Бачило_Ткаченко
Башня (серии 11, 12 из 16)

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 111k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    http://www.kinopoisk.ru/film/568046/ В результате неведомого катаклизма несколько человек оказываются отрезанными от внешнего мира на двух этажах высотного здания, недавно выстроенного в центре города.

    1

  •   DRAFT 20.02.2010
      
      Александр Бачило
      Игорь Ткаченко
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      БАШНЯ
      11-12 серии
      
      ВАЛЕРА
      
      ТИЗЕР
      
      НАРЕЗКА из наиболее эффектных эпизодов предыдущих серий, дающих представление о развитии сюжета.
      11-1. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Полураздетая, раздавленная внезапной догадкой Юля, в ужасе повторяет.
      ЮЛЯ
      Это же из-за меня! Мы все здесь - только из-за меня!
      Валера испуганно на нее смотрит, сидя в кресле за столом.
      ВАЛЕРА
      Ты чего, Юлька?! Ошалела?
      Юля испуганно оглядывается по сторонам, смотрит на Валеру.
      ЮЛЯ
      Где он?!
      ВАЛЕРА
      Кто?
      ЮЛЯ
      Гольданский. Он был здесь!
      ВАЛЕРА
      Э, чего вспомнила! Когда это было! В прошлой жизни!
      ЮЛЯ
      (ИСПУГАННО ОЗИРАЕТСЯ) Это его кабинет!
      ВАЛЕРА
      (СВИРЕПО) Это мой кабинет!!! Я здесь хозяин! Запомни!
      Понимает, что его понесло не туда, берет себя в руки, изображает на лице ласковую улыбку.
      ВАЛЕРА
      Да ты не бойся...
      Подходит к Юле, кладет ей руку на плечо, гладит нежно, но все более жадно. Она даже не обращает на это внимания.
      ВАЛЕРА
      Здесь нет никого, кроме нас с тобой... Юленька...
      ЮЛЯ
      (ОТРЕШЕННО) Я поклялась, понимаешь? Сама поклялась: пусть сдохну, если снова приду к нему! Хотела новую жизнь начать, найти работу... А попала - в Башню...
      ВАЛЕРА
      Так ты не знала, что здесь заправляет Гольданский?
      ЮЛЯ
      Какая теперь разница, знала - не знала... Приползла... И это мое наказание. Максим прав, мы все умерли. Из-за меня.
      ВАЛЕРА
      Ну что ты, маленькая! Брось! Ты просто перетрусила...
      Прижимает Юлю к себе, гладит шею, незаметно пытается продолжить раздевание.
      ЮЛЯ
      Правда. Мне страшно... Он ходит за мной, хочет отомстить...
      ВАЛЕРА
      А что ты ему сделала?
      ЮЛЯ
      Так, кое-что успела... Думала, он до сих пор сидит...
      ВАЛЕРА
      Гольданский?! Плохо ты его знаешь! Не построена еще та тюрьма...
      ЮЛЯ
      А ты что, хорошо его знаешь?
      ВАЛЕРА
      (ПРЯЧА ГЛАЗА) Нет, больше понаслышке...
      ФЛЭШЭК ВАЛЕРЫ
      11-2. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ (ДО КАТАКЛИЗМА)
      
      Валера, обвешанный фотоаппаратами, слоняется в приемной, ожидая директора. Раздвинув мягкие жалюзи, делает снимок вида за окном, усаживается в кресло для посетителей. На экране монитора появляется компьютерная девушка.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Уважаемый Валерий Ильич! Директор примет вас через две минуты. Время беседы - десять минут.
      В дверях приемной появляется только что приехавший Гольданский. Валера поспешно встает.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (МИМОХОДОМ В МОНИТОР) Полчаса! И ни с кем не соединять! (ОБНИМАЕТ ВАЛЕРУ) Валерка, черт! Где ж ты пропадал?! Не зайдешь, не позвонишь... Зазнался, Поляроид, да?! Одни фотомодели перед глазами? На друзей и смотреть не хочешь?
      ВАЛЕРА
      (СМУЩЕННО) Кто, я? Ну, что ты, Миша! Просто не хотелось беспокоить... Да вот, прислали поснимать ваши интерьеры... (ВЫНИМАЕТ ИЗ КАРМАНА БУМАГУ)
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Ну, конечно! Если б не послали, так и не появился бы! Успеем с бумажками! Пошли в кабинет, жахнем по наперстку!
      ВАЛЕРА
      Ну, разве что по наперстку...
      Входят в кабинет.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      11-3. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера все смелее обнимает Юлю, стаскивая кофточку с ее плеча.
      ВАЛЕРА
      Не бойся, маленькая! Я здесь теперь самый главный, и никому тебя в обиду не дам!
      ЮЛЯ
      (ДОВЕРЧИВО) Правда?
      ВАЛЕРА
      А то! Не думай ни о чем! (ШЕПЧЕТ)Ну, иди ко мне!
      Кофточка Юли, наконец, падает на пол. Юля со вздохом, похожим на всхлип, обнимает Валеру и решительно впивается губами в его губы. Видно, что она бросается в секс, как в омут, лишь бы забыть обо всем.
      
      11-4. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Рома нервно расхаживает перед угрюмо молчащими Эвой и Бергером. Говорит сердито, но, словно бы оправдываясь перед самим собой.
      РОМА
      Мне что, жалко? Да пусть живет ваш Максим, сколько ему Бог даст! Но порядок должен быть! Больной - сиди в изоляции, не лезь к людям и не наводи тень на плетень! Мертвец нашелся! Себя похоронил и остальных хочет в могилу утащить? Не выйдет!
      ЭВА
      Он будет изолирован. Я обещаю! Только открой дверь. Ему и так плохо - зачем все пытаются его добить?!
      РОМА
      А ты мне на жалость не дави! Я сам решу, когда кого выпускать, а когда - сажать!
      БЕРГЕР
      Диктатура пролетариата...
      РОМА
      Помолчи сейчас, профессор! Если надо - будет диктатура! И дисциплина, как в армии! Чтобы выжить на войне, надо подчиняться кому-то одному.
      ЭВА
      Например, тебе...
      РОМА
      Не например, а мне! Я такого повидал, что вам, в ваших институтах и не снилось! Поэтому я здесь старший! И пока все это не признают... буду объяснять. По законам военного времени.
      БЕРГЕР
      И с кем же у нас война?
      РОМА
      Неважно! (ПОМОЛЧАВ, УГРЮМО) С господом Богом, похоже...
      
      11-5. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ВЕНТИЛЯЦИОННАЯ
      Слабый свет, проникающий в камеру сквозь крошечную вентиляционную отдушину, забранную решеткой, бросает полосатый луч на стену. Максим стоит у двери, прислушиваясь, потом бьет в дверь кулаком. Но удары звучат глухо - дверь слишком массивная.
      МАКСИМ
      Эй! Есть там кто-нибудь?! Рома! Надо поговорить!
      За дверью тишина.
      МАКСИМ
      Действительно... о чем говорить? Все ясно.
      Опускается на пол, хватается за голову.
      МАКСИМ
      Тюрьма в тюрьме... Вот тебе и продолжение...
      Бессильно опускает руки. Ладонь попадает в луч света. Максим задумчиво рассматривает светлые и темные полоски, отбрасываемые решеткой. Поднимает голову. Отдушина действительно слишком мала и бесполезна, но Максим все же встает, пытается подцепить жестяную пластину решетки ногтями, отогнуть. Это ему не удается, пальцы срываются. Максим трясет рукой от боли, облизывает порезанный палец, лезет в карман за платком и вместе с ним удивленно вынимает нечто вроде тонкой записной книжки в пластиковом переплете. Раскрывает - внутри обычное зеркальце (Это то самое зеркало, которое Заноза когда-то давала Юле).
      МАКСИМ
      Это еще откуда?
      С удивлением рассматривает зеркало и вдруг видит в нем, словно освещенный отраженным светом, распахнутый ворот своей рубашки и черное пятно возле шеи. С мучительным стоном Максим раздирает ворот еще шире, так что пуговица отлетает. Видно, что вся грудь его покрыта пятнами.
      МАКСИМ
      (ЯРОСТНО) Хватит!
      С размаху бросает зеркальце на пол, и оно разлетается на осколки. Максим подбирает осколок покрупнее и принимается закатывать рукав рубашки...
      11-6. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Рома сдвигает предметы на столе, заглядывает под кресла.
      РОМА
      А где "Руссобалт"?!
      БЕРГЕР
      Что?
      РОМА
      Автомобиль! Только что вот сюда положил!
      БЕРГЕР
      А! Ваша игрушка...
      РОМА
      Не игрушка, а модель!... Ну, ясно. Эта придурошная умыкнула. Да что мне, показательные порки устраивать?!
      Эва пытается выйти из конференц-зала, но Рома хватает ее за руку, толкает в кресло.
      РОМА
      Куда?!
      ЭВА
      Я должна поговорить с Максимом! Хотя бы через дверь! Я чувствую, что ему плохо!
      РОМА
      Нельзя! Сядь на место!
      ЭВА
      Ну почему?!
      РОМА
      Потому что я так сказал!
      БЕРГЕР
      По-моему, вы зарываетесь, командир. Что плохого будет, если они поговорят?
      РОМА
      Я не хочу, чтобы они сговорились у меня за спиной. Хватит мне сюрпризов - гаечным ключом по башке! Теперь все разговоры - в моем присутствии!
      ЭВА
      Так пошли вместе!
      РОМА
      Успеется!
      БЕРГЕР
      А вот Занозу вы отпустили...
      РОМА
      Заноза - дура малолетняя! Пусть болтает, если язык без костей.
      БЕРГЕР
      А по-моему, вы ее просто боитесь.
      РОМА
      Что?!
      БЕРГЕР
      В этом нет ничего обидного. Я ее тоже боюсь. Она знает что-то такое, о чем даже спросить страшно...
      РОМА
      Хватит вам ныть! Девчонка как девчонка. Родители мало драли, вот и обнаглела!
      БЕРГЕР
      Нет, нет, тут что-то другое... Я совершенно точно уже где-то ее видел. Причем, это было как-то связано с Башней...
      РОМА
      Она же ваша студентка!
      БЕРГЕР
      Не помню я такую студентку! Да таких и не бывает. Когда с ней разговариваешь, кажется, что сам сдаешь экзамен. И понимаешь, что ничего не выучил...
      РОМА
      Да ну вас к черту! Еще в грехах ей покайтесь! За кого вы ее принимаете?!
      ЭВА
      (СПОКОЙНО) За нашу больную совесть.
      Бергер испуганно смотрит на Эву.
      РОМА
      Так, стоп! Вот на совесть давить не надо! Моя лично здорова - об нее кирпичи ломать можно. На меня эти ваши причитания не действуют, хоть вы тут в лепешку расшибитесь!
      Неожиданно раздается оглушительный, причем совершенно неуместный здесь звук автомобильной аварии - визг тормозов, а затем тяжелый удар разбивающейся машины.
      Рома, разом помертвев, ошеломленно смотрит на Эву и Бергера.
      РОМА
      Ч-что это?!
      Вдруг срывается с места и сломя голову выбегает из конференц-зала.
      11-7. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера, торопливо запахивая халат, выходит из комнаты отдыха, испуганно прислушивается. Следом появляется Юля, застегивающая пуговки.
      ВАЛЕРА
      Опять начинается!
      ЮЛЯ
      Что начинается?
      ВАЛЕРА
      Грохот слышала?
      ЮЛЯ
      Нет. Мне показалось, кто-то кричал...
      ВАЛЕРА
      Да никто не кричал! В стену лупили, аж Башня тряслась! Неужели не почувствовала?!
      ЮЛЯ
      Нет. Я услышала только крик.
      ВАЛЕРА
      А! Так это, наверное, наш заразный бушует! Ну и мощА! А с виду - покойник-покойником...
      ЮЛЯ
      Его нужно выпустить! Пошли!
      ВАЛЕРА
      Ну, нет! Лишь бы он ко мне не пришел, а уж я к нему ни за что не пойду!
      ЮЛЯ
      Без тебя справлюсь. Где ключ?
      Хватает с кресла брюки Валеры, но тот с силой их вырывает.
      ВАЛЕРА
      Да ты что, Юлька?! Слава Богу, посадили эту падаль под замок! Зачем выпускать?!
      ЮЛЯ
      Мы же договорились! И ты получил, что хотел...
      ВАЛЕРА
      Я с тобой ни о чем не договаривался! У тебя был нервный срыв, как не помочь девочке? (С УХМЫЛКОЙ) А ты, кстати, ничего... Прямо бешеная! Всегда Гольданскому везло на любовниц!
      ЮЛЯ
      Так ты его все-таки знал! Подонок! Давай ключ!
      Бросается к Валере, но тот ее грубо отталкивает.
      ВАЛЕРА
      Я сейчас дам - не унесешь! Заработаешь по морде, как Эва!
      ЮЛЯ
      Ну и сволочь же ты! Не зря в этом кабинете обосновался...
      Направляется к выходу.
      ВАЛЕРА
      Иди, иди! Все равно ведь ко мне вернешься! Деваться тебе некуда!
      Юля, вздрогнув от знакомых слов, хватается за голову и выбегает.
       После ухода Юли Валера вынимает из ящика стола журнал с портретом Гольданского под заголовком "Михаил Гольданский. Мой девиз: "Не смотри вниз"". Валера щелкает пальцем по фотографии Гольданского на обложке, усмехается:
      ВАЛЕРА
      Ну, вот, Миша, мы почти поравнялись!
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      11-8. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА (ДО КАТАКЛИЗМА)
      
