Бачило_Ткаченко
Башня (серии 9, 10 из 16)

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 120k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    http://www.kinopoisk.ru/film/568046/ В результате неведомого катаклизма несколько человек оказываются отрезанными от внешнего мира на двух этажах высотного здания, недавно выстроенного в центре города.

    1

  •   DRAFT 30.03.2010
      
      Александр Бачило
      Игорь Ткаченко
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      БАШНЯ
      9-10 серии
      
      ЮЛЯ
      
      ТИЗЕР
      
      НАРЕЗКА из наиболее эффектных эпизодов предыдущих серий, дающих представление о развитии сюжета.
      9-1. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА СО ВМЯТИНОЙ В ПОЛУ (ОФ. 21)
      Пленники, все, кроме Занозы и Эвы, входят в комнату, посреди которой, возле разреза в ковролине, валяются обломки чемодана.
      БЕРГЕР
      Может быть, вы все-таки объясните?
      МАКСИМ
      Сейчас, сейчас...
      Берется за крышку ближайшего стола, делает знак Валере.
      МАКСИМ
      (ВАЛЕРЕ) Помоги.
      Вдвоем они сдвигают стол за пределы расстеленного на полу ковролина. Рома, Бергер и Юля, поняв, что требуется, тоже принимаются убирать мебель и обломки в стороны.
      ВАЛЕРА
      А чего ищем-то? У тебя здесь тайник с оружием?
      Рома встревожено и пристально глядит на Максима. Остальные тоже насторожились.
      МАКСИМ
      (УГРЮМО) Не беспокойтесь. Нет у меня никакого оружия...
      ВАЛЕРА
      Чего ж ты толкуешь о самоубийстве? Тут и убиться-то нечем.
      МАКСИМ
      Почему нечем? А Башня? Поднялся на крышу, подошел к краю...
      ЮЛЯ
      (морщась) Не сочиняй ты всякую ерунду! Без того тошно.
      МАКСИМ
      Я ничего не сочиняю. Все так и было.
      БЕРГЕР
      Но что-то вам... помешало?
      МАКСИМ
      Нет.
      ЮЛЯ
      Что значит - нет?
      МАКСИМ
      Я прыгнул.
      Некоторое время все смотрят на Максима с напряженным недоверием, потом Валера фальшиво смеется.
      ВАЛЕРА
      Ага, и был подхвачен ангелами!
      Максим молча качает головой. Улыбка сползает с лица Валеры. Рома нетерпеливо отмахивается.
      РОМА
      Хватит врать! Прыгнул он! С крыши! От тебя бы знаешь, что осталось? Яма в асфальте!
      Вместо ответа Максим поднимает ковролин, под которым обнаруживается выемка в бетонном полу в форме человеческого тела... Все ошеломленно смотрят на яму.
      9-2. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Заноза входит в кафе и обнаруживает там Эву, испуганно отскочившую от двери, будто она ждала появления чего-то страшного.
      ЗАНОЗА
      Что это с тобой? Грабителей ждешь?
      Недоверчиво глядя на Занозу, Эва продолжает отступать. Заноза, не обращая на нее внимания, проходит прямо к застекленному шкафу, вынимает баночку сока, непринужденно устраивается у стойки. Эва обессилено опускается на стул у одного из столиков.
      ЭВА
      Если бы! Откуда здесь грабители?
      Заноза кивает, потягивая через трубочку сок.
      ЗАНОЗА
      Угу. Они никогда не сунутся туда, где обитает привидение...
      ЭВА
      (ИСПУГАННО) Кто тебе сказал про привидение?!
      ЗАНОЗА
      Карлсон. Который живет на крыше.
      Эва невольно улыбается, вздыхает с некоторым облегчением.
      ЭВА
      Завидую я тебе. По-моему, ты ничего здесь не воспринимаешь всерьез.
      ЗАНОЗА
      И ты не воспринимай. Кто заставляет?
      ЭВА
      Не могу. Мне страшно.
      ЗАНОЗА
      Зря. Покойников успокаивает не страх, а любовь...
      ЭВА
      Перестань! Ты ничего в этом не понимаешь!
      ЗАНОЗА
      В этом никто ничего не понимает. Каждому придется самому разбираться со своими скелетами в шкафу. Даже профессору. Тебя кто мучает?
      ЭВА
      Я не хочу об этом говорить!
      ЗАНОЗА
      (ПОМОЛЧАВ) Ладно. Имеешь право.
      Отворачивается, нажимает кнопку стоящего на стойке телевизора. На экране вдруг появляется Максим и окружившие его Рома, Юля, Валера и Бергер.
      ЗАНОЗА
      Смотри-ка! Максим! И остальные! Прикольно!
      Эва вскакивает и подбегает.
      ЭВА
      Как Максим?! Где?
      ЗАНОЗА
      А кто ж его знает. Где-то недалеко. Тут видеокамер кругом натыкано - за год все не перебьешь!
      Вглядываются в экран.
      
      
      
      
      
      9-3. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА СО ВМЯТИНОЙ В ПОЛУ (ОФ. 21)
      
      Максим сидит у края выемки, его окружили Рома, Юля, Валера и Бергер.
      МАКСИМ
      Я не знаю, почему оказался здесь, а не там, внизу, на асфальте. Не знаю, почему хожу, дышу, разговариваю. Одно могу сказать - эта яма сделана точно по моим меркам. Мог бы это продемонстрировать... (СПУСКАЕТ НОГИ В ВЫЕМКУ) но что-то не хочется. Один раз я уже попробовал в нее улечься, но Башню так тряхнуло, что...
      ЮЛЯ
      Не надо!
      ВАЛЕРА
      Да уж... Лучше не лезь.
      РОМА
      То есть ты сиганул с крыши, оказался в яме и решил, что попал на тот свет?
      МАКСИМ
      Было еще кое-что. Когда я очнулся, то увидел... кого-то.
      РОМА
      Из наших?
      Максим качает головой.
      МАКСИМ
      Это лицо... в Валерином фотоаппарате.
      ЮЛЯ
      (ВАЛЕРЕ) Какое лицо?
      ВАЛЕРА
      М-да... личико, что надо...
      ЮЛЯ
      Покажи!
      ВАЛЕРА
      Не могу. Кто-то стер все снимки, кроме чемодана.
      ЮЛЯ
      Но ты видел это лицо, когда фотографировал?
      ВАЛЕРА
      Не видел. И слава Богу...
      МАКСИМ
      Теперь я все рассказал. Выводы делайте сами.
      БЕРГЕР
      Нет, не все. Вы не сказали главного.
      ЮЛЯ
      Зачем ты это сделал?
      РОМА
      Да. Из-за чего прыгал-то?
      МАКСИМ
      (С СОМНЕНИЕМ) А стоит ли об этом? Хотя...
      Расстегивает рубашку, и всем становятся видны темные пятна на его груди. Все разом отшатываются. Рома даже присвистывает от изумления.
      ЮЛЯ
      О, Господи! Что это?!
      МАКСИМ
      Это... смерть. Мне все равно оставалось недолго.
      РОМА
      (МОРЩАСЬ) Что ж ты сразу не сказал? Чуть не из одной миски ели...
      Валера вдруг сплевывает и, обходя Максима далеко стороной, поспешно выходит из комнаты. Максим провожает его взглядом.
      МАКСИМ
      Вот поэтому и не сказал... Но вы не пугайтесь так. Вряд ли нам всем что-то еще может повредить.
      БЕРГЕР
      Ну, знаете, Максим, это всего лишь ваши домыслы! Вы обязаны были предупредить!
      МАКСИМ
      И что бы вы сделали?
      БЕРГЕР
      Не знаю... Но есть же какие-то элементарные меры предосторожности! Вас нужно изолировать!
      МАКСИМ
      От кого? От остальных... таких же?
      БЕРГЕР
      Рано вы нас записываете в мертвецы! Я, лично, только что выкарабкался с того света и обратно не тороплюсь! Я жив! И чувствую себя более живым, чем когда-либо раньше!
      Неожиданно от двери раздается голос Эвы.
      ЭВА
      Это неправда.
      Все поворачиваются к ней.
      БЕРГЕР
      (ОПЕШИВ) В каком смысле - неправда? Вы же сами меня спасли!
      Эва качает головой.
      ЭВА
      Вас нельзя было спасти. Ваша рана несовместима с жизнью...
      
      9-4. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ТУАЛЕТНАЯ КОМНАТА
      Валера придирчиво рассматривает в зеркало свою шею и грудь, брезгливо, двумя пальцами, снимает пиджак и бросает его в угол, на пол. Принимается тщательно намыливать руки. Появляется Заноза. Валера вздрагивает.
      ВАЛЕРА
      (НЕПРИВЕТЛИВО) А! Это ты...
      ЗАНОЗА
      А ты кого ждал?
      ВАЛЕРА
      Никого я не ждал! Чтоб вам всем пропасть...
      Снова склоняется над раковиной, плещет в лицо, злобно отплевываясь.
      ЗАНОЗА
      Чего это ты умываться затеял среди дня? "Мойте руки перед едой"?
      ВАЛЕРА
      Среди какого дня?! (ИСТЕРИЧЕСКИ ХИХИКАЕТ) Думаешь, здесь бывает ночь? Утро? Вечер? Хрен! Без пяти десять - круглые сутки! Или круглый год - сам черт не разберет, сколько мы здесь торчим! Но с меня хватит...
      ЗАНОЗА
      Правильно. Пойдем, чего-нибудь выпьем. А то скучно одной в кафе сидеть. Музыка - отстой, все куда-то расползлись...
      ВАЛЕРА
      Век бы этих рож не видеть! Пусть делают, что хотят! Пусть обнимаются с ним, целуются, хлебают из одной посуды... Пока все не передохнут! Он каждому ямку выдолбит - в полный рост!
      ЗАНОЗА
      Да кто - он?
      Валера, покосившись на нее, снова принимается намыливать руки.
      ВАЛЕРА
      Есть тут один. Мало того, что псих, так еще и самоубийца! Подхватил где-то модную заразу - тоже, наверняка, от ученых подарочек! Ненавижу их, тварей! Испоганили Землю... Ну, ладно, подхватил, так помирай! Пол архипелага, вон, тихо вымерло - никто и не заметил... Так нет, этот в Башню приперся, чтобы уйти красиво! Да клал я, Максимушка, с прибором на твой красивый уход!
      ЗАНОЗА
      Так это ты про Максима? А! То-то я смотрю, он тоже...
      ВАЛЕРА
      Что - тоже?
      ЗАНОЗА
      Тоже все руки моет. И намыливает так тщательно... вот этим самым куском мыла.
      ВАЛЕРА
      Что?!
      Валера отбрасывает мыло, как ядовитую змею, отскакивает от раковины, в ужасе оборачивается к Занозе. Но в дверях никого нет.
      9-5. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА СО ВМЯТИНОЙ В ПОЛУ (ОФ. 21)
      
      Бергер, неуверенно улыбаясь, чтобы скрыть шок, тем не менее невольно прикладывает руку к сердцу.
      БЕРГЕР
      Ничего себе, новости... Значит, по-вашему, я - мертвец?
      ЭВА
      А по-вашему, человек с разорванной аортой и осколком ребра в сердце может быть живым?
      БЕРГЕР
      Честно говоря, не знаю... Но... хотелось бы верить.
      МАКСИМ
      Вы себе не представляете, Генрих Оскарович, как мне хотелось верить в вашу капсулу! Я даже решил не уходить из Башни - надеялся на вечную жизнь. И эта яма после ваших слов мне стала казаться не могилой, а местом нового рождения... Смешно.
      БЕРГЕР
      Откуда я мог знать! Ведь все, буквально все подтверждало, что я прав!
      РОМА
      Да уж, нафантазировал выше крыши!
      БЕРГЕР
      Но я же не виноват, что этого чертового эксперимента не было!
      МАКСИМ
      Не виноваты. Но теперь ваша очередь поверить мне. Я свою могилу нашел. Значит, и остальные где-то рядом.
      ЮЛЯ
      А по-моему, это какое-то сумасшествие! (БЕРГЕРУ) Ну скажите же им!
      БЕРГЕР
      (СЛОВНО В БРЕДУ) Нет, нет, не может этого быть! У меня ведь почти все получилось. Я слышал его! Мы разговаривали! Он приходил!
      ЮЛЯ
      (УДИВЛЕННО) Кто приходил?!
      БЕРГЕР
      Неважно. Один человек. Я знал, что найду его здесь! Мы почти встретились!
      МАКСИМ
      Вы встретились, потому что он мертв.
      Бергер смотрит на Максима дикими глазами, осознавая сказанное, и вдруг бросается вон из комнаты.
      ЮЛЯ
      (ЭВЕ) Зачем ты ему все это сказала?!
      ЭВА
      Но ведь это правда.
      ЮЛЯ
      Какая правда?! (МАКСИМУ) Вы просто мстите ему за ошибку! А он нам всем давал надежду на спасение!
      Рома хватается за ссадину на голове.
      РОМА
      Заткнись! Вот она у меня где, твоя надежда на спасение! Спасибо вам с Бергером за это сказать?!
      Юля подавленно молчит.
      МАКСИМ
      (ЮЛЕ) Значит, ты тоже мне не веришь?
      ЮЛЯ
      Я своим глазам верю! Человек дышит, разговаривает, ходит...
      ЭВА
      И встречает покойников...
      ЮЛЯ
      Откуда ты знаешь, кого он встречает?!
      ЭВА
      Знаю. Я сама встречала здесь кое-кого. И ты можешь встретить...
      Юля меняется в лице.
      ЮЛЯ
      Я?!
      
