Аренев Владимир
Странный случай на Острове Блаженных

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Аренев Владимир (puziy@faust.kiev.ua)
  • Обновлено: 22/01/2005. 23k. Статистика.
  • Рассказ: Фэнтези Рассказы
  • Оценка: 5.80*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фэнтези на кельтском материале -- но происходит в 22-м веке н.э.

  • (с) Владимир АРЕНЕВ, 2004


    Странный случай на Острове Блаженных


    Следственная комиссия прибыла на Остров ровно в полдень. Золотистый, похожий на феникса самолетик пробил заслон из туч и ловко приземлился на аэродроме, где его уже ждали. Собственно, ждали с утра, но вылет задержался, а встречающим и в голову не пришло бы роптать или возмущаться.
    Распахнулась дверца, по трапу не спеша спустился господин инспектор собственной персоной. Звали инспектора Йен Макферсон, а за глаза - Буль, сокращенно от "бультерьер". Внешне-то он скорее напоминал добермана - поджарый, с цепким взглядом, плавными движениями; но вот хватка...
    Этот если сожмет челюсти - пиши пропало.
    Губернатор Острова Колин Дженроу (по совместительству - директор лечебницы) знал о Макферсоне всё или почти всё, хотя видел впервые. И не сомневался: Буль точно изучил его персональные файлы "от и до". Там, конечно, не к чему придраться, а всё же, всё же...
    Выбираясь из джипа, Дженроу в который раз за сегодня мысленно репетировал приветственную фразу: "Рады вас видеть, инспектор. Как долетели?"
    Полная хрень: ясно ведь, что не рады. И - лучше б не долетели!
    Чуть полноватый, лысеющий и седеющий Дженроу в первый раз сталкивался с подобной ситуацией - не с визитом инспектора, а с тем, что произошло на Острове. Он не знал, как надлежит вести себя в подобных случаях. Собственно, не был уверен, что вообще кто-нибудь знает.
    - Вы - губернатор, - не спросил - констатировал Макферсон, обмениваясь с Дженроу крепким, уверенным рукопожатием. - Если нет других предложений, давайте-ка прежде всего съездим к этим вашим Камням. А потом уж решим, что дальше.
    - Как скажете, - Колин распахнул перед инспектором дверцу, сам плюхнулся на переднее сидение, махнул водителю: поезжай! Из самолетика, кроме Макферсона, никто не вышел, но Дженроу не удивился. За последнее время он наудивлялся вдоволь и, кажется, надолго разучился это делать.
    - Рассказывайте, - приказал Макферсон. - Я, разумеется, изучил отчет, но... - Он неопределенно махнул рукой: - Рассказывайте, рассказывайте!
    И пока джип, подпрыгивая на выбоинах, мчался по дороге, Дженроу смотрел в зеркальце заднего вида и рассказывал.

