Алексеев Вячеслав
Экспедиция. Часть 2. Москва Златоглавая, и звон колоколов...[фрагмент]

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 7, последний от 12/12/2011.
  • © Copyright Алексеев Вячеслав (Slawa-614@rusf.ru)
  • Обновлено: 27/07/2012. 157k. Статистика.
  • Фрагмент: Альт.история
  • Оценка: 4.13*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  • 
    Вячеслав Алексеев
    
                                     Экспедиция
    
                                      Часть 2.
    
                      Москва Златоглавая, и звон колоколов...
    
                                     [фрагмент]
    
    
         1.
    
         Стас сидел на скамейке у соседнего подъезда своего дома,  приглядываясь
    к прохожим, но пока это были незнакомые люди. Не прошло и двух сигарет,  как
    его надежды оправдались - из дома вышла женщина с собачкой, которую судя  по
    всему он и поджидал...
         - Стасик? Привет! Ты чего здесь  делаешь?  Ой...  Простите,  я  кажется
    ошиблась.
         - Здравствуйте. Извините, но если вы имеете ввиду Стаса  Медведева,  то
    ошибиться не сложно. Я его двоюродный брат  и  все  говорят,  что  мы  очень
    похожи.
         - Да-а-а? Ну надо же! Как  вылитый,  но...,  пожалуй...,  только  Стас-
    постарше будет...
         - Я только сегодня приехал в Москву, вот тут у  меня  записан  адрес  и
    телефон брата. Я ткнулся, а там мне сказали, что такие здесь  давно  уже  не
    проживают. И новый адрес не знают...
         - Да, они переехали. Не далеко - всего четыре остановки на трамвае.
         - У вас не будет его телефона?
         - Конечно, записывайте...
    
    
         * * *
    
         - Алло! Будьте добры Стаса... Что? На работе? А  когда  он  будет?  ...
    Поздно? Нет-нет, ничего не передавайте, я перезвоню... Не дозвонюсь? Почему?
    ... А на работу вы его телефон  не  знаете?  ...  Нет?  ...  Ну  извините...
    Нет-нет, ничего не надо передавать...
         Стас вышел из телефонной будки и, не  торопясь,  направился  по  улице,
    разглядывая витрины  многочисленных  палаток  и  товары  уличных  торговцев.
    Интересовался  ценами,  но  ничего  не  покупал.  Выйдя  на  перекресток   с
    центральным проспектом, глянул на часы и  принялся  терпеливо  ждать.  Через
    полчаса к нему подъехал 157-й зилок. Приятели потеснились, и  он  уселся  на
    свое единственно знакомое место в этом мире. Валентин и  Евгений  тоже  были
    чернее тучи и только с лица Кокоря не сходила рассеянная блуждающая улыбка.
         - Итак, подведем итоги  первого  знакомства  с  этой  Москвой.  -  взял
    инициативу Стас. - С одной стороны - разница во  времени  с  нашим  миром  -
    двадцать лет, и, казалось бы - это наш мир,  просто  продвинувшийся  вперед,
    пока мы зимовали в средневековье. Помнишь, Жень, наш спор,  когда  Волгоград
    проезжали? Так что теперь уже точно известно - это параллельный мир, к нашей
    советской Москве он не имеет никакого отношения. Мы в виде двойников в  этом
    мире существуем, а вот нашей конторы уже нет.
         - И даже дом снесли - буркнул Женя. - А на автобазу ехать не  рискнули,
    еще отберут машину - как мы тогда?
         - Вы как? Видели своих двойников?
         - Не-а - ответил Валентин за двоих, - Я еще не ездил к себе в Балашиху,
    а Женька-два куда-то пропал. Покрутились около его дома, Женька  сам  боится
    высовываться,  вот  я  и  расспрашивал.  Соседи  ничего  не  знают,   других
    родственников у него нету.
         - Если не считать бывшей жены. Так она, небось, уж и  думать  про  меня
    забыла.
         - Да, здесь капитализм еще круче, чем в глубинке,  процветает...  Валь,
    ты никак куртец прикупил?
         - Ага, кожатый.  Когда  от  Женькиного  дома  ехали  к  тебе,  смотрим,
    толкучка не толкучка, палатки какие-то, киоски, магазинчики. А в них  -  все
    больше китайцы или вьетнамцы - кто их разберет. Наши тоже есть, но  мало,  и
    эти еще - дагестанцы. А товаров...  Никогда  в  жизни  столько  дефицита  не
    видел, чтоб в  одном  месте.  Ну,  остановились  и  отоварились.  Я  куртку,
    Женька - джинсы. И Кокоря приодели в цивильное. С ним  больше  всего  хлопот
    было: что не примерим - в  плечах  маловато  и  в  длину  великовато.  Не  в
    телогрейках же ходить?
         - Сколько стоит?
         - Не поверишь - восемьсот тысяч! Почти миллион!
         - С ума что ль сошел?
         - Да не, цены у  них  такие.  Привыкать  пора,  начальничек.  Ты  лучше
    объясни народу - как ты эту скифскую золотую  поделку  чуть  за  пять  тысяч
    рублей не отдал. Почти сто  грамм  чистого  золота  -  за  бутылку  водки...
    Хорошо - мы с Женькой тогда вмешались.
         - Да черт их поймет, эти цены. Пять тыщ  -  машина  по  нашему,  а  тут
    тыщи - как копейки идут. Но мне кажется, тот  грузин  астраханский  даже  не
    понял ничего, ибо он изначально доллары подразумевал...
         - Но ты то, чуть от долларов не отказался! Что б мы сейчас делали?
         - Хм... Чудно.  Валюту  на  каждом  углу  меняют,  милиция  спекулянтов
    охраняет. Мерседесов и фольсвагенов немецких больше чем жигулей!  О,  так  и
    кишат! Не, тут настоящий капитализм. Это совсем не наша страна.
         - А может у них капитализм с самого начала был?
         - Не-е, не похоже. Слишком много советских  примет.  Хотя  бы  форма  у
    милиционеров - наша. Слова - наши. Документы наши вполне годятся - тебя ведь
    дважды ГАИ тормозила и все чин чинарем, только что техосмотр не  пройден,  а
    так все в ажуре! Кабы здесь революции не было, по городу б городовые ходили.
         - А Москва то как изменилась? Не обратили внимание? Ей-Бо,  похорошела,
    отстроилась, чище стала. И указатели кругом. Блин, а мы все образцовый город
    строили, вот-вот, скоро, и все никак. Так вон, построенный уже...
         - А реклам сколько? Огней неоновых. Все улицы переливаются.
         - А эти, как их... О! Донер-Кебаб, кафешки быстрого питания...
         - А товаров? Одной водки с пивом... Я и не  знал,  что  столько  сортов
    существует. Даже безалкогольное!!! Тьфу, изврат какой. Да кому оно надо?! Ни
    похмелишься даже, может и водка  безалкогольная  продается?  Или  колбасы  -
    нашей простой, что за два-двадцать - нету, других  же  -  за  всю  жизнь  не
    перепробуешь! Да-а-ааа. Не, ребята, чужой город, не наш. Как  в  Америке.  В
    наше время такого не было...
         - Можно подумать, ты из Америки не вылезал...
         - Кстати, - Подал голос Валентин, - Я бы сказал как в Германии - товары
    то все сплошь немецкие или китайские. Я ж служил в ГДР, и в  Берлине  бывал,
    но даже там такого обилия не видел.
         - И звон колокольный... - Стас даже не слушал собеседников. - Я  первый
    раз в Москве колокольный звон услышал.
         - Это все лирика. Чего делать то будем? Начальник?
         - Я все-таки думаю своего двойника дождаться. Договоримся с  ним,  ведь
    себя то я знаю, уж как-нибудь договорюсь сам с собой?
         - А где он сейчас?
         - На службе,  в  банке.  В  этом  мире  я  не  гидрогеолог,  а  банкир!
    Представляете? Моя жена сняла трубку - голос тот же! А  я  даже  сказать  не
    могу: кто я и что я...
         - Ну это не твоя жена, а его. Твоя в нашем мире осталась. Во сколько он
    будет?
         - Жена сказала  -  поздно.  И  прозвониться  после  его  прихода  будет
    невозможно... Какой-то модем включат... На всю ночь - чего-то качать  будут.
    Чего за модем, зачем качать - переспрашивать  не  стал,  вдруг  это  у  всех
    включают? Подозрение вопрос вызовет. Так что его нужно  около  дома  ловить.
    Новый адрес я узнал. Предлагаю - подъехать на машине к дому и ждать.
         - А ты его узнаешь?
         - Не знаю... Я себя со стороны, почему-то, никогда не  видел.  Валь,  а
    может ты к нему подойдешь? А я уж потом...
         - Да что вы,  сговорились?  Женька  меня  посылал,  ты  тоже...  Ладно,
    посмотрим. Может он на машине подъедет, с  охраной  -  все  же  банкир.  Вон
    сколько машин по улицам развелось...
    
    
         * * *
    
         Вечером четверка  друзей  подъехала  на  грузовике  к  одно-подъездному
    дому-башне, где по слухам жил двойник Стаса. Во двор заезжать не  стали,  он
    был  небольшой  и  сплошь  забит  легковушками  -  даже   если   попробовать
    протолкнуться  внутрь,  то  потом  ни  выехать,  ни   развернуться.   Решили
    остановиться на улице рядом с въездом во двор. Тут же находились  трамвайная
    и автобусная остановки. На чем бы Стас номер два не приехал - этого пути ему
    не  миновать.  Впрочем  с  другой  стороны  дома  также  имелся   проход   к
    единственному  подъезду,  но  темный,  не  освещенный,  вдали  от  остановок
    общественного транспорта и с высокими тротуарными бортиками - если вдруг  на
    легковой автомашине. Осмотрев его, приятели решили, что тут вряд  ли  вообще
    кто-нибудь будет ходить или подъезжать поздним вечером.
         Прошло довольно много времени, приятели выкурили по  полпачки  сигарет,
    выпили большую бутыль пива Гессер и уже притомились  рассматривать  из  окна
    прохожих, направлявшихся во двор дома - пока все спешившие мимо люди явно не
    имели  никакого  отношения  к  разыскиваемому  двойнику.   И,   естественно,
    проморгали появление того, кто был им нужен.
         - Вон он, вон он... - Зашептал Женя,  выталкивая  Валентина  из  машины
    беги скорее, пока он за поворот не зашел.
         Валентин выкатился на тротуар и почти бегом кинулся догонять прохожего,
    Стас с Женей прильнули к стеклу.
         Услышав за собой торопливый полушаг-полубег, прохожий, не оборачиваясь,
    прибавил скорости. Тогда  Валентин  побежал  и  догнал  его  лишь  у  самого
    подъезда. Прохожий внезапно  обернулся  и  выставив  вперед  руку,  направил
    Валентину в лоб... обыкновенную авторучку...
         - Валь, это ты, что  ли?  Ты  чего  здесь  делаешь,  дурак,  я  ж  тебя
    пристрелить мог? - сказал прохожий, впрочем продолжая держать лоб  Валентина
    под прицелом своей авторучки.
         - Мне с тобой поговорить нужно... А ты б  сейчас  в  подъезд  зашел,  и
    поминай как звали.
         - Погоди, ты откуда взялся то? Мы с тобой сколько, лет  десять  уже  не
    виделись?
         - Да, наверное. Здесь и Женька рядом, в машине - за углом.
         - Хм. Я вас, напиханных в зилке с подозрительным видом, - еще из машины
    срисовал, когда к дому подъезжал. Не каждый день  увидишь  на  улице  157-го
    старичка. Только не знал, что там знакомые. Ну и чего за дело?
         - Скажем так, в двух словах всего не расскажешь, нам  нужно  встретится
    более обстоятельно, в спокойной обстановке. Ты завтра чего делаешь?
         - С утра до вечера на службе, потом  домой.  Опять  поздно  буду.  А  в
    субботу и воскресенье - весь день дома. Гостей, вроде бы не  ожидается,  сам
    тоже никуда не собираюсь.  Так  что,  если  дело  терпит,  милости  прошу  в
    выходные. Вот моя визитка с телефонами, а квартира...
         - Ну если уж мы дом знаем, то и квартиру тоже... Жди в субботу часам  к
    двум. Втроем приедем. Третьего ты тоже должен знать, хотя сейчас я его имени
    тебе не скажу - сам все увидишь...
         - Заинтриговал... Ну все-таки, об чем хоть речь  будет?  -  Стас  убрал
    авторучку во внутренний карман.
         - Увидишь, увидишь... И денежные дела тоже будут - нам поможешь и  сам,
    глядишь, разбогатеешь... А что это у тебя за авторучка?
         - Обыкновенная,  Ижевского   завода.   Однозарядная   под   мелкашечный
    патрон...
        - Понятно... Ну ладно, пока. Время позднее - тебя жена ждет,  да  и  нам
    пора.
         - Ну пока... Хм... Откуда ты взялся?
    
         Вернувшись к машине Валентин доложился о состоявшемся разговоре.
         - Откуда он выскочил то? Автобуса ж не было. - Спросил Стас.
         - Иномарочный микроавтобус за нами останавливался, его высадил,  а  сам
    дальше поехал, потому мы внимания сразу и не обратили. Кто ж думал, что он с
    работы на такси приезжает? А может их так, банкиров,  по  домам  развозят...
    Вооружен. Стало быть, неспокойно тут по вечерам то...
         - Вооружен? В субботу днем к нему нагрянем? Втроем? А Кокорь?
         - Что ж нам вчетвером к нему переться? Кокорь, тебе  придется  тогда  в
    машине посидеть, пока мы переговоры вести будем. Опять-таки,  кто-то  должен
    вещи караулить.
         - Мне что, я тут в машине уже совсем освоился - ответил дружинник.
         - А сейчас где ночевать будем?
         - Стас, ну ты как маленький... Что ж я сразу проситься начну -  пустите
    воды попить, а то так есть хочется,  что  даже  переночевать  негде?  Сейчас
    немного отъедем от Москвы  и  переночуем  где-нибудь  на  стоянке.  Вспомни,
    сколько мы их по дороге проезжали?
         - Правильно, Валь. А завтра  нужно  себя  в  божеский  вид  привести  -
    одеться, обуться, подстричься. А то выглядим - как  будто  из  средневековья
    вылезли.
         - Так мы ж  оттуда  и  вылезли...  -  Ты  это  будешь  дяде-милиционеру
    объяснять? Психушки, небось, еще работают...
    
    
         2.
    
         Звонок. Дверь открывается, на пороге Стас.
         - Привет, Валя. О! Жень, это ты, что ли? Ну проходите,  раздевайтесь...
    Валь, а третий кто?
         - Стас, это твой тезка -  тоже  Стас.  Если  внимательно  приглядишься,
    заметишь некоторое сходство с собой, но об этом потом...
         - Вон тапочки... Можно и босиком - пол с подогревом.  Сюда,  на  кухню.
    Жена с дочкой на рынок уехала, сын к бабушке поехал, так что  нам  никто  не
    помешает.
         - Стас, мы тут пивка прикупили, закусить кой чего.
         - Угу, сейчас стол организуем, поговорим. У меня тоже тут  и  осетринка
    есть, и рыбка красная. Как раз к пиву.
         Пока хозяин организовывал стол, гости немного осмотрелись, расселись за
    столом, закурили. Кухня небольшая, но  достаточно  просторная  для  четверых
    едоков. Стас обратил внимание, что кухонные полки, хоть  и  одинаковые,  но,
    видимо, были куплены в разное  время  -  две  новые  и  яркие,  а  остальные
    постарше,  потусклее,  выгоревшие  на  солнце.   Плита   импортная,   чудная
    какая-то - со сплошным стеклом вместо конфорок. Небольшой  телевизор  Филипс
    на специальной поворотной подставке, прикрученной к стене.  Сбоку  волнистый
    попугайчик в здоровенной клетке.
         - Стас,  обратился  Женя  к  хозяину  квартиры,  -  ты   помнишь   поле
    восьмидесятого года?
         - Да, конечно. Это ж был мой последний полевой сезон.
         - Почему последний?
         - Жень, не прикидывайся. А то ты не знаешь? Я ж  уволился  из  науки  и
    подался в производство - московский  стройтрест,  та  же  гидрогеология  для
    строительства, потому без выезда из Москвы. А ты так в науке и остался...
         - Самое забавное, что я действительно не знаю  -  что  произошло  после
    весны 80-го года.
         - Амнезия? Мы же с тобой виделись году так в 1985 и позже еще - неужели
    не помнишь? Я по старой памяти в вашу лабораторию кой-какие пробы на  анализ
    привозил с новой работы.
         - Хуже, Стас. Мы - не те люди, с кем ты ездил в то поле, мы другие. Я и
    Валька ездили вот с этим Стасом. Он твой двойник из параллельного  мира.  Мы
    все трое - из другой реальности.
         - Хм... Действительно - забавно... Вроде пиво еще не пили, да и вы,  на
    первый взгляд трезвые...
         - А ты приглядись к своему двойнику, Стас...
         Тут вмешался Стас-гость:
         - Мы действительно из другой реальности и совсем недавно  вернулись  из
    4-5 века нашей, точнее - вашей эры.
         - Ладно, ладно, наливай давай, -  перебил  его  хозяин  и  обратился  к
    Жене. - Стало быть, по твоим словам развилка произошла  весной  олимпийского
    года?
         - Чего? Какая развилка?
         Хозяин взял академический тон:
         - Жень, если уж врешь,  то  придерживайся  общепринятой  точки  зрения,
    подробно  изложенной  в  многочисленных  фантастических  романах.  Развилкой
    называется точка расхождения двух альтернативных миров. До этой точки -  все
    одинаково, после - расхождение исторического развития.
         - Не. Ты не понял. Никакого расхождения.  Никакой  развилки...  -  Женя
    всегда начинал горячиться, когда его не понимали. - Совсем не о том речь...
         Тут инициативу вновь решил перехватить молодой двойник Стаса:
         - Жень, он нам просто пока не верит. Давай пойдем другим  путем.  Стас,
    хочешь, я назову тебе некоторые события, о которых знаешь только ты и я?
         - Ну... Попробуй...
         - Скажем так, я буду называть даты, а потом ты и я будем записывать то,
    с чем связана эта дата, затем обменяемся бумажками?
         - Годится...
         - Ну тогда, бери бумажку... Э-е-е. Черт, число забыл,  ну  не  важно  -
    конец мая 72 года, Зарядье - ни о чем не говорит?
         - Хм... Ну, это ты мог от моих школьных приятелей узнать... Стас  пожал
    плечами и отложил бумагу в сторону.
         - Ладно, тогда осень 74, институтская контора на Моховой?
         - А это - от студенческих. Тоже, кстати, не такая  уж  и  тайна...  Ну,
    посидели - выпили, потом всех замели и по червонцу штрафа. Делов-то...
         - Хорошо, пойдем дальше - ночь с 31 декабря на 1 января 75 года?
         - Хм... А что у меня было в тот новый год? М-м-м...
         - Так в  том  то  и  дело,  что  ничего  особенного,  но  сама  встреча
    запомнилась...
         И тут молодой Стас начал записывать на бумажке  длинный  перечень  дат.
    Стас, что постарше, с интересом наблюдал за появляющимися из  под  карандаша
    цифрами. Список обрывался все тем же олимпийским годом.
         - Во-общем, ты меня  почти  убедил...  Хотя,  должен  заметить,  что  с
    восьмидесятого года прошло двадцать лет, и  те  события,  которые  ты  здесь
    понаписал, у меня стерлись. Впрочем, больше убеждает то, что в списке нет ни
    одной анкетной цифры, типа родился, учился, женился...
         - А если продолжаешь  сомневаться  -  иди  покопайся  в  кузове  нашего
    автомобиля: там  полно  холодного  оружия,  которое  в  таком  количестве  и
    состоянии сейчас достать просто невозможно...
         - Сабли, что ли? Совсем не факт, сейчас можно достать любое  оружие,  в
    любом состоянии. Ладно, считайте, что я вам поверил.  Рассказывайте  -  что,
    как, что нужно от меня... И, главное, как вы в наш мир попали?
         - Ага! Поверил все-таки! Так ты помнишь то самое злополучное поле?
         - Пока нет, и ничего злополучного не помню. Поле - как поле.  Приехали,
    отработали, уехали. У меня даже фотографии где-то лежат.
         - А как туда ехали?
         - Тоже ничего особенного - своим ходом  поперлись,  да  еще  незнакомой
    трассой - поплутали немного по степи  после  Астрахани,  потом  уткнулись  в
    железную дорогу. Поскольку переезда не нашли - махнули  прямо  через  нее  и
    выскочили рядом с Кизляром на шоссе...
         - Железная дорога? Ах да... Там действительно должна была быть железка,
    но мы то автостраду искали...
         - Автострада - за железкой...
         - А мы в межпространственное окно проскочили. Да сразу в  древние  века
    попали. К гуннам...
         - Окно?
         - Да, там в пустыне  есть  окно,  на  манер  бермудского  треугольника.
    Открывается раз в год - только на стыке зимы и весны. В полдень одного  дня,
    который очень хитро рассчитывается.
         - Бред какой-то...
    