      9-6. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ОКОЛО ВЕНТИЛЯЦИОННОЙ
      Дверь вентиляционной приоткрыта, оттуда доносится громыхание железа. Выходит Валера, выносит пожарное ведро, топор и банку хлорки. Смачивая хлоркой тряпицу и морщась от резкого запаха, он тщательно протирает добытую утварь. Слышатся приближающиеся шаги. Валера поспешно прикрывает дверь и перехватывает топор поудобнее. Из-за поворота коридора появляется Рома.
      РОМА
      Ты чего сбежал?
      ВАЛЕРА
      (ХМУРО) Ничего. Иди, куда шел...
      Рома разглядывает собранную Валерой утварь.
      РОМА
      Зачем это тебе?
      Валера снова принимается протирать топор тряпочкой.
      ВАЛЕРА
      Так, на всякий случай. Если кто-то уж очень общительный попадется...
      РОМА
      Например - кто?
      ВАЛЕРА
      Да кто угодно! Особенно из заразных. Тусуйтесь там, как хотите, а ко мне не лезьте. У вас своя территория, у меня - своя.
      РОМА
      Где это твоя территория?
      ВАЛЕРА
      Мне много не надо... так, один кабинетик... (КИВАЕТ В СТОРОНУ ПРИЕМНОЙ)
      РОМА
      Директорский? Неплохо устроился!
      ВАЛЕРА
      А что, тебе мало места осталось? Занимай любой апартамент, пока не поздно! (ПРОНИКНОВЕННО) Ты, Рома, слишком много возишься с этими, полудохлыми. Смотри, как бы самому пятнами не пойти!
      РОМА
      А ты, значит, изолировался?
      ВАЛЕРА
      Да, изолировался! И в гости никого не зову, так им и передай.
      РОМА
      Да нужен ты кому-то! Сиди один, если нравится! (НАПРАВЛЯЕТСЯ ПРОЧЬ, НО ОБОРАЧИВАЕТСЯ) Только имей в виду: Эва и Бергер видели, как здесь бродят покойники.
      ВАЛЕРА
      (ОТОРОПЕЛО)Ка... какие еще покойники?
      РОМА
      Разные. Есть синенькие, а есть - зелененькие. Кому как повезет. Счастливо оставаться! (УХОДИТ)
      ВАЛЕРА
      (СТРАДАЛЬЧЕСКИ) Господи! Этого только не хватало!
      9-7. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.21)
      Эва и Максим выходят из комнаты со вмятиной. Максим аккуратно закрывает за собой дверь, будто это вход в склеп.
      ЭВА
      Ты извини, что я спрашиваю, если не хочешь, можешь не отвечать. Но... мне важно знать...
      Максим поворачивается и смотрит на нее.
      ЭВА
      Скажи, это очень страшно? Как ты... решился?
      МАКСИМ
      Не знаю. Теперь, наверное, уже не решился бы... (ПОМОЛЧАВ, КИВАЕТ) Страшно. Еще как страшно! Но я думал, что достаточно один раз решиться, и больше уже ничего не будет. (УСМЕХАЕТСЯ) Наивно, да? Просто у меня очень нетерпеливый характер... был. Не хотелось дожидаться немощного состояния. Ведь у меня не было надежды, что кто-то поможет в последний момент, как...
      Он косится на Эву и понимает, что сказал лишнее. Эву передергивает.
      ЭВА
      Не смей так говорить! Я за эту помощь расплачиваюсь так же, как ты - за самоубийство! Если мы попали сюда вместе, значит и преступления наши - равны...
      МАКСИМ
      (ПОМОЛЧАВ) Не думаю. Вряд ли это для нас конечная остановка. Скорее - пересыльная тюрьма...
      9-8. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      
      Юля входит и обнаруживает Бергера лежащим без движения на своем ложе - на столе.
      ЮЛЯ
      Что с вами?! Вам плохо?!
      Бергер открывает глаза, приподнимается.
      БЕРГЕР
      Нет, нет, со мной все в порядке. Просто так лучше думается. Привычное положение. И потом - "мертвый без гроба не живет".
      ЮЛЯ
      Зачем вы повторяете эту ерунду?!
      БЕРГЕР
      Это не ерунда. Это Пушкин. Я размышлял над словами Максима. Вы знаете, в них ведь есть своя логика.
      ЮЛЯ
      Неужели вы в это верите? Ученый человек!
      Бергер невесело усмехается.
      БЕРГЕР
      Ваш ученый человек крепко сел в лужу, надо это признать. И, видимо, нескоро еще к моим словам снова начнут прислушиваться. Но не это меня волнует. Я все время пытаюсь найти новое объяснение происходящему. Так вот, в рамках научного... да просто рационального отношения к миру... никакого объяснения быть не может.
      ЮЛЯ
      И... что же нам делать?
      БЕРГЕР
      Волей-неволей придется эти рамки существенно расширить... Вы со мной согласны?
      ЮЛЯ
      (РАСТЕРЯННО)Я? Да... Но только я не про то хотела спросить. Вы говорили, что встретили здесь человека... не из нас семерых, а другого... Он кто?
      БЕРГЕР
      (СО ВЗДОХОМ) Видите ли, Юля... это не так легко рассказать. Впрочем, чего уж теперь... Я очень виноват перед этим человеком.
      ЮЛЯ
      Виноваты... в его смерти?
      БЕРГЕР
      Да. Хотя была у меня безумная надежда... но она рухнула.
      ЮЛЯ
      Но ведь вы его встретили!
      БЕРГЕР
      Может быть... Но теперь мне это совсем не нравится. Ведь эксперимента не было. Значит, и капсулы нет. И вообще, здесь все гораздо сложнее. Поначалу я закрывал на это глаза, но в конце концов приходится сделать некоторые выводы. По моим наблюдениям...
      Неожиданно раздается щелчок, будто в слайдоскопе меняется слайд. Бергер замолкает.
      БЕРГЕР
      Чертов аппарат! Пожалуйста, выключите его! Совсем! Из розетки! А еще лучше - выньте все слайды из кассеты!
      Юля подходит к слайдоскопу, вынимает пустую кассету.
      ЮЛЯ
      Но здесь ничего нет.
      БЕРГЕР
      То есть - как?! (САДИТСЯ)
      ЮЛЯ
      Пусто.
      Показывает кассету. Бергер опускает голову, некоторое время молчит, затем начинает говорить совсем другим голосом, больным, угрюмым, без профессорских интонаций.
      БЕРГЕР
      Он мне покоя не дает... Ходит и мучает...
      ЮЛЯ
      (ИСПУГАННО)Кто?
      БЕРГЕР
      Толя. А может, просто совесть. Всю жизнь пытаешься от нее отделаться, знаете, как нерадивая нянька - поит младенца водкой, чтоб не кричал. Пока совсем не уморит... Только этого младенца не уморишь. Он и после смерти вернется и все припомнит. "Коемуждо по делам его..." (УСМЕХАЕТСЯ) Ей-Богу, знал бы какую-нибудь молитву - помолился! (СПОХВАТИВШИСЬ) Не слушайте меня, Юля! Вам такие встречи не грозят.
      ЮЛЯ
      (ТРЕВОЖНО) Почему вы так думаете?
      БЕРГЕР
      Потому что вы еще молоды и ничего не успели натворить. Разве я не прав?
      ЮЛЯ
      (ОТВОДЯ ГЛАЗА) Да, да, конечно. Я просто так спросила...
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      (напоминание об эпизоде из первой серии)
      9-9. НАТУРА. У ЦЕРКВИ. ДЕНЬ
      Юля стоит перед входом в церковь. Рука женщины (из-за кадра)трогает ее за плечо, подает косынку.
      ЖЕНЩИНА
      Покройся.
      ЮЛЯ
      Спасибо.
      С благодарностью повязывает косынку, спохватившись, оборачивается.
      ЮЛЯ
      А как же я вам верну?..
      Однако, женщины в церковном дворе уже нет. Юля удивленно озирается. Возле Юли останавливается проходивший мимо священник.
      СВЯЩЕННИК
      Не нужно стесняться. Дом божий открыт для всех.
      ЮЛЯ
      (СМУЩЕННО) Я даже не знаю, что нужно делать, как себя вести...
      СВЯЩЕННИК
      Крещеная?
      ЮЛЯ
      Да...
      Поспешно вынимает из сумочки крестик, надевает на шею.
       СВЯЩЕННИК
      Давно у причастия не была?
      ЮЛЯ
      С детства.
      СВЯЩЕННИК
      Наверное, важный день у тебя сегодня?
      ЮЛЯ
      (КИВАЯ) Да, устраиваюсь на работу.
      СВЯЩЕННИК
      Господь поможет, если душа чиста.
      ЮЛЯ
      А если...
      СВЯЩЕННИК
      Покаяться надо. Исповедь пройти.
      ЮЛЯ
      (ВСТРЕВОЖЕННО) Исповедь?.. А без этого нельзя?
      СВЯЩЕННИК
      (ПРИСТАЛЬНО ГЛЯДЯ НА ЮЛЮ) Я вижу, грех твой тебя ужасает. Не бойся, Господь милостив. Покаешься, и сразу почувствуешь облегчение.
      ЮЛЯ
      Я... я подумаю... Спасибо вам.
      Неловко поклонившись, спешит отойти. Священник, пристально глядя ей вслед, поднимает руку для крестного знамения, но опускает, так и не перекрестив.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      9-10. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Юля останавливается у окна, смотрит вдаль. Вынув из кармана платок, вытирает выступившие слезы и вдруг обнаруживает у себя в руке ту самую косынку. Удивленно ее разглядывает, бросает случайный взгляд за окно и видит золотистый солнечный отблеск где-то далеко-далеко. Наезд. Словно в подзорную трубу, мы видим позолоченные солнцем кресты на куполах церкви.
      
      9-11. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ЗАВАЛ ВОЗЛЕ ОФ.21)
      Эва сидит на обломке бетона у завала, задумчиво перебирает на ладони мелкие камешки. Максим стоит рядом, подпирая стену.
      ЭВА
      Если это пересыльная тюрьма, то чего они ждут?
      МАКСИМ
      Кто?
      Эва медленно высыпает камешки из ладони на пол.
      ЭВА
      Хотела бы я знать, кто... И что им нужно от нас? Поймали - судите, обвиняйте, ведите на казнь. Зачем играть с нами в прятки?
      МАКСИМ
      Может быть, от нас хотят, чтобы мы сами определили вину.
      ЭВА
      Как-то слишком сложно. По-моему, все проще. Наша пытка уже началась. Это пытка неизвестностью, ожиданием наказания. Если само наказание будет еще страшнее... то я уже представляю, что такое ад.
      МАКСИМ
      Тебе нечего бояться. Ты ни в чем не виновата. Если бы твой муж был здесь...
      ЭВА
      Он здесь. Я всегда чувствую, когда он рядом.
      МАКСИМ
      Он должен быть тебе благодарен...
      ЭВА
      За что?! За убийство?!
      Максим делает шаг к Эве.
      МАКСИМ
      Ты сделала только то, о чем он просил. Ты ему помогла!
      Эва порывисто встает, отворачивается от Максима.
      ЭВА
      Ничего ты не знаешь... Вина не в том, что делаешь, а в том, что думаешь... Я его не любила. Я не помогала ему, а мстила!
      Резко поворачивается к Максиму.
      ЭВА
      Ты что, не понял?! Я наслаждение испытывала, когда его убивала!
      Отталкивает опешившего Максима и быстро уходит по коридору прочь.
      
      9-12. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Золотые кресты блестят на куполах церкви. Отъезд, церковь теряется в панораме города. Юля стоит у окна, комкает в руках косынку, тихо шепчет сквозь слезы.
      ЮЛЯ
      Господи, помоги! Прости! Спаси... и помилуй!
      Поднимает руку, чтобы перекреститься, но тут же смущенно опускает, заслышав шаги. К ней подходит Заноза. Сунув руки в карманы.
      ЗАНОЗА
      Верующая, что ли?
      ЮЛЯ
      (ОТЧУЖДЕННО) Тебе-то что?
      ЗАНОЗА
      Неправильный ответ. Верующие злыми не бывают.
      ЮЛЯ
      (СМУТИВШИСЬ) Да, прости. Тут и неверующий начнет молиться. Жаль, молитв не знаю...
      ЗАНОЗА
      Петь можно и без слов. Было бы настроение.
      ЮЛЯ
      Петь?
      ЗАНОЗА
      Разве это не одно и то же? Петь, плакать, молиться - никого учить не надо. Если не для сцены...
      ЮЛЯ
      А меня вот в церкви к причастию не допустили. Сперва нужно исповедаться.
      ЗАНОЗА
      Так исповедуйся.
      Юля смотрит на нее с подозрением - не издевается ли?
      ЮЛЯ
      Поздно. Для исповеди нужен священник. Это все-таки - не петь и не плакать. А здесь - перед кем исповедоваться?
      Заноза вынимает из кармана нечто вроде тоненькой записной книжки и вручает Юле.
      ЗАНОЗА
      Вот перед кем. Держи. (УХОДИТ)
      Юля открывает книжечку и обнаруживает внутри зеркальце. В нем отражается ее лицо. Она понимает, что Заноза права: ей нужно исповедаться перед собой.
      
