Амнуэль Песах Павел Рафаэлович
Икария Альфа

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 1, последний от 10/02/2016.
  • © Copyright Амнуэль Песах Павел Рафаэлович (amnuel@rambler.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 27k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика Научная фантастика
  • Оценка: 5.78*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой первый рассказ. Опубликован в журнале "Техника-молодежи", Љ 10, 1959


  •    0x08 graphic
    Рассказ, который мы публикуем, написан учеником 9-го класса бакинской школы  1. Автор рассказа — комсомолец. Ему 15 лет.

    ПАВЕЛ АМНУЭЛЬ

      
       0x01 graphic

    Научно-фантастический рассказ

    Рис. Р.АВОТИНА

       Разрешите представиться. Меня зовут Сателлит Джонс. Я негр. Родился в Америке, в небольшом городке на берегу Миссури несколько недель спустя после того, как отправились в полет первые спутники Земли. Этому событию я и обязан своим несколько странным именем. Мой отец был физиком и работал в Балтиморском университете. Когда мне было два года, он имел смелость выступить в поддержку требований о запрещении ядерного оружия и поплатился за это вдвойне: как борец за мир и как негр. Он потерял работу, и наша семья не имела больше средств к существованию.
       Четыре года спустя отец отправился в СССР в составе негритянской делегации. Эта поездка изменила всю нашу жизнь, потому что отец принял советское подданство, и мы с матерью, с трудом получив визы на выезд, уехали к нему. В Советском Союзе мы жили в Москве, отец работал в научно-исследовательском институте, я поступил в школу. Я быстро научился говорить по-русски, и учеба не затрудняла меня.
       Дальше моя история не представляет собой ничего особенного. Закончил школу, работал, продолжал учиться. Теперь я радиоинженер, работаю на Кавказской ионосферной станции, занимаюсь проблемой радиоуправления ионосферных ракет.
       Вот и вся моя биография. Я написал ее по просьбе Барского. Он говорит, что, зная мою историю, читатели лучше поймут меня. Я не согласен с ним, но все же спорить не буду. Пусть так. Вы, наверно, знаете Барского? Барский — астроном, занимается изучением астероидов. Он стал известным после того события, о мотором поищет речь дальше. Это событие было в свое время предметом обсуждения учеными всего мира.
       Недавно Барский сказал мне:
       — Знаете, Джонс, было бы хорошо, если бы кто-нибудь написал рассказ об Икарии Альфе. Может быть, вы сделаете это?
       Я согласился и записал все, что помнил.
       И вот рассказ, плохой или хороший, скучный или занимательный, но, во всяком случае, без выдумок и преувеличений — перед вами.
       ...Это произошло семь лет назад. Мне было тогда двадцать три года, я недавно приехал на Кавказ и был поглощен интересной работой.
       Свободное время я проводил в мастерской, где строил телевизоры и приемники. В то время я как раз закончил постройку телевизора, имевшего направленную антенну новой конструкции. С ее помощью можно было смотреть передачи почти всех станций Земли.
       В тот памятный вечер я смотрел Москву. В разгар передачи меня вдруг вызвали на стартовую площадку. Встав, я нечаянно толкнул стерженек антенны, но не обратил на это внимания.
       Оказалось, что в одной из готовых к старту ракет вышла из строя система телеуправления. Мне долго пришлось провозиться, пока я нашел неисправность. Когда я вернулся к себе, часы пробили час ночи. Передача из Москвы давно кончилась, и экран был пуст.
       Я уже собирался выключить телевизор, как вдруг по экрану поплыли расплывчатые белые полосы. Они то сливались вместе, расширяясь, закрывая весь экран, то вдруг распадались на множество мелких параллельных черточек, быстро мелькавших сверху вниз. Постепенно полосы расплылись, и сквозь туманную пелену стал виден странный узор. Небольшие продолговатые эллипсы разбегались во все стороны, образуя сложный, непонятный рисунок. Между эллипсами расположились прямые линии самой различной длины Я оторвал взгляд от экрана и посмотрел на антенну. Ее стерженек должен был быть направленным в ту сторону, откуда велась телепередача. Изумление мое стало еще больше, когда я увидел, что стерженек антенны торчал вертикально вверх, куда-то в зенит, туда, где сияла голубым светом Вега.
       “Что это значит, — подумал я, — может быть, ведутся испытания ретрансляционной станции на спутнике?”
       Потом мне пришла в голову мысль сфотографировать изображение. Это было сделано в одну минуту После этого я снял телефонную трубку и позвонил начальнику нашей ионосферной станции Спирину. Несколько минут спустя Спирин был у меня. Он подошел к телевизору и долго разглядывал изображение.
