Бачило_Ткаченко
Башня (серии 13, 14 из 16)

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 118k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    http://www.kinopoisk.ru/film/568046/ В результате неведомого катаклизма несколько человек оказываются отрезанными от внешнего мира на двух этажах высотного здания, недавно выстроенного в центре города.

    1

  •   DRAFT 08.03.2010
      
      Александр Бачило
      Игорь Ткаченко
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      БАШНЯ
      13-14 серии
      
      РОМА
      
      ТИЗЕР
      
      НАРЕЗКА из наиболее эффектных эпизодов предыдущих серий, дающих представление о развитии сюжета.
      
      
      13-1. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ
      Рома стоит на пороге кабинета, Максим - за спиной Валеры, чтобы тот не удрал. Рома кивком указывает Валере на кабинет.
      РОМА
      Заходи.
      ВАЛЕРА
      Опять запрете?
      РОМА
      Опять.
      ВАЛЕРА
      А не боитесь?
      РОМА
      Чего еще?
      ВАЛЕРА
      Это ведь мои желания исполняются, не ваши! А вдруг я пожелаю, чтобы все это рухнуло вам на головы?
      МАКСИМ
      (ПОГЛАЖИВАЯ ТРАВМИРОВАННОЕ ПЛЕЧО) Не боимся. Своей головой ты рисковать не станешь.
      ВАЛЕРА
      (ЗЛОВЕЩЕ) Ну, глядите...
      РОМА
      Шагай, тебе говорят!
      Вталкивает Валеру в кабинет.
      ВАЛЕРА
      Не прикасайся ко мне! Пожалеешь!
      Рома захлопывает за ним створки двери, заматывает ручки проводом, подпирает стульями, Максим помогает одной рукой.
      Изнутри раздается удар в дверь, слышен голос Валеры.
      ГОЛОС ВАЛЕРЫ
      Что вы жить не даете человеку?! Мне нет до вас дела! Я вам не ровня! В последний раз предупреждаю! Не путайтесь под ногами!
      РОМА
      (МАКСИМУ) Свихнулся окончательно... Тоже мне - фокусник. Захотел - и Башня рухнула!
      МАКСИМ
      Ну, у него есть основания так думать...
      РОМА
      И ты туда же?!
      МАКСИМ
      ... по крайней мере, не меньше, чем у любого из нас.
      РОМА
      Артисты! Каждый считает, что это он Башню развалил. А как ломом помахать, так ни одного не заставишь! Все, пошли отсюда!
      МАКСИМ
      А ты хорошо кабинет проверил? Не найдет он там еще какой-нибудь... сюрприз?
      РОМА
      Не найдет. Если его кто-нибудь отсюда не выпустит...
      13-2. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер, Юля и Эва приводят себя в порядок после газовой атаки (взрыва Валериного баллона).
      Бергер трет слезящиеся глаза рукавом, Юля поливает свою пресловутую косынку водой из бутылки и протягивает Бергеру.
      ЮЛЯ
      Возьмите, надо приложить к глазам, полегчает.
      БЕРГЕР
      Спасибо!
      Эва отряхивает одежду.
      ЭВА
      До чего же мы так докатимся?! Разве нельзя было поговорить спокойно и выяснить, что Валера не виноват?
      ЮЛЯ
      Так уж и не виноват! Он ведь правду сказал: если долго ненавидеть, что-нибудь да случится.
      Бергер улыбается, вытирая глаза.
      БЕРГЕР
      Это красивая сказка, не больше. Есть люди, которых ненавидят миллионы. Однако они в почете и славе доживают до старости. И плевать им на чью-то ненависть.
      ЮЛЯ
      А я и не говорю, что беда случится с тем, кого ненавидят. Может быть, как раз наоборот... Ведь не Гольданский оказался заперт в Башне, а все мы.
      БЕРГЕР
      А у вас есть претензии к Гольданскому?
      ЮЛЯ
      Есть. И не меньше, чем у Валеры.
      ЭВА
      Ерунда. Я почти не знаю Гольданского, однако тоже здесь сижу. У Валеры просто бред величия.
      ЮЛЯ
      Нет, не думаю. Скорее на нас лежит проклятие. Валера не мало постарался, чтобы заслужить свое наказание. Как и я - свое...
      ЭВА
      А Заноза?
      ЮЛЯ
      (КАЧАЯ ГОЛОВОЙ) Заноза - совсем другое дело...
      Она вынимает из кармана перчатку Занозы и вдруг ахает - второй перчатки нет.
      ЮЛЯ
      (СО СТОНОМ) Нет, только не это!
      БЕРГЕР
      Что случилось?!
      ЮЛЯ
      Я потеряла вторую перчатку!
      Озирается, заглядывает под стол и кресла.
      БЕРГЕР
      Ну, это еще не самое страшное.
      ЮЛЯ
      Да что вы понимаете?! Сухарь!
      БЕРГЕР
      (ОПЕШИВ) Простите! Я не хотел вас обидеть...
      ЭВА
      Наверняка, в кафе выронила. Найдется твоя перчатка!
      ЮЛЯ
      Не моя, а ее! Это же память, неужели непонятно?!
      Устремляется к двери.
      ЭВА
      Постой! Туда нельзя!
      Юля, отмахнувшись, выбегает.
      БЕРГЕР
      (РАСТЕРЯННО) Ну вот, дождался ласкового слова... (ЭВЕ) Я что, произвожу впечатление сухаря?
      ЭВА
      (ПРЯЧА УЛЫБКУ) Это еще мягко сказано. Твердокаменный, покрытый плесенью!
      БЕРГЕР
      (ОБИЖЕННО) Но почему?!
      ЭВА
      А вы подумайте. Может, догадаетесь...
      
      13-3. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера не находит себе места от злости. Расхаживая по кабинету, он то и дело приближается к закрытой двери и выкрикивает гневные слова, не заботясь о том, слышит ли его кто-нибудь.
      ВАЛЕРА
      Испугался я вас, как же! Кто кого еще напугает! Все! Баста! Доигрались! Не хотите добровольно подчиняться - буду заставлять! Слышите вы, нет?!
      Яростно толкает дверь, но она не поддается.
      ВАЛЕРА
      Разбежались... Ну и пожалуйста! Мне торопиться некуда! Я подожду! Все равно будет по-моему...
      Отходит от двери, заглядывает в сейф, продолжая бормотать.
      ВАЛЕРА
      Надо просто подождать... главное - не суетиться...
      Вынимает из сейфа все подряд, но там только бумаги. От нечего делать Валера принимается их листать.
      Что-то его заинтересовывает, и он умолкает, читая.
      
      13-4. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Рома и Максим только что пришли и включились в разговор Бергера и Эвы. Рома продолжает втолковывать Максиму, как и остальным:
      РОМА
      Да пакостник мелкий ваш Валера, больше никто! Мало ли что он там о себе вообразил!
      ЭВА
      Однако, чуть не перестрелял всех.
      РОМА
      Да. С испугу мог, конечно, бед натворить... (БЕРГЕРУ) Так что вам, профессор, считайте, медаль полагается. Вовремя прибежали. Кстати, что вы такое вспомнили?
      БЕРГЕР
      Глупо, конечно, было с этим бежать...
      МАКСИМ
      Ничего, ничего! Как видите, все к лучшему.
      БЕРГЕР
      Я вдруг совершенно отчетливо вспомнил, где встречал Занозу раньше. Это было еще до постройки Башни. Я тогда попал в общественную комиссию по надзору за строительством...
      ФЛЭШБЭК БЕРГЕРА
      13-5. ИНТ. ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ
      (ПРИМЕЧАНИЕ: Это может быть тот же зал в институте Бергера, где он докладывал об опасности эксперимента. Серия 6.)
      Заседание общественной комиссии, в присутствии журналистов и публики, посвященное презентации проекта Башни.
      На сцене плакаты - схемы и виды Башни в городском ландшафте. За столом президиума, среди прочих, Бергер.
      Гольданский стоит на авансцене, с указкой в руке. Он закончил доклад и отвечает на вопросы публики.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (В ЗАЛ) Отвечаю на ваш вопрос! При строительстве фундамента используется бетон марки не ниже Вэ двадцать пять, что соответствует самым высоким градостроительным требованиям. Да, нас тоже волновала проблема плывунов, но все необходимые изыскания были проведены, можете не волноваться, фундамент вгрызается в скальную породу. Если здание, как вы говорите, поведет, то только вместе с остальной Евразией! (ПОСМЕИВАЕТСЯ) Я ведь сам заказчик, мне не Пизанская башня нужна, а такая, чтоб века простояла!
      ЖУРНАЛИСТ
      Пизанская Башня веками вписывается в ансамбль исторической застройки. Можно ли то же самое сказать о вашей?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      А что вы называете исторической застройкой в нашем случае? Развалины завода Имени девятнадцатого партсъезда?
      ЖУРНАЛИСТ
      Но ваше здание будет видно из центра!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Знаете, Эйфелеву башню тоже поначалу страшно ругали. Ничего, вписалась. Давайте вернемся к этому вопросу лет через двести. (УЛЫБАЕТСЯ)
      Из заднего ряда встает скромная девочка в очках, с виду типичная журналистка заштатного издания. Однако, в ней мы не без труда узнаем Занозу.
      ЗАНОЗА
      Татьяна Панкова, "Бульвар-дайджест". Господин Гольданский! Недавно в Интернете промелькнуло сообщение о том, что при закладке фундамента Башни были вскрыты старинные подвалы, относящиеся к семнадцатому веку и построенные на месте еще более древнего языческого капища. Прокомментируйте, пожалуйста этот факт.
      Гольданский любезно улыбается.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Не всегда нужно верить тому, что пишут в Интернете. Действительно, при рытье котлована были обнаружены отдельные фрагменты кирпичной кладки, но никакой исторической ценности они не представляют, на что есть официальное заключение.
      ЗАНОЗА
      А как же бронзовая чаша - Велесов Потир? Утверждается, что он тоже был найден в развалинах.
      Гольданский в ответ разражается язвительным смехом.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Милая девушка! Я сам коллекционер со стажем. Мне даже удалось выудить из моря житейского несколько любопытных древних артефактов. Неужели я стал бы молчать, если бы завладел этой легендарной посудиной?! Но - увы, чего нет, того нет. Надо же - Велесов потир! У пользователей Интернета чересчур буйное воображение. Они в каждом раскопанном подвале готовы видеть сокровищницу Ивана Грозного! Надеюсь, я ответил на ваш вопрос?
      ЗАНОЗА
      Да, спасибо. (САДИТСЯ)
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (К ЗАЛУ) Еще вопросы?
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      13-6. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер заканчивает рассказ.
      БЕРГЕР
      Теперь я уверен, что это была именно она...
      РОМА
      А что за потир?
      БЕРГЕР
      Насколько я понял, какая-то старинная чаша с легендой. Но слухи остались слухами, официально на месте строительства Башни ничего исторически ценного не нашли. Примерно так и было записано в заключении комиссии...
      МАКСИМ
      (ЗАДУМЧИВО) Так вы имели отношение к строительству Башни?
      БЕРГЕР
      С чего вы взяли?
      МАКСИМ
      А чем занималась ваша общественная комиссия?
      БЕРГЕР
      Да господи! Чем они все занимаются? Заседают да подписывают.
      МАКСИМ
      Другими словами, ваша подпись под проектом Башни тоже стоит?
      БЕРГЕР
      Ну и что? Вам это кажется предосудительным?
      МАКСИМ
      Нет. Но мне это кажется важным. Рома здесь работал...
      РОМА
      А я-то при чем?
      МАКСИМ
      Подожди. Я тоже, в общем, служил на благо корпорации... Эва... с ней все ясно.
      РОМА
      Что ясно?
      ЭВА
      Я была замужем за одним из главных создателей Башни. (МАКСИМУ) Ты это хотел сказать?
      МАКСИМ
      Примерно. Что-то тут есть, вам не кажется?
      РОМА
      Ну, а Валера? Он только мечтал, чтобы Башня рухнула!
      МАКСИМ
      А разве остальные ее очень любили?
      Все молчат, задумавшись.
      МАКСИМ
      Вот только насчет Юли ничего не известно. Надо бы спросить...
      Рома оглядывается.
      ЭВА
      Она говорила, что у нее претензий к Гольданскому не меньше, чем у Валеры.
      МАКСИМ
      Интересно, что это значит...
      РОМА
      Опять она где-то бродит!
      БЕРГЕР
      Оставьте вы ее в покое! У нее нервы на пределе истощения!
      РОМА
      У меня тоже. Особенно, когда команды не выполняются.
      БЕРГЕР
      Как вам не стыдно! Девочка страшно переживает из-за смерти Занозы. Может быть, у них были особо доверительные отношения...
      РОМА
      Знаю я, с кем у нее были доверительные отношения! Как бы она со своими отношениями глупостей не натворила!
      Решительно выходит.
      БЕРГЕР
      (ВСТРЕВОЖЕННО) О чем это он?
      13-7. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (НАЧАЛО ОБВЕТШАНИЯ)
      Зажимая нос и кашляя от еще не выветрившихся остатков газа, Юля заглядывает под столы, отодвигает раскиданные по полу стулья, но нигде не может найти потерянную перчатку.
      Неожиданно ее внимание привлекает расползающаяся по полу лужа, вытекающая из-под дверцы холодильного шкафа у стойки. Юля осторожно приоткрывает дверцу, и на пол плюхаются раскисшие остатки растаявшего мороженого.
      Юля отшатывается, с удивлением оглядывает кафе, только теперь замечая, что живые цветы на стойке бара увяли, посуда со столов не убрана, валяются обгорелые салфетки, с лампы над стойкой свисает что-то вроде паутины. Она проводит ладонью по экрану телевизора, и на стекле, покрытом слоем пыли, остаются полосы.
       Кафе утратило свое былое свойство восстанавливаться, когда в нем никого нет. Зловещие следы обветшания видны при внимательном взгляде.
      Юля, пятясь, отступает к двери и выходит из кафе. Неожиданно мы видим, как дверь в подсобку тихонько приоткрывается, словно от сквозняка.
      