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      
      9-13. НАТ. ВЫХОД ИЗ "ШАХТЫ". НОЧЬ
      Промзона в мутном свете прожекторов. Темный прямоугольник входа в бетонной стене здания без окон. Около входа сгрудилась толпа обеспокоенных людей, несколько человек в касках и спецовках спасателей, несколько шахтеров с почерневшими лицами, но в основном женщины - жены и матери шахтеров. Перед входом стоит машина "Скорой помощи". Издалека доносится сирена другой "Скорой". Спасатели оттесняют толпу от входа.
      СПАСАТЕЛЬ-1
      Отойдите! Не мешайте проходу! Все живы, все!... Кого нашли.
      ГОЛОС ИЗ ТОЛПЫ
      А кого не нашли? Фамилии есть?
      СПАСАТЕЛЬ-1
      Ничего не известно! Сейчас последних поднимут, все узнаете!
      Заглядывает в арку прохода, и сейчас же начинает активно расчищать пространство перед входом, оттесняя людей.
      СПАСАТЕЛЬ-1
      Дайте, дайте пройти!
      Двое спасателей (2 и 3) выводят повисшего на их плечах шахтера.
      СПАСАТЕЛЬ-1
      Ну, как там?
      СПАСАТЕЛЬ-2
      Одного - насмерть. Остальных, вроде, откачали. (ВЕДУТ ШАХТЕРА К "СКОРОЙ")
      Юля (девочка 13 лет) с матерью - в толпе среди прочих.
      ЮЛЯ
      Их уже подняли, да?! А папка-то где?!
      МАТЬ
      Сейчас, сейчас выйдет, подожди. Все будет хорошо... (ПРИЖИМАЕТ ДОЧЬ К СЕБЕ) Все будет хорошо...
      ШАХТЕР-1
      Володька Бережков когда еще говорил - гнилой крепеж!
      ШАХТЕР-2
      Кто его послушает? Прихватизатор этот, Баташов? Им лишь бы сэкономить!
      ШАХТЕР-1
      Баташова бы самого в забой... Понял бы, как на нашей шкуре экономить...
      ШАХТЕР-2
      Да там он, сам полез со спасателями! Чует кошка...
      ЮЛЯ
      (ВПОЛГОЛОСА. УГРЮМО) Если с папой что-то случилось, я этого Баташова задушу!
      МАТЬ
      Не надо так говорить! С папой все в порядке!
      ЮЛЯ
      А чего он не выходит?
      МАТЬ
      Внизу помогает! Надо же раненых сначала поднять!
      В это время по толпе прокатывается волнение.
      ШАХТЕР-1
      Еще несут!
      Из темноты арки появляются двое спасателей с носилками. Тело на них с головой покрыто брезентом.
      МАТЬ
      О, господи!
      ШАХТЕР-2
      Кто?
      Спасатели несут носилки к "скорой". Юля вдруг видит, как из-под брезента свешивается рука, пальцы которой мертвой хваткой сжимают игрушечную обезьянку.
      ЮЛЯ
      (КРИЧИТ) Папка!!!
      Оттолкнув мать, бросается к носилкам, но спасатели ее удерживают. Носилки загружают в "скорую". Юля кричит и вырывается.
      ЮЛЯ
      Пустите! Там папка! Пустите!
      ШАХТЕР-1
      Бережкова дочка...
      ШАХТЕР-2
      Эх, Володька, Володька... И ведь предупреждал!
      Толпа расступается, пропуская Мать Юли, идущую молча, с остановившимся взглядом к "Скорой". Возле машины она встречается глазами со спасателем в очках, удерживающим Юлю. Произносит бесцветным голосом:
      МАТЬ
      Юльку не пускайте.
      Скрывается в машине.
      ЮЛЯ
      Я тоже!
      СПАСАТЕЛЬ В ОЧКАХ
      Не надо, девочка. Не надо тебе смотреть. Потом...
      Машина "скорой" уезжает. Юля, прижавшись лицом к спецовке спасателя в очках, рыдает. К ним подходит Спасатель-1 с трубкой радиотелефона.
      СПАСАТЕЛЬ-1
      Иван Сергеевич! Вас.
      Спасатель в очках берет трубку.
      СПАСАТЕЛЬ В ОЧКАХ
      Слушаю. Баташов.
      Юля отшатывается.
      ЮЛЯ
      Баташов?!
      Бросается на Баташова, вышибает у него из рук телефон, сбивает очки, колотит кулаками в грудь.
      ЮЛЯ
      Ты моего папку убил! Ты! Ты! Ты!
      Баташов стоит, не делая попыток защититься.
      КОНЕЦ ФЭШБЭКА
      9-14. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Юлино лицо в рамке маленького зеркала. Она смотрит на свое отражение и вдруг, словно почувствовав чей-то взгляд со стороны, поворачивает голову. Из-за окна в упор на нее смотрит прилипшая к стеклу снаружи маска Ларисы.
      9-15. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Рома угрюмо сидит в кафе наедине с бутылкой. Входит Максим. Рома демонстративно не смотрит в его сторону. Максим проходит к стойке, наливает себе кофе и садится за другой столик. Некоторое время сидят, храня молчание.
      В кафе входит Валера. Вызверившись, смотрит на Максима, но, ничего не сказав, подходит к шкафу и нагружает в мешок упаковки продуктов, тщательно протирая их своей хлорной тряпочкой.
      Ковыляя, входит Бергер. Окидывает взглядом унылую компанию одиночек.
      БЕРГЕР
      М-да. Настроение - похоронное...
      Валера с грохотом бросает на пол свой мешок.
      ВАЛЕРА
      А какое должно быть?! Радостное?! Спасибо, дорогой профессор за наше счастливое не пойми что!
      РОМА
      (МОРЩАСЬ) Чего орешь-то? Для храбрости?
      ВАЛЕРА
      Да, мне страшно! Если тут есть такой, кто ничего не боится, так он просто идиот! Мне не нравится сидеть одному в кабинете и ждать, когда вломится какое-нибудь... чудище!
      БЕРГЕР
      Так не сидите, кто вас заставляет?
      ВАЛЕРА
      Приходится! Вынужден! Не имею выбора! Потому что остальные чуть не целуются с этим... (КОСИТСЯ НА МАКСИМА) рассадником!
      Максим, резко отодвинув, стул встает. Валера быстро выхватывает из-за пояса здоровенный кухонный нож, однако нож в его руке ходит ходуном.
      ВАЛЕРА
      (МАКСИМУ)Ну, чего смотришь?! Попробуй, подойди, только! Падаль!
      Максим обводит взглядом остальных, но те неопределенно молчат. Максим выходит из кафе.
      БЕРГЕР
      (ВАЛЕРЕ) Вы что, озверели совсем?! Нельзя же так!
      ВАЛЕРА
      Тебя не спросил! Говорю, что думаю.
      РОМА
      Спрячь тесак, чучело! Много он тебе поможет? Против заразного...
      Валера нехотя убирает нож.
      ВАЛЕРА
      Давайте, заступайтесь! Сердобольные какие! Не забудьте чашечку за ним помыть!
      РОМА
      Ну, а ты что предлагаешь?
      ВАЛЕРА
      Да давно надо было запереть его, облить керосином и...
      БЕРГЕР
      И что?! Вы послушайте сами себя!
      ВАЛЕРА
      И переселиться всем куда-нибудь в чистое место! Оборону держать!
      БЕРГЕР
      От кого?!
      ВАЛЕРА
      От покойников!
      РОМА
      Ну, все, обделался со страху...
      
      9-16. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ТРЕНАЖЕРНЫЙ ЗАЛ.
      Эва сидит в уединении, забившись в угол полутемного тренажерного зала, подальше от всех. В тусклом свете какой-то сигнальной лампочки она бездумно нажимает и отпускает кнопку механического секундомера. Стрелка секундомера не движется, как у всех часов в башне, но, если поднести его к уху, слышно громкое тиканье механизма. Эва снова жмет кнопку, то включая, то выключая секундомер - ее вовсе не интересует необъяснимый эффект, да и мысли ее далеко...
      Неожиданно в темноте зала раздается короткий металлический лязг, будто кто-то задел ногой деталь тренажера. Эва настораживается.
      ЭВА
      Кто там? Максим, это ты?
       В ответ слышатся быстро удаляющиеся шаги.
       Эва вскакивает, бросается следом.
      ЭВА
      Нет, не уходи! Постой, подожди! Витя!
      Она нагоняет уходящего возле двери, дверь приоткрывается, и свет падает из коридора в зал. Перед Эвой стоит смущенная Юля.
      ЮЛЯ
      Прости. Я не знала, что здесь ты. Просто услышала, что кто-то есть...
      ЭВА
      Кого же ты тут искала?
      ЮЛЯ
      (УКЛОНЧИВО) Да это так, глупости, наверное... Ты говорила, что видела кого-то, кто давно... кого уже нет. И Бергер тоже... Я подумала, может и у меня получится встретить... одного человека...
      Эва горько усмехается.
      ЭВА
      Не мучай себя напрасно, девочка... Чтобы увидеть здесь "одного человека", нужно было сначала сделать ему много зла.
      Юля вспыхивает.
      ЮЛЯ
      Откуда вам всем знать, что я сделала! Не сделала бы - не искала!
      
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      
      9-17. ИНТ. РЕСТОРАН. НОЧЬ
      Юля в боевой раскраске и вызывающем наряде усаживается на табурет у стойки бара, по-свойски кивает бармену.
      БАРМЕН
      Привет! Как всегда?
      ЮЛЯ
      Ага.
      СМЕНА ПЛАНА
      За столиком сидят Гольданский и его шофер-телохранитель Олег. Заметив Юлю, Гольданский молча указывает на нее Олегу.
      СМЕНА ПЛАНА
      В ожидании заказа Юля оглядывает шумный зал. К ней подходит Олег.
      ОЛЕГ
      Позволите вас угостить?
      Юля, мазнув по нему равнодушным взглядом, отворачивается. Олега этого не смущает, он усаживается на соседний табурет.
      ОЛЕГ
      Что будете пить?
      ЮЛЯ
      Отвали.
      Бармен ставит перед Юлей бокал с коктейлем, вопросительно смотрит на Олега.
      БАРМЕН
      Какие-то проблемы?
      ОЛЕГ
      Никаких. Пиво, пожалуйста.
      Бармен принимается наливать пиво в бокал. Олег, тем временем, не теряет надежды наладить с Юлей контакт.
      ОЛЕГ
      С вами хотят поговорить...
      Юля не успевает ответить. Около нее останавливается, покачиваясь, здоровяк в цветастой рубашке, с трудом фокусирует на ней взгляд, радостно вопит, обращаясь к сидящим неподалеку приятелям.
      ЗДОРОВЯК
      (РАДОСТНО ВОПИТ) О-о! Вот эта пойдет!
      Вынимает из кармана несколько мятых купюр, пытается засунуть Юле в декольте.
      ЗДОРОВЯК
      Пошли! На всю ночь!
      По-медвежьи облапив Юлю, пытается стащить ее с табурета. Юля без колебаний хватает со стойки бутылку и с размаху обрушивает ее на голову здоровяка.
      ЗДОРОВЯК
      Ах ты, сучка!
      Замахивается, но его руку ловким приемом перехватывает Олег. Здоровяк с грохотом валится на ближайший столик, опрокидывая его. Приятели здоровяка с воплями спешат на помощь. С другой стороны, расталкивая посетителей, к месту драки несется охрана бара.
      ОЛЕГ
      (ЮЛЕ) Бежим!
      Схватив Юлю за руку, тащит к выходу. Юля с любопытством оборачивается на закипающую драку.
      ЮЛЯ
      Эх, жаль уходить! Самое интересное начинается!
      9-18. НАТ. ОКОЛО РЕСТОРАНА. НОЧЬ
      Юля и Олег выскакивают из ресторана.
      ЮЛЯ
      А ты ничего!
      ОЛЕГ
      Ты тоже молодец! Нам сюда!
      Показывает на стоящую неподалеку роскошную машину.
      ЮЛЯ
      Э-э, нет! Мы так не договаривались!
      Пытается освободить свою руку, но Олег не отпускает.
      ЮЛЯ
      Пусти! Пусти, кому говорю!
      Из машины появляется Гольданский.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Олег, пусти ее. Юля у нас девушка серьезная, чуть что - бьет не раздумывая.
      Олег отпускает Юлю, но та не спешит убежать.
      ЮЛЯ
      (ГОЛЬДАНСКОМУ) Откуда вы меня знаете?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      У меня привычка наводить справки о своих будущих партнерах... и партнершах.
      ЮЛЯ
      (ФЫРКАЕТ) Размечтался!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Я имел в виду деловых партнеров. У меня к вам серьезное предложение. Поговорим?
      Распахивает перед Юлей дверцу машины. Юля в нерешительности переводит взгляд с Гольданского на Олега.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Если вы боитесь, можем поговорить завтра у меня в офисе...
      ЮЛЯ
      Ничего я не боюсь! (ДЕМОНСТРИРУЕТ ГАЗОВЫЙ БАЛОНЧИК) Видели?
      Усаживается в машину.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (УСМЕХАЯСЬ) Серьезное оружие... Олег, погуляй пока.
      СКЛЕЙКА
      В салоне автомобиля.
      Гольданский усаживается, захлопывает дверцу.
      ЮЛЯ
      Ну? Только у меня мало времени.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Странно, а мне показалось, что ты собиралась провести в баре весь вечер.
      ЮЛЯ
      Вы за мной следили?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Искал удобный повод для знакомства.
      Юля молчит. Не дождавшись от нее реакции, Гольданский продолжает.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Мне нужно познакомиться с одним человеком. И ты можешь мне помочь.
      ЮЛЯ
      С кем?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Ты его не знаешь. Он завтра приедет в гостиницу как раз во время твоего дежурства.
      ЮЛЯ
      Ну и знакомьтесь, я-то при чем?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (УЛЫБАЯСЬ) Олигархи гораздо охотнее знакомятся с симпатичными девушками, чем с лысеющими мужиками средних лет. Особенно, если девушка умная, хорошо одевается да, в добавок, родом из того же города.
      ЮЛЯ
      Я поняла! Вы хотите, чтобы с ним познакомилась я, а потом познакомила вас!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Ну я же говорю - умница!
      ЮЛЯ
      Ничего не выйдет. Не знаю, кто вы такой, и что вам надо, но я в эти игры не играю! Месяц назад приехал один такой, вроде вас. Оказалось - карточный шулер. Не-е! И не уговаривайте!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Я не шулер. Я вполне респектабельный бизнесмен.
      ЮЛЯ
      Ага! А я Жанна Фриске! Разговор окончен!
      Разворачивается к дверце, задевает лежащую на "торпеде" папку, и оттуда вываливается несколько фотографий. Юля быстро хватает одну из них. С удивлением смотрит на Гольданского.
      ЮЛЯ
      Это же Баташов!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Вы знакомы?
      ЮЛЯ
      (ЗАДУМЧИВО) Нет. Но у нас в городе его все знают...
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Так мы договорились?
      Юля смотрит на него с нехорошим прищуром. Кивает.
      ЮЛЯ
      Но вам это недешево обойдется...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      9-19. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Кафе. Валера, немного остыв, сидит за столиком с Ромой и Бергером.
      ВАЛЕРА
      Вы не думайте, что я ваших покойников испугался. (БЕРГЕРУ) Вы же не видели ничего толком? Вот то-то! Но опасаться здесь кое-кого надо, факт!
      РОМА
      Да тебя и опасаться, в первую очередь! Совсем рехнулся...
      ВАЛЕРА
      Да? А вот недавно меня кто-то в кабинете запер, а вам подкинул идейку, будто я с чемоданом улизнул. Спрашивается, кому это понадобилось?
      РОМА
      Ну и кому? Максиму, что ли? Он считает, что покойники - это мы и есть.
      ВАЛЕРА
      А ты и веришь! Может, он все наврал про самоубийство! Может, у него последняя стадия болезни, и мозги уже всмятку!
      РОМА
      Я и не говорю, что верю. Не знаю, кто как, а я, лично, жив.
      БЕРГЕР
      А вы знаете, это очень может быть...
      РОМА
      То есть, как - очень может? Сомневаетесь?
      БЕРГЕР
      Сомневался. Но, как следует, обдумав, пришел к некоторым обнадеживающим выводам...
      
