Ашкинази Леонид Александрович
300

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 31/05/2014. 126k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика Путешествия во времени
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:


  •   
       300
      

    Как же, наверное, страшно жить

    тебе - видящему поток истории,

    опять устремленный в никуда?

    Л.Х.

      
       Не слишком густой лес - большие редко стоящие старые деревья, сомкнутые кроны. Двое - как сто, как двести, как триста лет назад; мальчик идет впереди - просто он знает, то есть думает, что знает, дорогу, - девочка за ним, немного сбоку. А следом, примерно в метре над землей, с негромким жужжанием равномерно плывет транспортный контейнер: темно-серый прямоугольный блок с закругленными ребрами. Современный нам зритель мог бы сравнить его с гробом; но у этих двоих такой ассоциации и не возникает. Позднее утро, тепло. На них шорты, свободные - но не навыпуск - рубашки; обувь, которую в середине XX века назвали бы кедами, а в конце - высокими кроссовками; девочка этих названий не знает. Мальчик знает: он интересуется историей, что теперь редкость. На вид им лет по 20, на самом же деле - по 30. Нынче взрослеют медленнее.
      
       - Мне прадедушка рассказал несколько лет назад интересную историю. Якобы его... стало быть, тоже прадед... рассказал в свою очередь ему семейную легенду, что какой-то его предок, кажется, просто отец, исчез. Оставив странную записку.
       - Сообщение?
       - Ну да, написанное на бумаге. Как древние книги. Записка была странная - "Я покидаю это время, прошу меня не искать, со мной все в порядке".
       - То есть он куда-то уехал?
       - В этом случае он написал бы - "покидаю это место". А не "время". Он был, как прадедушке рассказали, физик, не из великих, но зато еще и преподаватель, то есть любил точные формулировки. По крайней мере, говорили, что любил точно формулировать.
       - То есть так говорили тому, кто тебе все это рассказал.
       - Да.
       - И ты захотел его... то есть автора, как ты сказал, записки, найти?
       - Ты шутишь? Что значит найти? Для начала выяснить, куда он делся и что имел в виду.
       - Но ты считаешь, что он остался в этом, так сказать, месте?
       - Умница моя. И есть один фактор, который как раз за то, что он никуда не уезжал. Он же был относительно молод - между 50 и 55-ю годами. Точно не более 60.
       - В то время это уже считалось "молод"?
       - Не уверен. Но, во всяком случае, он был активно работающим человеком, это легко удалось установить.
       - По следу?
       - Да... по информационному следу. Ты же должна знать, в конце 21 века был создан глобальный исторический информационный фонд, поиск в нем - занятие не слишком простое, в школе этому почти не учат, но он со мной занимался, пока был жив, а потом я и сам учился. Так вот, его след обрывается совершенно четко - в год исчезновения. Если бы он стал жить и работать в другом месте, след бы не оборвался, просто изменилась бы схема пространственных локализаций.
       - А умереть он не мог?
       - Тогда нашлась бы информация о смерти.
       - А... ее не было?
       - Конечно, не было. Через несколько лет его официально признали пропавшим без вести, а позже - умершим.
       - Официально признали?
       - Ну, то есть...
      
       Мальчик вздыхает; ему нравится эта девочка, она не так часто погружается в медиасеть, как прочие, и она всегда охотно идет ему навстречу, но ей все приходится объяснять, а он "никаким концом не педагог", как сказал бы его далекий предок и педагог, пропавший без вести триста лет назад. Впрочем, этого выражения мальчик не употребляет, хотя в оставленных предком материалах, множество которых он обнаружил в Глобальном Фонде, это выражение - наряду с множеством иных архаизмов - конечно, имелось. Сбор информации о предках, приведение ее в систему и наложение на историю, которым он занимался три года, принес ему место в третьей десятке на конкурсе исторических исследований школьников - при почти тысяче участников, как говорят, "со всего мира", это был просто отличный результат. Особенно же он гордится тем, что алгоритм поиска придумал и реализовал сам, и тот оказался столь эффективен, что ему не пришлось пользоваться всей мощностью распределенной Сети, а лишь вычислительным кластером местного своего университета - интересующихся школьников там привечали. Как, впрочем, во всех - немногих - сохранившихся и работающих университетах.
      
       В свой отчет он, однако, включил не все. "Все" могло бы принести ему место и в первой десятке, но он присматривался к иной, более великой задаче.
      
       - Ну, смотри: у человека есть какие-то связи с окружающим миром.
       - Личные отношения, дружбы, встречи?
       - Нет. Имеется в виду - деловые отношения, работа, проекты, обязательства.
       - Ты хочешь сказать - связи с обществом?
       - Да, примерно так - и с людьми, и с институциями, то есть с обществом. Так вот, общество принимает их на себя и как-то урегулирует. Но это не важно. А важно другое.
      
       Он смотрит на подругу, загадочно улыбается и делает паузу. "Держит паузу", рефлектирует он: он любит историю. Девочка тоже улыбается - она знает эту его привычку и привычно ей умиляется.
      
       - А что?
       - То, что он был спелеологом.
      
       Пауза.
      
       - Исследователем подземных полостей, так называемых пещер?
      
       Успела нырнуть в Сеть, огорченно думает мальчик. Он называет это "дистанционными мозгами" и не любит. Он любит историю и не знает, что интересного находят все в непрерывной медиа. Его мало кто понимает, но эта девочка - да.
      
       - Ну, примерно так. Только он не был исследователем. Он был спортсменом.
       - То есть выступал?
       - Нет. Тогда было еще одно течение в культуре, называлось "любительский спорт". Без выступлений. То есть и не спортсмен, и не созерцатель. А просто сам это делаешь. Один или вместе с другими людьми, для себя, для своего личного и для их удовольствия.
       - Поняла. То есть не очень поняла, но поверила. - Очередной раз улыбается.
       - Он был спелеолог, инструктор. То есть очень опытный.
      
       Мальчик ошибается, термин "инструктор" означал тогда не "очень опытный", а "умеющий обучать других"; опыт и уровень, конечно, для этого были нужны, но вовсе не экстремальные.
      
       - То есть он мог спрятаться ото всех в пещере, как первобытные мудрецы?
       - Мудрецы не жили в пещерах. Это были единичные случаи и только у некоторых народов. Кроме того, зачем ему было прятаться в пещере? Да еще и ото всех?
      
       * * *
      
       - Привет. Узнал?
       - ... кажется, узнал. Давно же ты не давал о себе знать...
       - Работа, сэр, работа. Мы же с тобой, как говорит молодежь, воркоголики?
       - Молодежь так уже лет пять не говорит.
       - Тебе виднее, с молодежью у нас ты работаешь.
       - Помнится, у тебя в лаборатории и ты был старше всех.
       - Да. Но при мне они ведут себя культурно.
       - Какие стеснительные, однако. У тебя что, опять вопрос про законы Ньютона?
       - Не издевайся над старым другом. Да, вопрос, и это займет минимум час. Давай увидимся?
       - Давай. У меня в институте?
       - Лучше так - я приеду к концу твоего рабочего дня, и пройдемся по бульвару?
       - Если к концу именно моего рабочего дня, да еще и прогуляться, то мы точно вылетим в следующий день. Приезжай конкретно - между восемью и девятью?
       - Сегодня?
       - Естественно. Жду.
       ...
      
       - Ну хорошо, знакомых мы перечислили, о бабах поговорили, о детях не будем, теперь, как канадские лесорубы из анекдота, о работе?
       - Теперь о работе... Мечту о вечной жизни ты знаешь, всю философию, мораль, этику, все, что человечество за семь тысяч лет вокруг этого, от страха смерти спасаясь, навертело, - все это ты знаешь. По крайней мере, не хуже меня, а значит, достаточно для дальнейшего.
       - Для гуманитария ты весьма логичен.
       - Наезд высокомерно пропускаю мимо ушей. Вариант - желание увидеть будущее. Опять же, всю философию, мораль, этику...
       - Туда же.
       - Тем более, что ты - уж извини, но я на твои странички в Интернете захожу - вполне отдал этому дань.
       - Да.
       - Что говорит по этому поводу наука? Наука говорит - все процессы замедляются в два раза при охлаждении на десять градусов. Итого от 36 до 0 - в 16 раз, за 300 лет человек состарится на 20. Если можно было бы ниже нуля, то... процессы переноса в твердой фазе намного медленнее, чем в жидкой, выигрыш был бы очень сильный, но при образовании кристаллов...
       - Тут абзац опусти.
       - Хорошо. Далее, криопротекторы. Вещества, позволяющие опустить температуру ниже нуля без образования кристаллов. В этом направлении продвижения почти нет, и вот почему - получить переохлажденную воду вообще трудно, это тебе не ацетат натрия, а присадки даже in vitro слабо эффективны, а в организме они вообще со всем на свете смешиваются, и поэтому на сам организм или вообще не влияют, или влияют неизвестно как.
       - Значит, 16 раз...
       - Практически немного больше, около 30, но каждое пробуждение съедает три года ресурса, а усыпление - два.
       - То есть, скажем, 40-летнего можно отправить вперед на 300 лет практически без риска: ему будет 55, а, скажем, меня - уже с некоторым риском?
       - Конкретно тебя - практически без риска.
       - Спасибо на добром слове... кстати, а все эти цифры вы откуда взяли?
       - Откуда мы все берем? Мышки, крыски...
       - Кошечки, собачки... и только?
       - Нет. Не только.
       - ?
       - Ну хорошо... Есть государства, которые за разумные деньги предоставляют для экспериментов заключенных. С их, заключенных, согласия.
       - Попробовали бы они не согласиться...
       - Не обязательно. Но если шанс выжить велик, а срок заметно сокращается или вообще смертный приговор отменяется?
       - И так бывает?
       - Да, конечно. Государству, которое предоставляет услугу, это выгодно. При любом исходе экономия средств плюс прямая выгода. Плюс в карман участникам. То есть чиновникам.
       - Интересно, конечно, как это все обставлено: у них или у нас проводятся сами эксперименты, если у нас - как обходятся законы, если у них - как сделать, чтобы не украли технологию...
       - А может быть, на нейтральной территории, нечто вроде оффшорно-правовой зоны...
       - Где-нибудь в Центральной Африке...
       - Ага, как говорят русские, "закон - тайга, прокурор - мишка"?
       - Медведь.
       - О, а ты откуда знаешь?
       - А я в университете курс русистики прослушал, у нас его замечательный мэн вел... Ну ладно, это-то давно было, а я вам зачем потребовался? Канализацию чинить?
       - Бери выше - радиолокаторы! - Смеется. - Причин, вообще говоря, три. Первая, чисто техническая - мы не очень хорошо знаем, какие специалисты могут потребоваться... на том конце. А набрать узких специалистов на все случаи жизни невозможно. Поэтому мы стараемся привлекать пусть не самых крутых гуру, но зато широкого профиля и способных обучаться. Усваивать и осваивать новое. И не просто способных, а настроенных на это, любопытных, интересующихся. Вторая причина... точнее, продолжение первой - ты же не только физик, ты же еще социологией занимаешься, и вполне успешно. Это редкое сочетание. У нас в команде будут еще физики, будут социологи, будут и другие специалисты, но не в таком сочетании.
       - Социология с филологией, социология с психологией, физика с химией...
       - Да, например, так. Вторая причина тоже отчасти связана с первой... ты любопытен вообще и особенно любопытен в этом направлении. Это и твои публикации про возможность прогнозирования, и твои лекции, и вообще в разговорах, насколько помню, мелькало... Правда?
       - Да, пожалуй. А третья?
       - Третья тоже связана со второй...
       - Как вторая с первой?
       - Да. И она проста - ты не откажешься.
      
       Пауза.
      
       - О как! Интересный способ вербовки...
       - Но ведь успешный, правда?
       - Ну да, ты, конечно, того, слегка психолог... широкого профиля... но со мной это не релевантно, у меня процессор, - собеседник улыбается и показывает на свою голову, - мощнее. Ты мне лучше просто ответь на несколько вопросов. Первое - почему в вашей затее вообще участвуют люди? Мотивы?
       - Мотивы. Первый - любопытство: что будет. Какое оно, будущее. Второй - любопытство, направленное на саму возможность, на применение науки; это мотив создателей технологии. Третий - страх апокалипсиса, некоторые ждут его в ближайшие 30-50 лет, хотят проскочить. Четвертый - отсутствие прямого мотива: либо за компанию, из-за нежелания расстаться с кем-то из участников, либо от скуки или от общего отвращения...
       - А в числах?
       - Ну-у... на сегодня это примерно по двадцать человек в каждой группе... но мы предполагаем еще удвоить, вся программа рассчитана на полторы-две сотни человек. Кстати, редко мотив один, обычно они сочетаются.
       - Ну да, по крайней мере, психология строит подпорку из второго мотива. Это нормально. Теперь технические вопросы - как вы намерены изъять двести человек, чтобы этого никто не заметил, где вы намерены спрятать двести человек на триста лет, кто платит за всю эту программу - а это несколько сотен миллионов долларов, да? Их пока задавать не надо?
       - В детективах обычно делается так... немного говорится в начале разговора, а потом спрашивают персонажа: таки да или таки нет? И если да, то разговариваем дальше.
       - Так ты меня таки спросил?
       - Отыгрываю назад. Нет, не так жестко. Задавай свои вопросы, и на что-то отвечу сейчас, на что-то потом.
       - Я хочу понять, насколько это серьезно.
       - Три принципиальных вопроса - технология, деньги, готовность людей - решены.
       - С кем я разговариваю? Кто ты в проекте?
       - Проектом руководят три человека, один отвечает за науку и технологию, один - за деньги, то есть за получение и расходование, третий - за людей и увязку науки, строительства и денег. Этот третий - я, причем я как раз работаю в коллективе, создавшем эту науку, а за науку и технологию отвечает глава этого коллектива. Так что у нас хороший контакт.
       - А деньги?
       - Это человек, тоже мне не вполне чужой, вместе учились.
       - Тогда и я его знаю?
       - Знал. И узнаешь, когда познакомлю.
       - Если я скажу "да", получу ли я доступ ко всей информации по проекту? Под "всей" я имею в виду именно всей. Деньги, фамилии, методы, средства, решения, ну то есть все. То есть все документы и право получить ответ на любой вопрос.
       - Мы в этом проекте и так близки к этой ситуации... при одном ограничении - персональные данные участников, то, что под этим обычно понимается, в рамках этого проекта распространяются только с их согласия, как обычно. На сегодня ситуация такова: медицинские данные участников доступны именно тем, кто руководит наукой и технологией, мы их называем "технологи", их семь человек. Но если надо, можно попросить участников предоставить эти данные и тебе.
       - Медицинские данные мне вряд ли потребуются, а вот психологические - возможно.
       - Это один блок. - Пожимает плечами.
       - В проекте будут психологи и еще социологи?
       - Да, конечно. Понял... психологи и так пройдут у нас как технологи, так включить туда и двоих социологов?
       - Если это будет сделано, то мое "да".
       - Тогда "да".
      
