Бэйс Ольга, Бэйс Александр
Призакрытое дело

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бэйс Ольга, Бэйс Александр (webdama@gmail.com)
  • Обновлено: 11/05/2010. 86k. Статистика.
  • Повесть: Детектив
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    За столом люди всегда лучше понимают друг друга. Но то, что кто-то еще помнил, зачем мы сюда пришли, было для меня приятной неожиданностью.

  •   ПРИЗАКРЫТОЕ ДЕЛО
      
      Глава 1
      Эпидемия покаяния
      
      Стренчфилд, ничем не отличается от множества других маленьких провинциальных городов, разбросанных по разным странам нашей не слишком большой планеты.
      Возможно, под крышами этих домов и кипят страсти, но, в целом, жизнь здесь протекает с той неторопливой скукой, которую и принято называть покоем.
      Неожиданное происшествие нарушило это сказочное спокойствие. Грэг Рубинс, респектабельный гражданин, зарабатывающий себе на жизнь деятельностью, не требующей от него особых усилий - т.е. политикой, видимо, от скуки приобщился к экстремальным видам спорта. И почему-то начал с того, что выпорхнул из окна своей собственной квартиры. Произошло это на глазах как минимум трех свидетелей и маленькой камеры слежения. Все они долго не могли выйти из шока. Камера даже вращаться перестала.
      Квартира Грэга находилась всего лишь на третьем этаже, но приземление было столь неудачным, что в результате спортсмен стал очередным клиентом городского морга.
      
      Когда я прибыл на место происшествия, там уже красовался мой друг, по совместительству полицейский инспектор Роберт Фирст. Поблескивая мощным интеллектом (блеск его лысины трудно не заметить), он выписывал круги на месте происшествия, создавая себе рабочий настрой. Лучший полицейский города был чем-то озадачен. Допивая, как видно, уже не первый стакан кофе, он безуспешно пытался изобразить на уставшем лице задумчивость.
      
      - Привет, Боб! Неважно выглядишь.
      - Сил нет выглядеть важно.
      - Что тут случилось? Кто это? - Я указал на лежащее тело.
      - Это труп... Он выпал из окна.
      - Это я и сам вижу. Может ты нас познакомишь?
      - Ах да! Майк это Грэг. Грэг, это Майк...
      - Грэг Рубинс?
      - Он самый.
      - Неплохая предвыборная компания. Теперь он точно станет самым известным политиком. Как думаешь, он всерьез рассчитывал на этот пиар?
      - Не знаю, на что он рассчитывал, но вряд ли он мечтал попасть на эту штуковину. - Боб вынул из-за пазухи упакованный в полиэтиленовый пакет кусок арматуры.
      - Ого, как он сюда попал?
      - Не знаю.
      - Не положил же он его сам.
      - Ага, и прыгал, пока не попадет. Кстати, я вообще не понимаю, если он самоубийца, зачем прыгать на газон, когда прямо под окном замечательная асфальтовая площадка. А его предсмертная записка: это ж вообще полный бред.
      - Дай-ка посмотреть.
      
      Я никогда не считал себя экспертом по предсмертным запискам, но содержание этой действительно отличалось от стандартного.
      
      - Это же молитва.
      - Вот именно, какого черта?!
      - Боб, не богохульствуй...
      - Где мне в молитве искать причину, мотив... Виновных, наконец. Если таковые вообще имеются?
      - Не думаю, что стоит кого-то или что-то искать. Наверное, он был очень большим грешником... - Я взглянул на грузное тело покойного.
      - В таком случае, ему бы следовало не молитву, а завещание оставить, в пользу полицейского управления, например.
      - Жаль, что он не успел с тобой посоветоваться. Слушай, Боб, ты не будешь возражать, если я сделаю пару кадров с третьего этажа?
      - Буду. Если ты там наследишь, и у меня будут неприятности из-за твоих творческих фантазий.
      - Спасибо, я мигом!
      - Аккуратней там! Папарацций хренов...
      
      Осмотр много времени не занял, смотреть, собственно, было не на что. Складывалось такое впечатление, что Грэг и снимал квартиру для того, чтобы однажды выпасть из окна. Не считая следов, связанных с происшествием, все было в абсолютном порядке. Просто в отвратительном порядке.
      Медленно передвигая в голове мысли, я несколько раз щелкнул камерой.
      
      - Ну и как тебе вид из окна? - серьезно поинтересовался мой друг.
      - Замечательный. Если не смотреть вниз.
      - А внутри?
      - Внутри все выглядит так, как будто он очень торопился на тот свет. С порога за стол, черкнул записку, глотнул вина - и в окно. Как по расписанию.
      - Не пудри мозги и объясни свои размышлизмы.
      - Я не понял, кто из нас полицейский? Сам поднимись и посмотри.
      - Ладно, посмотрю. Торопился, говоришь?
      - Как будто он там и не жил...
      - Может он там и не жил, но выпал-то он оттуда, - подвел итог инспектор Фирст.
      
      * * *
      
      Меня никогда раньше не будили барабанной дробью, но я уверен - ощущение было бы именно таким. Несколько свирепых ударов по будильнику ничего не исправили. В конце концов, до меня дошло, что это телефон:
      
      - Я на проводе! - раздраженно рявкнул я в трубку.
      - Это ты зря, мыло на провод наносится хуже, совет из личного опыта, - пошутил, как сумел, Боб.
      - Очень смешно... Что тебе надо?
      - Я тебе помешал?
      
      Я посмотрел на часы:
      
      - Как бы тебе сказать, чтобы не обидеть...
      - Значит, помешал. Кто на этот раз? Брюнетка...
      - ...Блондинка! Как у большинства нормальных людей, подушка у меня белая! - моя шутка была не лучше.
      - Так ты спал!
      - Невероятная догадливость!
      - Догадливость, это от слова гадить?
      - Именно! Лингвист!
      - Так, перешли на оскорбления. Не бесись! Сам просил позвонить, как только что-нибудь прояснится.
      - Ну?...
      - Так вот: самоубийца найден на месте преступления, к счастью, не серийный. В общем, дело закрыто.
      - Великолепно!
      - Я подумал: тебе будет приятно получить информацию из первых рук, пока не остыла.
      - Я просто тащусь! Доставь мне еще одну маленькую радость: скажи мне, что это все!
      - Ну ладно. Все.
      
      * * *
      
       Утренний звонок Боба порадовал меня не меньше...
      
      - Какого черта? - обреченно буркнул я в трубку.
      - Мне бы Майка, если можно...
      - Боб, хочешь меня убить? Попробуй что-нибудь менее садистское.
      - Убить? Зачем? Я просто хотел сообщить...
      - Просто сообщить?... В четыре утра?!..
      - Покойники часов не наблюдают.
      - Какие еще покойники?
      - Обычные, не очень живые.
      - Опять кто-то выпал из окна?
      - Скорее не добежал стометровку. Ладно, проснешься, приезжай - сам увидишь. Только поторопись, а то тут наши эксперты... Ну ты сам знаешь: лучше поторопиться.
      - Хорошо, уже выползаю. Может, ты хотя бы скажешь, где это?
      - В лесу...
      
      Путь предстоял неблизкий, но городские кварталы пролетали незаметно. Несколько раз попадались светофоры, однако пока я нащупывал тормоз, они уже были позади. Движение в это время - не очень оживленное, поэтому сонный репортер (т.е. я), практически без происшествий добрался до места.
      
      * * *
      
      Место, указанное Бобом я нашел без труда, бывать здесь мне уже приходилось. Это был небольшой, по сравнению с городской мэрией, двухэтажный коттэджик, который почему-то называли охотничьим домиком.
      В свете полицейских мигалок маячил Боб, сигнализируя, где приземлится.
      - Как самочувствие, Майк?
      - Присутствует...
      - Ладно, пойдем. - Боб резко посерьезнел. Даже можно сказать помрачнел.
      
      Через пару минут мы оказались на месте, идеально подходившем для пикника, но то, что здесь произошло, едва ли можно было так назвать. Я, конечно, ожидал увидеть там труп, но...
      - Это же...
      - Он самый.
      
      Перед нами было тело человека, которого мы оба хорошо знали, комиссар Бразеро. Но Боб не стал бы меня выдергивать среди ночи только из-за этого, я понимал: тут должно быть что-то еще.
      
      - Да уж, ничего себе сюрприз. Что здесь произошло?
      - Не знаю. Похоже, он умер от сердечного приступа, но...
      - Что, но? - Ох и не люблю я эти "но"...
      
      Боб вытащил из кармана смятый листок бумаги.
      
      - Это было в его левой руке.
      - Не может быть. Опять! - На листке был уже знакомый нам текст молитвы, - может, это вирус какой-нибудь?
      - Не знаю, но должно быть какое-то объяснение.
      - Да... А кто обнаружил тело?
      - Две девицы, которых он пригласил по телефону, - комиссар был любитель гульнуть на природе.
      - Когда поговоришь с ними позвони мне... Хотя нет, я сам тебе позвоню.
      - Не уверен, что смогу из них что-нибудь вытащить. Во всяком случае, сегодня. Да, еще... Ты тут фотографируй, но снимки никуда не отдавай, пока, хорошо?
      - Я-то без проблем, ты за ним присмотри, - кивнул я на полицейского эксперта с камерой.
      - Он же свой...
      - Все они... Свои.
      
      * * *
      
      Вернувшись домой, я собирался доспать упущенное, но, не смотря на усталость, уснуть так и не смог. В голове копошились мысли, я пытался найти какую-нибудь связь между этими смертями, кроме двух непонятных записок.
      Бразеро был полицейским комиссаром. Самоубийство Рубинса наверняка показалось ему странным. Возможно, он решил сам написать эту дурацкую записку, чтобы лучше во всем разобраться: представить себя на месте самоубийцы и слишком вошел в роль? Хорошая версия для бульварного романа, но для рабочей версии это не пойдет.
      Нужно бы понять: зачем он потащился с этой запиской в лес, когда у него намечалась вечеринка? Что вызвало его приступ? Если его что-то напугало, то что? И если с ним был кто-то, то кто?
      От размышлений у меня разболелась голова, и я решил выйти на улицу.
      Побрел вдоль реки, отстраненно наблюдая за происходящим вокруг. Пустая голова наполнилась свежим воздухом, и я попытался разбросать мысли по местам.
      