         Прошло немало времени, прежде  чем  приятели  сумели  убедить  старшего
    Стаса,  что  вся  эта  история  -  истинная  правда.  Они  рассказали,   как
    познакомились с местным кузнецом Звягой, как  попали  в  древнюю  Русь,  как
    воевали с гуннами. Признались в своей неудачной попытке облагодетельствовать
    предков достижениями  современной  науки  и  техники...  Пытались  объяснить
    причины - почему все так получилось. Станислав слушал молча, практически  не
    задавая вопросов и лишь время от времени подливал в бокалы пиво.
         - И что вы собираетесь дальше делать? - подвел он итог беседе.
         - У нас есть выбор?
         - Разумеется. Выбор есть у каждого: можно остаться здесь,  можно  через
    то же окно махнуть обратно к гуннам,  предварительно  затоварившись  всякими
    полезными вещами. Если деньги есть.
         - Кстати о деньгах. - перебил хозяина молодой Стас. - Мы там  приобрели
    несколько золотых вещичек, примерно с полкило. Плюс серебришко,  но  серебро
    сейчас,  наверное,  не  котируется...  Немного  камешков  есть,  только  они
    необработанные. Ну и оружие тех времен - сабли, мечи,  боевые  ножи.  Все  с
    отделкой, с камнями самоцветными - под старину, одним словом.
         - Хороший меч сейчас стоит около тысячи евров.
         - Каких евров?
         - Это единая европейская валюта - евры. Вместо марок, франков и  прочих
    песо.
         - В Европе теперь одна валюта?
         - Да, недавно, но уже доллар обскакала. Впрочем, не у всех.  Английские
    фунты, польские злотые, швейцарские марки  и  еще  кое-что  по  мелочи  пока
    осталось. И есть подозрение, что не на долго. Ладно, попробую пристроить ваш
    товар - с золотом совсем никакого напряга, хотя бы в наш  банк,  на  вес  по
    курсу ЦБ, а на оружие... Если мечи затупить - никакого  криминала.  Меч  или
    там сабля превращается декоративное украшение интерьера, а если оставить как
    есть, то могут возникнуть проблемы.  Не  очень  крупные,  но  все  же.  Хотя
    продать и так и так сложно. Не на  рынок  же  с  ними  идти?  Но  я  вас  на
    покупателей выведу, а там уж сами договаривайтесь. Впрочем, и  золото,  если
    считаете, что там есть какая-то художественная или историческая  ценность  -
    пока у меня таких знакомых нет. Но можно поискать.
         - Стас, а что здесь произошло после того олимпийского  года?  Почему  в
    СССР - капитализм наступил?
         - Хм... Собственно никаких больших событий не было. Социализм,  как  бы
    это внятно выразиться, скончался сам - тихо и мирно. То есть,  сначала  умер
    Брежнев и после быстрой смены генсеков-полутрупов, к власти пришел Горбачев,
    потом выяснилось, что в стране  кушать  больше  нечего  -  мы,  ведь,  кроме
    оружия, ничего не производили, и даже продовольствие поставлялось из Америки
    за счет нефти. А как нефть подешевела,  так  и  все  поставки  и  кончились.
    Горбачев попытался было ввести какие-то новые  принципы,  перестройку,  там,
    гласность всякую, колхозы реформировать, а его собственное  же  окружение  -
    того... - Станислав сделал характерный жест, - как  Хрущева...  И  еще  одну
    глупость хунта ГКЧП совершила...
         Увидев непонимание в глазах собеседников, Станислав пояснил:
         - Ну это так комитет прозвали, который власть тогда  захватил.  Короче,
    этот ГКЧП в первый же день запретил эту самую  гласность  и  позакрывал  все
    газеты, по телеящику, в какую кнопку не ткни,  показывали  только  "Ленин  в
    октябре" и балет "Лебединое озеро". Вот тут-то народ возмутился и  вышел  на
    улицы - хлеба нет, зрелищ тоже. Короче, продержалась хунта  у  власти  всего
    три дня, а потом попыталась  сбежать,  ну  их  всех  и  арестовали  прямо  в
    аэропорту. Потом, правда, выпустили... А  через  пару  месяцев  руководители
    союзных республик -  президенты..,  надо  сказать,  к  тому  времени  каждая
    республика уже своим собственным президентом успела обзавестись  -  это  еще
    раньше случилось, с подачи Горбачева, подписали соглашение и  распаде  СССР,
    таким образом - каждый из них завладел  собственной  суверенной  страной.  А
    первый и последний президент Союза - остался без ничего. Дальше - каждый как
    мог, так и  развивался:  Туркмения  строит  развитой  феодализм,  Белоруссия
    попробовала было социализмом побаловаться, а потом, как кушать стало  совсем
    нечего, плюнула и вошла обратно в  состав  России.  Но  уже  как  автономная
    республика, типа Татарстана. Остальные - капитализм  до  сих  пор  строят  -
    во-общем, кто во что  горазд.  Поначалу  и  автономные  республики  захотели
    отделится, особенно Татарстан с Чечней. Война ж  даже  началась,  ну  а  как
    чечены наши танки пожгли, да еще,  говорят,  захватили  склад  с  химическим
    оружием, так мы три бомбы на них и  сбросили  -  Грозный,  Гудермес  и  этот
    склад... Там сейчас в Чечне и не  живет  никто.  Пустыня.  Американы  что-то
    гундят про газы, но это враки, те кто выжил - сами  из  Чечни  ушли  -  кому
    охота под радиацией жить? С Татарстаном, понятное дело, все само  собой  тут
    же разрешилось, без бомб и войнушки. А на Украине, кстати, до сих пор  война
    идет. Хрущев то в свое время к ней русские территории присоединил, вместе  с
    Крымом. Вот сейчас западные украинцы воюют с  восточными.  Причем,  нам,  то
    есть России по каким-то там  международным  договорам  влезать  в  ту  войну
    нельзя. Да и другим странам тоже. Поэтому мы  официально  не  лезем,  но  не
    официально  -  подбрасываем  нашим  повстанцам  и  оружие,  продукты  и  все
    остальное. А западникам, само-собой - американы помогают. Впрочем,  войнушка
    там какая-то странная, стрелять - стреляют, но что-то никаких результатов ни
    у той, ни у  другой  стороны.  Да  и  убитых  почти  нет.  Очень  похоже  на
    спектакль, чтоб от нас и американцев денег сосать.
         - А как же атомные бомбы на свои территории? - удивился  Евгений.  -  В
    наше время говорили - ядерная зима, то се... Людей, небось, погибло...
         - О! Это такой цирк был! Ведь чуть до третьей мировой войны  не  дошло.
    Сначала Армения с Азербайджаном сцепилась, потом в Молдавии война, впрочем в
    Молдавии наша 14 армия стояла и, естественно, в конфликт влезла и враждующих
    в стороны растащила. Между тем в соцлагере такая же буча - американцы и НАТО
    начали Югославию бомбить. Наши бы и рады помочь, да у самих  все  границы  в
    огне. А тут Чечня, и это НАТО, вроде как бы по просьбе  Грузии  начали  свои
    базы на нашей границе разворачивать. Что  делать?  И  тут  по  всем  каналам
    пошла, якобы, утечка информации,  что  военные  нацелили  ракету  с  ядерным
    зарядом на Панкийское ущелье в Грузии, где боевики скрываются. Конечно,  тут
    же министр обороны стал все отрицать, типа - стрелять никто  не  собирается.
    Именно это заявление еще больше всех насторожило. Народ оттуда повалил,  как
    тараканы. Кто за нас - в Россию, кто против - в Грузию. А в самой Чечне  уже
    вовсю батальоны химзащиты работали -  вроде  ставили  плакаты  "радиационная
    опасность",  а  на  самом  деле  проверяли  -  кто  еще  не  уехал.  Мировая
    общественность совсем охренела, Грузия воет во всю глотку и пытается  своими
    силами чеченских боевиков переловить. Министр опять  выступает,  и  говорит,
    что это всего лишь одна очень маленькая и очень тактическая ракета, и он  не
    понимает, почему из-за нее  такой  шум.  Скорее  всего,  даже  радиоактивных
    осадков не  будет.  Во-общем,  вместо  Грузии  ракеты  попали  по  чеченским
    городам, к тому времени уже пустым. Вроде бы случайный пуск, двух майоров  и
    одного полкана потом судили. Зато американы с НАТО-вцами,  утерши  испарину,
    бросили свои базы и убрались к себе домой со словами:  "Если  эти  отморозки
    из-за пары сотен уголовников  готовы  ядерными  зарядами  кидаться,  то  что
    станет, если к ним на танках поехать  или  на  самолетах  прилететь?  Hу  их
    нахрен!". Нас потом чуть из  ООН  не  выперли,  но  все  обошлось.  В  конце
    концов - у себя взрываем, имеем право. Договора всякие поназаключали, тем  и
    успокоилось. Из-за них, кстати, ни  нам,  ни  американам  сейчас  нельзя  на
    Украину лезть.
         - Да... - протянули гости. - Дела...
         - А что? - возразил хозяин.  -  Это  вам  не  Афганистан.  Вся  военная
    компания прошла за 2 месяца, причем  с  нашей  стороны  погибшие  только  на
    первой фазе, когда с танками сунулись. А потом вроде бы и нет ни убитых,  ни
    раненых, погибли только  террористы-боевики.  И  стерильная  территория,  на
    обладание которой уже никто не претендует.  Вот  с  экономикой  не  все  так
    гладко. В самой России - не  поймешь  что,  социализм  уже  кончился,  а  до
    нормального капитализма идти и идти. Причем, наша беда, как говорят газеты -
    в менталитете нынешних граждан, взращенных советской властью. Нет,  конечно,
    далеко не все у нас алкаши и лодыри, и мы совсем не идиоты. Только вот  наши
    самые смекалистые и бойкие соотечественники предпочитают оттяпать себе кусок
    и уйти в тинку, а еще лучше накачать "трудящиеся массы" нужной идеологией  и
    создать вокруг общество на благо себя - потому что так воспитали.
         Видя    внимание    слушателей,     местный     Станислав     продолжал
    разглагольствовать:
         - И вляпались мы в  этот  советский  капитализм  по  самое  "не  хочу".
    Хочется все и сразу, а делать ничего не  умеем.  Как  раньше  промышленность
    развивалась? Однобоко,  слишком  функционально  -  только  с  учетом  мнения
    военных,  а  на  ширпотреб  шло  то,  что  военка  забраковала.  Даже  чисто
    гражданское производство подчинялось этому закону...  Во,  живой  пример  на
    этой  кухне  -  макароны  и  патроны  одного  диаметра!  Чтоб   легче   было
    перенастроить  станки,  а  тесто  или  латунь  им  без  разницы!  А  что  за
    ассортимент в магазинах? Даже если  взять  самые  благополучные  семидесятые
    годы? Зато  сейчас  нам  показали  что  есть  на  свете  "эротичные  джипы",
    китайские магнитофоны с бешеным количеством лампочек,  красные  навороченные
    пиджаки, тампаксы и сникерсы, пиво ста пятидесяти  сортов...  Мы  то  раньше
    знали только два сорта - "Пиво есть" и "пива нет"! Впрочем, что я говорю, вы
    ж сами знаете, что в совковой промышленности ничего не делалось для граждан,
    но все во славу Отечества! Мы должны были гордиться как  круто  летают  наши
    ракеты и иметь дома приборы сделанные из отстоя. Да-да, Валя, твой ЗИЛ-ок  -
    не прошел военную приемку из-за тормозов и потому попал к нам в экспедицию -
    мне завгар после того поля рассказывал, как  они  у  всей  партии  новеньких
    ЗИЛ-ков тормоза перебирали, хотя все они были  со  знаком  качества.  Какому
    нормальному человеку может придти в голову идея  лепить  знаки  качества  на
    товары сделанные по ГОСТу? Если определен стандарт, то  разве  из  этого  не
    должно уже следовать качество товара? Завод Лихачева - тридцать лет  собирал
    одну и ту же модель, но так и не смог отладить производство. А потому что не
    было  заинтересованности.  Или  взять  электронику.  Ну  тут  вообще  полная
    труба... Покажи мне микросхему о которой любая домохозяйка  скажет  "О,  да!
    Это та самая фиговина которая стоит  в  моей  разумной  домашней  стиральной
    машине". Мы умеем делать только спецвычислители для самолетов  и  радары.  А
    ведь создать попсовый компьютер  ничуть  не  проще,  чем  вычислитель  курса
    ракеты. Впрочем, в СССР начали было и компьютеры свои  делать.  И  это  тоже
    было чисто совковое откровение. Спертое сверху-донизу  "оттуда",  начиная  с
    технологий  изготовления  полупроводниковых  приборов,  заканчивая  готовыми
    перемаркированными микросхемами, и слепленное нашей промышленностью в лучших
    ее традициях: чтоб подключить  принтер  или  монитор  -  нужно  два  десятка
    проводов перебрать, потому как штекера разные. Какие были на данный момент -
    такие и ставили, никакой унификации. Чем тут гордиться?
         Станислав отхлебнул пива, его несло:
         - Да - военка! Да - самолеты! Можно  подумать,  что  простой  советский
    обыватель на МиГ-25 на дачу летал. Я очень рад, что наши самолеты  настолько
    круты, но почему я должен регулярно иметь извращенный секс  с  Москвичем,  в
    котором воткнут древнейший пусковой  движок  от  какого-то  немецкого  танка
    времен второй мировой войны? Какое  может  быть  уважение  к  "своим"  после
    такого гнусного измывательства над народом? Или спроси любого радиолюбителя,
    да что я, ты же сам, как и я - был радиолюбителем... Вот что  ты  думаешь  о
    наших полупроводниковых приборах? Если параметры  диодов,  изготовленных  из
    нашего и европейского сырья, отличаются даже на глаз, то что можно  говорить
    о современных ИМС-ах? У нас нет ни одного  производства,  на  котором  можно
    было бы изготовить ИМС степени интеграции аналогичной Pentium.
         - А что такое ИМС? - Переспросил Стас-гость.
         - Ах да, в семидесятых у  нас  интегральными  микросхемами  даже  и  не
    пахло...  Во-общем,   это   готовый   функциональный   блок,   собранный   в
    микрокорпусе...    Ну,    к    примеру,    операционный    усилитель     или
    арифметическо-логическое    устройство...    Вместо    кучи    транзисторов,
    сопротивлений  и  конденсаторов...  Чего  бы  ты  не  начал  собирать  -  от
    детекторного приемника до телевизора - всегда можно  найти  ИМС,  в  которой
    половина нужной тебе схемы, уже собранная и  отлаженная,  и  все  в  во-о-от
    таком махоньком корпусе.
         - Ладно, наплюй, - теперь уже Женя перебил  Стаса-хозяина,  -  это  все
    электроника. Ближе к телу, как говорил Мопассан. Что-то мы потолкались среди
    народа на улицах, на рынке... Честно говоря, да - сейчас и магазины полны, и
    колбаса... Да что там колбаса  -  все  есть,  чего  мы  там  -  Женя  сделал
    неопределенный жест рукой, - и не видели. А  народ  не  очень  рад  нынешним
    реформам то... Как же это?
         - Дык... Естественно, рынок  -  работать  нужно,  и  не  так,  как  нас
    приучила советская власть - потихоньку и не спеша  с  перекурами,  а  по  25
    часов в сутки. С полной отдачей, иначе не выживешь - конкуренты сожрут  твой
    хлеб с маслом. А мы так не умеем. Не привыкли.  На  реформаторов  ныне  всех
    собак навешали. Но ответственность Гайдара, Бурбулиса и Чубайса не  в  этом.
    Мы жили в соц.лагере, это почти тоже самое, что и зона - за тебя думали,  за
    тебя решали, о тебе заботились. Не так, чтоб сильно, но по минимуму ты  сыт,
    обут, одет, к работе  годен.  Все.  Умереть  не  дадут,  но  и  излишеств  с
    удобствами для тебя никто не предусмотрит. Не положено и все тут, излишества
    только для номенклатуры. И никто не знал,  ЧТО  там  -  за  порогом  барака.
    Видели жизнь капстран - картинки, витрины, а откуда и, главное, за счет чего
    все это изобилие берется - не видели, это же не афишировалось.  Кроме  того,
    история не знала столь сильно изуродованной экономики, народа, превращенного
    в совок. "Ученые" - тоже не знали и не могли знать, хотя и бубнили что-то  о
    500 днях. А шаг нужно было делать  немедленно  и  реформаторы  его  сделали,
    отлично понимая, что за порогом барака на первых порах не будет даже пайки и
    теплых нар, что свобода поначалу - глухой лес, дождь и  голод,  что  простой
    народ, ожидающий вволю дешевой колбасы, их возненавидит,  и  коммуно-фашисты
    этим воспользуются. Вон прибалты  после  отделения,  поляки,  чехи  -  очень
    быстро поднялись, потому что у них еще живы те, кто знает - как надо жить  в
    условиях  капитализма.  А  у  нас  нету  таких  спецов.  Даже   цеховики   -
    отечественные  подпольные   предприниматели   -   обладают   навыками   краж
    госсобственности и умению прятать  концы  при  проверках  ОБХСС.  И  все!  А
    нормального цивилизованного бизнеса не знают. Вот  и  делают,  что  умеют  -
    крадут все подряд. Да и сами реформаторы - первыми пример показали, как и по
    сколько красть можно.  Альтруистов  то  ныне  нет,  всех  идеалистов  еще  в
    тридцатые годы расстреляли. Впрочем, нет худа без  добра:  позакрывали  кучу
    производств, просаживавших сырье, энергию и финансы в утиль.
         Пришельцы заметно  помрачнели.  Да,  в  былые  годы  они  сами  травили
    анекдоты в курилках про несуразности Советской жизни, но все-таки, в отличие
    от  Стаса-аборигена  этой  реальности,  хороших  воспоминаний  было   больше
    негатива, и они были слишком свежи. Обидно, когда вот так, походя,  обличают
    всю твою вроде как бы зазря прошедшую жизнь, но с другой стороны и возразить
    нечего. Но молчавший до сих пор Женька, уцепившись за последнюю фразу, решил
    вмешаться:
         - Это чего ж за производства такие? Которые никому не нужны были?
         А Стас, как будто специально ждал этого вопроса, с ехидцей в голосе:
         - Тебе  за  какой  период?  Довоенный,  после  или   Брежневский?   Про
    Беломорканал рассказать? Жутко судоходный канал сразу  после  открытия...  А
    про переброску северных рек чего-нибудь знаешь? А вот я, да и ваш Станислав,
    наверное, раз у нас биографии схожи, три года с этим проектом работал.  И  о
    БАМе вы должны знать - как раз из  вашего  времени!  Это  ж  только  крупные
    проекты, о которых знала вся  страна,  но  были  и  помельче.  К  примеру  -
    "антирадиационная краска" для  военных  самолетов:  около  40  НИИ,  десяток
    заводов было  выделено  в  самостоятельную  отрасль  при  МинХимпроме  CCCР.
    Десятки  лет  производили  спецкраску  и  красили  самолеты,   боролись   за
    водостойкость - краска-то слезала после каждого полета и потому всю  технику
    по СССР приходилось постоянно перекрашивать. Да, она действительно уменьшала
    радиационное облучение пилота, но потом один студент задал вопрос  -  сможет
    ли сия краска защитить от прочих факторов ядерного  оружия?  Ударной  волны,
    тепловых лучей... Нет! Защищенный бомбардировщик кувырнется так же, как и не
    покрашенный.  И  тему  зарыли.  А  со   строительством   другой   всесоюзной
    комсомольской - Атоммаша какая беда приключилась - не в курсе?
         - Первый раз слышим...
         - Ах да, это много позже было, в середине 80-ых. Тогда в  двух  словах:
    Вы, геологи, знаете - что такое лесс? - получив утвердительный  ответ,  Стас
    продолжил. - О том, что фундамент завода  расположили  на  лессовых  грунтах
    было ясно сразу  после  предварительной  разведки  -  даже  не  ТЭО,  а  при
    рекогносцировке, и тем не менее, партия сказала - "Надо!".
         - А что такое лесс? - переспросил Валентин.
         - Это  пылеватый  песочек,  сцементированный   гипсом.   По   свойствам
    напоминает кусок сахара - такой же прочный, пока сухой. Сверху лесса -  слой
    глины был, метра 3 не больше. Вот тут и начали строить завод и город-спутник
    Волгодонск. Так ведь и построили, даже завезли и смонтировали  оборудование,
    между прочим, общая длина стана  или  как  он  там...  конвейера  -  полтора
    километра, по технологии перекос на всем протяжении не мог превышать  5  мм.
    Стройка    шла    трудно,    собственно    потому    и    была     объявлена
    всесоюзно-комсомольской,   и   потребовала   намного   больше   денег,   чем
    предполагалось: попробуй-ка забить в кусок сахара хотя бы гвоздь? А тут сваи
    забивали, и сваи ломались. И фундаменты местами пришлось в  срочном  порядке
    переделывать. А к заводу пристроили  хвостохранилище,  тоже  необходимое  по
    технологии - для жидких  отходов.  Пуск  прошел  в  срок,  кому  положено  -
    получили медали и ордена, а потом пустили первые отходы в хвостохранилище...
    И завод умер за один день. Что произойдет с гвоздем, забитым в  сахар,  если
    тот кусок водичкой намочить? Вот и тут стены рушились. А  теперь  вспомни  о
    пресловутых 5 мм перекоса. Ну а как Чернобыльская АЭС рванула, это тоже  без
    вас было, было решено и вовсе прекратить реанимацию завода, который, кстати,
    должен был изготавливать оборудование для АЭС чернобыльского типа.
         - Как рванула? У вас что, и атомные станции взрывались?  Хм...  Атомные
    станции не могут взрываться, там же принцип  совсем  другой...  Это  даже  в
    школах проходят.
         - В нашей стране может произойти  все,  что  угодно,  и  никакой  закон
    природы нам - не указ.  Пол  Украины  и  пол  Белоруссии  в  зоне  заражения
    оказались.  А  ты  говоришь  -  не  могут...  У  нас  самолеты  с   поездами
    сталкивались, газопроводы взрывались, теплоходы мосты сносили  на  Волге,  у
    нас тут из-за этого бардака такое  было  в  конце  80-тых  -  начале  90-тых
    годов... Что и в романе не описать...
         - Да... Печальная история... Как все неожиданно обернулось  -  протянул
    молодой Стас, отодвигая пустой бокал. - Жили, жили... Развитой строили...
         - Мы себе как-то будущее совсем по  другому  представляли  -  поддержал
    начальника Женя.
         - Не вы одни - вновь подключился хозяин. - И не только  в  России.  Тут
    что-то более глобальное произошло. Оставим в покое  социальные  дела,  давай
    возьмем голую технологию и общее  направление  технического  прогресса.  Как
    описывали фантасты наше будущее с прошлого века по семидесятые  года  нашего
    включительно? От Уэллса и Жюль Верна до  современников  -  во  всех  странах
    дружно пророчили глобальные энергосистемы и освоение солнечной системы  -  в
    среднем на  уровне  постоянной  марсианской  базы,  никто  не  сомневался  в
    скорейшем и  полном  освоении  океана,  вплоть  до  строительства  подводных
    городов, пшеничные поля на полюсах, управляемые термоядерные электростанции,
    роботов, которые заменят людей на вредных производствах и прочее, и  прочее.
    Цели вполне реальны и очевидны, приоритеты расставлены, значение определено.
    Никто не выбился из этого общего ряда! И  до  восьмидесятых  попадание  было
    "тик в тик", что про телевизоры, предсказанные  Беляевым,  что  про  атомную
    бомбу, описанную аж стариком Уэллсом.
         Станислав выдержал драматическую паузу.
         - Обратите внимание, практически нигде нет описания ситуации, возникшей
    после  восьмидесятых  годов  -  цивилизации  преимущественно  информационных
    технологий. Нигде  нет  миллиардов  компьютеров,  глобальных  информационных
    сетей,  всемирного  общения  незнакомых  обывателей,  разделенных   тысячами
    километров! То есть, по мнению большинства наиболее просвещенных людей  -  у
    нас был максимально реальным совсем иной вариант развития. Никто не  ожидал,
    что развитие  техники,  кроме  информационных,  практически  остановится  на
    уровне 70-х - кто раньше, кто позже...  Другими  словами  история  пошла  по
    крайне маловероятному пути... Чего уж тут говорить о перевороте  в  отдельно
    взятой стране?
         - Ты  хочешь  сказать,  что  наш  провал  в  80-ом  году  изменил   ход
    человеческой истории? - удивился Стас-гость.
         - Нет, совсем не факт. Хотя - кто знает...
         - Нет, вы оба неправы. - Женя помолчал, обдумывая мысль, и  добавил,  -
    История определяется законами жизни общества, а не большинством голосов. То,
    о чем ты говоришь, не было предсказано просто потому, что ничего подобного в
    наше время не было. Вот я не понимаю что значит "информационная" технология,
    как, зачем и, главное, о чем могут  говорить  два  незнакомых  обывателя  из
    разных стран! Ну и как я мог предположить подобное в семидесятых? А фантасты
    тоже  люди,  придумывать  принципиально  новое  им  так  же  тяжело,  как  и
    инженерам. Вот возьми более ранний период - никому  не  удалось  предсказать
    изобретение  летательных  аппаратов  тяжелее  воздуха,  или   электричество,
    индустриализацию, всякие измы - от феодализма до коммунизма, хотя философы с
    древнейших времен думают - а что же будет через дцать лет?
         - Ну, самолет еще Леонардо да Винчи предсказывал, просто тогда никто  в
    нем особой нужды не испытывал. А может быть ты и прав... Вот  провалитесь  в
    следующий раз в будущее... Интересно, какая  хохма  будет  там?  Хотя  бы  в
    ближайшие 30-50 лет? И как будут прикалываться тамошние аборигены над  нашей
    наивной   фантастикой   с   глобальными   информационными   сетями,   полной
    информатизацией всего и сотнями имплантов в человеческом теле...
         - Пожалуй, единственный реальный прогноз -  что  экстенсивное  развитие
    современных технологий не будет длиться вечно. - добавил Евгений.
         - Короче, чтоб разобраться в ситуации - тут  нужны  годы  и  годы,  вот
    может наши дети или внуки ответят на вопрос - что у нас  произошло.  Кстати,
    где  вы  сейчас  остановились?  Насколько  я  понял,  ваши  квартиры  заняты
    двойниками. - перевел Стас-абориген разговор на другую тему.
         - А ни где. В кузове живем. От города отъедем и ночуем.
         - Ну это напрасно. Сейчас можно и комнату  снять  и  квартиру  целиком.
    Проблем никаких - были б деньги. Знаете что, а не  пожить  ли  вам  всем  на
    даче?
         - На нашей? То есть я хотел сказать, на дедовой, той  что  по  Минскому
    шоссе? - переспросил Стас-гость.
         - Совершенно верно. Можете там весь год жить, вплоть до открытия  своей
    дыры - дед умер десять лет тому назад, я  туда  уже  года  три  не  ездил  -
    некогда отдыхать, а мои без меня тоже боятся там оставаться на лето.  Так  и
    стоит в запустении. Полы кое-где провалились, но крыша хорошая -  не  течет.
    Клубника выродилась, смородина одичала, раньше мы в начале осени на выходные
    за яблоками выбирались, а как машину продали - так совсем перестали  ездить,
    меня-то на служебной возят,  а  специально  для  деревни  машину  держать  -
    накладно, да и негде - без гаража. А  с  вашим  вездеходом  вам  и  тамошнее
    бездорожье нипочем будет. Заодно страховку оплатите  и  ментовские,  плюс  -
    квитанции заберете. Я то за прошлые  года  переводом  платил,  так  что  все
    бумаги в тамошней управе не подписанные лежат. А за этот год еще не отсылал.
         - Какие ментовские?
         - Ну эти... На содержание муниципальной милиции. Федералы, то есть УГРО
    и ГАИ за счет казны живут, а муниципалы или официально - ППС-ники и ВОХРА  -
    на взносы местных домовладельцев. Реформе МВД уж года три, если  не  четыре.
    А, все равно -  одно  и  тоже.  -  Стас-абориген  махнул  рукой.  -  Никакой
    разницы - что до реформы, что после... Ключи дам... Открыть то дом сможешь?
         - Хм...  Запросто,  думаешь  -  еще  одну  проверку  мне  устроить?   -
    Стас-гость широко улыбнулся.
         - А что там такого? - переспросил Евгений.
         Старший Стас промолчал, выжидающе  глядя  на  своего  двойника,  а  тот
    перевел взгляд на Евгения:
         - Дед у меня, ну и у него стало быть тоже, был часовой мастер  и  кроме
    этого имел необычное хобби - замки и запоры. Короче,  двери  сможет  открыть
    только посвященный человек.
         - И ты все хитрости знаешь? - перебил старший Стас.
         - Разумеется: основной  рычаг  за  картиной  на  веранде.  И  чтоб  его
    повернуть с улицы - нужно просунуть  руку  в  единственное  поворотное  окно
    веранды, нащупать картину - она на пружине...
         - Постой, это вся наша родня знает, лучше скажи, как открывается  дверь
    в чулан, та что из веранды идет?
         - Там же, кажется никаких замков не было? - удивился  гость.  -  Другое
    дело, что сама дверь  замаскирована  под  вешалку,  и  все,  больше  никаких
    хитростей - обычная защелка-фиксатор на стальном шарике...
         - Ха, вот и не угадал. Впрочем, я про замок на той двери и сам узнал не
    сразу. Она ж не запиралась никогда, а тут дед, уезжая в Москву - ее запер, и
    умер в дороге. Так тот чуланчик мы смогли открыть лишь спустя два года после
    его смерти. Я тебе потом  про  секретный  механизм  расскажу  -  его  только
    снаружи со стороны огорода отключить можно. И еще,  дедову  коллекцию  часов
    помнишь?
         - А как же... Часовой мастер... Всю жизнь собирал. А что?
         - Так вот, обживетесь, поищи ее, ибо я так и не нашел.  Пять  тайников,
    помимо тех, что мне сам дед показывал, обнаружил, но они  всякой  дрянью  да
    часовым инструментом забиты, а коллекции так и не нашел, хотя точно  знаю  -
    на даче она.
    
