Алексеев Вячеслав
Экспедиция. Часть 3. Сафари на... [фрагмент]

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 21, последний от 09/03/2013.
  • © Copyright Алексеев Вячеслав (Slawa-614@rusf.ru)
  • Обновлено: 28/09/2006. 159k. Статистика.
  • Фрагмент: Альт.история
  • Оценка: 6.38*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  • Вячеслав Алексеев
    
                                     Экспедиция
    
                               Часть 3. Сафари на ...
    
                                     [Фрагмент]
    
    
         1.
    
         Грузовик    мчался    по    астраханским    колдобинам    в     сторону
    пространственно-временной дыры не щадя собственных рессор.
         - Опаздываем,  Валя,  опаздываем,  поднажми  еще  немного  -  нервничал
    Стас. - Эти еще увязались.
         Евгений оглянулся в боковое  зеркало.  Сзади  отчетливо  просматривался
    гаишный жигуль с неработающей мигалкой, прицепившийся еще на асфальте.  Хотя
    и приотстал он на проселочной дороге, но продолжал висеть на хвосте.
         - Ничего, это чужие, не те что нас  гонят.  Обычные  гаишники  -  денег
    хотят срубить. Вот сейчас заправку проскочим - они в пустыню по голому снегу
    не сунутся. Колеса у них не того профиля. Сразу на трассе не перехватили,  а
    теперь - дудки. - Ответил он Стасу. - Сколько там у нас времени?
         - До астрономического полудня минут пятнадцать. Ровно  в  полдень  дыра
    открывается, сколько времени она действует - не знаю...
         - Вот закроется... И останемся мы один на один с гаишниками. С  оружием
    в будке.
         - Чего прицепились? Ехали ж спокойно, ничего  не  нарушали,  никого  не
    трогали. Да и гаи - сами спокойно пропустили, а потом, будто взбесились.
         - Они, видать, всех проверяют. Может ориентировка  на  нас  только  что
    дошла? Повяжут нас с оружием,  и  все...  Будем  сидеть  на  нарах  в  чужом
    капиталистическом мире...
         - Чего ж они нас сразу то пропустили?
         - А может по рации какое-нибудь сообщение про нас? Тогда догонят, еще и
    повязать могут...  Странно,  и  сирену  не  включают,  если  специально  нас
    преследуют? А вдруг стрелять начнут?
         - Ну - не  каркай,  и  так  тошно...  Так,  заправка  показалась.  Жми,
    Валентин, обходи ее стороной.
         Грузовик углубился по разбитому проселку в пустыню. За  ним  корячилась
    легковая автомашина.
    
    
         * * *
    
         Получасом раньше сотрудники  дорожного  правопорядка,  издалека  оценив
    древний, по их мнению, агрегат - давно снятый с  производства  157-й  зилок,
    тут же потеряли к нему интерес. Вроде  -  обычный  деревенский  работяга.  А
    других машин со стороны Москвы не было. Старший наряда - лейтенант, сидевший
    в машине, даже не повернул в его  сторону  голову.  А  дежуривший  на  улице
    сержант, уже смотрел в другую сторону: там от Астрахани появилась  волжанка,
    с нарушением пошедшая на обгон жигуля. И лишь когда грузовик пронесся  мимо,
    он рассмотрел на задней стенке будки московский номер. Видимо, в этот момент
    он что-то вспомнил: подскочил на месте и кинулся к гаишной машине.
         - Алексей Борисович, этот грузовик московский.
         - Ну и что?
         - Так нужно бы документы проверить.
         - А чего ж не остановил?
         - Ну... Проморгал, с кем не бывает, товарищ лейтенант, мы ж  их  в  миг
    догоним.
         - Зачем? - Спросил лейтенант.
         - Что-то мне кажется, ориентировка была на этот номер...
         - Ох, мудришь ты, Зайлетдинов, ох мудришь. Лучше вон ту Волгу возьми.
         - Товарищ лейтенант, честное слово - чую.  Нужно  нам  этот  грузовичок
    остановить.
         - С волжанкой честных сто штук само плывет. А там еще неизвестно, что и
    как.
         Никто не высказал вслух, но каждый про себя  подумал,  что  москвичи  -
    люди богатые и, так далеко отъехав от столицы, должны быть  при  деньгах.  А
    при желании  всегда  можно  было  найти  формальный  повод  для  штрафа.  Но
    специально догонять... Лейтенант принял решение, что не стоит  оно  того.  И
    опять уткнул свой взгляд в пустоту.
         Зайлетдинов достал сотовый.
         - Сейчас я уточню ориентировку. Может действительно зря дергаемся?
         - Пока ты один дергаешься и Волгу проморгал. А почему не по рации? -  с
    подозрением спросил лейтенант.
         - Это вроде бы не по нашему ведомству, коллеги из охранной фирмы что-то
    говорили про 157 зилок.
         - Из  Твинкэта,  небось?  Там  же  одни  бандюки,  смотри  Зайлетдинов,
    влипнешь ты с ними.
         - Ну какие они бандюки, Алексей Борисович?  Коллеги,  там  же  половина
    бывших наших работает.
         В этот момент он дозвонился.
         - Алло, Дима?  Помнишь,  вчера  ты  что-то  говорил  про  зилок?  Номер
    повтори? Ага, ага. Точно, он  самый.  Только  что  проследовал  мимо  нас  к
    Астрахани. Что за ними? Что? А... Да догнать то можем,  а  смысл?  Ладно,  я
    потом перезвоню.
         - Ну? - Лейтенант повернулся к нему.
         - Да... - Зайлетдинов  замялся.  -  Он  сам  ничего  толком  не  знает.
    Говорит,  был  звонок  из  Москвы  с  просьбой  отследить.  Денег  дают   за
    информацию. Сейчас команда в погоню выезжает из Волгограда,  и  в  Астрахани
    они кому-то звонить будут.
         - Во-во, из Москвы. За связь с московскими их наша прокуратура и  взяла
    на карандаш. Пока негласно, но ты имей ввиду.
         - Ну, положим, из Волгограда они не догонят,  а  Астраханские  могут  и
    перехватить на въезде. - добавил молчавший до сих пор шофер. - А много денег
    дают?
         - А сотню баксов.
         - Тю-ууу. Всего то? - присвистнул лейтенант.
         - Так это ж всего-навсего за информацию. А если мы их первыми накроем?
         - А что за ними? - спросил лейтенант, и добавил, обращаясь к шоферу,  -
    Давай, Костя, трогай. Догони колымагу.
         - Не  знает  Дима  ничего.  Кто,  что...  Почему  их  отслеживают.  Но,
    наверное, не просто так... Может денег взяли и не отдают, а может еще что.
         - А вдруг там крутые какие?
         - В колымаге?
         - Грузовик для груза, а за ним кто-нибудь посерьезнее.
         - А чего мы? Мы просто проверим  документы  и  все.  Какие  могут  быть
    претензии к нам? Имеем полное право.
    
    
         * * *
    
         И вот гаишный жигуль рванул в погоню. Да и что еще делать? Машин больше
    на трассе нет, февраль - не похож на арбузный август. А  тут  появился  шанс
    немножко заработать. К  сожалению  милиции,  пока  они  спорили  да  решали,
    грузовик оторвался достаточно далеко  и  совсем  ушел  за  горизонт.  Жигуль
    пошустрее грузовика и очень скоро Костя заметил  его  впереди,  но  внезапно
    Зилок не поехал в город, как ожидалось, а свернул на  разбитый  проселок.  И
    теперь перед доблестной милицией стояла только одна дилемма - без табельного
    оружия, шансов догнать грузовик, прущий в пустыню, становилось все меньше  и
    меньше, а если с Зилком окажется  все  в  порядке,  то  первые  же  выстрелы
    навсегда расстреляют светлую мечту на  денежное  вознаграждение  от  погони:
    протокол, отделение, официоз, да еще и жалобу накатают... И с  ориентировкой
    из охранной фирмы проблемы будут - начальство давно с подозрением смотрит на
    руководство Твинкэта, последнее время  впутавшееся  в  какой-то  криминал  с
    московскими бандюками. Если начальство узнает  -  можно  будет  и  самим  из
    органов вылететь. Вот и скакали пассажиры жигуля, стучась головой о крышу на
    каждом ухабе, держа, однако, автоматы наготове, причем  лейтенант  поминутно
    материл сержанта. А первопроходцам во времени  тоже  терять  было  нечего  -
    помимо всяких мирных вещей, в переоборудованном кузове находилось достаточно
    оружия и компонентов для приготовления взрывчатых веществ, столь необходимых
    в иные времена. Но в данном  пространственно-временном  континууме  владение
    всем этим богатством явно не приветствовалось.
    
    
         * * *
    
         Внезапно стекло побелело и окружающий мир закрылся сероватым туманом.
         - Дыра! - Сказал Стас, почувствовав головокружение.
         Но тем не менее ни  он,  ни  его  попутчики  на  сей  раз  сознания  не
    потеряли.
         - Привыкаем, что ли? - обратился он к Женьке, мотающему головой, словно
    лошадь после купания.
         - Ты о чем? - не понял Женя, пытавшийся таким  способом  взбодриться  и
    отогнать наваждение.
         - Ой! - произнес Валентин, всматриваясь в окружающий мир после опавшего
    тумана - Куда й то нас занесло?
         Машина еще некоторое время катилась  по  густой  траве,  вместо  снега.
    Перепад был очень неожиданным. Да и не мудрено - только  что  кутавшиеся  от
    февральского холода в телогрейки, геологи  внезапно  оказались  в  тропиках.
    Машина уткнулась в непонятное растение - не  то  пальму,  не  то  гигантский
    папоротник, и заглохла.  Удивленно  озираясь  путешественники  почувствовали
    легкий удар по машине сзади.  Валентин  и  Евгений  выскочили  из  кабины  и
    ошарашено уставились  на  притулившийся  к  кузову  гаишный  жигуль.  Следом
    подошел и Стас, а Кокорь, привязавшийся от тряски к  дивану  жилой  комнаты,
    все же потерял сознание и еще не пришел в себя.
         - И эти сюда заехали... -  пробормотал  Валентин,  заглядывая  в  салон
    легковушки.
         Трое милиционеров в живописных позах развалились  на  сиденьях  жигуля.
    Водитель, потерявший сознание, сбросил ногу с педали газа, машина на  прямой
    передаче не смогла справится с  мягким  влажным  грунтом  и  высокой  травой
    тропического леса, заглохла и потому соприкосновение  с  тяжелым  грузовиком
    лишь слегка примяло ее крыло.
         Женька тут же полез в салон и стал снимать у гаишников приготовленные к
    бою короткоствольные автоматы.
         - Ты чего? - Спросил Валентин.
         - Давай, помогай, неизвестно - сколько они в такой прострации пробудут,
    а как придут в себя - запросто могут стрельбу учинить. Что-то  мне  кажется,
    что эти сначала стреляют, а лишь потом спрашиваю: кто да что...
         А  Стаса  больше  интересовал  окружающий  пейзаж.  Он   с   удивлением
    рассматривал странные растения,  принюхивался  к  влажному  прелому  запаху.
    Потрогав мощный зеленый ствол какого-то дерева, он  недовольно  сморщился  и
    покачал головой.
         - Кажется  мы  приехали   не   туда,   куда   хотелось.   Валь,   давай
    разворачивайся, пока дыра не закрылась.
         - Как не туда? - спросил Валентин.
         Он уже вытащил из жигуля два автомата  и  извлек  штатные  пистолеты  у
    обоих пассажиров, а Евгений разоружил шофера, передав Стасу пистолет.
         - Где же мы тогда? - спросил он,  закидывая  калаши  в  открытую  дверь
    будки. - А с этими что делать будем?
         - Похоже мы или в начало кайнозоя или вовсе в мезозой провалились.  Эти
    папортники и хвощи мы на палеонтологии проходили - они свыше сотни миллионов
    лет тому назад росли. Людей здесь нет и быть не может.  А  этих  придется  с
    собой на буксире тащить. Потому как погибнут они.
         - Вот еще! - Встрял Евгений - Они ж нас стрелять хотели, да  и  сейчас,
    как в себя придут, сразу права начнут качать. Давай сами отвалим потихоньку,
    да и дело с концом...
         - Женя!  Некогда,  давай  трос  и  цепляй  жигуль,  а   ты,   Валентин,
    разворачивай машину, уматывать нужно отсюда пока не поздно!
         - Тогда жигуль нужно отодвинуть, мне ж назад сдавать.
         - Ты можешь побыстрее? Теряем время! - заорал Стас.
         Его нервное напряжение передалось  напарникам  и  те,  хоть  и  нехотя,
    начали выполнять приказания: Валентин залез в кабину  и  завел  грузовик,  а
    Евгений принялся разматывать  трос,  намотанный  на  специальные  крюки  под
    кузовом. Сам Стас залез в жигуль, отпихнув водителя на соседнее пассажирское
    место, и тоже  завел  легковушку.  Отъехав  немного  назад,  он  с  ревом  и
    пробуксовкой, осыпая из под колес округу черной землей  и  травой,  медленно
    покатился по кругу, лавируя между растениями. Валентин, тем  временем,  пару
    раз сдав назад-вперед, развернулся практически на месте. Едва Женя  закрепил
    жигуленок  тросом,  как  зашевелились  гаишники  и  Стас  счел   за   лучшее
    ретироваться из их машины.
         Кортеж тронулся с места, и тут милиционеры окончательно пришли в  себя.
    У жигуленка открылись задние двери, оба  пассажира  выскочили  на  ходу,  но
    непривычный окружающий мир настолько поразил, что они, не предпринимая более
    никаких действий, замерли двумя столбиками. Тягач остановился.  На  подножке
    показался Стас и заорал обалдевшей милиции:
         - В машину, идиоты, скорее в машину - иначе все погибнем!
         Впрочем его крик не произвел на гаишников никакого результата.
         Неизвестно, чем бы все  это  окончилось,  но  на  счастье  Стаса  из-за
    деревьев показался зеленый динозавр, с пастью, размером с приличный чемодан,
    полную острых зубов. В отличие от людей, абориген сразу оценил  ситуацию,  и
    не раздумывая, в припрыжку поскакал к остолбеневшим гаишникам.
         Дальше сработал голый инстинкт: даже Стас не заметил, когда милиционеры
    оказались внутри машины, впрочем, он сам едва  не  сорвался  с  подножки  от
    мощного рывка грузовика: Валентин со всей дури  давил  на  акселератор,  все
    шесть колес метали  фонтаны  земли  и  перепревшей  травы,  а  сзади,  вроде
    рыбацкой блесны на поводке, вильтихлялся жигуленок.
         Динозавр,  разглядев,  наконец,  что  его  законную  добычу  утаскивает
    кто-то, соразмерный с ним самим, сначала опешил от  такой  наглости,  потом,
    решив что "чужак" не столь силен  и  к  тому  же  убегает,  прибавил  прыти,
    надеясь все же урвать свой кусок.
         - Валя, правее держи, по нашим следам,  мимо  едешь  -  заорал  Стас  и
    осекся.
         Там, справа, куда по мнению Стаса нужно было сворачивать,  из  ниоткуда
    сам собой возник джип, черный, тонированный в "ноль" и лишь грязный снег  на
    подножках подсказывал нездешнее происхождение этой машины. Он пер  прямо  на
    грузовик, теряя на ходу куски ледяной "бороды" у колес. Валентин  еле  успел
    крутануть рулем, чтобы избежать лобового удара. Джип вскользь зацепил крылом
    массивный бампер грузовика, вильнул от такого пинка в сторону, и, не  снижая
    скорости, покатился дальше.
         - Опа-на! Братки! Значит они тоже у нас на хвосте  висели!  Сейчас  они
    того... Без памяти...
         - Ну уж дудки, этих вытащить мы все равно не успеем. Да и желания  нет.
    Гони Валентин... Вон туда, откуда они выскочили...
         К счастью, переход еще работал и был совсем рядом. Едва проехав десяток
    метров, окружающий пейзаж размылся, окна были залеплены однотонной сероватой
    мглой и, когда она  спала,  машина  снова  оказалась  на  снегу.  Неприятные
    ощущения и резкий холод после тропической жары подтвердили факт перехода.  А
    для пассажиров жигулей повторный путь был столь  же  плачевен  -  они  вновь
    потеряли сознание. Аналогичная участь постигла и  преследователя:  динозавр,
    практически догнавший добычу, даже не обратил  внимание  на  нового  черного
    персонажа - эффект убегающей жертвы оказался сильнее, и потому...  Вывалился
    вслед за жигулем из временного перехода и тут же рухнул  безвольной  массой,
    пристроив здоровенную зубастую морду на багажнике легковушки.
    
         - Дела-а-ааа! - протянул Стас медленно  слезая  с  подножки  на  ватных
    подгибающихся ногах, второй подряд переход  опять  ударил  по  сознанию,  но
    организм, по-видимому, с каждым разом все больше  адаптировался  к  подобным
    встряскам. - Ребята! Вы  только  посмотрите!  Этот  зеленый  урод  проскочил
    вместе с нами, но переход и его свалил! Сейчас он очнется и нас сожрет!
         - Так пристрелить его, пока не очухался - Женя тоже вылез из грузовика,
    открыл дверь будки и попытался разглядеть - куда  он  зашвырнул  милицейские
    автоматы. - Блин! Куда автоматы провались? Черт!  Они  между  ящиками...  Не
    достать... Валька, где топор? С этим крокодилом нужно что-то делать! Да  что
    вы стоите, как...
         - Где я тебе сейчас топор найду - Валентин тоже занервничал. -  Уезжать
    нужно отсюда. Авось не догонит. И ментов ему оставить - пусть подавится.
         - Так, спокойно, спокойно... Вполне  возможно,  что  пулей  ты  его  не
    убьешь. Во всяком случае - не сразу, это точно. Так, что у нас  есть?..  Они
    минут  десять  в  отключке  были?  Значит  сейчас  у  нас  есть...  хотя  бы
    пять-восемь минут, а у крокодила - еще больше.  Ага,  вот  бухта  капроновой
    веревки. Сможешь дотянуться? Кидай ее сюда, в темпе ему морду и лапы свяжем,
    а потом решать будем, чего с динозавром делать. Давай скорей,  кто  знает  -
    вдруг эта безмозглая тварь раньше очухается.
         - А  если  порвет?  -  Спросил  Валентин,  обматывая  морду   динозавра
    веревкой. - Ой! Зашевелился!
         - Не дрейф, это я его качнул, он еще в отрубе. И не порвет,  капроновый
    фал три тонны на разрыв выдерживает. - Ответил  Стас,  подсовывая  очередную
    петлю под задние лапы монстра. - Затягивай, крепче тяни. Вот так, никуда  он
    не денется.
         Пока связывали рептилию, в легковушке очнулись милиционеры, а из кузова
    спрыгнул Кокорь. Древний воин, еще не совсем избавившийся от головокружения,
    покачиваясь подошел к динозавру. Тихонько пнул его ногой.
         - Змей, - пробормотал он, - очень большой змей,  я  таких  отродясь  не
    видел.
         Ошалевшие милиционеры, после совершенно не понятных перескоков из  зимы
    в лето и  обратно,  полностью  потеряли  всякую  ориентацию  и  бессмысленно
    таращились на морду динозавра через заднее стекло.
         Динозавр, тоже очнулся и дернул головой, все еще лежавшей на  багажнике
    жигуленка. Вот тут милиция разом выпрыгнула наружу. Стас, Кокорь и  Валентин
    тоже отскочили на приличное расстояние.
         - Порвет веревки или не порвет? - в который раз переспросил Валентин. -
    Лучше б автомат найти да и кокнуть его.
         - Не должен... Жень - крикнул Стас в сторону грузовика, -  ну  чего  ты
    там копаешься, хоть какое ружье достань.
         - Что здесь происходит? Где  наше  оружие?  Предъявите  документы...  -
    лейтенант, самый старший по званию среди милиционеров, окончательно пришел в
    себя и попытался перехватить инициативу, стараясь держать в  поле  зрения  и
    москвичей, и мезозойскую рептилию.
         - Погоди лейтенант, сейчас не до тебя. - ответил Стас,  -  Вот  с  этой
    заразой разберемся, потом ответим на  кучу  вопросов.  И  оружие,  наверное,
    вернем.
         - Как это "наверное" - взъярился сержант.
         - Зачем "вернем" - удивился Кокорь.
         А зверь окончательно проснулся и мощными рывками принялся освобождаться
    от веревок, попутно круша автомобиль.
         - Что он делает! - закричал лейтенант, немедленно отдайте  наше  оружие
    или сами пристрелите эту скотину. Весь ущерб за ваш счет!
         - Блин! - вымолвил Стас, засунув руку  в  карман  и  вытаскивая  оттуда
    милицейский пистолет, - я ж его в карман пихнул...
         Стас прицелился и... ничего не произошло.
         - Где у него  предохранитель?  Как  тут  стрелять?  -  обратился  он  к
    лейтенанту.
         Но тут к нему подскочил рядовой -  шофер  жигулей  и  выхватил  из  рук
    оружие:
         - Это мой пистолет! И он не  заряжен.  А  за  кражу  личного  оружия  -
    ответишь!
         Раздалась автоматная очередь из грузовика - Женька, расшвыряв  половину
    ящиков все же достал один из провалившихся калашей и, не долго думая, всадил
    половину автоматного рожка в дергающуюся тушу  животного.  Однако,  судя  по
    непрекращающимся рывкам, динозавр не сильно пострадал. Наоборот, не в  силах
    ни открыть  пасть,  ни  встать  на  ноги,  рептилия  принялась  крутиться  и
    извиваться на одном месте, пытаясь достать своих обидчиков  мощным  хвостом.
    Но люди стояли на недоступном расстоянии, зато легковушка была совсем рядом,
    и монстр обрушил на нее всю свою мощь и  ярость.  Первыми  брызнули  стекла,
    потом двери и крыша глубоко вмялись  внутрь  салона.  Двигатель  сорвался  с
    креплений и вывалился на землю. Последним сдался задний мост, он переломился
    у левого колеса. Весь разгром  сопровождали  брызги  разлившихся  бензина  и
    масла, клочья летящих во все стороны кусков поролона  из  сидений,  осколков
    стекла.
         Поняв, что рептилия не сможет их достать, наблюдатели немного осмелели.
    Женя соскочил с кузова, подошел к динозавру поближе.  Прицелился  и  в  упор
    разрядил все оставшиеся патроны в голову животного.  Рептилия  изогнулась  в
    предсмертной агонии и медленно обмякла.
         - Эх ты, стрелок! - усмехнулся  Стас,  подойдя  поближе,  -  всю  шкуру
    испортил, а ведь такое чучело могло получится.
         - Я не понимаю, чему вы радуетесь? - грозно  спросил  лейтенант,  легко
    отбирая пустой автомат у инженера. - А за машину придется платить.
         - Все, лейтенант, все! Не гони...  Тем  более,  что  мы  с  вами  одной
    веревочкой теперь связаны и без нас вы туда - Стас махнул  рукой  в  сторону
    временной дыры, - к себе, никогда уже не вернетесь.
         - Куда это к себе,  ты  чего  болтаешь?  Пугать  вздумал?  -  лейтенант
    перешел на грозный тон.
         - Всем лежать! - вдруг  крикнул  милицейский  шофер,  наведя  на  Стаса
    пистолет.
         - Ты чего? - спросил улыбающийся Стас.
         - Стас! Он патроны вставил! - раздался приглушенный  голос  Кокоря,  он
    попытался зайти со спины, но сержант тут же перевел оружие на него.
         - Лежать! - крикнул шофер еще  раз  и,  выстрелив  в  воздух,  отскочил
    подальше от четверки москвичей, чтобы можно было всех  одновременно  держать
    под прицелом.
         Лейтенант, почувствовав возвращающуюся к нему власть, воспрянул духом:
         - Зайлетдинов, у тебя второй рожок должен быть, дай сюда.  И  быстро  в
    грузовик, глянь, что там и как. Второй автомат тоже должен там быть.  А  вам
    приказано лежать! Приходько, в случае чего  -  стреляй  без  предупреждения.
    Кажется мне, эта публика по части УГРО - если еще не  в  розыске,  то  скоро
    будет объявлена!
         Геологи медленно опустились  на  снег.  Древний  воин  хотел,  было  не
    подчиниться, но Стас и Женька жестами  показали  ему,  что  для  всех  будет
    лучше, если он ляжет.
         Лейтенант подошел к своей машине, подергал смятые двери. Через проем от
    разбитого заднего стекла достал каску и еще  один  автоматный  рожок.  Каска
    практически не пострадала, а рожок был погнут. Лейтенант не спеша выколупнул
    патроны, ссыпал их в карман и бросил  пустую  коробку.  Смятая  раздолбанная
    крышка багажника была приоткрыта,  лейтенант  не  без  труда  через  зияющую
    прореху извлек три  бронежилета,  инструмент  и  еще  что-то  -  по  мелочи,
    складывая все это на землю.
         К лейтенанту подошел сержант, державший второй калаш:
         - Нашел! Он тама на полу лежал, между ящиками.
         - Так, Зайлетдинов, этих в наручники.
         - Так наручников всего две пары.
         - Ерунда, вон веревки полно. Сами для себя  приготовили.  Связать  и  в
    кузов. Сам с ними. И головой  отвечаешь!  Если  что  стреляй!  Приходько,  в
    машину. Да не в нашу, наша - на списание. Мост обломился и на прицеп  ее  не
    возьмешь... Ладно, никуда не денется, потом техничку пригоним. Давай  домой.
    Дома разберемся... Зайлетдинов, ты чего им руки сзади  связал?  Хм-м-м,  как
    они в кузов полезут?
         - Виноват, я сейчас... А ну, перевернись... А ты лежи пока!
         - Лейтенант, вот видишь скотинку? А здесь и не такие  бродят,  это  еще
    малыш не смышленый. Или ты еще не понял, что мы  уже  в  другом  мире?  Нету
    здесь ни Астрахани, ни Москвы, ни СНГ. И отделения твоего нет. Вообще ничего
    нет. Зачем вы за нами увязались? Мы то знали, куда ехали, а вы? - попробовал
    разговорить милиционеров Женя.
         - Ты мне мозги не заговаривай, тебе и твоим подельщикам срок  светит  -
    за нападение при исполнении. Ты это  понимаешь?  И  за  машину  еще  платить
    придется.
         - Стас, говорил я тебе, нужны было их там, в мезозое оставить -  сказал
    Валентин, - этот крокодил с ними быстро бы разобрался!
         - Молчать! Разговорчики! - раздался рык лейтенанта. - Быстро в  машину,
    коли жить хотите! Я ведь имею полное право!
         - Ну-ну... Поехали, поехали. До Астрахани... Или хотя бы до шоссейки! -
    ехидно  вставил  Евгений.  -  Посмотри  вокруг,  куда  это  все  наши  следы
    запропастились? Или мы на вертолете сюда прилетели?
         - Лейтенант,  на  полном  серьезе,  максимум  через  полчаса   ты   сам
    убедишься, в нашей правоте, но пока ты не веришь - одна просьба... -  сказал
    Стас.
         - Ну? Чего еще? - Лейтенант, смущенный непонятными фактами, стал не так
    резок.
         - Все, что можно, нужно из машины достать.
         - Без тебя уже... Достато.
         - Не только целое, вообще все.
         - Чего там может быть полезного?  -  сказал  милицейский  шофер.  -  Ты
    посмотри, что этот ваш крокодил с тачкой сделал. В такой мясорубке  ни  одна
    полезная вещь не уцелеет!
         - В нашем положении может быть полезна любая не  приметная  железка.  И
    даже стреляные гильзы. Потому как их перезарядить можно, а то  новые  точить
    будет очень хлопотно. И остатки бензина слить. Хоть десять литров накапаем -
    и то хлеб. Ну хоть бошку то у динозавра отрежьте - это ж такой трофей!
         - Ладно, в кузов! Пошевеливайтесь. А ты, Костя, посмотри - что еще есть
    в машине, рацию, там, еще что, а то  разворуют.  И  подбери  гильзы,  да  не
    смейся, это ж только как вещдоки, они суду понадобятся.  И  бошку,  пожалуй,
    тоже... Из нее можно чучело сделать и  начальнику  отделения  подарить.  Хм.
    Действительно, вдруг заядлый охотник обрадуется?
    
