Бачило_Ткаченко
Башня (серии 3, 4 из 16)

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 116k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    http://www.kinopoisk.ru/film/568046/ЖАНР: мистический триллер с элементами фантастики.ФОРМАТ: сериал с горизонтальной и вертикальными составляющими.ОБЪЕМ: 16 серийХРОНОМЕТРАЖ СЕРИИ: 44-52 минутыАННОТАЦИЯ В результате неведомого катаклизма несколько человек оказываются отрезанными от внешнего мира на двух этажах высотного здания, недавно выстроенного в центре города. Попавшие в плен люди не могут ни спуститься самостоятельно, ни позвать на помощь, они не понимают, что именно случилось - теракт, землетрясение, сбой в работе оборудования самой Башни или нечто еще более опасное. Со временем, к угрозе окончательного обрушения Башни прибавляется череда необъяснимых событий, заставляющих пленников отказаться от поверхностных объяснений и попытаться найти причины происходящего в собственном прошлом.

    1

  •   DRAFT 28.03.2010
      
      
      
      
      
      
      Александр Бачило
      Игорь Ткаченко
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      БАШНЯ
      3-4 серии (ЭВА)
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      ТИЗЕР
      
      НАРЕЗКА из наиболее эффектных, по мнению режиссера, эпизодов пилотной серии, дающих представление о развитии сюжета.
      
      3-1. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ
      Пленники уже спустились из пролома и окружили Эву. Максим помогает спуститься последней - Юле. Валера выглядывает за дверь, оборачивается.
      ВАЛЕРА
      Я ни черта не пронимаю! Почему мы опять здесь? Мы же все время спускались с одного этажа на другой!
      МАКСИМ
      По крайней мере, нам так казалось...
      ВАЛЕРА
      Чего казалось?! Я там как брякнулся - чуть нос не разбил! Вверх не падают!
      МАКСИМ
      Кто его знает, куда тут падают...
      ЮЛЯ
      Нет, не может быть! Это какая-то ошибка. Давайте еще раз пройдем!
      РОМА
      Да ходил я уже! Два круга дал тем же путем! Думал, одного меня глючит...
      ЭВА
      (ЗАДУМЧИВО)А вам не показалось... (ВСЕ СМОТРЯТ НА НЕЕ) Может быть, пока вы ходили, что-то... передвинулось?
      МАКСИМ
      Что?
      ЭВА
      Не знаю... пол, стены...
      РОМА
      Тебя как зовут?
      ЭВА
      Эвелина. Можно - Эва.
      ВАЛЕРА
      (ИРОНИЧНО) Эва как ты задвинула, Эва!
      РОМА
      (С ПОДОЗРЕНИЕМ)Ты видела, как двигались стены?
      ЭВА
      Нет...
      РОМА
      Тогда почему спрашиваешь? Что-нибудь знаешь?
      ЮЛЯ
      Ну, чего ты к ней пристал? У тебя есть свое объяснение?
      РОМА
      (УГРЮМО) Нет. Но я кое-что слышал об этом. Где-то в Башне есть стены, которые, в самом деле...
      ЭВА
      (ПОСПЕШНО ПЕРЕБИВАЕТ) Тише! Мне кажется, я что-то слышу!
      Все настораживаются.
      ВАЛЕРА
      Стены двигаются?
      ЭВА
      Нет. Показалось, что кто-то зовет...
      ВАЛЕРА
      (НЕУВЕРЕННО) Это реклама. Мы сдохнем, а она все звать будет: "Добро пожаловать в Башню!"...
      ЮЛЯ
      А вдруг это Бергер? Очнулся, а нас нет.
      РОМА
      Ладно, пошли, поглядим. Чего тут торчать?
      Все выходят из комнаты. Валера - последним. Обернувшись, он фотографирует пролом в потолке и спешит за остальными.
      ВАЛЕРА
      (С НЕРВНЫМ СМЕШКОМ) Вот будет номер, если на этом этаже нет никакого Бергера!
      3-2. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      
      Пленники разбирают остатки баррикады у двери, ставят столы на место. Эва сидит, откинувшись и закрыв глаза, в одном из кресел первого ряда. Когда вся мебель на местах, Максим, поставив на столик слайдоскоп, включает его и задумчиво перещелкивает слайды в течение последующего разговора. На стенном экране сменяются формулы, фотографии установок, блиндажей испытательного полигона. Юля на корточках возле спящего Бергера, осматривает бинты, трогает его лоб, руки.
      ЮЛЯ
      Горячий, как печка...
      РОМА
      Горячий - не холодный. Крови много натекло?
      ЮЛЯ
      Вроде, нет. Боюсь переворачивать.
      ЭВА
      Его лучше на стол переложить. Будет удобнее перевязывать.
      ВАЛЕРА
      Да как поднимать-то? За него взяться страшно!
      ЭВА
      Как обычно. На простыне. За четыре угла.
      ВАЛЕРА
      У тебя что, с собой простыня?
      ЭВА
      Ну, найти какую-нибудь тряпку... штору... хоть плащ. И вообще, ему нужно соорудить постель. Холодно на полу.
      Максим выключает слайдоскоп, направляется к двери.
      МАКСИМ
      Надо поискать в офисах, может, одежда осталась... только... (НЕУВЕРЕННО ВЫГЛЯДЫВАЕТ ЗА ДВЕРЬ) Валера, пойдешь со мной?
      ВАЛЕРА
      Я смотрю, вы тут надолго решили устроиться!
      ЭВА
      А ты?
      Небольшая видеокамера под потолком зала вдруг оживает и нацеливает объектив на Валеру. Но никто этого не замечает.
      3-3. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      На экране монитора в полутемном помещении пультовой виден конференц-зал и пленники. Наезд на Валеру.
      ВАЛЕРА
      А я считаю, надо выход искать, пока нас всех не придавило, как профессора! Если спасателей до сих пор нет, значит они боятся сюда сунуться! А раз боятся, значит, все это рухнет с минуты на минуту!... А то и сами подорвут - для удобства расчистки!
      3-4. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Рома досадливо обрывает Валеру.
      РОМА
      Ладно, горячку-то не пори! Подорвут! Они же знают, что здесь люди!
      ВАЛЕРА
      Если б знали - не отключили бы связь!
      ЮЛЯ
      (ИСПУГАННО) Ты, правда, так думаешь?!
      ВАЛЕРА
      Сказал бы я, как думаю... да не при беременных.
      ЭВА
      Правильно, нечего меня волновать! И вообще, мне есть пора!
      ВАЛЕРА
      Она еще о еде думает!
      ЭВА
      Я о ребенке думаю! Вы - мужчины, вот и отправляйтесь, найдите что-нибудь съестное и одежду.
      РОМА
      (ЭВЕ, ЗЛО) Только не надо здесь распоряжаться! Команды отдавать буду я!
      ВАЛЕРА
      (С УХМЫЛКОЙ) А почему это - ты?
      РОМА
      Потому что у меня... (ОСЕКАЯСЬ) Кстати, отдай-ка пистолет.
      ВАЛЕРА
      Ага, щас! Не хватает нам только тебя с пистолетом!
      Рома молча и недобро смотрит на Валеру, и тот, не выдержав взгляда, вытаскивает из кармана пистолет и подает Роме.
      ВАЛЕРА
      Да на, забери! Только не психуй!
      Рома берет пистолет, проверяет обойму.
      РОМА
      Юля, ты стрелять умеешь?
      ЮЛЯ
      Учили.
      ВАЛЕРА
      (УДИВЛЕННО) Да ну?! А по каким мишеням?
      ЮЛЯ
      (С ВЫЗОВОМ) По выпитым! Устраивает?
      Рома подает ей пистолет.
      РОМА
      Так вот, стрелять не надо!... Пока не видишь, в кого стреляешь.
      ЭВА
      А что, здесь есть еще кто-то, кроме нас?
      ЮЛЯ
      Но кто-то же тебя связал!
      ЭВА
      Ах, да. Я иногда плохо соображаю...
      Рома поднимает с пола лом.
      РОМА
      Мы скоро придем.
      РОМА
      (МАКСИМУ И ВАЛЕРЕ) За мной! (ВЫХОДИТ)
      ВАЛЕРА
      (КАЧАЯ ГОЛОВОЙ) Бонапарт! С ломом.
      Щелкает фотоаппаратом вслед Роме, выходит.
      МАКСИМ
      В это трудно поверить... но я тоже чего-нибудь съел бы... (ВЫХОДИТ)
      3-5. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      В полутемном помещении пультовой светятся несколько экранов. С одного на другой переходят Рома, Валера и Максим, идущие по коридору (оф.7). На третьем экране виден конференц-зал, Эва, Юля и Бергер. Наезд на Эву. Она незаметно для Юли вынимает из кармана и разворачивает сложенный листок блокнотной бумаги. На листке - карандашный портрет девушки, очень похожей на Эву, но прическа совсем не та. Словно почувствовав посторонний взгляд, Эва снова складывает листок и прячет его в карман, недоуменно оглядывается по сторонам. Камера отъезжает. Наезд на Бергера. На крупном плане его лицо искажается болью, будто тоже чувствует взгляд.
      3-6. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер издает стон. Юля, поспешно наклоняется к нему, положив пистолет на пол рядом с собой.
      ЮЛЯ
      Что такое? Что? Больно?
      Но Бергер затихает. Эва, притворяясь дремлющей, сосредоточенно думает о чем-то своем, машинально бросает фразу.
      ЭВА
      Анестезия отходит... Что вы ему кололи?
      ЮЛЯ
      Не знаю. Нас не было. Пришли - шприц лежит. А ты не медик случайно?
      Эва вздрагивает, открывает глаза.
      ЭВА
      С чего ты взяла?
      ЮЛЯ
      Ну, разбираешься, вроде бы... Советы дельные даешь, куда положить, как перенести...
      ЭВА
      (СНОВА ЗАКРЫВАЯ ГЛАЗА) Я на сохранении лежала. Насмотрелась... Какой из меня медик?
      ФЛЭШБЭК НАСТИ
      
      3-7. БЕРЕГ РЕКИ. ДЕНЬ
      Журчит горный ручей. НАСТЯ, стоя на берегу у конца переката, как заправский рыбак, забрасывает спиннинг, крутит ручку катушки, ловко подсекает, и через мгновение у нее в руках трепещется крупная форель.
      Неподалеку, позади НАСТИ, стоит ВИКТОР с большим блокнотом, в котором что-то рисует, изредка бросая на НАСТЮ цепкие взгляды. НАСТЯоборачивается, замечает Виктора, победно улыбаясь, поднимает рыбину.
      ВИКТОР
      Вот это рыбина! Поздравляю!
      НАСТЯ
      А где Эва и Егор?
      ВИКТОР
      Пошли дрова собирать!
      НАСТЯ
      (НАСМЕШЛИВО) Ах, дрова! Тогда торопиться некуда...
      Снимает рыбу с крючка, оглушает сильным ударом о камень и бросает в ведерко.
      ВИКТОР
      Ловко у вас получается. Не жалко?
      НАСТЯ
      (ПОЛУОБЕРНУВШИСЬ) Лучше сразу убить, чем долго мучить.
      ВИКТОР
      (СО СМЕХОМ) Прекрасный принцип! Вы не в прокуратуре работаете?
      НАСТЯ
      Нет, я врач.
      ВИКТОР
      Хорошо, что я не больной! (ОБА СМЕЮТСЯ)
      НАСТЯ
      (ПРОТЯГИВАЯ УДОЧКУ) Хотите попробовать?
      ВИКТОР
      (УЛЫБАЯСЬ) Ну, рыбак из меня никакой...
      НАСТЯ
      Ерунда! Все мужчины по природе добытчики.
      Протягивает ему удочку. ВИКТОР, положив блокнот на траву, подходит.
      ВИКТОР
      Боюсь, я из тех, кто изображал подвиги охотников на стенах пещеры.
      Берет удочку, неловко размахивается.
      НАСТЯ
      Нет, нет! Двумя руками, будто хотели перебросить ее на тот берег, но забыли выпустить!
      Вместе с ВИКТОРОМ взявшись за удочку, широко размахивается.
      НАСТЯ
      Вот так! А теперь быстро сматывайте леску!
      ВИКТОР неловко крутит ручку катушки.
      НАСТЯ
      Быстрее!
      Поплавок резко дергается и скрывается под водой.
      НАСТЯ
      Клюет! Подсекай!
      ВИКТОР резко дергает удочку. К его безмерному удивлению, на конце лески трепещется рыбина.
      НАСТЯ
      Не спи, сматывай! Быстрее! Да что же ты?!
      Азартно шагает с берега, но, оступившись на скользких камнях, с шумом плюхается в ручей.
      ВИКТОР
      (ИСПУГАННО) Настя!
      Бросив удочку, спешит ей на помощь, но тоже падает в воду.
      Хватаясь друг за друга, ВИКТОР и НАСТЯ барахтаются на мелководье, пытаются подняться на ноги, но снова и снова оскальзываются и шумно падают, взметая тучи брызг.
      Наконец, НАСТЕ удается утвердиться на ногах, она подхватывает ВИКТОРА за руку и рывком помогает ему встать. Поддерживая друг друга, они выбираются на берег.
      ВИКТОР
      (ВИНОВАТО) Я же говорил! Ты не ушиблась?
      НАСТЯ
      Все нормально. А мы перешли на "ты"?
      ВИКТОР
      Кажется, да. Ты против?
      НАСТЯ бросает на него быстрый оценивающий взгляд, улыбается.
      НАСТЯ
      Нет. Если покажешь, что рисовал в блокноте...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      3-8. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва открывает глаза, словно очнувшись ото сна. Юля сидит на полу возле Бергера, прислонившись спиной к ножке стола.
      ЭВА
      (ЮЛЕ)Что ты говоришь? Извини, я, кажется, задремала.
      ЮЛЯ
      Счастливая! А мне ни за что не уснуть. Сижу и прислушиваюсь...
      ЭВА
      К чему?
      ЮЛЯ
      Не знаю. Ко всему. Кажется, вот-вот снова начнется - обвал грохот, темнота, пол проваливается... (ПЕРЕДЕРГИВАЕТ ПЛЕЧАМИ) Нет, нет, не слушай меня! Это так - буйное воображение... Как думаешь, за нами все-таки придут?
      ЭВА
      Придут, куда денутся. А не придут - сами выберемся.
      ЮЛЯ
      Как? Ты же видела: сколько ни спускайся на тридцать пятый этаж, всегда оказываешься на тридцать седьмом.
      ЭВА
       (ПОЖИМАЯ ПЛЕЧАМИ) Может, не всегда...
      ЮЛЯ
      Рома три раза прошел, и все без толку!
      Эва вдруг встает с места.
      ЭВА
      Подожди. Как он сказал?
      ЮЛЯ
      Да так и сказал! Два круга, говорит, дал, тем же путем. И еще раз - вместе с нами.
      ЭВА
      (ЗАДУМЧИВО)Тем же путем... Значит он всегда шел сверху вниз?...
      
