Грин Алекс
Охотник за жопами. Часть 5

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 61, последний от 02/07/2008.
  • © Copyright Грин Алекс (alexgrin21@013.net)
  • Обновлено: 16/03/2007. 63k. Статистика.
  • Глава: Киберпанк Киберпанк
  • Оценка: 5.34*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Торжество Робосудия" - 5 часть романа "Охотник за жопами"

  •   Алекс Грин
      
      ОХОТНИК ЗА ЖОПАМИ
      
      Часть 5. Торжество Робосудия
      
      Глава 1. Майор Кукунин идет нарасхват
      
      1
      
      ДОКТОР ДУЛИТЛ СНЯЛ ШЛЯПУ И ПЕРЕКРЕСТИЛСЯ...
      Когда мы с Носом добежали до аллеи, где валялся сраженный сковородой карлик Ухо, у неподвижно лежащего роботела уже собралась толпа. И Доктор Дулитл в белом халате с красными крестиками осматривал сраженного творца котлеток из колибри...
      Когда Доктор снял шляпу, я понял, что он сейчас перекрестится. Когда он перекрестился, я понял, что пиздец и красный крест пришли не только за Ухом, но и за мной. Мои робоподжилки дико затряслись...
      - Не сомневаюсь, - сказал за моей спиной управляющий господин Топтыгин, - что из всех присутствующих один только господин Мышь способен швыряться сковородками из окон!
      Не в силах ничего сказать, я молча сел на бордюрчик. Карлик Нос рухнул рядом, схватившись руками за голову.
      - Не сомневаюсь также, - добавил Топтыгин, - что при встрече с господином Бюргерштейном вы, господин Мышь, найдете крайне убедительные объяснения своему поступку.
      Проблема, однако, в том, что, как известно любому из нас, ТРАНСАРБАЙТЕРЫ С ПОВРЕЖДЕННЫМ ИНФОРМАЦИОННЫМ НОСИТЕЛЕМ ОБРАТНОЙ ЗАГРУЗКЕ В ИСХОДНОЕ ТЕЛО НЕ ПОДДАЮТСЯ! И мы, к глубокому прискорбию, имеем дело не только с необратимо поврежденным роботелом, но и, фактически, с убийством трансарбайтера.
      Я просто обязан был оповестить полицию, господа! Сюда уже направляется следователь майор Кукунин.
      Теперь же, попрошу всех разойтись. Здесь останутся только Доктор Дулитл и, разумеется, господин Мышь...
      Господа робослуги поползли прочь. Над обгоревшими котлетками лениво жужжали мухи.
      - Да, - пробормотал Нос, - говоришь о волке, а волк тут как тут.
      - Не понял. - Сказал я.
      - Я ведь о Кукунине и хотел тебе рассказать - его тоже в вашей "Робокопии" создали. Я и файл тебе в голову отправил. Загляни в папку с почтой.
      Он поднялся и пошел за остальными. Потом приостановился и сообщил:
      - И я не понял кое-чего. С кем ты все-таки разговаривал? И зачем сковороду швырнул?
      - История долгая. Будет у меня в тюрьме время - распишу в подробностях.
      
      2
      
      В ожидании следователя возникла совершенно идиотская пауза. Один Ухо был при деле, и выглядел вполне естественно для парня, укокошенного сковородой. Придурок Дулитл раскрыл чемоданчик со своими примочками и припарками, и, симулируя озабоченность, перекладывал их с места на место.
      Я же, порывшись в голове, отыскал файл Носа, и попытался его читать. Сосредоточиться было трудно, буквы плясали перед глазами, но суть я ухватил...
      В файле была статеечка, озаглавленная "МАЙОР КУКУНИН ИДЕТ НАРАСХВАТ". Кукунин изначально был литературным персонажем, созданным неким писателем Федориным. Это, впрочем, я знал и раньше, и даже пару федоринских детективов прочитал. Но это была предыстория.
      История началась в лаборатории "Робокопия". Ребята оттуда решили совершить еще один прорыв. Им мало показалось робокопий Дубинкина - хотелось чего-то большего.
      Вот они и взялись за создание "Сконструированной роболичности". Так и возникла, в конце концов, программа "Майор Кукунин" - не копия реального следователя, а "искусственная виртуальная личность с заданными свойствами".
      Во всяком случае, так назвали получившийся продукт его производители. Было ли это правдой - судить трудно. Федоринский Кукунин - хорошо раскрученный бренд, и роботу с таким именем обеспечен был успешный сбыт. Заказы на рободетектива Кукунина посыпались со всех концов Планеты. Не оказался исключением и Гамбург - здесь тоже приобрели это изделие в количестве одной штуковины...
      И вот послышался гул моторов и шум голосов, что означало прибытие данной штуковины в наш тихий идиллический уголок...
      
      Майор Кукунин словно сошел с обложки федоринского детектива: широкополая шляпа, маленькие, глубоко посаженные глазки, длинный курносый нос. Его сопровождал с десяток робокопов - и простые полицейские, и всякого рода эксперты, которые тут же вцепились в убиенного карлика.
      Управляющий Топтыгин и начальник охраны Бультерьер также семенили в сопровождающей майора свите, а тот отдавал распоряжение за распоряжением.
      - Но главное, - провозгласил Кукунин, торжественно подняв указательный палец, - это черный ящик жертвы - я хочу приступить к его изучению немедленно!!!
      
      Глава 2. Черный ящик карлика Ухо
      
      1
      
      Два часа спустя в холле особняка по распоряжению майора собрались: Топтыгин, Бультерьер, Дулитл, Нос и я. Разумеется, подтянулись и робокопы.
      Майор Кукунин взошел на трибуну и объявил:
       - Дамы и господа! Пришло время подвести предварительные итоги.
      Где он тут разглядел дам - понятия не имею, но ему, как майору, безусловно, было видней. А детектив погнал пургу дальше:
      - Невзирая на роковые повреждения, нам удалось получить наиболее важные показания черного ящика господина Ухо. В совокупности с прочими уликами это позволяет полностью восстановить картину преступления.
      Он навел палец на заднюю стенку холла, и из вмонтированных в нее динамиков донеслись громкие шорохи. Затем были воспроизведены вопли Носа:
      - Да что ж ты такое натворил?!
      - Моя, - завыл покойный пришелец из тайги, - делать, что твоя сказать!
      - Моя сказать?! - в бешенстве орал Нос. - Моя сказать делать эту срань собачью?!
      Снова шорохи и шум, за ними - распоряжение Носа:
      - Ты, это, иди во двор, я здесь сам разберусь. Только сядь вон там, где аллея, на скамейку, чтобы я из окна все время видел...
      Шум, стук шагов по ступенькам, более тихие шаги - Ухо, видимо, пошел по аллее. Тишина, вероятно, он сел на скамейку.
      Мой визгливый крик:
      - Твою мать!
      Тяжелый звук удара. Короткий вопль карлика.
      Глубокая тишина...
      