      Валера, обвешанный фотоаппаратами, с робким видом озирается по сторонам. Сидящий рядом Гольданский наполняет рюмки.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Ну, давай еще по одной, за встречу.
      ВАЛЕРА
      Нет, нет, мне хватит! Еще работать...
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (СО СМЕХОМ)Что, фокус сбивается?
      ВАЛЕРА
      Вроде того... Такую красоту как у вас здесь, надо на трезвую голову снимать.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      А ведь я тебя ждал...
      Валера меняется в лице, испуганно смотрит на Гольданского.
      ВАЛЕРА
      Как ждал?... Сегодня?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Зачем сегодня? Вообще... Даже обидно стало - Башню отгрохал, а Валерка и не зайдет, не посмотрит, не позавидует... (ПОДМИГНУВ) У нас ведь с тобой с детства соревнование - кто дальше плюнет! (СМЕЕТСЯ)
      ВАЛЕРА
      (СО ВЗДОХОМ) Что уж теперь вспоминать! Высоко птица залетела. "Не смотри вниз", Миша!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (ПИХАЯ ВАЛЕРУ) Подколол сейчас, чертяка! Давай, давай, завидуй, я это люблю! Эх, Валерка! А перед кем мне еще похвастаться, как не перед другом детства, почти братом! Смотри-ка...
      Встает, подходит к шкафу, вынимает старенький фотоаппарат "Поляроид".
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Помнишь? Как ты горевал тогда, что не тебе фотик подарили, а мне! И ведь прав был - так я и не научился с ним обращаться! Руки не оттуда растут!
      Валера смотрит на детский фотоаппарат, как на могильный камень, с затаенной болью.
      ВАЛЕРА
      Знаешь, Миша, я, пожалуй, пойду. Работать надо...
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Чего это вдруг? Неужели, обижаешься до сих пор?
      ВАЛЕРА
      (ПРИНУЖДЕННО УЛЫБАЯСЬ) Да ну, что ты! Нашел, о чем вспоминать! Я бы и коньячку твоего выпил - но после съемки. Сам понимаешь - волка ноги кормят...
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      А! Это другое дело! Как закончишь - возвращайся, посидим.
      ВАЛЕРА
      Обязательно! Только мне бы пропуск - чтобы по этажам пройтись.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Не вопрос, сейчас распоряжусь! Ходи, где душа пожелает. (ХИТРО) В конце концов, ты ведь даже в большей степени Гольданский, чем я...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      11-9. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера в халате сидит за столом Гольданского, задумавшись. Словно очнувшись от мыслей, он встает, подходит к шкафу и вынимает из него старенький фотоаппарат "Поляроид"...
      11-10. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ВЕНТИЛЯЦИОННАЯ
      Максим неподвижно лежит на полу. В руке его зажат осколок зеркала. Но крови не видно.
      Слышатся осторожные шаги, стеклышки хрустят под ногой. Женская рука в перчатке забирает зеркальный осколок, который держит Максим. Почувствовав это, он приходит в себя, открывает глаза, смотрит на камеру. Неуверенно улыбается.
      МАКСИМ
      Оказывается, не так это просто - убить себя во второй раз. Хотел, но не смог...
      Неожиданно раздается свист рассекаемого воздуха, и на рубашке Максима, косо, через грудь, появляется полоса рассечения, которая сейчас же окрашивается кровью, хотя ни рукИ, ни орудия, нанесшего удар, мы не видим. Максим вскрикивает, пытается подняться, но невидимое лезвие наносит ему новую рану - накрест, потом еще и еще. Максим кричит в ужасе, прижимаясь к стене, пытается заслоняться руками, но на груди его с неестественной быстротой появляются все новые и новые полосы надрезов...
      11-11. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва безуспешно пытается открыть дверь.
      ЭВА
      Он нас запер!
      БЕРГЕР
      Да когда же он успел? Выскочил, как ошпаренный.
      Пробует открыть дверь, убеждается, что она заперта.
      БЕРГЕР
      И что ему померещилось? Вы что-нибудь слышали?
      ЭВА
      Нет. Мне показалось, он вспомнил о чем-то... Вспомнил и испугался. А, может, наоборот - разозлился... И зачем только вы заговорили о Занозе?! Ведь Рома свихнулся на идее всех себе подчинить!
      БЕРГЕР
      Но я же вам хотел помочь!
      ЭВА
      А по-моему, вы просто ей мстите!
      БЕРГЕР
      Я?! За что?!
      ЭВА
      За страх. Вам стало стыдно, что вы ее боитесь, вот и решили приструнить девочку. Ромиными руками.
      БЕРГЕР
      Перестаньте! Вы не соображаете, что говорите!
      ЭВА
      А мне и соображать не надо! Она ведь про вас правду сказала! Плевать вам на то, что все уже потеряли человеческий облик! Зато какой эксперимент! Посадить Максима под замок и уморить голодом!
      БЕРГЕР
      Я его туда посадил?!
      ЭВА
      Но вы не очень-то и протестовали!
      БЕРГЕР
      Ну, знаете! Ваше счастье, что я вам многим обязан! Однако, всему есть предел!
      Демонстративно усаживается в кресло, сложив руки на груди.
      11-12. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ВОЗЛЕ ВЕНТИЛЯЦИОННОЙ
      Рома идет по коридору, озираясь и прислушиваясь. Заглядывает в дверь Оф.19, идет дальше. На площадке возле рецепции взгляд его останавливается на странных черных полосах на полу. Они идут из-за поворота в сторону вентиляционной. Рома вдруг останавливается. Он узнал эти полосы - это тормозной след автомобильного протектора! Как будто здесь только что со страшной скоростью вошел в вираж нормальных размеров автомобиль. А вот и четкие отпечатки шин в пыли коридора... Не доходя до вентиляционной, след обрывается. Рома видит на полу перед дверью мелкие обломки своей модельки "Руссобалта". Поднимает один обломок, другой, и, наконец, тот, что лежит у самой двери. Неожиданно замечает, как с детальки, которую он держит в руке, срывается капля крови. Рома опускает глаза и видит лужицу крови, быстро расползающуюся из-под двери вентиляционной. Рома стучит в дверь.
      РОМА
      Эй! Максим! Что там с тобой?! (ТИШИНА) Черт!
      Быстро уходит по коридору в сторону приемной, однако, едва отойдя, слышит, как позади с лязганьем открывается, а затем снова захлопывается железная дверь. Рома останавливается, оборачивается - дверь закрыта. Он быстро возвращается к повороту коридора и видит медленно бредущую прочь (в сторону оф.19) фигуру. Это Юля.
      РОМА
      Юлька! Ты что там делала?!
      Юля, не отвечая, бредет дальше. Рома догоняет ее и хватает за плечо.
      РОМА
      Я тебя спрашиваю! Как ты оказалась...
      Он вдруг замирает на полуслове. Юля поворачивается и смотрит на него мертвыми глазами. Все ее лицо, шея, руки покрыты зловещими черными пятнами, такими же, как у Максима.
      11-13. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера задумчиво вертит в руках старый фотоаппарат, вынимает торчащую из него, еще не вскрытую пластину (картридж). Срывает упаковку и обнаруживает давным-давно сделанный снимок. На снимке - злой, разобиженный мальчик возле елки в квартире начала восьмидесятых. Это Валера.
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      10-1. ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕРЫ. ДЕНЬ
      Восьмилетний Валера входит в квартиру с санками, весь в снегу, наверное, катался с горки. Начинает раздеваться, но замирает, услышав доносящиеся из кухни голоса взрослых. Прислушивается, затем тихонько выглядывает из коридора и видит сидящих на кухне женщин - это мама Валеры и мама Миши.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      ... Да не беспокойся ты! Подарки мы уже приготовили! И Валерке, и Мишке. Илья из загранки привез. Специально к Новому Году бережем.
      МАМА МИШИ
      Ой, Валь, мне неудобно... Вы и так Мишку, как родного - и в кино, и в зоопарк... Это ж деньги...
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Перестань! Вот обзаведешься приличным мужиком - будешь нашего оболтуса в зоопарк водить. Про деньги даже и не заикайся, должен быть у детей праздник?
       МАМА МИШИ
      Что бы я без вас делала?... Эх! Счастливая ты, Валентина! Муж по загранкам, сама во всем гэдээровском... А чего привез-то?
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Мишке понравится. Вся школа завидовать будет! Но пока - сюрприз...
      МАМА МИШИ
      А тебе?
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Хо-хо! Сегодня вечером наряжусь - попАдаете!
      Осторожно раздевшись, Валера проходит в родительскую спальню и из-под кровати (известного ему тайника) вынимает две одинаковых красочных коробки с табличками: "Валере" и "Мише". Валера, ни секунды не колеблясь, меняет таблички местами, снова запихивает коробки под кровать и тихонько выходит из спальни.
      СКЛЕЙКА
      Празднование нового года. За накрытым столом сидят папа и мама Валеры, сам Валера, мама Миши. В углу телевизор "РАДУГА-701" без звука демонстрирует "Иронию судьбы". Миша заканчивает декламировать стишок.
      МИША
      (СТАРАТЕЛЬНО, С ВЫРАЖЕНИЕМ)
      ...Нам не стать привыкать!
      Пусть мороз твой трещит:
      Наша русская кровь
      На морозе горит!..
      Взрослые аплодируют.
      ОТЕЦ ВАЛЕРЫ
      Молодец! Ну, а теперь..
      Делает паузу.
      ВАЛЕРА
      (НЕТЕРПЕЛИВО) Подарки!
      ОТЕЦ ВАЛЕРЫ
      Правильно! Ну-ка, поглядите, что у нас там под елкой!
      Валера и Миша с радостными воплями ныряют под елку, появляются оттуда с коробками и тотчас начинает их распаковать.
      МИША
      Мамочка! Ты посмотри!
      Светясь от счастья, демонстрирует всем фотоаппарат.
      МАМА МИШИ
      Вот так подарок!
      МИША
      Валерка! А у тебя что?
      Валера с дрожащими от обиды губами вынимает из коробки школьный ранец.
      Мама Валеры недоуменно переглядывается с мужем. Тот пожимает плечами, он тут совершенно ни при чем.
      Миша, наставив фотоаппарат на расстроенного Валеру, нажимает кнопку. Фотоаппарат жужжит и щелкает. Валера, отшвырнув ранец, выбегает из комнаты.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      11-14. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера, криво усмехаясь, разглядывает снимок, затем берет фотоаппарат и вдруг свирепо замахивается, чтобы разбить его о стену. В тот же миг раздается вежливый стук в дверь. Рука Валеры останавливается, злое лицо озаряется улыбкой.
      ВАЛЕРА
      Ага! Приползла, как миленькая!
      Посмеиваясь, направляется к двери.
      ВАЛЕРА
      Иду, иду, Юленька!
      11-15. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер, насупившись, сидит в кресле. Эва колотит в дверь, но безрезультатно.
      ЭВА
      Откройте! Кто-нибудь! (СО СТОНОМ) Ну вот что теперь делать?! (БЕРГЕРУ) Вы же ученый! Вы мужчина, наконец! Найдите какой-нибудь выход!
      БЕРГЕР
      (САРКАСТИЧЕСКИ) Делайте, что хотите! Меня это не касается... Зачем мне вмешиваться в ход эксперимента? Пусть будет, что будет!
      Эва, помолчав, вздыхает.
      ЭВА
      Ну, простите, Бергер... Не злитесь. Я ведь тоже сама не своя. Меня пугали, обманывали, даже били... Что вы хотите от истеричной женщины? Я была не права...
      БЕРГЕР
      (УГРЮМО) Да в том-то и беда... что правы. И Заноза права, будь она проклята! Иногда она действительно вызывает у меня приступы бессильной ярости. Просто убить хочется! Лучше бы ее здесь совсем не было...
      Неожиданно раздается тяжелый удар в дверь снаружи. Кто-то дергает, трясет ее, наконец дверь распахивается и влетает перепуганный Рома. Сейчас же захлопывает дверь и наваливается на нее всем телом.
      БЕРГЕР
      Что случилось?!
      РОМА
      Все! Кранты! Началось! Теперь уж не спасемся!
      11-16. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      В кабинет, к неприятному удивлению Валеры, входит Заноза с книгой в руке, немедленно направляется к шкафу и небрежно запихивает ее на место. Заметив в руке Валеры Фотоаппарат, сочувственно качает головой.
      ЗАНОЗА
      Все щелкаешь? Где ты раздобыл это старье? У тебя в детстве такого не было?
      ВАЛЕРА
      (ЗАПАЛЬЧИВО) Представь себе, был!
      ЗАНОЗА
      На Новый Год подарили?
      ВАЛЕРА
      Нет! Сам купил в комиссионке. Вот точно такой же.
      ЗАНОЗА
      Да? А где денег взял? Стащил у матери?
      ВАЛЕРА
      (ОТОРОПЕЛО) Почему стащил? Взял...
      ЗАНОЗА
      Без спроса...
      ВАЛЕРА
      Какое твое дело вообще?! Мало ли, чего у меня не было, а что было! Я, между прочим, мог быть владельцем Башни! Не ухмыляйся, я не шучу! Именно председателем совета директоров! Все его акции и все деньги могли быть моими! И даже фамилия!
      ЗАНОЗА
      Но все досталось другому...
      Валера осекается.
      ФЛЭШЭК ВАЛЕРЫ
      10-2. ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕРЫ. ДЕНЬ
      Восьмилетний Валера готовится к началу учебного года. Он сидит за столом, на котором разложены учебники, и, высунув от усердия язык, подписывает тетрадки и дневник. "Гольданский Валера" - выводит он на обложках.
      Входит МАМА ВАЛЕРЫ. Очевидно, развод не пошел ей на пользу, она подурнела лицом, исчез лоск уверенной в себе замужней женщины, пропала элегантность наряда и прически.
      МАМА ВАЛЕРЫ
       (УСТАЛО) Сейчас ужинать будем.
      ВАЛЕРА
      Ага.
      Она заглядывает ему через плечо и, увидев, что он пишет, мгновенно свирепеет, выхватывает у него тетрадку из-под руки.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Что ты пишешь?! (ТРЯСЕТ ТЕТРАДКОЙ) Что ты пишешь, я тебя спрашиваю?!
      ВАЛЕРА потрясенный ее вспышкой, молчит, глядя на мать испуганными глазами.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Я тебе как сказала подписывать?! Мелехов! Не Гольданский! Мелехов!
      ВАЛЕРА
      (ОБИЖЕННО) Но я же Гольданский...
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Нет никакого Гольданского! Был да сплыл! Я Мелехова, и ты Мелехов! Понял?
      Хватает ручку.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Вот так!
      Перечеркивает "Гольданский", пишет "Мелехов". Отбрасывает тетрадку в сторону, хватает следующую.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Вот так! Вот так!
      ВАЛЕРА
      Но папа...
      МАМА ВАЛЕРЫ
      (ИСТЕРИЧНО) Замолчи! Нет у тебя никакого папы! Он теперь для Миши папа, а для тебя - никто! Ушел - и скатертью дорожка!
      ВАЛЕРА тихонько всхлипывает. МАМА хватает его за плечи, прижимает к груди.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Никто нам с тобой не нужен, сами справимся!
      ВАЛЕРА пытается высвободиться, но она еще крепче прижимает его к себе. Чтобы он не видел катящихся по ее щекам слез.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      11-17. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера с затаенной гордостью смотрит на Занозу.
      ВАЛЕРА
      Вот так-то! И этот кабинет мог занимать я!
      ЗАНОЗА
      Да ведь ты его и так занимаешь. Кому он сейчас нужен? Слава Богу, камер в этой тюрьме навалом...
      ВАЛЕРА
      Все вы так говорите! А в душе-то, наверное, завидуете! (ПОГЛАЖИВАЕТ ДВЕРЬ КОМНАТЫ ОТДЫХА) Тут у меня и туалет свой, и ванная, плита, холодильник, кровать... Ха-ха! Не такая уж тюрьма!... Ничего, эти идиоты поймут когда-нибудь, кто тут самый умный. Надоест по коридорам друг за другом гоняться - придут, скажут: научи, Валера, как жить да радоваться!
      ЗАНОЗА
      (ОЗИРАЯСЬ) Да, кабинетик уютный. А если отберут?
      ВАЛЕРА
      Пусть только попробуют! Вот оборудую все - никто без спросу не сунется! Сам буду вызывать... (ПОДМИГИВАЕТ) по одной... Я же не чужое захватил! Я, можно сказать, вернул себе то, что у меня отняли...
      11-18. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Снаружи снова раздается лихорадочный стук в дверь, которую изо всех сил подпирает Рома.
      ГОЛОС ЮЛИ
      Эй! Откройте! Вы чего заперлись? Рома!
      БЕРГЕР
      Это же Юля!
      РОМА
      Вот именно - Юля! Видели бы вы эту Юлю! Не пущу!
      ЭВА
      (КОМАНДНЫМ ТОНОМ) А ну, успокойся, боец! На войне так же дрожал? Мужик ты или тряпка?!
      РОМА
      Так ведь она... заразит всех!
      ЭВА
      Не паникуй. Это не грипп. Отойди от двери!
      Рома, пятясь, отходит подальше. Дверь тихонько открывается, входит удивленная Юля. Выглядит вполне здоровой - никаких пятен.
      ЮЛЯ
      Что с вами? Зачем закрылись?
      ЭВА
      Так, зеленых чертей гоняем...
      ЮЛЯ
      Вы меня напугали...
      РОМА
      Мы - тебя?! Ты... почему за мной гналась?
      ЮЛЯ
      Когда?
      РОМА
      Только что!
      ЮЛЯ
      Ты что-то путаешь. Я только что была у Валеры.
      РОМА
      (НАПРЯЖЕННО) Зачем?
      ЮЛЯ
      Ну... так. Посидели, поговорили...
      Рома осторожно приближается.
      РОМА
      А ну, подними голову! Повернись!
      Внимательно рассматривает кожу Юли.
      РОМА
      Не может быть... я же своими глазами видел...
      БЕРГЕР
      Да что видели? Объясните толком!
      Рома вдруг отшатывается, пятится от Юли, указывая на ее шею.
      РОМА
      А! Вот оно, пятно! Она заразилась!
      11-19. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Заноза участливо кивает Валере, который и сам рад, что нашел, наконец, того, кто готов его выслушать.
      ВАЛЕРА
      Все ему досталось - и фамилия моя, и подарки отцовские, и блат в универ... А потом - машины, девки, деньги, крупная фирма... вся моя жизнь! Разве это справедливо?
      ЗАНОЗА
      И ты решил отомстить?
      Валера вскидывает на нее тревожный взгляд.
      11-20. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва осматривает красноватое пятно на шее испуганной Юли. Рома и Бергер опасливо держатся в стороне.
      ЭВА
      Успокойтесь. Это не заразно. И вообще - не болезнь.
      ЮЛЯ
      А что?!
      ЭВА
      (ЮЛЕ) Тебе лучше знать, кто мог оставить такой... розанчик.
      Юля смущенно косится на недоумевающего Бергера, торопливо вынимает из кармана памятный всем нам платок и повязывает на шею, чтобы скрыть след от страстного Валериного поцелуя.
      ЮЛЯ
      Да нет, это... в общем, неважно...
      Рому вдруг разбирает нервный смех.
      РОМА
      Ай да Валерка! Зря времени не теряет! Ей-богу, единственный нормальный из нас! Ну, молодец! Пока я тут... а он там... (ПАДАЕТ В КРЕСЛО, УМИРАЕТ СО СМЕХУ)
      ЮЛЯ
      (ОРЕТ) Ну, хватит уже! Развеселился! Морду вытри! Больше ревешь, чем смеешься, психопат!
      Рома утирает глаза, почти успокаивается.
      РОМА
      Что-то плохо мне совсем, братцы. Глюки одолевают...
      Вдруг спотыкается на полуслове, вжимается в кресло, выпучив глаза на дверь.
      РОМА
      Вот. Опять...
      Все поворачиваются к двери. На пороге стоит Максим. Рубашка его окровавлена и располосована, он слегка пошатывается.
      МАКСИМ
      Где Заноза?
      11-21. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера с яростью смотрит на Занозу.
      ВАЛЕРА
      Какая еще месть?! Я что, зарезал кого-нибудь? Ограбил? Кинул на деньги? Да по сравнению с остальными я вообще... ангел небесный! Они тут бродят, вымаливают прощение у своих покойников, а я пальцем никого за всю жизнь не тронул, понятно?! (ТЯЖЕЛО ДЫШИТ, ПЕРЕВОДЯ ДУХ) Если когда и ненавидел кого-то, так только...
      ЗАНОЗА
      Отца?
      ВАЛЕРА
      Нет. Её...
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      11-22. НАТ. УЛИЦА. ДЕНЬ
      Мать Валеры идет по улице. Рядом останавливается новенькая иномарка начала 90-х, выходит "бывший" отец Валеры.
      Мать пытается пройти мимо, но отец решительно заступает ей дорогу.
      ОТЕЦ
      Валентина! Мы с тобой взрослые люди, прошло столько лет, мы можем, наконец, спокойно поговорить?
      МАТЬ
      Нет. Мне не о чем с тобой говорить!
      Порывается уйти, но отец ее снова задерживает.
      ОТЕЦ
      Постой! Я знаю, что Валерка никуда не поступил. Его же в армию заберут!
      МАТЬ
      Не твоя забота!
      ОТЕЦ
      По здоровью ему грозит стройбат. Ты хоть представляешь, что это такое?!... Послушай, я мог бы ему помочь, у меня все схвачено. Мишка уже в Университете, я пристрою и Валеру!
      МАТЬ
      Нам с сыном ничего не надо от Гольданских! Ни протекции твоей, ни копейки не примем! Убирайся!
      ОТЕЦ
      Ну, хорошо, ты так решила - твое право. Но ему-то зачем жизнь ломать?!
      МАТЬ
      Ты давно ее сломал, Илья. И мне, и ему...
      ОТЕЦ
      Опять ты отвечаешь за вас обоих! Давай спросим у него!
      МАТЬ
      Нет. Валера пойдет служить...
      Быстро уходит.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      11-23. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера мрачно смотрит в пространство перед собой.
      ВАЛЕРА
      С какой гордостью она мне об этом рассказывала! А я потом всю жизнь за кусок хлеба унижался...
      ЗАНОЗА
      Зачем же унижаться? У тебя профессия была, работа...
      Валера задумчиво берет со стола фотоаппарат Гольданского.
      ВАЛЕРА
      Не в профессии дело. В обиде!
      С размаху разбивает фотоаппарат об пол.
      11-24. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва с ужасом прикасается к окровавленным лохмотьям Максима.
      ЭВА
      Боже мой! Что с тобой случилось?!
      МАКСИМ
      Ничего особенного. Разве что, кроме вот этого...
      