    
         3.
    
         К даче, стоящей на отшибе небольшой  деревеньки  Котово,  подъехали  во
    второй половине дня. Хоть и хорошая  проходимость  у  вездехода  ЗИЛ-157,  а
    последние триста метров, как свернули с асфальта, дались с большим трудом  -
    разбитый тракторами глинистый, вперемешку  со  снегом,  проселок  изобиловал
    ямами и большими лужами на  колеях  не  мерянной  глубины,  забитых  грязным
    перемолотым  льдом.  И  даже  рисковый  шофер  -  Валентин  предпочитал   их
    объезжать, забирая на целину по обочине дороги.
         Едва завидев появившуюся крышу дома, Стас присвистнул:
         - Все-таки достроили второй этаж,  при  мне  собирались-собирались,  но
    никак дело не шло. То бревен нет, то досок, а скорее всего - желания...
         Подъехали к сплошному серому забору из некрашеных горбылей. Забор, хоть
    и покосился местами, но в целом выглядел  еще  вполне  прилично,  под  стать
    крепкому двухэтажному дому, выкрашенному облупившейся зеленой краской.
         У калитки  Валентин  остановился  и  приятели  неторопливо  вылезли  из
    машины, разминая затекшие от дальней дороги тела.
         - Валь, дай отвертку. - Сказал Стас.
         Подойдя к калитке, он провернул две головки шурупов,  внешне  почти  не
    отличавшихся от таких же из длинного ровного ряда привинченных досок,  после
    чего с усилием повернул ручку и дверца открылась.
         Вблизи было заметно, как сильно обветшал и зарос  заброшенный  дом.  Из
    под нехоженого снега торчали  сухие  стебли  прошлогодней  крапивы,  малины,
    забор изнутри  зарос  одичавшей  смородиной.  За  домом  виднелся  огород  с
    раскидистыми яблонями, сквозь голые ветви которых просматривался сарай и еще
    какие-то пристройки. Всюду лежал нетронутый снег.
         Войдя во двор Стас  внимательно  обследовал  тыльную  сторону  сплошной
    стены забора. Приятели, заинтересовавшись, тоже начали изучать не струганные
    доски.
         - Чего нашел?
         - Тут у нас качели были и вон тот столик стоял, раз расчистили площадку
    и стол со скамейками перенесли, значит - для машины. Вот у  думаю  -  ворота
    должны быть.
         - Стас, смотри: петля на столбе, - сказал Валентин. - А вот  и  вторая,
    хитро заделана - не сразу и увидишь.  Похоже,  вся  вот  эта  секция  забора
    поворачивается как створка больших ворот. Но поперечины  ровные  и  целые...
    Как же тут открывается, интересно? Может сломаем, а потом гвоздями прибьем и
    все.
         - Щас, тебе, сломаем... Гляди, глазастый ты наш, не цельные поперечины,
    видишь - трещина посередине? Значит тут где-то и замочек должен быть. Но это
    дед уже без меня делал, а то б я знал - как ворота открываются. О, смотри  -
    везде шурупы или гвозди, а  тут  вот  гайка  на  что-то  навинчена...  Ну-ка
    принеси ключ на двенадцать...
         Уступив  слаженным  усилиям,  внешне  цельная  секция  забора  внезапно
    разделилась на две створки. Хотя образовавшиеся ворота явно были  рассчитаны
    на легковушку, Валентин все же умудрился протиснуть свой грузовик во двор, а
    начальник тем временем приступил к главной операции - открытию,  собственно,
    самой дачи, запертой в расчете на длительную консервацию хитроумным  часовым
    мастером, большим коллекционером-любителем всевозможных замков.
         Первым делом были сняты дощатые ставни с ближайшего к двери решетчатого
    окна  веранды.  Однако  наблюдавшие  за  начальником  Женя  и  Кокорь   лишь
    покачивали головами, удивляясь тому, как много манипуляций было проделано  с
    внешне незаметными шурупами, сливавшимися  с  серой  выгоревшей  деревяшкой.
    Затем  Стас  повернул  стекло  самой  верхней  секции  окна  и,  просунув  в
    образовавшуюся дыру руку, что-то там долго шарил.  Наконец,  выдернул  ее  и
    подошел к двери. Но вместо ключа - опять достал отвертку и  начал  методично
    вывинчивать шурупы на декоративной планке, державшей дверную ручку.
         Коллеги уже откровенно веселились:
         - Стас, а как же мы войдем, если ты ручку отворачиваешь?
         - Не боись, я ее потом обратно привинчу. - ответил  Стас  и,  аккуратно
    положил ручку на землю.
         Под планкой, помимо скважины для ключа  и  четырех  дырок  от  шурупов,
    примерно посередине замка оказалась еще одна маленькая дырочка. Стас  всунул
    в нее тонкий шестигранник и начал что-то вывинчивать. Как только  показалась
    головка винта с нестандартным шлицем - Стас отложил шестигранную отвертку  и
    привинтил дверную ручку обратно. Затем  удовлетворенно  стукнул  ладонями  и
    сказал:
         - Все, теперь можно открывать замок. Этот винтик  блокировал  задвижку,
    то есть не то что отмычкой, даже ключом ничего не сделаешь.
         - Не пойму - зачем такие сложности? - Спросил Женя. -  Дом  на  отшибе,
    для честного человека - обычного замка достаточно, а вор топором любую дверь
    или окно откроет?
    
         - Женя, сейчас попадем внутрь и ты убедишься  -  что  был  не  прав!  -
    ехидно ответил Стас. - Против этих дверей и окон - топор  и  лом  бессильны,
    легче сломать стену, но на такой подвиг у воров  обычно  не  хватает  ума  и
    времени. Да и шум поднимется такой, что соседи сбегутся.
    
         Пока Стас,  проделывая  сложные  манипуляции,  открывал  многочисленные
    двери в коридор, комнаты и на кухню, приятели  со  двора  снимали  ставни  с
    окон. Их  попытки  разглядеть  что-нибудь  через  открывшееся  стекло,  были
    безрезультатны. Каждое окно изнутри перекрывалось мощными дубовыми  плахами,
    подпертыми изнутри толстенными бревнами,  которые  противоположными  концами
    упирались в стены. Стас, проявляя чудеса гибкости, пролезал  через  все  это
    нагромождение, освещая путь фонарем. Наконец, он открыл  последнюю  дверь  и
    щелкнул тумблером на электропробках. В  доме  вспыхнул  свет.  Войдя  внутрь
    приятели зацокали языками:
         - Не, скажи, зачем столько наворотов?
         А Стас, не посчитав нужным отвечать, принялся  разбирать  искусственную
    баррикаду. Оказалось, что все бревна могут складываться, и  вся  конструкция
    разбирается быстро  и  без  усилий,  только  нужно  было  знать  -  в  какой
    последовательности что делать.
         Вскоре все было убрано и спрятано в специально  отведенные  места.  Три
    больших комнаты были обставлены хотя  и  старомодной,  но  вполне  приличной
    мебелью:  диваны  с  откидными  валиками,  буфет  со  скрипучими   дверцами,
    старинный платяной шкаф, массивный обеденный стол на гнутых ножках,  пузатый
    комод.
         - Ну, располагайтесь кто где. Вон  та  комната  моя,  я  как-то  к  ней
    привык. Остальные свободны. И на втором этаже не  занято.  Во-общем,  будьте
    как дома. Да, вот еще что. Холодильник  я  подключил,  там  бутылочка  водки
    стоит,  смотрите  не  вздумайте  ее  попробовать.  Это  дедов  "привет"  для
    грабителей.
         - Неужели сюда кто мог зайти? - удивился Женька.
         - Ну мало ли, чего не бывает.
         - А что в бутылке? Она вроде как бы запечатана заводским способом...
         - Раньше дед делал спиртовую настойку из поганок, а сейчас  -  не  знаю
    что в ней, но не рекомендую...
         - Понятно. - ответил Валентин, - Выпивка и закусь в одном бутыле. А  не
    страшно? Приедешь на дачу, а тут пара покойников полгода отдыхает?
         - Ну, как  тебе  сказать...  А  кому  сейчас  легко?  -  вспомнил  Стас
    понравившуюся фразу своего двойника. - Ладно, я пойду газ  включу,  да  дров
    принесу. Кто сегодня дежурный? Жрать то будем или как?
         - Стас, к сараям пойдешь? Я с тобой. - откликнулся Валентин.
         - Отлично, а кто машину будет разгружать? И где, кстати, Кокорь?
         - А Кокорь машину разгружает. Он, кажись, и в дом то еще не входил.
         - Э-ех! И не стыдно? Пошли помогать. - воскликнул Стас.
         - Да ладно тебе, успеем еще. - отмахнулся Валентин. - Хочу посмотреть -
    как сараи заперты. Что-то я тут такого насмотрелся.  Неужели  там  такая  же
    баррикада будет?
         - Нет, конечно. Попроще... Ладно,  Валь,  пойдем  за  дровами.  Сегодня
    нужно будет протопить как следует - дом вымерз весь.
         Едва  приятели  отошли  от  дома  вглубь  огорода,  как  из-за  забора,
    прикрытого голыми ветками густых смородинных кустов, послышался  дребезжащий
    стариковский голос:
         - Это кто тут ходит? Чего надо?
         Стас отреагировал мгновенно:
         - Виктор э-э...? - и в сторону, - Черт! Забыл, как у  него  отчество...
    Дядь Витя, я это, сосед твой. Не помнишь, что ли? Все в порядке.
         В щелях замелькал чей-то глаз в окружении многочисленных морщин:
         - Никак Стас приехал? Давненько ж тебя не было. А чиво зимой?
         - Да дела тут есть, вот, чтоб из Москвы не мотаться - поживем  пока  на
    даче, с приятелями. А в деревне все тихо? По пустым домам никто не лазает?
         - Озоруют на том конце. - донеслось из-за забора после паузы, - Как без
    этого? Потому и спросил, думал - чужие. Хотя вашу то дачу обходят.
         Стас ухмыльнулся:
         - А чего так?
         - Дык... Страшно что-то. В прошлом годе мужик у вашего забора помер,  и
    этой осенью еще сразу двое - то ли замерзли спьяну, то  ли  еще  что.  Утром
    нашли. Дык, вроде не так холодно-то было...  Еще  ж  и  снегу  то  не  было.
    Погодь... Аккурат, перед этим, новым праздником-то... Да, в октябре,  точно.
    А главное, все трое - чужие, не деревенские и не дачники. Никто их не знает,
    и чего сюда пришли - не понятно. Если рыбаки, так канал эва где, и мы где...
    А тебе, разве, участковый не сообщал?
         Стас встревожено переглянулся с Валентином.
         - Как тебе сказать... Может и сообщал, да не  мне,  жене  там  или  еще
    кому. Лично я про покойников первый раз слышу.
         Из-за забора послышалось сопенье и хруст веток:
         - Ага, ага... Конечно, кабы они прям на  даче  померли,  тогда  б  тебя
    сразу вызвали. А так - на улице. Мало ли? Но участковый лазал  к  вам  через
    забор. Калитку то он не смог открыть, ну и через забор. Я ему  еще  лестницу
    давал. А в дом он не входил. Нет. Да и вылез быстро. Сказал  -  пусто.  И  я
    тоже сказал, что ты уже лет пять здесь вовсе не появлялся...
         Стас, вспомнив слова своего двойника, поправил:
         - Не пять, а три. Мы ж  с  женой  сюда  три  года  назад  приезжали  за
    яблоками, иль не помнишь?
         Из-за забора послышался хруст, видимо сосед переминался с ноги на ногу,
    наступая на отмершие ветки кустов смородины.
         - Не, не помню. Может ты в выходной, наскоком? Раз... И в тот  же  день
    обратно? Да и не слежу я за твоим домом. Тут вот мимо шел, ну  и  увидел,  а
    так то не слежу. У меня тут своих дел хватает. Ну ладно, бывайте.
         - Пока, дядь Витя. - сказал Стас.
         - До свидания. - произнес Валентин в сторону забора, и уже обращаясь  к
    Стасу добавил, - Чудные дела, пришли чужие люди да и померли у твоего  дома.
    Небось, в какую-нибудь дедову ловушку вляпались?
         - Ты, говори-говори, да не заговаривайся, сказано ж было  -  на  улице.
    Причем тут мой дед? Тут вообще как-то все  чудно.  И  сосед  темнит  что-то.
    Помнится, раньше он был более разговорчив, а тут...
         - Может, подмену учуял? - сказал Валентин совсем тихо.
         - Не, вряд ли. Годков то сколько ему?  Он  тогда  уже  пожилым  был,  а
    сейчас и вовсе старик. Лишние 20 лет зрения никак добавить не  могут.  Не...
    Тут что-то еще... Ладно, кончай трындеть, пошли к сараю.
    
    
         * * *
    
         Освоились быстро. Хозяйскую посуду решили не  трогать  -  своей  полно.
    Стас занял комнату, примыкающую к печке,  Евгений  соседнюю,  Валентин  -  в
    спаленке на втором этаже, через которую проходила горячая  труба.  А  Кокорь
    пожелал спать на веранде.
         - Ты чего? Холодно же. - убеждали его приятели.
         - Ничо, - отвечал воин, как-то странно озираясь, - я привычный.
         Стас, заметив непонятное состояние воина, спросил:
         - Что случилось?
         - Нехорошее что-то чую. Непонятное.
         - Да брось ты, что тут может быть непонятного? Я этом доме каждое  лето
    проводил, вот с таких вот лет. - Стас показал рукой - какой он был маленький
    в те далекие года.
         - Не. Тогда здесь домовой жил, вот и спокойно  было.  А  сейчас  хозяин
    ушел, я чую. А его место кто-то чужой занял. Не, я здесь, на холодке. Вот, и
    диванчик здесь мягонький - никаких перин не нужно. И дверь  под  присмотром.
    Ты иди, Стас, делай чего нужно, а я здесь жить буду.
         - Ну смотри,  наше  дело  предложить  -  ваше  отказаться.  Как  совсем
    замерзнешь - приходи. Кровати свободные есть.
    
         Когда совсем стемнело,  справившие  новоселье  привезенной  выпивкой  и
    закуской, приятели разбредались  по  своим  комнатам:  еще  раз  внимательно
    осмотрев всю комнату, ушел на  веранду  Кокорь.  Валентин,  отправив  в  рот
    последний кусок сыра, тоже полез на свой этаж.
         - Стас, а тут телевизора нет? - Спросил Женя.
         - Не-а,  как  в  город  поедем  -  нужно  будет   купить   какой-нибудь
    дешевенький. А то совсем мы от цивилизации отбились.
         - Ну ладно, спокойной ночи. Пойду, почитаю что-нить  на  сон  грядущий,
    сколько тут книжек у вас.
         - И тебе того же...
    
         В полночь Стаса разбудил дикий  крик,  рвущийся  сверху.  Едва  напялив
    джинсы и прихватив топор, он рванул наверх по лестнице.
    
         - Это ты  кричал?  Что  тут  за  мусор?  Зачем  ты  притащил  сюда  эту
    щебенку? - удивился Стас, увидев кучу камней на полу спальни шофера.
         - Я ничего не приносил - испуганно  озираясь,  ответил  Валентин.  -  Я
    спал, а они вдруг посыпались сверху на пол... Я  сначала  подумал,  что  это
    кто-то из вас шуткует и хотел поймать хотя б  один  и  врезать  шутнику,  но
    ничего не получалось. Камни  уворачивались  от  моих  рук.  Так  и  не  смог
    ухватить ни одного. Такого просто не бывает! Но я ведь сам  видел!  Тогда  я
    включил свет и  влез  на  кровать,  чтоб  проверить  потолок  -  откуда  они
    вылетали. Но на потолке нет ни  единого  отверстия,  сам  видишь!  Ни  одной
    пробитой дыры... А они вдруг и на свету посыпались... Возникали под потолком
    и падали на пол, меняя траекторию! Из воздуха! Но так же не бывает! Я ничего
    не понимаю. Вот тогда я и позвал вас сюда.
         - Н-да... Не позвал, а  заорал...  Я  уж  думал  -  тебя  тут  режут...
    Впрочем... Наши так глупо шутить не будут, не дети уже... И метеоритами  тут
    явно не пахнет, крыша и потолок целые... Чушь какая-то.
    
