Бачило Александр Геннадьевич
Лесопарк

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 23/02/2014.
  • © Copyright Бачило Александр Геннадьевич (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 102k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  • Оценка: 6.27*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зря мы думаем, что Зона и сталкеры где-то далеко. Они рядом с нами...

    1


  • Александр Бачило

    Лесопарк

    (из цикла "Академонгородок")

    Спасибо тебе, выходит, Слизняк: дурак ты был,

    даже имени настоящего твоего никто не помнит,

    а умным людям показал, куда ступать нельзя...

    А.Стругацкий, Б. Стругацкий. "Пикник на обочине"

    А что в спине поламывало - теперь в ноги

    перешло, ноги такие слабые стали. Эх, к печечке бы!

    А. Солженицын "Один день Ивана Денисовича"

    Как сообщается на сайте ежедневного издания

    "NEW.RU", сегодня в 8:12 на станции метро

    "Речной вокзал" какой-то мужчина спрыгнул

    на пути и скрылся. Задержать его не удалось.

      
       Что, бляха, страшно? Это вам не огурцы в погребе тырить! Отставить нытье! За мной бегом марш!
       Топочут сзади молодые, не отстают. Конечно, натерпелись страху в тоннеле. Идти тут можно разве что нюхом, да на ощупь, ну и, бывает, заходят. Кто в незнакомую дыру нос засунет, да там и оставит, вместе с головой, кого и в знакомом месте так саданет поперек шеи - не разберешь, где мозги, а где сопли. Сколько ж вокруг нашего брата, добытчика, лежит - и целиком, и по частям, и по стенке размазанного - страшно подумать! Вот жаль, что темно тут, как у крота в заднице - поучительная была бы картина для моих молокососов. Сразу бы поняли, откуда у этого тоннеля такое чудное название: пирог с повидлом.
       Ну да ничего, вон последняя развилка, а там и выход на поверхность. Стой, братва, раз, два! Пообнюхаться надо. Прислушаться. Заткнись, Куцый, не скули! Сам виноват. Команда ясная была: вперед без последнего. Кто последний - тому крышка. Это тебе еще повезло, считай. Ничего, побегаешь и облезлый... А вы чего пыхтите, как паровозы? Собздели, когда Куцего обварило? То-то! Слушать надо командира, а не молитвы шептать! Я вам здесь и Бог, и Сатана, и все угодники! Потому что через эту чертову нору я уже три раза лазил и каждый раз назад возвращался с добычей. Понятно? Пока не научитесь сами добычу таскать, будете меня слушать, я, как-никак, кило мозгов на этом деле съел.
       Ну, вроде, все спокойно... Выходим, благословясь. Неба тут не видно, не пяльтесь. Травы высоченные. Да оно и лучше, на хрена нам то небо? Теперь быстро - прямо на восток. Вот где самая работа начнется! Там я из вас, обалдуев, настоящих бойцов сделаю. Если успею...
       До чего же легко бежать по зеленым этим коридорам! Видно, немало разного волокли этим путем, вон как разгладили - ни ямки, ни камешка! Бежишь, будто по коврику, и нога совсем не болит... Ох, а ведь и в самом деле! Что же нога-то? Ладно, это потом. Не болит, и хорошо. Может, она и не болела никогда, просто приснилось что-то. Вперед, вперед! Вон уже и дымком потянуло, значит, близко. У здешних трав стебли толстые, медом сочатся, а пахнут так, что чуть с ног не валят, но горькой этой гари им не заглушить. Тот, кто ее хоть раз нюхал, уже ни с чем не спутает...
       А гарь-то свежая. Видно, наши совсем недавно как раз в этих местах прошли... Прошли, да не вернулись. Значит, смотри в оба! А ну, все ко мне!
       Молодые нагнали, обступили. Водят носами, ждут команды. Спокойно, ребята. Торопиться некуда. Скоро только кошки... тьфу! Не ко времени припомнились... Чувствуете запашок? Распробуйте, как следует... Пахнет каленым да паленым. Значит - добычей и солдатской шкурой. Вот что с торопливыми-то бывает! Нашли бойцы добычу, да унести не смогли. Она сама их унесла.
       Вон, поодаль, в траве что-то темнеет. Ну так и есть - лежит боец, остывает потихоньку, совсем будто спящий, только морда обгорела до черноты. А шагах в пяти от него торчит из земли, сверкает белыми жилками на солнышке - она, добыча! Молодые увидели - аж попискивают от счастья. Так бы и вцепились в нее всей командой, но ждут пока, понимают - без приказа нельзя. Стоп, салаги. Приказа не будет. Что-то тут не так. Отчего добыча из земли торчит? Выросла так, или закопал кто? Не помню я такого чуда, чтоб добыча в земле росла, как морковка. А ведь памяти во мне - ой-ей-ей, сколько накопилось, и своей, и покойницкой, и еще черт знает, чьей.
       Ну, стало быть, так. Пузан и Вонючка, слушай мою команду. Подтащить сюда этого покойника. Да осторожно! Не топтаться там. Выполняйте. Остальным - укрыться.
       По правде говоря, можно было Пузана и одного послать. Он таких покойников троих притащит и не вспотеет. Только больно уж туп, как бы не залез, куда не надо. Вот пусть Вонючка за ним и приглядит. Он трус, значит, смышленый. Да нет, не должно там ничего случиться, беду я всегда чую... Вон уже и волокут.
       Ну и здоров же ты, Пузан! Молодец. Клади его сюда. Не на спину, угрёбок! Что мне, брюхо покойнику чесать, что ли? Черепушкой кверху клади! Вот так. Ну? Никто раньше не вскрывал? Показываю один раз! Аккуратно, по кругу... Вот он, как орешек! Сейчас все узнаем... М-м! Дымком попахивает, ну да это не беда. Даже еще лучше, пожалуй... Куцый, подходи теперь ты, тебе больше всех поумнеть надо. Да не вороти рыло-то свое облезлое, а то по второму разу облуплю! Вонючка, ты тоже попробуй. А тебе, Пузан, не надо, ты и так слишком умный для своих размеров. Добро только переводить... Ну, что скажете? Доходит помаленьку? Вот и до меня доходит. Никак нам эту добычу не взять, братва. И наперед надо запомнить: из земли добычу не отрывай - убьет. Я прямо как вижу: откапываю ее, шкурку зубами срываю - и тут вспышка. А дальше - темень. Спасибо тебе, покойник, научил. Отдыхай, боец...
      
      
       Когда просыпаешься утром от птичьего пения, то жизни своей не помнишь. Ей-Богу, как отрезает! Особенно если проснулся в тепле и на мягком, если снизу не хлюпает, сверху не капает и не воняет как-нибудь особенно противно. Просыпаешься от жаркого солнечного зайчика на щеке, и кажется, что вот сейчас мать придет в школу будить. Молока даст, яичницу поставит на стол... Тут главное - глаза не раскрывать, зажмуриться и лежать до последнего. Стоит только увидеть небо через дырявую жесть, что висит косо и ненадежно над самым носом, и кусок толя на двух кривых жердинах, вместо стены, а вместо занавески на окне - колючий сухостой перед лазом в хибару, и сразу все вспоминаешь. Весь свой беспросветный сороковник, и особенно последние три зимы - самые лютые. Тут же привычно начинает саднить покалеченная нога. И нутро горит огнем, будто уксус пил вчера весь день, а не жиденький портвешок за тридцать рублей. Проснулся, поздравляю!
       Опять проснулся. А была ведь надежда, что уж в этот раз скрутило окончательно. Кажется, никогда еще не было так хреново, как этой ночью. Сердце то колотилось вытащенной рыбехой, то совсем отказывалось биться. Да замри ты, замри уже, плакал всю ночь, скрючившись в своем шалашике. Не уговорил.
       Значит, опять надо выползать под небо и соображать опохмелку.
       Где-то рядом захрустели бодылья сухостоя, зашелестел сиплый голос: "Суки! Проститутки! Твари! Довели страну...". Это Нинка тронулась на промысел. Проковыляла мимо, волоча мешок по земле и шаркая драными туфлями, в которых и зиму всю протаскалась, дурында. Красу свою девичью забыть не может. Надеется, что ли, завлечь этими туфлями кого-нибудь, кроме такого же конченного ханурика, как сама?
       - Живой? - проскрипела Нинка, не останавливаясь.
       Я не стал отвечать, но на всякий случай пошебуршал тряпьем. Черт ее знает, эту Нинку. Решит, что окочурился, да еще, чего доброго, толь оторвет. Гоняйся за ней потом на одной-то ноге...
       Солнышко, однако, пригрело совсем по-летнему. Наверное, уж за полдень. Пожалуй, пора и мне выползать. Инвалида ноги кормят! Эх вы, ножки-ручки мои, позвоночки калечные! Что ж так ломит-то вас с утра, а особенно - под вечер? Кажется, будто вот повернешься сейчас неловко - и треснет тулово поперек и развалится на куски! Ох-хо-хо! Однако, делать нечего, покряхтел, покряхтел - поднялся-таки, смотри ты! Выбрался на свет божий - хорошо, тепло! Прямо лето! И думать неохота, что скоро опять искать пристанища на холода, всю зиму трубу обнимать где-нибудь в подвале да хавку скудную с крысами делить... Эх, в котельную бы пристроиться, как в прошлом году! Да теперь уж не возьмут - слишком пооборвался, засинячил совсем...
       Ишь ты, чего вспомнилось! Котельная! Про будущее свое забеспокоился! Вот ведь что делается с человеком на трезвую-то голову! Надо бы поскорей поправить это дело, да нечем, гадство. Ни копеечки за душой, и Нинка уж далеко вперед ушла. Всю чебурашку по главной аллее соберет, разве ж угонишься за ней? Постой же, кобылища, я тебя с другой стороны обожму. Лесопарк у нас, слава Богу, пять километров на четыре - всегда найдется место подвигу!
       На пруды пойти... В такую-то погоду наверняка народ ночью на берегу бухал, а значит и тара кой-какая должна остаться. Сказано - сделано. Собрал свои мешки и двинул было бодро, только чувствую - хреново дело. Нога совсем отнялась, вроде, не чувствует ничего, а наступать больно. Пока это я таким манером до прудов доковыляю! Да найду ли еще там чего? И до ларька оттуда не рукой подать - груженому-то... Не дай Бог еще Нинку встретишь. Она, паскуда, ведь и отнять может, у нее это просто... Короче, куда не кинь - кругом блин. А деваться некуда. Выпить-то надо! Не век же тоской маяться...
       Ладно, иду себе, а вернее сказать, шкандыбаю помаленьку, потому как не ходьба это, а горе одно - пыхтишь, пыхтишь, а все будто на том же месте. Сколько я так упирался, не скажу - не знаю. Может полчаса, а может и час. У меня это бывает - голова, вроде, кемарит, а ноги все идут. Потом очухаешься, а ты уже черти где, и устал, как собака. Вот и в этот раз - будто шнур из розетки выдернули, а потом опять воткнули - ничего не помню, только сердце колотится, в ушах звон, и нога, как из расплавленного свинца - ни поднять, ни наступить. Зато вот он - берег пруда, а вон и компания подходящая - девки еще туда-сюда, а пацаны - совсем косые, за траву хватаются, чтоб с земли не снесло. Если они, не сходя с места, до такого счастья дошли - сколько же у них тут тары должно было освободиться! Только б не побили, сволочи. Что за привычка у молодежи - бутылки бить? Никакой культуры!
       А посудушка-то - вон она, сложена кучкой у догоревшего костерка, поблескивает на солнышке. Бутылок шесть, как не больше, одной только белой головки! А там еще, в траве, темным таким переливом - пивных чебурашек штуки три. Нет, больше! Я хоть и подслеповат стал, а пустую бутылку сердцем вижу. Только вот рядом, чуть не в костре головой, лежит-храпит туша - здоровенный парняга - и одной рукой прямо так всю мою тару и облапил! Не дай бог проснется не вовремя - ведь убьет спросонья!
       И точно. Как чуяло сердце! Я еще и полпути до костерка не проковылял, вижу - зашевелилась туша, голову от земли оторвала и одним глазом прямо в меня - зырк! А глаз-то похмельный, злой, морда мятая, к щеке бычок прилип. Ох, не в настроении человек - сразу видно! Но подхожу ближе, куда деваться?
       - Извините, что побеспокоил вас, - завожу издали обычную песню, - приятного отдыха!
       Парняга руками в землю уперся, кряхтя, оттолкнул ее от себя и сел.
       - Тебе чего, дед?
       Это он мне. Уж не знаю, отчего, но с этой весны все меня только дедом зовут. Вроде и бороденка-то толком не растет, а все им дед! Ну да мне это без разницы...
       - У вас бутылочки не освободились? - спрашиваю. - Можно их дедушка заберет? Вот, спасибо вам большое! Помогли инвалиду войны...
       А сам наддаю, что есть силы, и мешок на ходу разворачиваю. Главное - успеть, пока он клювом щелкает, рассовать бутылки по котомкам - и ходу!
       Да куда уж там. Ногу так и рвет на части, будто кто ее зубами хватает, а до бутылочек-то еще ой-ей-ей, как далеко!
       Парняга, хоть и во хмелю, а смекнул, чем душа моя терзается. Глаз у него стал веселый, задорный - хуже некуда. Берет он бутылку из кучи и мало не на середину пруда ее - бульк! У меня и вторая нога отнялась. Что ж это за люди, Господи?!
       А туша посмеивается себе:
       - Медленно телепаешься, дед! Сколько успеешь собрать - твои!
       И вторую бутылку туда же - бульк!
       - Смотри, - говорит, - мало осталось. Провошкаешься - нырять придется!
       И бросает третью. А дружки его ржут впокатуху - аж девок забыли лапать.
       - Жми, дед! - кричат, - работай костылями!
       Я жму, ножку приволакиваю, мешком размахиваю, пот вытираю, чтоб смешнее было. Не потому что совсем дурак - понимаю, конечно, торопись - не торопись, а он всю кучу в пруд перекидает. Но это те шесть бутылок , что из-под водки. А пивных-то он в траве не видит! Спиной к ним сидит! Вот на них-то, на последнюю мою надежду, я и нацелился.
       Да не тут-то было. Только парняга мой размахнулся, чтобы последнюю беленькую в пруд закинуть, как его сзади кто-то за руку - хвать! Будто из-под земли вырос здоровенный мужик в драном плаще, волосня буйная, с проседью, борода не чесана.
       - Спасибо, - говорит, - эту мыть не надо.
       И кладет бутылку себе в авоську. А она, авоська-то, уж полна! Вся моя чебурашка пивная там лежит, горлышко к горлышку - ничего в траве не осталось! Да когда ж он успел?! Откуда взялся?! Постой-ка... Да это не Стылый ли сам? С нами Крестная Сила! Куда ж меня нелегкая несет?! Бежать отсюда!
       Я про бутылки и думать забыл, скоре назад, назад - да к лесу. Только с моей походкой шибко-то не разбежишься. Ползу, как могу, забираю левее, где кусты поближе, а сам одним глазом - на Стылого. Ох, страшен! Глазами вскользь чиркнет - будто ножом полоснет! У нас в лесопарке про него такое рассказывают, что лучше и не вспоминать, особенно к ночи. Я хоть давненько с ним и не встречался, а сразу признал - он! И по людям видно. Вся пьяная компания разом будто протрезвела - сидят, притихли. Ждут, пока Стылый тару пересчитает.
       - Маловато, - вдруг говорит он парняге. - Доставай остальные!
       И тот, как на удава на него глядя, встает и без единого слова - бултых в пруд! В ботинках, во всем... Только круги по воде.
       - Ну а вы чего расселись? - говорит Стылый остальной компании. - Помогайте!
       Меня аж передернуло, когда они в воду лезли- и парни, и девки, не раздеваясь, с шальными глазами... А погода-то не май месяц, заморозки по ночам, вода - лед! Но они, похоже, и не заметили. Забрались, взбаломутя весь пруд, по самую шею и - бульк, бульк, бульк - скрылись.
       Дальше я не стал смотреть - кинулся в кусты и прочь, прочь от того места! Так вдруг жутко стало, прямо жить не хочется! Забери меня, Господи, с этой земли! Не понимаю я ее и боюсь! И нет мне утешения, и облегчения нет... и денег ни копейки... и ни одной бутылки до сих пор не нашел... и... О! А это что такое?
       Смотрю - на прогалинке лесной - пенек, а на пеньке - пузырек! Сама по себе бутылочка - дрянь, а не тара. Импортного производства - нигде такую не принимают. Но это когда пустая. А та, что на пеньке стоит, наполовину полная! Кто-то пил - не допил, на полбутылке сморило. Значит, хорошая вещь, забористая! На этикетке что-то такое знакомое написано, когда-то я все эти английские буквы знал, да выветрились... Ну и хрен с ними, не буквы мне сейчас нужны, а обороты!
       Я не стал и стаканчик пластиковый подбирать, хотя их вокруг полно валялось, а прямо так, со ствола, ливанул в глотку и глотал, глотал, пока воздуху хватило. Наконец, оторвался, выдохнул - и тут только обдало духом, вкусом, градусом - сразу всем. Самогон! Да хороший, зараза, до пяток пронимает! А написано что-то типа "Скот Вхиску". Надо же, и буквы вспомнил! Вот что значит человек опохмеленный! Он уже и звучит гордо!
       На душе сразу потеплело, и страх прошел. И жгучее горе, которое везде за мной ходит - худенький мальчик с забинтованными руками - вроде отступило, легло до поры на больничную койку... Отдохни, сына, пока папка пьяный. Веселый теперь папка! Ни хрена стеклотары не собрал, зато какую опохмелку надыбал! А на хрен она и нужна была, стеклотара, как не на опохмелку? Верно? Значит, налаживается жизнь! Вот только еще разок присосаться, как следует...
       Я запрокинул голову и выцедил всю оставшуюся вхиску. Ноги уже подгибались. Перед глазами поплыло. Сейчас поведет меня в сторону, крутанет, мягко ударит землей - и посплю. Не врубиться бы только в пенек башкой...
      
