Ашкинази Леонид Александрович
Сегодня в нашей программе...

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Размещен: 16/10/2020, изменен: 16/10/2020. 14k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  • Путешествия во времени
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:


  •    Сегодня в нашей программе...
      
       Звон бокалов и повизгивания девиц, сидящих на коленях водителей-дальнобойщиков, моряков с морских транспортов и физиков - докторов наук, - медленно стихают. Посреди бара "Форос" в воздухе висит и вращается эмблема Первого канала российского 4D-голотелевидения. Эмблема медленно переливается всеми цветами украинского флага, согласно требований лицензии на вещание на территории Украины. Состав посетителей не случаен - SpaceX, НАСА, Японское агентство аэрокосмических исследований и несколько игроков помельче, например, Европейское космическое агентство, построили здесь, в Форосе, крупнейший центр по запуску космических кораблей, прямо или косвенно обеспечивающий работой и - заметим, вдвое большими, чем на остальной части страны, -- доходами жителей полуострова.
      
       - Сегодня, 22 сентября 2070 года, у нас в студии участники проекта "Штопор Роланда", профессор Рабинович из Массачусетского технологического института, профессор Иванов из Московского университета и главный инженер проекта, дипломированный инженер Хэри Кельвин. Передачу ведет ваша любимая ведущая Аватара-137.
      
       Теперь камера показывает двух профессоров и сидящего между ними дипломированного инженера. Трудно было бы подобрать более разные типажи... бар радостно гогочет в полсотни глоток. Теперь камера показывает Аватару, объект недовольства попадающихся иногда среди голозрителей феминистов и маскулисток, требующих то что-то уменьшить, то что-то увеличить. Раз в неделю Аватара, с радостной улыбкой, показывает статистику писем зрителей, из которой опять видно, что она вполне "средневзвешенна", и объясняет насчет статистической погрешности и функции распределения, а параллельно на дополнительном канале для студентов -- про дисперсию, асимметрию и эксцесс. Она может легко потянуть и пяток каналов, но не злоупотребляет этим. Она знает человеческую (а большинство зрителей -- люди) слабость: они хотят, чтобы ведущая была только с ними.
      
       - О, у нас уже есть вопрос из Сети... вижу и читаю... почему, когда представляли госпожу Хэри Кельвин, было сказано "дипломированный инженер"? Хм. Мы представляем участников так, как он попросили. Но, может быть, Хэри, вы хотите ответить сами?
      
       В уголке экрана вспыхивает иконка "автоматический перевод".
      
       - У меня две докторские степени - по теории информации и космодромии. А еще - диплом инженера-ядерщика. И этот мой диплом получить было сложнее, чем степени. Важно, где его получать (томная улыбка). Я получила его в Технионе и горжусь я им не меньше... особенно в столь престижном обществе (показывает глазами на Иванова и Рабиновича).
      
       - Понятно. Теперь мы обратимся к теме передачи. Мы пригласили участников сегодняшней встречи, чтобы рассказать зрителям, как продвигаются дела...
      
       - ... с нашим Штопором, да? Прежде всего, спасибо от нас троих и от всех участников проекта за приглашение на научно-популярную передачу в праймтайм главного канала вашей великой страны про нашу работу, да?
      
       Это профессор Рабинович, он суетлив и непоседлив, и ловит слетевшие посреди фразы с носа очки. Профессор Иванов - его полная противоположность, он похож на персонажа древних анекдотов - "канадского лесоруба". А дипломированный инженер - это противоположность им обоим, как сказали бы, двусмысленно улыбаясь, посетители бара. Ведущая тоже улыбается. Древние анекдоты она знает все.
      
       - Именно так. Профессор Иванов, вы не напомните зрителям...
      
       Пауза. Профессор подкачивает из долговременной памяти и выстраивает.
      
       - Штопор Роланда - это межзвездный зонд. Основные принципы его устройства были ровно полвека назад предложены Борисом Штерном и Роландом Вольфом. Полное официальное название длиннее и содержит две фамилии, но в реальной речи, да и в публикациях его называют или "Штопор Роланда" или просто "Штопор". Само слово "штопор" - отсылка к принципу действия двигателя, там вращается плазма.
      
       Некоторые из посетителей бара "Форос" кивают; слово "штопор" они знают (в нерабочее время) очень хорошо - нынче оно такое же международное, как, например, слово "спутник".
      