         В дверь просунулись заспанные и недоумевающие лица Женьки и Кокоря.
         - Чего за шум? А-ай, черт! - Женька наступил босой ногой  на  угловатый
    камень, - Валь, совсем обалдел, нафиг ты эти камни...
         - Как раз сейчас  мы  это  и  выясняем,  -  подозрительно  взглянув  на
    Валентина, ответил Стас. - откуда здесь этот мусор... - Стало  быть,  ничего
    страшного? - спросил Кокорь, - все живы, здоровы... Никто не напал...  Мышей
    испугались?
         Впрочем, судя по его  внимательному  изучению  камней,  воин  уже  имел
    какое-то свое мнение об инценденте, далеко отличное от мышей:
         - Нехорошо здесь, хозяина нету. Домового.
         - Причем здесь домовой? Небось, опять  очередные  штучки  его  деда,  -
    кивнул в сторону Стаса Евгений. - Видимо, Валентин  какой-то  скрытый  рычаг
    нажал и все эти камни должны были на его голову высыпаться. Но промахнулись.
         - Откуда они сыпались? Покажи? - чуть не плача вскричал Валентин.
         - Ну не знаю. Ладно, пошли спать.
         - Стас, я вниз спать пойду, не хочу я здесь больше оставаться.
         - Пойдем. Места еще есть, и комната рядом  свободна.  А  тут  -  завтра
    разберемся.
    
    
                                       * * *
    
         Утром, едва Стас оделся, к нему подошел Женя:
         - Стас, тут что-то не чисто. Кто-то над нами прикалывается...
         - А у тебя что случилось?
         - Представляешь, хотел побриться, ну водички подогрел, мыло развел, все
    чин-чинарем. Сел за стол, ставлю перед собой зеркало - там, на комоде  было,
    настольное с подставкой. Ставишь - стоит, но стоит поднести бритву  к  лицу,
    как подставка складывается и зеркало падает.  Я  уж  и  подставку  проверил,
    думал, может там пружина хитрая какая... Посмотрел  -  нету  ничего.  Тогда,
    думаю, его кто за ниточку  дергает?  Нет,  ниток  тоже  нету.  Пошли,  пошли
    покажу.
         - О смотри, стоит. Вот я хожу вокруг него, трогаю помазок...  Стоит.  А
    вот сейчас беру в руки бритву...
         Небольшое настольное зеркало на темно-красной деревянной основе  стояло
    на столе, опираясь сзади на треугольную металлическую подставку, и никак  не
    реагировало на Женькины  телодвижения.  И  вдруг,  едва  Евгений  взялся  за
    бритву, металлическая подставка, нарушая  все  мыслимые  законы  физики,  на
    глазах изумленных Стаса и Жени,  прижалась  к  деревянной  раме  и  зеркало,
    потеряв третью опору, рухнуло на стол.
         - О! Видишь? Тут какая-то хитрость твоего  деда.  Точно  говорю.  Давай
    разбирайся. Мне побриться надо, а в коридоре у настенного - слишком темно...
         - Не, Жень, дед никогда не делал таких никчемных  шутейных  вещей.  Это
    что-то еще. Давай я пока его руками придержу...
         Пока Стас придерживал подставку, Женя в быстром темпе начал бриться.
         - Ты ничего не чувствуешь? - Спросил он Стаса.
         - Нет, а что я должен чувствовать?
         - Ну  не  знаю,  там  рывки   какие-нибудь,   поползновения   подставки
    сложиться?
         - Не, Жень ничего не чувствую... Ну-ка... - и Стас отпустил руки.
         Зеркало продолжало стоять как ни в чем не бывало,  будто  и  не  падало
    только что.
         - Глюк. Жень, что я могу сказать? Сам бы не поверил, если  б  не  видел
    собственными глазами.
         - А с валькиными каменюками разобрались?
         - Не, Валька  еще  спит,  сейчас  проснется  и  пойдем  наверх  потолок
    смотреть.
         - Да чего там смотреть? Сам же Валька, небось, эти камни и приволок.
         - А зеркало? Не, тут что-то другое... - Стас  начал  осматривать  давно
    знакомый интерьер. - Ух, черт, ну я же помню эту  дачу  с  раннего  детства,
    никогда здесь не было ничего необычного...
         - Стас, это на ТВОЕЙ даче ничего не было, а ТУТ совсем другая дача. Или
    ты забыл - где мы находимся? И Кокорь что-то чует!
         - А где он, кстати? Может это воин и шуткует? - спросил начальник.
         - Да с ним то все в порядке, серьезный степенный человек. Его и в  доме
    то не было, на огороде он, с утра и воды натаскал, и дров наколол, а  сейчас
    мечом махает, вроде физзарядки. Это мы лодыри. Кажись, и не завтракал...
         - Так чего ж ты? Сегодня ж твоя  очередь  дежурить,  а  народ  голодный
    ходит...
         - Попробуй тут, вон, даже побриться не могу... Завели  тут  полтергейст
    какой-то... Ну и местечко...
    
         Женька, продолжая  ворчать,  пошел  на  кухню,  а  в  дверь  просунулся
    всклоченный полусонный Валентин.
         - Звали?
         - Никто тебя не звал. - ответил Стас. - Хотя, конечно, говорили о тебе.
    Так что там с камнями то?
        - Сейчас, умоюсь и пойдем наверх. Посмотрим - что-там как.
    
         К великому удивлению приятелей, никаких камней в комнате Валентина  они
    не обнаружили. Кровать была всклочена, а пол - чистый.
         - Очень странно... - пробормотал Стас. - Валь, ты точно ничего  тут  не
    убирал?
         - Я сюда даже не поднимался! И никто не поднимался, с  моей  кровати  -
    лестница как на ладони, да и скрипит,  я  б  услышал.  У  меня  сон  чуткий,
    особенно после вчерашнего.
         В дверях появились лица Евгения и Кокоря. Судя  по  их  выражению  лиц,
    спрашивать про камни было бесполезно.
         - Так, понятно, что ничего не понятно. -  подвел  итог  Стас.  -  Будет
    считать это дело полтергейстом и  отложим  до  тех  пор,  пока  не  появятся
    какие-нибудь новые чудеса.
    
    
         * * *
    
         Вечером Вальку, послали к  соседям  договориться  на  счет  молока.  Он
    сначала начал было отнекиваться:
         - Ну почему я все время?
         - Валь, ты пойми - уговаривал  его  начальник.  -  Моего  двойника  тут
    каждая собака знает, пока я со всеми издали или через  забор  раскланиваюсь,
    все чин-чинарем - зачем мной интересоваться? Издали  не  очень  разберешь  -
    сколько мне лет, тем более, вроде бы года три тут и не появлялся  вовсе,  но
    стоит подойти к кому-нибудь поближе и местные тут же раскусят, что я не  тот
    Стас, за которого себя выдаю. Начнутся расспросы, еще не дай Бог, участковый
    приедет документы посмотреть... А зачем нам это надо?
         - Ну а я что скажу?
         - Как что? Приятель, приехал  к  другу  на  дачу  отдохнуть,  рыбку  на
    водохранилище половить. Чего тут такого? Тебя знать никто не знает, а раз со
    мной, значит все в порядке.
         Уговорил. И Валентин, захватив трехлитровый  слегка  побитый  бидончик,
    пошел налаживать контакты с  местными  жителями.  Вернулся  он  поздно  и  с
    совершенно ошарашенным видом.
    
         - Ты чего? - спросил его Женька. - Добыл молоко?
         - Не-а. Говорят, что молоко только весной будет, когда корова отелится.
         - А чего ты такой взбаламученный?
         - Хозяйка  рассказала  такое!  Наши  камни  -  это  сущие  пустяки,  по
    сравнению с тем, что в деревне происходит.
         - А чего там? - тут же заинтересовались приятели. - Давай рассказывай.
         - Хозяйка говорит, у ихних  соседей  перед  новым  годом,  как  раз  на
    рождественский пост, к дочке ихней -  Зое,  должен  был  приехать  жених  из
    Самары.
         - Зойка то? Это шмакододявка такая? - перебил Стас.
         - Какая шмакодявка? Ты сколько лет тому назад ее видел? Выросла уже.
         - Стас, не отвлекай его. Давай, Валя, рассказывай.
         - Короче, мамаша - жутко набожная и потому умоляла дочь  не  устраивать
    вечеринку в пост, но... Во-общем, как только мать уходит в село  в  церковь,
    Зойка тут же зазывает подруг с ребятами, общим числом тринадцать. Вроде  как
    помолвка. Четырнадцатым  должен  явиться  Николай,  жених,  но  автобуса  из
    райцентра  пока  нет.  Ждут  час,  другой  и   начинают   веселиться   сами.
    Танцы-шманцы всякие. А невесте танцевать не с кем. И вот она  заявляет,  что
    дескать, у нее найдется еще один Николай! - и снимает со стены икону святого
    Николая. Так и танцует, держа икону в  руках.  Подруги  уговаривают:  верни,
    мол, икону на место! Зойка, вроде бы сказала:
         - Если есть Бог, он меня накажет!
         И тут грохот, шум, вспышка - точно молния, Зоя так и застыла с  иконой.
    Полностью окаменела! Ее сначала подружки пытались растормошить  и  -  никак!
    Тело стало камнем! Мамаша, как пришла из церкви, лишилась  чувств.  Подружки
    побежали на центральную усадьбу - за доктором. Сначала  один  пришел,  потом
    все из местной больницы набежали. Говорят,  под  камнем  ее  сердце  бьется:
    удары прослушивались. Потом и  из  райцентра  понаехали.  Ходили,  смотрели,
    пытались делать уколы, но даже иглы шприцев ломались. Ну точно - камень. И в
    больницу нельзя везти - она вся  растопыренная  и  неподъемная.  Два  месяца
    стояла. Там уж все окрестные деревни перебывали. Зойка не ела  и  вообще  не
    двигалась, хотя ее пытались покормить. Попа позвали, а он заявил:
         - Кто наказал, тот и помилует!
         С иконой - тоже, никто не мог ее выдернуть, руки то  тоже  каменные.  И
    буквально с неделю тому назад какой-то пришлый монах сумел освободить икону.
    Само собой, там всю комнату освятил и прочие манипуляции проделал. А девушку
    увезли в Москву. Уж как ее упаковали - не знаю.
         - Валь? Да ты чего? Бред какой-то...
         - Да не, все точно! Вот такие тут дела! Мистика! А ты - камни, камни...
    Мотать отсюда нужно...
         - Забавно, почти тоже  самое  описано  в  Библии:  жена  Лота  нарушила
    запрет - не  оглядываться  на  уничтожаемые  города  Содом  и  Гоморру  -  и
    превратилась в соляной столп. - добавил Евгений.
         - Тебе забавно... А мы то причем? Мы то пока ничего  не  нарушали...  -
    Валентин подозрительно заозирался на темные углы комнаты. - Мож икону  какую
    купить?
         - Зачем, вон в углу, очень даже неплохой иконостас, хоть и  иконки  все
    из современного новодела.
        Женька раздвинул края полотенца,  висевшего  в  углу.  И  действительно,
    открылись скрытые под ним иконы.  В  центре  находился  Иисус  в  золотистом
    окладе, размером с книжку, и небольшой пустой  лампадкой  перед  ним,  а  по
    бокам десяток мелких -  с  пачку  сигарет,  иконок  разных  святых.  Обычные
    дешевые иконы, что штампуют в типографии Патриархии.
         - Странно, - в задумчивости произнес Стас, - Иконостас...  У  нас  даже
    дед с бабушкой атеисты были, первый раз иконы в своем доме вижу...
    
                                       * * *
    
         Несколько дней компания  прожила  незаметно.  Стас  и  Кокорь  избегали
    деревенских, первый  -  боялся,  что  его  узнают,  точнее  не  признают  за
    настоящего, а второй - потому что, с одной стороны, пока плохо освоил  язык,
    с другой, уже понял значение документов в жизни этого общества  и  возможные
    последствия от их отсутствия. Зато  Евгений  и  особенно  балагур  Валентин,
    почти ежедневно бывая в местном магазине или покупая у крестьян  картошку  и
    другое съестное, успели перезнакомится почти со всеми.
    
         - В деревне тоже можно неплохо жить. - как-то за ужином изрек горожанин
    Женька.
         - А чего ж нельзя? Если деньги есть? - поддержал Валентин.
         - Не, я не про деньги. Народ тут  в  целом  -  добрее,  а  город  людей
    портит. В городе все злые, по себе знаю.
         Кокорь понял о чем речь и хотел было выразить свое согласие с Евгением,
    но взглянув на Стаса, промолчал.
         - Понимаешь,  Женя,  даже   такая   маленькая   часть   культуры,   как
    доброжелательность, базируется на совершенно разных основаниях  в  городе  и
    деревне.
         - Ну, опять наш профессор завелся... - протянул Валентин.
        - Не,  ты  послушай.  -  и  Стас  обратился  уже  к   Валентину.   -   В
    патриархальной деревне нет понятия  "нейтральной  территории"  и  ты  всегда
    сталкиваешься с человеком либо на своей территории, либо на чужой,  либо  на
    общинной. Причем, последний  случай  только  для  однообщинника,  иначе  для
    второго территория чужая. Тут практически невозможен "просто  человек".  Это
    будет либо член своей общины с четко  известным  социальным  статусом,  либо
    чужак, который опять же имеет один из набора четко  определенных  социальных
    статусов "гость", "враг", "начальство".  В  городе  все  строго  наоборот  -
    большая часть территории не принадлежит никому. Социальный статус  человека,
    с которым ты сталкиваешься, либо сразу известен, если он  "при  исполнении",
    либо это просто "незнакомец". Но даже заранее  известный  социальный  статус
    определяется неоднозначно. Чей  статус  выше  "продавца"  или  "покупателя"?
    Поэтому в городской культуре доброжелательность и уважение принято проявлять
    к "просто человеку", а в деревне - к его текущему статусу.
         - Ну и что ты хотел этим сказать? Все равно в деревне  люди  добрее.  -
    ответил Валентин.
         - Просто все друг друга знают, а в городе - нет. Вот и вся философия. -
    подытожил Евгений.
         - Завтра поеду в город. - перевел стрелку Стас. - Не  знаю,  на  машине
    или так, на автобусе.
         - Золотишко пристраивать? - спросил Женя.
         - Во-общем, да. Но пока без золота. Только  разузнать,  что  и  как.  С
    двойником пообщаюсь, про цены узнаю. Рекогносцировка, одним словом.
         - Может на вес продадим, как Стас предлагал? В его банк, а?
         - Так дешево ж получится. - возразил Стас. - Там  же  уникальные  вещи,
    антиквариат, начало нашей эры! На вес - втрое потеряем!
         - Стас, нам и трети хватит, чтоб затарить грузовик под завязку. А  куда
    ты потом эти рубли или евры в другом мире девать будешь?
         - Странный ты человек! Продав часть  вещиц  -  как  антиквариат,  можно
    половину не продавать вовсе, а золото - оно и в Африке золото.
         - Стремно. Придется с "жучками" общаться. Хорошо, если просто грабанут,
    а ну как грохнут тебя?
         - Не грохнут. Я ж пока пустой поеду.  Впрочем,  какую-нибудь  маленькую
    монетку можно взять. Что-то ведь показывать нужно.
         Стас высыпал на стол мешочек с золотой мелочью и начал перебирать:
         - Вот, хотя бы эту. Кажись, времен Римской империи. Интересно,  сколько
    она стоит у нумизматов?
         Женя тоже ковырнул пальцем кучку золота:
         - А вот это -  ты  никак  за  антиквариат  не  выдашь.  Капля  какая-то
    затертая и зубами покусанная.
         - Наверно,  сережкой  была  когда-то,  или  висюлькой  на  поясе.   Да,
    согласен, это тот самый лом, что на вес. Уговорил. Монетку - в другой раз, а
    пока эту каплю в станиславов банк сдам.
         - Обратно поедешь, телевизор какой-нибудь купи. Маленький.  -  попросил
    Евгений.
        - Но цветной. - добавил Валентин.
         - Принято. - ответил Стас. - Только вам тогда придется ехать вечером  в
    Гагарин и встречать меня с последней электричкой. С телевизором я в  автобус
    не полезу.
         - Хорошо, встретим. - ответил Валентин. - Во сколько она приходит?
         Стас протянул ему бумажку с выписанным расписанием:
         - После полуночи. Как ехать, объясняю. Мы сюда  по  Новорижской  трассе
    приехали, а в Гагарин - совсем в  другую  сторону,  доедешь  до  центральной
    усадьбы, ну это ты  знаешь,  и  прямо-прямо,  никуда  не  сворачивая.  Через
    Гагарин - тоже прямо. Так в вокзал и упрешься. Главное - в самом  начале  не
    перепутать - сразу за плотиной будет развилка, налево - Гагарин,  направо  -
    Смоленск, а назад - Волоколамск.
         - Хоккей! Нет проблем, встретим. С Женькой поедем,  на  всякий  случай.
    Кокорю на вокзале пока рано появляться. Без документов.
    
    
        4.
    
         На следующий день  Стас,  ближе  к  полудню,  вышел  из  электрички  на
    Белорусском вокзале. И  сразу  направился  к  телефонам-автоматам,  доставая
    визитку Станислава-аборигена.
         - Стас? Я в Москву приехал.
         - Ну как там у вас? - раздалось из трубки
         - У нас все отлично, как тебя найти?
         Двойник объяснил, что сейчас он на работе, но скоро обед и в это  время
    можно встретиться, поговорить, а заодно и перекусить.
    
    
                                       * * *
    
         Не успели оба Стаса сесть за  столик,  как  к  ним  тут  же  подскочила
    молоденькая официантка, заулыбалась знакомому старшему Стасу:
         - Что будем заказывать? Как всегда - мясо?
         Молодой Стас потянулся за карточкой меню, но его двойник уже произнес:
         - Да, два стандартных обеда. - и улыбнулся в ответ. - С мясом.
         Официантка упорхнула.
         - Оставь эту бумажку, тезка. Днем тут подают  только  бизнес-ланч,  или
    комплексный обед, выражаясь языком социализма. Единственный выбор - мясо или
    рыба на второе. А также сок, чай или кофе  -  на  третье,  меня  тут  знают,
    поэтому будем пить сок. Персиковый, потому что томатный к этому моменту  уже
    весь выпивают.
         - Дорого, наверное?
         - Сейчас - нет, вот вечером сюда лучше не попадать. Оглянись, это же по
    вечерам самое что ни на есть гнездо разврата - стриптиз-клуб.
         Не успел он закончить фразу, как та же  официантка  принесла  салаты  и
    соки, через минуту тарелки с густым наваристым борщом. А  еще  через  две  -
    бефстроганов.
         - Да, сервис тут, я смотрю, не на наш, не советский. - произнес младший
    Стас.
         - А ты что хотел? Эта девочка явно беженка из Украины. Там сейчас война
    идет.  На  ее  место,  знаешь,  сколько  желающих?  Стоит  клиенту  остаться
    недовольным и тю-тю, без работы нет регистрации - специально так  придумано,
    чтоб на панель не попала, а без регистрации - на родину возвращаться.
         - Что, так сразу?
         - Почему сразу? Не сразу, месяц гостевая виза, а потом, если работу  не
    найдет, насильственная депортация. А где  она  найдет  работу,  если  отсюда
    выперли  и  эта  "черная  метка"  станет   тут   же   известна   большинству
    работодателей? Можно, конечно, в другой  город,  но  и  там  "черная  метка"
    достанет. Интернет сейчас, разве что в глухих деревнях  отсутствует.  А  так
    везде. По крайней мере, во всех поселках городского типа.
         - Круто. При социализме такого не было.
         - Было, было. Оттуда, из социализма ноги растут. Просто раньше трудовая
    книжка была, а в ней графа  -  причина  увольнения.  Если  "по  собственному
    желанию" - один разговор, ну а если по 34 или 35 статье, да еще какой-нибудь
    "прим"  нашего  тогдашнего  КЗОТ  -  совсем  другой.  Просто   с   тех   пор
    информационные технологии развились и вместо одного работодателя - тыщи  тыщ
    собственников, ну и опять же, президент - ВВЖ. При  Ельцине  то  распустился
    народ. А этот как пришел, начал гайки закручивать. Это еще что. В  Интернете
    есть досье на всех и вся. Не поднимаясь  со  стула,  любой  обыватель  может
    узнать - сколько раз его сосед  попадал  в  милицию,  сколько  машин  имеет,
    нанимает  ли  работников  и  сколько   заплатил   налогов.   А   честный   и
    сообразительный сосед тут же поймет - все ли наемные работники в  этой  базе
    числятся - нет ли среди них нелегалов, и все ли налоги ты уплатил, не  утаил
    ли чего от родного государства. Вот потому более-менее все и налаживается.
         - Круто, ничего не скажешь. Как ты сказал - ВВЖ?..
         - Владимир Вольфович он, Жириновский... А ВВЖ - это... Ну, не знаю, кто
    такую аббревиатуру придумал. Но прижилась.
         - Не, не слыхал такого, да и первого не знаю, но речь не о том.  Я  тут
    на пробу махонький кусочек золота привез.
         - Покажи.
         Молодой Стас вытащил из кармана золотую капельку, двойник повертел ее в
    руках, осмотрел со всех сторон, вернул металл и промолвил:
         - Хреново.
         - Что хреново?
         - Штампа пробирной палаты нет. Был бы штамп, сейчас сдал бы в  кассу  и
    получил налик - рубли, евры, доллары или юани. Все  по  курсу  ЦБ,  и  гуляй
    Вася. Сегодня, если не ошибаюсь, один грамм принимают по шесть  с  половиной
    евров.
         - Откуда ж я штампик возьму? Это золото из  тех  времен,  когда  ничего
    подобного еще не существовало. Ну и чего делать?
         - Ничего страшного.  Просто  придется  идти  не  в  кассу,  а  в  отдел
    драгметаллов.  Сначала  наша  экспертиза,  потом  пробирная  палата,   потом
    штампик. На все про все - неделя, а может больше.
         - Не, неделя это меня не устраивает. А побыстрее нельзя?
         - Можно. В течение дня, но все равно экспертиза и  курс  будет  заметно
    ниже ЦБ-шного. Просто во втором случае мы твои риски как бы на  себя  берем.
    Поэтому дешевле.
         - Да какие риски?
         - Ну как какие? А вдруг там внутри  не  золото  вовсе?  А  какой-нибудь
    свинец? Или золото вовсе не чистое,  а  в  сплаве  с  какой-нибудь  бронзой?
    Причем, второго - много больше. Вот, надо определить - сколько там реального
    золота.
         - Ну Стас...
         - Да  ты  пойми,  это  же  не  я  золото  покупаю,  а  банк.   Солидная
    организация, с кучей народу. И все кушать хотят.
         - Уговорил. А деньги когда?
         - Сегодня же вечером. Не, если не хочешь - есть другие варианты. Можешь
    этот кусочек просто положить в банк. Дадут тебе ячейку и ключ от нее. Второй
    будет у сотрудника отдела  депозитов.  Открыть  ячейку  можно  только  двумя
    ключами одновременно. Все оформление - минут пять-десять. И плата за  ячейку
    небольшая. Что кладешь - никому не интересно, поэтому никаких экспертиз.
         - Зачем мне его хранить? - удивился Стас-путешественник.
         - Хорошо, другой вариант - взять кредит под  этот  кусочек.  Оформление
    чуть больше, потому что опять-таки экспертиза, но по  минимуму.  Возвращаешь
    долг с процентами - получаешь обратно свой золотой слиток.
         - Большой кредит?
         - Думаю, две  трети  от  стоимости.  Металл  ликвидный,  потому  кредит
    большой. А если б что-нибудь не ходовое заложил - дали бы половину, а  то  и
    треть стоимости залога.
         - Жулики вы там все, в этом банке.
         - А кому сейчас легко? Не, конечно, можно пойти на улицу, в смысле - на
    рынок, и загнать золото с рук. Но сразу куча рисков - цена  по  любому  ниже
    нашей, да еще могут кидалы сжулить или вовсе быки отобрать. И в  милицию  не
    пойдешь - торговля золотом без  лицензии,  без  налогов...  Во-общем,  срок,
    тюрьма, Сибирь...
         - Ладно, уговорил на первый вариант.
         - Отлично, сейчас пойдем в отдел драгметаллов,  все  оформишь,  кстати,
    вон они, через столик от  нас  сидят,  -  Стас  помахал  рукой,  приветствуя
    знакомых,  -  А  вечером  подойдешь  за   деньгами.   Если,   конечно,   это
    действительно золото.
         К концу обеда  молодой  Стас  решился  на  последний  вопрос,  мучавший
    путешественников всю неделю:
         - Стас, а на твоей даче ты ничего странного не замечал?
         - Когда?
         - Ну, когда там был.
         - Да нет, а чего там может быть странного? - удивился двойник.
         И молодой Стас рассказал ему о событиях первых двух дней.
         - Полтергейст? Не... Ни разу ничего подобного не было. Может вы приняли
    чего? Ну, по случаю приезда?
         - Ага, приняли...  И  твоя  окаменевшая  соседка  тоже.  И  участковый,
    нашедший возле дачи три трупа.
         - Какие три трупа? Двое замерзших у нашего забора были,  действительно,
    звонили как-то. Кажется, осенью. Так не на даче же?
         - Трое было. Просто один - на полгода раньше - весной, потому,  видимо,
    и не звонили. И все трое, заметь, из тех, кто  по  чужим  домам  шарят.  Это
    местные по  секрету  сказали.  Их  и  раньше  видели  -  из  Смоленска  они,
    домушники.
         - Ну так туда им и дорога...
         - Туда то туда, да все трое - около твоей дачи померли в разное  время,
    хотя до того совершали вполне успешные налеты на чужие дома.
         - Да не, замерзли и все, не бери в голову.
         - Как не брать? А вдруг и мы также "замерзнем"?
         - Ну тут, извини, ничего не могу присоветовать. Раньше ничего подобного
    за дачей не наблюдалось. Ладно, хватит о грустном, пошли  в  банк.  Работать
    надо.
         - Пошли, пошли... Стас, а ты меня с нумизматами сведешь?
         - С нумизматами? Так, с ходу не могу ответить. Нужно подумать, знакомых
    поспрашивать. Что, и монеты есть тех времен?
         - Есть парочка. Римской империи.
         - Да, монеты  -  это  круто.  Такое  на  вес  продавать  обидно.  Нужно
    подумать - кто из наших с нумизматами общается.
    