    * * *

    Что представляет собою Остров Блаженных? Нетрудно сказать.
    Остров Блаженных - место весьма специфичное. Жить на нем по собственному желанию готов далеко не каждый, попадают сюда кто как. Одних привозят на медицинских, специально оборудованных вертолетах, поселяют в лечебнице, - эти здесь навсегда.
    Других заманивают "пряниками" навроде высокой зарплаты и возможности в минимальные сроки получить научную степень. Кто-то бежит на Остров от прошлой жизни, но таких меньше всего.
    Остров - по сути, одна большая лечебница, обнесенная по периметру высоким бетонным забором. В некоторых местах он входит в воду, там устроены ворота, чтобы пропускать суда, если приплывут.
    Приплывают редко. Чаще всего на Остров именно прилетают, а уж покидают его - единицы. Однако проект по локализации всех неизлечимых психбольных страны оказался неожиданно удачным: остров (тогда еще - не Блаженных) всё равно ни на что больше не годился. Здесь жило несколько семей "аборигенов", впоследствии охотно подрядившихся работать на клинику, поставлять туда свежие продукты и проч.
    Вообще расходы на клинику нужны были минимальные, во многом они гасились из карманов богатеньких меценатов, чьи родственники получали здесь постоянную прописку. Таких "счастливчиков" держали в особом корпусе, всех прочих - в корпусах не столь шикарно оформленных, но обязательно - с соблюдением всех прав человека. Не дай Господь нагрянет очередная проверка - полетят головы!
    Должности здесь оплачивались хорошо, с этим не поспоришь. Многие приезжали на Остров с намерением за годик-два подзаработать деньжат, а потом вернуться на Большую землю; однако, проходило четыре, пять, десять лет, а люди оставались, втягивались в эту жизнь, пускали корни, перезнакомившись друг с другом, обзаводились семьями...
    Проще всего, конечно, было обслуживающему персоналу, непосредственно с больными дел не имевшему. Но и остальные тоже ничего, привыкали.
    Ну да, с буйными тяжело, только буйных не так уж много. А остальные - люди как люди, только со странностями. Этот мнит себя Юлием Цезарем в изгнании, тот - маленьким отважным тостером. В сущности, ничего особенного: найди к каждому свой подход, и нет проблем.
    Опять же - на дворе начало двадцать второго века, не в глуши живем: есть и ТВ, и интернет, и прочие блага цивилизации. А пейзажи какие! Вересковые пустоши, зеленые холмы с руинами древних строений... Смотришь - и душа радуется.
    Увы, после недавних событий многое на Острове переменилось. Несколько холмов буквально исчезли, сравнялись с землей; древние руины, места друидских капищ, разрушены.
    Это уже потом обнаружили. Сперва обратили внимание на другое: пропала телефонная связь, а с нею электричество. Такое на Острове бывало, но редко, и неполадки быстро исправляли; на сей же раз авария случилась поздним вечером, впереди была ночь...
    Как оказалось, очень длинная ночь.
    Потом специалисты установят: отключение электричества произошло случайным образом, то же и с телефонной связью, все линии исправны, явных причин для беспокойства нет.
    Если не считать того, что Остров Блаженных на три дня исчез из мира.
    Точнее, три дня прошло для мира, на Острове же всего-то началась и закончилась ночь. И пока над свинцовыми ноябрьскими волнами Атлантики кружили министерские вертолеты, пока спутники из космоса занимались фотосъемкой и передавали обескураживающие результаты на Землю, пока рассекали упомянутые волны катера с поисковыми бригадами, - всё это время обитатели Острова в большинстве своем преспокойно спали. Ну, кое-кто, конечно, буянил, кто-то в очередной раз пытался изготовить тосты (на себе), кто-то бубнил на древнеримском с жутким дублинским акцентом...
    Охранники, зевая и проклиная нерадивых электриков, бродили вдоль периметра и пронзали ночь фонарными лучами. Волновался в загонах скот, противно выли псы, акантофтальмусы в аквариуме плавали у самой поверхности, разве что выпрыгивать из воды не пытались.
    И холмы, не стоит забывать о холмах, которые куда-то той ночью пропали. Да и Камней жаль - в этих руинах Колин Дженроу любил провести часок-другой: очень благостно они влияли на истрепанную рутинными заботами душу губернатора.
    Про ту ночь? Всё. Нечего больше рассказывать, господин инспектор. Кстати, уже и приехали - вот они, Камни, точнее, то, что от них осталось. Сами видите...