       * * *
      
       Мальчик останавливается, делает сложный жест рукой, темно-серое с закругленными ребрами плавно опускается в траву, раздвинутую под ним потоком горячего воздуха. Движение пальцами - открывается люк, мальчик достает еду и питье, протягивает девочке. Вкусное начинает хрустеть под натиском молодых крепких зубов; девочка ест спокойнее.
       - Теперь представь себе такую ситуацию. К нему приходят люди и говорят: мы создали машину времени, которая способна перенести человека на, скажем, сто, двести, триста лет вперед. И хотим отправить туда команду. Ясно же, что он захочет принять участие. То есть это мне ясно, потому что я видел написанные им тексты, там эта мысль на каждой десятой странице, в каждом втором тексте. А ты мне просто поверь. Пока; потом, если захочешь, я тебе покажу.
       - Тогда сразу два вопроса. Почему пришли к нему и что он мог бы на самом деле сделать для проекта?
       - На первый вопрос ответить трудно, солнышко мое, но ответ не слишком для нас важен. Я думаю, что он мог быть полезен проекту просто как физик и как инженер; у него был довольно широкий круг интересов и, судя по информационному следу, он относительно легко втягивался в новые для себя области, то есть мог пригодиться в самых разных ситуациях. Кроме того, он вообще, можно сказать, всерьез интересовался будущим, занимался прогнозированием. У него были статьи по социологии, а поскольку все понимали, что общество изменится, в таком проекте социологи, да и психологи, должны были участвовать.
       - А психологи зачем?
       - Психология людей меняется слабо, но для тех, кто отправлялся, психолог мог потребоваться. Попадание в совсем незнакомую ситуацию - стресс, да?
       - Но они должны были понимать, что в нашем времени наверняка будут свои психологи!
       - Не факт. Они вообще могли допускать, что увидят радиоактивную пустыню - была в то время и такая идея в общественном сознании...
      
       Девочка непритворно изумляется. Мальчик достает еще две небольшие упаковки разного цвета и протягивает девочке, она смотрит на них, выбирает одну, вскрывает и начинает есть.
      
       - Они вполне могли, например, ожидать краха цивилизации. А даже если и не краха, то потрясение могло оказаться достаточно большим, чтобы потребовались психологи. Но интереснее другое. Что он мог внести в проект? И вот тут у меня есть смелая мысль... Смотри - он же не врач, не биолог, а любой такой проект требует прежде всего биологов и врачей.
       - Почему?
       - Потому что никакую машину времени в классическом виде сделать невозможно - это противоречит всей физике. Есть, радость моя, такая наука, которая создала все, что нас окружает. То есть не физика, а техника, но на основе физики. Ну и химии... Покинуть время можно, только если они придумали-таки, как превратить человека в ледышку, заморозить. При этом все химические процессы... да и физические тоже... замедляются в миллион раз.
       - То есть можно прожить миллион лет?!
       - Не прожить, а пролежать в холодильной камере. Прохраниться. В этом виде ты только хранишься. А потом надо будет отогреть и еще какие-то процедуры. Это старая проблема, ее многие пытались решить, возможно, что кто-то ее и решил, и решившие стали собирать команду для, так сказать, путешествия в один конец.
       - ?
       - Ну, вернуться же в свое время невозможно, его уже давно нет.
       - А почему он - он что, был такой уникальный специалист?
       - Не думаю. Но в здешнем университете, он ведь существует шесть веков, была тогда большая лаборатория, которая занималась как раз этой тематикой. Благо, при университете и медицинский центр был, самый большой в регионе. И примерно в те годы, заметь, они стали заниматься совсем другими вещами, от этой тематики отказались. Было заявлено, что проблема неразрешима на сегодняшнем уровне понимания и так далее. Но я проверил - одновременно ушли все, кто занимался этой темой, семь человек, которые собственно занимались наукой, и технический персонал, итого человек двадцать пять. И еще несколько под вопросом.
       - Естественный вопрос - куда они делись?
       - Во-во, именно что делись. Ходили разговоры, что где-то, чуть ли не в другой стране, им предложили создать мощный исследовательский центр по этой тематике, и они туда перебрались, многие - с семьями. Четверо, кстати, в том году погибли, в одной аварии - ехали на машине, а машина упала в пропасть и сгорела полностью. Все были из этой лаборатории, все семейные, ехали на пикник. Но я проверил - они не были приятелями, у двоих - которые ученые - даже совместных публикаций не было.
       - Инсценировка?
       - Ну да. Это - кто захотел отправиться в путешествие без семей.
       - Так, у нас остался, - девочка усмехается, - только один вопрос - что он мог сделать для проекта?
       - О, на этот вопрос я тебе отвечу. Но чуть позже.
      
       Мальчик встает, делает соответствующий жест. У контейнера сдвигаются части поверхности, что-то поворачивается, он живет какой-то своей непонятной жизнью, потом с негромким жужжанием приподнимается над травой. Девочка встает, говорит: "Подожди немного", - и исчезает за кустами. Мальчик делает примерно то же, но не так поспешно... Через две минуты они идут дальше. Девочка - что мальчику очень нравится - не спрашивает, далеко ли или долго ли им еще идти. Контейнер следует за ними, плавно огибая деревья. За ним, в нескольких десятках метров, оказывается, плавно следует второй, таких же формы и цвета, но чуть побольше.
      
       * * *
      
       Помещение современной лаборатории. За столами в разнообразных позах сидят восемь человек. Их легко разделить на три группы - просто по внешнему виду. Условно их можно назвать так: "ученые" - джинсы, рубашки со спущенными или закатанными рукавами (их трое - двое мужчин, одна женщина); "инженеры" - их двое, они моложе ученых и одеты свободнее (вместо рубашек - тенниски, у девушки - с фривольной картинкой); и наконец, скажем так, "серьезные люди", их тоже двое (пиджаки висят на спинках стульев, но - галстуки). Один - персонаж из предыдущей сцены, его можно назвать Менеджер, другого будем называть Строитель. Перед ними, несколько дистантно, сидит второй персонаж, тот, кто согласился сотрудничать; его наниматель представит как социолога и психолога, поэтому назовем его Социолог. А на столе лежит лист бумаги с шестью именами. Чтобы не уволокло сквознячком, лист придавлен компьютерной мышкой.
      
       Менеджер: Разрешите представить вам нашего гостя. - Называет имя Социолога. - Мы можем не представляться, я инсталлировал имена на вон том, - показывает, - листе. - Инженеры хмыкают. - Я знаю нового члена нашей команды много лет, когда-то мы некоторое время даже учились вместе. Он психолог и социолог, но, в отличие от большинства представителей этих гуманных профессий, имеет базовое физическое и инженерное образование. В этих областях у него есть вполне достойные результаты, то есть публикации в академических журналах, книги, ученые степени и так далее. Эмоционально... - Пауза. - эмоционально, морально... так сказать, ментально - он наш. Наша цель ему понятна и... близка и дорога. Я прав? - спрашивает он у Социолога, тот кивает. - Я ввел его в общих чертах в курс дела и предложил ему к нам присоединиться. Он в общих чертах, - улыбка, - готов к нам присоединиться и хочет задать нам несколько вопросов. Мне кажется, что ему надо предоставить полный доступ ко всей информации по проекту.
      
       Социолог: Я, разумеется, готов ответить на все ваши вопросы.
       Ученый 1: Вы хотите нас консультировать или предполагаете также принять участие и в путешествии?
       Социолог: Принять участие.
       Ученый 2: Вы примете участие один?
       Социолог: Да. - Пауза. - У меня нет достаточно близких людей. Я давно в разводе, дети взрослые, у них свои семьи и несколько иная ментальность. У меня есть подруга, но опять же - эта проблематика... ей не близка.
       Ученый 1: Спасибо за доверие. Я поясню. Среди нас есть и такие, как вы, но есть и те, кто отправится вдвоем. И кое-кто даже более...
       Менеджер: Наш новый коллега будет иметь доступ к личным данным, как все психологи и социологи.
       Ученый 3: И сколько их будет в проекте?
       Менеджер: Я предполагаю двух социологов с психологическим образованием и двух психологов, идеально - с социологическим образованием. Вы, - обращается к Социологу, - поможете их подобрать?
       Социолог: Надо подумать... есть ведь и другие требования, кроме профессиональных.
       Менеджер: Конечно, например, вообще приверженность этой идее. Но вы психолог и, - улыбка, - поможете нам разобраться. Кстати, я при нашем предыдущем разговоре вам не сказал, а вы не спросили. Мы на всякий случай стараемся соблюсти и правильное соотношение полов. И правильное отношение к проблеме... пола. - Инженеры, мальчик и девочка, улыбаются, Строитель делает серьезное выражение лица.
      
       Пауза.
      
       Социолог: Я хотел бы задать несколько вопросов по общей организации. Во-первых, средства - есть ли бизнес-план, хотя бы ориентировочный, и есть ли потребные средства с учетом обычной для этой стадии проекта кратной неопределенности?
       Строитель: "С учетом обычной для этой стадии проекта кратной неопределенности" - хорошая формулировка. Средства есть. Кроме того, среди моих фирм есть две строительные, так что строительство... мы это называем "Место"... так вот, строительство Места мы организуем.
       Социолог: Строительство трудно сделать незаметным. Изъятие из общества двухсот человек также трудно сделать незаметнвм.
       Строитель: Мы предполагаем организовать строительство в относительно малопосещаемой и труднодоступной местности. Мимикрия - спецобъект по заказу военных, отсюда все требования по секретности, ограничениям доступа и так далее. Специфическое оборудование будет изготовлено на разных предприятиях, часть из которых также находится под моим управлением. Оборудование будет разделено на блоки так, что назначение установить будет невозможно. Часть оборудования будет произведена методами, исключающими участие людей в процессе, на полностью автоматических производствах. Все оборудование сконструировано так, что окончательный монтаж прост и легок. Что касается участников проекта, то прикрытие - организация исследовательского центра в другой стране... причем это станет известно только после закрытия лаборатории и отъезда участников. А еще через некоторое время станет известно, что центр был организован и начал работу, но потом в результате несчастного случая на расположенном в той же местности военном заводе был уничтожен. Возможно, даже и террористами.
       Социолог: Я не понял. Спецобъект и этот недоцентр, который будет уничтожен - это две разные сущности или одна?
       Строитель: Мы рассматриваем оба варианта, второй проще и немного дешевле, но, как нам кажется, несколько менее надежен. Скорее, что два, хотя этот вопрос пока не решен.
       Социолог: И вы, извините, беретесь все это организовать?
       Строитель. Причем с резервным вариантом в каждой точке. У меня этим занимается человек, отвечающий за безопасность и... информационную безопасность... на всех моих предприятиях. Мы работаем вместе девять лет, у него сбоев не было. А в этом проекте он заинтересован не меньше любого из нас.
       Социолог: А как вам идея организовать это, как вы называете, "Место" под землей?
       Строитель. Мы рассматривали такой вариант - он заметно дороже, а преимущества не велики.
       Социолог: Место предполагается локализованное или распределенное?
       Строитель. Мы рассматривали оба варианта, и выбор еще не сделан - они почти равноценны. Распределенный надежнее, но локализованный проще спрятать.
       Социолог: А как вам вариант размещения в пещере?
      
       Пауза.
      
       Ученый 3: А разве они не все изучены и известны?
       Социолог: Не все. Я вообще до какой-то степени в теме... Поскольку сам спелеолог и даже инструктор... потому и предлагаю. - Улыбается. - В нашем регионе, в северо-западной его части, есть обширная карстовая местность, относительно малоисследованная по причине труднодоступности. По этой же причине она будет малоисследованной и дальше. Тем более, что интерес к так называемому самодеятельному спорту, по социологическим данным, последние полвека в обществе падает и причин для его роста не видно. Но это относительно узкий вопрос... я предпочел бы не импровизировать, а представить вопрос более подробно через...
       Строитель: Неделю?
       Социолог: Зачем же... Завтра вечером. Мне нужен Интернет часа на три и архив национального спелеообщества на... скажем, на один день. Интернет сегодня, а в архив я могу попасть завтра днем, утром есть рейс в столицу.
       Строитель: Пользование архивом фиксируется?
       Социолог: Мой визит никого не удивит, я там бываю регулярно, а что конкретно я смотрел, не фиксируется.
       Инженер 2: Вы не могли бы по этой теме работать с сетью отсюда?
       Инженер 1: Наша система обеспечивает распределенные анонимные запросы.
       Строитель: Вам удобнее сначала сеть, потом архив или наоборот?
       Социолог: Отсюда даже удобнее... сначала Интернет, это мне определит зону поиска в архиве - и по людям, и по... объектам.
       Строитель: А не было бы вам удобно поработать с Интернетом именно сегодня и отсюда, а поздно ночью или рано утром - на ваше усмотрение - прилететь в столицу на моем самолете? Мне как раз надо туда по делам фирмы, буду рад, если вы составите мне компанию...
      
       * * *
      
       Тот же лес, но вечер. Двое - как сто, как двести, как триста лет назад; мальчик идет впереди - просто он знает дорогу, - девочка за ним, немного сбоку. Мальчик останавливается, проводит рукой по утолщенной нижней кромке шортов, вытягивает тонкую ткань, опускает ее до обуви и круговым движением пальца прикрепляет к ней получившуюся "штанину". Повторяет это с другой стороны. Девочка с улыбкой ждет... он подходит к ней, опускается на одно колено и проделывает ту же процедуру; она, пользуясь удобной возможностью, проводит пальцем по внешней кромке его уха. Это их обычная ласка. Мальчик встает и внезапно говорит
       - А ты знаешь... что никто, - он расширяет глаза, - не знает, где мы?
       - То есть как?
       - А так, солнышко. Браслеты - и твой, и мой - уже два дня не работают.
       - ?!.. и... и нас не ищут?
       - Нас не ищут потому, что инфа о нашем месте и передвижении есть, но она другая.
       - То есть... так это невозможно. Браслет же не просто сообщает, где мы и все остальное, но ведь и сам его сигнал... пеленгуется, да?
       - Ты заметила, что второй транспортный блок, который был у нас с собой при выгрузке из общего транспорта, был необычно большим?
       - Да, но ты сказал, что четыре дня пути, много снаряжения...
       - Да. Но не только. Там было еще кое-что. И в первую ночь, когда мы отошли от магистрали на первые двадцать километров, я смонтировал, - это заняло лишь полчаса, все было готово - робота-имитатора, причем с хорошим интеллектом. И сейчас по совсем другому маршруту движется транспортный блок, третий, который принимает мои команды и излучает сигналы, имитирующие наши браслеты. На том маршруте густой лес, сверху почти ничего не видно, но он время от времени показывается на открытых местах, так, на всякий случай, а поздно вечером имитирует свет от палатки. Если к нам будет какой-то запрос, он перебросит сигнал к нам, и мы ответим. Но вообще-то в системе стоит флажок "не беспокоить".
       - Как же ты все это сумел сделать... - Мальчик довольно улыбается. - И зачем?
       - Объясняю. Я не хочу, чтобы кто-нибудь знал, где мы. Потому что автор записки явно не хотел обнаружения. И мы не должны его подвести.
      
