяде, дожившему уже до преклонных лет, и кузену не один, а с женой, которая вот-вот должна была родить ему первенца. Однако долгое путешествие и пережитые страдания не прошли бесследно, Жак вскоре заболел и умер, и его жена умерла тоже, не пережив смерть мужа и тяжелые роды, так что на свет наш прадед Эдвард Гир появился сиротой. Но насколько я знаю, его сиротство не было горьким. Его, можно сказать, даже баловали, семья к тому времени была по здешним меркам, вполне обеспеченной, даже богатой. Кузнечному ремеслу Эдварда учить не стали, то ли у него было слабое здоровье, то ли он попросту не хотел этим заниматься. Дело было уже в девятнадцатом веке. Эдвард отправился в Старый свет, на родину своих предков. Отправился не с пустыми руками, да и видно умом его Бог не обидел. Особой образованностью наш прадед не отличался, но кое-чему его обучил миссионер, с которым он подружился еще будучи мальчишкой. Все это ему, наверное, пригодилось. Чем и как Эдвард Гир нажил свое состояние, я не знаю, но на остров через несколько лет он вернулся с деньгами. Вернулся он в день похорон своего кузена, последнего представителя той семьи, которая его вырастила. Он был единственным наследником. В его наследство входил участок земли возле утеса Блаженной Марии, обветшавший дом и старая заброшенная к тому времени кузница. Разбирая бумаги, которые достались ему вместе с домом, он нашел старую грамоту, из которой следовало, что Жаку Гиру за его заслуги был пожалован королем титул графа. В нашей стране этот титул ничего не значил, но Эдвард считал себя европейцем. Он отбыл опять во Францию, а когда вернулся через год на остров, решил разрушить и старый дом, и кузницу, а на их месте построить замок. Что он и сделал, но все оказалось не так просто, архитектор был, конечно, приглашен из Европы, какой-то итальянец, а рабочих он сначала нанял на Канти. Однажды ночью на том месте, где раньше была кузница, появился тот самый призрак. А затем рабочие стали болеть какой-то неведомой болезнью. Когда трое из них умерли, остальные просто сбежали, но говорят, что болезнь их все равно настигла. Так и появился миф о призраке старой кузницы.
      - А как же замок? - подала голос Даниэла.
      - Замок достроили те, кого Эдвард нанял в Европе и привез сюда. Платил он, не скупясь, построили все на совесть, разбили вокруг дома красивый сад, даже фонтан сделали, вы все видели.
      - А картины, ковры, мебель, это когда появилось? - спросил я.
      - Почти все там со времен Эдварда, но современные удобства завел Саймон, хотя водопровод еще при отце сделали. Понятно, что есть такие мелочи, как посуда, белье, шторы, за этим кто следил?
      - А Эдсоны давно живут при замке? - поинтересовался Джулиус.
      - Лет десять, они еще при отце были наняты. До них никто подолгу не задерживался.
      - Из-за привидений? - это спросила Элизабет, и опять мне показалось, что голос ее дрогнул.
      - Не думаю, по-моему, причины были разные, - ответил Дэвид.
      - Знаете, - опять заговорил Джулиус, - мы хотели бы собрать в замке всех, кто знал Саймона, часов в шесть. Назовем это деловым обедом. Не возражайте, это нужно для следствия, ночью кто-то проник в замок, что он там искал? Возможно, вы это лучше поймете, чем Эдсоны. Поверьте, так бывает иногда.
      - Дэвид, давай пойдем, - вдруг поддержала нашу просьбу Джессика, - ведь я никогда больше не смогу увидеть этот замок. И папе будет интересно.
      - В самом деле, Дэвид - я не смог сдержать улыбки, - так мы договорились?
      - Хорошо, - согласился Гир.
      Джулиус тут же позвонил Эмилии предупредить ее о том, что к обеду в замке будут гости.
      
      Глава девятая
      
      В которой естественный ход событий нарушается из-за случайности. Впрочем, случайным нам кажется то, в чем мы просто не усмотрели закономерности.
      
