Ахманов Михаил
Последняя битва

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ахманов Михаил
  • Обновлено: 27/10/2008. 494k. Статистика.
  • Статья: Фантастика Роман
  • Оценка: 6.84*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  • МИХАИЛ АХМАНОВ ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА И АВТОРА Не удивляйтесь, дорогой читатель, такому странному заголовку; со мной уже бывали метаморфозы, превращавшие меня из переводчика в автора и из автора в переводчика. Случилось такое и в этот раз. Причину я постараюсь объяснить в конце предисловия, а сейчас займемся Стерлингом Ланье, автором номер один, и его творением - двумя романами об Иеро Дистине. Первая книга о приключениях Иеро, воина-киллмена и священника Универсальной Кандианской Церкви, выходила в серии фэнтези издательства "Северо-Запад" дважды, в 1991 и 1992 годах. То было первое знакомство наших любителей фантастики со Стерлингом Ланье, канадским автором, чье творчество до того момента оставалось в России совершенно неизвестным. Судя по отзывам и тиражам (составившим в общей сложности триста тысяч экземпляров), роман понравился; в 1994 году он был переиздан вместе со второй книгой издательствами "Сфинкс Спб" и "Эгос", а в 1997 году издательство "Северо-Запад" выпустило вторую книгу отдельно. Так началось и продолжилось наше знакомство с Иеро Дистином и другой примечательной фигурой - Стерлингом Ланье, его творцом. Ланье родился в 1927 году и долгое время жил во Флориде, вместе со своей женой и двумя детьми. Он получил гуманитарное образование и по университетской специальности является антропологом и археологом - хотя, вероятно, в этой области впоследствии не работал. Судьба распорядилась иначе: Ланье сделался скульптором, редактором и писателем. Можно сказать, что на всех этих поприщах ему сопутствовал успех - так, его скульптуры экспонируются в нескольких музеях США, в том числе и в Смитсоновском Институте, а редактировал он не что-нибудь сиюминутное и пустяковое, а "Дюну" Фрэнка Херберта. Но написал Ланье немного, и два романа об Иеро Дистине стали самыми крупными и самыми лучшими его произведениями, подарившими ему известность и членство в ассоциации американских писателей-фантастов. Хотя впервые роман Ланье вышел в свет на русском языке в упомянутой выше серии фэнтези, он, пожалуй, лишь наполовину относится к этому сказочному жанру. На мой взгляд, обе книги об Иеро Дистине являются скорее классическим образцом приключенческой фантастики, так как за всеми упоминаниями о колдунах, Нечистом и злом волшебстве стоят совершенно конкретные вещи - мутации после ядерной катастрофы и климатические перемены, усиление телепатической мощи разумных существ, борьба за власть между сторонниками Добра и Зла. Безусловно и то, что в рамках приключенческой НФ роман принадлежит к разновидности жанра, повествующей о непобедимых суперменах, и что Иеро Дистин сродни таким героям, как Конан Варвар и Ричард Блейд. О чем же говорится в романах Ланье? В них описан мир семь тысяч четыреста семьдесят шестого года от рождества Христова - мир, переживший ядерную и биологическую катастрофу, которую наши далекие потомки называют Смертью. Смерть пришла на Землю за несколько тысяч лет до эпохи Иеро (предположительно - в наши времена); она уничтожила основные населенные центры и большую часть человечества. Затем на планете началось потепление, южная Канада и север США, где происходит действие романов, покрылись джунглями, а животные, в результате вызванных радиоактивностью мутаций, чудовищно видоизменились. Часть из них обрела разум; так появились новые племена и народы, враждебные человеку или готовые вступить с ним в союз. Изменились и люди. Хотя внешне они остаются похожими на предков, мутации пробудили в них ментальный телепатический дар, способность к предвидению будущего и другие паранормальные таланты. В целом же Североамериканский континент превратился в полуобитаемую "терра инкогнита": в его северной части возникла структура Аббатств с республиками Метс и Атви, в районе Великих Озер - империя Зла, возглавляемая темными адептами, слугами Нечистого, а на атлантическом побережье - несколько королевств, населенных потомками чернокожих. Метс и Атви, объединенные в Кандианский политический и религиозный союз, борются с Нечистым и Темным Братством, но силы их на исходе; лишь древние машины и приборы, сохранившиеся в разрушенных городах, могут спасти северян. На поиски этих сокровищ и отправляется пер Иеро, боец, священник и заклинатель, владеющий могучим телепатическим даром. Но ищет он не оружие, а знания - компьютеры, с помощью которых Аббатства собираются спланировать стратегию борьбы с Нечистым. Странствуя по берегам Внутреннего моря, образовавшегося при слиянии Великих Озер, Иеро спасает юную чернокожую девушку-рабыню Лучар, принцессу из Д'Алви, одного из королевств, лежащих на побережье Лантика, прежнего Атлантического океана. Затем он попадает в плен к злобным колдунам Темного Братства, сражается с ними, бежит и спасается от погони с помощью старого эливенера брата Альдо. Эливенеры - древний орден ученых и хранителей знаний, верных Одиннадцатой Заповеди; ее нет в Библии и звучит она так: "Да не уничтожишь ты Земли и всякой жизни на ней." Хотя эливенеры придерживаются принципа непротивления злу насилием, Альдо готов заключить союз с Аббатствами, так как, лишь объединившись, Метс, Атви и эливенеры могут противостоять Темному Братству. Его адепты стремятся разыскать древние военные базы с ядерными ракетами и окончательно уничтожить жизнь на Земле. Три путника, Иеро, прекрасная Лучар и брат Альдо, отправляются на юг в поисках древних знаний. Они путешествуют вместе с Клоцем, огромным полуразумным лосем, скакуном Иеро, и Гормом, молодым медведем-телепатом, представителем одной из новых мыслящих рас; к ним присоединяются капитан Гимп и экипаж торгового судна, на котором странники пересекают Внутреннее море. Преодолев многие опасности, они добираются до подземной ракетной базы. Но там их подстерегает Дом, жуткий мутант, страшное чудовище, владеющее неодолимой ментальной силой - и, вдобавок, по их следам спешит целое воинство Темного Братства. К счастью, Иеро удается столкнуть злых колдунов с мутантом, и пока они выясняют отношения, он ухитряется взорвать базу. Древнее чудовищное оружие гибнет, но Лучар спасает самое дорогое - знания; она разыскала и вынесла из мрачного подземелья книги, в которых изложены принципы конструирования компьютеров. Первый роман заканчивается на том, что путники расстаются. Горм возвращается к своему медвежьему народу, дабы склонить его к союзу с людьми; брат Альдо идет на север, в республику Метс - он должен доставить туда драгоценные книги и согласовать совместные действия метсов и эливенеров против Темного Братства. Иеро и Лучар, ставшая его возлюбленной, вместе с верным Клоцем, отправляются на восток, в негритянское королевство Д'Алви, на родину прекрасной чернокожей принцессы. Дальнейшие приключения Иеро описаны во втором романе. Он становится счастливым супругом Лучар и принцем, но герцог Амибал Азо, претендующий на трон Д'Алви, поднимает мятеж и разбивает королевское войско. Лучар, с остатками армии, скрывается в джунглях, а Иеро враги захватывают в плен и лишают ментальной силы с помощью наркотика. Он бежит и, после долгих странствий, попадает во владения Солайтера - огромной разумной улитки-телепата. Это удивительное существо помогает беглецу, восстанавливает его телепатический дар, после чего Иеро, вернувшись к Внутреннему морю, встречается с армией соплеменников и принимает участие в битвах, уничтоживших силы Темного Братства. Отмечу, что второй роман безусловно предполагает продолжение, так как Иеро, разгромив полчища слуг Нечистого на севере, отправляется на юг, чтобы спасти свою принцессу. Подобный конец можно рассматривать как заявку на третью часть сериала, которую Ланье так и не написал. Подождав недолгое время, лет десять-одиннадцать, я решил закончить эту историю по просьбе наших российских издателей, "АСТ" и "Северо-Запада", а заодно подготовить новый русскоязычный вариант романов Ланье. В этот момент я превратился из переводчика в автора, и должен признаться, что эта метаморфоза случилась под несомненным ментальным воздействием Солайтера, той самой разумной улитки из второго романа. Напомню, что сказало это мудрое существо в самом конце пятой главы: "То, что отложено, надо закончить, иначе в мире воцарится беспорядок." Я с ним полностью согласен. Михаил Ахманов Санкт-Петербург, август-сентябрь 2000 г. МИХАИЛ АХМАНОВ ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА ПРОЛОГ В северный лес и великие южные джунгли, в просторы саванны и бесплодные плоскогорья запада пришла весна. Она не слишком отличалась от зимы, ибо в году семь тысяч четыреста семьдесят девятом от рождения Спасителя климат планеты сильно изменился; потепление, наступившее в начале нового межледникового периода, вызвало бурную вспышку жизни, какой Земля не знала с легендарных времен, с эпохи Гондваны и Пасифиды. Льды а Арктике и Антарктике растаяли, океан поглотил низменные континентальные берега, Тайг, дремучий хвойный лес, шагнул на север, вытеснив тундру, тропические джунгли затопили мир до уровня сороковой параллели, а на экваторе, в районах бывших могучих рек Конго и Амазонки, протянулись бесплодные, сожженные солнцем пустыни. Человек тоже внес свою лепту в эти метаморфозы; после Смерти - атомного побоища, произошедшего пять тысячелетий тому назад - развитие флоры и фауны под действием радиации породило множество новых, чудовищных форм; мутировавшие деревья теперь достигали сотен футов в высоту, гигантские животные, подобные бронированным древним динозаврам, бродили среди лесов и степей, жуткие монстры таились в руинах древних городов и в радиоактивных пустынях, мерцавших по ночам зловещими голубоватыми огнями. Кроме того, люди, изрядно уменьшившиеся в числе и растерявшие большую часть технологических достижений, уже не являлись единственными носителями разума; в результате мутаций возникли новые расы разумных существ, иногда враждебные человеку, часто не дарившие его вниманием, и в очень редких случаях готовые объединиться и сотрудничать с ним, чтобы вместе противостоять Нечистому. Да, мир изменился! Однако, как и в древние времена, он был разделен и расколот, и Добро по-прежнему мерилось силой со Злом в кровопролитных беспощадных битвах. Но что касается климата, он, безусловно, сделался мягче, и в главных зонах обитания, в Евразии и на Североамериканском материке, лето было долгим и жарким, а зима - почти бесснежной и, на первый взгляд, не слишком отличавшейся от осени и весны. Тем не менее деревья и травы, сохранившие память о четырех временах года, все еще покорно внимали весеннему зову. В этот период соки в огромных соснах Тайга струились быстрей, дубы, березы и клены красовались в свежем лиственном уборе, бамбук выпускал молодые ростки, мох у подножий пальм и хвойных деревьев вздымался пышной зеленой периной, а цветы казались ярче и благоухали сильней. В ту весну на болотах и полянах Тайга, и в южных лесах, увитых лианами, большая часть цветов имела кровавый оттенок, алый или багряный. Простые люди в Республике Метс и в Южных Королевствах, фермеры, трапперы и рыболовы, при виде их творили крестное знамение, говоря, что это злые цветы, возросшие на крови слуг Нечистого и их пособников, мерзких лемутов. Священники, как в северных Аббатствах Канды, так и в Д'Алви, Кэлине, Чизпеке и других приморских странах, хранили молчание на сей счет. Да и что они могли сказать? Пути Господни неисповедимы, и, быть может, Творец действительно слал знамение, дабы напомнить Нечистому, что гнев Его колеблет горы, что мощь Его не иссякла и выбор орудий Его воли не оскудеет никогда. Во всяком случае, пер Иеро Дистин, священник, воин и принц Д'Алви, думал именно так. Прошло полтора года с тех великих дней, когда при штурме Нианы был разгромлен Желтый Круг союза Темных Мастеров, а затем, в битве на озере Слез, флот, конница и стрелки метсов уничтожили два северных Круга, Красный и Голубой, вместе с их вождями и ордами лемутов, людей-крыс, Волосатых Ревунов, псов Скорби и прочей нечистью. То были дни торжества для Иеро, ибо Республика, которой он служил силой рук и разума, наконец сокрушила адептов Нечистого, поставив точку в многолетнем споре: кто будет властвовать над континентом от океана Лантика до западных гор и соленых вод. Он бился в том и в другом сражении, он одержал победу и был награжден: Горм и двое старейшин медвежьего племени принесли ему голову С'даны, вождя Голубых, его смертельного врага. Победа, почести и посрамление Нечистого... Чего еще желать священнику и воину? Но он был также принцем и супругом. Лучар, его темнокожая принцесса, ждала в дремучих южных лесах, и ждал ее народ, изнемогавший в междуусобной резне. Вести из Д'Алви, принесенные братом Альдо, главой эливенеров, были тревожными, если не сказать больше: мятеж герцога Амибала ширился, король Даниэл, отец Лучар, страдал от тяжкой раны, а его полководца графа Гифтаха, вместе с остатками армии, мятежники оттеснили в джунгли, отрезав от побережья и помощи верных королю племен. Возможно, Гифтах смог бы справиться с Амибалом и его советником жрецом Джозато, но их поддерживал Зеленый Круг - последний, еще не разгромленный оплот Нечистого на юге. К тому же Эфраим, король Чизпека, перешел с отборным воинством северную границу Д'Алви, действуя по принципу: если соседи дерутся, самое время стащить с их стола пирог и кувшин с вином. Зная, что Эфраим законченный мерзавец, Иеро полагал, что пирогом и вином тот не ограничится; скорее, прихватит и стол со скатертью. Он собирался в Д'Алви с Клоцем, Гормом и тремя своими верными иир'ова, но судьба в лице Куласа Демеро, генерала-аббата и гонфалоньера Республики, распорядилась иначе: он отплыл из Намкуша в Ниану на паровом дредноуте, в сопровождении флотилии парусных кораблей с двумя легионами Стражей Границы. Зеленый Круг должен быть уничтожен, а прах последних Темных Мастеров развеян по ветру! Так повелели Совет Аббатств и отец Демеро, и воин-священник выполнил их приказ. Оставив небольшой гарнизон в Ниане, он двинулся на восток, к побережью Лантика, и первым ударом сбросил в соленые воды армию Эфраима. Это была славная битва, на широком песчаном пляже, под неумолчный рокот волн! Тучи стрел затмили солнце, расступились воды и дрогнула под копытами лорсов земля, когда Иеро вел кавалерию в атаку; и там, где прошли его всадники, пески из золотистых стали алыми. Весть о том, что северный принц вернулся в Д'Алви, всколыхнула всю страну; в лагерь его начали стекаться рыбаки побережья, быстроногие му'аманы, сыны Давида и отряды верных королю нобилей. Через неделю он подступил к столице с многотысячной армией, взял город и очистил его от людей Амибала и их союзников. Затем началась долгая война в джунглях; войско герцога, избегая решительного сражения, отступало на юго-запад, теряя бойцов в непролазных чащах и безводных пустынях Смерти. Иеро шел за врагом по пятам, повторяя путь, проделанный им полугодом раньше, во время бегства от слуг Нечистого; тот путь, что привел его к Солайтеру. И он знал, что ожидает Амибала в конце дороги. После шести недель преследования поредевшая армия герцога выбралась в южные степи, в благодатный край непуганных животных и ручьев с чистой кристальной водой. Здесь были хищники и гигантские травоядные звери, но Амибал их, похоже, не опасался - с его войском шли колдуны Зеленого Круга, и все живое бежало перед ними. Выбрав подходящее место среди холмов, герцог велел разбить лагерь и возвести валы; его воины, люди и лемуты, отдыхали и отъедались, готовясь к решительной битве с северянами. Их оставалось еще много, тысяч пять или шесть бойцов, чье мужество подогревали телепатическим внушением адепты Нечистого. Но из саванны явились иир'ова, и вместо битвы произошла резня. Степных охотников было всего три сотни, но Ветер Смерти летел впереди них, внушая ужас и сея панику. Они нагрянули на спящий лагерь в темноте, и воины Иеро, сидевшие у костров в двух милях от противника, слышали не звон оружия, а жуткие вопли, стоны и предсмертный хрип. Это продолжалось все ночь, а утром, когда наступила тишина, над лагерем в холмах закружили грифы-трупоеды. Иеро не вмешивался в это побоище, и ни один его солдат не обнажил в ту ночь оружие. Дети Ночного Ветра мстили Темным Мастерам за свой позор, за годы пленения и мук - мстили так, как мстит раса воинов: клыком и ножом. То было их право, и Иеро полагал, что Господь простит им жестокость. Разве не сказано в Святой Книге: поднявший меч от меча и погибнет? В резне расстались с жизнью герцог Амибал, Джозато и полтора десятка колдунов, вместе с вождем Зеленого Круга С'лорном. Войско метсов повернуло назад, к побережью; шли не спеша, прорубая в джунглях дорогу, строя из неохватных бревен форты, прочесывая лес, отлавливая и уничтожая лемутов, шайки разбойников и жутких тварей, бродивших по окраинам пустынь Смерти. Меж армией северян и Д'Алви сновали гонцы, приносили добрые вести: король Даниэл оправился от ран и энергично наводит в стране порядок; граф Гифтах занял столицу Чизпека и королевским указом назначен в тех землях наместником; подписан договор с Кандой, и в Южных Королевствах учреждено Аббатство святого Бенедикта - дабы способствовать служению Господу и просвещению всех сословий. Иеро, успокоившись, взял малый отряд всадников и отправился вместе с Гормом за своей принцессой. Он знал, где ее искать - к северу от нового тракта, в стране лесных дриад прекрасной Вайлэ-ри. Там он и нашел Лучар, ставшую еще прелестней и повзрослевшую, словно племя дриад вложило ей в сердце силу и мудрость великого леса. Юность ее закончилась; вместо былой девчонки Иеро увидел зрелую женщину, познавшую себя и понимающую, чего она хочет. В сущности, немногого: быть с ним, дать жизнь его детям и сделать так, чтобы страна ее процветала, забыв с войнах и происках Нечистого. На той поляне, где их когда-то усыпили зельем, подмешанным в вино, они остались на несколько дней. Счастливые дни - а ночи были еще счастливее! Но Вайлэ-ри не явилась Иеро, и ни Горм, ни он сам не смогли нащупать ее ментальных излучений; лес молчал будто вымерший, оберегая свои секреты. Лучар тоже молчала. Ни в эти дни, ни позже Иеро не узнал, как она прожила эти месяцы, о чем говорила с Вайлэ-ри и видела ли ее дитя. И х дитя... Дар, который Лучар сделала когда-то лесной королеве... Кто родился у нее, девочка или все-таки мальчик, как она надеялась? Любопытство мучило священника, но эта тема была запретной, и лишь по тому, что Лучар все чаще заговаривала о детях, он догадался, что его семя не пропало втуне. Он попробовал расспросить трех воинов, телохранителей Лучар, оберегавших ее в этом лесу, но знали они немногое - лишь то, что принцесса временами исчезала, и что в эти ночи им снились восхитительные сны, полные любовных утех с бледнокожими прекрасными дриадами. Спустя пару недель они вернулись в столицу Д'Алви, в объятия короля Даниэла и свои дворцовые покои. Жизнь постепенно налаживалась; северные воины отправились на родину, в Канду, а вместо них прибыл аббат с десятком священников; братья-эливенеры бродили по лесам в сопровождении иир'ова, разыскивали последние логовища слуг Нечистого; ученые Аббатств трудились (пока - безрезультатно) над решетчатым экраном и другими машинами колдунов, что были найдены в Ниане, Мануне и прочих местах; мастер Гимп со своей командой бороздил морские просторы на новом коробле; брат Альдо отправился вместе с Гормом к медвежьему народу; его преподобие отец Демеро занимался сразу сотней дел: следил за разработкой первых компьютеров, искал затаившихся в Канде бывших шпионов Нечистого, прокладывал линию телеграфа между Саском и Монреем, столицей Союза Атви, строил дороги и новые Аббатства на берегах Внутреннего моря. Но было что-то еще, какая-то тайная миссия, о чем Иеро слышал от разведчиков, все чаще приходивших в Д'Алви; гонфалоньер рассылал их целыми группами в Затерянные города, на юг, восток и запад, уже не опасаясь слуг Нечистого. Эти люди что-то искали, но цель экспедиций была неизвестна им самим, в чем Иеро убедился, осторожно зондируя разумы разведчиков. Может быть, цель - старинные компьютеры? Или иные чудеса былых времен, средства транспорта или устройства связи? Легенды гласили, что в древности человек умел передавать без всякой телепатии не только звуки, но целые движущиеся картины, летевшие вокруг мира на десятки тысяч миль... Это расстояние казалось Иеро огромным; даже он, лучший телепат Республики, не мог послать связное слово дальше тридцати миль. Правда, приборы Темных Мастеров, с которыми сейчас работали ученые в Саске, могли увеличить эту дистанцию в десять раз. Однако сигнал, пришедший к нему темной январской ночью, был послан не из Саска, не отцом Демеро и даже не могучим разумом Солайтера. Озеро Солайтера лежало на юге, Саск - на северо-западе, тогда как сигнал пришел с востока - мгновенный слабый импульс, кольнувший мозг Иеро отточенной иглой. Он тут же поставил защиту; это было непроизвольныи инстинктивным действием, средством предохранить свой разум от чужого вмешательства. Затем, осторожно двигаясь, чтобы не разбудить Лучар, вылез из постели, зажег свечу и сел в плетеном кресле у окна, посматривая то на звездное небо, то на свою принцессу, прислушиваясь к ее тихому дыханию. Лучар спала на спине. Кончался третий месяц с того дня, когда они узнали, что в чреве ее зреет новая жизнь; живот был еще незаметен, но все-таки она спала на спине, как предписали королевские медики. Кроме того, она перестала есть острые блюда, почти не пила вина, а неделю назад отказалась от верховых поездок на хоппере, сменив их неспешными прогулками по дорожкам дворцового сада. Иеро обратил внимание, что временами она замирает, кладет ладонь на живот и будто прислушивается, склонив к плечу головку в кольцах темных кудрей; ходила она теперь так, словно под сердцем ее покоилось сокровище их тонкого хрупкого хрусталя. Эти перемены умиляли священника; и сам он временами, закрыв глаза, чувствовал, как детские пальцы касаются щек и треплют его усы. Однако он собирался поразмышлять о сигнале... Слабый, очень слабый, пришедший с востока и будто бы сверху, из астральный просторов, усыпанных яркими звездами... Впрочем, такое предположение нелепо; кто мог говорить с ним со звездный небес, кроме Великого Создателя? И если б такое случилось, - тут Иеро перекрестился, - то мысль Творца была бы сильной и внятной, ибо Он не шепчет, а говорит со своими слугами в полный голос. Конечно, в том случае, если желает им что-то сказать... Сам Иеро не удостоился подобной чести, но пер Сагенай, юный пророк и провидец Аббатств, утверждал, что именно так приходят Откровения от Господа, и не было причин ему не верить. Что же то был за сигнал? Явно не образы и не слова, а лишь какое-то чувство, такое же смутное, как контуры здания или фигуры, скрытые туманом. Да, чувство... Какое же? Что-то томительное, неясное, будто он должен был сделать какое-то дело, да позабыл... Странно! Сейчас его главное дело - хранить свою жену, а также покой в королевстве. И с тем, и с другим он вполне справлялся без подсказок - тем более, пришедших от неведомого существа. Но это чувство, этот импульс что-то ему напоминали. Что-то знакомое, уже случавшееся с ним однажды, и тоже, кажется, во время сна... Иеро нахмурился, глядя на свечу, но мысль-воспоминание была неуловимой, как ароматный дым сгорающего воска. Так, с недовольно сдвинутыми бровями, он и шагнул к постели, а потом заснул - в уютной темноте опочивальни, рядом со своей принцессой. Прошло полтора месяца, наполненных обычными трудами и заботами, и за этот срок сигнал с небес трижды касался его разума. С небес, бесспорно! В этом уже не было сомнений, как и в определении эмоции, которую нес короткий, едва ощутимый ментальный импульс, приходивший ночью. Его звали, звали за океан, на восток! В те края, где за солеными водами Лантика лежали древние материки, Евразия и Африка, Старый Свет, прародина его далеких предков - и тех, что относились к белой расе, и тех, что пришли гораздо раньше на этот континент и назывались теперь иннейцами... Его звали настойчиво и упорно, хотя уже тысячи лет ни один корабль и ни один человек не рисковал переплыть огромный океан Востока... И еще одно стало ясно: этот ментальный импульс в самом деле оказался знакомым и был похож на зов Солайтера, тот самый, которым гигантский моллюск когда-то приманил Иеро к озеру среди пурпурных холмов. В этом таилась опасность, и священник теперь отходил ко сну в непроницаемом панцире ментального барьера. Но над своими снами он был не властен, и все чаще являлись ему в тревожном ночном забытьи два человека, два старца - аббат Демеро с пронзительным взором темных глаз, и седобородый темнокожий эливенер брат Альдо. - Океан не безбрежен, - напоминал ему аббат. - За солеными водами лежат другие континенты, мой мальчик, и ты об этом должен знать, если припомнишь, чему тебя учили. Там, в Старом Свете, престол наместника Божьего на Земле, там камни Израиля, которых касался стопой Спаситель, и там... - ...