       Пауза.
      
       - Так ты все-таки предполагаешь, что мы его найдем?
       - Давай попробуем рассуждать логично. Сначала посмотрим, какой информацией я располагал сначала.
       - Сначала - никакой.
       - Ну да, не с самого начала. - Оба улыбаются. - Смотри: одновременно прекращает деятельность самая серьезная группа, ведущая работы в направлении реального попадания в будущее, и исчезает человек, который явно им симпатизировал и мог предложить им место, где отсидеться - под землей. Что я стал делать - выяснять две вещи: кто еще пропал в этот год или два, как было обставлено прекращение работы лаборатории, и искать любую информацию о моем предке. Второе оказалось проще всего: этому коллективу было предложено построить исследовательский центр в другой стране, причем стране, скажем так, не вполне демократической...
       - ?
       - Ну, то есть стране с сосредоточением реальной власти у немногих людей.
       - Это то, что называлось "режим личной власти"?
      
       Мальчик рад. Он в очередной раз понимает, что девочка запоминает его рассказы.
      
       - Нет, такого в чистом виде не бывает, она всегда реально распределена... ладно, потом объясню, сейчас важно то, что в такой стране легко спрятать информацию. Так вот, они получили заказ, начали строить и вроде бы построили, но потом там произошла какая-то катастрофа, взрыв на расположенной в той же местности военной базе, и центр был разрушен.
       - Странно. Зачем было располагать научный центр там, где что-то может взорваться?
       - Например, для того, чтобы имитировать катастрофу.
      
       Пауза.
      
       - Смотрим дальше - пункт первый: кто еще исчез в этом году? Оказывается, один известный социолог, два психолога, несколько физиков и химиков - мор какой-то на ученых... Кстати, исчезли все сотрудники этой лаборатории, причем некоторые с семьями.
       - При том самом... взрыве?
       - Заметь вот что. Предположим, какой-то команде предлагают работу в другой стране. Не может быть так, чтобы все захотели и согласились. А тут - все. Включая технический персонал, которому, в общем, не очень важно, над какой темой работать.
       - Деньги?
       - Да, это разумная идея, но все равно странно. Теперь смотрим дальше.
       - Слушай, а это не опасно, что никто не знает, где мы? Вдруг с нами что-то случится?
       - С нами ничего не может случиться. У нас достаточно снаряжения и энергии полный запас. И в этом транспортнике, и во втором.
       - Подожди. А если нас заметят со спутника, и окажется, что сигнал не оттуда?!
       - Плотный мониторинг этого района не ведется, только ординарный, а он хоть и сплошной, но примитивный. Искать нас никто не будет, тем более здесь. Мы идем под кронами, излучаем мало, транспортники покрыты специальным неизлучающим покрытием, палатка и непрозрачная, и не излучающая.
       - А я заметила - ткань необычная.
       - Вот именно. Увидеть нас ординарным мониторингом нельзя, только более сильными методами, но их используют редко, только если что-то случилось. А не случилось ничего.
       - Пока.
       - Пока... пока ты со мной, то ничего и не случится. Слушай дальше. Сама понимаешь, такой центр должен был кто-то строить и оборудовать. Это выяснить удалось. Строила его очень крупная фирма, причем как ты думаешь, из какой страны?
       - Естественно предположить, что, из той, где строили. Но раз ты спрашиваешь, значит, не оттуда. Неужели отсюда?
       - Да. А теперь самое важное - глава этой фирмы, часть его семьи и двое человек из руководства фирмы, причем один тоже с семьей, даже с детьми...
       - Что, погибли при взрыве?
      
       Пауза.
      
       - А что они там делали?!
       - А вот это я тебе сейчас объясню. Информация была такая - центр построили и запустили, работа уже шла. Но власти той страны захотели устроить торжественное открытие. С присутствием всех ученых и представителей фирмы, которая создала это чудо строительной мысли и все прочие замечательные слова. А террористы готовили покушение на руководство страны и решили воспользоваться ситуацией. Все было заминировано. И включено в назначенное время, но кортеж, которым ехали власти, задержался на час - оползень на горной дороге. Так что власти приехали к дымящейся воронке. И под это дело через несколько дней кого-то арестовали и убили. Как тогда сказали - "ликвидировали негодяев, покусившихся на святое для всех нас..." ну и так далее.
       - Интересная история... а что там было на самом деле?
       - Трудно установить - информации оттуда поступало мало, и не вся она была достоверна. Какое-то строительство велось: я раскопал спутниковые снимки. Никакого чуда мысли, корпуса и корпуса.
       - А воронка?
       - А как же! Вот эти-то снимки нашлись легко - событие же! Но это еще не все... Впрочем, нам пора становиться на ночлег - не стоит идти ночью. Поставим палатку - доскажу.
      
       Они располагаются, ставят палатку, быстро ужинают, совершают вечерний туалет и ложатся спать. Спать - они достаточно устали: хоть и шли без груза, но быстро и долго - смогли покрыть за световой день больше сорока километров. Впрочем, и вчера они прошли почти столько же, - прикидывает мальчик, сверяясь с навигатором... Девочка терпеливо ждет продолжения. Мальчик интригующе молчит и, уже выключив свет, говорит:
       - Ты не спросила, а я не сказал, о какой стране идет речь. Так вот, мы как раз движемся в ту сторону. База, где шло строительство, была в пятидесяти километрах от границы. А карстовый район, куда мы идем, примерно в тех же пятидесяти, но по эту сторону. И леса там не как здешние, а много гуще...
       - ... и ты хочешь сказать, что они могли перебрасывать материалы и оборудование оттуда сюда? Незаметно?
       - Да.
       - Здорово.
       - Тем более, что при подземном строительстве материалов нужно немного, а оборудование можно монтировать на месте.
      
       * * *
      
       Столичный аэропорт, бизнес-сектор. На полосу заходит маленький самолетик, как принято говорить, бизнес-джет. Когда он кончает короткий пробег, рядом с ним оказывается машина. Обычный пассажир этого самолета имеет возможность беречь время - и бережет его. Но в данном случае по трапу спускаются двое.
      
       Строитель: Вы ведь собираетесь уложиться за день?
       Социолог: Да.
       Строитель: Я ночью должен вернуться в ваш город и буду рад, если вы составите мне компанию. По дороге расскажите о результатах, - улыбается, - раскопок, хорошо? Когда закончите дела, позвоните мне. Да, машина сегодня в вашем распоряжении, когда решите пообедать, шофер вас отвезет, он наш сотрудник и знает, где надо обедать. И его возьмите с собой на обед, хорошо?
      
       Социолог несколько ошеломленно кивает.
      
       Строитель: Езжайте, езжайте, меня через пять минут тоже заберут...
      
       ...
      
       Вечер того же дня. Самолетик резво разгоняется и, не давая пассажирам полюбоваться огнями ночного города, ложится на курс.
      
       Строитель: Итак?
       Социолог: Северо-западное плато, 30-60 километров от границы, карстовый район, несколько раз посещался спелеологическими экспедициями. Серьезных экспедиций было две, они работали по два месяца. И было три небольших - две первые, предварительные, и как раз последняя, она была задумана как большая, но не сложилось. В одной из больших и одной из маленьких принимал участие и я.
       Строитель: В каких по счету?
       Социолог: Во второй из маленьких и первой из больших.
       Строитель: Не в последней?.. А почему только в этих? Район не показался интересным?
       Социолог: Я не руководитель клуба, и вообще решения у нас принимаются коллегиально. Спелеоэкспедиция - дорогое удовольствие, тем более в труднодоступный район. Если пещеры интересные в спортивном смысле, район популярнее. Если дело пахнет рекордом глубины, или протяженности, или интересным обводнением или еще чем-то необычным... а тут все более-менее ординарно, а район труднодоступный. Заброска груза только вертолетом, людей - или по воздуху, или пешком, а это неделя пути как минимум. Эвакуация опять же. Это знаете сколько стоит?
       Строитель: Знаю.
       Социолог.: ... извините.
       Строитель: Значит, район сочли неперспективным, вдобавок последняя экспедиция сорвалась из-за несчастного случая, да?
       Социолог: Да.
       Строитель: То есть шансов, что кто-то туда полезет, мало?
       Социолог: При современной ситуации - никаких. В ближайшие десять-двадцать лет. Дальше - не знаю. Какая-то внезапная вспышка интереса к этому виду спорта и одновременно к этому району? Маловероятно. Общество развивается немного не в ту сторону...
       Строитель: Согласен. А для нас вы считаете район перспективным?
       Социолог: Геология.
       Строитель: А кроме вас, в клубе нет геологов?
       Социолог: Я тоже не геолог. Но когда-то я брал все данные по району и консультировался с серьезными геологами.
       Строитель: Откуда и с кем именно?
      
       Собеседник называет институт и две фамилии, другой собеседник удовлетворенно кивает.
       Один из них как раз консультирует его фирмы при подготовке крупных строительных проектов. Это серьезный профессионал. Судя по месту работы, второй - тоже.
      
       Строитель: А вообще спелеологи часто консультируются с геологами?
       Социолог: Редко. Понты.
       Строитель: А у вас?
       Социолог: А у меня нет. Я и так себе цену знаю.
       Строитель: Хороший ответ. - Оба улыбаются.
       Социолог: Геологи перед экспедициями сориентировали меня, то есть указали примерно, где стоит и где не стоит искать, что там может и чего там не может быть.
       Строитель: Подтвердилось?
       Социолог: В той части, которую мы смогли проверить - да. Именно поэтому мы и смогли найти еще две дыры.
       Строитель: Вы так называете пещеры?
       Социолог: Да. Вообще-то найти пещеру в хорошо облесенной местности - большая удача. Если поблизости есть какие-то селения, то местные могут знать. А там на двести километров вокруг - ни души.
       Строитель: Ни людей, ни дорог...
       Социолог: Ага. Вертолетная заброска - и та с проблемами. Выгружались без приземления.
       Строитель: ?
       Социолог: У спелеологов есть такое устройство - оно обеспечивает плавное скольжение по веревке.
       Строитель, задумчиво: Но тяжелое строительное оборудование так не доставить...
       Социолог: Почему?
       Строитель: Потому что перемещение такого груза по воздуху будет слышно и видно на двести километров вокруг. А журналистам - на триста. - Улыбается. Это несколько человек с легким снаряжением можно доставить потихоньку ... ну хорошо, а какие там пещеры?
       Социолог: По данным на сегодня - пять. Одна, наиболее доступная, самая крупная, относительно изучена, хотя не до конца. Если хоть когда-нибудь в этот район кто-то и сунется, то только в нее. Там есть шансы найти хоть что-то интересное. Две другие расположены в смысле организации экспедиции существенно хуже, они вроде бы поменьше и, судя по отчетам, неперспективны. Две другие неподалеку от каждой из них, они еще немного поменьше.
       Строитель: Размер? Что значит у вас самая крупная и поменьше?
       Социолог: Пещеры этого региона - чередование вертикальных колодцев и залов. В тех двух, что поменьше, на уровне 50-70 метров есть залы по двадцать-тридцать метров. На следующем уровне тоже по нескольку залов.
       Строитель: Диаметром или площадью?
       Социолог: Диаметром. Площадь была бы в метрах квадратных.
       Строитель: Пардон. Я недооценил вашу точность. - Улыбается.
       Социолог: Они, конечно, не круглые, отношение осей полтора-два...
       Строитель: Вы там были?
       Социолог: В самой большой, одной из средних и одной из малых.
       Строитель: Они что, расположены близко?
       Социолог: Да. Мы, собственно, их и открыли. То есть одну из средних и ту из меньших, что рядом с ней.
       Строитель: ... Исследовали и признали неперспективными?
       Социолог: В отчете написано примерно так...
       Строитель: А мнение геологов в отчете отражено?
       Социолог: Нет. Это была абсолютно частная дружеская консультация. Ребенок одного из них делал у меня диссертацию. А другому я привез из одной экспедиции кое-какие уникальные образцы. - Улыбается.
       Строитель: Что вам нужно, чтобы сделать окончательное на вашем уровне заключение?
       Социолог: Консультация с кем-то из ваших строителей, чтобы я понимал, что нужно знать им - например, только размеры, или образцы пород, или пробное бурение. И экспедиция в те места, идеально - по дню на каждую из четырех дыр. Проблема - с кем: людей из клуба привлекать вы не захотите, а один я справлюсь, но за большее время - два-три дня на каждую.
       Строитель: Консультацию вы получите, нужны им будут и размеры, и образцы, и бурение, но это не проблема - приставляете к поверхности устройство и оно за час берет вам образец с глубины до метра при любых породах, а там - за десять минут. Что касается экспедиции... вас доставит туда наш вертолет, это не обычная модель, он очень тихий и малозаметный, он же будет перебрасывать вас с места на место.
       Социолог: Там сплошной лес, кроны, на земле - поваленные стволы по метру или полтора в диаметре.
       Строитель: Это машина с внутренним винтом, она может пробираться между деревьями. И может становиться не прямо на землю, а на трехметровые ходули. С вами будут три человека, все участники проекта. Пилот, один человек со специальной подготовкой, он за один день под вашим руководством освоит все навыки, а физической подготовки ему хватит на троих. И еще с вами будет военно-промышленный робот, наша разработка по заказу сами понимаете кого, отлично себя зарекомендовала машинка. Под землей радиосвязи нет, вам его переделают на кабельное управление, вы его запускаете в ... дыру, он там передвигается, все видит и транслирует сигнал наверх. И, соответственно, с вами будет оператор этой машинки. Наверное, мы для гарантии загрузим даже две машинки. Все специальности дублированы, пилот и оператор пройдут с вами подготовку, трех дней вам хватит. Если потребуется, они пойдут с вами в пещеру, оператор может вести и вертолет, третий вообще может все это, но лучше он будет по прямому назначению.
       Социолог: ?
       Строитель: Обеспечение скрытности и безопасности всего мероприятия.
      