      Распахивает лохмотья рубашки, показывая кожу, на которой нет и следа порезов, но самое главное - нет и пятен!
      Эва, вытирая слезы, лихорадочно стаскивает с Максима рубашку, тщательно осматривает его кожу.
      ЭВА
      Это невероятно... Невозможно! Ни одной гематомы... Но откуда кровь?
      МАКСИМ
      Сам ничего не понимаю. Кажется, я видел Занозу. Но это было как во сне, только тень... И еще - вот.
      Показывает пластиковый переплет зеркальца с приклеенным к нему одиноким осколком.
      ЮЛЯ
      Это ее зеркало! Но оно ведь было у меня...
      МАКСИМ
      (УЛЫБАЯСЬ) А теперь - у меня.
      РОМА
      А из кладовки ты выбрался - тоже во сне?!
      МАКСИМ
      Не помню. Я и сейчас еще не уверен, что проснулся.
      Бергер вдруг решительно направляется к двери, отодвигает Эву, стоящую на пути.
      БЕРГЕР
      Так. Позвольте пройти!
      РОМА
      Э! Профессор! Вы-то куда?! Чего опять задумали?
      БЕРГЕР
      (СВИРЕПО) Не твое дело, сопляк!
      Выходит. Рома обводит всех растерянным взглядом.
      РОМА
      Ну, нет, с этим надо разобраться!
      И тоже выходит. Юля бросается за ним.
      ЮЛЯ
      Отстань от него! Слышишь?!
      Максим и Эва остаются вдвоем.
      11-25. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера небрежно сдвигает ногой обломки фотоаппарата, косится на Занозу, усевшуюся на край стола.
      ВАЛЕРА
      М-да... Раскрутила ты меня на откровенность! Сам не пойму, чего вдруг разговорился...
      ЗАНОЗА
      Накопилось, значит, пока взаперти сидел. Думаешь, можно вот так, прожить жизнь в одиночку?
      ВАЛЕРА
      До сих пор получалось...
      ЗАНОЗА
      (КАЧАЯ ГОЛОВОЙ) Здесь - не получится.
      ВАЛЕРА
      Да о чем мне с ними говорить? Натворили бед, теперь сами себя грызут. Бегают чего-то, мучаются...
      ЗАНОЗА
      А ты не мучаешься?
      ВАЛЕРА
      Мне-то из-за чего страдать?! Если ты ждешь, что я тоже буду рвать на себе волосы и кричать: "это все из-за меня", так не дождешься! Нет за мной такого! Ни в чем я не виноват!
      ЗАНОЗА
      Кроме зависти...
      ВАЛЕРА
      (СО СМЕХОМ) А чем тебе плоха зависть? Она людей шевелиться заставляет.
      ЗАНОЗА
      Это по-разному. Одни мечтают переплюнуть того, кому завидуют. А другие... желают ему беды. Прямо спать не могут - так хотят, чтобы у соседа дом сгорел.
      ВАЛЕРА
      Ну, пока мечтают, какой от этого вред?
      ЗАНОЗА
      Самое страшное, что мечты иногда сбываются...
      Валера меняется в лице.
      ВАЛЕРА
      Ты что, хочешь сказать, что моя тоже... сбылась?
      11-26. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР/ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ ЗАЛ
      Бергер торопливо ковыляет по коридору, открывает дверь танцевального зала. Оглянувшись по сторонам входит. Оказавшись в зале, подходит к камину, кряхтя нагибается и принимается неуклюже спускаться в дыру, ведущую в "верхний" этаж.
      11-27. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ/КОРДОР/ТРЕНАЖЕРНЫЙ ЗАЛ
      Рома осторожно спускается с верхнего этажа в нижний по приставленному стеллажу. Подмышкой у него большая коробка. Выглядывает в коридор, убеждается, что поблизости никого и, быстро пробежав по коридору, скрывается в тренажерном зале.
      Оказавшись в зале, он включает свет, озирается, торопливо прячет коробку под грудой поваленных тренажеров, прикрывает гимнастическими ковриками.
      Вдруг настораживается, бесшумно подходит к двери и выключает свет.
      Дверь приоткрывается, из коридора заглядывает голова Юли.
      ЮЛЯ
      (ТИХО) Заноза! Ты здесь?
      Так и не дождавшись ответа, закрывает дверь.
      11-28. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Максим и Эва молча глядят друг на друга, словно не решаясь заговорить.
      МАКСИМ
      Ты заметила, как тихо стало в Башне? Раньше все время слышались голоса, крутилась реклама, а с некоторых пор - тишина...
      ЭВА
      Почему ты сейчас об этом вспомнил?
      МАКСИМ
      Не знаю. Очень все непривычно. Незнакомые ощущения... Будто свежий воздух гуляет. Морской такой, с солью... Ты не чувствуешь?
      ЭВА
      Я просто в себя не могу прийти! Максим! Это... ты?
      МАКСИМ
      (С УЛЫБКОЙ)Меня тоже интересует этот вопрос. Хотел спросить у тебя...
      Обнимает и целует Эву.
      11-29. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера плюхается в директорское кресло, развалившись по-барски, берет сигару, во время разговора принимается ее обрезать и раскуривать. Заноза тоже берет сигару из коробки, понюхав, кладет обратно.
      ВАЛЕРА
      Так ты думаешь, что я завидую Гольданскому? Ошибаешься! Чему теперь-то завидовать? Вот я сижу в его кабинете, пью его коньяк, курю его сигары, (УСМЕХАЯСЬ) между прочим, даже сплю с его женщиной! Ха! Кто такой Гольданский? Один из владельцев Башни - только и всего.
      ЗАНОЗА
      А ты один из ее пленников...
      ВАЛЕРА
      Дудки! Хватит вам твердить одно и то же - пленники, тюрьма... слушать противно! Это наш мир! Пусть маленький, но свой. И, кстати, такой же шарообразный - пойдешь на запад, придешь с востока. Чем тебе не планета? Так вот я на этой планете - самый богатый, самый удачливый и, кстати, самый честный человек. Да я просто счастлив тут! Кому мне завидовать? Наведу порядок и заживу Императором Вселенной!
      Заноза поднимается с места.
      ЗАНОЗА
      Ну, хорошо. Может быть, ты и прав. Убедил.
      ВАЛЕРА
      А! То-то и оно-то!
      ЗАНОЗА
      Но мне уже пора. Мое время кончается. Идешь со мной?
      Валера, довольный тем, что переспорил Занозу, только отмахивается.
      ВАЛЕРА
      Да вали ты на все четыре стороны! У меня своих дел по горло!
      Заноза, пожав плечами, выходит.
      Валера, все еще смакующий собственные слова, качает головой.
      ВАЛЕРА
      Ишь, чем решила напугать! Мечты, видите ли, иногда сбываются...
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      11-30. ИНТ. ШТАБ ЗЕЛЕНЫХ. НОЧЬ
      Посреди обширного подвального помещения под голой лампочкой на пыльном шнуре стоит длинный обшарпанный стол, заваленный бумагами, старыми и недописанными еще плакатами типа: "Нет строительству в зеленой зоне!", "Хочешь убить собаку - начни с себя!", "Спасем китов!", "Охотоведов - на шкурки!" "Не жри мертвечину!", "Ожирение гусиной печени - не деликатес, а геноцид!". Люди хипповатого вида, некоторые - в зеленых комбинезонах, строительных касках, гомонят, рассаживаясь за столом.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      Стас, а где байкеры?
      ЗЕЛЕНЫЙ-2
      Поехали бомжей прессовать, чтоб стаю не трогали.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      Просил же всех собраться! Ладно, Мелехан, начинай!
      Валера встает из-за стола.
      ВАЛЕРА
      Говорить тут долго нечего. Все наши акции против строительства Башни кончились пшиком. Сколько ни протестовали, а ее через месяц сдадут.
      ЗЕЛЕНЫЙ-3
      Опять Башня!
      ВАЛЕРА
      Да, опять! Некоторые, я смотрю, уже лапки подняли.
      ЗЕЛЕНЫЙ-2
      А что теперь сделаешь? Все давно вырублено, разрыто и заасфальтировано. Здание стоит. Взрывать его, что ли? Мы же не террористы...
      ВАЛЕРА
      Ничего! Бороться никогда не поздно! В городе и не такие здания разбирают, целыми кварталами сносят! Главное, до людей достучаться!
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      Да людям пофигу! Им хоть мясокомбинат под носом построй - нюхают и радуются!
      ВАЛЕРА
      Никто не радуется! Но каждый думает, что он один такой страдалец, и заступиться за него некому! А почему люди нас в грош не ставят? Да потому что мы сами себя в грош не ставим! Кошечки, собачки, охрана ворон - это все прекрасно, но мелко. Нужна мощная, заметная акция, которая поднимет наш авторитет! И Башня сейчас для нас - задача номер один! Они в своей рекламе говорят, что это рай, где можно прожить всю жизнь, не выходя на улицу. Так и в тюрьме можно прожить, не выходя на улицу! В чем же разница? В том, что люди запирают в ней себя добровольно!
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      А как это народу объяснить?
      ВАЛЕРА
      Никак! Народ надо брать на испуг. Эх, как бы я хотел, чтобы эта хваленая Башня однажды рухнула! И чем скорее, тем лучше! Но это мечты. А вот если те, кто в нее входит, когда-нибудь вдруг обнаружат, что выхода нет - вот тогда они у нас забегают!
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      11-31. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА / КОРИДОР
      Валера вдруг вскидывается.
      ВАЛЕРА
      Э! Минутку! Что значит "ей пора"? Куда она пошла?!
      Он вылетает в коридор.
      ВАЛЕРА
      (КРИЧИТ) Заноза! Эй, ты где? Подожди! Вернись на пару слов!
      Но Занозы и след простыл...
      11-32. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.13)
      Бергер торопливо ковыляет по коридору, озираясь по сторонам и прислушиваясь. Подходит к одной из дверей, открывает ее и облегченно вздыхает, глядя внутрь помещения.
      БЕРГЕР
      Ну, слава Богу! Я почему-то боялся опоздать...
      11-33. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.3)
      Рома торопливо идет другим коридором, доходит до угла и останавливается, что-то увидев за поворотом.
      РОМА
      А! Вот ты где! Надо поговорить...
      11-34. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Валера вбегает в конференц-зал и обнаруживает, что он пуст. Только слайдоскоп, сухо щелкая, одно за другим, проецирует на экран изображения различных башен: Вавилонской, Пизанской и т.д., вплоть до самой Башни. Не обратив на это особого внимания, Валера выбегает.
      11-35. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Юля входит в кафе и видит Занозу, небрежно потягивающую коктейль у стойки бара. Увидев Юлю, та приветливо делает ручкой.
      ЗАНОЗА
      Привет! Присоединяйся!
      Юля медленно подходит, не решаясь заговорить.
      ЗАНОЗА
      До чего здорово это кафе устроено! Только выйдешь на минутку, а здесь все уже прибрано, посуда чистая, вещи стоят на своих местах, и в холодильнике полно продуктов, будто и не брали ничего! Ты заметила?
      ЮЛЯ
      Д-да...
      ЗАНОЗА
      Вот бы у нас в общаге так! Я бы не отказалась пожить в такой комнате. Постель застилается сама, пыль не появляется, шмотки бросишь, а они сами расползаются по местам! Ненавижу уборку!
      Непринужденно болтая, она пододвигает Юле второй бокал с соломинкой.
      ЗАНОЗА
      Будешь?
      Юля качает головой.
      ЮЛЯ
      Не надо, не притворяйся. Я знаю, кто ты.
      Заноза улыбается.
      ЗАНОЗА
      Значит, теперь тебе остается понять, кто ты...
      ЮЛЯ
      Я все сделаю, что скажешь! Только помоги мне!
      ЗАНОЗА
      Да пожалуйста! Для подружки хоть наушники! (СМЕЕТСЯ) Ну, какая тебе нужна помощь?
      Юля вдруг опускается перед Занозой на колени.
      ЮЛЯ
      Помоги! Отпусти! Спаси меня! Спаси... и помилуй!
      Она склоняется до земли. Она не видит Занозы, только слышит ее голос над головой.
      ЗАНОЗА
      Слишком много всего. Кое-что тебе придется сделать самой...
      Юля поднимает голову. Перед ней никого нет. Остался только бокал с соломинкой на стойке бара.
      11-36. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Максим в наспех накинутой, криво застегнутой рубахе с чужого плеча (из тех вещей, что Валера принес из кабинета Гольданского) спешит, тащит Эву за руку.
      ЭВА
      Куда ты меня ведешь?
      МАКСИМ
      Идем! Мы должны найти ее и спросить.
      ЭВА
      О чем?
      МАКСИМ
      Не знаю. Обо всем. Сколько можно мучиться неизвестностью? Я хочу знать, что со мной, и с тобой, и со всеми. И что будет дальше.
      ЭВА
      Но... если она до сих пор ничего не сказала, почему ты думаешь, что теперь захочет рассказывать?
      МАКСИМ
      Мне кажется, что-то изменилось. Может быть, пришло время... По крайней мере, мы теперь не одни!
      Поравнявшись с окном наружу, они вдруг сталкиваются с Валерой. Валера шарахается и испуганно замирает, уставившись на Максима.
      ВАЛЕРА
      Ты... как здесь?!
      МАКСИМ
      Да уж не твоими молитвами! Ну, не шарахайся! Я теперь здоров и свободен.
      ВАЛЕРА
      Как это - здоров?
      МАКСИМ
      Чудом, Валера, чудом! Надо бы на радостях тебе морду набить, да некогда. Ты Занозу не видел?
      ВАЛЕРА
      Сам ищу... (СЛОВНО СПОХВАТИВШИСЬ) Да! Ее надо срочно найти! Она ведь...
      Неожиданно из коридора появляется Рома.
      РОМА
      (МРАЧНО) Вы давно тут?
      ЭВА
      Да нет, только встретились. А что случилось?
      РОМА
      Плохо дело... Пошли за мной!
      Все уходят следом за Ромой. И в этот момент, впервые с момента появления Занозы в 8й серии, мы видим, как к стеклу снаружи прилипает силиконовая маска с пустыми глазницами. Кажется, что она смотрит вслед пленникам.
      11-37. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПЛОЩАДКА ПЕРЕД ЛИФТАМИ
      Пленники добегают до площадки перед лифтами и застают там Бергера, склонившегося над лежащей на полу Занозой. Чуть в стороне на полу сидит Юля, в страхе вжавшись в стену и схватившись за голову. Заноза лежит неподвижно, неестественно, глаза ее раскрыты, из-под головы растекается темная лужа крови.
      ЭВА
      О, господи! Что с ней?!
      Бросается к Занозе, Бергер с трудом поднимается на ноги.
      БЕРГЕР
      Она мертва.
      Валера обводит всех испуганным взглядом, словно не веря.
      ВАЛЕРА
      Как мертва?! Этого не может быть! Она же знала, где выход!
      КОНЕЦ ОДИННАДЦАТОЙ СЕРИИ
      