источник силы темных колдунов! - нахмурившись, вторил брат Альдо. - Это не древние легенды о Спасителе и его наместниках, а истина, пер Иеро! Наше Братство имеет сведения... туманные, собранные по крохам... информацию о том, что обитель Нечистого - в той, другой половине мира. Там обитает Нечистый, нечто злобное, могущественное, страшное, но реальное, клянусь жизнью и ее Творцом! Готов ли ты отправиться за океан, чтобы померяться с ним силой? Ты, священник и воин, равного которому нет среди нас? Старцы произносили слова, которые слышал от них Иеро, отплывая с легионами Стражей из Намкуша, торопясь на выручку своей принцессе. И, спящий, он отвечал им точно так же, как в тот день: - Я пойду туда, если отец Демеро разрешит. И если мне удастся преодолеть океан. Этот сон кончался всегда одинаково: старый аббат поднимал нагрудный крест и говорил: - Хорошо, мой мальчик, ты получишь разрешение! Сразить Нечистого - великий подвиг, и я благословляю тебя во имя Господа нашего и матери Церкви! Сон, видимо, был вещим; едва наступила весна, как всадник на истомленном лорсе привез послание от отца Демеро. Тот звал своего бывшего ученика на север, но не в Саск и не вообще не в Республику, а на остров Ньюфол, безлюдный, покрытый вековечным лесом, лежащий у восточного побережья Союза Атви. Странное место для рандеву... Даже во времена до Смерти, когда этот остров был населен и назывался Ньюфаундлендом. И дело было странным; сущность его старый аббат не сообщал, предупреждая лишь, что поезка может затянуться. "Если так, - думал Иеро, седлая Клоца, - я не услышу первого крика моего сына." Эта мысль наполнила его печалью, но потом он подумал о сотнях воинов, что пали в битвах на озере Слез и в Д'Алви, о тех, кто никогда не увидит своих сыновей, о своем долге перед ними и о том, что его судьба сложилась счастливей: он был жив, силен, любим, и мог, как прежде, бороться с Нечистым. И потому, прощаясь с Лучар, он не выказал печали; осторожно прижал к себе, расцеловал и шепнул ей в ухо, что в день, когда их сын народится на свет Божий, он непременно будет с ней. Затем поднялся в седло, выехал в сопровождении немногих спутников из города и повернул на север, к Монрею, столице Атви, куда и прибыл спустя неделю. Там его поджидал корабль, чтобы доставить на остров Ньюфол, в бухту на северном побережье, носившую в давние времена имя залива Нотр-Дам. Кончался март семь тысяч четыреста семьдесят девятого года от рождества Христова... ГЛАВА 1. СНОВА В ПУТЬ Дирижабль был огромен. Пожалуй, тут, на берегу, рядом с хижинами временного поселка, где жили мастера и воины охраны, его не с чем было сравнить - кроме, разумеется, титанических сосен, тянувших к небу темно-зеленые вершины. Четыре таких гигантских дерева, росших тесным неправильным квадратом, были очищены от ветвей и перевязаны толстыми брусьями так, что получилась причальная мачта; там, на высоте, над площадкой из плотно пригнанных досок, и покачивалось сейчас серо-голубое чудо. Иеро знал, что цвет дирижабля не случаен, а должен маскировать оболочку с гондолой на фоне небес и океанских вод. Этот летательный аппарат, принадлежавший когда-то воздушным силам США и найденный вместе с запасами топлива и баллонами с легким негорючим газом на одной из заброшенных баз, предназначался для войны, но не для битв, а для каких-то других целей, неясных лучшим ученым Аббатств. Они говорили, что он построен почти без металла, а значит, его не могли обнаружить загадочные древние приборы, существовавшие до Смерти и называвшиеся по-разному - станции наблюдения, локаторы, радары. Они говорили, что дирижабль может скрыться за облаками, подняться на десятимильную высоту или скользить над морем на высоте человеческого роста; что он способен плыть в воздушных течениях не включая моторов, и что его оболочка странным образом почти не отражает света. Еще они говорили, что этот эфирный корабль надежен и прост в управлении, так как на нем стоит компьютер, соединенный со зрительной трубой, и судно, видимо, ориентируется по компасу и звездам; если задать маршрут, компьютер сам выберет направление, отыщет воздушный поток, а в нужные моменты включит и выключит двигатели. Словом, на этом корабле можно было облететь весь мир, и Иеро не сомневался, что его предназначили для шпионажа и тайной разведки. Может быть, для чего-то еще, но только не для воздушных сражений - никакого оружия на борту не имелось. Зато, кроме компьютера, были десятки непонятных приборов с круглыми и квадратными экранами, шкалами, лампочками, кнопками и рычажками, которые приводили капитана Гимпа в состояние полного изумления. Во время тренировочных полетов что-то светилось и работало, а что-то - нет, но специалисты-радиотехники из Саска и Монрея не демонтировали ни единого устройства, хоть руки у них чесались как после пучка крапивы. Однако никто не мог сказать, какой из этих приборов необходим в полете, а без какого можно обойтись, и потому ученые не вскрыли ни единого пульта и не коснулись ни одного проводка. Вскинув голову и запустив пальцы в шерсть прижавшегося к его коленям Горма, Иеро в десятый, должно быть, раз взирал на это чудо. От медведя исходило ощущение тревоги и неуверенности, и священник постарался передать ему то восхитительное чувство, которое охватывало его в воздухе. Он летал уже четырежды, с Гимпом, братом Альдо и парой техников-наставников, и самая долгая их экспедиция, облет вокруг Ньюфола, заняла половину суток. Во время нее мастер Гимп сам поднял и приземлил корабль и управлял им в воздухе; по его утверждению, это было куда проще, чем идти против ветра на хлипком паруснике, если только не пугаться чертовых мигающих огоньков и колдовских стекляшек в пилотской кабине. Впрочем, там нашлось для него кое-что знакомое, самый главный и привычный инструмент - штурвал; и Гимп управлялся с ним с той же сноровкой, что на "Красотке джунглей", новом своем корабле. Сейчас достойный капитан сопел за спинами стоявших рядом Иеро и его преподобия гонфалоньера, то почесывая мощную волосатую грудь, то дергая свисавшую с затылка косичку, то озирая свою команду придирчивым взором. Она была немногочисленной и состояла из двух белокожих рыжеволосых парней с глазами, подобными голубоватому льду северных озер. Эту парочку, Рагнара и Сигурда, Иеро помнил еще по "Морской деве", ибо их внешность была непривычной как для метсов, так и для жителей Южных Королевств; брат Альдо считал, что они пришли с далекого севера, с огромного острова, который в эпоху до Смерти назывался Гренландией. Впрочем, старый эливенер мог ошибаться. Убедившись, что оба моряка в полном порядке, то есть трезвы, как стеклышко, Гимп оглядел пассажиров - брата Альдо и Горма - а затем пробормотал в затылок его преподобию: - Чего я не понимаю, святой отец, так это имени нашей лоханки. Вы говорили, что эти знаки у нее на брюхе читаются как "вошинтан", а это, клянусь килем и клотиком, вовсе неподходящее название для корабля! А ведь известно, как назовешь, то и получишь! Что такое "вошинтан"? Да ничего! А вот "Небесный архангел" или хотя бы "Плевок Господень" звучало б гораздо лучше. - Не поминай Господа нашего всуе, сын мой! - аббат Демеро, обернувшись к Гимпу, строго приподнял бровь. - Не в правилах Творца плеваться, ибо гнев свой Он выражает иными, более грозными путями. Что же до названия, то читается оно "Вашингтон" и означает имя древнего мученика и святого. Он жил задолго до Смерти, но и тогда сражался с Нечистым, а потому... Брат Альдо вдруг хихикнул и дернул аббата за рукав. - Прости, друг мой Кулас, но в архивах нашего Братства несколько иные сведения. Этот Вашингтон - мятежник, поднявший бунт против заморского властелина, что правил в древности Кандой и южными землями на этом материке. Бунт увенчался успехом, и в честь Вашингтона назвали город, который лежал к западу от Кэлина, в нынешней пустыне Смерти. Впрочем, как утверждают древние хроники, он был человек достойный, однако не мученик, а герой. - А в наших архивах сказано, - произнес с упрямым видом отец Демеро, - что Вашингтона канонизировали еще за столетие до Смерти. Для Матери Церкви он - святой, и в том, что вы полетите на битву с Нечистым на корабле, который носит его имя, я вижу промысел Творца. - Хмыкнув, аббат повернулся к Иеро, вытянув руку к парившему над причальной мачтой дирижаблю. - Подумай, мой мальчик, сколько чудесных совпадений! В древности в южной империи, что звалась Соединенными Штатами, построили этот воздушный корабль, дали ему имя святого и спрятали в тайном месте, в Аллеганских горах, где наши разведчики и нашли его после долгих поисков. Со спущенной оболочкой, но целым и невредимым, с запасами горючего и газа, с подробными инструкциями, как подготовить аппарат к полету и как им управлять! Разве это не чудо? - Отец Демеро выдержал многозначительную паузу. - Нам оставалось только наполнить оболочку и перебраться из горной пещеры сюда, подальше от глаз людских и досужих сплетен... - Он наклонился к Иеро и тихо добавил: - Напомню, сын мой, лишь пять человек в Совете знают об этом корабле и вашей миссии, и, говоря откровенно, двое из них не уверены, что полет в воздухе не равнозначен богохульству. Они настаивали на постройке большого океанского судна, уверяя, что человек не должен летать подобно Божьим ангелам... Но мне хотелось найти что-нибудь понадежней и побыстрее. "Так вот что искали разведчики!" - подумал Иеро и усмехнулся, поглаживая мягкий загривок Горма. - Слуги Нечистого летали, и я сам связался с колдуном, парившим надо мной во время гадания, - произнес он. - Уж этот точно не был Божьим ангелом! - Ты прав, разумеется. Но мир устроен так, что новое часто пугает, особенно людей преклонных лет, имеющих заслуги перед церковью, однако лишенных воображения и смелости. - С этими словами старый аббат обернулся, посмотрел на небольшую толпу маячивших в отдалении стражей, техников и мастеров, над которыми высился темный силуэт Клоца, и легонько подтолкнул Иеро в спину. - Ну что ж, мой мальчик... Пора! Они направились к причальной мачте, с которой была спущена корзина на прочном канате, игравшая роль примитивного подьемника. Брат Альдо и Горм забрались в нее, мастер Гимп, Рагнар и Сигурд начали подниматься по лестнице на стофутовую высоту, пренебрегая недостойным моряков устройством. Горм жался к ногам эливенера и тихонько повизгивал; расставание с твердой надежной землей пугало медведя. Мысль, полная обиды, донеслась до Иеро: "Берешь толстого, бесполезного... Не может сражаться/защитить... не может быстро бегать... Только спит, ест..." Иеро бросил взгляд туда, где над толпой торчала голова Клоца, увенчанная мощными рогами. "Ты слишком большой, парень, - передал он, сопроводив эти слова чувством тепла и нежности. - Ты не поместишься в этой летающей штуке. И в ней нет ни веток, ни листьев, ни травы. Я вовсе не хочу смотреть, как ты умираешь от голода, когда мы полетим над водой." Отец Демеро, перехвативший эти мысли, улыбнулся и потрепал священника по плечу. - Не беспокойся о своем малыше, он скоро утешится. Весна, сын мой, весна! Я прикажу, чтоб его содержали месяц-другой в стаде лорсих. Здесь, в Атви, порода боевых скакунов мельчает, и надо бы влить свежую кровь... Вверху, на площадке, четыре крепких стража крутили ворот, корзина медленно ползла вверх, и три морехода уже обогнали ее. Подошвы их сапог мелькали в шестидесяти футах над головой Иеро. Проводив их задумчивым взглядом, он сказал: - Эти рыжие парни с северного острова... Надежны ли они, отец мой? Я помню, в джунглях они держались неплохо, и Гимп поручился за них, но все же... - Все же сомневаешься? - аббат пожал плечами. - Не знаю, сколь они искусны в мореходстве, но в душах их нет зла. Их проверяли наши лучшие специалисты-дознаватели, зондировали разум того и другого, и заключение их гласит: оба они чисты перед Господом. - Он помолчал и добавил: - Ты же знаешь, почему мы выбрали именно их. Иеро кивнул. Причин, собственно, было две: во-первых, из всей команды Гимпа только двое рыжеволосых согласились отправиться в полет, а во-вторых, часть предстоящего маршрута была им неплохо знакома. Северный остров, их родина, был обитаем, и, по словам Сигурда, старшего из двух мореходов, от него до Европы было не более семисот миль. Люди с острова давно уже не плавали на восток, но расстояние до континента помнилось с древних времен, как и название моря, отделявшего их от большой земли. Это море звалось Норвежским, и Сигурд утверждал, что норвеги, рослые светловолосые люди с серыми глазами, являются предками его племени. Но когда они заселили остров, еще до Смерти или после нее, никто из островитян не мог припомнить. Судя по древним картам, это была все-таки не Гренландия, а Исландия - или Асл, как называли родину Сигурд и Рагнар. До нее от Ньюфола считалось с тысячу миль, и потому Асл казался удобным местом для промежуточной остановки - тем более, что эливенеры и Аббатства желали исследовать те неизвестные земли. Как, впрочем, и любые другие, где обитают человеческие племена, ибо после Смерти их осталось слишком мало, и всякий народ, сохранившийся в годы уничтожения, считался великой ценностью. Иеро это понимал. Его миссия состояла не только в разведке сил Нечистого, но и в изучении тех земель, о коих пять тысячелетий Аббатства не имели информации. О том, что случилось в Европе, лишь строились предположения; вероятно, вся западная часть Евразии была сплошной пустыней, так как по этим странам, союзникам империи США, был нанесен удар с востока. Возможно, после катаклизма там расплодились жуткие породы лемутов, уничтоживших людей, возможно, там свил гнездо Нечистый... Но на огромном Евразийском материке все же была нормальная жизнь. Три года тому назад к берегам Ванка, самой дальней из провинций Республики, пристал корабль, переплывший Великий океан. Его видели иннейцы, населявшие ту область, но корабль вместе с экипажем, а также три иннейских стойбища, были уничтожены лемутами, посланными Нечистым. Оставшийся в живых старик-иннеец рассказал, что приплывшие на корабле имели желтоватую кожу и черные волосы, как и описывалось в древних хрониках Аббатств; возможно, то были потомки чинов, джапов или других легендарных рас, но главное заключалось не в том. Самое главное - они, несомненно, были людьми! А значит, в Сайберне и на его восточной оконечности сохранилась жизнь. Эта гипотеза казалась вполне разумной, поскольку в древности Сайберн был такой же малонаселенной территорией, как север Канды, и вряд ли подвергался массированным атомным бомбардировкам. Выжившие там народы и племена могли стать союзниками в борьбе с Нечистым, но чтобы добраться до них, надо было пройти половину мира - на запад или на восток. Любое из этих направлений требовало промежуточных баз, портов или хотя бы опорных пунктов, и остров Асл мог стать одним из них. Может быть, самым важным на пути к землям и морям Европы. Глядя, как мореходы с привычной сноровкой взбираются по лестнице, Иеро произнес: - Если души этих парней чисты перед Господом, то почему они покинули свой остров? Помнится, Гимп говорил мне и брату Альдо, что их изгнали... Но по какой причине? Удалось ли о том проведать дознавателям? Аббат покачал головой. - Ты же знаешь, мой мальчик, что разобраться в воспоминаниях, не оформленных в виде мысленного рассказа, почти невозможно. Могу лишь заметить, что они не убийцы, не воры и не разбойники, а люди честные и храбрые. Бог знает, что случилось с ними на родине... какая-то давняя темная история, что-то связанное с женщиной... Думаю, ты разберешься сам - твой мозг стоит дюжины лучших братьев-дознавателей. Главное, они хотят вернуться и готовы оказать нам помощь в контактах с их племенем. - Я разберусь, - пообещал Иеро. - Если там замешана женщина, это серьезно. Из-за женщины может пролиться много крови. На миг смуглое личико Лучар мелькнуло перед мысленным взором священника, и он подумал, что его принцесса стоит пролитой им крови, и собственной, и чужой. Ведь она носила его дитя! Наверху Гимп и два рыжеволосых морехода уже скрылись в гондоле дирижабля. Корзину подтянули к помосту, и Горм осторожно ощупывал лапой сосновые доски. "Высоко, очень высоко, - долетела до священника мысль медведя. - Мой народ не любит забираться на деревья." "Неправда, твои предки лазали за медом, - ответил брат Альдо. - Вспомни, как они это делали, мой мохнатый друг, и приободрись." Горм громко фыркнул. "Мед! Разве в этой летающей штуке - мед? Там нет даже мха и листьев! Все мертвое, холодное..." Иеро улыбался, слушая этот ментальный диалог. Старый аббат, дернув его за рукав кожаной куртки, придвинулся ближе и зашептал: - Послушай, сынок... То, о чем ты говорил на исповеди... этот ментальный зов Нечистого... ты слышал его в последние дни? - Нет. Может быть потому, что мой разум под прочной защитой, а сам я не в силах дотянуться до источника сигнала. Слишком большое расстояние, святой отец. И потом... - Иеро смолк; даже на исповеди он не признался, что зов приходит с неба, из тех просторов, где обитает Господь со своими ангелами. Такая новость могла привести к смущению умов, и он решил держать ее пока что про себя. - Помни, - тихо промолвил отец Демеро, - ты должен вернуться. Если Зло окажется слишком сильным, не вступай с ним в схватку, сын мой; повторяю, твоя задача - разведать и вернуться. Проложить первую тропу... Первую! - он поднял сухощавый палец. - А там ты снова пройдешь по ней, но не один - с тобою будут Бог и наши легионы. - Бог и сейчас со мной. Во всяком случае, я на это надеюсь, - сказал священник, шагнув к лестнице. Брат Альдо и Горм уже ушли с помоста, и воины, втащившие наверх корзину, стояли наготове у туго натянутых канатов. Их было два, и каждый кончался искусно сделанным якорем-замком, который открывался вручную либо нажатием кнопки в пилотской кабине. Правда, второй способ Гимп еще не проверял. - Подожди, сын мой. - Старый аббат поднял висевший на груди крест, поднес его к губам Иеро и зашептал молитву. Потом обнял его и произнес, щекоча теплым дыханием ухо: - Еще одна просьба, мой мальчик. Если ты навестишь Святой Престол в столице христианства Риме, церковь будет тебе благодарна, и я, разумеется, тоже. Постарайся сделать так, чтобы путь ваш лежал через Рим и Святую Землю Палестины, а если там ничего нет, разведай, что творится в другой христианской столице. - Другой? - Иеро нахмурился, положив ладонь на ступеньку лестницы. - Разве была другая столица, кроме Рима? - Да. Мы имеем о ней очень смутные сведения, как и о всей восточной ветви христианства, но точно знаем, что за Франсом и Джоменом, Странами Старого Света, был большой город Моск. Запомни, Моск! Ты найдешь его на древней карте, заложенной в компьютер. Там была другая империя, Раша, что враждовала с западными державами... огромная страна, владевшая Сайберном и половиной Евразии... И в ней, мой мальчик, тоже верили в Господа! - Отец Демеро перекрестился. - Странно, не так ли? И на востоке, и на западе поклонялись Творцу, славили Его в храмах, молили о счастье и покое, а потом совместными усилиями уничтожили мир! - Суровый урок для нас, - молвил Иеро. - Да, суровый... Пусть Господь хранит нас от соблазнов Нечистого! Иди, сынок! Взбираясь по лестнице, Иеро повторял про себя это последнее напутствие. Его сумки, вместе с оружием и остальным снаряжением, погрузили на борт еще вчера, и сейчас при нем остался только короткий тяжелый меч; еще - нож за поясом и драгоценный мешочек с магическими принадлежностями, прозрачным кристаллом и фигурками Сорока Символов, что помогали провидеть грядущее. Он был облачен в наряд Стражей Границы, в штаны, куртку и сапоги из мягкой оленьей замши, и на шее его висел серебрянный медальон - крест и меч в круге, знак его сана священника-заклинателя Универсальной Церкви Канды. Иных символов он теперь не носил и не раскрашивал лицо, так как в Д'Алви этот обычай считался варварским и совершенно неподходящим для члена королевской фамилии. Зато темнокожие жители побережья любили наряжаться и вешать драгоценные побрякушки всюду, где удавалось их прицепить к ушам, волосам, одежде либо натянуть на пальцы, запястья и щиколотки. Это казалось Иеро смешным, но все же на королевских приемах он облачался в расшитый золотом наряд и надевал пару-другую перстней. Главным достоинством этой одежды являлась ее необъятная ширина, позволявшая прятать у пояса меч и кинжал. Поднявшись на площадку, священник кивнул замершим в ожидании воинам и огляделся. К северу от него под лучами весеннего солнца сверкали воды залива Нотр-Дам, голубые и чистые, сливавшиеся вдали с безоблачным бирюзовым небом; на юге, западе и востоке высился лес, обнимая просторную бухту темно-зеленой подковой. Сколько видел глаз, ни один дымок не поднимался над кронами елей и сосен, ни одна дорога не рассекала лесной океан. Край тут был безлюдный, покинутый людьми тысячи лет назад, ибо охотничьих угодий и мест для огородов и пастбищ хватало на материке, а рыбачить в прибрежных водах стало занятием опасным - океан кишел гигантскими хищными рыбами, от коих не спасали ни гарпун, ни лодка, ни пирога. И сейчас, как заметил Иеро, три или четыре акульих плавника резали поверхность бухты, словно напоминая пришельцам, что эта частица мира людям не принадлежит. Надолго ли? - подумал он. Внизу уже вырос поселок, полсотни хижин, собранных на атвианский манер из вкопанных вертикально бревен, за ними пластались длинные низкие корпуса мастерских и складов, у берега тянулся причал, сложенный из массивных валунов, и на нем, на прочном деревянном настиле, высилась мачта для флага и блистали начищенной бронзой четыре орудия. Когда-нибудь здесь будут город, крепость и гавань, откуда корабли отправятся в Европу и дальше, в сказочные страны, Африку, Индию, Аравию, дабы проверить, жив ли там человеческий род и не нуждается ли в подмоге... В крепкой руке, которую протянут им Аббатства, в знаниях, просвещении и защите от Нечистого... Но до этого было еще далеко, и священник, вздохнув, шагнул в овальный люк гондолы. Она представляла собой обширное вытянутое помещение с плоским полом и закругленными стенами, похожее на корабельный трюм, тридцати шагов в длину и десяти в ширину; в