      3-9. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР У ТРЕН. ЗАЛА, ОФ.7,8, КАФЕ
      Максим выходит из тренажерного зала, на плече его свернутый гимнастический коврик, в руках - стопка полотенец. Следом выходит Валера с парой халатов и сумкой-аптечкой и Рома - с ломом на плече. Направляются в сторону конференц-зала.
      ВАЛЕРА
      Не густо, но хоть что-то. Профессора закутать хватит, а самим придется на газетках...
      МАКСИМ
      Ты что, спать собрался?
      ВАЛЕРА
      Да уж... уснешь тут! Жратвы бы достать не мешало...
      
      Рома, задержавшийся у тренажерн. зала, выглядывает из-за угла и окликает.
      РОМА
      Идите сюда!
      С той стороны слышится спокойный, неразборчиво бормочущий женский голос. Максим и Валера возвращаются и застают Рому перед монитором у входа в кафе. На экране сменяются уютные интерьеры баров Башни.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      ... бизнес-ланч, буквально, не отходя от рабочего места. Вежливо и быстро обслужат вас в нашем уютном кафе-баре, где всегда найдутся свободные места, ваши любимые блюда, скидки посетителям в обеденное время и кредит для всех, кто работает или живет в Башне. Добро пожаловать в кафе-бар тридцать шестого этажа под названием "Тридцать шесть минут"!
      Рома толкает дверь и входит в кафе. Валера - за ним. Максим заглядывает, и останавливается в дверях - у него разом пропадает желание идти дальше.
      3-10. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ПЫЛЬНОЕ)
      Рома и Валера проходят в кафе и с удивлением озираются. Толстый слой пыли покрывает сбившиеся в кучу, перевернутые столы, осколки битой посуды на полу, барную стойку с кофейным аппаратом. С покосившейся, треснутой вывески над баром свисают бурые лохмотья пыльной бахромы. Экран телевизора зарос грязью. Зыбкий свет льется от единственной светящейся над баром лампочки. Под ногами вошедших глухо хрустит стекло. Рома включает фонарик.
      ВАЛЕРА
      Ну и ну! Как в погребе...
      МАКСИМ
      (ОПАСЛИВО) Слушайте, пошли отсюда. Нет здесь никакой еды...
      ВАЛЕРА
      Как это нет? Тебе же сказали - бизнес-ланч со скидкой...
      Подхватывает с барной стойки бутылку пива, ловко открывает, отхлебывает и тут же выплевывает все на пол.
      ВАЛЕРА
      Прокисло!
      МАКСИМ
      Что-то мне это не нравится. Такого и при взрыве не бывает. Выходили бы вы, а?
      РОМА
      Заткнись! Грязи не видел? Иди, ручки помой!
      ВАЛЕРА
      Прижмет голодуха, все срубаешь...
      Вынимает из-под стойки поднос, на котором громоздится иссохшая пыльная масса, в ней с трудом можно узнать бывшие бутерброды, превратившиеся в сухари и покрытые плесенью. Валера кривится от приступа тошноты.
      ВАЛЕРА
      Тьфу ты! Да что ж такое! Для кого они эту гниль держат?!
      МАКСИМ
      (НАПРЯЖЕННО) Здесь очень давно никого не было... Может быть, месяц... или больше.
      ВАЛЕРА
      Ремонт, что ли? Так Башню только построили...
      Где-то вдруг надсадно начинает работать мотор-компрессор. Все вздрагивают.
      РОМА
      Это холодильник!
      Открывает дверь в небольшой подсобный закуток и включает там свет. Здесь обнаруживается большой холодильник. Максим, наконец, решается войти в кафе и вместе с Валерой подходит к Роме.
      ВАЛЕРА
      Работает, значит, не пустой... дай Бог...
      Рома распахивает дверцу и отшатывается, зажав нос.
      РОМА
      Ч-черт! Что это?!
      Валера заглядывает через плечо Ромы, мычит, скривившись.
      ВАЛЕРА
      Да они что тут, падалью питаются?!
      С полок холодильника свисают длинные плети, поросшие бахромой плесени. Под ее слоем с трудом угадываются палки колбасы, рыба, сыр и т.п. Валера брезгливо открывает морозилку. Там обнаруживается кишащее червями мясо. Валера щелкает над ухом Ромы фотоаппаратом, Рома вздрагивает и поспешно захлопывает дверцу. Все выходят из подсобки.
      ВАЛЕРА
      Это какой-то морг, а не бар! Вы что-нибудь понимаете?
      МАКСИМ
      Занятный морг. С буфетом для покойников...
      ВАЛЕРА
      Хватит! Ты своими покойницкими намеками и нас психами сделаешь!
      РОМА
      Правда, чего ты от каждого угла шарахаешься?
      МАКСИМ
      Мне кажется, за нами наблюдают.
      ВАЛЕРА
      Кто?!
      МАКСИМ
      А то лицо на снимке? Забыл? Прямо у тебя за спиной...
      Валера меняется в лице, невольно оглядывается.
      РОМА
      Что еще за лицо?
      ВАЛЕРА
      Да ерунда! Отсвет какой-нибудь, блик, наложение кадров... На снимках, бывает, и не такое проступает!
      МАКСИМ
      Нет... Я его сам видел. И не на снимке.
      РОМА
      (ВАЛЕРЕ)Ну-ка, покажи снимок!
      МАКСИМ
      (ИСПУГАННО) Только - пожалуйста! - не здесь...
      Рома и сам невольно озирается.
      РОМА
      Ладно. Уходим.
      
      3-11. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      На экране пультовой - конференц-зал. Видны Эва и Юля. Эва, словно для разминки, прохаживается перед рядами кресел, Юля сидит на полу у стола и задумчиво вертит в руках игрушечную обезьянку, подобранную на 37-м этаже. Слышен голос Юли.
      ЮЛЯ
      Я только по этой игрушке и поняла, что мы снова на тридцать седьмом этаже. Сама ведь ее там нашла и оставила. Но даже не это самое странное...
      Наезд, камера смотрит в упор на обезьянку в руках Юли.
      3-12. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Эва, словно обдумывая что-то, поглядывает то на Юлю, то на Бергера, возле которого на полу лежит пистолет. Юля увлеченно рассказывает.
      ЮЛЯ
      Я увидела ее там, на полу, еще до того, как все случилось. Вроде бы, что такого, ну потерял кто-то игрушку. А меня сразу будто кольнуло: быть беде! И знаешь, почему?
      Эва, тем временем, почти не слушая, приближается к Бергеру и с трудом опускается возле него на колени. Юля прерывает рассказ.
      ЮЛЯ
      Ну, зачем ты наклоняешься?! Тебе же нельзя!
      ЭВА
      Ничего, иногда полезно.
      Трогает платок на лбу Бергера.
      ЭВА
      Горячий. Платок совсем высох. Намочи посильнее! Надо ему лицо протереть.
      Юля берет косынку и, поливая из емкости, обильно смачивает, расправляет, вертит, чтобы охладить воздухом, снова поливает, продолжая рассказывать, и при этом стоит спиной к Эве.
      ЮЛЯ
      Так вот. В детстве у меня была точно такая же обезьянка. Не помню даже, откуда взялась. Я подарила ее отцу. Он всегда брал ее с собой в шахту. А когда произошел обвал...
      Поворачивается, протягивая косынку, и вдруг обнаруживает, что Эвы в зале нет.
      ЮЛЯ
      Странно... (ПОДХОДИТ К ДВЕРИ) Эва! Ты где?!
      Прислушивается. Вдали раздаются торопливо приближающиеся множественные шаги. Юля опасливо отступает от двери, наклоняется, чтобы подобрать пистолет, но пистолета рядом с Бергером нет! Юля испуганно смотрит на дверь. Появляются встревоженные Рома, Валера и Максим с раздобытыми тряпками.
      РОМА
      Что тут у вас? Ты кричала?
      ЮЛЯ
      Эва куда-то делась. И пистолет...
      3-13. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМЕАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ.
      Эва, с удивительной для беременной силой и ловкостью пристраивает секцию металлического стеллажа к пирамиде на столе под проломом, вспрыгивает на стол, затаскивает стеллаж, упирает его верхним краем в пролом, соорудив, таким образом, подобие ненадежной лестницы.
      Попробовав ногой на прочность первую полку, Эва на мгновение задумывается, затем отстегивает накладной живот, ловко забрасывает его через пролом наверх, пистолет сует за пояс, начинает подниматься по полкам-ступенькам. Когда она достигает пролома, из коридора доносятся быстро приближающиеся шаги по усыпанному мусором полу - кто-то пробегает мимо двери. Движения ЭВЫ становятся быстрее, она исчезает в проломе.
      Нижний край стеллажа, дернувшись, отрывается от столешницы, на которую опирался, и медленно, рывками, ползет вверх, это ЭВА пытается втащить стеллаж за собой.
      
      3-14. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОЛУ
      Эва, стараясь не шуметь, вытягивает стеллаж полностью, но он слишком тяжел, Эва случайно наступает на подушку с ремнями - свой накладной живот, падает, с грохотом роняет стеллаж, к счастью, не в дыру, а на пол рядом с собой. Но вылетевшая из-под ноги подушка падает в пролом.
      ЭВА
      Тьфу, черт!
      Морщась от боли, склоняется над проломом.
      ФЛЭШБЭК НАСТИ
      3-15. У ВХОДА В БАШНЮ. МАШИНА НАСТИ. ДЕНЬ
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА, выходит из Башни, неторопливо идет по тротуару плавной, осторожной походкой беременной на последних неделях, с достоинством неся свой живот.
      Из припаркованной у тротуара машины за ней наблюдает НАСТЯ. Она нацеливает видеокамеру и снимает идущую НАСТОЯЩУЮ ЭВУ. Когда та проходит мимо, машина НАСТИ трогается и медленно едет вслед на некотором расстоянии.
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА неторопливо идет по тротуару, не замечая слежки. На лице ее застыло свойственное беременным выражение самоуглубленности и сосредоточенности.
      На перекресте НАСТОЯЩАЯ ЭВА сворачивает на "зебру" и медленно переходит дорогу. Машина НАСТИ останавливается поодаль.
      Лицо НАСТИ перекашивает злоба. Она не в силах удержаться от искушения. Двигатель ее машины взревывает, стоит отпустить сцепление, и она ринется вперед - прямо на беременную женщину.
      Но НАСТЯ понимает, что не в состоянии совершить задуманное.
      НАСТЯ
      Нет! Я с ума схожу!
      Со стоном роняет голову на руки, лежащие на руле, и случайно нажимает на клаксон. Раздается громкий сигнал. НАСТЯ отшатывается от руля, но поздно - НАСТОЯЩАЯ ЭВА останавливается посреди "зебры" и испуганно смотрит на гудящий автомобиль.
      И в этот самый момент раздается истошный визг тормозов. НАСТЯ вскидывает голову и видит, как огромный грузовик проносится по встречной полосе, входя в занос. Если бы НАСТОЯЩАЯ ЭВА не остановилась из-за НАСТИ, то угодила бы прямо под колеса грузовика. Однако, все обошлось. НАСТОЯЩАЯ ЭВА испугано бросается обратно на тротуар, спешит к просигналившей машине, заглядывает через стекло и узнает НАСТЮ, сидящую с остановившимся взглядом - та поняла, что могло произойти, и чему она помешала. Она глубоко подавлена, то ли жалея об упущенной возможности, то ли от горькой обиды на весь свет...
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА
      (ОТКРЫВАЯ ДВЕРЦУ) Настя?! Как ты здесь оказалась?!
      НАСТЯ
      (БЕСЦВЕТНЫМ ГОЛОСОМ) Совершенно случайно. Садись.
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА
      Боже мой! Ты ведь мне жизнь спасла! И не только мне... (КЛАДЕТ РУКИ НА ЖИВОТ)
      НАСТЯ
      Забудь. Тебе нельзя волноваться. Едем отсюда...
      Машина Насти трогается и уезжает.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      3-16. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОЛУ
      Эва, склонившись над проломом, смотрит на упавшую подушку-накладку, но спускаться за ней поздно, из коридора снова доносятся приближающиеся шаги, и Эве приходится уйти.
      3-17. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Ромы нет. Юля с растерянным видом устраивает на большом столе изголовье из тряпок. Максим с Валерой, держась за углы гимнастического коврика, дружно поднимают Бергера и перекладывают на стол.
      ВАЛЕРА
      Три-четыре! Взяли!... Ну вот, как тут и был. (БЕРГЕР СТОНЕТ) Терпи, отец! Кому легко? Не свалился бы он отсюда...
      Юля вдруг замечает на полу, возле кровавого пятна, где лежал Бергер, пустую ампулу. Поднимает, разглядывает.
      ЮЛЯ
      Смотрите! Вот что ему вкололи!
      Максим берет ампулу, смотрит на свет.
      МАКСИМ
      Да. Сильное обезболивающее.
      ВАЛЕРА
      Разбираешься?
      МАКСИМ
      Приходилась испытывать. На себе.
      ВАЛЕРА
      Ладно. ЧТО вкололи - ясно. Вопрос - КТО вколол? Может, эта самая Эва?
      ЮЛЯ
      Мы же ее связанную нашли!
      ВАЛЕРА
      Ну, это как сказать. Намотать себе провод на руки любой может! Мне сразу подозрительным показалось - ей руки вязали, а она не видела - кто.
      МАКСИМ
      А в стену ломом - тоже она била?
      ВАЛЕРА
      А почему нет?
      ЮЛЯ
      Ну да! Беременная!
      Неожиданно входит Рома и молча кладет на стол подушку с ремнями.
      ЮЛЯ
      Что это?
      РОМА
      Ее беременность!
      3-18. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Эва беспрепятственно обходит рухнувшую конструкцию, перегородившую коридор, ступая по мокрому, в лужах полу, меж почерневших стеблей мертвых растений, подходит к монитору на стене, откидывает крышку, под которой обнаруживается клавиатура, неуверенно нажимает кнопку. На экране появляется надпись: "Аварийный режим"
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Для получения доступа к системе управления пройдите процедуру идентификации.
      Эва быстро прикрывает лицо рукой, по ней пробегает горизонтальная сканирующая полоска света.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Идентификация не пройдена. Повторите процедуру.
      Эва быстро сует карточку в прорезь панели.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Островская Эвелина Аркадьевна. Идентификация подтверждена.
      ЭВА
      (ПРО СЕБЯ) Так и умрешь тут... Эвелиной Аркадьевной!
      ФЛЭШБЭК НАСТИ
      