      9-20. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.7)
      Эва и Юля идут по коридору, беседуя.
      ЭВА
      Я не хотела тебя обидеть. Наверное, у каждого из нас есть то, о чем вспоминать не хотелось. А теперь пришлось...
      ЮЛЯ
      Ты веришь тому, что говорит Максим?
      ЭВА
      (ПОЖИМАЯ ПЛЕЧАМИ) Разве от нашей веры что-нибудь зависит?
      ЮЛЯ
      Конечно! А как же? Что у нас еще осталось, если мы умерли?! Только надежда на прощение!
      ЭВА
      (С ГОРЕЧЬЮ) Чье прощение?
      ЮЛЯ
      Не знаю... Очень хочется верить, что тот, кто на нас смотрит... Мы же это постоянно чувствуем, да? Может быть, он сможет нас понять, простить... и освободить.
      ЭВА
      От Башни?
      ЮЛЯ
      От вины.
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      9-21. НАТ. БАР. ДЕНЬ
      Юля и Баташов входят в полупустой провинциальный бар, направляются к свободному столику.
      БАТАШОВ
      Спасибо за эту прогулку, Юленька! Я, оказывается, совсем забыл родной город.
      ЮЛЯ
      Почаще приезжайте!
      БАТАШОВ
      Смотрите, поймаю на слове! Специально буду прилетать, чтобы увидеться! Надоем.
      ЮЛЯ
      Нет. С вами интересно. А почему вы живете в гостинице? У вас же есть дом.
      БАТАШОВ
      Да как вам сказать... Что мне там делать, одному? По-стариковски телевизор смотреть? Я ведь только по делам здесь бываю, а гостиница в самом центре. (УЛЫБАЕТСЯ) И в ней - самый очаровательный на свете дежурный администратор.
      ЮЛЯ
      Администраторша.
      БАТАШОВ
      Администресса!
      Смеются.
      ЮЛЯ
      А в этот раз вы всего на неделю?
      БАТАШОВ
      Может и больше. Пока договор не подпишу, с места не сдвинусь! Но теперь я даже рад, что переговоры затягиваются. Мне здесь хорошо, чувствую себя лет на двадцать моложе!
      ЮЛЯ
      А сколько вам, если не секрет?
      БАТАШОВ
      О-о! Уж вам-то я точно в отцы гожусь!
      ЮЛЯ
      Мой отец погиб.
      БАТАШОВ
      Юля, простите! Я не знал!
      Накрывает ее ладони своими.
      ЮЛЯ
      Ничего. Это было давно.
      Высвобождает руки. Подходит официант.
      ОФИЦИАНТ
      Что будете заказывать?
      БАТАШОВ
      Юля, закажите на свой вкус. (ОФИЦИАНТУ) Я бы выпил чего-нибудь не очень крепкого. "Ацтек" умеете готовить?
      ОФИЦИАНТ
      Простите...
      ЮЛЯ
      Я умею! (ВСТАЕТ) Пойду, скажу бармену.
      БАТАШОВ
      Нет, вы точно чудо!
      СМЕНА ПЛАНА
      Юля подходит к стойке бара.
      ЮЛЯ
      Привет, Вадим! "Пьяного индейца".
      БАРМЕН
      Ага. (КИВАЕТ НА БАТАШОВА) Что за папочка?
      ЮЛЯ
      Но-но! Ты знаешь, что я не по этим делам!
      БАРМЕН
      Знаю, знаю, извини!
      Смешивает коктейли, выставляет бокал на стойку.
      ЮЛЯ
      А физалис?
      БАРМЕН
      Забыл!
      Отворачивается к холодильнику, ищет ягоды.
      Юля в это время вынимает из сумочки пузырек и быстро капает из него в бокал с коктейлем.
      Бармен, повернувшись, добавляет в бокал пару ягодок физалиса.
      БАРМЕН
      Теперь порядок?
      ЮЛЯ
      Спасибо!
      С бокалом возвращается к столику и застает Баташова с телефоном в руке и смертельно побелевшим лицом.
      ЮЛЯ
      Что случилось? Вам плохо?
      Ставит бокал на стол.
      БАТАШОВ
      Сын... попал в аварию.
      ЮЛЯ
      Жив?
      БАТАШОВ
      Слава Богу, жив, но состояние тяжелое... Юля, я должен срочно вылететь Москву! В гостинице можно заказать билет?
      ЮЛЯ
      Конечно, я сейчас позвоню.
      Вынимает из сумочки мобильник.
      БАТАШОВ
      Спасибо вам! Вот деньги...
      ЮЛЯ
      Это потом. Сначала паспорт.
      Баташов подает паспорт.
      БАТАШОВ
      Простите. Я что-то совсем растерялся...
      Протягивает руку к бокалу, но Юля, словно бы невзначай задевает бокал с коктейлем сумочкой, и он падает на пол.
      ЮЛЯ
      Пусть все обойдется...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      9-22. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.7)
      Задумавшаяся Юля пропускает последнюю фразу Эвы.
      ЮЛЯ
      Что? Извини, я не расслышала.
      ЭВА
      Я говорю, что ты права во всем, кроме одного. Не нужно искать того, перед кем виновата. Попробуй все рассказать тому, кто рядом. Увидишь, станет легче.
      ЮЛЯ
      Откуда ты знаешь?
      ЭВА
      Сужу по собственному опыту.
      ЮЛЯ
      Но ведь ты встретила именно того, мертвого...
      ЭВА
      Встретила. Но разговора не получилось. Им не нужны наши покаяния, и освободить нас они не могут... И все же нашелся человек, который меня выслушал и понял. Попробуй и ты найти такого.
      ЮЛЯ
      (В СОМНЕНИИ) Не знаю... я подумаю. (ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ) Ты иди. Мне нужно побыть... здесь.
      ЭВА
      Конечно. Приходи потом в конференц-зал.
      ЮЛЯ
      Когда - потом?
      ЭВА
      (СО СКРЫТЫМ СМЫСЛОМ) Когда освободишься...
      9-23. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ(ЧИСТОЕ)
      Рома и Валера сидят за столиком. Бергер вдохновенно прохаживается перед ними, словно читает лекцию студентам.
      БЕРГЕР
      Очень может быть, что мы еще живы!
      РОМА
      В каком смысле - еще?
      Бергер обводит рукой, указывая на все вокруг.
      БЕРГЕР
      Это не ад и не рай!
      РОМА
      Ну, слава Богу!
      БЕРГЕР
      Это некоторое преддверие, промежуточное состояние между жизнью и смертью. На самом деле мы, вполне возможно, все еще лежим под руинами Башни, медленно умирая.
      ВАЛЕРА
      Час от часу не легче...
      БЕРГЕР
      А может быть, мы в больнице, и врачи борются за нашу жизнь.
      ВАЛЕРА
      А Башня?
      БЕРГЕР
      Нет никакой Башни! Максим прав. Мы видим этот мир таким, как он запечатлелся у нас в сознании в момент катастрофы!
      РОМА
      Ну... и что будет дальше?
      БЕРГЕР
      Тут уж - как повезет! Кто выживет - вернется в привычный мир. Кто не выживет - отправится куда-то еще.
      Рома и Валера переглядываются.
      ВАЛЕРА
      (РОМЕ) Во дает, академик! (БЕРГЕРУ) У тебя в голове, случайно, осколок ребра не застрял?
      БЕРГЕР
      Зря смеетесь! Между прочим, на эту мысль меня натолкнуло именно мое чудесное исцеление. И, говоря откровенно, оно мне теперь совсем не нравится. Может быть, чем лучше человек чувствует себя в этом Чистилище, тем меньше он принадлежит прежнему миру и тем более далек от возвращения...
      Неожиданно раздается голос Занозы.
      ЗАНОЗА
      Голословное утверждение!
      БЕРГЕР
      Что?
      Все вздрагивают и оборачиваются. У стойки стоит Заноза, непонятно когда успевшая войти. Она беззаботно надкусывает бутерброд.
      ЗАНОЗА
      (ЖУЯ) Вы же нам сами на первом курсе говорили: критерием истинности любой теории является эксперимент.
      Бергер сбит с толку.
      БЕРГЕР
      Я? Да, говорил. Но что вы, собственно, подразумеваете...
      ЗАНОЗА
      Пока за нами не придут ангелы или реаниматоры, мы можем гадать сколько угодно. Все это так - фантастика. Даже статью писать бесполезно - посылать некуда, да и не прочитает никто...
      БЕРГЕР
      (ЗАКИПАЯ) Как это следует понимать?!
      ЗАНОЗА
      Так же, как вашу теорию. Шутки, юмор, громкий смех...
      Прихватив банку тоника, Заноза выходит. Бергер не находит слов от негодования.
      РОМА
      (УСМЕХАЯСЬ) Ну, что, совсем заврался, профессор? Собственные студенты ржут!
      БЕРГЕР
      (СДЕРЖИВАЯСЬ) Нет, почему же... Тут есть рациональное зерно... Эксперимент - это мысль! (РЕШИТЕЛЬНО) Будет вам эксперимент!
      Быстро выходит.
      ВАЛЕРА
      Куда это его понесло?
      РОМА
      А, дурная голова ногам покоя не дает! Не успокоится, пока не свернет себе шею!
      ВАЛЕРА
      Ладно - себе! А если всем?
      РОМА
      Да что он сделает?
      ВАЛЕРА
      Ох, Рома, я даже гадать боюсь. Пока мы тут сидим...
      Рома встает.
      РОМА
      Ладно. Пошли, посмотрим.
      9-24. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА СО ВМЯТИНОЙ(ОФ.21)
      Максим сидит, опустив ноги в выемку, по одному достает со дна ее камень "куриный бог" Бергера, автомобильчик Ромы, фотоаппарат Валеры, обезьянку Юли. Раскладывает все на краю выемки.
      Над ухом Максима вдруг раздается тиканье. Появляется рука Эвы и кладет рядом с остальными предметами секундомер с неподвижными стрелками.
      МАКСИМ
      (НЕ ПОДНИМАЯ ГОЛОВЫ) Еще один бесполезный предмет из прошлого.
      Поднимается, отряхивая руки, задумчиво глядит на разложенные предметы. Эва стоит рядом.
      МАКСИМ
      Как мало, оказывается, нас связывает с жизнью.
      ЭВА
      Ты не прав. Есть еще кое-что.
      МАКСИМ
      Что?
      Эва, не отвечая, вдруг целует Максима.
      МАКСИМ
      (ЧУТЬ ОТСТРАНЯЯСЬ) Ты совсем не боишься?
      ЭВА
      Нет. Ведь мы уже умерли...
      И целует его снова.
      9-25. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Легкий ветерок проносится по пустому коридору, но не затихает, а дует все настойчивее. Рассыпанные возле кофейного автомата пластиковые стаканчики сначала покачиваются, потом начинают катиться и вот уже их неудержимо несет потоком воздуха, вместе с мусором, пылью, мелкими обломками...
      Юля идет по коридору, погруженная в свои мысли, еще не замечая усиливающегося ветра. Она не видит и не слышит, что творится вокруг.
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      9-26. ИНТ. КВАРТИРА ЮЛИ. КОМНАТА. ВЕЧЕР
      Десятая годовщина со дня смерти юлиного отца. За столом, кроме Юли и матери, собрались друзья отца. Среди них уже известные нам Шахтер-1 и Шахтер-2
      ШАХТЕР-1
      ... Десять лет прошло, а я как сейчас помню. Владимир Петрович с утра был сам не свой, словно чувствовал беду.
      МАТЬ
      С ночи еще чувствовал. Я проснулась, на кухню вышла, смотрю, стоит, в форточку курит. Чего, говорю, не спишь? А он повернулся, посмотрел так... Ты, говорит, мать, Юльку береги...
      
      ШАХТЕР-2
      А помните, все тогда Баташова винили в аварии? Даже стекла ему в доме побили. А он-то ни при чем оказался...
      ЮЛЯ
      (УДИВЛЕННО) Как это - ни при чем?
      МАТЬ
      А-а, ты ж не знаешь! Прокопенко помнишь? Главного инженера?
      ЮЛЯ
      Ну.
      МАТЬ
      На пенсию год назад вышел и сразу инфаркт. Он в больнице и рассказал, что махинации с оборудованием - его рук дело. Баташов и не знал ничего, он тогда только дела принимал, а Прокопенко - старый жучара...
      ШАХТЕР-1
      Сколько лет молчал, а совесть все-таки проснулась...
      ЮЛЯ
      Так его судить надо!
      ШАХТЕР-2
      Он теперь не нам отчитывается. Месяц как похоронили. Ну, да Бог ему судья. Давайте Владимира Петровича помянем, светлая ему память.
      Все пьют, не чокаясь. У Юли звонит мобильник, Юля слушает.
      ЮЛЯ
      Да! Кто это? Алло! Плохо слышно, подождите!
      Встает из-за стола, выходит в коридор.
      9-27. ИНТ. КВАРТИРА ЮЛИ. КОРИДОР. ВЕЧЕР
      Юля закрывает дверь в комнату.
      ЮЛЯ
      Слушаю!
      В трубке раздается голос Баташова.
      БАТАШОВ
      Здравствуйте, Юля! Извините, что звоню без спроса.
      ЮЛЯ
      Иван?! Сергеевич... Как вы узнали мой номер?
      БАТАШОВ
      Звонил всем подряд и спрашивал. А зачем вы его сменили? Из-за меня?
      ЮЛЯ
      Нет-нет! Что вы! Просто... так получилось.
      БАТАШОВ
      Мне очень не хватало ваших звонков. Пока Славка болел, вы хоть иногда о нас вспоминали...
      ЮЛЯ
      Простите меня! Я просто дура! Как дела у Славы?
      БАТАШОВ
      Не напоминайте мне об этом оболтусе! Собирается пол-Австралии пешим походом одолеть! С больной-то ногой!
      ЮЛЯ
      Ну, раз собирается, значит не болит.
      БАТАШОВ
      Юля, я... не люблю притворяться. Серьезно - я очень скучал. Зачем вы так?
      ЮЛЯ
      Это трудно объяснить. Я тоже скучала...
      БАТАШОВ
      Все, больше ни о чем не спрашиваю. В пять, на нашем месте. Помните тот кабачок?
      ЮЛЯ
      Как - в пять? А вы... где?
      БАТАШОВ
      Где же мне быть? Сбежал от своей охраны и прилетел.
      ЮЛЯ
      Зачем?! Вам нельзя! Это самоубийство!
      БАТАШОВ
      (УДИВЛЕННО) Почему?
      ЮЛЯ
      Я все объясню! Буду через десять минут!
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      9-28. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      От воспоминаний Юлю отвлекает все усиливающийся ветер. Мимо ее лица пролетает осколок стекла и со звоном разбивается о стену. Юля только теперь замечает, что уже некоторое время идет, преодолевая воздушный поток.
      Отставший от стены край облицовочной панели дрожит, раскачивается, выгибается - и, наконец, лист облицовки отрывается и улетает в глубину коридора. Ветер завывает все сильнее.
      Юля в недоумении идет по коридору против ветра, закрывая лицо от несущегося навстречу мусора. Неожиданно навстречу ей выбегают подталкиваемые потоком воздуха Рома и Валера. Всем троим приходится почти кричать, чтобы услышать друг друга.
      ЮЛЯ
      Что случилось?!
      ВАЛЕРА
      Бергер, чтоб ему! Ты его не встречала?
      ЮЛЯ
      Нет! Откуда этот ветер?
      ВАЛЕРА
      Эксперимент, бляха муха!
      РОМА
      Надо его найти!
      Рывком распахивает ближайшую дверь, и в лицо ему вылетает ворох мелко исписанных листков. Один из них попадает прямо в руки Юле.
      ЮЛЯ
      Это его бумаги!
      Рома заглядывает в комнату и возвращается.
      РОМА
      Там его нет!
      ЮЛЯ
      Смотрите, что тут написано! (ЧИТАЕТ ВСЛУХ) "Она права, все это не имеет смысла, пока не поставлен опыт. Есть только один способ вернуться в мир живых - умереть в мире мертвых..." (ВАЛЕРЕ) Что это значит?
      ВАЛЕРА
      Я понял, что он затеял!
      РОМА
      Что?
      ВАЛЕРА
      Самоубийство!
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      9-29. НАТ. ГОРОД. ВЕЧЕР
      Юля бежит через парк, преодолевая встречный ветер, бросающий ей в лицо охапки мокрых листьев. Хлещет дождь.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      9-30. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Юля бежит по коридору, преодолевая встречный ветер, бросающий ей в лицо мусор и обломки облицовки.
      ЮЛЯ
      (КРИЧИТ) Генрих Оскарович! Профессор!
      Неожиданно она слышит голос Занозы из комнаты с проломом в потолке.
      ЗАНОЗА
      Юля! Сюда!
      9-31. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ
      Юля вбегает в комнату с проломом в потолке, с пирамидой из мебели, нагроможденной посередине. Заноза сидит на полу, морщась, потирает лодыжку. Порывы ветра сыплют мусор из отверстия в потолке.
      ЗАНОЗА
      (МОРЩАСЬ ОТ БОЛИ) Он там!
      ЮЛЯ
      Что с тобой?
      ЗАНОЗА
      Ерунда! Но мне не забраться!
      Юля бросается к пирамиде, карабкается наверх.
      ЗАНОЗА
      (ВСЛЕД ЮЛЕ) Быстрее! Ты еще можешь успеть!
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      9-32. НАТ. ПАРК. ВЕЧЕР
      Юля бегом поднимается по ступеням лестницы в парке, выбегает на улицу, бежит через поток машин.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      9-33. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Юля выбегает из коридора и останавливается перед стеной
      Бергер стоит под струями дождя, льющегося из противопожарных форсунок. Перед ним - стенной экран из-под которого выдвинута клавиатура. Бергер пробегает пальцами по залитым водой клавишам, и на экране возникает крупная мигающая надпись: "Подать напряжение? Да/Нет". Рука Бергера тянется к клавише, но его останавливает испуганный крик Юли.
      ЮЛЯ
      Не надо!
      Бергер, вздрогнув, оборачивается.
      Выбежавшая из коридора Юля останавливается перед стеной дождя.
      БЕРГЕР
      Не приближайтесь! Поздно. Я сам так решил!
      КОНЕЦ ДЕВЯТОЙ СЕРИИ
      