    
        2.
    
         Автомобиль застыл на крутом  берегу  большой  реки.  Ни  Астрахани,  ни
    шоссейной дороги не  наблюдалось.  Посовещавшись,  милиция  решила  еще  раз
    переговорить с арестованными.
         Лейтенант с водителем с разных  сторон  подошли  к  будке.  Водитель  с
    автоматом встал поодаль, а лейтенант открыл дверь:
         - Зайлетдинов, выводи арестованных по одному, и  чтоб  тихо,  спокойно,
    без рывков и прыжков. Я не люблю резких движений. Костя,  в  случае  чего  -
    стреляй без предупреждения. Понял?
         - Чего тут непонятного то?
         - Так,  -  ткнул  лейтенант  стволом  пистолета  в  сторону  Стаса.   -
    Рассказывай. Кто, что, где мы и как  сюда  попали.  Остальные  пока  молчат.
    Ясно?
         - Что? Убедился лейтенант? - Ответил Стас,  пытаясь  определить  место,
    куда их привезли. - Только ты вопрос неправильно задал - нужно спрашивать  -
    не где мы, а когда! Мы на той же Волге, но в другом времени. А вот в каком -
    я пока и сам не знаю.
         - Ты можешь внятно говорить? Когда, где - что за чушь несешь?
         - Он прав, лейтенант. - встрял в разговор Женька.
         - А ты молчи пока. Я же предупреждал. Он говорит... Зайлетдинов, отведи
    этих троих вон туда,  на  взгорочек,  чтоб  не  слышали  ничего  -  буду  их
    поодиночке допрашивать.
         - Пустое, лейтенант, сам же все  видишь,  оглянись  вокруг!  -  ответил
    Стас. - Впрочем, валяй, как хочешь - мы не торопимся, времени у  нас  теперь
    много - целый год впереди. И пристрелить ты нас не можешь - ибо тогда на всю
    жизнь здесь останешься. Так что целый год  придется  нас  холить,  беречь  и
    лелеять.
         - Какой год? Ты о чем?
         - Чтоб вернуться к себе - в твое родное отделение, нужно прожить  здесь
    целый год, не больше и не меньше.
         - Ну-ну, ври дальше...
         - Короче, мы -  путешественники  во  времени,  и  это  уже  наш  третий
    маршрут. Нашли место на земле, в  которой  в  некоторый  момент  открывается
    сквозная дыра между разными временами. Момент этот  -  тоже  вычислили.  Вот
    теперь и путешествуем. Вообще-то мы ехали в древние века, точнее в 4 век, но
    из-за вас попали в мезозой - подтверждение вот там, в месте  прохода  лежит.
    Куда из мезозоя выскочили - еще не разобрались.  Но  могу  точно  сказать  -
    совсем не в то время, откуда нырнули.  Сейчас  -  или  палеолит,  или  эпоха
    всемирного оледенения - вон холод какой собачий. Ну -  мамонты  там  всякие,
    кроманьонцы с питекантропами..
         - Да ладно тебе байки то заливать. - сержант сплюнул. - Дыра  какая-то,
    мезозой... Сам ты - питекантроп. Мамонт недобитый...
         - Мила-а-ай, - протянул Валентин, - тебе ж сказали, это не первое  наше
    путешествие, поверь мне, вон Кокорь  как  раз  оттуда,  из  4  века.  Точнее
    отсюда - мы, собственно, в 4 век  и  направлялись.  Если  прошлый  раз  туда
    попали, то почему бы и сейчас не попасть в то же время? А сами мы  вовсе  не
    из вашей СНГ, а из Советского Союза! Понял?
         - Не бурчи, все мы из Советского  Союза,  а  ткнуть  пальцем  в  любого
    прохожего, заявив, что он из древних веков, я тоже могу. - вставил  сержант,
    внимательно осматривая Кокоря.
         Кокорь в ответ выдал длиннющую  фразу  на  древнеславянском  языке,  но
    сержанта и это не смутило:
         - Мои знакомые армяне также умеют, так что не убедил.
         - Обратите  внимание,  сколько  мы  уже  проехали?  Полста  километров?
    Астрахань тю-тю? Асфальта как не было, так и не предвидится...
         - Ну заблудились, бывает... Здесь же пустыня
         - Какая  пустыня?  Это  что  по  твоему,  Волга  или  незнакомая   река
    какая-то? - перебил его Стас, мотнув головой  на  широкую  реку,  в  которую
    уперлись путешественники. - Ни впереди, ни сзади никаких намеков на  трассу.
    Ни поселков, ничего. Ну и? Это голые факты, лейтенант.  Не  убедительно?  Ну
    что, будем знакомиться? Меня зовут Станислав, это Женя, шофер - Валентин,  а
    древний воин - Кокорь.
         Лейтенант смутился:
         - А фамилии?
         - Что здесь значат фамилии? Ну хорошо - моя фамилия Медведев, а как вас
    величать?
         - Документики бы посмотреть.  Впрочем,  ладно.  Старший  инспектор  ГАИ
    Экслеренко Алексей Борисович.
         - Сержант Зайлетдинов.
         - А имя то есть? Или по фамилии называть? - переспросил Стас.
         - Русланом зовут. - ответил сержант.
         - Ты смотри, Зайлетдинов, второй год с тобой работаю, а имя только  что
    узнал! Во, дела! - воскликнул лейтенант.
         - А  моя  фамилия  Приходько,  или  просто  Костя  -   отрекомендовался
    милицейский шофер.
         - Вот и отлично! Тогда меняемся местами, вы полезете в будку с Кокорем,
    и поехали.
         - Ну уж нет, я  в  кабину  сяду,  а  то  еще  неизвестно  куда  вы  нас
    привезете.  Впрочем,  шофер  пусть  ваш  будет.  Куда,  кстати,  поедем?   -
    поинтересовался лейтенант.
         - Вообще-то, мы собирались ехать в Белую Вожу. Поселок  такой  древний,
    мы в нем чудесный год провели. Это 4 век нашей эры - как я уже объяснял.  Но
    вы вертанули нас всех прямо в противоположную  сторону...  Впрочем,  к  Воже
    можно  и  по  Волге  проскочить.  Да,  наверное  так  и  сделаем,  чтоб   не
    возвращаться. Астрахань, точнее ее будущее местоположение, так  сказать,  мы
    уже проскочили, поедем на север к  Волгограду,  чтоб  совсем  очистить  вашу
    совесть. Если и там будет пусто, то тогда повернем к Дону, на Русь. Там  как
    раз самый узкий перешеек между реками.
         - А если там город? - спросил ухмыляющийся лейтенант.
         - Тогда аккуратно выясняем год и век... Лейтенант, вот  голову  даю  на
    отсечение, если увидим шоссейку и ваше  отделение  -  все,  сдаемся  сами  и
    оформляем явку с повинной. Ты согласен?
         - Стас, не клянись, а вдруг мы и вправду в их мир  опять  вынырнули?  -
    насторожился Женя. - Дыра, сам знаешь, дело темное и непредсказуемое.
         Но лейтенант, криво ухмыляясь, махнул Жене рукой:
         - Все, ребята, я вас за язык не  тянул,  слово  сказано.  Поехали,  как
    ближайший поселок увидим, так и продолжим наши разборки.
    
    
         * * *
    
    
         Валентин по старой памяти выбрался с колдобистого берега на ровный  лед
    и автомобиль неторопливо выгребал, прижимаясь к правому берегу  Волги,  верх
    по течению. Хотя кругом были наметены довольно  большие  сугробы,  сдуваемые
    ветрами со всех степей сюда - в низину  реки,  но  именно  у  берега  кто-то
    совсем недавно прогнал большое стадо коров или  лошадей  и  Валентин  удачно
    вписался  в  широкую  утоптанную  полосу,  ничуть   не   хуже   подмосковных
    проселочных дорог. Сидящие рядом пассажирами - Стас и гаишный инспектор  уже
    не испытывали друг к другу такой неприязни, как в первые минуты  знакомства.
    Впрочем,  лейтенант  все  еще  не  скрывал  своей  досады   на   неожиданное
    приключение, но Стас и Валентин, понимая его состояние, короткими  репликами
    старались  направить  тягостные   мысли   в   ином   направлении.   Хотя   и
    безрезультатно. Беседа не завязалась, а короткие фразы  инспектора  выдавали
    его интерес лишь к одной теме -  "как  выбраться  отсюда",  не  принимая  во
    внимание все возражения по срокам. К  тому  же  Стас,  едва  перебравшись  в
    кабину, достал подробную карту Поволжья и по примыкающим притокам и  изгибам
    реки  периодически  отслеживал   местоположение   отряда.   Лейтенант   тоже
    заглядывал в нее, и постоянно озирался, высматривая нарисованные на  берегах
    поселки.
         - Ну как же так? Ну Замьяны, Лебяжье -  ладно,  их  с  основного  русла
    можно и не увидеть - на протоке стоят,  но  Сероглазка  то?  Ведь  прямо  по
    форватеру, причал там издалека видно... А проехали нет ничего...  У  меня  ж
    родня там... Ну-ка, погодь,  вот  сейчас  за  поворотом  баржа  притопленная
    должна на берегу лежать... Ну где  ж  она?  Черт!  Пусто...  Всю  жизнь  тут
    лежала - сколько себя помню...
         - Убедился? Так что, считай, что у тебя годовой  отпуск  за  наш  счет.
    Эдакое сафари в диких прериях.
         - Да заткнись ты! Сафари... Как домой вернуться?
         - А не хрен было за нами гоняться. Длинный  рубль  -  он  до  добра  не
    доводит. Кстати, вам еще повезло, что тут нет нашего пятого товарища...
         - Да уж... - засмеялся Валентин. - Слышь, лейтенант,  пятый  то  наш  -
    настоящее  привидение.  Не-еее,  не  вру  -  честное   слово,   -   и   тоже
    путешественник во времени. Только он не захотел с нами идти -  у  него  своя
    дыра в другом месте.
         - Все, лейтенант, забудь. Раньше чем через год мы отсюда не вылезем, но
    ты не волнуйся, и положись на меня - первый раз, что ли по временам  скачем?
    Если повезет - через год ты вернешься в тот же самый день, когда сюда попал.
    И даже твое начальство ничего не заметит.
         "Во заливает" - подумал Валентин, но вслух ничего  не  сказал,  а  лишь
    криво ухмыльнулся. Отвернулся к окну, чтоб гаишник не заметил  его  усмешки,
    по старой  шоферской  привычке  взглянул  в  боковое  зеркало,  и  лицо  его
    вытянулось:
         - Стас, хунны на хвост сели! Человек десять, не-е! Больше  -  двадцать!
    На лошадях, догоняют уже!
         - Люди? Люди - это хорошо. Значит от динозавров мы  все  же  уехали.  И
    попали туда - куда хотели. - заключил Стас.
         - Эти люди, кажись, собираются нам кишки выпустить...
         Стас и Экслеренко завертелись на своих местах, пытаясь поймать в другом
    боковом зеркале изображение всадников, и хотя полной картины не получилось -
    зеркало было настроено на водителя,  кое-что  угрожающее  рассмотрели.  Стас
    схватил  трубку  переговорного  устройства,  смонтированного   из   детского
    телефона, включил громкую связь и вызвал пассажиров в будке.
         - Кокорь, Женя, вы чего-нибудь видите сзади?
         В динамике раздался голос Женьки:
         - Нет, а чего такое?
         - Хунны на хвосте. Вон, уже и луки изготовили для стрельбы.
         - Ща, погоди, до этого окошка на двери добраться не  так  то  просто...
    Понаставили тут ящиков...
         - Не, Стас, это не хунны - узнал Стас голос Кокоря, - Это еще кто-то.
         Помолчал и добавил:
         - Но тоже степняки, только чудные какие-то...
         - Что будем делать? - спросил Валентин прибавляя скорость.
         Машина немедленно отозвалась усилившейся тряской.
         - Они, конечно, нам сейчас ничего сделать не смогут, не догонят просто,
    да и стрелы нашу броню не проткнут, но оружие на всякий  случай  приготовить
    надо.
         - Стас, а может пальнуть по ним? - спросил занервничавший Валентин.
         - Чего? - грозно рыкнул гаишник.
         - Тебя как звать-то? Алексей? - перебил Стас. - А то все лейтенант,  да
    лейтенант. Так вот, Алексей, эти хлопцы,  если  догонят  -  церемониться  не
    будут, башку снесут саблей и все дела. А кишки на колеса намотают. Поверь, я
    у них в плену был и чудом выкарабкался. Так что, лучше автомат приготовь.
         - Стас, - опять раздался голос Кокоря  в  динамике,  -  Кабы  попутчики
    автомат дали или Женька - ружье, я бы через верхний люк стрельнул... Так  не
    дают, ты уж скажи им...
         - Кокорь, не лезь в люк, тебя ж стрелой снимут в один миг.
         - Правильно, Стас, - подключился Женька, - Вам, небось не слышно, а тут
    стрелы уже вовсю барабанят по будке. Не фиг лазать под  стрелы,  жми  давай,
    отрывайся. А тряску мы потерпим. Стас повернулся к Валентину:
         - Ну, Валя, жми. Отрывайся. Сдается мне - ошиблись мы веком чуток.
         - Почему? - Переспросил Валентин, прибавляя ходу. -  Те  же  хунны,  на
    лошадях и со стрелами...
         - Машины не боятся. Значит и не видели и не  слышали  ничего  про  наши
    позапрошлогодние бои... Так что. Жми, Валя.
    
    
        3.
    
         Натоптанная скотиной дорога как-то незаметно растворилась в  бескрайних
    снегах, замелась поземкой да сугробами, но Валентин по прежнему держал  курс
    по льду, не уходя далеко от берега. Снегов, как впрочем и вообще осадков,  в
    Поволжье - во все времена выпадало не так уж  и  много,  потому  автомобиль,
    хоть и урчал натужно, но шел довольно ходко. А отмотав почти 200  километров
    по нетронутой целине, Валентин вдруг  увидел,  что  ближе  к  середине  реки
    параллельно идет санный путь. Когда он возник и откуда  взялся  -  никто  не
    заметил. Хоть и не широка была та дорога, но вездеходу много легче переть по
    нему, чем по нехоженым местам пусть не с глубокими, но нетронутыми снегами.
    
         Ближе к вечеру, проскочив за  разговорами  почти  400  километров  Стас
    тормознул Валентина:
         - Стойте,  ребята.  Вот  здесь  должен  быть  Волгоград.  Дальше  Волга
    поворачивает  к  Уралу,  а  нам  нужно  в  противоположную   сторону.   Есть
    предложение - выехать на берег, переночевать и  мотать  к  Дону,  ибо  здесь
    самое короткое до него расстояние. Как, лейтенант? Или  ты  хочешь  наглядно
    убедиться в отсутствии Волгограда? Вылезай, пойдем сходим...
         Лейтенант и вправду вылез  из  машины,  но  не  спрыгнул  на  землю,  а
    наоборот, залез на будку и, приложив руку козырьком  от  заходящего  солнца,
    стал осматривать окрестности.
         - Стас, - закричал он, - глянь-ка, вон там на  берегу  -  никак  домики
    чернеются? И дымки вьются. Кажись деревня, точно - три крыши видны.  Ну  че?
    Заглянем познакомиться?
         - Давай, чего - собственно? Для того и ехали. Ну вот, лейтенант, хуннов
    ты уже видел, сейчас с русичами знакомится будем.
    