      Все сидели потрясенные. Кукунин грустно покивал головой:
      - Таким образом, жертва была убита не сразу. Прежде ее подвергли издевательствам и оскорблениям.
      Затем один из членов преступной группировки в приказном порядке отправил жертву в удобное для ликвидации место, другой же осуществил прицельное метание сковороды...
      - Эй, эй! - Вскочил Нос. - Какая на хуй преступная группировка?! Какое на хуй прицельное метание сковороды?!
      - А вот такая преступная группировка! - Звонко закричал в ответ майор. - Группировка, осуществившая убийство верноподданного гражданина Ухо! Покусившаяся на устои нашей жизни, и, тем самым, возможно, на священную особу государя императора!
      - М-мамочки! - Вдруг испуганным детским голосом сказал Нос. Весь его кураж испарился, он трясся как банный лист. - К-как-кого государя императора?
      Топтыгин и Бультерьер обменялись недоуменными взглядами и хором повторили:
      - Какого государя императора?!
      - Э-э, - притормозил вдруг Кукунин, озираясь по сторонам, - а где мы сейчас находимся?
      Топтыгин и Бультерьер выпали в осадок и сообщили:
      - В особняке господина Бюргерштейна.
      - Нет, - поморщился Кукунин, - я в более широком смысле - в каком государстве?
      Вконец ошарашенные Топтыгин и Бультерьер, продолжая сидеть, лежа в осадке, сообщили:
      - В Евросоюзе.
      - Ага, - кивнул Кукунин, - понятно. Господа, прошу меня извинить, в моей операционной системе произошел сбой. Мне требуется несколько секунд на перезагрузку.
      Тут его сверкающие зеленые глазки потускнели, как у Терминатора 1, отмудоханного Терминатором 2, а потом разгорелись вновь.
      - Итак, - бодро заявил он, - налицо заговор, направленный против устоев демократии и на подрыв государственности Европейского Союза.
      Обвиняемые Мышь и Нос, вы арестованы!
      Когда на запястьях обезумевшего Носа сомкнулись наручники он запел срывающимся голосом:
      
      Союз нерушимый свиней и баранов
      Сплотили навеки Париж и Берлин,
      И все магазины Единой Европы
      Теперь как один дорогой магазин!
      
      - Прекратить! - Заорал Кукунин. - Прекратить революционную... то есть, антисоветскую... то есть, антиевросоюзную, то есть... Прекратить! Больше трех не собираться!!!
      - Да я и один сейчас развалюсь, - прошептал Нос и грохнулся в обморок.
      Все кинулись к упавшему. Возле меня остался один господин Топтыгин.
      - Сочувствую вам, господин Мышь. - Сказал он. - Убивать карликов, конечно, грешно, но такого недоделанного охламона в следователи вы не заслужили...
      
      2
      
      Когда бедолага Нос очнулся, он обнаружил себя валяющимся на дне полицейского фургона, со скованными руками и ногами.
      - Какой-то геноцид поварят на хрен! - Пожаловался он и тихо заплакал, как Никита Михалков, отмудоханный кровавой гэбней возле собственной дачи и в своем же фильме "Утомленные Солнцем".
      У меня в ушах зазвенело.
      - Ну?! - Мысленно спросил я.
      - Это Нина. Хотела узнать - как ты доехал?
      - Нормально. Извини, я уже собираюсь спать.
      - Тогда спокойной ночи!
      - Пока! - Я отключился.
      - Говорил с кем-то по мобиле? - Тут же насел на меня Нос.
      - Да, с Ниной - моей знакомой.
      - Ты ей сказал?
      - Нет. У нее из-за меня и так проблемы.
      - О чем ты думаешь, мудак?! - Взорвался Нос. - Кого еще мы знаем в этом ебаном городе?! Кто вытащит нас из этой жопы?!
      По его остекленевшему взгляду я понял, что теперь он набирает телефонный номер. Наверняка - тот, который получил от меня недавно.
      Догадка подтвердилась спустя минуту.
      - Во что еще ты вляпался, идиот?! - Заорала в моей голове Нина.
      - Подрыв устоев демократии, заговор против Европейского Союза... - начал перечислять я.
      - Ты что - охуел?!
      - Нет - карлик Ухо охуел. А я его замочил. Типа, прицельное метание сковороды. Ладно, Нина, я, действительно, жутко хочу спать! - Сказал я и прервал разговор...
      
      Глава 3. Сектант Дагончиков
      
      1
      
      Разумеется, двух свежеизловленных членов преступной группировки развели по разным камерам. В моей оказался еще один арестант - крепко сбитый робот с бараньей головой.
      - Господин Дагончиков. - Представился он.
      - Господин Гайдук. - Назвался я.
      - За что взяли?
      - Убийство. - Пояснил я.
      - Почти коллеги. - Улыбнулся баран Дагончиков.
      - Почему почти?
      - Ну, ты же не ритуальное убийство совершил?
      - Так, - сказал я, и на всякий случай отодвинулся подальше...
      
      Разглядывая картинки на стене над койкой господина Дагончикова, я кое-что начал понимать.
      Преобладали там изображения Ктулху - спрутообразного негуманного негуманоида из произведений Говарда Лавкрафта. Развешаны были также фотки президента Пу Ху, возглавлявшего грандиозную, хотя и довольно громоздкую Шанхайскую Организацию Сотрудничества.
      Некую связь между двумя этими фигурами находили только сектанты-пуктисты, ребята с навороченными теориями, в которые я так и не въехал покуда. Зато практика у них была доходчивой, экзотической и кровавой.
      Снимки со сборищ пуктистов тоже оказались на стене. Такие прикольные группы фигур в балахонах с прорезями для глаз и для рогов.
      - Так ты пуктист?
      - Точно. - Подтвердил Дагончиков. - И имей в виду - будущее за нами...
      Пока что за ним была тюремная стена и окошко в решетку. Но вполне вероятно - это и было наше общее будущее...
      Добравшись до кровати, я отрубился почти тут же. Хотя сквозь сон еще долго слышал бормотание Дагончикова:
      - ХАРЕ КТУЛХУ, ХАРЕ ПУ ХУ, КТУЛХУ ПУ ХУ ХАРЕ-ХАРЕ...
      
      2
      
      Утром был неприятно поражен отсутствием в камере электрических розеток.
      - Может тебе еще баб и шампанское доставить? - Отреагировал на мои запросы Дагончиков.
      - Но подзарядка-то нам нужна!
      - Не боись! Будет и подзарядка: в комнате электропитания три раза в день по двадцать минут.
      - Охренеть! - Сокрушился я. - Это же почти ничего!
      - Они контролируют электричество, чтобы контролировать нас.
      Странно, подумал я, он почти дословно повторил мысль баронессы. Я как-то не очень слышал прежде рассуждения на эту тему, а тут за короткий срок встречаюсь с ними уже второй раз. Это совпадение или знак судьбы?
      Другим неприятным открытием стало отсутствие мобильной связи на территории тюрьмы. Впрочем, об этом можно было догадаться и заранее. Но я был не очень-то подготовлен к карьере зэка...
      Отрезанный от внешнего мира, живущий на подсевших батарейках, я уже готов был совсем опустить руки, когда меня вдруг вызвали на встречу с адвокатом...
      
      Глава 4. Братец Лис, адвокат
      
      1
      
      Он оказался бойким парнем - мой адвокат Братец Лис.
      - Пришло время кому-то позаботиться о вас, господин Гайдук!
      - Минутку, минутку! А кто за эту заботу платит, и откуда вы, вообще, Братец Лис взялись?
      Братец Лис жизнерадостно расхохотался и протянул мне листок, где от руки было написано:
      "Дан!
      Денег на адвоката, как ты, наверное, догадался, пока нет. Из всех бесплатных адвокатов Братец Лис представляется мне наиболее приемлемым вариантом.
      Держись и не падай духом!
      Нина".
      - Так. Значит, вы бесплатный адвокат?
      - Почти. Платить вы будете. Но не деньгами, которые у вас есть, а теми, которые с моей помощью заработаете.
      - Это каким же образом?
      - Ну, вы стали знаменитостью! Можно сказать - попали в заголовки! Вот, читайте...
      Он положил передо мной свежую газету.
      - ПРЕКРАСНАЯ БЕЛОСНЕЖКА ЗАБЫЛА НАДЕТЬ ТРУСЫ, - прочитал я с недоумением и отвращением.
      - Нет, - поморщился Братец Лис, - выше.
      - ПОЗОР ИЗВЕСТНОГО АРТИСТА. - Прочитал я.
      - Еще выше. - Сказал он.
      - Ага, - добрался я, наконец, до нужного заголовка, - вот оно! НЯНЯ-МЫШЬ УБИВАЕТ ПОВАРА СКОВОРОДОЙ. Какой кошмар!
      - Это еще цветочки, - сказал он, и дал другую газету.
      - ПИЛИТЬ НОГИ БЫЛО ТРУДНЕЕ ВСЕГО. - Прочитал я.
      - Ниже. - Сказал он.
      - Что?!! - Вскричал я и прочитал дрожащим голосом. - ТРАНСАРБАЙТЕРЫ ИЗ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ЗАБИЛИ ПОВАРА СКОВОРОДОЙ ДО СМЕРТИ.
      