      
       Ну хватит отдыхать! Бегом - марш! Теперь-то поняли, чего ищем? Объяснять не надо? Правильно, Куцый! Лазейку заветную. Я-то, вот, не знал про нее, а покойник, выходит, знал. И вы теперь знаете. Туда и пойдем. Вонючка, вперед! Пузан - за ним! Дистанция - двадцать шагов. Пегий! Булыга! Скачок! Куцый - замыкающим. Чтоб обваренной задницы никому не показывал. Теперь, небось, не отстанешь!
       Трава тут пожиже, вон и небо проглянуло. И дырявые башни стали видны, что на небо ведут. Но это легко сказать - ведут. Никто по ним на небо не забирался. Хотя добычи там - немеряно висит, простым глазом видно - от башни к башне сверкающие нитки тянутся. Не достать.
       Да, места знакомые. Только знакомство это не доброе. На земле тут добычи мало, зато опасностей - хоть отбавляй. Помню, тащили мы как-то вдвоем с Колобком длиннющий кусок. То есть это он тащил - здоровяк был, не хуже Пузана, а я, по инструкции, сзади помогал, заносил, чтоб не цеплялось. Вот через такую точно проплешину как раз и волокли. Может, через эту самую. И вдруг - рев, грохот, откуда ни возьмись, выкатывается огромная, до неба, гора - и прямо на нас. Рычит, жаром дышит, трясется так, что всю землю крупной дрожью бьет. Я прямо обмер. Колобок со своим концом добычи уже в траве скрылся, а я-то на самой проплешине торчу, как хвост из задницы. Бежать, спасаться - поздно. Да и добычу бросать нельзя. Бросишь - тебе свои же потом глотку перегрызут. Тот же и Колобок. Ну, в общем, чую - кранты. Упал я на землю, где стоял, обнял добычушку свою покрепче и глаза закрыл - будь, что будет.
       А грохот все ближе. Вот уже кажется, над самой головой ревет. Не выдержал я, открыл один глаз, смотрю - несется на меня здоровенный кругляк. Я и охнуть не успел, а он уж здесь. Да не по мне, а как раз по траве, по тому концу добычи - и прокатился! Меня подбросило так, что зубы щелкнули, чуть душу не вытряхнуло. И только я обратно на землю шлепнулся, как второй кругляк, по тому же месту - хрясь!
       Дальше какое-то время я себя не помню. Видно валялся кверху лапками. А как очнулся, сразу за добычу - где? Здесь. Не отбросило ее, на кругляк не намотало, а вот конца не видно - в землю вдавило. А что же Колобок? Неужто бросил?! Неужто, убежал?! Ну, держись тогда, сыроед!
       И тут я его увидел. Вернее, то место, где он лежал, в добычу вцепясь, точь-в-точь, как я. Не бросил-таки! Настоящий боец. Лесной охотник - не размазня подвальная. Отдыхай теперь, Колобок, ты свое отслужил. А нам, как говорится, остается память. Она будет жить во многих поколениях бойцов, начиная с меня. Тем более, что и вскрывать ничего не надо - вот она, вся наружу вылезла. Выдавило ее из Колобка, как из тюбика - бери и глотай.
       Управился я с колобковым наследством, взялся за добычу и дальше потащил. Тяжело было, но справился. А как же! На то мы и добытчики. И вскорости после того случая стал я командиром. Помогли колобковы-то ухватки! Только во сне иногда вижу, как на меня кругляк катится...
       Однако, не дождаться бы и в самом деле, такого счастья. Место открытое, мы тут как помидоры на блюде - дави, кому не лень! А ну, наддай, похоронная команда! Не растягиваться! Вонючка, драть тебя вдоль хребта! Спишь на ходу!
       Припустили так, что трава свистит, к земле гнется. Хорошо идем, ходко. А вон и верхушки пустых холмов показались. Там, под ними, добыча и обретается, там у нее гнездо. Давно я мечтал лазейку под те холмы разведать, да не знал, с какого боку к ним подступиться. Пока сегодняшний покойник не надоумил. Вот и Вонючка сам, без команды, стал влево забирать. Чует, стало быть, покойницкую памятку!
      