      ДВЕНАДЦАТАЯ СЕРИЯ. ВАЛЕРА(ПРОДОЛЖЕНИЕ)
      
      ТИЗЕР
      
      НАРЕЗКА из наиболее эффектных эпизодов предыдущих серий, дающих представление о развитии сюжета.
      
      12-1. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПЛОЩАДКА ПЕРЕД ЛИФТАМИ.
      Все пленники возле тела мертвой Занозы. Все с изумлением смотрят на Валеру. Тому приходится продолжать.
      ВАЛЕРА
      Она сказала, что ей пора уходить. Я и не понял сначала, а потом дошло! Она собиралась выйти из Башни!
      РОМА
      Одна?
      ВАЛЕРА
      Нет! В том-то и дело! Она звала с собой! Как же я не допер?! Она могла всех нас спасти!
      РОМА
      Почему же сразу не спасла?
      ВАЛЕРА
      Видно, кто-то ей мешал... (КОСИТСЯ НА МАКСИМА)Очень кому-то не хотелось уходить! То чемодан спрячет, то...
      ЭВА
      Перестань! Максим все время был со мной.
      ВАЛЕРА
      А я и не говорю, что он сделал это один! Ну, чего ты на меня смотришь? С милым-то, небось, рай в шалаше! А он, похоже, решил здесь поселиться!
      МАКСИМ
      (ВАЛЕРЕ) До тебя что, трудно доходит? У меня больше нет причин сидеть в Башне! Я излечился!
      ВАЛЕРА
      Кто это тебе сказал? (УКАЗЫВАЕТ НА ЭВУ) Она?
      