      13-8. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер запоздало возмущается.
      БЕРГЕР
      Мне это надоело! Почему Рома пытается диктовать всем, что им делать?!
      Смотрит на Максима и Эву, но те молчат, будто ждут от него чего-то.
      БЕРГЕР
      Что ему нужно от Юли, в конце концов?! Какое право он имеет...
      Умолкает, снова глядя на Максима и Эву.
      МАКСИМ
      Никакого не имеет.
      БЕРГЕР
      Вы со мной согласны?
      МАКСИМ
      Абсолютно.
      БЕРГЕР
      (НЕУВЕРЕННО) Но надо же что-то делать!
      МАКСИМ
      Профессор! Ну что вы на нас смотрите? Вам же хочется пойти и защитить девушку!
      БЕРГЕР
      (КРАСНЕЯ) Да. Конечно. Но будет ли это уместно... Она, может быть, этого не хочет...
      МАКСИМ
      Вот вы у нее и спросите. Кто такой Рома, чтобы вам помешать? Он даже не знает, куда она пошла!
      БЕРГЕР
      Хм. В самом деле! Вы правы!
      Решительно направляется к выходу.
      МАКСИМ
      Успехов!
      Плотно закрывает за ним дверь, возвращается к Эве.
      ЭВА
      Зачем ты его выставил?
      МАКСИМ
      Да разве его удержишь? Разъяренный лев! А нам как раз нужно серьезно поговорить.
      13-9. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера читает бумаги, вынутые из сейфа, ничего в них, конечно, не понимает, листок за листком пренебрежительно отбрасывает в сторону.
      ВАЛЕРА
      На ваше письмо от тыры-пыры за номером... отвечаем... (ОТБРАСЫВАЕТ) Перечень отделочных материалов, разрешенных для облицовки стен в зданиях повышенной этажности... (ОТБРАСЫВАЕТ)
      Неожиданно среди оставшихся бумаг Валера обнаруживает фотографию красивой женщины, снятой в профиль. Изящные, но исполненные достоинства черты этого лица приковывают внимание Валеры, он некоторое время разглядывает фото, затем читает на обороте.
      ВАЛЕРА
      Лариса Турнен. Диктор... Знакомое лицо... А! (ПОХЛОПЫВАЕТ ПО ТЕЛЕЭКРАНУ) А я-то думал, она у них нарисованная!
      Откладывает фотографию в сторону и принимается листать дальше. Наконец, доходит до рисунка, изображающего чашу архаичного вида, недоуменно разглядывает, читает вслух.
      ВАЛЕРА
      Велесов потир. Реконструкция. Общий вид. Материал... Какой же ерундой ты тут занимался, Гольданский! Это все ни к чему!
       Разрывает листок и подбрасывает клочки в воздух. -
      13-10. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ / КОРИДОР
      Рома прислушивается у двери кабинета, но, убедившись, что Валера на месте, и дверь по-прежнему надежно зафиксирована, бесшумно уходит и углубляется в коридор.
      Услышанные от Валеры слова, погружают его в размышления.
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      
      13-11. ДЕПОЗИТАРИЙ БАНКА. КОМНАТА ОХРАННИКА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Рома на своем рабочем месте любовно протирает миниатюрную модель автомобиля, ставит в шкафчик, где у него собран целый гараж. Берет следующую - модель Ламборджини, тоже начинает протирать.
      Появляется напарник Ромы - охранник Серега.
      СЕРЕГА
      Полируешь? Зря. На дорогах грязь! Не забудь масло сменить! А техосмотр где? Дай, проверю!
      Дурачась, пытается схватить машинку, Рома уворачивается, беззлобно замахивается.
      РОМА
      Не хватай, залапаешь! Так! Я не понял, почему посторонние на посту? Сменился - дуй домой, а то жена заругает!
      СЕРЕГА
      А кто тебе сказал, что я к жене собираюсь? Может, у меня программа на вечер...
      РОМА
      Ну да, на программу ты бы не так бежал! Только пятки бы сверкали!
      СЕРЕГА
      (С СОЖАЛЕНИЕМ) М-да... Отмечаю аналитический склад ума старшего дежурного Одинцова, ходатайствую о повышении. Назначить вместо Гольданского. Пусть руководит.
      Рома отмахивается от него, как от мухи.
      СЕРЕГА
      А что? Достоин! Между прочим, он тебе завидует.
      РОМА
      Кто? Гольданский?
      СЕРЕГА
      Конечно! На днях купил себе точно такую же Ламборджишку, как у тебя. Можешь сходить в гараж, посмотреть. Заодно отполируешь. (РЖЕТ)
      РОМА
      Ладно, не подкалывай! Вали давай, а то велик угонят, пешком пойдешь.
      СЕРЕГА
      А чего я сказал? Ну, представь, что вы с Гольданским поменялись. Как бы ты ее родимую, полировал!
      РОМА
      Мне чужого не надо. Я своим доволен. (ПОМРАЧНЕВ) Не каждому дано Гольданским родиться!
      СЕРЕГА
      А ты думаешь, ему деньги не с неба упали? Этот жучара никогда своего шанса не упускал...
      РОМА
      (РАЗДРАЖЕННО) Ты меня на дурацкие разговоры не разводи! Это что, начальство велело благонадежность проверить?
      Серега осекается. Видно, что он оскорблен подозрением, но понимает, что сам начал.
      СЕРЕГА
      Рома, тебе кто-нибудь говорил, что у тебя тонкое чувство юмора?
      РОМА
      Нет.
      СЕРЕГА
      И правильно. Будут говорить - не верь.
      Уходит.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      13-12. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ВОЗЛЕ ТРЕНАЖЕРНОГО ЗАЛА
      Рома идет по коридору, порой оглядываясь, чтобы убедиться, что никто не следует за ним, открывает дверь тренажерного зала и скрывается в темноте.
      
      13-13. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва искоса поглядывает на Максима, который никак не решается заговорить. Наконец накрывает его руку своей.
      ЭВА
      Ну, что тебя мучает?
      Максим сжимает ее руку, решительно, хоть и с трудом подбирая слова, начинает говорить.
      МАКСИМ
      Эва... если мы когда-нибудь отсюда выберемся... да нет, не в этом дело. Даже если останемся здесь навсегда... Я раньше не мог этого сказать... но теперь все изменилось...
      ЭВА
      А как ты себя чувствуешь?
      МАКСИМ
      (УДИВЛЕННО) Почему ты об этом спрашиваешь... сейчас?
      ЭВА
      Ты ранен...
      МАКСИМ
      (ОТМАХИВАЕТСЯ) Ерунда, ссадина... (ВСТАЕТ) Прекрасно я себя чувствую! Совершенно здоров! Будто заново на свет народился!
      Делает несколько энергичных шагов, снова возвращается к Эве.
      МАКСИМ
      Знаешь, мне кажется, это сделала не только Заноза...
      Берет Эву за обе руки.
      МАКСИМ
      ...Может быть, даже не столько она, сколько ты...
      Максим старается встретиться с Эвой взглядом, но она отводит глаза.
      ЭВА
      (ОТСТРАНЕННО) Как странно... После слов Бергера мне тоже кажется, что я видела Занозу раньше...
      МАКСИМ
      (НЕТЕРПЕЛИВО) Да при чем тут... (ОСЕКАЕТСЯ) Постой. И ты тоже?! (ОТПУСКАЕТ РУКИ ЭВЫ) А я думал, это происходит только со мной...
      ФЛЭШБЭК МАКСИМА
      13-14. КОРИДОР В БАШНЕ (КАК БУДТО БЫ НА ПОСЛЕДНЕМ ЭТАЖЕ)
      Повторяется часть эпизода из серии 1:
      Максим выходит из лифта, пройдя по пустому коридору, останавливается перед дверью на аварийную лестницу, озираясь, прислушивается, затем быстро отходит за угол.
      Дверь на лестницу открывается, и оттуда спиной вперед появляется уборщица в аккуратной униформе, тянущая за собой сложный уборочный агрегат. Она катит его по коридору, так и не закрыв за собой дверь.
      Но, в отличие от первой серии, на этот раз, уходя, уборщица оборачивается на секунду, и мы узнаем в ней Занозу.
      Когда она удаляется, из-за угла выныривает Максим и быстро скрывается за приоткрытой дверью на лестницу.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      13-15. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Максим мучительно вспоминает.
      МАКСИМ
      Действительно, странно... Ты заметила? Здесь, в Башне, даже мелочи, пустяки через какое-то время оказываются важными. Как будто кто-то подает нам знаки. Предостеречь хочет или подсказать...
      Эва вздыхает.
      ЭВА
      Их даже слишком много. Понять бы еще, что они означают, эти знаки. Хочется выйти в коридор и крикнуть: "Чего ты от нас хочешь?!" Но кому кричать? И что нам делать, если мы не понимаем подсказок? Сколько можно ждать объяснений?!
      Максим обнимает ее.
      МАКСИМ
      Не нужно ничего ждать. Зачем нам объяснения? Мне кажется, я все уже знаю. О себе. И о тебе...
      Привлекает Эву к себе. Она утыкается ему в плечо, чтобы спрятать слезы.
      
      13-16. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ТРЕНАЖЕРНЫЙ ЗАЛ
      Рома, подсвечивая путь фонариком, идет через темное помещение тренажерного зала, опускается на корточки у стены, разбирает сооруженный им же навал из деталей тренажеров и гимнастических ковриков. Под ними спрятана коробка.
      Неожиданно поблизости раздается шорох, Рома обнаруживает, что не один в комнате.
      РОМА
      Кто тут?!
      Направляет фонарик на шевельнувшуюся тень, но та, ускользнув от луча света, выскакивает за дверь.
      РОМА
      Стой!
      Бросается следом.
      13-17. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Рома, на ходу вынимая пистолет, выскакивает в коридор, но успевает заметить лишь тень, пропадающую за углом. Рома бежит вдогонку.
      РОМА
      Стоять, кому сказано! Я не шучу! Подстрелю, как зайца!
      Слышно, как за углом хлопнула дверь. Рома сворачивает за угол, подбегает к двери танцевального зала, рывком раскрывает ее и бросается внутрь.
      13-18. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ ЗАЛ
      Вбежав в зал, Рома видит, как в дыре под камином, которую он сам в свое время пробил в нижний этаж, скрывается чья-то голова. Только рука в перчатке еще держится за край отверстия.
      РОМА
      Куда?! Не уйдешь, тварь!
      В броске успевает схватить руку, но она вырывается, оставив перчатку, и скрывается в дыре.
      РОМА
      Черт!
      С изумлением разглядывает перчатку. Это перчатка Занозы.
      
      13-19. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Максим обнимает Эву.
      МАКСИМ
      Почему ты молчишь?
      ЭВА
      (УТКНУВШИСЬ ЛИЦОМ ЕМУ В ГРУДЬ) Разве нужно еще что-то говорить? Ты и сам все знаешь... Только, боюсь, решения здесь принимаем не мы...
      МАКСИМ
      (ГОРЯЧО) Конечно мы! Я себя чьей-то игрушкой больше не считаю, хватит! Да, я был безнадежно болен, да, я ныл, прятался, боялся, что вот сейчас придут черти и потащат меня на сковородку. А теперь - что нам мешает друг друга любить?
      Отстраняет Эву, заглядывает ей в глаза.
      МАКСИМ
       Или ты что-то скрываешь?
      ЭВА
      (УЛЫБАЯСЬ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ) Что я могу от тебя скрывать?!
      Страстно принимается целовать Максима, так, что мы уже не сомневаемся в продолжении. Эва, отбросив все опасения, кидается в жадное, отчаянное наслаждение...
      ФЛЭШБЭК ЭВЫ
      13-20. КАБИНА ЛИФТА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Эва с накладной "беременностью" поднимается в кабине лифта вместе с еще несколькими пассажирами. Позади нее раздается плач младенца и женский голос.
      ГОЛОС
      Сейчас, сейчас, маленький... Скоро приедем! Извините, нажмите, пожалуйста, на двадцать второй!
      Эва нажимает кнопку, оборачивается и видит молодую мамашу, склонившуюся над младенцем в коляске. Она берет его на руки, баюкая, выпрямляется... и мы узнаем Занозу.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      13-21. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ОКОЛО ВЕНТИЯЛЦИОННОЙ
      Юля стоит у двери вентиляционной, почти уткнувшись в нее лицом, что-то шепчет беззвучно - видимо, молится.
      Неожиданно она настораживается, будто ощутив чье-то присутствие. Медленно поворачивает голову и вздрагивает, увидев силуэт человека, стоящего посреди коридора, совсем рядом.
      ЮЛЯ
      Генрих Оскарович! Что вы здесь делаете?
      БЕРГЕР
      (СМУЩЕННО) Я искал вас в кафе, а потом понял... догадался, что вы здесь.
      ЮЛЯ
      Догадались?
      БЕРГЕР
      Я знаю, вы о ней думаете...
      ЮЛЯ
      Да... Вы что-то хотели?
      БЕРГЕР
      (ПОЖАВ ПЛЕЧАМИ) Я беспокоился...
      ЮЛЯ
      Со мной все в порядке.
      БЕРГЕР
      (СМУЩЕННО) Ну... извините. Тогда я, пожалуй...
      Поворачивается, чтобы уйти. Юля, после секундного колебания окликает его.
      ЮЛЯ
      Вы видели, что творится в кафе?
      Бергер оборачивается.
      БЕРГЕР
      (ОЖИВИВШИСЬ) Да! Очень странно! Я думаю, это надо показать остальным. Идемте?
      ЮЛЯ
      Нет. Вы расскажите им сами, а мне нужно еще побыть здесь...
      БЕРГЕР
      (СО ВЗДОХОМ) Я вам мешаю?
      ЮЛЯ
      Глупый! Ой, извините...
      БЕРГЕР
      Ничего. Тем более, что это правда... Слушайте, а, может, вы из-за Ромы не хотите идти? Не бойтесь! Я ему не позволю вас обвинять!
      ЮЛЯ
      Правда?
      В ее голосе вдруг звучит детская робкая надежда.
      БЕРГЕР
      Честное слово! Он меня еще плохо знает! И вообще, со мной вам ничего не грозит!
      Юля подходит к Бергеру вплотную, кладет ему руки на грудь.
      ЮЛЯ
      Я вам верю.
      Бергер, волнуясь, и поправляя очки, старается расправить плечи.
      БЕРГЕР
      Спасибо! Вы ведь для меня не просто... один из товарищей по несчастью. Мне кажется, вы понимаете, видите, что я...
      Тут он совсем путается от смущения.
      Юля нежно целует его в щеку, но отстраняется.
      ЮЛЯ
      Вы очень хороший. И с вами я ничего не боюсь. Идите, я скоро догоню.
      Взволнованный Бергер послушно удаляется, а Юля снова подходит к двери вентиляционной.
      