       - Проект разрабатывался так, чтобы зонд мог надежно долететь до ближайшей предположительно обитаемой планеты. В исходном варианте время полета было довольно большим. Позже были обнаружены более близкие мишени, кроме того, разработчики отказались от идеи торможения всей машины. На подлете к мишени главная машина выпускает не только малые зонды для изучения всей системы и передачи информации, как это и предполагалось с самого начала, но и модуль, который сядет на наиболее подходящую из имеющихся в системе планет и принесет туда земную жизнь. А сама летит к следующей мишени. Для коррекции траектории Штопора будет использован гравитационный маневр. Все это позволило уменьшить время полета до 99 лет. Зонд был построен и запущен совместными усилиями нескольких стран, и с тех пор мы непрерывно получаем научную информацию.
      
       - И какова же эта информация... профессор Рабинович?
      
       - Это замечательная информация! (Профессор говорит по-русски почти без ошибок; его бабушка и дедушка, чудом спасшиеся из Европы, до конца жизни говорили дома по-русски, дедушка - сидя за швейной машинкой, бабушка - стоя у плиты: дети работают, а внуки учатся, но все должны кушать горячее три раза в день.) Во-первых, мы получили всеволновой интерферометр со сверхдлинной базой, причем растущей ото дня к дню. Во-вторых, мы подняли разрешение снятия спектров так, что видим не только кислород, озон, воду и метан в атмосферах экстрасолнечных планет, но и изотопный состав. А по составу газов и изотопному составу можно довольно точно определить тип жизни - скажем, отличить растения от животных и даже определить тип растений.
      
       - А увеличение получаемой вами информации - оно, так сказать, экстенсивное или интенсивное, то есть возникают ли какие-то принципиально новые возможности?
      
       - Отличный вопрос, Аватара, - быстро произносит Рабинович, не давая открыть рта коллегам - но эти вещи трудно разделить. Рост базы интерферометра увеличивает разрешение системы, но в результате мы в какой-то момент начинаем видеть то, чего раньше вообще не видели, например, волны на поверхности нейтронных звезд. Скажем, вы увеличиваете ширину канала головидения от 100 гигабайт до терабайта, увеличиваете плавно, но от 3D к 4D вы можете перейти в какой-то момент, скачком.
      
       - Наши зрители, наверное, уже подзабыли, что когда-то было 3D, но суть понятна. А как насчет цивилизации? Деятельность человека тоже влияет на состав атмосферы...
      
       Пауза. Профессор подбирается и, осторожно произнося слова, начинает отвечать:
      
       - Тут нужна некоторая аккуратность... Не всякая цивилизация будет создавать эффекты, отличимые от природных. Астрономы братья Стругацкие в прошлом веке сформулировали гипотезу о так называемых "биологических цивилизациях", моделирование, проведенное позже Амартией Сеном и Махбубом-уль-Хаком, показало реальность их гипотезы. Далее, даже если мы заподозрили гуманоидогенность, надо исключить другие гипотезы, а это непросто... Многое определяется разрешающей способностью приборов...
      
       - Да, кстати, ведь для получения новой информации требуется создание новых приборов? Физики каждый год просят новых ассигнований, да и во всех трех еженедельных передачах нашего канала - "Наука и человечество", "Встреча с ученым" и "Вести из лабораторий" - ученые часто упоминают...
      
       Аватара адресует вопрос не кому-то конкретно, а вообще, и после короткой паузы начинает отвечать инженер.
      
       - Здесь три варианта. Первый - новых приборов не нужно, достаточно накопления информации, при измерениях в физике элементарных частиц и в космологии, на пределе разрешения, это часто бывает. Второй - с ходом времени тот прибор, что уже есть, получает доступ к новым объектам. Например, мы бурим сверхглубокую скважину, и те же приборы просто опускаются глубже, или вот здесь -- зонд движется, база интерферометра растет. Третий - да, нужен новый прибор. Эта проблема на Штопоре отчасти решена.
      
       - Но как? Новый прибор доставить туда ведь невозможно.
      
       - Да, но там есть мастерские.
      
       Пауза. Кажется, что даже девочки, сидящие на коленях, затаили дыхание. Дальнобойщики и моряки слушают с интересом, но без трепета - ни самодиагностикой, ни саморемонтом, ни автоматическими роботизированными мастерскими это поколение не удивить. Штопоры тоже можно роботизировать, но самому, по-старинке, лучше -- и ритуал, и кайф...
      