      2
      
      - Нет!!! - Завопил я. - Чушь, вранье и клевета!!! Мы никого не забивали сковородой! И не было никакого заговора! Господин Кукунин его из пальца высосал! Я просто выкинул сковороду в окно - без всяких преступных намерений...
      - Успокойтесь, господин Гайдук, все не так уж и плохо. Да, и следователь, и журналисты подбросили в факты немножко перца, но ведь именно благодаря такой подаче вы и получили отличный пиар!
      - Немножко перца?! - Возмутился я. - Отличный пиар?! Да с таким пиаром меня до конца жизни за решетку упрячут!!!
      - Поверьте, я опытный адвокат и не допущу такого исхода! Вы только вот тут подпишите.
      - Что это?
      - Договор, согласно которому я становлюсь не только вашим адвокатом, но и агентом. Желающие взять у вас интервью или опубликовать ваши мемуары должны обращаться ко мне. Вам также придется делить со мной гонорары.
      Я кивнул головой и подписал. Потом сказал с сомнением:
      - Мемуары? Эти заголовки годами остаются неизменными, как человеческая тупость! Зато фамилии в них меняются каждую неделю.
      "Мышь-убийца из Гамбурга" - типичная сенсация однодневка. Через месяц я уже не буду интересен никому!
      - Вы ошибаетесь. - Возразил Братец Лис. - Ваше дело - это нечто значительно большее, чем рядовое убийство.
      Вспомните - отчего роботы и трансарбайтеры так быстро вытеснили иммигрантов? Да потому, что избирателям обещали: робо и трансы помогут полностью искоренить преступность!
      Поначалу так оно, действительно, и было. И мегакорпорации, штамповавшие роботела, трубили о грандиозной победе.
      Но постепенно на горизонте стали возникать тучки. Их игнорировали вначале, позже стали тщательно скрывать.
      Но ни то, ни другое уже невозможно сегодня: слишком много накопилось дерьма! Кибернаркота, драки, и даже убийства!
      Конечно, трансу тяжело нарушить закон, для этого требуется изощренная программная поддержка, помощь хакеров, компьютерная грамотность выше среднего, но все эти препятствия преодолимы, и трансы их преодолевают во все больших количествах.
      - Так ведь и власти не стоят на месте, - сказал я, - они оперативно реагируют на все это.
      - Оперативно да бестолково! - Братец Лис явно вошел в раж, и даже стукнул кулаком по столу. - Они сотнями штампуют новых робо - следователей прокуроров и судей, но все это дешевое, штампованное робосудие уже прогнило насквозь!
      - Так для меня это плохо или хорошо? - Спросил я.
      - Плохо при плохом адвокате, - разъяснил Братец Лис, - и хорошо при хорошем.
      В нашем робосудии попросту нет ни одного сотрудника с порядочным программным обеспечением! У Кукунина куча недоделок, его спасает только низкая цена. Судья, Братец Черепаха, ходячее недоразумение, изготовленное в Китае. Зато он может судить и футбольные матчи!
      Единственный приличный робот во всей компании - прокурор Братец Крокодил - этот способен подложить свинью...
      - Простите, - робко поинтересовался я, - а сами вы из каких будете? Чистый робо или трансарбайтер?
      - Прошу любить и жаловать, - представился он по новой, - Братец Лис, он же покойный адвокат Виноградов из города Звенигорода!
      - К-как покойный?! - Опешил я.
      -Очень просто: пока я доблестно трудился в этом роботеле, тело исходное - человеческое - однажды скончалось в бочке от инфаркта. Такое случается иногда.
      -И вам некуда вернуться из этого... из этой...
      - Из этой кучи штампованного, электронного дерьма?! Увы, некуда, по крайней мере, пока.
      - Что ж, господин Виноградов, примите глубокие соболезнования по поводу вашей скоропостижной кончины!
      - Увы, - развел когтистыми лапами покойный адвокат, - все мы там будем...
      
      Глава 5. Процесс
      
      1
      
      Здание суда находилось в бывшей промзоне - аренда там стоила подешевле. Наспех переделанный цех был заполнен людьми и робо - дело, действительно, вызвало интерес.
      Я в недоумении взирал на присяжных: четыре трехголовых Змея-Горыныча ростом с меня неспешно переговаривались между собой.
      - Откуда они таких выкопали? - Поразился я.
      - И здесь балом правит экономика. - Пояснил Братец Лис. - Каждая голова считается за присяжного, а роботел - четыре вместо двенадцати!
      Я повернулся к залу - там явно были не только журналисты. Нина Воронцова и Ханна фон Шмерц сидели неподалеку друг от друга, обе в длинных вечерних платьях и с пышными прическами. Мои глаза перебегали с одной на другую, но вдруг я услышал изумленный шепот сидящего рядом Носа:
      - Госпожа Кристина...
      Меня будто ударило током, глаза дернулись и тут же обнаружили ЕЕ...
      Кристина сидела в простом коротком черном платье - такие сохранились еще в редких школах закрытого типа. Ее распущенные волосы без следов завивки, ее лицо без косметики, колец и татуировок, ее чистые и яростные голубые глаза... Наши взгляды встретились...
      Братец Лис толкнул меня локтем - прокурор Братец Крокодил начал зачитывать обвинительное заключение...
      
      2
      
      В отличие от майора Кукунина, так вдохновенно кричавшего о подрыве устоев демократии, Братец Крокодил не лез в столь тонкие материи. Но вот кукунинские "групповой сговор" и "прицельное метание сковороды" прокурор трепетно сохранил.
      Сухое, но пахнущее большим сроком выступление Братца Крокодила венчала формулировка "Предумышленное групповое убийство трансарбайтера гражданина Никиты Немо, загруженного в роботело модели "Карлик Ухо".
      - У меня все, Ваша Честь! - Сообщил прокурор и щелкнул огромными зубами.
      Зал охнул - Крокодил явно вел дело к пожизненному...
      - Предоставляю слово представителю защиты. - Вяло промямлил судья Братец Черепаха.
      Покойный адвокат Виноградов, загруженный в роболисицу, поднялся и вышел вперед...
      
      3
      
      - Ваша Честь! - Начал Братец Лис. - Не собираюсь произносить долгую речь об обстоятельствах, смягчающих вину моих подзащитных. Вы не услышите сегодня душераздирающих историй о трудном детстве, из-за которого они и стали такими вот уродами!
      Это ни к чему: они не уроды, и они не виновны! И чтобы побыстрее покончить с этим дурацким недоразумением я прошу вызвать для дачи показаний следователя Кукунина...
      Зал ахнул - адвокат явно вел дело к освобождению из-под стражи в зале суда...
      