      13-22. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера опять задумчиво рассматривает портрет красавицы-Ларисы.
      ВАЛЕРА
      И все-таки, кого-то она мне напоминает...
      Его внимание привлекает какой-то звук за дверью. Валера прислушивается, встает, подходит к двери, прикладывает ухо.
      Из-за двери явственно раздается дробный топот - кто-то пробежал мимо.
      ВАЛЕРА
      (КРИЧИТ) Эй! Кто там?!
      Снова топот - уже тяжелее и громче.
      Валера в отчаянии колотит в дверь.
      ВАЛЕРА
      (КРИЧИТ) Что опять стряслось? Откройте!
      Но все бесполезно, топот удаляется и наступает тишина.
      ВАЛЕРА
      Сволочи!
       В ярости толкает дверь плечом, но безуспешно.
      
      13-23. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Бергер, ковыляя по коридору, вдруг сталкивается с вылетевшим из-за угла Ромой.
      РОМА
      Видели ее?
      БЕРГЕР
      (НАДМЕННО) Кто вас интересует?
      РОМА
      Юлька, кто! Может, она там? У вентиляционной?
      БЕРГЕР
      Нет. Я только что оттуда. Там никого. И вообще, что это за погоня? Какие у вас претензии к Юле?
      Но Рома, только махнув рукой, убегает в другую сторону.
      13-24. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ОКОЛО ВЕНТИЯЛЦИОННОЙ
      Юля в прежней позе стоит у двери, тихо шепчет.
      ЮЛЯ
      Я знаю, ты слышишь, ты все видишь. Ты здесь, никуда не ушла! Я не самая плохая, правда! Я хочу их любить! Но научи верить хоть кому-нибудь!
      На плечо ей ложится рука, Юля думает, что это вернулся Бергер.
      ЮЛЯ
      Да, да, уже иду.
      Оборачивается и вдруг отшатывается в ужасе, отчаянно кричит. На мгновение перед нами мелькает ужасная, уродливая, прямо-таки звериная морда, но тут же пропадает, только слышны торопливые удаляющиеся шаги.
      13-25. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР У ТРЕНАЖЕРНОГО ЗАЛА
      Рома торопливо идет по коридору к тренажерному залу. Около входа останавливается, прислушивается.
      Убедившись, что ничего подозрительного не слышно, входит в тренажерный зал.
      13-26. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ТРЕНАЖЕРНЫЙ ЗАЛ
      Войдя в тренажерный зал, Рома бросается к своему тайнику, вынимает из-под ковриков квадратную коробку Гольданского, задумывается.
      РОМА
      Ну и куда теперь? (ОЗИРАЕТСЯ) Обложили, гады!
      Подходит к двери, прислушивается.
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      13-27. ДЕПОЗИТАРИЙ БАНКА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Рома сидит на дежурстве в Хранилище Башни один, глядя в телевизор, по которому идет ночная программа.
      Неожиданно раздается сигнал, дверь открывается и входит Гольданский, осторожно несущий в руках коробку кубической формы.
      Рома вскакивает при виде начальства, торопливо выключает телевизор.
      РОМА
      Здравствуйте!
      Гольданский аккуратно ставит коробку на стол.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Открой депозитарий.
      РОМА
      (КИВАЯ НА СВЕРТОК) Хотите положить в ячейку? Сейчас дежурного вызову.
      Собирается нажать кнопку вызова на пульте.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Погоди. Не надо.
      РОМА
      (УДИВЛЕННО) А как же... Нужно оформить, как положено. Открывайте пока коробочку...
      Щелкает ногтем по упаковке, но Гольданский поспешно отталкивает его руку.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Не трогай! Не дай бог, перевернешь!
      РОМА
      А что там?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Неважно. Как тебя... Рома, кажется?
      РОМА
      Так точно.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Слушай внимательно, Рома. Оформлять ничего не будем. И что тут лежит - не твоего ума дело. Об этом вложении должны знать только двое - я и ты. Понял?
      РОМА
      (НЕДОВЕРЧИВО) Шутите? А случись что - кто крайним будет? Охранник! Нет, без оформления не имею права.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Не морочь мне голову, Рома! Открывай ячейку, живо! Премию получишь. Нормально так, не по мелочи.
      РОМА
      Проверяете? Зря. Я на такого опарыша не клюю, мне служба дороже.
      Гольданский изучающе смотрит на Рому.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Ну, ты и зануда! Инструкция, а не человек!
      РОМА
      А как иначе? Мне за то и платят, чтобы я хорошо исполнял инструкции.
      