       ... Что за гадость такую я с утра засадил? Проснулся уж в темноте, посреди леса, зазябший, мокрый, ни рукой, ни ногой не шевельнуть. Часа два еще лежал, скулил, пока кое-как хоть на бок перевернулся. С непривычки это у меня, что ли? Давно такой крепости ничего в рот не брал, с тех пор, как мы с Веркой-уборщицей из мебельного цеха ведро денатурата вынесли. Ну ладно, коленки отказали, это бывает у меня. Но почему мокрый-то с ног до головы? Дождь, что ли, был? Все-таки жизнь полна удивительных загадок, как говорил Жюль Верн...
       У-у, все! Жюль Верна вспомнил, значит, срочно пора опохмеляться. А то и до Сартра дойдет. Ох! Ну чего я?! Решено же, раз и навсегда: старой жизни не вспоминать! Никаких жюль сартров! Не было этого! Сейчас бы пива недопитого найти, хоть полбутылки... Да где уж. Такое счастье два раза подряд не выпадает. А потому лежи дальше на мокрой земле, соображай, где бы граммульку перехватить...
       Ох, ешкин кот! А не суббота ли у нас сегодня? Как же это я забыл? Сколько уж лет не помнил всяких этих суббот - понедельников, да чисел ихних дурацких, а последним летом пришлось опять выучить. Потому как по субботам и воскресеньям Казбек вытяжку делает и деньги платит. Тоже, конечно, смерть, вытяжки эти - вся спина, вон, в шишках. Но зато деньги живые и сразу. Укололся - и хоть сейчас в магазин. Ну, не сразу, конечно, а как ходить опять сможешь. Некоторые после того укола по три дня отлеживаются. Ну а мы привычные, все равно подыхать... Да, надо идти. Наверняка ведь сегодня суббота. Ну, по крайности, воскресенье... А если и вторник, деваться некуда, хоть счастья попытать!
       И поднялся-таки, и пошел. Это уж совсем трупом надо быть, чтобы за опохмелкой не пойти. Как дорогу нашел, в лесу да в темноте, одному Богу известно. Да нет, и ему вряд ли - давно он от нашего брата отвернулся. И поплутал я порядочно, спохмелья на больной-то ноге, однако вышел, в конце концов, к самой решетке - вот он, Ветеринарный институт. Тут уж недалеко и будка казбекова, прямо за забором, и вход отдельный. Смотрю - а там уж толпа перед дверью. Все наши толкутся, и Нинка тут. А я-то еще на Бога обижался, дурик! Милостив Бог наш! Суббота!
       Подхожу, встаю рядом со всеми. Крайнего тут не спрашивай - все равно, кто поздоровее да понахрапистей - раньше пролезет. А попробуй пошуми - огребешь на пельмени. Не свои побьют, так Казбек на шум выглянет с обрезком кабеля в мохнатой своей ручище. Как оттянет этим обрезком по морде - живо умолкнешь. Понимать надо - дело тут тихое, секретное. Не положено, поди, в Ветеринарном институте, да еще в сарае, из людей вытяжку делать. Подведем Казбека и сами без копейки останемся. Потому тихо стоим, степенно так переговариваемся...
       - Миром-то, - говорю, - темные силы правят, это понимать надо. И царствие их грядет. А наступит оно, когда последний неверующий в них уверует...
       - Все сказал? - Нинка спрашивает.
       - Ну... почти.
       - Вот и умолкни, пока в ухо не схлопотал, проповедник запойный!
       Пожалуйста, молчу. Пусть и другие поговорят, мне не жалко. Зачем же сразу в ухо?
       - Что ж Горюхи-то не видно? - говорят. - Всегда первая прибегала. Загнулась, надо думать?
       - Зачем? Живая. В метро пристроилась, отъедается.
       - Это за какие такие сокровища ее в метровые взяли? Кухтель по пять тыщ с места берет!
       - Очень просто. Ногу отняли ей по весне. Кухтель таких без очереди ставит, от них выходу-то втрое больше, чем от вас, симулянтов!
       Да, думаю себе. Не те ноги кормят, что носят, а те, что гулять ушли. Пойти, что ли, и мне в больничку? Пускай хромую оттяпают, может, Кухтель в метровые возьмет? Милое дело там - сиди целый день в тепле, деньги считай, пивком поправляйся. И уснешь, так не замерзнешь. Ни ментов не боишься, ни конкурентов. Если кто и сунется, его кухтелевы мордовороты так наладят - без костылей убежит! Да, счастье тому, кого Кухтель в метровые возьмет!... А ну как не возьмет? Ногу-то назад не приставишь. А на одной зиму бедовать - ой как не сладко!
       - Что метровые! - смеется Костян, бывший кидала наперсточный, с проломленным черепом. - Разве это заработки? Цветмет надо сдавать! Вот золотая работа, кто умеет!
       - Сдавать-то не штука, - говорит дед Усольцев (Поди, такой же, как и я, дед). - Да где его брать-то, цветмет? Гвоздя ржавого не найдешь забесплатно.
       - Довели страну! - сейчас же встревает Нинка, - дерьмократы!
       - А мы с корешем моим Федюней, - хитро щурится Костян, - позапрошлым летом весь Сузунский район обстригли под бобрик!
       - Парикмахерами, что ли? - не понимает дед Усольцев.
       - Ага, махерами! Как увидишь где провода на столбах, так и обрезай, махер!
       Смеется Костян и народ вокруг похохатывает. Дед Усольцев головой качает: ловко придумано! А Костян еще пуще хвастается:
       - Жили, как в сказке, что ты! День кемаришь, ночь бухаешь, под утро - на охоту идешь.
       Дед ехидный интересуется:
       - Что ж ты такое теплое дело - и бросил?
       Костяну что сказать? Только рукой махнуть.
       - Нипочем бы не бросил! Да Федюне моему кирдык пришел.
       - Поймали?
       - Почему поймали... Током убило, - Костян уж не смеется. - Он, парчушка пьяная, полез на столб. За один провод рукой ухватился, а другой плоскогубцами кусает. А провод-то под фазой! Я снизу кричу: "Ты чего, дурило, делаешь?! Дзёбнет же!" А он уж и не отвечает. Вцепился руками в провода, а голова-то, смотрю, повисла, и язык вывалился. Ну я и пошел... Эх, Федюня! В округе сел пятнадцать без света сидели, а нас поймать не могли!
       Народ гомонит одобрительно на такой костянин рассказ, а Нинка и тут свои три копейки вставить норовит:
       - Хватился! - орет, - пятнадцать сел! Давно уж вся область без света сидит, а он за проводами собрался! Это тебе не при советской власти - никто их по новой вешать не станет. Вот довели страну - украсть нечего!
       Ну, начинается! Наших, запойных, хлебом не корми - дай про политику поспорить. Уж кажется, двумя ногами в могиле стоит и телевизора-то лет пять не видел, а все его выборы волнуют, американцы да евреи разные!
       Как начали все про политику гомонить, я сразу бочком, бочком, спиной по стеночке - поближе к двери. А тут, как раз, и Казбек из будки выглядывает.
       - Заходите, - говорит, - еще пятеро.
       И мы с какой-то бабешкой чумазой первыми - юрк в дверь. Ну прямо прет мне счастье сегодня. Как с самого утра солнышком пригрело, так и ласкает! Вхиску нашел больше полбутылки, день угадал правильно, а теперь еще и без очереди влез! А, да! Еще от Стылого вовремя спрятался. Житуха!
       - На лавку садитесь! - командует Казбек.
       Помещеньице-то - ни встать, ни лечь. Коридорчик узенький да кабинка, где Казбек спины колет. Проходная бывшая, что ли... В коридорчике лавка вдоль стены. Еле-еле пять человек втискиваются. Вот и сели мы пятеро. Смотрю - и Костян тут! Он хоть и потрепаться горазд, а своего не упустит!
       - Ну и вот, - говорю, пока время есть. - Темным силам лучше добровольно покориться и служить. Потому как окончательная победа все равно за ними будет...
       - Рубаху снимать, что ли? - бабешка перебиваает.
       Из новеньких, видно.
       - Погоди ты, успеешь растелешиться! - рыгочет Костян. - Вот, бабы! Одно на уме - перед мужиками заголяться!
       - Да век бы вас, жеребей, не видать!
       Огрызается, гляди ты, хоть и беззубая!
       - А ну, тихо! - Казбек вдоль ряда с кабелюкой своей прохаживается. - Молчать-лять! Сычас ынструктаж будит!
       - Опя-ять... - тихий вздох.
       - Кто сказал?!
       Взметнулся Казбек и дубину свою поднял. Все молчат, хоть голос точно костянов был, я-то не ошибусь.
       У Казбека глаз черный, так и сверлит в душу. Да мы сверленые уж, не зыркай! Походил туда-сюда и в кабинку:
       - Давай, отец!
       Из кабинки - где только прятался там! - выступает степенно старичок. Просто старичок, без названия. Старичка этого все, кто казбекову вытяжку посещает, знают хорошо, но ни имени его, ни фамилии никогда не слышали. Старичок - и все. Блаженный он какой-то, несет вечно непонятное, вроде как я про темные силы. Но у меня-то -служение, а он так просто, по скудоумию. Для чего Казбеку такой старичок, неизвестно. А спрашивать - себе дороже, Казбек вопросов не любит. Да и не для того мы сюда ходим, чтобы вопросы спрашивать. Сказано инструктаж - сиди, слушай.
       Старичок, из кабинки выйдя, поправляет поясок на лохмотьях и затягивает козлетоном:
       - Добыча наша велика и тяжела. Вкуса кислого, запаха невкусного, но желанней ее нет на свете!...
       И мы, как молитву, тянем за ним сто раз повторенные слова:
       "... Велика и тяжела. Вкуса кислого, запаха невкусного..."
       Плешь они мне проели, эти слова, в шкуру впитались, в печенку, как паразиты, вгрызлись, а понять я их не могу. Повторяю за стариком, как попка:
       "... Лежит она, свив тело кольцами, в шкуре мягкая, без шкуры твердая. Если же протянется во всю длину, может убить в одно мгновение. Другая добыча, короткая да толстая, весьма потаенна и тяжела безмерно. Сидит всем выводком в древесном дупле без древа..."
       Черт знает, что оно такое... Древесное, без древа... масляное без масла. Иначе как молитвой у нас эту галиматью не зовут. Однако, что же, наше дело маленькое. Велят повторять - повторяешь:
       "... И найдя добычу, что свернулась кольцами, самому сильному бойцу схватить ее за хвост и тянуть. А когда тяжело пойдет в потяг, второму бойцу ухватить возле колец и тянуть за первым, а там и следующему... И так хватать и тащить, зубов не жалея, и бойцов прибавлять, пока вся добыча не потянется..."
       Все-таки старичок этот - псих. Чего тащить? Кого хватать? Сроду Казбек такелажными работами не промышлял и никого в грузчики не нанимал. Сейчас уколют, заплатят, и вали, куда хочешь, не надо ничего зубами тянуть. Да и какие у нас зубы? Смех один.
       Но старичок твердит, старается, да приглядывает за каждым, чтобы честно повторяли. В этот раз еще кое-что прибавил в конце. Про пустые какие-то холмы, про тайный лаз, который кто-то охраняет, а кто, я так и не понял. Повторяем мы хором и эти слова, и старичок, наконец, отвязывается от нас. Снова входит Казбек - уже в перчатках и со шприцом.
       - Ну, давай по одному, - командует хмуро...
       Господь-вседержитель! Мать Пресвятая Богородица! До чего же больно! Видишь ли Ты? Знаешь ли мою муку? Позвонки мне раздвигает Казбек железными пальцами и втыкает меж ними иглу. А потом! Будто сразу все нутро, от башки до задницы, втягивает в свой шприц и вырывает из тела вместе с иглой. За что мучаешь?! За что терзаешь?! Душу мою высасываешь! Жизнь мою прошлую и будущую всю вытягиваешь из меня, а ее и так уж осталось во мне с гулькин хрен...
       ... Отлежался я немного на полу, слезы, сопли утер, как мог, и опять-таки сам, без помощи, на ноги поднимаюсь. Живуч, все-таки, человек. Без рук, без ног, без хребтины - все будет ползать по земле!
       Ну и я ползу. Хоть и согнутый в три погибели, зато с деньгами в кулаке. И теперь мне уж не так страшно жить. Теперь мы горю своему поможем, только бы до ларька добрести...
       Выползаю из казбековой будки, а эти все про то же долдонят - где бы чего украсть, чтоб в утиль сдать. Вот, паскуды! Человек, может, полжизни прожил за это время, седых волос вдвое прибавил, а они про свой цветмет доспорить не успели!
       - А я говорю, не найдешь ржавого гвоздя! - кипятится дед Усольцев. - А найдешь, так с тебя за него рублей пятнадцать слупят!
       - Почему не найдешь? - спорит одноглазый какой-то опойка. - Вон, на подстанции, целый склад медяшки разной. Кабеля, шины, контакты запасные - ящиками лежат! Да и в работе там, поди, не одна тонна. Только под током все, не возьмешь.
       - А все равно воруют, - Костян голос подает.
       Он и тут раньше всех успел, растянулся на травке - отлеживается после укола.
       - Четвертого начальника охраны меняют на подстанции, - рассказывает, - и без толку. С горя уж собак завели на территории.
       - Денег, некуда девать! - злобится Ннка. - Волкодавов еще за народный счет кормить!
       - Не, - говорит Костян, - у них там не волкодавы. А маленькие такие, как их? Тильеры, что ли. Они и стерегут...
      
      
       Вот он, пустой холм. Какой уж там холм! Гора! И ни отлогости, ни покатости, чтоб наверх забраться. Будто выперло его из земли прямо таким - каменно-гладким. Не пророешь его и снизу не подкопаешься. Однако ж нашелся хитрый нос и на этот утес. Проковырял лазеечку! Вот мы через нее сейчас холмик-то изнутри и выпотрошим, чтобы не зря Пустым назывался. Но - не торопясь. Спешить некуда, да и мало ли что? А ну, Вонючка, слетай-ка до угла, посмотри, что там и как...
       Самое дурацкое в пустых холмах - это углы. Пока до самого угла не дойдешь, хрен узнаешь, что там за ним. Вонючке одному идти туда никак не охота, трусит парень, но деваться некуда - бежит, куда велено. Без разведки тоже нельзя, понимать должен... Вот добрался, приник к земле, заглядывает за угол... И смотрит. Долго-долго. Ну? Хоть бы знак какой подал, придурок, есть там что или нет? Лежит подлец, отдыхает! Только ножкой сучит, будто почесывается. Ну, я тебе почешусь! Ползи назад, тварь болотная!
       Я уж давай звать его потихоньку, а что прикажешь делать?
       Ни в какую. Да драть твою в лоб с такими бойцами! Пузан! Тащи его сюда, разведчика хренова!
       Покатился Пузан вдоль стенки, а я по сторонам поглядываю. И чем дольше поглядываю, тем гаже мне делается, прям до озноба в брюхе. Голо кругом - ни травиночки, ни кустика. Топчемся тут, под стенкой, как пойманные. Позиция - хуже некуда! Линять надо отсюда, как можно скорее, а этот гад Вонючка загорать вздумал!
       Вот добегает до него Пузан и, к земле даже не припадая, становится рядом. Тоже хорош вояка. Наградил Бог отрядом! Ну давай, тащи его сюда, чего стоишь?!
       Нет, и этот не шевелится. Как встал, так и заклинило.
       Стоп. А вот это уже неспроста. Что-то там, за углом, есть. Да такое, что лучше бы его не было. Влипли, кажется.
       Поворачиваюсь к своим.
       - Отходим, быстро!
       И вдруг вижу, как глаза у них делаются большие и страшные. Потому страшные, что в них даже не испуг, нет! Жалость. Самих себя жалко. Отпрыгались.
       Я не стал и смотреть, что они там такое увидели. Рванул мимо них назад - туда, откуда пришли.
       - Врассыпную, сволочи! Чего застыли?!
       Нет, не топочут позади. Стоят. Ну, значит, такая их судьба. Теперь каждый сам за себя. Поддаю еще. Главное - до зеленки добраться, а там разберемся, что за новая напасть. И только подумал про травы высокие, безопасные, как услышал позади - Бух!
       Тяжелое что-то ударило в землю, отскочило и снова - Бух!
       Ближе.
       Значит, за мной.
       Огромное, сильное, злое прыжками несется позади, и каждый прыжок все страшнее бьет в землю, вышибает ее из-под ног, не дает бежать. Бух!... Бух!!... Догоняет!
       Резко рву в сторону. По прямой не уйти, до зеленки еще далеко, кругом все та же плешь. Куда? За угол, больше никак. Вокруг пустого холма, а там видно будет. Может, получится где-нибудь незаметно убраться в кусты.
       Сзади слышится визг - короткий, задушенный, и сразу поверх - голодное ворчание. Достоялись, придурки! Кто-то их уже жрет!
       Но это там, у дальнего угла. А за мной-то что гонится?! Прямо в спину дышит! Значит, не одно? Много Их? Куда же я бегу, дурак?! А вдруг там, впереди - тоже?...
       Поздно. Вот он, угол. Я проскакиваю его с разбега и сразу останавливаюсь. И стою. Торчу, как кусок добычи из земли. Как Пузан и Вонючка - ни взад, ни вперед. Все, отбегался.
       Братья-бойцы! Если кому доведется моей памяти хлебнуть... хотя, вряд ли от меня чего останется. Но если вдруг все-таки! Хорошенько разглядите то, что я сейчас перед собой вижу. То, что меня сейчас схватит зубами поперек хребта и разжует в кашу. Вот так она выглядит, смерть... Бойтесь ее! И не лезьте в пустые холмы за добы... бы... больно!!!
      