      4
      
      Майор Кукунин поклялся говорить правду на уставе ООН, а затем присел в ожидании вопросов.
      - Господин следователь, - подобрался к нему Братец Лис, - вы так старались доказать, что преступление было предумышленным и групповым, что не очень-то озаботились вопросом: а было ли преступление вообще?
      - Что за бред?! - Возмутился майор. - Это вы об убийстве трансарбайтера?! Его факт очевиден и официально подтвержден!
      - Чтобы быть убитым, - провозгласил Братец Лис, - предварительно, как минимум, необходимо существовать. Никита Немо, безусловно, существовал экономически. То есть, деньги за его загрузку были отправлены в далекую Сибирь на адрес бюро трудоустройства "Полынь-трава".
      Но существовал ли Никита Немо юридически?!
      Закон обязывает вместе с отправкой трансарбайтера отправить по факсу и копию его паспорта. Но копия паспорта в документах Карлика Носа отсутствует!
      - Закон предусматривает форсмажорные обстоятельства, - возразил Кукунин, - и в данном случае они имеют место. Никита Немо был беженцем из зоны индо-пакистанского ядерного конфликта. Его индийский паспорт пропал во время бегства. Но позже он получил удостоверение беженца, заверенное комиссаром ООН.
      - До чего удобно быть беженцем из этой зоны! - Сказал Братец Лис. - Никто не поедет ковыряться в ядерных воронках, чтобы проверить подлинность вашей истории!
      - Протестую! - Вскочил Братец Крокодил. - Братец Лис игнорирует принцип презумпции невиновности! Или предъявите четкие доказательства того, что пострадавший Никита Немо ввел в заблуждение комиссара ООН, или прекратите свои оскорбительные намеки!
      - Протест принят! - Бухнул молотком Братец Черепаха.
      - Но беженцы стремятся в теплые места, - не сдавался Братец Лис,- в какую-нибудь Австралию, в Евросоюз, на худой конец! Кто слышал о беженцах, рвущихся в сибирскую тайгу?! Этот район всегда был местом ссылки. Но почему там оказался Никита Немо?
       - Протестую! - Снова вскочил Крокодил. - Ничего противозаконного в желании поселиться в Сибири нет.
      - Протест принят! - Подмахнул молотком Черепаха.
      - Что ж, - развел руками Братец Лис, - пойдем дальше. Оказавшись в Сибири беженец Никита Немо подписывает контракт с бюро трудоустройства "Полынь-трава". Эта фирма достаточно известна. К сожалению, с плохой стороны.
      Так, год тому назад "Полынь-травой" из Сибири же в Швейцарию, в роботело дворника был загружен девяностолетний больной-маразматик, содержавшийся в доме престарелых. Но вместо подлинных документов этого несчастного было использовано удостоверение беженца.
      А в результате на бумаге данный господин выздоровел и значительно помолодел!
      Прошу приобщить к делу выписку из протоколов швейцарского суда, где описан данный случай.
      - Протестую! - Заявил Братец Крокодил. - Данный случай не доказывает, что и в случае Никиты Немо имели место фальшивые документы.
      - Протест отклонен. - Сказал Братец Черепаха. - Данный материал - не доказательство. Но, как информация к размышлению, он может быть приобщен к делу.
      - Ваша Честь, - не успокоился прокурор, - защита, вообще, уводит нас от сути вопроса! Какое нам дело до бюро трудоустройства "Полынь-трава"?
      Допустим, там сплошные преступники. Допустим, Никита Немо, на самом деле, был не беженцем, а старым маразматиком.
      И что это меняет?! Что, за убийство маразматиков предусмотрены какие-то скидки?!
      Виновен господин Гайдук в убийстве человека или нет? - на этот вопрос должен ответить высокий суд!
      Судья слегка подвис. Но Братец Лис отреагировал быстро:
      - Полностью согласен с коллегой! Имело ли место убийство человека? - вот важнейший из вопросов для нас!
      И для ответа на него я прошу пригласить в зал суда профессора Краузе.
      - Пригласите господина профессора. - Распорядился судья.
      
      Глава 6. Профессор Краузе
      
      1
      
      - Пока все идет достаточно хреново. - Пожаловался Нос. - Этот Крокодил загоняет нас в угол.
      - Не переживайте так, мой юный друг. - Успокоил его Лис. - Мы еще не пустили в ход главные козыри.
      - Вы имеете в виду профессора Крозе? - Поинтересовался Нос.
      - Нет, - сказал Братец Лис, - я имею в виду профессора Краузе.
      Тем временем, профессор вошел в зал и предстал перед судьей - натуральный человечек лет за шестьдесят, с несколько брезгливым выражением лица, местами лысый, местами кучерявый.
      - Итак, - сказал Братец Черепаха, - профессор Карузо, вы клянетесь...
      - Моя фамилия - Краузе! - Поправил профессор. - Как только ее не коверкают в Гамбурге! А ведь это - немецкая фамилия!
      - Ничего не поделаешь, - развел руками Братец Черепаха, - я лишь недавно переехал в Германию. А прежде работал судьей в Италии.
      - Забыл добавить - что футбольным судьей, скромник ты наш! - Тихо прокомментировал Братец Лис.
      - Итак, профессор Краузе, - начал по новой судья, - вы клянетесь говорить правду, только правду и ничего кроме правды, как того требует устав ООН?
      Профессор поклялся.
      
      2
      
      - Вы являетесь одним из крупнейших специалистов в области изучения искусственного и естественного интеллекта? - Спросил Братец Лис.
      - Это так. - Скромно подтвердил профессор.
      - Вы хорошо знакомы с процессом загрузки трансарбайтеров из исходного, человеческого тела в тело робота?
      - Я был одним из разработчиков этой технологии.
      - Прекрасно! Благодаря вам и вашим коллегам экономика и экология сегодня избавились от колоссального бремени! Тысячи рейсов автобусов, самолетов и поездов оказались ненужными после того, как человеческое сознание научились пересылать по проводам, не так ли?
      - Ну, - покровительственно улыбнулся профессор Краузе, - мы, специалисты, называем это переносом личностной единицы. Сознание, интеллект, душа - это слишком широкие и трудно определяемые понятия.
      - Спасибо, господин профессор. Мой следующий вопрос касается безопасности данной процедуры. О катастрофах самолетов и поездов мы слышим регулярно. Неужели пересылка личностных единиц через Интернет обходится без жертв?
      - Представьте себе - да. Благодаря тщательному контролю этого процесса возможность каких-либо несчастных случаев сведена к минимуму.
      - При таком высоком уровне надежности и контроля, вероятно, не так уж и сложно отследить - имел ли место перенос личностной единицы на самом деле?
      Или возможность для обмана, все же, существует? Может ли какая-то недобросовестная фирма лишь ловко сымитировать пересылку трансарбайтера, отправив взамен какую-нибудь хитрую программу?
      - Такой обман, конечно, раскроется. Людей ведь и загружают в роботов оттого, что в некоторых случаях и самые сложные программы не в состоянии заменить человека.
      Но, с другой стороны, обман раскроется не сразу. На этом и наживаются некоторые мошенники, если оплата за пересылку трансарбайтера поступает немедленно.
      - А нельзя ли этот обман немедленно и раскрыть?
      - Можно, но влетит в копеечку. Специалист моего уровня, проанализировав запись переноса трансарбайтера, в состоянии распознать обман.
      - Профессор Краузе, по моей просьбе вы изучили запись, сделанную при загрузке Никиты Немо в робота-повара. К каким выводам вы пришли?
      - Нечто было отправлено и получено. Это не была программа. Но это и не была личностная единица обычного человеческого существа.
      - Так чем же являлось это Нечто?
      - Однозначный ответ дать невозможно. Тут мы вступаем в область догадок. Исходное тело было биологическим объектом, но не человеком.
      Это Нечто по ряду характеристик напоминает обезьяну. Но мы знаем, что все эксперименты по загрузке личностных единиц обезьян в роботела заканчивались неудачно.
      - То есть, вы не можете определить, что скрывалось за именем Никита Немо, но уверены, что это был не человек?
      - Абсолютно точно, - подтвердил профессор, - Никита Немо не являлся человеком!
      - Я же говорил, - возбужденно зашептал Нос, - это был йети!
      В зале поднялся шум.
      - Тишина! - Заработал молотком Братец Черепаха. - У защиты больше нет вопросов?
      - Нет, Ваша Честь. - Сообщил Братец Лис.
      - Есть ли вопросы у обвинения?
      - Безусловно! - Заверил Братец Крокодил.
      