      Что же нам известно? Один придурок, написав на бумаге молитву, решил, что самый короткий путь в рай начинается из окна его квартиры. Другой умер в лесу от сердечного приступа, но в руке у него такая же записка (Перепишите двадцать раз, и вам будет счастье). Что-то все-таки не так во всем этом... Ладно, разберемся, если мешать не будут. Тупиковых ситуаций не бывает, бывает трудный лабиринт. Но найти из него выход можно.
      
      Глава 2
      Забытые факты
      
      Эти размышления навели меня на воспоминания о тех временах, когда я служил в полиции, в качестве полицейского детектива, между прочим.
      Последним моим делом было происшествие для наших мест не совсем обычное, а точнее совсем необычное, слишком уж шумное и невероятное. Один из самых богатых и влиятельных людей города погиб вместе со всей своей семьей, разбившись на собственном вертолете. Это даже для большого города чрезвычайное происшествие, что уж говорить о нашей провинции. Вертолет Нила Ларски рухнул в ущелье и в таком месте, что не удалось добраться и до останков. Похороны представляли собой символический ритуал.
      Мне казалось тогда, что расследование я начал довольно удачно, но мое начальство посчитало иначе. Дело передали в более опытные руки, которые благополучно его закрыли из-за отсутствия состава преступления.
      После этого я понял, что служба в полиции не для меня. Я нашел себе более подходящую работу, но профессиональных навыков там не потерял. Я продолжаю заниматься расследованиями, но уже как корреспондент "Ньюс Эйдж". Мне повезло найти место, где меня ценят и оценивают по заслугам.
      
      * * *
      
      Что-то все время мешало мне сосредоточиться. До меня дошло - запах! Огляделся и понял, что стою рядом с пиццерией Рика, пройти мимо которой я просто не мог. Пришлось поддаться природному инстинкту.
      Оказавшись внутри, я сразу прицелился на любимый столик, но, не дойдя до него всего несколько шагов, столкнулся с симпатичной рыженькой официанткой. Мило улыбаясь, она предложила занять любое понравившееся мне место и что-нибудь заказать. Не прошло и двадцати минут, как я увидел перед собой ту же очаровательную улыбку, а на столе шикарную пиццу и кружку моего любимого пива.
      
      - Приятного аппетита, - проворковала девчонка.
      - Спасибо. Ты здесь новенькая?
      - Да. А...
      - Нет, просто остальные говорят мне "Приятного аппетита, Майк"
      - Так вы здесь завсегдатай? А ведь не скажешь!
      - Потому, что я худой, или на мне нет фирменной кепки?
      - Первое.
      - Я много двигаюсь. Ты, судя по всему, тоже.
      - Приходится.
      - Надеюсь на этот вечер у тебя не назначено много свиданий?
      - Почему?
      - Больше трех разбитых сердец я себе не прощу.
      - Это наглость или самоуверенность?
      - Профессиональный навык.
      - Я понимаю, Майк, что эта девушка способствует пищеварению, но мне она нужней! - вмешался в наш треп Рик.
      - Уже! Так что, до вечера?
      - До встречи. Приятного аппетита, Майк.
      
      * * *
      
      На следующее утро, почти проснувшийся, я проявился на своей кухне. Несколько глотков ароматного чая привели мое сознание в полурабочее состояние. Я мысленно попытался составить план действий на сегодняшний день, но телефонный звонок в который раз прервал этот серьезный процесс.
      
      - Майкл Кринс у телефона...
      - На сколько близко?
      - Достаточно, чтобы послать тебя подальше!
      - Разбудил?
      - Нет. Скажешь в чем дело или все-таки пойдешь?
      - Надо поговорить. Можешь подъехать ко мне домой?
      - Могу.
      - За двадцать минут?
      - Легко.
      * * *
      
      
      - Привет! Почему ты не в участке? - спросил я, понимая значимость этого факта.
      - Нужно заняться делом.
      - Почему нельзя заняться им на работе?
      - На работе надо работать, а спокойно заняться делом я могу только дома.
      - Так что за дело-то?
      - Надо прослушать то, что записано на этом диске.
      - Где ты его взял?
      - У своей секретарши.
      - У своей?
      - Со вчерашнего дня у меня есть секретарша, так как я теперь комиссар.
      - А-а... Поздравляю.
      - С поздравлениями потом. Так вот, сегодня, осматривая свой новый кабинет, я обнаружил две интересные вещи: во-первых, мой собственный отчет по делу Грэга Рубинса. Как оказалось, Бразеро его даже не открывал. Во-вторых, осматривая свои новые владения, я обнаружил микрофончик, не очень аккуратно закрепленный под крышкой стола. Странно, что сам комиссар не обнаружил его. Дальше мне было совсем не трудно проследить, куда он вел... Естественно мне пришлось поговорить с Люси, в результате чего у меня появился этот диск и некоторая информация. Да, кроме хитроумной системы секретарши, в кабинете было достаточно других интересных устройств. Вообще такое впечатление, что там готовилась пресс-конференция. Люси, между прочим, и сама не подозревала, какой информацией она владеет.
      - А зачем ей все это было нужно?
      - Не ей, а жене Бразеро, она хотела развестись, но так, чтобы не расстаться с деньгами и привычным образом жизни.
      - Не лучше ли было проследить за охотничьим домиком?
      - Лучше, но для этого ей пришлось бы научить устанавливать жучки одну из собак своего мужа.
      - С секретаршей не с борзой, эт точно. Так что там у нас?
      - Послушай сам.
      
      Разговор был записан две недели назад и особой содержательностью не отличался.
      
      - Привет, Бразеро!
      - Привет толстяк! В чем дело?
      - Есть к тебе просьба.
      - Как обычно?
      - Да, но в этот раз поаккуратнее, без шума.
      - Ладно, разберусь. Это все?
      - Да, пока все...
      
      Боб нажал на паузу.
      
      - Ты узнал второй голос?
      - Э-э...
      - Это Грэг. Судя по разговору, они неплохо друг друга знали. Эта запись - еще цветочки. Комиссар частенько оказывал своему другу кое-какие услуги...
      - Кое-какИе?
      - Политик делает свою карьеру поднимаясь по головам. Так вот, Бразеро и занимался тем, что подставлял Рубинсу эти головы. Впрочем, подобная информация уже вряд ли кому-нибудь пригодится.
      - Выставим на торги - посмотрим. Все-таки компромат. Повод наехать на всю братву, то есть, на партию Рубинса.
      - Это не все. По некоторым признакам, точнее, по их отсутствию, видно, что комиссар даже не проглядывал мой отчет...
      - Умер не дождавшись.
      - ...Следовательно, он мог и не знать о предсмертной записке Грэга.
      - Но если они действительно были чем-то связаны, то Бразеро знал об этом гораздо раньше тебя.
      - Допустим. Но в его-то руке был текст, написанный им самим. Зачем ему это было нужно.
      - ...Слушай, а может молитва это след из их прошлого, и связана с какой-то тайной, о которой мы ничего не знаем?
      - Пойдем чего-нибудь выпьем.
      
      * * *
      
      Боб счел мое предположение несерьезным, но я все же решил проверить свою версию. Стоило поговорить с кем-то, кто знал комиссара настолько давно, что мог бы рассказать о нем кое-что новое из совсем старого. Для начала я отправился в Сент-Ривер, и в первую очередь наведался в полицейскую академию. Мне казалось, что там есть за что зацепиться.
      Зацепился за первую попавшуюся форменную юбку, мне повезло, я раздобыл адрес бывшей квартирной хозяйки Бразеро. У нее наш комиссар жил, когда учился в академии.
      
      
       С квартирной хозяйкой поговорить не удалось. Слишком много прошло времени. У дома уже была новая обитательница. Ее звали Жанет. Она приходилась племянницей прежней. Жанет была типичным примером современной эмансипированной женщины, так как мое явление не произвело на нее никакого впечатления. Она очень торопилась, и я попросил назначить встречу на более позднее время. Но даже это было не просто. Пришлось наплести, что я известный, в некоторых кругах, писатель, что мой грандиозный проект под угрозой, и только она может мне помочь. Ну, напоследок, несколько комплиментов по поводу внешности и я, уже красовался на страничке маленького блокнота в виде изменения в вечернем распорядке. Более полным идиотом я не чувствовал себя никогда раньше, но зато после...
      
      В восемь часов вечера я появился на пороге уже знакомого мне дома. Двери открыл муж Жанет.
      Естественно, мой имидж пришлось корректировать, и с легендой о писателе я был вынужден расстаться, но кое в чем мне все же повезло. Мой новый знакомый, Ральф, оказался неплохим парнем. Мы быстро поладили, у нас было много общего, но самое интересное, что на мои вопросы больше и охотнее отвечал тоже Ральф. В общем, разговор получился очень занятный.
      
      Глава 3
      Загадочный орден
      
      Когда я уже собирался возвращаться обратно, вдруг позвонил Боб. Надо сказать, что когда бы и по какому поводу он ни звонил, это всегда "вдруг".
      
      - Где тебя носит? Я уже третий час пытаюсь с тобой связаться.
      - Что, труп стынет?
      - Чего?
      - Нет, просто я не знаю ни одного живого, ради которого ты можешь разыскивать меня три часа.
      - Представь себе, мне не до шуток. Это уже третий похожий случай.
      - А труп не Филиппе Каприни? Случайно.
      - Да...
      - Ну вот, теперь тебе даже и допросить некого.
      - Ты что-то раскопал?
      - Кто-то из нас должен выполнять твою работу...
      - Ладно, умник, отчитаешься позже. Я буду у тебя после обеда.
      
      * * *
      
      Вернувшись домой, я попытался устроить себе хотя бы пятиминутный отдых, ощутить всю прелесть домашнего уюта и тишины. Но, взглянув на часы, понял, что вряд ли это будет возможно. Через несколько секунд раздался стук и почти сразу открылась дверь.
      
      - Да, Боб, чувствуй себя как дома, - я сказал это так вяло, как только мог.
      - Что с тобой?
      - Ничего. Просто твоя пунктуальность всегда проявляется в самое неподходящее время.
      - А-а, ты хочешь сказать, что мне следует зайти попозже, да?
      - Нет... я уже ничего не хочу сказать.
      - Вот и замечательно. Тогда я пойду взболтаю пару коктейлей и перейдем к делу.
      