      
      Максим, наступая на Валеру, распахивает на груди рубашку.
      МАКСИМ
      На, смотри! Я здоровее тебя! Кого мне убивать, зачем?!
      ЮЛЯ
      (ИСТЕРИЧЕСКИ) Замолчите сейчас же, оба! Как вы можете?! Возле нее...
      Подходит к телу Занозы, опускается на колени.
      ЮЛЯ
      Таня! Таня! Ну, пожалуйста... (ПЛАЧЕТ, ПЫТАЕТСЯ ОБНЯТЬ)
      Эва удерживает ее за плечи.
      ЭВА
      Не надо. Ей уже не поможешь.
      РОМА
      (ЭВЕ) Как думаешь, чем ее?
      ЭВА
      Не знаю, я не медэксперт. Пролом черепа. Мгновенная смерть...
      ЮЛЯ
      (ВЫРЫВАЯСЬ) Это вы все мертвецы! Спокойные, холодные... мне страшно с вами! Неужели не понимаете, что случилось?!
      ЭВА
      Понимаем. Не надо истерик.
      ЮЛЯ
      Если для вас это не горе, так хоть о себе подумайте! Что могло нас спасти? Только чудо! И это чудо могла явить нам только она!
      РОМА
      Успокойся! Хватит фантазий! Заноза - такой же человек, как и мы, теперь-то это ясно!
      ЮЛЯ
      Нет! Нет! Она могла вывести нас из этого ада! Она знала...
      РОМА
      Кончай псалмы! Знала, не знала - не вывела! Бедную девчонку просто убили, и никаких чудес! Вот труп. И нужно решить, что с ним делать. Нельзя ее здесь оставлять...
      Юля плачет, закрыв лицо ладонями.
      12-2. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПЕРЕД ВЕНТИЛЯЦИОННОЙ.
      Бергер придерживает распахнутую дверь, Максим и Эва стоят рядом. Валера и Рома вносят завернутое в ковролин тело Занозы в вентиляционную. Юля в слезах идет за ними, но Рома и Валера, положив труп на пол, выталкивают Юлю обратно в коридор.
      РОМА
      (ЮЛЕ) Иди, иди! Нечего здесь делать. (ВАЛЕРЕ) Закрывай!
      Валера, морщась, вытирает руки платком.
      ВАЛЕРА
      А, кстати, кто открыл дверь? (ШАРИТ ПО КАРМАНАМ) И ключа нет...
      МАКСИМ
      Ключ в замке.
      Валера меряет его неприязненным взглядом, закрывает дверь, прячет ключ в карман, с подозрением глядя на Юлю.
      ВАЛЕРА
      (ЮЛЕ)Так. Теперь ясно, кто больного выпустил. Когда же ты успела?!
      Юле явно не до того.
      ЮЛЯ
      Отстань! Ничего я не успела! (ТИХО) Вообще ничего... Почему она не захотела со мной говорить?!
      ВАЛЕРА
      Обидела тебя, да? Может, от обиды ты ее гаечным ключом и пригрела? Как Рому...
      ЮЛЯ
      (ОТШАТЫВАЯСЬ) Ты что?!
      БЕРГЕР
      (ВАЛЕРЕ) А вы, однако, фрукт! Хоть какое-то представление о порядочности должно быть?!
      ВАЛЕРА
      Надо же! Порядочные собрались! Вон она, ваша порядочность, у Занозы в черепе! Покажите-ка мне здесь хоть одного, кто не мог этого сделать! Психопат на психопате...
      РОМА
      Спокойно. Будем разбираться. Со всеми. (ВАЛЕРЕ) Ключ будет у меня. Так надежнее.
      Валера нехотя отдает ключ.
      БЕРГЕР
      Абсурдно подозревать Эву и Юлю!
      РОМА
      А кого? Вас?
      БЕРГЕР
      (ОПЕШИВ) Почему - меня? Странно даже...
      РОМА
      Вот и не выступайте раньше времени. Под подозрением все. Но я выясню, кто это сделал, не сомневайтесь.
      ЭВА
      Ну, ладно. Выясняйте, подозревайте, а мне надо умыться и чего-нибудь выпить. А то у меня тоже истерика начнется.
      МАКСИМ
      Я с тобой!
      Идет вслед за Эвой.
      РОМА
      Только не пропадайте! Я с каждым буду разговаривать!
      МАКСИМ
      Может, подписку о невыезде дать?
      Уходят.
      Юля нагибается, подбирает что-то возле двери. Пытается спрятать, но Рома резко к ней оборачивается.
      РОМА
      Что ты там прячешь? Ну-ка покажи!
      ЮЛЯ
      Это ее перчатки. Можно, я их возьму? На память...
      РОМА
      Дай сюда!
      Отбирает перчатки, придирчиво рассматривает, даже нюхает, потом возвращает Юле.
      РОМА
      Ладно, бери.
      12-3. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Эва и Максим входят в кафе. Эва бессильно плюхается за столик.
      МАКСИМ
      Чего тебе налить?
      ЭВА
      Да не надо ничего. Я просто так сказала, чтобы уйти оттуда.
      МАКСИМ
      Валера мне тоже надоел. Придется с ним побеседовать...
      ЭВА
      Нет, я прошу тебя! Именно это меня и пугает. Понимаешь, из-за того, что произошло, мы все стали хуже. Сломлен психологический барьер - мы уже начали убивать друг друга.
      МАКСИМ
      Мы?
      ЭВА
      Да, именно мы все. Боюсь, что после первого убийства произойдет второе, третье... И каждый будет думать, что имеет право убить, чтобы самому не быть убитым. А чего стесняться? "Не мы такие - жизнь такая".
      МАКСИМ
      (ЗАДУМЧИВО) Не знаю... Вряд ли кто-то решится на такое...
      ЭВА
      Но ведь кто-то уже решился!
      МАКСИМ
      Не могу себе этого представить! За что убивать?! И кого?! Занозу! Да и вообще, возможно ли это? Она ведь не обычный человек! Слушай, может быть, не было никакого убийства?
      ЭВА
      Мне что, померещилось проникающее ранение и эпидулярная гематома?
      МАКСИМ
      Нет. Не знаю... Но, может быть, это знак всем нам?
      ЭВА
      (ТРЕВОЖНО) Максим, ты говоришь, как сумасшедший.
      МАКСИМ
      Согласен, звучит дико... Просто мелькнула вдруг мысль... не обращай внимания. Ты-то что думаешь?
      ЭВА
      Она была странная девочка... Но все же обычная, из плоти и крови. По-моему, у нее был легкий маниакально-депрессивный психоз. В активной стадии такой человек может зайти с улицы в любое учреждение и устроить там бухгалтерскую ревизию. И никто даже не заподозрит, что у него нет на это ни права, ни образования. Он настолько в себе уверен, что люди ему подчиняются, им кажется, что он видит их насквозь. Но это не может продолжаться вечно. Наступает реактивная стадия, и окружающие видят, что перед ними сумасшедший.
      МАКСИМ
      Подожди, при чем тут убийство?
      ЭВА
      Ее странности могли вывести кого-то из себя. Я сама это испытала, и Бергер признавался... А кто-то, похоже, решил доказать всем и самому себе, что она самая обыкновенная, и никаких чудес от нее ждать не приходится. И вот тебе доказательство...
      Максим смотрит на Эву удивленно.
      МАКСИМ
      Ты что, на Рому намекаешь?!
      12-4. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Усадив Юлю, Валеру и Бергера, Рома прохаживается перед ними в раздумье.
      РОМА
      В общем, так. Чтобы я больше этих дурацких загробных теорий не слышал. Никуда Заноза после смерти не перенеслась, не исчезла, из Башни не освободилась и других не освободила, что бы она там ни говорила перед смертью...
      БЕРГЕР
      Тут все не так однозначно. Ведь мы же не знаем...
      РОМА
      Знаем! Если кто еще не знает, так я объясню. Никаких больше чистилищ, экспериментов и поповских проповедей! Если человеку проломить череп, то будет труп. Моя задача найти убийцу, и я его найду. Это нужно не мне одному, а всем. И сейчас под подозрением - все.
      ВАЛЕРА
      И ты?
      Рома смотрит на него свирепо, но справляется с собой.
      РОМА
      Вот когда вы все докажете, что не убивали, тогда поговорим и обо мне. Повторяю, под подозрением все! Заноза многих тут заставила поплясать, как ерша на сковородке!
      Смотрит на Бергера. Бергер оскорблено выпрямляется.
      БЕРГЕР
      Любопытно... Какие это могут быть подозрения лично на мой счет?
      РОМА
      (ИЗДЕВАТЕЛЬСКИ) Самые разнообразные! Вам-то она первому и вломила! Мы, лопоухие, слушали вас, как отца родного, за чемоданчиком гонялись, а она пришла и все ваши формулы пустила на раскурку. Где у нас теперь пространственно-временная капсула, профессор? Сдулась? Понимаю, обидно!
      БЕРГЕР
      В науке не бывает обид!
      ВАЛЕРА
      Ну, да! А кто полез под дождем высокое напряжение включать?!
      РОМА
      (ВАЛЕРЕ) Помолчи!
      БЕРГЕР
      Это был эксперимент...
      РОМА
      Правильно. Вам хотелось узнать, что будет с человеком, если его убить в загробном мире. Но на себе проэкспериментировать не удалось. Так почему бы не попробовать на другом?
      Бергер немеет от возмущения, поворачивается к Юле, ища поддержки, но встречает ее испуганный взгляд.
      ЮЛЯ
      Не может быть! ... Это правда?!
      12-5. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Эва устало качает головой.
      ЭВА
      Никого я не подозреваю! Просто вижу разумное объяснение и не хочу от него отказываться...
      Максим нетерпеливо вскакивает.
      МАКСИМ
      (С ИРОНИЕЙ) Читал! Читал в детективах! Если убийство произошло в закрытой комнате, дверь заперта изнутри, а на подоконнике нет следов, то все равно нельзя подозревать Карлсона, стрелявшего через форточку. Нужно искать разумное объяснение!
      ЭВА
      А разве это не правильно?
      МАКСИМ
      Правильно. Для нормального мира. Но мы-то с вами давно уже в ненормальном! Здесь все не так! Почему вы все упорно не хотите этого видеть?! Ты же сама встречала здесь Виктора!
      ЭВА
      (ОПУСКАЯ ГОЛОВУ) Встречала. Но проще думать, что это было в бреду или во сне...
      Максим усаживается напротив нее.
      МАКСИМ
      Хорошо. Скажи, пожалуйста, вот сейчас, в данный момент, ты не в бреду? И не во сне?
      ЭВА
      Боюсь, что нет.
      Максим стягивает с себя рубашку.
      МАКСИМ
      Тогда посмотри на меня. Видишь? Я спасен, исцелен, поднят со смертного одра! Это сделала Заноза! Что же, я и теперь должен считать, что она "обычная девочка из плоти и крови"?! Ну, посмотри, посмотри! Разве это не чудо?!
      Эва поднимает глаза на Максима.
      ЭВА
      Это тоже можно объяснить...
      МАКСИМ
      Так объясни, прошу!
      Эва отводит взгляд.
      ЭВА
      Такие случаи бывали. Я сейчас не могу ничего определенного сказать, без пункции, без лаборатории, без специалистов. Зачем фантазировать? Да ты и не поймешь.
      МАКСИМ
      Отчего же? За время болезни я перелопатил немало литературы, постараюсь как-нибудь понять...
      Эва долго смотрит больным взглядом, не решаясь что-то сказать. Потом фальшиво улыбается.
      ЭВА
      Знаешь что? Налей-ка мне все-таки чего-нибудь покрепче. Что-то я совсем вымоталась...
      МАКСИМ
      Прости. Это я какой-то ненормальный. Как на иголках...
      Запахнув рубашку, спешит к стойке, наполняет бокалы чем-то вроде вискарика, собирается отнести их на стол и вдруг на мгновение замирает, уставившись на одинокий, почти пустой высокий стакан с торчащей из него соломинкой. Это недопитый коктейль Занозы. Максим, нахмурившись, отходит, но камера задерживается на стакане, и только самый пытливый зритель понимает всю невероятность этого кадра. (В последующих сценах ситуация получит развитие)
      12-6. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер растерян, Рома смотрит на него с иронией, Юля - с ужасом, а Валера - с нескрываемым подозрением.
      РОМА
      Ну что, профессор? Правдоподобная вышла картинка?
      БЕРГЕР
      Какая чушь! Никогда в жизни я не мог бы подвергнуть такому эксперименту никого, кроме... (ОСЕКАЕТСЯ)
      ВАЛЕРА
      Что? Загнул так, что самому стыдно стало? Мы уж тут разобрались, кто на что способен!
      БЕРГЕР
      Юля! Неужели вы можете поверить в эту ложь?!
      РОМА
      А я и не сказал, что это правда. Так, разминка. Чтоб не было разговоров о беспочвенных подозрениях. Занозу мог убить и кто-нибудь другой. Например, Валера...
      ВАЛЕРА
      (ОБИЖЕННО) Ну, конечно! Она меня пообещала из Башни вывести, а я ее за это - по башке! Да для меня здесь каждая лишняя секунда - как пытка! Я эту Башню ненавижу со дня ее закладки!
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      12-7. ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕРЫ. НОЧЬ
      Тихо, стараясь не шуметь, в прихожую входит человек с окладистой бородой и в темных очках, несмотря на темень в квартире, ставит в угол транспарант, надписью к стене. Разувается.
      Неожиданно свет загорается, в коридоре стоит МАМА ВАЛЕРЫ, постаревшая, обрюзгшая, в несвежем домашнем халате.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      (С ОСУЖДЕНИЕМ) Явился, артист...
      Бородатый поспешно снимает очки, отрывает приклеенную бороду и усы, сует в карман.
      ВАЛЕРА
      (ХМУРО)Чего не спишь?
      МАМА ВАЛЕРЫ
      А то ты не знаешь, чего я ночами не сплю!
      ВАЛЕРА
      (ПОМОРЩИВШИСЬ) Мам, не начинай, а? Я устал, как собака...
      Надев тапочки, проходит мимо матери на кухню. Мать поворачивает транспарант. Там надпись: "Строительству БАШНИ - нет!". Поджав губы, идет следом за Валерой на кухню.
      На кухне Валера заглядывает в кастрюли на плите, открывает холодильник, берет холодную котлету, жует.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Звонили из журнала... (ВЫНИМАЕТ ИЗ КАРМАНА ХАЛАТА КЛОЧОК БУМАЖКИ, ЧИТАЕТ) "Шарм и глянец". Ты почему не пришел на собеседование?
      ВАЛЕРА
      Не пришел и не пришел! Какая тебе разница?
      МАМА ВАЛЕРЫ
      (ВСПЛЕСКИВАЕТ РУКАМИ) Нет, вы посмотрите на него! Мать унижается, обрывает телефон всем знакомым, договаривается, чтобы его взяли на работу в приличное место...
      ВАЛЕРА
      Да, да, спасибо тебе. Но сегодня я был занят.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Знаю я, чем ты занимаешься круглыми сутками! С такими же бездельниками пакости людям строишь! Ох, возьмут вас когда-нибудь за одно место!
      ВАЛЕРА
      Пусть попробуют! Мы сами скоро кое-кого возьмем! (С ПАФОСОМ, СЛОВНО НА МИТИНГЕ) За нами пойдут все, кто хочет оставить своим детям мир, где можно слушать птиц, дышать без противогаза и пить воду не из бутылок!
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Мне-то хоть не ври, не на митинге. Не нужна тебя никакая вода и никакие птицы. Я ведь вижу, что тебе дышать не дает... Лицо от людей прячешь.
      ВАЛЕРА
      Это мое дело.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Глобалистам твоим хоть деньги платят за митинги и протесты А тебе кто-нибудь хоть копейку заплатил?
      ВАЛЕРА
      Мама, это бессмысленный разговор! Лучше нам его закончить прямо сейчас.
      Мать садится на стул. Валера, стоя у окна, закуривает, выпускает дым в форточку.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      (УСТАЛЫМ ТОНОМ) Ты ведь уже не мальчик, пора остепениться... ни нормальной работы, ни жены, ни детей... (ВСХЛИПЫВАЕТ) Хоть бы мать пожалел... Не такой жизни я для тебя хотела...
      ВАЛЕРА
      (УГРЮМО) Я тоже много чего хотел...
      Мать вздыхает. Теперь видно, что это просто уставшая от безнадеги пожилая женщина.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Валера, ты сам не свой стал в последнее время. Я тебя прошу, оставь ты эту Башню в покое, пусть строят! У них своя жизнь, у нас своя. Я этих людей из нашей с тобой жизни вычеркнула, и ты вычеркни! Придет время, Гольданских сам Бог накажет!
      Валера нервно выбрасывает окурок в форточку, направляется к выходу, оборачивается.
      ВАЛЕРА
      Нет у меня времени ждать, пока у Бога дойдут до них руки...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      12-8. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Рома и Валера идут по коридору. Валера болезненно оживлен, Рома шагает хмуро.
      РОМА
      ... И о чем вы с ней говорили?
      ВАЛЕРА
      Да мы всего-то парой слов перекинулись. О фотоаппаратах что-то. Она спросила, я ответил. Но она в них не петрит... А потом вдруг бросает так небрежно, через губу: пора мне уходить. Мое время здесь кончилось.
      РОМА
      Какое время?
      ВАЛЕРА
      Говорю же, я сначала и не допер! Она ведь спрашивала: ты со мной идешь? А я думаю, чего мне с ней ходить? Вали, говорю, без тебя дел много.
      РОМА
      И что потом?
      ВАЛЕРА
      Ну, что, она ушла, а я остался. Сижу, не втыкаю.
      РОМА
      Долго?
      ВАЛЕРА
      Если б здесь часы работали, я, может, и сказал бы, а так - кто его знает... Вроде, долго. А потом - то ли крик какой-то вдалеке, то ли звук - и я будто проснулся. А куда, думаю, она звала-то? И сразу - как током ударило! Побежал искать - встретил Эву с Максимом. Оба какие-то - на подзаводе. Ну, дальше ты знаешь.
      РОМА
      И это все?
      ВАЛЕРА
      А чего мне скрывать?
      РОМА
      Зачем она, вообще, к тебе приходила?
      ВАЛЕРА
      А черт ее знает!... Нет, вру. Книжку вернула.
      РОМА
      Какую?
      ВАЛЕРА
      А я знаю? Взяла какую-то почитать, но что-то быстро принесла. Хотя, может, книжка - это так только, для вида... Я, похоже, пользуюсь успехом у женщин.
      РОМА
      Ты?!
      ВАЛЕРА
      (ПОСМЕИВАЯСЬ) Не веришь, у Юльки спроси... (ВДРУГ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ) Кстати! А может, она приревновала Занозу?! У баб разборки бывают покруче наших! Особенно, если дело касается завидного мужика... Хм! Версия!
      Рома подталкивает Валеру в спину.
      РОМА
      Шагай, шагай! Не останавливайся!
      ВАЛЕРА
      (ВОЗМУЩЕННО) А чего это ты меня подгоняешь?! Конвоир нашелся! Бергером командуй!
      РОМА
      Топай молча! Дай подумать...
      Валера нехотя идет дальше.
      ВАЛЕРА
      (ПРЕЗРИТЕЛЬНО) Мыслитель! Ридикюль Пуаро... Если уж подумать, кого Заноза раздражала больше всех... (ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ)Кстати, а где ты сам был в момент убийства? А?
      Рома молчит.
      ВАЛЕРА
      А может, это ты Занозу ко мне приревновал? У меня-то полный порядок с бабами, а тебе, бедному, ничего не обломилось?
      Рома, не отвечая, снова толкает Валеру, но тот не намерен подчиняться.
      ВАЛЕРА
      Ты меня не толкай, понял? Кто ты, вообще, такой?!
      РОМА
      Сейчас узнаешь! Пошел вперед!
      ВАЛЕРА
      Куда... Куда ты меня ведешь?! Может, решил убрать, как Занозу, вдали от свидетелей?
      Рома выходит из себя, прижимает Валеру к стене, профессионально надавив ему локтем на горло.
      РОМА
      Заткнись, ты, Казанова, слышишь?! Не подымай хвост! Будешь качать права - запру в каморке вместе с трупом. Там покажешь, какой ты герой!
      Отпускает Валеру, тот кашляет, трет шею, с трудом приходит в себя.
      ВАЛЕРА
      (СО СТРАХОМ) Ты что это, серьезно?
      РОМА
      Сомневаешься?
      ВАЛЕРА
      (ПОСПЕШНО) Ну, ладно, ладно, иду я! Пошутить нельзя!
      12-9. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер, как оплеванный, сидит в кресле, переживает обвинения. Юля смотрит на него с сочувствием, она уже поняла, что Рома наехал на Бергера только для профилактики.
      БЕРГЕР
      Меня просто преследует какой-то злой рок... Вот и теперь Рома высказал то, что, наверняка, на уме у всех.
      ЮЛЯ
      Да нет же!
      БЕРГЕР
      А что, все сходится! Сумасшедший профессор, который едва не совершил самоубийство... духу не хватило!...
      ЮЛЯ
      Зачем вы так?!
      БЕРГЕР
      (НЕ СЛУШАЯ) ... Не протестовал, когда запирали на голодную смерть Максима... (ГЛЯНУВ НА ЮЛЮ) Слабо протестовал! Слабо!... Вполне мог произвести и этот изуверский опыт над Занозой. Ведь известно, что ее пребывание в Башне лишало его душевного спокойствия...
      ЮЛЯ
      Зря вы, честное слово! Никто вас не обвиняет. Рома просто болтун...
      БЕРГЕР
      Но вы ему на какое-то мгновение поверили...
      ЮЛЯ
      Я сама уже не знаю, чему верить... Но только не Роме. Он это нарочно, в следователя играет. Знаете, у них бывает такая привычка - окатить человека, как из ведра, сказать, что обвинение доказано - пусть сам отстирывается, как может. Интересно, где Рома этому научился. Может, сам был под следствием?
      БЕРГЕР
      А вы?
      ЮЛЯ
      (ИСПУГАННО) Что - я?
      БЕРГЕР
      Откуда знаете про привычки следователей? Из книг?
      ЮЛЯ
      (ЗАДУМЧИВО) Из кино. Было у меня такое... хоум-видео. (СПОХВАТИВШИСЬ) Но вам, Генрих Оскарович, Роминых подозрений бояться нечего - вы все время были у кого-нибудь на глазах...
      Бергер отрицательно качает головой.
      БЕРГЕР
      Нет, я действительно виделся с Занозой наедине. И даже имел с ней не самый приятный для меня разговор. Это произошло после возвращения Максима из камеры, когда все разбрелись на поиски Занозы. Возможно, я был последним, с кем она разговаривала... Но я ее не убивал!
      Юля, нежно гладит по щеке упавшего духом Бергера, обнимает его.
      ЮЛЯ
      Я верю! Я знаю, что вы ни при чем! Правда-правда! Не мучайте себя. Не вы разговаривали с Занозой последним...
      Бергер смотрит на нее с испугом.
      БЕРГЕР
      Что вы хотите сказать?....
      12-10. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Рома вводит Валеру в директорский кабинет, придирчиво осматривает помещение, заглядывает в комнату отдыха.
      ВАЛЕРА
      Что, завидно?
      Рома смотрит на него с непониманием.
      РОМА
      Ты о чем?
      ВАЛЕРА
      Ну... зачетный апартаментик, разве нет?
      РОМА
      (РАВНОДУШНО) Так гордишься, будто ты его купил.
      ВАЛЕРА
      Купил - не купил, а моё! Давно ведь тебе советовал - тоже где-нибудь обживаться помаленьку!
      РОМА
      (ЗАДУМЧИВО) А ведь только что говорил, что каждая секунда здесь - пытка...
      Валера меняется в лице, понимая, что сболтнул лишнее.
      ВАЛЕРА
      Ну... это само собой... Но пока то да се... зачем же мучиться?
      РОМА
      Ладно. Сиди здесь, обживайся, мне надо остальными заниматься. Но упаси тебя Аллах выползти в коридор, пока я сам за тобой не приду! Навешаю таких кренделей, что все прошлые будут, как тайский массаж! Усвоил?
      Валера угрюмо молчит.
      РОМА
      Я спрашиваю, усвоил?
      ВАЛЕРА
      Усвоил...
      Рома выходит из кабинета. Валера, глядя ему в след, с тихой ненавистью бормочет.
      ВАЛЕРА
      Мент поганый...
      