задней ее части был уложен груз, мешки, ящики, корзины и бурдюки с пищей, водой и снаряжением, а в середине, на откидных койках у бортов, под с небольшими круглыми окнами, расположились седобородый эливенер и два северянина-морехода. Горм грудой коричневого меха свернулся у ног брата Альдо и будто бы окаменел; лишь громкое сопение доказывало, что он еще жив и изо всех сил старается бороться с паникой. Впереди гондолу перегораживала стена со странной дверью, которая не распахивалась и не откатывалась вбок, как дверца люка, а складывалась гармошкой, чьи полосы как бы слипались друг с другом; сейчас она была сложена, и за ней виднелась пилотская кабина с шестью удобными креслами и пультом, мерцавшим скудной россыпью огней. Среди желтых, зеленых и алых лампочек мертвым антрацитовым блеском отсвечивали прямоугольные и круглые экраны, чье назначение являлось большей частью неясным; но самый большой из них, справа от кресла пилота, светился как огромный голубой глаз, расчерченный сеткой темных линий. Мастер Гимп восседал у штурвала, короткого поперечного стержня с изогнутыми рукоятями на концах, похожего на рога кау, быков, которых разводили в Д'Алви. Шея и лысина капитана побагровели от напряжения, но руки, сжимавшие непривычное устройство, были тверды, и в линии широких плеч читались уверенность и несокрушимое упрямство. Гимп утверждал, что может управиться с любой посудиной, что плавает по водам; ну, а воздушная стихия не так уж отличалась от морской. Во всяком случае, не столь сильно, чтобы смутить лучшего из мореходов Внутреннего моря. - Ты на борту, мастер Иеро? - не оборачиваясь, пробасил капитан. - Отбываем? - С Божьей помощью, - отозвался священник. - Тогда вели тем четырем бездельникам у канатов отдать швартовы, - буркнул Гимп. - А потом задрай люк, не то наш мохнатый приятель глянет вниз и окочурится со страху. Иеро махнул воинам, но те, не прикасаясь к замкам, вдруг вытянулись, вырвали клинки из ножен, грохнули рукоятями о нагрудные бляхи и замерли, отдавая воинский салют. Видимо, это являлось сигналом; внизу раскатился гулкий орудийный выстрел, и на мачту пополз флаг с зеленым кругом на белом фоне, с крестом и мечом, что грозно сверкали среди изумрудной зелени. Салютуя, Иеро вскинул руку. Пушка выпалила трижды, и солдаты разом освободили якоря. Пол под ногами священника не дрогнул, только земля вдруг стала плавно и медленно уходить вниз, словно проваливаясь в бездну; люди превратились в муравьев, хижины и бараки - в кучки тонких палочек под зелеными кровлями из лапника, орудия - в четыре блестящих золотистых пятнышка. Потом горизонт внезапно расширился, пространство небес распахнулось вглубь и вдаль, солнце брызнуло в глаза, и Иеро вновь охватило чарующее, пьянящее чувство полета. Он перекрестился, шепча молитву, и замер, раскинув вверх, вниз, во все стороны свою ментальную сеть. Над миром царил покой, если не считать волн ликования, бушевавшего в поселке. Где-то далеко метались птицы, то камнем падая в морские волны, то взмывая с зажатой в когтистых лапах добычей; в их крохотных разумах были голод и ощущение тревоги, когда огромная стремительная тень вдруг поднималась из глубины к поверхности. Голод, терзавший океанских тварей, был иным, чем у птиц, яростным, неутолимым, рожденным гигантскими мощными телами, что находились в непрестанном движении; казалось, они готовы проглотить весь мир. И в их убогих ментальных излучениях не ощущалось страха; они считали себя владыками морских пространств, где все, что плавало и жило, годилось в пищу. Ярость и голод, отметил священник, анализируя их излучения. Он двинул дальше свой ментальный щуп, но ничего нового не обнаружилось - только птицы, рыбьи косяки да хищные мысли акул. Гимп окликнул его из кабины, и Иеро задраил люк. - Ну, наше корыто в воздухе. Как его, "Вашингтон"?.. Плывет в небесах, будто и впрямь святой... Не хочешь ли заняться стекляшками, добрый мастер? - Ладонь капитана легла на голубой экран. Роли в их команде были четко расписаны: Гимпу и двум его морякам полагалось нести восьмичасовые вахты и стоять у штурвала при взлетах и посадках, тогда как Иеро считался штурманом. Собственно, за маршрутом следил компьютер, и он же управлял кораблем во время крейсерского хода, но такие колдовские штучки были выше капитанского разумения. Как можно определиться на море, суше или в воздухе без компаса и карты? Этот вопрос для Гимпа был неразрешим. Картой же для него являлся лист бумаги, а компасом - стрелка в круглом бронзовом футлярчике, и если он не имел ни того, ни другого, то значит, не мог проложить курс. Впрочем, необходимости в его услугах не было. Твердыми шагами Иеро направился к кабине, сел в кресло перед экраном и надавил шарик, наполовину выступавший из пульта. Зажглась надпись; точный смысл фразы на древнем английском языке могли понять немногие из ученых-историков Канды, но священник знал, что управление "Вашингтоном" теперь перешло к компьютеру или к подчиненному ему устройству, которое называлось автопилотом. Затем на экране возникла карта - чудесная точная карта мира, каким он был до Смерти, со всеми материками, морями, океанами, россыпью островов, тонкими нитями рек, равнинами и горами. Это волшебное изображение казалось объемным; крошечные горные хребты будто пронзали поверхность экрана, долины рек и впадины как бы уходили вниз, а на месте крупных городов мерцали серебристые точки. Карта была забрана в привычную сетку меридианов и параллелей, и в центре ее светилась алая стрелка. Шарик повернулся под ладонью священника, и стрелка покорно двинулась влево и вверх. В северной части Лантика он остановил ее и снова нажал шарик; теперь на экране была укрупненная карта, примерно четверть прежней, изображавшая весь североамериканский континент, Европу и широкую синюю полосу разделявшего их океана. Еще одно нажатие, и океан словно раздался вширь, обрамленный берегами двух материков: слева - Ньюфол, огромная белая запятая Гренландии и еще один остров, видимо - Асл; справа - причудливо изрезанная линия европейского побережья с двумя островами. Один из них был похож на Асл, другой, вытянутый по меридиану, напоминал вставшую на дыбы ящерицу с раскрытым ртом. - Магия! - выдохнул Гимп, склонившись над плечом Иеро. - Похоже, эта дьявольская штука видит все моря и земли! Весь мир, чтоб мне повиснуть на рее! - Она не видит ничего, а только помнит, - возразил священник. - Помнит, каким был мир пять тысяч лет тому назад, в далекой древности. Взгляни на берег Канды, мастер Гимп - вот эти территории затоплены морем, а в самом низу, в районе Д'Алви, океан продвинулся еще далее на запад. А помнишь, мы разглядывали Внутреннее море? Совсем не такое, как сейчас, несколько больших озер и никаких болот на севере... Эта карта - всего лишь напоминание о том, что было, и чего уже нет. - Все равно, чудо! - заявил Гимп, дергая свою косичку. - Я не дикарь, не идиот и не пьянчужка-матрос из кабаков Нианы, я понимаю, как можно летать по воздуху... теплый дым стремится вверх, и если собрать его в пузырь какой-нибудь огромной рыбины, а к пузырю подвесить корзину, мы полетим не хуже, чем на святом "Вашингтоне"... Но эти стекляшки, дьявол меня побери! - он осторожно коснулся экрана пальцем. - Я торговал стеклянной посудой, и знаю, на что она годится! Бутыли - чтоб разливать вино, а кубки - чтоб его пить... Выпьешь пару бутылей, тогда увидишь любые картинки, хоть на стекле, хоть на столе, хоть под столом... Но сейчас-то я трезв! - А это разве не чудо? - с усмешкой пробормотал Иеро и, обернувшись, добавил погромче: - Сигурд, Рагнар! Идите сюда. Брат Альдо, ты не желаешь к нам присоединиться? - Пожалуй, я лучше останусь здесь, - отозвался эливенер, показывая глазами на Горма. - Кажется, он уснул... Бедный зверь! Не всякий из нас вынес бы такие переживания... - Он справился с ними как настоящий мудрец, - сказал Иеро, прислушиваясь к тихому сопению медведя. - Сон - лучшее средство от страха. Рыжеволосые моряки приблизились, встав за его спиной. Прежде, в первые дни плавания на "Морской деве", их лица казались священнику неразличимыми, как у близнецов, но затем он понял, что северяне ничем не походят друг на друга кроме, пожалуй, цвета волос и глаз. Старший, Сигурд, выглядел настояшим богатырем и был, вероятно, ровестником Иеро, широкоскулым, с тонкими губами и пристальным взглядом льдистых глаз. Младшему, Рагнару, еще не исполнилось тридцати, лицо и грудь у него были поуже, губы чуть пухлее, и вид не столь суровый, как у Сигурда; он плоховато знал батви и больше молчал, предпочитая, чтоб старший приятель общался за двоих. Впрочем, Сигурд тоже был неразговорчив. Иеро показал на экран. - Здесь Ньюфол, почти под нами, только на древней карте он выглядит больше, чем в нынешние времена. Этот огромный белый остров вверху - несомненно, Гренландия... А вот и Асл - или Исландия, как называли вашу землю до Смерти, - он показал на довольно обширный остров к востоку от пухлой гренландской запятой. Глаза у северян сверкнули. Рагнар что-то произнес на своем резком гортанном наречии, Сигурд коротко ответил, и священник, уловив его смутную мысль, догадался, что это было приказание молчать и не вмешиваться. Затем старший из мореходов склонился над его плечом. - Этот край, что ты зовешь Гренландией, мы знаем как Дондерленд - Опасные Земли на нашем языке. И я не понимаю, почему Асл и Ньюфол - коричневые и зеленые, а этот большой остров сплошь белый. Разве в древности там никто не бывал? Он изъяснялся на батви, торговом жаргоне, свободно и без акцента - видимо, плавал с Гимпом не первый год. Отметив это, священник произнес: - Белым цветом на старых картах изображали льды. Гренландия - или Дондерленд, как называют ее у вас - была под ледяным панцирем многофутовой толщины. В записях наших архивов утверждается, что даже горных вершин не было видно из-подо льда. Сигурд нахмурился. - Теперь там нет ни снега, ни льдов, мастер Иеро. Благодатный край, если бы не... Он смолк, и Иеро, выждав с минуту, поторопил моряка: - Если бы?.. - Чудовища, - угрюмо буркнул Сигурд. - Страшные твари вроде тех, что мы видели в южных джунглях. Но обликом другие - бегают на задних лапах, и кожа у них чешуйчатая. Передние лапы покороче, болтаются перед грудью, сзади - огромный толстый хвост. Они разные. Самые большие объедают деревья и не очень опасны, но те, что помельче... - Он вдруг побледнел и прикусил губу. - Те ростом с трех человек, быстро бегают, и пасть у них такая, что могут овцу проглотить. Иеро приподнял бровь. Эти твари, судя по описанию моряка, походили на динозавров, исчезнувших за миллионы лет до Смерти. На американском материке племя их не возродилось. Почти все огромные животные, бродившие в саванне и южных джунглях, были млекопитающими, хотя встречались и исключения. Например, произошедшие от лягушек фроги, которых он видел в трясинах Пайлуда, и снаперы, гигантские хищные черепахи, гроза озер и пресных водоемов. - Ты был в Дондерленде? - поинтересовался он, подняв глаза на северянина. - Да, будь он проклят! - Сигурд побледнел еще больше. - Мы быть вместе, - вмешался Рагнар, тыкая пальцем в южную оконечность острова. - Быть здесь, потом плыть на свой баркас. Плыть так! - Его палец прочертил извилистую линию от Гренландии к Ньюфолу, затем к реке Святого Лаврентия и Внутреннему морю. - Долго плыть, голодать, сражаться с акулой! - Я подобрал их примерно здесь, - вмешался мастер Гимп, показывая на озеро Эри, ставшее теперь восточной акваторией Внутреннего моря. - Это случилось... дай-ка вспомнить... лет восемь назад, когда я возил скотину на своей старой посудине, еще до "Морской девы". Баркас их был почти что разбит, и оба парня помирали с голода. Я взял их к себе, и не ошибся. Отменные мореходы! А как владеют гарпуном! - Не только гарпуном, - пробормотал Сигурд, хлопнув себя по левому боку, словно там находилась рукоять меча. - Но вся наша храбрость и все искусство были бесполезны в Дондерленде... Хотел бы я, чтобы ублюдок Олаф, сын Локи, очутился там! - Кто такой этот Олаф? - спросил Иеро. Зубы Сигурда скрипнули. - Наш враг! Тот, из-за кого мы покинули Асл! Уничтоживший две семьи свободных бондов - мою и Рагнара! - Локи - его отец? Рыжеволосый северянин мрачно усмехнулся. - Нет, мастер Иеро. Локи - бог обмана и зла, покровитель Олафа, его проклятых предков и всего его отродья. А наш покровитель - Тор, бог огня и солнца, что разъезжает по небу на колеснице и мечет молнии. Грозный бог, но честный и чистый! Они язычники, понял священник. Впрочем, это его не смутило, поскольку Сигурд определил главный момент в теологии северян: есть божество нечистое и есть чистое, и он, Сигурд, на стороне последнего. Значит, он не потерян для истинного Бога и когда-нибудь его признает! Но время для обращения язычников было неподходящее, и Иеро, двинув алую стрелку к Аслу, нажатием шарика увеличил остров в размерах. - Мы должны выбрать место для высадки, - пояснил он. - Лучше всего, в селении, где вы жили. Попробуйте найти его на этой старой карте, и я задам компьютеру маршрут. - У нас нет селений, - отозвался Сигурт. - Мы живем в хольдах. Это... - Не нужно объяснять. Я понял. - Перед священником промелькнуло длинное строение из бревен, с многочисленными сараями и загонами для скота, обнесенное невысокой каменной стеной. От ворот тропинка вела к причалу, где покачивался палубный одномачтовый баркас, а фоном для этой мысленной картинки служили горы. Сигурд и Рагнар, переговариваясь на своем языке и разглядывая карту, склонились слева и справа от него. Наконец, старший из северян сказал: - Линия побережья теперь другая, но я думаю, что наши хольды здесь, - он отметил две точки по обе стороны долины, спускавшейся от гор к морю. - Хольд Рагнара повыше, в предгорьях, а мой стоял здесь, у самого берега. - Почему "стоял"? - Иеро с удивлением повернулся к северянину. - Разве уже не стоит? - Наверное, стоит, - мрачно подтвердил Сигурд, - но это уже не мой хольд, а Олафа или одного из его сыновей. Я думаю, Олаф сам туда переселился. Это место, долина Гейзеров, самое прекрасное на острове, и только здесь растут пальмы и дерево бнан со сладкими плодами... Из-за нее все и завертелось! Из-за нашей земли и малышки Сигни! Теперь побледнел и скрипнул зубами Рагнар; видно, с этой Сигни у него были связаны тяжкие воспоминания. Бог знает, что случилось с ними на родине, подумал священник, припомнив слова отца Демеро. Какая-то давняя темная история, связанная с женщиной... Дав себе слово разобраться с этим, он передвинул стрелку на побережье у долины Гейзеров и трижды нажал на шарик. Короткая фраза промелькнула на экране, лампочки перед креслом Гимпа полыхнули красным и желтым, потом зажглись зеленые огоньки, и откуда-то из-под пола раздался чуть слышный рокот двигателей. Компьютер взял управление на себя и разворачивал "Вашингтон" курсом на северо-восток. - Чудо... - пробормотал мастер Гимп, с опасливым уважением взирая на штурвал, который двигался сам собой. - Чудо, будь я проклят! Колдовство! Рагнар, там, в конце трюма, есть небольшой бурдючок... Тащи-ка его сюда, парень! Когда я вижу оживший штурвал, мне надо выпить. ГЛАВА 2. НАД ОКЕАНОМ Зов настиг его ночью. Едва заметный и неопасный, он тонкой струйкой просочился сквозь ментальный барьер, затрепетал в спящем сознании эхом далекой струны, которой едва коснулись пальцы неведомого музыканта. Столь неощутимый отзвук, что его можно было спутать с мелькнувшим на долю секунды сновидением. Но Иеро проснулся. Он лежал в темноте, вспоминая то смутное чувство, которое нес сигнал. Пожалуй, не только призыв, но что-то еще... что-то, кажется, изменилось... Нет, не изменилось, поправил он себя - добавилось! Хоть мысль, пришедшая к нему, была слабой, расплывчатой и туманной, он уловил с ней оттенок удовлетворения. Будто бы звавший пытался поощрить его и сообщить, что он доволен; все идет правильно, так, как задумано, так, как должно идти. Но что? Ответ казался ясен, и священник принял его без колебаний. Лишь одно изменилось за последние сутки: раньше он пребывал на твердой земле, а теперь находился в воздухе и летел на восток - точнее, на северо-восток, но так или иначе приближался к Старому Свету и древним материкам, прародине человечества. Этот полет каким-то образом был согласован с планом существа, окликнувшего его во сне; ему выражали признательность и удовлетворение. Нечистый гладил его по головке! При этой мысли Иеро резко поднялся, спустив ноги с узкого ложа, и стиснул челюсти. Пару минут он сидел, ворочая головой, подозрительно осматривая кабину, словно адепты Нечистого могли прятаться где-то за корзинами и ящиками, но, если не считать раскатистого храпа Гимпа, тут царили спокойствие и тишина. Брат Альдо лежал на спине с закрытыми глазами, и грудь его мерно вздымалась и опадала; Рагнар уткнулся лицом в одеяло и тоже спал; огоньки, мерцавшие в пилотской кабине, высвечивали темный силуэт Сигурда, стоявшего ночную вахту. Рядом с лежаком эливенера маячило что-то неопределенное, не очень большое, но и не малое, похожее на мягкий мешок, и оттуда, вторя руладам Гимпа, доносилось тихое сопение. Горм, подумал Иеро и выглянул в иллюминатор. Тьма и звезды... Он не представлял, на какой высоте компьютер ведет воздушное судно, но она, вероятно, была значительной - внизу священник не различил ни облаков, но поверхности океана. Зато вверху было на что поглядеть: в эту безлунную ночь созвездия горели так ярко, будто ангелы Господни смахнули с них пыль своими крылами. Некоторое время Иеро любовался ими и думал: может быть, с ним говорит не дьявол, а некое существо со звезд? Почему бы и нет? Если верить легенде, предки летали к другим мирам, не к звездам, а к ближним планетам; и еще они строили над Землей жилища, кружившие в небе - то ли затем, чтоб разглядеть ее получше, то с целью защититься от ракет противной стороны... Правда, это им не помогло, но другие разумные Божьи твари, обитающие на звездах, могли достигнуть большего! И одна из них пытается с ним связаться... Бредни! Фантазии! Священник яростно замотал головой, и тут же поймал холодную мысль Горма. "Я не сплю, друг Иеро, уже не сплю. Что-то разбудило меня. - Медведь замолчал, потом пошевелился, приподняв голову. - Я слышал... да, я слышал... кто-то хочет говорить с нами... с тобой... Кто-то очень далекий, похожий сразу на птицу и человека." "На птицу и человека? - Это странное определение удивило Иеро. - Отчего ты так решил?" "Мысли разных существ отличаются. Как-то ты объяснял мне, что люди и лемуты, птицы, рыбы, и те, с теплой кровью, что питаются мясом или травой, и мелкие, что ползают и летают, - (образ мухи, сменившийся муравьем), - все они думают и говорят по-разному, потому что у всех разный мозг. Ты сказал, что их мысли имеют..." Словесная передача прервалась, и перед священником возникла поверхность лесного озера, по которой катились волны; сначала крупные, затем все мельче и мельче. Это было вполне понятной демонстрацией; Горм хотел сказать, что различные существа используют разные частоты и длины волн ментального спектра. "Да, ты меня понял правильно, и ты сам об этом знаешь: мысль, пришедшая к нам принадлежит человеку. Она пришла с восхода солнца и с высоты, поэтому я думаю, что этот человек летает, как птица." "Люди не летают", - возразил Иеро, но тут же его настиг насмешливый ментальный возглас: "Вот как? А что ты делаешь сейчас? Что м ы делаем? - Пауза. Потом снова, с заметной иронией: - Кажется, друг Иеро, пришли такие времена, когда летают даже медведи!" Более всего священника поражала в Горме эта способность к юмору. Ни Народ Плотины, гигантские разумные бобры, ни, разумеется, лемуты не имели этого дара, присущего человеку. Иир'ова, произошедшие от кошачьих, понимали юмор и даже умели смеяться, но эта раса воинов, выведенная искусственно, была настолько приближена к людям, что черт несомненного сходства имелось больше, чем различий. Но племя Горма сохранило прежний облик, если не считать выпуклого черепа - и все же Бог даровал им склонность к юмору! Это было гораздо большим чудом, чем "стекляшки", удивлявшие мастера Гимпа. "Кажется, тебе не очень хотелось полетать, - заметил Иеро, развеселившись. - Брат Альдо тянул тебя чуть ли не силой!" "Старейший с белой шерстью на лице не тянул, а приглашал меня, - с достоинством ответил Горм. - Эта летающая берлога казалась мне не слишком надежной... Что ж, все мы можем ошибаться." Сделав это философское заключение, медведь поднялся, шагнул к Иеро и положил ему на колени тяжелую голову. "Будь осторожен, друг, - пришла его мысль. - Этот человек-птица очень хитер. И очень силен! К тебе еще не вернулось искусство сражаться мозгом?" "Я не проверял, - отозвался Иеро. - Не было такой нужды." "Проверь, и чем быстрее, тем лучше. Я чувствую, что это умение тебе пригодится." Горм направился в дальний конец кабины и лег; вскоре оттуда донеслось тихое посапывание. Иеро сидел не двигаясь и размышляя о последних словах медведя. Прошло немало времени с тех пор, как слуги Нечистого, похитившие его в Д'Алви, выжгли наркотиком ментальный центр его мозга, сделав могучего бойца-телепата слепым. Солайтер, чудесное создание, обитавшее в озере, восстановил его дар, однако не полностью; способность к мысленному общению вернулась к Иеро и даже усилилась, но он не мог, как прежде, взять контроль над живым существом, подчинить его своей власти и воле, уничтожить или заставить двигаться подобно кукле-марионетке. Это боевое искусство, окрепшее в сражениях с адептами Нечистого, а затем - с чудовищным разумом Дома, все еще не вернулось к нему. Или он ошибается? Способность к мысленным битвам тренировалась в смертельных поединках, ее вызывали к жизни и усиливали лишь страшное напряжение ментальной мощи и воля к победе. Сражаться с соперником-другом, скажем, с Эдвардом Маларо, было бессмысленно - ведь он вовсе не собирался его убивать! А смерть одного из бойцов была непременным условием подобного поединка. Смерть и яростное сопротивление противника, которое надлежало превозмочь и сломить... Способен ли он на это? Случаев для проверки пока не представилось, как и достойных врагов. С'лорн, глава Зеленого Круга, и все его колдуны пали от ножей иир'ова, и вряд ли в Тайге или в южных джунглях остался сейчас хоть один адепт Нечистого. В общем-то, к счастью, подумал Иеро, вставая. Он направился к пилотской кабине, сел в кресло рядом с Сигурдом и заглянул в его льдистые глаза. В свете лампочек, горевших на пульте, бледная кожа северянина приняла зеленоватый оттенок, словно он принадлежал к племени лесных дриад. Но это было, разумеется, иллюзией; у соплеменниц Вайлэ-ри рождались только девочки. - Не спится, мастер Иеро? - произнес Сигурд, глядя на звезды. Колпак пилотской кабины, сделанный не из стекла, а из какого-то очень твердого прозрачного пластика, был высоким и широким; если не глядеть вниз, то создавалось впечатления, что они оба висят в своих креслах в темной, полной звездных огней пустоте. Вдруг раздался негромкий шелест моторов, сам собою дрогнул штурвал, звезды всколыхнулись и чуть сместились вбок и вниз; компьютер корректировал курс или искал подходящие воздушные потоки. Не дождавшись ответа от священника, Сигурд кивнул на два светящихся циферблата. - Мастер Гимп объяснил мне и Рагнару, что цифры в этих окошках - высота и скорость полета. Но я боюсь поверить в то, что вижу, мой добрый мастер. Иеро бросил взгляд на циферблаты и кивнул головой. - Тем не менее, это так. Сейчас мы летим на высоте трех с четвертью миль со скоростью двадцать миль в час. И движение совсем незаметно - ветер несет нас, как сухой осенний лист. - Двадцать миль... - морща лоб, протянул Сигурд. - Это значит, что мы будем в долине