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Ты, может, не узнал меня?
      РОМА
      Узнал, почему...
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Это мой банк! В моей Башне! Тут все - мое, понимаешь? Что бы ни случилось, я отвечаю! Какие проблемы?
      РОМА
      А вдруг там бомба? А в кармане - страховка. Всяко ведь бывает. Вы уйдете, а мне что, на бомбе тут сидеть?
      ГОЛЬДАСНКИЙ
      А, черт тобой! Смотри! Никакая это не бомба! Но если кому-нибудь проболтаешься, пеняй на себя!
      Принимается распаковывать коробку...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      13-28. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР У ТРЕНАЖЕРНОГО ЗАЛА
      Рома выходит из тренажерного зала с коробкой в руках и, поминутно оглядываясь, спешит по коридору в сторону завала у оф.3
      13-29. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ
      Проходя по коридору мимо кабинета, где заперт Валера, Бергер вдруг слышит тихий скулеж пленника.
      ВАЛЕРА
      Эй! Кто там? Сюда!
      БЕРГЕР
      Валера? Это вы?
      ВАЛЕРА
      Профессор? Сам Бог послал! Мне как раз с вами нужно поговорить...
      БЕРГЕР
      О чем?
      ВАЛЕРА
      О чем! Одна у нас с вами общая тема...
      БЕРГЕР
      Вы имеете в виду Юлю?
      ВАЛЕРА
      Что? А, ну конечно, Юлю, кого же еще! Вы только не уходите, послушайте. Беда ведь с ней...
      БЕРГЕР
      С Юлей?! Я ее только что видел!
      ВАЛЕРА
      Мало ли что - видел! Она и сама еще ничего не знает. А беда за ней по пятам ходит. Охотится...
      БЕРГЕР
      Да кто охотится?! Откуда вы знаете?!
      ВАЛЕРА
      Объясню. Все объясню. Только мы с вами можем ее спасти, если меня послушаете. Согласны?
      БЕРГЕР
      Согласен! Что нужно делать?
      13-30. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      КРУПНО: глаза Эвы, в которых застыли слезы. Она словно смотрит внутрь себя.
      МАКСИМ(ВПЗ)
      (ВПОЛГОЛОСА) Э-э-эй! О чем задумалась?
      ЭВА
      (ВСТРЕПЕНУВШИСЬ) Что? Так, ни о чем.
      ОТЪЕЗД: Голова Эвы покоится на груди лежащего Максима, одной рукой он ласково перебирает ее волосы, другую закинул за голову. На лице его полное блаженство. Ему и невдомек, что Эва, кажется, не разделяет его щенячьего восторга и оптимизма.
      МАКСИМ
      (С УЛЫБКОЙ) У меня тоже ни одной мысли! Представляешь - ни единой! А может быть, это и есть счастье?
      ЭВА
      (ЗАДУМЧИВО) Не знаю...
      МАКСИМ
      Мне с тобой так хорошо, что никакие мысли не нужны. (ДУРАЧАСЬ) Я такое не думающее счастливое растение! Например, дуб! Точно! Хочу быть дубом, они живут тысячу лет! А ты...
      ЭВА
      (УСМЕХАЯСЬ) Дубина?
      МАКСИМ
      Не-ет! Ты что-то такое нежное, трепетное, с бархатистой кожей...
      ЭВА
      (СО ВЗДОХОМ) Тогда лиана какая-нибудь... однолетняя.
      МАКСИМ
      Знаю! Ты плющ! Нет, хмель! Нет, ты - виноград! Символом веселья и любви!
      ЭВА
      Не хочу быть символом, хочу просто любить и... жить. Пусть даже недолго.
      МАКСИМ
      Глупенькая! Кто же нам может помешать, когда мы вместе?
      Садится, берет лицо Эвы в свои ладони, заглядывает ей в глаза.
      МАКСИМ
      Мы ведь вместе, правда?
      Эва не отвечает. Максим, сжимая ее лицо в своих ладонях, покрывает его поцелуями.
      МАКСИМ
      Теперь мы всегда, всегда будем вместе!
      Неожиданно раздается лихорадочный стук в дверь и истерический голос Юли.
      ЮЛЯ
      Откройте! Скорее!
      ЭВА
      Что-то случилось!
      Торопливо высвобождается из объятий Максима, пытается привести в порядок одежду.
      Дверь сотрясается под градом ударов снаружи. Слышится истерический голос Юли.
      ЮЛЯ
      Откройте! Ради Бога! Есть там кто-нибудь?!
      ЭВА
      (КРИЧИТ) Юля! Сейчас!
      МАКСИМ
      Я открою!
      На ходу натягивая рубашку, Максим подбегает к двери и отпирает. В зал врывается перепуганная Юля.
      МАКСИМ
      Что с тобой?
      ЮЛЯ
      Я видела его!
      ЭВА
      Кого?!
      ЮЛЯ
      Того, кто здесь бродит!
      МАКСИМ
      Да кто бродит? Толком говори!
      ЮЛЯ
      Мертвец! Чудовище! Не знаю!
      МАКСИМ
      Как оно выглядело?
      ЮЛЯ
      Как... Не приведи Бог встретить - вот как! Да я и не помню! Оно ко мне прикоснулось! А потом... исчезло.
      Юлю передергивает.
      ЮЛЯ
      Как я не умерла там, на месте, не понимаю...
      Неожиданно входная дверь снова открывается. Юля вскрикивает, но входит Рома.
      МАКСИМ
      Ты что-нибудь видел? Юля говорит, что встретила чудовище.
      Рома кивает.
      РОМА
      Да. Не только видел, но и узнал. Теперь-то мне ясно, что это за чудовище! И за чем оно охотится, я тоже знаю. Знаю даже, кто Занозу убил!
      Он грозно наступает на Юлю, та пятится от него в страхе.
      ЮЛЯ
      Ты чего, Рома? Я не понимаю...
      РОМА
      Не понимаешь?
      Вынимает перчатку и бросает ее на стол перед Юлей.
      ЮЛЯ
      Ты ее нашел?!
      РОМА
      Не нашел, а снял! С твоей милой ручки! Думала удрать? Я эту ручонку хорошо знаю! Еще с гаечным ключом ее запомнил! Давно меня выслеживаешь, да?
      ЮЛЯ
      (МАКСИМУ, ЭВЕ) Ребята! Я, правда, не понимаю!
      МАКСИМ
      Подожди, Рома...
      РОМА
      Чего ждать?! (ЮЛЕ) Может, это не ты от меня удирала?!
      ЮЛЯ
      Когда?! Где?!
      Рома вдруг хватает Юлю и вытаскивает у нее из кармана перчатку Занозы.
      РОМА
      Ну? Где вторая?!
      ЮЛЯ
      Я ее потеряла...
      Рома бросает перчатку на стол и отвешивает Юле оплеуху.
      РОМА
      Здесь ничего не теряется, крошка! Все найдется и все выяснится! Ну, колись! Зачем пришла в Башню? Кто послал? Зачем Занозу убила?!
      Юля в страхе закрывается руками, отчаянно мотает головой.
      И вдруг Эва, присмотревшись к лежащим на столе перчаткам, вскрикивает.
      ЭВА
      Стой, Рома! Так ведь они на одну руку!
      Рома, осекшись на полуслове, с изумлением смотрит на перчатки. Они обе - правые.
      13-31. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      Почти все экраны покрыты рябью.
      Хлопает дверь, кто-то, тяжело дыша, приближается к пульту. Женская рука торопливо нажимает клавиши мониторов, но это не помогает. Только один монитор показывает пустой коридор.
      И вдруг прямо перед камерой этого монитора появляется лезвие топора. Оно стремительно надвигается - удар, и экран покрывается рябью, как остальные.
      13-32. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Рома сидит, схватившись за голову. Юля плачет, уткнувшись в плечо Эвы. Максим удивленно вертит в руках две одинаковые перчатки.
      РОМА
      (ЮЛЕ) Погоди, не реви! Дай разобраться... Это, правда что ли, не ты была?!
      ЭВА
      (РОМЕ) Знаешь что, товарищ боец... Или ты оставишь привычку лупить всех без разбору, или мы тебе в самом деле устроим... заговор. Запомнишь тогда не одну женскую ручку, а все! На собственной роже!
      Рома встает, подходит к Юле, трогает ее за плечо.
      РОМА
      Ну, прости. Сглупил. Ведь все одно к одному! Перчатка эта... Кто-то был там. Я почти догнал...
      МАКСИМ
      Давно пора понять - мы здесь не одни. Никто из нас Занозу убить не мог. В Башне есть кто-то еще, и этот кто-то меняет лица еще легче, чем перчатки. Может быть, он и не человек...
      РОМА
      А кто?!
      МАКСИМ
      Не знаю! Но против фактов не попрешь. А факты - сплошная мистика...
      РОМА
      И что теперь делать?
      МАКСИМ
      Соображать. И не кидаться друг на друга с кулаками. Вместо того, чтобы запирать то одного, то другого в одиночку, нужно было собраться вместе и...
      ЭВА
      И что?
      МАКСИМ
      И держать оборону. Неизвестно ведь, за кем или за чем охотится убийца.
      РОМА
      Известно. Все это из-за меня...
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      13-33. ДЕПОЗИТАРИЙ БАНКА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Очередное дежурство. Рома, орудуя отверткой, занят ремонтом одной из моделей, что-то подтачивает надфилем, чтобы деталь подошла.
      Звонит мобильник. Рома берет трубку, смотрит на номер, удивляется.
      РОМА
      (ПРО СЕБЯ)Кто такой? Почему не знаю? (В ТРУБКУ)Да, слушаю!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ
      Все в машинки играешь?
      РОМА
      (ОТОРОПЕЛО) Кто это?
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ
      Если не будешь дураком, сможешь купить любую из этих машинок, но в натуральную величину.
      РОМА
      Вы, наверное, не туда попали.
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ
      Рома, не болтай ерунды! Ты можешь стать очень состоятельным человеком, если выполнишь одну маленькую просьбу.
      РОМА
      (ОСТОРОЖНО) Какую просьбу?
      Рома зажимает микрофон телефона ладонью, хватает трубку внутреннего телефона, нажимает несколько кнопок.
      РОМА
      (ШЕПОТОМ) Срочно проверьте, откуда звонят на мой мобильный!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ
      Ты должен открыть ячейку Гольданского и забрать то, что там лежит.
      РОМА
      Я не понимаю, о чем вы говорите.
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ
      А вот в службу безопасности ты зря звонишь. Гольданский ведь просил, чтобы о его ячейке никто не знал!
      РОМА
      (СВИРЕПЕЯ) Я не знаю, кто ты и что тебе надо, но влипла ты по-крупному!
       ЖЕНСКИЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ
      (СО СМЕХОМ) Ты так думаешь? Дурашка! Спать не надо на посту!
      В трубке вдруг раздается мелодия - джингл Башни. Рома вздрагивает, недоуменно смотрит на трубку и видит, что в руке у него не мобильник, а модель "Ламборджини".
      Рома встряхивает головой, будто пробуждаясь. Перед ним, в мониторе крутится очередной рекламный ролик Башни, звучит вкрадчивый голос Ларисы.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Подумайте над нашим предложением! Не упустите свой шанс!
      Появляется логотип Башни.
      Рома ошеломленно хлопает глазами, озираясь.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      13-34. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Юля, Максим и Эва с изумлением смотрят на Рому.
      РОМА
      Скрывать больше смысла нет. Я знаю, что им нужно.
      ЭВА
      Кому - им?
      РОМА
      Ну... всем этим... мертвецам, чудищам, неизвестно, кому... хотя, может, оно и, правда, одно... Оно ищет то же, что искала Заноза. И поэтому они все выслеживают меня. Давно надо было рассказать, но, думал, может, выберемся, и не придется...
      МАКСИМ
      (С НАБОЛЕВШИМ САРКАЗМОМ) Однако, ты терпеливый... Ну, и что же это такое?
      РОМА
      Сейчас принесу.
      Подходит к двери, но останавливается в нерешительности.
      РОМА
      Нет, лучше пойдем вместе.
      13-35. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (21)
      Коридор пуст.
      Издалека слышится хрусткий удар, звон разбитых ламп. Свет в части коридора гаснет.
      Темная, неразличимая фигура быстро перемещается по коридору и скрывается за поворотом.
      Лишь в последний момент случайный лучик заставляет блеснуть лезвие топора.
      13-36. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Максим, Юля и Эва идут по коридору за опасливо озирающимся Ромой. Проходя рекреацию, Юля нагоняет Рому.
      ЮЛЯ
      Ты можешь, наконец, рассказать, за кем гонялся?! Почему решил, что это я? Неужели это... похоже на меня?
      РОМА
      Да не видел я ничего толком! Схватил руку в перчатке. Женская рука, что еще сказать? На кого я мог подумать, кроме тебя? Других женщин в перчатках тут не было. После Занозы...
      ЮЛЯ
      А вдруг, это она и была?
      Рома дико на нее косится.
      РОМА
      Ты... брось. У меня и так уже ум за разум заходит. Потерпи, все узнаешь, тогда и обдумаем...
      ЮЛЯ
      Потерпи! Хорошо тебе говорить! Если бы ты знал, что видела я!... Мне страшно! Все время кажется, что нас окружают, загоняют в угол. И Бергер куда-то пропал. Вдруг, с ним что-то случилось?
      Рома останавливается, насторожившись.
      РОМА
      Тсс!
      Делает предупреждающий жест всем - молчать, прижаться к стене! Из соседнего коридора доносятся приближающиеся шаги, из-за угла на стену падает тень... и появляется Бергер.
      Все облегченно вздыхают. Юля бросается на шею Бергеру.
      ЮЛЯ
      Слава Богу, ты жив! Я так испугалась! Где ты был?
      Бергер смущенно поправляет очки.
      БЕРГЕР
      Я? В кафе. Там действительно что-то странное - все гниет, рассыпается, покрывается пылью прямо на глазах! Я даже подумал, что попал не в то кафе. Максим, помните, вы рассказывали, что однажды зашли туда, а там - гниль и запустение?
      МАКСИМ
      (СО ВЗДОХОМ) Помню. Если бы это была единственная странность в Башне... Но по нынешним меркам это так, пустяки.
      БЕРГЕР
      Да? А что случилось?
      РОМА
      Вы никого не встречали здесь, поблизости... кроме своих?
      БЕРГЕР
      (НЕУВЕРЕННО) Н-нет. А кого я должен был... у нас что, опять новости? Вы кого-то видели?!
      РОМА
      Пошли. Я все расскажу...
      Они уходят, но камера остается направленной на окно.
      Зритель ждет, что вот сейчас прилетит и прилипнет к стеклу странная маска, но ее все нет.
      Когда ожидание достигает максимального напряжения (назойливая нота в музыке) раздается тонкий хруст, и по стеклу вдруг пробегает тонкая, змеистая трещина...
      13-37. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Рома с помощью Максима отваливает обломок облицовочной плиты от рухнувшей металлической конструкции, вытаскивает на свет божий коробку кубической формы и водружает на один из обломков плиты.
      РОМА
      Вот. Украл и спрятал. И что теперь с этим делать, ума не приложу. Можете думать обо мне, что хотите, но решать придется вместе.
      БЕРГЕР
      А что это?
      РОМА
      Это та самая коробочка, из-за которой мы здесь торчим.
      БЕРГЕР
      Откуда вы знаете?
      РОМА
      От Занозы. Как раз об этом и был наш с ней последний разговор...
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      13-38. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ
      Заноза сидит на столе, беззаботно болтая ногами и насмешливо глядя на хмурого Рому, стоящего перед ней.
      ЗАНОЗА
      Ну, хотел поговорить - начинай.
      РОМА
      А ты не командуй! Много берешь на себя! Напустила туману - ходит, зудит. Бергера чуть на тот свет не отправила!
      ЗАНОЗА
      По-моему, он не жалуется.
      РОМА
      Да твое-то какое дело - жалуется, не жалуется?! Воспитанием профессора решила заняться?
      ЗАНОЗА
      Ну... почему именно профессора...
      РОМА
      А кого еще? Может, меня? Попробуй!
      ЗАНОЗА
      Настаиваешь?
      РОМА
      Слушай, чего ты людям головы морочишь? Им и без того тошно! Самая умная тут, что ли? Сидит, как все, взаперти, да еще хвост задирает! Не знаешь, как выбраться из Башни, так молчи в тряпочку!
      ЗАНОЗА
      А если знаю?
      РОМА
      (ОПЕШИВ) Кто - ты?!
      ЗАНОЗА
      Да и ты тоже. Прекрасно ведь знаешь, но выходить-то не хочешь.
      РОМА
      Как это - не хочу? Вот только не надо мне мозги компостировать! Я тебе не Юля!
      ЗАНОЗА
      Ты, Рома, сам себе компостер - будь здоров. Выйти отсюда - проще простого. Только ты все время мимо выхода ходишь. Сам его не видишь и другим увидеть не даешь. Неужели до сих пор не понял, что все это из-за тебя?
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      13-39. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Рома распаковывает коробку и вынимает старинную чашу вороненого металла и архаичной формы.
      РОМА
      Вот из-за чего весь сыр-бор.
      Бергер изумленно поправляет очки.
      БЕРГЕР
      Так это не легенда?! С ума можно сойти! Откуда это у вас?!
      РОМА
      Приобрел по случаю... Что вы дурацкие вопросы задаете? Говорю же - украл. Вынул из личной ячейки Гольданского.
      ЮЛЯ
      Зачем?
      РОМА
      (МРАЧНО) Попросили...
      МАКСИМ
      И ты согласился?
      РОМА
      Бывают в жизни... обстоятельства.
      Эва непроизвольно прыскает в кулак, не в силах сдержать нервного смеха.
      РОМА
      Что смешного?!
      ЭВА
      Прости, Рома! Ты с таким пристрастием всех допрашивал, так подозревал - землю рыл!
      РОМА
      (ХМУРО) Ну и что?
      МАКСИМ
      Примета такая. Кто громче всех кричит: "Держи вора!", тот кошелек и спер.
      Рома впервые не отвечает на обвинения в свой адрес. Видно, что ему не до того, да и возразить нечего.
      РОМА
      (УНЫЛО) Ну, повеселились? Может, теперь кто-нибудь скажет что-то умное? Выход из Башни у нас под носом - это слова Занозы! Но я его не вижу и другим увидеть не даю - вот как получается. Можете разобрать меня по частям, вскрыть черепушку - она и так скоро лопнет - но объясните мне, чего я еще не вижу? Где это самое "под носом"? Что мне нужно сделать с этой чашкой, чтобы, наконец, "увидеть"? Пусть я вор и дурак, но вы-то умные! Думайте! Я все рассказал!
      БЕРГЕР
      Не все. Вы не сказали, почему согласились на это. Что вам предложили?
      РОМА
      Неважно! Дело давнее, и к Башне не относится.
      БЕРГЕР
      Как знать...
      РОМА
      Ну, не было у меня другого выхода, понятно? Не было!
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      13-40. ДЕПОЗИТАРИЙ БАНКА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Рома сидит на рабочем месте за компьютером, неуверенно стучит по клавишам, набирает какой-то текст.
      Раздается звонок мобильника, Рома берет трубку.
      РОМА
      Да!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Слово "Неизвестный" пишется через "Т".
      РОМА
      Что? Какой неизвестный?
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Ты ведь сочиняешь докладную Гольданскому? Так пиши хотя бы без ошибок!
      РОМА
      Кто это?!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Не задавай глупых вопросов, Рома. И имей в виду: если твой рапорт попадет к Гольданскому, это навредит только тебе.
      РОМА
      Напугала! Между прочим, наш разговор записывается!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Ничего, сотрешь. Это в твоих же интересах.
      РОМА
      Да что вам от меня нужно?!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Все то же. Ты должен вскрыть ячейку Гольданского и вынести ее содержимое из Башни. За вознаграждение, конечно.
      РОМА
      Я не знаю никаких ячеек и никаких Гольданских! Я не имею никакого отношения к Башне! Вы не туда попали!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Ошибаешься, Рома. С Башней ты связан давно и крепко.
      РОМА
      Не понимаю, о чем речь!
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Неужели забыл, как на этом самом месте, где теперь стоит Башня, пять лет назад ты совершил убийство?
      Рома застывает.
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Ах, нет! Действительно, ошибка! Не одно убийство, а три! И что это на тебя нашло? Такой был спокойный парень и вдруг... Мне кажется, это неспроста... Ну, чего молчишь?
      РОМА
      (СЕВШИМ ГОЛОСОМ) Я слушаю.
      ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
      Так вот слушай. То, что лежит в ячейке Гольданского - это большая проблема. В том числе и твоя. Лучше тебе согласиться сделать все, как я скажу. Пока не поздно...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      13-41. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Рома с надеждой переводит взгляд с одного пленника на другого. Бергер, водрузив на нос очки, внимательно рассматривает чашу.
      БЕРГЕР
      Насколько я могу судить, не будучи специалистом, перед нами тот самый Велесов Потир... Ай да Гольданский! Сумел-таки обвести всех вокруг пальца!
      ЮЛЯ
      Странно. Он так любил похвастаться своей коллекцией древностей, а эту вещь почему-то прятал...
      ЭВА
      Скупой рыцарь...
      БЕРГЕР
      Да какой там рыцарь! Он ждал окончания строительства. Башня-то, выходит, действительно построена на историческом месте!
      МАКСИМ
      А что тут было?
      БЕРГЕР
      Если верить бульварным газетам - какие-то подземные казематы... Не помню точно. Гольданский говорил, что это ложь.
      ЮЛЯ
      Значит, правда!
      РОМА
      Я насчет казематов ничего не знаю. И про потир не в курсе. Но из-за этой посудины, похоже, убили Занозу. А теперь подбираются ко мне.
      ЮЛЯ
      При чем тут Заноза?! Она по чужим сейфам не лазила!
      РОМА
      А ты за нее не расписывайся! Она пришла в Башню за этой самой чашкой.
      