       — Ну что? — спросил я.
       Начальник взглянул в мою сторону, снял очки и снова надел их, словно готовясь к длинному ответу. Я вздрогнул, когда он произнес только три слова:
       — Это не Земля!
       — Не Земля? — переспросил я, удивленный тем, что мысли Спирина сходились с моими.
       — Нет. Эта передача ведется не с Земли. Ясно?
       — Может быть, спутник...
       — Опыты со спутником исключены. Они ведутся на другой, вполне определенной волне. Об этом между государствами во избежание путаницы существует определенная договоренность.
       Передача не с Земли! Но таком случае откуда? Я вопросительно посмотрел на Спирина. Он вдруг сказал, как бы отвечая своим мыслям:
       — Марс? Не может быть... Нет!
       — Почему? — осторожно спросил я.
       — Почему? Да потому, что Марс сейчас находится под горизонтом, а ультракороткие волны, как вам известно, распространяются прямолинейно.
       Помолчав, он медленно продолжал:
       — Я не вижу никакого смысла в этих эллипсах. Но я заметил сейчас одну вещь... Скажите, ваш телевизор подстраивается автоматически? Значит, если станция будет двигаться, антенна станет перемещаться вслед за ней. А если изменится длина волны, на изображении это не отразится? Отлично. А теперь смотрите сюда.
       Он ткнул пальцем в приборный щиток и прочел:
       — “Положение станции относительно горизонта: азимут тридцать семь градусов, зенитное расстояние одиннадцать градусов тридцать шесть минут. Длина волны — тридцать миллиметров”.
       — Двадцать девять, — поправил его я, взглянув на приборы.
       — Вы правы. Теперь двадцать девять. Нет, ужа двадцать восемь целых пять десятых. А зенитное расстояние двенадцать градусов! Теперь вы видите! Станция движется над Землей. И длине волны непрерывно меняется. Какие выводы отсюда можно сделать?
       — Прежде всего таинственная телестанция, как вы уже сказали, движется, и довольно быстро. Кроме того, неведомые телеоператоры хотят, чтобы их передачу увидело как можно большее число зрителей, и поэтому меняют длину волны. Так?
       Спирин удовлетворенно кивнул:
       — Так! Остается невыясненным... Что это? Экран гаснет!
       По экрану вдруг побежали полосы, как в начале передачи, изображение расплылось, померкло и исчезло... Напрасно я крутил ручки настройки, переходи, с одной волны на другую. Все было напрасно.
       Спирин взял кассету со снимком и ушел, чтобы проявить ее и сообщить об открытии в Центральный совет астронавтики. Я остался сидеть у телевизора, взволнованный, происшедшим и удрученный быстрым концом передачи. Так и уснул у аппарата...
       Разбудил меня утром гул двигателей ракеты. Я быстро привел себя в порядок и отправился на стартовую площадку, не переставая размышлять о случившемся. Мне не терпелось узнать, что ответил Совет астронавтики на сообщение Спирина. Я проверил исправность радиосистемы на очередной, готовой к старту ракете и, отпросившись на часок, отправился в обсерваторию. Не успел я пройти и половины пути, как столкнулся со Спиртным.
       — А я к вам иду, — сказал он, — у меня есть важное сообщение. Очень важное! Знаете, ваше открытие приобретает реальную почву, хотя от этого не становится менее загадочным.
       Он втолкнул меня в свой кабинет, усадил в кресло и вручил отпечатанный листок.
       — Вот! Это я получил только что. Читайте вслух.
       Я прочитал: “Крым. Симеиз. 3 часа 18 минут. Сегодня в 2 часа 32 минуты метеорный патруль отметил в небе тело, с небольшой угловой скоростью двигавшееся с востока на юго-запад. Расстояние от поверхно­сти Земли 11 320 км. Скорость 27,6 км/сек. Согласно наблюдениям в Боль­шой менисковый телескоп вышеупомянутое тело оказалось шаром с по­пе­речником 89,7 метра. Поверхность шара имеет альбедо, равное 0,73. Происхождение шара непонятно. Наблюдения продолжаем. Доцент Бар­ский”.
       — Итак? — сказал Спирин, когда я окончил чтение.
       — Вы думаете, что передача...
       — Думаю? Нет! Уверен! Передача велась с этого шара. Я наводил справки. Вчера не проводились испытания спутников-телестанций. А этот шар летел с востока. Значит, прежде чем лететь над Крымом, он должен был миновать Кавказ!
       Я задумался. Дело запутывалось все больше. Раньше была неизвестна передающая станция. Теперь это установлено — шар. Но откуда взялся этот шар? И кто его сделал' Кто ведет оттуда передачи? Это не простой астероид, каких в солнечной системе тысячи. Нет, шар имеет другое происхождение. Но тогда... это межпланетный корабль! Корабль? Гость из космоса? Слишком фантастично, чтобы быть истиной. Но как иначе объяснить случившееся?