Гейзеров послезавтра утром... Клянусь молотом Тора, капитан Гимп прав: чудо и колдовство! Путь, проделанный на баркасе мной и Рагнаром, занял много недель и унес много жизней... - Он помрачнел и добавил: - Собственно, все, кроме наших. Священник вытянул руку и стиснул плечо северянина, чувствуя под пальцами сильные мышцы. - Что-то терзает тебя, брат мой, и я знаю лишь один способ облегчить душу: рассказать о том, что было. Не считай это исповедью и говори лишь то, что хочешь, правду или ту ее часть, какой согласен поделиться. Думаю, ты к этому готов, да и время подходящее. Ведь скоро мы будем в твоих родных краях, и я желал бы послушать про долину Гейзеров, малышку Сигни, про Олафа, который вас изгнал, про его проклятых предков и его отродье. Кто он, этот Олаф? Ваш король или князь? - Нет. На Асле нет ни конунгов, ни ярлов, а только свободные бонды, скотоводы и рыбаки. Так повелось с давних времен, мастер Иеро, и так, как утверждают старики, было еще до Смерти. Каждая семья свободна и владеет своими угодьями, своей усадьбой, пастбищами и баркасами. И каждый бонд с братьями и сыновьями вправе защищать свое добро и свою честь. - С мечом в руках? - нахмурившись, спросил Иеро. Услышанное не очень понравилось ему; кажется, эти язычники признавали лишь право силы. Но оказалось, что он ошибался. - Не обязательно с секирой или мечом, - пояснил Сигурд. - Если соседские овцы забрели на твое пастбище, то стоит ли убивать соседа и наживать смертельных врагов? Нет, такие споры разбирает тинг, а судьи его - из лучших мужей Асла. Если же кто нанес кровную обиду, то назначается поединок. Честный поединок в огненном круге или на особом островке, и судьи следят за уговором противников - будут ли они биться до первой крови, до второй, до тяжкого увечья или до смерти. Я знаю, я сам ходил в стражах тинга в молодые годы! - Что ж, это справедливо, - согласился Иеро, думая, что все же есть на Асле закон и порядок. - И все подчиняются судьям? Никто не идет против их решения? - Никто. Никто, кроме Олафа и его ублюдков, порази их Тор! - Этот Олаф тоже свободный бонд? Рыбак или скотовод? Глаза Сигурда блеснули, и священник почувствовал вспышку ненависти. Ощущение было таким, словно в затылок ему всадили кинжал. - Он - проклятый колдун! Отродье Локи! Он знается с морскими троллями, с тварями, у коих на всех одна рожа, и та - гнусная да синяя! Тинг ему не указ! Он читает в мыслях и видит то, что еще не случилось! Он может приманить к берегу косяк трески или отогнать его! Может заставить верного пса впиться в хозяйское горло! Может превратить человека в овцу или в собаку, заставить пожирать навоз! Вот кто такой Олаф, сын Торвальда! Но я сомневаюсь, что Олаф и впрямь его потомок; Торвальд давно умер, и говорили, что он был честным бондом. Иеро внезапно выпрямился в кресле и стиснул кулаки. - Значит, читает в мыслях и видит то, что еще не случилось? - с расстановкой повторил он, темнея лицом. - И этот Божий дар использует во зло? - Священник помолчал, нахмурив брови, потом коснулся руки северянина и твердо произнес: - Ты расскажешь мне все, Сигурд! Все, что знаешь о своем острове и этом колдуне! Ибо я вижу, что им повелевает Нечистый! * * * Если верить словам Сигурда, Асл был благословенным, хранимым Богом краем. Подъем океанских вод почти не коснулся гористого вулканического острова; море затопило лишь низменную прибрежную полосу на юго-западе и находившийся там древний город. Это поселение разрушил атомный взрыв, но угодившая в него ракета была, очевидно, единственной, которую выпустили по Исландии; эта пустынная земля посреди холодного моря не слишком интересовала сражавшихся противников. К счастью, взрыв не пробудил вулканы, а океанские волны, сомкнувшиеся над руинами, смыли радиоактивный пепел. В результате на острове не было ни пустынь Смерти, сияющих зловещими огнями, ни губительных развалин, ни кровожадных монстров и огромных растений, порожденных в других концах планеты атомной радиацией. Пожалуй, если не считать уничтоженного города, единственной потерей островитян явились пони, маленькие, но сильные лошадки; они вдруг перестали плодиться и вымерли за пару десятков лет. Приобретения были гораздо больше. Климат на острове потеплел, бесплодные прежде горные склоны покрылись травами и лиственными деревьями, в долинах, где били теплые гейзеры, выросли пальмы и виноград, а в самом благодатном месте, принадлежавшем семьям Рагнара и Сигурда, появились древесные исполины бнан с толстыми стволами и раскидистыми кронами; дважды в год они приносили сладковатые плоды, желтые, длинные и слегка изогнутые, будто нож для потрошения рыбы. Загадочный фактор, сгубивший пони - видимо, слабая радиация - совсем иначе подействовал на других животных, которых на острове было немного: овцы да псы. Овцы втрое увеличились в размерах, стали давать по ведру молока в день, а главное, руно их сделалось длинным, шелковистым, тонким, но таким прочным, что сплетенный из шерсти шнурок заменял рыбакам якорные цепи. В разных местах острова шерсть у животных приобрела различные оттенки - черный, как ночь, или белый, как снег, или серебристый, розоватый, голубой. Роду Рагнара и роду Сигурда повезло и тут: в их долине у овец были золотистые шкурки, и одеяния из их шерсти носили в торжественных случаях судьи тинга. С псами тоже произошла разительная перемена. Пастушьи собаки выросли, став не меньше прежних пони и уж во всяком случае разумнее; у них даже появилось что-то вроде языка, включавшего не только звуки, но определенные жесты и телодвижения. Но они не превратились в лемутов, подобных псам Скорби; преданность хозяину была для них первым правилом, а вторым являлся труд. Они понимали, что должны работать вместе с человеком, который давал им пищу, лечил, заботился об их щенках, строил для них загоны и навесы, защищавшие от дождей, стриг в жару густую шерсть. И они честно трудились, присматривали за овцами и детьми, возили людей и грузы, охраняли берег от морских тварей, каких у побережья Асла развелось немало. Эти перемены были благодетельными для людей, а в остальном их жизнь не слишком изменилась. Они и прежде обитали в уединенных усадьбах, и каждый род и двор - или хольд по-местному - обеспечивал себя всем необходимым, рыбой и мясом, шерстью и топливом, камнем и деревом для строений и даже небольшим количеством зерна и овощей. Теперь пищи стало вволю, и к ней добавились фрукты; холодные снежные зимы исчезли, сменившись дождливыми сезонами, а вместо сомнительных благ цивилизации островитяне вернулись к обычаям предков и возродили их религию. Они почитали Одина, отца богов, его супругу Фрейю, покровительницу матерей, и их сына, могучего Тора; Локи, темному божеству, не поклонялись, но приносили искупительные жертвы, дабы он оставил их в покое. В их длинных уютных домах теперь горели свечи, женщины пряли и ткали, мужчины трудились над утварью и орудиями, а место книжной премудрости заняли саги. Искусство рассказывать их ценилось очень высоко, наравне с умениями кузнеца, горшечника и стеклодува. Островитяне, однако, были воинственным народом, хоть не вели меж собою войн и не подвергались вражеским нашествиям. Рядом с мирной землей лежало немирное море, полное хищных тварей - гигантских акул и тунцов, змеевидных созданий, покрытых плотной чешуей, кальмаров-мутантов, что выползали на берег и притворялись камнями, хватая зазевавшуюся живность. Случалось, с моря приносились стаи гигантских птиц, для коих овцы были лакомой добычей; временами с юга или со стороны Европы приплывало какое-нибудь чудище, дробившее зубами и когтями рыбачьи баркасы. И потому каждый мужчина-островитянин владел мечом, секирой и арбалетом, умел метать копье и гарпун, а из пращи попадал в птичий глаз за пятьдесят шагов. Грабеж и воровство были на Асле неведомы, а что до иных проступков, то их наказывали по обычаю, имевшему силу закона: за мелкие вины присуждался штраф, за крупные - изгнание. Большой виной считалась трусость в схватке с морским чудовищем, или отказ путнику в гостеприимстве, или оскорбление, которое тот нанес хозяевам, или неявка на поединок; свершивший это лишался чести, а значит, и жизни. Изгоя, дав ему воду и пищу, сажали в парусный баркас, отталкивали судно от берега, и больше он никого не интересовал - ни своих родичей, ни судей тинга, ни остальных островитян. Что же касается судей, то они не правили народом, а лишь хранили закон, разрешали споры и приводили в исполнение приговор, для чего имелось при них тридцать стражей. Служба эта считалась почетной, и старые бонды нередко спорили, чей сын или внук окажется в числе тридцати. Семьи Рагнара и Сигурда вместе владели долиной Гейзеров. Считалось, что верхняя часть долины, у теплых источников - за Хельвигом, отцом Рагнара, а нижняя, у океана - за Отаром, старшим братом Сигурда, но овцы их паслись вместе, псы не грызлись меж собой, крепкий баркас был общим, как и урожай с пальм и бнанов, которого хватало для их хольдов и для обмена на железо, привозимое с севера. Семьи жили рядом столько времени, что перечислить предков было делом нелегким - если начать с утра, то кончишь как раз к обеду. Жили и временами роднились друг с другом; Сигурд был холост, Отар женат на дочери Хельвига, а сестра их Сигни была была обещана Рагнару, третьему из соседских сыновей. Сговор делали Отар и Хельвиг, бонды хольдов, но, по обычаю, никто молодых не неволил, и они вступали в брак лишь по сердечной склонности. Двор Олафа, сына Торвальда, стоял далеко от них, в сотне миль, на восточном побережье. Говорили, что там у него не хольд, а целая крепость с валами и тыном, с полусотней домов и причалами для дюжины баркасов. Говорили, что склады у него такие, что в них можно хранить руно с половины острова; говорили, что сыновей у него втрое больше, чем стражей тинга, так как женился он не раз, и ни один из восточных бондов не отказал ему в сватовстве. Говорили, что уже лет тридцать, с тех пор, как Олаф возмужал и взял власть в своем роду, к его причалам ежегодно приходят корабли с востока, а на тех судах нет ни парусов, ни весел, и ведут их морские тролли - синекожие, щуплые, безволосые, и все на одно лицо. Говорили, что Олаф торгует с троллями, сбывает им шерсть в обмен на оружие и железо, колдовские зелья и всякие странные вещи, и что тролли любят его по той причине, что он вовсе не сын Торвальда, а подменыш, отродье Локи. Все это были лишь слова, так как по собственной воле в хольд к Олафу никто не ездил - боялись, хотя из гордости скрывали страх. Помнили, как однажды явился к нему Грим, судья тинга, с пятью стражами, чтобы призвать к ответу за отнятые у соседей земли, и как все шестеро вернулись на четвереньках, рыча и лая словно псы, и собственные собаки их загрызли. Еще помнили, как вызвал Олафа на битву кузнец с севера, могучий воин, гнувший руками железные прутья - и Олаф явился в огненный круг без меча и секиры, толкнул кузнеца в огонь и глядел, усмехаясь, как тот горит, не в силах пальцем пошевелить и даже крикнуть. Еще помнили историю бонда, у которого Олаф забрал двух дочерей; бонд с сыновьями да соседями стали точить клинки, однако ночью вылез из моря неведомый зверь, разметал усадьбу по бревнышку, пожрал людей и собак и вывернул с корнями огромный дуб, столетнее дерево, что росло за воротами хольда. Потом два года у тех берегов не водилась треска, но плавало столько акул и кальмаров, что соседи покойных боялись близко к воде подойти. И потому с Олафом предпочитали не связываться - лет уже с пятнадцати, как проснулся в нем колдовской дар. Колдуны, умевшие говорить без слов, на острове считались не в диковинку, и занимались они, в основном, врачеванием ран, а еще рассказывали саги и судили - половина судей тинга была из таких. Но Олаф Торвальдссон оказался злобным колдуном, и таким сильным, будто в самом деле вышел из чресел Локи. Женщин, жен и наложниц, имелось у него во множестве, однако он посватался и к Сигни. Сигурд полагал, что хоть сестра его была девушкой видной, Олаф пленился не ею, а долиной Гейзеров. На востоке места скалистые, почвы скудные, а тут, на юго-западе, сухая палка росла, если воткнуть ее в землю. Опять же овцы с золотым руном, дерево бнан, пальмы и виноград, а в придачу - теплые целебные источники, речка и удобная бухта... Лакомый кусок! Сигни же, видно, была лишь предлогом; колдун не сомневался, что девушку ему не отдадут, а будут биться насмерть. Так оно и случилось: не успел Отар отказать в сватовстве, как спустились с гор на собаках сорок бойцов под водительством Гунара, старшего сына Олафа, и подпалили хельвигову усадьбу. Хельвиг с сыновьями дрался у ворот, и Отар с Сигурдом бросились им на помощь, но перед тем Отар, человек мудрый, велел женщинам готовить баркас. Не знал он, сколько пришло врагов, но думал, что дело добром не кончится - не тот человек был Олаф, чтобы добычу выпускать. А про Гунара, сына его, говорили, что хоть он не колдун, зато такой мерзавец, каких на острове не видели со дней Смерти. Отар и двое сыновей Хельвига погибли в том бою, а женщин и детишек все же не спасли - сжег их Гунар. Затем несколько врагов задержались около усадьбы, пересчитать своих убитых да помочь раненым, а остальные, числом десятка три, погнали Хельвига с Рагнаром и Сигурдом по долине вниз, и спаслись они лишь потому, что псы их набросились на пришельцев. Счастье еще, что Олаф сам не явился, не зачаровал псов, чтобы те перед ним на брюхе ползали! Пока враги и их собаки разбирались с четвероногими защитниками, трое мужчин, добежав до отарова хольда, отправили всех домочатцев к баркасу, а сами взялись за арбалеты. Но стрел и у Гунара хватало, так что не все добрались до пристани. Асбьерн, жена Отара, из трех детей спасла младшего, что был на руках; старую Хельгу, служанку, прикончили метательным ножом, а Сигни стрела воткнулась под лопатку и пробила навылет. Рагнар втащил ее на баркас, но рана была плохой - девушки кашляла кровью. Вышли в море вдевятером: Хельвиг, Рагнар да Сигурд, Асбьерн с маленьким сынишкой, умирающая Сигни, две малолетние сестры и младший брат Сигурда, которому еще и тринадцати не сравнялось. Гунар стоял на причале, грозил топором и орал, что нигде на острове они не скроются от мести Олафа, что тинг им не защита, а если вступятся за них судьи и стражи, то он, Гунар, вырвет им печень, а братья помогут - если раньше их отец, Олаф Торвальдссон, не превратит этих ублюдков в ящериц либо крыс. И самое страшное, что это было правдой - заступиться за них не рискнул бы никто. Хельвиг был вне себя, то рвал бороду, горюя о погибших и своем добре, то молился Одину, сохранившему в живых дочь, внука и последнего сына; Рагнар оплакивал Сигни, Асбьерн - своих детей, и потому Сигурд принял решение без них: поставил парус и развернул суденышко на юго-запад. Боги их хранили на всем пятисотмильном пути в Гренландию - ни акулы-убийцы, ни огромные кальмары, ни иные чудища не тронули баркас. В Дондерленд они прибыли через неделю - трое мужчин, одна женщина, четверо ребятишек и мертвая Сигни. На их острове знали об этих обширных землях, как и о том, что появляться здесь рискованно. В сагах говорилось о плаваниях, свершенных тысячи лет назад, когда гренландские горы и долины только стали освобождаться от снегов и льдов; земля была тогда еще сырой, топкой, перемешанной с камнями, без привычных деревьев и трав, но кое-где тянулись вверх огромные хвощи. Еще мореходы находили большие яйца, сохранившиеся в мерзлоте, а в них - жутких крошечных уродцев, похожих на ящериц, летучих мышей и прочих мерзких тварей. Никто не верил, что эти странные создания могут ожить, но как-то группа рыбаков наткнулась на зубастое чудовище в два человеческих роста и еле унесла ноги. Со временем такие и более страшные монстры заполонили Дондерленд, и плавания на запад прекратились. На восток, к Европе, островитяне не плавали никогда, памятуя о том, что море в двухстах милях от Асла начинало светиться, и возвратившиеся домой вскоре умирали от непонятного недуга. Итак, беглецы высадились на берег, обосновавшись на краю травянистой равнины, по которой бродили гигантские чудища - живые холмы на ногах-столбах с длинными гибкими шеями и хвостами. Живность их не интересовала; питались они растениями, к морю не подходили и выглядели тупыми и неповоротливыми. Выяснив это и похоронив Сигни, беглецы с месяц прожили на побережье, рыбача с баркаса и собирая моллюсков, так как другой пищи тут не было. Затем между Сигурдом и Хельвигом возник спор: Сигурд считал, что жить в этой земле опасно и следует отправиться дальше на юго-запад, где, как повествуют саги, есть огромный материк. Возражения Хельвига сводились к тому, что, как описано в тех же сагах, на материк упали тысячи снарядов, и он, скорее всего, сплошная пустыня, где кроме болезней и смерти ничего не сыщешь. А потому нужно вернуться на Асл и искать правосудия - не может быть, чтобы светлые боги от них отступились, предав выродку Локи! Сигурд в помощь богов не очень верил и напоминал Хельвигу о судьбе Грима, о несчастном кузнеце и многих других людях, но без особого успеха; а поскольку Хельвиг был старшим среди них, они начали готовиться в дорогу. Этот спор разрешился трагедией. Однажды, когда Рагнар и Сигурд возвращались с рыбной ловли, на берег выскочила тварь, совсем не похожая на травоядных ленивцев; она была не столь огромной, зато подвижной и стремительной, с клыками в две ладони и острыми, как нож, когтями. На их глазах чудище сшибло Хельвига хвостом, переломав ему все кости, потом растерзало Асбьерн с детьми и сделало это так быстро, что баркас не успел причалить к берегу. Тварь принялась поедать убитых, не обращая внимания на арбалетные стрелы и гарпун, который швырнул в нее Сигурд, и удалилась лишь насытившись. Рагнар, потеряв разум от ярости и бессилия, рвался к чудовищу с мечом; Сигурд связал его, бросил в трюм баркаса, похоронил кровавые останки и, поставив парус, направил суденышко к материку. Это был конец. От семей бондов из долины Гейзеров остались два бездомных беглеца. * * * Северянин закончил свой рассказ и теперь сидел, глядя пустым взглядом на мерцающие в темном небе звезды. Ментальное чувство Иеро подсказывало, что этот человек сейчас опустошен; он был чашей, выплеснувшей напиток гнева, ненависти и тяжких воспоминаний. Чем же наполнить чашу теперь? Надеждой, решил священник, и осторожно коснулся каменного плеча Сигурда. - Ты рассказал эту историю отцам-дознавателям, которые беседовали с тобой в Саске? Голова северянина качнулась. - Нет. - Но почему? - Потому, что здесь ты, а не ваши любопытные дознаватели! Ты летишь с нами, со мной и Рагнаром! - Сигурд повернул к священнику бледное лицо и заговорил - глухо, отрывисто: - Ты, мастер Иеро, великий чародей и воин... Я помню, как ты прикончил ту жуткую тварь, что пришла к нам на судно вместе с Лысым Роком... помню, сколько раз ты спасал нас в лесу... знаю, что в подземелье, куда вы потом ушли, ты убил колдунов Нечистого и кого-то еще, что-то страшное, такую мерзость, с которой и Один бы не совладал... А еще мне говорили, что ты разгромил большое войско колдунов на озере Слез, а потом не меньшее - на юге, в стране чернокожих, и снял головы с их предводителей... Усмехнувшись, Иеро поднял руку. - Не приписывай мне того, чего не было, Сигурд! Головы я получил в подарок, и принес мне их тот самый медвежонок-увалень, что спит там, на мешках! - Он ткнул пальцем за плечо. - Ну, может быть, - с видимой неохотой согласился северянин. - Однако все остальное свершил не медведь, а ты! И мы с Рагнаром решили... - Он судорожно сглотнул и с надеждой уставился на священника. - Мы решили, что отправимся с тобой, возвратимся на Асл и будем просить... нет, молить тебя, чтобы ты выступил судьей в этом деле между нами и Олафом. Справедливым судьей на собрании тинга! Задумчиво кивнув, Иеро спросил: - Где его проводят, этот ваш тинг? - В любом месте, куда могут быстро добраться трое-четверо судей и полсотни бондов. В каком-нибудь хольде или просто на берегу... Скажем, в долине Гейзеров. - Чего же ты хочешь, брат мой? Льдистые глаза Сигурда сверкнули. - Только одного, добрый мастер, только одного! Сойтись в поединке с Гунаром и прикончить его на глазах Олафа, отродья Локи! И что б потом тинг вынес приговор колдуну, а ты проследил, что будет он исполнен в точности! - Это уже два желания, - произнес священник, подумав, что пора наполнить чашу. - Но стоит ли их пересчитывать? Я знаю, что ты рассказал мне истину, и ты в своем праве, а значит, достоин помощи. - Он положил ладонь на медальон с крестом и мечом и тихо промолвил: - Господь не любит клятв, и потому я лишь помолюсь, чтобы Он даровал мне силы исполнить твои желания. А теперь скажи мне, Сигурд, кто из судей тинга живет поблизости от долины Гейзеров? Северянин, с трудом скрывая возбуждение, наморщил лоб. - Старый Рогвольд уже, должно быть умер... Ближе всех Снорри Хромец... потом - Харальд и Хальфдан... Еще женщина, Кристина... - Достаточно. Кто-нибудь из этих людей умеет говорить без слов? - Снорри. Он, хоть и хромой, а отличный лекарь! Заживляет раны прикосновением рук. - Великое искусство! Я так не умею, - с сожалением покачал головой Иеро. - Зато ты умеешь их наносить, - с хищной усмешкой отозвался Сигурд. - Это важнее, мой конунг. ГЛАВА 3. АСЛ Скрестив ноги, Иеро сидел на широком деревянном помосте, тянувшемся вдоль забора футов на тридцать. Сзади, за прочным бревенчатым частоколом, лежал просторный двор с несколькими строениями - парой длинных жилых домов, хлевами для овец, амбарами, кладовками и собачьими навесами. Прямо перед ним находилась круглая утоптанная площадка, окруженная народом; здесь собралось человек сто пятьдесят, немалое число по местным масштабам. Восемь стражей тинга обкладывали площадку вязанками хвороста, а рослый мужчина в коричневой одежде, судья Харальд, следил, чтоб хворост был разложен точно по кругу. За кольцом людей и огромных лохматых псов, столпившихся вокруг будущего ристалища, просматривались море и причалы у берега, а за ними - шесть рыболовецких посудин различной величины, от небольшого баркаса до вместительного парусника. Над ними, прочно привязанный к стволу могучего бука, реял "Вашингтон" - будто серо-голубая тень на фоне бирюзового неба. С другой стороны, за домами хольда, к горам тянулась долина, заросшая пальмами, дубами и деревьями бнан; где-то в дальнем ее конце каждые полчаса взлетал в воздух водяной фонтан, а каждые двенадцать минут - еще один, поменьше. Картина была чарующей, и Иеро невольно подумал, что любой человек, чьи предки жили здесь пять или больше тысячелетий, должен испытывать тоску и горечь, расставшись с этим местом. А также гнев, если расставание случилось не по доброй воле. По обоим краям помоста были расстелены мягкие шерстяные ковры, связанные с большим искусством; там, где сидели Иеро с братом Альдо и прилег на травке Горм, ковер был белым, а с другого края громоздилась целая залежь подстилок, розовых, голубоватых и серебристых. На них, опираясь на локоть, расположился Олаф Торвальдссон, крупный тучный мужчина за пятьдесят, с отвислыми щеками, квадратным подбородком и маленькими хитрыми глазками; в его левом ухе поблескивала золотая серьга. Рядом с Олафом, подчеркнуто не смешиваясь с толпой, стояли его сыновья, десятков шесть или семь молодцов от тридцати до семнадцати; все - при оружии, в нарушение законов тинга. Хоть матери у них были разными, каждый унаследовал от Олафа пару фамильных признаков - мощную угловатую челюсть и хитрый взгляд исподлобья. Перед этой группой - не толпой, а, несомненно, боевым отрядом - маячил мощный обнаженный торс Гунара. Он то вращал руками, то сгибал и разгибал их, разминая мышцы. - Крепкий