    * * *

    Каменная крошка вперемешку с землей - вот и всё, что удалось найти на месте Камней - прежде величественного круга менгиров, очень похожего на знаменитый Стоунхендж. Макферсон покрутился здесь, носом землю порыл (фигурально выражаясь) - но вынужден был сдаться. Ни одной зацепки, ничего, что проливало бы свет на таинственные события той ночи.
    - Можно подумать, сумасшествие заразно и по воздуху передается - земле, воде, ветру, - кривя узкие губы, пошутил Макферсон. - И что, как вы сами это для себя объясняете, господин Дженроу?
    Губернатор смутился. Ответил шуткой насчет "массовой потери памяти на три дня" и "злопакостных инопланетян". Макферсон отрывисто кивнул и предложил ехать в лечебницу, он хотел бы осмотреть больных, поговорить с ними, если господин Дженроу не возражает. Тот не возражал - и пока мчались в джипе вниз по узкому серпантину дороги, всё мучился сомнениями: заметил Буль его смущение? Взял ли, фигурально выражаясь, след?
    Инспектор, если о чем-то и догадывался, виду не показывал. Был вежлив, беспокоился о больных (на какие темы с ними можно говорить? как долго?); расспрашивал их о разном, иногда очевидного отношения к тайне Острова не имеющем. Ни лицо его, ни поведение не изменилось, но Дженроу вдруг понял: Макферсон на особый успех уже не рассчитывает. Так, работает для очистки совести.
    И Дженроу расслабился.
    А расслабившись, пропустил момент, когда во дворе пятого корпуса навстречу инспектору вышел Эльф. Был он, как и все пациенты, аккуратно одет, коротко пострижен и, в принципе, должен бы радоваться жизни, - но, как всегда, не радовался. Скорее, во взгляде Эльфа застыла - и казалось, навсегда! - неизбывная тоска по иным краям, по небу иному, и морю, и песням иным. Губы слегка изгибались в печальной улыбке вечного чужака, непонятого изгоя; он приложил правую ладонь к сердцу, величественно поклонился Макферсону и произнес на этом своем английском, чуть подпорченном странным акцентом:
    - Сэр, насколько я знаю, вы приехали на Остров по причине недавних событий. Позвольте помочь вам и избавить от беспокойства и господина директора, - он поклонился Дженроу, - и местных жителей. Видите ли, это я на три дня погрузил Остров в пучины безвременья - к сожалению, на большее мне не хватило сил. Я полагал... А впрочем, это не важно. Прошу об одном: если вы намерены кого-либо покарать за случившееся, карайте меня.
    - Да он сумасшедший... - сунулся было с объяснениями Дженроу, но инспектор холодной, твердой рукой отстранил его. По блеску в глазах Макферсона было ясно: бультерьер уже вцепился зубами в добычу. (Фигурально выражаясь).

    * * *

    - Расскажите мне о нем, - потребовал инспектор. Они сидели вдвоем, в кабинете губернатора, и Дженроу лихорадочно пытался сообразить, как же ему быть дальше. Чтобы выиграть время, он предложил Макферсону перекусить - тот, к удивлению Дженроу, согласился.
    Эльфа пока что водворили в его комнату и у дверей выставили охрану.
    Как будто он намерен был сбежать! (Точнее - как будто мог! И как будто уже давно, если б мог, не сбежал бы!)
    Да, Дженроу чувствовал, что находится сейчас на взводе. Следовало непременно сбить инспектора со следа, но пока он мог только рассказывать Макферсону правду - не всю, а ту, которая была доступна многим.
    - ...самый тихий, беспроблемный пациент. Попал на Остров с первой же партией, судя по документам - до этого содержался в дублинской психиатрической лечебнице. Считает себя сиидши, то есть одним из представителей древнего волшебного народа... обычно-то они сидами называются, как и холмы, в которых, по преданиям, обитали сиды... если нужны подробности...
    - Подробности о сидах и сиидши - потом, - отрезал Буль. - А общее представление я имею, господин Дженроу. Поэтому давайте-ка от общего к частному. Во что именно верит ваш пациент?