         Подъехав  ближе,  путешественникам  предстала  вовсе  не   деревня,   а
    маленькая крепостенка - издали островерхие башни и  были  приняты  за  крыши
    домов. Крепостенка совсем крошечная,  внутри  могло  разместиться  не  более
    десятка домов, но тем не менее, выглядела вполне внушительно. Она стояла  на
    устье малюсенького волжского притока - почти ручья, но с  обрывистой  крутой
    поймой, защищающей крепость с  одной  стороны,  а  с  другой  -  материнским
    крутяком самой Волги. Стенка, из  торчащих  вверх  остроконечных  бревен,  и
    высокие башни с бойницами были как бы продолжением обрыва. Вход если  и  был
    где, то не здесь, а с другой стороны. Из крепости раздавался набатный звон -
    защитники, контролировавшие вход по протоке на стратегический волок из Волги
    в Дон, намного раньше заметили  непонятное  сооружение,  передвигающееся  по
    реке, и изготовились к отражению нападения.
         Санный путь тоже сворачивал к этой крепости и по боковому  ручью  круто
    поднимался мимо нее на правый берег, уходя куда-то  дальше  за  поворот.  На
    снегу виднелось несколько  пешеходных  стежек  от  санной  дороги  вверх  по
    обрыву, но не то чтоб автомобиль, даже лошадь не смогла б забраться по таким
    тропкам.
         Путешественники единодушно решили: чтобы попасть внутрь, сначала  нужно
    объехать крепость, поднявшись по боковому ручью, в опасной  близости  от  ее
    неприступных бойниц - другого пути просто не существовало.
         Однако, машина даже не успела  войти  в  устье  ручья,  как  перед  ней
    вонзились в снег три крупных стрелы, с привязанными к ним красными  лентами.
    Конечно, специально, чтоб они выделялись на белом снегу. И Валентин нажал на
    тормоз.
         - Местный гаишник приказал  остановиться.  -  сказал  он,  обращаясь  к
    лейтенанту. - Что, Алексей, поговоришь со своими коллегами?  Или  наплюем  и
    дальше поедем?
         - Погоди ехать, сиди Леша,  дай-ка  я  сам  поговорю.  -  сказал  Стас,
    пробираясь к двери.
         Он вышел на подножку грузовика и заорал воинам на башне крепости.
         - Эй, чего стреляете то? Мы ж вас не трогали.
         - И мы вас не тронули, - ответил сверху басовитый голос. -  Кто  такие,
    куда путь держите?
         - На Белую Вожу, путешественники мы.
         На башне посовещались, потом тот же бас:
         - Каку таку Белу Вожу?
         Стас развел руками и заорал, задрав голову. - Ну  не  знаю,  может  она
    сейчас и по  другому  называется.  Поселок  такой,  там  на  Дону  стоит,  в
    верховьях.
         На башне громко заспорили, но слов было не разобрать.
         - Вы, кто, гости? Товар везете?
         Стас опять развел руками:
         - Да нет, не гости, - и тут же пояснил лейтенанту - Гостями тут  купцов
    называют. Но мы ж не купцы.
         - А чего едете? - раздалось сверху.
         - Ну надо нам, вот пристали - чего да зачем...
         - Платитя пошлину. - и сразу другой молодой голос. - А  лошадь  внутрях
    повозки спрятана?
         Стас не ответил, хотя услышал, что кто-то басом отчитывает спросившего,
    чтоб не лез поперек батьки.
         - Платитя по куне с человека и  за  товары,  что  везете.  Сейчас  тиун
    спустится посмотрит, что у вас там.
         Валентин засмеялся:
         - Не, лейтенант, это точно ваш брат - гаишник. Пока в лапу  не  сунешь,
    ни за что не проедешь. Только древний, необразованный - не знает, что еврами
    брать сподручнее, чем кунами какими-то.
         - Так нету кун у нас. - прокричал Стас защитникам.
         - Это ничо, сейчас посмотрим - что у  вас  и  сами  пошлину  возьмем  -
    засмеялись сверху.
         Стас сел обратно в машину.
         - Ну и чего делать будем? Обдерут, ведь как липку.
         Валентин завел мотор и стал медленно сдавать назад - обратно на  Волгу.
    А Стас, высунувшись в окно, проорал:
         - Погоди чуток, мы сначала подумаем.
         Отогнав машину на приличное расстояние,  пассажиры  кабины  пересели  в
    будку, чтоб провести общее совещание путешественников.
         - Прорываться нужно. - предложил Зайлетдинов,  -  Да  и  чего  они  нам
    сделать могут?
         - Прорываться... Донесут князю и все - ни один  поселок  нас  потом  не
    примет, чего будем делать? - вставил осторожный Женька.
         - В какой же год мы попали? Точно не  в  наш,  а  много  позже.  Вон  и
    крепости уже по берегам... Хорошо бы, если до Рюрика... - размышлял Стас.
         - А чего Рюрик? - переспросил Алексей - Ты говори, говори, а то ведь ни
    я, ни остальные в этой истории ни в зуб ногой...
         - До Рюрика - не было единого князя - всяко племя само по себе  жило  -
    тут прогнали к другому приткнемся, а после Рюрика - Владимир Красно Солнышко
    все племена славянские под себя подмял. И в этом случае - такой лафы уже  не
    будет. Хотя, если крепости строят, значит - уже и общее государство есть,  и
    единая власть.
         - Ну такую крепость можно и без  государства  построить,  ты  глянь  на
    нее - делов то? Десяток плотников и год работы.
         - Не скажи... Дело не в плотниках, а в предусмотрительности  -  нахрена
    небольшому племени даже малая крепостенка? Как враг появился - они котомки в
    руки и ищи ветра в поле. Точнее в лесу. А раз  крепость,  значит  землю  уже
    поделили. Вон, слыхал? Уже и про пошлины понятия имеют. Не, эта крепость  не
    просто так...
         - Так чего делать то? Их же только допусти, видал - хари какие ехидные?
    Я считаю - прорываться. Пуганем их... Даже автоматы не нужны - с ваших ружей
    пальнуть пару раз в воздух, они в штаны и наложат.
         - Как же наложат...
         - Да чего они нам сделают то? Стрел что ль испугался?  Вон  хунны  ваши
    попробовали... Ну и?  Мы  ж  не  собираемся  их  крепостенку  штурмом  брать
    проскочим быстренько, на полном газу, они и стрельнуть то не успеют...
         - Ну давай попробуем. Только  Валь,  сразу  включи  передок,  а  колеса
    приспусти - чтоб не буксануть где-нибудь под стеной ненароком. Кто их знает,
    может у них уже и арбалеты имеются - видал, стрелы какие толстые?
         - Не учи ученого, начальник. - ответил шофер.  -  Да,  пожалуй  арбалет
    нашу кабину пробьет... - покачал головой лейтенант, - я, пожалуй, здесь пока
    посижу - в будке.
         - Сиди. У будки обшивка покрепче, но и ее арбалет пробьет. Автомат хоть
    дай.
         - Незачем тебе автомат, вон - ружья хватит. А то  еще  стрельнешь  кого
    ненароком, а мне потом отвечать...
         Валентин достал из-за  ящиков  щиты  с  мелкоячеистой  сеткой  и  пошел
    прилаживать их на стекла кабины.
         - Ты смотри, как подготовились - удивились гаишники. - Танк форменный!
         - А то! Тут вам не у пронькиных. Сказано ж было - мы знали куда едем. И
    на колеса защита есть - занавеска из цепей, сбоку кузова прикручивается. А к
    верхнему люку - можно сиденье пристроить - вон, видите, болты торчат, вот на
    них. И колпак есть с прорезями.  -  похвалился  Евгений.  -  Только  где  он
    сейчас... Черт его знает, нужно вещи перебирать... Ладно, обойдемся пока.
    
         На крепости заметили приготовления путешественников  и  истолковали  их
    совершенно определенно, потому тоже начали готовиться к бою. И едва вездеход
    вошел в устье - тут же был осыпан кучей стрел, впрочем, никакого  вреда  они
    не принесли. Ручеек сразу за крепостью поворачивал вправо - выходит,  и  эта
    сторона крепостенки была защищена обрывом. А сразу за поворотом Валентин  со
    Стасом увидели преграду - поперек поймы торчало  несколько  рядов  наклонных
    острых бревен, остриями  к  машине,  вмороженных  в  лед,  а  может  быть  и
    вкопанных  в  землю.  Был  лишь  узкий  проход  посередине,   перегороженный
    высоченными деревянными козлами, кабы не  их  гигантские  размеры  -  вполне
    годились бы для пилки дров. Вероятно эти  козлы  были  надежной  защитой  от
    всадников - ни поднять, ни перепрыгнуть. Даже отодвинуть -  понадобилось  бы
    человек пять-шесть. При том, что крепостные лучники полностью контролировали
    всю территорию. За преградой стоял десяток конных витязей  в  полной  боевой
    экипировке  -  в  шлемах  с  личинами,  кольчугах,  с  ярко-алыми  щитами  и
    приготовленными к бою копьями.
         Впрочем, у бесспорно бесстрашных витязей  случилась  оказия  -  лошади,
    увидав катящийся  на  них  с  натужным  воем  вездеход  -  запряли  ушами  и
    попятились. А когда Валентин включил дальний свет да еще заревел гудком -  и
    вовсе испугались и понесли всадников прочь. Лишь трое сумели  осадить  своих
    скакунов и остались за рогатками.
         Автомобилю такой размер ворот оказался в самый раз, Валентин  аккуратно
    бампером повалил козлы на другой бок, а потом, налегая на край, отодвинул их
    в сторону - на торчавшие из земли бревна, сломав при этом несколько  жердин.
    И поехал прямо на оставшихся всадников. Лошади присели, в попытке  вырваться
    из под железной воли всадников и дать стрекача, и тут Стас пальнул в  воздух
    из приоткрытого окна кабины. Не в силах больше сдерживать коней,  оставшаяся
    тройка сама повернула морды лошадей к крепости. Санный  путь  был  свободен,
    машина легко одолела крутой подъем и крепость с защитниками осталась позади.
    
         Как и предполагал Стас, проход в крепость был с напольной стороны, но и
    он был защищен по высшему разряду. Тут был и ров, и крепостной вал, и стенка
    из бревен - чуть ли не вдвое выше остальных. И самая мощная  башня  нависала
    над проходом с поднимающимся в данный момент мостом через ров.
         Помахав защитникам рукой улыбающиеся путешественники двинулись дальше.
         - Хороший движок поставили - сказал Валентин Станиславу.  -  На  старом
    стосильном могли б и не подняться.
         - Вот видишь, а ты не хотел.
         - Кто? Я? Да ты чего? Я был сразу за - обеими руками, чего не  помнишь,
    что ли?
         - Ладно тебе, это я так. Шучу. Ну чего, пора  ночлег  искать.  И  жрать
    хочется, так хочется - представляешь, тысячу лет не ел. Если не больше.
         - Не звени. Кто бутерброды уминал вместе с лейтенантом? А мне  какие-то
    пару засохлых пирожков. А эти, что в будке -  небось  уже  и  весь  кофе  из
    термоса стрескали... Эх! Тяжела ты доля шоферская!
         - Ты за рулем, тебе нельзя.
         - Ах так! Ну-ка садись, меняемся местами. Сколько можно - я и от хуннов
    уходил, я и от крепости вас защитил...
         - Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел... А мне нельзя за руль, Валя, -
    у меня прав нету, а у нас полный кузов гаишников... Оштрафуют еще...
         - Ха! Вспомнил! Тута закон - тайга, медведь хозяин...
         - Стоп, вон смотри - рощица какая-то, вот у нее  и  заночуем.  Ты  как?
    Темнеет уже. И от крепости прилично отъехали. Вряд ли  они  на  ночь  погоню
    организуют.
         - Я всегда пожалуйста. Рулим?
         - Рулим...
    
    
         4.
    
    
         От холода проснулись затемно. За ночь мороз выстудил будку, где геологи
    с гаишниками спали в общей куче раскатанных спальных мешков, накрывшись  ими
    же.
         - Эх, не догадались какую-нибудь печку-буржуйку поставить.  -  произнес
    Валентин, вылезая наружу.
         - Ага, - ответил Евгений, - Чтоб будку спалить. Тут и так  из-за  вещей
    места нет совсем, да еще печку ставить...
         - Тихо вы, - раздалось из под спальников. - Дайте поспать, рано еще...
         Валентин полез в кабину,  прогреть  мотор,  который  завелся  только  с
    третьей попытки. А тем временем из будки вылезли  Кокорь,  Костя  и  Руслан.
    Оправившись,  милиционеры  полезли  было  обратно,  но  навстречу  показался
    Женька, держа топор в левой руке.
         - Куда? - спросил Женька, - А завтракать сегодня  не  будем?  Пошли  за
    дровами...
         Вслед за Женькой из будки высунулась физиономия лейтенанта:
         - Дело говоришь, Приходько,  Зайлетдинов,  помогите  товарищу  геологу.
    Вот, топоры возьмите.
         - Слушаюсь,  товарищ  лейтенант  -  хором  повторили  милиционеры,   и,
    чертыхаясь, побрели по сугробам вслед за Евгением к  ближайшему  поваленному
    дереву. За ними потрусил и древний воин.
         Вскоре разгорелся костер. На перекладине висели прокопченные  чайник  и
    ведро. Женя натолкал туда снега.
         - Стас, у нас там концентраты были, кинь пару пакетов.
         - А пары хватит? - из будки вылез Стас, вслед за ним и лейтенант.
         - Хватит. Пока не определились с кормежкой, лучше поэкономить. Темно то
    как.
         - Ничего, восток уже сереет, скоро совсем развиднеется.
         Пока завтракали, появилось солнце.
         - Так, господа милиционеры, поскольку слуг у нас не имеется, каждый сам
    моет свою миску. - заявил Стас. - А лучше  всего,  чтоб  у  каждой  миски  и
    кружки был один  хозяин,  тогда  претензий  к  немытой  посуде  и  вовсе  не
    возникнет.
         - Это дело, - сразу согласился Костя и тут же принялся выцарапывать  на
    дне миски свое имя. - Тогда и мыть незачем.
         Лейтенант брезгливо покосился на него, залил в свою  миску  кипяток  из
    чайника, добавил горсть снега, чтоб не обжечься и  отошел  чуть  в  сторону,
    протирая рукой сальные края.
        Стас развернул планшет с картой, пытаясь понять, местоположение.
         - Куда дальше едем? - спросил Евгений, заглядывая через плечо Стаса,  а
    у другого плеча пристроился лейтенант.
         - Черт его знает. Мы сейчас примерно вот тут.  Волга  там,  сзади,  Дон
    впереди, уже где-то рядом. - Стас ткнул пальцем в карту  и  махнул  рукой  в
    направлении, где по его предположениям находились реки. - Волга  тут  уходит
    на северо-восток. Точнее, приходит с северо-востока, а нам  нужно  на  север
    или северо-запад. Можно путешествовать и берегом Волги,  до  Оки.  Но  тогда
    крюк будет под тысячу километров. Или напрямую, по Дону до Иловли, Медведицы
    или Хопра и по ним налево. Любая из трех рек поведет нас точно на  север,  к
    Москве. Теперь уже точно известно, что нашей Белой Вожи в этой реальности не
    существует.
         - Почему? - возразил Женя. - Мало ли что те хлопцы кричали?  Может  они
    вообще дальше своей крепостенки не выбирались?
         - Жень, даже если мы найдем поселок с названием Белая Вожа,  причем  на
    том же самом месте - в нем не будет тех людей, которые нам нужны - время  то
    точно другое. А без людей - зачем он нам? Поэтому, куда  ехать  -  абсолютно
    фиолетово. Лучше - на север, подальше от степи. Год  перекантуемся  и  тогда
    каждый вернется в нужное ему время.
         При этих словах Стас и Евгений одновременно посмотрели  на  лейтенанта.
    Тот промолчал.
         Внезапно из-за кустов раздался крик Кокоря:
         - Стас! Там всадники, много, может русичи, а может и степняки, пока  не
    видать. По нашим следам скачут! Точно по следам идут.
         - Вот, блин! - выругался Стас, - Быстро собираемся и в  машину.  Тикать
    надо.
         - Зачем? - спросил лейтенант. - Пусть себе скачут, у  нас  же  автоматы
    есть.
         - Понимаешь, это средневековье. Тут  сначала  берут  в  плен,  а  потом
    разбираются. А кто сопротивляется - того уничтожают. И автоматы не  помогут.
    Их там сотня, если не больше. Просто патронов не хватит.
         Быстро покидав вещи в машину, геологи запрыгнули  в  будку.  А  Стас  с
    Алексеем залезли в кабину. Валентин  тронул  грузовик,  не  дожидаясь,  пока
    захлопнется дверца и вырулил на притоптанный санный путь. Почувствовав более
    плотную, чем сугробы, твердь под колесами, Валентин притопил газу.
         - Так и будет прятаться? - спросил лейтенант, подпрыгивая на кочках.
         - А что ты предлагаешь? - ответил Стас. - Если это русские, то они  злы
    за наш наглый проход мимо их крепости - без пошлин, репараций и контрибуций.
    Отъехали то недалеко. А если хунны, или кто там у них в степи живет, то  тем
    и подавно все равно, за что нас грохнуть. Просто потому, что мы не степняки.
    Нужно подальше от степи уехать, вот тогда можно будет поискать местечко, где
    приткнуться, в какую-нибудь часть Руси, где поспокойней. А  тут  пограничье.
    Если не свой, значит - враг.
         - А куда ехать?
         - Я ж уже объяснил. Получается, что нам сейчас все равно,  куда  ехать.
    Едем, пока дорога есть, а там видно  будет.  На  север.  Поближе  к  Москве,
    Твери, а то и Новгороду.
         - Понятно. Погоня то отстала?
         - Вроде не видать. Хоть и не быстро едем, а все же  лошадь  не  машина,
    быстро устает. А мы километров  двадцать  отмахали.  Для  конников,  считай,
    суточный переход. О! Смотри, Дон показался. По карте других  таких  рек  тут
    быть не должно.
         - Ну тогда тормозни, я в будку полезу. Там повеселее ехать.
         - И спать помягче. - ответил Стас, - Перелезай.
    
    
         5.
    
         Второй день петляли изгибами какой-то реки - с Дона, по  мнению  Стаса,
    свернули на Хопер,  но  из-за  тонкого  льда  не  смогли  перебраться  через
    очередную протоку и пошли по  ней.  А  потом  и  вовсе  потерялись,  хотя  и
    старались не упустить реку  из  виду.  Изредка  попадали  на  санную  колею,
    тянущуюся от стогов с сеном  на  заливных  лугах  к  небольшим  деревенькам.
    Деревеньки пока старались обходить стороной. Вообще, берега были  достаточно
    наезжены. Вот и опять,  обогнув  одинокий  дымок  спрятавшегося  за  рощицей
    хутора, Валентин разглядел едва заметную узкую стежку  со  следами  саней  и
    конскими яблоками, вившуюся между обрывистым берегом и кустами густого  леса
    к очередному лугу. Чтобы не скатиться с обрыва, Валентин старался  прижимать
    грузовик вплотную к кустам. Те, что помельче -  давил,  покрупнее  объезжал,
    при этом ветви громко скреблись по кабине и кузову, стряхивая на землю снег.
         - О! Стас, смотри, утки... - воскликнул шофер.
         Впереди машины по той же стежке бежала стая светло-серых  птиц,  издали
    действительно похожих на небольших уток. Их было десятка два, а то и больше.
    Птицы вперевалку бежали впереди машины, отставшие изредка взлетали  и  опять
    приземлялись в середину стаи. В бок - в  кусты  или  к  реке  они  почему-то
    убегать не догадывались. Откуда  они  взялись  ни  Валентин,  ни  тем  более
    задремавший Стас - не заметили.
         - Какие утки зимой? - ответил начальник спросонья. - Это куропатки,  не
    пуганные совсем. Тормози, а то жаренка улетит.
         Валентин остановил грузовик и Стас, захватив свою  вертикалку,  тут  же
    выпрыгнул на снег. Завидев человека, стая тут же поднялась и  с  характерным
    для куропаток звуком "фр-р-рр" устремилась в лес. Впрочем, было слышно,  что
    она где-то тут же и притаилась.
         Стас выругался:
         - Черт! Зилок они не видели, а человека знают.
         - Нужно было с подножки стрелять. - посоветовал шофер.
        - Не, далеко. Придется в лес идти,  по  сугробам.  Куропатки  далеко  не
    летают, хотя прячутся отменно. Эй, в кузове! Кто хочет куриной  косточкой  в
    зубах поковырять? - крикнул Стас, открывая дверь будки.
         - Что, уже приехали? - раздалось из глубины.
        - А в этом кемпинге есть горячая ванна?
        - Придорожная шаверма?
        - Почти. Не совсем курица, и не совсем в лапше, но  шансы  есть.  Только
    сначала нужно немного пострелять.
        - Холодно. - раздался голос Евгения.  -  А  тут  пригрелись  уже.  Да  и
    консервы пока есть.
         И все же, поохотиться вместе со Стасом вызвались лейтенант и его  шофер
    Костя.  Алексей  отдал  свой  автомат  Руслану,  а  сам   взял   одностволку
    шестнадцатого калибра, Евгений сунул две пачки патронов.  Костя  хотел  было
    взять калаш, но все тут же засмеялись:
         - Куропатка, чай, не динозавр. С автомата  попасть  сложно.  Вот  тулку
    бери, ружьишко хоть  старое  и  тяжелое,  чтоб  по  кустам  лазать,  но  бой
    отменный.
         И трое охотников углубились в кусты. Куропаток было не видать, зато  то
    тут, то там доносился характерных звук от их крыльев. Стас  прижал  палец  к
    губам и показал каждому из спутников направления для поисков стаи.  Охотники
    разошлись.
    