      3-19. КВАРТИРА НАСТИ И ВИКТОРА. ГОСТИНАЯ. ВЕЧЕР
      Вечеринка в КВАРТИРЕ ЭВЫ и ВИКТОРА. Присутствуют НАСТОЯЩАЯ ЭВА, ЕГОР, ВИКТОР и НАСТЯ. На столе тарелки с легкой закуской, бокалы, початые бутылки вина.
      ВИКТОР чем-то расстроен. Слушая Егора, он вертит в руках лист бумаги, складывая из него причудливые фигурки (оригами). Под его пальцами журавлик превращается в пароходик, пароходик в домик и так далее.
      ЕГОР
      ...А что ты хотел? Когда дело доходит до строительства, они начинают считать каждую копейку!
      ВИКТОР
      (ГОРЯЧАСЬ) Нельзя экономить в ущерб главной идее! Ради чего, собственно, я согласился работать над проектом? Ради двух этажей?!
      ЕГОР
      Но на одном из них, насколько я знаю, будет сидеть сам Гольданский!
      ВИКТОР
      Которому мой пространственный морфинг - как рыбе - зонтик! Предел фантазии - чтобы его кабинет нажатием кнопки превращался в Георгиевский зал!
      ЕГОР
      Ну да, а ты хочешь, чтобы по твоей команде вся Башня складывалась в гармошку! (СМЕЕТСЯ)
      ВИКТОР
      Я хочу создать многофункциональные помещения, а не показуху! Что толку от их дырявой пропускной системы? Вот на это деньги есть!
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА
      А по-моему, очень эффектно... Лучик по лицу пробежал - и все про тебя известно.
      ВИКТОР
      Ну, да! И при этом дублирующая система магнитных карт. Прикрой физию ладошкой, предъяви карточку и шагай, куда хочешь!
      НАСТЯ
      (С ПРЕУВЕЛИЧЕННЫМ ОЖИВЛЕНИЕМ) Виктор! Егор! Да отвлекитесь же вы от работы хоть на один вечер! Налейте мне вина!
      Протягивает пустой бокал ЕГОРУ, рядом с которым стоят бутылки.
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА
      И мне!
      ЕГОР наполняет бокалы.
      ЕГОР
      Действительно, чего это мы...
      ВИКТОР, неожиданно морщится, как от сильной боли, встает.
      ВИКТОР
      (СДАВЛЕННЫМ ГОЛОСОМ) Я сейчас...
      Выходит из комнаты. ЕГОР провожает его встревоженным взглядом.
      ЕГОР
      НАСТЕ Что с ним?
      НАСТЯ
      Доконает его эта работа...
      Выходит вслед за Виктором.
      3-20. КВАРТИРА НАСТИ И ВИКТОРА. КУХНЯ. ВЕЧЕР
      ВИКТОР, сунув в рот таблетку, запивает ее водой. Входит НАСТЯ
      НАСТЯ
      Опять?
      ВИКТОР
      Ерунда, сейчас пройдет.
      НАСТЯ
      Когда ты, наконец, сходишь к врачу?
      ВИКТОР
      Вам только попадись в руки, живым точно не уйдешь!
      НАСТЯ
      Что за глупости?! Как маленький ребенок, честное слово! Хочешь, я договорюсь?
      ВИКТОР
      Ладно. Вот закончу проект и схожу.
      НАСТЯ подходит к ВИКТОРУ сзади, обнимает его за плечи.
      НАСТЯ
      Ну, чего ты так переживаешь из-за этой дурацкой Башни? Закончится этот проект, будет другой. Ты еще такое построишь, все обзавидуются! Офисы у тебя будут превращаться в спортзалы, спортзалы в театры...
      ВИКТОР
      (ГОРЬКО УЛЫБАЯСЬ)... а театры в конюшни. Нереализованная мечта со временем протухает и начинает скверно пахнуть... Ладно, пошли к гостям!
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      3-21. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      
      Эва нажимает еще несколько кнопок.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Для получения доступа к системе управления ваших полномочий недостаточно. Вы можете: вызвать охрану, подать сигнал тревоги, связаться с администратором, пройти процедуру идентификации заново...
      ЭВА
      Черт! Нет! Только не это! Почему?!
      Не дослушав, принимается без разбору колотить по клавишам.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Ждите соединения с адми... охрана вызвана, оставайтесь на... Добро пожаловать в... Островская Эвели... Объявлена пожарная тревога! Немедленно покиньте зону возгорания!
      Эва в отчаянии ударив кулаком по экрану, вырывает карточку из гнезда и устремляется дальше, в направлении аварийной лестницы, но тут из форсунок под потолком ударяют струи воды, от оголенного пучка кабелей, торчащего из стены, пробегает змеистая молния, и Эва, почти преодолевшая уже заливаемую зону, вдруг падает, пораженная ударом тока.
      ФЛЭШБЭК НАСТИ
      
      3-22. КВАРТИРА ЭВА(НАСТИ). ДЕНЬ
      НАСТЯ просматривает отснятый материал на экране компьютера, несколько раз прокручивает отдельные эпизоды. Выбрав крупный план НАСТОЯЩЕЙ ЭВЫ, распечатывает снимок.
      Снимок прикреплен к зеркалу в ванной. НАСТЯ в задумчивости разглядывает флаконы с краской для волос, смешивает содержимое нескольких тюбиков и, вздохнув, решительно наносит смесь себе на волосы.
      НАСТЯ, уже перекрашенная и постриженная, как НАСТОЯЩАЯ ЭВА, с большим животом, ходит по комнате, стараясь копировать походку и жесты беременной, поглядывает в зеркало.
      НАСТЯ
      (ВПОЛГОЛОСА) Ну, что ж, не так плохо, как можно было ожидать... госпожа Островская Эвелина Аркадьевна!
      КОНЕЦ ФЭШБЭКА
      3-23. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД
      Сквозь шум противопожарных струй гулко звучит голос Системы.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Островская Эвелина Аркадьевна! Вы находитесь в опасной зоне! Островская Эвелина Аркадьевна! Немедленно покиньте аварийный сектор...
      По струям пробегают зловещие искры разрядов. Эва лежит у стены без сознания. Расползающаяся по полу лужа медленно подступает к ее ногам.
      
      
      3-24. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Все окружили Валеру, придирчиво исследующего накладку Эвы. Он сует руку в накладной клапан, шарит внутри.
      ВАЛЕРА
      Пуст кармашек! Интересно, что в нем было... Детектив ты, Рома, через букву "Фэ"! Почему сразу ее не обыскал?!
      РОМА
      (УГРЮМО)Что теперь об этом говорить...
      ВАЛЕРА
      Да теперь-то, конечно! Теперь мы и так знаем, кто она такая!
      ЮЛЯ
      Кто?
      ВАЛЕРА
      Террористка! Разве не ясно? Она все и устроила! А может, их тут целая банда, с динамитом на пузе...
       РОМА
      (ОТБИРАЕТ ПОДУШКУ) Это вата обыкновенная!
      ВАЛЕРА
      Знаем мы эту вату! А если она -пироксилиновая?
      Отодвигается, сам испугавшись своего предположения.
      МАКСИМ
      Пироксилиновую она бы не бросила.
      3-25. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      На экране пультовой - пленники в конференц-зале. Слышны их встревоженные голоса.
      ЮЛЯ
      (РОМЕ) А где ты это нашел?
      РОМА
      Там, в офисе, под проломом. Наверное, сняла, чтобы в дыру пролезть.
      МАКСИМ
      Странно. Зачем лезть вверх, если можно спуститься и попасть на тот же этаж?
      ЮЛЯ
      Слушайте! Она что-то об этом говорила! Еще переспрашивала: правда ли, что Рома всегда шел этим путем сверху вниз!
      РОМА
      Та-ак...
      Под конец разговора камера поворачивается и наезжает на Бергера. Тот лежит с закрытыми глазами, но кадык его движется, будто от сильной жажды или попытки что-то сказать.
      3-26. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Пленники переглядываются, осознавая сказанное Юлей.
      ЮЛЯ
      Я все поняла! Эва знает, как отсюда выбраться!... Ну, что вы встали?! Бежим за ней!
      Бросается к двери, но Рома хватает ее за руку.
      РОМА
      Погоди ты! Бежим... Она тебе не дура беременная, и у нее теперь пистолет. По твоей милости, между прочим!
      ВАЛЕРА
      Да о чем вы, вообще?! Ее давно уже след простыл! Пока некоторые тут лазили сверху вниз, она сообразила, что к чему, и привет! Нет ее в Башне!
      РОМА
      Хорошо. Тогда ты пойдешь первым.
      ВАЛЕРА
      (ОСЕКШИСЬ) Почему это я - первым?
      РОМА
      Потому что самый умный! Ее ведь нет в Башне? Вот ты и разберешься, как она вышла.
      Неожиданно от стола доносится больной, надтреснутый, но убежденный голос Бергера.
      БЕРГЕР
      Она не вышла. Это невозможно. Отсюда вообще никто не выйдет...
      Рома сразу бросается к нему.
      РОМА
      Что ты знаешь? Говори быстро!
      И вдруг по всем помещениям прокатывается оглушительный взрев сирены, а затем громкий, безжалостно-официальный голос.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Объявлена пожарная тревога! Всем немедленно покинуть здание! Пользование лифтами запрещено! Выходы на аварийные лестницы указаны на плане вашего этажа!
      Рев повторяется.
      3-27. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ ВЫХОД НА ЛЕСТНИЦУ
      Настойчивый рев тревоги приводит Эву в чувство. Она приподнимается и едва успевает подобрать ноги от растекающейся, потрескивающей синими искрами лужи. Эва с трудом поднимается, со страхом прижимается к стене. Она стоит на последнем сухом пятачке, окруженная водой, которая отрезает ей все пути. Рев тревоги гаснет, накатывает шум дождя из форсунок. Эва с бессильным стоном опускает голову.
      ФЛЭШБЭК НАСТИ
      3-28. КВАРТИРА НАСТИ И ВИКТОРА. ВЕЧЕР
      Под шум дождя за окном НАСТЯ сидит у стола. Склонившись над ноутбуком. Входит Виктор, кладет на пол раскрытый мокрый зонт, поворачивается к НАСТЕ и вдруг меняется в лице.
      НАСТЯ
      Привет! Я и не слышала, как ты вернулся.
      Подставляет губы для поцелуя, но Виктор, словно не замечая этого, захлопывает ноутбук, едва не прищемив Эве пальцы.
      ВИКТОР
      (С ЕДВА СДЕРЖИВАЕМОЙ ЯРОСТЬЮ) Я тебя мало о чем прошу, правда?
      НАСТЯ
      Что с тобой?
      ВИКТОР
      Но сейчас я тебя прошу! Никогда! Слышишь? Никогда не смей копаться ни в моих рабочих документах, ни в переписке.
      НАСТЯ
      И все?
      ВИКТОР
      И все!
      НАСТЯ
      (ВСТАВАЯ)Ну, и наслаждайся своей перепиской! Наверное, у тебя есть что скрывать!
      ВИКТОР
      Постой! Как ты не понимаешь...
      НАСТЯ
      Все я прекрасно поняла!
      С обиженным видом уходит.
      СКЛЕЙКА
      НАСТЯ картинно обижается, сидя на диване. Появляется Виктор с виноватой физиономией, усаживается на пол около ее ног.
      ВИКТОР
      Прости, пожалуйста... (ПАУЗА) Я сам не знаю, чего так взорвался... (ПАУЗА) Захожу, а ты в моих файлах копаешься...
      НАСТЯ отворачивается.
      ВИКТОР
      (ПОСПЕШНО) Может, и не копалась, но выглядело так, словно... Знаешь, как некоторые жены - проводят обыски по карманам или в кошельке...
      НАСТЯ
      Ну, спасибо! Дождалась обвинения!
      ВИКТОР
      Да я же не о тебе! Мне просто нужно, чтобы ты мне верила. Без ревизий моего компьютера. У каждого человека должен быть кусочек жизни, который принадлежит только ему, разве нет?
      НАСТЯ выразительно молчит.
      ВИКТОР
      Ну, хорошо! Я, наверное, неправ! Ну, вот такие у меня "тараканы"! (ПАУЗА) Да я тебе клянусь, что нет у меня от тебя никаких тайн!
      НАСТЯ
      Точно?
      ВИКТОР
      Я же сказал - клянусь!
      НАСТЯ
      Ладно.
      ВИКТОР
      Прощаешь?
      НАСТЯ
      (СМЯГЧАЯСЬ) Посмотрим на твое поведение.
      ВИКТОР
      Нет, ты скажи - прощаешь? (УЛЫБАЯСЬ) А то укушу!
      НАСТЯ
      Прощаю, прощаю...
      Виктор тянется в ней с поцелуем, но НАСТЯ легонько отстраняется.
      НАСТЯ
      Только у меня тоже есть свои "тараканы".
      ВИКТОР
      (ДУРАЧАСЬ) Наверное, это такие маленькие, симпатичные таракашки, стройные длинноногие, с большими глазами, да?
      НАСТЯ
      Нет, у меня один, но большой. Если ты меня когда-нибудь обманешь... а я ведь все равно узнаю...
      ВИКТОР
      (ПАФОСНО) То ты меня убьешь!
      НАСТЯ
      (С НАТЯНУТОЙ УЛЫБКОЙ) Да...
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      3-29. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ ВЫХОД НА ЛЕСТНИЦУ
      Эва вскидывает голову. Рано приходить в отчаяние! Она здесь не для того. Измерив взглядом расстояние до поворота на аварийную лестницу. Эва, собрав все силы, перепрыгивает опасную лужу. Сворачивает за угол и обнаруживает, что выход свободен. Дверь легко открывается, пропуская Эву, и мы успеваем увидеть, что она не спускается, а поднимается по ступеням. Дверь закрывается за Эвой...
      3-30. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Пленники, застыв в ужасе, слушают разносящийся по всем коридорам и помещениям голос.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Пожарная тревога! Всем срочно покинуть здание! Через десять минут помещения будут заполнены инертным газом, непригодным для дыхания!
      ЮЛЯ
      Господи! Что она делает?!
      ВАЛЕРА
      (ИСТЕРИЧЕСКИ) Что! Свидетелей убирает, что! Досиделись!
      Толкает Максима к двери, чтобы не быть первым.
      ВАЛЕРА
      Да не стой ты столбом! Бежим!
      МАКСИМ
      Куда?
      ВАЛЕРА
      К черту! Наверх, через пролом!
      ЮЛЯ
      А раненый?!
      ВАЛЕРА
      Да провалитесь вы с вашим раненым! (ВЫБЕГАЕТ)
      РОМА
      (БЕРГЕРУ) Что нам делать? Ты знаешь?
      БЕРГЕР
      Найдите ее! Она где-то здесь. Отсюда не выбраться.
      РОМА
      Почему?
      БЕРГЕР
      Долго объяснять! Оставьте меня, разыщите ее и заставьте выключить систему! Да бегите же!
      Рома, Максим и Юля бросаются к двери.
      БЕРГЕР
      (ВСЛЕД)У вас десять минут! Постарайтесь успеть! (СЛАБЕЮЩИМ ГОЛОСОМ) А то будет обидно... Так хорошо все начиналось...
      3-31. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.7)
      Выбежав в коридор (возле оф.7), Рома поворачивается к Юле Максиму.
      РОМА
      Юлька, Максим! Вы - вниз, через камин. Я попробую взобраться через пролом.
      ЮЛЯ
      Почему это мы - вниз?! Надо вверх!
      РОМА
      Если не встретимся на тридцать седьмом, тогда... черт! Свихнешься тут! Тогда спускаетесь вниз, а потом лезете вверх! Я оставлю веревку!
      МАКСИМ
      (ЮЛЕ) Он прав! Пошли!
      Убегают в сторону танц.зала, а Рома - в сторону комнаты с проломом.
      3-32. ЖИЛОЙ СЕКТОР. КВАРТИРА ЭВЫ (НАСТОЯЩЕЙ)
      Срабатывает электронный замок, в квартире загорается свет, дверь открывается, входит НАСТЯ, прячет карточку в карман, направляется в комнату (кабинет), озирается, в поисках чего-то. Подходит к письменному столу, выдвигает верхний ящик, и тут свет гаснет. В квартире громко раздается голос системы:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Пожарная тревога! Всем срочно покинуть здание!
      Эва щелкает зажигалкой и подходит к двери, возле которой перемигивается огнями коммуникатор. Голос гремит из него.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Пользоваться лифтами запрещено! Выход на аварийные лестницы обозначен на плане вашего этажа! Внимание. Через де...
      Рукояткой пистолета Эва вдребезги разбивает коммуникатор, и голос обрывается. Откуда-то издалека доносится лишь отголосок рева тревоги.
      3-33. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ
      Юля и Максим торопливо проходят мимо окна рекреации, направляясь к танц.залу. Юля не может удержаться от того, чтобы подбежать к окну и глянуть вниз.
      ЮЛЯ
      (В ОТЧАЯНИИ) Ну, почему?! Почему им опять все равно?! Где пожарные?! Где скорая?! Ведь тревога! Эвакуация! Где это все?!
      И тут прямо перед ее лицом о стекло ударяется принесенная откуда-то ветром силиконовая маска - женское лицо с пустыми глазницами и провалом рта. На мгновение маска словно прилипает к стеклу, а затем ее уносит дальше. Юля, вскрикнув, отшатывается и падает. Максим берет ее под руку, пытаясь поднять.
      МАКСИМ
      Чего ты испугалась? Это маска, она не живая!
      Юля молча, с ужасом смотрит на него, потом снова в окно, за которым, в солнечном небе медленно проплывает самолет - точно так же, как в прошлый раз...
      3-34. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ
      Рома вбегает в комнату и застает в ней Валеру, безуспешно пытающегося допрыгнуть со стола до края пролома.
      РОМА
      Ну что? Убежал? Спасся?
      ВАЛЕРА
      Да никуда я не бежал! Вас жду! Где вы все ходите?
      Рома поднимает валяющийся на полу кабель и, сматывая его в кольцо, ловко вспрыгивает на стол. Валера пятится.
      ВАЛЕРА
      Рома, ты чего?
      Рома резким движением забрасывает моток в пролом. Валера закрывается руками, думая, что его начинают бить.
      РОМА
      Ну вот что, мешок с хреном! Сейчас я тебя подсажу, потом ты подашь мне руку. Но попробуй только удрать, сволочь! Не советую.
      ВАЛЕРА
      Да что ты, в самом деле! О чем разговор?! Конечно!
      Рома подсаживает Валеру.
      3-35. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОЛУ
      Валера, раскорячившись над проломом, помогает взобраться Роме. Оба встают, озираются.
      ВАЛЕРА
      Слушай, а вдруг мы уже на тридцать пятом? Представляешь?!
      РОМА
      Разберемся... (ТОЛКАЕТ НОГОЙ СЕКЦИЮ СТЕЛЛАЖА) О! Это еще лучше.
      Поднимает стеллаж и опускает его одним концом в дыру, устанавливая так же, как раньше это делала Эва.
      ВАЛЕРА
      Ну чего ты возишься?! Ни к чему это все!
      Рома встает, отряхивается.
      РОМА
      Тварь ты, все таки. Только о себе думаешь.
      ВАЛЕРА
      Ладно, я тварь, а ты герой! Но времени мы потеряли... (СМОТРИТ НА ЧАСЫ) Ах ты, беда! Часы стоят... Жалко. Хоть и китайская, а Швейцария...
      Рома молча выходит из комнаты, Валера, привычно перекинув через плечо фотоаппарат, спешит за ним.
      3-36. ЖИЛОЙ СЕКТОР. КВАРТИРА ЭВЫ (НАСТОЯЩЕЙ)
      