       - В них работают роботы?
      
       - Конечно. Но они должны знать, что делать. Должна быть программа. Вот тут нам пришла на помощь история... многие работы, связанные с искусственным интеллектом, были во второй половине прошлого века выполнены в России. На Западе они из-за языкового барьера были плохо известны, а в самой России - по известным причинам забыты. Коллеги профессора Иванова (взгляд в его сторону) разыскали эти работы... кажется, работы Бонгарда, Кронрода и... и... Лосева? Или Попова? Нет, не помню... и это позволило коллегам профессора Рабиновича...
      
       - Дело не только в моих, как вы выразились, коллегах! Мы привлекли к проектированию этих мастерских российских инженеров. Но, кроме мастерских, они под руководством коллеги Кельвин приняли участие в проектировании всего Зонда Штерна. Будучи воспитаны работой в исключительно бедных материалами и оборудованием условиях, эти инженеры проявляли большую изобретательность, и программы искусственного инженерного интеллекта, которые учились у них, подражали им, впитывали их опыт, понимаете, впитывали опыт!
      
       Профессор опять роняет, и опять ловит очки. И успокаивается.
      
       - Понятно. То есть роботам, руководимым искусственным интеллектом, впитавшим в какой-то мере человеческую изобретательность, а в какой-то мере руководствующимся командами с Земли, удается совершенствовать приборы? Я все правильно поняла, Хэри?
      
       - В какой-то мере да. Например, система изменила размеры главной антенны.
      
       - Разве она не должна быть параболической?
      
       - В сечениях вдоль оси -- да. Но на виде вдоль оси антенна не обязательно должна быть кругом.
      
       - О, это те самые "бумеранги радаров"?
      
       - Да. "На вершинах острых шпилей крутились огромные бумеранги радаров, -- одним словом, все было так, как и должно быть" (Аватара кивает - литературу она тоже знает всю; сбоку на экране бежит развернутая цитата и указание на источник). Так вот, в этом случае можно поднять разрешение вдоль одной из осей, а вращая антенну, получить - правда, ценой времени - большее разрешение. Правда, в этом случае усложняется интерферометрия, согласование с Землей, но это решаемо. А времени там хватает.
      
       - Так, понятно... а базовые устройства?
      
       - Реактор и магнитная защита - идеально. Ни одного замечания. Двигатель - из-за крипа материалов конструкции приходится раз в пять лет на доли процента менять ток в обмотках. Два сбоя в одном из компьютеров, но там многократное резервирование, да он и сам восстановился. Видимо, суперТэвное тяжелое ядро... При регулярной проверке зондов, которые должны разойтись веером при прохождении системы, чтобы собрать информацию и передать ее на главную машину, а с нее - на Землю, замечено замедление срабатывания систем одного из зондов, но там их 12 и два резервных, кроме того, сейчас им там занимаются.
      
       - Вы так легко это говорите...
      
       - А сколько программ сейчас "занимаются" организацией нашей с вами передачи, Аватара?
      
       - Хэри, Хэри (качает головой)... вы забыли, что и я программа. (Пауза). Скажите, а какую часть пути уже пролетел Зонд?
      
       - 0.32.
      
       - Треть отмечать будете?
      
       - А то!
      
       Бар взрывается хохотом.
      
       - Скажи, Хэри...
      
       - Да?
      
       - Значит те, кто нас сейчас слушает... имеют шансы...
      
       Рабинович и Иванов смотрят в разные стороны. Длинная пауза. Главный инженер Хэри Кельвин, которой трудно дать больше тридцати, опускает длинные ресницы и выдавливает из себя ответ.
      
       - Да.
      
       - Уважаемые голозрители. Наша передача подошла к концу. С нами были участники проекта Штопор Роланда - руководители научных групп, профессор Иванов из Московского университета и профессор Рабинович из Массачусетского технологического института, а также главный инженер проекта, дипломированный инженер (Аватара широко улыбается) Хэри Кельвин. Всю информацию об этом проекте ваш компьютер может взять с нашего сайта, там же вы можете задать вопросы участникам, оценить передачу и ее компоненты. Передачу вела ваша Аватара-137.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 16/10/2020. 14k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.