      2
      
      - Итак, господин Круз, - начал Братец Крокодил, - вы абсолютно уверены, что Никита Немо человеком не являлся?
      - Я уже отвечал на этот вопрос. - Недовольно поджал губы профессор. - И моя фамилия не Круз, а Краузе!
      - Спасибо, что уточнили. Итак, картина предельно ясна. При такой постановке вопроса. Но его ведь можно поставить и по-другому: а все ли ваши коллеги уверены в том, в чем уверены вы? Все ли согласны с абсолютной точностью методов, которые вы используете при своем анализе?
      - Из авторитетных ученых - почти все.
      - Почти?
      - Исключение составляет разве что господин Лемке...
      - Вы говорите об академике Лемке?! О всемирно известном специалисте в области психопрограммирования, авторе трудов, переведенных на многие языки?! Об ученом, который неоднократно критиковал ваши методы в различных печатных изданиях?!! - Эту тираду Братец Крокодил не произнес, а прямо-таки проревел неожиданно прорезавшимся трубным гласом. Все просто оцепенели, пока он не завершил свой мини-монолог.
      - Да, я говорю именно об этом господине! - Краузе также попытался прокричать свою реплику, но его голос сорвался и дал петуха. - Последняя его серьезная работа вышла в 2009 году. Для нашей сферы это неимоверно давно! Он ничего не понимает в современном психопрограммировании.
      А его статейки с наскоками на меня печатались лишь в обычной прессе. Ни одно серьезное научное издание не опубликовало этой ерунды! Господин Лемке отстал от жизни и пытается вернуть былую популярность с помощью жалких трюков!
      - То есть, вы уверены в полной некомпетентности академика Лемке, не так ли, профессор Крейзи?
      - Я не Крейзи, ты, ублюдок из ржавого железа! Я не Крейзи, я Краузе!!!
      - Прекратите, господин Краузе! - Потребовал судья.
      - Вот как?! Значит робопрокурор может оскорблять меня сколько угодно, а я должен молчать в тряпочку?!
      - Уверяю вас, прокурор исказил вашу фамилию не намеренно!
      - Вот уж нет! - Возразил Братец Крокодил. - Я сделал это специально!
      - Господин прокурор! - Возмущенно возопил судья.
      - Ах ты, кочерга с процессором!! - Заорал на прокурора профессор Краузе.
      - Я сделал это специально, - стоял на своем Братец Крокодил, - чтобы Высокому Суду стало очевидно - с кем мы имеем дело. Грош цена эксперту по компьютерным программам, которого компьютерная программа способна довести до белого каления!
      Ведь я просто робот без оператора-трансарбайтера, а вы злитесь на меня, как на живого человека, и вот-вот сбеситесь окончательно! Так понятна ли вам разница между компьютерной программой и человеком, профессор Крейзи?!
      - Заткнись, ублюдок, кто бы ты ни был!!! - Заревел с перекошенной физиономией Краузе. - Я никому не позволю оскорблять себя публично!!!
      - Не позволите? - Заинтересовался прокурор. - Какую же изощренную компьютерную технологию вы для этого примените, профессор Крейзи?!
      - Вот такую, твою мать!!! - Завизжал, брызгая слюной, Краузе. - Вот такую!!!
      С этими воплями он вцепился в увесистый том Устава ООН, на котором присягал недавно, и мощным броском отправил его в голову прокурора. Но Братец Крокодил ловко присел. Огромная книга, просвистев над ним, врезалась в висок его секретарши, грудастой робокоровы с ярко-красной помадой на губах.
      - О-о-о! - Простонала робокорова. - Майор Кукунин был прав - это заговор!
      - Ма-а-алчать!!! - Молоток судьи запрыгал, как отбойный. - Удалить!!! Удалить из зала суда немедленно!!!
      - Кого именно? - Уточнил старший робокоп.
      - Профессора! Секретаршу! Прокурора!
      С каждым выкриком судьи гудение в зале все усиливалось.
      - Очистить зал! - Вконец разошелся Братец Черепаха. - Не позволю превращать суд в балаган! Заседание переносится на другой день!
      Все вокруг пришли в движение, начался невообразимый ералаш. Только Нос, Лис и я остались сидеть на своих местах.
      - А ведь вы были правы. - Сказал Нос Лису.
      - В смысле? - Спросил Лис.
      - Ну, фамилия этого типа, действительно, не Крозе, а Краузе...
      
      Глава 7. Ктулхохульство
      
      1
      
      Кажется, я начал понимать - что такое "движок", существо с особой чувствительностью к энергии. Действительно, я часто ощущал вокруг себя присутствие невидимых обычным глазом сил.
      Возможно, я не всегда обращал внимание на эти ощущения, несвойственные большинству знакомых мне людей. Но после загрузки в гамбургскую робомышь я концентрировался на них все чаще.
      И мало радости было в этих ощущениях.
      Так, в зале суда я почувствовал рождение водоворота какой-то бешеной энергии. Безумное возбуждение быстро разбухало, уходя далеко за пределы промзоны, где находилось здание суда.
      Вернувшись в тюрьму, я почувствовал, что невидимые волны безумия уже вовсю колотят по ее стенам...
      
      Камера была пуста, и я пристроился на койке, наслаждаясь долгожданной тишиной.
      Это длилось недолго. Вскоре вернулся с прогулки сектант Дагончиков. Его красные глаза возбужденно сверкали, аура искрилась безумием, и пенилась тупой упертостью.
      - В тюрьме только о твоем процессе и говорят! - Начал он с места в карьер. - Да что там в тюрьме - по TV репортаж о потасовке в суде несколько раз крутили! Ты с твоим приятелем - уже почти звезды!
      - А то! - Сказал я. - За это и боролись - повара вон сковородой до смерти забили.
      - Бойкие вы ребята - ты и Нос! - Похвалил Дагончиков. - Такие должны быть в наших рядах. Как насчет того, чтобы стать пуктистом?
      Он смотрел в упор исподлобья, и лоб у него был крепчайший. Да и рога здоровенные - это вам не рахитозные рожки козлика Эммануила...
      - Ну, понимаешь, - начал я, - вопрос серьезный, нужно как следует подумать...
      - Да что тут думать?! Президент Пу Ху вот-вот откроет Врата Хаоса, и тогда Великий Ктулху окончательно покорит этот прогнивший мир!
      Уже сейчас сила Ктулху велика, как никогда прежде! Неужели ты в ней сомневаешься?!
      - Нет, в силе Ктулху я, конечно, не сомневаюсь. Но говорят же: "Сила есть ума не надо!" В смысле, а верной ли дорогой этот парень - Ктулху - идет?
      - НЕ КТУЛХОХУЛЬСТВУЙ! - Заорал вдруг Дагончиков.
      - Я не Ктулхуху... - не на шутку перепугался я, - ой, я хочу сказать - я не ктулхохуй... ой!..
      - Жалкие человечешки!!! - Рассвирепел Дагончиков. - Назначение ваше - быть скотом Его, и пищей Его, и развлечением Его! Верно говорю, маловеры, близок час освобождения Левиафана, господина океанских глубин! Быть ему и вашим господином, черви сухопутные!
      В дверь камеры застучали:
      - Эй, Дагончикофф! - Раздался голос робонадзирателя. - Опять за свое?!
      - И не различите тогда - где чужое, и где свое, ибо все принадлежать будет господину нашему Левиафану-Ктулху...
      За дверью затрещала включаемая рация.
      - Сектор три, ситуация два, - сообщил робонадзиратель невидимому собеседнику.
      Я отодвинулся от двери подальше. Сектор-то может и три, и ситуация, вполне вероятно, два, но реакция у этих ребят ведь одна: будут лупить по голове дубинками...
      
      2
      
      После того, как они вломились, и вломили нам обоим... После того, как уволокли несмолкающего Дагончикова...
      После того, как я на карачках дополз до кровати и растянулся на ней...
      После всего этого - вновь пришла тишина! В этот раз - надолго...
      