      КОНЕЦ ТРИНАДЦАТОЙ СЕРИИ
      
      
      ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ СЕРИЯ. РОМА (продолжение)
      
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      14-1. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ
      Продолжение последнего разговора Ромы и Занозы.
      Рома мучительно переваривает сказанное Занозой.
      РОМА
      Что за дурацкая манера говорить загадками! Выход прямо передо мной, а я его не вижу!
      ЗАНОЗА
      Именно так. Тебя еще кое-что удерживает в Башне. Дельце у тебя здесь, начатое, но не законченное. Вот оно-то вас всех и не пускает.
      РОМА
      Какое дельце?! У меня сейчас одно дельце - выйти наружу и полежать на травке! А потом в кабак - на сутки...
      ЗАНОЗА
      Тогда зачем ты прячешь коробку?
      Рома ошарашено замирает, впившись взглядом в Занозу.
      ЗАНОЗА
      Пока не доведешь до конца то, что тебе было поручено, выхода тебе не видать!
      РОМА
      Откуда ты знаешь?!
      ЗАНОЗА
      Эта вещь принадлежит мне. Ты должен ее отдать.
      РОМА
      Ах, вот оно что! Значит, это ты меня по телефону... обрабатывала?
      ЗАНОЗА
      Какая разница? Главное, что ты согласился.
      РОМА
      Понятно. Взрыв в Башне - тоже ваша работа?
      ЗАНОЗА
      Тоже не наша.
      РОМА
      А чья?
      ЗАНОЗА
      Подумай. Может, догадаешься.
      РОМА
      Мне надоело гадать!
      ЗАНОЗА
      Так не теряй времени! Зачем столько вопросов?
      РОМА
      Подожди...
      ЗАНОЗА
      Вот видишь! Ты сам никак не можешь решиться. Пока не отдал, так, вроде бы, и не украл, верно? Может быть, еще передумаешь, вернешь на место?
      РОМА
      Я бы вернул... да туда не пройти.
      ЗАНОЗА
      Нет, Рома, не в этом дело. Ты ведь сам знаешь, что ни за что туда не вернешься.
      РОМА
      (ТРЕВОЖНО) Почему?
      ЗАНОЗА
      А вдруг там убитый лежит?
      РОМА
      (ИСПУГАННО) Нет! Не может быть! Я сосчитал патроны! Эва выпустила все девять! Чуть не убила меня этим, девятым! Значит, я не стрелял! Ни разу!
      ЗАНОЗА
      Но ведь хотел?
      РОМА
      Мало ли что?!
      ЗАНОЗА
      В Башне все по-другому, Рома. Здесь нет разницы - стрелял или только хотел.
      РОМА
      (РАСТЕРЯННО) Как же так? В Башне... причем здесь Башня?! Зубы мне заговариваешь? Цену сбиваешь?! Имей в виду, эту штуку я за так не отдам! Мы договаривались...
      ЗАНОЗА
      Конечно, конечно. Получишь вознаграждение.
      РОМА
      Какое?
      ЗАНОЗА
      Да любое! Но только одно. Выбирай - чего тебе больше всего хочется?
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      14-2. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Рома понуро сидит, закончив рассказ.
      ЮЛЯ
      И что ты выбрал?
      РОМА
      А что я мог выбрать? Насадила, как жука на булавку... Конечно, сказал, что сейчас же принесу коробку и отдам безо всякого вознаграждения - лишь бы вырваться из Башни. Но когда вернулся, увидел вас с Бергером. А на полу - она...
      МАКСИМ
      Долго ты ходил?
      Рома качает головой.
      РОМА
      Туда да обратно. Может, и минуты не прошло... Хотя, какие здесь минуты?...
      МАКСИМ
      Когда Гольданский принес коробку, он сказал, что в ней?
      РОМА
      Нет. Но я заставил его показать. Мне сюрпризы ни к чему.
      МАКСИМ
      Ну и как он объяснил, что это такое?
      РОМА
      Да ничего он не объяснял! Чашка и чашка. Мне тоже без разницы - лишь бы не динамит.
      МАКСИМ
      (БЕРГЕРУ) Генрих Оскарович, вы что-нибудь еще знаете об этом потире?
      Бергер разводит руками.
      БЕРГЕР
      Увы... ничего не могу вспомнить.
      МАКСИМ
      Надо бы нам получше разобраться, кому и зачем он мог понадобиться...
      ЭВА
      А что если...
      МАКСИМ
      Ну?
      ЭВА
      Может быть, где-нибудь сохранились эти газетные статьи?
      МАКСИМ
      В компьютере! Правильно! Идем!
      БЕРГЕР
      (ИСПУГАННО) Куда?
      МАКСИМ
      В кабинет Гольданского, куда же еще? У вас есть возражения?
      БЕРГЕР
      (ОТВОДЯ ГЛАЗА) Нет, нет, почему же... Это вполне разумно.
      14-3. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ
      Пленники, озираясь и стараясь держаться вместе, приближаются к кабинету Гольданского. Неожиданно они замечают, что дверь в кабинет распахнута. Обломки мебели, которой ее подпирали, разбросаны по полу в коридоре.
      РОМА
      Это еще что за фокусы?!(КРИЧИТ) Валерка! Опять чудишь?! (ЭВЕ И ЮЛЕ) Стойте здесь!
      Рома с Максимом бросаются вперед.
      МАКСИМ
      Сбежал, черт!
      РОМА
      Да не мог он сам выбраться! (ГЛЯДЯ В КАБИНЕТ) Ого! Да тут битва была!
      14-4. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Рома и Максим входят внутрь и обнаруживают, что Валера исчез. На полу валяются обрывки бумаг, запятнанные кровью, кресло перевернуто, обшивка на нем рассечена, словно от удара острым предметом.
      МАКСИМ
      На него кто-то напал!
      РОМА
      Да, похоже...
      Появляются Эва, Юля и Бергер.
      ЮЛЯ
      Что это - кровь?!
      Максим поднимает несколько обрывков и, соединив их, с удивлением обнаруживает рисунок чаши, читает:
      МАКСИМ
      "Велесов потир. Реконструкция. Общий вид"...
      Рома сейчас же вынимает пистолет, цедит сквозь зубы:
      РОМА
      Что же я наделал, дурак?! Он даже убежать не мог...
      ЮЛЯ
      Ты думаешь, его... как Занозу?
      БЕРГЕР
      Может быть, все-таки убежал? Тела ведь нет.
      МАКСИМ
      Могли утащить.
      БЕРГЕР
      Зачем?
      РОМА
      Тела нам только не хватает! Вот что. Валерку надо искать. Мы с Максимом его прессовали, мы и спасать пойдем.
      ЭВА
      А мы?
      РОМА
      Вы с Бергером останетесь здесь, попробуете наскрести что-нибудь про этот чертов Потир...
      ЭВА
      Я с вами!
      РОМА
      Толку от тебя!
      ЭВА
      Если Валера ранен, ему понадобится помощь!
      РОМА
      Нет. Запритесь, забаррикадируйтесь и никого не пускайте, ясно? Не открывайте, пока не убедитесь, что за дверью Максим или я. Или Валера.
      ЭВА
      Опять командуешь?! Докомандовался!
      Максим подходит к Эве, приобнимает.
      МАКСИМ
      Эва, он прав. Вам лучше оставаться втроем.
      ЭВА
      Нет! Я с тобой!
      МАКСИМ
      Послушай меня...
      Что-то шепчет Эве на ухо.
      БЕРГЕР
      (РОМЕ) Вы все-таки поосторожнее. И... не доверяйте ничему. Даже собственным глазам.
      РОМА
      (ПОДОЗРИТЕЛЬНО) Что вы хотите сказать?
      БЕРГЕР
      Сам не знаю. Но я, кажется, уже ничему не удивлюсь...
      Максим продолжает шептать Эве на ухо. Та испуганно отшатывается. Максим улыбается.
      МАКСИМ
      Не бойся ничего! Все будет хорошо!
      ЭВА
      (ОПУСКАЯ ГОЛОВУ) Как скажешь...
      МАКСИМ
      (РОМЕ) Пошли!
      ЭВА
      (ВСКИДЫВАЯСЬ) Максим! (ГРУСТНО) Пожалуйста, вернись...
      МАКСИМ
      Обещаю!
      Выходит вслед за Ромой. Дверь закрывается.
      Юля берется за кресло, тащит к двери.
      ЮЛЯ
      Ну, чего вы стоите? Помогите мне!
      Бергер поспешно подходит, приподнимает кресло, но тут же роняет, лицо его искажается гримасой боли. Мычит, трясет рукой.
      ЮЛЯ
      Что случилось?!
      БЕРГЕР
      Нет, нет, пустяки! Неудобно ухватился.
      Подхватывает кресло другой рукой, помогает тащить.
      БЕРГЕР
      Эва! Освободите длинный стол, попробуем привалить им дверь...
      ЭВА
      А? Да, конечно...
      Словно очнувшись от тяжелых мыслей, принимается помогать.
      14-5. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР У РЕЦЕПЦИИ
      Рома и Максим идут по коридору, прислушиваясь и разглядывая капли крови на полу.
      РОМА
      Вот еще кровь. Туда!
      МАКСИМ
      Капля там, капля здесь... Не похоже, чтобы тащили израненное тело...
      РОМА
      А ты в этом разбираешься?
      МАКСИМ
      Тут, пожалуй, начнешь разбираться! Только и делаем, что следопытствуем...
      Доходят до развилки у рецепции, останавливаются, озираясь, не зная, куда повернуть. Редкая цепочка капель обрывается - как раз у развилки коридора.
      РОМА
      Ну, а теперь что скажешь, следопыт?
      МАКСИМ
      М-да... непонятно. Надо сообразить.
      Присаживается на корточки, трогает отметины в пыли, смотрит то в один коридор, то в другой.
      РОМА
      Не проще ли обойти все и посмотреть?
      МАКСИМ
      Оба этажа?... У того, кто здесь прячется, есть надежное укрытие. Настолько надежное, что мы его до сих пор не нашли. Если только...
      РОМА
      Что?
      МАКСИМ
      (ИСКОСА ГЛЯНУВ НА РОМУ) Если только кто-то из нас ему не помогает.
      РОМА
      Кто? Ты? Я? Бергер? Юля? Сами же обижались, когда я всех подозревал!
      МАКСИМ
      Значит, себя ты все-таки не исключаешь?
      РОМА
      Это мое дело - исключаю, не исключаю. Надоело! Подозреваешь - давай, допрашивай. Мне больше скрывать нечего.
      МАКСИМ
      Как же тебя все-таки заставили украсть Потир?
      РОМА
      (НЕДОБРО УСМЕХНУВШИСЬ) Да была одна история... Я тогда только из армии пришел. За участие в конфликтах награжден именным гепатитом. На работу устраиваться - смысла нет, зарплаты по два года никто не видел. Одна братва жирует. Ну и я решил пальцы погнуть. Наехал на кооператора, забил стрелку - все на голых понтах, понятно. Между прочим, как раз на том месте, где теперь стоит Башня...
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      
      14-6. НАТ. РАЗВАЛИНЫ ПРОМЗОНЫ. ВЕЧЕР
      Лихие девяностые годы. У развалин промзоны, освещенных лучами прожекторов, останавливается пыльная иномарка - явный секонд-хенд, из нее выходит одинокий Торговец с кейсом в потном кулаке. Неуверенно озираясь, идет к разрушенному зданию, неловко ступая по битому кирпичу, минует огрызки стен. За спиной у него, из-за треснувшей сваи бесшумно появляется Рома.
      РОМА
      Принес?
      Торговец испуганно оборачивается.
      ТОРГОВЕЦ
      А? Да, конечно. Как договаривались.
      Делает вид, что собирается открыть кейс, но Рома его отбирает.
      РОМА
      Убери сардельки! (ПРЕЗРИТЕЛЬНО) Мне еще с тобой договариваться! Слушай и запоминай, повторять не буду. Оборот твой посчитан. Неплохой оборот. С десяти ларьков на круг выходит...
      ТОРГОВЕЦ
      Почему с десяти?!
      РОМА
      По кочану! Думал, я не узнаю? Не беспокойся, пацаны навели справки! (УСМЕХАЕТСЯ) Значит будем считать, что это - половина взноса... Завтра привезешь остальное...
      ТОРГОВЕЦ
      Но я не успею!
      РОМА
      Не успеешь, что ж делать? Догонишь верхом. На паяльнике!
      Принимается вскрывать кейс, возится с замком.
      Торговец тем временем потихоньку отступает назад.
      ТОРГОВЕЦ
      А я ведь тоже справки навел... Рома.
      Рома удивленно вскидывает голову.
      РОМА
      Что?!
      ТОРГОВЕЦ
      Выходит так, что никто за тобой не стоит. Один ты. А меня ведь давно Федя Парикмахер крышует. Он борзоты не любит!
      Сейчас же в затылок Роме упирается ствол пистолета. Позади него стоит Бандит-1. Бандит-2 с автоматом, неторопливо обходит Рому и останавливается перед ним, равнодушно жуя.
      БАНДИТ-2
      Да ты, пацан, браконьер! А здесь заповедник...
      Неожиданно бьет Рому прикладом по лицу. Кейс падает, раскрывается, но вместо денег там игрушка - клоун в коробочке. Он выскакивает, раскачиваясь на пружине и синтетически хохочет, словно над Ромой.
      Рома едва удерживается на ногах, пытается утереть кровь, но Бандит-1 бьет его сзади.
      БАНДИТ-1
      Стой ровно! Ручонки подыми!
      Защелкивает на руках Ромы наручники, быстро обшаривает карманы.
      БАНДИТ-1
      Пустой!
      БАНДИТ-2
      Да ты отморозок совсем! Без ствола на стрелку ездишь! Где самокат припарковал? Или сегодня на трамвае? (БЬЕТ) Отвечай, когда бугор спрашивает!
      Рома кашляет, отплевывается, давясь кровью.
      БАНДИТ-2
      Ты куда плюешь, баклан?! Лакированы корята мои парафинишь! А ну, облизни!
      Рома не двигается.
      БАНДИТ-2
      (КРИЧИТ) Полируй, сука!
      Бандит-1 бьет Рому по ногам, и тот падает на колени. Бандит-2 выставляет ботинок.
      БАНДИТ-2
      Лизать до блеска! Чтоб глазам больно смотреть было!
      Рома склоняется над ботинком, и вдруг бросается на Бандита-2.
      Бандит-1 стреляет ему в спину, но это происходит в тот самый момент, когда Рома умелым захватом, несмотря на наручники, разворачивает Бандита-2 и заслоняется его телом от пули первого. Бандит-2 получает пулю в сердце, а Рома, перехватив его автомат, срезает Бандита-1 короткой очередью.
      Торговец бросается бежать, Рома пытается выстрелить в него, но ему мешают наручники и сжимаемый в объятьях труп.
      Освободившись от него, Рома находит у Бандита-1 ключ и сбрасывает наручники.
      Он бросается в погоню за торговцем, но тот, забыв со страху про машину, успел убежать.
      Рома прыгает в машину, обнаружив ключи в замке, газует и несется по темной промзоне, с визгом тормозов вписываясь в повороты. Неожиданно свет фар выхватывает из темноты улепетывающую фигуру Торговца. Тому некуда деваться - узкий проезд зажат между бетонными заборами. В отчаянии он пытается вскарабкаться на забор, но срывается. Рома поддает газу, колеса воют, прокручиваясь, машина бросается вперед, и раздается тяжелый удар, обрывающий крик Торговца. Наступает тьма.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      14-7. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР У РЕЦЕПЦИИ
      Максим смотрит на задумавшегося Рому с удивлением и опаской.
      МАКСИМ
      И не нашли?
      РОМА
      Тогда - нет. Время было веселое. Федю Парикмахера казанские завалили. Была у меня надежда, что и мое дельце на них спишут. Но, видно, кто-то знал, приберёг на будущее...
      Максим чувствует себя неуютно, отводит глаза.
      РОМА
      Ну, чего надулся? Не ожидал?
      МАКСИМ
      Не ожидал... такой откровенности.
      РОМА
      А чего секретничать? Пора все рассказывать. Теперь можно...
      МАКСИМ
      (ОПАСЛИВО) Почему - теперь?
      РОМА
      Я так думаю, что из Башни это уже не выйдет...
      