    - Я знаю, вы не верите мне, - улыбаясь, говорил обычно Эльф. - Слишком большое расхождение временных потоков. Вы, люди, не только живете меньше, чем прежде, вы совсем утратили память... корни... традиции. Вы и себе-то не верите.
    - А вы, значит, не человек?
    - А я - сиидши, из народа, обитающего в холмах.
    - Вы чем-то отличаетесь от обычных людей?
    Он снова улыбался, переплетал тонкие пальцы:
    - Всем. Там, где мы живем, - время другое. И жизнь другая. Там всё - другое. Да и мы - не люди, поймите это, господин Дженроу.
    - Вы сказали, что живете в холмах...
    - Да. Живем, жили, будем жить. Для вашего "здесь и сейчас" точное определение подобрать трудно. Я уже говорил: время течет по-разному. Я помню эту землю совсем иной, я уже жил, когда люди отсчитывали время от сотворения мира, когда они еще помнили прежних хозяев этой земли.
    - И как же вы оказались здесь? Почему не вернетесь в свои холмы?
    Он качал светловолосой головой:
    - Не могу. Расхождение, как оказалось, слишком велико: я отрезан от прежних источников силы и беспомощен, подобно новорожденному младенцу. Или, если хотите, подобно любому из вас.
    Я попал в ваш поток давно, по здешнему летоисчислению - в двадцатом столетии. Тогда была какая-то война и один из сидов разрушили как раз во время Самайна, в день и час истончения преград между мирами. Я и несколько моих фениев встали на защиту, чтобы остановить разрушенье, не дать ему перейти границу между этим миром и сидом. Они погибли, я выжил, однако оказался здесь. Выучил ваш язык, какое-то время жил в деревушках, зарабатывал на жизнь охотой, но недолго. Меня поймали здешние стражи порядка и определили сюда; точнее, в похожее заведение.
    - Вы неплохо говорите на английском.
    - Спасибо. Как вы понимаете, господин Дженроу, у меня было вдосталь времени для учебы.


    - И он ни разу не попытался сбежать?
    - Нет, инспектор. Или, во всяком случае, я об этих попытках ничего не знаю.
    - А что документы? Когда он попал в лечебницу?
    - Документы утеряны и восстановлению не подлежат. Это был как раз период перехода от бумаг к полной компьютеризации. Тогда многое терялось из-за небрежности людей, только начавших осваивать новые технологии. - "И глазом не моргнул, и интонацией, кажется, себя не выдал. Молодец, Дженроу!"
    - Вы мне всё рассказали, ничего не забыли?
    - Кажется, всё, инспектор.
    - Ну ладно, - сказал Макферсон. - Тогда давайте-ка вот что сделаем...

    * * *

    Конечно, Дженроу рассказал не всё. Многое показалось бы инспектору лишним или неважным, в лучшем случае - забавным.
    "Вы плохо кушаете, господин Ойсин". - (Так сам себя называл Эльф).
    "Я, видите ли, питаюсь не только фруктами, овощами и прочими... материальными вещами. Я... мне необходимо слушать музыку или смотреть на закаты. Это тоже, в какой-то степени, пища, даже для людей, ведь так?"
    В лечебнице была картинная галерея - считалось, созерцание шедевров живописи позитивно влияет на состояние пациентов. Эльф бывал там чаще остальных: садился на мягкую скамеечку, впивался взглядом в ту или иную картину - и так мог провести час, два, пять. Буквально поедал глазами.
    И с музыкой то же самое: классику не просто слушал, а воспринимал звуки, казалось, всем телом: вытягивался в струнку, трепетал, раздувал ноздри. Если же слышал современные поп-бряцанья, спешил уйти и всегда кривился, как от сильной зубной боли.
    Расскажи такое инспектору - тот лишь пожмет плечами: нормальная реакция человека со вкусом, а вы что-то необычное в этом углядели, господин Дженроу?
    ...Еще Эльф любил гулять по пустошам, но в этом тоже ничего ведь странного нет, верно? И в том, что он частенько напевал причудливые мотивы, тягуче и тоскливо, на непонятном языке. И в том, что никогда не болел, даже насморком. И за те двадцать лет, которые провел здесь Дженроу, Эльф совершенно не постарел, но это уж вообще смешно: когда постоянно видишь перед собой человека, он меняется незаметно.
    Был, правда, случай с бугаём. Черный бык с длинными, кривыми рогами каким-то чудом сбежал с фермы и пробрался на территорию лечебницы. Эльф как раз оказался во дворе. Вокруг шум, паника, визг сирены, хлопают двери, крик: "Да кто-нибудь, принесите винтовку, так вас и разэтак!"; рассеченная от горла до паха, лежит у ворот овчарка - кинулась, дура, быку наперерез, остановить хотела.
    И - Эльф. Замер посреди двора и всей этой кутерьмы, на быка глядит чуть отстраненным взглядом. Улыбается.
    Дженроу как увидел это из окна, так и обмер: овчарка - не пациент, за нее башку не снесут. А вот за Эльфа, то есть, господина Ойсина, могут и под суд отдать. Да, господин инспектор, первым делом мелькнула в голове такая вот деловитая мыслишка, только и об этом знать вам не обязательно.
    И главное, сделать Дженроу ничего не успевал, он на третьем этаже, Эльф с быком внизу, кричи, не кричи - толку-то?! Вон, охранник, который за винтарём сбегал, орет: "Отойди, дурила, ты ж мне стрелять мешаешь!" - и что? И ничего, стоит господин Ойсин, как стоял, всё так же лыбится.
    Одно слово - псих.
    А быку надоело его улыбочку рассматривать - взревел, рога, с которых кровь собачья капает, выставил, помчался на Эльфа, дух из него вышибать.
    Вот тогда-то Дженроу увидел за вежливостью и воспитанностью пациента другое - древнее, страшное. Во дворе стоял настоящий воин, готовый к сражению; вот он сделал шаг навстречу бегущему быку, вот отступил в сторону перед самой мордой быка и наотмашь хлестнул по шее, да так, что бугай рухнул, словно подкошенный.
    Выстрел, как показалось Дженроу, прозвучал на полсекунды позже. Но никто - в том числе сам охранник - потом об этом даже не заикались, вообще не обсуждали возможность того, что бык рухнул от Эльфового удара. Ну правда, что за глупость!
    Были и другие мелочи. Однажды Дженроу рассказывали, будто видели господина Ойсина поющим в Камнях: он сидел в центре круга, а воздух над менгирами дрожал и переливался, как это случается над костром. И будто бы видели между камнями чьи-то еще фигуры, однако при приближении ничего и никого, кроме Эльфа, не обнаружили.
    А теперь он утверждает, что недавнее происшествие на Острове тоже им вызвано.