      Глава 8. Поцелуй девочки-кибергота
      
      1
      
      Утром меня ждал сюрприз. Добрые Деды Морозы из тюряги сообщили о нем в самый последний момент.
      Кристина Бюргерштейн добилась разрешения на свидание со мной....
      В преддверии этого знаменательного события меня чуть ли не разобрали на части. Мой вес и уровень электричества в батарейках зафиксировали и внесли в протокол. Кристина, в свою очередь, подписала обязательство не передавать мне какие-либо предметы, и не осуществлять подзарядку моего киборганизма.
      Пройдя через эти процедуры, два крайне далеких друг от друга существа, какими мы, несомненно, пока что являлись, оказались, наконец, в одной комнате...
      
      2
      
      На ней было все то же черное платье, и голубые глаза казались прекрасными, как заоблачные ледяные вершины.
      - Вот, - улыбнулась она одними уголками губ, - приехала на каникулы, наконец-то.
      - Я так этого ждал! - Вдруг вырвалось у меня признание. - Не думал, что как раз в это время окажусь здесь.
      - Да, - тихо сказала она, - этот процесс - большая неприятность. Но хочу предупредить тебя - есть нечто еще - гораздо более неприятное и опасное...
      - О чем это ты? - Не понял я.
      - Тихо, Дан, тихо, - прошептала она, - ни о чем не спрашивай! Об этом даже говорить опасно...
      Просто подумай о последних событиях еще раз, поищи странности, несуразности, нестыковки.
      - О каких последних - с момента ареста?
      - Гораздо раньше - с момента твоей отправки в Гамбург.
      - Да за это время столько странного и непонятного произошло! Просто нагромождение абсурда!
      - За всем этим спрятали правду, и хорошо ее замаскировали! Просто, постарайся копнуть поглубже.
      - Легко сказать! У меня голова в последнее время едва-едва соображает.
      - Ах, да! - Сказала она. - Слышала - у тебя были глюки из-за пиратского "Веника".
      - Ну, теперь они уже не так достают. Я научился не обращать на них внимание.
      - Это не так уж и хорошо. У тебя вот-вот начнутся негативные галлюцинации.
      - Какие-какие?
      - Ну, когда видишь то, чего нет - это позитивная галлюцинация. Когда перестаешь замечать то, что есть - это негативная.
      - Так что мне делать?
      - У тебя дисковод во рту исправен?
      Я кивнул.
      Тут она вдруг поцеловала меня в губы. Это простейшее действие мгновенно вытащило меня на самую вершину блаженства.
      Когда ее язык проник в мой рот - это было как удар молнии. Остатки разума, электричества и сил во мне лихорадочно завибрировали. Мир вокруг закружился и задрожал. Если бы не объятия Кристины - я мог бы и упасть на пол.
      Тем не менее, до меня дошло, что во рту появилось еще кое-что размером с пуговицу.
      - Мини-диск с лицензионным "Веником". - Пояснила Кристина, оторвавшись от моих губ. - Быстро установи его и верни диск.
      - Установить? Самому? - Растерялся я, пытаясь собрать воедино осколки разума.
      - Ты и вправду совсем отупел, парень! Тебе будут задавать самые простые вопросы. Да или нет? Отвечай - да. Согласен или не согласен? Отвечай - согласен. Продолжить или отменить? Отвечай - продолжить. Ясно?
      Я кивнул.
      - Тогда поторопись. - И она снова прильнула к моим губам.
      - Да, - прошептал я, - согласен... согласен... продолжить... продолжить... продолжить... продолжить...
      - Завершить... - выдохнула Кристина.
      - Что?!!
      - Пора дать команду "Завершить"...
      
      Глава 9. Вердикт
      
      1
      
      На следующее заседание народу пришло еще больше, и - значительно больше. Публика толпилась у входа в здание суда, тут и там сверкали вспышки фотоаппаратов.
      Над этим сборищем кружило сильно расплодившееся в промзоне воронье. Казалось, и вороны вместо обычного "карр" кричат "пиар! пиар!"
      Но шоу вышло коротким и странным. Присяжные, по непонятным причинам, решили прекратить прения, подвести черту и огласить вердикт.
      - Невиновны! - Сказала председательствующая змееголова.
      Зал взорвался возгласами. Такой исход ожидался меньше всего. Челюсть у братца Крокодила отвисла до полу.
      - Бред какой-то! - Довольно громко сказала робокорова.
      - Тишина! - Забухал молотком судья. И, когда все умолкли, распорядился. - Освободить обвиняемых из-под стражи!
      Окружающие морды, маски и лица вытягивались все больше. Удивление было всеобщим. На этих скачках Братец Крокодил явно считался фаворитом после лихого наезда профессора Краузе.
      Даже я вместе с радостью испытывал и недоумение. Слишком уж легко и быстро все разрешилось.
      Между тем, тяжкие оковы с конечностей обвиняемых, наконец-то, спали.
      - Новые батарейки! - Простонал я.
      - Новые батарейки! - Простонал Нос.
      - Сейчас, сейчас! - Подмигнул Братец Лис. - Пойдемте в адвокатский офис - это этажом выше...
      
      2
      
      Кислые заряды свежего электричества запрыгали по моим иссохшимся электронным мозгам. Лицензионный "Веник", новые батарейки - вот она - жизнь, вот она - лафа!
      Сбылись мечты робоидиота...
      
      - Дан! - В дверях офиса появилась Нина Воронцова. - Поздравляю!
      Мы вышли в коридор.
      - Странный исход дела, не правда ли? - Сказала она. - Что ты об этом думаешь?
      - Что бы я ни думал - ты-то с твоими связями наверняка знаешь больше.
      - Не преувеличивай мои возможности. Что знаю точно - ни мне, ни Хане, ни Кристине с капитаном Годо не по силам надавить на жюри присяжных. Это не сделал ни один из нас.
      При всех недостатках робосудия, оно независимо от влияния маленьких или больших людей. Только ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ ЛЮДИ могут на него надавить.
      - Что же это за большие люди? И какой им интерес защищать меня?
      - Ах, Дан, может и зря я многое тебе недоговаривала... Хотя, с другой стороны - я лишь недавно узнала, что мои шефы тоже скрывали гораздо больше, чем нужно... Иногда нас обоих попросту водили за нос.
      В общем, нам есть о чем поговорить. Но не здесь, и не сегодня. Встретимся в ближайшее время...
      
      Вернувшись в адвокатский офис, я увидел уходящего Носа, и хотел, было, тоже попрощаться с Братцем Лисом.
      - А вот вас, господин Гайдук, - неожиданно сказал адвокат, - я попросил бы остаться...
      
      Глава 10. Европейская Фабрика Грез
      
      1
      
      - Мне тут звонил один парень по имени Густав. - Сообщил Братец Лис. - Он представился ассистентом режиссера Гюнтера Фогельвейде. Слышал о таком?
      - Нет.
      - Я тоже. Впрочем, неважно. Густав уверяет, что этот Гюнтер - восходящая звезда кинематографа. И на него большое впечатление произвела твоя история.
      - На кого - на него? На Густава или на Гюнтера?
      - Э-э, - задумался Братец Лис, - по-моему, на обоих. Неважно. Короче, они считают тебя харизматичной личностью. Даже раздобыли фотки твоего исходного тела. Оказывается, ты фотогеничный парень!
      Так что, они хотели бы снять тебя в одном из своих фильмов...
      - Вы уверены, что все это серьезно? - Недоверчиво спросил я.
      - Нет, конечно, не уверен! Но как твой адвокат я влез в изрядные расходы, а как агент не заработал еще почти ничего.
      Так что, будь любезен, куй железо, пока горячее! Они с тобой сегодня хотят встретиться. Вот встреться и сам присмотрись - серьезные они ребята или нет?
      - Сегодня? Но я собирался...
      - И знать не хочу - чего ты там собирался! А если б тебе вместо оправдания впаяли срок - куда бы засобирался тогда?!
      - Ладно, - сказал, я, - уговорили.
      - Не переживай - это много времени не займет. У них павильон для съемок неподалеку - здесь же в промзоне. Они заедут за тобой через двадцать минут...
      