      12-11. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ
      Рома закрывает за собой дверь кабинета, осмотревшись по сторонам, поднимает валяющийся на полу офисный стул и подпирает дверь под ручки. Не самый надежный способ, но на какое-то время сойдет. Закончив работу, Рома удаляется по коридору.
      12-12. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва и Максим входят в конференц-зал и застают Бергера в одиночестве.
      БЕРГЕР
      (НЕТЕРПЕЛИВО) А где Юля?
      ЭВА
      Мы ее не видели, а что?
      БЕРГЕР
      Она сказала, что пойдет за вами. Рома, видите ли, велел всем собраться.
      МАКСИМ
      Зачем же вы ее одну отпустили? Сейчас не то время, чтобы бродить в одиночку!
      БЕРГЕР
      (СО ВЗДОХОМ)Именно это я ей и сказал. Но она почему-то упорно отказывалась от моего сопровождения... Хотя, понимаю. Ей просто не хочется снова выслушивать бредни этого следователя самозваного... А вы что же, добровольно явились? Без повестки?
      МАКСИМ
      Нужно же, наконец, разобраться! Все равно ни о чем другом говорить не можем...
      БЕРГЕР
      Вы пришли к каким-нибудь выводам?
      МАКСИМ
      Да как вам сказать...
      ЭВА
      Мнения разделились.
      БЕРГЕР
      Ничего, сейчас услышите парочку чугунных версий от нашего Пинкертона - у него-то сомнений нет: виноваты все! Кроме него самого. Я начинаю думать - уж не пытается ли он отвести подозрение от себя?
      МАКСИМ
      Рома? По-моему, он для этого простоват.
      ЭВА
      А тут ничего сложного и нет. Я ведь тебе говорила: Роме всегда хотелось быть главным, а все потянулись к Занозе, как к ангелу-спасителю.
      БЕРГЕР
      Да-да, я понимаю! Чтобы вернуть лидерство, ему нужно было доказать, что она простой смертный! А чтобы убедить в смертности, нужно убить! Эва! У вас самая светлая голова! Все так и было!
      ЭВА
      Нет. Я в этом совсем не уверена. Меня куда больше пугает, что подозревать действительно можно каждого.
      БЕРГЕР
      Ну уж во всяком случае, он не имеет права судить других! А тем более - обвинять Юлю! Она так надеялась на Занозу, верила в нее, как в Бога бессмертного!
      ЭВА
      Чтобы убедиться в бессмертии, тоже нужно убить...
      Бергер испуганно смотрит на Эву.
      12-13. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ВОЗЛЕ ВЕНТИЛЯЦИОННОЙ
      Юля стоит, прижавшись к двери вентиляционной, нежно гладит ее ладонью. В глазах Юли слезы.
      ЮЛЯ
      (ШЕПЧЕТ)Вернись! Помоги... Помогла же ты Максиму! Я знаю, хуже меня здесь никого нет. Но прости! Помилуй! Научи, как заслужить?
      На мгновение ей чудится, что она слышит изнутри шорох, приникает ухом к щели между дверью и косяком, напряженно вслушивается.
      Неожиданно на плечо ей ложится рука. Юля вскрикивает и оборачивается - перед ней стоит Рома.
      РОМА
      (СУРОВО) Я сказал всем сидеть на месте! Ты что здесь делаешь?!
      ЮЛЯ
      (СПОКОЙНО) Молюсь. Может быть, слышал - о покойнике кто-то должен помолиться.
      Рома несколько сбавляет тон.
      РОМА
      Ладно. Помолишься еще. Сначала исповедайся.
      ЮЛЯ
      (ВЗДРОГНУВ) И ты мне даешь тот же совет...
      РОМА
      А кто еще?
      ЮЛЯ
      Батюшка в церкви... И Заноза... От меня чего-то ждут, а я никак не пойму...
      РОМА
      Подожди, не морочь мне голову. Ты говорила, что видела Занозу перед смертью. Где это было?
      ЮЛЯ
      В кафе. Но она мне так ничего и не сказала, а я не смогла ее удержать!
      РОМА
      Когда она ушла, ты осталась в кафе?
      ЮЛЯ
      Нигде я не осталась! Я за ней побежала! И нашла. На полу, возле лифта...
      РОМА
      Сколько прошло времени после вашего разговора?
      ЮЛЯ
      Нисколько. Я последняя с ней разговаривала. В последнюю минуту перед ее смертью...
      РОМА
      (РАЗДРАЖЕННО) Но ведь врешь сейчас! Зачем врать-то? Выгораживаешь кого-то?
      ЮЛЯ
      (УДИВЛЕННО) Почему - вру?
      РОМА
      Потому что за минуту до смерти я сам разговаривал с Занозой!
      ЮЛЯ
      Тогда у себя и спроси, кто ее убил!
      Юля разражается рыданиями и, оттолкнув Рому, уходит. Рома делает шаг следом, но так и не решается ее остановить.
      12-14. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера толкает дверь, но она не поддается.
      ВАЛЕРА
      Запер, сволочь! Ну ладно, я тебе припомню...
      Презрительно фыркнув, плюхается в кресло. Затем вдруг со злостью запускает в дверь настольным календарем. Задумывается на некоторое время. Взгляд его падает на запертый сейф Гольданского. Валера встает, подходит к сейфу, задумчиво трогает кнопки кодового набора.
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      12-15. ИНТ. ШТАБ ЗЕЛЕНЫХ. НОЧЬ
      Молодой ПАРЕНЬ сосредоточенно работает за компьютером с двумя мониторами. На одном мониторе - логотип Башни и мигающая надпись "В ДОСТУПЕ ОТКАЗАНО", на другом - быстро бегущие столбцы цифр и команд. Подходит ВАЛЕРА, останавливается за спиной ПАРНЯ.
      ВАЛЕРА
      Ну, как?
      ПАРЕНЬ
      Пока глухо! Защиту обойти не получилось, поэтому приходится в лоб, перебором.
      ВАЛЕРА
      Это надолго?
      ПАРЕНЬ
      (ПОЖИМАЯ ПЛЕЧАМИ) Может, час, а может десять... (РАЗВОРАЧИВАЕТСЯ К ВАЛЕРЕ) Хитрый парень этот Гольданский! На личных сайтах пароли обычно простенькие, какое-нибудь расхожее словечко или, на худой конец, номер паспорта...
      ВАЛЕРА
      (ОЖИВЛЯЯСЬ) Номер паспорта? Попробуй набрать пятьдесят, ноль пять, семьсот сорок два, триста шестьдесят четыре.
      ПАРЕНЬ
      (УДИВЛЕННО) Ты что, наизусть помнишь?
      ВАЛЕРА
      Набирай, набирай, посмотрим.
      Парень, недоверчиво хмыкнув, пробегает пальцами по клавиатуре. На экране с логотипом башни появляется надпись "ДОСТУП РАЗРЕШЕН".
      ПАРЕНЬ
      Ни фига себе! (ВАЛЕРЕ. С УВАЖЕНИЕМ) Неплохо ты этого типа изучил!
      ВАЛЕРА
      Неплохо. Получше, чем самого себя...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      12-16. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера набирает на панели сейфа комбинацию, но дверца не открывается.
      ВАЛЕРА
      Хитрый, гад! Может быть, дата?...
      Снова набирает код.
      