       Ненавижу, кто пьет без понятия! Есть такие. Дай ему ящик водки и бутылку пива, так он не успокоится, пока не выжрет и водку, и пиво, и еще тормозухи добавит. Нет, я не так. Норму свою знаю. После бутылки водки я через пять минут рогами в землю буду дрыхнуть - это уж закон природы. Можно, конечно, в эти пять минут засадить и последнюю бутылку пива, но кайфа уже не почуешь, пока не проснешься. А как проснешься, так сразу поймешь, что это за кайф: намешав водки с пивом, проснуться поутру без капли на опохмел. До этой весны только так и приходилось - все, что есть, разом, давясь, заглотнешь, чтоб врагу не досталось, и валишься, где подкосит. Нате, берите меня тепленького! Способ, конечно, безотказный. У кого ничего нет, у того и украсть нечего. Только два неудобства - не знаешь, где проснешься, и точно знаешь, что опохмелиться будет нечем. Из-за этого и от выпивки половина удовольствия пропадает. Лакаешь, как свинья - правильно люди говорят! Только ошибаются они. Я человек разумный, с понятием, хоть и пьющий. Если бы у меня было, куда спрятать, я бы обязательно на утро оставлял! Так что не врите, суки, чего не знаете! Я, может, специально для этого и хибару по весне построил, чтобы было, где запас сохранить. Нашел кусок жести, да кусок толя в гаражах спер, веток в лесопарке наломал, надрал сухостоя вместо соломы и такие хоромы зашалашил на пустыре, любо - дорого! Прямо Ленин в Разливе.
       Конечно, если бы кто узнал про утреннюю мою заначку, так разметали бы и солому, и толь, и жесть, а случись, так и плиты бетонные. Люди ж - звери, когда у них жажда. А жажда у них всегда. Потому похмеляюсь я с оглядкой, тайком. Это во-первых. А во вторых... Че-то забыл. С чего я начал-то?... Да и хрен с ним. Все равно такое редко бывает, чтобы хватило денег и вечером погулять и утром полечиться. Никогда почти не хватает.
       Но в этот раз хватило. Спасибо Казбеку - платит за вытяжки по-царски, хоть и разогнуться потом два дня не можешь. Да нам и не надо! Крыша над головой есть - вот она, над самым носом висит, на ветру качается. Бутылка "Балтики", девятого номера, крепкого, как брага, протекла с утра по измученным жилочкам и успокоила. Для чего же разгибаться? Лежи, отдыхай! Снаружи солнышко жесть прогревает - тепло так, что и спину отпустило, и ногу. Туман в голове, дрема...
       Вдруг слышу - вроде как хнычет кто-то. Горько так всхлипывает. Да не дитё и не баба какая-нибудь, а взрослый мужик, по голосу судя. Оно, конечно, тоже не в диковину. Мало ли всякой рвани тут, на пустыре, ночует. И у каждого горе свое или болячка. От той же вытяжки иной раз не то что всхлипнешь - белугой заревешь!
       Ладно, думаю, похнычешь - перестанешь. Лежу себе. Только чувствую - не на шутку человек разошелся. Прямо в три ручья обливается! Аж жалко стало. Жалко, что ни черта мне отсюда не видно. Тихонько толь отодвигаю - один хрен, не разглядеть. А он заливается!
       - Э! - голос подаю, - певец! Ты че, в натуре, вшей хоронишь?
       Слышу - притих, затаился.
       Нет уж, братуха, ты у меня тут не затаивайся. Мне такие соседи даром не нужны. Еще откинет копыта, нюхай потом его...
       - Не хочешь разговаривать, так проходи своей дорогой! Чего застрял-то?
       Молчит, только шмыгает. Придется, все-таки посмотреть, что за зверь...
       Выползаю на свет божий из уютного гнезда. В спине, понятно, опять сверло проворачивает, ногу по живому дерет. А, чтоб те сдохнуть, плаксивому! Вырвал-таки из тепла! Вон, захныкал опять. А всей беды-то, поди - жена заначку отняла...
       Обхожу кругом шалашика своего прямо так, на четвереньках, будто пес вокруг будки, только что не на цепи. Вижу - точно, как раз там, где я и думал - в бурьянной канавке позади хибары - лежит он, дрын с коленками, длинный, худой, плечми трясет да ногой в ботинке рваном по глине елозит. Нет, думаю, ни женой, ни заначкой тут и не пахнет. Такая же пьянь подзаборная, как и я, даже еще горше. Штаны вон обремканы по самую задницу, ноги голые торчат. Да и сверху намотано что-то, больше из дыр, чем из тряпья. Такого-то доходягу даже я могу шугануть!
       - Ну, чего развылся тут? - шумлю, - заткнись!
       Дрожит весь, блестит испуганно глазом из-под косм. И хочет рот закрыть, да через губенки стиснутые снова:
       - Ыыыы...
       - Молчи, мать твою! Задавлю, глиста сопливая!
       - Не мо... гу, - икает, - это рефлек-торное...
       Ну так бы и съездил по самой гнусавке!
       - Еще раз это слово услышу от тебя - не обижайся. Перешибу пополам!
       - Не на-до, - всхлипывает, - я не бу-ду.
       - С чего воешь-то? С голодухи, что ли?
       Головой крутит.
       - Ломает, поди, тебя, торчка? Или с недопою блажишь?
       Опять не угадал.
       - Тьфу ты!- зло меня берет. - И сытый, и вдетый, и еще недоволен! Живи да радуйся!
       Нет, не радуется, только слезы кулаком размазывает.
       - Дом у тебя есть? - спрашиваю, - угол какой-нибудь, шалаш?
       Кивает неуверенно.
       - Вот и дуй домой!
       Опять ревет в три ручья.
       - Боюсь! Там - он...
       - Что, - говорю, - зелененькие заходить стали? С рожками? Это в нашем деле бывает. Ничего, привыкнешь. Как в следующий раз черти появятся...
       - Да какие там черти, Сергей Павлович! - вдруг говорит он. - Ко мне Стылый приходил!
       Я и сел.
       Сижу, перед глазами бурьян плывет, рожа эта чумазая разъезжается, а в ушах звенит: "Сер-гей Пав-ло-вич..."
       - Что с вами?! - рожа кричит, глаза выпучила.
       - Ты меня... как... - и договорить не могу, перехватило дух.
       - Вы, разве, не узнали меня? Миша, помните? Диплом у вас делал! А потом - лаборантом...
       Дип-лом... Ла-бо-ран-том... Будто в колодце от стен отдается. Знакомый звон, да не знаю, про что... и вдруг страшно, шепотом, в самое ухо: Стылый!
       Сразу вспомнилось: вытяжной шкаф в углу, смешанный запах формалина и эссенции, въевшийся в руки, в мебель, в стены лаборатории... Ла-бо-ра-то-ри-и... И человек на стуле передо мной. Бледное, мерцающее в полутьме лицо, будто повисшее над столом отдельно от темного силуэта. Стылый. Мертвые глаза упираются в меня. Черные губы шевелятся беззвучно... Что же он говорил? Что-то страшное и восхитительное... И соблазнительное - крайне... Надо же, забыл. А ведь тогда это казалось самым важным на свете.
       "А что взамен? - спросил я, - душу потребуете отдать?"
       Я еще не верил, но мне уже очень хотелось поверить. В конце концов, чем черт не шутит?
       Но он не шутил.
       "Отдать можно то, чем владеешь. Разве ты владеешь своей душой? Разве кто-нибудь из вас - владеет?"
       Странно, я совсем не помню его голоса. Только слова. Нет, не слова - мысли. Кажется, он вообще ничего не говорил. Мысли текли из мертвых глаз.
       "Если бы души ваши принадлежали вам, вы не знали бы ни страстей, ни обид, ни тайных пороков. Разве сын твой страдал бы так, если бы мог распоряжаться своей душой?"
       Сын. Исколотые руки. Разбитое окно. Осколки стекла под ногами. Врачи... Нет, санитары. Колят в спину. Укол... Прикол, пап, правда?...
       - Сергей Павлович! Вы слышите?!
       - Что?
       Бурьян. Дрын с коленками. Сухостой.
       - А, Миша... Извини, задумался...
       - Теперь вспомнили?
       Не дай Бог такое вспомнить ...
       - Ты, парень, брось это. Не помню я ничего и тебе не советую. Иди себе... Чего расселся?
       Завозился он, подтянул костыли свои, встает.
       - Куда же я пойду?
       - А мое какое дело? Домой иди!
       Нахохлился, смотрит мимо меня, в чисто поле. Да чего уж там чистого! Свалка, она и в Африке не клумба. Слева, метров двести, опушка лесопарка. Справа, метров сто пятьдесят, гаражи, а за ними - девятиэтажки торчат. Посередине - мы. А кто мы - кузова битые от "Запоров" да "Москвичат", набросанные там-сям по всему полю, да обломки плит бетонных, да кучи кирпича, тряпья, наплывы гудронные - все, что валили сюда, чтоб далеко не возить. Да бомжи по землянкам - вот и все здешнее население... Не на что тут смотреть.
       - Домой мне нельзя, - Миша вздыхает. - Опять Стылый придет...
       - А меня не касается!
       - К вам ведь тоже приходил...
       - Кто тебе сказал?
       - Сын ваш ...
       - Не было у меня сына никогда! Обознался ты, паренек.
       - Но как же...
       - А так же! Страшно тебе - пойди да напейся. И нечего к людям приставать! Деньги есть?
       Крутит опять башкой бестолковой.
       - Что ж ты, - говорю,- всякую дрянь вспоминаешь, а об деле забыл?! Задарма поить тебя никто не будет. Зарабатывать надо!
       Уставился, глазами сверлит. Тоже сердитый. Вроде Казбека... Кстати! А не воскресенье ли сегодня у нас? ...
       - Ну-ка, помоги подняться, - кряхчу, распрямляюсь кое-как. - Заработать хочешь?
       - Смотря чем.
       - Ну, ты, паря, сказанул! Какая разница, чем?! Кто ж нынче на это смотрит? Хоть щенками, хоть младенцами, хоть собственной шкурой - лишь бы деньги!
       Стоит, задумался.
       - Вот на это он вас и ловит...
       - А ты за меня не болей, - говорю, - За себя порадей! Поправиться-то, небось, хочешь с утра? Или ты, может, не пьешь?
       Вздыхает.
       - Пью.
       - Вот и ладно. Сведу я тебя сейчас к одному человеку, он тебе живо все воспоминания обратно в одно место вгонит. Но с деньгами будешь...
      
      
       "Пирог с повидлом" прошли, можно сказать, на одном вдохе. Провалы все старые, давно известные, тоннель почти не изменился с тех пор, как его проходил отряд Бодрого. В общем, повезло. Бывает, за добычей отправляясь, пророешь новый ход, а назад идешь - он уж завален, или зубы вставлены, или еще что, похуже. Одного-двух бойцов и не досчитаешься, а то и весь отряд на повидло пойдет. И добыча, с таким страхом собранная, зароется навсегда, вместе с ребятами...
       А в этот раз - прямо благодать! В одном месте, правда, пришлось плыть, но совсем чуть-чуть. Воды, слава Богу, никто не нахлебался, а то ведь она и отравленная бывает...
       Перед выходом на поверхность, как положено, память предков почтили, самих их помянули - и рванули. И не подвели мертвяки - предки наши! Идем по памяти, как по карте: триста длинных - высокими травами, да полста коротких - через пустырь, против солнца - вот тебе и дырявая башня. Если чуть левее пройти, выйдешь к пустым холмам. Только никто теперь к ним не ходит, там смерть поселилась. Из дозорного отряда, что сунулся туда однажды, вернулся только один - без добычи и без ноги. Дотянул только до лаза в Пирог, там его и рубануло пополам. Хорошо - сразу нашли! А когда вскрыли, да распробовали - мама родная! Не приведи Господь даже издали такое увидеть, чего этот парнишка у пустых холмов насмотрелся! Это вам не мертвые зубы, как в тоннеле, а живые звери, громадные, быстрые, хитрые. Отряд окружили раньше, чем их могли заметить, кинулись разом. И пойманных сразу не жрали, шею перекусят - и за следующим...
       Так что дорога в пустые холмы надолго теперь закрыта. Если не навсегда. Молиться надо, чтобы и здесь, у дырявой башни, эти твари не появились. Пока - тьфу-тьфу - никто не видел. Так ведь и добычи тут, под башней, не достать. Висит, дразнится на такой высоте, что дух захватывает. Попробуй, сними ее оттуда! Навернешься - костей не соберешь. А не навернешься, так все равно толку мало. Слишком крепко за башню держится - ни оторвать, ни откусить. Разве что...
       Был однажды случай. Шел здешними местами отряд добытчиков. Вел его толковый командир Востряк, мир праху его. Пустил он, как положено, бойцов цепью, ну и сам идет - поглядывает. Вдруг видит - торчит из травы ха-ароший хвост добычи! Востряк, не долго думая, хвать его и потащил. Кряхтит, упирается - что-то тяжело идет, не то в траве где-то путается, не то (упаси Бог, конечно) и вовсе привязан. А помочь, посмотреть да распутать некому, все уже вперед ушли... Все, да не все! Слышит - по соседству кто-то хрустит, тоже через травы ломится. И выходит на прогалину его же отряда боец Ребяха. Сам в мыле, уши в паутине, а в зубах - хвост добычи болтается!
       Востряк так решил: пускай Ребяха оба хвоста берет и тянет дальше - парень рослый, загривок толще задницы, хотя и задница дай Бог. А он, Востряк, будет, значит, сзади смотреть, чтоб добыча не цеплялась. Ну, решил, подозвал Ребяху поближе и добычу ему протягивает. И пошли чудеса!
       Только Ребяха за этот второй хвост ухватился, как его и не стало! Ребяхи-то! Вот так стоял боец - и бах! - кучка золы. Добыча на землю упала, да одна на другую, крест-накрест. И тогда уж долбануло по-настоящему. Будто посреди ночи вдруг солнце вспыхнуло, день наступил, и сразу опять темно. Хвосты разбросало, лежат, потрескивают, горячие, как из огня, и на концах красновато светятся. А между ними валяется еще кусок добычи, совсем короткий и тоже горячий. Сообразил тогда Востряк, в чем тут дело: подрались две добычи между собой, одна другой хвост и откусила. Все как в жизни. А что Ребяха пропал, так никто ему не виноват. Двое дерутся, третий между ними не суйся.
       С той поры нашлась управа и на привязанную добычу. Страви их две друг с другом - одна другую и порвет. Тот кусок короткий Востряк сдавать не стал, придумал его с собой на дело брать. Поначалу смеялись над ним - на охоту дичь понес! - а как начал его отряд добычу за добычей таскать, так и примолкли. А когда Востряка в тоннеле зубами звездануло, устроили парню пышное вскрытие, и память его поделили между командирами. Вот это судьба! Смело можно сказать - не зря боец жизнь прожил!
       Небольшой кусок добычи теперь каждый отряд с собой носит, и в нашем такой есть, раздоркой называется. Брось его сразу на две добычи - они тут же и подерутся, будут искрами плеваться, пока хоть одна, да не порвется. Только вот заволочь раздорку на дырявую башню непросто будет. Ребята мы, конечно, натасканные, специально отобранные, но как глянешь на этакую высоту - ох, мохотно! Ни один отряд еще с башни добычу не рвал... А мы вот возьмем и сорвем! И за это нас перед следующим походом в спину колоть не будут! Это ли не счастье? Да ради такой благодати не только на башню - на Луну залезть попытаешься! Как у нас в клетках говорят: попытка - не пытка. Пытка - укол...
      