    * * *

    - Как вы это сделали? И зачем?
    - Как - долго рассказывать, господин Макферсон...
    - А вы попробуйте вкратце.
    - Этот мир очень испорчен - не внешне, а изнутри, с сердцевины. Нарушены связи, с помощью которых прежде можно было исцелять прикосновением, творить новые чудесные вещи, музыку, танцы. Гармония - это не абстрактное понятие, или, если хотите, не менее абстрактное, чем атомы или молекулы. Из-за того, что вы чего-либо не видите, не следует делать однозначный вывод: "не существует"! Хотя в случае с гармонией... ее уже почти не существует в этом мире. Есть места, где она еще сильна: такое, например, как наша картинная галерея. Там любой из вас, даже не отдавая себе в этом отчета, может восстановить гармонию своего тела и духа.
    - Вы обещали рассказать о том...
    - Да, я помню, господин Макферсон. Именно к этому я веду. Бывают места, где гармония еще сильна, а бывают - времена, точнее, точки во времени и пространстве. Первого ноября был Самайн, одна из таких точек - и здесь, в Камнях, я наконец-то рискнул пройти через преграду, хотя и знал, что шансы малы.
    - И что же случилось?
    - Я почти добился своего. Но не учел одной мелочи. Сквозь пробитую брешь туда, в сид, стал просачиваться ваш гниющий мир. И фении Мананнана поднялись на защиту сида, и оказалось, что единственный выход - вышвырнуть меня обратно, а вместе со мною и ваш мир. Это и случилось.
    - А Камни? Почему разрушены менгиры? Это тоже ваших рук дело?
    - Посудите сами: если прорвался я, значит, сможет кто-нибудь еще. Стечение обстоятельств - и снова будет пробита брешь, а залатают ли ее во второй раз? Вот поэтому и...
    - Что же теперь вы намерены делать?
    - Жить. Конечно, я понимаю: в одиночку мне не излечить ваш мир, не вернуть в него гармонию. Но хотя бы отчасти...
    - Ну что же, спасибо за беседу, господин Ойсин.