       Социолог опять ошарашенно молчит. Это с ним бывает не часто. Он увидел, как работают серьезные люди.
      
       Социолог. Но за три дня? В секции люди тренируются год, прежде чем...
       Строитель. Года у нас нет. Это молодые и тренированные ребята, на рекорды вам не идти, за три дня введете в них основные навыки. Вы не вегетарианец? Рыбу будете?
       Социолог: ... не вегетарианец. Буду.
       Строитель нажимает на кнопку в подлокотнике, в салон входит молодая женщина. Она немного полнее, чем положено классической стюардессе, и ее взгляд менее игрив. Он смотрит на нее, улыбается, она кивает, выходит и через три минуты возвращается с двумя подносами.
      
       Это не классическая стюардесса личного бизнес-джета. Ее связывают с главой фирмы гораздо менее формальные отношения. Она - участник проекта. И даже отчасти его причина.
      
       * * *
      
       В этот день, несмотря на отсутствие груза и хорошую физическую форму, нормальную, впрочем, для этого времени и их возраста, они прошли опять лишь 40 километров - дорога шла все время вверх. Основной подъем пришелся на первую половину дня, и после еды, когда маршрут стал выполаживаться, девочка набралась смелости и спросила:
       - Скажи, а почему бы нам не воспользоваться транспортниками?
       - У этих моделей не хватит грузоподъемности. А более мощные я брать не хотел, потому что было бы понятно, что мы идем, так сказать, по делу. А так - обычное "молодежное путешествие вдвоем", хоть почти забытая, но традиция, особо никто не удивится, а если начнет выяснять - при моем увлечении историей все очень естественно. Но мне и так пришлось экономить каждый килограмм, там же еще кое-какое специальное снаряжение.
      
       Девочка понимает, что ее мальчик хотел заодно, так сказать, покрасоваться перед ней, а может быть, и слегка протестировать ее... к первому она уже привыкла, второе ей, скорее, нравится - ибо говорит о серьезности его намерений. Ко многому в этом веке относятся легче, но все-таки...
      
       - Ты сказал, что тут 50 километров до границы, это большой район. И непрерывный лес, мы даже дрона запустить не можем. Как мы найдем эти пещеры - ведь ты их хочешь найти?
       - Хочу, очень хочу... почти как тебя!
      
       Девочка улыбается, изображая смущение. Оба смеются.
      
       - Мы их искать не будем.
       - ?
       - Я знаю их координаты.
       - Сеть?
       - Нет, это оказалось сложнее. Во всеобщем географическом регистре координаты есть. Но! Во-первых, пещер на этом плоскогорье семь, причем координаты пяти из них известны с меньшей точностью, чем двух других. Как ты думаешь, почему?
       - Пять были открыты раньше, и потом их никто не посещал, а две другие - позже?
       - Именно так. Эти две были открыты через много лет после исчезновения. Так что их можно и не проверять.
       - А если их открыл он, но не стал вносить данные в регистр и их переоткрыли позже?
       - Регистра тогда не было. После экспедиций люди писали отчеты. Чтобы не давать координаты, надо было вообще скрыть факт нахождения новой пещеры, а этого он сделать не мог - в экспедициях в те времена было много человек. Для такого труднодоступного района, причем с примитивным снаряжением, должно было быть не менее восьми, а скорее - десять человек. Он не мог бы не оставить отчет.
       - Понятно. Но пять пещер мы тоже не сумеем проверить. И как мы их будем проверять?
       - Отвечаю по пунктам. Проверять мы будем две - я знаю, какие он выбрал.
       - ?!
       - Человек, что бы он ни взял в руки - если он не в перчатках - оставляет на всем свои молекулы. Некоторые из них индивидуальны.
       - Генетическая информация?
       - Да. На отчетах, которые он просматривал в архиве центрального спелеоклуба - это была организация, которая объединяла спелеологов, проводила экспедиции и хранила отчеты, - на всех отчетах он оставлял свой след. Индивидуальный след. Тогда его определить было невозможно, молекул оставалось мало. Но примерно через сто лет был разработан метод мономолекулярного лазерного резонанса, MMLR, который мог идентифицировать одиночную молекулу. Сначала это были установки размером с наш транспортник, - мальчик кивком головы указал на названный объект, деловито огибавший деревья, - а сейчас это коробочка меньше твоей ладошки.
      
       Девочка смотрит на свою ладонь и на всякий случай улыбается.
      
       - Вообще-то способы обнаружения одиночных молекул были созданы еще на полвека раньше всей этой истории, но только для некоторых молекул, а этот подходил для всех, то есть для любых.
       - Подожди. За три века отчеты должны были, если они были на материальном носителе, рассыпаться в пыль. А если это информация, то какие молекулы?
       - Тут нам повезло. Примерно тогда же, когда разработали и метод мономолекулярного лазерного резонанса, все содержимое архива было превращено в информацию, но и оригиналы они не уничтожили - предки уважали историю. Все страницы всех отчетов были обработаны капсулянтом - веществом, которое мономолекулярной или около того пленкой обволакивает каждое волоконце бумаги или на чем там они были напечатаны; после этого все может храниться вечно. Ну, то есть авторы технологии говорят, что вечно. По крайней мере, двести лет им оказались нипочем. При условии хранения при пониженной температуре и в темноте.
       - И эти твои молекулы дают сигнал сквозь этот слой?
       - Да, слой капсулянта столь тонок, что он не мешает.
       - А как ты отличил его сигнал? Отчеты же листали сотни человек.
       - Конечно. Но в том же архиве были... как же это они называли... личные регистрационные карты членов клуба. То есть такой документ, точнее пачка документов, где есть все данные - как зовут, когда родился, где живет и работает, в каких экспедициях участвовал и так далее. Часть этих документов человек заполняет сам, а часть, как я понял, работники клуба. Но не другие спелеологи, то есть не те, кто просматривает отчеты. А работникам клуба не часто нужны отчеты. Вот и все. Я снял сигнал с документов регистрационной карты, и сравнил с отчетами по этому региону.
       - И пересечение оказалось одно?
       - Два! Кто-то до меня проверял его данные и смотрел именно эти отчеты.
       - И?
       - Отвечаю. Это был сотрудник той самой строительной фирмы!
       - С ума сойти. Как ты это установил?
       - А вот это оказалось как раз проще всего. В этом клубе не регистрировалась выдача отчетов только членам клуба и гостям из других спелеологических клубов и обществ. А вот при выдаче чужим они регистрировали. И в картотеке стояла карточка - такой-то, сотрудник фирмы такой-то, отчеты такие-то.
       - А карточка?
       - А он подошел к сотруднику, соврал что-то насчет того, что какой-то заказчик предложил им что-то там построить, так вот там вроде бы почвы такие, что строить нельзя, там какие-то пещеры, как бы мне это выяснить? Дурака изображал. А никаких проблем, - отвечал доброжелательный сотрудник, - вот вам по тому региону отчетики, только позвольте ваши данные, кто вы и откуда... Тот все посмотрел и возвращает со словами: Да, действительно, ни о каком строительстве и речи быть не может... а вот люди, которые эти экспедиции проводили, ах, какие смелые люди, ах, почти герои эпоса, а нельзя ли что-нибудь про них узнать, очень уж любопытно... А никаких проблем, - отвечал доброжелательный сотрудник, и дал карточку или две, и тот листал, и, надо полагать, либо все существенное в реальном времени анализировал, либо вообще по-тихому фиксировал...
       - Да, почти детектив...
       - А то!
       - Но тот, первый, которого мы ищем, он-то просматривал, наверное, все пять отчетов?
       - Конечно. Но особо тщательно - два. Именно два. И не какие попало - а по двум близко расположенным пещерам.
       - А почему именно по этим?
       - Потому что две другие открыли его экспедиции! Он по ним всю информацию и так в голове держал. Если бы он имел в виду воспользоваться именно "своими" пещерами, он не стал бы так тщательно изучать отчеты по двум другим. Значит, у него была какая-то причина интересоваться именно этими двумя. Он искал там что-то, чего не было в тех двух, которые он исследовал сам.
      
       * * *
      
       Над лесом пробирается вертолет. То есть это надо назвать вертолетом, ибо у него нет крыльев, винты создают вертикальную тягу, а летит он медленно. Однако вид у него немного странный - серо-зеленый корпус, почти невидимый на фоне крон, угловатая форма и внутренние винты. Он почти невидим радиолокатором - радиопоглощающая краска и специальная форма. И он при некоторой осторожности пилота может пробраться между крон деревьев - конечно, не слишком густых. В кресле пилота мужчина средних лет, Пилотом его и назовем. Справа от него наш знакомый - Социолог. Сзади молодой мужчина, назовем его Охранником, а справа от него совсем молодая девчушка, Оператор. К Социологу они обращаются с большим уважением: профессионалы всегда распознают и будут уважать своего. За три дня тренировок они вполне распознали. Кстати, он их - тоже: в перерыве между занятиями Оператор показала ему, как ее роботы пробирается по макету полуразрушенного промышленного здания. При этом она управляла с двух компьютеров одновременно двумя роботами - явное пижонство, но оно достигло цели: Социолог и поразился, и восхитился. И пожалел, что ограничился в свое время двумя детьми.
      
       Социолог: Мы над первой точкой.
       Пилот: Сейчас поищем...
      
       Машина замирает, потом медленно описывает круг, потом второй чуть большего диаметра, начинает третий и останавливается.
      
       Пилот: Проверьте ремни, я буду входить бочком.
      
       Машина слегка наклоняется, немного подается вперед, потом вбок, наклоняется посильнее, еще продвигается вперед... отдельные ветки попадают под винт, но таких немного, машина снижается, потом из ее пуза выдвигаются четыре штанги, одна из них касается почвы, потом вторая, потом они частично втягиваются, потом почти одновременно касаются две другие.
      
       Винты останавливаются. Открывается люк, спускается лесенка, по ней - Охранник, за ним, по его команде - Социолог и Оператор. Прямо перед ними, в пяти метрах, несколько обросших мхом двух- или трехметровых камней, а между теми - приветливая черная щель. То есть она приветливая для Социолога, который просто внутренне ликует - дыра! С доставкой! За бесплатно! Одно плохо - без его приятелей по клубу... но зато такое приключение... хотя лезть в нее ему, может быть, и не придется. Он это знает, и это его тоже огорчает. Девушка смахивает со ствола двух лесных клопов - они не кусачие, но если раздавить, плохо пахнут, - садится на дерево и раскрывает ноут. Пальцы бегают по клавишам, а из люка выходит и, перебирая ногами, спускается по лестнице робот. За ним тянется кабель питания от аккумулятора (а если надо - и от движка) вертолета. Робот подходит к девушке, приветливо задирает зад, девушка присоединяет к нему кабель, идущий от ноута, - управление. Впрочем, сигнал можно гнать и по силовому кабелю, это так, на всякий случай. Да и питание можно подать через сигнальный кабель, но потребуется небольшое переключение. Девушка-оператор любит надежность.
      
       Охранник тем временем прогуливается вокруг стоянки. В ухе у него телефон, а в кабине вертолета приемник радиомониторинга шустро мониторит эфир. Если программа заметит что-то необычное или интересное, даст знать хозяину. На этот же телефон выведена сигнализация от датчиков вибраций. Сами датчики он уже установил, но этого никто не заметил. Шаги человека будут обнаружены за сто метров, транспортное средство - за километры, система скажет, где и примерно - кто. Пьяный человек, веселый медведь или джип с мрачными трезвыми людьми.
      
       Все заняты делом, единственный, кто бездельничает, - Пилот. Впрочем, он тоже занят важным делом - он спит. Робот тем временем подходит к входу в пещеру, включает осветитель и начинает спускаться. В качестве "веревки" он использует силовой кабель, а выдвижными штангами-лапами упирается в стены колодца. Оператор откидывает боковой экран ноута - на основном экране Оператор и Социолог видят то, что видит робот, и не просто, а панораму - ее строит программа; на боковом экране по мере продвижения робота строится объемная и размеченная координатными метками картинка всей обследованной области. Время от времени Социолог показывает, легонько прикасаясь пальцем к экрану, какое место надо осмотреть тщательнее. Робот либо приближается к этому месту, либо изменяет увеличение. А внутри нашего героя бушует когнитивный диссонанс - он и стонет от наслаждения новой технологией с ее фантастическими возможностями, и воет от жалости, что нет возможности полезть туда самому. То есть возможность-то есть, в этом плане все трое обязаны подчиниться ему без вопросов и возражений, но он сам ясно понимает, что они здесь не за этим. Через некоторое время Оператор замечает, что Социолог особенно тщательно осматривает восточную сторону полости. Неужели он подозревает, что пещера соединяется с соседней? - думает она. Она думает правильно.
      
       Робот спускается до зала первого уровня, обследует его, берет в двух местах образцы пород... по короткому ходу добирается до второго зала - этот побольше, обследует его, обнаруживает колодец, быстро спускается на второй уровень - колодец оказывается неожиданно коротким. На втором уровне обнаруживается три зала... в конце третьего - колодец, расширение - начало зала и тут же сифон: все дальнейшее перекрыто водой. Робот может действовать и под водой, но сифон оказывается более чем сорокаметровым, причем перекрытым с большим запасом - в два метра. Дальнейшее представляет чисто спортивный интерес, а наши герои здесь по другому делу. Робота возвращают в зал, он отряхивается, как собака - Социолог смеется, а Оператор улыбается: это она так шутит. Они уже успели понравиться друг другу - работа и тайна сближают.
      
       Залы обследуются тщательнее, и в большем из тех, что находится на первом уровне, обнаруживается малозаметное, но искомое: щель, ведущая в сторону соседней пещеры. Робот быстро продвигается по новооткрытому ходу и через сто метров попадает в небольшой грот, а еще через сто - в зал средних размеров. Если верить имеющимся данным, это уже соседняя пещера. Собственно, задача почти решена - найдено место для размещения, залы на двух уровнях, места с избытком и почти наверняка есть второй выход. Однако наличие второго выхода не доказано, а кабель, несмотря на специальные устройства, уменьшающие трение ("активные муфты", которые сами устанавливаются на кабеле в местах, где он изгибается и трется больше; у муфт внутри шарики) уже протягивается с трудом. Исследователи переглядываются и понимают друг друга без слов. Робот ставит отметку на потолок хода, берет еще одну пробу породы и возвращается.
      