      14-8. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Бергер, сняв пиджак, сидит за компьютером Гольданского, перед ним разложены обрывки листка с изображением потира, он сосредоточенно что-то ищет, выбирает среди открытых на экране документов.
      Эва мается беспокойством, не находит себе места. Юля поглядывает на нее с сочувствием, подходит, трогает за руку.
      ЮЛЯ
      Успокойся, не изводи себя. Он вернется.
      ЭВА
      (С ВЫЗОВОМ) Кто?
      ЮЛЯ
      Давай, посидим, поболтаем.
      Эва смотрит на Юлю сначала с раздражением, а потом вдруг послушно усаживается рядом с ней на пол, поскольку почти вся остальная мебель служит баррикадой для двери.
      ЮЛЯ
      Думаешь, кто-нибудь еще не знает, зачем вы с Максимом от всех запираетесь?
      ЭВА
      Ну и что?
      ЮЛЯ
      Ничего. Завидую. Неужели можно хоть на минутку забыть обо всем этом...
      ЭВА
      Иногда получается.
      ЮЛЯ
      Счастливая. Любишь его?
      ЭВА
      Люблю. Но это пытка - ждать...
      ЮЛЯ
      Пытка - когда ждать нечего.
      ЭВА
      Ты о себе?
      Юля бросает быстрый взгляд на Бергера.
      ЮЛЯ
      Нет. Теперь уже нет...
      ЭВА
      Тогда чему завидуешь?
      ЮЛЯ
      Не могу я так - без оглядки, не задумываясь. Все время помню, где мы, и боюсь того, что будет.
      ЭВА
      Кто знает, что будет?
      ЮЛЯ
      Но ты ведь знаешь, что это у вас не навсегда! Не можешь не знать! Сама говорила - его болезнь вернется...
      ЭВА
      Пускай. Я устала всего бояться.
      ЮЛЯ
      Разве сейчас не боишься?
      ЭВА
      Я просто хочу быть с ним. Каждую оставшуюся минуту. А их все время крадут у меня! Вот опять я здесь, а он там! И я не знаю, что с ним будет.
      ЮЛЯ
      Еще неизвестно, где опаснее... На Валеру-то напали здесь...
      ЭВА
      А ты знаешь, что шепнул мне Максим перед уходом? (НАКЛОНЯЕТСЯ БЛИЖЕ К ЮЛЕ) Он велел не открывать дверь, если Рома придет один.
      Юля смотрит на Эву с ужасом.
      Неожиданно Бергер подает голос из-за стола, указывая на экран.
      БЕРГЕР
      А вот это уже интересно! Послушайте-ка, что я нашел!
      
      14-9. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.5)
      Максим и Рома идут дальше. На Максима признание Ромы в давнем убийстве произвело гнетущее впечатление, он не глядит на Рому. Тот усмехается, ему кажется, что Максим струхнул.
      РОМА
      Да, вот такой я охранник. Вор, бандит и душегуб... А что, в нашей компании все святые? Бергер, Юля, Эва - все ходят, от углов шарахаются, у каждого за спиной мертвец стоит. Только ты у нас - из художественной самодеятельности. Но, может, это еще хуже?
      
      Максим мрачно молчит.
      РОМА
      Чего молчишь? Брезгуешь беседой? Или растерялся с испугу? Жалеешь, что завел откровенный разговор?
      МАКСИМ
      Не жалею. Только, раз уж начали, давай откровенно до конца. Признайся, это ты убил Занозу.
      Рома меняется в лице, даже останавливается от неожиданности.
      РОМА
      Че-го?! Ты с какого перепою...
      МАКСИМ
      Да ладно, Рома! Все логично. Парень ты тертый, не сошелся в цене с Занозой - она ведь предлагала отдать Потир даром?
      РОМА
      Ну?
      МАКСИМ
      Ну и решил взять больше. С другого покупателя...
      
      14-10. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Бергер, поглядывая в текст, найденный в компьютере Гольданского, пересказывает Эве и Юле историю Велесова Потира.
      БЕРГЕР
      ... Статейка, конечно, та еще, отчетливо попахивает развесистой клюквой. Одно слово - бульварная пресса. Но это пока все, что у нас есть. Если интересуетесь, могу изложить вкратце.
      ЮЛЯ
      (ПОДНИМАЯСЬ) Еще как интересуемся!
      ЭВА
      (ПРОДОЛЖАЯ СИДЕТЬ) Конечно, рассказывайте.
      БЕРГЕР
      Так вот, здесь написано, что на месте Башни действительно была подземная тюрьма. Вернее, подвалы сначала предназначались для царских погребов. Царских - ни больше, ни меньше! Однако, при рытье их во времена Василия Шуйского обнаружилось языческое капище, посреди которого была зарыта вот эта самая чаша. Почему ее назвали Велесовым Потиром - сие мне неведомо. Где Велес, и где мы? Впрочем, я не специалист... Как нарочно, Шуйского в это самое время свергли, наступила семибоярщина, пришли поляки. В народе поползли слухи, что над этим местом витает проклятие, что это жилище бесов, и держать здесь запасы нельзя. Поэтому, повелением гетмана Жолкевского подвалы были превращены в тюрьму, где пытали и живьем замуровывали воров. А ворами тогда звались не криминальные авторитеты, а все недовольные, провинившиеся и просто попавшие под горячую руку. Просвещенный гетман, видите ли, интересовался знать, каким образом язычники собирали зло в Велесов потир, а посему велел поместить найденную посреди капища чашу там же, в тюрьме, чтобы сочащаяся со стен влага в нее капала. Патриарх Гермоген, однако, против экспериментов Жолкевского активно протестовал, хотя, конечно, не столько из-за Потира, сколько из-за короля Сигизмунда, желавшего сесть на русский престол. В общем, смутное время кое-как прошло, поляков, простите Эва, выгнали и о чаше вскоре забыли. Спустя годы своды подвала стали обваливаться из-за плывунов, и тюрьму окончательно забросили. Место это однако, долго пустовало и пользовалось недоброй славой. На пустырях пошаливали лихие люди, часто случались и очень странные убийства: брат - брата, отец - сына. Люди говорили, что зло все еще капает в Велесов Потир, а как переполнится он - тут и настанут последние времена...
      ЭВА
      (СКЕПТИЧЕСКИ)М-да... Зловещая история!
      БЕРГЕР
      (С ДЕЛАНОЙ ИРОНИЕЙ) Поневоле задумаешься...
      С удивлением переводит взгляд с одного на другого.
      ЮЛЯ
      И это все, что вы хотите сказать?!
      БЕРГЕР
      (ПОЖИМАЯ ПЛЕЧАМИ) А что тут скажешь? Душистая легенда...
      ЮЛЯ
      Да вы что?! Нам же только что объяснили все, что с нами происходит!
      Бергер качает головой.
      БЕРГЕР
      Увы, Юленька, с помощью легенд можно объяснить что угодно. Только сочиняют их, как правило, на пустом месте...
      
      14-11. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.5)
      Возмущенный Рома присаживается на корточки у стены.
      РОМА
      Нет, стой! Эту тему надо перетереть. Никуда я дальше не пойду, пока ты до конца не выскажешься! Вы что же, все на меня думаете?!
      МАКСИМ
      Я за всех говорить не могу... Но догадаться нетрудно.
      РОМА
      (СЖИМАЯ КУЛАКИ)Хорошо. Если я убил Занозу, если решил толкнуть Потир другому покупателю, зачем мне было показывать его вам? Зачем я тебе тут трогательные признания делал о своей мятежной юности?!
      МАКСИМ
      Ты сам сказал: из Башни это уже не выйдет. Значит, уверен, что все мы здесь останемся. Ты собираешься со всеми сделать то же, что уже сделал с Занозой и Валерой.
      Рома с рычанием бросается на Максима, но тому удается увернуться, нанести удар, отбрасывающий Рому в сторону. Рома хватается за пистолет. Максим убегает по коридору.
      РОМА
      (ЯРОСТНО) Стой!
      Бежит за Максимом, догоняет и бьет рукояткой пистолета по затылку. Максим падает.
      
      14-12. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Подозрительный звук в коридоре заставляет Эву насторожиться.
      ЭВА
      Тише! Слышите?
      В коридоре раздается приближающийся топот шагов, затем тяжелый, трескучий удар, звон стекла, почти звериный рык и снова шаги - удаляющиеся.
      Эва вскакивает.
      ЭВА
      Там что-то случилось!
      Бросается к двери, хватается за мебель, сложенную в баррикаду.
      БЕРГЕР
      Что вы делаете?! Нельзя выходить!
      ЭВА
      Вы что, не понимаете?! На них напали! Где-то совсем рядом! Мы должны помочь!
      Вырывается, пытается открыть дверь, но Бергер ей не дает.
      БЕРГЕР
      Эва, опомнитесь! Мы обещали не открывать дверь, пока не придет Максим или Рома!
      ЭВА
      Какой Рома?! Убийца ваш Рома! Пустите! Я одна пойду!
      ЮЛЯ
      Чем ты поможешь, сумасшедшая?!
      ЭВА
      Конечно! Вам все равно! (БЕРГЕРУ) Пошел прочь!
      Эва, впав в истерику, вырывается и царапается, дергает Бергера за рукав, пытаясь оттащить его от двери, которую он загораживает. Рубашка на Бергере трещит по шву и вдруг окрашивается кровью. Бергер вскрикивает от боли, хватается за плечо.
      Юля отталкивает Эву.
      ЮЛЯ
      Ты обещала Максиму ждать! Забыла?!
      Эва, тяжело дыша, отступает, а Юля поворачивается к окровавленному Бергеру.
      Под разорванной рубашкой у него на плече видна свежая рана, кое-как схваченная бинтами и ватой. При схватке с Эвой повязка сбилась, и рана открылась снова.
      ЮЛЯ
      Откуда это?! Почему ты ничего не сказал?!
      БЕРГЕР
      Нет... это так, пустяки, случайно зацепился за гвоздь...
      ЮЛЯ
      Перестань! Зачем ты врешь?! На тебя тоже напали? Кто?! Ты видел его?
      БЕРГЕР
      (ПОТУПИВШИСЬ) Нет. Я никого не видел...
      
      14-13. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ТУАЛЕТНАЯ КОМНАТА.
      Поспешно входит Рома, пускает воду, ищет, во что бы набрать воды. Замечает валяющуюся неподалеку тряпку (косынку Юли), подставляет ее под струю, и вода вдруг окрашивается кровью. Рома даже отшатывается в первый момент, бросив косынку, но справившись с испугом, снова берет ее, и, прополоскав, уносит.
      
      14-14. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.5)
      Максим лежит на полу без сознания. На лицо ему вдруг льется вода, Рома приводит его в чувство, помогает сесть, прикладывает мокрую косынку к его затылку. Увидев над собой Рому, Максим испуганно пытается отползти.
      РОМА
      Не ползай, штаны протрешь! По заслугам получил! Будешь всех по себе равнять, еще получишь...
      Вынимает из-за пояса пистолет. Максим замирает. Рома протягивает ему пистолет рукояткой вперед.
      РОМА
      На, детектив хренов! Если увидишь, как я кого-нибудь из вас убиваю, можешь стрелять.
      Максим берет пистолет, наставляет на Рому, но постепенно осознает, что в голосе Ромы нет ненависти - только обида.
      РОМА
      Ну, вставай, пошли!
      Помогает Максиму подняться и идти.
      РОМА
      Извини за науку, здорово ты меня разозлил.
      Максим прячет пистолет в карман, прикладывает косынку к затылку, морщится от боли, но невольно улыбается.
      МАКСИМ
      А ты обидчивый...
      РОМА
      Вот и не шути так больше...
      Неожиданно откуда-то издалека доносится испуганный женский вскрик, удар, звон стекла. Рома и Максим застывают, прислушиваясь.
      РОМА
      (УВЕРЕННО) Баба вопила!
      МАКСИМ
      (КРИЧИТ) Эва!
      Бросается назад по коридору. Рома - за ним.
      