      В темноте Эва (НАСТЯ) щелкает зажигалкой, из нижнего ящика стола вынимает сувенирную свечку в виде новогодней елки, поджигает ее, становится светлее. Прикрывая свечу рукой, Эва проходит по квартире и попадает в спальню. Подходит к трюмо у кровати, устанавливает свечу среди пузырьков с косметикой, лаками, духами и прочей дамской химией. Выдвигает верхний ящик трюмо и вдруг замирает. Затем осторожно вынимает из ящика фотографию в рамочке. На фотографии - четверо смеющихся людей Эва (настоящая), Егор, Настя и Виктор. Фотография оживает и начинается:
      ФЛЭШБЭК НАСТИ
      3-37. КВАРТИРА НАСТИ И ВИКТОРА. ВЕЧЕР
      Яркая вспышка установленного на штативе фотоаппарата. Настоящая Эва встает.
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА
      Все, ребята, спасибо! С вами здорово, но нам уже пора.
      ВИКТОР
      Егор, Эва, вы куда? Время-то детское!
      НАСТОЯЩАЯ ЭВА
      И не уговаривай! Свобода кончилась, у нас теперь режим.
      Увлекает Егора к выходу. Тот, взглянув на Виктора, с улыбкой пожимает плечами, дескать, с Эвой не поспоришь.
      СКЛЕЙКА
      После ухода гостей НАСТЯ и Виктор собирают со стола посуду.
      ВИКТОР
      Ты с Эвой, случайно, не поругалась? Странная она какая-то.
      НАСТЯ
      (С УЛЫБКОЙ) Она не странная, она беременная!
      ВИКТОР
      (ОШАРАШЕННО) Беременная?!
      НАСТЯ
      Со взрослыми девочками такое иногда случается.
      Подходит вплотную к Виктору, обнимает его.
      НАСТЯ
      (ИГРИВО) Тебе не кажется, что нам тоже пора кое-что предпринять в этом направлении?
      ВИКТОР
      (ОСТОРОЖНО) Настя... Мы ведь об этом говорили!
      НАСТЯ опускает руки, отступает в сторону.
      НАСТЯ
      (ОБИЖЕННО) Ну, конечно! Работа, работа и еще раз работа! Кончится этот проект, начнется другой, такой же важный и нужный!
      ВИКТОР
      Ты не понимаешь...
      НАСТЯ
      (РАСПАЛЯЯСЬ) Это ты не понимаешь! Что от нас останется в этой жизни, кроме детей?
      ВИКТОР
      Кое-что останется...
      НАСТЯ
      (САРКАСТИЧЕСКИ) Ах, да! Я и забыла! Башня!
      ВИКТОР
      Да. Например, Башня.
      НАСТЯ
      (ОТМАХИВАЯСЬ) Ты сам не понимаешь, что говоришь! В детях живет душа родителей! А твоя душа где будет жить? В Башне?
      ВИКТОР
      (С ПУГАЮЩИМ СПОКОЙСТВИЕМ) Думаешь, это невозможно?
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      3-38. ЖИЛОЙ СЕКТОР. КВАРТИРА ЭВЫ (НАСТОЯЩЕЙ)
      Эва решительно кладет фотографию обратно в ящик трюмо, выдвигает следующий и вдруг замирает, прислушиваясь. Из недр квартиры доносится легкий механический шум, мелодичный звонок, щелчок замка.
      Эва хватается за пистолет, задувает свечу, крадучись выходит в прихожую. Тишина. Эва щелкает зажигалкой, осматривается - никого. И вдруг совсем рядом тихонько скрипит дверь. Эва заглядывает за угол и видит, как стеклянная полупрозрачная дверь на кухню захлопывается перед ней. За стеклом вспыхивает красный огонек, будто кто-то закурил сигарету. Слышится тихий перезвон, какой издают музыкальные шкатулки. Красный огонек ритмично мигает, затем становится зеленым. Эва, наконец, решается открыть дверь. Кухня пуста. Над небольшой, как у микроволновки, дверцей в стене мигает зеленая надпись: "ДОСТАВКА". Эва подходит, открывает дверцу, внутри кабинки вспыхивает свет и обнаруживается праздничный торт, с воткнутым в него плакатиком в обрамлении бегущих огоньков: "Поздравляем!" Электронный буратинистый голос тоненько напевает: "С днем рожденья тебя! С днем рожденья тебя! С днем рожденья, Эвелина! Поздравляет Башня вся!". Эва в сердцах с треском захлопывает дверцу.
      3-39. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.15)
      Юля и Максим выходят из Оф.16, идут по коридору в направлении (19, 20)
      ЮЛЯ
      Одна и та же маска, понимаешь? Их, конечно, может быть много одинаковых, Но почему они прилетают и шлепаются о стекло в одном и том же месте? Разве это не странно?
      МАКСИМ
      И самолет в небе...
      ЮЛЯ
      Да! Тогда тоже пролетал самолет! Откуда ты знаешь?
      МАКСИМ
      Я уже видел это. Два раза. Сейчас - третий...
      ЮЛЯ
      (ИСПУГАННО) Ты шутишь?!
      МАКСИМ
      Поначалу мне было не до шуток. Но оказывается, постепенно привыкаешь.
      ЮЛЯ
      (НЕДОВЕРЧИВО) И как ты это объяснишь?
      Максим смотрит на нее с сомнением - сказать - не сказать?
      МАКСИМ
      Вообще, здесь очень странное место...
      ЮЛЯ
      Где - здесь? В Башне?
      МАКСИМ
      Может быть, это уже и не Башня...
      ЮЛЯ
      Что?!
      Отступает от Максима.
      ЮЛЯ
      Ты нарочно меня пугаешь?!
      МАКСИМ
      Видишь ли...
      Неожиданно его заглушает голос системы.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Пожарная тревога! Всем срочно покинуть здание! Через девять минут помещения будут заполнены инертным газом, непригодным для дыхания!
      Рев сирены.
      3-40. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (ОФ.25), ЗАВАЛ / ПЛОЩАДКА ЛИФТОВ
      Рев сирены угасает. Рома и Валера стоят у завала (25). Они снова убедились, что он непроходим. Валера безуспешно пытается расшатать торчащие из завала прутья арматуры.
      РОМА
      Брось, надсадишься! Ясно, что здесь она пройти не могла! Пошли обратно!
      ВАЛЕРА
      Куда - обратно?! Девять минут осталось!
      РОМА
      Как-то странно. Сколько ходим... не может быть, чтобы всего минута прошла!
      ВАЛЕРА
      Нашел, на что жаловаться! Я тут каждую секунду провожаю, как последний пароход! Не выберемся - подохнем! Где ты лом бросил? Без него тут не обойтись!
      РОМА
      Эву надо искать!
      ВАЛЕРА
      Стену надо долбить! Ищи ее - свищи, твою Эву!
      РОМА
      Профессор сказал - никуда не денется...
      ВАЛЕРА
      Ты ему верь больше! Старый дурак бредит, а мы время теряем!
      РОМА
      Тихо! Кто-то идет!
      Прислушиваются.
      ВАЛЕРА
      (ШЕПОТОМ) Точно. Возле лифтов хрустит!
      Рома грозит ему кулаком, чтоб умолк. Делает знак - за мной. Свернув за угол (14), они бросаются бегом и на площадке перед лифтами сталкиваются с Максимом и Юлей.
      РОМА
      Ну? Не видели?
      МАКСИМ
      Видели... кое-что.
      РОМА
      Что - кое-что?! Эву нашли?
      Максим качает головой.
      РОМА
      А сюда как попали?
      ЮЛЯ
      Как ты сказал - через камин вниз. А вы?
      ВАЛЕРА
      (СО ВЗДОХОМ) А мы - через дыру - вверх...
      РОМА
      Значит, глухо. Кольцо, куда ни пойди...
      МАКСИМ
      Вы еще в окно поглядите.
      ВАЛЕРА
      (ЖИВО) Что? Спасатели приехали?!
      МАКСИМ
      (КАЧАЯ ГОЛОВОЙ) И не приедут. Время - тоже закольцовано...
      3-41. ЖИЛОЙ СЕКТОР. КВАРТИРА ЭВЫ (НАСТОЯЩЕЙ)
      Эва возвращается в спальню, снова зажигает свечу, выдвигает нижний ящик трюмо и вынимает тоненькую стопку листков.
      ЭВА
      Ну же! Ну... Да!!!
      Принимается торопливо листать, и вдруг задевает плечом что-то, отчего раздается позвякивание стекла о металл. Эва испуганно оглядывается - между кроватью и трюмо стоит больничная капельница - два стеклянных флакона на металлической стойке, от одного из флаконов тянется к тонущей в темноте кровати трубка катетера с пластиковым дозатором. Но раньше здесь не было никакой капельницы! Вид ее отчего-то так пугает Эву, что она отшатывается, натыкается на трюмо. Свеча падает, пузырьки с лаками и жидкостями опрокидываются и вдруг вспыхивают столбом яркого пламени. Листки загораются в руках Эвы. В панике она отбрасывает их и вдруг замирает.
      В огненном свете Эва видит, что перед ней не кровать в спальне, а больничная койка в палате. На койке, спиной к Эве, лежит человек. Он медленно, с глухим стоном, поворачивается, и мы видим изможденное, покрытое темными пятнами, лицо Виктора.
      ВИКТОР
      Ты все-таки пришла...
      ЭВА
      (ВСКРИКИВАЕТ) Нет! Не надо!
      В ужасе отступает, падает во тьму, раздается треск электрического разряда, в темноте проскакивает синяя молния, взревывает пожарная сирена и сразу обрывается. В тишине и темноте слышится лишь густая капель...
      3-42. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ ТУПИК
      Эва открывает глаза, приподнимает голову. Она лежит у стены Зимнего сада. Черные побеги мертвых растений стоят перед ней, как траурная процессия. Из форсунок под потолком падают частые капли. Эва встает, с недоумением озирается. Снова перепрыгивает лужу, сворачивает за угол... и оказывается в тупике. Выхода на лестницу нет. Перед ней - глухая стена. Эва ощупывает ее, толкает, бьет в нее кулаками - но все бесполезно. Голова ее бессильно опускается.
      ЭВА
      Не может быть... неужели это все мне...
      Она ошеломленно утирает лоб тыльной стороной ладони, и мы вдруг видим, что на лбу у нее остаются черные полосы сажи от сгоревших листков...
      КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ СЕРИИ
      
      
      
      
      ЧЕТВЕРТАЯ СЕРИЯ.
      