       Коктейли у Боба просто неповторимые. Именно с их помощью, вероятно, он раскалывает своих свидетелей и подозреваемых.
      
      - Ладно, Майк, - в голосе новоиспеченного комиссара появились знакомые нотки, - пока ты еще не спишь, расскажу тебе сказочку про твоего знакомого, Филиппе.
      - Он не мой знакомый!
      - Не важно. Так вот, этот самый Филиппе вчера закатил вечеринку в честь своего нового детища. А точнее новой марки вина. Как выяснилось, Каприни - действительный владелец фирмы "Дикий Рай".
      - Как Каприни? Насколько я помню, основал ее Ларски. Или я ошибаюсь?
      - Нет, не ошибаешься. Но есть одна заковырка. Нил основал свою фирму на территории замка Азари. Таким образом, имущество фирмы оказалось связанным с землями и строениями, т.е. всей собственностью владельцев замка. Нил все это выкупил, но не оставил завещания, а по закону в этом случае, если в течение десяти лет никто не заявляет свои права на наследование, а именно так и случилось, то все имущество переходит к его предыдущему владельцу, или его наследникам. А предыдущим владельцем был...
      - Каприни!
      
      * * *
      
      История возникновения винодельческой фирмы "Дикий рай" была неразрывно связана и с историей города, и с историей одного из красивейших замков с загадочным названием "Азари". Замок был построен так давно, что о его первом владельце мало что известно. Только то, что этот парень был большим оригиналом. Кому еще придет в голову построить замок на краю скалы, окруженной глухими лесами и болотами. Эта оригинальность, по всей вероятности, передавалась по наследству, и другие представители рода отличились всякого рода странностями.
      Например, один из них, не добыв себе славы и богатства в честных сражениях, стал лесным разбойником, где, судя по всему, нашел применение своему воинскому таланту, за что и получил прозвище Серебряный клинок.
      Другой стал выращивать на камнях виноград, чтобы иметь в подвалах собственное вино. И хотя чуть было не потерял на этом все свое состояние, все-таки добился успеха.
      А вот Филиппе Каприни был классическим примером вырождения древних родов. Он не был прямым потомком последних хозяев замка и наследником стал совершенно случайно. Промотав большую часть полученного им состояния, запустил дела настолько, что спасти положение могло только чудо. Этим чудом и оказался Нили Ларски, который сначала арендовал, а позже и выкупил, замок и виноградники и, самое главное, основал теперь уже широко известную фирму "Дикий Рай". После его смерти делами фирмы занимался временный управляющий, нанятый адвокатом семьи.
      
      * * *
      
      - Так вот, на этой вечеринке Каприни познакомился с какой-то девицей, которая и обнаружила потом его тело.
      - До его смерти, или после?
      - После. Они вместе заехали к нему домой, Каприни оставил даму в гостиной, а сам поднялся к себе в кабинет и долго оттуда не показывался. Когда подруге надоело затянувшееся ожидание, она последовала за ним, а там... Он... Да, кстати! Ты же не рассказал, что ты там выяснил.
      - Не так много как хотелось бы. Оказалось, что наш комиссар, летающий Грэг и Филиппе, были друзьями.
      - Друзьями?
      - Во всяком случае, они уживались в одной квартире, какое-то время. Их было трое: ученик полицейской академии Рэй Бразеро, Грэг Рубинс - начинающий аферист, и Филиппе Каприни, в то время подрабатывавший в пиццерии своего дяди. Снимали они жилье у одной милой женщины. С ней, к сожалению, поговорить уже не удастся. Но мне посчастливилось познакомиться с ее племянницей и кое-что разузнать у нее. Жанет прекрасно знала всех троих, а особенно Каприни...
      - Особенно?
      - По крайней мере, ее мужу эта часть разговора не очень нравилась.
      - Ну, здесь ничего сенсационного ты не обнаружил.
      - Здесь ничего. Но я воспользовался связями в прессе, и выяснил кое-что интересное: все трое были членами очень странной организации, именующей себя "Орденом святого права".
      - Чего?
      - Я слышал об этой организации немного, что-либо определенное выяснить мне пока не удалось, да и времени на это не было. Но есть у меня старый друг, который справится с этим лучше, так как он имеет доступ к разного рода архивам. Копаться в грязном белье - его призвание, так что мы вполне можем рассчитывать на скорый результат.
      - Ладно. Ты же хотел посмотреть на берлогу нашего винодела. Хочу заметить, умер он не в самой плохой обстановке.
      - Надеюсь, ты ему не завидуешь?
      
      * * *
      
      Дом Каприни действительно излишней скромностью не отличался. Это было величественное трехэтажное строение в центре огромного ухоженного сада. Еще издалека увидев его, я подумал, что без проводника нам не обойтись. Впрочем, оказалось, что ориентироваться там не так уж сложно. Мы поднялись на второй этаж и сразу увидели открытую дверь кабинета.
      Кабинет представлял собой комнату, заставленную книжными шкафами и скульптурами. А массивный резной стол и такое же кресло, стоящие посередине, окончательно добивали и без того зыбкую гармонию.
      Шкафы были набиты исключительно художественной литературой, не имевшей ничего общего с бизнесом их хозяина.
      - Судя по всему его единственная связь с виноделием это привязанность к выпивке.
      - Это его и убило.
      - Что?
      - А что, я разве не сказал?
      - Нет.
      - Я не рассказал как он умер? Он отравился своим любимым вином. А на столе опять была чертова молитва. В этот раз я ее спрятал. Иначе это дело точно попало бы к спецам из службы безопасности, а мне надо думать о своей карьере. Кроме того, твои коллеги тоже не дремлют, а шумиха в прессе никогда не помогала.
      - Слушай, Боб, тебе не кажется, что вся эта ситуация какая-то дурацкая, по меньшей мере?
      - Нет не кажется! И дураку понятно, ситуация абсолютно нелепая.
      - Кому понятно?
      - Я еще не все рассказал. На столе стояли две одинаковые бутылки и два бокала, это, согласись, нечто большее, чем просто оригинальность. Может, с ним был кто-то еще?
      - Да. Пили прямо из бутылок, а потом вспомнили про бокалы.
      - Все может быть, но опять же никаких улик: ни отпечатков пальцев, ни следов обуви, ничего. И вот еще. Я, конечно, понимаю любимое вино, но не в таких же количествах. Так ладно бы только это...
      
      Боб продолжал еще что-то говорить, а моя голова уже была занята совсем другим. Мерзкая надоедливая мысль залетала ко мне и раньше, но сейчас она просто не давала мне покоя. Мой взгляд уперся в старую фотографию в золотистой рамочке.
      - Боб, ты это видел?
      - Что? Черт! Я ее и не заметил...
      -Слушай, возьму-ка эту картинку. Вечером созвонимся! - Я выбежал из кабинета и заспешил по лестнице к выходу.
      - Эй, ты куда?! - догнала меня запоздалая реакция моего друга.
      - Мне нужно вернуться домой, - выкрикнул я в ответ, не останавливаясь, - покопаться в столе! Потом объясню. Вечером!
      
      * * *
      
      В моем письменном столе не было только лампы Аладдина, моей мамы и туда не влезли лыжи. Поэтому поиски чего-либо в нем заканчивались или ничем или завтра. Но даже это меня не остановило. К тому же в моем распоряжении был целый ряд инструментов: моя энергичность, знание местности и вожжа в нужном месте. Каких-то пять шесть часов и мои старания были вознаграждены. Передо мной засияли драгоценные вырезки из газет и старые записи. Зачем они мне? А я и сам не знаю. Просто надо было восстановить в памяти все детали и события того времени, насколько это возможно. Уж очень хотелось выяснить, каким же образом были связаны люди на фотографии? Тут были и Грэг, и Каприни, и Бразеро, и Ларски, и еще какой-то самодовольный тип...
      Мои размышления в очередной раз были прерваны.
       - Алло, - произнес я, пожалуй, излишне раздраженно.
      - Привет, Майк! Это Пит. Я тут раскопал, что смог.
      - Давай все что есть, - раздражение вмиг улетучилось
      - Ну этот "орден" что-то вроде сатанинской секты с расистским уклоном... Впрочем, что рассказывать. Все, что я раздобыл, я скинул на твой ящик. Думаю, ты сам разберешься, что к чему.
      - Спасибо, Пит, с меня причитается.
      - Брось. Я все еще твой должник. Удачи!
      
      Пит неплохо поработал. Он переслал мне целый архив. Там были: и списки членов упомянутой организации, и фотографии всех, кто хоть как-то был связан с этим делом, материалы полицейских и журналистских расследований, и многое, многое другое. В общем, мне теперь было чем заняться.
      Уже в самом начале, меня ждал сюрприз. Просматривая фотографии, я наткнулся на лицо, которое показалось мне знакомым. Я не сразу понял, откуда, но, приглядевшись, вспомнил, что видел его совсем недавно. Это был тот самый улыбающийся тип с общей фотографии. Я поднес эту реликвию к экрану монитора, чтобы убедиться в своей правоте. Да, это был он.
      Его звали Лоурен Твинс. Он был основателем и идейным руководителем того самого "Ордена святого права".
      
      Глава 4
      Исповедь телохранителя
      
      Я продолжал просматривать данные в компьютере, и был просто поражен.
       Дэвид Портер - официальный руководитель этого Ордена, единственный среди его членов, ни разу не засветился в полицейских досье, даже как свидетель. Судя по всему, Дэвид Портер - его девичье имя, потому, что я, например, знал его как Нили Ларски. Его руководство организацией было чисто символическим. За использование его имени Нил (или Дэвид) получал неплохие деньги и при этом мало, чем рисковал, поскольку знал о своей организации значительно меньше, чем самый рядовой ее член. Во всяком случае, так должно было быть. Но, несмотря на все это, при нем всегда был телохранитель, которому он очень хорошо платил. Возникает вопрос: зачем? Чего он боялся? Пожалуй, единственный, кто может дать исчерпывающий ответ - это Тэд Гроувер, теперь уже бывший телохранитель Нила.
      
      * * *
      
      Жилище Тэда по-своему впечатляло. При взгляде на него невольно возникала мысль о том, что давненько здесь не ступала нога человека. Трудно себе представить, что в таком запущенном месте может кто-то жить. И тем не менее, здесь жил Тэд. Если это можно было назвать жизнью.
      