      
       Народу у казбековой будки в этот раз еще больше собралось. Целая толпа перетаптывается. Стоят, языки чешут да под ноги плюют. Курить-то Казбек перед уколом не велит, сам лично каждого обнюхивает, вот и мучаются, которые курящие. Всю землю вокруг заплевали.
       Пристроил я Мишу возле забора.
       - Смотри, не зевай, - говорю тихонько, - как готовая партия выйдет - сразу давись, продвигайся к двери.
       - А куда это мы пришли? - шепчет.
       - Тебе какая разница? Топчись, знай, да на дверь поглядывай!
       Стоим. Жарко, солнце припекает. Народ, видно, совсем дуреет на припеке - кто во что горазд врут, лишь бы не молчать. Попробовал я было опять про темные силы, дескать, уверуйте, убогие, и наступит новое царство - нет, не слушают. Ну и хрен с ними!
       - Вчера, ни в жизнь не поверите... - Костян рассказывает (он уж здесь! Вот с кого уколы, как с гуся вода!) - ... иду, значит, мимо подстанции. Вдруг в траве - Шш!- шуршит. Думал, змея! Тонкая, блестящая, извивается - ну, вылитая гадюка!
       - Вот сволочи!- Нинка перхает тихо, не в голосе, видно, после вчерашнего. - Разведут всяку дрянь в акваримах, а потом на улицу выкидуют! Нормальному человеку на землю не прилечь...
       Костян кепкой на нее машет.
       - Да не то! Я как поглядел, а в ней метров двадцать! В змее-то! Тогда сообразил, что это кабель силовой!
       - Кому про что, а вшивому про баню!- ржут в толпе. - Костяну везде цветмет мерещится!
       - Тьфу ты, в самом деле! - Нинка злится. - Вот удивил! Ну, тащит кто-то кабель, а тебе и завидно?
       - Да никто не тащит! - Костян в ответ. - Говорю же - сам ползет! Там трава еле-еле по колено. И он по ней зигзагами, зигзагами! А вокруг - никого. Я тогда за ним. Интересно же! До самого забора шел. Во-он там он - нырк на институтскую территорию! И в подвал утянулся.
       - Так, может, это змея и была? - спрашивает кто-то этак, с подъюбочкой. - Чего кабелю в ветеринарном институте делать?
       А из толпы:
       - На казбековы уколы приходил!
       Хохочут.
       - Да что я, кабель от змеи не отличу?! - упирается Костян. - Чуть за хвост его не ухватил! Нормальный кабель, ШэВэВэПэ - два на ноль семьдесят пять! Мне ли не знать!
       - Это в голове у тебя два по ноль семьдесят пять! - изгаляются. - Да в каждом глазу по три семерки!
       Плюнул Костян.
       - Говорил же - не поверите!
       - А вот сейчас Казбек выйдет - мы у него спросим!
       И тут мне в руку будто зубами кто впился. Я аж подпрыгнул. А это Миша, мать его, всеми своими черными когтями ухватил меня за локоть и тянет.
       - Не надо меня к Казбеку! - пищит. - Пожалуйста, не надо! Я от него весной только убежал!
       И в слезы! Все смотрят на него, как на психа, да и я, признаться, ни черта не понимаю.
       - Да ты пусти руку-то! - говорю. - Смотри, до крови разодрал, дурак блаженный! Чего опять испугался? Казбек сроду никого силком не держит. Хочешь заработать - заходи, нагибайся. Не хочешь - вали на все четыре!
       - Он меня ищет! Увидит - убьет! Уйдем, пожалуйста!
       - Белочка у пацана, - Костян говорит, - дело известное. Меня с метилового так же вот колбасит...
       - Да на кой хрящ ты ему сдался?! - ору на Мишу. - Перегрелся, что ли? Ты его видел вообще, Казбека? Хоть раз?
       - Я у него при виварии работал, - хлюпает, - за крысами ухаживал, эпидуральную пункцию делал...
       Ишь, какое слово вспомнил, оборванец! Видно, и впрямь чего-то было. Вот тебе и Казбек! Выходит, не одни мы у него подопытные звери. Есть и помельче. Только чудно это - спиномозговая пункция у крысы. Сколько я Казбека помню, никогда он наукой не интересовался. Да и какая ему наука, бандюгану? Всю жизнь в институте шоферил, потом в коммерцию подался, с ларьков копейку сшибал, ранен был в разборках, по больничкам отлеживался. Спиномозговой жидкостью тоже, видно, для бизнеса начал промышлять. Кому-то, стало быть, нужен он, горький наш бульон...
       - А крысы-то ему зачем? - спрашиваю. - Бомжей, что ли, мало?
       Смотрю, вокруг нас с Мишей народ уже собирается. Ох, перемолчать бы лучше эту тему, не дай Бог, до Казбека дойдет! Да поздно, сам же спросил.
       - Он в журнале прочитал, - рассказывает Миша, - если крысу чему-нибудь научить, например, по лабиринту ходить, а потом ее мозг скормить другим крысам, то все они лабиринт с первой попытки проходят, не хуже крысы-донора...
       Народ-то не понял, что за доноры-шмоноры, а Костян враз ущучил:
       - Вот это толково! - ржет. - А мы, дураки, по восемь лет в школе парились! Куда проще - тюкнул училку по темечку, мозги ее с горошком навернул - и ду ю спик инглиш!
       Миша все не заткнется никак:
       - А если донор - человек, - говорит, - то крысы начинают надписи понимать. Только мозг человеческий достать трудно, приходится жидкость брать - тоже помогает...
       Тут меня вдруг трясти начало, я даже испугался, думал - в припадок бросит. Оказалось - в хохот. Стою и ржу вместе с Костяном, как дурак. Да дурак и есть! Это что же выходит? Вот для каких научных изысканий мы свои спины под иглу подставляем! Жизнь отдаем по миллиграмму! А многие уже и отдали - закопали их после тех уколов. Смешно, блин!
       - Но ты-то, Миша! - хохочу, рукавом утираюсь, - Ты-то! Биофак закончил! Не мог объяснить ему, что все это ерунда на постном масле?! Самому-то не смешно было - крыс мозгами кормить?
       Смотрит Миша на всю нашу развеселую компанию, а сам и не улыбнется. Какое там! Глаза дикие, пуганные, лицо иссохшее, как у старика. И говорит, будто во сне:
       - Стылый тоже сильно смеялся...
       Тут смех потух, как окурок притоптанный. Тишина. Только мишин голосок:
       - ...Когда Казбек ему рассказал, он прямо до слез хохотал... а потом и говорит: "Хорошо. Пусть так и будет." И стало так.
      
      
       Смурняга сорвался. Он шел первым, и хорошо шел, обогнал остальных так, что его еле видно было. Мы еще карабкались по толстой башенной ноге, а Смурняга уже маячил почти на середине. Он бы и больше от нас оторвался, да приходилось ему тянуть за собой хвост раздорки и напарника своего Клюкву, который, вроде как, помогал ему. На самом деле, Клюква только за конец раздорки держался. Он бы рад помогать, да разве за Смурнягой угонишься? Смурняга всегда в первых ходил, готовился с душой, не халявил. А уж как он мечтал до большой добычи первым добраться! Прямо из шкуры лез. И на дырявую башню также шел - не напоказ, смотрите, дескать, каков я боец, и даже не за командирством, хоть командирство светило ему стопудово за этот поход, а так, будто жить не мог без той добычи наверху. И то сказать, сколько уж она, добыча-то, над нами висит, душу выматывает, длинная да блестящая, а мы все грязные хвосты по земле собираем. Вот и кинулся Смурняга на башню, как в атаку...
       А тут - дождь...
       Надо было ему остановиться, пересидеть, да он уж не мог - видно, шибко чесалось то место, которым боец должен опасность чувствовать. Летел вперед, с раздоркой в зубах, с перекладины на перекладину, а они то прямо, то вкось, то близко, а то и далеко. Ну и поскользнулся на мокром откосе, только ноги в воздухе мелькнули. Клюква мог бы подстраховать, да сам раззявился - привык, что его Смурняга чуть не на себе вверх тащит. Стоит у самого края, и даже не видит, что напарник падает, за воздух хватается. Я аж зажмурился. Вот сейчас Смурняга его сдернет, и оба - в землю, всмятку, а главное - раздорку уронят, сволочи! Это опять за ней слезай и наверх волоки! Не управимся до темна... Эх, Смурняга! Вот тебе и супервоин...
       Но напрасно я Смурнягу ругал. Он, хоть и падал, а успел сообразить, что к чему, и, пролетая мимо Клюквы, раздорку выпустил! Последней надежды на страховку себя лишил! Да, братцы, это солдат! Другой бы с испугу намертво в нее вцепился и все дело загубил. А он и не вскрикнул даже, молча мимо нас пролетел, мне даже показалось, что я глаза его увидел... Прощай, боец! Спасибо тебе...
       Ну да стоять тут долго нечего, не вниз смотреть надо, а вверх. Клюкве в напарники послали Чекрыжа. Остальные за ним - вперед марш. Сыро, скользко, но лезем, поднимаемся потихоньку. Дождь кончился как раз, когда Клюкву нагнали. По откосам еще текло, но идти стало легче. Чекрыж ухватился за хвост раздорки, Клюкву погнали первым, да он и сам заспешил, боялся что, раздорку отобрав, отправят его следом за Смурнягой. По совести, надо было бы так и сделать - не будет зевать в другой раз, да главное-то дело еще впереди, неизвестно, как там пойдет, и сколько бойцов придется положить. Потому - каждый на счету.
       На высоте с непривычки ох как страшно. Ветер воет, башня под ногами ходит ходуном, то ли в правду раскачивается, то ли в башке такое кружение - не поймешь. Да тут и понимать нечего. Без страха дела не сделаешь. Не того бойся, что ветром сдует, а того, что без добычи вернешься. Ветер, он нам только на пользу - мокрые перекладинки сушит. К самой добыче подобрались уже совсем посуху. И как дошли, так о высоте и вовсе забыли.
       Вот она, большая добыча. Четыре хвоста к нашей башне привязаны и тянутся от нее в туман - к другой, отсюда не видной почти. Хвосты толщины такой, что хоть гуляй по ним, как по тропке. Но мы сюда не гулять пришли. Вот только теперь самое трудное и начинается. Кто не знает слов молитвы на добычу: " Велика и тяжела. Вкуса кислого, запаха невкусного... Лежит, свив тело кольцами, если же протянется во всю длину, может убить в одно мгновение"? А почему убить? Чем? Как? Никому неизвестно. И наша теперь задача - смерть эту обмануть. Да только попробуй ее обмани! Сколько жизней она прежде заберет? Никто не скажет.
       Первым пошел Клюква как виноватый и тем подвигом обязанный вину свою искупить. По длинной перекладине переполз он на блестящую гроздь, вроде грибных шляпок, нанизанных на один сучок. Только грибы те твердые, как камень, прозрачные, как ледышки и такие же гладкие. Соскользнуть с них - раз плюнуть, а внизу пропасть. Грозди эти на башне растут, как на дереве, а уж к ним добыча привязана.
       В зубах у Клюквы хвост раздорки, чтобы ткнуть им в добычу, как следует, и посмотреть, что будет. Если подерутся две добычи, начнут белым огнем полыхать, искрами сыпать, глядишь - большой хвост и оборвется. А что с тыкальщиком будет, про то заранее сказать нельзя. На земле бывали случаи, что и живой оставался. Редко, правда. Гораздо важней, чтоб раздорка в драке, не дай Бог, вниз не свалилась. Для того другой конец ее держат двое бойцов - страховщики. Вроде, все по уму подготовили. Можно пробовать. Полез Клюква вперед, до самой добычи и, с духом собравшись, как ткнет в нее раздоркой!
       Ни искорки не выскочило с добычи, и Клюква цел, а вот Чекрыж с Намоем, что хвост раздорки держали, вдруг факелами пыхнули и рассыпались! Полетела раздорка вниз, да Клюква в этот раз уж не зевал, удержал, обратно к башне притащил. И на радостях, что жив остался, решил еще раз попробовать. Велел он второй конец раздорки никому не держать, а зацепить прямо за башню, самим же подальше отойти и не отсвечивать. Раскомандовался, одним словом, что твой командир! Но никто с нм не спорил - если боец решил со смертью в чехарду сыграть, значит, задумка какая-то у него есть. Сделали все, как сказал: загнули хвост раздорки крючком и за перекладину зацепили. И правда, так надежнее - уж не упадет! Отползли, ждем поодаль. Клюква со своего конца раздорку поудобнее перехватил и опять к добыче полез. Ну, Господи, благослови... Вот взобрался на гроздь, через одну пластину перемахнул, через вторую, третью... Последняя осталась. И тут длинная синяя искра сорвалась с добычи и ударила прямо в раздорку. Зазвенела, рассыпалась гроздь. Заплясало нестерпимое белое пламя на том месте, где только что виден был Клюква, а потом толстенный хвост добычи вдруг лопнул, и огненный его обрубок канул в темную пропасть под башней...
      