      До вечера еще было время. Я вспомнил, что хотел поговорить с Луизой Качини, которая убирала на вилле Саймона Гира и кормила его завтраками. Помните? Это она обнаружила тело.
      Когда все вышли из кабинета, я задержался, чтобы спросить у инспектора, где смогу найти эту девушку.
      - Вы ее подозреваете? - удивился Бернис.
      - Подозревать нужно всех, - важно произнес я, - кроме того, мне кажется, что она не все нам сказала. Так вы поможете мне ее найти?
      - Нет ничего проще, вечером она работает в кинотеатре, а днем обычно дома, я запишу вам ее адрес. Я бы пошел с вами...
      - Не стоит, - прервал я своего собеседника, - я вам обо всем доложу.
      
      * * *
      Луиза удивилась и смутилась, увидев меня на пороге своего дома.
      - Я все рассказала, - это были первые ее слова после того, как я представился и сказал, зачем пришел.
      - Хорошо, - не стал я спорить, - я вам верю, вернее, я верю в то, что вы искренни. Но бывают мелочи, которые удивляют нас на мгновение, а потом мы о них просто забываем. Может быть, такая мелочь и ускользнула из вашей памяти. Давайте забудем об убийстве и просто попытаемся вспомнить то утро. Вы, наверное, очень рано встали, ведь в пять вы должны были уже быть на вилле?
      - Да, я обычно встаю в четыре, не люблю торопиться.
      - Вы встали, умылись, оделись, привели в порядок волосы, затем вышли из дома. На улице было пусто и тихо?
      - Не совсем тихо, галдели птицы, и было слышно море. Днем мы не замечаем, но утром его хорошо слышно, да, сейчас вспомнила, я ведь захожу в дом через кухню, это со стороны пляжа. Когда я уже подошла к двери, мне показалось, что зашуршал песок.
      - Отлично! А дальше, - я чувствовал, что Луиза увлеклась этой нехитрой игрой, - вы достали ключ?
      - Вспомнила! Дверь! Она была открыта! То есть не совсем, она была просто захлопнута. Я не придала этому значения, иногда господин Гир ходил ночью на пляж, а, когда возвращался, мог и не закрыть дверь на замок.
      - Нечто подобное я и предполагал, спасибо вам, Луиза.
      
      * * *
      Когда я шел к замку, у меня уже начинала складываться версия, но пока я не мог назвать имени убийцы, да и его мотивы представлял очень смутно.
      Тед копошился в саду, перед ним, на небольшой скамеечке стоял ящик с рассадой.
      - Извините, что мешаю вам работать, - обратился я к Эдсону, - но у меня появился вопрос, он может оказаться важным.
      - Спрашивайте, - Тед выпрямился и отряхнул с пальцев крупинки земли, - работа никуда не денется.
      - Я понимаю, что невозможно знать всех на острове, но вдруг. Вы не знаете случайно парня по имени Мигель Карадос?
      - Парня этого я не знаю, но имя слышал и запомнил, поскольку он меня однажды чуть было не подвел, это было как раз на прошлое Рождество. Мне нужен был хороший опытный официант, я обратился в агентство, и мне обещали прислать именно Мигеля Карадоса, сказали, что он очень ловкий и хорошо знает свое дело. Но в назначенное время вместо него пришел другой. Сказал, что Мигель просил его подменить. Все бы ничего, но этот второй был немолод, и я боялся, что он не сможет работать всю ночь достаточно быстро. Однако выбора у меня не было.
      - Ну и как? - поинтересовался я.
      - Великолепно! Я не ожидал. На всякий случай приглядывал за ним. И знаете, он умудрялся еще и с горничными флиртовать, я видел - одной из них он показывал, как умеет управляться с посудой, ставил на поднос стакан с водой, предлагал девушке выбить у него поднос из рук, а затем ловил стакан так ловко, что не проливалось ни капли.
      