       Охранник собирает датчики, провожает глазами загружающихся в вертолет, обходит еще раз площадку, опрыскивает траву, дерево и кусты из какого-то баллончика, несколько минут стоит тихо, размышляя, все ли он сделал правильно, и тоже поднимается в машину.
      
       Пилот уже полчаса как не спит: его вовремя разбудило изменение звукового поля - шумов, шорохов, звуков.
      
       Соседняя пещера совсем недалеко, и можно было бы ножками, думает Социолог; но эти вопросы здесь решает не он, а тот, кто выходит из машины первым и последним возвращается в нее. Вертолет медленно пробирается между крон, повисает над ними, потом выходит на "точку два" и примерно с теми же манипуляциями приземляется.
      
       Вторая пещера оказывается уменьшенной копией первой, через час робот фиксирует установленную им метку и возвращается на поверхность, взяв по дороге еще две пробы пород. Собственно, задача решена, и мы, - осознает Социолог, - сделали открытие! Это та пещера, которую из-за несчастного случая недоисследовала последняя экспедиция из побывавших в этом районе (правда, Социолог здесь был еще один раз, был один - но этого никто не знает). А о нашем открытии, - грустно думает он, - никто и не узнает. И внезапно к нему приходит мысль: а ведь, может быть, и узнает! Кстати, он прав, хотя сам он этого, конечно же, не знает.
      
       Можно возвращаться, хотя ему вообще-то хочется посетить и те две, которые когда-то открыла его экспедиция. Но он хорошо помнит их, и даже если они найдут там соединение, то эти крупнее и поэтому лучше; вероятность же того, что они найдут там соединение, вообще весьма мала - те две пещеры исследованы тщательно, уж он-то в курсе.
      
       Машину ведет автопилот, они обедают. Можно было бы и потерпеть до дома, но не зря же тащили с собой еду? Да еще полевые рационы очень вкусные.
      
       Через триста лет по этим самым местам будут идти между деревьями двое, разговаривать о разном, время от времени делать привалы, есть вкусную еду, останавливаться на ночлег, любить друг друга...
      
       ... но четверо, сидящие в широких удобных креслах странной машины, невидимой для локаторов и не боящейся веток деревьев, этого не знают. Один из них просматривает записи, сделанные роботом, и накладывает на файлы свои комментарии. Девушка теперь сидит рядом с ним, смотрит на экран, слушает комментарии и время от времени кивает. Иногда и она добавляет фразу-другую - отчетливо строительного смысла. Охранник слушает эфир, пилот ведет машину. Все при деле.
      
       * * *
      
       Мальчик смотрит на указатель места, внимательно оглядывается и...
       - Давай остановимся здесь?
       - Почему? Еще ведь рано?
       - Ну, мне так хочется...
      
       Девочка понимает это по-своему и радостно командует транспортнику. Но в данном случае она ошибается. Просто они пришли на место. Это небольшой перегиб рельефа, кое-где видны голые камни - возможно, ливнями смыло часть породы. Мальчик молчит - он не чужд некоторой театральности. Девочка к этому привыкла, ей, пожалуй, даже нравится.
      
       Они не торопясь разворачивают палатку - впрочем, в таких комфортных условиях она разворачивается, по сути, сама, и приступают к еде.
      
       - Давай просмотрим всю картинку, мне так будет проще. А ты уточняй и поправляй, хорошо?
       - Да.
       - Значит так. Некая научная группа нашла способ перемещения в будущее посредством глубокого замораживания, скорее всего - на неограниченное время.
       - Или на ограниченное, но пока нам это не важно.
       - Если это не ровно на триста лет и эксперимент вот-вот кончится.
       - Такое совпадение маловероятно.
       - Давай, однако, оставим эту возможность? Мы можем в ходе рассуждений прийти к ситуации, когда это окажется важно. Например, нам надо или не надо будет что-то делать, а если оно само, то заведомо не надо.
       - Хорошо. Поехали дальше. Они решают поставить эксперимент.
       - Но у них два варианта, причем первый, для ученых более естественный, - скрыться в подвалах родного университета, построить там бункер, назначить потомственных сторожей и наблюдающих и так далее. По-моему, это было в литературе.
       - Согласен. Но первый вариант не прошел - или оказалось много желающих, или среди информированных оказался кто-то, кто сумел уговорить их на эксперимент крупномасштабный.
       - Кто-то, кто почему-то хотел именно этого варианта. Но почему?
       - Это просто. Например, в случае гибели цивилизации...
       - ??
       - В нее многие верили. И тогда, значит, воссоздать цивилизацию. Или, это личный мотив, занять там важную роль.
       - Но это частный и личный мотив - с какой стати ученым соглашаться?
       - Это просто. Тот век, точнее, те века, были временем увлечения наукой. Наука требует от общества больших затрат, то есть актуального труда и ресурсов. А их мало и ученые ограничены. И если кто-то предложил им такие возможности, то они охотно согласились.
       - Возможно, хотя это совпадение. Но нам сейчас ведь не это важно?
       - Ты права. Итак, они решились на крупномасштабный эксперимент. Кто-то, и мы с тобой, похоже, знаем, кто именно, предложил им идею с пещерами. И кто-то...
       - ... и мы с тобой, похоже, знаем, кто именно...
       - ... организовал строительство и обеспечил скрытность мероприятия. Обеспечить скрытность такого мероприятия непросто. Но в очень большой строительной фирме наверняка имелись специалисты и возможности. Технически они это сделали так - изобразили строительство крупного научного центра на территории соседнего государства...
       - Да еще с подземными помещениями, чтобы не было вопросов про специальное оборудование...
       - А потом устроили "катастрофу" с "гибелью" всех, кого надо было изъять из общества, и уничтожением части оборудования, а все действительно нужное аккуратно перебросили через слабо контролируемую границу сюда.
      
       Мальчик встает, отходит на метр вбок и театральным жестом показывает на выход породы, как сказали бы специалисты. Или на кучу обросших мхом камней, как сказала бы девочка. Впрочем, это как раз не куча, а, скорее, склон.
      
       - Ты хочешь сказать, что вход где-то среди тех камней?
      
       Мальчик подходит к склону и показывает девочке на узкую щель между камнями.
      
       - А почему они не замаскировали вход?
       - Потому что координаты известны, и в принципе кто-то мог сюда и заявиться. И маскировка будет как раз демаскировкой, указанием на то, что здесь что-то есть. А должно быть наоборот - совершенно нормально снаружи, а внутри очень похожее изображение какой-то катастрофы, например, обрушения пород. Люди сунутся, обнаружат, огорчатся и уйдут навсегда.
       - А как мы отличим обрушение от изображения обрушения?
       - Не знаю. И еще. Мы вроде бы хорошо понимаем техническую сторону. А психологическую? Почему они решили расстаться со своим временем и часть - со своими людьми? Если система функционирует, если все там, - он показывает пальцем вниз, - в порядке, и если, скажем, часы установлены - предположим - на наше время, кто выйдет навстречу нам из саркофагов? Чего они от нас захотят, что они нам предложат, не будут ли они нам опасны?
       - После трех веков развития техники?
       - Технику применяет человек. Ты можешь убить?
       - ??
       - А они - запросто. - Мальчик улыбается. Он знает историю.
      
       * * *
      
       - Мы посмотрели все ваши материалы. Собранных данных с вашими комментариями достаточно. Наша проектная группа уже работает, через неделю будем иметь проект во всех подробностях.
       - Так быстро?!
       - Существуют специальные программы для инженерного проектирования, в том числе - подземных сооружений. Правда, не таких, но наши программеры месяц назад написали соответствующие дополнения. Переговоры о строительстве исследовательского центра уже ведутся, сами понимаете, где и с кем. Точнее, о сумме за благожелательное содействие. Послезавтра они кончатся успешно, и мы начнем работы - на... скажем так, "промежуточном месте".
       - А они... будут знать конечное назначение?
       - Нет. За ликвидацию промежуточного места и все информационное сопровождение они получат потом отдельную сумму.
       - А сам факт их не удивит?
       - В том мире вопросы удивления решаются чисто по-деловому - суммой на счету или портфельчиком с несколькими ювелирными изделиями. А лучше и тем и другим в правильной пропорции. Кроме того, именно в том мире подобные операции никого не удивляют, а даже вызывают теплое чувство - вот-де, люди из культурной страны, а пользуются нашими методами и нашей поддержкой... Понимаете?
       - Вполне.
       - Так что когда будет готов проект, мы соберем небольшое совещаньице... примерно как тогда, но будут еще собственно строители, один или двое, может, кто-то от управления транспортом и грузами. Я вижу, вы немного удивлены? Но это же практическая задача. А практические задачи мы решаем практически.
       - У меня два вопроса именно по практической части.
       - Прошу.
       - Материалы и строительные машины - их же много? И как их переместить в... "место"?
       - Материалов мало. Все делается из композита - измельченная порода, что вокруг, вода, которой там достаточно, и некое вещество, считайте - клей; его для этих пород - три процента по весу. Реакция идет двадцать минут, через три часа - полная прочность. Строительные машины - для таких работ есть две модификации, одна для разделки породы и подготовки композита и укладки его на место. Управляется оператором дистанционно, кабель, радиоканал, оптика. Машинка небольшая, в разобранном виде перевозится одной грузовой машиной. Нам потребуется пять или шесть таких. Вторая модификация - для отделочных работ, она того же размера, но их потребуется меньше. Так что основной объем перевозок - как раз не стройматериалы и не машины, а оборудование, которое надо там установить. Мы рассчитываем на 200 человек, это - при сборке на месте - около 50 рейсов, итого, с запасом на непредвиденности, скажем, 20 рейсов для начала работ, 60 - для начала монтажа и 20 - для доставки людей. Нам потребуется построить дорогу, причем так хитро, чтобы ее никто не обнаружил. Ни тогда, ни потом. Одно утешение, что лес там весьма удобный - деревья крупные, с густейшими кронами и редкие. Но это все равно проблема. Мы ее решим.
       - Я вот еще что хотел бы понять...
       - ?
       - Мне было сказано, что при этой технологии все процессы замедляются в 30 раз. Но тогда на 300 лет нужен 10-летний запас еды на каждого, это при скромном рационе 1 кг в день на человека получается 3,5 тонны на каждого.
       - И система утилизации, сейчас скажете вы. Нет, конечно. То есть можно было бы создать какую-то замкнутую или почти замкнутую систему, как для космических проектов предлагали, с растениями там, с водорослями...
       - ... козами и овцами... - Оба улыбаются.
       - Замедление в 30 раз - чрезвычайно упрощенная картина. Организм не дурак, и он сам тормозит почти до нуля процессы, которые ему не нужны. А если нет физической активности и нет теплоотдачи, то совершенно не нужна энергия. Значит, не нужно множество процессов. В частности, почти не нужно введение в организм веществ извне и почти не нужно выведение.
       - Почти - это сколько?
       - Ну, наши ученые говорят, что около двух процентов от того, что получается просто при замедлении в 30 раз.
       - То есть на каждого человека вместо 400 килограммов в год в течение эквивалентных 10 лет, то есть 4 тонн на весь эксперимент, получается 80 килограммов на весь эксперимент?
       - Меньше. Они ухитрились половину пустить по замкнутому циклу, так что 40 килограммов.
       - Я правильно понимаю, что исследование этих процессов плюс этот самый замкнутый цикл - это и есть их ноу, так сказать, хау?
       - Да. Если дело было бы просто в гипотермии, это бы каждый идиот мог сделать.
       - Мда... как говорится, "приснится же такое!".
      
       Пауза.
      
       - И еще вопросик...
       - Конечно.
       - Чтобы быть вам полезным в своем, так сказать, профессиональном качестве...
       - Во-первых, не "вам", а "нам". Во-вторых, вы уже оказались более чем полезны, так наши расходы на вас, - улыбка, - вы уже окупили и с запасом.
       - Спасибо. Приятно это слышать. А вопрос у меня вот какой - почему и кто приходит в проект? Я задавал этот вопрос тому, кто нас познакомил, и получил ответ. Но вы, наверное, знаете картину лучше?
       - Скорее всего, примерно так же. Хотя... я знаю лучше своих сотрудников, а он своих, так что точнее всего будет синтез. Но вам ведь не цифры нужны, а глубина? Как спелеологу? - Оба смеются. - Значит так, проще всего обстоит дело с учеными и теми, кто с ними работает. Эта технология - их дитя, они трясутся от вожделения ее проверить крупномасштабно, многое готовы за это отдать. Дополнительный мотив у них - любопытство. Что будет с цивилизацией? Ядерный апокалипсис, смрадное болото, просто инерционный прогноз, медленное разложение, что-то неведомое?
       - Какой срок проекта они выбирают? Другие параметры для них ведь не важны?
       - Да, где и сколько - им не важно. Срок - большинство за максимум, 300 лет, часть, кто постарше, высказывались за 250, кое-кто и за 200. Не хотят проснуться старичками. Мои сотрудники - тут список мотивов шире. Одним интересен проект, другим любопытно будущее, у третьих страх апокалипсиса, некоторые ждут его в ближайшие 30-50 лет, хотят проскочить, у кого-то - отсутствие прямого мотива, либо за компанию, нежелание расстаться с кем-то из участников, либо от скуки или от общего отвращения... По-моему, я это говорил.
       - Да. Но мне так лучше, цельная картина, это важно.
      
       Социолог знает еще один мотив, но его не называет. Это самое простое - страх смерти. Но зачем называть его? - он и так его знает. И он спрашивает дальше:
      
       - А сроки?
       - Большинству почти безразлично, называли цифры от 50 до 300, но на максимум большинство согласно.
       - А есть ли шансы, что в будущем мы столкнемся с агрессией?
       - Неожиданный вопрос... вообще-то это, скорее, вопрос к вам...
       - Но от вашего мнения, сложившегося к данному моменту, зависит, что в этом направлении уже сделано.
       - Вы правы... но знаете, я как-то специально об этом не думал. Я предполагаю, что мир в целом движется к лучшему, и агрессии не жду. Кроме того, даже за 75 и тем более за 300 лет будет создана такая техника, что при агрессии - в которую я не верю - у нас не будет шансов.
       - Логика понятна. То есть шансов все равно нет, и поэтому можно ничего не делать.
       - Однако. - Пауза. - Вам надо пообщаться на эту тему с моим помощником по безопасности... кстати, вы ведь с ним общались - он летал с вами.
       - ?
       - Да, он считает, что практические навыки должны поддерживаться и обновляться, он вообще иногда полдня просто на воротах дежурит. Это как если бы я пол в офисе подметал. Но он считает, что многое можно заметить и почувствовать только лично.
       - Серьезный подход. У него ведь свой штат?
       - Конечно.
       - Вы с его людьми общаетесь?
       - В основном при приеме на работу... и так, в ходе работы, эпизодически.
       - Сколько из его людей - участники проекта?
       - Он попросил пять мест.
       - А что вы думаете о его личных мотивах?
      