парень, - прошептал старый эливенер, склонившись к Иеро. - Нелегко придется Сигурду! - Бог на его стороне, - отозвался священник. - Знаешь, сынок, есть старая, старая пословица... - Брат Альдо погладил бороду, озирая копья и секиры в руках сыновей Олафа. - Смысл ее примерно таков: Бог на стороне больших батальонов. Иеро искоса взглянул на старика. - Что такое батальон? - То же самое, что стая у ваших Стражей Границы. - Эти парни не выстояли бы против стаи и пяти минут, - заметил Иеро. - Даже против роя. - К сожалению, мой мальчик, у нас нет ни того, ни другого. Четверо бойцов, считая с Гимпом, один очень юный медведь и один бесполезный старик, не любящий кровопролития. - Не клевещи на себя, отец мой. - Священник на секунду замер, прикрыв глаза и сканируя окружающее пространство, потом спросил: - Если дойдет до схватки, ты сумеешь сдержать собак? - Собак - несомненно, - кивнул старый эливенер. - Но только сдержать. Не хотелось бы мне натравливать их на людей, даже на таких, как эти. - Он снова покосился на сыновей Олафа. Кажется, отголосок этой мысли долетел до Горма. Медведь шевельнулся, и в мозгу Иеро раздалось: "Псы очень миролюбивы. Глуповатые, но преданные. Думают, что все люди хороши, а те, с которыми они живут - лучше всех!" - Сообщив это, Горм фыркнул. "Молчи! - приказал ему Иеро. - Чем меньше мы говорим мыслями, тем меньше узнают о нас хозяева". - Он метнул взгляд в сторону розовых ковров с развалившимся на них Олафом. Тот насмешливо ухмыльнулся, обнажив крупные пожелтевшие зубы. Серьга раскачивалась и поблескивала в его ухе. "Толстый, слабый, - прокомментировал неслух Горм. - Что-то понимает в мысленной речи, но немного." Это было правдой. Вчера, подлетая к острову, Иеро протянул мысленную нить к долине Гейзеров и обнаружил две вещи: во-первых, там было полно людей, а во-вторых, один в этой компании являлся безусловно телепатом. Но слабым и не слишком тренированным; если то был Олаф, оставалось совершенно непонятным, как он творил свои злые деяния - вызывал чудовищ из моря, менял психику людей, превращая их в собак, и смог парализовать сильного разъяренного воина. Ментальный дар у него был, но, по мнению священника, его хватило бы лишь на команду женам подать кувшин браги. Неощутимый, как слабое дуновение ветра, он выскользнул из сознания колдуна и быстро разыскал другую восприимчивую личность - Снорри Густафссона, судью и целителя. В отличие от Олафа, в чьем разуме доминировали жажда власти, безмерная жадность и похоть, Снорри был достойным человеком - видно, не зря его избрали судьей. Обследовав его мысли, прыгавшие от хозяйственных забот к пациентам, от лова трески к пареньку, поранившему голень топором, Иеро открылся и испытал настоящий шок. В то мгновение, когда Снорри понял, что кто-то вторгся в его разум и говорит с ним мысленно, судью охватил такой ужас, что Иеро пришлось отдернуть свой ментальный щуп. Он попытался снова и тут же обнаружил причину страха: Снорри казалось, что его сознанием овладевает колдун, тот самый ничтожный Олаф, которого мог бы заткнуть за пояс любой ученик-первогодок из школы Аббатств. Иеро настойчиво, но осторожно, разъяснил его ошибку, и когда судья успокоился, напомнил историю с Сигурдом и Рагнаром. Они беседовали довольно долго; о себе Иеро сообщил, что он - священник Универсальной Церкви, владеющей западным материком, и сейчас возглавляет первую экспедицию в восточные заокеанские страны. В его экипаже - два уроженца Асла, и один из них, Сигурд, желает вызвать на праведный суд и поединок некоего Гунара, сына Олафа. Услышав такую новость, Снорри опять перепугался, и Иеро пришлось заверять судью, что он проследит за тем, чтоб схватка велась честно, без магии и колдовства. Факт мысленной связи с большого расстояния доказывал, что это в его силах. Данное соображение успокоило Снорри, и священнику почудилось, что у него промелькнула злорадная мысль: мол, на всякого колдуна найдется чародей посильнее. Он пообещал собрать всех бондов и судей тинга, живущих в тридцати милях от долины Гейзеров; заодно выяснилось, что Олаф и в самом деле перебрался в долину с восточного берега, и что местные бонды не слишком рады такому соседству. Прошедшие годы прибавили к списку колдуна несколько новых жертв, в основном - молоденьких девушек; его сыновья тоже желали обзавестись гаремами. Стражи, таскавшие хворост, закончили свою работу и замерли вокруг вала из сухих ветвей с зажженными факелами в руках. Харальд придирчиво измерил шагами диаметр площадки, загибая пальцы и что-то бормоча под нос. Следившая за ним толпа казалась на редкость мрачной и молчаливой - то ли островитяне вообще были неразговорчивы, то ли их угнетало присутствие колдуна. Но Иеро заметил, что среди собравшихся на тинг нет ни детей, ни женщин, ни молодежи, только зрелые мужчины и старики. Похоже, никто не хотел рисковать своей семьей, и в то же время, повинуясь обычаю, люди явились сюда безоружными, если не считать посохов и коротких кинжалов. Мечи, секиры и копья были только у стражей тинга - и, разумеется, у семейки Олафа. Сигурд стоял слева, шагах в двадцати от священника, уже обнаженный по пояс, и мастер Гимп что-то втолковывал ему, то и дело приподнимаясь на носках, чтоб дотянуться до уха рослого северянина. Мускулатура была у него не такой впечатляющей, как у Гунара, но горевший в глазах огонь подсказывал, что враг не уйдет из круга живым. Над плечом Сигурда маячило бледное, без кровинки, лицо Рагнара, рука которого то и дело тянулась к ножу. За ним застыли трое судей тинга: старая сморщенная Кристина, рыжеволосый бородатый Хальфдан и Снорри Хромец, оказавшийся щуплым сорокалетним мужчиной, припадавшим на левую ногу. Время от времени Снорри поглядывал на Иеро, будто спрашивая, все ли в порядке, и тут же переводил взгляд на голубоватую тушу "Вашингтона", чуть заметно колыхавшуюся под легким бризом. Дирижабль был еще одним свидетельством силы пришельцев с запада, явившихся не на большом корабле и без отряда воинов, зато фантастическим, необъяснимым способом - по воздуху! Зрелище воздушного корабля, парившего над берегом, как бы подтверждало ментальную мощь Иеро, вызывало доверие и надежду. Разве мог человек, прилетевший в этом чудесном судне, хоть в чем-то уступать Олафу Торвальдссону? Разумеется, нет; он был по крайней мере таким же сильным чародеем и, вероятно, имел более грозного божественного заступника, чем Один, Тор и злобный Локи. Священник заметил, что и другие мужчины в толпе посматривают на дирижабль, а сыновья Олафа не только глядели, но и шептались. Лица их с каждой минутой мрачнели, и было заметно, что "Вашингтон" внушает им неуверенность и страх. Стражи поднесли Харальду две секиры с широкими блестящими лезвиями, и по толпе впервые пробежал легкий шелест голосов, признак волнения. Секира - не меч; мечом можно ранить, оставить царапину, но удар секиры беспощаден и кончается смертью или тяжким увечьем. Вид оружия уже подсказывал, что поединок будет смертельным. Впрочем, никто не ожидал иного, помня о нанесенных Сигурду обидах. Харальд, стоя посередине круга, поднял оружие вверх. - Сигурд, сын Бьярни, вызывает на смертный бой Гунара, сына Олафа. Ответит ли Гунар на его вызов? - Ответит! - донеслось с другого конца помоста. - Ответит, и выпустит ублюдку кишки! - Тогда подойдите ко мне, возьмите оружие и бейтесь. Один и Тор смотрят на вас, воины! - Я верю в другого бога! - прорычал Гунар, перепрыгивая через вал из вязанок хвороста. - Локи пошлет мне победу! Он вырвал секиру из руки Харальда. Тот отступил, протянул боевой топор Сигурду и махнул стражам: - Поджигайте! И в этот момент раздался негромкий уверенный голос Олафа. - Я просил бы подождать! Приподнявшись на ложе из ковров, он оглядел сначала Гунара, потом - Сигурда. - Конечно, мой сын зарубит этого дохляка. Думаю, что и второго тоже, - колдун сверкнул глазами на Рагнара. - Убьет их обоих и смоет оскорбление, что нанесли мне их семьи, лишив красивой молодой жены. Но что это докажет? Лишь то, что Гунар сильнее этих изгоев, каждого по отдельности и обоих вместе. Ведь так, люди? - Толпа угрюмо молчала, и Олаф продолжал, с насмешкой поглядывая на судей тинга: - Кое-кто из вас уверен, что все случится наоборот, раз к нам заявился жрец неведомых богов, бродяга из далеких мест. Кое-кто думает, что если он спустился с небес, значит, очень силен - может быть, сильнее меня! Но вспомните, люди, что в древности каждый болван летал по воздуху, как говорится в наших сагах! Но мог ли этот болван приманить в прибрежные воды треску? Слушались ли его акулы и кальмары? Мог ли он сделать другого болвана неподвижным, как столб для сушки сетей? И мог ли предвидеть будущее? Нет, не мог! - Колдун выдержал паузу и торжествующе закончил: - А я могу! Сев на своих коврах, он погладил одутловатые щеки, потрогал висевшую в ухе серьгу и впервые обратился прямо к Иеро: - Предлагаю тебе, пришедший с запада жрец, маленькое соревнование. Умеешь ли ты прорицать? Священник молча кивнул, не спуская с Олафа настороженных глаз. Это слизняк что-то задумал, крутилось у него в голове. Но что? Отвлекает внимание, а потом мигнет сыновьям, и те устроят резню? Непохоже... Другие трупы, кроме Сигурда с Рагнаром, в мыслях Олафа не маячили. Кажется, он в самом деле желал соревноваться. - Сделаем так, - произнес колдун, с хитрой усмешкой поглядывая на Иеро, - сделаем так, люди: я предскажу грядущее, и этот бродяга-пришелец тоже предскажет, а потом мы посмотрим, чье предсказание точнее. Если мое, то вы убедитесь, что Олаф, сын Торвальда, любимец Локи, не зря зовется лучшим чародеем Асла! - Он расправил плечи и стукнул кулаком в грудь. - Ну что, жрец, согласен? - Согласен, - отозвался Иеро. - Он выглядит слишком уверенным в себе... - шепнул старый эливенер. - Готовит каверзу? - Посмотрим. - Иеро распахнул куртку, нащупывая за пазухой мешочек с Сорока Символами и своим магическим кристаллом. - Ты знаешь, что я не очень силен в искусстве предсказаний, но с этим недоумком могу, пожалуй, потягаться. Готов поставить свой меч против серьги в его ухе, что он предскажет победу Гунару и ошибется. Толпа сдержанно загудела - один из сыновей Олафа вел пару огромных овец с мерцающей золотом шерстью; крутившийся сзади пес подгонял их, тыкая лобастой головой в овечьи курдюки. Гунар и Сигурд, замерев каждый в своей половине арены, мерялись взглядами будто два голодных волка. - Выбирай любую, жрец! - Олаф жестом щедрого хозяина показал на золотистых животных. - Зачем? - Как зачем? - на лице колдуна отразилось недоумение. - Ты ведь собирался гадать? Значит, тебе нужна овечья печень! - Печень годится для жаркого, а не для гадания, - усмехнулся священник. - У меня другие методы. - Ну, что ж... Олаф махнул рукой, и через пару минут ему поднесли дымящуюся печень на деревянном блюде. "Что делает этот толстый? - донеслась до священника мысль Горма. - Почему убили животное с пушистой шкурой?" "Ему нужна печень, чтобы предсказать будущее", - пояснил Иеро. "А все остальное? - Горм облизнулся. - Столько свежего вкусного мяса!" Тем временем колдун уже простер над блюдом пухлые руки. Голос его вдруг стал монотонным, протяжным, напомнив Иеро речитатив заупокойной мессы. - Вижу... вижу... - Ладони двигались над блюдом, пальцы будто что-то ощупывали и уминали. - Вижу кровь на секире Гунара... кровь двух людей, двух мерзких изгоев... Вижу, как мой сын потрясает топором и поет песню победы... Вижу два мертвых тела у его ног... два бездыханных трупа... Твой и твой! Выкрикнув последние слова, колдун ткнул пальцем в Сигурда, затем - в Рагнара. Они начали бледнеть, и священник, чтобы прервать нагоняющий страх спектакль, торопливо сказал: - А больше ты ничего не видишь? Что-нибудь обо мне и о себе самом? - Вижу. - Теперь палец указывал на Иеро. - Ты, чужеземный червь, и твои спутники, все вы станете моими рабами. Я заберу твой летучий корабль и все твое добро, а твой зверь отправится в котел. "Что говорит этот толстый? - полюбопытствовал Горм. - Я смутно чувствую... нет, почти уверен: ему что-то нужно от меня." "Твоя мохнатая шкура, - сообщил Иеро. - Он хочет ее содрать и поджарить тебя вместе с овцой." "Не думаю, что это хорошая мысль", - откликнулся Горм и обиженно смолк, утнувшись носом в лапы. Не обращая внимания на колдуна, Иеро высыпал из мешочка сорок крохотных, выточенных их черного дерева фигурок и положил на них левую руку. В правой его ладони, замершей на коленях, посверкивал прозрачный камень, и в глубине кристалла, предвестником наступающего забытья, кружились и мерцали радужные всполохи. На какую-то долю секунды он ощутил неуверенность; еще ни разу ему не приходилось гадать при таком скоплении народа, в потоках мыслей и чувств, что омывали его со всех сторон, будто скалу в океане, атакованную яростными штормовыми волнами. Неумолимый блеск кристалла помог отбросить это чувство и сосредоточиться. В конце концов, предсказание будущего не являлось таинством, подобным исповеди или святому причастию, и кто угодно мог за ним наблюдать; что же касается круживших в пространстве мыслей, то так несложно забыть о них... отрешиться... вынырнуть из этого суетного водоворота... Погружаясь в транс, Иеро дал ментальную установку глубины и краткости: его провидческий сон будет глубок, но недолог. Пять-шесть минут - на большее он не рискнул, боясь потерять контроль над ситуацией. К тому же во время транса он был совершенно беззащитен и мог полагаться лишь на своих спутников и этих мрачных, сломленных страхом островитян. Священник очнулся еще раньше, от резкого выкрика Олафа. Его голос сделался внезапно визгливым; видимо, он не понимал, что происходит, и странная неподвижность, молчание и отрешенность противника его перепугали. В маленьких глазках колдуна сверкало подозрение, одутловатые щеки побагровели, пальцы нервно мяли мочку с золотой серьгой. - Что, жрец, решил вздремнуть? - Ты прорицаешь над овечьей печенью, я - во сне, - откликнулся Иеро. - У каждого свой способ. Он обвел взглядом молчаливую толпу, стражей с пылающими факелами в руках, Гунара и Сигурда, сжимавших свои секиры, судей, Рагнара, брата Альдо и мастера Гимпа; все, будто зачарованные, смотрели на него. Священник раскрыл левую ладонь. В ней лежали четыре символа: крошечные Сапоги, Птица, Меч и Щит и Череп. Два первых легко поддавались толкованию - Сапоги означали странствие, а Птица - все, что связано с воздухом; значит, его полет продолжится, и "Вашингтон" благополучно покинет северный остров. Но не сразу, не сразу, думал Иеро, глядя на остальные фигурки. Знак Меча и Щита сулил ему опасный поединок, а маленький Череп, зловеще ухмылявшийся в ладони, был свидетельством чьей-то гибели, которая настигнет отмеченного роком в самое ближайшее время. Вообще говоря, Череп символизировал Смерть с большой буквы, древнюю Смерть, сгубившую человеческую цивилизацию, но имелось у него еще одно значение - смерть гадающего или кого-то, кто присутствует при гадании. За себя Иеро был спокоен - ведь вместе с Черепом выпали Птица и Сапоги; но что сказать насчет Сигурда? Возможно, северянин погибнет, а потом начнется кровопролитная резня между колдовским отродьем и бондами, о чем предупреждают Щит и Меч? Или в битву ввяжется он сам и прикончит противника? Оба толкования были возможны, и священник, задумчиво покачав головой, сгреб остальные фигурки и опустил в мешочек. Так ли, иначе, он был уверен в одном: если придется сойтись с Олафом - хоть в ментальном поединке, хоть с мечами, копьями или на кулаках - он скрутит колдуна ровно за одну минуту. Олаф уже успокоился и глядел на него, скаля зубы. - Ну, жрец-бродяга, твоя очередь. Каким будет предсказание? Внезапно в глотке у Иеро пересохло; он понял, что не уйдет отсюда, пока жив этот человек. Пусть Олаф не имел видимых связей с Нечистым, пусть его ментальный дар не мог устрашить даже ребенка, пусть! Этот человек был убийцей и тираном и, каким-то непонятным образом, внушал соплеменникам ужас. Значит, тут ему не место. Священник усмехнулся в ответ на кривую ухмылку колдуна. - Не знаю, чем кончится поединок, но вот твои дела плохи. Похоже, этот день тебе не пережить. Ты сдохнешь здесь, на этом помосте, на своих коврах, и я выдеру из твоего уха серьгу. Ту, за которую ты сейчас схватился. - Раньше я спляшу на твоем трупе! - хрипло рявкнул колдун и махнул стражам: - Огня, недоношенные щенки! Побольше огня! Чтобы хватило и на жреца, когда он поползет в костер! На четвереньках, как я прикажу! - Кажется, он раздумал брать меня в рабы, - сообщил Иеро брату Альдо и повернулся к ристалищу. Пламя вокруг него поднялось стеной, люди отшатнулись, а Гимп с проклятьем хлопнул по объемистому животу - видно от шальной искры затлела куртка. Рыжие огненные языки, с треском пожиравшие хворост, ненадолго скрыли бойцов, и минуту-другую священник видел лишь смутные силуэты, что метались по площадке, да слышал ритмичный звон, когда стальные лезвия били друг о друга. Впрочем, он не нуждался ни в зрении, ни в слухе, чтобы следить за схваткой; он явственно ощущал бешенство Гунара, его уверенность в победе, его яростный стремительный напор. К удивлению и радости Иеро Сигурд был спокоен; секира летала в руках северянина, и каждый удар, каждый выпад противника или приходился в пустоту, или наталкивался на лезвие секиры. Гунар, похоже, рассчитывал быстро разделаться с врагом и щедро тратил силы; надолго его не хватит, решил Иеро, переключая внимание на колдуна. Тот сидел на своих коврах, уставившись на арену прищуренными глазами. Никакой ментальной активности с его стороны не замечалось, кроме вялого интереса к происходящему на площадке, будто он был всего лишь зрителем, коему безразлично, кто победит и останется в живых, а кто падет на землю с разбитой головой. То и дело он ощупывал свисавщую с уха сережку, как бы играя с ней, и казалось, что это занятие увлекает его гораздо больше, чем зрелище поединка. Успокоившись, Иеро перевел глаза на ристалище. Пламя слегка опало, и теперь можно было разглядеть, как бойцы кружат в середине арены, подальше от огня, обмениваясь яростными ударами. Каждый старался хотя бы на шаг оттеснить противника к костру, что давало несомненный выигрыш: трудно размахивать секирой, когда подпекает лопатки. Пока что оба бойца выглядели полными сил, и ни один не выказывал утомления и не уступал другому. Гунар, пожалуй, чаще атаковал, но удары Сигурда были точнее, и предплечье его врага уже украшала длинная кровоточащая царапина. Гунар вдруг гневно взревел и в стремительном выпаде направил нижний конец древка в живот северянину. Сигурд отскочил, покачнувшись, попытался достать незащищенную голову сына Олафа, но тот, очевидно, предвидел такую возможность: его секира резко взмыла вверх, парируя удар. Он выиграл первый шаг, затем - второй, обрушив лезвие со страшной мощью на топор соперника и снова заставив его отступить. Теперь Сигурда отделяли от пламени девять или десять футов, и Иеро заметил, что он передергивает плечами - видимо, жар палил кожу. Тем не менее, он отступил еще и еще, с хрипом втягивая жаркий воздух, однако глаза его были по-прежнему холодны и спокойны. Что-то замышляет, догадался Иеро, чувствуя, как от Сигурда накатывают волны возбуждения. Он, однако, контролировал свои эмоции; ни один мускул на его лице не дрогнул, и лишь телепат смог бы предвидеть, что в голове северянина зреет какой-то план. Кажется, он не даром заманивал врага к огненному кольцу. Оно, в сущности, тоже являлось оружием, и каждый из сражавшихся мог использовать огонь в силу своего разумения. Сыновья Олафа, стоявшие под стеной, подбадривали Гунара пронзительным свистом и лязгом оружия; их физиономии раскраснелись, руки сжимали мечи и топоры, и казалось, что они вот-вот лишатся остатков самообладания и гиком ринутся на толпу молчаливых бондов. Очевидно, такие опасения возникли не только у Иеро; мужчины, окружавшие ристалище, старались не поворачиваться к вооруженным молодцам спиной, а многие нащупывали у поясов ножи и кинжалы. Харальд, двигаясь вдоль внешнего края огненного кольца и прикрывая ладонью щеки, следил за поединком, но остальные судьи с тревогой посматривали на Олафа, будто ожидая, что он вдруг поднимется и превратит Сигурда в собаку, а всех остальных - в стадо овец, которых тут же перережут его сыновья. Самым беспокойным из них был Снорри, обладавший ментальной чувствительностью; он то с надеждой глядел на священника, то прикрывал глаза, и в эти моменты до Иеро доходили слабые мысленные волны - Снорри пытался прощупать окружающее пространство. Он делал это инстинктивно, как всякий необученный телепат, и его сигналы были нечеткими и неуверенными. Старый эливенер за спиной Иеро возбужденно вздохнул - видимо, он, как и священник, уловил всплеск исходившей от Сигурда решимости и догадался: что-то сейчас произойдет. Северянин, отбив очередной удар, вдруг стремительно отпрыгнул, оказавшись слева от противника, и вытянул топор на всю длину, как бы собираясь зацепить Гунара под колено; тот повернулся боком к огню, и его секира, парируя выпад, со свистом рухнула вниз. Он выбил топор из рук Сигурда, но северянин, метнувшись к врагу, толкнул его изо всей силы. Инерция прыжка и немалый вес атакующего сделали свое дело: Гунар, яростно вскрикнув, рухнул в костер, а его соперник покатился по земле, ухитрившись подобрать свою секиру. Спустя мгновение он бросился к пламенным языкам, размахивая топором как легкой тростью, не думая об усталости; его лицо покрывали пот и копоть, но он, похоже, твердо решил, что враг не выберется из огня. Судьи замерли, переключив внимание на схватку, толпа возбужденно загудела, Рагнар, не спуская глаз со своего товарища, стискивал и разжимал кулаки, а мастер Гимп торжествующе заулюлюкал. Его свирепый вой, что звучал месяцем раньше в просторах Внутреннего моря, заставил отшатнуться стоявших рядом; даже Горм, закрывший глаза в знак полного безразличия к кровавым играм людей, вздрогнул и поднял лобастую голову. "Что-то горит?" - долетела его мысль к Иеро, и в следующий миг Гунар, объятый пламенем, вырвался из костра, подняв для защиты секиру и в то же время пытаясь сбить огонь с горящих шерстяных штанов. Сделать то и другое рядом с противником было невозможно, и Сигурд это доказал: блестящее лезвие взметнулось вверх, прорезало дымный воздух, ударило по топорищу, перерубив его напополам. Долю секунды Гунар ошеломленно взирал на бесполезную палку в своем огромном кулаке, потом, забыв об ожогах и тлеющих штанах, яростным жестом вскинул руки и завыл. То был предсмертный вопль зверя, почуявшего смерть, но не смирившегося с ней, еще не верящего, что через мгновенье наступит конец. Конец был близок: Сигурд, раскачивая секиру, подступал к врагу. Алые отблески огня мерцали в его глазах. Внезапно он остановился, с недоумением поглядел на свой топор и замер, будто не в силах сделать следующий шаг. Вопль Гунара смолк; взглянув на своего отца, сидевшего в странной напряженной позе, он ринулся к обломку своего оружия. - Кажется, тебе пора вмешаться, мой мальчик, - пробормотал над ухом священника брат Альдо и вздохнул. - Дикие нравы, дикий обычай! Но если кто-то и погибнет, я предпочитаю, чтоб это был не Сигурд. Молча кивнув, Иеро привычным усилием рассек ментальную нить, что протянулась от дальнего конца помоста к Сигурду. Он был разъярен; эта жирная тварь, убийца и насильник, пытался вмешаться в схватку - в его присутствии! Он вновь ощутил себя орудием в Божьей деснице - так же, как в те минуты, когда сражался со С'нергом и Обитающим в Тумане; смрад трясин Пайлуда защекотал ему ноздри, жуткая фигура, закутанная в саван, встала перед ним, будто напоминая о былой победе и исчезнувшем даре ментальных битв. Что-то срасталось, соединялось в его