      
      ДЕСЯТАЯ СЕРИЯ. ЮЛЯ(продолжение)
      
      ТИЗЕР
      
      НАРЕЗКА из наиболее эффектных эпизодов предыдущих серий, дающих представление о развитии сюжета.
      10-1. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Выбежавшая из коридора Юля останавливается перед стеной дождя.
      БЕРГЕР
      Не приближайтесь! Поздно. Я сам так решил!
      Юля вдруг смело входит под дождь и идет к Бергеру.
      ЮЛЯ
      А я решила по-другому. (БЕРЕТ ЕГО ЗА РУКУ) Не уходите... без меня.
      
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      10-2. НАТ. УЛИЦА. ВЕЧЕР
      Юля выскакивает из автобуса под дождь, спешит покинуть остановку, но навстречу ей из-за павильона вдруг выходит фигура в плаще. Юля отшатывается, но фигура вынимает из-за спины букет, приподнимает промокшую шляпу. Юля узнает Баташова.
      ЮЛЯ
      О, господи! Ты!
      Бросается к нему, жадно целует, забыв обо всем, но, словно в бреду, бормочет:
      ЮЛЯ
      Зачем?! Зачем ты приехал?! Тебе нельзя...
      Баташов, счастливый от этого проявления чувств, сам чуть не плачет.
      БАТАШОВ
      Все хорошо, Юля! Не бойся ничего! Я справлюсь с кем угодно... теперь. Ну, скажи, кто тебя напугал? Мы его накажем!
      Юля вдруг понимает, что рассказывать придется о себе самой. К этому она не готова.
      ЮЛЯ
      Нет. Потом. Не будем об этом говорить!
      БАТАШОВ
      (С ГОТОВНОСТЬЮ) Не будем. Все это ерунда. Я никогда не был так счастлив... Я боялся, что мы больше не увидимся!
      ЮЛЯ
      Я тоже... Но, может быть, так и нужно...
      БАТАШОВ
      Нет! Я знаю, как нужно. Мы оба давно знаем... Держи букет! И не спорь! Иначе этот город падет жертвой одной надменной красавицы...
      Отдает цветы, вынимает из кармана и раскрывает футляр с кольцом. Капли дождя разбиваются о сияющий камень.
      БАТАШОВ
      (СКРЫВАЯ ЗА ШУТКОЙ ВОЛНЕНИЕ) Вот только не знаю, сначала становиться на колено, а потом просить руки, или наоборот...
      ЮЛЯ
      (ОШЕЛОМЛЕННО) Это... что?
      БАТАШОВ
      Юля, я прошу тебя стать моей женой.
      Юля закрывает лицо руками, отворачивается.
      БАТАШОВ
      Что с тобой?! Тебе это неприятно?
      ЮЛЯ
      Нет, нет, совсем не то...
      Поднимает на Баташова мокрое от слез и дождя лицо. Что-то порывается сказать, но так и не решается. Опускает глаза на кольцо со сверкающим камнем.
      ЮЛЯ
      Он так сияет, что глазам больно... Это что, бриллиант?
      Баташов со смехом стряхивает капли со шляпы.
      БАТАШОВ
      Судя по погоде - самой чистой воды!
      В это время утихший было дождь припускает с новой силой, но Юля и Баташов слишком счастливы, чтобы обращать на это внимание. Они стоят по дождем, держась за руки.
      ЮЛЯ
      Идем...
      Сцена микшируется в следующую, в Башне.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      10-3. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Юля и Бергер стоят под искусственным дождем, держась за руки. Струйки бегут по их лицам, волосам, плечам. Бергер смотрит на нее ошеломленно, словно его посетило озарение. Юля неуверенно ему улыбается.
      БЕРГЕР
      Куда?
      ЮЛЯ
      Куда хочешь. Но только вместе.
      Бергер в замешательстве глядит на монитор, ожидающий ввода команды, затем - снова на Юлю...
      10-4. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ОКОЛО КАФЕ
      Вдоль коридора дует ветер. Валера и Рома, закрываясь от пыли и несущегося в воздухе мусора, продвигаются вперед.
      РОМА
      Куда он мог деться? Найду - убью! Если еще жив...
      ВАЛЕРА
      Да при чем тут Бергер! Ты понимаешь, что значит этот ветер?!
      РОМА
      Ну?
      ВАЛЕРА
      Где-то открыто окно! Или стекло разбито!
      РОМА
      Думаешь?
      ВАЛЕРА
      Чего тут думать? Пошли, сам увидишь!
      Продолжают идти, закрываясь от ветра, сворачивают за угол и останавливаются. Валера указывает в сторону кафе.
      ВАЛЕРА
      Что творится! Гляди!
      Мы видим, что дверь кафе распахнута под напором воздушного потока изнутри. Оттуда вылетают изорванные в клочья салфетки, пластиковые стаканчики, створка двери раскачивается, как флюгер на ветру.
      РОМА
      Там же нет окна!
      ВАЛЕРА
      Откуда я знаю, что там есть!
      Из кафе доносится совсем жуткое завывание, видны неопределенные блики, порой озаряющие помещение. Валера не решается двинуться дальше, но Рома устремляется вперед первым, и Валере приходится идти за ним.
      10-5. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Рома и Валера врываются в кафе и буквально упираются в экран стоящего на стойке телевизора. На экране изгибающиеся под напором урагана пальмы, волны, перехлестывающие через парапет и заливающие набережную, срываемые ветром крыши. Вой ветра сменяется голосом корреспондента, вещающего на полную громкость.
      ГОЛОС КОРРЕСПОНДЕНТА
      Ураган "Юлия" достиг Флориды и продолжает двигаться вдоль восточного побережья Соединенных Штатов. Сила его нарастает с каждым часом. Если ветер будет усиливаться и дальше, катастрофических последствий не избежать...
      Рома поспешно выключает телевизор. Словно по волшебству, ветер сейчас же пропадает. Наступает напряженная тишина, только из разбитой бутылки тонкой струйкой истекают последние граммы жидкости.
      РОМА
      Что за черт? Не может быть, чтобы из-за этого... Ну-ка...
      Протягивает руку, чтобы снова включить телевизор, но Валера, но Валера вцепляется в нее и не дает нажать кнопку.
      ВАЛЕРА
      Не трогай!
      РОМА
      Чего ты? Надо же узнать...
      Однако видно, что Рома и сам побаивается.
      ВАЛЕРА
      Хватит! Не желаю больше ничего знать! Не интересуюсь! Надоело! Кончилось - и хрен с ним!
      РОМА
      Сам же говорил - окно...
      ВАЛЕРА
      Ошибался! Здесь чего ни скажи - ошибешься. Нарочно так устроено. Поэтому - все, у меня вопросов нет! Я пошел домой.
      РОМА
      (УДИВЛЕННО) Куда?
      ВАЛЕРА
      В свой кабинет! Там, по крайней мере, нет сквозняков.
      РОМА
      А Бергера искать? Вдруг он что-то знает?
      ВАЛЕРА
      Да пошел он, знаешь, куда?... И лучше - большой компанией... (УХОДИТ)
      Рома некоторое время нерешительно смотрит на выключенный телевизор, потом демонстративно плюет на пол у стойки и с достоинством выходит тоже.
      10-6. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ
      Валера подходит к двери директорского кабинета, оглядевшись по сторонам, опускается на колени, приподнимает край отставшей от стены облицовки, вытягивает два проводка и соединяет их, будто хочет завести машину без ключа. По лицу его пробегает сканирующая полоска света, замок щелкает и открывается. Валера входит в кабинет.
      10-7. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер, закутанный в разномастные одежки, прихлебывает горячий чай. Переодетая в сухое Юля вытирает голову полотенцем. Эва подает кружку чая и ей. Максим сидит напротив Бергера, в упор глядя на него. Рома в стороне подпирает стену, задумчиво вертя между пальцами возвращенную модель автомобиля. Нет только Валеры и Занозы.
      МАКСИМ
      (БЕРГЕРУ) Как же вы карабкались на верхний этаж? Ведь еле ходите...
      БЕРГЕР
      Я и не карабкался. Я спустился...
      ЮЛЯ
      (УДИВЛЕННО) Откуда же Заноза знала, где вас искать?
      БЕРГЕР
      Понятия не имею... А она знала?
      РОМА
      (С УСМЕШКОЙ) А чего тут знать? Сама же подначила профессора на эксперимент. Может, она и способ подсказала?
      ЮЛЯ
      То есть - как?! (БЕРГЕРУ) Это правда?!
      
      БЕРГЕР
      Нет, нет! Я сам...
      РОМА
      Неужели, сами решились бы ток пустить?
      БЕРГЕР
      Не знаю. Мне ведь не дали попробовать... к счастью. (НЕВЕСЕЛО УСМЕХАЕТСЯ) Хотя настрой у меня был довольно отчаянный. Видимо, не так просто переживается крах собственной теории...
      ЮЛЯ
      Да Бог с ними, с теориями! Я этой Занозе глаза выцарапаю!
      БЕРГЕР
      О чем вы говорите, Юля?!
      ЮЛЯ
      Генрих Оскарович! Обещайте мне больше не проводить экспериментов над собой!
      БЕРГЕР
      (ЗАДУМЧИВО)Но, может быть, это был путь к свободе...
      ЮЛЯ
      (ГОРЯЧАСЬ) Да не путь это, а... грех! И не может он никуда привести! Не нужна мне свобода такой ценой! Как вы не понимаете?!(ОТВОРАЧИВАЯТСЯ)Хватит с меня... смертей...
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      9-34. ИНТ. КВАРТИРА ЮЛИ. ДЕНЬ
      Юля входит в квартиру. Взгляд ее кажется неживым, окаменевшим, лицо ничего не выражает. Из комнаты ей навстречу выходит мать, тоже в горе, глаза воспалены.
      ЮЛЯ
      Ты... плакала?
      МАТЬ
      Нет, нет, тебе показалось.
      ЮЛЯ
      Может быть...
      Юля снимает плащ, вешает на вешалку, надевает домашние тапочки. Мать, наконец, решается.
      МАТЬ
      Ты знаешь, Баташов умер.
      ЮЛЯ
      (СУХО) Знаю.
      МАТЬ
      Кто тебе сказал?
      ЮЛЯ
      Я была у него.
      МАТЬ
      (С ИСПУГОМ)Вы что, знакомы?!
      Юля молча смотрит на мать.
      МАТЬ
      Ты же не... (БОИТСЯ ПРОДОЛЖИТЬ)
      ЮЛЯ
      Ну? Договаривай.
      МАТЬ
      Нет! Ты не все знаешь, Юленька! Я давно хотела тебе сказать... Он ведь твой отец.
      ЮЛЯ
      (БЕССТРАСТНО) Я знаю.
      МАТЬ
      Откуда?!
      Юля молча вынимает из сумочки фотокарточку и бросает на стол. На фотокарточке ее мать - совсем молодая, улыбающаяся. При виде фотокарточки глаза у матери округляются от ужаса. Она сама пугается своей догадки. Тем временем Юля молча проходит в комнату и валится на диван. Звонит мобильник.
      ЮЛЯ
      (В ТРУБКУ)Да.
      ГОЛОС В ТРУБКЕ
      Юлия Бережкова?
      ЮЛЯ
      (БЕССТРАСТНО) Да, я слушаю, говорите.
      ГОЛОС В ТРУБКЕ
      Спасибо за работу. Все сделано в лучшем виде. Мы в долгу не останемся...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      10-8. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Юля сидит в дальнем конце конференц-зала, погруженная в свои мысли и не принимает участия в общем разговоре.
      БЕРГЕР
      Так или иначе, все наши гипотезы остаются гипотезами. В этом Заноза права... Черт, почему вы называете ее Занозой?
      ЭВА
      Потому что она сама себя так называет.
      БЕРГЕР
      А человеческое имя у нее есть?
      РОМА
      Таня, кажется. Но она его не любит.
      БЕРГЕР
      Вот уж, действительно... точно обозначенное явление. Одним словом, она права: без проверки на практике все это - пустые фантазии. (ПОКОСИВШИСЬ В СТОРОНУ ЮЛИ) Но честно признаюсь, на вторую попытку у меня не хватит духу...
      ЭВА
      И то слава Богу!
      БЕРГЕР
      Но что же нам делать?
      МАКСИМ
      Ждать. Если мы умерли и находимся в чистилище, за нами рано или поздно придут - чтобы увести отсюда куда-то дальше.
      РОМА
      (ПРЕЗРИТЕЛЬНО) Чистилище! Страшилище! Ты на себя в зеркало смотрел?
      МАКСИМ
      (МРАЧНО) Смотрел.
      РОМА
      Ну и вот! А мертвые в зеркале не отражаются!
      МАКСИМ
      Это сказки.
      РОМА
      А это - не сказки?! Почему тебе так хочется, чтобы мы умерли?!
      МАКСИМ
      Мне не хочется.
      БЕРГЕР
      (ЗАДУМЧИВО) Если мы где-то между жизнью и смертью, то будем исчезать по одному - те, кто умрет, и те... кого реанимируют.
      РОМА
      Обнадежил! Слушайте, неужели это все, чему вас в институтах научили?! Чуть что - откидывай копыта!
      БЕРГЕР
      Мы анализируем факты...
      РОМА
      Да ни черта вы не анализируете! Мертвой притворяться и крыса умеет! Я ваших учебников не читал, но могу в пух и прах разбить все, что вы тут наплели!
      БЕРГЕР
      Хм. Любопытно будет послушать...
      