      Избежав нелепой смерти на раздолбанном крылечке, я приблизился к двери и постучал.
      - Эй! Есть кто живой?!
      
      В ответ я услышал только слабый хрип. Судя по всему, хозяин дома был в своем привычном состоянии, и слово "живой" к нему подходило не очень.
      - Помощь не требуется?
      
      Войдя внутрь, я буквально наткнулся на лежащего на полу Тэда. Мое предложение было как нельзя кстати. Имея некоторое представление о том, как выглядит сердечный приступ, я сразу же бросился к телефону, но телефонный провод оказался оборван. Тогда я рванул назад к машине.
      
      Оказав первую помощь, я все же не удержался от комментария:
      - Знаешь, дружище, при таком образе жизни, неплохо бы обзавестись хоть какими-то медикаментами.
      - Ладно, Майк, не доставай. Я как-нибудь справлюсь. Кстати, с медикаментами у меня полный порядок, а мой образ жизни это мое личное дело... И пью я не так уж много.
      - Зато регулярно.
      - Ты прав. Что-то сердце стало беспокоить...
      - И не только. Ты меня вообще беспокоишь.
      - Да, телохранитель который не в состоянии сохранить даже собственную шкуру... Лет пять назад я раскатал бы этого парня вдоль и поперек. Да и сейчас. Я уже почти скрутил его и вдруг сердце. Если бы не явился ты...
      - Это был почтальон? Я видел машину на углу.
      - Не думаю, что это его основная профессия. Да черт с ним. Раз уж ты здесь тебе придется кое-что выслушать. После того, что сейчас случилось, нет смысла хранить тайну.
      - Это?...
      - Сейчас ты все поймешь...
      
      
      Глава 5
      Новый поворот
      
      Исповедь Тэда была для меня полной неожиданностью, хотя бы потому, что шел я сюда совсем за другой информацией.
      Мое состояние было близко к шоковому. А как еще может чувствовать себя человек, который всю жизнь думает, что трава синяя или красная, и вдруг узнает, что она зеленая.
      Оказалось, что в разбившемся вертолете Нила Ларски не было его маленьких дочерей. По словам Тэда, ему удалось их спасти. Вместо вертолета он посадил их в свою машину, но об этом знали только погибшие родители и он.
      Теперь к числу посвященных прибавился я и, возможно, кто-то еще. Нужно было действовать быстро.
      
      - Алло! Боб?
      - Уже не тот, что был раньше, но слушать еще могу.
      - Что у тебя с голосом?
      - Приболел. Не вздумай комментировать!
      - Хорошо, не буду. Слушай, я сейчас еду в один прелестный городок по одному очень важному делу.
      - В один город... по одному делу... Что за секретность?
      - Не секретность, а осторожность. Твой телефон только ленивый не прослушивает.
      - Короче, выкладывай, что нужно.
      - Помощь.
      - Какая?
      - Ты что издеваешься?
      - Хорошо, перезвоню с чистого аппарата.
      - ... Ну так что?
      - Раз уж ты теперь комиссар, пришли мне пару своих подчиненных. Желательно покрепче и поумнее.
      - Я комиссар, а не волшебник.
      - Ладно, пришли кого сам выберешь. Пусть ждут меня возле Топ заправки, на выезде.
      - А что случилось?
      - Пока ничего, но все может быть.
      
      Конечно, я предполагал, что в полиции трудно с кадрами, но не думал, что настолько.
       В назначенном месте меня поджидали мой друг комиссар и невысокий худощавый парень.
      
      - Больше никого не осталось?
      - Только давай без сарказма. Ты же сам просил покрепче и поумнее. Так вот тебе один покрепче и один поумнее. Ладно, хватит болтать, поехали.
      
      Дабы избежать лишних потрясений, я не стал уточнять, кто из них кто.
      
      - Тим Вильсон, - назвал комиссар имя своего подчиненного, - самый молодой, но при этом не самый худший наш сотрудник. - Боб всегда знал толк в похвалах.
      - Рад познакомиться. Меня зовут Майк, и в данной ситуации я - главный.
      - Почему это? - встрепенулся Боб.
      - Начнем с того, что ты находишься в моей машине и, в отличие от меня, не знаешь, куда мы едем.
      - А почему бы тебе ни просветить нас, куда же мы направляемся?
      - На пересечение четвертого и двадцать восьмого шоссе.
      - Вот и замечательно! А теперь главным буду я.
      - Но ты ведь не знаешь, зачем мы туда едем...
      
      Мы прибыли на место, и несмотря на всю серьезность ситуации, то ли от длительного путешествия, то ли по какой-то иной причине, моих попутчиков вдруг разобрал смех.
      
      - И мы должны здесь что-то найти? - выговорил Боб, разводя руками.
      - Здесь - нет. Я просто хотел, чтобы вы посмотрели на это место.
      - А что в нем такого особенного?
      - Ничего. Кроме того, что лет двенадцать назад, в этом самом месте один мой знакомый...
      - Начинается! Один мой знакомый из некого колледжа в кое-каком городе.
      - Я могу договорить?
      - Да пожалуйста.
      - Отлично! Так вот. Один мой знакомый, лет двенадцать назад, оставил здесь двух девочек. Одной было девять лет, другой семь.
      - Хорошие у тебя знакомые. Надеюсь, он их не закопал?
      - Нет. К тому же сейчас наша задача - найти этих девочек. Причем делать это нужно быстро, так как я подозреваю, что нас могут опередить.
      - Кто? - вставил свое слово Тим.
      - Об этом позже, в дороге я вам все расскажу.
      - Предлагаю прошвырнуться по ближайшим населенным пунктам. У меня здесь кое-где есть кое-какие знакомые, которые могут кое-что знать, - если кто-то не понял, Роберт Фирст шутил.
      - Неплохо. А то я думал, что от кое-каких комиссаров нет никакого толку.
      - Это что, наезд при исполнении?
      
      Ближайшими населенными пунктами были городок Гринвер Д (вряд ли кто-нибудь точно знает, почему он так называется), и деревушка Сантве.
      Ближе оказалась Сантве. До нее было всего четыре километра, а до Гринвер Д аж четыре с половиной. Знакомые у Боба там, конечно, были. Но они были не кое-какие, а какие-то никакие. И местный полисмен Джейк, и жители деревни, казалось, изо всех сил пытались нам помочь, но только толку от их помощи практически не было. Одни, не обращая внимания на наши вопросы, рассказывали что-то свое. И при этом перебить их было совершенно невозможно. Другие напоминали партизан, недавно покинувших плен. Половину их жизни съела амнезия, а то, что они все-таки смогли вспомнить, говорилось так сбивчиво, что трудно было что-либо понять. Но что их всех объединяло, так это то, что все были ужасно гостеприимны и невероятно настойчивы в своем стремлении усадить нас за стол. Причем, в какое бы время суток вы не зашли - ранним утром, или поздним вечером, было совершенно не важно. Вы все равно попадаете как раз к обеду.
      У всех было домашнее "фирменное" блюдо, которое дабы не обидеть хозяев, нельзя было не попробовать. И к концу дня у меня не только болела голова, но и выл переполненный желудок.
      
      - Ну что, Боб? Как ты оценишь результат нашей прогулки?
      - Ноль с хвостиком. - Боб, конечно, был любителем поесть и пообщаться, но сейчас даже ему было явно не по себе.
      - А ты что думаешь, Тим?
      - По-моему, это очень маленький хвостик.
      - Согласен. Едем в Д Гринвер?
      - Гринвер Д!
      - Какая разница?
      
      Мы двинули в другую сторону. По дороге мы разработали гениальный план и в город въехали во всеоружии.
      
      - Кто-нибудь из вас бывал здесь раньше? - я вдруг подумал, что чего-то мы все-таки не доработали.
      - Бывал?! Я проходил здесь стажировку и...
      - Боб, я говорю не о средневековье.
      - Ты опять?!
      - Нет.
      - Так вот ты просто помолчишь и порулишь, куда я скажу.
      - Так точно. Командуй.
      
      Под чутким руководством комиссара мы порулили в сторону городской мэрии. Именно там, по мнению Боба, находился архив, в котором могло быть что-нибудь интересное для нас. А может быть, даже и полезное. Но, и там нас ждал очень теплый прием. Даже слишком.
      
      * * *
      
      - Что ты на меня смотришь, как будто я поджог эту чертову мэрию.
      - Ничего, просто заткнись.
      - Я же не говорю, я рассуждаю.
      - Рассуждай молча!
      - Хорошо. А у тебя есть предложения?
      - Нет. Хотя...
      
      Но Боб так и не успел ничего сказать. Зазвонил его телефон.
      
      - Слушаю!... Что?... Хорошо, сейчас будем.
      
       По сияющей роже друга я понял, что звонила не жена.
      
      - Звонил Джейк, он хочет нам что-то сообщить.
      - Где он сейчас?
      - Через пять минут будет ждать нас в закусочной "Жюля", это здесь недалеко. Поехали.
      
      Когда мы прибыли на место, нас там никто не ждал. Не то, чтобы Джейка вообще там не было, он был, но не один и, по всей видимости, уже собирался уезжать. Два молодца нехлипкого телосложения как раз упаковывали его в машину.
      
      - Ребята! А вам не кажется, что это не очень вежливо, самому назначив встречу, вот так с нее смываться? Или это его обычная манера?
      - Да нет, на него это не похоже... А кто эти монстры?
      - Хорошо, что ты об этом спросил, Боб. Но почему у меня?
      
      Пока профи рассуждали, что бы это могло значить, молодой Тим был уже в центре событий.
      Я не большой любитель боевых сцен, но следует заметить, что в реальной ситуации все выглядит гораздо эффектней и зрелищней, чем в кино.
      А дело было в том, что смываться Джейку активно помогали. Два огромных амбала, аля Кинг-конг жив. Они видимо были людьми чуткими и заботливыми, из тех кто переводит бабушек через дорогу и выгуливает бесхозных собачек, причем не всегда с их согласия... Очевидно сегодня, бабульки и собачки неожиданно кончились, иначе непонятно почему эти бритые доброхоты с таким упорством пытались "помочь" толстому упирающемуся полицейскому сесть в подкативший Мерседес.
      