мозгу, пускало корни и крепло, подстегнутое палящим жаром ненависти - и, ощутив эту растущую мощь, Иеро обрушился на колдуна. И встретил стену. Перед ним был другой человек - не жалкий самоучка-телепат, а нечто сильное, грозное, цельное, и эта целостность и сила соединялись с великим искусством. Более совершенным, чем у мастеров Нечистого, несравнимым с умением твари, с которой он бился в болотах Пайлуда; пожалуй, лишь Дом, зловещий монстр из южных пустынь, мог отразить его удар с таким поразительным мастерством. Это было невероятно, но это было так! Олаф, терзая свисавшую с уха серьгу, глядел на него с мрачной ухмылкой, и до священника долетела мысль, просочившаяся сквозь ментальный барьер: пусть Гунар погибнет, пусть! У меня много сыновей, одним больше, одним меньше, какая разница? Но ты - мой! Подстегнутый этим посланием, Иеро бросился в битву. Сейчас он не видел и не ощущал ничего - ни глубокой тишины, что вдруг раскинула крылья над домами, ристалищем и всем берегом, ни сотен глаз, взиравших на него, ни присутствия седобородого эливенера, застывшего рядом со стиснутыми кулаками, ни тревоги Горма, резко вскинувшего голову. Мышцы его окаменели, мир затмился в его глазах; он наносил и отражал незримые удары, чувствуя, как чудовищная тяжесть то наваливается на ментальный щит, то отступает, опалив его зноем насмешки и ненависти. Но самое странное было в том, что эти эмоции принадлежали как бы двум различным людям: ненависть - колдуну, насмешка - кому-то другому, неизмеримо более могущественному и будто забавлявшемуся с ним; существу, для которого этот смертельный поединок являлся всего лишь игрой. Неужели он борется с Нечистым? С дьяволом, который вдруг вселился в колдуна? С неведомой тварью, что покровительствовала Олафу, источником его злобной силы? И этот демон смеялся над ним! Мысль была позорна, нестерпима! Его вдруг стали охватывать то жара, то удушье, то леденящий озноб, будто из сожженной солнцем пустыни он попадал в пространство без воздуха, а затем - на вершину покрытой снегом горы. Собразив, что враг подбирается к центрам дыхания и терморегуляции, священник, укрепив барьер, отбил атаку. Его ответный импульс был подобен острой спице; стиснув челюсти, собрав все силы, Иеро бросил это ментальное копье в разум колдуна, и ему показалось, что вражеская защита дрогнула. Снова и снова он направлял свои мысленные стрелы в расширявшуюся брешь, чувствуя, как Олафа охватывает ужас - но та, другая личность, главная в их странном симбиозе, была недосягаема. Раздался беззвучный смех - вернее, отзвук далекого смеха, и в то же мгновение барьер в сознании Олафа рухнул. Ментальное уничтожение стремительно; ворвавшись в его мозг, Иеро парализовал центры кровообращения и остановил сердце. Быстрая, легкая смерть, ибо мозг, лишенный притока крови, живет лишь несколько минут; но достаточно одной из них, самой первой, чтобы сознание отключилось, и человек впал в кому. Священник поднялся, пошатываясь, и бросил взгляд на тело колдуна, что корчился в дальнем конце помоста. Судорожные движения его рук и ног становились все беспорядочней и слабее, кожа побледнела, а на лбу выступил обильный пот; наконец он выгнулся дугой, рухнул на кучу шерстяных ковров и застыл с раскрытым ртом, уставившись в зенит потухшими глазами. Сыновья глядели на него с ужасом, и еще больший страх отражался на их лицах при виде Гунара. Тот лежал у угасающих костров, а Сигурд, стоя над окровавленным трупом, многозначительно поигрывал секирой. На неверных ногах, стараясь не показать охватившей его слабости, священник направился к телу Олафа и вырвал из его уха серьгу. Золотистая, плоская, размером и формой напоминающая большую монету, она показалась Иеро слишком легкой для украшения из драгоценного металла. Он бросил ее на помост и раздавил каблуком; послышался хруст, брызнули крошечные детальки, и прибор Нечистого перестал существовать. - Ну, чье предсказание точнее? - произнес Иеро и перевел глаза на толпу вооруженных молодцов. Уже толпу, не боевой отряд - смерть колдуна деморализовала его потомков. - Сейчас вы сдадите оружие судьям, - продолжал священник, - уберетесь отсюда на восточное побережье, и будете жить тихо, не чиня никому обид и насилий. Несогласных я превращу в жаб или крыс, по вашему выбору. И я объявляю, что отныне эта земля находится под покровительством Кандианской Конфедерации, и всякий, кто нарушит ее законы, будет наказан судьями так, как требует древний обычай. Это все! Над ристалищем и гаснущим огненным кольцом на мгновение воцарилось молчание, затем Сигурд грохнул своей секирой о лезвие топора Гунара, вытянул руку к священнику и выкрикнул: - Конунг! - Конунг! - взревели бонды, волной прихлынув к помосту и павшим духом сыновьям колдуна. - Конунг, защитник! В толпе сверкнули ножи, взлетели над головами посохи, но Иеро остановил людей одним мощным ментальным импульсом. Голос его раздался снова: - Я не гожусь в короли, ибо на моей родине нет благородных сословий. Канда населена такими же пастухами, охотниками и рыболовами, как ваш остров, и правят ею святые отцы Универсальной Церкви и выборные граждане, вроде ваших судей. Ничего не переменится для вас, если вы объединитесь со странами западного материка, ничего, за исключением одной повинности - бороться со Злом, как боремся с ним мы. - Он положил левую руку на свой медальон, а правой показал на тело Олафа: - Вот так мы боремся и побеждаем! А что касается потомков колдуна, то я прошу не чинить сейчас расправы, но следить за ними и наказывать, если будет на ком вина. С этими словами Иеро спрыгнул с помоста и, обогнув площадку с догорающими кострами, зашагал к голубоватой туше "Вашингтона". Брат Альдо и Горм последовали за ним. "Кажется, ты снова можешь сражаться мозгом, друг Иеро, - отметил довольный медведь. - Но объясни, что это было? Кто/что пришел на помощь этому толстому/слабому, который грозился меня изжарить?" "Не знаю, - коротко ответил священник. - Может, у тебя, брат Альдо, есть какие-то соображения?" Старик с задумчивым видом покачал головой. "Сказать по правде, сынок, я в недоумении! Я ощутил сигналы, очень далекие и приходившие как будто сверху, с восточной стороны небосклона. Однако импульс был очень слаб. Мог ли твой противник черпать в нем поддержку и силу?" "Разумеется, не мог, если б не то, что висело у него в ухе, - Священник мрачно усмехнулся. - Ментальный усилитель, вот что это было! Прибор, похожий на устройства, которые я видел у слуг Нечистого, но более миниатюрный и, клянусь святой троицей, гораздо более мощный!" "Ты думаешь..." - начал Альдо, морща лоб, но священник перебил его: "Не думаю - уверен! Те синекожие тролли, что приплывали к Олафу на кораблях без парусов и весел... Они, только они, способны доставить на Асл такой прибор. Сигурд говорил мне, что тролли все на одно лицо... Вспомни, отец мой - все темные мастера тоже были похожи друг на друга! Еще один факт, и он говорит о том, что тут не обошлось без Нечистого!" "Кто такие тролли?" - поинтересовался любопытный Горм, но Иеро оставил его вопрос без ответа. Нахмурившись, он шагал к берегу, размышляя, есть ли какая-то связь между созданием, что поддерживало колдуна, и тем неведомым, неуловимым, кто звал его в ночи. Не приняв никакого решения, он повернулся к брату Альдо и послал ему новую мысль: "Как ты полагаешь, отец мой, можно ли передать свою личность или часть ее, со всеми талантами и умениями, другому человеку? Так, чтоб этот другой вдруг получил несвойственное ему могущество? Например, искусство ментальных сражений?" Брови старого эливенера полезли вверх. "Никогда не слышал об этом, сынок! А я, поверь, прожил долгую жизнь и кое-что знаю! - Он усмехнулся, потом продолжал с ноткой иронии в беззвучном голосе: - Если подумать, мы умеем столь немногое! Собственно, что? Посылать слова и образы, зондировать пространство, но то и другое - на расстоянии в пять, десять или тридцать миль, в зависимости от силы телепата... Конечно, очень сильное возмущение ментальных полей улавливается на гораздо большей дистанции, но в этом случае мы отмечаем лишь мысленный гул и шум, не понимая слов, не видя образов... Еще мы можем общаться с нашими братьями, разумными или нет, - старик опустил руку на мохнатый загривок Горма, - и сообщать им о своих желаниях. Можем воздвигать барьеры, щиты, ментальные блоки, можем влиять на чужой разум, подчиняя его собственной воле - собственно, это и есть искусство ментальных сражений... Можем заставить человека видеть фантомы, ощутить жар или холод, голод или сытость, возбудить его гнев или, наоборот, успокоить и усыпить... Но я никогда не слышал о каком-нибудь гении, способном перенести свой интеллект в разум другого человека! Хотя..." Брат Альдо вдруг призадумался и, поглаживая седую бороду, замедлил шаг. Иеро терпеливо ждал, понимая, что мысль старца блуждает сейчас в пространствах и временах седой древности - может быть, не в легендарной эпохе до Смерти, а в тех веках и тысячелетиях, что протекли после нее. Их тоже было немало, и, надо думать, за этот гигантский по человеческим меркам отрезок времени свершилось множество всяких чудес. Когда они вышли к причалам и буку, за ствол которого был заякорен "Вашингтон", брат Альдо прервал молчание. На этот раз он не использовал ментальной речи, и голос его показался священнику грустным и будто бы нерешительным. - Ты помнишь нашу первую встречу, мой мальчик? Там, в руинах древнего города, где вас с Лучар настигли слуги Нечистого? - Да, разумеется. Ты спас нас, уничтожив их корабль, и ты распугал этих мерзких лемутов, людей-жаб, которые держали нас в осаде. Эливенер вдруг усмехнулся. - Воин! Ты - воин, и помнишь о том, о чем вспоминают солдаты, то есть о битвах о осадах... А я хотел бы напомнить тебе другое. Тогда я рассказывал вам, тебе и твоей принцессе, о Братстве Темных Мастеров и их Объединителе. - Объединитель? - Иеро сдвинул брови. - Нет, не припоминаю... Кто он такой? Темные пальцы брата Альдо зарылись в бороду. - Я говорил вам, что мы, эливенеры, долгое время следили за этими исчадиями зла, оставаясь невидимыми и неизвестными для них. Мы надеялись, что они уничтожат друг друга в междуусобной борьбе, ибо у таких людей есть главная слабость: каждый из них желает главенствовать, и ни один не уступит власти ее добровольно. Но, к сожалению, мы ошиблись. Тысячу - а, может быть, тысячу двести лет назад - среди них появился гений, обладавший могучим, но злобным разумом. Ему удалось свершить невозможное - объединить разрозненные группы темных мастеров, в то время ожесточенно враждовавшие друг с другом. Тогда и появилось их Темное Братство, союз Мастеров Нечистого, разбитый на четыре Круга - та структура, которую уничтожили твои соплеменники. - С помощью Господа и вашей, - отозвался Иеро. - Значит, этого злобного гения ты и называешь Объединителем? - Да, сын мой. Он сделал свое дело, а потом исчез, и его дальнейшая судьба покрыта мраком. Самое загадочное в том, - брат Альдо с силой дернул себя за бороду, - что мы не уверены в его смерти. Во всяком случае, в архивах нашего братства такое событие не зафиксировано. Он смолк, и больше не произнес ни слова, пока они стояли у дерева, поджидая своих спутников. Некоторое время Иеро размышлял над древней загадкой, потом, осознав тщетность своих усилий, пожал плечами. Мысли его обратились к Лучар; он представил, как она гуляет сейчас в саду, как осторожно, оберегая уже заметный живот, склоняется над кустами роз, и улыбнулся. Как он любил ее! Если б он мог дотянуться мыслью до своей принцессы, успокоить ее, утешить, ободрить! Или хотя бы сообщить, что он жив! Но их разделяли три тысячи миль, а самый сильный телепат мог послать сообщение только на тридцать. В этом брат Альдо был прав. ГЛАВА 4. СВЯТОЙ ПРЕСТОЛ Вскоре они покинули Асл. Их путешествие было благополучным, но через пару суток, когда невидимый в облаках "Вашингтон" приблизился к Европе, Иеро охватила печаль. Это чувство разделяли все остальные путники, кроме, может быть, Горма, и причина его заключалась не в том, что они день ото дня удалялись от родных берегов, и не в разлуке с Рагнаром, который, приняв отчее наследие, остался в долине Гейзеров, чтобы восстановить свой род. Нет, повод был иным и гораздо более жутким. Алая стрелка, указатель курса на карте-экране, отмечала точку, в которой лежал город, когда-то называемый Вечным. Имя его сохранилось в памяти основателей Кандианской Церкви, и их далекие потомки, говоря о Святом Престоле, нередко добавляли: Вечный Рим, обитель наместника Господа на Земле. Этот город являлся для них почти такой же святыней, как легендарные земли Палестины, чьи камни помнили прикосновение ног Спасителя, где он проповедовал слово Божье и принял мученическую смерть. Но Рим, в отличие от историй Нового Завета, не был легендой, ибо о нем в архивах Аббатств имелась вполне достоверная информация: точное местоположение города, название реки, на берегу которой он стоял, его примерный план и даже перечисление всех семи холмов и расположенных на них святынь. Рим был реальностью и оставался ею на протяжении всех пяти тысячелетий, минувших после пришествия Смерти. Итак, алая стрелка указывала на Рим, и, повинуясь ей, дирижабль устремился на юго-восток. Они летели на большой высоте, с попутным ветром, гнавшим к берегам Европы стайки легких белых облаков. Внизу, под днищем гондолы, лежал Лантический океан, и в разрывах туч путники могли разглядеть синевато-серую водную поверхность и скользившие по ней отблески солнечных лучей. Ветер нес их по незримой границе Лантика с Норвежским морем прямо к двум островам, один из которых величиною соперничал с Аслом, а другой, больший, походил на ящерицу с разинутой пастью. Брат Альдо, чья память хранила древние названия земель и государств, справившись с картой пояснил, что малый остров зовется Ирландией, а более крупный - Британией. По его словам, в этих краях правили могучие владыки, чья власть простиралась на запад, юг и восток, и коим принадлежала когда-то половина мира, включая североамериканский континент. Но за столетия перед Смертью их могущество иссякло, далекие территории отделились от некогда обширной империи, и два острова на краю Евразии стали такими же жертвами схватки новых супердержав, как и другие страны погибшего мира. Что с ними произошло? Спустя недолгое время путники получили ответ. Внизу не было ни гор, ни рек, ни равнин, ни развалин городов - только безбрежный морской простор с торчавшими кое-где скалами, на которых темнели огромные, влажно блестевшие туши каких-то тюленеподобных существ. Иеро велел мастеру Гимпу опустить "Вашингтон", и теперь они неслись в двухстах футах от морской поверхности, всматриваясь в волны и утесы, отыскивая хотя бы жалкий след исчезнувшей цивилизации. Но тщетно! Дирижабль час за часом плыл над серо-стальными водами, однако картина не менялась: крохотные островки, каменные глыбы причудливых форм да чудовищные тюлени, оглашавшие воздух громоподобным ревом. Иногда в волнах мелькали плавники акул, и тогда море окрашивалось в багровые оттенки, а рев животных сменялся пронзительными жалобными стонами. Однажды Иеро заметил огромные круглые глаза всплывшего на поверхность кракена; чудовище следило за дирижаблем, и его необьятная плоть с растянувшимися на семьдесят ярдов щупальцами мерно колыхалась на волнах. Казалось, кракен разбирается в происходящем и понимает, что перед ним не птица, не облако, а нечто иное; взгляд его был почти осмысленным. - Разумен, - заметил брат Альдо, на миг сосредоточившись. - Бесспорно, разумен, но не желает вступать в контакт. И в то же время мы ему интересны... Нет, не как пища, - добавил он, бросив взгляд на многозначительно хмыкнувшего Гимпа, - вернее, не только как пища. Он словно бы видит наш будущий маршрут... знает, что мы должны пролететь над юго-западной оконечностью материка и очутиться в другом море - в том, которое в древности носило название Моря Среди Земель. Странно, не правда ли? Иеро пожал плечами. - Может быть, эти огромные головоногие путешествуют по морям и представляют, где какие находятся воды и земли? Если Бог одарил их разумом... - Нет, не Бог, - смуглая рука эливенера взметнулась в протестующем жесте. - Не Бог, мой мальчик, это я могу утверждать с полной определенностью! Разум этого создания полон холодной злобы и чего-то еще, что я не способен определить... Но симпатий он мне не внушает. Это был редкий случай, ибо эливенеры, Братство Одиннадцатой Заповеди, *) относились с трепетным почтением ко всему живому и даже лемутов считали не ненавистными врагами человечества, а жертвами Нечистого, воспитавшего их в невежестве и злобе. Кто знает! Возможно, они были правы. Выслушав брата Альдо, Гимп покосился в сторону сложенного на корме оружия и пробормотал: - Не люблю слишком умных парней, особенно с таким количеством щупальцев... Не подколоть ли его гарпуном? Или мастер Иеро мог бы всадить ему в башку пару снарядов из метателя... Скажу-ка я Сигурду, чтобы спустил наше корыто пониже... - Не стоит, - священник покачал головой. - Эта тварь не трогает нас, зачем же ввязываться с ней в драку? Лучше помолимся и вспомним тех, кто жил на этой исчезнувшей в волнах земле. Тех, - добавил он, перекрестившись, - кто погиб по собственному неразумию, уступив место рыбам и морским чудищам. Наступила тишина, исполненная печали. Иеро молился, старый эливенер тоже выглядел погруженным в благочестивые раздумья, и даже взоры громко сопевшего мастера Гимпа пару раз обратились к небесам. Сигурд, стоявший на вахте, казался мрачным, и в его глазах, цветом похожих на море, застыло тоскливое обреченное выражение. Видимо, он представлял сейчас свой остров и то, что случилось бы с ним, если б на Асл обрушилась не одна ракета, а пара сотен. Только Горм безмятежно дремал, привалившись к мешку с пеммиканом и вдыхая его упоительный сладкий запах. Уже смеркалось, когда впереди по курсу, ощетинившись темными скалами, замаячил бесплодный берег. Нарушив молчание, брат Альдо пояснил, что эта страна называлась в древности Франс, что к востоку от нее лежала земля Джомен, к юго-западу - Спейн, а в той стороне, куда направляется корабль - море и длинный вытянутый полуостров Итали. Франс был когда-то цветущим краем, полным садов и виноградников, с городами, старинными замками и дворцами, где было тесно от сокровищ человеческого гения, но то, что видел Иеро сейчас, ничего подобного не сулило. В надвигавшейся тьме под ними скользили каменистые пространства, сменявшиеся участками спекшейся почвы да огромными оврагами, руслами бывших рек; кое-где скалы мерцали знакомым голубоватым сиянием - так же светились пустыни Смерти в Канде и более южных районах, там, где лежали в древности огромные города. Но континент, где родился священник, был обширен и не столь населен, как Европа, в которой поселения разделялись не десятками миль, а сотнями ярдов. Видимо, удар, обрушившийся на эти земли с двух сторон, был ужасным, и после атомной бомбардировки здесь не осталось ничего живого. Как, возможно, и в Итали, на месте Вечного Града, подумал Иеро. Томимый дурными предчувствиями, он удалился в заднюю часть кабины, сел рядом со сладко спавшим Гормом и вытащил мешочек с Сорока Символами. Прежнее предсказание исполнилось: он птицей мчался на юго-восток, выдержав схватку с колдуном и его безымянным пособником, так что пришло время еще раз провертеть дырочку в завесе грядущего. Вытащив свои магические принадлежности и трижды осенив себя крестным знамением, Иеро погрузился в транс и пробыл в нем более часа. Спутники его не тревожили; лишь брат Альдо прикрыл священника невидимым ментальным экраном. Когда сознание и чувства вернулись к Иеро, в его левом кулаке были зажаты три фигурки: стилизованная капелька-Слеза, Рыба и Пес. Слеза являлась знаком скорби и, в зависимости от других сопровождавших ее символов, могла означать печаль по усопшим родственникам, горе из-за потерянного имущества либо скота и тому подобные вещи. Но Пес и Рыба!.. Псы остались на острове Асл, а рыбой полнились соленые воды Лантика, однако ни то, ни другое не имело отношения к Слезе. Во всяком случае, так мнилось Иеро, решившему, что символы животных никак не связаны с печалью, которая постигнет его в будущем. Но если рассматривать их отдельно от Слезы, смысл их тоже казался загадочным. Рыба означала водную стихию и все, с ней связанное - корабли и мореходство, верфи, сети, рыбный промысел и так далее, что было бы вполне уместным, если бы он плыл не судне, а не летел по воздуху. Что касается Пса, то этот знак соответствовал собаке или волку, а вот что сулила такая встреча, определялось другими символами. Например, если бы Иеро вытащил вместе с Псом символ Копья, то это можно было бы истолковать как предстоящую схватку с волками или охоту на них, а если бы вместо Копья попалась Рука - Раскрытая Рука, символ дружелюбия - то, вероятно, дело с волками и псами кончилось бы миром. Однако с Псом были Рыба и Слеза, и это заставило Иеро погрузиться в бесплодные раздумья. Печаль, которую принесут собаки? Или корабль и что-то другое, связанное с водой? Или ему попадутся псы, живущие на побережье, у озера либо реки? Или пес пожрет рыбу, а, может быть, рыба - пса, и это доставит ему огорчение? Он комбинировал так и этак, вздыхал, проклиная свою неспособность проникнуть через завесу грядущего и вспоминал пера Сагеная, юного священника из Саска, который делал потрясающе точные предсказания. Прекогнистика являлась особым даром, чрезвычайно редким и высоко ценимом Аббатствами; талантливые гадатели могли вытащить по семь-восемь фигурок за раз и объяснить их смысл в мельчайших деталях. Карт Сагенай был, безусловно, гением в этом чудесном искусстве - еще не закончив школу Аббатств, он вытягивал дюжину символов и обладал интуитивным знанием, в каком порядке их располагать и толковать. Способности Иеро в этом отношении были средними, больше четырех-пяти фигурок в руки ему не шло, и скрывавший будущее туман лишь слегка редел перед его глазами. Но, в отличие от молодого Сагеная, Иеро окончил как школу Аббатств, так и Военную Академию в Саске, где наставники были людьми практичными, учившими извлекать все преимущества из тех даров, порою скромных, коими Господь наградил их учеников. Жди, что будет, говорили они, но ухо держи востро! По этой методе смутные предсказания полагалось расшифровывать с привлечением реальных фактов, сопоставляя символы с текущими событиями и отсекая те из них, которые уже произошли. Фактически это означало, что если бы перед священником сейчас явился пес, то, отложив в сторону его фигурку, он мог бы поразмыслить, как и чем связаны Слеза и Рыба. Но пес не явился. Покосившись на дремавшего рядом Горма, Иеро решил, что тот никак не походит на пса, снова вздохнул и спрятал символы вместе с кристаллом в мешочек. Грядущее оставалось загадочным и неопределенным. Ночь распростерла крылья над погибшей землей Франс, и воздушный корабль стал набирать высоту, словно ему надоело взирать на бесплодные пустоши и черные камни, то ли оплавленные останки зданий, то ли выдавленные из недр земных при атомном катаклизме. Внизу был ад, тогда как вверху царили спокойствие и благодать. Зыбкий облачный океан скрыл землю, задернув полог над жуткими картинами гибели и разрушения, а над ним распростерлись чистые обсидиановые небеса, сиявшие драгоценными ожерельями и диадемами звезд. На востоке блестел тонкий серп нарождавшегося месяца, небесный купол медленно вращался, с неторопливым величием кружа звезды, но одна из них, едва заметная, торопливо бежала к югу и в середине ночи скрылась за горизонтом. Священник обратил на нее внимание брата Альдо, но старец лишь задумчиво нахмурился; он тоже не