      2
      
      Мне показалось странным, что я не смог сходу определить - кто из них режиссер, а кто - ассистент. Оба - полные, румяные и бойкие, а обычные гении, как правило, угрюмы, замкнуты и худы, не так ли?
      Впрочем, Братец Лис ведь называл этого Гюнтера восходящей звездой. Вполне возможно, что гений и звезда в эпоху поп-культуры две вещи несовместные...
      То есть, я, понятно, сразу врубился, что Гюнтер - это тот тип, который вальяжно развалился на заднем сиденье. А что до Густава - этот, как и положено бравому ассистенту, прилежно крутил баранку. Но это был тот случай, когда место красило человека...
      - Братец Лис рассказал, чем мы занимаемся? - Спросил режиссер Гюнтер.
      - Ну, вы снимаете какое-то кино...
      - Не какое-то! - Воскликнул Гюнтер. - Мы стремимся стать достойной альтернативой Голливуду! Мы собираемся вдохнуть жизнь в эту силиконовую Европу, вернуться к нашим исконным сновидениям и мифам! Вот миссия за которую мы беремся - создать нашу - Европейскую Фабрику Грез!
      И такие люди, как вы, нам очень нужны.
      - Но почему? - Удивился я. - В Европе полно желающих стать актерами, а я-то и на сцене никогда не выступал.
      - Не скромничай, Дан! Эти актеры - сонные мухи, которые играют сонных блох. А нам нужны кровь с мясом, нам нужен белокурый зверь, бестия! Тот, кто идет по трупам, не оглядываясь...
      - Ага, - добавил я, - и не выпуская из рук сковороды.
      Тут они расхохотались.
      - У него еще есть и чувство юмора! - Сообщил Гюнтер Густаву. - Этот парень - настоящий клад!
      - У вас где-то здесь павильон для съемок? - Спросил я.
      - Да, - подтвердил с переднего сиденья Густав, - скоро уже подъедем.
      - Поговорим о фильме, и заодно посмотрим декорации к нему. - Сказал Гюнтер. - Кстати, мы их еще и сами не видели - так что - нас всех ждет сюрприз. Густав отыскал трансарбайтера-дизайнера по имени Омен. У парня потрясающие рекомендации, говорят, он просто творит чудеса!
      - И берет недорого! - С еще большим энтузиазмом сказал Густав.
      
      3
      
      Тяжелые и резкие запахи я почувствовал издали.
      Это были не просто запахи дерьма и мочи - такие мерзкие и отвратительные запахи были мне просто неведомы прежде!
      Мы вошли... В огромном павильоне царил полумрак. Кое-где горели свечи, и в их мерцании представал кошмар: голые, посиневшие трупы болтались на стенах, подвешенные за шею.
      Их было не меньше двадцати. Огромные, вроде люди, но в их облике проскальзывали и какие-то уродливые звериные черты. Лица (морды?) искажены, глаза вытаращены, языки вывалились.
      Видимо, у них всех при повешении рефлекторно опорожнились кишечники и мочевые пузыри, и в результате пол изобиловал лужами мочи и кучами дерьма.
       Трудно было понять - они настоящие или муляжи?
      Я подошел поближе, и коснулся одного из них. Тело было еще теплым!
      Внезапно висельник конвульсивно дернулся. Я испуганно отпрыгнул, поскользнулся на луже и рухнул в кучу.
      - Блин! - Выругался я. - Блин!!! Ваша Европейская Фабрика Грез херово пахнет!!!
      Не вы ли, парни, кстати, снимали эту тупую немецкую порнушку с воплями "Йа! Дас ист фантастиш!" и с потертыми шлюхами, которые срут на головы кончающим от счастья мужикам?!
      Произнеся эту гневную тираду я поднялся и развернулся к режиссеру Гюнтеру Фогельвейде, желая призвать его к ответу за все это дерьмо. Но, судя по его лицу, он был потрясен и без моих тирад.
      - Этот Омен - придурок конченный!!! - Закричал Гюнтер. - Я убью его!!! Что за херню он здесь наворотил?!
      - Моя делать, что твоя сказать... - Раздался вдруг глухой голос из темноты вдали.
      Этот голос был странно похож на тот, который никак не мог звучать в этом месте и в это время...
      
      Глава 11. Тунгусский ворон в Гамбурге
      
      1
      
      Послышались тяжелые шаги. Дизайнер Омен приближался.
      Нет, он не мог быть карликом Ухо, хотя бы потому, что был огромен - просто настоящий гигант. Но большие загнутые уши казались точной копией тех, что были у покойного карлика. Да и лицом он на него смахивал...
      Карлик-великан Ухо-не-Ухо сжимал в руках толстую книженцию.
      - Твоя сценарий? - спросил он Гюнтера.
      - Моя! - Со злобным достоинством ответил тот.
      Таинственный Омен раскрыл книгу и зачитал:
      - Зал, оформленный в средневековом духе. По стенам развешаны гоблины...
      - Какие в жопу гоблины, кретин?!! - Взорвался Гюнтер. - Не гоблины, а гобелены!!!По стенам развешаны гобелены, твою мать!!!
      - Упс! - Сказал дизайнер Омен.
      У меня по роботелу забегали мурашки и поплыло в глазах.
      "Этого не может быть! - Лихорадочно повторял я себе. - Не может быть!"
      Но это было!
      - На что ты потратил мои деньги, долбоеб?! - Продолжал бушевать Гюнтер.
      Он подбежал к одному из повешенных гоблинов и в бешенстве пнул его кулаком, а потом вдруг отскочил, как ошпаренный.
      - Он что - теплый?! - Ошарашено спросил Гюнтер.
      - Еще теплая. - Подтвердил Омен.
      - Откуда ты их взял?!
      - Там, откуда моя приходить. - Пояснил Омен. - Там есть много, что нет тут.
      - Откуда твоя приходить? - Переспросил режиссер, а затем повернулся к Густаву. - Откуда ты выкопал этого придурка?
      Но ответил снова Омен:
      - Моя настоящий имя - Никита Немо. Моя вернуться.
      - Никита Немо? - Криво усмехнулся Густав. - Тот, убитый сковородой повар? Этого быть не может! Ты мертв, парень! Мертв на все сто!
      - Это факт. - Подтвердил Гюнтер. - Его процессор остановился, его роботело пошло под пресс, его исходное тело разобрано на органы и продано по частям! Наука полностью отрицает возможность возвращения Никиты Немо в наш грешный мир!
      - Наука? - Презрительно усмехнулся гигантский карлик. - Что она знать? Есть другие! Другие знать - как отправить из этот мир в тот, и как вернуть из тот мир в этот. Вернуть для страшный месть!
      - Ну, вот что, - сказал режиссер Гюнтер, - я сыт по горло этим дерьмом! Густав, звони сейчас же - или копам, или сразу в дурку, или тем долбоебам, которые рекомендовали тебе этого долбоеба! Пусть приезжают немедленно!!!
      - Звонить никуда не нужно! - Сказал вдруг хриплый голос за нашими спинами. - Те, кому и вправду нужно приехать - уже приехали!
      