      - Эй! - окликнул Тим добровольных помощников, когда снаружи оставалась только одна треть Джейка. - Какого черта! Джейк, вылазь!
      
      Запыхавшиеся и слегка помятые амбалы не обратили на него внимания, было видно, как нелегко дались им первые две трети Джейка, и останавливаться сейчас, когда победа была так близка, они явно не собирались.
      Тим в два прыжка оказался возле машины и с неожиданной для своей комплекции силой рванул ближайшего амбала за хрустящую кожанку. Амбал на секунду бросил свою добычу и с разворота, не глядя, выстрелил волосатым кулачищем в область неожиданно возникшей тщедушной помехи. Замысел был прост Даже если мозолистая кувалда и не достигнет конкретной цели, то ударной волны от нее вполне хватит чтобы погубить всю нахальную немощь в радиусе нескольких километров. Это был идеальный план за исключением одной мелочи у Тима было много чего про запас: физподготовка, три года спецназа, черный пояс. Немощи с собой не оказалось, Кроме того, еще только дергая за амбалову куртку, он уже знал, что за этим последует, поэтому легко увернулся. Костяная кувалда с грохотом врезалась в открытую дверцу. Примерно от такой силы удара много лет назад вымерли бедные динозавры. Громила взвыл от боли и инстинктивно повернувшись, что бы разглядеть обидчика, получил прямой в голову.
       Тяжелая рука! - успел отметить громила мутнеющим сознанием, и ошибся. То была нога, результат хорошей растяжки, полученной в детстве на бальных танцах.
      Второй Кинг-Конг не мог поверить глазам, и тихонько обалдевал от такого поворота событий, но рефлексы работавшие как часы, уже направили его правую руку к спасительной кобуре. Боковым зрением Тим, конечно, заметил этот наивный порыв и внутренне заскучал, даже обиделся на такое постыдное однообразие действий. Е2-Е4,- подумал он и запустил в гориллу увесистым блокнотом- органайзером, который всегда носил с собой, выбирая в магазине долго и тщательно по весу и аэродинамическим качествам.
      Зажатый между "мерсом", барахтающимся Джейком и напирающим Тимом, Кинг-Конг неуклюже выпростал обе лапищи заслоняя лицо. Зацепившийся за кобуру, пистолет выскользнул из его ладони, и жалобно звякнув скользнул под машину. Амбал взбесившись тут же обнаружил блестящее знание народного фольклора и немаленький ножик, которым явно собирался компенсировать отсутствие пистолета.
      
      - Неплохая зубочистка! - одобрил Тим, сбрасывая с себя куртку.
      - Сейчас я ее тебе подарю! - огрызнулся Кинг-Конг.
      - Я на службе! Боюсь, придется вернуть! - выдохнул Тим уходя от острого колющего выпада.
      
      Но кинг сделал быстрый шаг вперед и вторым выпадом поймал Тима на уходе. Жалобный треск ткани возвестил о том, что счет открыт. Тим пошатнулся но устоял, пятясь, лавируя и отчаянно размахивая курткой, спасаясь от бешено мелькающего лезвия. Лезвие полностью поглотило внимание и Тима, Кинг накрыл противника боковым махом ноги. Но рассеянность Тима тоже была приемом. Вмиг сориентировавшись, он присел, и, пропустив над головой ногу соперника, вынырнул как раз за его спиной, и вбил прямо в хрипящую тушу коронным прямым правой ноги все, на что был способен. Туша охнула, ее уже неуправляемую повело, закрутило, будто Кинг танцевал какой-то диковинный танец, и кулем повалилась на землю. И тут, не менее тяжелый удар в спину приподнял совсем не гигантского Тима от земли и с размаху обрушил на мостовую.
      
      - Привет фараон! - раздался сзади голос первого очухавшегося амбала, - соскучился небось. Щас я тебя развеселю, - прорычал бритоголовый приближаясь.
      - Повеселились и хватит,- перевернувшись на живот Тим не без труда достал из-за пояса Берету. - Сюрприз, урод! Лапы в гору. Вылазь из этой консервной банки, Джейк! Я тут все уладил!
      - Не все! - Сдавленно откликнулся Джейк, безуспешно пытаясь выбраться из машины, - они на меня это надели, - он ударил по обшивке мерседеса, - пусть они и снимают.
      
      Тим недвусмысленно повел дулом в сторону Джейка. Амбал живо обхватил Джейкову талию и вырвал его из салона. И вдруг резко толкнул Джейка в сторону Тима.
      Когда Тим выбрался из под многострадального коллеги, амбал уже разворачивался и выруливал на дорогу.
      
      - Уйдет! - крикнули хором несколько голосов.
      - Может, годика через три, - беззаботно предположил Тим, и, разбежавшись, словно собираясь покорить все мировые рекорды разом, он, что есть силы, обрушился на капот. Мерседес рванулся вперед, сбрасывая непрошеного гостя, но тут в салоне что-то хлопнуло, и неуправляемая машина ткнулась в парапет.
       - Получите и распишитесь! - Сказал Тим, вставая и указывая на припечатанного подушкой безопасности к сидению беспомощного амбала.
      Для доставки неожиданного улова в участок, Боб вызвал патрульную машину. После чего все отправились в закусочную.
      
      
      
      * * *
      
      - А ты молодец, Тим. Быстро сориентировался, да и справился с этими гориллами шустро. Боб тебя явно недооценил, - не мог не отреагировать я.
      - Ему было не так уж и трудно. Эти ребята здорово вымотались, пока пытались подтащить Джейка к машине, даже общий вес похитителей не дотягивает до внушительных размеров жертвы. - прокомментировал в свою очередь Боб.
      - Да тебе самому давно пора сесть на диету, - неожиданно обиделся Джейк.
      - Глядя на тебя, я думаю, что моя диета может подождать, - огрызнулся комиссар.
      - Спокойно, горячие парни, а то подеретесь.
      - Не волнуйся, - в наш пустой треп вмешался Тим, - до этого не дойдет. Чтобы подраться, им обоим придется встать, а на это они точно не пойдут.
      - Так! Новичок! Ты не только шустр, но и не в меру разговорчив, - Боб вспомнил, что он начальник, - Все, хватит пустой болтовни! Пусть лучше Джейк расскажет нам, как он умудрился за то время, что мы ехали, найти приключения на свой солидный зад.
      - А что я вам расскажу? Честно говоря, я и сам толком не понял, что произошло. После того, как я вам позвонил, можно сказать, не успел положить трубку, как открылась дверь, и в кафе влетели два этих барана. Все, что я от них услышал: "С тобой хотят поговорить".
      - Бараны... Мало того, что летающие, так еще и говорящие.
      - Судя по тому, что удалось услышать мне, - снова влез Тим, - они действительно что-то говорили, но это не было похоже на: "пожалуйста пройдемте... вот здесь вам будет удобнее" или "осторожно, здесь ступенька...".
      - Ну да... - Джейк, наконец, обратил внимание на своего спасителя. - Такого они точно не говорили...
      
      Тут началось бурное обсуждение происшествия, новые подробности которого удивляли даже самих разговорившихся. Прервать это безобразие мог только командный фальцет Боба...
      
      - Тихо! У Джейка, если я не ошибаюсь, было к нам какое-то дело. И если он сам еще помнит, что хотел нам рассказать, предлагаю обсудить это в машине.
      - Да, в тесноте да не в обиде, - съязвил Тим.
      
      Боб опасался появления новых сюрпризов, поэтому для дальнейшей беседы мы решили поискать место поспокойней. Наш выбор пал на уютный рыбный ресторанчик за чертой города. Несмотря на то, что это место было довольно популярным среди горожан, в данный момент там было относительно тихо.
      
      - Так, расскажи, наконец, что заставило тебя с нами связаться? - начал Боб.
      - Разговор с одной из наших семей. Точнее с семьей Стэрсонов. Вы с ними тоже говорили. После вашего отъезда отец семейства предложил заглянуть к ним для важного разговора.
      - И что же они сказали?
      - Что незадолго до моего перевода в Сантве, из деревни съехала семья Гонтье. Остальные жители деревни не обратили особого внимания на их поспешный отъезд. Но Стэрсоны, знали немного больше других. В том числе и настоящую причину их отъезда.
      - Ты что издеваешься? - Боб не выдержал. - Говори короче!
      - А ты меня не торопи. Я ведь могу и сбиться. Придется начинать сначала. Так, на чем я остановился?
      - На причине их отъезда. - Осторожно напомнил я.
      - Да... Так вот. Причина, по которой они так скоропостижно съехали, была в том, что им не очень хотелось, чтобы вся деревня пережевывала их благородный проступок...
      - Какой? Джейк, ну в самом деле?...
      - А такой. Как раз в то самое время, которое вас интересует, Гонтье удочерили девочку лет восьми-девяти...
      - Одну?
      - Нет, батальон! Конечно одну.
      - Но нас интересуют две девочки...
      - Ну не знаю. Я что выяснил, рассказал, а вы как хотите...
      - А где живут эти Гонтье?
      - Да здесь, в Гринвере Д!
      
      * * *
      
      Без особого энтузиазма мы отправились по указанному адресу. При виде такой солидной делегации хозяевам стало немного не по себе, но я, обычно, умею расположить к себе людей. И мой друг Боб помогал мне в этом, как только мог. А когда он со свойственной ему простотой спросил: "Нет ли в доме чего-нибудь перекусить", мы вновь ощутили на себе всю прелесть гостеприимства жителей Сантве. Хоть и бывших. За столом люди всегда лучше понимают друг друга. Но то, что кто-то еще помнил, зачем мы сюда пришли, было для меня приятной неожиданностью.
      
      - Ну, - заговорил Боб, - давайте перейдем к делу. - Застольный гул быстро утих.
      - Да. Вы же хотели что-то узнать, - встрепенулся хозяин
      - Нас интересует ваша дочь Элис, - заявил Джейк, не думая о том, что его официально напыщенный тон может вызвать, как минимум, беспокойство.
      - Элис? Что с ней случилось?
      - Успокойтесь, все в порядке! - Полицейскому не хватало дипломатичности, и комиссару вновь пришлось вмешаться. - Если ваша Элис - действительно та девушка, которую мы ищем, то это просто замечательно. Мы нашли ее родителей. Хотя и тут порадоваться нечему, так как они давно умерли.
      