         Вечером, перед самым закрытием банка оба Стаса опять встретились:
         - Вот твои бумаги. Тут  все  написано  -  висюлька  твоя  32  грамма  с
    копейками - до четвертого знака, причем  золота  всего  половина,  остальное
    серебро и медь. Впрочем, на 573 пробу тянет, вот все расчеты,  серебро  тоже
    учли, а медь - нет. Тут сегодняшний банковский курс, с которым ты согласился
    у драгов. Итого 841 тысяча 920  рублей  в  ордере,  иди  в  кассу,  пока  не
    закрылась А это от меня.
         - Что это? - младший Стас начал перебирать распечатки.
         - То, что успел в Интернете по  полтергейсту  нарыть.  Приедешь  домой,
    разберешься.
         - Спасибо, ну так я пошел?
         - Иди, иди. Касса там. До встречи.
         - А ты, разве, сейчас не домой? Банк же закрывается.
         - Какой домой? Это для клиентов  закрывается,  а  мне  еще  работать  и
    работать, сейчас в Европах на биржах самые торги только начинаются.
         - А, ну тогда - пока.
    
    
                                       * * *
    
         Далеко за  полночь  Стас  сошел  с  последней  электрички  на  конечной
    станции, и вместе с толпой, прижимая двумя  руками  коробку  с  телевизором,
    побрел в обход  вокзала  на  площадь.  В  стороне,  рядом  с  привокзальными
    палатками (во всю работали, несмотря на позднее время) стоял знакомый зилок.
    За рулем сидел одинокий Валентин.
         - А где Женька? - первым делом спросил Стас.
         - Дома остался, тут такое дело... Мы привидение видели!
         - Да ну...
         - Вот те ну...
         - Ну и чего?
         - Ничего. Испугалось оно, когда поняло, что мы его видим. Рвануло сходу
    в чулан, да сначала  на  металлическую  решетку  наткнулось,  шарахнулось  в
    сторону, а потом нырь через запертую дверь и нету. Мы в чулан, свет  зажгли,
    а там уже пусто. Женька сказал, что оно сквозь металл  пройти  не  может,  а
    через деревяшки - запросто. Вот я поехал тебя встречать, а они там с Кокорем
    весь дом обшаривают.
         - А не страшно?
        - Страшно,  немного.  Но  Кокорь  как  рассудил,  ежели   оно   от   нас
    шарахнулось, значит оно, ну - привидение,  само  нас  боится.  Потому  нужно
    сейчас его искать. Домой  приедем,  разберемся.  Я,  когда  за  тобой  ехал,
    немного заблудился тут, в Гагарине, все же город большой  и  незнакомый,  но
    люди подсказали. А сейчас дорогу знаю, быстро доедем.
         - Чего тут блудить? Из деревни до трассы  Москва  -  Минск  всего  одна
    дорога, аккурат через  вокзал.  И  нигде  не  сворачивать.  Лишь  у  вокзала
    небольшой поворот, да и тот по главной улице.
         - Ага, это может раньше было, лет двадцать тому  назад,  а  сейчас  тут
    окружную построили. С эстакадами и прочими делами.  И  ближе  к  центру  все
    улицы - выглядят как самые главные. Да вот, сам смотри. Фонари то яркие, как
    днем.
    
    
         * * *
    
         Доехали действительно быстро, и даже последних пресловутых 300-х метрах
    бездорожья Валентин почти не снижал скорость. Он за неделю успел  протоптать
    по целине вполне приличную стежку до самого дома.
         Удивительно, но,  узнав  о  распечатках  про  полтергейст,  Валентин  с
    Евгением даже позабыли о новеньком телевизоре, так и оставшемся в коробке.
         - О! Смотри, Женя, почти по теме. - Валентин  перебирал  распечатки.  -
    Наш случай!
         "...Это было лет двадцать назад в Сочи.  Наступал  курортный  сезон,  а
    кого в такой дом  поселишь?  Камнями  измолотит.  Да  и  отдыхающие,  видно,
    прослышали - ни ногой. Ни кто. Хозяева терпели убытки. Камни  летели  уже  и
    днем и  ночью,  милиционеры  всем  отделением  устраивали  засады,  их  взял
    нормальный человеческий азарт - словить наглеца, но как  ни  приглядывались,
    схватить не удавалось. Даже отправили камни  на  экспертизу.  Но  тут  ждала
    небольшая странность - вроде бы обычные  булыжники  с  пляжа,  но  ни  следа
    морской соли ни в них, ни на них, словно вынуты из моря  с  дистиллированной
    водой.  Так  и  пришлось  уехать  хозяевам,  а   дом   потом   долго   стоял
    заколоченным..."
    
         - А вот определение:
    
        "Полтергейст в переводе с немецкого - "шумный дух". Вот он  и  пытается
    соответствовать  названию.  Громит  и  шумит.  С  маленькими   проявлениями
    полтергейста мы встречаемся на самом бытовом уровне довольно часто,  но  не
    замечаем его, потому что всегда найдется приличное объяснение не  выходящее
    "за рамки". Например, даже  у  самых  упорядоченных  людей  вдруг  исчезают
    мелкие и необходимые вещи. Потом так  же  необъяснимо  находятся  на  самом
    видном месте. Помогает тут некое ритуальное действие - узелок. Моя  бабушка
    называла это "шуту бороду завязывать",  естественно,  понимая  под  "шутом"
    нечистую силу, которую ей, как человеку весьма верующему, вслух называть не
    полагалось. У нее для этого был даже специальный шнурок, лежавший  в  ящике
    старинного буфета, вокруг ручки которого она и  завязывала  свой  узелочек,
    приговаривая: "Шут, шут - поиграл и отдай"."
    
    
        - И даже инструкция...
    
    
         "...Проверьте самым старым зеркалом, которое видело многие поколения, -
    поводите вдоль него свечей. Естественно,  с  мыслью  о  происходящем.  Ежели
    зеркало потемнеет - есть в нем сила недобрая.  Но  выбрасывать  его  нельзя.
    Надо народ освободить.
        Можно вызвать священника - самый верный способ.
        Чтобы выспаться перед разговором, разбросайте чеснок везде, где можно  -
    он создаст чистую территорию. Положите в голове, ногах, под  кроватью.  Если
    это души умерших, можно вернуть ситуацию:  устроить  спектакль  в  похороны,
    точнее -  обозначить  символически  процесс  похорон.  Завесить  зеркала,  и
    сообщить духам, что сейчас они освобождены и могут уйти. Сходить на кладбище
    и провести заупокойный ритуал. Перед зеркалом поставить свечи, которые будут
    гореть столько, сколько положено в похороны - 7 или 9 дней. Во время ритуала
    нельзя бояться и шутить."
    
         Евгений тут же схватил зеркало, которое так напугало его в первое утро,
    достал из буфета толстую стеариновую  свечу  (запас,  на  случай  отключения
    электричества), зажег и закружил вокруг стола, где стояло зеркало.
         Валька  с  Кокорем  скептически  заулыбались,  а   Стас   уже   открыто
    рассмеялся:
         - Жень, там сказано - поводить вдоль, а не хороводить.
         - А тебе сказали - не ржать во все горло! - обиделся инженер.
        - Женя, ты же чеснок забыл насыпать! - вторил Валентин. - Эта запись  на
    покойников, а наше привидение - совсем не покойник.
        - Откуда ты знаешь? Между прочим, тут у забора трое померли.
        - Наплюй, наш полтергейст поселился до  них.  И  вот,  смотри,  что  тут
    дальше написано.
    
        "Они могут быть вполне дружественны (если это так можно назвать). Никого
    не душат, на голову утюги не опускают. То есть физического вреда не наносят.
    Просто хотят привлечь ваше внимание. Относитесь к ним, как  к  просто  людям
    другого цвета и попробуйте разобраться - чего хотят."
    
        - Неделю живем - живы здоровы, так что наше привидение - доброе.  А  вот
    еще.
    
         "С 1995 года и по сей день в Москве работает служба "скорой помощи" при
    полтергейстах, организованная Фондом парапсихологии имени Л.  Л.  Васильева.
    Создана она с целью научного изучения необычного  феномена,  а  также  чтобы
    помочь жертвам избавиться от разрушительных  последствий  этого  аномального
    явления..."
    
         - Может обратимся туда?
         - Ага, обратимся... И они тут же установят, что мы из другого  мира.  И
    поместят тебя, Валя, в какой-нибудь институт в  качестве  подопытной  мышки.
    Будут изучать, холить и лелеять. Нравится такая жизнь? Нет? Вот и правильно.
    Так что, давайте сами попробуем  определить  -  что  нашему  привидению  тут
    нужно.
         В  этот  момент  стоявшее  на  столе  зеркало  свалилось.  Все   дружно
    повернулись к нему.
         - Похоже, это знак нам, что мы угадали! - Стас поднял вверх палец.
         Тут же погас свет. Но через секунду вспыхнул  снова,  причем  никто  не
    успел сдвинуться с места. А зеркало вновь стояло, как будто и не падало.
         - Да, точно знак. - повторил Женя. - Ну и чего делать?
         Приятели сначала замерли, настороженно вглядываясь в темные углы. Потом
    потихоньку, чтоб не спугнуть, принялись обыскивать  комнату.  Валентин  даже
    заглянул  под  диван  и  пошарил  палкой  под  буфетом.  Не   найдя   ничего
    интересного, толпой, не отставая друг от друга,  начали  обход  всех  комнат
    подряд, повсюду включая освещение.
         Бесполезно, ни привидения, ни каких либо знаков его присутствия.
         - Кончай бузу, пошли спать. Время позднее. А утро  вечера  мудренее.  -
    подытожил Стас.
         - Ты сможешь спать после всего этого? - спросил Валентин.
         - А  что  произошло?  Падающее  зеркало  я  уже  не  раз   видел.   Вот
    поднимающееся - не видел, правда, но так все когда то бывает в  первый  раз.
    Так что, спать, спать...
         - Ладно, разошлись. А телевизор то?
         - Какой телевизор? На часы посмотри - все программы давно кончились.
    
    
         5.
    
    
         Еще две недели пролетели без особых пришествий,  привидение  больше  не
    появлялось, полтергейст не проявлялся. Стас возился в сарае с  инструментом,
    что-там пилил, строгал, подправил покосившийся забор, разобрал старое дедово
    барахло на то, что еще может пригодится, и  то  что  в  печку.  Женя  иногда
    помогал ему. Пару раз ездили на машине в  лес  по  дрова.  Но  вечером.  про
    лесника и незаконные порубки спрашивать у местных опасались, но дрова все же
    были нужны. Хотя зима явно подходила к концу. А Кокорь неотрывно сидел перед
    телевизором и смотрел  все  подряд,  включая  рекламные  ролики  и  концерты
    симфонической музыки. Но больше всего ему нравились фильмы  "про  войну",  в
    такие моменты ничто не могло согнать его со стула, даже остывающий обед  или
    полуночное время. Лишь в  редкие  моменты  перерывов  в  телепрограммах  или
    отсутствие электричества (чаще "самодельное"  -  кто-нибудь  втихаря  пробки
    выкручивал) геологам удавалось выгнать Кокоря на  улицу  -  подышать  свежим
    воздухом. И тогда он  с  удовольствием  рубил  привезенные  сухостоины,  или
    просто упражнялся с мечом. Глядя на него Стас подумал даже о том, что Кокоря
    стоит показать в какой-нибудь фехтовальной спортивной школе. Тем более,  что
    двойник еще при первой встрече заявил, что сейчас  всяких  клубов  карате  и
    просто фитнесов для накачки мышц - полно, только деньги плати. Не то что при
    советской власти, когда каратисты и культуристы прятались по подвалам.  А  с
    деньгами больших забот пока не было. Вот только скучно в  деревне,  особенно
    горожанам, вынужденным ограничивать свое общение с местными.
    
         В конце марта в  выходной  Стас  опять  засобирался  в  Москву,  с  ним
    увязался и Евгений. Приехали вечером вполне довольные: Стас-двойник подыскал
    им адреса нумизматов,  обещал  договориться  со  спортивной  школой  и  даже
    выкупил у какого-то пьянчуги паспорт  для  Кокоря.  Фотография  на  паспорте
    Сергея Петровича Тульского, жителя Подмосковья, была совсем  не  похожа,  но
    Кокорь носил густую бороду и потому сличить  его  физиономию  с  фотографией
    было весьма затруднительно.
         - Привыкай, Сергей Петрович, к своему новому  имени.  -  Стас  протянул
    паспорт Кокорю. - Будем звать  тебя  Сережа.  Это  приятельский  вариант  от
    Сергея Петровича.
         Новоявленный  "Сережа"  взял  паспорт  и  долго   рассматривал   каждую
    страничку - и так, и на просвет.
        Благодаря документу москвичи  на  следующий  выходной  рискнули  свозить
    древнего воина, показать Москву, втроем - без Валентина.
        Проблемы начались  сразу  на  вокзале.  Едва  сошли  с  электрички,  как
    наметанный глаз милицейского патруля выхватил из толпы бородатого Кокоря.
        - Будьте добры Ваши документы. - моложавый сержант скучающе рассматривал
    квадратную фигуру древнего воина, упакованного в современную одежду.
        - А? - Кокорь заозирался, выискивая в толпе Стаса или Женьку.
        Впрочем, они были рядом,  просто  толпа  немного  оттеснила.  Но  увидав
    критическую ситуацию  тут  же  бросились  на  помощь  приятелю,  расталкивая
    пассажиров.
        - Проблемы, сержант? Сережа, покажи дяде  милиционеру  свой  паспорт.  -
    сказал Стас Кокорю.
        - А... -  повторил  Кокорь  и  полез  во  внутренний  карман  куртки  за
    паспортом.
        Сержант повертел в руках документ, глянул на стоявшего  рядом  рядового,
    державшего автомат наизготовку, потом на Стаса, Женьку. Пауза затянулась.
        Ход мысли четко вырисовывался на  простоватом  лице  сержанта.  Документ
    смущал, но чем - милиционер понять не мог - вроде бы все правильно. В то  же
    время, рядом с этим деревенским увальнем,  который  не  проникся  ситуацией,
    стояли двое явных москвича, со скучающими физиономиями, прилично  одетых  и,
    похоже, при деньгах. То есть, наряда они  все  трое  совсем  не  боялись,  а
    значит есть  у  ребят  покровители  и  ловить  тут  нечего  -  только  время
    потеряешь.
        - Все в порядке, обычная проверка документов,  счастливого  пути.  -  он
    протянул паспорт бородачу.
        - До свидания, - хором произнесли москвичи, а "Сережа" промолчал,
        Уже идя по улице Стас продолжил наставления, начатые еще на даче:
        - Твоя первая ошибка - сразу стал пялиться во все стороны, верный  знак,
    что ты не здешний. Уверенней нужно быть, обрати внимание на прохожих  -  все
    спешат, и по сторонам никто головой не вертит. Или даже на нас. Нам ведь тут
    тоже все в диковинку,  думаешь,  не  интересно?  Еще  как!  Но,  не  следует
    выделяться из толпы. Все бегут, и ты беги, все смотрят под ноги, и  ты  туда
    же. А дома, витрины, прохожих -  нужно  учиться  боковым  зрением  смотреть.
    Особенно в  присутствии  милиции.  Уж  они  то  именно  по  взгляду  чужаков
    вычисляют. А вот то,  что  страху  не  показал,  это  правильно.  На  страхе
    нелегалы и попадаются. И третье - молчи, о чем бы тебя не спрашивали.  Молчи
    и все. Ибо говор - сразу выдаст тебя со всеми потрохами.
        - Да и не понял сначала, что пугаться то нужно.
        - Вот и хорошо, но лучше все же с ними не встречаться.
        Подземный мир метро поразил Кокоря еще сильнее, чем улица. Высокие  дома
    и потоки машин он уже достаточно насмотрелся. А тут... Воин и не подозревал,
    что под землей может скрываться второй город, и еще не известно -  какой  из
    двух больше? И людей здесь столько, что вся армия хуннов отдыхает!
        Первым  делом  приятели  направились  в  Оружейную  палату,  но  заметив
    проверку документов  перед  входом  в  Кремль,  решили  ограничиться  музеем
    Советской Армии, точнее теперь по новому названию - Российской Армии. Кокорь
    несколько раз обошел вокруг  всех  танков  и  бронепоезда,  выставленных  на
    улице, в самом музее долго не мог оторваться от витрин с  оружием,  макетами
    танков и  самолетов.  Постоянно  спрашивая  то  у  Стаса,  то  у  Евгения  о
    назначении того или иного приспособления для  уничтожения  людей,  во-общем,
    реагировал  как  обычный  подросток.  И  плевать  ему  было  на  витрины   с
    фотографиями героев, форменную одежду всех времен и народов, карты с планами
    сражений и прочее, не относящиеся напрямую к убийствам предметы.
         Вытащить приятеля на улицу помогли лишь служители, выпроваживающие всех
    со словами, что музей закрывается.
         Голодные и усталые, приятели заскочили в ближайший Донер-Кебаб быстрого
    питания. Войдя, попали  в  толкучку  снующих  туда-сюда  людей  с  какими-то
    бутербродами и стаканами, закрутили головами, не зная, куда податься.  Глаза
    разбегались.
         - Свободная касса... Свободная касса.. - доносилось со всех сторон.
         Евгений сориентировался первым и потащил всю компанию сквозь  толпу  на
    крики про кассу.
         - Что будем есть? - за стойкой  стоял  улыбающийся  молодой  человек  в
    турецкой феске. - Мясо или курица? Какой соус? Что добавить в салат?
         - Мясо будем? - спросил Евгений у приятелей.
         Те согласно кивнули головами.
         - Три штуки. - сказал Евгений.
         - Восемь, - поправил Стас. - Мы еще пару Вальке отвезем.
         - Заказ принят, восемь с говядиной, из них два с собой - также улыбаясь
    проговорил очень молодой продавец. - А соус какой?
        - Любой. - махнул рукой Евгений.
        Прессованное лепешками мясо тут же вертелось на гриле.  Продавец  на  их
    глазах выхватил откуда-то снизу восемь лепешек  пресного  белого  хлеба,  из
    стоящей перед ним стойки с нарезанными луком, помидорами, огурцами, капустой
    и прочей всякой зеленью накидал салат, отрезал от только что снятой с  гриля
    приличные шматы мяса (что же это такое? Для шашлыка здоров  больно,  подумал
    Стас, да и мясо плотно насажено), сверху полил соусом  и  положил  еще  одну
    хлебную  лепешку.  Два  подобных  бутерброда  засунул  в  фирменный   пакет,
    остальные разложил на картонные тарелки.
         - Пить что будем?
        - Э, вот это, три штуки - Стас показал на стакан, который забирал  рядом
    стоящий клиент у соседней кассы.
        Звякнул кассовый аппарат и на табло вспыхнула сумма.
        - Ох, ничего себе! 82 тысячи и еще 62 рубля! - Стас расплатился.
         - Ваш заказ,  спасибо.  Свободная  касса,  свободная  касса  -  завопил
    продавец.
         Евгений только языком цокнул.
         - Привыкай, шеф к ценам, по магазинам то не ходишь. Зато сервис  какой!
    Ну дают...
    
                                       * * *
    
         6.
    