      12-17. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Рома раздраженно прохаживается вдоль ряда кресел, где сидят Максим, Эва и Бергер. У Ромы явно не клеится расследование.
      БЕРГЕР
      Я и не собираюсь ничего отрицать! Да, я разговаривал с Занозой буквально за минуту до ее смерти.
      РОМА
      О чем?
      БЕРГЕР
      Это никого не касается... (СМОТРИТ НА РОМУ) Ну, правда, сугубо личная тема! Мы беседовали вполне мирно... Но странно... она ушла, не дослушав. Я как раз хотел задать один вопрос, давно меня мучивший - смотрю, а ее уже нет.
      РОМА
      И вы, конечно, сразу пошли за ней и сразу обнаружили тело.
      БЕРГЕР
      Ну... а почему я должен отпираться? Именно так и было. Но это же еще не значит, что...
      РОМА
      (ПЕРЕБМВАЯ) А Юля?
      БЕРГЕР
      Что Юля?
      РОМА
      Она уже была там, возле тела?
      БЕРГЕР
      (НЕХОТЯ) Ну, была. Вернее, мы подошли почти одновременно! Я слышал ее шаги впереди.
      РОМА
      А еще что-нибудь слышали? Шум, голоса?
      БЕРГЕР
      Нет, больше ничего. Меня самого поражает, как быстро это произошло! Но я... (МАКСИМУ И ЭВЕ) честное слово, не убивал! И за Юлю могу поручиться!
      
      Повисает тишина. Рома мучительно думает о чем-то своем, будто забыл о допросе.
      ЭВА
      Простите, Бергер, но будет лучше, если вы все-таки расскажете, что это был за вопрос, ради которого Занозу непременно нужно было догнать.
      БЕРГЕР
      Тут нет никакого секрета. Я вам как-то уже говорил. Меня давно мучает чувство, будто я видел Занозу раньше. Нет, не на лекциях и не в лаборатории, мы встречались где-то совсем в другом месте. И это было как-то связано с Башней. По-моему, это очень важно. Об этом я и хотел спросить Занозу. Но не успел...
      РОМА
      (ЗАДУМЧИВО) Нет, не понимаю...
      МАКСИМ
      Чего именно?
      РОМА
      (ВЗРЫВАЯСЬ) Не понимаю, почему все вокруг непрерывно врут! Вы что, сговорились?! По-вашему получается, что три, как минимум, три человека разговаривали с Занозой за минуту до ее смерти! То есть, в разных местах - одновременно!
      
      12-18. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      Пультовая. Кресло перед экранами пусто. Камера поворачивается к мерцающим рябью экранам. Вдруг появляется женская рука в перчатке и нажимает кнопку на пульте. На одном из экранов появляется картинка - пленники, разговаривающие в конференц-зале. Новое нажатие кнопки, и на соседнем экране возникает Валера, склонившийся над кодовой клавиатурой сейфа.
      12-19. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера продолжает колдовать над сейфом, подбирая код.
      ВАЛЕРА
      (БОРМОЧЕТ)Гольданский, ведь я знаю тебя лучше, чем ты знаешь сам себя! Неужели, я не догадаюсь... А что, если так...
      Он снова набирает код, и сейф с лязгом распахивается. Валера жадно заглядывает внутрь и радостно присвистывает.
      ВАЛЕРА
      Так это же совсем другое дело! Вот теперь вы у меня попляшете...
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      12-20. ИНТ. ШТАБ ЗЕЛЕНЫХ. НОЧЬ
      На длинном обшарпанном столе разложен большой ватманский лист с планом Башни и прилегающих окрестностей. Вокруг стола стоят несколько "зеленых". ЗЕЛЕНЫЙ-1 протягивает Валере раскрытое редакционное удостоверение.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      Держи. Теперь ты спецкор "Шарма и Глянца".
      Валера, взглянув на удостоверение, собирается сунуть его в карман.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      Погоди! Пока не закрывай, а то краску размажешь! Теперь вот...
      Берет со стола крупный фотоаппарат с мощным объективом, демонстрирует Валере.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      Переводишь на автоматический режим и нажимаешь на спуск.
      Валера берет фотоаппарат.
      ВАЛЕРА
      Вот так?
      Переводит на автоматический режим и делает вид, что нажимает на спуск.
      ЗЕЛЕНЫЙ
      Э-э! Все заряжено! Хочешь, чтобы здесь жахнуло?!
      ВАЛЕРА
      (ПРЯЧА ФОТОАППАРАТ В ЧЕХОЛ) Шутка.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      Шуточки у тебя... После нажатия на спуск у тебя будет чуть больше трех минут, чтобы выбраться. Машина будет ждать вот здесь...
      Показывает на плане.
      ЗЕЛЕНЫЙ-2
      Можно было бы припарковаться у входа, но там камеры слежения. Наверняка потом будут запись проверять.
      ВАЛЕРА
      Машины не надо.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      В смысле?
      ВАЛЕРА
      Я не буду выходить.
      Все собравшиеся смотрят на него с удивлением.
      ВАЛЕРА
      Я хочу заснять, все, что там будет твориться. Когда снимки попадут в прессу, на компании Гольданского можно будет ставить крест.
      ЗЕЛЕНЫЙ-1
      (С СОМНЕНИЕМ) Круто, конечно. Но они сразу поймут, кто сделал снимки!
      ВАЛЕРА
      А вот это уже не будет иметь никакого значения! Он у меня попляшет!
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      12-21. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      Пультовая. Руки в перчатках кладут на стол перед мониторами коробку с надписью "Валера", вынимают из нее диск и вставляют в DVD-плеер. Нажатие кнопки, и на экране возникает изображение коридора, еще без следов катаклизма. По коридору снуют многочисленные сотрудники, а затем появляется Валера, обвешанный своими фотоаппаратами. Кадры быстро мелькают в режиме перемотки.
      12-22. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Рома и Максим входят в кафе. Рома сразу подходит к столику, на котором стоит бутылка и стаканы, оставленные Максимом и Эвой, плюхается на стул, наливает себе, пьет и только тут понимает, что Максим по-прежнему стоит, застыв на пороге.
      РОМА
      Ну, чего встал? Садись, рассказывай по порядку, что, когда, кого где видел, как выбрался из вентиляционной!
      МАКСИМ
      Погоди... тут что-то не так...
      РОМА
      Что еще?
      МАКСИМ
      Как это может быть?
      Указывает на бутылку и стаканы.
      МАКСИМ
      Каждый раз, когда мы сюда заходили, тут все было на своих местах, будто после уборки, а теперь... Скверно это.
      Рома оглядывает кафе. И, действительно, на полу валяется смятая салфетка, на стойке - пустой бокал из-под коктейля.
      РОМА
      Почему скверно?
      МАКСИМ
      Не понимаешь? Здесь больше ничего заново не появляется! Рано или поздно кончатся продукты и вода, да все кончится!
      РОМА
      Так... Этого еще не хватало...
      Неожиданно телевизор над стойкой оживает, на экране появляется изображение чистенького коридора. Посреди него стоит человек.
      РОМА
      (С УДИВЛЕНИЕМ) Да это же Валера!
      12-23. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Эва идет по коридору и замечает в отдалении Юлю.
      ЭВА
      Юля! Ну, слава Богу, ты здесь. Я уже начала беспокоиться.
      ЮЛЯ
      Почему?
      ЭВА
      Не стоит сейчас бродить одной.
      ЮЛЯ
      Но ты же бродишь...
      ЭВА
      После Роминых допросов хочется поговорить с нормальным человеком.
      ЮЛЯ
      Спасибо за доверие... А где Максим?
      ЭВА
      Как раз сейчас... подвергается. Но, по-моему, толку от этого следствия не будет. Рома сам запутался. Получается, что почти все говорили с Занозой перед самой ее смертью.
      ЮЛЯ
      Она не умерла.
      ЭВА
      Как?! Ты что-нибудь знаешь?
      ЮЛЯ
      Я не знаю. Я верю.
      Некоторое время идут молча.
      ЭВА
      Максим пытается мне доказать то же самое. По крайней мере, он считает, что Занозу никто не убивал. Это какой-то знак, который мы должны понять...
      ЮЛЯ
      А ты в это не веришь?
      ЭВА
      Не могу. В чудеса легко поверить, но разочаровываться в них очень больно. Вот и Максим. Он меня очень тревожит.
      ЮЛЯ
      Почему?
      ЭВА
      Он так верит в свое чудесное исцеление...
      ЮЛЯ
      Но ведь это, в самом деле - чудо!
      ЭВА
      Боюсь, что нет. В его болезни случаются временные ремиссии под воздействием стресса. Но это не выздоровление, а только видимое пропадание симптомов! Мне страшно представить, что с ним будет, когда болезнь вернется...
      Издалека вдруг доносится приближающийся топот, появляются Рома и Максим.
      РОМА
      (ЗАДЫХАЯСЬ)Вы видели?
      ЭВА
      Что видели?
      РОМА
      Пошли к монитору!
      Направляются к ближайшему экрану.
      МАКСИМ
      По всем телевизорам Башни без конца крутится один и тот же ролик.
      ЮЛЯ
      И что там?
      МАКСИМ
      Валера. И еще много любопытного.
      12-24. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Юля, Эва, Рома и Максим стоят перед экраном, на котором демонстрируются кадры о том, как чистенький и свежий Валера с двумя фотоаппаратами на шее открывает ключом дверь вентиляционной в коридоре 37-го этажа. Войдя внутрь, он закрывает дверь за собой.
      Тотчас следует изображение с другой камеры - внутри помещения, куда он вошел. Повсюду агрегаты, от которых отходят воздуховоды - толстые трубы квадратного сечения.
      Валера открывает клапан на кожухе воздуховода, затем надевает респиратор и снимает с шеи один из двух своих фотоаппаратов...
      Напряженные лица пленников внимательно следят за происходящим на экране (пока не продаем, чем там занимается Валера) лица Эвы и Юли вытягиваются от удивления.
      Валера настораживается, будто услышав что-то за спиной, стягивает с лица респиратор, сует в воздуховод и задвигает заслонку.
      Ролик обрывается и начинается снова кадрами Валеры в коридоре.
      Эва со страхом переводит взгляд с экрана на Максима.
      ЭВА
      Когда это снято?
      МАКСИМ
      Похоже, еще до катаклизма.
      ЮЛЯ
      А ведь и правда - Мы с Валерой встретились возле двери вентиляционной! Как раз перед тем, как все и случилось... Но что это он делал?
      РОМА
      Пошли-ка, поглядим!
      