      * * *
      
      После того как я поведал непростую предысторию нашего визита и подопытная семья слегка успокоилась, мы попытались продолжить разговор.
      
      - Элис ничего не говорила о своей сестре?
      - Конечно, говорила, - вступила в разговор госпожа Гонтье. - Как только Элис появилась у нас и попросила помощи, мы все вместе отправились на то место, у дороги. Но...
      - Что?
      - Девочки там уже не было. Мы искали везде, спрашивали, кого только можно, а на следующий день нам позвонил друг Тома из Гринвера. Он сообщил нам, что недалеко от города машина сбила маленькую девочку, похожую по описанию на Марику. Мы не стали тогда говорить об этом Элис... Вы же понимаете.
      - Да, конечно. Но сейчас-то она знает?
      - Знает, мы сказали ей об этом не так давно, хотя, как оказалось, она и сама думала о чем-то подобном.
      - А где сейчас Элис?
      - В Стренчфилде. Там она учится, а на выходные приезжает домой.
      
      * * *
      
      Мы не стали дожидаться, пока Элис появится у родителей, и решили навестить ее сами. Она жила в студенческом общежитии, которое находилось, пожалуй, в самом древнем здании университетского комплекса. Смотрелось оно более чем удивительно, но при этом вполне эстетично. Представьте себе: на краю ухоженного сада с подстриженными кустами и выглаженными газонами стоит аккуратно заросшее строение. По аккуратно же вытоптанной тропинке мы определили, где вход.
      К сожалению, мы не застали Элис там, где рассчитывали, но присутствие комиссара полиции и отца девушки позволило нам получить разрешение на осмотр ее комнаты.
      Надо заметить, что никогда еще нам не удавалось найти столько любопытных предметов в одном месте. Первое, на что мы наткнулись, была визитная карточка детективного агентства...
      
      - Интересно, зачем ей понадобился детектив? - по внимательным взглядам, обращенным на меня, я понял, что размышляю вслух.
      - Мало ли может быть причин у молодой девчонки. Может, проверяет на верность своего друга, или еще что-нибудь. - Боб попытался завершить мою мысль.
      - Может быть, ты и прав, но лучше бы спросить у самой Элис.
      
      Мы продолжили осмотр комнаты, и я наткнулся на следующий предмет. Это была фотография, семейная.
      
      - Это Элис? - спросил я у Жана Гонтье.
      - Думаю да, но... честно говоря, я сам вижу это фото впервые. Откуда оно могло взяться?
      - Да, это интересно, - я уже видел эту фотографию раньше, когда вел расследование по делу Ларски, но сейчас мне казалось что в ней что-то не так. И как она вообще попала к Эллис?
      - Смотрите, что я нашел! - Мои размышления прервал Тим - Как вы думаете, зачем ей эта афиша?
      
      В афише, которую обнаружил Тим, сообщалось, что в замке Азари в ближайшие дни состоится турнир по фехтованию под названием "Турнир Серебряного клинка".
      
      - Элис занимается каким-нибудь спортом? - я повернулся к Жану. Но он только пожал плечами.
      - Уже и не знаю, что сказать. Все может быть. Хотя раньше я не замечал у нее каких-либо спортивных пристрастий.... Погодите! Насколько я понял из того, что вы мне рассказывали, она там раньше жила. Ведь так?
      - Да, верно...
      - Знаешь, Майк, что я сейчас вспомнил? - проснулся Боб.
      - Нет, откуда? - насторожился я.
      - Тебе ведь знакомо имя Лоурен Твинс? Кажется, ты недавно его упоминал?
      - Да, а что с ним такое?
      - Да нет, с ним-то ничего...
      
      Глава 6
      Поединок
      
      - Твинс хозяин Азари!? И ты только сейчас мне об этом говоришь!?
      - А что случилось?
      - Что случилось! Мы топчемся на месте, бродим по кругу, заходим в тупик? И все потому, что Роберт Фирст стал жертвой склероза!
      - Вот только давай без оскорблений. Я же не знал, что это так важно...
      - А что тогда важно? Попробуй подумать. Кому могли быть выгодны все эти смерти? Я знал, что он как-то должен быть связан с этой историей, но чтобы он вот так запросто оказался в центре событий? Твинс не просто наглец, он - повелитель наглости.
      
      Так как Боб ни при каких обстоятельствах не признает свою некомпетентность, он отреагировал соответствующе.
      
      - Так, пошевеливайтесь! - вдруг скомандовал комиссар, - через полчаса мы должны быть на месте!
      
      * * *
      
      По дороге к замку мы остановились у газетного киоска. Изучив имеющийся ассортимент, я подумал, что вместо того чтобы пенять на своего друга, мне бы следовало побольше общаться с коллегами. Описания, обсуждения и осуждения турнира уже были во многих изданиях. Что и говорить, для Стренчфилда, это было событие. И не только для него. Пара статей была и в столичных изданиях.
      
      - Посмотрите, пока я тут с вами вожусь, мои коллеги занимаются делом. Вот послушайте: "...Идея проведения турнира "Серебряный клинок" принадлежала человеку, чье имя хорошо помнят в городе, хотя со дня его безвременной и трагической гибели прошло уже немало лет. Его имя Нили Ларски. Со слов организатора соревнований мы знаем, что мероприятие посвящено его памяти. К тому же, как нам стало известно, большая часть дохода пойдет на благотворительные цели, а именно - на содержание детских приютов... Ходят слухи, что участники соревнований будут сражаться за главный приз, Серебряную шпагу, клинками из коллекции первого владельца замка графа Фредерико Каприни по прозвищу "Серебряный клинок"...". Неплохо бы поговорить с автором этой статьи, может, он еще что-нибудь знает.
      На лице Боба нарисовалось трудно скрываемое удовольствие от личного участия в процессе. Как-никак у него появилась мысль, да еще и полезная.
      - Давай-ка поглядим, кто он, может, ты его знаешь, - Боб выхватил у меня газету, перевернул лист и замер, - думаю, что ты с ним немного знаком, и долго искать нам не придется. Имя Майкл Кринс тебе о чем-нибудь говорит?
      - Что?!
      
      * * *
      
      Сделав несколько звонков в редакцию газеты, я убедился, что материал действительно был отправлен мною. В таком случае вдвойне удивительно, что я об этом ничего не знаю.
      
      - Поставь нормальный замок. От твоей сложной комбинации из семи цифр никакого толку. Хотя бы потому, что ее знают в любом магазине, услугами доставки которого ты хоть раз пользовался. Вот кто-то и "взломал" твою дверь и твой компьютер.
      - Да, пожалуй, версия взлома и диверсии мне нравится. Потому что в противном случае мне сможет помочь только психиатр. Раньше я таких провалов в памяти за собой не замечал. Или я просто не помню...
      - Давай лучше зададим пару вопросов Твинсу. Хотя бы он должен помнить, как ты брал у него интервью?
      
      * * *
      
      Наше расследование носило почти неофициальный характер, и на помощь оперативных служб мы не рассчитывали. Поэтому были немного удивлены обнаружив, что замок, в который мы намеривались проникнуть со всех сторон окружен полицией. Все дружно повернулись к комиссару. Сам он в этот момент выглядел, как минимум, озадаченным.
      
      - Что вы на меня смотрите? Я не могу отвечать за всех олухов в округе.
      - Ты хочешь сказать, что и за тебя тоже кто-то поработал?
      
      На площади было много людей: туристов, просто зевак, но количество полицейских все же было подавляющим. Боб высунулся из машины и подозвал одного из своих подчиненных.
      
      - Кто здесь командует?
      - Лейтенант Джерри Слимс, комиссар, ваш заместитель.
      - Где он?!
      - Вон там, возле колонны.
      
       Мы вышли из машины и направились к колонне возле Слимса.
      
      - Послушайте, лейтенант, может быть, вы объясните мне, что здесь происходит?! - Боб еле сдерживал свое раздражение.
      - Кто-то позвонил в участок и сообщил, что в замке будет совершено преступление, и поскольку я не мог разыскать вас, то, как мне кажется...
      - А вам не кажется, Слимс, что подобную информацию следует проверять, прежде чем принимать такие меры?! Ладно, вот вам номер моего мобильного, и впредь постарайтесь не начинать третью мировую без моего ведома. Я надеюсь, из замка никто не выходил?
      - Только несколько туристов, мы их проверили...
      - Хорошо. Обеспечьте наблюдение за всеми выходами, а оставшиеся без дела могут быть свободны.
      
      Несмотря на происходящее снаружи, в самом замке было достаточно спокойно. Полным ходом шли приготовления к предстоящему событию. Все были заняты своими делами, и поэтому что-либо узнать было практически невозможно. Нас интересовал всего лишь один человек, но именно его мы и не могли найти. И когда в течение двадцати минут мы не смогли встретить никого, кто бы мог хоть как-то нам помочь...
      
      - Надеюсь, что мы все-таки не зря тут топчемся... - сказал я, обращаясь скорее к себе любимому, чем к моим спутникам, - нет, не зря!
      
      В этот момент я понял, что фигура, промелькнувшая пару коридоров назад, мне немного знакома. Я хотел сказать что-то еще, но остановился и замер.
      
      - Что случилось? - спросил Боб озабоченно.
      - Черт! Это же она!
      - Обалденно! Кто?
      - Это же... Свидетельница, фотография, оф... Стоп! Где здесь спортзал?
      - Чего? - по обращенным на меня взглядам, я догадался, что меня не поняли.
      - Ну зал, сцена, арена... Где все будет проходить?
      - Хочу тебе напомнить, что мы, в отличие от тебя, здесь нечасто бывали, - подметил Боб.
      Я действительно бывал здесь пару раз, но этого было явно недостаточно, чтобы легко ориентироваться в этом большом и странном строении. Я чувствовал, что время наше ограничено и двинулся вперед, полагаясь в основном на свою затренированную интуицию. Существовало только одно идеально подходившее для разборок место - восточная галерея. Это крыло здания было пристроено одним из его владельцев лет 150-200 назад. Там обычно и проходили все светские и рекламные мероприятия. Там же находилась и знаменитая коллекция оружия.
      Через несколько минут мы добрались до нужного места, но столкнулись с неожиданным препятствием. По распоряжению лейтенанта у двери в галерею, стояли два здоровенных полицейских, наотрез отказавшихся пропустить нас внутрь. Сам мистер Слимс о них уже давно забыл, а комиссар без жетона не произвел на них никакого впечатления. Впрочем, все это не имело никакого значения, так как дверь все равно была закрыта изнутри. Атаковать кованую железом дверь не было ни сил, ни желания, да и времени тоже. Срочно нужен был другой вариант, который появился так быстро, что мы даже не успели помолиться.
      