    * * *

    Макферсон покачал головой, присел рядом с аквариумом, долго разглядывал полосатых змееподобных рыбок, сновавших меж подводными растениями.
    - Что скажете, инспектор?
    - Занятные существа, - произнес тот, не оборачиваясь. - Им наша жизнь: ходить на ногах, воздухом дышать, - тоже показалась бы лишенной гармонии. ...Почему вы ему верите, Дженроу?
    - Я? верю?
    - Оставьте, я сейчас с вами говорю не как представитель следственной комиссии. Ну, так почему?
    Губернатор и по совместительству директор лечебницы пожал плечами.
    - Что-то в нем такое есть. Настоящее.
    И добавил, неожиданно для себя:
    - Чего у большинства давно уже нет.
    - Поэтому вы уничтожили в базе данные о господине Ойсине - о том, когда он впервые поступил в лечебницу - тогда еще не на Остров Блаженных, а в ту, дублинскую. - Инспектор не спрашивал, инспектор делал выводы. - А что анализы? Наверняка ведь вы брали у него образцы крови, кожи и тэ дэ. Каковы результаты?
    - Обычный человек, - честно признался Дженроу. - Состояние телесного здоровья - идеальное.
    - Ага. - Макферсон наконец выпрямился и отошел от аквариума. Поглядел в окно: - Ну, думаю, на том и закончим. Предпочитаю не летать по ночам, суеверен, поэтому отправлюсь сейчас - до сумерек успеем вернуться на землю. А с вашим делом... видимо, оно войдет в историю как еще одно неразгаданное, странное происшествие. Благо, никто не пострадал, так что забудут о нем быстро.
    И уже прощаясь, добавил, как бы невпопад:
    - А все-таки вряд ли рыбам понравилось бы жить на суше, даже если бы они обзавелись легкими. Нескольким первым поколениям - точно не понравилось бы!

    * * *

    Золотистый, похожий на феникса самолетик поднялся над Островом и сделал круг, разворачиваясь, чтобы лететь к Большой земле. Инспектор Йен Макферсон рассеянно выстукивал пальцами по подлокотнику, глядя в иллюминатор.
    Остров отсюда казался миниатюрным, зажатым в удавке бетонного забора. Бурые холмы, среди них - белые домики лечебницы, окна блестят в лучах заходящего солнца, люди выглядят не больше муравьев.
    Инспектор присмотрелся. На одном из холмов стоял человек.
    Может, именно здесь находились Камни, может - нет. Но Макферсон ни секунды не сомневался в том, кого именно он увидел. И он знал, абсолютно точно знал, что господин Ойсин там делает.
    Поёт. И будет петь каждый день - приходить и петь, глядя с холма на бурый пейзаж, на белые домики, на забор и свинцовые волны за ним.
    Будет таким образом восстанавливать гармонию в мире.
    Смешно! Только сумасшедший мог до этого додуматься.
    "Надо бы, - подумал Макферсон, - чтобы Дженроу запретил ему ходить туда. Все-таки..."
    А Дженроу в этот самый момент укладывался спать. На душе у него было неспокойно, предчувствие сна сдавливало грудь.
    Тот сон впервые приснился ему ночью, которая для всего остального мира растянулась на трое суток. С тех пор в душе Дженроу поселился ужас, и ложась в постель, губернатор Острова Блаженных всегда плотно задергивал шторы и проверял, заперта ли дверь. Но ни шторы, ни дверь не спасали - и среди ночи он просыпался, потный, с отчаянно бьющимся сердцем, хватая воздух ртом, словно рыба, выброшенная на берег.
    Именно берег являлся Дженроу в том сне - берег Острова Блаженных, хотя забора на том берегу почему-то не было. Белой бронзой таял закат, первозданная тишина снисходила на землю, на море, - и вот из-за холмов вдруг выезжали всадники: один, другой, пятый... их становилось всё больше, рослых, светловолосых, сероглазых, в алых плащах; всадники мчались вдоль кромки прибоя, у их седел покачивались круглые предметы, с которых что-то капало на песок, но закатное солнце слепило Дженроу глаза и он не мог разобрать, что же это там у них...
    Всадники мчались, хлопали на ветру их плащи, развевались волосы, сверкали наконечники копий. И перестук лошадиных копыт гремел колокольным звоном.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Аренев Владимир (puziy@faust.kiev.ua)
  • Обновлено: 22/01/2005. 23k. Статистика.
  • Рассказ: Фэнтези
  • Оценка: 5.80*26  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.