знал, что это такое. * * * Через день, перевалив высокие горы с островками чудом сохранившейся зелени, они оказались над морем. Дирижабль летел высоко, и священник, как и его спутники, не приглядывался к зеленым оазисам, так как вид их, весьма вероятно, погрузил бы их в еще большую печаль. Там что-то бушевало и кипело, посылая ментальные сигналы боли и ужаса; какая-то жизнь, порожденная атомной радиацией и прозябавшая в горных пустошах пять тысяч лет, ярилась и исходила злобой, не в силах добраться до небесного корабля. Иеро чудилось, что на этом мрачном фоне он улавливает осмысленные сигналы - возможно, людей, или, скорее, лемутов - но он не отдал команду Гимпу, не опустил корабль, ибо любопытство не оправдывало риск. Оболочка дирижабля была хотя и крепкой, но тонкой, и не стоило проверять, выдержит ли она удар копья или дротика, пусть даже с каменным наконечником. В конце концов, их экспедиция преследовала другие цели, нежели изучение жутких тварей, водившихся в теснинах Альп, но факт, что там обитало нечто враждебное человеку, уже наводил на размышления. Весьма печальные, увы! Впрочем, именно это и предсказывала Слеза. Смысл этого символа стал ясен для Иеро, когда дирижабль замер в воздухе, развернувшись против ветра и чуть отрабатывая моторами. Алая стрелка на карте-экране принялась мигать, и это означало, что "Вашингтон" достиг пункта назначения, и сейчас под ним должны находиться берег Тибра, семь холмов Вечного города, площади, улицы дома и храмы Господни, а также дворец наместника Божьего на Земле. Однако никаких сооружений, руин и даже земли внизу не просматривалось; большой морской залив, поглотивший речное устье, тянулся далеко к востоку, и лишь там, на расстоянии семи или восьми миль, торчали оплавленные утесы. Картина была такой же, как над Британскими островами: водная гладь в пенных барашках, синее небо, яркое солнце, а более - ничего. Правда, море тут было не синевато-серым, а лазурным, прозрачным, ласковым, и в его глубине, под лесом застывших водорослей, виднелись смутные очертания скал - то ли естественных образований, то ли чего-то рукотворного, древнего, как Смерть, скрытого от глаз людских водной толщей, наростами раковин и морской растительностью. Иеро глядел на эту картину и чувствовал, что на его реснице, будто напоминая о ночном гадании, повисла слеза. Чуткий Горм, уловив его грустные мысли, осторожно приблизился к распахнутому люку и положил голову на колено священнику. "Под нами - забытый и затонувший город?" - родились в сознании Иеро слова. "Да", - отозвался он, ощущая, как сочувствие медведя обволакивает его теплым, едва заметным облаком. "Но почему ты расстроен? Разве ты мало повидал забытых городов? А в этом, - Горм втянул ноздрями солоноватый воздух, - в этом даже исчез человеческий запах. Вода смыла его, как и злые мысли, приходящие от камней - те мысли, что вызывают болезнь." Иеро кивнул, сообразив, что Горм имеет ввиду радиацию. "Это был особый город, - с грустью улыбнулся он, почесывая Горма за ушами. - Город, куда тянулись чаяния и надежды людей со всего света. Обитель слуг Господних, святое место." "Святое... - с оттенком задумчивости в ментальном голосе протянул медведь. - Ты иногда произносишь это слово, но какой в нем смысл?" "Святой человек - посвятивший себя служению Богу, изгнавший зло из своей души, творящий для ближних только доброе, оберегающий и охраняющий их, - пояснил Иеро. - Место, где обитают такие люди, тоже становится святым." "Значит, ты - святой! - уверенно заявил медведь после недолгих размышлений, повергнув собеседника в шок. - Но я бы хотел узнать, что означают другие непонятные слова - Бог, душа и еще несколько, которые ты произносишь, беззвучно шевеля губами. Кажется, это называется "молиться"?" Брат Альдо, ловивший их ментальный разговор, хихикнул за спиной священника, и тот, мстительно усмехнувшись, произнес: "Я не могу быть святым, ибо я убивал и буду убивать, а истинно святые покоряют врагов лишь добротой и мудрым словом. Но если ты поглядишь на нашего старейшего, соединишься с ним мыслью, заглянешь в душу, то поймешь, что такое святой человек." "Увы, я тоже убивал, хоть не своими руками, - донеслось от брата Альдо. - Я тоже грешен, и не гожусь в святые, мой мальчик!" "Возможно, есть разные уровни святости, - заключил Горм. - Ведь даже шишки на сосне растут на разных ветках, пониже и повыше... Теперь, когда я понял, что означает это слово, я постараюсь выяснить, кто больше соответствует определению друга Иеро. Я буду размышлять и изучать вас - всех, кроме Гимпа. Гимп точно не святой. Он пьет ядовитый напиток и ест мой пеммикан!" Иеро расхохотался, и слезы, пролитые им над руинами Вечного города, вдруг высохли. Подмигнув брату Альдо, он повернулся к сидевшему у штурвала капитану и приказал: - Опусти-ка дирижабль пониже, мастер Гимп, футов на пятьдесят. Мы сбросим плотик, и я спущусь на воду. Возможно, если нырнуть, я разгляжу одно из зданий или церковь... В Риме было десять тысяч храмов и церквей... Неужели все они погибли? - Лучше я нырну, мой конунг, - сказал Сигурд, стаскивая рубаху. - И лучше взять с собой оружие. Думаю, эти воды небезопасны. Они разделись и сбросили вниз на канате плотик, довольно большой, три на четыре ярда, сделанный из гибкого прочного пластика. Пара таких плотов, особым образом упакованных, входили в комплект снаряжения "Вашингтона"; в момент удара о воду они чудесным образом разворачивались и надувались, превращаясь в устойчивые платформы с круглым низким бортиком. Еще на Ньюфоре Иеро выяснил, что каждый такой плотик может нести как минимум дюжину человек. Сигурд, с ножом у пояса и тремя гарпунами под мышкой, скользнул по канату вниз. Иеро последовал за северянином; он нес метатель, заряжавшийся с дула гладкоствольный карабин, десяток зарядов к нему и свой короткий тяжелый меч. Этот клинок являлся реликвией более древней, чем дирижабль, что подтверждалось надписями у рукояти: "U.S. 1917" и "Сделано в Филадельфии". Пятнадцатидюймовое лезвие служило когда-то тесаком бойцу морской пехоты США, древней империи, лежавшей южнее Внутреннего моря и поглощенной сейчас пустынями Смерти, саванной и джунглями. Спустившись на плот, священник положил свое огнестрельное оружие посередине, придвинулся к Сигурду, и оба начали пристально всматриваться в морскую глубину. Залив был мелким, и прямо под ними - казалось, в футах тридцати или тридцати пяти - маячил курган из каменных глыб, возможно обработанных руками человека. Густое покрывало водорослей не позволяло разглядеть детали, и взгляд все время отвлекался на живых существ, ползавших по дну и шнырявших в подводных джунглях. Тут были раковины размером в ярд, в приоткрывшихся створках которых розовели огромные моллюски, были большие крабы в шипастых багровых панцирях, причудливые морские цветы с трепещущими щупальцами или змеевидными отростками стеблей, какие-то твари, усеянные колючками, но больше всего было рыб. Иеро не подозревал, что подводная жизнь может излиться в таком изобилии, в таких причудливых формах и расцветках! У дна маячили плоские круглые рыбины с выпученными глазами, а над ними кружился хоровод золотистых, серебряных, алых, синих и желтых тел, пестрых в черную полоску на светлом фоне, пятнистых, узких и стремительных или похожих на раздутые бочонки, на ярких птиц с плавниками-крыльями, с пастью, вытянутой клювом, с выростами на голове, напоминавшими рога; все эти причудливые твари либо кормились в водорослях, либо гонялись друг за другом, и средние проглатывали мелкоту, чтобы сделаться добычей тех, что покрупнее. Правда, самый большой из подводных обитателей не превосходил в длину протянутой руки и казался не слишком опасным. Зрелище зачаровало Иеро, но Сигурд, морской странник, взирал на него с полным равнодушием. - Взгляни, - он ткнул гарпуном за борт, - не это ли ты ищешь? Вытянутый камень, похож на обломок колонны... Глубина небольшая, я могу нырнуть и очистить его ножом от водорослей. - Не торопись. - Священник опустил в воду ладонь и прикрыл глаза, но следов опасной радиации не ощущалось. Мысли же - или, вернее, инстинкты подводных тварей не содержали ничего любопытного; тут, казалось, не было грозных и страшных существ, подобных акулам или огромным кальмарам. "Ничего опасного поблизости, сынок", - пришла мысль брата Альдо, и Иеро, подняв голову, встретился с ним глазами. Старый эливенер выглядывал из люка, озирая морскую даль, и легкий теплый бриз бережно касался его седой бороды. На мгновение священнику почудилось, что за плечом Альдо возникло лукавое личико Лучар, но это был, разумеется, мираж. Он вдруг подумал, что между старцем и его возлюбленной есть несомненное сходство, и дело тут не в явных признаках их расы, полных губах и темной коже. Что-то еще, что-то почти неуловимое, промелькнувшее в выражении глаз, в жесте, которым они прикрывали лицо от солнца или касались тонкими пальцами виска... Эта мысль исчезла, когда брат Альдо окликнул его: - Нашли что-нибудь, мой мальчик? - Сигурд сказал, что видит цилиндрический обломок. Сейчас проверим. - Иеро кивнул северянину, и тот без плеска ушел в воду, сжимая в кулаке нож. Схватившись на канат, свисавший из распахнутого люка дирижабля, священник пристально следил за ним, одновременно сканируя окрестности. Далеко, у восточных берегов, на расстоянии десятка миль, резвились какие-то существа, и от них мощной волной накатывала радость. Похоже, играют, с улыбкой решил Иеро, уловив, что эти создания сыты, счастливы и довольны жизнью. На севере и западе тоже не было никакой угрозы, а на юге ощущался чуть заметный всплеск хищной активности, но тоже очень далекий - возможно, там охотились акулы. Не выпуская эту опасность из сознания, но и не слишком концентрируясь на ней, Иеро наблюдал, как Сигурд, ловко работая ножом, очищает каменный обломок. Кажется, это действительно была колонна из серого гранита, изъеденная временем и соленой морской водой. Чувство времени подсказало Иеро, что северянин трудится уже полторы минуты, а значит, пора бы ему всплыть на поверхность. Но Сигурд не выказывал никаких признаков удушья - скреб и скреб камень ножом, очищая его от водорослей и налипших ракушек. Внезапно он прекратил это занятие и принялся подкапывать обломок сбоку, то и дело запуская пальцы в образовавшуюся щель. Наконец, стиснув что-то в кулаке, он сильно оттолкнулся ногами от дна и вынырнул рядом с плотиком. Три с небольшим минуты, отметил Иеро, удивляясь ровному дыханию ныряльщика. - Сколько ты можешь пробыть под водой? - спросил он, наклонившись к Сигурду. - Вдвое дольше, - ответил тот, раскрывая ладонь с чем-то темным, но явно не каменным, а металлическим. - У себя на родине я был пастухом и стражем тинга, а потому ныряю хуже наших рыбаков. Мутация, мелькнуло у священника в голове; видимо, решил он, жители Асла отличаются от метсов не только цветом глаз и кожи. Затем он протянул руку и взял предмет с ладони северянина. То был потемневший серебряный крестик размером в пару дюймов, болтавшийся на обрывке цепочки, тоже серебряной, обросшей мелкими ракушками и почти потерявшей гибкость. На нем отчеканили узор, сейчас невидимый глазу, но ощущаемый кончиками пальцев - может быть, распятая фигурка Спасителя или другой священный символ. С благовением рассматривая древнюю реликвию, дарованную морем, Иеро думал, что для отца Демеро она станет надеждой и утешением. Хоть Вечный город и Святой Престол исчезли, Господь послал ему этот предмет, возможно - чудотворный, который будет храниться в Саске как самое драгоценное из сокровищ. Не сейчас, потом, когда он вернется на родину... Перекрестившись, священник бережно опустил находку в маленький карман на перевязи своего меча. - Может быть, найду что-то еще, - произнес Сигурд и, сделав глубокий вдох, скрылся под водой. Его сильное гибкое тело устремилось к наполовину очищенной колонне. - Да будет благословенным твой труд, - пробормотал Иеро и поднял голову, почувствовав ментальный оклик эливенера. "Что-то приближается с южной стороны, - пришла мысль брата Альдо. - Хищники, пять или шесть... Таких я еще не встречал", - добавил он спустя мгновение. "Можешь справиться с ними?" - спросил священник, направляя к югу свой ментальный щуп. Запоздалое сожаление кольнуло его; он любовался реликвией, выпустив из виду охотившихся в отдалении тварей. Теперь они неслись на север, и, прикинув их скорость, Иеро был потрясен: кажется, эти создания не плыли в воде, а летели по воздуху. "Всех я не смогу остановить, - откликнулся брат Альдо. - Одного или, может быть, двух... Лучше вам подняться в кабину, сын мой." Но этот совет запоздал - Сигурд еще оставался на дне, а с южного горизонта стремительно приближались несколько темных черточек. Сосредоточившись, Иеро коснулся разума северянина, но тот не понимал мысленной речи; пришлось потянуть его вверх, передавая приказ не разуму, но мышцам. Через пять секунд Сигурд вынырнул рядом с плотом и уставился на священника. - Ты звал меня, конунг? Что случилось? Иеро протянул ему руку. - Возвращаемся. Кто-то хочет поохотиться на нас, но если мы заберемся по канату хотя бы на три ярда... Он смолк, глядя на мчавшихся к ним существ и проклиная свою неосторожность. То были не акулы, а нечто гораздо более странное; мощные вытянутые тела с раздавшимися в стороны головами делали тварей похожими на кузнечный молот, а крылья или огромные яркие плавники по обе стороны брюха казались позаимствованными у птиц. Эти монстры скользили по волнам, едва касаясь морской поверхности и совершая гигантские прыжки по двадцать футов в высоту и впятеро больше в длину. Возможно, Иеро был неточен в своих оценках, но было ясно, что на канате от этих чудищ не спасешься - снимут, как рыбку с крючка. Может быть, если Гимп быстро поднимет корабль... Опускать его явно не стоило; если огромная тварь пробьет оболочку, им всем конец. К тому же времени на такие маневры не оставалось - странные полуптицы-полурыбы были на расстоянии нескольких прыжков. "Задержи их, Альдо!" - мысленно взмолился священник, схватив готовый к бою метатель. Сигурд поднял гарпун и, прищурившись, взвесил его в руке; стальное острие блеснуло в солнечных лучах. - Никогда не видел такое чудо, - пробормотал северянин, раскачивая оружие. - Вдвое больше крупной акулы! И если они такие же живучие, плохи наши дела, конунг! Тварь, что мчалась первой, взмыла над волнами, рухнула вниз, подняв фонтан брызг, и вдруг принялась описывать круги, изгибая туловище и будто пытаясь ухватить себя за хвост. Второе создание пронеслось над ней, устремившись прямо к плоту, и Иеро увидел, как в огромной распахнутой пасти сверкает частокол загнутых внутрь зубов. Пасть была такой, что могла заглотить человека до пояса. Он выстрелил, и небольшая ракетка, оставив в воздухе шлейф дыма, ударила в небо чудовища и разнесла черепную кость. Огромное тело пронеслось над ними, мелькнули радужные, просвечивающие на солнце плавники, затем мертвая туша шлепнулась в воду, и плот закачался на волнах. Иеро потянулся к сумке со снарядами, но перезарядка карабина была небыстрым делом, и, отбросив свое неуклюжее оружие, священник схватил гарпун. Атаку третьей твари они встретили стальными лезвиями, воткнув их в белесое брюхо. Удар огромного хвоста свалил Иеро на спину, и на мгновение перед ним мелькнуло напряженное лицо эливенера, прикусившего нижнюю губу - видимо, он пытался контролировать всех монстров, что было занятием непростым. Сколько их? - подумал священник, встав на колени и протягивая руку к карабину. Сигурд, вцепившись в последний гарпун, скалою высился над ним, а летающий гигант с распоротым брюхом бился в воде ярдах в пятнадцати от плотика. В его глазах, разнесенных на четыре фута, торчали арбалетные стрелы - очевидно, мастер Гимп тоже вступил в сражение. Еще две рыбы-птицы взлетели над волнами, но вдруг, изменив направление, свернули в сторону, огибая плот. Зато первая тварь перестала кружиться и, словно одумавшись, расправила плавники и разинула жуткую пасть. Похоже, она не могла подняться в воздух без разбега, но это ее не остановило, как и пущенная Гимпом стрела: гулко шлепая хвостом о воду, она стремительно ринулась к плоту. Когда-то эти огромные монстры были безобидными летучими рыбками длиною в десять дюймов и развлекали своими прыжками туристов на палубах океанских лайнеров; пожалуй, ни один круиз не обходился без такого экзотического зрелища. Но Смерть изменила их, как и множество прочих созданий, и перемена свершилась не в лучшую сторону. Тупые, почти не поддающиеся ментальному контролю, эти существа стали хищниками, более жуткими, чем акула-молот, и весь их крохотный разум был направлен к единственной цели: убивать и есть. Немногие из морских обитателей могли сразиться с ними или бежать в глубину, куда им не было дороги. Но их происхождение сейчас не занимало Иеро; он понял, что не успеет перезарядить метатель, а потому, снова отбросив бесполезное оружие, делал разом три дела. Во-первых, молился; во-вторых, выхватив меч, соображал, как бы половчее воткнуть его в пасть или в глаз чудовища; в-третьих, слушал ментальные возгласы Альдо. "Я держу двоих, - билось у священника в голове, - но с третьим мне не справиться. Они - глыбы голода и ярости! Будь осторожен, сынок, и не падай духом: помощь близка!" Какая помощь?.. - мелькнуло у Иеро в голове, и вдруг из-под края плота вынырнуло что-то темное, гибкое, стремительное, ринулось к плавнику чудовища, рвануло зубами толстую кожу и тут же метнулось вниз. Затем вода как будто вскипела: черные быстрые тени пронзили ее, повиснув на боках огромной твари будто атаковавшие медведя псы. Они терзали ее живьем, но, несмотря на изумление и трепет смертного ужаса, еще не покинувший его, священник понял, что перед ним не стая хищников. Эти существа, игравшие минутами раньше на мелководье у берега, были сейчас отрядом бойцов и действовали с умением, которое приносит только опыт. Рыба-птица уже лишилась одного плавника, ее распоротое брюхо сочилось кровью, но ни один из нападавших не попал в гигантскую пасть; они, вероятно, в точности знали, как и что полагается делать, чтоб избежать кривых зубов. Борьба с двумя другими монстрами велась еще более решительно и успешно - кажется, старый эливенер все еще "держал" их, не позволяя развить необходимую для полета скорость. В море расплывались большие алые пятна, а одна из огромных туш уже качалась на волнах кверху брюхом, выставив к небу полуоторванный плавник. Сильные пальцы Сигурда стиснули плечо священника. - Я знаю, кто это, - пробормотал он. - У нас на острове ходят легенды... саги, в которых они спасают рыбаков, а полюбившимся им людям приносят затонувшие сокровища... Их нельзя убивать, ибо они разумнее и благороднее, чем наши псы. Нарушивших этот закон судьи тинга приговаривают к изгнанию. Опустив меч, Иеро глядел на схватку, кипевшую в воде, и слушал Сигурда и брата Альдо, чей ментальный голос казался сейчас полным энергии и бодрости. "Дельфы, они называют себя дельфами или Морским Племенем, сынок, и, кажется, справятся без вас. Только не надо стрелять и метать копья - к вооруженным людям они испытывают недоверие." "Откуда ты это знаешь?" - беззвучно спросил священник. "Я обнаружил их, призвал сюда, и я говорю с ними. С десятком особей, которых Горм счел бы старейшими этого племени. Они не принимают участия в битве... впрочем, она уже закончилась. Ты можешь тоже с ними пообщаться. Какой замечательный народец! Весельчаки, мой мальчик, игруны, но обладающие отвагой и светлым разумом... Какое чудо эволюции! И как бы я хотел изучить их поближе!" Усмехнувшись восторгам старика, Иеро опустился на плот. Ноги его дрожали, а перед взором, к которому еще не вернулась ясность, маячило изображение крохотной деревянной Рыбы, хотя он уже понял, что спасшие их существа относятся к теплокровным. Впрочем, это не имело значения, так как Рыба символизировала всех созданий, что водятся в реках, озерах и морях. "Чтоб меня дьявол зашиб копытом! - подумал священник, вспоминая о последнем гадании. - Болван стоеросовый! Не разобраться с такой простой задачей! Всего лишь три символа, никак не связанных друг с другом... Слеза - печаль над руинами Вечного града, Рыба - эти морские твари, а Пес... - Он глубоко втянул воздух и закончил: - Пес - всего лишь пес, ты, тупоумное ничтожество! Вот только будет ли встреча с ним к беде или к добру?" Но этот вопрос пока что не имел ответа, и оставалось лишь полагаться на мудрость, преподанную в Академии: жди, что будет, но ухо держи востро! Над бортом возникла крупная лобастая голова, два антрацитовых глаза уставились на священника, раскрылась длинная клиновидная пасть, и на Иеро обрушился шквал щелкающих и скрипящих звуков. Настроившись на нужную ментальную волну, он с удивлением понял, что существо благодарит людей - они известили Морское Племя о ракшах и помогли их уничтожить. Ракши были врагами, как и другие Пожиратели, таившиеся в безднах вод или скользившие по их поверхности, и с ними полагалось сражаться, пока над морем светят неисчислимые глаза Небесной Рыбы. Эти глаза, как поясняло изображение ночных небес, являлись звездами, а оборот с упоминанием их символизировал вечность. - Он говорит, и ты его понимаешь, мой конунг? - прошептал Сигурд, присаживаясь рядом на корточки. Обычно невозмутимое лицо северянина светилось восторгом. - Я понимаю не речь, а мысли, - произнес Иеро. - Это один из их вождей, и он считает нас соратниками, что бились с врагом его племени. Он благодарен нам. - Если так... - Сигурд помедлил. - Клянусь Тором, я не жаден и не ищу богатства, но вдруг он захочет нас наградить? И принесет из моря сундук с сокровищами? - Самое ценное сокровище ты уже достал, - священник коснулся кармашка на перевязи. - И Аббатства наградят тебя, как ты захочешь: звонкой монетой, участком земли, кораблем или дорогими шкурками. Ты уже богатый человек, брат мой Сигурд! А так как ты еще и храбрец, то сможешь выбрать жен в лучших семействах Канды! С этими словами он повернулся к дельфу и спросил, стараясь мыслить четко и ясно: "Ты знаешь, что такое Смерть?" "Горячая Вода", - пришел ответный импульс, сопровождаемый зрительной картиной: кипящее море и огненный гриб, поднявшийся к небесам. "До Горячей Воды здесь была суша и стоял город. Где он теперь?" "Город?" - Недоумение; разумеется, дельф ничего не знал о городах. "На дне - камни, - пояснил Иеро. - Обычные камни или такие, которые сделал человек? С ровной поверхностью, круглые, правильной формы? - Он передал стилизованные изображения прямоугольной плиты и колонны. - Может быть, есть странные камни? Такие, каких нет в других местах?" Он ощутил теплое чувство дружелюбия и готовности помочь, пришедшее от дельфа. Морское Племя явно не относилось к лемутам, а также не походило на Народ Плотины, который не стремился контактировать с людьми. Интуиция подсказывала Иеро, что дельфы помнят о человеке, и что эта память для них драгоценна; видимо, они не знали, кто вскипятил воду в океанах и морях. "Камни, - повторило глядевшее на него создание, - камни здесь, на дне, ближе к берегу, дальше от берега. Много странных камней! Есть гладкие камни, есть такие, которые блестят, есть пещеры с отверстиями в стенах, есть камни-люди. Мы приходим и смотрим на них, чтобы не забыть, как выглядит человек." "Камни-люди?" - Иеро недоуменно нахмурился. "Статуи, мой мальчик, статуи, - пояснил брат Альдо, третий участник их безмолвной беседы. - Разве ты никогда не видел каменных изваяний?" "Я покажу", - отозвался дельф, и перед мысленным взором Иеро пронеслись вереницей древние боги, римские императоры, нагие нимфы и дриады, воины в шлемах и доспехах, святые с посохом или крестом - разбитые или уцелевшие, заваленные