      
       - Мало несут! - Казбек зло бросил шприц.
       В ближних клетках поднялись испуганные мордочки.
       - Не то, что надо, берут! Почему так?
       Старичок пожевал беззубыми деснами и, ничего не ответив, снова зачерпнул ложкой из миски.
       - Плохая твоя инструкция! -Казбек повернулся прямо к нему. - Зачем кормлю тебя?
       - Так ведь это... попробуй им объясни, чего тебе надо... - старичок вздохнул.
       - Зачем объяснять?! - вспылил Казбек. - Пальцем покажи - вот это и вот это неси, да?
       Старичок беззлобно рассмеялся.
       - Кому показать? Крысам? Им оно без надобности. Они каждый день такое видят...
       - Видят - зачем не несут?!
       - Кабы знать... - старичок отломил краюху хлеба и, тяжело поднявшись из-за стола, двинулся вдоль ряда клеток, кроша помаленьку. В клетках завозились.
       - ...Отсоединить, поди, не могут. Не умеют ток отключить. Может, травят их там, может, ловят. У крысы ж не спросишь...
       - Алкашей своих конченных учи! За что я им деньги плачу?!
       Старичок задумчиво покопался в бороде, выбирая крошки.
       - Бонжа учить бесполезно, - сказал он веско. - Бонж и так - либо электрик, либо механик бывший, а то и вовсе ученый какой-нибудь...
       - Но-но! - прикрикнул Казбек. - Ты про ученых - молчи! Ты про нас ничего понимать не можешь!
       - Да я разве про вас? - старик махнул рукой. - Что вы! И в мыслях не было! - искоса блеснул голубым ребячьим глазом. - По ученой-то части вам, конечно, виднее. А мне, дурню, откуда знать, как оно там выходит? Объясняю, вроде, бонжам, да разговариваю-то с крысами! А крысам об непонятном - только слова на ветер бросать, не поймут.
       - Значит, бомжи твои тупые, хуже баранов! - ругался Казбек. - Грязь, а не люди! Других надо!
       - Люди все одинаковые, - сказал вдруг кто-то за спиной Казбека.
       Шприцы и пробирки полетели на пол - Казбек, поворачиваясь, задел стол.
       - Кто тут?!
       В темном углу вивария тускло мигнули два желтых огонька.
       - Сты... Стылый? - Казбек покашлял, прогоняя внезапную сиплость. - Ты чего здесь?
       Из темноты надвинулась совсем уж угольно-черная фигура. На самом деле Стылый по-прежнему сидел на вертящемся лабораторном стуле, опершись подбородком о высокую спинку, но теперь, будто по собственному желанию, стал различим в полумраке.
       - Проведать зашел, - пророкотал неулыбчивый голос. - За науку поболтать... с глазу на глаз.
       Казбек поспешно кивнул.
       - Понял тебя, уважаемый!
       Он обернулся к старичку.
       - Иди, отец, принеси нам...
       И замолк. Никакого старичка у стола не было. Он исчез неизвестно когда, не шаркнув развалившимися ботами, не скрипнув рассохшейся дверью вивария, и это было необъяснимо. Казбек даже наклонился чуть-чуть, чтобы заглянуть под стол.
       - Не отвлекайся, - толкнул его голос Стылого. - У меня мало времени. Рассказывай.
       - Что там рассказывать... - буркнул Казбек, неуютно передернув плечами. - Объяснять очень трудно. Слова надо специальные. Научные эти, как их...
       - Термины. - подсказал гость.
       - Да. В общем я тут исследования делаю... И еще эксперименты.
       - С этими? - Стылый встал и прошелся мимо притихших клеток.
       - Экспериментальный матерьял, - гордо сказал Казбек.
       Стылый с костяным треском провел пальцем по прутьям клетки. Крысы в панике метнулись из одного угла в другой.
       - Хороший материал, - усмехнулся гость. - Кормленый. А где остальной?
       - Какой - остальной? - не понял Казбек.
       - Люди.
       Стылый смотрел в упор, и от этого взгляда Казбек почему-то чувствовал себя виноватым.
       - Да разве это люди... - замялся он.
       - Ты брось, брось! - гость погрозил пальцем. - Плохих людей не бывает.
       - Ха! Не бывает! - Казбек горько рассмеялся. - Бараны, честное слово! Учишь их, учишь - ничего не понимают!
       - Это все от жадности...
       - Правильно! И я так думаю! - Казбек радостно закивал.
       - От твоей, - остановил его гость.
       - Ара, зачем так говоришь?! Мало я денег им раздал, конченным?!
       - Что деньги! - Стылый глядел сурово. - Они жизнь свою тебе отдают! А ты ее - крысам...
       - А что, неправильно? - Казбек беспокойно вглядывался в лицо гостя. - Ты же сам сказал: "Пусть так и будет"!
       - Правильно, все правильно, - Стылый отшвырнул ногой рассыпавшиеся инструменты и присел на край стола. - Но, забирая одну жизнь, дай взамен другую...
       Казбек надолго задумался.
       - Погоди, уважаемый... Ты что предлагаешь? От крыс брать - и обратно людям колоть?! На кой черт это надо?!
       - А ты попробуй. Вреда не будет.
       - Как не будет?! Думаешь, им не больно?!
       - Ишь ты, - гость сверкнул глазами, - жалостливый... Ничего, потерпят. Больнее, чем теперь, все равно уж некуда...
       - А мне какая от этого польза? - упорствовал Казбек. - Расходы одни!
       Стылый, выбросив указательный палец, как лезвие складного ножа, ткнул в сторону клеток.
       - А ты, разве, не хочешь узнать, что с ними происходит по ту сторону?
       - По ту сторону - чего?
       - Пирога с повидлом...
      