       Я так задумался, что не заметил, как в комнату вошел радист и передал Спирину только что полученную радиограмму Спирин прочитал:
       “Кавказ Ионосферная станция  17 Академии наук СССР. Начальнику станции Спирину, радиоинженеру Джонсу.
       В 13 часов по местному времени состоится телесовещание ученых по поводу открытия вблизи Земли небесного тела и связанных с ним явлений. Инженеру Джонсу предстоит сделать сообщение. Будьте готовы. Совет астронавтики”.
       Таков был ответ на радиограмму Спирина.
       ...Совещание началось ровно в 13 часов. На экране появился президент Академии наук СССР. Кратко объяснив, почему Совет астронавтики счел нужным оторвать ученых от их работы, он предоставил слово мне.
       Я начал рассказывать о своем открытии, не пропуская ни одной детали. Спирин сидел в стороне и подбадривал меня взглядом. Когда я кончил, экран некоторое время был пуст. Потом на нем появился высокий худощавый мужчина лет тридцати.
       — Это Барский, — сказал Спирин.
       Барский поправил галстук и сказал:
       — Об открытии шара уже известно всем. Я не буду повторяться. Добавлю к известному кое-какие данные.
       Наблюдения за шаром велись непрерывно с 2 часов 35 минут. Так как скорость его была больше критической, то мы ожидали, что тело обо­гнет Землю и удалится. Так бы и случилось, если бы в 3 часа 21 минуту шар не преподнес нам сюрприз. В это время по какой-то необъяснимой причине скорость его стала резко уменьшаться и через 7 минут достигла 9 км/сек. Орбита шара после этого должна была стать эллипсом. Однако шар явно не желал подчиняться классическим законам небесной меха­ники. Вместо эллипса он стал двигаться по спирали. Если такое движение будет продолжаться и дальше, то по расчетам, выполненным “ЭМ-2” (“ЭМ-2” — электронный мозг, счетно-аналитическая машина), шар упадет на Землю через четверо суток, в одиннадцать часов восемь минут по московскому времени. Падение произойдет в малонаселенных местах Южной Америки. Впрочем, движение тела может измениться вновь, и тогда этот расчет потеряет силу.
       В 6 часов 46 минут шар скрылся над горизонтом, и наблюдения за ним в Крымской обсерватории были временно прекращены.
       Однако наблюдения продолжались в Одесской обсерватории. Ее директор сообщил, что в 6 часов 53 минуты шар внезапно изменил направление движения на 11® к северу. Этот фантастический факт так же неоспорим, как и все остальные. Объяснить его можно, по-моему, лишь одним...
       — Корабль! — вырвалось у меня.
       Барский не мог видеть меня, но он слышал мой голос и ответил:
       — Да! Корабль!
       Изображение Барского исчезло, президент попросил ученых высказываться.
       Ученые выступали один за другим. Одни горячо защищали гипотезу Барского. Другие не менее горячо отрицали ее. Потом на экране снова появился президент.
       — Сегодня, — сказал он, — было высказано много до­гадок. Наша задача — проверить их и установить истину. Надо послать к шару исследовательскую ракету, оснащенную всеми необходимыми приборами и телепередатчиком. Местом старта я предлагаю семнадцатую Кавказскую станцию.
       Все выразили согласие. Наша станция получила задание готовиться к запуску и рассчитать траекторию полета ракеты.
       Метроном размеренно отбивает секунды. Одна, две, три... До старта остается две минуты. Мигают лампочки на большом пульте, светятся циферблаты приборов. Я сижу я кресле у пульта. Передо мной множество рукояток и кнопок. Сзади застыли президент, Барский и Спирин. Они смотрят в окно. Оттуда видно взлетное поле, и на нем на фон темнеющего неба вырисовывается длинный силуэт трехступенчатой ракеты. Летит по небу, распластав крылья, Лебедь с ярким далеким Денебом в хвосте. Рядом маленький четырехугольник Лиры. Голубым светом переливается яркий рубин — Вега... Еще минута. Вспыхивает серым светом экран. На нем видны звезды. Это включился телепередатчик ракеты.
       ...Резкий звонок. Старт! Я машинально беру на себя ручку автоматического старта. За стеной слышится ровный густой гул. Вздрагивают на экране звезды. Задвигались стрелки приборов... Ракета в воздухе. Она летит вертикально вверх, пронзая многокилометровую толщу атмосферы. Я неподвижно сижу за пультом, не вмешиваясь в работу автоматов. Голос за моей спиной спрашивает:
       — Сколько времени продлится полет?
       — Двадцать семь минут, — отвечаю я.