      14-15. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Эва сидит на полу, схватившись руками за голову. Юля поправляет Бергеру сбившуюся повязку.
      БЕРГЕР
      Пустяшная царапина, не стоит придавать этому значения! Никто на меня не нападал.
      Поспешно надевает пиджак и застегивает пуговицы, чтобы не было видно кровавых пятен. С улыбкой гладит Юлю по щеке.
      БЕРГЕР
      Ну, чего ты всполошилась, глупая?
      Юля доверчиво прижимается к нему.
      ЮЛЯ
      Мне страшно. Ты что-то скрываешь.
      Бергер растрогано гладит ее по голове.
      БЕРГЕР
      Как это здорово... что мы можем разговаривать на "ты"...
      ЮЛЯ
      Ой! Я и не заметила... Можно?
      БЕРГЕР
      Нужно...
      Отворачивается, чтобы не показать, что расчувствовался. Наконец, обращает внимание на Эву.
      БЕРГЕР
      (ЮЛЕ) Слушай, ей совсем худо!
      Они подходят и склоняются над Эвой.
      БЕРГЕР
      Эва! Что с вами?
      Эва молча раскачивается, в муке обхватив голову.
      ЮЛЯ
      Я принесу воды.
      ЭВА
      Ради Бога... Ради Бога - отстаньте от меня оба! Я обещала ждать...
      Вдруг раздаются лихорадочные удары в дверь, Эва вскакивает, как на пружине, бросается к двери. Снаружи слышится голос Максима.
      МАКСИМ
      Не бойтесь! Это мы! Что у вас стряслось?
      Эва, Бергер и Юля вмиг разбирают внутреннюю баррикаду, отпирают дверь. Вбегают встревоженные Максим и Рома.
      РОМА
      Все на месте? А кто кричал?
      БЕРГЕР
      Когда?!
      МАКСИМ
      Да только что! В коридоре!
      ЮЛЯ
      Мы что-то слышали... Кто-то разбил лампу.
      БЕРГЕР
      Но это было довольно давно.
      ЮЛЯ
      Да и еще звук такой... будто звериный рык. Мы очень испугались...
      БЕРГЕР
      (С ДОСТОИНСТВОМ) Кхм... за вас!
      РОМА
      С нами все в порядке. Но мы никого не нашли... Зато слышали женский крик.
      БЕРГЕР
      Хм... Может быть, опять рекламные штучки? Что-то давно не было...
      РОМА
      (С СОМНЕНИЕМ) Может быть...
      Эва, молча, жадно обнимая и целуя Максима, вдруг нащупывает у него ссадину на затылке, с испугом смотрит на свои окровавленные пальцы.
      ЭВА
      А это что?! А ну, повернись! (ОСМАТРИВАЕТ)Кто тебя бил?!
      МАКСИМ
      Ерунда! За гвоздь зацепился.
      ЮЛЯ
      И ты - за гвоздь?!
      МАКСИМ
      А кто еще?
      Морщится от боли, прикладывает к ране мокрую косынку.
      ЮЛЯ
      (УДИВЛЕННО) Откуда у тебя моя косынка?!
      Максим затрудняется соврать сразу.
      МАКСИМ
      (РОМЕ) Откуда у меня косынка?
      РОМА
      В умывальнике валялась. Но что странно: когда я ее нашел, она была вся в крови, пришлось отстирывать. (ЮЛЕ) Может, объяснишь, что с ней такое?
      Юля бросает взгляд на Бергера. Тот упорно отводит глаза.
      ЮЛЯ
      (РОМЕ) Понятия не имею. Я ее давно потеряла...
      14-16. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      Пультовая погружена в полутьму. Все экраны покрыты рябью. Женская рука щелкает зажигалкой, зажигает свечу. Свеча освещает иконостас на стене - набор распечатанных портретов Занозы. Слышатся тихие всхлипывания - в них страх и отчаяние.
      
      14-17. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Рома отходит от компьютера, прочитав о Потире. Он ошеломлен.
      РОМА
      (БЕРГЕРУ) Профессор... то, что тут написано... это правда?
      БЕРГЕР
      Сомневаюсь.
      ЮЛЯ
      А я - нет! Мы все чувствуем, что в Башне бродит зло. Дух, призрак, бес - как хотите, назовите, но он тут. И это как-то связано с Потиром.
      Рома нервно лупит кулаком в ладонь, досадуя сам на себя. С ненавистью смотрит на коробку с Потиром.
      РОМА
      Чертова посудина! Знал бы, никогда не связался! Лучше уж отсидеть!
      ЮЛЯ
      И так сидим.
      РОМА
      Ну, да. И меня костерите на все корки! Я выпустил зло, я убил Занозу, а то, может, и Валерку, так?
      Искоса глядит на Максима.
      МАКСИМ
      Пожалуй... нет. (ВСЕМ) Как вы думаете?
      БЕРГЕР
      (ПОДУМАВ) Нет.
      ЭВА
      Нет. Слишком сложно для такого... (ЗАПИНАЕТСЯ)как Рома.
      ЮЛЯ
      (РОМЕ) Не бери на себя лишнего. Это ведь не ты подземелье разрыл и не ты забрал оттуда Потир... Вот чего нельзя было делать ни в коем случае!
      БЕРГЕР
      Почему?
      ЮЛЯ
      Потому что вместе с Потиром в Башню переселилось то, что раньше обитало в подземелье.
      МАКСИМ
      Ну, это уж совсем мистика!
      РОМА
      А Чистилище твое - не мистика?
      ЮЛЯ
      Это жутко, но все сходится. В подземелье умирали люди, замурованные заживо... Разве не видите? Башня стала такой же тюрьмой! Мы замурованы! И где-то здесь ходит... надзиратель. Он просто делает то, что привык - следит и не выпускает.
      ЭВА
      И убивает одного за другим...
      На некоторое время воцаряется тягостное молчание.
      БЕРГЕР
      Все это, конечно, эффектно, но, боюсь, построено на песке. (ЮЛЕ) Да, да! Как и сама легенда! Мало ли чего ни врали о разных подвалах! Могила Милославского, пыточная Ромодановского, библиотека Ивана Грозного, Велесов Потир... Предки любили присочинить то, чего не могли знать. Ну откопали какую-то чашу посреди какого-то капища. Что за чаша, для чего она, при чем тут Велес и мировое зло? Все это домыслы.
      Вынимает Потир из коробки, проводит пальцем по внутренней поверхности.
      БЕРГЕР
      Добро бы еще чаша была наполнена мистическим субстрактом с повышенным содержанием галлюциногенов! Какими-нибудь слезами замученных злодеев. Но, как мы видим, Потир пуст.
      Демонстрирует чистый палец.
      Рома вдруг поднимается в волнении.
      РОМА
      Погодите! Так там, и правда, что-то могло быть?
      ФЛЭШБЭК РОМЫ
      14-18. ДЕПОЗИТАРИЙ БАНКА. КОРИДОР У КОМНАТЫ ОХРАННИКА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Рома, поглядывая на часы, выходит из комнаты дежурного в коридор. Оглянувшись по сторонам, осторожно, не повредив пломбы, вскрывает стекляшку пожарной тревоги, сует отвертку в недра, поворачивает, и здание сейчас же наполняется тревожными звонками. Где-то слышны шаги и голоса людей. Рома аккуратно запаковывает стекляшку и возвращается на рабочее место.
      13-42. ДЕПОЗИТАРИЙ БАНКА. КОМНАТА ОХРАННИКА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Закрыв, по инструкции, входную дверь на ключ, он садится за свой стол, смотрит на стенные часы, прислушиваясь к суете за дверью.
       Раздается звонок служебного телефона, Рома поднимает трубку.
      РОМА
      Дежурный Одинцов! Так точно, сигнал слышу, действую по регламенту. Нет, у меня все в порядке. Может, учебная, Георгий Саныч? Понял. Продолжаю дежурство!
      Кладет трубку и аккуратно делает запись в журнале дежурств. После чего вынимает из шкафа модель дорогого автомобильчика и принимается любовно стирать с него пыль...
      Стенные часы показывают новое время - десять минут спустя.
      Перед Ромой на столе уже целый строй автомобилей. В коридоре тишина. Рома, взглянув на часы, встает, выглядывает в коридор и, убедившись, что поблизости никого нет, возвращается в хранилище, отпирает дверь депозитария, вскрывает ячейку Гольданского и возвращвется к столу с коробкой.
      Неожиданно за спиной Ромы раздается удивленный возглас Сереги:
      СЕРЕГА
      Ты чего это задумал?!
      От неожиданности Рома роняет коробку, та падает на бок и раскрывается. На мгновение Роме кажется, что из вывалившегося потира растекается ртутного цвета жидкость, но в следующую секунду она исчезает, будто мгновенно впиталась в пол.
      Рома затравленно смотрит на Серегу.
      РОМА
      Откуда ты взялся?
      СЕРЕГА
      Зашел вот. Вижу, дверь не заперта... Не по инструкции это... И вот это (УКАЗЫВАЕТ НА ПОТИР) тоже не по инструкции. На "Ламборджишку" решил заработать?
      РОМА
      Не твое дело!
      СЕРЕГА
      Тревогу ты устроил? Чтоб не помешали?
      РОМА
      Ну, иди, докладывай!
      Серега подходит к двери, но, вместо того, чтобы выйти, запирает ее на ключ.
      СЕРЕГА
      Сейчас же положи эту штуку на место и все закрой. А тем, кто тебя на это подбил, скажи, что передумал. Это для тебя единственный вариант.
      Но Рома вдруг выхватывает служебный пистолет.
      РОМА
      Ошибаешься, Серега. Есть и другой вариант. Что это ты делаешь в Башне? Твоя смена только завтра. Вот и выходит, что я застал на месте преступления двух похитителей. Двух. Одного убил, а второй скрылся с похищенным.
      Серега, меняясь в лице, отступает.
      СЕРЕГА
      Не дури, Ромка! Не стоит эта чашка того, чтобы жизнь себе портить!
      РОМА
      Откуда ты знаешь, сколько она стоит? Вещь дорогая. Слишком дорогая, Сережа!
      Поднимает пистолет, спусковой крючок сдвигается - и раздается удар, потрясающий здание. Сыплются панели облицовки, гаснет свет - и тишина.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      14-19. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Рома стоит посреди кабинета, ссутулившись под взглядами остальных пленников.
      РОМА
      Я не знаю, выстрелил или нет... Не знаю толком, пролилось что-то из Потира или мне показалось. (С НАДЕЖДОЙ) А может быть, мне вообще все это приснилось? Почему у вас могут быть глюки, а у меня нет?! Ну не мог я на Серегу руку поднять!... (ЛИХОРАДОЧНО БОРМОЧЕТ) И потом - патроны... Я же считал, когда Эва палила ... а она еще раз... и, значит - что? (УМОЛКАЕТ) Да. Заноза права. Ничего это не значит...
      Некоторое время царит молчание.
      ЮЛЯ
      (БЕРГЕРУ) Какие еще нужны доказательства?
      ЭВА
      Ты можешь все это объяснить?
      ЮЛЯ
      Могу. Рома пролил зло и первым вдохнул его. Именно поэтому он решил убить напарника. Именно поэтому и произошел катаклизм.
      РОМА
      Да, дело, все-таки, во мне...
       Все молчат. Возразить нечего.
      ЭВА
      Заноза говорила, что эта вещь принадлежит ей. Что же, она и есть - злой дух?
       Юля качает головой.
      ЮЛЯ
      Нет, нет, все не так. Теперь я понимаю...
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      14-20. НАТ. ЦЕРКОВНЫЙ ДВОР. ДЕНЬ
      Снова повторяется начало сцены, где Юля подходит к церкви.
      Тихий зеленый скверик перед входом в церковь, отгороженный от шумной улицы фигурной решеткой. С улицы в ворота входит Юля, направляется к паперти, но останавливается в нерешительности рядом с женщиной в темной косынке, которая крестится и кланяется перед тем, как уйти.
      Юля уже поднимает руку, чтобы перекреститься, но в это время женщина трогает ее за плечо, подает косынку.
      ЖЕНЩИНА
      Покройся.
      ЮЛЯ
      Спасибо.
      С благодарностью повязывает косынку, спохватившись, оборачивается.
      ЮЛЯ
      А как же я вам верну?..
      Женщина, удаляясь, качает головой, мельком оглядывается, и мы, несмотря на непривычный наряд и прическу женщины, вдруг узнаем в ней Занозу.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА.
      
      14-21. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Бергер опасливо отставляет Потир, непроизвольно вытирает руки о пиджак.
      Максим, в свою очередь, пытается взять Потир, но Эва отводит его руку. Видно, что и она теперь серьезно относится к сказанному Юлей.
      Юля задумчиво кивает своим мыслям.
      ЮЛЯ
      Заноза пыталась нас защитить, избавить от этого... Может быть, если бы Потир оказался у нее, она смогла бы всех спасти. Но не успела.
      ЭВА
      Что же нам теперь делать? Сидеть и ждать, пока это чудище не замучает нас, одного за другим?
      РОМА
      Нет. Ждать мы не будем! Надо с ним повидаться.
      БЕРГЕР
      Каким образом?
      Рома берет Потир со стола.
      РОМА
      Само покажется. Если ему нужна эта штука...
      Вынимает из кармана плоскогубцы.
      МАКСИМ
      Только не здесь! Давай отойдем куда-нибудь подальше...
      РОМА
      Хорошо. Пошли к завалу.
      ЭВА
      Нет! (МАКСИМУ) Опять хочешь уйти?! Я этого больше не вынесу!
      МАКСИМ
      Эва! Это нужно для всех!
      ЭВА
      Я не все! Ты сам не знаешь, что со мной делаешь! Не пущу!
      РОМА
      Ладно, пойду один...
      МАКСИМ
      И сгинешь без следа, как Валера! Что толку?
      БЕРГЕР
      (НЕУВЕРЕННО) Но, может быть, Валера...
      Однако Максим перебивает его, не дослушав.
      МАКСИМ
      Эва, послушай...
      Пытается взять Эву за руку, но она уворачивается, отбегает к двери.
      ЭВА
      Я сказала - нет!
      МАКСИМ
      Мы не можем сидеть здесь вечно! У нас больше нет еды, потом не будет воды, воздуха - нас все равно прикончат!
      ЭВА
      Вот и прекрасно! Пусть начнут с меня!
      Выбегает в коридор.
      МАКСИМ
      (ИСПУГАННО) Эва!
      Бежит за ней.
      14-22. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      В коридоре Максиму удается поймать Эву за руку и остановить.
      МАКСИМ
      Эва! Опомнись! Ну, вернись, пожалуйста! Тебе нужно только немного побыть с Юлей и Бергером!
      Эва отворачивается, плачет, прижавшись к стене.
      ЭВА
      Я не могу больше ждать! Как ты не понимаешь? Это хуже смерти!
      МАКСИМ
      Зачем говорить о смерти? У нас есть шанс.
      ЭВА
      (МРАЧНО, НО БЕЗ СЛЕЗ)Ничего у нас нет. Мы замурованы. Кто-то играет с нами, как кошка с полудохлой мышью. Мы даже не игрушки! Мы - еда! Но я не хочу ждать своей очереди. Лучше быть первым блюдом...
      МАКСИМ
      Ты просто испугалась. Это пройдет. Мы обязательно что-нибудь придумаем...
      Эва глядит на него с жалостью.
      ЭВА
      Надеешься на чудо? Зря. В Башне бывают только поганые чудеса...
      МАКСИМ
      (УДИВЛЕННО) Зачем ты так?! Разве мы не в Башне встретились? Разве болезнь моя исчезла не здесь? Эва! Я не верю, что ты так думаешь! Мы живы, мы рано или поздно выкарабкаемся! Все не так плохо!
      Эва сатанеет еще больше. Она говорит так, будто мстит ему за то, что так долго щадила.
      ЭВА
      Да, все не так плохо... как ты думаешь. Все гораздо хуже. Не воображай, что твоя болезнь прошла. У тебя ремиссия! Временное исчезновение симптомов! После этого обычно наступает терминальная стадия. Смерть!
      Максим отступает в растерянности.
      МАКСИМ
      Что ты говоришь, Эва?!
      ЭВА
      Правду. И ты предлагаешь мне спокойно ждать? Я слишком давно этим занимаюсь. Мне хватило опыта еще с покойным мужем...
      МАКСИМ
      (РАСТЕРЯННО) Но как же ты... со мной... Почему ты мне не сказала?!
      ЭВА
      (РЕЗКО) Из жалости!
      Оставив убитого ее словами Максима, убегает по коридору.
      