      - Пит! Ты что здесь делаешь?
      - После того, что ты дал в газету, я буду следить за тобой днем и ночью.
      - А что там такого?
      - Ты смеешься? Твинс - благодетель - Это ж городское фентези!
      - Ладно. Тогда ты должен выяснить, как проникнуть за эту дверь. Иначе твоя слежка окажется пустой тратой времени.
      
      Пит специализировался на материалах, обычно закрытых для широкой публики, поэтому умение проникать куда-либо без мыла было для него всего лишь одним из профессиональных навыков.
      
      - Насчет проникнуть, ничего сказать не могу, но место, откуда можно видеть и слышать все, что там происходит, знаю.
      
      У закрытой двери с двумя истуканами на всякий случай остался Тим, а мы поспешили за Питом.
      
      Место, куда нас привел Пит, представляло собой своеобразный балкон, который опоясывал всю галерею хорошо замаскированным ярусом. Это хитрое сооружение было предназначено для музыкантов, сопровождавших проходившие там балы и приемы. При этом все было устроено так, что музыканты видели все, что происходило внизу, сами же оставались невидимыми. Музыка как бы сама собой появлялась в нужный момент.
      В таком достаточном выгодном для нас положении мы и оказались, как потом выяснилось, на месте в нужный момент.
      На первый взгляд то, что происходило в зале, можно было бы назвать тренировочным поединком между двумя участниками предстоящего турнира, если бы не некоторые обстоятельства.
      Начнем с того, что по правилам этого турнира в нем могут принимать участие только представители сильного пола, а мужчиной здесь был только один из дерущихся - Лоурен Твинс. Его противником, а точнее противницей, была девушка, которую я теперь уже не мог не узнать. Таких великолепных рыжих волос нет больше ни у кого.
      Раз уж хозяин турнира взял в руки шпагу, то нет ничего удивительного в том, что он ею неплохо владеет, но то, что и его соперница будет так лихо управляться с этим оружием, стало неожиданностью не только для нас. Все произошло так быстро, что вряд ли я рискну настаивать на точности моего описания. Какое-то неуловимое движение руки, блеск клинка, и... шпага Твинса отлетает далеко в сторону. Почувствовав, что ситуация становится опасной, я уже был готов вмешаться, тем самым, конечно, обнаружив наше присутствие, но тут последовал новый сюрприз. Оказалось, что наш герой был готов и к такому повороту. В руке у Лоуренса появился пистолет. Он направил его на стоящую перед ним девушку, и с нескрываемым удовольствием заговорил:
      - Мне очень жаль, красавица, что все так вышло. Я, безусловно, могу понять ваши благородные порывы, но свою судьбу я обычно решаю сам. До этого момента вы умудрялись лить воду на мою мельницу, а теперь... вы создаете мне некоторые проблемы. Как вы понимаете, это не может продолжаться вечно. И вот... уже ваша судьба в моих руках. У меня великолепное чутье. Не правда ли?... Как ни жаль, сейчас вы мне очень мешаете. И я просто вынужден с этим что-то делать. Но еще раз повторяю - я очень сожалею.
      
      Голос его звучал уверенно и ровно, он явно считал себя хозяином положения.
      
      - Боб, по-моему, сейчас твой выход...
      
      Ситуация накалилась до предела, и вмешательство полиции было уже необходимостью.
      
      - А не бросить ли вам оружие! - это прозвучало так громко, что я даже вздрогнул.
      
      Твинс резко развернулся в нашу сторону и наугад сделал два выстрела. Он мог бы, конечно, и попасть, но прочные стены и удача были на нашей стороне. В тот же момент, Марика, (к этому времени я уже понял, что это была она), сделала какой-то невероятный пируэт и ногой выбила у стрелявшего пистолет. Он на секунду замер, видимо, пытаясь оценить ситуацию, а затем бросился к одной из дверей.
      Похоже, что у Твинса действительно особое чутье. Как он угадал именно ту дверь...
      Все, что мы успели увидеть, это вспышку фотокамеры Пита, на мгновение осветившую его довольную физиономию, и рука Тима, мелькнувшая в тот же момент. Лоурен замер и рухнул.
      
      Его показания, возможно, будут представлять определенный интерес для следствия, но мне уже и так все казалось понятным. Впрочем, нам еще предстояло выслушать рассказ Марики.
      
      В замке началась суматоха. О судьбе турнира теперь можно было только гадать. Меня же волновал еще один существенный момент...
      
      - Где тебя носило?! - набросился я на Пита, как только разыскал его. - Почему ты был здесь, а не там? Ты же мог отснять такой репортаж!
      - Репортаж? Успокойся, Майк, об этих событиях я теперь могу снять даже кинофильм. Балкон, на котором вы только что прохлаждались, был заблаговременно и, я тебя уверяю, профессионально мною оборудован. В рабочем режиме и по полной программе. Так что, если хочешь на меня наехать, придумай что-нибудь другое...
      
      Глава 7
      Марика
      
      - Ну а теперь, девушка, мы бы хотели задать вам пару вопросов...
      - Переводя с полицейского на нормальный, нам очень интересно, откуда ты взялась. Тебя же считали погибшей.
      
      Мы сидели в моей любимой пиццерии. Место это было выбрано не просто так. Здесь все всех знали. К тому же здесь я впервые и столкнулся с Марикой. Как выяснилось позднее, это не было случайностью. Во всяком случае, для нее эта встреча была вполне запланированной. Сейчас здесь собрались почти все, кто, так или иначе, оказался втянутым в это странное расследование. Даже приемные родители Элис не стали уезжать домой, не выяснив до конца все подробности этой загадочной истории. Кроме того, думаю, перспектива увеличения их небольшой семьи казалась им достаточно привлекательной. Элис сидела рядом с сестрой и внимательно следила за всем, что происходило вокруг.
      
      Марика начала свой рассказ:
      
      - ...Иногда мне самой казалось, что та девочка, которая двенадцать лет назад жила в этом городе, исчезла навсегда. Я ведь и на самом деле очень мало помню из того времени. Мама и папа остались в моих детских воспоминаниях скорее на уровне ощущений, - голос девушки звучал спокойно и достаточно твердо, но было видно, что она очень устала. - Первый год жизни в приюте я, естественно, помню мало. Относились ко мне хорошо. То, что я ничего не помню о своем доме и о своей семье, никого особо не удивляло. Во-первых, я была очень маленькой, по приютским документам мне ведь почти на два года меньше, чем на самом деле. А во-вторых, меня же привезли из больницы. А туда я попала после дорожного происшествия...
      - Значит, происшествие все-таки было, - отреагировал на последние слова Марики отец Элис, - вот мы и считали тебя умершей.
      - Да, но я почти не пострадала, шофер машины, под которую я чуть было не угодила, успел вовремя затормозить, он и доставил меня в ближайшую больницу. Там я провела всего несколько дней, да и то больше потому, что никто не знал, кто я и откуда... Понятно, что мне было нелегко, но, видимо, дети проще привыкают к переменам. Вот и я, казалось, уже не помнила ничего из своей прошлой жизни, когда судьба дала мне шанс. И я ухватилась за него, хотя была слишком мала, чтобы по-настоящему оценить... В общем, как-то раз к нам в приют пришел человек, представившийся представителем школы Люка Теринсона. Как оказалось впоследствии, это был сам владелец этой школы. Он предложил нескольким девочкам обучение в их заведении за счет попечительского совета, рослые и спортивные девчонки постарше меня. В мою сторону этот человек даже не посмотрел...
      Что было понятно. Даже сейчас, после всего, что мы видели, Марика выглядела хрупкой и безобидной.
      
       * * *
      
      Люк Теринсон был человеком с довольно тяжелым характером, но его уважали и друзья и недруги. Он был владельцем единственной, в своем роде, школы телохранительниц. Сам Люк имел солидный опыт. Больше двадцати лет он охранял самые дорогостоящие тела нашей страны. Когда пришло время оставить свое ремесло, у него было достаточно средств, чтобы просто обеспечить себе вполне комфортное существование в любом месте планеты. Но это было бы для него слишком скучно, и уж точно не укладывалось бы в его, весьма своеобразную, философию. Люк всегда брался за то, чего, по его мнению, не мог сделать никто другой. Поэтому в его школе были только девочки, и среди них много девочек сложной судьбы. Он был убежден, что получив такую подготовку, они, по крайней мере, будут чувствовать себя более уверенно в жизни. По сути, Люк оставался телохранителем, только выполнял он свою работу по-иному.
      