      10-9. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Мутный Валера выходит из комнаты отдыха в дорогом атласном халате с Гольданского плеча. В руке у него упаковка таблеток. Вытряхнув одну таблетку, он сует ее в рот, ищет, чем запить, берет со стола ополовиненную бутылку коньяка и прикладывается к горлышку. Неожиданно замирает, обнаружив боковым зрением движение в кабинете. Коньяк льется на халат. Валера резко поворачивается. У раскрытого шкафа (полки) стоит Заноза, спокойно перебирая книги.
      ВАЛЕРА
      Ты... откуда взялась?!
      ЗАНОЗА
      Извини, не хотела тебя будить.
      ВАЛЕРА
      Я не спал. Ты что здесь делаешь?
      ЗАНОЗА
      Да вот, ищу чего-нибудь почитать. Ну у тебя и книжки! Скучища!
      ВАЛЕРА
      О, Господи! Она еще книжки может читать... Тут на секунду глаз не сомкнешь, хоть дверь на три замка... (ОСЕКАЕТСЯ) Подожди! А как ты сюда вошла?!
      Заноза пожимает плечами.
      ЗАНОЗА
      Да очень просто - постучала в дверь, Максим открыл, я и вошла.
      У Валеры вытягивается лицо.
      ВАЛЕРА
      Максим?!
      
      10-10. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Юля по-прежнему сидит в стороне, но внимательно прислушивается к общему разговору. Максим, Бергер и Эва внимают Роме, который расхаживает перед ними не хуже, чем Бергер на лекции.
      РОМА
      Заигрались вы в свои теории, братцы, вот что я вам скажу! Ну, мне, Эве, Юле... Валерке вы еще можете вешать лапшу на уши - дескать, все мы погибли в момент катастрофы. Ладно, допустим... (НЕОЖИДАННО ПОВОРАЧИВАЕТСЯ К СЛУШАТЕЛЯМ) Но Заноза-то! Ее же тут не было! Она с нами не погибала! Спокойно себе пришла с улицы, села в лифт и поднялась на этот гребаный этаж! А? Скисли?!
      МАКСИМ
      А кто тебе сказал, что это правда?
      РОМА
      (ОТОРОПЕЛО) То есть - как? Мы же сами видели...
      МАКСИМ
      Ничего мы не видели. Это известно только со слов Занозы.
      Все смотрят на него с удивлением.
      
      10-11. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера перепугано смотрит на Занозу.
      ВАЛЕРА
      Постой, ты объясни толком: вот здесь был Максим?!
      ЗАНОЗА
      Ну, да, а в чем дело?
      ВАЛЕРА
      (ЛИХОРАДОЧНО БОРМОЧЕТ) Как в чем?! Я мучился, замок под себя настраивал только для того, чтобы он, не дай Бог... (ЗАНОЗЕ) Что он здесь делал?
      ЗАНОЗА
      Да я и не спрашивала. Мало ли для чего два мужика могут запереться в кабинете? Пивка попить, перетереть за баб - мне какая разница? Он открыл, сказал, что ты спишь, и ушел.
      ВАЛЕРА
      Ничего себе...
      Ошеломленно трет лоб, хватает со стола бутылку коньяка, наливает в стакан, подносит ко рту, но, спохватившись, испуганно отбрасывает прочь - вдруг заразный? Бессильно плюхается в кресло, но сейчас же вскакивает, брезгливо от него отодвигается.
      ВАЛЕРА
      Сволочь! Знаю я, чего он хочет! Одному подыхать скучно...
      Заноза, насладившись произведенным эффектом, направляется к двери с книжкой в руке, оборачивается.
      ЗАНОЗА
      Да ладно, не трясись! Я пошутила. Не было здесь никакого Максима!
      ВАЛЕРА
      (В ИСТЕРИКЕ) Ты что, дура?! Кто так шутит?!
      Но Заноза уже скрывается за дверью. Валера вздыхает с некоторым облегчением, но вдруг снова спохватывается, бросается к двери.
      ВАЛЕРА
      А дверь-то кто открыл?!
      