      ТИЗЕР
      
      НАРЕЗКА наиболее эффектных эпизодов прошлых серий, дающая представление о развитии сюжета.
      
      
      4-1. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      Эва смотрит на свои руки, испачканные сажей от сгоревших листков.
      ЭВА
      Это не сон... (КРИЧИТ) Это не сон! Ты врешь!
      Принимается колотить в стену тупика там, где раньше была дверь.
      ЭВА
      (КРИЧИТ) Знал, что я приду, да?! Все предусмотрел, да?! Но ты не сможешь мне помешать! Тебя нет! Ты умер! Пусти! (ПЛАЧЕТ)
      ФЛЭШБЭК ЭВЫ (НАСТИ)
      
      4-2. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР/КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ (ДО КАТАКЛИЗМА)
      Настя стремительно несется по коридорам этажа, провожаемая удивленными взглядами сотрудников.
      Рывком распахнув дверь конференц-зала, Настя застывает в дверях, она не ожидала увидеть здесь такое количество народа.
      ВИКТОР стоит рядом с большим экраном, на котором демонстрируется 3D-графика разработанного им морфинга помещений Башни, и заканчивает давать пояснения.
      ВИКТОР
      ...Таким образом, желаемого эффекта многофункциональности мы добились фактически без увеличения затрат. Вся трансформация занимает не более двух-трех минут. (УЛЫБАЕТСЯ) Так что, если вы вышли покурить из своего кабинета, то, вернувшись, обнаружите, что он превратился...
      СЛУШАТЕЛЬ-1
      (СО СМЕХОМ) В сауну!
      СЛУШАТЕЛЬ-2
      А секретарша...
      СЛУШАТЕЛЬ-1
      В тыкву!
      Дружный смех. На демонстрационном экране условно изображенные стены помещения сдвигаются, поворачиваются вокруг вертикальной оси, закрывая окна, и оно разительно меняется (3D-анимация).
      Настя некоторое время смотрит на улыбающегося Виктора безумными глазами, словно не веря тому, что видит.
      Виктор, заметив Настю, торопится закончить выступление.
      ВИКТОР
      После перерыва я с удовольствием отвечу на все вопросы. А сейчас, извините, ко мне пришли.
      Выходит к отступившей в коридор Насте.
      ВИКТОР
      (ВСТРЕВОЖЕННО) Настя! Что случилось? Почему такая срочность?
      Настя, не в силах сдерживаться, жадно обхватывает его руками, прячет голову на груди.
      НАСТЯ
      (ВСХИПЫВАЯ) Витя... Витенька! Как же так?!
      ВИКТОР
      (ОБРЕЧЕННО) А!... Ты все-таки влезла в мой компьютер... Я же просил...
      НАСТЯ
      Почему ты ничего не сказал?!
      ВИКТОР
      А что бы это изменило?
      НАСТЯ
      Прости меня! Я дура ненормальная! Я ведь думала, ты и Эва...
      ВИКТОР
      (ПЕРЕБИВАЕТ СО СМЕШКОМ) Я и Эва?
      НАСТЯ
      (ЗАЩИЩАЯСЬ) А что я должна была подумать? Этот ее развод с Егором! Недавно она сделала ДНК-анализ будущему ребенку... И ты стал скрытным, будто чужой...
      ВИКТОР
      А ты, значит, сложила один и один и решила, что я - отец ребенка?
      НАСТЯ
      Я же не знала! Господи, как это все теперь не важно! (ЛИХОРАДОЧНО) Послушай, в ординатуре нам читал онкологию Бурковский, это его тема! Мы пойдем к нему, он должен меня помнить...
      Виктор берет ее руки в свои.
      ВИКТОР
      Настя, успокойся и не пори горячку. Ты не хуже Бурковского знаешь, что это не лечится.
      НАСТЯ
      Но нужно же что-то делать!
      ВИКТОР
      Жить. И постараться успеть сделать то, что запланировал.
      Из комнаты выглядывает один из коллег Виктора.
      КОЛЛЕГА
      Вить, тебя ждем!
      ВИКТОР
      (ЧЕРЕЗ ПЛЕЧО) Да, да, я сейчас! (НАСТЕ) Иди домой, у меня еще куча дел.
      Чмокает Настю в щеку, входит в комнату и закрывает дверь. Звук щелкнувшего замка действует на Настю как пощечина. Она вздрагивает.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      4-3. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      Эва плачет в тупике, сидя на полу у стены. Голос системы безжалостно произносит:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Пожарная тревога! Всем срочно покинуть здание! Через восемь минут помещения будут заполнены инертным газом, непригодным для дыхания!
      ЭВА
      (В ПРОСТРАНСТВО) Ты можешь меня убить. Но я должна знать правду...
      Голос системы продолжает, словно в ответ:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Если вы все еще остаетесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору и пройдите процедуру идентификации! Газовое пожаротушение будет отменено! Повторяю! Если вы все еще остаетесь в Башне...
      Эва поднимается на ноги, смотрит на недосягаемый монитор, через который она пыталась получить доступ в жилой сектор. До монитора рукой подать, но путь к нему преграждает электрический дождь. Растекающаяся лужа уже отрезала тупик, где находится Эва, от остальной части Зимнего сада и продолжает наступать. Там, где вода уже проникла под обшивку стен, видны отблески коротких замыканий, слышится треск. Аварийное освещение коридора нехорошо мигает, то угасая, то разгораясь снова. Совсем рядом с Эвой взрывается аварийная лампочка, заставляя Эву отпрянуть. Она понимает, что попала в ловушку...
      4-4. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (11,12)
      
      Рома, Валера, Максим бегут вслед за Юлей, подгоняемые словами оповещения:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      ... Повторяю! Эвакуация завершена! Если вы все еще остаетесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору и пройдите процедуру идентификации! Газовое пожаротушение будет отменено!
      ВАЛЕРА
      (ЮЛЕ) Да где же он, наконец?! Пол-этажа проскакали! По-твоему, это ближайший?!
      ЮЛЯ
      Я не знаю, который тут ближайший! Я знаю, где точно есть монитор!
      ВАЛЕРА
      Да они тут на каждом углу! Должны быть...
      РОМА
      (ЮЛЕ) Давай-давай, не тормози! (ВАЛЕРЕ) А ты заткнись, схлопочешь!
      4-5. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ПРИЕМНАЯ
      Пленники вбегают в приемную (окно здесь скрывают противопожарные жалюзи). Юля сразу бросается к монитору, пытается нажимать малозаметные сенсорные кнопки рядом с экраном, но монитор глух и слеп.
      ВАЛЕРА
      Сдох! Ну, и чего мы сюда ломились?
      Юля вдруг отталкивает его, наклоняется и поднимает с пола, заваленного осколками разбитого стеклянного столика, треснувший пульт управления. Пытается нажимать на нем кнопки, но пульт разваливается в ее руках.
      ЮЛЯ
      (ВАЛЕРЕ) Идиот! Ты его раздавил!
      ВАЛЕРА
      Откуда я знал?! Предупредить нельзя было?!
      РОМА
      Хватит! Пошли искать другой!
       Торопливо покидают приемную. Но едва дверь за ними закрывается, экран монитора вспыхивает, на нем появляется компьютерная девушка и спокойно произносит:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      ... Повторяю! Эвакуация завершена! Если вы все еще остаетесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору и пройдите процедуру идентификации! Газовое пожаротушение будет отменено!
      4-6. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (15,16)
      
      Тот же голос гремит в коридоре, провожая пленников.
      ЮЛЯ
      Я с ума сойду от этого голоса!
      МАКСИМ
      Надо разделиться! Так мы быстрее чего-нибудь добьемся.
      ВАЛЕРА
      Да иди ты, куда хочешь!
      РОМА
      Да. Правильно. Разбегаемся!
      ЮЛЯ
      Я боюсь!
      ВАЛЕРА
      Нашла время! Дуй к монитору!
      ЮЛЯ
      Рома, я с тобой!
      РОМА
      Нет. Все в разные стороны! (НА БЕГУ)Если встретите Эву...
      МАКСИМ
      (С УСМЕШКОЙ) Что ей передать?
      РОМА
      Ничего! Бегите сразу ко мне!
      Убегает. Валера за ним.
      4-7. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. ПУЛЬТОВАЯ
      На экранах пультовой - Валера и Рома (возле 20), Юля и Максим (возле 15), Бергер(Конф-Зал) и Эва (тупик). Наезд на Эву. Она жмется к стене в тупике, с ужасом глядя на подступающую к ногам воду. Слышан испуганный крик Эвы.
      ЭВА
      Помогите! Кто-нибудь!
      И вдруг в кадре, освещенная экраном, появляется женская рука в перчатке и торопливо нажимает несколько кнопок на пульте.
      
      4-8. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      Испуганная Эва вдруг видит, как дождь из пожарных форсунок разом прекращается, пропадают искры разрядов. Наступает тишина, только редкие капли падают с потолка. Эва, однако, не решается ступить на мокрый пол...
      4-9. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОМНАТА С ПРОЛОМОМ В ПОТОЛКЕ
      Юля спускается из пролома по оставленному Ромой стеллажу. Следом за ней спускается Максим.
      ЮЛЯ
      А ты-то чего за мной полез?
      МАКСИМ
      Сама же сказала, что боишься!
      ЮЛЯ
      (СТОРОНЯСЬ) Да я, может, тебя и...
      МАКСИМ
      (УДИВЛЕННО) Боишься - меня?!
      ЮЛЯ
      Как же, жди! Испугалась! Только защиты от тебя... не много.
      МАКСИМ
      Да ради Бога! Ты - налево, я - направо.
      Выходит из комнаты. Из коридора раздается монотонный голос системы:
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      ... Если вы все еще остаетесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору...
      4-10. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (19)
      Валера по пятам следует за Ромой.
      РОМА
      Ну, чего ты ко мне прицепился? Сказано - разбегаемся!
      ВАЛЕРА
      (ОПАСЛИВО ОЗИРАЯСЬ) Успею. Куда тут разбегаться? (ОБРАДОВАННО) Да вон он, монитор!
      Радостно бросается к монитору на стене (оф.14), торопливо жмет кнопки. По лицу его пробегает сканирующая полоса света. На экране появляется компьютерное лицо.
      ВАЛЕРА
      (РАДОСТНО) Есть! Готово!
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Эвакуация завершена! До включения системы газового пожаротушения осталось три минуты! Если вы все еще находитесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору и пройдите процедуру идентификации! (ЭКРАН ГАСНЕТ)
      ВАЛЕРА
      Э! Не понял! Я здесь! (ЛИХОРАДОЧНО ЖМЕТ НА КНОПКУ)Живой человек в Башне! Отключай газ, сволочь!
      РОМА
      Отойди! Сломаешь! Дай, я!
      ВАЛЕРА
      Чего она меня не узнает?!
      Рома отталкивает его, принимается нажимать сам.
      РОМА
      (БОРМОЧЕТ) Кто ты такой, чтобы тебя узнавать...
      По лицу Ромы пробегает сканирующая полоса.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      До включения системы газового пожаротушения осталось две минуты! Если вы все еще находитесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору и пройдите процедуру идентификации!
      ВАЛЕРА
      Куда погнала?! Какие две минуты?! Господи! Подохнем ведь! (РОМЕ) Ну, чего ты стоишь?!
      РОМА
      (ВЗРЫВАЕТСЯ) Вообще ничего не понимаю! Этого не может быть! Что она несет?! Я пожарную инструкцию назубок знаю! Не так все должно происходить!
      ВАЛЕРА
      Ты что, спорить с ней будешь?! Она - машина! Сказала - убьет, значит - убьет! Бежим!
      РОМА
      (В ОТЧАЯНИИ) Куда?!
      Валера, махнув рукой, убегает в сторону рецепции.
      4-11. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      Эва, наконец, решается ступить на мокрый пол. Ничего страшного не происходит - электричество отключено. Она делает шаг, другой по направлению к монитору, как вдруг раздается голос системы. Но он не раскатывается эхом по коридорам, а звучит только здесь, поблизости.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Внимание! Вы нарушаете режим доступа в жилой сектор! В доступе отказано. В секторе аварийная ситуация. Оставайтесь на месте. К вам идет помощь!
      Эва в нерешительности останавливается.
      4-12. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      Бергер в нетерпении поднимает голову, прислушивается. Снова откидывается на подушку - показалось. Из коридора доносится монотонный голос системы.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      ... Если вы все еще находитесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору и пройдите процедуру идентификации!
      БЕРГЕР
      (С ДОСАДОЙ) Чего они ждут?! Неужели, так трудно...
      Снова настораживается. Издалека доносятся торопливые приближающиеся шаги. Вбегает Юля.
      ЮЛЯ
      Профессор! Что нам делать?!
      БЕРГЕР
      Вы нашли ее?
      ЮЛЯ
      Эву? Нет, даже не видели.
      БЕРГЕР
      Так бегите к монитору! Отключите отсчет! Сейчас газ пойдет!
      ЮЛЯ
      Мониторы на нас не реагируют!
      БЕРГЕР
      Что значит - не реагируют?! Вы что-то неправильно делаете!
      ЮЛЯ
      А вы знаете, как нужно?
      БЕРГЕР
      Конечно, знаю! Ничего нельзя поручить... Вот что. Вам придется помочь мне добраться до монитора.
      ЮЛЯ
      Вы сможете идти?
      БЕРГЕР
      Попробую.
      Юля помогает ему подняться, поддерживает. Бергер, морщась от боли, делает шаг, другой.
      БЕРГЕР
      Это не так трудно, как кажется...
      Неожиданно он меняется в лице, глаза выкатываются. Изо рта его выплескивается струя крови. Бергер падает, как подкошенный, и Юле не удается его удержать.
      4-13. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      
      Эва с надеждой прислушивается к быстро приближающимся шагам, вытягивает шею, чтобы рассмотреть, кто идет к ней по коридору. И вдруг лицо Эвы перекашивается гримасой ужаса, она пятится, издает отчаянный вопль и, выхватив пистолет, принимается палить в нечто ужасное, чего мы не видим, да и сама Эва, стреляя, зажмуривается, чтобы не видеть...
      4-14. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. РЕЦЕПЦИЯ
      Рома и Валера застыли, слушая доносящиеся откуда-то выстрелы.
      РОМА
      (СЧИТАЕТ ВЫСРЕЛЫ) шесть, семь, восемь... Все, Эва, отстрелялась!
      ВАЛЕРА
      Думаешь, это она?
      РОМА
      Кто же еще? Я голос своего "сурка" из сотни отличу!
      ВАЛЕРА
      В кого она палила?
      РОМА
      Не знаю, в кого, но патроны у нее кончились. Я посчитал.
      Несколько мгновений прислушивается и решительно направляется в сторону (11)
      ВАЛЕРА
      Ты куда?
      РОМА
      На кудыкину гору! Идешь?
      ВАЛЕРА
      Подожди! Может не стоит сразу соваться?
      РОМА
      Времени нет!
      Убегает. Валера напряженно вслушивается в наступившую тишину. И вдруг раздается еще один выстрел. Валера вздрагивает.
      ВАЛЕРА
      Ну, вот. Обсчитался...
      4-15. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      
      Рома от души отвешивает Эве плюху, так что она, потеряв пистолет, отлетает к стене. Рома поднимает его, убеждается, что патронов больше нет (затвор не вернулся в исходное положение), прячет в карман и склоняется над Эвой, еле шевелящейся в нокауте.
      РОМА
      Убью, сука! Быстро отключай тревогу! Ну!
      ЭВА
      Я... не знаю, как...
      Рома дает ей оплеуху.
      РОМА
      Ответ неверный! Считаю до одного!
      ЭВА
      Не надо... бить. Пожалуйста... Я попробую...
      Рома хватает ее за шкирку, подтаскивает к монитору.
      РОМА
      Пробуй! И молись, чтоб у тебя получилось!
      Эва вынимает из кармана карточку, вставляет в прорезь контрольного устройства (на других мониторах такого нет).
       ФЛЭШБЭК ЭВЫ(НАСТИ)
      4-16. НАТ. У ВХОДА В БОЛЬНИЦУ. ДЕНЬ
      