         Константин, зарядив ружье, полез в самую чащу, где по звукам  перелетал
    с ветки на ветку крупный выводок. Но пуганные птицы, завидев его, перелетали
    дальше и дальше вглубь леса, не подпуская близко. Сзади раздался выстрел, за
    ним второй. Еще дуплет. Еще.
        "Во, лупят" - подумал он.
        Косте захотелось вернуться, посмотреть - попали стрелявшие или  нет,  но
    тут он увидел на голой вершине здоровущей березы метрах в двухстах  от  себя
    пяток очень крупных черных птиц. Толстые ветви склонялись от их тяжести.
        "Либо тетерева, либо вовсе глухари, килограмм на пять каждая" -  подумал
    он,  и  полез  через  сугробы,  стараясь  держать  ту  березу  за  ориентир.
    Получалось плохо, береза, хоть  и  возвышалась  над  всей  рощей,  постоянно
    скрывалась за кустарником и другими  деревьями,  покрытыми  густыми  шапками
    снега.
         Поплутав по зарослям еще с полчаса, кое-где по  самую  грудь  утопая  в
    сугробах, Костя выбрался на небольшую проплешину. Березу  он  нашел,  но  ее
    ветви были уже пусты. Внезапно, прямо из под ног из снега выскочили еще  две
    птицы и тут же улетели в самую чащу. Костя даже  ружье  не  успел  вскинуть.
    Плюнув, он закурил и подумал о возвращении. Идти по своим следам было  проще
    всего, но не хотелось ломать ноги, повторяя все зигзаги неудачной погони  за
    глупыми птицами. По целине нетронутого снега переться тоже особой радости не
    вызывало. Оглянувшись, Костя заметил узкую тропу,  протоптанную  в  сугробах
    каким-то крупным зверем. Может лосем, может оленем. Прикинув  примерно,  что
    тропа направляется в ту сторону, где должна  стоять  машина  или  на  санный
    путь, Костя направился по ней, стараясь наступать на утоптанные следы копыт.
        "Хоть бы посигналили, что ли? - думал он, - Или  стрельнули,  то  палят,
    когда не надо, то молчат". Крикнуть самому мешало чувство  досады  и  боязнь
    насмешек: мало того, что ничего не добыл, так еще и заблудился.
        Поперек тропы, чуть возвышаясь над сугробами, лежало поваленное  дерево.
    Зверь, судя по следам, перепрыгивал его. Костя решил  перелезть.  Забравшись
    на ствол,  он  слегка  опешил.  Тропы  дальше  не  было.  Точнее,  была,  но
    начиналась метра через три, а сразу за корягой лежал рыхлый снег, без всяких
    следов. Он совсем уж было собрался спрыгнуть вниз, но  какое-то  сомнение  в
    последний момент остановило его: не может зверь,  кто  бы  он  ни  был,  так
    далеко прыгать. И занести так ровно не могло. Если б снегопад был, так он бы
    всю тропу завалил. Терзаясь сомнениями, Костя поставил ногу на снег и  вроде
    бы нащупал опору. Но как только перенес всю тяжесть тела, почувствовал,  что
    земля уходит из под ног, проваливается.  Извернувшись,  он  бросил  ружье  и
    попытался схватиться за предательское дерево, через которое перелезал, но не
    удержался и  упал  вниз.  Милиционер  оказался  в  какой-то  яме,  тщательно
    замаскированной, накиданным поверх веток снегом.  Посреди  ямы  торчали  три
    остро отточенных кола. Если бы он не успел в последний момент схватиться  за
    корягу, непременно угодил бы на один из них. А так - всего лишь сполз  между
    стенкой и колом, хорошо прикопанным в землю. Сполз, да и застрял.  Не  туда,
    ни сюда. Ко всему прочему острие все же зацепило подол полушубка,  пропороло
    сзади у ремня, и милиционер оказался пришпиленным, как бабочка  на  булавке.
    Хорошо, хоть ничего не повредил, да и руки  свободны.  А  ноги  лишь  слегка
    доставали до земли.
         Едва он пришел в себя и начал осматриваться, подумывая, как бы половчее
    расстегнуть ремень портупеи  и  скинуть  полушубок,  чтобы  освободиться  из
    западни, как сверху раздался пронзительный залихватский свист. Костя  поднял
    голову и увидел бородатую голову, в черной лохматой  шапке  заглядывавшую  в
    яму.
         - Прол, - заорала голова. - Иди скорей, посмотри, какой  мерин  в  нашу
    яму попал.
         Вскоре над ямой показались еще две таких же заросших головы оборванцев.
    А по сопенью Костя определил, что кто-то еще был и сзади.
         - Ну чего смотрите? - крикнул он. - Помогите лучше, видите, упал. Какой
    дурак тут ямы нарыл?
        - А чего ж не помочь хорошему человеку? - ухмыльнулся один  из  мужиков,
    что был одет заметно богаче остальных. - Сымай  одежу,  купчина.  И  сапоги.
    Ежели ты по-хорошему, так и мы  по-хорошему,  живым  отпустим,  хоть  и  без
    одежи, а коль трепыхаться учнешь, так тут вовсе голову потеряешь.
        Мужики засмеялись. Тут милиционер понял,  что  на  их  помощь  лучше  не
    рассчитывать. "Не иначе, как лесная шайка разбойников  -  подумал  он.  -  А
    этот, побойчее, похоже, атаман.
         Как бы в подтверждение мыслей, разбойник свесил  над  ямой  здоровенный
    тесак.  Двое  других,  ухмыляясь,  показали  дубины,  сделанные  из   еловых
    корневищ, с торчавшими во все стороны острыми остатками не то ветвей, не  то
    корней.
         - Вы  чо,  мужики?  Совсем  охренели?  Я  ж  милиционер,  да  еще   при
    исполнении. Вы чо, форму не видите? Да сейчас сюда все отделение примчится и
    покрошит вас в решето...
         Мужики удивленно переглянулись, похоже, они ничего не поняли.
         - Да хочь сам великий князь. - сказал  атаман.  -  Сымай  шубейку,  жив
    будешь.
        Тем временем, Константин  просунул  руку  между  телом  и  стенкой  ямы,
    пытаясь кончиками пальцев расстегнуть пуговицы полушубка и просунуть руку  к
    кобуре. Одна вроде бы расстегнулась, вторая оторвалась. Напрягая  все  тело,
    Костя стал расшатывать столб, чтобы выскочить из ловушки. Прекрасно понимая,
    что для обездвиженного у него шансов никаких, да и подмога не успеет,  Костя
    рвался из всех сил.
        Атаман, наблюдая телодвижения пленника, презрительно усмехнулся,  смачно
    сплюнул в яму, попав при этом на костин сапог, и заметил:
         - Стало быть, не хочешь по-хорошему.  Ну  и  зря.  Ладно,  коль  живота
    своего не жалеешь, быть посему. Киря, успокой  калика  перехожего,  чтоб  не
    дергался.
         Разбойник, свесившийся сзади милиционера, размахнулся,  примериваясь  в
    темечко, но Костя, хотя и не видел его, шестым чувством почуял  опасность  и
    рванулся из последних сил. Полушубок затрещал и Константин свалился  на  дно
    ямы. А дубина, прочертив дугу, ударила  по  колу,  над  которым  только  что
    возвышалась голова милиционера.  Промахнулся,  да  еще  и  острие  кола,  на
    который пришелся основной удар, отломилось, и потому  разбойник  не  удержал
    свое оружие. Дубина свалилась вниз, правда, без особого ущерба для лежавшего
    на спине Кости.  Рука  наконец  то  нащупала  кобуру,  макаров  как  бы  сам
    выпрыгнул наружу, вторая рука сразу же передернула затвор.
         Направив ствол на атамана Костя успокоился.
         - Ну-с, господа-разбойнички, власть поменялась...
         Головы убрались. Впрочем, непохоже, что они испугались пистолета.  Судя
    по обрывкам голосов, доносившихся сверху, разбойники нашли ружье, упавшее  в
    снег перед деревом и сейчас размышляли, что это за  штука  такая  и  как  ей
    пользоваться. Костя  приподнялся  и  осмотрелся.  Яма  была  круглая,  метра
    полтора в диаметре и свыше двух метров  глубиной.  В  вершинах  треугольника
    были вкопаны колья, в нижней части толщиной с бревно, в верхней  -  с  остро
    заточенный карандаш. Подниматься было неудобно - слишком мало места, тем  не
    менее он встал, помогая себе левой рукой, а правой держал на мушке верх ямы.
    Внезапно раздался выстрел, затем удивленная перепалка между разбойниками.  О
    чем говорили - непонятно.
         "Сообразили, все же. Значит и курки взвели. Один патрон еще у них есть,
    во втором стволе, с дробью. Трешка - хоть и не смертельно,  но  не  приятно.
    Почему не смертельно? А если в упор в голову?" - пронеслось у него в голове.
         Подняв вторую  руку,  Костя  кончиками  пальцев  достал  край  ямы,  но
    ухватиться было не за что. Снег, сглаженная закругленная мерзлая  земля.  До
    бревна, с которого он сюда свалился, было не  дотянуться.  И  подпрыгнуть  -
    мешали врытые колья.
         Над краем вновь появилась голова атамана и следом стволы ружья.  Атаман
    держал тулку на  вытянутой  руке  в  стороне  от  себя,  но  стволы  пытался
    направить на Константина.
         - А ну, брось! - закричал  Костя  и  пальнул  в  воздух  из  табельного
    оружия.
         Рожа вместе со стволом исчезла. Разбойники опять заспорили - опробовать
    ли на узнике новое оружие или прибить старым дедовским способом, без  всяких
    новшеств.  Судя  по  голосам,  атаман  ратовал  за  новинку,  а   подельники
    склонялись к мысли - притащить  из  какой-то  пещеры  пару  камней.  Победил
    атаман. Вновь над ямой появилась всклоченная голова и  сбоку  стволы  ружья,
    которое атаман по прежнему держал на вытянутой руке. Видимо,  ему  и  самому
    было  страшновато  держать  вещицу,  столь  сильно   грохочущую,   что   уши
    закладывало. На этот раз Костя не стал медлить, и не прицеливаясь, выстрелил
    атаману в плечо. Промахнуться было сложно, до мишени было чуть больше метра.
    Прол заорал, выронил ружье в яму и скрылся из видимого Костей пространства.
         Наверху опять началось совещание. На  этот  раз  было  решено  идти  за
    камнями.  По  шагам  Костя  определил,  что  разбойники  ушли  и  попробовал
    привстать на цыпочки, чтобы дотянуться до  поваленного  дерева.  Но  услышав
    скрип снега около ямы, тут же отдернул руку. И вовремя. В дерево, за которое
    он хотел уцепиться, врезалась дубинка, сломав пару торчавших из нее сучков.
         - Но, не балуй. - раздался голос сверху.
         Костя протиснулся между кольями на противоположную сторону и  разглядел
    лишь верхушку шапки разбойника, оставшегося его  караулить.  Держа  пистолет
    двумя руками, прицелился и плавно, как учили,  нажал  спусковой  крючок.  От
    выстрела шапка слетела, но, похоже, разбойник не  пострадал.  Он  разразился
    такой отборной бранью, что милиционер даже опешил. "Странно, - подумал он. -
    Вроде Стас говорил, что это до татарская Русь, а мат, как  известно,  к  нам
    пришел вместе с татарами... Либо Стас ошибся, либо одно из двух."
         Над ямой показалась рука с дубиной и стала махать по  разным  сторонам.
    Разбойник, не высовывая своей головы, хотел вслепую зацепить пленника. Костя
    тут же присел на дно, водя мушкой за рукой.  Дождался,  дубина  ударилась  в
    кол, замерев на мгновение, и милиционер тут  же  выстрелил.  Промазал.  Рука
    мгновенно исчезла из поля зрения.
         "Ну, кранты.  -  подумал  он.  -  Сейчас  остальные  оглоеды  придут  и
    забросают сверху камнями. Где же мои ребята, неужели не слышат? Или  думают,
    что я тут куропаток стреляю?"
         Костя подобрал ружье,  взвел  курки,  выстрелил  вверх  второй  патрон,
    вытащил обе гильзы и  перезарядил  новыми  патронами.  В  голове  почему  то
    крутились детские воспоминания о романе Марка Твена "Янки при  дворе  короля
    Артура": "Чем он там рыцарей то напугал?  Дымом  сигареты?  А  ну-ка,  давай
    попробуем..." Закурил. Охранник никак не отреагировал на  тоненькую  струйку
    дыма, которую Костя старательно выпускал вверх. Толи не видел, толи  нарочно
    не обращал внимание - мало ли, может пленник  костер  решил  развести,  чтоб
    согреться?
         Спустя некоторое  время,  Костя  потерял  ему  счет,  наверху  началось
    какое-то шевеление. Похоже,  разбойники  тащили  тяжеленные  камни:  трещали
    кусты, скрипел снег, раздавалось кряхтенье и  сопенье.  Костя  заметался  по
    яме, пытаясь определить - с какой стороны последует атака,  хотя  в  тесноте
    делать это было совсем не просто. Сначала над ямой появилась знакомая  рожа,
    Костя выстрелил и промахнулся. Рожа тут же исчезла. Вслед за ней на  том  же
    месте  показался  здоровенный  валун,   килограмм   на   пятьдесят.   Камень
    обхватывали четыре руки. На сей раз милиционер схватил ружье  и  выпалил  по
    рукам с обоих стволов. Камень упал вниз, а снаружи раздался  вой  одного  из
    разбойников.
         "Попал! - подумал Костя. - Ага, не нравится?"
         Быстро перезарядив ружье, гаишник еще раз выстрелил вверх и, вскочив на
    валун, добавил второй выстрел в ту же сторону. Хоть стоя на камне  и  повыше
    стал, а все равно не получалось увидеть то, что творилось за пределами  ямы.
    По скрипу снега определил, что второй камень пойдет правее первого. И  опять
    дубинка над головой заставила присесть на  самое  дно.  Вот  показался  край
    второго валуна. Пожалуй этот побольше будет. А мелькающая сверху дубинка  не
    дает подняться. Внезапное замешательство  и  о,  чудо,  короткая  автоматная
    очередь внесла успокоение в истерзанную страхом Костину душу:
         - Ну, наконец-то...
         Сначала раздался голос Алексея:
        - Костя, не стреляй.
        Потом над ямой появилось и само лицо лейтенанта.
        - Ну как ты тут? Живой?
        - Живой... Вишь, сам из охотника в дичь превратился. А эти где?
         Лейтенант посмотрел куда-то в сторону, поверх ямы:
         - Кокорь одного поймал, остальные удрали. Ну чего, так и будешь сидеть?
         Константин сначала подобрал гильзы и сунул в  карман,  выбросил  наружу
    ружье, затем привстав на камень и опираясь на  кол,  полез  вверх.  Стоявшие
    рядом лейтенант и Женя, ухватив за плечи, помогли выбраться.
         - Ну, братцы, попал.
         - Да уж, попал так попал. И как тебя угораздило сюда залезть?
         - И не говори, сам не пойму... - подошел к пленному разбойнику, от всей
    души врезал ему сапогом - У, зараза, я ж говорил, власть поменялась! Дубиной
    хотел меня... Вот теперь я сам тебя этой дубиной...
         - Ну все, все, все...  Не  трогай  языка,  он  нам  еще  пригодится.  -
    успокоил его Алексей. - Пошли к машине, и так задержались. Ты хоть куропаток
    то настрелял?
         Костя замялся:
         - Да я тут глухарей увидел, вот такие здоровые, как страусы... - развел
    руки. - И в яму влетел, и тут уже эти заразы появились. Да  я  еще  застрял,
    полушубком зацепился, ни туда, ни сюда. Во общем, вот так  вот.  Хотя  двоих
    вроде бы зацепил.
         - Понятно, а я пять штук снял, да Стас еще семь. Уже к машине пришли. А
    тебя нет и нет. Потом слышим, стреляешь. Но я сразу определил, не с ружья, а
    с макарова. Потому и решили, что что-то  случилось.  По  куропаткам  то  при
    ружье никто с пистолета палить не будет.
         Кокорь помолчал, не желая перебивать старшего, а потом добавил:
        - Одного в плечо, второго в руку. Оба легко, на своих ногах убежали.
         - А ты откуда знаешь? - удивились милиционеры.
         - Дык...  Следов  то  вон,  смотрите.  И  кровь  и  прочее.  Вот   руку
    перевязывали и снегом затирали, а здесь другой  тулуп  снимал  и  рубаху.  -
    Кокорь показал рукой отпечатки на снегу. - Яму вчера  рыли,  землю  в  овраг
    скидывали, а снег, чтоб присыпать, с этих кустов брали.
         - Да... - покачал головой лейтенант.  -  Тебе  бы  следаком  в  органах
    работать.
    
    
        * * *
    
         Увидав пленника Стас обрадовался:
         - Ничего  себе  -  куропатка.  Ну,  наконец-то,  хоть  узнаем  где   мы
    находимся.
         Идущий вслед за пленником Костя пихнул того в спину:
         - Иди, иди, не оборачивайся. Вот, принимайте местного бандита.  Раздеть
    и пришибить меня хотели...
         Путешественники, сгрудились вокруг разбойника, допрос интересовал всех.
         - Кто ты, откуда, чем занимаешься? - начал Алексей.
         - Да мы это... - заюлил пленник. - Киря  я,  Кириллом  крещен,  значит.
    Вольные мы, на лов пошли мясо  добывать.  Для  князя  Даниила,  сына  Романа
    Великого.
         Стас посмотрел на лейтенанта:
         - Роман Великий? Что за  Великий?  Не  знаю  такого.  Это  черниговский
    князь? - уточнил он у пленника.
         - Не... Торопецкий , в Чернигове же Михаил сидит. - пленник заерзал.
         - Какой такой торопецкий? Где это? - удивился Стас.
         Пленник задумался:
         - Я не знаю. Говорят  так  -  торопецкий.  А  еще  -  он  галицкий  или
    волынский. Вотчина его - Галич, только в Галиче давно сидит боярин  Судислав
    и мадьярский король Андраш. А Даниил как бы с Волыни.
        - Чего то ты мудришь, парень. Где Волынь и где ты... Чего ж  вы  залезли
    зверя промышлять в такую даль? - Алексей  взял  пленника  за  плечо  и  сжал
    пальцы.
         - Так  мы  это...  Христом  Богом  клянусь.  Тут  же  земля   ничейная,
    пограничье, вот мы, значит, сюда и пришли. Зверя добывать.
         - Зверя, говоришь? - взорвался Костя,  и  стукнул  разбойника  ногой  в
    спину. - А зачем с меня хотели шкурку содрать?
         - Прости, боярин. Мы ж шутя. И совсем не покалечили.  Яма  то  на  тура
    была. А за обиду я виру заплачу, целую  гривну  дам.  У  меня  есть,  только
    спрятана...
         - Шутя? Взятку предлагаешь? - и еще раз стукнул пленника.
        Но тут вмешался лейтенант.
        - Костя, угомонись. - и обратясь к пленнику, - А год сейчас какой?
         Разбойник испуганно посмотрел на гаишника.
         - Я не ведаю. Мы люди вольные, нам года знать  ни  к  чему,  то  монахи
    знают. - произнес он и в подтверждение слов перекрестился.
         Путешественники спрашивали  еще  много  интересующих  их  вопросов,  но
    пленник  мялся,  путался  и  толком  ни  на  что  так  и  не  ответил.   Или
    действительно не знал, или просто не понимал вопросов.
         - Врет он все. - подытожил Стас. - Боярина галичского знает,  а  своего
    князя - нет. Да княжество то, якобы на Волыни. Это ж другой конец географии,
    за Киевом. Специально назвал, чтоб проверить не смогли.  Либо  беглый,  либо
    еще что.
         - Да, я тоже так думаю. Толку от него... Чего с  ним  делать  будем?  -
    согласился лейтенант.
         - Связать, да и сдать в  ближайшем  поселке.  Как  ни  как,  разбойник.
    Глядишь, и нам больше веры будет.
         - Не надо  меня  сдавать,  я  ж  вам  ничего  не  сделал  -  запричитал
    пленник. - Я на ловы пришел, меня тут и не знает никто... Я вам  две  гривны
    дам, только отпустите. Век молиться за вас буду...
         - О! Что я говорил?  -  рассмеялся  Стас.  -  Местный  он.  И  не  мясо
    промышлял, а прохожих!
         Стас полез в будку и достал капроновый фал.
         - А не развяжется? - спросил Костя. - Может лучше наручники?
         - Не, я двойным  геркулесовым  свяжу.  Этот  узел  не  развязываемый  в
    принципе. Только резать. Его древние римляне придумали, рабов  связывать.  -
    оглянул собравшихся и продолжил. - А что, на счет  костра  так  никто  и  не
    позаботился? Уж стемнеет скоро и куропатки неразделанные протухнут.  Обедать
    будем в ужин?
         Народ стал расходится по разным хозяйственным делам и только  связанный
    пленник остался сидеть на снегу, привалившись к заднему колесу Зилка.
    
         Наутро Стаса разбудил Валентин:
         - А пленник то сбежал. Вот тебе и не развязываемый узел...
         - Как сбежал?
         - Он веревку пережег. Когда все спать пошли, костер то не  потушили.  -
    добавил Кокорь.
         - А... - махнул рукой Стас. - Ну и черт с ним.
         - Нужно было его шлепнуть. - с сожалением добавил Костя.
         - Какой-то ты все же кровожадный. - встрял Евгений.
         - Посидел бы в яме, когда над головой дубина порхает, посмотрел бы я на
    тебя. - возразил милиционер.
         - Эт все ерунда. Вот год так и не узнали, обидно...
         - Год? - оживился Костя -  Кстати,  Стас,  этот  хмырь  ругался  вполне
    профессионально татарским матом. Так что мы в после татарский период попали.
         - Здрасте! - отозвался Стас. - При татарах от той крепостенки на  Волге
    одни б головешки остались. Так что про татар здесь  пока  и  не  слышали,  а
    мат... С чего ты взял, что он от татар к нам пришел?
         - Ну как же... Все говорят... - удивился милиционер.
         - Плюнь в того, кто говорит. - авторитетно возразил  Стас.  -  Наш  мат
    жестко привязан к частям тела или определенным действиям. Что ж  по  твоему,
    объекты есть, а названий не нету? Между прочим, матерные  слова  имеются  на
    новгородских берестяных грамотах 10 века, то есть задолго до татар,  и  даже
    до Рюрика. И еще, у наших монголов, ну из нашего 20 века -  на  те  же  темы
    совсем другие слова. Так что и тут опровержение.
         - Ладно, оставь.  -  вмешался  Алексей.  -  А  по  именам  князей,  что
    разбойник называл, можно год вычислить?
         - Не-е. Почти невозможно. Пойми, мы же в самую древнюю  Русь  ехали,  а
    тут средневековье. Я ж не  готовился.  Кроме  того  Юриев,  Данил  и  прочих
    Владимиров на Руси было  столько,  во  все  периоды,  что  без  нумерации  и
    справочника - не разобраться. Любили князья своим детям одни и те  же  имена
    давать. Одно понятно - крещенный он, значит сейчас 12 или 13 век.
         - Плюс-минус сто лет? Понятно, и  тут  облом...  Ладно,  будем  другого
    случая ждать. А где мы сейчас находимся?
         Стас достал карту:
         - Черт  его  знает.  Однако,  водораздел  уже   проехали:   вчера   все
    встреченные речки текли на юг,  к  Дону,  а  сегодняшняя  -  уже  на  север,
    значит - в Оку. - Стас оглянулся  -  Опять  же  открытых  пространств  стало
    существенно меньше, а  рощи  -  все  чаще,  и  их  больше.  То  есть,  степь
    кончилась, начались лесостепи.
         - И что это значит? - спросил Костя.
         - Все очень просто. Мы где-то тут. - Стас обвел пальцем кусок карты,  -
    Если эта речушка - верховье Осетра, то спускаясь по ней мы попадем в Зарайск
    и Коломну, а если она называется Проня, то прямиком в Рязань. Осталось  лишь
    выяснить - как эта речка называется.
         - Я б не сказал, что прямиком. Смотри, как она петляет.
         - Да уж. - добавил Евгений. Помнится, в прошлый раз мы до  Вожи  как-то
    быстро проскочили.
         - Ну так, мы тогда и по берегам не шастали, а  тут  Валентину  половину
    пути приходится ползти на пониженных передачах.
    
         Очередной санный путь, Стас поменялся с  Алексеем  местами  -  пошел  к
    ребятам спать в кузов и именно в этот  момент  на  дорогу  выскочил  лось  -
    бодаться с грузовиком. Может весну  почуял?  Гаишник  не  упустил  момент  и
    завалил его с одного выстрела из калаша, чем потом изрядно гордился.  У  них
    со  Стасом,  после  первой  вылазки  за   куропатками,   началось   как   бы
    необъявленное соревнование - кто лучший охотник. Разделали тут же, на снегу,
    тронулись дальше. Речка, вдоль которой они ехали,  заметно  расширилась.  По
    пути встретили две крохотных деревеньки, в одной три дома, в другой -  пять.
    И ни одного человека. Похоже, селяне издали услышав шум мотора, предпочитали
    спрятаться в заранее  заготовленные  захоронки.  Путешественники  специально
    обследовали все дома. Печки теплые, следов полно, а людей нет. В одном  доме
    нашли даже чугунок с горячим варевом, стоящим на столе. И опять никого.
         - Грамотные. - усмехнулся Стас. - Тут же степь рядом,  вот  степняки  и
    научили. Небось, их дозоры нас срисовали, когда мы и знать не знали про  эти
    хутора. Ладно, не будем им мешать, похоже Ока уже совсем рядом.
    
    
        6.
    
         Когда грузовик вышел на Оку, за штурмана был Алексей. Не  разобравшись,
    он сказал Валентину ехать направо и машина  покатила  в  противоположную  от
    Рязани сторону. Спохватились только когда отмахали приличное расстояние.
        Возмущенный Стас метался перед машиной:
        - Куда ж ты смотрел? Разве не видно, что мы едем  по  течению,  а  нужно
    против течения? - ругался он на Алексея.
        - Откуда я знаю? Нет тут никакого течения, лед на реке. И потом, сам  же
    говорил, что нам абсолютно все равно, куда ехать.
        - Все да не все, нам  нужно  год  перекантоваться,  а  это  лучше  всего
    получится в компании аборигенов. А Рязань, Москва и Коломна -  там.  -  Стас
    показал рукой вверх по реке.
        Алексей заглянул в карту.
        - Ну и что? А там - Муром и Нижний Новгород. Те же люди. Еще может  быть
    Илью Муромца встретим. Поболтаем.
        - До Мурома вдвое дальше, чем, до Рязани. А Нижний появился после татар,
    потому что заложили его люди, бежавшие от Батыя. Так что там  сейчас  чистое
    поле. Или лес, а больше ничего.
        Спор прервал Валентин:
         - Смотрите, дым какой за рекой  из  леса,  может  горит  что?  Надо  бы
    посмотреть.
         - Ну дым, подумаешь? Деревня, небось, стоит и печки топят - Стас нехотя
    оторвался от карты и глянул в указанном направлении. - Хотя, да, непохоже на
    печки. Уж больно дым густой. Может, переедем  на  ту  сторону  и  разведаем?
    Думаю, лед выдержит.
         Народ, на всякий случай, вылез из кузова и пошел пешком, а Валентин  на
    самых малых оборотах стал плавно без рывков пересекать реку. Дверцу при этом
    держал открытой - вдруг машина провалится? Но обошлось.  Спрятав  Зилок  под
    обрыв берега и заглушив мотор, Валентин спрыгнул на снег.
        - Все, дальше нельзя - услышат. Кто пойдет?
         - Зайлетдинов,  -  распорядился  лейтенант.   -   Глянь-ка,   что   там
    происходит, только тихо, из кустов не вылезай, и мигом обратно.
    