    0x01 graphic

       ...Шестая минута полета. В первой ступени кончилось горючее. Приборы докладывают, что она отделилась и опустилась на Землю с парашютом. Тотчас же автоматически включаются двигатели второй ступени. Скорость растет. Полет продолжается. Постепенно спадает нервное напряжение первых минут полета.
       — Шар, — говорит вдруг Барский.
       Из верхнего правого угла на экран выплывает белая звездочка, лишняя звезда в давно знакомом узоре созвездий. Она медленно перемещается на фоне других звезд, все время увеличиваясь в размерах. Цель в виду!
       Проходит еще несколько минут. Уже ясно виден белый, без единого пятнышка диск. Он быстро приближается.
       На двадцатой минуте двигатели умолкают. Теперь ракета летит по инерции. Курс выдерживается точно, ракета летит почти прямо на шар. Кажется, ракета и шар мчатся навстречу друг другу. На самом деле это не так. Ракета догоняет шар, скорость которого несколько меньше скорости ракеты. Успеем ли мы заметить что-нибудь, когда ракета пронесется мимо?
       Но что это? Несколько секунд назад шар находился немного в стороне от курса ракеты, теперь он вдруг переместился в центр экрана. Но ведь ракета врежется в него! Произойдет взрыв. Нужно немедленно что-то делать. Я судорожно дергаю ручку тормозных двигателей, расположенных в крыльях ракеты.
       Ракета тормозится. Шар уже не так быстро надвигается на нее. Еще немного... Но двигатель вдруг останавливается. Кончилось горючее. Теперь все! Еще несколько секунд, и последует удар. Поверхность шара быстро приближается. Еще секунда... Внезапно прямо по курсу ракеты в поверхности шара открывается круглое отверстие. Ракета летит туда. Отверстие вырастает на глазах, и вдруг экран гаснет. Тьма. Но стрелки приборов живут. Что же случилось? Экран освещается ровным серым светом. Ракета лежит неподвижно в длинном светлом тоннеле. Экран снова гаснет. Стрелки приборов неподвижны. Путешествие закончилось...