      12-25. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер возится со слайдоскопом, его все никак не оставляет какая-то навязчивая мысль, ускользающее воспоминание.
      БЕРГЕР
      (БОРМОЧЕТ) Это должно быть здесь...
      Вынимает слайды из коробки, щурясь, просматривает их на свет, некоторые вставляет в барабан слайдоскопа.
      Набрав некоторое количество, начинает просмотр на экране.
      На снимке - Бергер сидит в президиуме конференции среди других маститых и чиновных лиц.
      На следующем снимке - тот же президиум, но рядом стоит Гольданский, тычущий указкой в плакат с изображением Башни, планами этажей и прочим иллюстративным материалом. Очевидно, это презентация проекта.
      Далее следуют снимки публики в зале, корреспонденты, люди, толпящиеся у стола с макетом Башни. На этом снимке Бергер задерживается. Среди зрителей, разглядывающих макет, одна полузаслоненная женская фигура - спиной к объективу. Но понять, кто это, трудно.
      Бергер щелкает пультом, появляется следующий кадр. Он почти не отличается от предыдущего, но стоящая спиной женщина обернулась. Это Заноза.
      Бергер плюхается в кресло, сняв очки, трет усталые глаза. Он вспомнил.
      БЕРГЕР
      (БОРМОЧЕТ) Вот оно что... Да, да, так и есть... Как же я мог забыть?!
      
      12-26. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ВЕНТИЛЯЦИОННАЯ
      Рома железными пальцами разгибает гвоздь, на который заперта заслонка воздуходува, открывает заслонку, запускает руку в отверстие воздуховода и вынимает оттуда баллон с привинченным к нему распылителем, части фотоаппарата, респиратор. Передает Максиму. Осторожно ступая мимо рулона ковролина с телом Занозы, оба выходят в коридор.
      12-27. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ВОЗЛЕ ВЕНТИЛЯЦИОННОЙ
      Эва и Юля, стоящие возле двери, со страхом переглядываются. Максим выносит детали фотоаппарата, респиратор, баллон. Рома выходит следом за ним и, заперев дверь, рассматривает добычу.
      РОМА
      Вот теперь мне все ясно!
      МАКСИМ
      Что ясно?
      РОМА
      Абсолютно все! И бродящие покойники, и потусторонние миры, и капсулы, из которых нет выхода...
      Начинает нервно смеяться.
      РОМА
      Не зря мне с самого начала казалось, что все сошли с ума. Мы действительно психи! Нас же отравили! Этот сукин сын заставил нас дышать какой-то гадостью!
      ЮЛЯ
      Зачем?!
      РОМА
      Засланный казачок ваш Валера, вот кто! Террорист! Если бы не учебная тревога, он всю Башню бы траванул! Весь персонал, прямо на рабочих местах. Представляете, что здесь началось бы?
      МАКСИМ
      А как же он сам? Газ-то теперь везде, значит он дышит тем же, чем мы.
      РОМА
      Ну и что? Не знаешь замашки этих смертничков? Может, Валера главный псих и есть!
      ЭВА
      Но ведь был взрыв. Стены тряслись. Разве такое может быть от газа?
      РОМА
      Значит он был не один. А может, заранее где-то бомбу заложил. Он долго по этажам шастал!
      МАКСИМ
      Остается понять, кто его выдал. Кто запустил видео на все мониторы.
      РОМА
      Разберемся. Главное, теперь есть с кого спросить. Пошли, пока он в бега не ударился!
      12-28. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера величественно сидит в кресле за столом. Говорит строгим тоном, обращаясь к остальным пленникам, которых мы пока не видим.
      ВАЛЕРА
      Хватит! Больше я этого бардака не потерплю! Что бы с этой минуты никаких истерик, покойников, драк, убийств и самоубийств! По струнке будете у меня ходить! Заразных - в карантин, буйных - под замок. Женщин... с женщинами я сам разберусь. И чтобы без моего распоряжения никто чихнуть не смел! Ясно?
      Неожиданно дверь кабинета распахивается, входит Рома.
      Мы видим, что Валера, как и в прошлой своей начальственной фантазии, сидел за столом один.
      РОМА
      (НЕДОБРО ПРИЩУРИВШИСЬ) Вставай, пошли!
      Валера неторопливо поднимается из кресла. Он ничуть не напуган.
      ВАЛЕРА
      (УХМЫЛЯЯСЬ) Ну, пошли.
      12-29. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ(ЧИСТОЕ)
      Валера и Рома входят в кафе, где их ждут Эва, Максим и Юля. Рома подталкивает Валеру к столу.
      РОМА
      Узнаешь?
      На столе разложен разобранный фотоаппарат, маска-респиратор и баллончик с газом.
      ВАЛЕРА
      (УСМЕХАЯСЬ) Ишь, ты! Нашли все-таки! И кто это вас надоумил?
      12-30. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      Пультовая пуста. Только рядом с мониторами тихо жужжит работающий принтер.
      Из принтера, одна за другой, выползают фотографии Занозы, снятые камерами наблюдения.
      Крупные и общие планы, разные ракурсы и выражения лица, и на всех снимках - Заноза.
      
      12-31. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ(ЧИСТОЕ)
      Валера стоит перед столом, на котором разложены фотоаппарат, респиратор, баллончик с газом. На его лице нет ни тени смущения.
      РОМА
      (С УГРОЗОЙ) Не хочешь объяснить, что это такое?
      ВАЛЕРА
      (ПОЖИМАЯ ПЛЕЧАМИ) Представь себе - не хочу! Даже не собираюсь...
      ЭВА
      Валера, мы все знаем! Ты распылил газ в вентиляционную систему. Что это за газ?
      ВАЛЕРА
      А вам какая разница?
       ЮЛЯ
      Зачем ты это сделал?!
      ВАЛЕРА
      (УСТАЛО) Отстаньте, а? Ничего я не распылял. А если бы и распылил, так перед вами не стал бы отчитываться! Кто вы такие - меня допрашивать? Знайте свое место! Понадобитесь - вызову. Пока!
      Поворачивается, чтобы уйти.
      РОМА
      (ОРЕТ) Стоять!
      Хватает Валеру за плечо, но тот ловко уворачивается. В руке у него вдруг появляется пистолет, который он упирает в живот Роме, заставляя его отступить. Все застывают.
      ВАЛЕРА
      Что, не ждали? (РОМЕ) Сядь!
      Рома, не спуская с Валеры глаз, садится.
      ВАЛЕРА
      Вот так! Теперь у нас с вами все будет по-другому. По-моему. С этой минуты никаких истерик, покойников, драк, убийств и самоубийств! По струнке будете у меня ходить! Заразных - в карантин, буйных - под замок... И чтобы без моего распоряжения никто чихнуть не смел!
      Однако, он не успевает закончить отрепетированную речь. Со своего места вскакивает Юля.
      ЮЛЯ
      Ах, ты, сволочь! Это ты убил Занозу!
      Свирепо надвигается на Валеру.
      ВАЛЕРА
      Стой, дура! Назад!
      Отступает к стене, выставив перед собой пистолет.
      Рома хватает Юлю за руку.
      РОМА
      Юлька, не надо!
      ВАЛЕРА
      Не дергайся, сладкая моя! Здоровее будешь. Я никого не убивал и не убью, если вы прекратите валять дурака и будете делать так, как я прикажу!
      РОМА
      Ты кем себя вообразил? Этот твой чертов газ тебе же и своротил мозги набекрень!... И нам всем заодно...
      ВАЛЕРА
      (УСМЕХАЯСЬ) Новая теория? Не надоело еще? Вы что - не понимаете? Нам не выбраться отсюда! Наш мир состоит из двух этажей, а все человечество - из шести человек и покойника. И в этом мире я - ваш царь и Бог!
      ЭВА
      Ты бредишь...
      ВАЛЕРА
      Дура-баба! Посмотри на них!
      Поочередно тычет пистолетом в пленников.
      ВАЛЕРА
      На него, на него, на него! Грязные вонючие бомжи! И посмотри на меня! У меня лучший дом, одежда, выпивка и единственный в этом мире заряженный пистолет! Ей-богу, не хочется пускать его в ход. Надеюсь, у вас хватит ума подчиниться мне добровольно. Давайте так: кто последним встанет на колени, тот - труп. Три - четыре!
      Пленники смотрят на него с презрением.
      ЮЛЯ
      (БЕЗЗАБОТНО) Ты знаешь, Эва, а в постели-то он так себе. Слабачок.
      ЭВА
      Кто бы сомневался! Рахитическое сложение, наверняка, жестокая авторитарная мать. (ВАЛЕРЕ) В детстве не заикался?
      ВАЛЕРА
      (ТРЯСЯСЬ ОТ ЯРОСТИ) Заткнитесь, стервы! Убью!
      Направляет на Юлю пистолет.
      РОМА
      Ну ладно, почудил и хватит. Такую толпу долго под прицелом не удержать, уж я-то знаю.
      ВАЛЕРА
      Не удержать, говоришь? Тем хуже для вас...
      Он снова поднимает пистолет, но в этот момент распахивается дверь кафе и на пороге появляется сияющий Бергер.
      БЕРГЕР
      Я вспомнил! Все-таки, вспомнил!
      Валера невольно оборачивается к нему, и сейчас же на него бросается Максим. Валера успевает выстрелить, Максим падает.
      Но Рома уже рядом с Валерой и дотягивается до его руки. Валера судорожно жмет на спуск, паля, куда придется.
      Рикошеты щелкают по стенам, зеркало покрывается трещинами, а одна из пуль сшибает лежащий на столе баллон. Раздается хлопок, из лопнувшего баллона вырывается облако газа, застилая все вокруг.
      Пленники, хипя и кашляя падают, ползут к двери. Рома вырывает пистолет у задыхающегося Валеры.
      РОМА
      (ХРИПИТ) Дай сюда, сволочь...
      Юля последним усилием выталкивает Бергера за дверь и выпадает сама следом.
      Эва, закрывая рукавом рот и нос, подползает к неподвижному Максиму. Пытается его тащить, но, задыхаясь, сама теряет сознание.
      Все затягивается туманом...
      
      ФЛЭШБЭК ВАЛЕРЫ
      12-32. ИНТ. КВАРТИРА ВАЛЕРЫ. ДЕНЬ
      Мальчики Миша и Валера, сосредоточенно сопя, играют на ковре в гостиной в кубики, берут их из большой коробки и строят башни, каждый свою, наперегонки.
      Башня у Миши получается аккуратная, прочная. Вот он берет последний кубик и водружает на вершину.
      МИША
      Я первый!
      Валера оборачивается, неловко задевает свою корявенькую башню, и она обрушивается.
      МИША
      Эх, ты, растяпа!
      ВАЛЕРА
      Так не честно! Ты себе больше кубиков взял!
      Входит Мама Валеры.
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Ну, что тут у вас?
      ВАЛЕРА
      Мама! А чего Мишка из моих кубиков себе башню построил?
      МАМА ВАЛЕРЫ
      Он же твой гость! Дома у него нет таких кубиков, а ты еще успеешь наиграться. Мойте руки, я вас блинчиками покормлю.
      Валера и Миша направляются к выходу.
      ВАЛЕРА
      (МИШЕ) Ты уйдешь домой, а я твою башню все равно поломаю!
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      12-33. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ.
      Рома кашляя и отплевываясь, втаскивает бесчувственного Валеру, швыряет на пол. Следом Эва, Юля и Бергер вносят Максима, укладывают на полу, Эва пытается привести его в чувство.
      РОМА
      Живой?
      ЭВА
      Да.
      Максим стонет, держась за плечо. Но крови нет.
      Рома возвращается к копошащемуся на полу Валере и добавляет с носка.
      РОМА
      К-козел! Научись сначала травматику от боевого оружия отличать, Наполеон!
      Юля усаживает одышливого Бергера в кресло.
      ЮЛЯ
      Вот так.
      БЕРГЕР
      (ОШАРАШЕННО) Я ничего не понимаю! Что это было?
      РОМА
      Слезогонка. Но ядреная.
      Неожиданно слышится хихиканье Валеры. Все поворачиваются к нему.
      ВАЛЕРА
      Самую сильную выбирал! На всю Башню должно было хватить! То-то бы они забегали! Жаль, не успел шандарахнуть. Хорошие кадры могли бы выйти...
      РОМА
      Что значит - не успел?!
      ВАЛЕРА
      То и значит. На этаже поднялась тревога, а потом - катаклизм этот, будь он проклят... Ну, чего уставились?! Не распылял я газ! Убедились же - баллон полный! (ЗАКАШЛИВАЕТСЯ)
      РОМА
      А как же - отравление?
      ВАЛЕРА
      Никто вас не травил, кому вы нужны...
      РОМА
      (РАСТЕРЯННО) А глюки от чего?
      Валера с трудом встает.
      ВАЛЕРА
      Сам ты, Рома, глюк...
      ЭВА
      (УДИВЛЕННО) Выходит, Валера вообще ни при чем?
      Валера гордо распрямляется.
      ВАЛЕРА
      А вот тут вы все ошибаетесь! Думаете, дело в ваших Экспериментах да Чистилищах? Как бы не так! Да, это я вызвал катаклизм! Газ - ерунда, детские шалости! Но я действительно мечтал о катастрофе в Башне! Много лет, день за днем, как молитву, твердил проклятья Гольданскому! Во сне видел, как его Башня рушится!
      Рома пытается что-то сказать, но Эва жестом его останавливает.
      ВАЛЕРА
      Заноза была права - самое страшное, что мечты иногда сбываются. Моя сбылась тогда, когда я сам пришел в Башню. (ОБВОДИТ ВСЕХ БЕШЕНЫМ ВЗГЛЯДОМ, КРИЧИТ) Вы что, не видите?! Это же все из-за меня!
      
      12-34. ПУЛЬТОВАЯ.
      Листки с портретами Занозы развешаны по стене, образуя некое подобие иконостаса, окруженного по контурам вьющимися стеблями знакомых нам почерневших от электрических разрядов растений. У подножия этого самодельного алтаря стоит горящая свеча. Огонек ее трепещет от порывов сквозняка, но не гаснет.
      
      КОНЕЦ ДВЕНАДЦАТОЙ СЕРИИ
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 111k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.