      14-23. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Рома, сунув Потир подмышку, направляется к двери.
      РОМА
      Ладно. Появится Максим, скажите, что я на тридцать шестом, у завала.
      БЕРГЕР
      А не лучше ли его дождаться?
      РОМА
      Там и дождусь. Пусть поторопится.
      ЮЛЯ
      Рома, не геройствуй! Договорились же в одиночку не ходить!
      РОМА
      Вдвоем уже ходили. И что толку? Мне лишь бы встретиться с тварью, я ей этот ковшик забью в глотку до самых копыт! Пусть подавится!
      БЕРГЕР
      Пистолет у вас с собой?
      РОМА
      Нет, одолжил Максу. А что это вы так обо мне заботитесь? Злого духа пистолетом не напугаешь.
      БЕРГЕР
      Беса - нет, а человека - вполне.
      РОМА
      Какого человека?
      БЕРГЕР
      Не знаю... Давайте-ка я пойду с вами! Для объективности эксперимента нужен наблюдатель...
      ЮЛЯ
      (ИСПУГАННО) Нет!
      РОМА
      (УСМЕХАЯСЬ) Спасибо, профессор. Наблюдайте лучше за девочкой. Она, вон к вам неровно дышит!
      Выходит
      БЕРГЕР
      (ВСЛЕД) Не ломайте Потир без Максима!
      РОМА
      (ИЗ КОРИДОРА) Не трону!
      14-24. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Эва, плача, бежит по коридору, поворачивает за угол и вдруг натыкается... на Валеру. У него всклокоченный, диковатый вид, щегольской костюм Гольданского испачкан и разорван. В глазах Валеры играет радостная сумасшедшинка.
      ВАЛЕРА
      Эва! Какая встреча!
      14-25. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР/ РЕКРЕАЦИЯ
      Рома с потиром в руке торопливо проходит мимо окна на улицу, привычно не обращая внимания на пейзаж за окном, уже сворачивает в коридор, как вдруг застывает, уловив боковым зрением, как мимо окна снаружи совсем близко от стекла... прошел человек!
      Рома медленно поворачивает голову и прямо шарахается - еще один прохожий деловитой походкой проходит за стеклом. Рома не верит глазам - перед ним, прямо за окном - тротуар, зеленый газон, а дальше - улица, автомобили, светофоры - и все это он видит с высоты первого этажа.
      Рома приникает к окну.
      РОМА
      Как это?... (ТИХО) Эй!
      Робко стучит в стекло.
      РОМА
      (ТИХО)Эй! Ребя... та! Мы здесь!
      Голос его прерывается, будто он сглатывает слезы. Но мимо окна больше никто не проходит, только вдалеке, у дороги движутся пешеходы.
      И вдруг совсем близко за стеклом снова появляется человек. Он бредет ленивой походкой, останавливается и, повернувшись, смотрит в окно, прямо на отпрянувшего Рому. Это Серега.
      РОМА
      Серега... (БРОСАЕТСЯ К СТЕКЛУ) Серый! Жив?! Эй! Это я!
      Но Серега смотрит равнодушно сквозь Рому, будто бы даже не на него, а на свое отражение в стекле. Затем неторопливо наклоняется, завязывает шнурок.
      Рома принимается неистово колотить Потиром в стекло.
      РОМА
      Сережка! Да посмотри же на меня! Помоги!
      Серега распрямляется, глядя в отражение, поправляет куртку и, повернувшись спиной удаляется.
      РОМА
      Куда?! Стой! Обернись же ты! Не уходи! Серега-а-а! Спаси!
      И вдруг прямо перед лицом Ромы к стеклу снаружи прилипает знакомая маска с пустыми глазницами.
      Рома отшатывается. Перед ним привычный вид на город с тридцать шестого этажа Башни. Равнодушная маска смотрит в упор.
      РОМА
      (ЯРОСТНО) Это ты, тварь?! Вот твой чертов Потир - забирай!
      Он изо всех сил запускает потир в оконное стекло. Оно вдруг разлетается на мелкие осколки, но вместе с ними рассыпается и картина за окном.
      Перед застывшим Ромой открывается продолжение коридора, ведущее неизвестно куда.
      
      14-26. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Пораженная Эва с нарастающим страхом разглядывает одичавшего Валеру. Тот лишь самодовольно ухмыляется.
      ЭВА
      Где ты пропадал?! Мы были уверены, что тебя утащило чудовище!
      Валера широко улыбается.
      ВАЛЕРА
      Чудовище, говоришь? Да какие тут чудовища? Так, мелюзга. Я сам на них охочусь!
      С этими словами он вынимает из-за спины пожарный топор. Эва отшатывается.
      ЭВА
      Ты их видел?!
      ВАЛЕРА
      Угу. Одну гадину уже прикончил. Придумала тоже - вывести из Башни!
      ЭВА
      Это ты убил Занозу?!
      ВАЛЕРА
      Ну, конечно! А кто ее сюда звал? Зачем? Я уходить не собираюсь. Мне и здесь хорошо!
      ЭВА
      Ты... сумасшедший!
      ВАЛЕРА
      Э, нет! Это я ТАМ был конченным психом. Места себе не находил! Ненавидел себя за убожество... А здесь я сам - Бог! Весь этот мир, вместе с людишками - мой! Я ведь вам честно пытался объяснить - не послушали. Это, конечно, ничего не меняет, так - раздражает слегка. Но я все исправлю. Никого больше не стану убеждать. Да это и не понадобится. Возражать будет некому, когда я здесь останусь один...
      Щелкает ногтем по лезвию топора.
      Эва пытается бежать на заплетающихся ногах, но Валера хватает ее, бросает на пол.
      ВАЛЕРА
      Куда?! Не суетись, зачем? Прощай, Эва!
      Заносит топор...
      И вдруг раздается выстрел. В конце коридора стоит Максим с пистолетом в руке. Он промахнулся, но Валеру спугнул.
      ВАЛЕРА
      Ах ты, падаль! Ну, не прощаюсь, Эва! Увидимся!
      Убегает.
      Максим бросается к Эве.
      
      14-27. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Бергер и Юля в кабинете одни. Бергер смущенно разглядывает пустую коробку из-под Потира. Юля подходит и останавливается рядом.
      ЮЛЯ
      Мы... умрем?
      Бергер поворачивается к ней.
      БЕРГЕР
      Нет, нет! Видишь ли, все обстоит не совсем так, как тебе кажется. Я кое-что знаю...
      ЮЛЯ
      Не надо, не объясняй! Я тебе верю.
      Целует Бергера. Он обнимает Юлю.
      Раздается громкий стук в дверь.
      ГОЛОС МАКСИМА
      Это я! Максим! Скорее!
      Юля и Бергер освобождают и открывают дверь. Максим на руках вносит Эву, кладет на пол. Она в сознании, но говорить не может, только рыдает.
      ЮЛЯ
      Что с ней?
      МАКСИМ
      На нее напал Валера.
      ЮЛЯ
      Как?! Он жив?!
      МАКСИМ
      Лучше бы он был мертв. Я стрелял, но промазал.
      ЮЛЯ
      Стрелял?! Почему?
      МАКСИМ
      Он пытался зарубить ее топором.
      ЮЛЯ
      Не шути так!
      МАКСИМ
      Мне не до шуток. Видела бы ты его! Он совсем свихнулся. Где Рома?
      ЮЛЯ
      Ушел с Потиром. К завалу.
      МАКСИМ
      Черт! Зачем?! Один, безоружный! А этот там бродит, с топором!
      Вскакивает, но Эва сейчас же вцепляется ему в ногу обеими руками.
      ЭВА
      Нет! Не уходи!
      МАКСИМ
      Не ухожу, не ухожу... Но как ему удалось вылезти отсюда?! Не понимаю! Мы с Ромой его так хорошо закрыли!
      БЕРГЕР
      (УГРЮМО) Это я его выпустил...
      Юля и Максим смотрят на него с ужасом.
      МАКСИМ
      Зачем?!
      Бергер пожимает плечами.
      БЕРГЕР
      Пожалел. Но когда я вошел, он напал на меня с отверткой. А потом сбежал. Я еще, все-таки, иногда могу за себя постоять...
      ЮЛЯ
      Почему ты никому об этом не сказал?!
      Она не успевает договорить. Максим вдруг от души наносит Бергеру удар в челюсть. Юля виснет на Максиме, оттаскивая прочь.
      МАКСИМ
      За себя постоять?! Скотина старая! Ты понимаешь, что натворил?!
      Бергер поднимается с пола, держась за скулу и утирая кровь.
      БЕРГЕР
      (ФИЛОСОФСКИ) Вот поэтому и не сказал.
      Эва поднимает голову.
      ЭВА
      Прекратите, послушайте... Это Валера убил Занозу.
      От такой новости наступает тишина.
      ЮЛЯ
      Он одержим злым духом! Зло расползается! Мы все уже начали кидаться друг на друга! Что же будет, Господи?!
      Из коридора вдруг доносится нарастающий топот
      Пленники, не сговариваясь бросаются к двери и, захлопнув, наваливаются.
      Но из-за двери раздается голос Ромы.
      РОМА
      Открывайте! Это я! Есть новости!
      Его впускают. Глаза Ромы лихорадочно блестят.
      МАКСИМ
      Ты видел его?
      РОМА
      Кого, беса?
      МАКСИМ
      Валеру! Он гоняется за всеми с топором!
      РОМА
      Да ну?! Интересно будет посмотреть. Но я вам покажу кое-что поинтереснее! Как вы думаете, почему у нас за окном всегда день?
      БЕРГЕР
      Зацикленное время...
      РОМА
      Хрен-то вам, профессор! Это просто-напросто не окно!
      ЮЛЯ
      А что?!
      РОМА
      Телевизор! Здоровенный экран, на котором крутят один и тот же ролик.
      БЕРГЕР
      Откуда вы знаете?!
      РОМА
      Я его разбил. А за ним... Да чего там! Пошли, покажу!
      14-28. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАХ. ПУЛЬТОВАЯ
      Пленники вслед за Ромой входят в пультовую. Рома включает яркий верхний свет.
      МАКСИМ
      Да... дела... Вот откуда за нами наблюдают!
      С удивлением рассматривают ряд мониторов, на некоторых - изображения коридоров и помещений.
      ЮЛЯ
      Смотрите! Заноза...
      Рассматривает иконостас на стене с изображениями Занозы - кадры видеосъемки, распечатанные на принтере.
      РОМА
      Прямо иконостас!
      
      БЕРГЕР
      Ого! А вот и все мы!
      Снимает с полки подписанные именами пленников коробки с дисками.
      ЭВА
      (ЧИТАЕТ) Максим, Юля, Рома, Валера...
      Максим вставляет диск в CD-плеер, и на экране монитора возникает конференц-зал. Бергер лежит на столе, пленники расползлись по залу, обсуждают поиски чемодана (Фрагмент ранней серии).
      МАКСИМ
      Да тут каждый наш шаг записан!
      БЕРГЕР
      Однако, этот злой дух не брезгует достижениями техники! Какое уж там капище!
      РОМА
      Вот теперь я особенно хочу с ним повидаться!
      14-29. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Валера с топором в руке бежит по коридору за кем-то, чью тень мы видим лишь мельком, когда беглец сворачивает за угол.
      ВАЛЕРА
      Не надо прятаться, детка! Давай поболтаем! От меня все равно не убежишь! Бесполезно!
      Прибавляет ходу.
      
      14-30. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАХ. ПУЛЬТОВАЯ
      Пультовая. Максим, Рома и Бергер внимательно изучают пульт управления неизвестно чем, пытаются понять, для чего он предназначен.
      РОМА
      Что за пульт? Телекамерами, что ли, управлять?
      МАКСИМ
      Нет. Телекамерами - вон тот пульт, возле мониторов. А это, скорее...
      
      Рома наудачу нажимает кнопку, откуда-то доносится тяжелый рокот, голос системы бесстрастно сообщает:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Конфигурация в Блоке 452 изменена...
      
      14-31. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Валера, судя по звуку шагов, постепенно настигающий того, за кем он гонится, все прибавляет ходу, сворачивая из коридора в коридор. Под полом слышен рокот, голос системы произносит:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Конфигурация в Блоке 452 изменена...
       И тут Валера, свернув за угол, наталкивается на глухую стену.
      ВАЛЕРА
      (ЗАДЫХАЯСЬ) Что за черт?! Куда она делась?!
      С досады бьет в стену.
      
      14-32. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАХ. ПУЛЬТОВАЯ
      Пленники прислушиваются к рокоту под полом.
      БЕРГЕР
      Нажимать кнопки наобум довольно неразумно. Мы не знаем, к чему это приводит.
      РОМА
       Да пожалуйста!
      Нажимает на ту же кнопку. Снова слышен рокот и голос.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Конфигурация в Блоке 452 изменена...
      МАКСИМ
      Такое впечатление, что где-то стены двигаются...
      РОМА
      А что, если мы и выход наружу сможем отсюда открыть?!
      Юля вдруг настораживается.
      ЮЛЯ
      Тише!
      Откуда-то доносятся быстро приближающиеся легкие шаги. Пленники отступают от двери, еще не зная, что увидят. Дверь распахивается, и в комнату вбегает женщина. От яркого света в пультовой она сразу закрывает лицо руками, но затем отводит ладони, глядя на пленников искоса, так что видна только половина ее лица - молодого, красивого, но усталого и измученного.
      ЮЛЯ
      Вы кто?!
      РОМА
      Это ты за нами следишь?
      Но женщина молчит, с подозрением глядя на пленников одним глазом. Камера медленно поворачивается вокруг нее, и мы, наконец, видим вторую половину лица - страшную, дьявольскую морду... Ларисы.
      
      КОНЕЦ ЧЕТЫРНАДЦАТОЙ СЕРИИ
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 118k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.