      
      Ответа нет. Валера рычит от досады, берет банку с хлоркой, тряпку и принимается протирать ручки шкафа.
      10-12. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Рома озадаченно смотрит на Максима.
      РОМА
      А что ты против нее имеешь?
      МАКСИМ
      Я? Абсолютно ничего. Просто она внушает мне подозрения. Вы заметили, как спокойно она отнеслась к тому, что отсюда нельзя выйти?
      РОМА
      Может, не дошло еще...
      МАКСИМ
      Хочешь сказать, что она тупая?
      БЕРГЕР
      Нет, нет, она далеко не глупа. Этот развязный тон, дикая внешность - все это напускное. Но каждое ее замечание точно бьет в цель. Иногда довольно болезненно...
      ЭВА
      (ЗАДУМЧИВО)Она никогда не спрашивает дорогу...
      МАКСИМ
      Что?
      ЭВА
      Бродит сама по себе, но, кажется, прекрасно здесь ориентируется.
      МАКСИМ
      Вот именно, бродит. Но в нужный момент оказывается в нужном месте. Чего она хочет?
      РОМА
      Пойди, да спроси.
      МАКСИМ
      Куда? Где она сейчас? Я ни разу не встретил ее случайно, мимоходом. Мне кажется, она сама находит нас, чтобы небрежно бросить словечко и снова уйти. А потом вдруг понимаешь...
      РОМА
      А я вот ни черта не понимаю! Ну, бродит. Ну, ляпнет. Ну, обидит или, наоборот, подскажет. Ну и что все это значит?!
      МАКСИМ
      Ее поведение мне кое-что напоминает... Та же игра, в которую с нами кто-то давно играет. Мы ведь так и не знаем, кто у профессора забрал чемодан. Кто снимал его фотоаппаратом Валеры, кто подбросил фотоаппарат нам? И еще кое-что... Видеокамеры. Раньше я замечал, что они поворачиваются, когда проходишь мимо.
      РОМА
      Автоматика.
      МАКСИМ
      Так вот, автоматика больше не работает. С тех пор, как появилась Заноза, камеры не поворачиваются.
      ЭВА
      Ты разве не все перебил?
      МАКСИМ
      В том-то и дело, что не все. Хотя постарался от души...
      ЭВА
      Тогда понятно. Ей стало не видно, что происходит, и она явилась лично.
      БЕРГЕР
      (НАПРЯЖЕННО) Зачем? Что это за игра?
      МАКСИМ
      Не знаю. Но думаю, что Заноза была в Башне с самого начала.
      БЕРГЕР
      Нет, это невозможно... какой же смысл? Надо мной, может быть, и стоило зло подшутить, но зачем она впутала в это Юлю? (ПОВОРАЧИВАЕТСЯ) Постойте! А где Юля?!
      Кресло, в котором до сих пор молча сидела Юля, теперь пусто. В конференц-зале ее нет.
      10-13. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Юля спешит по коридору, на ходу заглядывая в двери - кого-то ищет. Заглянув в очередную, убеждается, что она пуста, и спешит дальше, как вдруг за спиной у нее раздается голос Занозы.
      ЗАНОЗА
      Далеко ли торопишься?
      Юля резко оборачивается. Заноза с книгой подмышкой стоит на пороге той самой комнаты, которую Юля только что проверила.
      ЗАНОЗА
      У тебя такой вид, будто убивать кого-то собралась!
      ЮЛЯ
      (ЗЛО) А это уж как придется. Может и убивать!
      Заноза усмехается.
      ЗАНОЗА
      Да, чувствуется, опыт есть.
      ЮЛЯ
      (ОТОРОПЕЛО) Опыт?..
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      10-14. ИНТ. КАБИНЕТ СЛЕДОВАТЕЛЯ. ДЕНЬ
      Юля сидит перед следователем, тот листает папку с документами, поднимает глаза на Юлю.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Надумали?
      ЮЛЯ
      Мне не в чем признаваться.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      (КАЧАЕТ ГОЛОВОЙ) Напрасно. Сегодня у тебя еще есть шанс на чистосердечное... Но вот завтра сюда (ХЛОПАЕТ РУКОЙ ПО ПАПКЕ) ляжет заключение криминалистов о причине смерти Баташова...
      ЮЛЯ
      Он умер от инфаркта.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      От обширного инфаркта! Патологоанатом говорит - сердце в клочья! Сколько ты ему таблеток подсунула? Десять? Двадцать?
      ЮЛЯ
      Сколько можно повторять?! Я не убивала его! Я его любила!
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Про любовь будешь суду рассказывать. Какая у тебя с Баташовым разница в возрасте? Лет двадцать пять?
      ЮЛЯ
      Двадцать шесть...
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Вот видишь! О какой любви может идти речь? Не смеши меня!
      Юля отворачивается. По щекам текут слезы.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      По-человечески я тебя понимаю. Баташов - влиятельный бизнесмен, у него таких, юль - только пальцем поманить. А ты девушка неглупая, и это прекрасно понимаешь. Но так хочется нарядов, развлечений, канары-шманары всякие... Может, убивала и не ты, я же не настаиваю. Но в город-то он приехал из-за тебя! Ты же его попросила!
      ЮЛЯ
      Я не просила, он сам...
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Значит, тебя кто-то попросил вызвать его сюда! Что ты ему наплела? Небось, сказала, что беременна?
      ЮЛЯ
      (СРЫВАЯСЬ) Я его не просила!
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      А за какую работу тебя благодарили по телефону?
      Юля удивленно вскидывает голову.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Да-да, нам и это известно. Современная электроника творит чудеса...
      ЮЛЯ
      Я не знаю, кто звонил! Меня подставили!
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Может быть. Но тогда твои дела совсем плохи. Суди сама: Баташов встречался только с тобой, кругом в его доме твои отпечатки пальцев, да еще такая смерть! Возможно, кто-то тебя подставляет, но так, что комар носа не подточит! Я готов гарантировать, что меньше пятнашки судья тебе ни за что не даст!
      Изучающее смотрит на Юлю. Она полностью подавлена.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Из тюрьмы ты выйдешь старухой... Если вообще выйдешь. Заказчикам ты больше не нужна, а в тюрьме ведь это просто - раз-два, и нет человека! Подумай хорошенько, хочешь ли ты вот так просто перечеркнуть свою жизнь...
      ЮЛЯ
      Что я могу сделать?! Вы уже все решили!
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Э-эх, если бы все... Лично меня вот сомнения мучают: а вдруг он сам эти таблетки принял? Депрессия, то, сё... Мог ведь? Конечно, мог! И тогда закрывается дело с формулировкой "с-а-м-о-у-б-и-й-с-т-в-о". И гуляй, девочка, дальше! Так что ты уж подумай, посоветуйся с кем-нибудь... Телефон мой знаешь, появятся дельные соображения - звони.
      Подписывает пропуск, протягивает Юле.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Можешь идти. Пока свободна.
      Юля встает и как сомнамбула направляется к выходу.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      (ВСЛЕД ЮЛЕ) Пара дней у тебя есть. А потом уж - не обессудь...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      10-15. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Юля стоит перед небрежно опершейся о косяк Занозой.
      ЮЛЯ
      (С ПОДОЗРЕНИЕМ) Ты что-то обо мне знаешь?
      ЗАНОЗА
      Да все я о тебе знаю!.. Рома рассказал.
      ЮЛЯ
      (УДИВЛЕННО) При чем здесь Рома?!
      ЗАНОЗА
      А ты разве не его железякой приложила?
      Юля вздыхает с видимым облегчением.
      ЮЛЯ
      Вот ты о чем... Да, приложила. И ты об этом не забывай, подруга!
      ЗАНОЗА
      А мне-то что?
      ЮЛЯ
      А то! Будешь Бергера подначивать - и тебя приложу!
      ЗАНОЗА
      (ПРОТИВНЫМ ГОЛОСОМ) Ой! Твой он, что ли?
      ЮЛЯ
      (ЗАВОДЯСЬ)Да, мой!
      ЗАНОЗА
      Давно ли ты его знаешь?
      ЮЛЯ
      Не твое дело!
      ЗАНОЗА
      Я пять лет у него училась!
      ЮЛЯ
      То-то он и рожу твою не помнит!
      ЗАНОЗА
      Рожу-то, может, и не помнит!... Темно было...
      ЮЛЯ
      (ОТШАТЫВАЯСЬ) Что?!
      Заноза, улыбаясь, говорит нормальным голосом.
      ЗАНОЗА
      Ну вот, и расстроилась. Ох, и дура ты, Юлька! Ну, шучу я! Зачем мне твой Бергер?
      ЮЛЯ
      Ты дошутишься! Я тебя предупредила. Оставь его в покое!
      ЗАНОЗА
      (СЕРЬЕЗНО) Покой ему вреден. От него стареют. А профессор еще не безнадежен...
      ЮЛЯ
      (ОБЕССИЛЕННО) Идиотка... Ты же его чуть не убила...
      ЗАНОЗА
      Но ты же спасла! (УЛЫБАЕТСЯ) Вон как все удачно вышло... Хотя, за Бергера я и не волновалась. Он мужик жизнелюбивый. Так что все это не ради него затевалось.
      ЮЛЯ
      (В СМЯТЕНИИ) А ради кого?
      Заноза смотрит на нее долгим чуть смеющимся взглядом.
      ЗАНОЗА
      Я, наверное, тебя задерживаю. Ты кого-то искала.
      ЮЛЯ
      Почему - кого-то? Тебя!
      ЗАНОЗА
      (С НАИВНЫМ УДИВЛЕНИЕМ) Да? Зачем это?
      ЮЛЯ
      (СМУЩЕННО) Ну, как... Поговорить хотела.
      Заноза качает головой.
      ЗАНОЗА
      А по-моему, ты давно хочешь поговорить совсем с другим человеком. О!(УКАЗЫВАЕТ ВДАЛЬ)Посмотри-ка!
      Юля поворачивается и глядит в дальний, темный конец коридора. Там едва видна неясная еще тень, слышатся приближающиеся, хрустящие битым стеклом шаги.
      ЮЛЯ
      Кто это?
      Оглядывается на Занозу, но той уже нет рядом. Шаги приближаются. Юля напряженно вглядывается в темноту. И вдруг из тени на освещенное пространство выходит... Баташов. Юля застывает на вскрике. Однако Баташов, словно не замечая ее, сворачивает в боковой коридор и скрывается в нем.
      10-16. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Валера заканчивает дезинфекционную уборку, домывает пол, с маниакальной тщательностью протирает хлоркой даже подошвы своих ботинок. Неожиданно дверь распахивается, и в кабинет, шлепая по мокрому, бесцеремонно вваливается Рома. Валера издает стон.
      РОМА
      Что с тобой? Зубы болят?
      ВАЛЕРА
      Дверь забыл запереть!
      РОМА
      Меня, что ли, боишься?
      ВАЛЕРА
      (САРКАСТИЧЕСКИ) Ну что ты, Рома! Страшно тебе рад! Надеюсь, ты только что обнимался с нашим дорогим Максимом!
      РОМА
      Хватит придуриваться! Твой Максим мне тоже... не родня.
      ВАЛЕРА
      (СВАРЛИВО) Мой, что характерно...
      РОМА
      Слушай, по-моему, он темнит. Ведь мы его тогда прижали с чемоданом, верно?
      ВАЛЕРА
      Дался тебе этот чемодан!
      РОМА
      Погоди. Он сейчас так лихо стрелы перевел - прямо заслушаешься!
      ВАЛЕРА
      На меня, что ли?
      РОМА
      На Занозу.
      ВАЛЕРА
      А! Это пожалуйста.
      РОМА
      Что - пожалуйста?! Он-то болтает, а его ведь слушают... Да еще болезнь эта...
      ВАЛЕРА
      А я давно говорил...
      Умолкает, значительно глядя на Рому.
      РОМА
      (НЕТЕРПЕЛИВО) Что говорил?
      ВАЛЕРА
      Что, что! Решать с ним надо!
      10-17. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Бергер трясет за плечо Юлю, застывшую посреди коридора.
      БЕРГЕР
      Юля! Что с вами?!
      Юля приходит в себя.
      ЮЛЯ
      А?! Генрих Оскарович... Вы почему здесь? Вам лежать надо. (ЗАГЛЯДЫВАЕТ В БОКОВОЙ КОРИДОР)
      БЕРГЕР
      Я волновался. Вы так незаметно исчезли...
      ЮЛЯ
      (РАССЕЯНО) Да нет, все в порядке. Просто мне нужно было тут... встретиться...
      БЕРГЕР
      С кем? С Занозой?
      ЮЛЯ
      Почему с Занозой?
      БЕРГЕР
      Мне показалось, что вы на нее злитесь. (ТОРОПЛИВО) Но я хочу вам сказать, что она тут совершенно ни при чем! То, что произошло со мной...
      ЮЛЯ
      (ПЕРЕБИВАЯ) А вы когда-нибудь с ней разговаривали?
      БЕРГЕР
      (РАСТЕРЯННО) Я? Ну... конечно. Да вы же видели! И все мы...
      ЮЛЯ
      Нет, не при всех, а один на один?
      Бергер подавленно молчит.
      ЮЛЯ
      Вы попробуйте. Кое-что поймете...
      БЕРГЕР
      Откровенно говоря, я боюсь...
      ЮЛЯ
      Занозу?!
      БЕРГЕР
      Не смейтесь, пожалуйста! Мне не стыдно в этом признаться, я никогда не испытывал затруднений в общении с женщинами, но тут... черт ее знает... Начинаешь с ней говорить, и собственные слова кажутся враньем, и вся жизнь ставится под сомнение... нет, Максим прав! Заноза совсем не проста. Но она... не одна из нас. Тут все сложнее... Я пока не могу этого понять...
      ЮЛЯ
      Так спросите ее.
      Бергер неопределенно кивает.
      БЕРГЕР
      Да, да, надо бы поговорить с ней начистоту... Но боюсь, что это будет выглядеть так, будто я приполз на коленях и униженно прошу о спасении. (УСМЕХАЕТСЯ) Нелепый страх, правда? (СЕРЬЕЗНО) А вдруг она рассмеется мне в лицо?
      ЮЛЯ
      (ЗАДУМЧИВО) Иногда приходится пройти и через это...
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      10-18. ИНТ. САЛОН АВТОМОБИЛЯ ГОЛЬДАНСКОГО. ДЕНЬ
      Гольданский развалился на заднем сидении, лениво поглядывает в окно.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (ВОДИТЕЛЮ) Останови-ка у мэрии...
      Водитель останавливает машину и, разблокировав двери, выходит, что бы открыть дверь Гольданскому. Дверь возле Гольданского открывается, он уже собирается выходить, но навстречу ему в салон стремительно вскакивает Юля и, толкнув на место, сейчас же нажатием кнопки блокирует двери.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (ИСПУГАННО) Откуда ты взялась?!
      ЮЛЯ
      Спокойно. Есть разговор.
      Сует руку в сумочку. Гольданский испуганно отодвигается.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Э-э... Ты что?!
      ЮЛЯ
      (УСМЕХАЯСЬ) Испугались?
      Вынимает из сумочки пачку сигарет, усаживается поудобнее. Вынимает сигарету из пачки, но не закуривает.
      ЮЛЯ
      Успокойтесь, я не за этим пришла. Хотя, могла бы... Я же убийца. По вашей милости.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Я знаю о твоих проблемах. Но я тут совершенно ни при чем! Выметайся!
      Снаружи в стекло колотит встревоженный водитель.
      ЮЛЯ
      (НЕ ОБРАЩАЯ ВНИМАНИЯ) Баташов доверял мне и рассказывал кое-что о своих планах. Думаю, тем, кто подбирается к его бизнесу, это будет интересно... Но раз уж вы ни при чем...
      Кладет незажженную сигарету в пепельницу, берется за ручку двери.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Погоди!
      Жестом показывает водителю, уже собравшемуся бить в стекло рукояткой пистолета, чтобы тот отошел.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (ЮЛЕ) Чего ты хочешь?
      ЮЛЯ
      Чтобы меня сняли с крючка.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Это будет непросто.
      ЮЛЯ
      Мне есть, что предложить взамен.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Почему я должен тебе верить?
      ЮЛЯ
      С некоторых пор я усвоила простую истину: чтобы выжить, нужно иметь сильного покровителя. Вы мне подходите. Потому что хорошие люди, к сожалению, долго не живут.
      Гольданский изучающе смотрит на Юлю, усмехается.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      А ты сильно изменилась. Такой ты мне нравишься гораздо больше... По рукам?
      Протягивает руку. Юля, словно переломив себя, пожимает ее.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      10-19. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Бергер и Юля медленно бредут по коридору. Бергер снова выводит Юлю из задумчивости.
      БЕРГЕР
      Так вы с ней все-таки встретились?
      ЮЛЯ
      Да.
      БЕРГЕР
      И ссоры не было?
      Юля качает головой.
      ЮЛЯ
      (ЗАДУМЧИВО) Вот только говорила я совсем не о том... И упустила такой шанс! (ПОВОРАЧИВАЕТСЯ К БЕРГЕРУ) Генрих Оскарович! Не сердитесь, мне нужно идти.
      БЕРГЕР
      Да, да, конечно, Юля! Идите. Я так понимаю, что провожатые вам ни к чему.
      ЮЛЯ
      Сейчас - нет. Спасибо.
      С благодарностью коснувшись его руки, быстро уходит. Бергер смотрит ей вслед.
      БЕРГЕР
      (С ДОСАДОЙ НА СЕБЯ) Совсем не о том...
      10-20. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва сидит, понурившись, глубоко погруженная в невеселые мысли. Максим смотрит на нее, не решаясь заговорить. Вместо этого он, подойдя к ее креслу, просто кладет ей руки на плечи, гладит ободряюще.
      МАКСИМ
      Не надо бояться...
      ЭВА
      Бергер очень жестокий человек... Теперь я каждую минуту буду ждать, что кто-то из нас исчезнет. Здесь и так страшно, а от этого...
      МАКСИМ
      Бергер - ученый. У них сантименты не приняты. То, что он собирался сделать, могло бы многое объяснить...
      ЭВА
      (ВСКАКИВАЕТ) Ты что, жалеешь, что у него не вышло?!
      МАКСИМ
      Нет, нет, что ты! Это его счастье, что Юля не способна к абстрактному мышлению.
      ЭВА
      Юля поступила по-человечески! Если мы перестанем вести себя, как нормальные люди, добром это не кончится.
      МАКСИМ
      Разве я спорю?
      Эва глядит на него с подозрением.
      ЭВА
      Максим, пообещай мне, что не будешь проводить его эксперименты на себе!
      Вместо ответа, Максим, усмехнувшись, пытается ее поцеловать. Однако, Эва его отталкивает.
      ЭВА
      Подожди! Почему ты молчишь? Не хочешь обещать?!
      МАКСИМ
      Здесь не все зависит от наших обещаний... Кто знает, что будет? Может быть, нам остались мгновения. Но они наши...
      ЭВА
      А потом?! Я не могу быть с человеком, который в следующее мгновение сделает меня несчастной!
      МАКСИМ
      (ПОМРАЧНЕВ)Наверное, ты права. Душевное спокойствие прежде всего.
      ЭВА
      (В СЕРДЦАХ) Ты такой же... чурбан, как твой Бергер!
      Выбегает из конференц-зала. Максим бросается за ней.
      10-21. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР
      Максим выбегает из конференц-зала.
      МАКСИМ
      Эва, постой!
      Эва, не оборачиваясь, сворачивает за угол. Максим спешит за ней и, повернув, видит в конце коридора удаляющуюся фигуру. Но это не Эва, а Заноза.
      10-22. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Юля проходит мимо окна на улицу. Останавливается, озираясь по сторонам. Она не замечает, как за стеклом совсем близко от окна медленно пролетает бумажный самолетик, сложенный из книжной страницы. Юля отправляется дальше.
      10-23. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ВЕНТИЛЯЦИОННАЯ/КОРИДОР
      Валера и Рома сосредоточенно вытаскивают барахло из вентиляционной. Валера, продев толстый кусок проволоки в петли на дверце вентиляционной трубы, закручивает их и обкусывает концы плоскогубцами. Подходит Рома.