      * * *
      
      К вечеру в замке появились гости. Дэвид, Джессика и Пьер Буази приехали ровно в шесть, на десять минут опоздал Джеймс Гроу.
      Обедали в парадной столовой, все было приготовлено великолепно и подано так, что придраться было не к чему. За столом говорили мало, отдавая дань тому, что было на тарелках. Я подумал, что вряд ли Эмилия все это сама приготовила, скорее всего, большую часть блюд заказали в хорошем ресторане.
      Затем осматривали замок. Здание небольшое, и осмотр не занял много времени. Гостям, коими на тот момент можно было считать только Джессику и адвоката, показали не только помещения второго этажа, но и те, что были внизу. Естественно, все остальные сопровождали их. Когда мы подошли к кухне, я посмотрел себе под ноги, чисто машинально, и вдруг увидел на полу едва заметные пятнышки, это был воск. В доме не использовались свечи; даже, если бы что-то случилось с электричеством, то на этот случай в каждой комнате всегда были приготовлены фонари, работающие на батарейках. Такое правило завел еще отец Саймона и Дэвида. "Похоже, наш призрак вполне материален" - подумал я.
      Затем мы пригласили всех в бар, где желающие могли выпить кофе или что-нибудь покрепче. Кофе готовила Эмилия, а Тэд занимался другими напитками. Я обратил внимание на то, что господин Эдсон не выглядит таким невозмутимым, каким мы привыкли его видеть, он заметил, что я на него смотрю, и подал мне знак. Я подошел к стойке.
      - Мне нужно вам кое-что сообщить, - прошептал мне Тэд на ухо.
      Пока все размещались, осматривали комнату, заказывали кофе и напитки по своему вкусу и желанию, мы незаметно вышли из бара и зашли в библиотеку. Там я и услышал от Тэда нечто совсем неожиданное. Сначала я не мог поверить его словам, но, подумав, понял, что этот почти фантастический факт все ставит на свои места. Некоторые детали еще требовали уточнения, но теперь было понятно, от кого эти уточнения можно получить. Все же я боялся, что это ошибка, и у меня появилась идея.
      Мы постарались вернуться в помещение бара незаметно. Сначала вошел я, а минут через пять Эдсон.
      Напряжение, которое ощущалось в начале вечера, постепенно исчезало, общего разговора пока не получилось, но каждый нашел себе собеседника.
      Бэтти, Джессика и Дана сидели за столиком у окна и что-то негромко обсуждали. К ним подошел господин Буази.
      - Мадам, обратился он к Элизабет, - если вы захотите продать что-нибудь из мебели, не забудьте старика Буази и его скромный аукцион, позвоните мне, и вам больше не о чем будет беспокоиться, вы нигде не получите лучшей цены, можете мне поверить.
      - Я в этом нисколько не сомневаюсь, - с улыбкой ответила Бэтти и жестом предложила Пьеру присесть на свободный стул рядом с собой.
      - О, я не стану навязывать вам своего общества, - вежливо отказался Буази и подошел к барной стойке, где стояли мы с Джулиусом.
      Тэд в это время приготовил кому-то коктейль, поставил его на поднос и направился мимо нас в сторону столика, за которым сидели Дерек, Джеймс и инспектор Бернис. Когда он проходил мимо Пьера Буази, у него вдруг подвернулась нога, он вскрикнул, поднос с бокалом выскользнул из его рук. Я не заметил, как это получилось: мгновение, звук упавшего подноса, а бокал в руке Буази, заворожено глядящего в глаза узнавшего его Эдсона.
      Я просто физически ощущал, как лихорадочно и напряженно искал старый антиквар выход из положения, которое, по сути, было безвыходным.
      - Не стоит усугублять и без того тяжелую для вас ситуацию, - заговорил я, чтобы не дать ему произнести какую-нибудь нелепую ложь, - здесь находится инспектор, бывший полицейский комиссар и адвокат. Они не дали бы мне соврать. На стекле того французского окна, через которое вы вошли в кабинет Саймона за несколько минут до того, как вы его убили, остался отпечаток ладони. Вашей ладони, не правда ли?
      Все затихли, и в наступившей тишине произнесенные тихим шепотом слова Джессики ударили по нервам:
      - Папа, скажи, что это глупая шутка, иначе я умру.
      К ней подскочил Дэвид. Мне было тоже тяжело, но я продолжил:
      - Я могу сейчас уже объяснить многое, но не все, некоторые детали знаете только вы, Пьер, уж больно таинственный мотив, как мне кажется, у этого убийства. Но я изложу свою версию, а вы, если захотите, меня поправите.
      