      
       Когда я сообразил, куда он нас завел, меня чуть родимчик не хватил. Плетюне шепчу:
       - Нет, ты понял?!
       А он, простодырый, только ушами хлопает:
       - А чего? А где?
       - Смотри, - говорю, - куда нас твой умник тащит!
       - Какой умник? - Плетюня тупит.
       - Следопут ваш хваленый! Он же прямиком в пустые холмы ведет!
       - Да ну тебя! - Плетюня и морду отворотил. - Как чего брякнешь, так противно слушать!
       - Разговорчики в строю! - командир сзади кусается. - Не растягиваться! Шире шаг!
       Ему лишь бы покомандовать. Шире, да шире. Порвут пополам, так шире некуда будет. Докомандуешься...
       Сам, поди, и не знает, куда идем. А я в этом деле кое-что соображаю. Дырявая башня справа осталась - там, где большая гарь. Гарь мы кругом обошли, чтобы на голое место не выходить. А теперь Следопут опять резко влево взял. Значит, пустые холмы прямо перед нами. Просто к ним с этой стороны еще никто не подходил. Да и с других-то сторон всего пару раз совались, и никогда это добром не кончалось. Сколько легенд про здешние места рассказывают - одна другой страшнее! Да что легенды! Тому, кто памяти покойницкой отведал, и легенды не нужны! Они такое про пустые холмы знают, что их сюда и раздоркой не загонишь! А этот прет напролом, и все ему поровну. Характер такой дурацкий - никого не слушает, никому не верит, командиров в грош не ставит, вечно с ними цапается. Может, это оттого, что спину ему колют чаще, чем нам, не только перед походом, но и после. От такой жизни сам себя возненавидишь, не то, что командира. Командиры, они тоже разные попадаются. Иной бывает тупой, как баран, если не хуже. Спроси его, кто такие бараны - умрет, не вспомнит. А гонору - вагон. Нынешний наш отрядный, по кличке Утюг, тоже поначалу хвост на Следопута задирал. Но как в пирог с повидлом залезли, тот ему быстро показал, кто здесь главный. Три крысоловки обошел и отряд провел без единой потери. В четвертую уж, видно, специально щепку сунул, чтоб не думали, что каждый тут может ходить взад-вперед. Как хряснули зубы об зубы - щепка пополам, командир залег, мы чуть в бега не ударили, аж духом скверным от кого-то потянуло. А Следопут посмеивается.
       - Что, - говорит, - обделались? Не дрищите, они больше не укусят!
       И дальше пошел.
       Нет, моя бы воля была, я бы с таким водилой шагу на территорию не ступил! Он хоть ловушки все знает, да заведет, в конце концов, куда-нибудь похуже крысоловки...
       - О! А чего это там? - Плетюня меня в бок толкает.
       Вижу - впереди поднимается над травой остроконечная макушка. Чуть подальше - вторая. Ну так я и знал! Пустые холмы! Чтоб мне самому пусто было, если не они!
       Тут и до командира, Утюга нашего, начало доходить.
       - Так, - говорит, - это у нас что? - а сам нагоняет быстро Следопута. - Это же вон что! Как оно... запамятовал...
       - Склады.
       От Следопута разговора доброго не дождешься. Буркнул одно слово, и дальше.
       - Ну, правильно... Погоди. Что еще за... - командир скачками за ним. - Я слова-то этого не знаю! Нет такого места на территории!
       - Почему нет? - Следопут ему, так лениво, - Вот оно. Только у вас по-другому называется.
       - У кого это - у нас?!
       - У крыс. Вы по глупости склады зовете пустыми холмами.
       Тут весь отряд, как по команде, встал. Замерли, дышать боимся. Кое-как Утюг насмелился и просипел:
       - Ты издеваешься, что ли?! Куда завел, гад?!
       - Пока никуда, - посмеивается. - Но лучше бы нам куда-нибудь зайти, на месте не стоять. А то не ровен час...
       Бойцы давай занимать круговую, молятся потихоньку, кто как умеет.
       - Ты, сволочь, на съедение нас сюда заманил! - отрядный ревет. - У меня приказ совсем другой был!
       Но Следопуту на его приказы чихать с дырявой башни.
       - Приказ у всех один, - говорит. - Добычу принести. Хочешь домой пустым вернуться - уходи.
       По ушам видно - многие прислушиваются, хоть зуб на зуб ни у кого не попадает от страха, по себе могу сказать. Он тогда громче, чтоб все слышали:
       - Сейчас у собак обед. Кто не собирается на полдник оставаться - за мной бегом марш!
       И потрусил себе дальше. Вроде ни одного слова понятного не сказал, а пробрало. Рванули мы за ним все, как один. И Утюг бежит, подгоняет еще:
       - Не растягиваться!
       Кто такие эти собаки, что за обед у них и что за полдник - не знаю. Да, может, оно и к лучшему. Бежим себе. Пустые холмы впереди все выше и выше поднимаются. То есть, не холмы, а, выходит, склады. И совсем даже, может оказаться, не пустые. Самый ближний - ох, здоровенный, на четыре угла, с отвесными стенами - ну точь-в-точь такой, как про них врут...
       Бежим прямо на стену. Вся она белая, только кусок серый, чем-то он не такой, как остальная стена.
       - Соображаешь, Плетюня? - толкаю на ходу балбеса, напарника своего.
       - Чего? - пыхтит, булками работает, толстомясый.
       - В стене-то!
       - Ну? Чего в стене?
       - Чего-чего! Корм ты кошачий! Не видишь - дверь!
       - Какая такая дверь?
       - Эх, обалдуй! Сколько колешься - дверей не знаешь!
       - Да ну тебя! - Плетюня отмахивается. - Потом поговорим!
       Да чего уж тут говорить, когда и так все понятно. Следопут прямо к двери нас и вывел. Неужто, открыть собирается?! Вот это был бы номер! Никому из бойцов самому открыть дверь не удавалось, штука эта особенная, хитрая. То она - стена стеной, а то вдруг раз - и лаз. Неподатливая уму вещь!
       Но Следопут, он не из нашей шкуры сшит. Ему, поди, и дверь не в диковинку. Подошел, понюхал, когтем колупнул...
       - А ну, навались! - говорит.
       Ну, мы и уперлись всем отрядом, иные просто в стену, но этих Следопут обругал, переставил к двери, дал команду. Надавили дружно. Следопут сзади стоит, сам не толкает. Потом вдруг - скок Плетюне на спину, а оттуда - еще выше, до блестящей какой-то ерундовины, что из двери торчит. Я даже подумал, может, добыча такая? Чего он в нее вцепился, как в родную? И тут мы все повалились, потому что дверь-то поехала! Только что ни щелки не было, и вдруг - готовый лаз, прямо туда - в склад. А оттуда кисленьким так и тянет - добыча промасленная лежит, нас дожидается!
       Ай да Следопут! Вот это голова! Такую бы голову - да на всех поделить, хоть по кусочку каждому бойцу отведать!
       Ломанулись мы в щель - прямо давку устроили, и впереди всех - Утюг. Следопут на землю соскочил, предупреждает:
       - Эй, полегче там! Под ноги смотреть, рты не разевать! Тут ведь тоже зубы встречаются...
       Какие там зубы! Мы как на склад влетели, так прямо растерялись. Глаза в разные стороны, честное слово! Вот это добыча! Без конца и без края. Взрослая кольцами свернулась плотно, и кольца лежат - до потолка. Молодая - короткими хвостами, тонкой пластиной, крючком, всякой загогулиной - на полстены куча! Самая жирная, в мягкой шкуре, на толстые бревна намотана, и тоже - несметно. А помимо того еще какая-то особая, упрятанная в бумагу, в дерево, в жеваную труху, но по кислому духу все равно ясно - она, добыча! Кругом - добыча!
       Эх, как пошли мы нагружаться, да обматываться! Тут уж нас Следопут не учи! Длинную тянем, на нее короткие цепляем, так чтоб только еле-еле волочь. Да поперек еще - плоских с дырками, а на них уж - каких попало, внасыпуху.
       - Хватит! - Следопут орет. - Пора возвращаться! Завтра опять придем!
       Ну, смешной! Завтра! Завтра еще будем живы или нет, а добыча - вот она, сегодня! И пока мы ее с места сдвинуть можем - будем нагружать! Вот как не сможем, тогда ладно. Один, последний, хвостик скинем. Хотя, вряд ли...
       Уж Следопут и уговаривал, и дрался, и на командира кричал - ничего сделать не мог. То-то, брат! Это тебе не двери открывать. Нет такой силы, что бойца от добычи оторвет!
       Наконец, тронулись, медленно, но со всей красотой. Ползет куча, а нас из-под нее почти и не видно. Дверь пришлось настежь распахнуть, и то еле протиснулись. Наконец, выползли на голое место. Через травы ломиться - нечего и думать, двинули проплешинами в сторону большой гари, к дырявой башне. А чего стесняться? Мы тут хозяева теперь! Добычи, сколько хотим, столько и волокем. Гарь, и та - наших ребят работа, Смурняга с Клюквой ее устроили, когда с дырявой башни добычу рвали. Да куда ни глянь - везде все теперь наше!...
       Вот тут-то он и появился. Вымахнул на пригорок прямо перед нами - будто из моего же сна выскочил, из старой покойницкой памяти - в общем, сразу я его узнал. Ловкий, глаза озорные, а сам при этом - огромный, аж тошно, и зубы такие, что тоска. И сразу понятно, что бежать бесполезно. Все, отбегались.
       - Дождались, сволочи! - Следопут хрипит. - Бросай все - и врассыпную!
       Глупый он все-таки, хоть и колотый. Ну сколько можно объяснять, что бойцы добычу не бросают? А если который и бросит, так недолго после того проживет. Свои же и прикончат. Не для того мы такую муку перед походом принимаем, чтобы взять и все бросить. Наоборот, вцепись в нее всеми зубами и когтями - может, и не оторвут...
       Только зверь отрывать никого и не стал. Подскочил к командиру, да голову ему и скусил. Напрочь! Только хрустнуло. И сразу - дальше. Утюг еще лапами загребает, а этот уже возле следующего бойца. Хвать поперек загривка - готов! Следующая - плетюнина задница из-под кучи торчит, а там и до меня очередь дойдет. Я уж и глаза закрыл, готовлюсь.
       И вдруг - что такое? Слышу опять следопутов голос, но уже совсем с другой стороны. Да неужто он бросил-таки добычу?! Не может того быть! У меня даже глаз сам собою раскрылся. Вижу, и точно, Следопут от нашей кучи черти где. Но не удирает, а, наоборот, забежал к чудищу сзади и кричит, шипит, плюется! На себя отвлекает. Зверь, поначалу только фыркнул - погоди, мол, и до тебя очередь дойдет - но на Следопута не бросился. Зачем, когда вот они, плетюнины окорока, прямо у него под носом? Да неправильно он рассчитал. Только хотел окорочка отведать, как Следопут подбежал сзади и за его собственный окорочек - цап! Визгу такого я отродясь не слыхал. Рванулось чудище, чуть всю добычу нам не разметало, крутанулось на месте - и за Следопутом. Да тот, не будь дурак, давно уже удирает, без выдумок, без зигзагов, а держит прямиком на клетку. Ага. Вылитая клетка стоит посреди поля, совсем как дома у нас, только здоровенная и без верха. А внутри у нее - ну почти как в пустом холме - добыча на добыче! Но не кучей, не как попало, а вся друг с другом сцеплена, скреплена, хвосты от нее тянутся во все стороны, на ветру посвистывают.
       Следопут, видно, давно в этой клетке дыру углядел, кинулся прямо к ней, юрк - и внутри! Зверь на прутья налетел, но не пробил - сам чуть не убился. Зарычал свирепо, давай землю под прутьями рыть.
       Мы стоим, смотрим. А что делать? Далеко с добычей не уйдешь, да и носильщиков меньше стало. Слава Богу, зверь на нас - никакого внимания, роет, только камни летят. Следопуту тоже деваться некуда. Сидит в клетке, ждет. Ну и дождался.
       Зверь, даром что здоровый, а порыл-порыл, втиснулся под прутья и, глядим, голова уж в клетке! Уперся, рванулся - и весь там! Беда Следопуту! Сам себя в крысоловку загнал. Тут бы ему надо по клетке побегать, зверя закружить, да в ту же дыру и выскочить, а он, бедолага, с испугу сплоховал, полез, чего-то, наверх, прямо по добыче, с ветки на ветку, со ступеньки на ступеньку. Да разве от такого убежишь! Следопут со ступеньки на ступеньку прыгает, а зверь - сразу через три. Добро еще - понапутано там из добычных пластин, крючков да хвостов - прямо заросли. Нам отсюда как следует не разобрать, но видно, что несподручно здоровенному чудищу по этакой путанице Следопута гнать. Однако, и не отстает.
       Следопут со страху уж на самые хвосты забрался, думал, там его зверю не достать, да просчитался. В три прыжка влетело чудище на самый верх и, по хвостам шагая - прямо к нему, теснит в самый угол. Тут уж нам очень хорошо все видно - забрались высоко, как на показ. Жмется боец к решетке, на нас оглядывается. Ну и мы смотрим. Без командира остались, сейчас и проводника прикончат...
       Зверь, кажется, и не спешит, выбирает, как половчее его ухватить. Пасть разинул, зубищи наружу выставил и - шажок за шажком - все ближе...
       А что дальше произошло я вам и не скажу - не разглядел. Следопут метнулся, будто от отчаянья, да, оказалось, неспроста. Ухватил он какую-то блестящую загогулину, вроде той, что на двери, и - дерг! А от нее - искры! Как загудело в клетке, хвосты разом дрогнули, зашелестели меж собой, и, не знаю отчего, но зверь вдруг тявкнул жалобно, заскулил, задергался, как в спину уколотый, а потом голоса у него совсем не стало. Так молча и околел.
       Мы из-под кучи своей повылазили, глазам поверить не можем: добыча убила своего же сторожа! А Следопута - главного на свете вора - пощадила! Это как же понимать? Выходит, и впрямь, мы здесь законные хозяева? Раз добыча сама в руки просится, и не зверюге охранному помогает, а нашему бойцу-добытчику? Вон он, из клетки выбирается, гордый, как сто отрядных командиров. К нам идет ленивой походочкой, и морда сонная, будто все ему нипочем и раз плюнуть.
       Окружили мы его, в бока пихаем, молодец, дескать, этакое страшилище уконтрапупил!
       - Ладно, чего там! - Следопут отмахивается. - Пошли скорей отсюда, пока другие не вернулись...
       - Нет, погоди, - Плетюня ему в ответ, - тут одно маленькое дельце осталось...
       Все обступили Следопута еще плотнее, слушают, что Плетюня говорить будет. Смотри-ка ты! Увалень, увалень, а тут разговорился, что твой командир!
       - Это, - говорит, - хорошо, Следопут, что ты зверя победил. А что в пустые холмы нас привел, так просто замечательно. Мы этого теперь никогда не забудем.
       - Ну? - Следопут ничего не понимает, смотрит на каждого по очереди.
       Не догадался еще, хоть и умный.
       - А вот то, что ты добычу бросил, - Плетюня неторопливо объясняет, - это очень плохо.
       Дошло, наконец, до Следопута, заметался.
       - Да вы что, ребята?! Вот же она, добыча! Целехонька! Я же спас ее! И вас всех от собаки спас! Разве непонятно?!
       Плетюня ко мне поворачивается.
       - Чего он раскричался?
       - Уговаривает простить.
       - Как это так - простить? - Плетюня удивляется.
       - Ну, подумайте! - Следопут втолковывает, мечется от одного к другому. - Ну, напрягите мозги свои мышиные! Если бы я за добычу, как все, держался, что с нами было бы?! Кто бы добычу домой потащил, если бы всех вас тут передавили, как кур? Кто?!
       - Ты, Следопут, не мудри! - Плетюня спокойно отвечает, - Мы тебе про одно, а ты нам про кур! Закон простой - добычу не бросать. А там уж, как Бог даст...
       Он оглядел отряд.
       - Что решим, братцы? Мне одному вскрывать, или кто поможет?
       Ну, я и помог...
      