       Пауза.
      
       - Мы работаем вместе девять лет... я взял его... ну, у него были проблемы на предыдущем месте. Так что он мне обязан, работает безукоризненно и очень профессионально... почему... думаю, тут и интерес, и верность фирме и мне, ну и, наверное, амбиции...
       - ?
       - Возможно, его немного не устраивает роль... каждому из нас хочется стать большим, чем мы есть.
       - Многим.
       - Вы правы.
       - Кстати, верность фирме и вам - в данном случае вещи разные. Более того, противоположные.
      
       Пауза.
      
       - Вы отчасти правы. Я предлагал ему возглавить фирму после моего отбытия. Он не согласился, сказав, что ему интересно само приключение.
       - Он сказал правду?
       - Отчасти. Приключение интересно ему какими-то возможностями. В роли главы моей фирмы у него возможности были бы большие, но все-таки ограниченные. Кроме того, большинство моего бизнеса - строительство. Ему это неинтересно. Просто царствовать и получать доходы - тоже неинтересно.
      
       Пауза.
      
       - Хорошо, это я понял. А вот насчет срока путешествия... как предполагается решать этот вопрос на практике?
       - Видите ли... тут такая штука - в проекте есть несколько человек, у которых медицинские мотивы.
       - Болезнь, которая сегодня неизлечима, но биологи уверены...
       - Да. Что через 50 лет она будет излечима. А через 75 - легко и с гарантией. Кроме того, через 300 лет может измениться все. Например, цивилизация может отказаться от материальных факторов.
       - От денег?
       - Да. Поэтому те, чей вес в обществе определяется материальным положением, скорее проголосуют за меньший срок, за 50 или 75 лет.
       - То есть вы - за 75 лет?
       - Да, но со мной ситуация сложнее. Помните женщину в самолете?
       - Да.
       - У меня есть жена и двое вполне взрослых детей от нее. С женой мы давно не живем вместе, хотя и поддерживаем, скажем так, цивилизованные отношения - она не пыталась отнять у меня деньги, а я сделал так, что она получает и будет при цивилизованных отношениях всегда получать серьезную поддержку. С одним из детей у меня давно нет почти никаких отношений, с другим есть... но у них давно своя жизнь. Ситуация, немного похожая на вашу, правда? - Пауза. - А от женщины, которую вы видели в самолете, у меня тоже двое, им три и пять. - Пауза. - Но у нас есть проблемы. Вы ведь не отправляете на генетический скрининг всех знакомых женщин?
       - Я даже тех, - осторожная пауза, - кого люблю, не отправляю... - Пауза. - А как вам такой вариант - группа "75" и группа "300"? Тем более, что после пробуждения группы "75", если в ней будет хотя бы один ученый, можно будет понять, как вообще идут дела, не слишком ли велик риск и так далее.
       - Именно этот вариант я и собираюсь предлагать.
       - Кстати, а ваш ответственный за безопасность - он за 75 или за 300?
       - За 300, но попросил включить его в группу 75 - посмотреть на ситуацию, попрощаться со мной.
       - Он знает, что это пять лет жизни?
       - Да, но он любит держать ситуацию под контролем.
       - В этой группе есть еще его люди?
       - Да, в нее записались двое.
       - Вам не кажется это странным - это же здоровые люди.
       - Ну, может быть, у них есть какие-то личные мотивы...
       - Например, личная преданность...
       - Или служебная. - Смеется.
      
       Пауза.
      
       - У меня еще вопрос...
       - Да, конечно.
       - А что они будут делать, когда выйдут? В смысле - первая группа.
       - Прежде всего произведут контроль эфира. У нас же автоматические приемники все время будут сканировать эфир, и мы накопим, так сказать, радиопортрет событий.
       - И телепортрет...
       - Да, конечно. И еще до выхода будет проверено, что там наверху, как дела и т.д. Если все в порядке - выйдут. В той части, через которую выход, есть и средства связи, и еда, так что до крупной магистрали они доберутся. Средств у них будет достаточно и для безбедной жизни, и для начала активной деятельности - мы создали специальные счета и фонды в нескольких странах ...
       - То есть вы исходите из того, что мир не рухнет?
       - Я - да. И большинство на самом деле тоже исходит из этого. Даже те, кто...
       - Понимаю. А как они скроют, что есть и еще группа?
       - Очень просто. После выхода там произойдет взрыв, который аккуратно сбросит в подземную полость все оборудование. Причем взрыв произойдет на самом деле, а что касается оборудования, то его будет ровно столько, чтобы случайно уцелевшие ошметки явно свидетельствовали о том, что нужно.
       - Понимаю... а зачем такая сложная система?
       - Это наше общее решение. И вот зачем - прежде всего, чтобы надежно скрыть вторую группу. А во-вторых, чтобы никто не вздумал попробовать украсть нашу технологию.
       - Так там же не будет настоящего оборудования?
       - Конечно, нет. Но без взрыва наверняка полезли бы искать, поняли, что оборудование где-то еще, и нашли бы остальных. А так сунутся, увидят полное обрушение - и все. Причем восстановить нашу технологию та группа сможет только вместе, никто по отдельности не знает всех деталей и тонкостей.
       - Хотя внутри группы секретов нет?
       - Секретов нет. Но вы же знаете ученых - каждый знает что-то такое...
       - А инженер знает и умеет что-то такое...
       - Вот именно.
      
       * * *
      
       Утро. Из палатки выходит мальчик, проходит мимо мирно расположившихся транспортников и направляется в лес. Минут через десять он возвращается, залезает в палатку, слышны возня, смех, слова "сейчас, сейчас встану". Из палатки выбирается девочка, совершает вояж в лес, через десять минут, когда она возвращается, на одном из транспортных блоков уже разложена еда, причем с некоторой претензией на элегантность - на свежесодранных с куста листьях.
      
       Через пятнадцать минут завтрак закончен и "стол" убран. Из чрева того транспортника, что побольше, мальчик достает два предмета - нечто продолговатое, примерно дециметр на три и толщиной в половину дециметра, и планшет.
      
       - Сейчас мы запустим нашего дрончика и все узнаем.
       - А сами? Ты не хочешь туда спуститься?
       - Хочу. Но не все сразу. И так быстрее.
       - А снаряжение для спуска у нас есть?
       - У нас? Ты тоже туда хочешь?
       - Конечно!
       - Храбрая ты моя...
       - ?
       - В те времена люди в пещерах иногда погибали.
       - Почему?
       - Если наверху сильный ливень, пещеру затапливает.
       - А выйти наружу?
       - Дронов и транспортников не было, они спускались по веревочным лестницам или просто по веревкам, быстро по ним двигаться невозможно. Далее, человек мог сорваться с лестницы или с веревки, просто упасть в колодец и погибнуть от соударения с камнем. Наконец, на человека мог упасть камень. - Пауза; девочка медленно переваривает и услышанное и через полминуты вздрагивает; мальчик понимает, что надо отвлечь ее от картин, которые разворачивает ее живое воображение:
       - Ты мне лучше вот что скажи, если мы их найдем, как мы с ними свяжемся?
       - Н-не знаю... а установить дежурства они не могли?
       - Мне кажется, что это вряд ли, и вот почему. Зачем нужны дежурства? Для принятия решений при каких-то необычных обстоятельствах. При каких? Это район без сейсмической опасности. Всемирная война, которой тогда боялись, и гибель всей цивилизации - тут можно не спешить. Экспедиция в этот район - при хорошей маскировке это не опасно. Какое-то строительство именно на этом месте - крайне маловероятно, и в любом случае это вопрос не часов. А любая такая деятельность имеет мощные предвестники - колебания почвы и электромагнитная активность. Поэтому достаточно установить датчики сейсмики и электромагнитные антенны и контролировать их. А если что-то произойдет, программа разбудит, скажем, некую оперативную группу, несколько специалистов, которые и решат, что делать дальше.
       - Но тогда мы можем их "вызвать"?
       - Конечно, радость моя. У нас есть и пиропатроны для локального взрыва в почве, генерирующего колебания, и источник мощного электромагнитного излучения. Но в этом случае мы передаем инициативу "им".
       - А тебе интереснее оказаться умнее "их" и сначала найти?
       - Ага. - Оба смеются.
      
       Они запускают дрон, который медленно подлетает к входу в колодец, включает свой совсем слабенький источник света - ибо сам смотрит на мир через усилители яркости - и начинает погружение.
      
       - А его собственный свет так слаб, чтобы, если они поставили датчики освещенности в колодец, он их не разбудил?
       - Да.
       - А связь с дроном?
       - Он по мере погружения будет устанавливать радиомаяки.
       - ?
       - Это неизбежный риск. Можно было бы на кабеле, но кабель шуршит, а маячки у меня самые маломощные, они работают только при прямой видимости и направленно, и притом с прыгающей частотой, поэтому если случайно сигнал будет один раз отмечен, настроиться на него не удастся, и система решит, что это случайная помеха.
      
       Дрон медленно погружается в глубины, так сказать, земли - хотя кругом не земля, а камень, на планшете рисуется объемная картинка, двое смотрят и чего-то ждут. Дрон благополучно добирается до первого на его пути зала, где, как и следовало ожидать, натыкается на завал.
      
       - Как должен действовать в такой ситуации нормальный спелеолог?
       - Завал явно означает, что упало сверху, значит, наверху стало тоньше и надо попробовать перебраться через завал сверху.
       - Тем более, не лезть же под наваленные глыбы.
       - А проход, который они должны были оставить...
       - ... но хорошо его замаскировать! - он должен быть сбоку.
       - Причем с того боку, с которого навалено больше.
      
       Дрон включает ультразвуковой датчик и через полчаса находит ничем не примечательное место на высоте выше роста в узкой щели слева от завала. В этом месте на глубине полметра начинается пустота. Аккуратная круглая пустота метр семьдесят в диаметре.
      
       - Чтобы ходить с удобством...
       - По кривому полу? Нет, тут все хитрее...
      
       * * *
      
       Помещение той самой современной лаборатории. За столами в разнообразных позах сидят восемь человек. Их, как и ранее, легко разделить на три группы - просто по внешнему виду. Условно их можно назвать так: "ученые", на этот раз из них один - скептик Ученый 3; "инженеры" - их на этот раз трое, молодой человек Инженер 2, который был на предыдущей встрече, и двое постарше, Инженер 3 и Инженер 4 - это на самом деле строители. Присутствуют известные нам Менеджер, Социолог и Строитель. Беседа длится уже около часа и некоторые вопросы решены. Ведущие Строитель и Менеджер решают подвести промежуточные итоги.
      
       Строитель: Итак, что мы уже решили. Будет две группы - с установкой на 75 лет и на полный срок, на 300 лет. Дежурств не делаем. Программисты и инженеры, - Инженеры кивают, - делают тревожную систему с сейсмическими, электромагнитными и оптическими датчиками и интеллектуальной обработкой.
       Менеджер: Тревожная группа уже сформирована.
       Строитель: Хорошо. Прикрытие проекта - строительство научного центра за рубежом. Переговоры проведены, все согласовано. Сам проект готов. Размещение заказов сделано. Что у нас еще осталось? Да, трудная задача - транспорт от промежуточного места до места. Что думают по этому поводу наши специалисты по транспорту и прикрытию? Надо было их пригласить...
      
       Пауза.
      
       Менеджер: Судя по снимкам и прочим данным, которые нам предоставили те, кто побывал на месте, - кивок в сторону Социолога, - проложить там дорогу и осуществить транспортировку на первом этапе - того, что нужно для строительства, на втором - оборудования, и на третьем - участников эксперимента, можно. Небольшое переоборудование машин для уменьшения нагрузки на грунт - и мы пройдем, вообще не повреждая почвы. Подлеска там мало - из-за низкой освещенности не растет, но биологи сказали, что они применят биостимуляторы и через три месяца понять, что была дорога и кто-то ездил, уже не удастся. А если правильно выберем сезон, то и через два месяца.
       Строитель: Понятно. Но мы приняли правило - дублирование в каждой точке. Что у нас есть на этот счет?
       Инженер 3: Может быть, договориться о каких-то разовых поставках материалов для строящегося центра и везти их именно через этот район?
       Строитель: Нелогично, там есть дороги и обычный транспорт с другой стороны, это дешевле.
      
       Пауза.
      
       Инженер 4: А почему бы им не провести военные учения?
       Инженер 3: Около границы, причем сначала около другой, а потом около этой. С транспортом, шумом, гамом и так далее. А во время шума и гама часть машин аккуратно ответвляется...
       Строитель: Активность около границы может вызвать ответную активность нашего правительства.
       Менеджер: Не вызовет, если с той стороны будет четкая и ясная информация о характере учений, приглашение представителя и небольшие подарки нашим военным...
       Строитель: Это разумно. Я займусь согласованием с той стороной, вы, - кивок в сторону Менеджера, - согласуйте с транспортниками подготовку транспорта и с биологами их часть. Плохо, что нужно несколько раз...
       Инженер 2: Первый раз - подготовка временной базы? Потом - собственно учения? А участников можно потом не сразу всех, а... тонкой струйкой. Это, кстати, и нам облегчит работу.
       Строитель: Кстати, смешной вопрос, но я как-то упустил - источник энергии для всего эксперимента?
       Инженер 2: Две изотопные батареи на уране-232, основная и резервная. Мы их уже испытывали.
       Строитель: Но у него же период полураспада меньше ста лет?
       Инженер 2: Да, у нас первое время будет избыток энергии, но эту проблему мы решили. Изотопные батареи на более долгоживущих изотопах не производятся, такая разработка возможна, но заказ привлечет слишком большое внимание.
       Строитель: Хорошо. Тогда в течение недели я решаю вопрос с "учениями", а вы, - обращается к Менеджеру, - с транспортниками и биологами. На сегодня все. Как насчет пообедать?
      