    
         По негласной субординации вернувшийся из разведки  сержант  подбежал  к
    лейтенанту и стал что-то нашептывать.
         - Да говори всем! - даже лейтенант разозлился на сей раз.  -  Все  ж  в
    одной упряжке маемся.
         - Во-общем,  товарищ  лейтенант,  докладываю,  деревня  там.  А  в  ней
    разборка идет крупная. Мужики рубятся почем  зря.  Убитых  видел,  три  дома
    горит и, наверное,  сейчас  еще  подожгут.  Бабу  какую-то  на  моих  глазах
    зарубили. К нам бежала, с дитем. Может еще жива, за плетнем лежит. А  бандит
    тот опять в деревню поскакал.
         - Кто на кого напал, не видел?
         - Не, я ж издалека наблюдал, кто ж их там разберет. Мужики какие-то.  С
    полста. Туда-сюда скачут. Чего-то не поделили.
         - Че просто между собой бьются, или напал кто?
         - Там конники с пешими промеж собой. А вот кто откуда - совсем не знаю.
    Все русские, вроде бы. Кто их поймет, издали то.  Но  хуннов,  что  за  нами
    тогда увязались, не видел.
         - Ну как, народ, сворачиваем обратно  -  на  Рязань?  Мое  мнение,  эти
    разборки нам ни к чему. - предложил Алексей.
         - А мне кажется - наоборот. Лось, конечно, замечательно, но на весь год
    его точно не хватит. - ответил Стас.
         - Лося, кстати, мы добыли. - напомнил Костя.
         - Но и не ты. - оборвал его Алексей и, обращаясь к Стасу, спросил  -  И
    чего ты предлагаешь?
         - Подумай, какая  возможность!  Сейчас  встрянем,  отгоним  нападавших,
    местные жители станут нашими должниками! Значит на первых порах не прогонят,
    как другие. А там уж...
         - Так мы ж не знаем, кто из них прав,  кто  виноват,  и  вообще  почему
    драка...
         - Будем считать, что местные - правы, ибо нападавшим мы  никаким  боком
    не нужны, даже если помогать возьмемся - это  ж  тогда  им  с  нами  добычей
    делиться? Ну чего? Рискнем?
         - Стас, я с тобой. - встрял Кокорь, доставая свой меч.
         - А если нас побьют? Не, такое дело...  Тут  нужны  добровольцы,  а  то
    тоже, ишь, раскомандовался...
         - Алексей Борисович, да мы их  из  автоматов  покрошим,  будте-нате!  -
    загорелся Костя.
         Зайлетдинов и Женька молчали, впрочем Евгений взял свое ружье и заменил
    дробовые патроны на картечь.
         - Так, садимся в машину... Ну а там по  обстановке,  кто  боится  -  из
    будки не вылезает. Ну чего я еще  могу  сказать?  Такой  случай!  Сейчас  не
    встрянем, так и останемся за бортом этой жизни, а нам  еще  тут  без  малого
    целый год торчать.
         И, прежде чем сесть в машину, добавил:
         - Леш, дай  хотя  бы  пистолет,  у  тебя  ж  автомат  есть,  а  то  мой
    дробовик...
         - Можно  подумать,  у  вас  нет  автоматического  оружия.  -  скривился
    лейтенант. - Говорят и пушки с минометом есть.
         Стас растерянно взглянул на Кокоря и Женьку:
         - У-уу, болтуны-предатели...
         - Это не они, - расхохотался гаишник, - это шофер твой Косте разболтал.
    А тот по долгу службы...
         - Понятно. Лейтенант, тебя жестоко обманули. Пушек пока  нет,  миномета
    тоже, но сделать можно - все части для них имеются. Ну ладно,  тогда,  Жень,
    доставай наши карабины.
         - А вы, - обратился лейтенант к своим, - броники оденьте.
         И добавил, обращаясь к Стасу:
         - А вот броников только три, ты уж  извини,  у  нас  лишних  в  заначке
    нету... Ха-ха-ха-аа!
    
         На самом деле разобраться - кто прав, кто виноват  в  этой  крупной  по
    здешним меркам деревне, оказалось довольно просто.  Все  нападавшие  были  в
    доспехах, а деревенские жители воевали так, как  из  застал  враг.  И,  хотя
    крестьян было значительно больше,  внезапность  и  подготовка  сделали  свое
    дело.  Когда  грузовик  ворвался  в  село,  сбив  по  пути  троих  конников,
    пытавшихся преградить  ему  путь,  бой  был  практически  закончен:  ратники
    грузили на коней награбленное добро, поджигали дома и вязали толпу  пленных,
    сдавшихся на  милость  победителей.  Появление  грузовика  у  большей  части
    нападавших вызвало полный ступор, хотя отдельные молодчики, побросав мешки с
    немудреным скарбом, вскочили на лошадей и бросились наутек.  К  счастью  для
    них, грузовик, проламывавший плетни  и  заборы  в  теснине  сельской  улицы,
    забуксовал на чьем-то огороде. Нескольких минут,  понадобившихся  Валентину,
    чтоб приспустить колеса  и  вырваться  из  вязкой  снежно-грязевой  трясины,
    хватило оставшимся для того, чтоб взяться за оружие и занять удобные позиции
    для боя. В машину полетели стрелы и копья, на лобовом  стекле,  несмотря  на
    защиту из стальной сетки, то там, то здесь стали появляться сколы и трещины.
    Валентин попер в самую гущу  врагов,  даже  не  пытаясь  объехать  несколько
    трупов, лежавших на его пути. Ратники начали разбегаться, окружая грузовик с
    боков, заходя ему в тыл. Наконец, Валентин уперся в стену избы, придавив  по
    дороге двух, не слишком проворных, и остановился. Ратники с луками и  мечами
    наизготовку, в некотором отдалении вновь сошлись плотной  цепью  и,  видимо,
    считая себя в полной безопасности, остановились,  выжидая  дальнейших  шагов
    противника. И тут открылась  задняя  дверь  будки.  Два  автомата  короткими
    очередями начали  косить  эту  толпу.  К  гаишным  калашам  добавился  сухой
    перестук двух карабинов, стрелявших не  столь  часто,  но  не  менее  метко.
    Совсем неторопливо и гулко ухал одинокий дробовик. В считанные  секунды  все
    было кончено - цепь развалилась, растаяла на глазах. От  нее  остались  лишь
    кучки неподвижных и  стонуших  тел.  Кто  еще  мог  передвигаться,  пытались
    отползти, спрятаться за дома, заборы, в огороды. Но  тут  расчухалась  толпа
    пленных.  Принимая  нежданную  подмогу,  мужчины  и  женщины  схватились  за
    брошенное врагом оружие, за  вилы,  дубины  и  принялись  добивать  раненых.
    Улыбками на лицах и дружественными жестами они выражали  признательность  за
    помощь путешественникам, но подходить близко боялись.
         Довольно быстро жители прикончили воинов  в  центре  села  и  бой  стал
    смещаться к окраинам, ибо там нападавшие еще  ничего  не  знали  о  разгроме
    костяка дружины и продолжали заниматься грабежом.
         Геологи и гаишники, оценив преимущества автоматического оружия, уже  не
    опасаясь, выскочили из машины и тоже поспешили вслед освобожденным жителями.
         - Ну? Куда пойдем? - Спросил Стас.
         - Давай-ка разделимся, мы тот край деревни прочешем, - лейтенант махнул
    рукой, - а вы противоположный.
         - А машина? Не, вы, так и быть втроем идите, а я с Кокорем. Местные,  в
    случае чего, помогут. Валь, а ты с Женькой давайте машину стерегите. Мало ли
    что.
         - Мне, как скажешь, начальник. - ответил за двоих Валентин.
         - Отлично, встречаемся здесь, у грузовика. - добавил лейтенант.
    
                                       * * *
    
         Возглавляя  толпу  крестьян,  лейтенант  с  напарниками  двинулись   по
    центральной улице. Нападавших пока было не  видно.  Либо  попрятались,  либо
    разбежались. Внезапно из  какого-то  переулка  выскочил  бородатый  мужик  в
    рубахе на голое тело и замахал руками:
         - Сюда, сюда... Туточки они, в мой дом спрятались. Дочка тама с ними.
         Толпа двинулась в указанном направлении.
         Подойдя ближе, лейтенант  послал  Зайлетдинова  к  хлеву  для  скотины,
    который примыкал к дому, а шофера Костю - в  противоположную  сторону,  дабы
    полностью  окружить  и  блокировать  засевших.  За  милиционерами  увязалось
    несколько добровольцев, вооруженных топорами и  мечами.  Дверь,  разумеется,
    была заперта и подперта чем-то изнутри. Из-за двери неслись истошные женские
    визги. Крестьяне, окружившие дом, под  руководством  лейтенанта,  попытались
    выломать дверь, но ничего не получилось. Один из них  сунулся  к  маленькому
    окошку, закрытому непрозрачной пленкой, похожей  бычий  пузырь,  но  оттуда,
    разрывая пленку, моментально выскочило  копье  и  ударило  мужика  в  грудь.
    Крестьянин отскочил, зажимая рану рукой.
         Лейтенант подошел сбоку к окну и прокричал:
         - Ей, в доме, вы окружены, сопротивление бесполезно. Предлагаю  сложить
    оружие и выходить по одному с поднятыми руками...
         В ответ из окна вновь показалось копье, пытающееся достать  лейтенанта.
    Тот отскочил, держа окно под прицелом автомата. Подошел Костя.
         - С той стороны глухая стена, ни окон, ни дверей...  Может  пальнуть  в
    окно?
         - Можно девицу зацепить. Слышишь как орет? Ты, все же, присматривай  за
    тем краем, вдруг они через крышу сбегут?
         - Не, не сбегут. Там местные караулят. Чего делать то?
         Внезапно девичий визг оборвался.
         - Убили!.. - закричал безутешный отец, - Убили гады!..
         - Погоди, может жива  еще.  -  Костя  хотел  успокоить  крестьянина.  -
    Сколько там их, не знаешь?
         - Убили... - продолжал причитать отец.
         - Пятеро их было, - сказал рядом стоящий мужик. - Похоже, действительно
    Агриппину тово... Может дом поджечь?
         На такое предложение загалдели остальные собравшиеся.
         - Ты что? Вся деревня сгорит...  Дверь  нужно  ломать...  Стрелами  их,
    стрелами... Ей! Выходите, а то сейчас дом подпалим...
         Лейтенант опять сбоку подошел к окну, сделал внутрь несколько одиночных
    выстрелов и тут же отскочил обратно. В ответ из окна показался кончик копья.
         На выстрелы подошел из Зайлетдинов.
         - Что там?
         - Да... - лейтенант махнул рукой. - Дохлый номер. Вроде бы  пятеро.  По
    своей воле не выйдут. И не выкурить ничем. Эх, сейчас бы гранату в окно...
         - Есть. - ответили Зайлетдинов.
         - Что есть?
         - Граната есть.
         - Откуда? - удивился лейтенант.
         - Да... Не помню уже... Отобрал у кого-то...
         - Ну, Зайлетдинов... - лейтенант погрозил пальцем. -  Ладно,  давай  ее
    сюда.
         Руслан достал из кармана брюк круглую ручную гранату, а из  внутреннего
    куртки - взрыватель и протянул  лейтенанту.  Тот  внимательно  ее  осмотрел,
    ввернул взрыватель и пошел к окну.
         - Уводите людей. - на ходу кивнул Косте и Руслану.
         Милиционеры начали отгонять толпу подальше от дома. Пристроившись сбоку
    от окна Алексей выдернул чеку и забросил гранату в дом. Сам тут же  отскочил
    и упал лицом на снег.
         Внутри рвануло так, что над  домом  приподнялась  соломенная  крыша,  а
    дверь вышибло наружу.  Часть  крестьян,  в  стоявшей  недалеко  толпе,  тоже
    повалились на землю, остальные схватились  за  головы.  Видимо,  их  оглушил
    звук, которого они совсем не ожидали. Костя, стоявший ближе всех в к выбитой
    взрывом двери, взяв автомат наизготовку, побежал в  дом.  Алексей  и  Руслан
    кинулись за ним. Мужики, из тех, что посмелее, тоже.
         Через несколько  минут  начали  вытаскивать  засевших.  Трое  были  уже
    мертвы, один воин пока дышал, но явно - не жилец, без сознания,  из  носа  и
    ушей у него текла кровь, и лишь последний, хоть и оглушен,  но  в  сознании.
    Передвигался на своих ногах. Последней вынесли труп девочки лет 12-13. У нее
    было перерезано горло.
         Раздался вопль обезумевшего от горя  отца.  Он  подхватил  лежавшее  на
    снегу копье и со всей силы всадил в спину единственному уцелевшему воину  из
    нападавших. Ни Алексей, ни Костя  с  Русланом  даже  не  успели  не  то  что
    вмешаться, а понять - так все это быстро произошло.
         - Ну зачем же... - только  и  успел  сказать  лейтенант.  -  Мы  ж  его
    допросить хотели...
    
    
                                       * * *
    
         В суете боя Стас с Кокорем совсем потеряли из виду  гаишников,  ушедших
    на южный край села. Считая, что  эта  часть  прикрыта,  они  устремились  за
    толпой поселян в противоположную сторону, откуда тянулся густой серый дым  и
    виднелись красные сполохи  пламени.  Внезапно  толпа  шарахнула  врассыпную,
    обнажив на небольшом пятачке двух витязей, с  головы  до  ног  закованных  в
    доспехи, с личинами и бешено крутящих мечами. Стас хотел выстрелить, но  его
    опередил Кокорь, сходу бросившийся в бой и геолог побоялся зацепить товарища
    картечью. Зазвенели мечи. Противники Кокорю  попались  опытные,  к  тому  же
    умело использующие щиты, а древний воин  мог  отражать  атаки  только  своим
    мечем. Враги разделились, пытаясь обойти  Кокоря  с  двух  сторон.  Поселяне
    слегка оправились от первого потрясения и попытались вмешаться в  схватку  -
    издали помочь  своему  защитнику,  но  безуспешно  -  все  стрелы,  пущенные
    селянами, не могли пробить броню витязей. А  когда  несколько  смельчаков  с
    вилами и копьями наперевес попытались оттеснить нападавших, один из  чужаков
    как бы нехотя перерубил тянущиеся к нему вилы, махнул  мечом  еще  раз  и...
    Здоровенный сильный крестьянин с обломком вил в руках забился в предсмертных
    конвульсиях, брызгая кровью. Воин походя, самым кончиком  меча,  рассек  ему
    гортань. Остальные тут же отступили на безопасное расстояние.
         Кокорю поначалу пришлось очень тяжело, и неизвестно,  чем  бы  кончился
    бой, если б не  приемы  рукопашного  боя,  освоенные  в  далекой  Москве.  В
    какой-то  момент,  Кокорь  сделал  обманное  движение   -   как   будто   он
    поскользнулся. Его противник поддался на провокацию и в своей атаке  излишне
    открылся, выходя из под  щита  и  тут  же  получил  мощный  колющий  удар  в
    сочленение железных пластин на груди. Меч до середины клинка вошел в грудь и
    горбом оттопырил броню на спине витязя. Кокорь использовал прием,  освоенный
    им на шпагах и рапирах, разумеется, его противник,  не  знакомый  с  оружием
    поздних веков, никак не ожидал такого удара, ведь мечом не колют,  а  рубят.
    Так и не успев понять - в чем дело, он повалился  под  ноги.  А  Кокорь,  не
    сумев сразу вытащить застрявший меч, счел  за  лучшее  мгновенно  отпрыгнуть
    безоружным в сторону, уходя от замаха другого  противника.  Но  тут  уже  не
    растерялся Стас. Он следил за поединком сквозь мушку прицела и как только  в
    створе оказался враг без Кокоря, мгновенно выстрелил.  Практически  в  упор,
    два заряда картечи влепил в голову нападавшего. Железный остроконечный  шлем
    лопнул на мелкие осколки, а безголовое тело  было  отброшено  далеко  назад.
    Радостное улюлюкание пронеслось над толпой и она бегом двинулась дальше.
         Стас подошел к Кокорю, водрузившего  шлем  убитого  себе  на  голову  и
    пытавшегося  выдернуть  свой  меч,  застрявший   в   доспехах   поверженного
    противника.
         - Ты как?
         - Да ничо, спасибо  тебе,  начальник,  помог,  когда  я  безоружным  то
    остался.
         - Ну, ты... Скажешь тоже. Еще за  это  благодарить...  Чего-то  мне  не
    хочется дальше идти. Там, похоже, уже и без нас разберутся.
         - Какой хороший доспех у них, нужно снять. Честный трофей. - Проговорил
    воин вполголоса, и видя неодобрение Стаса,  сменил  тему  -  Тогда  давай  к
    машине. Там Валентин с Женей. О слышь? Стреляют, не наши ли в беде?
         - Не, это автоматы гаишников. Одиночными...  Значит  добивают  остатки.
    При серьезном бое они б очередями садили. - Стас не стал  укорять  друга  за
    мародерство.
         Он прекрасно понимал, что в те времена это было не  только  нормальным,
    но даже приветствовалось. Представив себе, как сейчас будут  раздевать  этот
    труп, чтобы потом,  едва  смыв  чужую  кровь,  напялить  на  себя,  невольно
    передернулся от брезгливости.  И  деликатный  воин,  уже  знакомый  с  азами
    мировоззрения приятелей из будущего, понял все и, выдернув свой меч, оставил
    тело в покое.  Но  когда  Стас  отвернулся,  показал  жестом  стоящим  рядом
    крестьянам,  что,  мол,  вся  амуниция  принадлежит  ему.  Крестьяне  дружно
    закивали головами, соглашаясь. Кокорь еще раз осмотрел,  запоминая  место  и
    крестьян, и заспешил за Стасом. Оставлять  чужому  дяде  такие  великолепные
    доспехи он считал полной глупостью.
         Вздрогнула земля и до приятелей докатился звук взрыва.
         - О! Похоже, кто-то гранату кинул. Значит, у них не так хорошо,  как  я
    надеялся. Давай туда...
         Они побежали, петляя по  кривым  улочкам,  на  подмогу.  Стас  на  ходу
    перезарядил свою двустволку.
         - А чего карабин то не взял? - спросил воин.
         - Машина сейчас - самая большая ценность, вот и пусть Валька с  Женькой
    с карабинами ее охраняют, - на бегу объяснял геолог, - кроме того, в ближнем
    бою картечь получше будет, чем одиночная пуля. Уф, погоди,  не  беги.  Я  уж
    запыхался.
         Приятели перешли на шаг.
         Милиционеры издали заметили Стаса с Кокорем и направились к ним.
         - Кажется все. Бабы раненых добивают  -  просто  жуть,  я  уж  не  стал
    ввязываться, пусть их.  Слышь,  Стас,  тут  один  из  местных  воинов  живой
    остался. Я его чуть не пристрелил сначала - одет то также, как и те. Хорошо,
    местные не дали, а то б  натворил  делов.  Ранен  сильно,  чуть  живой,  его
    местные перевязали наспех, я говорю - давай в дом, отлежишься, а он - потом,
    говорит, сначала князю нужно доложить про нападение. Поговорили  немного,  а
    потом местные его на коня подсадили и аля-улю.
         - Как же ты его отпустил, лейтенант? А может это из нападавших?
         - Обижаешь. Я ж говорю, местные жители опознали  -  княжий  воин.  Чуть
    живой, а с гонором. Так что тут все честно. Да и я ж говорю  -  подраспросил
    его, перед тем как отпустить, твои вопросы к разбойнику помню - и про год, и
    про битвы. Хотя, он тоже про нас все расспрашивал. Но я...
         - Стало быть, уехал? Ладно, так какой это год - узнал?
         - Хрен его знает... - Алексей достал из кармана мятый блокнотик. - 6745
    какой-то. Тебе это о чем-нибудь говорит?
         - Говорит. Летоисчисление у них ведется от  сотворения  мира,  нашу  то
    систему - от рождества Христова ввел Петр Первый. А до него еще дожить надо.
         - А по конкретней? Другой даты он все равно не назвал.
         - Нет, я тоже не помню пересчетного числа. Откуда я знал, что мы в  это
    время попадем? Хотя... Так кто у них за князя?
        - Во общем, так, - лейтенант опять заглянул в свой блокнотик. - Князь  у
    них некий Юрий Ингварович.
         - Абсолютно без понятия, дальше, что еще узнал?
         - В прошлом году некий князь Данила Галицкий разбил тевтонов, пленил их
    предводителя - магистра, наш Ингварыч на ту битву два десятка  своих  воинов
    отрядил. Все вернулись живы-здоровы и с барахлом. Что за Данила? Не тот  ли,
    на которого разбойник ссылался? Хотя, тевтоны... Может Невский?
         - Не, Невского Александром звали.  Когда  ж  нашествие  то  будет?  Вот
    занесла нелегкая. Слушай, отправная точка - битва на  Калке,  если  про  нее
    знают, значит скоро татары придут, если нет  -  значит  этот  год  мы  живем
    спокойно.
         - Вот про Калку он мне ничего не говорил,  потому  как  я  про  нее  не
    спрашивал. А когда была битва на Калке?
        - Самое главное то и не спросил? Вот чего ты меня не позвал, пока он тут
    был? Все я-я...
         - А я знаю - где ты был, когда я эту шушеру из села выбивал?
         - Здрасте? Я тоже выбивал. На другом конце, а ты... То, что  Русь  явно
    до-татарская - это мы уже знаем, вопрос - когда татары придут? Через год или
    через десять лет? Год не знаем, определиться можем только по  датам  крупных
    сражений, а кто, кроме воина, про битвы знает? Эти крестьяне? Они не  знают,
    что за околицей происходит... И пленных, небось, не осталось.
         - Хм... Да, я заметил - здесь в плен брать не принято. Впрочем,  сейчас
    то татар нету, это точно. А нам, по твоим словам,  всего  год  продержаться.
    Да, чуть не забыл, слышь, начальник, село это принадлежит не князю вовсе,  а
    совсем другому мужику, боярину княжескому. Как же его зовут-то? Хм... Имя то
    и не записал - карандаш сломался... Евсей? Не,  погоди...  Ипполит...  Ипат,
    точно - Ипат Коловорот.
         - Бли-и-ииин! Приехали!
         - А чего такого?
         - Евпатий Коловрат его зовут... Все точно - рязанский боярин...
         - Ну и чо?
         - Эх! Лейтенант, лейтенант... Евпатий Коловрат - известнейший партизан,
    был с отрядом убит зимой 1238 года войсками Батый-хана.
         Стас схватился за голову:
         - М-ммм, только бы 35 или 36 год сейчас был... Иначе мы можем просто не
    дожить до момента следующего перехода.
         - Не трусь, геолог! У нас есть автоматы! Прорвемся!
    