      У крыльца больницы Настя помогает выйти из машины Эве (настоящей). Из приемного покоя навстречу им выходит медсестра.
      МЕДСЕСТРА
      Что, началось? Сейчас каталку подвезут.
      ЭВА (НАСТОЯЩАЯ)
      Спасибо, я могу идти. (КОРЧИТСЯ ОТ БОЛИ) Нет, ничего...
      Идут втроем к двери приемного покоя.
      
      НАСТЯ
      (МЕДСЕСТРЕ) У нее был сильный испуг, чуть под машину не попала...
      МЕДСЕСТРА
      Ну, понятно. Носятся, как угорелые... (ЭВЕ) Не бойся. Время пришло - так родишь нормально. Срок какой?
      
      ЭВА (НАСТОЯЩАЯ)
      (СО СТРАХОМ) Рано мне еще! Тридцать вторая неделя! Как же так? (НАСТЕ) Это из-за грузовика, да?
      НАСТЯ
      Не волнуйся, все будет хорошо. Это не схватки, просто спазмы.
      ЭВА (НАСТОЯЩАЯ)
      А если... начнется?
      НАСТЯ
      Тогда я буду первой, кто тебя поздравит. Но сегодня ты не будешь рожать, обещаю. Сейчас тебе поставят капельницу, и спазмы пройдут.
      ЭВА (НАСТОЯЩАЯ)
      Я боюсь, а вдруг с ним что-нибудь... (КОРЧИТСЯ ОТ БОЛИ) Ой, мамочки! Как же больно!
      Входят в приемный покой.
      СКЛЕЙКА
      Настя выходит из больницы, усаживается в машину и обнаруживает, что эва (НАСТОЯЩАЯ) забыла на пассажирском сиденье сумочку. Настя раскрывает ее и, покопавшись, извлекает пластиковую карточку-пропуск в Башню.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      4-17. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      Эва нажимает кнопки, и голос системы обрывается на полуслове.
       ГОЛОС ЛАРИСЫ
      ... Если вы все еще находитесь в Башне и не имеете возможности покинуть опасную зону, немедленно подойдите к ближайшему монитору... Островская Эвелина Аркадьевна. Идентификация подтверждена... Внимание! Газовая система пожаротушения отключена! Оставайтесь на месте и ждите спасательной... Внимание! Отбой пожарной тревоги! Руководителям служб подвести итоги учений!
      Эва вынимает карточку, облегченно отступает от монитора. Рома хватает ее за руку, отбирает карточку.
      РОМА
      А ну дай сюда! Куда пошла?! Разговор только начинается!
      ЭВА
      Да, да... Хорошо. Только не здесь... Это опасное место.
      РОМА
      Будет тебе и безопасное... Лицом к стене!
      Слышатся приближающиеся шаги, появляется Валера.
      ВАЛЕРА
      Ромка! Жив?!
      РОМА
      (МРАЧНО) Твоими молитвами.
      ВАЛЕРА
      Я думал, она в тебя попала!
      РОМА
      Не попала. Палит в божий свет, как в копеечку... Найди что-нибудь, руки ей связать
      Валера смотрит по сторонам, подходит к стене и с трудом вырывает торчащий из-под нее конец тонкого провода. Подает Роме.
      РОМА
      (ЭВЕ) Руки вместе!
      Обматывает запястья Эвы и затягивает узел. Эва вскрикивает и с ужасом смотрит на свои руки. Они связаны не проводом! Это длинный, тонкий шланг капельницы, вместе с болтающимся на конце дозатором...
      4-18. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ, КОРИДОР (У КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛА)
      Максим стоит перед окном в рекреации и задумчиво смотрит наружу. Город все так же продолжает жить своей жизнью. Неожиданно за спиной Максима кто-то быстро проходит легкой походкой со стороны танц.зала и сворачивает в коридор, ведущий к конференц-залу. Максим оборачивается.
      МАКСИМ
      Юля?
      Шаги ускоряются. Максим выглядывает в коридор, но там уже никого не видно.
      МАКСИМ
      Юля, постой! Чего ты бегаешь? Все в порядке! (ИДЕТ СЛЕДОМ) Ты что, не поняла? Тревогу отменили!
      Он идет по коридору и вдруг замечает, что дверь в конференц-зал приоткрыта. В щель видна лишь рука Бергера, скрюченными пальцами вцепившаяся в ковровое покрытие.
      4-19. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      
      Максим вбегает в конференц-зал и обнаруживает Бергера на полу.
      МАКСИМ
      Что случилось?!
      Но тот лишь хрипит, не в силах произнести ни слова. Максим пытается перевернуть его на спину, но Бергер от боли издает мучительный крик, кашляет. Максим не знает, что предпринять. Неожиданно в коридоре снова раздаются торопливые шаги.
      МАКСИМ
      (КРИЧИТ) Эй! Сюда! Кто там?
      Но шаги быстро удаляются.
      МАКСИМ
      (БЕРГЕРУ) Потерпите. Я сейчас.
      Выбегает.
      4-20. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (7 - КАФЕ)
      
      Максим выбегает в коридор, но успевает увидеть лишь тень, которая, пробежав мимо офиса 7, скрылась за поворотом к кафе. Максим бросается следом.
      МАКСИМ
      Хватит бегать, идиоты! Профессору нужна помощь!
      Он поворачивает за угол и видит закрывающуюся дверь кафе. Максим подбегает, останавливается в нерешительности. Однако, преодолев подступивший страх, он открывает дверь и входит в темное помещение.
      4-21. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ПЫЛЬНОЕ)
      
      Максим осторожно входит в полутемное кафе, озирается.
      МАКСИМ
      Кто тут? ... Эва, ты? Не нужно прятаться!
      Тишина. Только хруст под ногами при каждом шаге медленно продвигающегося Максима. Неожиданно откуда-то доносится приглушенный звон разбившегося стакана, короткий шорох. Максим резко поворачивается и видит, что из-под двери в подсобку пробивается свет. Он осторожно подходит и распахивает дверь. В подсобке - никого. Только на ручке покрытого пылью холодильника покачивается игрушечная обезьянка Юли...
      4-22. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      
      Рома грозно нависает над скорчившейся у стены Эвой. Она дрожит в насквозь промокшей одежде - то ли от холода, то ли от пережитого страха. Валера, сложив руки на груди, героически блокирует выход в коридор.
      РОМА
      Ну, так чья это была затея? Кто тебя послал? Чего вы добивались? Отвечай!
      ЭВА
      (ЕЖАСЬ) Не надо... Я никому не хотела зла...
      РОМА
      А брюхо беременное зачем нацепила? Под кого косила?
      ВАЛЕРА
      Да драть ее с брюхом! Пусть лучше скажет, как собиралась уйти! И почему не ушла.
      РОМА
      Подожди! Все скажет, как миленькая! Я церемониться не буду! (ХВАТАЕТ ЭВУ ЗА ПОДБОРОДОК) На меня смотреть! Ну! Куда шла?
      ЭВА
      В жилой... сектор...
      РОМА
      Зачем?
      ЭВА
      У меня дело... личное...
      ВАЛЕРА
      А газом нас удушить - это тоже личное?!
      ЭВА
      (МОТАЯ ГОЛОВОЙ) Это вышло... случайно.
      РОМА
      Не ври мне! (ПРОНИКНОВЕННО) Это глупо. Изувечу - и все. Засыпалась - отвечай. Я знаю, что взрыв в Башне устроила ты.(ЭВА МОТАЕТ ГОЛОВОЙ) И все, что здесь творится, происходит из-за тебя!
      Эва вдруг смотрит на него внимательно и зло.
      ЭВА
      Да! Да! Из-за меня! ... Мне нужно кое-что найти. Но мне мешает... один человек.
      РОМА
      Кто? Максим? Юля? Бергер?
      ЭВА
      Нет. Вы все здесь ни при чем.
      РОМА
      Так что за человек? Где он прячется?
      ЭВА
      Он давно умер...
      РОМА
      Ну, понесла! Как же он может тебе мешать, если умер?
      ЭВА
      (ОТРЕШЕННО) Он... может.
      ФЛЭШБЭК ЭВЫ (НАСТИ)
      4-23. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА. ДЕНЬ
      Виктор лежит на узкой реанимационной койке, рядом с которой громоздится медицинское оборудование. По экранам приборов ползут разноцветные ломаные линии. В изголовье кровати стоит телескопический штатив со сложным подобием капельницы, трубочка от которой подсоединена к локтевой вене Виктора.
      Настя в накинутом на плечи белом халате сидит около постели, держит Виктора за руку, говорит преувеличенно бодро, как обычно говорят посетители с тяжелобольными.
      НАСТЯ
      Я смотрела анализы. По сравнению с прошлым месяцем ухудшения нет.
      ВИКТОР
      Но ведь и улучшения тоже.
      НАСТЯ
      Будет! Обязательно будет!
      ВИКТОР
      Не надо. Между нами никогда не было лжи, пусть не будет и теперь.
      НАСТЯ
      Витя...
      ВИКТОР
      Мы оба знаем, что я прав.
      НАСТЯ
      (УПАВШИМ ГОЛОСОМ) У тебя был... приступ?
      ВИКТОР
      Да, ночью. С каждым днем они будут все чаще и сильнее. Я не хочу остаться у тебя в памяти ничего не соображающим от боли агонизирующим полутрупом.
      НАСТЯ
       Не смей так говорить!
      ВИКТОР
      Помолчи и послушай. Я все придумал, (КИВАЕТ НА КАПЕЛЬНИЦУ) тут гидравлика не сложнее, чем в Башне. (УЛЫБАЕТСЯ СКВОЗЬ БОЛЬ) Если отсоединить одну трубочку... на пару секунд, не больше... все будет кончено. И никакого сигнала на пульт...
      НАСТЯ
      (С УЖАСОМ) Витя! Не смей!
      ВИКТОР
      (СЛАБО УЛЫБАЕТСЯ) Самому мне и не справиться. Ты должна... помочь.
      НАСТЯ
      Нет!
      Бросается к Виктору, покрывает его лицо поцелуями.
      НАСТЯ
      Милый мой, любимый! Выбрось это из головы! Забудь! Мы тебя вылечим, профессор сказал...
      Виктор болезненно вскрикивает от ее прикосновения к его груди.
      НАСТЯ
      Тебе больно? Прости! Что там?
      ВИКТОР
      Посмотри сама. Врет твой профессор...
      Настя распахивает пижаму на его груди и с ужасом видит темные синюшные пятна, покрывающие кожу Виктора. Настя непроизвольно отшатывается.
      ВИКТОР
      (С УСМЕШКОЙ) Скверно, да? Я понимаю, тебе трудно решиться, но ты подумаешь и поймешь, что другого выхода у нас с тобой нет.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      4-24. ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ ЭТАЖ. ЗИМНИЙ САД/ТУПИК
      