    0x01 graphic

       И тут я слышу голос Барского:
       — Вы видели?! Какие еще могут быть сомнения в том, что это корабль? Теперь “они” знают о нашем существовании. Шар опустится! Обязательно опустится!
       — Передача с ракеты записана? — спрашивает прези­дент.
       Я киваю головой.
       ...Через несколько минут вся станция знала о судьбе ракеты. Сообщение о ней было послано в Москву, а оттуда во все города мира. Люди волновались. Такое событие, как прилет корабля с иного мира, тревожило и радовало всех. Люди уже задумывались над тем, как встречать гостей, что им показывать. Но встречать никого не пришлось. События развернулись совершенно иначе.
       ...Первый цилиндр упал на Землю утром следующего дня. Очевидец, член колхоза “Путь к коммунизму” Воронежской области, так рассказывал об этом:
       — Часов в семь утра я вышел из дому и отправился в поле. Солнце только что взошло. На ходу я о чем-то размышлял, как вдруг услышал легкий свист. Я поднял голову Свист раздавался откуда-то сверху и все время усиливался. Внезапно в глаза мне сверкнул ослепительный свет, и земля чуть содрогнулась Когда я опомнился, то увидел в нескольких шагах от себя небольшую воронку и в ней полузарывшийся в землю цилиндр. Он светился багровым светом. Я быстро вернулся в село, позвал людей и позвонил в Воронеж. Через четверть часа на вертолете прилетели пятеро ученых. Погрузив уже успевший остыть цилиндр в вертолет, они улетели.
       0x08 graphic
    Вот что произошло потом. По дороге странный цилиндр внезапно распался на несколько частей. Внутри него оказался металлический рулон. На мягком податливом металле были выгравированы какие-то знаки. Таинственный рулон был немедленно отправлен в Москву Каково же было удивление ученых, когда на металле они увидели те же эллипсы и линии, что и на снимке, сделанном мной с экрана телевизора!
       ...Через час недалеко от Праги упал второй цилиндр. Третий цилиндр упал в Швеции, четвертый — в Бразилии. Цилиндры падали с неба как го­рох. Через определенное время после падения они распадались, и внутри оказывались все те же рулоны со знаками. Теперь не оставалось сомнений, что это письменность существ, прилетевших на шаре, который еще вращался вокруг Земли, изредка изменяя курс, словно ища места для посадки.
       Было решено во что бы то ни стало расшифровать записи. Аналитическая машина “ЭМ-4” получила программу действий и принялась за дело. А дело это было неимоверно трудным даже для такой машины, как “ЭМ-4”. Немногие ученые верили в успех этого безнадежного предприятия.
       ...Прошло три дня. В этот день на Землю упал последний цилиндр. Он был семьдесят шестым по счету из всех найденных цилиндров. А сколько их упало в океан и было погребено в многокилометровой толще воды!
       ...На пятый день случилось то, чего никто из жителей Земли не мог предвидеть. В восемь часов утра по радио было передано сообщение Академии наук СССР, подтвержденное затем всеми обсерваториями мира.
       “Как известно, — говорилось в сообщении, — три дня назад шар из спирального спуска перешел на круговую орбиту вокруг Земли. Его скорость была равна 8,4 км/сек. Несколько часов назад скорость движения шара внезапно увеличилась и достигла 10,6 км/сек. Орбита шара стала эллипсом с апогеем 76 тыс. нм и перигеем 1 350 км. Такое поведение космического корабля кажется странным, если он собирается совершить посадку на Земле. Наблюдения за шаром продолжаются непрерывно, все новые данные поступают в Центр по обработке наблюдений”.
       Шесть часов спустя меня вызвал к себе Спирин Он протянул мне бланк, на котором было написано.
       “Крым. Симеиз. 13 часов 20 минут. Час назад шар внезапно резко увеличил скорость до 75 км/сек и перешел на гиперболическую орбиту. В 12 час. 47 мин. расстояние шара от Земли было равно 237 тыс. км, а скорость 153 км/сек. Шар удалялся и в 12 час. 59 мин. скрылся из виду, находясь в созвездии Девы, близ Спики. В 13 час. наблюдения пришлось прекратить. Доцент Барский”.
       ...Корабль улетел. Улетел навсегда! Только рулоны еще не прочитанных записей напоминали о нем Некоторое время люди еще надеялись на его возвращение, ждали. Но в это время началось строительство Великого Чукотского барьере, который соединил впоследствии Азию и Америку, и о корабле стали понемногу забывать. Лишь неутомимый электронный мозг продолжал работать над рас шифровкой таинственных записей.
       ...Прошло полгода. Кончилось лето, пролетела осень, в горах Кавказа выпал первый снег. Дули сильные ветры. В одно такое утро я узнал об открытии Икарии Альфы. Об этом мне рассказал Спи­рин.
       — Вы, Джонс, никогда не задумывались над тем, почему так пусто в нашей Галактике? От Солнца до ближайшей звезды свет идет четыре года. Какая бездна! Неужели она совершенно пуста? Этого не может быть!