      РОМА
      Ну, что ты там возишься?
      ВАЛЕРА
      Все, все уже!
      РОМА
      (ПОГЛЯДЕВ НА ЕГО РАБОТУ) Зачем это?
      ВАЛЕРА
      Так. На всякий случай.
      Подхватывает пожарный щит за один край.
      ВАЛЕРА
      Берись, понесли!
      Выносят пожарный щит в коридор.
      Валера выключает свет, закрывает вентиляционную на ключ.
      ВАЛЕРА
      Ну, вот. Все готово.
      10-24. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. РЕЦЕПЦИЯ/КОРИДОР/ ОФ.24
      Юля выворачивает из-за угла и в конце коридора замечает Занозу.
      ЮЛЯ
      (ОКЛИКАЕТ) Заноза! Таня! Подожди!
      Но Заноза скрывается за поворотом.
      Юля спешит следом, тоже сворачивает за угол, но в этом коридоре Занозы не видно. Юля прибавляет ходу, как вдруг замечает, что кто-то стоит за приоткрытой дверью оф.24.
      Юля, по инерции пройдя мимо, замирает на мгновение. В ушах у нее вдруг раздает голос, уводящий ее во флэшбэк из первой серии.
      ГОЛОС ГОЛЬДАНСКОГО
      Если вы можете работать без башни, то и Башня без вас обойдется!
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      10-25. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР(ОФ.24)
      Юля и офис-менеджер стоят возле приоткрытой двери офиса 24. Юля успевает увидеть только плечо стоящего спиной к двери человека. Доносится обрывок его фразы.
      ОФИС-МЕНЕДЖЕР
      (ЗАКРЫВАЯ ДВЕРЬ) Распекает кого-то. Лучше подождать.
      ЮЛЯ
      (ЗАДУМЧИВО) Странно. Знакомый голос...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      10-26. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР/ ОФ.24
      Юля стоит, замерев, а затем возвращается и рывком распахивает дверь. Перед ней - Максим.
      ЮЛЯ
      Ты что здесь делаешь?
      МАКСИМ
      А ты?
      ЮЛЯ
      (ЗЛО) Имей в виду, все, что ты наговорил про Занозу - это чушь собачья и вранье! Кто ты такой вообще, чтобы ее обсуждать?! И хватит за ней следить!
      МАКСИМ
      С чего ты взяла...
      ЮЛЯ
      С того! Суешь свой нос, куда не просят! За пятнами своими следи, рассадник! Тебе бы вообще сидеть тихонечко в углу и не мозолить глаза нормальным людям!
      Захлопывает дверь перед лицом оторопевшего Максима, слышатся удаляющиеся шаги Юли.
      10-27. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Эва и Бергер стоят у окна, глядя наружу.
      ЭВА
      ...Его все сторонятся из-за болезни, и он тяжело это переживает. А я - истеричная дура. Вместо того, чтобы поддержать, уберечь...
      БЕРГЕР
      От чего?
      ЭВА
      Я боюсь, что он решится на новое самоубийство.
      БЕРГЕР
      Ну, что вы! Максим среди нас самый трезвомыслящий человек.
      ЭВА
      Ничего вы не знаете! Он хочет сделать то, что у вас не получилось!
      Бергер меняется в лице, некоторое время молчит.
      БЕРГЕР
      (СОКРУШЕННО) Это все мой дурацкий характер... Опять добился внимания публики, заставил всех бегать за мной и уговаривать. Откровенно говоря, я ведь совсем не уверен, что у меня хватило бы духу пустить ток...
      ЭВА
      Зря вы этого раньше не сказали...
      БЕРГЕР
      Я знаю верный способ избавить человека от навязчивой идеи.
      ЭВА
      Какой?
      БЕРГЕР
      Дать ему другую. Идемте.
      Углубляются в коридор, не замечая, как за окном снова медленно пролетает бумажный самолетик (другой).
      10-28. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ЧИСТОЕ)
      Юля стремительно входит в кафе и обнаруживает Занозу, сидящую, закинув ноги на стол, с книжкой в руках. Юля облегченно переводит дух, но не сразу решается начать разговор.
      ЮЛЯ
      Интересная книжка?
      ЗАНОЗА
      А, скукота. Любят некоторые забивать голову всякой мутью. Уж так у них все сложно, аж читать невозможно! По-моему, в жизни все проще...
      С этими словами она вырывает из книги страницу и принимается складывать из нее бумажный самолетик.
      ЮЛЯ
      Я тебя не отвлекаю?
      ЗАНОЗА
      Отвлекаешь.
      Доделав самолетик, запускает его, и он, сделав пируэт в воздухе, вылетает за дверь. Заноза, проводив его взглядом, поворачивается к Юле.
      ЗАНОЗА
      Почему ты приходишь ко мне за тем, что должна делать сама?
      ЮЛЯ
      У меня ничего не получилось.
      ЗАНОЗА
      И опять не получится. Чем я-то могу помочь?
      ЮЛЯ
      Но ты же помогла Эве, помогла Бергеру...
      ЗАНОЗА
      Да я вообще не понимаю, о чем ты говоришь!
      ЮЛЯ
      (С ОТЧАЯНИЕМ) Но я должна снова увидеть Баташова! Он мой отец! Я виновата в его смерти!
      ЗАНОЗА
      Как же вы все заморочили сами себя! Лепите мистику на пустом месте! И у каждого свой скелет в шкафу!
      ЮЛЯ
      Но ведь ты можешь...
      ЗАНОЗА
      Могу. Могу научить тебя делать самолетики. Хочешь?
      Вырывает из книги лист, протягивает Юле. Та машинально берет, но лице ее обида. Она собирается что-то сказать, но в этот момент входит Рома.
      РОМА
      Вот вы где! Есть дело, пошли!
      Юля, поглядев на равнодушную Занозу, сминает листок в кулаке и кивает Роме.
      ЮЛЯ
      Пошли!
      Выходит.
      РОМА
      (ЗАНОЗЕ) А ты?
      ЗАНОЗА
      Нет уж, спасибо. Пусть каждый сам разбирается со своими скелетами.
      Рома, махнув рукой, выходит.
      10-29. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ
      Максим спускается по стеллажу, спрыгивает на пол и сейчас же видит смиренно поджидающую его Эву. Она подходит и молча обнимает его.
      ЭВА
      Прости меня!
      МАКСИМ
      Не нужно ничего говорить...
      Обнимает Эву.
      ЭВА
      Нет, нужно. Даже если у нас остаются только секунды... Мы сложим твои и мои и все успеем.
      МАКСИМ
      Конечно, успеем. У нас не так много дел.
      ЭВА
      И все-таки есть одно... для меня очень важное. Обещай мне помочь.
      МАКСИМ
      Обещаю. Приказывай.
      ЭВА
      Я хочу... сделать то, зачем пришла в Башню.
      МАКСИМ
      (УДИВЛЕННО) Зачем это тебе? Тем более - теперь...
      ЭВА
      Именно теперь. Я должна узнать все о нем и рассказать все о нас. Если он опять появится.
      МАКСИМ
      Виктор?
      ЭВА
      Да. Я хочу проститься... Какое правильное слово! Ты мне поможешь?
      МАКСИМ
      Хорошо. Раз обещал... Но как?
      ЭВА
      Просто будь рядом. Этого достаточно...
      Неожиданно открывается дверь и входит Юля. Увидев обнимающихся, останавливается.
      ЮЛЯ
      Ох, простите!
      ЭВА
      Ничего. Мы сегодня всех прощаем, кто прощает нас. Правда, Максим?
      МАКСИМ
      (УГРЮМО ГЛЯДЯ НА ЮЛЮ) Правда. Ты кого-то ищешь?
      ЮЛЯ
      Да. Всех. Там Рома нашел что-то необычное, послал меня за помощью.
      МАКСИМ
      (НЕДОВЕРЧИВО) Как будто здесь можно найти что-то обычное...
      ЮЛЯ
      Он говорит, это очень важно.
      Эва берет Максима за руку.
      ЭВА
      Ну, раз важно, тогда идем!
      10-30. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ВОЗЛЕ ВЕНТИЛЯЦИОННОЙ.
      Юля подводит Максима и Эву к распахнутой двери темной вентиляционной, на пороге которой стоит Рома, пристально вглядываясь внутрь. Юля приотстает и берет за руку Эву.
      ЮЛЯ
      Подожди, что-то мне не по себе...
      Максим подходит к Роме.
      МАКСИМ
      Ну, что там?
      Рома озадаченно почесывает затылок, затем указывает вглубь комнаты.
      РОМА
      Да вон там, в углу...
      МАКСИМ
      А света нет?
      РОМА
      Не работает. Да я подсвечу. (ВКЛЮЧАЕТ ФОНАРИК) Видишь?
      МАКСИМ
      Ничего не вижу...
      Шагает в помещение, и сейчас же железная дверь с грохотом захлопывается за ним. Валера, прятавшийся за ней, поворачивает ключ в замке.
      ВАЛЕРА
      Так-то будет лучше!
      Эва, опешившая в первый момент, бросается на Валеру.
      ЭВА
      Ты что?! Открой сейчас же!
      Валера брезгливо ее отталкивает.
      ВАЛЕРА
      Не лапай меня, дура! Отмойся сначала!
      ЭВА
      Скоты! Вы понимаете, что делаете?! Максим!
      Бросается на дверь, словно хочет пробить. Рома ее оттаскивает.
      РОМА
      Ну, чего ты вопишь?! Больной он, заразный, сама ведь знаешь! Нельзя ему с нами! Так всем будет спокойнее!
      ЭВА
      Пусти! Какие же вы сволочи!
      ВАЛЕРА
      Зато не покойники!
      РОМА
      Лучше уймись, не доводи!
      Эва пытается расцарапать Роме лицо, но тот отвешивает ей плюху по-мужски, и Эва отлетает к стене, плачет утирая кровь с губ. Юля склоняется к ней, протягивает свою косынку.
      ЮЛЯ
      Эва! Ну, пожалуйста! Ну успокойся! Ведь правда - так лучше.
      Эва отшатывается от нее, как от змеи.
      ЭВА
      И ты с ними заодно?! К новому покровителю прилипла?! Шлюха! Я теперь знаю, кого ты тут по коридорам искала! Предательство замолить хочешь? Не выйдет!
      Юля в замешательстве отступает.
      ЮЛЯ
      Зачем ты так?! Неправда!
      ЭВА
      Правда, тварь, правда. Ничего в тебе больше нет!
      РОМА
      Хватит! Пошли отсюда!
      Рывком поднимает Эву с пола, уволакивает по коридору.
      Валера с победным видом прячет ключ в карман.
      ВАЛЕРА
      Вот таким манером. Спасибо за помощь, зайка!
      Юля хватается за голову.
      ВАЛЕРА
      Если что, я у себя. Заглядывай! (УХОДИТ)
      Юля остается одна.
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      10-31. ИНТ. КАБИНЕТ СЛЕДОВАТЕЛЯ. ДЕНЬ
      Юля стоит. Следователь вынимает из сейфа пластиковый пакет, раскрывает, выкладывает на стол юлину сумочку и мобильник.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Вот. Пожалуйста, можете забрать.
      Юля берет вещи.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Как я и предполагал с самого начала, имела место досадная ошибка предварительного следствия. Ну, от этого никто не застрахован.
      ЮЛЯ
      Вы установили, от чего умер Баташов?
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Смерть наступила от естественных причин, так что ни к вам, ни к кому другому никаких претензий нет. От лица службы приношу вам свои извинения.
      Юля, кивнув, отворачивается и направляется к двери.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      (ВСЛЕД) Надеюсь, больше вам придется страдать от ошибок правосудия. При таких-то покровителях.
      СКЛЕЙКА
      10-32. НАТ. УЛИЦА ОКОЛО ПРОКУРАТУРЫ/ САЛОН МАШИНЫ. ДЕНЬ
      Юля выходит из прокуратуры, садится в подъехавшую машину Гольданского.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Все в порядке?
      ЮЛЯ
      Да.
      ГОЛЬДАСНКИЙ
      Вот и отлично! Забудем все, что было, начнем жизнь с чистого листа!
      Вынимает из бардачка фотографию мужчины, кладет Юле на колени. Юля берет фото, рассматривает. На снимке - решительный дядька несколько боксерского вида.
      ЮЛЯ
      Кто это?
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Романов Анатолий Григорьевич. Твой новый клиент...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      10-33. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАХ. РЕЦЕПЦИЯ
      Растрепанная Юля сомнамбулически бредет по коридору, проходя мимо стойки рецепции, случайно задевает лежащую на самом краешке пыльную папку. Папка падает на пол и раскрывается. Юля вдруг видит свою фотографию. В папке - ее документы, с которыми она пришла устраиваться на работу. Подняв папку и переворачивая листы, она горько качает головой.
      ЮЛЯ
      Новая жизнь... С чистого листа...
      В отчаянии принимается рвать бумаги в клочья. Швыряет на пол.
      ЮЛЯ
      Вот и вся жизнь.
      И вдруг в дальнем конце коридора на мгновение появляется мужская фигура и тут же скрывается за поворотом. Это явно не Рома и не Валера. Взволнованная Юля устремляется следом, и видит тень человека, остановившегося за углом в ожидании ее. Однако, чем ближе подходит Юля, тем медленнее становятся ее шаги. Она вдруг вскрикивает в ужасе и бросается прочь.
      ЮЛЯ
      Нет! Не может быть! Откуда он - здесь?!
      10-34. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер хлопочет вокруг полуобморочной Эвы, поит ее водой, смывает кровь с лица. Рома мрачно сидит поодаль.
      РОМА
      А что нам оставалось? Добром его не уговоришь...
      БЕРГЕР
      А вы пробовали?
      РОМА
      Да что толку! Он же считает, что мы все умерли, а значит, его зараза, вроде бы, повредить никому не может... но мы-то в это не верим! Нам как-то жить надо! Ничего, пусть посидит.
      Неожиданно раздается голос неизвестно откуда взявшейся Занозы.
      ЗАНОЗА
      Долго?
      Рома, вздрогнув, поворачивается к ней.
      РОМА
      Что?
      ЗАНОЗА
      Сколько ты намерен его там держать?
      РОМА
      (ПОЖАВ ПЛЕЧАМИ) Пока что-нибудь не прояснится...
      ЗАНОЗА
      А кормить и поить его ты не собираешься?
      РОМА
      Ну, почему...
      ЗАНОЗА
      Потому что открыть эту дверь снова вы не рискнете - вдруг он бросится? И всех заразит. Значит, обрекаете на голодную смерть.
      РОМА
      Он же и так покойник!
      ЗАНОЗА
      Но ты же в это не веришь!
      РОМА
      (ГЛУХО) Он все равно умрет... Вот профессор и проверит свои теории.
      БЕРГЕР
      (СКРЫВАЯ ВСПЫХНУВШИЙ ИНТЕРЕС) Ну, не такой же ценой...
      Заноза пристально глядит на Бергера.
      ЗАНОЗА
      В науке важен результат. А эксперимент интересный! Правда, профессор?
      БЕРГЕР
      Я этого не говорил.
      ЗАНОЗА
      Но подумали.
      Бергер молчит.
      Заноза поворачивается к Эве. Эва, лежавшая в кресле почти без чувств, вдруг выпрямляется и со страхом смотрит на Занозу.
      ЭВА
      Нет... нет, ты не можешь меня ни в чем обвинить!
      ЗАНОЗА
      Я - нет. А он?
      Эва хватается за голову.
      ЭВА
      О, господи! Зачем я заставила его обещать?! Он же подумает, что мне нужно только это!
      С трудом встает.
      ЭВА
      (РОМЕ) Я должна поговорить с Максимом.
      РОМА
      (ЖЕСТКО)Сядь!
      ЭВА
      (С МОЛЬБОЙ) Ну, пожалуйста! Только поговорить! Через закрытую дверь!
      ЗАНОЗА
      Какой смысл в пустых разговорах? Слова никого не убеждают. (НАПРАВЛЯЕТСЯ К ВЫХОДУ)
      РОМА
      (НЕУВЕРЕННО) Эй! А ты-то куда?! Чего еще задумала?!
      Заноза, направляясь к выходу, оборачивается.
      ЗАНОЗА
      А чего тут думать? Тут делать надо!
      Уходит.
      Рома так и не решается ее остановить. Бергер вопросительно смотрит на Рому.
      РОМА
      Да ни черта она не сделает!
      10-35. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Юля осторожно входит в директорский кабинет и видит, что в глубоком, вращающемся кресле с высокой спинкой кто-то сидит. Взгляд Юли упирается в спинку кресла, толком разглядеть сидящего она не может, но и так знает, что это Валера.
      ЮЛЯ
      Валера! Я пришла...
      Смотрит в затылок сидящему. Тот не оборачивается. Юля начинает медленно раздеваться.
      ЮЛЯ
      Ты получишь все, чего хочешь! Пожалуйста! Только отдай ключ... Мы должны его выпустить! Ты что, не понимаешь, что так нельзя?! Мы же в зверей превращаемся! Скоро охоту друг на друга начнем! Да обернись же!
      Кресло медленно поворачивается к ней, и Юля вдруг понимает, что это не Валера. Она с ужасом узнает Гольданского.
      ФЛЭШБЭК ЮЛИ
      10-36. ИНТ. КАФЕ. ДЕНЬ
      Гольданский сидит за столиком, пьет кофе. Подходит Юля, садится напротив. Гольданский вопросительно смотрит на нее. Юля выкладывает на стол папку с бумагами, сверху кладет флэшку, придвигает Гольданскому.
      ЮЛЯ
      Тут все. На флэшке - их база данных.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (НЕДОВЕРЧИВО) Полная?
      ЮЛЯ
      Полная.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Вот это да!
      Прячет флэшку в карман, быстро перелистывает бумаги в папке, брови его при этом удивленно ползут на лоб.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Ого! (ПОДНИМАЕТ ГЛАЗА НА ЮЛЮ) Девочка моя, да тебе цены нет!
      ЮЛЯ
      Всему есть цена.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Помню, помню! Свое ты получишь!
      Прячет папку в портфель, встает.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Пока отдыхай, я с тобой свяжусь.
      Однако, едва он отходит от столика, его подхватывают под руки крепкие ребята.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (ВЫРЫВАЯСЬ) В чем дело?! Кто вы такие?
      Подходит Романов - бизнесмен, сохранивший некоторые ухватки конца девяностых.
      РОМАНОВ
      (ГОЛЬДАНСКОМУ) Эти двое мои. А вот эти - из прокуратуры.
      К столику подходит Следователь с помощником.
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      Следователь прокуратуры Чащихин. Гражданин Гольданский, вы задержаны в качестве обвиняемого по статье...
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Не смешите меня! Задержан! Это разбойное нападение! Кто эти люди?!
      РОМАНОВ
       Засохни! Это понятые. Причем, нервные...
      СЛЕДОВАТЕЛЬ
      (ГОЛЬДАНСКОМУ) Пройдемте с нами.
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      Я протестую! У вас нет никаких оснований...
      РОМАНОВ
      Так-таки и никаких? (СМОТРИТ НА ЮЛЮ)
      
      ЮЛЯ
      (РОМАНОВУ) Бумаги в портфеле, а флэшка во внутреннем кармане пиджака.
      РОМАНОВ
      Спасибо, Юлечка!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (ЮЛЕ. ЗЛОБНО) Слишком часто меняешь покровителей, сучка! Думаешь, сдала меня, так счастливо заживешь? Не надейся! Еще на коленях приползешь, прощения просить!
      ЮЛЯ
      (ЗАПАЛЬЧИВО) Не дождешься!
      ГОЛЬДАНСКИЙ
      (УВЕРЕННО) Прижмет - приползешь! А прижмет скоро, это я тебе обещаю!
      Гольданского тащат к выходу. Юля с ненавистью кричит вслед.
      ЮЛЯ
      Сдохну, но не приползу! Ты понял?!
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      10-37. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА
      Юля с остановившимся взглядом лихорадочно повторяет.
       ЮЛЯ
      Сдохну, если приползу... Сдохну... Так вот куда я пришла... Сама... приползла...(КРИЧИТ)Это все из-за меня!
      
      КОНЕЦ ДЕСЯТОЙ СЕРИИ
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 120k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.