    
        * * *
    
        Геологи с гаишниками ночевали в разных домах, хотя и стоявших рядом. Тем
    более, что сразу после боя было много предложений взять спасителей к себе на
    постой,  нередко  весьма  навязчивых.  Москвичи  почему-то  засмущались  или
    растерялись. А лейтенант наоборот, сразу взял инициативу на  себя  и  первым
    выбрал дом молоденькой  вдовицы,  зазывавшей  к  себе  особенно  настойчиво.
    Остальным пришлось поневоле выбирать из ее ближайших соседей. Стасу достался
    большой дом с пристройкой, в котором проживал древний по здешним меркам  дед
    Гриня с четырьмя внуками. Дочери деда вышли замуж и укатили в  другие  села,
    одна чуть ли не в сам Новгород. А трое сыновей погибли в междуусобицах.  Вот
    от них  то  и  осталась  пристройка  да  внуки.  Самому  старшему  было  лет
    одиннадцать-двенадцать. За дедом был закреплен кусок земли, которым наделили
    еще при жизни младшего сына, но последние два года у Грини уже и  лошади  не
    было. Дед жил рыбалкой, да помощью  родни,  к  каковой  относилось  половина
    села. Впрочем, родня родней, но по селу уже шел ропот, что нужно бы  собрать
    сход, да и переделить его  землю.  Ведь  на  перестоявшей  пашне  показались
    побеги ольхи и осинок  -  зарастет  совсем,  кто  корчевать  будет?  И  тиун
    боярский деда не жаловал - много ли пользы  боярину  от  дедовой  рыбы?  Вот
    потому дед Гриня, зазвав к себе на постой  "десятника"  пришельцев,  как  он
    верно определил, очень надеялся через него получить если не доход,  то  хотя
    бы защиту от тиуна и боярина. Само собой,  за  Стасом  пришел  и  Кокорь,  а
    Валентин  с  Евгением  решили  поселиться  в  пристройке  к  дедовой   избе.
    Милиционеры же поселились поврозь.
        Пока обустраивались, а Валентин загонял авто,  трое  крестьян  притащили
    доспехи  двух  витязей,  убитых  Кокорем  и  Станиславом.  Кокорь,  конечно,
    обрадовался и Стас махнул рукой: пусть воин забирает себе оба  комплекта.  А
    сам краем глаза заметил, что подобные трофейные  команды  направлялись  и  к
    домам милиционеров.
    
        На следующий день ближе к  полудню  в  село  въехала  княжеская  дружина
    числом не меньше сотни всадников. Среди одетых  в  броню  было  и  несколько
    штатских, легко узнаваемых по своим зеленым, желтым  или  синим  кафтанам  с
    высокими бобровыми или куньими шапками, яркими пятнами  выделявшимися  среди
    красно-серых  дружинников.  Заслышав  конский  топот  и  переполох  жителей,
    путешественники как по команде дружно выскочили на улицу с оружием в  руках.
    Однако,  заметив,  что  местные  низко  кланяются  подъезжающим   всадникам,
    опустили ружья и немного успокоились.
        Дружинники тоже заметили группу странно, по их мнению,  одетых  людей  и
    пришпорили коней. Стас на всякий случай кивнул Валентину:
        - Давай-ка в кабину, заводи.
        - Угу. - ответил шофер и потрусил во двор, где среди  амбаров  и  прочих
    хозяйственных пристроек был припаркован грузовик.
        За  ним  бочком-бочком  устремился  и  сержант  Зайлетдинов.   Лейтенант
    посмотрел на своего подчиненного, но ничего не сказал и остался на месте.
        Десяток   всадников    вырвался    вперед    и    полукольцом    окружил
    путешественников, прижав их к плетню. Впрочем оружия никто  не  доставал.  А
    когда раздался шум заведенного двигателя и  с  обратной  стороны  в  плетень
    уперся грузовик, как дом возвышаясь своей будкой, воины  отпрянули  назад  и
    держались  метрах  в  пяти.  Спустя  пару  минут,  раздвинув  всадников,   в
    полукольцо въехали еще двое.
        - Начальство. - тихо пояснил Стас спутникам. - Если судить по  одежде  и
    оружию, конечно. Сотник, а то и сам князь.
        Всадники действительно резко выделялись из общей массы воинства  обилием
    меха, серебра и золота в отделке доспехов и конской сбруи.
        Алексей лишь хмыкнул и покосился на оставшегося милиционера. А Костя, по
    своему истолковав взгляд лейтенанта, поднял опущенный было автомат. Кокорь в
    трофейной кольчуге, видимо, был солидарен с милиционером и на всякий  случай
    продвинулся вперед, прикрывая Стаса от возможного нападения.
         К обоим всадникам тут же  протиснулись  какие-то  спешившиеся  воины  и
    помогли  соскочить  на  землю.  Едва  они  коснулись  земли,   из-за   коней
    протиснулся местный мужичонка в довольно приличной  одежде  и  начал  что-то
    нашептывать одному из всадников.
         Стас  еще  вчера  заметил  этого  пестро  одетого  мужичка  с  козлиной
    бородкой, сторонившегося боя, зато самого активного, когда крестьяне  начали
    мародерствовать, раздевая убитых.
         - Тиун боярский, то есть сборщик налогов.  -  шепнул  он  лейтенанту  и
    Женьке, - Дедок, хозяин дома, где я  ночевал,  рассказал.  Из  обельных,  то
    бишь, полных холопов местного боярина. По его словам - дрянь-человечишка.  И
    судя по всему, он прав.
         А мужичонка продолжал нашептывать. Всадник поморщился:
        - Знаю уже все. - громко сказал он шептуну и махнул рукой, чтобы наушник
    исчез с глаз долой.
         Левой рукой расстегнул здоровенную золотую пряжку  на  правом  плече  и
    скинул алый плащ подскочившему стремянному, затем снял и отдал шлем, как  бы
    демонстрируя миролюбивость своих намерений. Костя опустил  автомат,  который
    все это время он держал наизготовку. Кокорь,  заслонявший  Стаса,  отошел  в
    сторону.
         - Наслышан, наслышан о ваших  подвигах...  Я  -  князь  Рязанский  Юрий
    Ингварович, это - князь жестом указал  на  своего  спутника,  -  мой  верный
    боярин и владелец всей этой земли - Евпатий Коловрат. А вы кто такие будете?
    Зачем здесь появились и куда путь держите?
         Стас бросил короткий взгляд на лейтенанта и Женю, подтверждая,  что  он
    готов ответить на все вопросы и что бы они пока не  вмешивались.  Те  поняли
    жест и слегка кивнули головами.
         - Путешественники мы - Станислав, Евгений, Алексей, Константин,  а  это
    Кокорь. - показывая рукой, знакомил князя со своими спутниками. - За плетнем
    Валентин и Руслан. Шли мы издалека и уже давно в село  Белая  Вожа,  однако,
    как выяснилось, то село давно разорено и там сейчас  никто  не  живет,  куда
    дальше идти пока не решили.
         Князь вопросительно взглянул на боярина. Евпатий пожал плечами:
         - Белая Вожа? Не знаю такое. А кто княжит там?
         Тут уже Стас развел руками.
         - Без понятия. По слухам - Святозар, только он умер уже, это  точно,  а
    кто после него не знаю.
         - Святозар? - удивленно протянул боярин, посмотрев на Юрия.
        - Нет таких князей на Руси. - уверенно  закончил  князь,  -  И  быть  не
    могло, ибо это имя поганое, а не православное.
        - Ну, не знаю. Лично я с тем князем не знаком, знал  лишь  его  сотника.
    Еще знаю, что то село стоит на Дону. Это точно, ибо... -  Стас  запнулся,  -
    Год я там прожил. Точнее, вот мы там прожили, опять же женка там  живет,  не
    моя, вот его. Правда, давно это было. Очень давно.
        - Лет пятьсот тому назад - тихо-тихо добавил Евгений лейтенанту.
         - А... - протянул Юрий, - Понятно. Дон то там, в степи,  на  полуденном
    солнце. Либо половцы сожгли, либо  новые  какие-то  в  степи  появились,  не
    иначе. И по женке лучше поминки справить. А то не было  б  чего  хуже.  И  с
    князем все понятно. Отринул, стало быть, он нашу веру, к поганым пошел,  вот
    и имя переменил. Ну тогда туда ему и дорога. Ну и куда вы теперь?
         - Не знаем. Может в Новгород, может еще куда. Походим, посмотрим -  где
    жить лучше. А не понравиться, так обратно к себе в далекие дали уйдем.  Чего
    нам, путешественникам? Колесница есть.
         - Да, колесница у вас отменная. Мне  уж  про  нее  все  рассказали.  На
    колдовстве ездит?
         Князь поднял голову, рассматривая торчавшую из-за плетня будку  и  верх
    кабины. Ребята засмеялись.
         - Отнюдь. Ездит она на солярке. - вставил свои  пять  копеек  Валентин,
    вылезший на подножку и слушавший разговор из-за плетня. -  Причем  жрет  его
    немерянно, как сто лошадей. А соляр нынче дорог.
         - Солар? - переспросил князь, уставившись на шофера. - А что это такое?
         - Это такая горючая жидкость, которую делают из земляного,  касторового
    или рапсового масла. - пояснил Стас, и тут же добавил. - Кстати, хочу  сразу
    сказать, чтоб снять лишние вопросы, что эту машину мы купили. Ее делала тьма
    людей, у каждого были свои секреты и потому мы повторить не сможем при  всем
    желании. Хотя одно время сильно пытались в той самой Белой Воже.  Увы,  даже
    близко ничего не получилось. Впрочем, если  нам  удастся  вернуться  к  себе
    домой, сможем купить такую же новую.  Или  даже  получше  чего.  Если  денег
    хватит. А с этой машиной тоже есть проблема - горючки  совсем  мало  и  пока
    запас не сделаем: будет стоять тут без движения.
         - Ладно, - сказал князь, - Об этом  потом.  Вчера  на  вотчину  боярина
    напал мой брательник, зараза. Тем самым оскорбив и меня. Десяток  стоял  тут
    постоем, охраняя рубежи, да вот все полегли. Десяток - мало, сам знаю, сотня
    нужна. Но пока не могу держать тут больше дружинников.  И  село  само  сотню
    прокормить не сможет. Поэтому предлагаю вам  поступить  ко  мне  на  службу.
    Служба простая - это село, людишек, окрестные луга, пашни и лес охранять  от
    супостатов и соседей,  опять  же  в  других  делах  мне  помочь,  если  беда
    случится. Вас семеро, а кормление дам как на десяток. Село  это  -  боярская
    вотчина, посему думаю, и Евпатий что-нибудь подкинет. Ведь сожжет и  разорит
    мой братец это село, особенно  после  того,  как  здесь  вся  его  полусотня
    сгинула.
         Евпатий почесал бороду.
         - Оно конечно,  лучше  часть  прибытка  отдать,  чем  все  потерять.  -
    внезапно снял шапку и махнул ее об  землю,  -  А,  берите  половину  дохода.
    Каждый десятый мешок урожая, каждую десятую добытую рыбу,  птицу  и  прочее,
    тиун счет знает. Слышь, Онтип? Ты где там за лошадьми  спрятался?  А  с  вас
    тогда охрана.
         Евпатий покосился на князя.
         - Договор нужно рядить, княже, чтоб все честь по чести. На год пока,  а
    там посмотрим.
         - Конечно, по полной в дружинники их. Вирника ко мне, пусть пишет.  Сам
    свидетелем буду. Так как? Согласны?
         Стас переглянулся с лейтенантом:
         - Подумать нужно. Есть у меня пара условий,  да  и  остальных  спросить
    надо. Неволить то никого не хочется.
         Боярин даже удивился:
         - Да чего тут думать? Степняки за Оку не ходят, да и не резон: половина
    их родов в родстве с нашими князьями да боярами. Значит юг закрыт. С  запада
    мордва и буртасы, эти тоже не воюют. С севера - Владимир, но с  ними  у  нас
    мир, да и не пойдет Юрий  Всеволодович.  Остается  кто  -  Глеб,  брательник
    нашего князя, да Муромские могут  пожаловать.  Глеба  вы  уже  потрепали,  а
    Муромские и столько воинов не соберут. У них там сейчас  своя  грязня  идет.
    Справитесь.  Так  как?  -  истолковав  молчание,  как  сомнения,   продолжил
    убеждать. - Коломенские если и придут - до вас не достанут,  потому  что  им
    сначала через саму Рязань пройти надо. Ну, конечно, если кто  с  Ряжска  или
    Скопина, так мы по любому об этом узнаем, придем на помощь. А остальным  это
    село без надобности.
         Лейтенант усмехнулся:
         - Да, список возможных гостей впечатляет.
         - Особенно, с учетом "остальных" - добавил Стас.
         - Но в целом... Нормальная работа, почти по специальности. -  подытожил
    Алексей. - Правда, оплата того... Вроде как - за харчи. А  что  за  условия,
    Стас?
        - А условие простое. Ты, княже, сейчас ведь поедешь села брата разорять?
        - Конечно, Глеб должен за обиду заплатить. Что ж за  так  ему  воровство
    спускать? - ответил Юрий.
        - Так вот, если мы возьмемся охранять это  село,  то  в  других  набегах
    участвовать не будем.
        - Вот те на... - удивились князь и боярин одновременно, да и  дружинники
    как-то странно посмотрели на путешественников.
        - Что ж вы на одном харче сидеть будете? - спросил Евпатий.
        - Не правильно так: либо  дружинник  со  всей  службой,  либо  холоп.  -
    добавил князь.
        А лейтенант переглянулся с Костей и тихо шепнул:
        - Так вот откуда основная зарплата идет...- и уже громко  князю,  -  Да,
    подумать нужно. Впрочем, это мы быстро  обговорим  и  решим.  Сегодня  ответ
    будет.
        - Хорошо, потом поговорим. Давай, боярин, принимай гостей,  тащи  столы,
    малый пир устроим. - сказал князь, обращаясь к воеводе, затем направив палец
    в сторону Стаса добавил, - Я вас всех тоже жду, приходите.
        Юрий  легко  вскочил  в  седло,  развернул  лошадь  и  неспешной   рысью
    направился в центр села. За  ним  потянулась  остальная  сотня.  Боярин  же,
    забравшись на своего коня,  повел  шагом  в  другую  сторону.  За  Евпатием,
    держась за стремя, затрусил и боярский тиун Онтип. Видимо, поехали принимать
    жалобы крестьян,  смотреть  и  подсчитывать  убытки,  причиненные  вчерашним
    нападением. Оставшись одни, путешественники переглянулись  и  уставились  на
    Стаса с немым вопросом - что дальше делать.
        - А что я? - ответил Стас, пожимая плечами. - Князь пригласил, нужно  на
    пир к нему идти. Сейчас узнаем, где это. Впрочем, можно не  спешить.  Думаю,
    час полтора им по любому нужен чтоб что-нибудь на такую прорву приготовить.
    
        В  центре  села  стояли  боярские  погреба  и  амбары,  куда  складывали
    собранные подати и налоги, до перевозки в Рязань. При  них  был  и  дом.  Не
    сказать, что терем высокий, но вполне респектабельная изба,  чуть  повыше  и
    побольше крестьянских - принять наезжающего за  податями  боярина  или  даже
    самого князя, как в этот раз. В остальное время в той избе жил тиун со своей
    семьей. Разумеется, не в главной палати, а в пристройке, рядом с амбарами.
        Пока  Евпатий  беседовал  со  своими  холопами,  скорбел  о  погибших  и
    подсчитывал убытки, Онтип организовал бурную деятельность: реквизировал двух
    приличных подсвинков и десяток кур  -  в  счет  будущих  платежей,  подрядил
    крестьянок кухарничать и приказал  попавшимся  под  руку  холопам  тащить  к
    боярскому дому все имеющиеся у них столы и лавки.
    
        По мнению Стаса, пир был организован весьма странно  -  сам  князь,  его
    боярин Евпатий и, видимо, какие-то приближенные дружинники - может сотники с
    десятниками, может еще кто, но очень ограниченный круг людей  -  пировали  в
    доме. У дверей охрана. Остальному  воинству  разномастные  столы  с  лавками
    накрыли во дворе. Хоть март и  весенний  месяц,  однако  так  пировать  было
    холодновато. Снег еще и не думал сходить.
        Столы от изобилия тоже отнюдь не ломились. Помимо тех подсвинков и  кур,
    лучшие куски из которых уже ушли в дом - на стол самого князя, у дружинников
    были всякие соленья, пара тушек зайцев, немного лесной дичи да  рыбы  -  то,
    что тиун достал из боярских закромов и ледников. Вот хлеба было  в  избытке.
    Но... на сотню голодных и здоровых мужиков всех  яств  было  явно  маловато.
    Снедь была разложена  по  разномастным  керамическим  и  деревянным  блюдам,
    собранным с миру по нитке - те, что с мясом, птицей и рыбой поближе к одному
    концу стола, а квашенная капуста, репа и всякие другие овощи  -  к  другому.
    Никаких напитков не было вовсе.
        Помятуя приглашение  князя,  Стас,  а  за  ним  и  остальные  геологи  с
    милицией, обошли стол и потянулись к избе. Однако  путь  им  преградили  два
    дружинника в полном боевом облачении, охранявшие вход в боярскую избу.
        - Позовут. - сказал один из них и  указал  на  дальний  "вегетарианский"
    край  стола,  где  шумели,  толкались  и  смеялись  самые  молодые   безусые
    "вояки". - Туда ступайте.
        Пока шел пир, путешественники обсуждали предложение  князя.  К  большому
    удивлению Стаса, милиционеры были совсем не прочь поучаствовать в набегах на
    соседние деревни.
        - Ребята, как же так? - спрашивал  он  у  лейтенанта  и  рядом  сидящего
    Кости.
        - А чего такого? - отвечал Алексей за двоих. - Мы и  в  России  работали
    также - кого власть скажет разгонять, того и демократим. А  там,  кто  прав,
    кто виноват - не наше дело. Но ты не переживай, постараемся без жертв, да  и
    потом, это ж, как я понимаю, разовая  акция,  из-за  нынешнего  форс-мажора.
    Ведь наша основная задача - именно  это  село  охранять.  А  нападение,  как
    известно, самая лучшая защита. Вот только патроны нам заряди, а то почти все
    расстреляли. Может, и машину одолжишь?
        Валентин сидел через двух человек от Алексея, но про машину услышал:
        - Не, даже не проси. Стас, скажи ему. Соляры только-только  на  обратный
    путь. А то и не хватит. Так что про Зилок забудь. Иначе все тут останемся.
        - Ну и ладно, жмот. Без тебя  обойдемся.  -  лейтенант  махнул  рукой  в
    сторону Валентина.
        Стас поморщился:
        - Не пойму, вчера ты не хотел в эту заваруху встревать, а сегодня сам на
    соседние села нацеливаешься, где такие же русские живут. Как так?
        - Чего ж тут непонятного? Вчера мы были сами по себе, как бы вне закона,
    а сегодня у нас за спиной самая настоящая власть. Считай -  верховная,  выше
    некуда. Это же принципиально разные вещи. - лейтенант продолжал убеждать.  -
    Ты ж пойми, чтобы безбедно прожить тут год, который только начинается, князю
    никак нельзя отказывать. Тем более, в таких делах. Это ж средневековье,  сам
    говорил. Либо ты с ним, либо - враг, третьего не дано. Не понравимся мы ему,
    возьмет, да грохнет нас тут всех. И автоматы не помогут, или даже из-за  них
    и грохнет. Тут закон тайга, а князь - хозяин. Так уж лучше станем  своими...
    этими, как их... вассалами, во! Короче, пушку дашь? Неизвестно как  там  все
    сложится. А мы бы тебе "зарплату" из похода привезли. А?
        - Пушки еще делать надо. - как бы возразил Стас.
        Доводы лейтенанта были не слишком убедительными, но Стас и сам  понимал,
    что по сути Алексей прав. Если не выказать князю свою полную лояльность,  то
    исход может быть более чем  печальным.  Может  даже  смертельным.  С  такими
    техническими новинками князь их из своего княжества просто не выпустит...  С
    другой стороны, для отражения будущего нашествия татаро-монгол (а когда  они
    придут - пока неизвестно) Русь следует объединять. Причем, иного пути, кроме
    принуждения  непокорных  -  не  существует.  Так  почему  бы  не  под  рукой
    рязанского князя? Ведь именно он самый первый  удар  примет.  В  таком  деле
    можно и помочь.
        - Жень, а ты что думаешь?
        - Мне по барабану. - ответил Евгений. - Сам, конечно, не  пойду,  я  тут
    кое что по сельскому хозяйству придумал, хочу опробовать. Но  против  похода
    без моего участия возражать не буду.
        Стас заметил, что Валентин заколебался, но потом, видимо приняв решение,
    махнул головой:
        - Аналогично. Хочется ребятам пострелять - пусть их, а я, пожалуй,  пока
    погожу воевать. - и  чуть  позже  добавил,  -  А  может  поближе  к  лету  и
    присоединюсь, как дела у них пойдут.
        Кокоря можно было и не спрашивать:
        - Я - как Стас, где он, там и я буду. Пойдет  воевать,  и  я  пойду,  не
    пойдет - тут останусь.
        - Так пушку дадите? - лейтенант у  своих  подчиненных  и  спрашивать  не
    стал, все сам решил за них.
        - Это к Женьке, он у нас главный оружейник.  Жень,  как?  -  Стас  опять
    повернулся к Евгению.
        - Два ствола  готовы,  нужно  только  лафеты  сделать.  Мужики,  которые
    топорами умеют тяпать, полагаю, тут есть. Пороху дам,  капсюли,  шрапнель  в
    кузне наберете. Там полно металлических брызг застыло. Я уже смотрел.  Можно
    несколько свинцовых ядер отлить и еще кой чего - потом объясню. Вдруг стенку
    или ворота крепостные рушить придется? Полагаю, на лафеты дня три нужно. Да,
    пушки обычные - заряжать через  ствол,  лишь  капсюли  вставляются  снаружи.
    Спусковой механизм - как у ружья, только дергать  не  курок,  а  веревку.  Я
    покажу. Порох дам не заводской,  а  самодельный.  И  капсюли  из  самоделок.
    Заводские - для ружей бережем. Ну и автоматные патроны перезаряжать.  Гильзы
    то все собрали?
        - Лафеты какие будем делать? - добавил Стас. - Им, думаю, что попроще  -
    без колес, только упор: ложе да сошки и все. Пока снег не сошел, можно и  на
    сани поставить. Пушки легкие, оба ствола одна лошадь свезет.
        - Хоп! На том и  договорились.  -  подытожил  лейтенант.  -  О!  Воевода
    боярский из избы вышел, пойду скажу, что мы готовы князю докладывать. Заодно
    спрошу, как долго та военная компания протянется.
        Однако, довольно быстро вернулся:
        - За себя и своих я сказал, теперь вы идите, князь всех зовет. Хочет сам
    поговорить.
        Путешественники дружно поднялись из-за стола и направились в  избу,  где
    пировал князь с воеводой. Но Алексей жестом усадил милиционеров обратно:
        - Без нас. С нами уже все решено.
    