       * * *
      
       - Это ход и их убежище? То есть ты был прав, и мы их нашли?
       - Это ход. Куда и чей, мы не знаем. Дрон может всю эту систему прозондировать, а программа построит нам изображение. Но открыть ход он не сможет.
       - Это если ход открывается механически. А если электрически?
       - Тогда в принципе это возможно, если мы найдем цепь управления, но в этом случае вибрации и шум будут такие, что может сработать - а очень вероятно, что она там есть - какая-то сигнализация.
       - А отключить сигнализацию?
       - Ага. Ты очень в меня веришь, да? Не забывай, где это, - показывает пальцем на экран, - и где мы.
       - Мы можем туда спуститься.
       - Это как раз не трудно. Но что мы будем там делать?
      
       Пауза. Мальчик медленно перемещает дрона вдоль стены, зондируя ее слабыми импульсами. Программа не спеша строит изображение. Он, касаясь экрана, поворачивает изображение, потом дрон просматривает некоторые участки подробнее... Девочка терпеливо ждет.
      
       - Сделано интересно. Во-первых, тут нет сквозных щелей, то есть хода насквозь нет вообще. Внешний слой просто цельный, этакая мембрана сантиметра два толщиной. Видимо, имелось в виду при аварийной ситуации просто выбить ее изнутри. Эту толщину при такой площади - запросто. Дальше идет сплошной полуметровый блок, но он к мембране вроде бы чем-то приклеен, видишь - сигнал еле отражается. Это чтобы нельзя было определить при простукивании, как в старых книгах. И при зондировании. Но у меня тут чувствительность повыше, чем они предполагали. А дальше... ну, дальше ход. Вот тут, смотри, какие-то шестерни и редукторы, вот штурвал, а это, скорее всего, мотор. То есть блок можно убрать и мотором, и вручную, а мембрану выбить. Кстати, вот этот рычаг наверняка можно переместить сюда, - показывает пальцем, - и выбить мембрану им. Надежно сделано, на все случаи жизни... Давай сделаем так - дрона пока вернем, а завтра с утра он нам туда спустит световод и микробур, и мы попробуем пропустить через этот блок световод.
       - Через блок или по щели?
       - Конечно, по щели. То есть сквозь мембрану насквозь, а рядом с блоком по щели.
      
       * * *
      
       Подземное помещение. Ровный свет, гладкие стены, вдоль стен стоят рядами "саркофаги" - прямоугольные контейнеры метр на метр на два. Трубы, провода, кабели, шкафы с приборами. В центре стоит группа мужчин, мы их всех уже знаем - это инженеры и инженеры-строители, ученые, Строитель, Социолог, Менеджер и Охранник; единственный новый персонаж - Транспортник, ответственный за транспорт и грузы, полноватый улыбающийся мужчина.
      
       Инженер 3: Принимайте работу.
       Строитель: Вообще-то вашу работу должны принимать наши ученые.
       Ученый 3: Без замечаний.
       Строитель: И вы готовы приступить к процедуре?
       Ученый 4: Да. До 30 человек в сутки.
       Транспортник: Мы готовы перебрасывать по 10, два рейса в ночь, итого 20 в сутки.
       Строитель: Вертолетом?
       Транспортник: Да, специально переоборудованным на малозаметность. Дорогу по верху биологи уже ликвидировали.
       Строитель: Здесь размещение на двух уровнях?
       Инженер 2: Да. Часть в этом зале, но большинство на нижнем уровне, там три зала, в большом саркофаги, во втором - запасы, в третьем энергоблок и строительное оборудование.
       Строитель: А сообщение с соседней пещерой?
       Инженер 4: Оборудовано, ход подсвечен. В обоих колодцах установлены мобильные системы для вертикального транспорта. Цепляетесь карабином, жмете на кнопку и через двадцать минут вы на месте.
       Строитель, улыбаясь: Да мы на них уже покатались...
       Инженер 4: Я для полноты доклада. Далее, геологи говорят, что уровень в сифоне за последнюю тысячу лет не колебался более чем на метр, но мы сделали резервные дренажные системы и там, и тут. Ответвление и система для перенаправления потока, щель для сброса нашлась.
       Строитель: То есть затопление нам не угрожает?
       Инженер 4: Даже при тропическом ливне.
       Строитель: А выход после маскировки обрушением? Кстати, оно готово?
       Охранник: Да.
      
       Пауза. До некоторых очередной раз доходит, во что они ввязались.
      
       Инженер 4: Выход в обход маскировки готов. Он начинается отсюда, за вами, и выходит на боковую стену первого зала. С той стороны он замаскирован так, что не виден и не зондируется. Он вообще не сквозной, оставлена мембрана в два сантиметра и устройство для ее вскрытия. Все механическое, никакой электроники. Сзади за мембраной - полутораметровый вращающийся блок, толщина полметра, при закрытии он был соединен с мембраной клеем, чтобы нельзя было обнаружить пустоту ультразвуком. Он может проворачиваться механически, вручную, через редуктор с очень большим замедлением. Мы проверяли, склейка при таком замедлении рвется легко. То есть мотор там тоже есть, но можно и без него. Блок опирается на фторопластовые полозья, иначе эти три тонны не пошевелить.
       Строитель: То есть отсюда можно выйти даже при полном обесточивании?
       Инженер 4: Да. Только тогда по колодцам придется... своим ходом. Но мы проверяли... на себе, - улыбается, - это вполне посильно, хотя конечно вспотели.
       Строитель: А что при полном обесточивании делает остальная система?
       Инженер 2: Переходит в режим инерционного нагрева, конструкция сделана так, что он сам идет с правильной скоростью и за двое суток все проснутся.
       Строитель: Похоже, что вы предусмотрели все...
       Инженер 1: Для себя старались. - Улыбается.
       Строитель: Хорошо. Тогда приступаем к следующему этапу.
      
       * * *
      
       Социолог: У меня есть к вам несколько вопросов по технологии...
       Инженер 2, мальчик: О, мы с удовольствием.
       Инженер 1, девочка: Конечно.
       Социолог: Я имею доступ ко всей документации проекта и могу задавать любые вопросы.
       Мальчик,с некоторой настороженностью: Да, мы это знаем, - девочка кивает, - но собственно внутри проекта особых секретов нет... ну, кроме личных медицинских данных...
       Социолог: Я допущен и к ним, как один из врачей и психологов.
      
       Пауза.
      
       Социолог: Но медицинские данные меня не интересуют. Вы знаете, что и с Менеджером, и со Строителем я был знаком много раньше, мы когда-то учились вместе, хотя и на разных курсах, на одном я учился вместе с одним, а на другом и позже - с другим?
       Девочка: Это, несомненно, очень интересно, но что вы хотите узнать у нас?
       Социолог: Скажите, почему вы хотите попасть в будущее?
      
       Пауза. Молодые обмениваются взглядами.
      
       Мальчик: У нас есть личная медицинская проблема. У нас двоих.
       Социолог: Вы в группе "75" или "300"?
       Мальчик: Мы в "300", потому что нам очень интересно, что будет тогда. Но включены и в "75", то есть нас разбудят, мы их выпустим, проинспектируем всю технику, а потом отправимся дальше.
       Социолог: Лишнее пробуждение - это пять лет.
       Девочка: Да.
      
       Пауза.
      
       Социолог: Я не успел посмотреть список групп... группа "75", в ней почти сорок человек...
       Мальчик: Система может быть настроена при запуске, поэтому нам это не важно. Ресурсов у нас хватит для любого варианта - от нуля до все. Но вообще-то Строитель сказал, чтобы мы ориентировались на от 35 до 45. Поэтому мы расположили в этом зале 45, а 165 - в нижнем первом, он существенно больше. Так что у нас есть еще десять просто запасных, вдруг кто-то в последний момент...
       Социолог: Я не успел посмотреть список групп... скажите, а много в группе "75" тех, кто не пойдет наверх, а отправится дальше?
       Девочка: По-моему, пятеро - мы и трое из охраны.
       Социолог: ?
       Девочка: Ну, который в фирме рулит всей скрытностью и безопасностью, и двое его людей.
       Социолог: А много вообще в проекте его людей?
      
       Пауза. Молодые еще раз переглядываются.
      
       Мальчик: По-моему, как раз трое. Эти трое.
       Социолог: И все трое "с пересадкой"?
       Мальчик: Да. А вы просто скажите, что вы хотите понять.
       Девочка: Вдруг мы это знаем? - Улыбается.
       Социолог: А вдруг из моих вопросов вы это сами угадаете? Скажите, кто входит в тревожную группу? Которая должна быть разбужена системой при тревожных признаках сверху?
      
       Пауза.
      
       Мальчик: Так. Кажется, мы вас поняли. При любой настройке системы легко сделать так, чтобы тревожная группа была разбужена когда надо, например, за полгода до группы "75". Закладывается маленькое автономное устройство, вообще ни с чем не связанное, которое в нужном году дает слабенький взрывчик. Группа просыпается, в ней двое ученых, два инженера и трое этих. Ситуация очевидная, трое легко подчиняют всех и могут делать что угодно, особенно если кто-то из инженеров...
       Девочка: Ты с ума сошел?
       Мальчик: Есть способы заставить человека сделать все. И профессионалы их знают.
       Девочка: Но зачем им может это потребоваться? И вообще можно попросить Строителя и Менеджера изменить список групп.
       Социолог: Первый им доверяет, второй уклонится.
       Девочка: А зачем им это может быть нужно?..
       Социолог: Скажите, нет ли риска раскрытия и прекращения эксперимента, когда группа "75" выйдет на поверхность?
       Мальчик: Есть. Но они выйдут из другой пещеры, причем там есть имитатор нашего оборудования, а после их выхода там тоже все...
       Девочка: ...случайно взорвется...
       Социолог: Но риск раскрытия остается.
       Мальчик: Система сокрытия продумана очень надежно, этим рулил, кстати, тот, кого вы подозреваете невесть в чем.
       Социолог: И все трое - в оперативной группе... Например, они могут отключить пробуждение группы "75", чтобы те ехали со всеми и не подвергали риску раскрытия остальных. Или вообще выбрать момент общего пробуждения из каких-то своих соображений. Например, чтобы возглавить проект и торговать в будущем этой технологией.
       Мальчик: Ну, это уж совсем чернуха. Да за триста лет!..
       Социолог: Не факт. Например, исследования в этом направлении могут вообще прекратиться, если минимальную продолжительность жизни медицина поднимет, скажем, до 150? Это будет принципиально новая ситуация, потому что в возрасте, когда у человека возникает всерьез вопрос о смерти, до нее будет еще столько, что решат - ну, ученые еще что-то придумают. И вот тут им - нашу технологию.
       Мальчик: И вы думаете, они найдут ей применение?
       Социолог: Возможно. Но важнее то, что так может думать тот, кто сейчас надеется ее им продать. Но вообще это логические соображения, а при наличии жажды власти, особенно долгое время подавляемой... мозг отравляется, - улыбка, - человек перестает мыслить логично. Кроме того, вы не знаете этих людей. Вы меряете по себе. А это люди, которым совсем легко убить. А скажите, куда бы вы заложили это микровзрывное устройство, если бы вам потребовалось это сделать?
       Девочка: Во вторую пещеру. Тем более, что работы там нашими строителями велись - они и монтировали там имитатор, и готовили серьезный взрыв. Тот, что который должен сработать после выхода группы "75".
       Социолог: А Строитель и Менеджер там и не бывали...
       Мальчик, мрачно: ... были по разу...
       Девочка: ...а "эти" там бывали постоянно...
       Социолог: Так вот. Я там был. Причем пошел не отсюда, чтобы никто не засек, а с поверхности, после окончания работ. Я спелеолог, мне это не сложно. А пещеру я эту знаю, я ее не только аппаратом просматривал, я в ней когда-то сам побывал. Нанял вертолет, они меня спустили по веревке, а через трое суток забрали. Без организации экспедиции, с легким снаряжением. Я даже отчета потом не стал писать, так, озорство. Так вот. Я нашел это устройство.
       Девочка: Не для основного взрыва, а для подачи сигнала не пробуждение?
       Социолог: Да. То есть я нашел место, где оно установлено. Они даже не замаскировали как следует, в ультрафиолете видно, где щели цементом замазывали, халтурщики.
       Мальчик: Почему вы уверены, что это они?
       Социолог: Цемент по УФ-спектру наш. В нашем есть некоторые добавки, которых нет в других сортах. В этом месте по проекту никаких работ нет, ничего устанавливать не нужно.
       Девочка: Достать и разрядить?
       Социолог: Или при этом взорваться?
       Мальчик: Достать, доставить сюда и положить на стол?
       Социолог: С непонятно каким результатом? Будет сказано, что это дополнительное дублирование чего-то там. Есть способ проще. Запрограммировать систему так, чтобы она либо пропустила этот сигнал, либо по нему разбудила не эту группу.
       Мальчик: Пропуск сейсмосигнала из определенной точки задать легко. Но мы не знаем, одно они заложили или два. Скажем, для гарантии...
       Девочка: Поэтому надо изменить состав оперативной группы.
       Социолог: Что еще может служить сигналом для пробуждения оперативной группы?
       Мальчик: Нарастание электромагнитного фона и источник света в колодце.
       Социолог: Тогда надо изменить программу так, чтобы она игнорировала сейсмосигналы из области той пещеры, причем не один, а все. А на электромагнитный фон чтобы реагировала только при медленном его нарастании, в течение, скажем, недели. Ведь если где-то на поверхности оставлен излучатель, то он наверняка импульсный, одноразовый. Для света в колодце наверняка то же самое - если где-то спрятан источник, то это вспышка, а при реальном проникновении людей в пещеру свет нарастает медленнее, не за миллисекунду, а за несколько минут. Кроме того, надо изменить состав оперативной группы, убрать из нее тех двоих. Если на нас нападут, то эти двое явно ничего не изменят.
       Девочка: Включим в оперативную группу кого-то вместо них?
       Социолог: Только если кто-то обратится к вам с этой просьбой.
       Мальчик: Один из инженеров уже просил меня выяснить, нельзя ли его...
       Социолог: Если он примет ваше решение и не будет об этом разговаривать - то да.
       Девочка: Хорошо. Но есть еще одна проблема.
      
       Пауза.
      
       Социолог: Группа "75". Изменять ее состав без ведома участников...
       Девочка: Но мы можем запрограммировать так, что эти двое проснутся позже.
       Инженер 2: Так он потребует, чтобы все дождались этих двоих - и получит их в свое распоряжение.
       Социолог: Сделайте так, чтобы все трое...
       Девочка: ... проснулись позже, когда остальные уже уйдут. Пусть они станут дееспособны, когда остальные уже начнут подъем. Ну, а кто из них захочет наверх - догонят.
       Социолог: Если захотят наверх. А если не захотят, а предпочтут остаться и отправиться дальше, то мы получим эту троицу в следующей точке. Но, по крайней мере, в точке "75" все будет нормально.
      