      2
      
      - Это еще кто? - Спросил Гюнтер, тщетно пытаясь разглядеть хоть что-то в темноте у входа.
      - Сейчас узнаешь! - Пообещал Хриплый Голос.
      Тут в павильоне врубился свет. Ослепляющие лучи софитов ударили в наши лица.
      Сощурившись, я все же сумел разглядеть, что к нам, один за другим, заходят типы в балахонах пуктистов, скрывающих их с ног до головы.
      Они тут же завели хором свою любимую присказку:
      - ХАРЕ КТУЛХУ, ХАРЕ ПУ ХУ, КТУЛХУ ПУ ХУ ХАРЕ-ХАРЕ...
      Когда они вошли и заткнулись, я насчитал 35 балахонов - прямо-таки маленькая армия. И что самое печальное - дверь в павильон теперь была за их спинами.
      - Сестрица Чума, - Распорядился Хриплый Голос, - зачитай теперь НАШ вердикт!
      "Сестрица Чума" развернула свернутый в рулон и лист и начала читать:
      - Приходит время Его ярости и Его господства! Приходит время брать закон в свои руки.
      Да свершится месть, кровавая и беспощадная! Жалкий паяц господин Мышь получит сегодня сторицей за маловерие свое и самодовольство.
      И на примере его увидит всякий...
      Тщательно выговорив первые слова, Сестрица Чума, как случается часто с начинающими актерами, затем разогналась и затараторила. Голос ее также показался мне знакомым, но я все не мог вспомнить - где же еще я его слышал?
      Привыкнув к яркому свету, я осмотрел новых визитеров получше. Тут были и люди и робо, рогатые и безрогие, а из одного балахона торчали длинные заячьи уши.
      Что-то щелкнуло в моих мозгах, и ситуация стала быстро проясняться.
      - Браво! Браво! - Я громко зааплодировал.
      Сестрица Чума от неожиданности запнулась и смолкла. Я продолжил свое маленькое соло:
      - Особенно впечатляет ваш прикид, Сестрица Чума! Я имею в виду - если уж закрывать целлюлит на жопе, то закрывать радикально! А то в прошлый раз, в кулинарной опере, когда ваше платьице...
      - Прекрати! - Взвизгнула Сестрица Чума. - Заткнись!
      И вдруг зарыдала.
      - Ладно, ладно, - я примирительно поднял руки, - замнем. Но вот по поводу рогов, все же, придется высказаться!
      Да, у настоящих пуктистов, действительно, преобладают рогатые товарищи. Но рога-то в их рядах, в основном, бараньи! Такие, знаете, мощные, закрученные рога...
      Вам, ребятки-козлятки, стоило свои рожки завить! А еще того лучше - спилили бы их, вообще, на хрен! А так - вышла фигня на постном масле!
      Толпа внимала в полной неподвижности. Кажется, мое шоу пользовалось успехом!
      Я ткнул пальцем в сторону фигуры с заячьими ушами и проревел:
      - Федерико!!! - Фигурка отчаянно затряслась. - Тебе по любому стоило остаться дома.
      Я задумчиво покачал головой, и произнес в заключение:
      - Эммануил, Эммануил! Может, и не так плоха была задумка, но с подготовкой у вас большие проблемы. Короче, обман раскрылся, и розыгрыш не удался!
      Козел Эммануил сорвал колпак с головы, и в бешенстве швырнул его на пол.
      - Блядь! Твою мать! Такую задумку испортил, падла!!!
      
      Его нос, сломанный когда-то мною в ходе эстетической дискуссии, отчего-то до сих пор был не отремонтирован, и смотрел влево.
      Его лицо, искаженное яростью, перекосило вправо.
      Он излучал ненависть на всех возможных диапазонах. Она фонтанировала из него ваттами, вольтами, тоннами и гигабайтами.
      Она... Да она попросту парализовала всех!
      Кровь застыла в жилах человеческих! Остановилось электричество в проводах у робо!
      Абсолютную тишину нарушил вдруг громкий чавкающий звук...
      Это, потеряв сознание от ужаса, стремительно спикировал беззащитной ушастой мордой в дымящуюся кучу зловещего гоблинского дерьма наш печально знаменитый робозаяц по имени Федерико...
      
      Глава 12. Финал сценария
      
      1
      
      Эммануил дымился злобой и шипел, как змеетеща на сковороде.
      - Ублюдки!!! - Вопил он. - Ничтожества!!! Я изучил все материалы его дела! Я написал гениальный сценарий! Расписал вам каждое слово.
      А сколько денег я вбухал! Аренда павильона, декорации, костюмы. Да одно только гоблинское говно встало мне в штуку новозеландских мифриликов!!!
      От вас же требовалось совсем немного, почти ничего, но вы лажанулись на полную катушку!!!
      Он подошел к неподвижному Федерико, и наступил на его голову ногой. Эммануил принялся крутить носком, будто голова Федерико была окурком, который он собирался растереть.
      - Тебе и впрямь лучше было остаться дома, дружок! - Ласково приговаривал он.
      Голова несчастного робозайца все глубже погружалась в темно-коричневую массу.
      - Эммануил, прошу тебя, не надо! - Запричитала Сестрица Чума. - Эммануильчик!!! Эммануильчичек!!!
      - Сколько неподдельной страсти! - сказал с сарказмом озверевший робокозел. - А какой полет импровизации: "Эммануильчик! Эммануильчичек!" Где же было все это, дура, когда ты бубнила наш вердикт?!
      - Нет, - попытался успокоить Эммануила псевдоассистент Густав, - отвечаю тебе, первые несколько минут он повелся! Он не сразу нас раскусил...
      - Несколько минут? - Усмехнулся Эммануил, наконец-то отойдя от бедолаги Федерико. - И стоило мне проделывать всю эту гигантскую работу ради нескольких паршивых минут?! Заткнулись бы лучше, имбецилы!
      Эта тусовка недостойна своего гауляйтера!
      - Верно! - Вдруг поддакнул псевдорежиссер Гюнтер. - Облажались по-крупному! Всю середину сценария запороли.
      И все же, Эммануил, самое сильное место в твоем сценарии - это финал! А финал ведь этот не зависит от того - догадался о чем-то господин Мышь или нет...
      Гюнтер вытащил их кармана несколько смятых листков, и ткнул пальцем в один из них:
      - Вот. "Пытки и казнь господина Мыши". Павильон. Два с половиной часа.
      Ну, так - вот тебе господин Мышь, вот тебе павильон. И никто из нас никуда не торопится.
      - Действительно. - Сказал Эммануил, и пристально посмотрел на меня.
      И все остальные уставились тоже. Все, до одного. Ну, кроме зайца Федерико...
      
      2
      
      - Эй, - сказал я, - ребятки, умерьте прыть, не то нарветесь на неприятности с законом! Не в Африке живем...
      - Робосудием пугать вздумал?! - Рассмеялся гигантский карлик псевдоОмен-Немо. - Ты вот недавно повара замочил, и сильно тебя за это наказали?!
      Аргумент был серьезный.
      Пока я раздумывал над ответом, в руках у них появились еще посерьезней: дубинки, молотки, и даже несколько сковород.
      Кропотливо же поработала над сценарием эта подлая собака козел Эммануил!
      Они превратились в единое целое, в живую стену, ощетинившуюся орудиями локального джихада. И эти орудия поползли на меня!
      Эммануил остановился, взмахнув рукой, и группа локального джихада также притормозила.
      - А знаешь ли ты, - вопросил Эммануил, - указывая на свой изрядно помятый интерфейс, - отчего я до сих пор не заменил нос?
      - Загадка природы. - Буркнул я.
      - Я поклялся, - патетически воскликнул Эммануил, - не ремонтировать нанесенные мне повреждения до тех пор, пока не отомщу за них! Завтра я верну себе нормальный нос!
      - Начни с нормальных мозгов, парень. - Посоветовал я.
      - Это все, что ты хотел сказать перед смертью, крыса недоношенная?!
      Я пожал плечами. С робокозлами и так говорить не о чем. Тем более - перед смертью!
      Вот- вот, сегодня-завтра должен был я узнать что-то очень важное от Кристины. И от Нины Воронцовой. Да, наверняка, и от Ханны фон Шмерц.
      И так некстати этот облом! Фатальный, и, возможно, летальный...
      
      Живая стена поперла снова. Я попятился.
      Этот блестящий маневр спасал недолго: уже через полминуты я уперся спиной в стену павильона.
      Отступать дальше было некуда. Наступать, к сожалению, тоже...
      
      (с) Алекс Грин, 2007
      
      ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 61, последний от 02/07/2008.
  • © Copyright Грин Алекс (alexgrin21@013.net)
  • Обновлено: 16/03/2007. 63k. Статистика.
  • Глава: Киберпанк
  • Оценка: 5.34*26  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.