        Князь сидел во главе стола на  возвышенном  кресле,  уже  без  брони,  в
    светлой  льняной  расшитой   узорами   рубахе,   поверх   черная   бархатная
    душегрейка-безрукавка, отороченная мехом. Справа  от  него  боярин,  тоже  в
    мехах и бархате, в зеленых сафьяновых сапогах. Слева, скорее всего,  сотник,
    одетый намного проще. На другом конце стола еще пятеро дружинников. Все  без
    военной амуниции. Княжеский стол сервирован не в пример общему. Тут и посуда
    была серебряной, и кубки с вином. Пять толстых свечей освещали трапезу. Судя
    по нахмуренному  виду,  князь  был  недоволен  решением  москвичей,  которое
    сообщил ему лейтенант.
        - Значит, не хотите в походы ходить? А как же я тогда могу вас в дружину
    зачислить? У нас так, либо служишь и живешь  на  кормлении,  либо  сам  себя
    корми и тогда налог плати за то, что мою землю пользуешь и защиту от  ворога
    получаешь. Одно село охранять - служба малая и постоянная, а большая  -  все
    княжество. Хоть и не каждый день, лишь  при  случаях.  А  ну  как  на  ваших
    соседей нападут? Они тоже мои холопы и тоже помощи ждут, а  вы  -  в  кусты?
    Нет, мне такие дружинники не нужны.
        - Не так, княже. - Стас попытался вклиниться в монолог Юрия.
        - Почему? Вот, трое ваших на полную службу согласились, а вы чем хуже?
        - Княже скажи, вот у тебя адвокат, или как его, ну законник ваш...
        - Вирник? - подсказал воевода.
        - Да, вирник. Он часто в походы ходит?
        Князь удивленно уставился на Стаса.
        - А зачем ему в походы ходить? Он не дружинник.
        - А я  полагаю,  он  потому  и  не  дружинник,  что  воевать  не  умеет.
    Правильно? Зато знает и умеет много другого, что не  под  силу  дружинникам:
    договора составлять, споры судить.
        - Споры я сам сужу, вирник лишь закон по Русской Правде подсказывает. Но
    не о том речь, вы то воевать  умеете.  Мне  рассказывали,  как  вы  всемером
    полусотню побили и при этом у самих - ни царапины.
        - Ошибочка, не всемером, а впятером. А если быть еще точнее - именно  та
    тройка, что к тебе в дружину идет, все дело  и  сделала.  Мы  то  с  Кокорем
    только двух-трех человек завалили. А Женя с Валентином и вовсе  весь  бой  в
    машине просидели.
        - Так, понятно. Вернее, совсем не понятно. А тогда зачем Алексей  вас  с
    собой таскает? Что то ты врешь, парень. Алексей сказал, что именно ты  -  за
    старшего.
        - Все очень просто. Алексей, Константин и Руслан - воины,  я  и  Женя  -
    инженеры. Как бы это тебе получше объяснить... Вроде оружейники, только бери
    еще выше.
        - Кузнецы, что ль? - не понял князь, и  Евпатий  тоже  недоуменно  повел
    плечами.
        - Опять не угадал. Кузнец - тот, кто машет молотом  и  умеет  изготовить
    только то, что умеет.  Давно  известное.  Ну  там,  меч,  серп,  подкову.  А
    инженер - тот, кто придумывает новые вещи, которых раньше никогда не было  и
    никто их не видел. Даже не так, инженер, это такой  человек,  который  может
    найти решение любой технической задачи. И даже не одно, а несколько решений,
    над которой не справится любой другой человек - не инженер.
        - Чего то я тебя не  пойму.  -  проговорил  князь.  -  Вроде  все  слова
    знакомые, а смысла не понимаю. Какой инженер? Какие такие новые вещи?  Зачем
    они мне?
        - Про наши огнестрелы раньше когда-нибудь  слышал?  А  про  машину?  Ну,
    коляску самобеглую?
        Юрий с Евпатием переглянулись, а Стас продолжил:
        - И правильно, что не слышал. Потому  что  не  было  их  в  природе.  Их
    инженеры придумали, а кузнецы и прочие механики - сделали.
        - Ты хочешь сказать, что инженер - вроде колдуна, может придумать  любую
    штуку на любой случай жизни?
        - Почти  правильно,  но  не  совсем.  Инженер  может   предложить   лишь
    техническое решение. А, случаи в жизни бывают разные. Скажем, встанет  перед
    тобой, княже, вопрос - замириться с братом или наоборот,  повоевать  с  ним?
    Тут мы тебе никаким боком не поможем, поскольку вопрос не технический.
        - Эк, хватил. Для таких вопросов у меня бояре есть. - Юрий засмеялся.
        И Стас понял, что переломил настроение князя.
        - Все правильно. А вот общая оборона или даже вооружение - вопрос сугубо
    технический. Причем, инженер может предложить общее решение,  а  вот  делать
    будут специалисты - кузнецы или плотники. То есть, инженер работает головой,
    а мастеровые люди - руками.
        - Мы тоже кое-что умеем руками делать. - не согласился Женя.
        - Верно, - подтвердил Стас. - Представь, пойдем с тобой воевать - мечами
    пользоваться не умеем, стрелы пулять - тоже. Ну чего? Погибнем в  первом  же
    бою без пользы и без толку. А как кончатся патроны у  милиции,  так  и  наша
    тройка, что с тобой в поход пойдет - тоже безоружной останется.  Расстреляют
    все, а новых то нет!
        - Теперь понял. - ответил князь. -  Вы  эту  тройку  колдовским  оружием
    снаряжаете? А сами они никак не могут?
        - Совершенно верно, никак. Вот  хоть  Алексея  спроси.  Даже  я  не  все
    секреты знаю, тут у нас Женя - большой спец. Но инженерный подход  -  он  не
    только в оружии, его во всем применять можно. Слышал я - у  вас  тут  засухи
    пять лет подряд?
        - Да, есть такое дело. Можешь дожди вызвать?
        - Нет, дожди пока не осилю, а вот  заставить  реку  поделиться  водой  с
    полями - могу. Есть инженерное решение - река сама все поливать будет,  хотя
    сначала нужно много поработать.
        Евгений удивленно посмотрел на Стаса и попытался возразить:
        - Стас, мы труб столько не наберем.
        Но Станислав только махнул рукой, мол, погоди со своими трубами,  сейчас
    главное князя заинтересовать.
         - Или взять ту же оборону... Между прочим, - продолжил Стас,  обращаясь
    к князю, - Можно избежать набегов из степи совсем  без  дружины.  С  помощью
    одних холопов. Опять чисто инженерный подход.
         - Да ну... Скажешь тоже. - засмеялся князь, а воевода его поддержал.  -
    Как холоп, который и меча то в руке не держал, степняка остановит?
         - А вот сам смотри. В чем сила степняков? А? В коннице! -  Стас  поднял
    палец. - Без коня степняк не воин, бери его  голыми  руками.  Значит,  чтобы
    победить их войско, какой бы численности оно ни было, нужно... обезлошадить.
         - Ну и как ты это сделаешь? - князь  все  еще  скептически  смотрел  на
    Стаса.
         - У тебя в княжестве колдуны, ведьмы или просто знахари-травницы есть?
         - Вроде нет, Бог миловал - князь перекрестился. - Да и что  эти  ведьмы
    могут? Больше разговоров.
         - Ну, не беда, у соседей найдем. Главное  -  знахари  знают,  от  какой
    травы лошади дохнут. Ну, может и не совсем дохнут, а заболевают. Или дуреют.
    Есть такие травы, только не  знаю  -  как  называются.  Так  вот  их  семена
    собираем и высаживаем на всех возможных путях и тропах, где степняки  ходят.
    Нужно то всего - засадить участок в полтора - два конных  перехода,  причем,
    леса, овраги и болота можно не трогать - там табунов не будет. Да и сеять не
    подряд, как пашню, а чтоб вперемежку с обычной травой росла. Вот и все. Твои
    холопы рожь или там, пшеницу сажают намного больше.
         Князь задумался, а Евпатий хмыкнул:
         - Хм! А ведь действительно. Если стенку построить - намного больше  сил
    уйдет.
         - Не получится. - отозвался Женя. - Трава - не  рожь,  просто  сжать  и
    обмолотить не получится. И чтоб нужное количество семян  добыть,  нужно  для
    этой культуры всю агротехнологию придумывать и высаживать несколько лет. Тут
    агрономы нужны. Опять же, ядовитые травы в лесах да на болотах растут,  а  в
    степи засохнут. Да и лошади не дуры, не будут их есть.
         Внезапно Стаса поддержал Евпатий, которому идея явно понравилась:
         - Есть травы такие, сам знаю. Есть совсем ядовитые, есть и  такие,  что
    кони от них дуреют. Да  хотя  бы  тот  же  борщевик  или  белена,  опять  же
    болиголов и цикута - страшные для коня травы.  Свежее  лошадь,  конечно,  не
    ест, а вот в сене...
         - Ну, в сене это проще всего. -  задумался  Стас.  -  Осенью  косить  и
    добавлять в стога, которые будут стоять на  самых  опасных  направлениях.  А
    кроме вредных трав, туда еще можно подмешивать битое стекло, железные иголки
    или просто отраву. Даже нет, не отраву, а мясо павших от болезни  лошадей  и
    коров. Соответственно, предупредить своих, чтоб близко не  подходили  к  тем
    стогам. Если начнется эпидемия какого-нибудь ящура - все табуны падут,  даже
    те, что к тому стогу и не подходили. А? Как?
         - Не нужно предупреждать. - возразил князь, похоже  ему  тоже  начинала
    нравиться эта идея. - Если про отраву  узнают  холопы,  то  и  враг  узнает.
    Просто ставить те копны подальше от жилья, и чтоб пришлые люди их метали, не
    свои. А чтоб лошади то вредное сено ели - тоже способ  есть.  Ведь  ни  один
    конь не может устоять перед сладким. Мы коней перед дальним походом завсегда
    зерном в патоке кормим, чтоб впрок наелись.
         - Да, верно говоришь, княже. - поддержал воевода. - Патоку  развести  и
    те копны смочить.
         - Патоку? - удивился Женя. -  Так  ведь  в  патоку  можно  любую  химию
    добавить, и никаких трав не нужно. Да и сбрызнуть  готовые  копны  в  нужный
    момент. Нет врага - безвредные копны, враг пришел - они уже отравлены.
         - Не, - возразил князь. -  Лучше  заранее.  Откуда  знать,  когда  враг
    придет?
         - Посадку трав ядовитых тоже нужно делать. - добавил Евпатий,  по  лицу
    было видно, что боярин уже всерьез обдумывал места, куда такие  травы  нужно
    высадить в первую очередь. - Ведь степняк  летом  ходит,  зачем  ему  копна,
    когда живой травы полно? Опять же, сажать ее нужно не где попало,  а  только
    там, где ночлег удобен - их всего-то наперечет,  по  пальцам.  Пришел  враг,
    стал на ночевку, а утром все лошади чуть живы или вовсе  пали.  Живую  траву
    тоже можно патокой полить. Даже дожди ее не  скоро  смоют  -  запах  надолго
    останется.
         Тут у Женьки возникла еще одна мысль:
         - Знаете что... Пожалуй, можно и обычную траву  ядовитой  сделать!  Вот
    сказал про полив и я сразу вспомнил, что существует куча средств, безвредных
    для трав, но вредных для животных. Например, ДДТ.
         - Или какой-нибудь нитросуперфосфат. - поддержал Стас.  -  Растения  от
    него растут лучше и выше, а вот животным все эти нитраты и фосфаты совсем не
    полезны.
         - Суперфосфат не годится. - возразил Женя. - Чтобы в  траве  накопилось
    нужное количество тех же нитратов - его столько придется в почвы  вбухать...
    Тут целый завод понадобиться. Не, не годится. А вот, к примеру,  ртуть!  Или
    мышьяк! Точнее, их  растворимые  соли.  Киноварь  -  вполне  себе  доступное
    полезное ископаемое. Можно прямо  так,  без  переработки  использовать.  Или
    мышьяковистый минерал - антимонит. Кстати, названный так из-за того, что  им
    какие-то монахи во Франции потравились. Причем, растения  и  особенно  грибы
    прекрасно накапливают в себе и ртуть, и мышьяк, и свинец, и  прочие  тяжелые
    металлы. Так что... Тут есть над чем подумать.
        - Свинец и ртуть, не годятся. - возразил Стас. -  Ждать  слишком  долго.
    Чтобы отравиться тем же  свинцом,  если  мне  не  изменяет  мой  склероз,  и
    заработать болезнь сатурнизм, нужно потреблять его  непрерывно  от  трех  до
    пяти лет. Причем, еще в 19 веке замечено, что непьющий  работник  типографии
    быстро сходит с ума и  потом  умирает,  а  вот  пьющий  -  совсем  наоборот.
    Доживает до вполне преклонных  лет.  То  есть,  свинец  легко  выводится  из
    организма  простым  алкоголем.  Со  ртутью  тоже  что-то   такое,   довольно
    длительное. Если степняк умрет через пять лет или даже через год, то тебе то
    какая разница? За это время он успеет много чего нехорошего натворить. Нужно
    что-нибудь,  типа  аманитинов  или  фаллаинов  из  бледной   поганки.   Чтоб
    гарантированная смерть, но не сразу, а где-нить через  полдня  или  даже  на
    следующий день. А первые пару часов - чтоб никто ничего не почувствовал.
        - Аманитины на людей плохо действуют, а на лошадей не известно.  Лоси  и
    олени жрут эти поганки, чтоб глистов выгнать, а им самим хоть бы что. - Женя
    на минуту задумался, а потом усмехнулся. - На  счет  трав  не  знаю,  а  вот
    сеялку для них я уже придумал:  бочка  с  семенами,  из  нее  торчат  острые
    трубки, заточенные на манер иголок от шприцов  -  с  боковой  дыркой.  Катим
    бочку, она своими иголками вонзается в  землю  и  через  дырки  туда  семена
    сыплются. Просто и быстро. Можно за неделю огромную площадь обработать, лишь
    бы семян хватило.
        Князь с воеводой молча переводили взгляды то на одного  говорившего,  то
    на другого. Чувствовалось, что они понимают едва лишь треть  сказанного,  но
    перспективы того, что понимали -  казались  очень  многообещающими.  Наконец
    Стас отвлекся от спора с Женькой, встряхнул головой и посмотрел на князя.
        - Вот, где то так инженер и работает. Есть задача, инженер ее решает,  а
    исполняют всем миром. Если, конечно, власть, в лице князя или  боярина,  это
    решение одобрит.
        - Ну тогда быть посему. Уговорил. - Юрий  Ингварович  подвел  черту  под
    аудиенцией.  -  Снаряжайте  Алексея  и  его  людей.  Всех  семерых  беру  на
    кормление. Когда он будет готов к походу?
        - Плотников дашь? Ну, тех, кто умеет с бревнами работать. Человека  два?
    И кузнеца? Тогда, думаю, за три дня управимся. -  ответил  Женя.  -  Кстати,
    помимо имеющихся у них ручных огнестрелов - дадим кое-что еще. Получше - то,
    что на тот момент готово будет.
        - А коляску самобеглую?
        - А вот с машиной - пока облом. Нету  горючки.  Ты  же,  княже,  сам  не
    захочешь ее врагам за так отдать? А если сейчас в поход  возьмешь  -  так  и
    получится. Расход - на 100  верст  пути  нужно  4  ведра  солярки.  Примерно
    столько у нас и осталось. Далеко село твоего брательника? Туда машина  может
    и приедет своим ходом, за этот путь всю  солярку  сожрет  и  машина  встанет
    совсем. Обратно же ее даже лошадьми не сможем притащить. Она ж весит  больше
    трех тонн. Дружина ускачет, а врагу вся машина, целиком - бери  и  снимай  с
    нее, что хочешь. Не, пока запас горючего  не  сделаем  -  даже  заводить  не
    будем. Тут то она пока в безопасности.
        - И когда вы эту горючку сделаете?
        - Масло давай растительное. Или земляное. - вмешался  молчавший  до  тех
    пор Евгений, - На первое время нужно всего то две-три бочки -  через  неделю
    солярка будет, хоть до Рязани, хоть до Новгорода езжай.
        - Так где ж я столько масла возьму?
        - Вот в этом вся загвоздка. - перехватил  инициативу  Стас  -  Если  ты,
    местный - не знаешь, то мы пришлые - и подавно. Однако будем  искать.  Может
    еще какой заменитель подойдет. Как найдем - сообщим. Вот тогда и покатаемся.
    В крайнем случае -  летом  по  Волге  спуститься  и  дальше  по  Каспию.  За
    персидским городом Дербентом много земляного масла можно  набрать.  Оно  там
    даже на поверхность вытекает. Набрать и привезти. Или купцам заказать. Хотя,
    конечно, лучше тут что-нибудь сыскать. Местное.
        - Понятно, - расстроился Юрий.  -  По  любому,  не  раньше  лета,  когда
    маслянистые травы в силу войдут.
    
        Уже выйдя от князя Стас поинтересовался у Жени:
        - Ты в самом деле сможешь солярку сам делать?
        - Там, в Москве пробовал. Сразу, как дизель  купили.  Если  не  брать  в
    расчет всякие примеси, то любой  растительный  жир  состоит  в  основном  из
    триглицеридов: соединений трехвалентного спирта глицерина  с  тремя  жирными
    кислотами. Если к  нему  добавить  метанол,  примерно  1  к  7  и  заставить
    прореагировать,  то  получим  так  называемый  метиловый  эфир  и  глицерин.
    Глицерин нам по барабану, а вот эфир даже лучше солярки. У  него  октановое,
    точнее  цетановое  число  56-58,  а  у  соляра  из  нефти  -  всего  50.   И
    воспламеняемость выше. Видал, небось, как на эфире авиамодели летают?  В  их
    моторах принцип того же дизеля.  Кстати,  и  глицерин  пригодится,  чтоб  не
    выбрасывать - наладим выпуск мыла или шампуней. Но тут есть  одна  заковыка.
    Пока  мои  успехи  ограничивались  пробирками.  Но  тебя  10  или  даже  100
    миллилитров не устроят? Потому из чего сам реактор собирать - пока не  знаю.
    Да и где масло брать - тоже.
        - С маслом - это дело поправимо, - обрадовался Стас.  -  Тут  в  лампады
    льняное и еще какие-то  масла  льют  -  случайно  узнал,  значит  где-то  их
    производят? Опять же подсолнечное. Сам, правда, тут  его  не  видел,  но  не
    может быть чтоб про него не знали - подсолнечное масло  -  это  основа  всех
    красок и олиф с античных времен. Еще березовое масло - деготь. Или смола  из
    хвойных. Может и  рыбий  жир  подойдет?  А  то  ведь  я  на  полном  серьезе
    настроился плыть к Баку за нефтью.
        - Рыбий жир - вряд ли, все же белковые жирные кислоты не совсем то,  что
    нужно. Да и смола - сомневаюсь, а вот с дегтем можно попробовать.
    
        Едва князь с боярином и сотней отбыли восвояси, Онтип привел к дому деда
    Грини трех угрюмых бородатых мужиков, объяснив, что это и  есть  плотники  с
    кузнецом. На каких условиях  тиун  их  нанял  ни  Стас,  ни  Женя  особо  не
    интересовались. Когда Женя показал им  два  ствола  и  объяснил,  что  нужно
    делать, мужики заметно повеселели. Похоже,  они  думали,  что  работа  будет
    намного сложнее и  опаснее.  Плотники  посовещались  между  собой,  уточнили
    породу нужного дерева, и отправились запрягать  лошадей,  чтоб  привезти  из
    леса три-четыре дубовых  бревна.  А  кузнец,  прихватив  у  Стаса  несколько
    ненужных железок, пошел в кузню отковывать полосы, которыми Женя намеревался
    прикрутить стволы к лафету и самые ответственные детали - толстые  заготовки
    под винты с рукояткой, которыми можно было бы  менять  угол  стрельбы.  Жене
    оставалось лишь нарезать резьбу.
        Через день все было готово. Обе пушки, установленные на санях вывезли за
    деревню и устроили пробные стрельбы по вкопанным в землю бревнам, на которых
    висели трофейные щиты. На испытания  сбежалось  много  взрослых  мужиков,  а
    детей еще больше - поглазеть на диковинки. Последние,  пока  Женя  показывал
    милиции как заряжать при помощи  пороховых  мерных  стаканчиков,  лезли  под
    ствол, пытаясь заглянуть в дуло, милиционерам и Кокорю с трудом удавалось их
    отгонять.
        Однако,  после  первого  выстрела  народ  рванул  обратно,  к   селу   и
    остановился на приличном  расстоянии.  Алексей  с  Евгением  осваивали  одну
    пушку, Руслан с Костей, глядя  на  действия  лейтенанта,  все  повторяли  на
    второй. Стрельбу начали со свинцовых ядер со ста метров  -  четыре  выстрела
    ушли в пустоту. Подвинув сани поближе к столбам - метров на  50,  повторили.
    На этот раз пушка Кости с Русланом с первого выстрела попала в щит, сделав в
    нем круглую, с кулак, дырку, а  пушка  Алексея  и  Евгения  такую  же  дырку
    сделала со второго выстрела, но в столбе, чуть повыше щита.  Женя  подкрутил
    прицельный винт, прикидывая на глаз - куда смотрит ствол. Перешли на картечь
    и успехи сразу стали впечатляющими - Алексей, а за ним и Костя с Русланом  -
    снесли свои мишени вместе со столбами.
        Последним опробовали Женькино "ноу-хау" -  тряпки  и  веревки  связанные
    узлами, обильно смоченными смолой, к которой перед заряжанием  Женя  добавил
    несколько капель особой жидкости. Тряпки летели недалеко и широким  охватом.
    Зато те, что сумели долететь до последнего оставшегося столба -  прилипли  к
    щиту и тут же вспыхнули ярким красным пламенем с густым  черным  дымом.  Те,
    что упали на снег - тоже загорелись, но быстро потухли.
        - Любопытно, любопытно. - проговорил лейтенант, наблюдая как  занимается
    огнем щит.
        - Нормально, - ответил Женя. - Наверное в тряпки нужно все же  картечины
    добавлять, тогда дальность повысится. Но, в целом, неплохо. Испытания считаю
    успешными. Бутылочку вот эту с поджигательной смесью не рекомендую трясти  и
    ронять. Применять... Сами видели - перед стрельбой в момент заряжания.  Если
    на руки попадет - тут же снегом или водой смыть. Там фосфор и  другая  едкая
    гадость.
        - Да, - согласился Костя. - С таким  оружием  мы  и  автоматные  патроны
    сможем поберечь.
        - Вот и ладушки, управились  вовремя.  Сегодня  к  вечеру  должен  гонец
    прибыть от Юрия Игоревича, так что завтра с  утречка  отбудем  на  фронт.  -
    добавил лейтенант, потирая руки. - А сегодня отходную ставим.
        Пока убирали сошки и запрягали в  лафетные  сани  лошадей,  Стас  послал
    мальчишек поискать ядра, с  которых  начали  испытания.  Метрах  в  трехстах
    ребятишки нашли на снегу следы от ядер, но сами  свинцовые  шары  так  и  не
    обнаружили.
        Лейтенант махнул рукой, чтоб возвращались: дальность  стрельбы  примерно
    узнали, а ядра новые отольем.
    
        7.
    