       Тысячи звезд доступны невооруженному глазу, сотни тысяч звезд становятся видны человеку, вооруженному биноклем, сотни миллионов доступны сильному телескопу. А сколько миллиардов звезд не видны даже в телескоп? Ведь мы видим только сравнительно горячие звезды. Если температура звезды ниже 600®, она уже не видна глазом. Она посылает в пространство лишь невидимые инфракрасные лучи. Таких звезд в пространстве должно быть больше, чем всея остальных. Это темные, давно остывшие звезды, но в недрах их еще продолжают идти ядерные реакции, и они обогревают изнутри поверхность, покрытую твердой корой. Это умирающие звезды. Тек вот, одной из таких звезд является Икария Альфа. Температура ее поверхности равна 38®, а расстояние до Земли — двум световым месяцам. Как видите, это намного ближе, чем расстояние до ближайшей после нее звезды — Проксимы Центавра.
       — А где находится эта Икария Альфа?
       — В созвездии Девы.
       На другой день мы со Спириным прилетели в Москву на конференцию астрономов. Мы пришли в Институт астрономии ровно в полдень. Большой зал заседаний был уже полон.
       Первым выступил директор Пулковской обсерватории Он рассказывал об открытии Икарии Альфы, но я слушал невнимательно. Потом ученые говорили о природе инфракрасных звезд. Наконец слово получил Барский.
       — То, что я скажу, не будет касаться природы Икарии Альфы. Я хочу поговорить о том, может ли быть на ней жизнь.
       По залу прошел легкий гул. Многие недоуменно пожимали плечами. Потом наступила настороженная тишина, и Барский продолжал:
       — Приспособляемость живых организмов огромна. Споры бактерий могут существовать при давлении от нуля до восьми тысяч атмосфер и температуре от абсолютного нуля до ста семидесяти градусов. Многие микроорганизмы существуют в очень тяжелых условиях. А ведь на Икарии Альфе температурные условия вовсе не такие тяжелые! Во всех точках ее поверхности постоянная температура тридцать восемь градусов. Там нет смены дня и ночи, зимы и лета. Но есть ли там атмосфера? Мы еще не знаем этого. Но Икария Альфа — достаточно большое тело, чтобы удержать, около себя плотную атмосферу. А если есть атмосфера, то почему нельзя предположить наличие в ней достаточного для жизни количества свободного кислорода?
       Растений там, конечно, быть не может. Для них свет — необходимое условие. Но животный мир там может быть. Вспомните хотя бы животных, существующих в подземных пещерам. Там вечная тьма, и жители этого мрачного мира имеют белый цвет. Там тоже постоянная температура, как на Икарии Альфе.
       А теперь вспомните о прилете космического корабля. Где обнаружена Икария Альфа? В созвездии Девы. А куда направился шар, покинув Землю? В направлении созвездия Девы! Это может быть случайным совпадением. Но я убежден, что только там следует искать разгадку тайны!
       Невозможно описать, что началось в зале после выступления Барского. Все требовали слова. И все были против Барского. В разгар споров в зале появился президент Академии. Он прошел на трибуну и поднял руку.
       — Товарищи! Я только что из Вычислительного центра. Могу сообщить вам приятную новость. Сегодня расшифрована некоторая часть записей. Вот она.
       Президент взял в руки листок и при гробовом молчании зала с паузами прочел:
       — “...Мы... из светлого мира... летели... достигнуть... много экспедиций... гибель... мы достигли цели... спуститься невозможно... ждет гибель... короткое излучение... мы приле­тим... аппараты и специальные... ближайшая звезда... Ждите!”
       Президент смолк.
       — Это все? — спросил кто-то.
       — Да, удалось прочесть только это. Но и отсюда можно сделать кое-какие выводы. “Они” предпринимали много экспедиций, чтобы достигнуть солнечной системы. Экспедиции гибли. Наконец “они” достигли Земли, но не решились опуститься, опасаясь гибели от какого-то короткого излучения. По-моему, это опасное для них излучение — свет, обыкновенный свет! Ведь волны видимого света короче инфракрасных! Но “они” прилетят! В этом нет сомнений. “Они” вернутся, взяв с собой необходимое оборудование.
       Откуда они прилетели? В записях сказано: “Ближайшая звезда”. Я не знаю звезды ближе, чем Икария Альфа!
       На этом можно и закончить историю космического гостя. Остается добавить, что остальную часть записей не удалось расшифровать до сих пар.
       Но все верят, что мы прочтем эти записи. Из них мы узнаем о таинственной жизни на холодной звезде, имя которой Икария Альфа.
       Я по-прежнему работаю на Кавказе. Но до сих пор не могу забыть тек дней, когда соприкоснулись друг с другом два мира. Соприкоснулись, чтобы снова разойтись...
       Прилетит ли шар еще раз? Может быть! А если нет?
       Я лично верю, что наступит день, когда будет построен руками человека мощный межзвездный корабль, И тогда человек полетит в гости к своим собратьям по разуму. И два мира протянут сквозь бездну пространства руки дружбы и соединят их в крепком братском рукопожатии.

  • Комментарии: 1, последний от 10/02/2016.
  • © Copyright Амнуэль Песах Павел Рафаэлович (amnuel@rambler.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 27k. Статистика.
  • Рассказ: Фантастика
  • Оценка: 5.78*13  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.