      Эва глядит в пространство перед собой, продолжая говорить.
      ЭВА
      Он гений... Был. Он душу вложил в эту Башню. И он все предусмотрел. Его давно нет... но он - здесь.
      Валера делает Роме выразительный знак, крутя пальцем у виска.
      ВАЛЕРА
      (ЭВЕ) Так ты в него, что ли, палила?
      Эва со страхом косится в темноту коридора.
      ЭВА
      Нет! Нет! Не в него! Я... я не знаю, что это было! Мне показалось... (ОПУСКАЯ ГОЛОВУ) наверное, у меня галлюцинации...
      РОМА
      А я что, тоже галлюцинация?! В меня зачем стреляла?
      ЭВА
      По ошибке... Я думала это... возвращается.
      РОМА
      Ну, хватит! Не прикидывайся сумасшедшей! Здесь психов без тебя хватает!
      Неожиданно со стороны коридора слышатся быстро приближающиеся шаги. Рома и Валера невольно отступают. Из коридора появляется Юля.
      ЮЛЯ
      Куда вы пропали?! Бергер умирает!
      ВАЛЕРА
      Как умирает?! Он же только в себя пришел?!
      ЮЛЯ
      Пытался встать, и кровь горлом пошла!
      РОМА
      Зачем ему понадобилось вставать?
      ЮЛЯ
      Чтоб до монитора добраться!
      ЭВА
      (ОТРЕШЕННО)Легочное кровотечение...
      Юля только сейчас замечает Эву.
      ЮЛЯ
      А! Она здесь? Не сбежала... (ЭВЕ) Из-за тебя все!
      РОМА
      (ЭВЕ)Ты что, врач?
      ЭВА
      (КИВАЯ) Была...
      ЮЛЯ
      А мне говорила, что не медик!
      ЭВА
      Медик - это тот, кто лечит. А не тот, кто...
      Умолкает, глядя в сторону тупика.
      ВАЛЕРА
      Надо идти! Может, перед смертью чего скажет! Он ведь знает что-то!
      ЮЛЯ
      Ничего он не скажет. Кровью давится.
      РОМА
      (ЭВЕ) Ему можно помочь?
      ЭВА
      (ПОЖИМАЯ ПЛЕЧАМИ) Если бронхиальная артерия задета - тогда конец. Но если просто в бронхах инородное тело... не знаю. Резать надо.
      ЮЛЯ
      (С НАДЕЖДОЙ) А ты умеешь?
      ЭВА
      Чем?! Где?! Без анестезии?
      РОМА
      Мы аптечку принесли. Из качалки.
      ЭВА
      (ПРЕЗРИТЕЛЬНО) Аптечку! ... Нет! Не буду я ничего делать!
      Вдруг замечает, что все трое молча смотрят на нее выжидательно, с тоской, надеждой, даже страхом...
      ЭВА
      (С МОЛЬБОЙ) Ну как вы не понимаете?! Я не могу! Я не имею права! Я... никогда больше! Ни за что!
      Неожиданно раздается голос, от которого Эва вздрагивает - так похож он сейчас на голос Виктора.
      ГОЛОС
      Разве ты хочешь взять на свою совесть еще одну смерть?
      Эва резко оборачивается. У выхода из коридора стоит Максим.
      
      4-25. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      
      Эва раскладывает на столе содержимое аптечки - бинты, вату, пузырьки. Бергер лежит на столе, на боку, поддерживаемый в этом положении Ромой и Валерой. Юля меняет окровавленное полотенце у него под головой. Максим без дела стоит в стороне, порой поглядывая на Юлю.
      ЭВА
      Местная анестезия есть. Ваты мало... Шприцы... куда ни шло. Спирт... Нужны нитка с иголкой и нож. Хоть обычный, столовый. Но остро отточенный.
      РОМА
      Максим, давай в кафе, поищи там что-нибудь подходящее!
      МАКСИМ
      (ИСПУГАННО) Я?!
      РОМА
      (ОРЕТ) Ты! Кто же еще?!
      МАКСИМ
      Там темно...
      РОМА
      Ну что за солобон! ... (ОТДАЕТ ФОНАРЬ) На! И бегом! Чтоб в ушах свистело!
      Максим выходит.
      ЭВА
      Мне надо во что-то переодеться.
      Валера бросает ей один из принесенных банных халатов.
      ВАЛЕРА
      Годится?
      ЭВА
      Сойдет.
      Направляется к двери.
      РОМА
      Нет! Здесь.
      ЭВА
      (ПРЕЗРИТЕЛЬНО) Как скажешь.
      Демонстративно начинает стягивать с себя кофточку.
      4-26. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ.
      Максим входит в кафе, включает фонарь. Суетливо шарит лучом по стенам, будто опасаясь нападения из темноты. Набравшись храбрости, заходит за барную стойку, кладет на нее фонарь, так, чтобы подсветить, выдвигает что-то, звенит посудой, наконец, находит несколько ножей, точильный оселок, кладет на стойку, и вдруг замирает. Медленно поворачивает голову и видит в противоположном конце зала человеческую фигуру. Максим хватает фонарик и быстро направляет в ту сторону. В глаза ему бьет встречный луч. Тогда до Максима доходит, что это зеркало.
      Он подходит к большому, запыленному зеркалу, рукавом смахивает пыль, задумчиво смотрит на свое отражение, затем расстегивает несколько пуговиц на рубашке, раздвигает ее на груди, и мы видим, что кожу Максима покрывают зловещие темные пятна. Он смотрит на них со странным спокойствием...
      4-27. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ.
      
      Эва в халате, с марлевой повязкой на лице, в Юлиной косынке на голове, сосредоточенно манипулирует (руки и внутренности - за кадром), позвякивая инструментами. Позади нее стоит Рома и, стараясь не глядеть вниз, направляет туда луч фонаря. Юля, тоже в повязке, ассистирует, но это дается ей нелегко - в глазах ужас.
      ЭВА
      (РОМЕ) Ближе свети! Так. (ЮЛЕ) Шприц.
      Слышно, как опорожненный шприц падает на пол. Позвякивание ножа о фарфор. Затем Эва, по-видимому, проводит разрез - это видно по тому, как зажмуривается Юля. Струйка крови брызжет Эве на маску.
      ЭВА
      Тампон! Еще тампон! Не зевай!... Прямые.
      ЮЛЯ
      Что?
      ЭВА
      Ножницы! (ПОЗВЯКИВАНИЕ)Скальпель... нож давай. (ТОШНОТВОРНЫЙ ХРУСТ) Нашатырь... Себе! Держишься? Зажимай тут. Сильней... Есть осколок. (ПОЗВЯКИВАНИЕ)Черт! Пульс падает. Тампон... еще тампон...
      Монотонный голос Эвы растворяется во флэшбэке.
      ФЛЭШБЭК ЭВЫ (НАСТИ)
      4-28. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА. ДЕНЬ
      Судя по изможденному виду Виктора, его болезнь прогрессирует. Настя сидит рядом с кроватью.
      Виктор говорит слабым голосом, с частыми перерывами, чтобы перевести дух.
      ВИКТОР
      Какая же ты красивая... Я тебя так ждал... Ты подумала?
      НАСТЯ
      Прости. Я не могу.
      ВИКТОР
      Ты должна...
      НАСТЯ
      Как мне жить после этого?!
      ВИКТОР
      Эгоистка... всегда была эгоисткой... Помнишь, как мы познакомились?
      НАСТЯ
      (УЛЫБАЕТСЯ) Конечно, помню! Эва и Егор решили нас познакомить и пригласили на рыбалку.
      ВИКТОР
      Как ловко ты тогда рыбу об камень - тюк! И все...
      Пытается засмеяться, но заходится в хриплом надсадном кашле, от которого в уголках губ появляются пузырьки кровавой пены.
      ВИКТОР
       Где же теперь твое милосердие?..
      Настя подавленно молчит.
      ВИКТОР
      Я должен тебе признаться... Ты думала, что у меня с Эвой что-то было...
      НАСТЯ
      Ну, зачем ты об этом? Мало ли какая блажь мне в голову взбредет? Мы же все выяснили!
      ВИКТОР
      (НЕ СЛУШАЯ ЕЕ) А ведь ты была права...
      Настя удивленно вскидывает голову.
      НАСТЯ
      Я тебе не верю!
      ВИКТОР
      Зачем мне... врать... сейчас... У нас было столько счастья... С ней...
      НАСТЯ
      Прекрати! Я не хочу этого слышать!
      ВИКТОР
      Я ее любил...
      НАСТЯ
      Это неправда! Ты любил... только свою Башню!
      
      Вскакивает, отворачивается, но хриплый тяжелый шепот Виктор давит, бьет ее в спину.
      
      ВИКТОР
      Ты сама знаешь, что правда... Ты ребенка хотела. А я не хотел. С тобой не хотел... А у Эвы - будет. Наш ребенок. Все, что от меня останется...
      НАСТЯ
      Нет! Ты не мог так поступить со мной! Я пойду к ней и все узнаю!
      ВИКТОР
      Она не скажет. Вы ведь... подруги...
      НАСТЯ
      Какие подруги?!... Скрытная, лживая тварь! Я никогда ей не верила!
      ВИКТОР
      Значит, веришь мне...
      НАСТЯ
      (УПРЯМО) Я сама все выясню! Без нее! Я знаю способ!
      ВИКТОР
      Пойдешь в Башню? Не советую... Она относится к тебе так же, как я.
      НАСТЯ
      Кто - она?!
      ВИКТОР
      Неважно. Ты всегда суешь нос не в свои дела. Ты извела меня слежкой и недоверием...
      НАСТЯ
      Нет! Нет!
      ВИКТОР
      Мы все тебя... ненавидим. Я, Эва, мой будущий сын...
      НАСТЯ
      Замолчи!!!
      Рука Насти выдергивает из аппарата трубку, на которую показывал Виктор.
      КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
      
      4-29. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ.
      
      Эва, продолжая операцию, вдруг роняет нож. На пол падает и разбивается тарелка, испачканная кровью, рассыпаются нехитрые инструменты, иглы, шприцы. Юля, белая, как полотно, испуганно смотрит на Эву.
      ЭВА
      (ЮЛЕ) Нет, нет. Все хорошо. Иди. Дальше я сама.
      Юля, пошатываясь, выходит. Рома, тоже бледный, сглатывает всухую, утирает лоб.
      ЭВА
      (НЕ ОБОРАЧИВАЯСЬ) А ты стой. И не тряси фонарем. Боец...
      Продолжает операцию.
      4-30. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. РЕКРЕАЦИЯ.
      
      Максим и Валера стоят перед окном.
      МАКСИМ
      Да никакая она не террористка!
      ВАЛЕРА
      А зачем пистолет взяла? Стреляла зачем? И самое главное - в кого?
      МАКСИМ
      Ну и в кого же, по-твоему?
      ВАЛЕРА
      (ПОМОЛЧАВ) А черт его знает... Ни я, ни Рома никого не видели... А ты?
      МАКСИМ
      (ЗАДУМЧИВО) Нет. Никого... нового.
      ВАЛЕРА
      Слушай, а может, тут и правда стены туда-сюда ходят? Сдвигаются, раздвигаются...
      МАКСИМ
      Может быть... А может и вообще... нет никаких стен.
      ВАЛЕРА
      (ПОКОСИВШИСЬ НА НЕГО) Крыши у вас у всех поехали, вот что! ... И у меня - тоже...
      Держась за стену, подходит Юля, останавливается в изнеможении, уткнувшись в стену лбом.
      ВАЛЕРА
      Ну, как там?
      ЮЛЯ
      Не знаю. Трудно. Он еле дышит.
      ВАЛЕРА
      Ты сейчас в обморок грохнешься! Садись, где стоишь!
      Юля боязливо косится на окно.
      ЮЛЯ
      Нет. Я не хочу - здесь...
      МАКСИМ
      Не бойся. Маска теперь нескоро прилетит. Мы ее видели.
      ЮЛЯ
      Спокойно как ты об этом говоришь! Тут такое творится, что голова кругом! А он - не бойся...
      МАКСИМ
      Постепенно ко всему привыкаешь.
      ЮЛЯ
      Не знаю... У меня что-то плохо получается - привыкать. Чем дальше, тем страшнее. Я уже по коридору пройти боюсь! Все время кто-то смотрит в спину...
      Максим внимательно приглядывается к Юле.
      МАКСИМ
      Но ты же не побоялась зайти в кафе...
      Юля смотрит на него с недоумением.
      ЮЛЯ
      В какое кафе? В первый раз слышу.
      ВАЛЕРА
      Да... Есть тут одно веселенькое местечко...
      ЮЛЯ
      (С НАДЕЖДОЙ) Может, там выпить чего-нибудь найдется? Я бы не отказалась.
      ВАЛЕРА
      А уж я бы как не отказался! В лоскуты! В хлам! И пусть оно тут сдвигается и катится, куда хочет!
      Решительно направляется по коридору в сторону кафе.
      МАКСИМ
      (ВСЛЕД) Ничего там нет! Одни осколки.
      Поворачивается к Юле. Та уже смотрит в окно, не в силах оторваться от пейзажа.
      ЮЛЯ
      Как долго длится этот день... Мне кажется, мы здесь уже неделю.
      МАКСИМ
      А может быть, всего час. Но этот час бесконечно повторяется.
      ЮЛЯ
      Мне все равно не понять... Пошли отсюда. Надо Эве помогать.
      МАКСИМ
      Я хотел тебе кое-что вернуть... (ПОДАЕТ ОБЕЗЬЯНКУ)
      ЮЛЯ
      (ОБРАДОВАННО) Ты его нашел?! Жаконечка, миленький! А я-то все мучилась - где обронила? Думала, больше не увижу!
      МАКСИМ
      Похоже, тут ничего бесследно не исчезает...
      Юля заботливо расправляет обезьяне лапки.
      ЮЛЯ
      Ты тоже заметил? У меня с косынкой та же история. Я ее... в общем, выбросила. А потом нашла. В кармане у Бергера. Странно, правда?
      МАКСИМ
      М-да...
      ЮЛЯ
       А где ты нашел Жаконю?
      МАКСИМ
      (ДЕЛАЕТ НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ ЖЕСТ) Там... В коридоре валялся...
      4-31. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ПЫЛЬНОЕ)
      
      Валера шарит по полкам за барной стойкой, перебирает пыльные бутылки, встряхивает, в надежде услышать бульканье, но все бутылки либо пусты, либо разбиты. Заинтересовавшись светом из-под двери в подсобку, Валера входит туда, брезгливо сторонится вонючего холодильника, осматривает полки, но ничего подходящего не находит.
      До его слуха вдруг доносятся отзвуки слабых голосов. Валера удивленно озирается и, наконец, понимает, что голоса слышатся из-за решетки небольшого вентиляционного отверстия под потолком. Взобравшись на полку, Валера приближает ухо к решетке, вслушивается.
      ГОЛОС-1
      ...электрики говорят, что нужно еще дня три.
      ГОЛОС-2 (ГОЛЬДАНСКОГО)
      Пусть поторопятся! Крайний срок - завтра к вечеру!
      Лицо Валеры вытягивается.
      ВАЛЕРА
      Гольданский?!
      4-32. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР (У КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛА)
      