       Он говорит это уверенным голосом, он действительно весьма предусмотрителен, однако сумел предусмотреть не все.
      
       Социолог: Еще один маленький вопрос. Можно кое-что взять с собой в саркофаг?
      
       Пауза. Молодые синхронно улыбаются.
      
       Девочка: Хорошо смазанное?
       Социолог: Да.
       Мальчик: В герметичной упаковке - да. Но хорошо герметичной.
       Девочка: Если так, то... - переглядываются, - у нас тоже это будет.
      
       * * *
      
       Мальчик и девочка у входа в пещеру. Они сидят на транспортнике, у девочки на коленях экран.
       - Я все-таки не понимаю, как они отважились покинуть свое время и отправиться на триста лет вперед. Ведь они могли бы попасть в совершенно чужой мир! Даже из того, что ты говоришь, из того, как ты о них говоришь, следует...
       - ...да, что они могут оказаться нам чужими. Но понимаешь, они могли этого не бояться вот почему... те, кто полагал, что будет мировая война и все погибнут, с этими ясно, да? - Девочка кивает. - А надеющиеся на лучшее, те просто надеялись на лучшее. Что мы станем умнее, терпимее, гуманнее и все такое и уж их-то поймем и не обидим.
       - Ну, может быть...
       - А кто-то вообще об этом не думал, а просто хотел проверить свою технологию или посмотреть на будущее... хотя таких, наверное, там мало. И надо еще вот что учитывать. Не почему сюда, а почему оттуда. Могли быть такие, кому там было очень плохо и кто хотел этим способом решить свои проблемы.
       - Больные? Тогда ведь были неизлечимые болезни, да?
       - Были, как же. И они могли думать, что мы их умеем лечить.
       - Но их умели лечить и двести лет назад!
       - Да, но они не могли знать, когда именно научатся, и брали с запасом. И еще возможны какие-то личные мотивы, личные трагедии, проблемы...
       - Странный способ решать личные проблемы. Мы с тобой ведь не будем решать их таким способом ? - Смеется; мальчик улыбается... ему очень нравится эта девочка.
      
       Дрон опускается в колодец, держа в одной из задних лап световод, а в другой какое-то устройство. Добравшись до "мембраны", дрон некоторое время елозит по ее поверхности, выискивая то место, за которым щель будет пошире, и находит его, естественно, в верхней части. Устройство, которое нес дрон, оказывается простой дрелью. Сверло диаметром миллиметров семь или восемь на вид, даже не алмазное (порода мягкая) плавно входит в камень и через два с небольшим сантиметра попадает в щель. Дрон вынимает сверло, вставляет в отверстие световод и начинает деловито его туда вводить. На экране понемногу проясняется картинка. Перспектива искажена сверхширокоугольным объективом, поэтому девочка откидывает все четыре боковых экрана и программа радостно исправляет показываемое. Она видит зал, какие-то прямоугольные... наверное, это емкости, контейнеры, но почему их так мало? трубы и кабели, и шкафы управления у дальней стены, смотри, - шепчет девочка, - вон кабели уходят в колодец, то есть там дальше еще залы, там остальные, а посреди зала стоит... видимо, это стол? - смотри, записка!
      
       Они смотрят на экран, на котором медленно - система интегрирует сигнал - прорисовываются слова...
      
       "Я ничем не рискую, оставляя эту записку. Если вы сумели проникнуть сюда, то вы и так во всем разберетесь, но так вам будет проще, а нам - безопаснее..."
      
       * * *
      
       Социолог: У нас все в порядке?
       Инженер 2, мальчик: Да.
       Инженер 1, девочка: Да.
       Социолог: Я осознал еще одну вещь. Он может подорвать основной заряд в той шахте в момент выхода.
       Мальчик: Вы с ума сошли.
       Социолог: Это самое естественное для него решение. Предположим, идея с якобы аварийным пробуждением сорвалась, или не сорвалась, но подчинить группу почему-то не удалось и переналадить установку без инженеров они не могут - например, они их убили, а надо что-то делать дальше. Трупы сбрасываются в последний колодец, придумывается какая-то версия, система работает, просыпается группа "75", подчинить такую группу уже нельзя, там Строитель, в случае конфликта слушать будут его. Значит, отправляем всех на выход, по дороге отстаем и подрываем основной заряд в момент, когда те уже в верхнем зале. Причем можно даже пожертвовать кем-то из своих - для прикрытия.
       Девочка: Вы как-то странно рассуждаете...
       Социолог: Вы знаете, почему он так рьяно работает на Строителя? Почему тот ему так доверяет? Я это выяснил: часть мне сказал Строитель, часть я узнал сам - два телефонных звонка. Его выкинули из полиции за превышение властных полномочий, причем после второго прецедента, сначала понизили в должности.
      
       Пауза.
      
       Мальчик: Комплекс...
       Социолог: Подрыв легко сделать дистанционно, передатчик в кармане и три-пять ретрансляторов по дороге. Они маленькие, это вам не заряд со взрывателем - сунул в трещину и пошел дальше. Изъять их сейчас нельзя, линия может контролироваться. Поэтому надо так - в точке "75" вы просыпаетесь первыми и изымаете эти ретрансляторы или экранируете их.
       Мальчик: Если можно вытащить - вытащить и разбить. Если нельзя - сжечь лазером. Или смешать любой ферромагнитный порошок с клеем и влить в трещину. Где они находятся, мы определим легко - у нас же индикаторы нелинейности есть?
       Девочка: Которые реагируют на полупроводники? Есть.
       Социолог: Кстати, втихаря проверьте, как они работают. У нас еще время есть. Но очень аккуратно.
       Девочка: А почему нельзя разбудить эту троицу, когда вся остальная группа будет уже на поверхности?
       Мальчик: Это неестественно - даже если обнаружится, что какие-то саркофаги вообще не включились на пробуждение, первый же из инженеров, то есть я, может переключить его на пробуждение вручную, а это задержка всего на два часа. За два часа группа "75" может при слаженной работе добраться до зала на той стороне, но для выхода такого количества народа нужны минимум сутки.
       Девочка: Положим, не сутки, но все равно не два часа...
      
       ...
      
       Вечер того же дня. Мальчик налаживает установку, мимо него проходит Социолог.
       Мальчик: Вчера нашли все четыре.
       Социолог кивает и идет дальше.
      
       * * *
      
       Они смотрят на экран, на котором медленно - система интегрирует сигнал - прорисовываются слова...
      
       "Я ничем не рискую, оставляя эту записку. Если вы сумели проникнуть сюда, то вы и так во всем разберетесь, но так вам будет проще, а нам - безопаснее. Краткое описание системы вы найдете под этой запиской. Более полное тоже есть, там сказано, где оно. Лучше всего, если вы ничего не будете трогать, - система довольно надежна, она настроена так, чтобы разбудить нас через триста лет после начала эксперимента. Наш основной мотив - желание увидеть будущее. Надеемся, что вы, наши потомки, отнесетесь к этому мотиву с пониманием и уважением.
      
       Через 75 лет после начала эксперимента произошел несчастный случай - вызванное безответственными действиями одного из нас обрушение породы в соседней пещере, при котором погибло несколько человек из участников эксперимента...
      
       * * *
      
       Мы опять в подземном зале. Несколько человек стоят, несколько сидят. Здесь Социолог, инженеры - Девочка и Мальчик, Охранник, двое его подчиненных и трое нам незнакомых.
      
       Социолог: Из-за небольшой шероховатости в работе нашей системы пробуждение группы "75" произошло не вполне одновременно. Шесть ячеек были разбужены чуть позже. Это вы, - жест в сторону Охранника и его людей, - и вы, - жест в сторону трех нам незнакомых. Мониторинг радиоэфира сделан, наверху все в порядке. - Улыбка.
      
       Пауза. Охранник уже понял, что идея с преждевременным пробуждением не сработала. Теперь до него доходит, что...
       Охранник: На сколько позже?
       Социолог: Пришлось включать все вручную, а быстрее, чем за два часа разбудить невозможно.
      
       - А где сейчас остальная группа "75"? - спрашивает Охранник и, не договорив до конца, понимает, что вся или большая часть группы в зале на той стороне и почти наверняка еще не начали подъем - ритуал, надо собраться вместе, и так далее...
      
       Охранник опускает руку в карман. Социолог и Инженеры с интересом ждут.
      
       Пауза. Ничего не происходит. Внезапно Охранник срывается с места и бежит к проходу, ведущему в другую пещеру, за ним несется один из трех незнакомцев - то ли это его человек, то ли наоборот? - мальчик делает резкое движение вбок, охранники рефлекторно стреляют в него и попадают, но для них все происходит неожиданно, а их реакции слегка заторможены недавним пробуждением. В отличие от них девочка проснулась давно, ее действия согласованы с мальчиком, а роли распределены именно так потому, что она стреляет лучше него - причем действительно хорошо. Почти одновременно с выстрелами охранников звучат еще четыре - дважды она стреляет в людей Охранника, Социолог - тоже дважды - в бегущих к проходу.
      
       Люди Охранника лежат на полу, оба выведены из игры, один - навсегда, другой - надолго. Девочка отходит на несколько метров, плавным движением очерчивает оружием группу, медленно и разборчиво произносит: "Стойте - спокойно - при - малейшем - движении - пуля - в - глаз". У нее выбор - заниматься мальчиком или помогать Социологу, который уже скрылся в проходе. Подчиненный Охранника, который неожиданно для остальных побежал за ним, получил свою пулю от Социолога и лежит у прохода, но он спас Охранника от пули и задержал погоню на несколько секунд. Вторая пуля Социолога просто прошла мимо. Женщина делает свой - возможно, неправильный - выбор и, плавно двигаясь, подходит к мальчику. Оба ранения не опасны, и теперь он держит под прицелом группу, пока она его перевязывает.
      
       Охранник бежит по проходу, Социолог за ним, он стреляет, промахивается, почти у конца прохода стреляет еще раз, попадает, но - увы - лишь в ногу, тот падает, лезет в карман, нажимает, и на этот раз сигнал достает до приемника взрывателя. Камень вздрагивает. Гул. Социолог падает на дно прохода, опирается на локти, выдыхает, аккуратно прицеливается - теперь спешить некуда - и приводит приговор в исполнение. Он не хочет, чтобы "это" попало в - может быть, излишне гуманное? - будущее.
      
       ... Он смотрит вдоль прохода, видит, как в проход начинает вползать туча пыли от обрушения, похоронившего группу, приподымается, чтобы лучше видеть мишень, берет оружие обеими руками и стреляет еще два раза - в уже мертвое тело...
      
       * * *
      
       Мальчик и девочка смотрят на экран, на котором медленно - система интегрирует сигнал - продолжают прорисовываться слова...
      
       "Я ничем не рискую, оставляя эту записку. Если вы сумели проникнуть сюда, то вы и так во всем разберетесь, но так вам будет проще, а нам - безопаснее. Краткое описание системы вы найдете под этой запиской. Более полное тоже есть, там сказано, где оно. Лучше всего, если вы ничего не будете трогать - система довольно надежна, она настроена так, чтобы разбудить нас через триста лет после начала эксперимента. Наш основной мотив - желание увидеть будущее. Надеемся, что вы, наши потомки, отнесетесь к этому мотиву с пониманием и уважением.
      
       Через 75 лет после начала эксперимента произошел несчастный случай - вызванное безответственными действиями одного из нас обрушение породы в соседней пещере, при котором погибло несколько человек из участников эксперимента. Предполагавшийся выход на поверхность части группы стал невозможен, поскольку почти все, кто хотел выйти, погибли, а те, кто остался, отказались от своего намерения.
      
       Анализ информации, накопленной за 75 лет нашими приемниками электромагнитных сигналов, показал, что цивилизация развивается сравнительно мирно и стабильно, ожидавшиеся некоторыми глобальные потрясения не произошли. Цивилизация, пройдя через несколько максимумов, в том числе максимум численности населения, максимум потребления энергии и максимум частоты конфликтов, понемногу стабилизируется.
      
       Среди нас нет единого отношения к подобному пути развития - одни рады тому, что развитие мирное, других огорчает уменьшение роли науки и техники. Некоторые из нас предполагают, что общество будет и дальше развиваться в направлении увеличения продолжительности жизни, увеличения ценности индивидуальной жизни и стремления к отсутствию конфликтов. Поэтому мы заверяем вас в своих мирных намерениях, надеемся вас увидеть и оказаться вам полезными.
      
       . . .
      
       Вечер. Они сидят на корпусе транспортника, у нее на коленях экран, на экране - записка.
      
       - Что будем делать? - Девочка.
       - В каком смысле что? Их система настроена на пробуждение через, как я понимаю, не слишком большое время - наверное, несколько лет. Мы можем просто уйти, никому ничего не сказав, и пусть все идет само. Через сутки встретимся с моим роботом и по его маршруту тихо вернемся.
       - Второй вариант - сообщить эту информацию правительству.
       - Или международным организациям.
       - Это несколько вариантов, но они близки...
       - Понятно чем, и этим они тебе и несимпатичны?
       - Да. ... Да!
       - То есть ты хочешь, солнышко, чтобы мы с тобой решили сами.
       - Или хотя бы попытались. Нехорошо уходить от ответственности. - Пауза. - Прадед бы не одобрил...
       - Исходим из того, что сможем аккуратно вскрыть систему и разобраться в ее работе?
       - Да.
       - Тогда мы можем их всех убить, мотивировка - они достаточно агрессивны, чтобы представлять для нас опасность.
       - Ты это серьезно?
       - Второй вариант - пробуждение.
       - Чем это отличается от "уйти"?
       - Ты права, ничем.
       - Кстати. А как ты собираешься сделать... это?
       - Как раз не проблема. Технология должна быть очень чувствительна к температуре: пять градусов вниз, кристаллизация воды - и все. Даже не просыпаясь... Но есть третий вариант - дифференцированное пробуждение.
       - С кого начать - будем решать мы?
       - А кто ж еще...
       - Хорошо. Предположим, мы даже сумеем понять, кто там кто и начнем с ученых или с автора записки. Ты представляешь себе ситуацию, когда кто-то из них согласится пробуждать не всех?
       - Похоже, что кто-то такой там был...
       - Это который "безответственно действовал"?
       - Да.
       - Ну, он-то, судя по тону записки, вряд ли опасен.
       - Там может быть кто-то еще такой. И вообще, их психология...
      
       Вечер. Мальчик и девочка сидят на теплом корпусе транспортника. На коленях у нее - экран, на экране - записка. Им кажется, что нехорошо уходить от ответственности.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 31/05/2014. 126k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.