         Пролетела еще неделя, привидение никак себя не проявляло, хотя приятели
    периодически устраивали  тотальную  проверку  дома,  следуя  инструкциям  из
    стасовых распечаток,  и  еще  кучи  литературы  по  НЛО,  мистике  и  прочей
    фантасмагории, которой при выездах в город затаривались по максимуму во всех
    встреченных газетных и книжных киосках.
         "В небе над Гренландией в июле 1920 года с судна "Баффин"  был  замечен
    большой город с храмами,  обелисками,  руинами  замков.  Об  этом  рассказал
    капитан судна Скореби. Что это за город? Никто не  знает.  Как  никто  не  в
    состоянии узнать огромный красивый город, который видел в небе  над  Африкой
    путешественник  Греллуа.  Изумленные  голоса  наблюдателей,  видевших  такие
    необъяснимые небесные картины,  можно  слышать  в  Штатах,  Англии,  Швеции,
    Германии, других странах." - зачитывал Стас очередную статью.
         - Не факт, простое преломление света. - сортировал новость прирожденный
    скептик Евгений.
         - Жень, ключевое слово здесь "над Гренландией"! Что-то я не припомню  в
    тех местах никаких больших городов с храмами, да и малых тоже. А  знаменитый
    "Летучий голландец"? Тоже мираж? Между прочим, король  Георг  V  видел  этот
    корабль в Атлантике в 1881 году - общеизвестный факт. Думается,  игра  света
    не может создавать веками один и тот же образ корабля без команды на  борту.
    Кроме того, как бы не преломлялись лучи в атмосфере, они не могут  дать  вид
    снизу. Тут есть и про него:
         "В 1743 году в Британии, близ местечка Холихэд,  в  воздухе  на  высоте
    полторы тысячи футов плыл пакетбот водоизмещением примерно  девяносто  тонн,
    причем хорошо наблюдался именно  киль.  В  Корнуолле  сохранилось  множество
    преданий о плавании таких же  кораблей  над  самой  землей,  над  холмами  и
    возделанными полями, долинами и дорогами. В день  смерти  старшего  из  рода
    Кэмпбеллов в  Шотландии  появляется  одна  и  та  же  галера  со  свернутыми
    парусами, красными флагами  и  флажками,  черными  веслами.  Мерно  движутся
    весла, и  галера  из  поколения  в  поколение  совершает  свое  традиционное
    небесное плавание. Лорд Галифакс, как сообщается в  современной  литературе,
    записал рассказ сына Арчибальда Кэмпбелла о смерти  отца  и  этой  старинной
    галере, которая в тот день подошла с командой из трех человек к берегу и над
    землей ушла дальше. Ее видели и местные жители и приезжие. Было это  в  1913
    году."
         - Ну и как? А вот другой источник, из стасовой распечатки "...в  газете
    "Хьюстон дэйли пост" от 28 апреля 1897 года писали: "26 апреля, Меркал, штат
    Техас. Вчера вечером несколько человек, возвращавшихся из  церкви,  заметили
    некий предмет с привязанным к нему канатом, который полз по земле.  Они  шли
    за ним, пока на переезде он не зацепился  за  рельс.  Посмотрев  вверх,  они
    увидели нечто, что по их предположению было воздушным судном. Поскольку  оно
    находилось  довольно  высоко,  было  трудно  определить  его   размеры.   Из
    нескольких иллюминаторов били лучи света, а один яркий луч  светил  спереди,
    как прожектор локомотива. Минут через  десять  по  канату  начал  спускаться
    человек, который оказался так  близко,  чтобы  можно  было  рассмотреть  его
    внешность. На тщедушном его теле был легкий голубой костюм  моряка.  Увидев,
    что подле якоря люди, он остановился, перерезал  под  собой  канат  и  уплыл
    вместе с кораблем  на  северо-запад.  Якорь  теперь  выставлен  на  всеобщее
    обозрение в кузнице Эллиота и Миллера и привлекает внимание сотен людей".
         - Ну это простое НЛО, я еще  на  предыдущей  работе  читал.  Распечатки
    машинописные кто-то приносил. Там этот, как его... Зайгель или  Зигель,  что
    ли, ну из МАИ, автор статей, тоже самое писал.
        - С каких это пор НЛО стало простым? И кто знает, не коллеги  ли  нашего
    привидения?
         - Вот тут ты точно ошибаешься,  Стас.  Нашему  привидению  -  не  нужен
    корабль, он и так может переместиться куда угодно.
         - "В 1987 году советские войска сбили  пролетавший  низко  над  Сибирью
    НЛО. Пришельцы из Космоса  отомстили,  уничтожив  23  советских  солдата.  -
    сообщил Ник Манн. - Эта информация  получена  из  ЦРУ,  имеющего  доступ  ко
    многим документам, о  деятельности  советских  секретных  служб.  Это  стало
    возможным с тех пор, как  бывший  президент  Михаил  Горбачев  реорганизовал
    разведывательное управление КГБ после падения коммунизма в 1991 году. Дело о
    НЛО содержит 250 страниц свидетельств очевидцев - двух солдат, которые чудом
    остались живы после  нападения  инопланетян.  Потрясающая  фотография  места
    катастрофы и рисунки, запечатлевшие  инопланетян,  дополняют  отчет  который
    один из сотрудников назвал  самым  ужасающим  из  имеющихся  описаний  мести
    инопланетян".
         - Вообще, бред какой-то. Не, это совсем не то,  такая  подборка  скорее
    тому самому Зайгелю понравится, но к нашей теме не  относится.  А  изотерики
    там никакой нету?
         - Это про мистику, что ли? - Ну да. Все ближе к нашему случаю.
         - Вот конкретно про наш случай, чтоб привидение через стену и все дела,
    да еще куча народу видела - ничего. Только худ.лит. Хотя нет,  вот,  смотри,
    что  в  свежем  "Мегаполис-Экспресс"  пишут:  в  15-ти  комнатной  питерской
    коммуналке бродит по коридору, держа в трясущейся  руке  блюдце  с  погасшим
    огарком свечи или сидит на кухне, беззвучно  шевеля  губами,  будто  пытаясь
    что-то вспомнить. Бесцветные  глазки,  усыпанное  бородавками  лицо,  клочки
    седых волос из-под  капора.  С  ней  бесполезно  говорить.  Ее  нельзя  даже
    потрогать. Бабушка Казимировна умерла 49 лет назад. В 1953 старушка померла,
    с тех пор - бродит по квартире. Священники, маги и экстрасенсы не помогли, а
    сейчас  с  ней  никак  не  борются,  устали.  Если   сидит   рядом   бабушка
    Казимировна - ну и хрен с ней, пусть себе сидит.
         - Не, это тоже худ.лит.,  причем  самого  низкого  пошиба.  Как  газета
    называется? "Мегаполис-экспресс"? Выкинь, на хрен. Вон, в печку. Нужно будет
    твоему двойнику еще запрос закинуть. Пусть пошарит  про  реальные  случаи  с
    привидениями, а главное - инструкции: как изловить или договориться.
         - А может оно ушло? Ведь давно не появлялось.
         - Сплюнь. Накаркаешь...
    
                                       * * *
    
    
         На майские праздники к геологам приехал Стас-абориген.
         - О! Навестить? А  чего  один?  Мог  бы  жену  и  детей  прихватить.  -
    обрадовался молодой двойник.
         - Хм... Зачем? О вашем существовании моя жена  до  сих  пор  ничего  не
    знает. Ни к чему.
         Евгений и Валентином переглянулись и засмеялись:
         - Боишься, что молодой Стас уведет?
         - Ничего я не боюсь, - буркнул абориген. - Просто  не  зачем  посвящать
    лишних людей в вашу историю. Да и не поверит никто. Для всех - ты мой  брат,
    это проще и понятней. И никаких параллельных миров. Но жена то знает, что  у
    меня нет братьев. Так что, чтоб не было лишних вопросов.
         - Понятно. Во-общем, правильно.
         - Я по делу, завтра обратно поеду. Плохо, что связи с вами никакой.  Не
    могли мобильник купить, что ли? Ведь не дорого.
         Геологи переглянулись.
         - Телефон? А он и здесь работать будет?
         - Конечно. - Стас  достал  коробку  с  Нокией,  и  протянул  ее  своему
    двойнику. - Вот держи. Да ты не  благодари,  а  денег  давай.  Сто  двадцать
    евров.  Из  недорогих  -  самый  приличный.  Уже  подключен,  на  мое   имя.
    Ретранслятор на центральной усадьбе, всего-то три  км  по  прямой.  Включай,
    проверяй. Дикие люди, честное слово. Точно - из средневековья приехали.
        - А чего такая спешка то? - спросил младший "брат".
        - Да вот, вчера договорился со  спортивным  клубом,  а  там  расписание,
    начало месяца: либо сразу после праздников приходишь, либо  через  месяц,  в
    июне. А я никак связаться с вами не могу. То чуть ли не каждый день в Москву
    приезжали, а то пропали совсем. Ну, давайте, рассказывайте, что тут у вас  с
    полтергейстом творится...
    
    
                                       * * *
    
         7.
    
         В спортивный клуб Стас, Кокорь  и,  естественно,  Валентин  поехали  на
    машине. Хоть и обошелся первый опыт путешествия Кокоря  по  Москве  довольно
    легко, но  решили  зря  не  рисковать.  Электрички,  вокзалы,  милиция...  А
    документы  то  у  всех  подозрительные.   На   машине   проще:   федеральная
    автоинспекция пассажирами не интересуется, а муниципальные ППС-ники авто для
    проверки не останавливают. Вроде как чужая епархия.
         Отрекомендованный  Стасом-аборигеном  тренер,  с  которым   созвонились
    заранее, увидав Кокоря, был неприятно удивлен возрастом "ученика". Что он не
    замедлил высказать "брату" своего знакомого.
         - Ого! Ребята, вы явно ошиблись. У нас государственный спортивный клуб,
    от федерации единоборств. А вовсе не  оздоровительный  комплекс.  Хотите,  я
    могу позвонить приятелю в  частную  спортивную  школу.  Там  вас  возьмут  с
    удовольствием. А мы чемпионов делаем. В основном. Ну еще  бывает  -  спецназ
    тренируем. В оставшееся время.
         Но увидев растерянные лица, смягчился.
         - Ладно, заходите, раз уж приехали. Сами увидите, что тут совсем не то,
    что вам нужно.
         Поднимаясь по лестнице в спортивный зал, тренер продолжал:
         - Я бы не против, но возраст... У меня же дети, а если кто  постарше  -
    только победители городских и республиканских чемпионатов. Так куда я такого
    мужика определю? В подготовительную к детям? Или  к  известным  спортсменам,
    которых все  фанаты  знают?  У  нас  же  не  оздоровительная  секция.  И  не
    благотворительное общество!
         Стас и Кокорь, не  отставая,  шли  следом,  причем  лишь  Стас  пытался
    отдельными репликами вторгнуться в монолог мастера,  воин  же  шел  молча  и
    насупившись. А тренер продолжал:
         - Позвонил  очень  уважаемый  мной  человек,  сказал,   нужно   немного
    позаниматься с одним молодым человеком. Жду, приводят... И кого я вижу?  Это
    называется молодой?
         - Но он же не новичок, о чем я пытаюсь втолковать, он  знает  эти,  как
    их... Кендо или кемпо, то что с оружием, одним словом, я слабо разбираюсь  в
    спортивных терминах...
         Тренер опять перебил:
         - О! Не новичок! Даже не знает  название  того,  чего  он  знает!  Я  в
    восторге! Чего он сам то молчит?
         - Вот такой молчун. Может все же в деле посмотрите? А уж потом...
         Открывая дверь спортзала тренер сделал приглашающий жест рукой:
         - Ладно, проходите,  раз  пришли,  посмотрите  пока,  как  мои  ученики
    работают, а я через пару минут приду.
         Стас и Кокорь прошмыгнули в зал. После полутемной лестницы,  по  глазам
    сразу ударил яркий свет многочисленных прожекторов.  Нагрузка  на  уши  тоже
    резко возросла  -  крики,  удары,  падение  тел  и  гулкое  эхо,  заставляло
    присутствующих переходить на повышенные тона, что в свою очередь еще  больше
    поднимало общий шум. Около десятка пар в кимоно боролись,  точнее  бились  в
    центре зала. В дальнем конце здоровенные детины  с  детскими  лицами  качали
    мышцы на всевозможных тренажерах и спортивных снарядах. Пока Стас с  Кокорем
    осматривались,  подошел  тренер,  он  уже  был  полностью   экипирован   для
    предстоящего поединка.
         - Ну что ж, посмотрим, посмотрим,  что  ты  умеешь.  -  сказал  тренер,
    надевая защитную маску.
         Кокорь молча расстегнул куртку  и  отшвырнул  ее  на  скамейку,  затем,
    подумав, стянул через голову цветной  китайский  вязанный  свитер  вместе  с
    рубашкой. Прямо так, не расстегивая затрещавших пуговиц.
         Собравшиеся вокруг ученики спортивной секции с уважением  рассматривали
    вздувавшиеся на теле воина бугры мышц. Кокорь был почти на целую голову ниже
    тренера, и явно легче его. Но формы и рельеф мускулатуры был  намного  ярче,
    чем  у  стоящих  рядом   качков-культуристов.   Наметанные   глаза   знающих
    спортсменов пытались определить - какие качалки смогли развить ту  или  иную
    группу мышц, но  даже  обменявшись  мнениями,  они  так  ни  до  чего  и  не
    договорились. Да и откуда им знать, что перед  ними  стоял  настоящий  воин,
    ежедневно упражнявшийся с тяжелым мечом или секирой, не четой тех  легоньких
    сабелек, что были предложены для поединка.
         - Ты что ж, прямо так собираешься биться? Голышом? - Спросил тренер.  -
    Немедленно одень защитный костюм, иначе никакого боя не будет.
         Один из учеников принес  защитные  щитки  и  спортивное  кимоно,  начал
    прилаживать амуницию на теле Кокоря. Спецодежда была  маловата  в  плечах  и
    слишком  длина,  рукава  и  штанины  пришлось  подворачивать  и  подвязывать
    тесемками, чтоб не мешали во время боя. Кокорь недовольно морщился, но  одел
    все ему принесенное. Последней водрузил на  голову  защитную  маску  и  лишь
    потом долго выбирал саблю. Все из имеющихся были легки для него, привыкшего,
    не напрягаясь, махать трехкилограммовым мечом или еще более  тяжелым  боевым
    топором.
         - Девичьи сабельки то. А нормальных то мечей нету? - спросил он  сквозь
    маску.
         Тренер, усмехаясь, покачал головой, - нету,  мол.  А  Стас  зашикал  на
    Кокоря: ведь предупреждал же, чтоб тот не заикался об оружии.
    
         Двое сошлись в круге. Яркий свет осветил ринг. Кокорь сделал два  шага,
    пытаясь зайти к  тренеру  с  боку,  тот  усмехнулся  и  тоже  двумя  легкими
    прискоками  сместился,  вновь  оказавшись  лицом  к  лицу   с   противником.
    Зашушукались зрители. Ни тот  ни  другой  не  бросились  сразу  вперед,  как
    ожидали  собравшиеся,  пока  присматривались,  оценивали  силу  и  опытность
    противника. Играя полосками стали с ложными выпадами и замахами,  они  пошли
    по кругу, выглядывая слабое место - куда можно было бы направить атаку.
         И вот зазвенело железо, клинки сошлись в первых пробных ударах.  Кокорь
    инстинктивно выбрал  роль  тихого  и  незаметного  бойца.  Не  делая  лишних
    движений, не напрягаясь без нужды, он бочком двигался  по  кромке  ринга  от
    наступающего тренера, отражал неторопливое,  но  основательное  прощупывание
    собственной обороны,  пока  каждый  вновь  не  оказался  на  прежнем  месте,
    совершив почти ритуальный круг в этом единоборстве.
         В толпе зашумели, подбадривая. Имея преимущество за счет более  длинных
    рук, тренер внезапно решился, вскрикнул и одним прыжком преодолел расстояние
    до древнего воина. Кокорь в последний  момент  успел  принять  рубящий  удар
    клинка сверху, отскочить на шаг назад и сторону и тут же, почти без  замаха,
    рубануть сбоку. Опять звякнуло железо. Тренер ловко  принял  удар  серединой
    своей сабли. Оба отступили на шаг, удары пока были не в полную силу.
         В толпе уже орали, подбадривали тренера. Тот вновь шагнул вперед,  чуть
    пригнувшись, как для прыжка, слегка отвел саблю в правой руке, шагнул еще...
    И, желая упредить новое  нападение,  Кокорь  словно  взорвался.  Его  клинок
    заблистал с такой скоростью, что слился в некий шар вокруг тела.
         Не успела замершая толпа перевести дыхание, как этот вихрь  из  металла
    надвинулся на тренера. Лязг  железа  превратился  в  сплошной  звон.  Тренер
    пытался отражать такую неожиданную атаку, но с ним  словно  бы  дрались  три
    противника: он пропускал удары и справа и слева.
         Звон неожиданно оборвался, сабля в руке тренера  ткнулась  в  татами  и
    удар ногой сверху переломил ее. Кокорь отпрыгнул, а тренер стоял потрясенный
    с опущенными руками. Правая сжимала небольшой огрызок бывшей  сабли,  кимоно
    на плечах и груди где порезано, где просто порвано затупленным лезвием  -  в
    тонкую лапшу.
         Зал тоже молчал. Все застыли, словно вмороженные в лед.  Тренер  первым
    совладал с потрясением. Сказал хрипло, стаскивая маску, в голосе был стыд  и
    в то же время великое облегчение.
         - Бой окончен. Победил... Ну вы все сами видели... Парень,  мне  нечему
    тебя учить... По крайнем мере - в искусстве фехтования. -  И,  видимо  желая
    оправдаться в глазах учеников, добавил, - Хотя колющих ударов  что-то  я  не
    видел, а так...
         Тут вперед выступил Стас:
         - Но ведь существуют и другие единоборства,  которые  без  оружия...  С
    которыми ваш сегодняшний противник совсем не знаком.
         - В таком случае... У меня есть  деловое  предложение.  Я  беру  его  в
    группу карате и буду обучать его сам и совершенно бесплатно, но за это он  -
    будет учить нас фехтованию на саблях  и  мечах,  плюс  -  общефизическая.  В
    смысле, каким способом вот эти группы мышц накачиваются.
         - Ты как? - спросил Стас, обращаясь к Кокорю.
         Кокорь замялся.
         - Я даже зарплату ему назначу. - опередил тренер.
         - Хотелось бы посмотреть, что это за борьба такая, которой  меня  учить
    хотят... -  наконец  вымолвил  воин.  -  Все  толкуют  -  короте,  короте...
    Насколько она полезна в ратном деле?
         - О, это мы мигом, - и подозвав пальцем двоих из собравшихся,  -  Миша,
    Толя, один раунд показательного боя, две минуты. Начали.
         Пара закрутилась  на  том  же  месте,  где  только  что  тренер  принял
    серьезное поражение от незнакомого ему человека. Все  короткое  время,  пока
    длился показательный бой  и  Кокорь  увлеченно  следил  за  серией  прыжков,
    красивых ударов, падений и отскоков, тренер мучительно думал, почему  он  не
    знает этого спортсмена  с  явно  незаурядными  способностями,  хотя  отлично
    помнил почти всех фехтовальщиков, и лично знаком с чемпионами  и  мастерами,
    которые без сомнения проиграют поединок этому низкорослому крепышу.
    
        * * *
    
         За май месяц как-то все само  собой  утряслось.  Стас  и  Кокорь  сняли
    комнату недалеко от спортивного клуба. Древний воин стал ежедневно пропадать
    на "работе", днем он тренировал спортсменов-фехтовальщиков, по  вечерам  сам
    проходил курс обучения боевым искусствам,  вместе  с  бойцами-спецназовцами,
    якобы, местного ОМОНА. Те несколько раз пытались выяснить - кто он  такой  и
    откуда взялся, но Кокорь,  помятуя  слова  Стаса,  что  молчание  -  золото,
    старался отмалчиваться. А когда  уж  совсем  доставали  "милиционеры",  ведь
    помимо боевой  подготовки,  их  специально  обучали  способам  "разговорить"
    любого клиента, Кокорь вполне убедительно врал,  что  приехал  в  Москву  из
    одной забытой Богом сибирской деревушки - Белой Вожи, что  стоит  на  берегу
    речки с одноименным названием. Прожил там всю свою жизнь и потому  о  Москве
    почти ничего не знает. А фехтованию его научил один  старик  японец,  что  в
    незапамятные года как-то прибился в эту деревню, да так тут и остался.
         Стас искал выходы на нумизматов, но еще  чаще  пропадал  в  центральной
    городской библиотеке, пытаясь ответить самому себе на вопрос -  возможно  ли
    такое развитие знакомого ему Советского Союза, или все же  данный  катаклизм
    вызван их собственным влиянием на здешнюю историю. Попутно, если  попадались
    интересные книги, изучал проблемы полтергейста. Евгений тоже  несколько  раз
    выбирался в Москву. Только он записался в Государственную научно-техническую
    библиотеку и в эти  дни  просиживал  там  с  момента  приезда  и  вплоть  до
    закрытия, выискивая книги по  производству  порохов  и  взрывчатых  веществ.
    Что-то  выписывал  оттуда   в   специальную   толстую   тетрадь.   Станислав
    порекомендовал заодно брать до кучи  какие-нибудь  нейтральные  учебники  по
    химии-физике,  металлургии,  геологии  и  сельскому  хозяйству,  ибо   очень
    опасался,  что  подборка  специфической  литературы  по   взрывчатке   может
    заинтересовать местные службы безопасности, а так - за  студента  сойдет.  С
    другой стороны, информация по изготовлению сталей или выращиванию пшеницы  в
    древних веках тоже будет совсем не бесполезна.
         Вскоре Евгений распаковал вьючники с  лабораторной  посудой  и  всерьез
    принялся за опыты по материалам тетради в своей комнате.  Но  Стас  заставил
    его  перейти  в  стоящий  отдельно  сарай,  ибо  очень  опасался  повторения
    ситуации, как с аптекарем  из  фильма  про  Неуловимых  мстителей.  А  через
    некоторое время поинтересовался:
         - Ну как, узнал из чего состоит гремучая ртуть?
         Женя усмехнулся:
         - Тебе какую? Белую или серую? Для серой нужно обычный спирт  перегнать
    над прокаленной известью и смешать с раствором ртути в азотной кислоте - так
    называемый метод Штальшмидта. А для белой - тоже самое, только вместо спирта
    использовать уксусный альдегид - метод Теодоровича. Вот так вот.  Еще  можно
    проделать тоже самое с ацетоном или смеси ацетона со  спиртом  -  по  методу
    Лангханса, правда, в этом случае будет не совсем гремучая, а  лимонно-желтая
    азотнокислая ртуть.
        - А какая лучше? - спросил Стас.
        - Смотря - для чего. Впрочем, для наших целей  -  последняя  хуже  всех.
    Можешь сам убедиться. Если опустишь руку в бочку, что  стоит  на  улице  для
    дождевой воды с крыши, то нащупаешь три мешочка - в одном  белая,  в  другом
    серая, в третьем - желтая.
         - Ого! - ответил Стас. - А что ж ты ее в воде хранишь? Она же отсыреет.
         - Не отсыреет, - засмеялся Женька. - Книжки умные читать надо!  Она  же
    совсем не растворима, перед употреблением высушить и все. Более того, именно
    так гремучую ртуть хранили до 1 мировой войны на складах всех воюющих стран.
    Единственное условие - вода должна быть с минимальным содержанием солей.  То
    есть, в морской - она теряет свои свойства. А дождевая - в самый раз. Только
    гремучая ртуть давно уже вышла из моды. Азид свинца получить намного проще и
    дешевле - электролизом раствора азида натрия  со  свинцовым  анодом.  Свинец
    гораздо безопаснее ртути, которая нередко взрывалась при  запрессовке  ее  в
    капсюли. Уже после 1 мировой этим азидом стали перевооружать все армии мира.
         - Понял. - Стас даже слегка обалдел от открывающихся возможностей. - Ну
    и что дальше?
         - А дальше ты мне достань вот эти компоненты.
        Женя порылся в столе и извлек вырванный из  тетради  листок,  исписанный
    всевозможными реактивами. Стас взял и быстро пробежал глазами:
        - Ну... Медь, свинец, метиловый и этиловый спирты - достанем. Последние,
    кстати, продаются в виде незамерзайки для автомашин - Стас поднял  глаза  на
    Евгения. - Селитру, пожалуй, тоже - она продается в магазинах для садоводов,
    как удобрение - в упаковках по  20  кил.  Бывает  калийная,  но  в  смеси  с
    суперфосфатом, а бывает чистая. Правда, аммонийная. Тебе какая лучше?
        - Знаешь что... - Женя задумался. - Купи  и  ту,  и  другую.  Аммонийная
    быстро переделывается в калийную,  а  смесь  легко  разделить  на  отдельные
    части. Да и сам фосфор может пригодиться.
        - Принято. Дальше... М-мм... Каменный уголь и  канистру  нефти...  Уголь
    без проблем, а нефть нужно поискать. Серную кислоту легко - в автомагазинах,
    для аккумуляторов... Вот с азотной - даже не знаю, где ее  искать.  А  зачем
    все это? Ну, селитра - понятно, а остальное?
         - Элементарно. Уголь и нефть - исходное сырье  для  получения  толуола.
    Можно из того, можно из другого,  возгонкой.  Из  нефти  проще,  но  это  не
    принципиально. Ну а из толуола, как  сам  понимаешь,  изготавливаются  шесть
    изомеров тринитротолуола, один из них  -  симметричный  или  так  называемый
    а-изомер - в просторечье обзывается просто  тол.  Да-да,  те  самые  толовые
    шашки.
         - Блин... Эту бы информацию нам тогда... В Белой Воже...
         - Увы, там не было научно-технических библиотек...
    