      Максим и Юля подходят к двери конференц-зала, когда оттуда выскакивает бледный, как моль, Рома и, ни на кого не глядя, устремляется в туалетную комнату. Он забывает закрыть за собой дверь туалета, и оттуда доносятся тяжкие стенания выворачиваемого желудка.
      Из конференц-зала выходит Эва с флаконом и ватой в руках.
      ЮЛЯ
      Что случилось?!
      ЭВА
      Ничего, бывает. Он держался молодцом до самого конца.
      МАКСИМ
      А как Бергер?
      Эва задумчиво пожимает плечами.
      ЭВА
      Все, что можно было сделать, я сделала. Самое поразительное, что он еще жив. И это вселяет надежду. Но чем восполнять потерю крови - ума не приложу!
      ЮЛЯ
      А он... сможет говорить?
      ЭВА
      (КАЧАЯ ГОЛОВОЙ) Ох, нескоро, пожалуй! Трахеотомия столовым ножом, прижигание в бронхах - все это не располагает к разговорам. Но самое страшное - сепсис...
      Юля болезненно морщится, хватается за стену. Эва поспешно подсовывает ей вату с нашатырем.
      ЭВА
      Понюхай! Легче? (ПОДАЕТ ФЛАКОН) Иди, помоги Роме. Ему тоже нелегко.
      Юля на деревянных ногах направляется в сторону туалетной. Максим собирается ее проводить, но Эва его останавливает.
      ЭВА
      Максим! Можно тебя на минутку?
      4-33. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      
      Эва и Максим входят в конференц-зал. Бергер с перебинтованной шеей и грудью лежит на столе, из носа его торчат обрезки пластиковых трубочек от капельницы.
      Эва усаживается в кресло первого ряда, указывает Максиму место рядом с собой. Некоторое время оба молчат.
      ЭВА
      Я, наверное, похожа на сумасшедшую?
      МАКСИМ
      Почему?
      ЭВА
      Это не ответ. Я задала вопрос первой. Похожа или нет?
      МАКСИМ
      Ну... при определенных обстоятельствах мы все здесь...
      ЭВА
      Не хочешь отвечать. Значит, что-то есть. Ведь так?
      МАКСИМ
      Ну, хорошо. Допустим, так. Нормальный человек, если он не шпион и не террорист, не пристегивает к животу подушку, чтобы изобразить беременность, и не крадет у охранника пистолет.
      ЭВА
      М-да... Пистолет. Сама не знаю, зачем я его схватила... Может быть, это действительно паранойя... Но я чувствую, что мне здесь постоянно грозит опасность!
      МАКСИМ
      Почему именно тебе?
      ЭВА
      У меня есть причины так думать...
      ФЛЭШБЭК ЭВЫ
      (Частичный повтор сцены из серии 1)
      4-34. ХОЛЛ ПЕРВОГО ЭТАЖА. ПОРТАЛ НА ВХОДЕ В ЗОНУ ДОСТУПА.
      "Беременная" Эва в темных очках, с пакетом и сумочкой в руках, остановившись перед световым порталом, разговаривает с охранником, сидящим за барьером у монитора.
      ОХРАННИК-1
      Не надо бояться! Проходите в рамочку!
      ЭВА
      Я не за себя боюсь! Это может повредить ребенку.
      ОХРАННИК-1
      Ну, что вы! Никакого вреда! Это же видимость одна. Свет!
      ЭВА
      Перестаньте меня уговаривать! Мне нельзя волноваться!
      ОХРАННИК-1
      Извините, но по инструкции...
      ЭВА
      По какой инструкции?! Я всегда прохожу по карточке!
      Вынимает магнитную карточку. Подходит Охранник-2, как видно, старший.
      ОХРАННИК-2
      Разрешите вашу карточку...
      Берет карточку, прикладывает к считывающему устройству на
      ОХРАННИК-2
      Проходите, пожалуйста, Эвелина Аркадьевна! Может быть, вам помочь?
      ЭВА
      Нет, нет, что вы! (С УЛЫБКОЙ) Какие мужчины сегодня галантные!
      Эва быстро направляется к лифту мимо арки портала.
      4-35. КАБИНА ЛИФТА.
      Лифт останавливается на очередном этаже, из кабины выходят последние попутчики, и Эва остается одна. Лифт снова поднимается. Эва поправляет "живот", смотрит на часы, в нетерпении постукивает ноготками по двери. Лифт останавливается, но двери не открываются. На экране, вмонтированном в стенку кабины появляется компьютерная девушка.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      В связи с аварийной ситуацией в Башне, лифт будет перевозить пассажиров только вниз. Вам следует спуститься на первый этаж и проследовать к выходу. Приносим свои извинения за временные неудобства.
      Лифт трогается и едет вниз.
      ЭВА
      Куда?! Нет, ты будешь подниматься!
      Раздраженно хлопает ладонью по панели под монитором, откидывается скрытая крышка, под которой обнаруживается ряд кнопок. Эва нажимает несколько. Лифт останавливается.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Пожалуйста, пройдите процедуру идентификации.
      Эва не успевает закрыть лицо рукой. По лицу проползает сканирующая полоса.
      ГОЛОС ЛАРИСЫ
      Идентификация подтверждена.
      Лифт трогается и едет вверх. Компьютерная девушка на экране пропадает, экран покрывается рябью белого шума.
      ЭВА
      (ОШЕЛОМЛЕННО) Как это - подтверждена?! Меня знают?!(С ВЫЗОВОМ) Ну и плевать! Теперь уже все равно!
      Она отворачивается от монитора и с нетерпением смотрит на дверь, ожидая прибытия на нужный этаж.
      И вдруг из ряби на экране за спиной Эвы, как из тумана, проступает лицо Виктора. Он смотрит прямо ей в затылок. Эва замирает, словно почувствовав этот тяжелый взгляд. В начале медленно, а затем вдруг стремительно оборачивается. На экране - снова сплошная рябь. Эва неуверенно улыбается.
      ЭВА
      Не надо нервничать. Все хорошо. Все в порядке.
      И вдруг кабину, как и все здание, сотрясает мощный удар. Эва с криком падает на пол, наступает тьма.
      4-36. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      
      Максим и Эва некоторое время сидят молча. Эва вдруг резко поворачивается к Максиму.
      ЭВА
      Скажи, как ты узнал?
      МАКСИМ
      Что узнал?
      ЭВА
      Что у меня на совести чья-то смерть?
      МАКСИМ
      Не знаю... Почувствовал.
      ЭВА
      Что именно?
      МАКСИМ
      Сходство. (СМОТРИТ НА ЭВУ) У нас есть что-то общее.
      ЭВА
      (С УДИВЛЕНИЕМ) Ты кого-то убил?!
      
      4-37. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КАФЕ (ПЫЛЬНОЕ)
      
      Валера, удерживаясь в неудобной позе возле вентиляционного отверстия в подсобке, монеткой откручивает винты, удерживающие решетку. Из вентиляции по-прежнему доносятся едва различимые голоса, искаженные металлическими реверберациями.
      ГОЛОС ГОЛЬДАНСКОГО
      А кто не хочет работать, тот пойдет искать заказы в другом месте! В общем так, времени у вас было достаточно. Жду конструктивных предложений...
      Валера снимает решетку, голоса становятся слышнее.
      ГОЛОС ГОЛЬДАНСКОГО
      Как я и думал, предложений нет! Видимо, принимать решение опять придется мне...
      Валера приникает к отверстию и кричит в него.
      ВАЛЕРА
      Эй! Кто-нибудь! Помогите! Миша! Гольданский! Я здесь! Да слышите вы там или нет?!
      И вдруг белый клуб слезоточивого газа вырывается из вентиляционного отверстия прямо в лицо Валеры. Тот падает с полки, слепо мечется, пытаясь на ощупь найти дверь из подсобки, задыхаясь и кашляя.
      
      4-38. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОРИДОР ВОЗЛЕ КАФЕ И ТРЕН.ЗАЛА
      
      Рома, слегка оправившийся от впечатлений операции, довольно бодро идет по коридору, и вдруг из приоткрытой двери в кафе до него доносится грохот, звон стекла и надсадный кашель Валеры. Рома ныряет в кафе и вытаскивает в коридор красноглазого, отплевывающегося и чихающего Валеру.
      РОМА
      Что стряслось?!
      ВАЛЕРА
      Я... это... А-апчхи! Что за вонища!
      РОМА
      Какая вонища?
      ВАЛЕРА
      (УДИВЛЕННО) Ты что, не чувствуешь?
      РОМА
      (ПРИНЮХИВАЯСЬ) Ничего не чувствую! Плесенью слегка тянет. А у тебя такой вид, будто ты слезогонки нюхнул!
      Валера испуганно косится на Рому, закрывает рот рукой, изо всех сил сдерживая кашель. Говорит севшим голосом.
      ВАЛЕРА
      Нет, нет! Какой слезогонки! Что ты!... Это так... аллергия. У меня бывает. (СИЛИТСЯ УЛЫБНУТЬСЯ) Понимаешь, открыл холодильник... ну и надышался.
      РОМА
      Вот, балбес! Меня на цепях к этому холодильнику не подтащишь! Чего ты в него полез?!
      ВАЛЕРА
      Проверял... Насчет выпивки...
      РОМА
      Да?! (С ИНТЕРЕСОМ) Ну и как, нашел?
      ВАЛЕРА
      (КАЧАЯ ГОЛОВОЙ)Нет там ни черта! Все обшарил... Только зря прочихался да проревелся!
      РОМА
      Хм! Ты прочихался, я - про... тоже удовольствие получил по полной. Остается только один вопрос: когда все прочихаются, проревутся, проболеются, пропсихуют... что мы тут жрать-то будем?
      4-39. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ
      
      Все пленники, беспорядочно рассевшиеся в рядах кресел, смотрят на Эву. Юля, пощупав пульс Бергера, тоже подходит в течение разговора и кивает Эве - все в порядке.
      ЭВА
      ...Я не знаю, как это работает. Но я уверена - тут все дело в этом пространственном морфинге. Пока мы спускаемся вниз, нас поднимает наверх...
      РОМА
      Где поднимает?
      ЭВА
      В какой-нибудь комнате, через которую мы проходим. Она работает, как лифт.
      РОМА
      Почему мы этого не замечаем?
      ЭВА
      Потому что так задумано! Поймите! Вы имеете дело с человеком, который мог сделать все! И это работает до сих пор!
      ВАЛЕРА
      Но на кой... то есть - зачем ему это надо?! Только для того, чтобы тебя поймать в ловушку?! И для этого он строил лифты размером с комнату?! Для этого он городит стены на месте дверей, объявляет пожарную тревогу и вообще - взрывает Башню?
      ЭВА
      Не знаю. Я вижу то, что вижу. У тебя есть другое объяснение?
      Тем временем Юля тихонько и задумчиво встает и направляется в дальний конец конференц-зала, открывает дверь киноаппаратной, шарит внутри.
      ВАЛЕРА
      Конечно, есть другое объяснение! Как тебя жахнуло током на тридцать седьмом, так ты там и очнулась! И никаких двигающихся стен и комнат! Это же бред!
      ЭВА
      Тогда иди, спустись на тридцать пятый...
      На время все замолкают, соображая. Из киноаппаратной высовывается Юля.
      ЮЛЯ
      Смотрите, что я нашла!
      С трудом вытаскивает на свет большую переносную катушку с намотанным на нее тонким проводом.
      ВАЛЕРА
      Ты что? Телефон провести решила?
      ЮЛЯ
      Нет. Я хочу нанизать бусы на нитку. Чтобы не разбегались.
      Валера переглядывается с остальными, решив, что Юля спятила. Но Максим хлопает себя по лбу.
      МАКСИМ
      Гениально! (ВАЛЕРЕ) Надо протянуть провод насквозь через оба пролома и связать в кольцо! Если какая-то из комнат уедет со своего этажа...
      РОМА
      Я понял! Мы выловим этот лифт! Юлька! Молодец!
      4-40. НАРЕЗКА ПО ЭТАЖАМ
      
      Валера, разматывая катушку, выходит из комнаты с проломом в потолке, пятится по коридору тридцать шестого. В танцзале с камином катушку спускают во второй пролом. Рома разматывает ее по коридору тридцать седьмого и спускается с ней в комнату с проломом в потолке. Юля связывает концы провода. Рома отстраняет ее и накладывает надежный морской узел. Все снова идут вдоль провода, проверяя его целость и натяжение, пока снова не оказываются в комнате с проломом в потолке. Валера спрыгивает на пол первым, осматривает узел. К нему присоединяются остальные.
      ВАЛЕРА
      Все, кольцо!
      4-41. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ЭТАЖ. КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ.
      
      Вошедшие пленники устало плюхаются в кресла.
      ВАЛЕРА
      ... Кольцо - цельное и непрерывное, как краковская колбаса! Черт, есть-то как хочется...
      РОМА
      (ЭВЕ) Ну? Что ты теперь скажешь?
      ЭВА
      (НЕРВНО)Не знаю! У меня голова идет кругом! Наверное, я, действительно, сошла с ума! Или он снова смеется надо мной?
      Все переглядываются сочувственно. Похоже, злобы на Эву не осталось ни у кого.
      МАКСИМ
      Не надо, Эва! Ты просто устала.
      ВАЛЕРА
      Еще бы не устать! В больницах и врачей, и аппаратуры всякой до черта, а люди мрут, как мухи. А тут, на столе, кухонным ножом... Вот это я понимаю - доктор!
      РОМА
      Если Бергер оклемается, расскажет, что знает. Чем черт не шутит, глядишь, и выберемся. Тогда ты, считай, не его одного спасла, а всех нас.
      У Эвы не выдерживают нервы. Она вскакивает на ноги.
      ЭВА
      (КРИЧИТ) Никого я не спасала, ясно? Ничего он вам не расскажет, он безнадежен! Только я одна виновата в том, что произошло! Если бы я сюда не пришла, ничего не было бы! Если бы я... не убила...
      Внезапно тишину нарушает слабый, но спокойный голос очнувшегося Бергера.
      БЕРГЕР
      (ХРИПЛО) Не наговаривайте на себя... Вы здесь совершенно ни при чем... Я все объясню...
      Лица всех пленников, включая Эву, с изумлением поворачиваются к заговорившему "безнадежному" профессору.
      4-42. ПРОЕЗД ПО КОРИДОРАМ.
      
      Субъективная камера, все ускоряясь, движется вдоль натянутого провода по коридорам, сворачивая из одного в другой, влетая в проломы - и снова по коридорам. Один круг, другой, все быстрее, как в Коллайдере, и вдруг останавливается в рекреации перед окном. На стекле черным фломастером нарисована мишень в перекрестье стрелок и корявым почерком (Валеры) сделана надпись: "Лицо".
      КОНЕЦ ЧЕТВЕРТОЙ СЕРИИ

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Бачило_Ткаченко (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 18/08/2014. 116k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.