    
             ---------вырезано (в работе)---------------
    
        [весна, электрификация села, ирригация пашни, сев]
    
              ---------вырезано (в работе)---------------
    
    
         - Ну что, колхознички, отсеялись? - воскликнул Алексей,  хлопнув  Стаса
    по спине.
         - Холопы сеют, а мы руководим.
         - А не устроить ли нам выходной, рукой водитель? Я тут по речке походил
    немного - рыбка то есть, плещется. Только все больше мелочь. Слышь,  дед,  а
    есть тут места рыбные? - обратился  Алексей  к  деду  Грине,  гревшемуся  на
    солнце на завалинке.
         - Как не быть. - ответил дед. - Хошь выше  по  течению  -  на  Мамонтов
    омут, хошь ниже - на соминый плес. Рыба везде есть.
         - Ну с соминым плесом понятно.  А  откуда  такое  название  -  Мамонтов
    омут?- заинтересовался Стас. - Мамонты там обитают?
         - Дык, известное дело, башка мамонта из берега торчала, с клыками.  Не,
    не башка - черепушка. Его еще ирбиком зовут. Кто  мамонтом,  кто  ирбиком  -
    подземным зверем. Оно,  конечно,  ту  башку,  еще  я  дитем  был,  из  земли
    выколопнули, а название так и осталось. Щуки  на  том  омуте  водятся.  Они,
    конечно, везде есть, но на Мамонтовом - особенно. Или на  плес  езжайте,  за
    сомами. Лучше верхами. Пешком то далеко, а на лодке -  еще  дальше,  петляет
    река сильно. Только невода у вас чудные какие-то - плоские. Как же вы их  по
    реке таскать будете?
         - Не, дед, это не невода и не бредни, это сетки-путалки. Но на  крупных
    рыб они не годятся, щук-сомов будем по другому ловить. Техникой.  -  И  Стас
    начал выкладывать из вьючника рыболовные снасти. - И с лодкой проблем нет, у
    нас складная-надувная есть. Легкая и удобная для переноски.
         Наши кружки, купленные в  московском  магазине,  вызвали  восхищение  и
    зависть мальчишек -  внуков  деда,  постоянно  крутившихся  у  москвичей,  и
    довольно-таки скептические замечания самого старого рыболова деда Гриня:
         - Я так понимаю, баловство это одно, - сказал он. - Не сурьезное  дело.
    Рыба-то, брат, не дура, она тоже с понятием. Ее запросто не возьмешь...
         Проворчав еще что-то насчет "ейного соображенья", он добавил:
         - А может, и обласкает какая... Только вряд ли. Никто допреж  тут  этак
    не лавливал...
         - Э-э, дед! Да ты, я вижу, против новой техники? - улыбнулся Станислав.
         - Во-о-на! Техника! - воскликнул дед. - Я вот буду бреднем ловить, а ты
    валяй на свою технику! - там и поглядим.
    
    
         * * *
    
         С рассветом заядлые рыболовы  -  Стас  с  Алексеем,  захватив  надувную
    лодку, верхом выехали на Мамонтовский омут. Пра здесь не широка,  и  течение
    почти не приметно, а в омуте, кажется, и вовсе его нет - чего желать лучшего
    для кружков!
         Алексей, всю жизнь проживший на Волге, недовольно поморщился:
         - Не, тут на кружки ничего не поймаешь. Ты как хочешь, а я жерлицы буду
    ставить.
         - Ну здрасте. Какая разница то? - возразил  Стас.  -  Что  кружок,  что
    жерлица - один фиг - на живца.
         - А давай, пробуй - рассмеялся лейтенант.
         Наудив мелких  окуней,  он  расставил  на  тщательно  выбранных  местах
    двенадцать жерлиц, и к полудню на  берегу  уже  лежало  шесть  хороших  щук.
    Жерлицы Алексей ставил мастерски, и если поблизости гуляет хоть одна щука, -
    она непременно "сядет" на его крючок. К жерлицам был  хороший  "подход"  для
    хищниц и из омута, и с русла, и от заводи или из  прибрежных  трав  -  живец
    отовсюду, хорошо виден. Лучший живец - окунь. Плотва, красноперка  и  другая
    "бель" быстро засыпают, окунь же может проходить на поводке сутки  и  более.
    Не забывал лейтенант проверить, нет ли вблизи от  живца  под  водой  сучков,
    водорослей и даже отдельных травин, и  убирал  их  сразу  же,  иначе  окушок
    непременно приткнется к ним и будет стоять неподвижно - к такому щука уже не
    подойдет. И, наконец, еще одно - ходовой шнур заядлый рыбак защемлял в вилке
    как можно слабее, чтобы только-только держал приманку. Осторожная щука и еще
    более осторожный жерех, почувствовав сопротивление шнура, выбросят живца  из
    пасти и уйдут. Длина же поводка не позволяла схватившей  рыбе  добраться  до
    каких-либо затопленных кустов или глубинных коряг - иначе будут  потеряны  и
    снасть и рыба...
         Из-за леса медленно поднималось солнце. Легкая сизая дымка расстилалась
    над рекой и, редея, тянулась к бледно-голубому небу, обещавшему безоблачный,
    жаркий день. На реке еще было свежо, а из леса тянуло теплым, со  вчерашнего
    дня нагретым воздухом с запахами полыни, сухой травы и свернувшихся от  жары
    листьев. В тишине посвистывала какая-то лесная пичуга, и было хорошо слышно,
    как где-то далеко за рекой играл на жалейке пастух...
         Станислав, расставивший вопреки мнению опытного рыболова  свои  кружки,
    побродил немного по берегу со спиннингом, натащил хворосту для костра и,  не
    вытерпев, начал проверять.
         Три из них были уже перевернуты и оттащены к  берегу.  Стас  подплыл  к
    первому, сделал резкую подсечку и... вытащил безголового  живца.  На  втором
    кружке живец оказался без хвоста, а на третьем - и без того и  без  другого.
    Что за  оказия?  Стас  сменил  живцов  -  не  прошло  и  часа,  как  история
    повторилась, почти  все  живцы  были  повреждены.  А  вскоре  клев  и  вовсе
    прекратился...
         Лишь к  вечеру  Стас  дождался  момента,  когда  перевернулся  и  начал
    разматываться первый кружок. Он быстро подъехал, подсек шнур и... извлек  из
    омута рака. Огромного бурого рака. Тройник зацепил-таки  его  за  клешню,  в
    которой он зажал живца. Так вот кто тут мародерствует!
         - А что я тебе говорил? -  позлорадствовал  лейтенант.  -  Для  кружков
    нужны большие водоемы.
         - Ладно, тогда завтра реванш, только не здесь, а дальше  -  на  сомином
    плесе. Идет?
         - А чего, можно и туда сходить,  все  одно  я  больше  рыбы  добуду.  -
    Засмеялся лейтенант.
    
         На сомином плесе Пра извивается по широкой  низменности  и  примерно  в
    километре подходит ко второй  более  низкой  скале.  Станиславу,  Алексею  и
    увязавшемуся за ними  Валентину,  пришлось  потратить  много  усилий,  чтобы
    пробраться по берегу, заросшему густым ивняком и ольшаником.
         Валентин с гаишником размотали донки, насадили на крючки по  мышенку  и
    закинули в реку. А Стас пошел по берегу кидая спиннингом блесну.
         - Стас, ты лучше вон туда иди, к осоке, здесь вряд ли щуки будут.
         - А вдруг сом схватит?
         - Сом? На блесну? Да ну тебя...
         - А чего? Здесь рыба неграмотная,  блесен  никогда  не  видела.  Ладно,
    пойду и правда к кустам.
    
         Стас подтягивал жилку  после  очередного  броска,  как  вдруг  движение
    остановилось. Сначала Стас подумал, что это зацеп - не было  обычных  рывков
    бьющейся рыбы, но вот поводок отянуло поперек течения.
         "Есть" - подумал Стас и начал медленно вываживать рыбу, не давая  леске
    ослабнуть. Внезапный рывок вырвал  из  рук  катушку  спиннинга  и  несколько
    метров лески вновь усвистели в реку.
         - Не уйдешь, - приговаривал рыбак, продолжая борьбу.
         Здоровенный сом прочно  засекся  на  блесне.  При  вываживании,  вблизи
    берега он опять стал делать верткие рывки,  но  Стас  уже  подводил  его  на
    мелководье. Вот из воды показываются два уса, затем  приплюснутая  голова  и
    туловище. Упорно не сдававшийся хищник вскоре был на берегу. Все три  крючка
    прокололи мясистые губы сома. С большими усилиями, с помощью  ножа,  рыболов
    извлек тройник из пасти все еще продолжавшего отбиваться хищника.  И  вес-то
    его был не более трех килограммов, а какую  он  показал  силищу,  борясь  за
    существование!
    
         Алексей с Валентином тоже поймали по рыбине,  но  у  них  очень  быстро
    кончилась наживка - десяток загодя наловленных мышей.  Причем  у  лейтенанта
    сошел очень крупный сом - вместе  с  тройником,  оборвав  толстенную  леску.
    Алексей продолжил ловить на живца, но больше удача ему не  улыбнулась.  Зато
    всех удивил Валентин. Не имея спиннинга, он попробовал использовать в  таком
    качестве донку, а вместо блесны привязал кусочек обыкновенной  темно-зеленой
    банной губки, прикрепив к ней тяжелое грузило и тройничок. Как  ни  странно,
    губку сомы стали хватать активнее, чем  блесну.  Не  потому  ли,  что  губка
    хорошо имитировала водяную мышь, которой любят полакомиться сомы? И Валентин
    извлек еще парочку небольших сомиков, благодаря которым Станислав и  Алексей
    дружно признали шофера победителем в их спортивном состязании.
    
             ---------вырезано (в работе)---------------
    
    8.
    
         [Лето...]
    
             ---------вырезано (в работе)---------------
    
         - Стас, я, кажется, разобрался с дырой.
         - Какой дырой?
         - Какой, какой, нашей. Мы теперь в любое время попасть сможем
         - Да ну! Давай рассказывай.
         - Вот, суди, первый раз мы проехали дыру с севера на  юг  со  скоростью
    около 30 км в час. По целине особо не разгонишься.  И  проскочили  назад  по
    времени на 15 веков. Обратно  с  юга  на  север  катили  чуть-чуть  быстрее.
    Во-общем, тоже медленно, но все же Валька немного притопил. Пусть  до  32-35
    км в час. Результат - промахнулись на 20 лет.  Третий  раз  неслись  во  всю
    прыть, от ГАИ удирали. Валька выжимал все, что мог. Но максимальная скорость
    Захара с новым движком по бездорожью - 90 км. Результат - толи юрский,  толи
    вовсе триасовый период. Обратно катили, с юга на север - тоже по  максимуму,
    удирали от динозавра и сзади  еще  жигуль  мешался,  значит  километров  80.
    Итог - снова миллионы лет проскочили, но уже вперед,  однако  перелет  на  6
    веков от нужного времени и на 8 веков недолет до своего. Вот, я  тут  график
    нарисовал. Получается логарифмическая кривая -  глубина  веков  от  скорости
    прохождения. Или прямая, если взять логарифмическую шкалу.
         - Ну-ка, ну-ка...
         - Чтобы отсюда на  авто  попасть  точно  в  80-е  годы,  нужно  держать
    скорость не выше 25 км в час, а в 5 век  -  вдвое  тише  и  ехать  в  другую
    сторону. Другой вариант, скажем, нет у нас машины. Ну  мало  ли?  Все  может
    случится. Если бежать со всех сил на юг - попадем в  заданный  век  и  Белую
    Вожу, если на север со всех ног - максимум начало 19 века. Если просто шагом
    пойдешь - к Петру Первому, а  то  и  к  Ивану  Грозному.  Споткнешься  -  на
    Куликовскую  битву  наткнешься.  Вот  такой  расклад.   Прикидки,   конечно,
    приблизительные. Плюс-минус эпоха. Но все же, лучше чем совсем ничего.
         - Вот за это спасибо, вот порадовал. Это ж все тайны  природы  в  одном
    графике. А то, что все приблизительно - плевать, в два, в три  приема  можно
    выйти на нужный год. Можно даже попробовать дважды нырнуть за то время,  что
    ворота открыты!
         - Вот тут я сомневаюсь. Край ворот  не  обозначен,  войдешь,  вроде  бы
    будешь обходить, а сам обратно вернешься.
         - Да, тут ты прав. Опять же, сразу не определишь - в какой век попал, а
    когда разберешься - ворота закроются. Но  все  равно,  теперь  есть  к  чему
    стремиться.
    
             ---------вырезано (в работе)---------------
    
    
        * * *
    
        9.
    
        [Осень...]
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
        [Поздняя осень 1237 начало нашествия Батыя]
    
    
        10.
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
        [нашествие]
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
        * * *
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [21 декабря 1237 г. 5-ти дневный штурм и падение Рязани]
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
         Войско  Евпатия  подошло  поздно  вечером.  Гонец,  посланный   вперед,
    предупредил геологов и те  спешно  стали  оповещать  жителей,  прикидывая  -
    сколько людей в какой избе можно разместить на ночлег.
         Пара сотен верховых въехала в село медленным шагом. Военачальник  сразу
    направился к избе деда Грини. Геологи встретили его у ворот.
         В этот момент в противоположной от  входящего  войска  стороне  деревни
    истошно затявкали собаки.
        - Татары? - спросил Стас.
        - Не похоже, - ответил Алексей - Тогда б переполох громче был,  люди  то
    еще не спят.
        Лейтенант кивнул своему подчиненному:
        - Зайлетдинов, проверь - что там случилось...
        Евпатий покачал головой, поднял три пальца и кивнул  сопровождавшем  его
    сотникам:
        - В дозор, туда... И по остальным  сторонам  тоже.  Остальные  пусть  по
    домам идут, до утра отдыхают.
        Сотники кивнули и развернули лошадей.
        - Ладно, пошли в дом... - сказал лейтенант Зайлетдинову, - Теперь и  без
    тебя разберутся.
    
        Не успели гости и хозяева сесть за длинный стол, как в комнату ввалилось
    пять или шесть закованных в бронь витязей:
        - Из Рязани гонцы... Принимайте.
        Из толпы отделились трое, сбросили шлемы и устало опустились  на  лавки.
    Похоже все трое были в той или иной степени ранены.
         - Что такое? Вы оттуда? Неужто опоздал? - встревожился Евпатий.
         Женя жестом позвал заглядывающих в дверь дворовых и шепотом приказал:
         - Быстро, греть воду и готовить полотно для перевязок. Травы там, какие
    есть, целебные... И, это, знахарку позовите.
         - Опоздал, воевода... Взяли Рязань, на пятый день взяли.  -  проговорил
    старший из рязанцев. - Все пожгли. Мы вот в суматохе впятером выбрались,  да
    все же нарвались на татарский разъезд. Втроем лишь вырвались.
         Евпатий вскочил и заметался по комнате:
         - Как же так, ну как же так... Вам то всего  лишь  день  простоять,  да
    ночь продержаться надо было... Уж так спешили... И все  лихо.  Снега  кругом
    глубокие, коням тяжко. Тропы замело и реки не  встали.  Уж  так  спешили,  и
    день-то короток... Да кони еще обезножели частью...
         - Что так? На колдобинах под снегом?
         Евпатий подскочил к столу и грохнул кулаком.
         - Кабы на поторчины напоролись - не так обидно было б. А то - на броду!
    От своих же! Знать, козляне от поля брод оборонили, а в Чернигов не донесли!
         - Чеснок?
         - Он самый - кованые железки  с  четырьмя  шипами  рассыпали  по  всему
    броду... Коней забили, чтоб не мучились, а сами обошли глубью да  вплавь,  и
    забережный лед пришлось рубить  мечами,  чтоб  коней  вытащить,  вымокли  до
    нитки, едва обсушились у огней, вон, слышь, кашляют витязи...
         - Сколько с тобой?
         - Триста. Как пришел гонец - подал я  голос  на  черниговской  площади:
    "Лихо над Русью, татары пришли, кто рязанцам поможет?" Дружина княжеская вся
    подвинулась. Этих я сам выбрал.
         - Маловато. Что татарам три сотни? У них тысячи.
         - Ежели больше - обоз нужен: щиты, мечи, копья, кольчуги, шлемы  -  без
    сего зачем идти? Опять корм - овес, мясное да рыбное, хлеб да мед - без сего
    не дойти... Значит сани, а они втрое тише против верховых, а  уж  реки  -  и
    вообще, пока не станут - обоз не переправишь. А мы спешили  -  вот  налегке.
    Михаил Всеволодович черниговский, известно, рассуждателен больно -  мы  ночь
    рядили с его боярами и воеводами. Полную  рать  все  равно  быстро  скликать
    нельзя.
         - Почему?
         - Ворог знал, какое время выбрать. До залесного Дебрянска  по  нынешней
    дороге четыре-пять дней верховой езды да обратно столько же...  Да  и  дошел
    бы, а толку? Дела все сделаны, поля все убраны - нету же никого, кто мог  бы
    мечи в руках держать.  Все  по  лесным  раменам  лес  валят,  дома  рубят  к
    весеннему сплаву в Киев и Переяславскую земли, а еще на ловах -  мясо  турье
    морозят, вепрей бьют, соболя и белку в силки имают. Должны вернуться  только
    к рождеству Христову.
         - И татар не угадаешь. Где они сейчас со всей своей силой?
         - Ладно, - подвел черту Стас. - Что у нас на текущий  момент?  Милиция,
    как у вас с патронами?
         - Порядок. Женька все гильзы  перезарядил,  так  что  по  два  рожка  у
    каждого есть и немного россыпью. - ответил лейтенант. Пушки -  пять  стволов
    целы. Порох, картечь - пока есть.
         - Жень, что еще имеется? Про наши ружья и патроны я в курсе.
         - А что у нас? Толовые шашки есть, немного, на десяток мин.  Еще  пушек
    два ствола.  Плюс  всякой  пиротехники  и  фейерверков  полно,  целый  ящик.
    Колючка - три мотка. Все.
         - Воинов при оружии и лошадях три сотни. - сказал Евпатий, потом поймал
    на себе взгляд Стаса и добавил, - Две с половиной. Но зато в броне.
         - Яды есть? - спросил Стас у Жени.
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
         - Валя,  это  направление  не  основное,  а  машина  нам  самим   может
    понадобиться... Чтоб удирать побыстрее. Сам посчитай - их тысячи, а нас  все
    ничего. Значит, партизанская тактика - куснул и уходи. Опять куснул в другом
    месте, еще быстрее уходи.
         Лишь Алексей молча отвалился от стола и как-то удивленно  посмотрел  на
    Стаса.
         - Ты чего? - геолог обратил внимание на его взгляд.
         - Блин... Так партизанить или где? Ну и чего ты из  себя  военачальника
    строишь? Даже я сначала повелся... Еще войну не начали, а уже,  считай,  что
    проиграли... - внезапно проговорил милиционер.
         - Не понял. - удивился Стас.
         - Да чего уж там... Неужели сам не видишь? Раскомандовался -  там  мины
    поставить, тут ежей соорудить, сюда засадный полк...  Это  же  все  тактика.
    Чисто твой инженерный подход по улучшению отдельно взятой  ситуации.  А  про
    общую стратегию - ни слова. Мы  же  сначала  должны  принять  стратегическое
    решение! Одно! А их несколько: тут  оставаться,  партизанить  по  тылам  или
    вовсе в Новгород уйти. Ибо во  всех  случаях  -  разная  тактика!  Если  тут
    насмерть стоим, тогда - да, ежи, мины и прочее -  вот  на  этой  проплешине.
    Продержимся неделю, ну две, потом сомнут. А если  партизаним  -  ни  в  коем
    случае, ибо эти мины нам в другом месте пригодятся, а главное  -  этот  путь
    тоже. Самим может понадобиться.  Куда  триста  человек  уводить?  Да  еще  с
    гражданским населением?
         Геологи задумались.
         - Пожалуй, ты прав. - прервал затянувшуюся паузу Женя. - И чего решим?
         - Я за партизанский отряд. - попытался Стас перехватить инициативу,  но
    остальные промолчали.
         - Что есть партизанский отряд? - спросил Евпатий.
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
    
         11.
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [январь 1237. Мелкие стычки и поход по тылам татар, окружение отряда]
    
         * * *
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [дезинформация Батыя  через пленного  сотника,  прорыв  на  оперативный
    простор].
    
         * * *
    
        12.
    
        [новое окружение из-за предательства]
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [середина февраля, последний бой Евпатия Коловрата с татарами]
    
        ---------вырезано (в работе)---------------
    
         Эпилог
    
    
         - Ну и чего теперь делать будем? - спросил Евгений.
         - У тебя патроны остались? - спросил в ответ Алексей.
         - Не-а. Граната одна есть, а патронов нет.
         - И у меня тоже... Придется автоматы уничтожить, а то не  дай  Бог,  не
    тому достанутся...
         - Жалко грузовичок.
         - Да, сгорел как свечка. Теперь пехом придется.
         - Эх, да что я - о грузовичке, двое мы остались, все наши погибли...  а
    все этот гад, ....., ну кто бы мог подумать?
         - Ничо. Сам тоже не далеко ушел. Предателю - собачья смерть.  А  теперь
    надо поспешать, чтоб к дыре успеть, я в то время хочу  вернуться,  где  свою
    Оленьку оставил. Я ж ей вернуться обещал. - сказал Евгений.
         - Может лошадь какую? Вон их сколько безхозных по лесам бегает.
         - Это уже не лошади, а ходячие трупы. Зимой то они  в  лесах  долго  не
    протянут. А ты умеешь на лошади?
         - А то. Это ты все лето дома сидел,  а  я  с  Евпатием  столько  верхом
    проскакал, что даже мозоли на заднице появились.
         - Что ж, повезет поймать -  и  я  научусь.  По  дороге.  Куда  же  Стас
    провалился? Ведь не могли же его так просто убить... При нем Кокорь,  вместо
    телохранителя... Стас, его от смерти на жертвенном алтаре спас,  вот  тот  и
    стал верней  собачки...  Пока  Кокорь  живой,  со  Стасом  ничего  не  могло
    случиться, а Кокоря так просто не возьмешь... Знатный воин...
        - Кто знает, может у дыры и встретимся...
        - Кстати, да -  запоминай  на  всякий  случай,  вдруг  один  останешься:
    переход откроется ровно через 3 недели в полдень, минут на десять.  Ориентир
    для дыры - тот динозавр... Наверное уже в виде  скелета,  и  останки  вашего
    жигуля. Если с севера на юг к дыре бежать со всех ног -  попадем  в  5  век.
    Если с юга на север - максимум начало 19 века. Шагом пойдешь - попадешь куда
    угодно  от  Петра  Первого  до  Ивана  Грозного.  Но  если  закопаешься  или
    споткнешься - не позже Куликовской битве окажешься.
        - А домой как? Домой, в начало 21 века?
        - С первого раза без машины - никак. Тебе нужно будет год прожить  в  18
    или 19 веке - куда доберешься, а потом еще раз ворота пройти, на сей раз уже
    неспешным шагом. Иначе совсем в далекое будущее уйдешь.
         - А ты куда?
         - А я - домой, к жене... В 5 век.
        - Может и мне с тобой? Или все же в 19 век,  поближе  к  цивилизации?  -
    лейтенант внезапно задумался, сравнивая разные эпохи. - А  что?  Поступлю  в
    полицию или даже в жандармерию, буду народовольцев ловить. Карьеру сделаю...
        - Ага-ага... Дом с мезонином и крепостными  девками,  пара  деревенек...
    Смотри, решай сам.  Вот  видишь,  как  бездарно  закончилось  наше  нынешнее
    сафари? А что будет там - пока неизвестно.
         - Здесь, с татарами - по любому хуже.
         Так и шли они к дыре, с разговорами о том, о сем...
    
    
         КОНЕЦ
    

  • Комментарии: 21, последний от 09/03/2013.
  • © Copyright Алексеев Вячеслав (Slawa-614@rusf.ru)
  • Обновлено: 28/09/2006. 159k. Статистика.
  • Фрагмент: Альт.история
  • Оценка: 6.38*24  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.