         Валентин, от нечего делать, терся в лаборатории Евгения.  Но  поскольку
    все эти опыты  были  ему  непонятны,  да  и  Женя  в  ответственные  моменты
    прогонял, пугая возможным взрывом, большую часть  времени  просто  скучал  в
    деревне, терпеливо ожидая возможности покинуть  эту,  с  его  точки  зрения,
    довольно скучную реальность капиталистической России. Лишь на выходные  Стас
    с Кокорем  приезжали  к  ним  и  вся  компания  начинала  строить  планы  на
    возвращение в древнюю Русь.
    
         Пока суть да дело, основную порцию золотого  запаса  до  лучших  времен
    положили в спецхран банка, где трудился здешний Стас.  Полтергейст  на  даче
    выродился в довольно безобидные  штучки,  к  которым  все  уже  привыкли,  а
    временами прекращался вовсе.
    
    
         8.
    
    
         В середине лета вся компания вновь собралась на кухне у местного Стаса,
    который заранее предусмотрительно отправил свою  семью  куда-то  отдыхать  к
    родственникам.
         - Ну с  золотишком  разобрались?  -  спросил  старший  Стас,  перебирая
    какие-то бумаги в кожаной папке.
         - Не совсем. Беда с монетами. - ответил младший. - Ах! Зараза,  все  же
    клюнул. Больно!
         Он в этот момент дразнил попугая в клетке -  просовывал  внутрь  палец.
    Попугай, защищая свою территорию, сначала пугал, но  потом  ему  надоело,  и
    сильно клюнул, прищемив кожу  на  пальце  своим  кривым  клювом,  и  тут  же
    отдернул голову. Впрочем, обошлось без крови. И  Стас,  энергично  встряхнув
    кистью руки, сразу потерял интерес к этому  увлекательному  занятию.  Ребята
    засмеялись, а старший Стас как будто и не заметил ничего смешного:
         - Что так? Вроде верный человек, не обманет.
         - Вот в том то и дело. - покачал головой приезжий Стас, присаживаясь за
    стол. - Понимаешь, он  римскую  монету  взял  на  пробу,  отдал  куда-то  на
    экспертизу, а там признали - фальшивая.  Точнее,  не  фальшивая,  а  как  бы
    сказать... Поддельная. Ну, новодел. Ведь ей должно  быть  более  двух  тысяч
    лет, а эксперты говорят - не более пятисот-шестисот. Это я все  понимаю.  Мы
    то ее в 5 веке взяли. Как раз те самые пятьсот,  как  монету  отчеканили,  и
    сразу сюда. Но экспертам то этого не объяснить. А все остальное -  претензий
    нет: и штампы оригинальные, и к содержанию золота. И тем не  менее.  Причем,
    этот "фальшак" он взял,  ведь  штамп  то  оригинальный  -  экспертиза  точно
    подтвердила, но отпечатана по его мнению - в 15-16 веке. То есть, все  равно
    редкость. Остальное я  не  показывал  и  теперь  не  покажу.  Одна  "чудная"
    монета - куда ни шло, а если несколько? Ведь вопросы пойдут - кто мог  в  15
    веке подделку римских монет наладить и с какой целью? Опять же -  откуда  мы
    их взяли. Короче, нужен такой нумизмат, который к экспертам не полезет.
         - Да, забавно... А может, ну их, нумизматов то? Сдай в наш банк на вес?
         - Жалко. - возразил Евгений за Стаса. - Мы уж думали. Нужно  огнестрелы
    прикупить: винтовки, повезет - автоматы, а оно дорогое, не хватит нам  тогда
    денег. Если на вес то. Не, пусть Стас еще походит, поторгуется с жучками. Уж
    в самом крайнем случае - можно будет твоему нумизмату отдать, все равно  это
    больше будет, чем в банк.
         - Жаль, ну да ладно, думаю - разберетесь. С винтарями  можно  подумать.
    Может даже там, в деревне дешевле будет. Ведь бои с  немцами  на  Смоленщине
    были и черных археологов по лесам каждое лето незнамо сколько бродит  -  сам
    встречал. Конечно, не Псковские леса, но все же.  Сходите  в  лес,  отловите
    кого-нить из археологов, поговорите. Делов то? Сейчас  у  них  самый  разгар
    сезона.
         Младший Стас тут же посмотрел на Валентина:
         - Валь, как раз для тебя работа, а? А то заскучал ты  что-то  последнее
    время. Лукошко в руки и в лес. Найдешь грибов - хорошо, найдешь  этих  самых
    археологов - еще лучше. Тем более, нам начинка мин и гранат не нужна, только
    сами оболочки. Женя найдет, чем их наполнить.  Помню,  рубчатых  рубашек  от
    гранат по полям много валялось. Само собой, стволы. Пусть  ржавые.  Лишь  бы
    сталь была нужная.
         - Подумаем. - ответил Валентин.
         Хозяин дома, услышав про начинку, с интересом посмотрел на Евгения:
        - Вы там дачу то не подорвете?  Да,  вот  еще.  С  тренером  я  на  днях
    говорил. Слышишь, Сергей Петрович? - старший  Стас  обратился  к  Кокорю.  -
    Раскусил он тебя. Говорит, не мог японец фехтованию обучать.  Совсем  другая
    школа. А уж твои бои с шестом - и подавно.
         - А что с шестом? - Кокорь удивился, - Известное дело, как с рогатиной,
    тут то даже проще, чем с мечом.
         Кокорь даже  встал  из-за  стола,  чуть  не  опрокинув  свой  бокал,  и
    попытался показать разницу движений при ударах мечем и рогатиной. Но на него
    все тут же  замахали  руками,  садись,  мол,  и  так  кухня  маленькая,  еще
    разобьешь что-нибудь. А Старший Стас продолжал:
         - Вот-вот. Второй момент - ты когда щитки одеваешь - меняешь весь стиль
    боя, что вообще чудно, хоть для нашей, хоть  для  японской  или  французской
    фехтовальных школ.
        - А как же по другому? Одно дело в рубахе без щита  -  все  удары  нужно
    успеть на меч принять, другое - в доспехах. - Кокорь опять попытался жестами
    показать, как все это происходит. - Зачем силу тратить, если  удар  в  бронь
    идет и та, знаю, выдержит? Лучше я за то время сам ударю.
         - Понятно, но не принято в спорте удар щитком отражать. Это все  равно,
    что проигрыш.
         - Да,  мне  тренер  тоже  самое  говорил.  Но  не  могу  я  через  себя
    переступить.
        - Вот-вот.  Именно  поэтому  он  тебя  сейчас  вовсе  без  щитков   стал
    выпускать. А так нельзя, неприятности могут  быть.  Я  конечно,  наврал  ему
    что-то про Сибирь и древние знания из поколения в поколение.  Опять  же  про
    отрыв от цивилизации. Не знаю - поверил ли. Но в целом  он  доволен  -  куча
    совершенно новых приемов. А уж твои идеи про  мешки  с  песком,  утяжеленные
    сабли и груз к ногам привязывать - и вовсе понравились.
         - А как же по другому? - опять удивился Кокорь. - Меня тоже  заставляли
    бегать с мешком на спине. И даже просто - держишь мешок между ног и  еще  на
    мечах сражаешься. Зато он меня учит  на  руках,  вовсе  без  оружия  -  лихо
    биться! Я и не знал. Вот за это спасибо.
         - Не за что. А вот еще от меня.  Подарок,  так  сказать.  -  Станислав,
    протянул Стасу бумаги. - Что это?
         - Документы на ваш  грузовик.  Специально  съездил  в  институт,  нашел
    кое-кого из старых знакомых, ну и выкупил давно  списанный  остов.  Конечно,
    сами железки мне не нужны, но документы на ваш, точнее на наш  ЗИЛ-157,  тот
    самый, в целости и сохранности до сих пор хранились в бухгалтерии, в архиве.
    Сами понимаете, что номера  всех  агрегатов  полностью  совпадают,  так  что
    теперь  вам  незачем  рисовать  подложные  путевки,  кстати,  на  давно  уже
    отмененных типах бланков. Так что, с тебя причитается.
         - Это значит, мы теперь нашему грузовичку  сможем  сделать  капитальный
    ремонт вполне официальным путем, а не прячась в чужих гаражах? -  возликовал
    Валентин.
         - Вполне, - согласился Стас-абориген. - Можно вообще  поменять  движок,
    поставив что-нибудь более мощное, импортное и менее прожорливое. Хотя  я  бы
    на вашем месте совсем поменял транспорт.  Какой-нибудь  большегрузный  джип,
    типа Сабурбана, с размерами  микроавтобуса,  вполне  подошел  бы  для  ваших
    целей.
         - Ну уж нет, мы с этой машиной как-то сроднились.  -  возразил  младший
    Стас. - Вот движок поставить - это дело.
         - И будку в кузов, Стас. А? Будку - жилая  комната,  помнишь  в  гараже
    перед отъездом мы такие видели, на базе Уралов?  -  добавил  Валентин.  -  С
    газовой плитой, умывальником, туалетом.  Двухъярусный  диван,  стол,  кресла
    вертящиеся. А то как эти... Будем на открытой улице ночевать.
         - И защиту бы какую-нибудь сверху на будку. - добавил Евгений.  -  Нет,
    не бронелисты, конечно, но хотя бы миллиметровым  железом  обшить,  чтоб  от
    стрел защищала. Окна из толстого плекса, бойницы по бокам,  лючки  сверху  и
    снизу... - Как у танка? Ага, и пулеметик  туда  на  вертящейся  турели?..  А
    шмотки куда? Горючку? Прицеп брать с собой? Ладно, не фантазируй,  придумаем
    что-нибудь.
         - Кстати, сервис могу порекомендовать - и кузовные работы, и  движок  -
    именно для грузовиков. Правда, они больше современными  Газелями  и  Бычками
    занимаются, но, думаю и вашему пенсионеру не  откажут.  Здесь,  недалеко,  -
    подвел итог старший Стас. - Оставим автодела, здесь  все  ясно.  Я  вот  что
    спросить хотел, вы уже определись - куда рванете?
         - Что значит куда? - удивился Стас-гость. - Я с Кокорем - к себе, ему ж
    завтра на работу, а ребята обратно на дачу...
         Хозяин покачал головой, давая понять, что он не сиюминутные  дела  имел
    ввиду. Заинтригованные геологи, кроме Кокоря, с  недоумением  посмотрели  на
    хозяина. А тот, не торопясь разлил пиво по бокалам, жестом предложил  гостям
    выпить, и, зажевав свою порцию красной рыбкой, продолжил:
         - Эх,  ребята,  ребята...  Посидел  я  тут  без  вас,   поразмышлял   о
    перспективах... Я бы, на вашем месте рванул бы не к гуннам  -  чего  вы  там
    забыли? А в 19 век. Его еще называют "Серебряным".  А  с  собой  взять  кучу
    современной нетленки.  Эх!  Жизнь  то  какая?  Сиди,  книжки  переписывай  в
    соответствии с тогдашними реалиями... На гонорары можно прикупить себе  пару
    деревенек с крепостными, да чтоб девок побольше было, усадебку  построить  с
    колоннами и флигельком, глухонемого дворника завести, ну и прочую дворню...
         Старший Стас закатил глаза.
         - И электричество не нужно, джакузи  можно  и  ручным  насосом  качать,
    мостик через пруд, беседку  для  чая...  и  живи  себе.  Книжки  переписывай
    каллиграфическим почерком - никто не  мешает,  ничто  не  отвлекает.  А  там
    глядишь - и свое что-нить родится. И никакой Интернет не нужен. Ну  а  уж  в
    начале 20 века, если доживете, с детьми, внуками и правнуками - в Америку  с
    капиталом. Там, конечно, похуже будет,  но  все  равно  -  не  чета  здешней
    нынешней жизни. Весьма и весьма неплохая жизнь, ведь до войн и  революций  -
    далеко.
         - Это да... - возразил Евгений, - Но царей и тогда бомбили.
         - Отсюда вывод: не лезь в цари. - отрезал Стас.
         - Это 19-й то век без войн и  революций?  Ну-ну...  -  Вставил  молодой
    Стас. - Франция, Англия, турки... А Наполеон в каком  веке  был?  -  Ну  ты,
    прям,  бестолковый  какой-то...  -  хозяин  квартиры  уставился   в   своего
    двойника - Зачем же лезть в "горячие" точки? Я про Россию говорю - что там в
    19 веке, окромя Кавказа? Тишь да гладь. Все сражения - между Иван Ивановичем
    с Иваном Никифоровичем. Наполеон и декабристы  в  самом  начале.  Вот  после
    20-тых годов и нужно встраиваться. Чтоб до отмены крепостного права успеть.
         - Да-да, читал. У тебя на даче куча  книжек  и  старых  журналов,  пока
    телевизора не было, мы все ими пробавлялись, впрочем, и сейчас  читаем.  Так
    вот, в "Знание - Сила", кажется начала 80-х, аналогичный  рассказ  был.  Про
    поэта  песенника,  попавшего  в  начало  века   и   после   долгих   лишений
    сообразившего, что он знает массу еще  не  написанных  стихов.  Сразу  после
    этого его транклюнтировали обратно. - с усмешкой добавил Евгений.
         - Кто может "транклютировать"? Судя по рассказам,  вы  там,  в  5  веке
    творили все что угодно. И что? А тут, подумайте безбедная судьба  знаменитых
    литераторов. Классиками станете! - Стас поднял палец. - В школах вас изучать
    будут! Кто что пишет, надеюсь, договоритесь между собой?  Не  нужно  никаких
    автоматов, пушек, танков. А как  саму  историю  можно  подправить?  Положим,
    кинуть в массы лозунг о молочных реках  с  кисельными  берегами  в  Америке.
    Плацдарм был - Аляска. Ведь туда кто б рванул? А те самые  "перекати  поле",
    маргиналы, люди с повышенной активность и неустойчивой психикой, то есть все
    те, кто позднее затеял бодягу с революциями. И что мы имели бы  к  20  веку?
    Русскоговорящую страну в Америке, соседствующую с Канадой и Штатами, и тихую
    патриархальную Россию в Евразии - как современные Англию и  Францию.  Почему
    тихую? Да потому что все бунтарские силы - туда б отвалили.
         - Они б отделились от  нас.  -  с  сомнением  покачал  головой  молодой
    Станислав. - Да и шут с ними, пусть отделяются, главное - в России тишина.
         - Не, не  получится,  -  проговорил  Женька,  отрешенно  уставившись  в
    окно. - Сибирь велика, а туда  никто  своей  охотой  не  ехал.  Или  донское
    казачество, "С Дона выдачи нет" - приходилось читать такую  фразу?  Так  что
    даже крепостному было куда убежать, но не бежали. А тут Америка! За океаном.
         - Ну ты сравнил тоже, климат у Сибири какой? И у  той  же  филадельщины
    или калифорнивщины? То есть,  отказываетесь  литературно  повлиять  на  нашу
    историю или хотя бы скомпрометировать идею революций?
         - А не получится. Ибо книги действовали только на интеллигенцию, но  не
    читающая   крестьянская   масса   все   равно   оставалась   бы   такой   же
    взрывоопасной... Да и было уже. Сам  посуди,  предсказаниям  Достоевского  в
    романе Бесы не поверили, всепрощенчество Толстого  -  отвергли,  от  идеалов
    Тургенева - отвернулись, зато уцепились за серенькие вещицы  "пролетарского"
    писателя Горького, хотя там идей то всего одна: "Даешь свободу,  даже  ценой
    собственной жизни"... А что персонажи понимают под этим словом, и на что  им
    эта свобода - нигде не объясняется.
         - Хорошо,  не  хотите  стать  литераторами,  есть  еще  вариант.  Опять
    затарится  под  завязку  книжками,  но  не  художественными,  а  научными  и
    справочной литературой, карты месторождений и... Двигать  прогресс.  Собрать
    научную тусовку, всяких  там  Поповых,  Менделеевых,  Жуковских,  Нобелей...
    Промышленникам и купцам с головой - объяснить перспективы. И  тот  же  самый
    вариант с парой деревенек с крепостными девками и усадьбой с колоннами - для
    личной жизни.
         - Станислав, все это замечательно, но тут одна  проблема.  Мы  пока  не
    научились точно выбирать временной интервал. Тут в 5 век попали случайно,  а
    почему ты думаешь, что мы сможем изменить канал и попасть  в  другое  время?
    Может быть та дыра только между этими двумя мирами настроена?
         - А... Даже так? Но вы же оттуда попали сюда, а не в свое время.
         - Вот,  с  этим  и  нужно  будет  разобраться.  А  научные  книжки  мы,
    разумеется, возьмем. Они в любом веке пригодятся.
         - Ладно! Умолкаю... Блин, такую мечту разрушили! А?
    
    
         9.
    
         Автосервис, рекомендованный местным Станиславом, нашли довольно быстро.
    Стас спросил у первого  попавшегося  механика  -  где  можно  найти  мастера
    Алексея, но тот ответил, что Лешина смена сегодня не работает,  естественно,
    имеющаяся - ничем не хуже, даже наоборот, и проводил в конторку мастера.
         - Какие проблемы? - старший смены оторвался от своих бумаг  и  взглянул
    на посетителя.
         - Да нам для начала профилактику, масло  и  фильтры  поменять,  ходовую
    прошприцевать, колодки посмотреть, ну и прочее все, что при тех.обслуживании
    делается.
         - Газель?
         - Нет, постарше машина. ЗИЛ-157.
         - Ого! Ну ТО-2 мы сделаем, хотя колодки - нужно  посмотреть,  от  какой
    машины ставить - я подобных старичков еще ни разу не обслуживал.
         И по громкой связи:
         - Синельников, подойди к мастеру.
         - Понимаете, - продолжил Стас. - Мы еще хотели бы движок поменять.
         - На какой?
         - Ну, что-нибудь посовременнее. Может быть дизель,  или  даже  оставить
    бензиновый, но лошадок на 200. Ну это не сейчас, конечно,  а  попозже.  Вот,
    думали с вами посоветоваться. Может магазин какой подскажите, или еще  какие
    варианты. Опять же крепеж и все такое. У вас тут сварочные работы выполняют?
         - У нас все делают. Вот как раз механик подошел... Вася, там Газель  со
    второй ямы уехала? Отлично, принимай машину - на ее  место.  ТО-2  со  всеми
    остановками. - и уже обращаясь к Стасу. - Моторы есть, правда, на  авторынке
    на кольцевой -  адрес  дам.  Я  бы  посоветовал  импортный  дизель,  они  не
    ломаются, правда, есть одно "но" - чувствительны к качеству солярки.
         - У... Это плохо, откуда в нашей деревне хорошая солярка?
         - Ну тогда наш. Пойдем, на машину глянем, на предмет размеров движка.
         Подойдя к яме, на которую Валентин уже загнал  Захара,  мастер  поцокал
    языком, заглянул вниз, где  механик  шприцевал  крестовину,  поднял  боковую
    крышку капота.
         - Да, старичок, но как великолепно сохранился? Я бы ему года  3-4  дал,
    не больше...
         - Вы недалеки от истины. Эта машина 25 лет простояла в теплом гараже.
         - А зачем же тогда менять движок?
         - Так в нем всего 100 лошадей, а мы на сафари едем.  В  Африку.  Полное
    бездорожье, отсутствие правильного бензина, масла и автосервисов.
         - Да... - мастер похлопал  по  крылу.  -  Ходовая  великолепна.  А  вот
    движок, даже новый, нужно будет подготовить,  протянуть  все,  может  что-то
    заменить. Но и стоить это будет, сами понимаете...
         - Ну деньги нам спонсоры выделили, так что все в порядке. Возможно и по
    телевизору покажут.
         - Отлично, отлично... Вась, ты  уже  закончил?  -  крикнул  мастер  под
    машину.
         - Почти, осталось только масло залить. - раздалось снизу.
         - Ну все, пошли рассчитаемся и вперед. - мастер  увлек  Стаса  к  своей
    конторке. - А как моторчик подберете -  любой  можете  брать,  любой  -  там
    столько места, что и танковый встанет, милости  просим  к  нам.  Завтра  еще
    работаем, потом у нас два выходных, а тут будет другая смена. Но  к  ним  не
    советую, в нашей моторист опытный, а у них месяц как уволился. Может и взяли
    кого, не знаю, но наш проверенный, так что либо завтра, либо  через  3  дня.
    Заезжайте.
    