      
       Плохо спать стал. Всю ночь ворочаюсь. И выпивка не помогает, только хуже от нее. Тошнит, а не забирает, и во рту горечь. То ли уж специально такую гонят, чтоб и последнюю радость у нашего брата отнять? Глотнул, да срубился - вот и все счастье бомжево. Нет, мешает оно кому-то! Не спи, калечный, мучайся, каждую секундочку этой жизни сволочной разжуй, да проглоти! Намаешься так за ночь, под утро только прикемаришь чуть-чуть - тут другая беда. Сны наваливаются. И всегда одни и те же. Куда-то ползу я через подземные ходы, через травы высоченные, пробираюсь под железными конструкциями, каких сроду не видано было, и носом, на нюх, ищу ее - добычу.
       Чертов старичок! Все уши своей добычей прожужжал, снится она уже! Но началось это не так давно, с тех пор, как Казбек стал по два укола засандаливать. Рвет из спины свою вытяжку, а потом через ту же иглу что-то обратно закачивает. Возможное ли дело - такую муку пережить? Вот и не выдерживает человек - с ума сходит. Если бы я один такой был, так сомневался бы еще насчет уколов. А то ведь всех наших колбасит, как порченных! Злые стали, наглые. Нинка Костяну зубами в горло вцепилась, чуть до смерти не загрызла - еле отняли. Это что же такое с людьми делается?!
       ... И опять верчусь, не могу пятый угол найти. На спине совсем спать разучился, тянет все время клубком свернуться и ноги к носу подтянуть. Да тут еще зуд этот! Раньше, бывало, заведется по летнему времени какая-нибудь живность в волосьях, чешется помаленьку до холодов, а зимой ей другая на смену приходит - еще спокойней. А теперь не так. Крупно зудит, без отдыха. И больше всего - в руках и в ногах, в самых пальцах. Я поначалу струхнул, думал, не гангрена ли после тех заморозков, а теперь понял, в чем дело. Когти у меня растут. Да такие прут твердые, неломкие, острые и с загибом. Подобрал этой весной ботинки в лесопарке - почти новые, крепкие, думал, износу не будет. Куда там! Вдрыск! И во все дыры когти торчат. Да разве в одних когтях дело? Я, вон, вчера сунулся в гастроном, чего-то все ларьки закрыты были, так мент у дверей аж позеленел, как меня увидел, и, ни слова не говоря - за кобуру. Видно, совсем я засинячил, на человека стал не похож. Ну и хрен с ним! В гастроном больше не хожу. Не то, чтобы я мента боялся, нет. Вовсе даже наоборот. Достань он тогда пистолет, вряд ли успел бы выстрелить.
       Вот это меня больше всего и пугает. С каких это пор я опасным стал?! Может, с голодухи такая злость? Что-то уж больно несытные времена пришли. Возле столовской помойки что ни день - драки. Хотя вываливают, вроде, и не меньше, чем раньше. Много ли той еды нашему брату надо было? Поклевал корочку, чтоб не пить без закуски - и ладно. Не зря ж говорят: алкаш спиртом сыт и спиртом сс...т. А тут - с холодами, что ли? - какая-то прямо прожорливость напала. Ешь, ешь - и все мало...
       Ох, заботы, заботы! Никак не уснуть от них... Лежишь, глазами лупаешь. Вдалеке собака прошла. Не слышу, не чую, а знаю, что прошла. Тоже вот, недавно у меня такая особенность появилась. От бессонницы, наверное...
       А жалко, что убежала собачка... Неплохо было бы заморить червячка. В последнее время совсем мало бродячих псов стало, всех поели. А раньше чего-то брезговали или боялись их - голов по пятнадцать - двадцать стаи ходили и кормились же чем-то! Да и то рассудить, лесопарк - не тайга. Здесь кафушка, там - ларек, жарят, варят, дым коромыслом, объедков - вагон. Отчего теперь голодаем - ума не приложу!
       Заботы, заботы! О-хо-хо... Сейчас бы засадить стакан, как в бывалое-то время, и отплыть до утра во тьму сиреневую...
       И вдруг - мороз по спине! Я аж вскрикнул и сам себе рот зажал. Понимаю - рядом кто-то есть. Вот тут, за жестью моей ржавой стоит и прямо сквозь нее на меня смотрит. И видит! Как же я шагов не услышал?! Запаха не почуял, при нынешнем-то моем чутье?! Кто ж там такой? Может, тот самый пес, что стороной прошел недавно? Да не подобраться ко мне простому псу! А если он не простой? Господи, чего ж ему надо возле ямы моей? Лежу, никого не трогаю... Может, заорать? Ругнуться на него матерно? Набираю воздуху побольше и... нет, не могу. Страшно! Это ж кому расскажи - не поверят: бомжу по ночам страшно! Чего бояться-то, верно? Все равно подыхать! А вот поди ж ты! Подыхать не боюсь. Боюсь идти. А идти придется, потому что он ждет...
       Завозился я, завертелся и медленно, ногами вперед, из хибары полез. Почему ногами? Мудрено объяснить... Ну не могу я башку высунуть и посмотреть, кто пришел! Хоть ты убей меня - не могу! И на месте сидеть нельзя, я ж чую - он ждет! Пячусь раком, ни жив, ни мертв, и глаза закрыл. Делайте со мной, что хотите! Сдаюсь!
       Вылез целиком - ничего. Глаза по одному размежил осторожно, влево-вправо зырк! Никого. Мать Пресвятая Богородица! Неужто померещилось?! Огляделся, прислушался - все спокойно. Вдалеке дискотека бухает, будто сваю в землю забивает, а над пустырем звезды низенько висят... Надо же! Сколько лет уж не замечал никаких звезд, а тут разглядел! Какие же яркие сегодня! Особенно вон те две, над самым горизонтом...
       Мигнули две звездочки голодно - и прямо ко мне. Смотрю - проступает в темноте остроухая голова, разевает пасть, а в пасти - кровавый отсвет, будто клык блеснул. Я попятился, запнулся, чуть не упал, но тут наваждение развеялось. Вижу - никакой волчьей головы, человек, как человек, только воротник поднял, и край воротника из-за головы торчит, как ухо. Пасть кровавая не сверкает - папироску он курит, огонек то ярче горит, то притухает малость. И нисколько он ко мне не приближается - на пригорке сидит, в двух шагах от хибары. Просто раньше я его не замечал. Пока он сам не захотел заметным стать. А такое умеет на всем свете только один человек.
       - Стылый, ты? - спрашиваю.
       Огонек папироски наливается жаром.
       - Холода идут, - слышится голос. - Звезды-то как разгорелись! К заморозкам, не иначе...
       - Зачем я тебе опять понадобился?!
       - Почему именно ты? Вы мне все надобны...
       - Да с меня-то какая польза?! Видишь - подыхаю!
       Огонек улетел в траву, но лицо Стылого так и маячит в багровом отсвете.
       - А ты хитер, - усмехается. - Вот как затеял договорчик обойти! Дескать, кто алкашу бездомному поверит? Мели, чего хочешь! Вреда не будет.
       - О чем это ты? Не пойму...
       - О чем! О нашем договоре. Где твои блестящие статьи? Где наша, в соавторстве написанная, теория многомерной общности? Почему я должен торчать на этой свалке? Я хочу на международный конгресс!
       И тут я улыбаюсь всем щербатым своим отверстием. На конгресс ему! Обойдесся. Бутылки, вон, собирай, дьявол хренов...
       Стылый смотрит на меня с нехорошим прищуром.
       - Сообразил, значит? Ну как же, смышленый... Правильно. Сила моя - в вере. И пока в меня верит только пара оборванцев, да старушка на скамейке, никак мне не разгуляться...
       Разоткровенничался, наконец. Видали мы твою откровенность!
       - Что-то больно мудреное говоришь, - руками развожу. - Прости, не понять мне. Пропил все понятие...
       - Ну да, ну да, - кивает. - Совсем, значит, простой стал, как три рубля. Формулы забыл, работы свои забыл, читать, писать разучился...
       - И не говори! - слезу утираю. - Был человек - и нету...
       - Ах, ах! - головой качает. - Что ж я, неразумный, наделал! Какого ценного работника упустил! Доктора наук! Да если бы он только статейку тиснул: "Миром правит Стылый Дьявол", все бы сейчас же в меня уверовали, и силы мои утысячерились бы! Так?
       Пожимаю плечами.
       - Тебе видней.
       - Ну еще бы не так! Доктору-то каждый поверит! А деваться ему некуда, потому что сынок его любимый жив и обратно на иглу не садится лишь при одном условии...
       - Я свою часть договора выполняю!
       - Об чем разговор! Конечно, выполняешь! На каждом углу трындишь о темных силах!... И меньше всего хочешь, чтобы тебе поверили!
       - Такого пункта в договоре нет!
       Достал он меня уже своими подначками. Добро бы этот разговор у нас был первый. Каждый раз одно и то же! Да, я обманул его. Кинул, как теперь говорят. Я сумел стать ненужным, совершенно бесполезным для него, не нарушая договора. У него нет формального повода мстить мне и моему сыну. И он не мстит. Видно, и впрямь дьявол не всесилен, пока в него не верит подавляющее большинство людей. Он заманивает нас по одиночке, чтобы мы заманивали других. Но я не хочу быть вербовщиком Стылого, я знаю, чем это кончится. И я нашел способ. Впрочем, его многие нашли - те кто неожиданно бросил науку, литературу, всякие там кисти, ноты, просто любимое дело и спился, скололся, торопливо прикончил сам себя, чтобы не служить вот этому, сидящему на кочке. Миша, например. Земля ему пухом...
       - Объегорили, - вздыхает Стылый. - Из-за вас, алкашей, и я должен по помойкам шататься...
       Глаза его вдруг снова разгораются желтыми звездами.
       - Только смотрите, убогие, как бы вам самих себя не перехитрить! Вы все думаете, что можете распоряжаться собой. Захотел - продал душу, захотел - пропил. Наивные! Так никогда не бывает!
       - А как бывает?
       Очень он мне надоел. Выпить бы чего-нибудь... Я представил, как присасываюсь к пахучему горлышку семьдесят второго портвешка... и меня тяжко вырвало прямо на драные мои ботинки. Дожил, блин!
       - Вот так и бывает, - кивнул Стылый. - Пьет человек, пьет, а потом раз - и перестает... Быть человеком. И что это за новый зверь такой, о чем думает, кто у него хозяин - пойди, узнай....
       Меня передернуло. Не так от страха, как от холода. На что-то намекает, гад, а на что - не пойму... Отвязался бы уже, что ли, пустил душу на покаяние...
       - Сегодня мы беседуем в последний раз, - вдруг сказал он и, заметив мою тревогу, добавил:
       - Не беспокойся, договор остается в силе. А про темные силы можешь больше не врать ...
       Я смотрю на него во все глаза. Что он еще задумал?
       Стылый наклоняется ко мне, говорит, понизив голос:
       - На прощание хочу открыть тебе маленький секрет: не бомжи и не доктора наук заставляют людей поверить в Дьявола. Это может сделать только один один-единственный специалист. Страх.
       - Чей страх?
       - Неважно, чей. Любой человек, когда ему страшно, принадлежит не себе, а мне. Когда страшно всем - мне принадлежит мир.
       Больше я терпеть не мог. Замерз так, что злость взяла.
       - Извиняюсь, конечно, Стылый, но тут ты просчитался. Ни черта мы уже не боимся! За всех людей говорить не стану, а наших, лесопарковских, ничем тебе не пронять! Сам не видишь, что ли? Чуть что не по нам - сразу зубами в глотку...
       Он вдруг расхохотался.
       - Ишь ты, племя какое завелось от сырости! Черта не боятся! Видно, и правда, обвели меня вокруг пальца! Что им горе да беда, да злые холода... - он обвел взглядом черные холмики пустыря. - М-да. .... Пора ваш палаточный городок убирать отсюда... Холода-то нешуточные идут...
       Гляди-ка ты - беспокоится. Прямо - отец родной!
       - Так ведь теплые места все заняты, - говорю, - Нам, больным да чахоточным, в котельную бы надо, по крайности - в теплотрассу.
       - А ты разве больным себя чувствуешь?
       И тут я вдруг понимаю, что несколько дней уже в груди не свербит, озноба нет, и даже про ногу свою калечную как-то забыл.
       - Да нет, вроде, сейчас-то ничего...
       - А будет еще лучше! - Стылый рукой машет. - Котельная вам теперь не нужна. Любая нора сойдет, а нор таких в городе - навалом! Да вот, хотя бы, метро взять...
       Ха! Нечисть, нечисть, а дурак!
       - В метро, - говорю, - к вашему сведению, мафия. На каждой станции пацаны крышуют. Только сунься бомж без патента - костей не соберет!
       - Да тебе станции и не нужны, - толкует. - В тоннелях куда уютнее. И свету меньше. Считай - готовая нора!
       - Нора - это хорошо. Да главное ведь - кормежка.
       Но Стылого, видно, так просто не собьешь.
       - Уж где-где, а в метро-то жратвы - хоть отбавляй! - говорит. - Полные поезда!
       Встал и пошел...
      
      
       Добыча велика и тяжела... Это верно. Полдня тащу, все больше в зубах - аж шея болит. Запаха, впрочем, вполне обыкновенного. Да и на вкус, вроде, ничего. Жаль, распробовать толком некогда, потому как за мной, кажется, идут. Чувствую, что так, да иначе и быть не может - наверняка кто-то видел, как я добычу рвал, как в траву ее потащил... Догонят - отберут, а она ведь моя, законная. Значит, надо успеть залезть в нору. Нора - это дом, да не такой дом, как клетка - туда десять шагов, да обратно десять. Нора - свобода! Куда захотел, туда и двинул. В любое время. Вся добыча - твоя, никому отдавать не надо. Житуха! Только бы успеть...
       Конечно, не я один такой умный, скоро все наши по норам попрячутся от прежней-то жизни, ну да это не страшно. Места всем хватит! Жратвы бы только хватило, чтобы друг с другом не драться постоянно. Тогда - что же? Я и дружить готов, особенно с гладкой какой-нибудь бабешкой. Снюхаемся, поди...
       Что это там? Ага! Холм с трубой! Ну все, считай, добрались. Где-то здесь должен быть лаз в мою новую нору. Юркнуть туда, и привет семье! Ну, еще чуть-чуть! Да не цепляйся ты! Без зубов можно остаться с тяжеленной такой добычей... Ага, вот он и лаз.
       Ого! А вон и погоня! Ишь, как шпарят - прямо по полю, фарами во все стороны стреляют. Опоздали, псы драные! Я, считай, дома, и в полной от вас безопасности. Ни за какие бабки менты за мной в нору не полезут, жить-то не надоело им, правильно?
       Стоп. Что такое? Решетка. Вот не было печали! И машина фырчит совсем близко, светом по холму елозит. А ну как углядят? Стрелять начнут, гады!... Сейчас-сейчас, надо припомнить... Да! По углам решетки такие штучки круглые с прорезью - их надо крутить, пока решетка не отвалится... Рано радуетесь, паскуды! Я с вами еще посчитаюсь за все, что недоедено, недопито! Встретимся, когда потемнее будет...
       Ну, вот и готово. Теперь быстро - добычу пропихнуть. Эх, Нинка, Нинка! Тоща ты была при жизни, а теперь вот еле-еле в нору входишь. Как же я тебя дальше потащу? Пожалуй, там, поглубже, надо будет шкурку с нее содрать. Ни к чему добыче все эти трусы - платья... А туфелька-то одна до сих пор на ноге держится! Да, Нина, пофасонила ты в этих туфельках от школьной своей юности, через ларьки, да котельные, через лесопарк - до самой моей норы. Ну и хватит. Дальше без них пойдешь, вот только перехвачусь поудобнее, а то всю шейку твою сухощавую изгрыз, головенка скоро отвалится...
       Ботинки-то и самому пора скинуть, зачем они мне там? Да и штаны тоже - хвосту расти мешают. Ну, вперед, Нина, добыча ты моя! Чуешь, дух-то какой здесь? Теплый, уютный - живи да радуйся! Прямо жалко, что ты не дожила...
       Только вот грохочет чего-то впереди. Ах, ну да, это же этот, как его?... Поезд! Тьфу, все слова перезабыл! Да они мне больше и не понадобятся... Вон еще решетка. Ну-ка, глянем... Э! Да там людей полно! На платформе стоят, сюда заглядывают, морды кормленные у всех. Твари... Подобраться тихонько, ухватить одного с краю - и назад... Хоть Стылый и говорил, что еды здесь полные поезда, а запас никогда не помешает. Вот обживусь, с соседями познакомлюсь, плодиться, глядишь, начнем... Наберу хорошую стаю, тогда и до поездов очередь дойдет. Погодите, сволочи сытые, натерпитесь вы у меня страху! Посмотрим тогда, кому принадлежит этот мир!
      

    К О Н Е Ц

      

    bachilo@mail.ru


  • Комментарии: 3, последний от 23/02/2014.
  • © Copyright Бачило Александр Геннадьевич (bachilo@aha.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 102k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  • Оценка: 6.27*9  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.