      
      Глава десятая
      
      В которой события, наконец, выстраиваются в понятную и логичную последовательность.
      - Но начну я с другой тайны. Я выскажу предположение, которое не было высказано до меня только потому, что у специалистов не было доказательств, а потомки Жака Гира предпочитали более красивую, по их мнению, версию. Я говорю о пресловутой коллекции, которую вписывали в свои завещания все, кто владел замком, начиная с Эварда Гира, построившего это стилизованное строение всего лишь в качестве оправы для своей замечательной коллекции, созданной не искусством ювелиров, а искусством кузнецов.
      - Ты хочешь сказать, что речь идет о решетках, ограде и Бог знает каких еще предметах, созданных всего лишь в кузнице? - уточнила Элизабет.
      - Именно так.
      - Но что же тогда значит венец Людовика Шестнадцатого? И при чем здесь вообще король Франции? Если бы речь шла о драгоценностях, то понять еще было бы можно.
      - Разве ты не знаешь, что в замке Тюильри, где удаленный от власти Людовик ждал своей участи, была кузница и еще слесарная мастерская?
      - Я читала об этом, но, кажется, это был какой-то роман.
      - В романах иногда упоминают события, которые происходили на самом деле. Возможно, этот странный король, скверно управлявший своей страной, был талантливым и искусным кузнецом. Во всяком случае, я уверен, что в этой коллекции есть и предметы, созданные, если не его руками, то уж точно при его участии. А венец? Это мог быть фрагмент ограды, или решетки, или венок из выкованных листочков, предназначенный для украшения какой-нибудь таинственной дверцы или простой каминной полки. Каким образом Эдвард Гир нашел предметы, созданные в королевской кузнице, я не знаю, наверняка, они были спрятаны где-то во Франции.
      - Это все очень любопытно и познавательно, - прервал мое объяснение Бернис, - но какое это все имеет отношение к убийству Саймона Гира? Уж не хотите ли вы сказать, что господин Буази, один из самых богатых людей Европы, пошел на это убийство ради каких-то железных прутьев?
      - Вы не эстет, инспектор, - усмехнулся я, - но главное, вы не коллекционер! Поэтому мотив поступков господина Буази вам будет очень трудно понять. А я слышал, что он мечтает о музее художественной ковки. Решетки, выкованные в кузнице замка Тюильри! В такой музей было бы паломничество! Впрочем, я думаю, что непосредственно убийство имело более сложный мотив. Ладонь на стекле - неоспоримая улика, разумеется, она не будет единственной, найдется Мигель Карадос, и он даст показания. Оружие, скорее всего, тоже отыщется, но именно из-за этой ладони мне кажется, что на виллу Саймона Гира Пьер Буази пришел не для того, чтобы убить. Думаю, что он хотел договориться, я прав? - Буази кивнул, хотя по-прежнему продолжал молчать. - Но Саймон не согласился на то, что ему было предложено, и тогда, скорее всего, вы пообещали расстроить его помолвку, так? - я посмотрел на Пьера, и он опять кивнул. - Пистолет, я думаю, тоже принадлежал Саймону. Он его достал, чтобы не дать вам уйти? Благодаря своей ловкости, вы смогли отобрать оружие у взбешенного хозяина виллы, но что было потом?
      - Да, - наконец заговорил Пьер, - я не собирался в него стрелять, я вообще никогда не держал в руках оружие, не знаю, как это вышло, я пытался прорваться к двери, а эта штука выстрелила. Когда я увидел, что натворил, я просто убежал. В своем номере, в отеле я все обдумал, и у меня появилась иллюзия, что все может обойтись. Потом меня опять неудержимо потянуло в замок.
      - Это вы в меня стреляли, там, у ворот? - дрожащим голосом спросила Элизабет.
      - Стрелял? В вас? Зачем? - искренне удивился старый антиквар.
      - Боюсь, Бэтти, - опять вмешался я, - тебе придется смириться с мыслью о том, что над тобой пошутило твое воображение, оно ведь у тебя незаурядное.