    
                                       * * *
    
         Друзья решили не откладывать, зачем мотаться на дачу  и  обратно,  если
    можно все сделать за пару  дней?  И  поехали  по  указанному  адресу.  Рынок
    автозапчастей просто потряс Валентина.
         - Тут можно заблудиться. - приговаривал он, бродя между палаток. - "Все
    для хонды", "Мерседесы", "Мицубиси и Тайоты", "Опель",  опять  "Мерседес"...
    О! "АвтоВАЗ", хоть  что-то  знакомое,  а  где  же  ЗИЛ?  Стас,  я  предлагаю
    поставить импортный движок,  помощнее  и  не  мучиться.  -  Не,  ни  в  коем
    случае. - возражал Евгений. - Наоборот, только отечественный и  чтоб  на  72
    бензине ездил, да  еще  ему  прокладку  какую-нибудь  вставить  под  головку
    блока - мы тогда даже на самогонке ездить сможем.
         - Чего-то я устал бродить по рынку. - высказался Стас. - Давай покурим,
    я тем временем расскажу одну  байку  по  поводу  нашего  и  импортного.  Мне
    знакомый крестьянин рассказывал, я его знаю, потому  верю.  Довелось  ему  в
    годы Хрущевской оттепели в составе передовых колхозников побывать в Канаде у
    тамошних фермеров - по обмену опытом. И в одном  из  хозяйств  увидели  наши
    передовики советский трактор ДТ-с чем то, номер я сейчас не помню, не в  том
    суть,  но  тот  колхозник  утверждал,  что  данный  тип  был  давно  снят  с
    производства, а дело было, повторюсь,  в  шестидесятые.  Вот  передовикам  и
    стало жутко интересно, как попал сюда этот тракторок и почему он до сих  пор
    выглядит как новенький и при этом совершенно  исправный.  Канадец  объяснил,
    что  трактор  он  приобрел  сразу  после  войны  -  Союз  тогда  начал  было
    расплачиваться за ленд-лиз сельскохозяйственной техникой, но потом это  дело
    заглохло. А тракторок, вот тогда купил и до сих пор не жалеет, ибо  с  одной
    стороны, дешев он был по тем временам, но вынослив - сил нет. Соседи  то  за
    эти 15 лет уже по три американских машины поменяли, а он  все  на  советском
    работает. Наши колхозники сильно удивились, дескать - не может  такого  быть
    хотя бы потому, что запчастей в Канаде нету. А фермер и отвечает, что совсем
    не ломался его ДТ-с чем-то за все время. Лишь раз полетело совсем  ерундовое
    в ходовой, в чем он сам фермер себя и винит - выдергивал тяжесть из  оврага,
    но на местном сервисе тут  же  подобрали  похожую  деталь  и  все  аккуратно
    пристроили - как и было. Начали наши допытывать - что да  как.  А  фермер  -
    правду,  дескать,  говорю,  ничего  особенного  не  делал,  вот  все  что  в
    инструкции написано по профилактике - протянуть по  графику,  прошприцевать,
    масло поменять и т.д., регулярно и строго по инструкции, но сие все  делают,
    даже с американскими тракторами, то есть ничего сверх положенного... Еще  он
    жаловался, что именно то масло, что в инструкции записано -  не  достал,  но
    вроде бы местная замена не сильно хуже, так  что  все  хорошо.  А  тракторок
    чистый, сверкающий, без признаков ржавчины,  возможно  уже  и  перекрашенный
    местными красками не один раз, но не заметно  это  -  то  есть  видок  лучше
    наших, только что с  конвейера  сошедших.  Стали  тогда  колхозники  думать,
    почему же точно такой же трактор в наших климатических условиях максимум три
    сезона может выдержать? И пришли к выводам, коль  скоро  трактора  на  наших
    тракторных заводах являются побочной продукцией (а что  они  на  самом  деле
    выпускают - канадцу решили не говорить), то  с  одной  стороны,  железо  там
    правильное, военной приемкой утвержденное  и  потому  ресурс  у  него  много
    больше американских гражданских машин. С другой - всю  жизнь  в  него  масла
    правильные заливались, да и  диз.топливо  тоже  не  чета  нашему.  И  третий
    момент, профилактика, о которой так много написано в  инструкции,  тоже  кое
    что значит, но кто ж ее родимую в наших колхозах соблюдать то  будет?  Какая
    из машин хоть раз жила по правильному регламенту работ? Ездит - и ладно,  до
    первой поломки. А потом - на запчасти, чтоб  из  трех  хотя  бы  два  ездить
    могли.
         К чему я все это? А к тому, что ЗИЛ и ГАЗ - тоже  относятся  к  заводам
    оборонного комплекса с правильным железом, а ВАЗ, к примеру,  или  там  АЗЛК
    изначально на гражданку ориентированы. Военные даже Ниву  забраковали,  хотя
    эту модель под них и разрабатывали. Потому и ресурс у Волг или сто тридцатых
    ЗИЛов ни в какое сравнение не идет с жигулевским, а  если  еще  и  хозяин  у
    машины правильный, следит за ней, да делает что-то, хотя бы эпизодически, то
    тут вообще советскому движку сносу не будет. Отсюда вывод, ставим на родимую
    современный ЗИЛовский движок. Только  пусть  при  нас  новенький  переберут,
    шатуны, поршня и прочие железки взвесят и  отбалансируют  на  единый  вес  и
    поворотный момент, и проверят как следует, расходных всяких  впрок  набрать,
    да маслица американского в запас,  вот  тогда  и  не  будем  знать  забот  с
    техникой.
         - На ловца, как говориться... Вот он АМО-ЗИЛовский павильон.
         - Отлично... Идем...
    
        - Ну, и что тут у нас есть?
         - Железок полно, Стас, а движков всего четыре вида - пара карбюраторных
    и пара дизелей. - Валентин почесал затылок. - Дизель нужно брать.  Вот  этот
    "ММ3 Д-245.30".
        - Почему этот, а не, скажем - вон тот, бензиновый? - спросил Стас.
        - Почему-почему... У бензинового 8 горшков и "V" образный движок.  Чтобы
    там не говорил мастер, а не влезет. Он же ширше, чем  длиннее,  а  у  захара
    морда  узкая  -  боковины  не  закроются.  Дизель  -  4  горшка   и   рядное
    расположение - точно как у нас, но при том, сам читай, мощность 160  лошадок
    против 175 бензиновых, зато расход в  полтора  раза  меньше.  Стоит  овчинка
    выделки?
        К покупателям подскочил продавец:
        - Чем интересуетесь?
         - Да вот, двигатели смотрим.
         - Присмотрели что-нибудь?
         - Присмотрели. Вот этот дизель. На 157 ЗИЛ встанет?
         У продавца даже глаза на лоб полезли, но он быстро совладал с собой.
         - Это который трехосный вездеход?
         - Он самый.
         - Конечно встанет, там даже крепеж почти  не  нужно  переделывать.  Это
    отличный двигатель, неразборчив к соляре и может работать даже  на  рапсовом
    масле. А то вот не желаете следующую модель  260?  Шесть  цилиндров,  на  25
    лошадок больше?
         - Шесть? Не, может не встать, а 25 лошадей погоды не сделают. И  расход
    больше будет. Вот этот - 245 выписывайте.
         - Отлично, доставку будем оформлять?
         - Спасибо, не надо. Мы прямо на той машине, куда ставить, и приехали.
         - Одну минуточку, - продавец вынул из кармана пластиковую  карточку,  -
    Вот пропуск на въезд. Касса там, а пока документы будут оформляться -  можно
    заезжать.
         - Стас, это полный атас! Представляешь, в этом  мире  купить  движок  -
    занимает ровно 5 минут, похоже и само авто не намного дольше...
         - Ага, ага, и еще три часа плутания  по  рынку.  Беги  за  машиной,  да
    смотри не заблудись.
        - Стой! - вмешался Евгений. - Чего он там про  рапсовое  масло  говорил?
    Ладно, это потом, помнишь, когда сюда ехали справа - строительный рынок был?
         - Ну и чего?
         - Домой поедем, заскочим - железо для кузова купим. Стас, нужно,  нужно
    будку делать. Не на сервисе, так самим.
        - Согласен. Ну все, Валя, беги.
        - Стас, и еще... Может  нам  купить  какой-нибудь  запорожец?  Тут  есть
    такие, подержанные - сто евров. А то на грузовике в центр нельзя, а в  метро
    милиции много.
        - Хм. А потом его куда?
        - Да никуда, оставим на даче. Жалко, что ли?
         - Боюсь, такими темпами нам никаких золотовалютных средств не хватит.
    
                                       * * *
    
         Пока механики переставляли двигатель, Стас, Женя и Валентин общались со
    старшим смены:
         - Скажите, на что обратить внимание при покупке подержанного Запорожца?
         - Хм... В первую очередь на другие машины. - рассмеялся мастер.
         - Но нам нужен легковой авто всего на одно лето, а Запорожец "на  ходу"
    можно купить всего за 100 евров.
         - Боюсь, что без капитальных вложений он не проездит и двух недель. Вот
    сами судите, даже если у него цела подвеска и  в  кузове  дырок  не  слишком
    много, что можно увидеть сразу, то невидимых  дефектов  существенно  больше.
    Лопаются торсионы, изнашиваются шаровые, аммо вытекают - стандартные болезни
    всех старых запорожцев. Если вовремя не  сменить  бронзовые  вкладыши  и  не
    прошприцевать,  опорный  шар  быстро  приобретает   яйцеобразную   форму   и
    вываливается из разношенного поворотного кулака  при  подаче  задним  ходом,
    аналогично ведут себя пальцы в системе рулевого -  там  стоят  пластмассовые
    вкладыши, причем  близкое  соседство  с  брызгающим  грязью  колесом  сильно
    затрудняет обслуживание,  а  попадающий  внутрь  песочек  -  работает  много
    эффективнее наждака.  Визуальный  признак,  что  скоро  отвалится  колесо  -
    характерный развал - "врастопырку". Но в этом случае нужно менять  уже  весь
    агрегат в целом. А в рулевом - чрезмерный  люфт.  Тоже  -  все  менять,  ибо
    лечить смазкой уже поздно. Если сломается ведомая вилка карданной полуоси  -
    будет плохо, нельзя ехать даже на  буксире.  Конечно,  сама  вилка  -  очень
    слабое место, но не только она, еще летит крестовина.  Их  две  штуки  -  по
    одной на каждой полуоси, кстати, волговские подходят - от 24-ки. Вовремя  не
    прошприцевали и привет крестовине. А кто зимой под запорожец  лазает?  Из-за
    поломки крестовины отваливается заднее колесо,  и,  как  правило,  на  ходу.
    Причем определить снаружи это невозможно. Разве что  залезть  под  машину  и
    подергать  рукой,  что  при  покупке  вряд  ли  будет  проделано.   Еще   не
    передумали? - мастер с усмешкой посмотрел  на  приятелей.  -  Тогда  поехали
    дальше. Для ремонта сцепления нужно снимать весь  двигатель,  потому  хозяин
    старого  запорожца  всегда  переносит  этот   ремонт   на   "потом",   когда
    "регулировать" ход педали уже некуда, а машина все равно не  едет,  но  если
    машину пока только "ведет" на подъемах - почему бы не  оставить  это  новому
    хозяину в подарок? На старом запорожце  могут  быть  еще  такие  "подводные"
    камни: либо хозяин не делал капремонт двигла, значит  это  предстоит  новому
    хозяину, либо делал "дома на коленке", в последнем случае существует большой
    риск, что бывший хозяин пожмотничал с полной заменой горшков  и  подобрал  к
    имеющимся поршни из разных групп. Между прочим, существует 4  нормальных  A,
    B, C и D, и 2 ремонтных - у каждой группы диаметр  чуть  больше  предыдущих.
    Чревато дисбалансировкой всего двигателя  в  целом,  к  которому  V-образный
    движок  очень  чувствителен.  И  в  этом  случае  -  начнет   самостоятельно
    отвинчиваться либо маховик (чтоб подтянуть - каждый раз нужно будет  снимать
    двигатель), либо центрифуга. В последнем случае при небольшой слабине шпонка
    будет постоянно разбивать  чугунную  центрифугу  и  масло  забрызгивает  все
    подкапотное   пространство.   Заводской   допуск   "разновесия"    комплекта
    "шатун-поршень-вклыдыши-кольца" в сборе  -  15  грамм,  да  кто  ж  их  дома
    вывешивать будет? Да и в сервисе тоже? Но в сервисе хоть детали одной группы
    используют.  Определить  дисбаланс   можно   по   характерному   чрезмерному
    култыханию двигателя на холостых оборотах. Кроме того, в  наследство  новому
    хозяину могут  оставить  прогнивший  пол,  прикрытый  ковриками,  заклеенные
    "ремкомплектом" дырки в выхлопной и глушаке, сорванная резьба  в  отверстиях
    кузова и агрегатов и много всего прочего. В любом случае - после покупки 100
    еврового запорожца в него нужно будет много денег вложить. А иначе он  и  не
    стоил бы столько.
         - Понял, Женя? - добавил Стас.
         - Ничего не понял, кроме того, что Запор покупать не стоит...
        - Ну вот, а ты говоришь, что не понял - рассмеялся мастер.
         - А кто ж тогда покупает?
         - Э, брат, это берут рисковые и  богатые  ребята,  такой  запорожец  им
    нужен всего на один день. Про гонки на выживание слышал?  Как  нет?  Да  ну,
    наверняка слышал, каждый год соревнования устраивают.  Так  вот  -  на  один
    день, но и то, в машину, чтоб она смогла  проехать  всю  трассу,  вкладывают
    минимум еще три стоимости того "дешевого" запорожца.
         - Значит Жигуль за сто евров? - спросил Евгений.
         Мастер опять рассмеялся:
         - И все-таки, не понял. Ключевое слово - "сто евров". По  жигулям  могу
    перечислить  аналогичный  набор,  к  которому  добавится  гнилой  кузов.   У
    запорожца хоть железо толще. Чтобы что-то ездило за 100 евров - нужно  мопед
    брать. За эту цену - ездить будет. Но если  смотреть  одногодков,  то  лучше
    всех сохраняется Волга. Не нынешняя, а та еще - 24-ка. Потому  она  подороже
    будет. Так что...
         - Понятно. - хмыкнул Женя. - Этот сервис  по  Волгам  специализируется?
    Понятно, понятно...
         А мастер лишь ухмыльнулся и неопределенно пожал плечами.
    
    
                                       * * *
    
         После перестановки движка "захар" заметно прибавил мощность и скорость.
         - Ласточка! - удивлялся Валентин.
         А строительный рынок еще  больше  опустошил  карманы  путешественников.
    Зато была куплена масса полезных вещей, начиная с мотков колючей проволоки и
    заканчивая бензиновой  электростанцией  и  бензоэлектрическим  же  сварочным
    аппаратом.  Не  считая  всякого   полезного   инструмента.   Большая   часть
    пригодилась сразу. Будку на автомобиль строили сами с учетом  длительного  в
    ней проживания с максимальными удобствами, и с защитой на  случай  возможных
    боевых столкновений. Причем, подобные рынки  были  обнаружены  и  поближе  к
    даче, поэтому работа кипела почти все лето.
         На одном из рынков Евгений долго ходил вокруг контейнера, предлагавшего
    комплекты для ручного бурения скважин. Стаса это несколько удивило:
         - Жень, а зачем тебе буркомплект? Воду мы и так везде найдем, а наборов
    для нефтяных скважин тут не продают.
         - То-то и оно... - задумчиво проговорил Евгений.
         Ребята засмеялись:
         - Совсем рехнулся, неужели в самом деле настроился на нефть бурить?
         - Причем тут нефть? - отмахнулся Женя. - Трубы нужны, УБТ.
         - Утяжеленные бурильные? - расшифровал Стас.
         - Они самые. Ну-ка, вспомни из института внутренний диаметр УБТ-89?  А?
    Забыл?
         Стас немного подумал и сказал:
         - Самая  малая  из  бурильных,  если  внешний  диаметр  89  мм,  значит
    внутренний полтора дюйма, то есть 35 или 38 мм. Кажется так, а что?
         - А то. - продолжил Женя - Стенка 25 мм, легированная  вязкая  сталь  с
    проковкой и термообработкой. А УБТ-121, считай  двух  с  половиной  дюймовая
    пушка при толщине стенок 32 мм.
         - Как ты сказал? Пушка?
         - Ну  конечно.  УБТ-165  или...  какие  там  следующие  диаметры?  178,
    кажись, - считай - трехдюймовое орудие! Одна труба - 6 метров,  значит  -  4
    пушки со стволом по полтора метра! И никакой пулемет не  нужен.  По  крайней
    мере,  в  этой  реальности  -  все  законно!  Причем,  заметь,   эти   трубы
    изготавливают как раз на тех самых заводах,  где  и  артиллерийские  стволы!
    Понял?
         - Блин... Откуда ты все это знаешь... - Стас уважительно  посмотрел  на
    инженера.
         - Еще бы, я ж начинал в буровой бригаде. Все эти диаметры - какая труба
    в какую входит, назубок помню. И поставщиков наших. Так что...
         - Ну тут подобных труб не продают. Но где-то они должны быть. Согласен,
    пару-тройку стоит купить до нашего отбытия в мир иной.
         - Да что там, пушка. Я теперь и мины для миномета  могу  сварганить.  А
    сам миномет - голая труба, да основание. Проще простого.
    
    
         10.
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [Лето, дача, знакомство с привидением]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [то же, позже]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [Москва, лето, попытки выйти на торговцев  оружием,  расплата  золотом,
    из-за чего заинтересовались бандюки]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         Стас включил телевизор, на экране появился  очередной  рекламный  ролик
    майонеза  "Кальве":  милая  мамочка  утирала  рот  великовозрастному  повару
    Вовочке. Покачав головой Евгений сморшился и пробормотал:
         - Ну надо же такую ахинею нести? Никогда Кальве покупать не буду - ложь
    от начала до конца...
         - Почему ложь? - Спросил Валентин.
         - Потому что такая сцена в жизни никогда не может произойти  -  пояснил
    Женька. - Здесь нарушены законы мужской и женской психологии.
         - С чего ты взял? - Не унимался шофер. - Очень даже  нормальная  сцена,
    ты же вроде бы не психолог.
         - Элементарно. В этом ролике мамочке отводится роль экспериментатора на
    кухне, а дипломированному повару - наоборот. Но суть  в  том,  что  ни  одна
    женщина не будет проводить опыты с едой, включая неизвестный  майонез,  пока
    не услышит отзывы кого-нибудь еще. Самостоятельность - для них табу,  запрет
    на генетическом уровне, и если таковая найдется, то я ей срочно порекомендую
    обратиться к психиатру, ибо это симптом о серьезном нарушении психики.
         - Ничего не понял, объясни?
         - Хорошо. Сколько по твоему лет человечеству?
         - Ну миллион, а причем здесь?..
         - Вообще-то, побольше, но пусть будет по твоему, а история  цивилизации
    насчитывает всего шесть тысяч лет, значит весь предыдущий период-  девятьсот
    девяносто четыре тысячи лет шло формирование и закрепление  психологии  двух
    основных родов деятельности: мужчины занимались  только  охотой,  а  женщины
    только собирательством. И не было ни  богатых,  ни  бедных,  ни  иждивенцев.
    Предки  всех  людей  прошли  этот  этап.  А  теперь  подумай,  могли  ли   у
    собирательницы кореньев, грибов и ягод проявится экспериментаторские  черты?
    Хранительнице очага? То есть, желание попробовать  новый  корешок,  угостить
    домашних неизвестной ягодкой или грибком? Если и появлялись  такие,  то  они
    потомков не оставляли. Выжили только те, кто пользовался известным рецептом,
    опробованной технологией, полученными от других знаниями. Все! Закон Дарвина
    в чистом виде! Это жесткое русло для формирования  женской  психологии.  Шаг
    вправо, шаг влево - смерть всей семье. Иное дело у мужчин- если ты, охотник,
    будешь всегда применять один и тот же прием для выслеживания и ловли дичи  -
    наверняка помрешь  с  голоду  сам  и  уморишь  свою  семью.  Значит  тот  же
    естественный отбор, но с обратным  знаком  -  тут  выживал  любитель  всяких
    новшеств. Да ты, Валь, молодой еще, а  то  б  сам  обратил  внимание  -  кто
    собирает всякие рецепты, читает кулинарные книги  и  обменивается  опытом  с
    подругами?  А  видел  когда-нибудь  мужика,  заглядывающего   в   кулинарный
    справочник? И тем не менее, профессия "повар"- мужского рода, а  для  женщин
    есть лишь полупрезрительное  "кухарка",  ибо  "повариха"  -  это  еще  более
    обидный термин. Понял теперь? А что мы видим на экране? Все с  точностью  до
    наоборот.
         - Жень, ролик то давно кончился и уже фильм идет, а ты все свою  тираду
    договариваешь. Как же ты все-таки баб ненавидишь.
         - Не, ты не прав, я их всех люблю,  даже  откровенных  дур.  Просто  не
    нужно им хватать мужские обязанности и тогда все в этом мире будет хорошо.
    
    
         * * *
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         [Москва, начало осени, бой с бандитами]
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         * * *
    
         [Дача, осень, следствие по убийству. Обострение политической обстановки
    с Украиной]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         * * *
    
         [Москва, поздняя осень, участковый]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         * * *
    
         [Дача, начало зимы, наезд мафии]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         * * *
    
         [Зима. Дача. Попытки властей зарегистрировать военный автомобиль, а  то
    и конфисковать его в пользу армии. Начало войны с Украиной]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         * * *
    
         [Дача. Середина зимы. Бой с боевиками мафии, всероссийский розыск]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         * * *
    
         [Конец     зимы.     Гонка     с     преследованием      по      трассе
    Москва-Волгоград-Астрахань-дыра.]
    
         ---------вырезано (в работе)---------------
    
         * * *
    
         Конец 2 части.
    

  • Комментарии: 7, последний от 12/12/2011.
  • © Copyright Алексеев Вячеслав (Slawa-614@rusf.ru)
  • Обновлено: 27/07/2012. 157k. Статистика.
  • Фрагмент: Альт.история
  • Оценка: 4.13*24  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.