      * * *
      
      - А что было, когда он все-таки посмотрел в твою сторону?
      - Когда он меня заметил, менять что-либо было уже поздно. Так как случилось это на территории его школы, когда я вдруг появилась из автобуса вместе с остальными девочками. Люк, конечно, сделал вид, что рассердился, он вообще не любит, когда кто-то оспаривает его решение, грозился тут же отправить меня обратно, но... Короче, я ему заявила, что теперь, когда я знаю дорогу сюда, им от меня избавиться уже не удастся. Думаю, моя наглость и решила мою дальнейшую судьбу.
      - Да уж! Наглости тебе не занимать... - сказал я, уже понимая, чьих рук дело - моя последняя статья в газете.
      - У меня была хорошая школа. Я не слишком ясно представляла свое будущее, но у Люка мне нравилось абсолютно все, что со мной происходило. Училась я с наслаждением, и в какой-то момент моя прошлая жизнь просто перестала существовать. Не знаю, как бы сложилась моя судьба, если бы не одна, на первый взгляд, совсем незначительная, случайная встреча. Несколько слов, услышанных мною по той же роковой случайности, определили цель моего существования на несколько лет, можно сказать, вплоть до этого момента. Это случилось тогда, когда Люк решил обучать нас еще и фехтованию. Стив Кайтан, которого пригласили для работы с нами, оказался не только хорошим тренером, но и очень добрым и разговорчивым человеком. В перерывах между уроками мы любили слушать его байки. Он рассказывал о своих бывших воспитанниках, о спортивных знаменитостях и вообще о мире, который для нас тогда был подобен сказочной стране. Однажды он рассказал историю одного человека, из тех, кого он встречал, в основном, во время соревнований. История была, с его точки зрения, весьма поучительна для нас. Человек этот владел шпагой так, как не всякий мог овладеть даже собственной рукой. Добыть чемпионский титул для него, казалось, не составляло труда, но случилась непредвиденная беда. На одной из тренировок из-за собственной неосторожности он получил травму и впоследствии потерял глаз. И, тем не менее, его талант остался с ним, он мог бы добиться вершин и в спорте, и в жизни, если бы имел силу жить. Но он оказался слабым человеком. Не получив ожидаемый чемпионский титул, он ушел из спорта и нашел утешение в том, что сбивал с толку слабых и глупых юнцов с помощью созданной им какой-то секты. Он назвал имя этого человека - Лоурен Твинс. Это имя ничего бы мне не сказало, если бы я не услышала в той же истории фамилию, которую я сама попыталась забыть, и имя своего отца, которое я не могла бы забыть никогда. Может быть, не сразу, но очень скоро я поняла, что не смогу дальше жить, не разобравшись со своим прошлым.
      - Да уж, разобралась ты с ним не слабо... - отреагировал Боб в свойственной ему манере. Лицо Марики в этот момент выразило полное недоумение.
      - Ты не мог бы нам пояснить, что конкретно ты подразумеваешь под словом "разобралась"? - поинтересовался я, чтобы как-то смягчить бестактность только что сказанного.
      - Как что? Ты же не думаешь, что три недоумка все это сами придумали... Кто-то же диктовал им молитву?...
      - Молитву действительно продиктовала им я, но это все. То, что произошло с ними дальше, если бы мне изменил здравый смысл, я могла бы приписать силам, над которыми мы не властны. Нет, на роль графа Монте-Кристо я не гожусь. К тому же, когда я разговаривала с Грэгом, я уже знала, кто действительно стоял за всей этой историей, и Рубинс, и Бразеро, и Каприни были всего лишь марионетками в руках Твинса. Мой папа, к сожалению, тоже оказался в этой паутине. Лоурена Твинса интересовали только две вещи: власть и деньги, которые, в конечном счете, эту власть делают почти неуязвимой. Он собрал вокруг себя людей, имеющих все то, что нужно было ему для достижения цели. У Каприни была земля и замок, у отца - ум и предприимчивость, у Грэга - связи, ну а кто отвечал за безнаказанность, нетрудно догадаться. Когда фирма "Дикий Рай" стала давать приличный доход, а замок превратился в местную достопримечательность, Твинс понял, что настало время избавляться от старых друзей. В этот момент фирма принадлежала отцу, да и замок он как раз выкупил у Каприни. Отец должен был исчезнуть без завещания и без наследников. План был удивительно прост. На том вертолете должна была лететь вся семья. Для меня осталось загадкой, кто лично устроил так, чтобы вертолет оказался в ущелье. Но о том, что это случится, знали и те трое. Лоурен сделал так, что, даже не принимая самого непосредственного участия в этом убийстве, они все были заинтересованы в том, чтобы дело замяли. И, кроме того, у Твинса появилась возможность держать всю компанию на коротком поводке. Бедняга Тэд, как и другие, мог только предчувствовать беду. Ему не удалось убедить отца отказаться от этого полета, но он сделал все, что мог. Конечно, когда началось следствие, он опасался, что все повесят на него, да и о нашей судьбе он продолжал беспокоиться. Поэтому несколько лет его не видели в городе. А когда он вернулся... Ну вы знаете.
      - Откуда ты все это знаешь? - В моем вопросе сквозил профессиональный интерес.
      - Я набирала информацию из разных источников, но все они были здесь, в Стренчфилде. Окончив школу, я сразу приехала сюда и без особого труда нашла работу в этой пиццерии. Я не боялась, что меня узнают, прошло столько лет. Имя мое нельзя назвать редким, а фамилию мне дали в приюте. Правда, был один человек, который знал обо мне больше других, но об этом позднее. Работа в таком популярном месте давала мне возможность знакомиться с нужными людьми, - Марика лукаво глянула в мою сторону, - но больше всех мне помог Тэд, хотя вряд ли он и сейчас догадывается об этом.
      - Что значит - вряд ли догадывается, - встрепенулся Тэд.
      - Извини, Тэд, но все вышло случайно... почти. Все знают, как трудно тебе бывает, временами... Ну, в общем, однажды Рики попросил меня отнести Тэду кое-что для поправки: горячую пиццу и несколько бутылок пива. Периодически он делал это сам, когда Тэд исчезал в очередной раз на несколько дней, но в тот день у Рика рожала жена. Когда я пришла на место и постучала в дверь, никто не ответил. Меня предупредили, что так может быть. Я толкнула незапертую дверь и вошла внутрь. Тэд, конечно, был дома и даже почти проснулся. Пиво было кстати, а вот чтобы он поел, потребовалось несколько убедительных аргументов. Нет, он не узнал меня, - Марика посмотрела в сторону Тэда, тот утвердительно кивнул, - но что-то в моем облике разбудило, видимо, его память. Не уверена, что он это осознал даже на следующий день... Он рассказал мне, находясь под властью этих воспоминаний и выпитого накануне спиртного, то, что я смутно помнила и то, чего не могла знать, хотя это сильно повлияло на мою дальнейшую жизнь. Теперь я знала, кто мне нужен. Помогли и те сведения, которые удалось раскопать Майку.
      - Разумеется! Я всегда рад помочь настоящему следствию... Даже, если сам об этом не знаю.
      - Ну вот, я поговорила с каждым из бывших друзей моего отца. И мне все-таки удалось "убедить" их "покаяться", но что произошло с ними после... Для меня это тоже загадка...
      - А для меня нет...
      
      Того, что так бесцеремонно в разговор вмешается Тим, не ожидал никто, поэтому мы все выглядели как группа неких животных перед новыми воротами. И только Рики выделялся своей довольной физиономией. Судя по всему, он тоже что-то знал...
      
      - Я не хочу ничего утверждать, но мне кажется, что я точно знаю, кто знает точно.
      
      Немая сцена затянулась...
      
      - Знаешь, Боб, я бы на твоем месте проверил табличку на дверях кабинета. Все ли там в порядке? Ты еще комиссар?
      - Кто знает?! Что знает?! - Боб был как всегда красноречив. Да и лицо его уже не было бледным.
      - Спокойно, граждане, сейчас я все объясню...
      
      * * *
      
      Наконец, Тим поведал нам историю о том, как, направляясь на кухню в надежде раздобыть еще что-нибудь съестное (наш разговор его не очень увлекал), он наткнулся на официанта. И в этом не было бы ничего удивительного, если бы этот самый официант на оклик Рики, вошедшего вслед ним, не швырнул в него нож... Что было дальше, не трудно себе представить. Конечно же, Тим не стал интересоваться, что же будет дальше. И вот, незнакомец уже перед нами, свернутый в какой-то нелепой позе, в наручниках на руках и ногах. Вы, наверное, удивитесь, но это был тот самый почтальон, которого я видел возле дома Тэда.
      Позже, когда пойманный киллер раскололся, выяснилось, что именно от Лоурена Твинса он получал заказы и подробные инструкции на устранение всех тех, кого мы считали раскаявшимися грешниками. Сейчас он собирался поставить в своем деле точку. Его любимым оружием был яд. О ядах он знал все. Не всегда можно было определить, что смерть убитого им человека была неестественной. В случае с комиссаром Бразеро был использован яд, вызывающий сердечную недостаточность. Каприни он просто отравил цианидом. С Грэгом же чуть не вышла осечка: тот вовремя понял причину своего недомогания и попытался бежать.
      Как это ни странно, но для убийства в этом ресторане он почему-то выбрал нож. Может быть, хотел поставить точку буквально. Жертвой должна была стать Марика.
      Этому хмырю всегда удивительно везло, а попался он на пустяке.
      
      * * *
      
      - Для профессионала он не очень-то наблюдателен, - заметил Рик - В моем заведении, как вы наверное знаете, всегда были только официантки.
      - Тогда откуда эта форма? - Было видно, что Тим в наших краях недавно.
      
       За Рики ответил я.
      
      - Эта форма находится в личном пользовании хозяина пиццерии. Он надевает ее в тех случаях, когда хочет лично обслужить какую-нибудь даму.
      
      Глава 8
      Завещание.
      
      Когда мы уже все обсудили и даже собирались расходиться, ничто не предвещало новых потрясений, как вдруг...
      
      - Интересно, что теперь будет с замком? - Риторический вопрос Боба застал всех врасплох. Всех, кроме...
      - Надеюсь, что он все же достанется законным наследникам. - Мы впервые услышали голос Элис, и были удивлены тому, что она заговорила не меньше, чем сказанному.
      - Твинса?!
      - Нет, Нили Ларски. У отца было написано завещание. Этот документ нашел детектив, которого я наняла, чтобы найти Марику.
      - Если честно, - вмешалась сама Марика, - то детектив нашел меня и от меня же получил этот документ. Само завещание я отыскала в том самом тайнике, который мы с Элис обнаружили еще в детстве. Мне удалось убедить детектива в том, что открывать правду было еще опасно.
      - И где же сейчас это завещание?
      - Как где? У нашего адвоката.
      
       * * *
      
      Мы собрались у меня дома, чтобы отметить еще одно событие - повышение Боба, до этого у нас такой возможности не было. Компания была небольшая: я, Марика, Тим и, конечно, Боб. Куда ж его денешь.
      
      - Да, тяжелое досталось тебе наследство, - комиссар заговорил с Марикой отеческим тоном, - сплошная головная боль. Что будешь делать со всем этим?
      - Ничего. Свалю все на Майка. Пусть он этим занимается.
      - Интересно! - возмутился я, - как ты собираешься это сделать?
      - Хм! Выйду за тебя замуж.
      
       Не знаю, почему, но я промолчал.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бэйс Ольга, Бэйс Александр (webdama@gmail.com)
  • Обновлено: 11/05/2010. 86k. Статистика.
  • Повесть: Детектив
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.