      - Но горничных напугали вы, - наконец включился в наш разговор Джулиус, - и я подозреваю, что вы отыскали, как минимум, один тайник в этом здании. Иначе вы не могли бы так исчезать.
      - Да, на первом этаже недалеко от кухни есть панель, которая сдвигается в сторону, за ней маленькая ниша, в ней ничего не было, но спрятаться там можно.
      - Вы не скажете нам, что вы искали? - неожиданно подала голос Даниэла.
      - Я искал картины.
      - Картины? - удивленно воскликнули сразу несколько голосов, включая мой.
      - Я объясню, - Пьер устало махнул рукой. - Господин Мак-Лоуренс почти все угадал правильно. Но мне есть что добавить. Человека, который помогал прятаться и сбежать на остров Жаку Гиру, звали Мишель Буази. В его доме не только укрывался опальный кузнец, но и были спрятаны две каминные решетки и декоративный венок из выкованных с потрясающим мастерством листочков, железная копия лаврового венца, это были настоящие кованные шедевры, к тому же созданные руками несчастного короля. Эдварду Гиру удалось раскрыть эту тайну. К сожалению, я не знаю подробностей. Он нашел и тайник, в котором были спрятаны решетки и венец. Но он боялся вывозить все это из Франции открыто. Тогда ему пришла в голову замечательная идея. Он строит на острове замок, и для этого замка заказывает во Франции ограду и решетки для окон и для каминов. Это ни у кого не вызывает подозрений, готовые изделия доставляются на остров, но вместе с ними Эдвард вывозит и королевскую ковку.
      - Остроумно, - заметил Джулиус, - но вы говорили о картинах.
      - В Тюильри работал не только кузнец, - продолжил свой рассказ Буази. - По просьбе Людовика к нему привели молодого и очень способного художника, официально он писал портрет королевы. Но, кроме портрета, он тайно написал еще три картины, на которых были изображены камины, два с абсолютно точно воспроизведенными решетками, теми самыми, которые выковал король, а на третьей картине камин был украшен кованым лавровым венцом. Я считаю, что решетки находятся в этом замке, они установлены на каминах, но каминов я насчитал здесь четырнадцать, все решетки по-своему заслуживают внимания, их ковали искусные руки, узнать работы короля могли бы помочь картины.
      - Вы точно знаете, что картины должны быть в замке? - спросила Элизабет.
      - Нет, но я на это надеялся.
      - Странный у нас получился разговор, - задумчиво произнес инспектор, - но вы не сказали, чего вы хотели от Саймона.
      - Сначала я просил его продать мне Старый замок за очень хорошие деньги, но он объяснил, что не может этого сделать, и рассказал о завещании. Я предложил ему другой вариант - сдать мне замок в аренду, но он не захотел это даже обсуждать, он требовал от меня, чтобы я объяснил свою заинтересованность. Я жалею, что не уступил ему. Но теперь уже поздно.
      
      * * *
      
      Когда Бернис вместе с Пьером Буази и Дэвид с Джессикой покинули нас, мы собирались еще что-то обсуждать, но разговор не клеился. Просидев какое-то время в баре, решили разойтись по своим комнатам.
      Как только я прикрыл за собой дверь и сел в кресло, засигналил мой телефон. Звонила Элизабет. Она просила, чтобы я срочно зашел к ней. Я не мог отказать.
      - Послушай, - Бэтти начала говорить, даже не предложив мне присесть, - я тебе должна заплатить гонорар, так? - честно говоря, я несколько растерялся и промолчал, а она решительно продолжила: - Возьми в качестве гонорара этот замок. Я не хочу его и Дэвид не хочет, что же он так и останется беспризорным?
      - Такое решение я не могу взять на себя, я должен это обсудить с Джулиусом, Дереком и обеими Данами...
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бэйс Ольга Владимировна (webdama@gmail.com)
  • Обновлено: 25/02/2012. 104k. Статистика.
  • Повесть: Детектив
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.