камнями, поросшие водорослями или каким-то чудом сохранившие прежнее место на крыше здания либо под его полуразрушенными сводами. Он вздохнул, перекрестился и вознес хвалу Господу; кажется, память о Вечном городе хранилась не только в людских сердцах и душах. Затем он махнул рукой мастеру Гимпу, и дирижабль начал медленно опускаться над плотиком. * * * В этой бухте на западном побережье Итали они задержались на несколько дней. Суша оказалась тут не столь бесплодной, как в областях, лежащих к северу; среди скал пробивались трава и бамбуковые стебли, а кое-где зеленели рощицы пальм, давно одичавших олив, лавровых и фруктовых деревьев. В этих оазисах водились большие нелетающие птицы, весившие под сотню фунтов, в которых брат Альдо опознал далеких потомков фазанов. Оперение у них было ярким, хвосты - пышными, а мясо - нежным, и мастер Гимп, прихватив свой арбалет, проводил изрядное время в лесных зарослях и никогда не возвращался без добычи. Сигурд и Горм обычно сопровождали его; медведь, стосковавшись по твердой земле, с радостью взял на себя роль следопыта, предоставив двуногим спутникам метать стрелы и орудовать ножами. В рощах был настоящий птичий рай, и в нем, кроме огромных фазанов, водились голуби, скворцы и дрозды величиной с прежнюю курицу, аисты и журавли, совы и коршуны, а также вездесущие воробьи, тоже подросшие до приличных размеров. Но мясо их было невкусным и жилистым. Брат Альдо проводил большую часть дня на берегу, у скалы, к которой был привязан дирижабль, беседуя со старейшинами Морского Племени и делая заметки на плотных листах бумаги. Казалось, он очарован этим народом и двинется с места не раньше, чем опишет его историю во всех подробностях, начиная со времен до Смерти и кончая мифологией и брачными обычаями. Кстати, то и другое отличалось у дельфов большой сложностью; хотя они не имели рук, не знали огня и орудий, но вовсе не были примитивным племенем. Их культура включала богатую устную традицию, разнообразные обряды и виды искусства - танцы, игры и целые спектакли, а также что-то подобное обучению молодняка, законы, правила и настоящий боевой кодекс, ибо все они, кроме беременных самок, считались воинами. Здесь, в просторной бухте, обитал один из сотен кланов Морского Племени, но их владением и охотничьим угодьем было все обширное Море Среди Земель, простиравшееся далеко на восток, до Кавказского хребта и бескрайней среднеазиатской степи. В эту эпоху потепления и сильного подъема мировых вод Черное море слилось с Каспийским, затопив долины Кубани и Терека, дельты Дона и Волги, а Каспий продвинулся к востоку, добрался до Арала и залил Туранскую низменность до самых Памирских гор. Как утверждали дельфы, это огромное водное пространство тянулось между тридцатой и сорок пятой параллелями на пять с половиной тысяч миль. Им можно было верить; тяга к странствиям являлась характерной чертой Морского Племени, и каждый из них в зрелые горы свершал не одно путешествие с запада на восток и с востока на запад. Что касается Иеро, то он исследовал залив в сопровождении дельфа, приплывшего к нему после битвы с ракшами. Имя этого морского обитателя было длинным, состоящим из множества скрипящих и чирикающих звуков и совершенно непроизносимым, но он с охотой отзывался на кличку Вождь. От легкомысленных собратьев его отличали более серьезный нрав и склонность повелевать. Возможно, причиной тому являлся его возраст или занимаемый им пост - в представлении Иеро он был кем-то вроде военного предводителя - но Вождь никогда не играл и не участвовал в танцах, затеваемых молодыми дельфами сорок раз за всякий день. Дюжина крупных самцов, сопровождавших их с Иеро и тащивших плотик, слушались Вождя беспрекословно, напоминая отряд гвардейцев при королевской персоне. Но даже им старый дельф не доверял своего гостя: когда они ныряли в воду, Иеро держался только за плавник Вождя. Печальные и чудные картины открывались перед ним. Он видел руины гигантского овального цирка, остатки скамей, колонн и арок, утопленных в песок и ил; видел обелиски и изваяния, чьи лица сгладило время, а постаменты облепили раковины; видел развалины фонтанов и дворцов, ущелья улиц и поляны площадей, затянутые бурыми водорослями; видел покосившиеся, треснувшие ступени мраморных лестниц с резными перилами и рухнувшие галереи с чугунной вязью решеток; видел Господни церкви и храмы, базилики и часовни - совсем крохотные и такие, что в одном притворе поместился бы главный собор Саска. Немногое осталось от них - камни, фрагменты мозаики, тусклые разбитые витражи, детали из меди и бронзы, покрытые тысячелетним слоем донных отложений. Все остальное - картины и книги, ткани и фрески, мебель и священные покровы, статуи из дерева и кафедры проповедников - все это сгорело, развеялось прахом, а что не развеялось и не сгорело, сгнило давным давно в морской пучине. Теперь лишь камень, стекло и медь хранили воспоминания о древнем Риме, что наполняло душу Иеро тоскливым сожалением. В такие минуты он думал, что унесет с собой серебряный крестик, частицу Вечного города, и утешался тем, что дар этот послан ему не иначе, как Вседержителем. Однажды, когда священник отдыхал на плотике, Вождь принес ему странную вещицу - тонкий стержень длиною в палец с заостренным кончиком, сделанный из прочной черной пласмассы. Стержень явно предназначался для письма, его конец оставлял на ладони заметный темный след, хотя ничего похожего на перо и чернила в нем не нашлось. Однако гораздо удивительней казался другой факт: этот пишущий стержень выглядел новым, будто его изготовили с месяц назад. Вождь объяснил, что "тонкий черный камень" уронили или выбросили с корабля, и что такие корабли временами плавают в море, хотя и нечасто. Экипаж на них был странный - дельф назвал таинственных мореходов "ненастоящими людьми". "Что это значит?" - поинтересовался Иеро. "Настоящие люди - те, что говорят с нами, а если не могут говорить, то делают так, - дельф излучил волну удовольствия и приязни. - Но те, что плавают в море, не замечают нас." "Что-нибудь еще?" "Да. Они ненастоящие, потому что выглядят как один человек и думают одинаково. А люди, как дельфы, должны быть разными." Из дальнейших расспросов Иеро выяснил, что корабли "ненастоящих людей" отправляются в путь с северо-востока, из двух мест, лежащих в устьях больших рек и разделенных значительным расстоянием. Вождь, однако, не мог объяснить, что там находится - города, порты или крепости; он лишь добавил, что кораблей в каждом месте немного, не более десяти, и что ходят они в два океана, соединенных Морем Среди Земель. Вечером Иеро обсудил эту информацию со своими спутниками, и они решили, что речь идет о синекожих приятелях Олафа, проложивших дорогу на северный остров. Видимо, этот народ был немногочисленным, но сохранил - или открыл вновь - кое-какие древние технологии. Подобие облика мореходов наводило Иеро на мрачные раздумья; он помнил, что адепты Нечистого тоже не отличались разнообразием внешности. Наконец они покинули безопасные берега и теплые воды залива, похоронившие Вечный город. "Вашингтон" устремился на юго-восток, туда, где гигантский континент Евразии граничил с Африкой, где лежали древний Синай и Палестина. На время Иеро забыл о Нечистом и странном зове, звучавшем в ночи; мысли его и надежды то мчались вперед, к Святой Земле, то поворачивали вспять и устремлялись к Д'Алви и Лучар. Все чаще, глядя на брата Альдо, он вспоминал ее улыбку и размышлял о причинах сходства своей принцессы со старым эливенером. Эта тема была гораздо интересней, чем думы о синекожих карликах с загадочных кораблей, имевших на всю команду одно лицо. Дирижабль преодолел расстояние до библейских земель за трое суток и, повинуясь команде, начал кружить над берегом. От лазурных вод вглубь континента тянулась безжизненная пустыня; яростно палило солнце, ветер срывал тучи песка с вершин покатых дюн, а дальше к востоку высились барханы - такие огромные, что, казалось, любой их них мог запрятать в своей жаркой утробе целый город размером с Саск или столицу Д'Алви. Здесь не было ни животных, ни птиц, ни растений, и только странные колебания почвы да гребни внезапно вздымавшегося песка наводили на мысль, что в глубине земли перемещается что-то огромное и живое. Не приходилось размышлять над тем, была ли Святая Земля сожжена ракетами или ее пощадили в знак уважения к Спасителю; так ли, иначе, Апокалипсис добрался сюда, пригнав если не воды и вихри, не пламя и дым, так эти сыпучие пески. Что лежало под ними? Оплавленная земля или стены Соломонова храма? Голые скалы или легендарный Вифлеем, куда пришли благочестивые владыки с дарами божественному младенцу? Ментальное чувство было бессильно дать ответ... С последней надеждой в сердце Иеро проложил маршрут на север. Он никогда не слышал о городе Моск, упомянутом отцом Демеро, но на карте-экране этот пункт нашелся, и был он отмечен как столица со многомиллионным населением. Древний центр цивилизации, оплот восточного христианства... Чем оно отличалось от западной ветви, было тайной, покрытой мраком; все разногласия и споры канули во тьму тысячелетий, развеялись, оставив лишь зерно истины: Бог - добро, Нечистый - зло, и нескончаема борьба меж ними. Зов звал на восток, корабль плыл над облаками на север, ибо в душе священника звучали слова отца Демеро: "Запомни, мой мальчик, Моск! Там была другая империя, Раша, что враждовала с державами запада... огромная страна, владевшая Сайберном и половиной Евразии. И в ней тоже верили в Господа, славили Его в храмах и молили о счастье..." Стоят ли еще те храмы или превратились в прах? - размышлял Иеро, придвинувшись к иллюминатору. И где потомки людей, молившихся в них Создателю? Может быть, живут в Сайберне или на побережье Великого океана, откуда приплыл корабль в Ванк, западную провинцию Республики? Гимп, сидевший за штурвалом, внезапно окликнул его. - Взгляни вниз, мастер Иеро! Справа от нас разрыв в тучах... Видишь? Корабль, клянусь мачтой и клотиком! Большое судно без парусов, наподобие тех, что приходили к покойному колдуну... Чтобы ему в могиле перевернуться! В одной из багажных сумок хранилась зрительная труба. Достав ее, священник направился в пилотскую кабину. Брат Альдо и Сигурд шли за ним; Горм, почувствовав волнение людей, приоткрыл один глаз и поинтересовался, что случилось. "Спи, - передал Иеро. - Под нами корабль, но ты его не разглядишь." Глаза Горма значительно уступали ушам и не шли ни в какое сравнение с чутким носом. Дирижабль парил среди облаков, в трех милях от морской поверхности, и с этой высоты корабль выглядел как темный жук на сине-зеленом стекле. В трубу удавалось разглядеть только крохотные точки, мельтешившие на палубе меж двух надстроек, кормовой и носовой; ни мачт, ни труб на судне не было, и все же оно ползло вперед. Иеро передал трубу брату Альдо, потом Сигурду, но северянин лишь покачал головой. - Сам я не видел судов, что приходили к Олафу, сыну Локи, да и другие из наших глядели на них издалека. Посмотреть бы на людей... лысые, с синей кожей, и все на одно лицо... Тут уж не ошибешься! - Можно и посмотреть, - заметил Гимп, вопросительно взглянув на священника. - Что скажешь, мастер Иеро? Править вниз? - Нет. Мы летим в облаках, и если спустимся, нас заметят с судна. Может быть, у них нет пушки, стреляющей молниями, но я не хочу рисковать. - Кто знает, что есть и чего нет на таком корабле! - поддержал Иеро старый эливенер. - Он двигается, как корабли слуг Нечистого во Внутреннем море, но он гораздо больше их. Если бы мы не боялись себя обнаружить... - Брат Альдо коснулся виска и сделал жест, будто посылая ментальную волну в пространство. - И все же я попробую, отец мой, - произнес Иеро. - Я попробую, хотя мне не хочется убивать того, кто нас обнаружит. Дальновидение было одним из искусств, которым он владел в совершенстве. Вселиться в сознание другого существа, птицы, животного или человека, видеть его глазами, слышать его ушами... Тут была только одна опасность: высокоразвитый мозг мог обнаружить чужое присутствие, а тренированный разум телепата делал это в первое мгновение связи. Правда, с тех пор, как Иеро выдержал битву со С'нергом и плен на Мануне, его умение возросло; теперь он мог проскользнуть в бездны чужого мозга неощутимой тенью, мог завладеть не только ушами и глазами, но мышцами, центрами речи, дыхания, кровообращения. Если бы он пожелал, то человек, обнаруживший его, сделался бы безгласным и недвижимым - в лучшем случае; в худшем - умер бы во мгновение ока. К счастью, в экипаже корабля не оказалось телепатов. Создание, в чей мозг пробрался Иеро, было не лемутом, не демоном, а человеком, но очень странным - без дома, без родных, без имени и даже без клички. Все это заменялось номером, цифры которого обозначали место, где родился человек, код его группы и специальности, а также возраст, повергший священника в изумление: этому мореходу было одиннадцать лет, и по крайней мере семь из них он плавал по морям! Коснувшись других разумов, он обнаружил сходную картину: все эти существа явились на свет в каком-то месте на востоке, не имели имен и по возрасту были детьми. Но выглядели они совсем не так, как дети. Невысокие, подвижные, с синеватой кожей и голыми черепами, с резкими одинаковыми чертами маленьких лиц, они напомнили священнику синюков - племя, обитавшее к западу от Д'Алви, на границе радиоактивных пустынь. Они были редкими гостями в городе, но Иеро прекрасно помнил, что синюки отличны друг от друга и, несмотря на все их странности, испытывают тягу к тем вещам, какие дороги любому метсу или жителю побережья. Пища, выпивка, одежда, украшения, женщина, наконец... Но мореходы с загадочного судна не думали об этом; их рразумы были направлены лишь к работе, как у исправно действующих машин. Компьтеры, мелькнула мысль у Иеро, живые компьютеры! "Вашингтон" летел к северу, судно шло на юг, расстояние быстро возрастало, связь слабела. Наконец Иеро отдернул свой ментальный щуп, повернулся к седобородому эливенеру и сказал: - Те, что плавают на Асл, без сомнения. Очень странные существа, будто лишенные души и прожившие слишком мало для занятия мореплаванием... Они показались мне похожими на муравьев. - В стремительной мысленной речи он передал свои чувства Альдо, и брови старца задумчиво приподнялись. - Ты выяснил, откуда они вышли и куда идут? И каков их груз? - Гимп, будучи шкипером, первым делом интересовался такими вопросами. - Нет, не успел, - пожав плечами, Иеро смущенно улыбнулся. - Сказать по правде, я был слишком поражен... Конечно, надо было поискать их капитана. - Может быть, найдем их порт? - Мастер Гимп покосился на карту-экран. - Он должен лежать где-то впереди, в речном устье, если та говорящая рыба, что плавала с тобой, не ошиблась. Священник покачал головой. - Не думаю, что стоит из-за этого прерывать полет, даже если выяснится, что этот корабль отправился на Асл. В экипаже нет колдунов, и ни один из этих синекожих не имеет ментального щита. - Он взглянул на Сигурда, добавив: - Пожалуй, твоим соплеменникам ничего не грозит. - Пусть идут! Колдун и Гунар, его отродье, мертвы, так что их ожидает теплая встреча! И северянин оскалил зубы в волчьей усмешке. ------------------------------------------------------------------ *) Как известно, в Святом Писании приводятся Десять Заповедей, которые Бог повелел исполнять людям. Но эливенеры, чье братство выросло из союза древних экологов и биологов, сформулировали еще одну, Одиннадцатую Заповедь, и звучит она так: "Да не уничтожишь ты ни Земли, ни всякой жизни на ней". От этой заповеди происходит название их братства - "иллевэн" на английском означает "одиннадцать" (примеч. автора). ГЛАВА 5. ОБОРОТНИ МОСКА Он плыл под водой, держась за плавник Вождя, а вниз уходила темно-фиолетовая пропасть, мерцавшая призрачными сполохами. Почему-то он знал, он был уверен, что эти отблески - живые, и эта жизнь враждебна и ему, и дельфу; пропасть грозила опасностью, и двигаться над ней полагалось осторожно и скрытно, чтобы не потревожить затаившихся в бездне чудовищ. Нетерпение и страх терзали его; так хотелось быстрей очутиться в теплых безопасных водах, забыть ту эманацию хищной злобы, которой тянуло из мрачных глубин. Они его звали. Они шептали, что путь его неверен, что надо сделать усилие, разжать пальцы на плавнике Вождя и погрузиться вниз. Вниз, вниз, вниз, в глубокую темную впадину, на дне которой его встретят. Встретят и наградят по заслугам, даровав бессмертие и власть. Разве ты не стремишься к этому? - нашептывала пропасть. Ведь эти два желания так естественны! Вечная жизнь и власть над миром... Приходи, и ты получишь то и другое! Но он не хотел. Он не жаждал приобщиться к вечности и власти, и мечтал лишь о том мгновении, когда пропасть исчезнет, и можно будет подняться вверх, к солнцу и свету, и к золотым пескам, где, улыбаясь, сидит Лучар и смотрит, как резвится в волнах прибоя смуглый мальчуган с темными, как ночь, глазами... Его сын! Еще нерожденный, но уже любимый... Сполохи под ним обрели четкость, и он понял, что смотрит в глаза кальмара, огромного кракена, который следил за ним в океане, на месте потонувших островов. Его щупальцы коснулись кожи, потянули вниз, отрывая от дельфа, и он с лихорадочной поспешностью начал шарить над плечом - там, где находилась рукоять клинка. Но руки хватали пустоту, а бездна под ним выла и ликовала: наш!.. наш!.. наш!.. "Меч, - подумал он, сопротивляясь из последних сил, - где мой меч?" Внезапно другая мысль пронзила его: как он дышит под водой, в холодной бездне, в объятиях жуткого чудища? И тут же живые толстые канаты сдавили его грудь, вызвав приступ удушья. Он захрипел в предсмертной муке и вдруг почувствовал, как что-то теплое, шершавое касается виска, лижет ухо и волосы, толкает, будит... Иеро поднял тяжелые веки, сел, согнулся и раскашлялся. Треснувшие бетонные стены разрушенного здания нависали над его головой, темнея в предрассветном сумраке, по ним карабкался плющ с огромными, в три ладони, листьями, а рядом, на подстилке из тех же листьев, стонал и метался Сигурд. Видно, ему тоже снились кошмары. "Плохой воздух, очень плохой, - деловито заметил Горм, пихая Сигурда носом в шею. - Уходим, скорее! Тут можно уснуть и не проснуться." Иеро откашлялся, поднялся и растер грудь. Кололо в ней так, будто он проглотил ежа. "Вечером ты сказал, что воздух хороший." "То было вечером, друг Иеро. Ночью ветер переменился, дует с севера и несет дурной запах из железных джунглей." Железными джунглями Горм назвал полуразрушенную фабрику, которая встретилась им по пути. Ее забор и здания не уцелели, трубы рухнули, стальные фермы и агрегаты разъела ржавчина, но огромные газгольдеры из прочной керамики остались в целости и относительной сохранности. В них, видимо, был какой-то ядовитый газ, сочившийся сквозь незаметные трещины и даже в микроскопической дозе вызывавший кашель и рвоту. Они обошли это место с подветренной стороны, и Иеро отметил, что в полумиле от рухнувшего забора нет ни травинки, ни кустика. Сейчас их отделяло от фабрики не меньше двух миль, но в воздухе ощущался резковатый запах - глаза от него слезились, а в горле першило. Сигурд проснулся, встал на четвереньки, сплюнул. Лицо его было бледным, губы посерели, и теперь священник мог представить, как выглядит он сам. "Быстрее! - торопил Горм, уже взбиравшийся на груду заросшего мхом мусора. - В этом месте пахнет смертью! Шевелитесь, вы, сонные барсуки!" Люди подобрали свое снаряжение - фляги и мешки с едой, мечи, копья и арбалеты с запасом стрел - и полезли вслед за медведем. То, что находилось за холмами битого кирпича и треснувших бетонных плит, было когда-то улицей, плотно застроенной высокими домами. Стены их давно обвалились, превратившись в подобия длинных погребальных курганов, на которые ветер нанес скудную почву и семена растений; мох, папоротник и плющ покрывали их, а кое-где грозили колючками большие кактусы и тянулся вверх серо-желтый тонкий бамбук. Мрачная картина! Зато эта магистраль вела прямо в центр огромного города и была достаточно широкой, чтобы посередине ее осталось свободное от завалов пространство. Там, поверх устилавших улицу обломков, спрессованный тысячелетиями, кто-то протоптал тропу. Кто именно, Иеро не представлял, поскольку его ментальный поиск оказался безрезультатным. Никаких существ с интеллектом выше крысиного в этих развалинах не водилось. - Кладбище, - пробормотал Сигурд за спиной священника. - Не место для живых. Сны о том предупреждают. - Ты видел что-то жуткое? - Видел Олафа и Гунара. Гунар навалился сзади, а Олаф медленно резал глотку. - Это газ, - сказал Иеро. - Ветер за ночь переменился, и мы дышали плохим воздухом, что вызывает кошмары. - Он продублировал эту мысль для Горма, и медведь заметил: "Не думаю, что дело только в воздухе. Тебя снова звали, друг Иеро, и в этот раз зов был гораздо сильнее, чем над морем. Разве ты не почувствовал?" Пожалуй, Горм прав, мелькнуло у священника в голове. Он попробовал припомнить свой сон: предупреждение о том, что он отклонился от нужной дороги, и обещание неслыханной награды. Что ему посулили? Кажется, бессмертие и власть? Опасные дары, если их преподносит Нечистый! В эту ночь, как и в четыре предыдущих, Иеро не ставил ментальный щит, ожидая пришествия зова. Это было опасным экспериментом, но зов являлся путеводной нитью их скитаний в небесах, над огромным и незнакомым континентом. Его пространства казались необозримыми; дальше к востоку изогнутым каменным поясом вставали горы, за ними на тысячи миль тянулся Сайберн, а южнее, за хаосом горных хребтов, пустынь, озер и рек, лежали совсем уж неведомые земли, сказочные Инди и Чина. Искать там источник сигналов вслепую было бессмысленным занятием; в этих розысках Иеро мог полагаться лишь на свое телепатическое чутье. И вот, одурманеный газом, он погрузился в кошмары и не сумел уловить нужного направления! Правда, священник был уверен, что слышит зов не в последний раз, и что Горм тоже уловил ментальные сигналы. Это позволяло надеяться, что дальнейший маршрут будет более или менее ясен. "Ты понял, откуда приходит зов?" - спросил он у медведя. "С восхода солнца и теплых краев, - отозвался Горм, что означало юго-восточное направление. - И теперь он идет не сверху, друг Иеро, а всего лишь издалека." Возможно, это означало, что источник ментальных импульсов приблизился? Но почему во время прежних сеансов сигнал приходил с небес? Не успел священник обдумать эти вопросы, как в его сознании прозвучал беззвучный голос брата Альдо: "У вас все в порядке, мой мальчик? Где вы? На месте ночного привала или уже тронулись в путь?" "Идем, - коротко ответил Иеро. - Думаю, к полудню окажемся на центральной площади." Их дирижабль добрался до Моска прошлым утром, и вид города поразил путников. Разумеется, он лежал в развалинах, но мнилось, что ядерная смерть не тронула это место, и лишь время, ветры и дожди потрудились над ним, превратив многоэтажные здания в руины. К городу со всех сторон подступали дремучие леса, полные жизни, и там, похоже, были разумные обитатели; Иеро заметил, что кое-где на южных опушках стоят бревенчатые форты, спрятанные под ветвями могучих дубов и буков. Люди не показывались, и, за дальностью расстояния, он не смог нащупать кого-нибудь из обитателей чащи, но почувствовал общий ментальный фон, который незримым туманом струился над южными лесами. Но в первую очередь его притягивал город. Они пролетели над руинами с юга на север, выяснив, что развалины пересекают несколько рек, что кое-где среди холмов кирпича и бетонных обломков вздыматся настоящие горы, невысокие и поросшие лесом, что в нескольких местах заметна слабая радиация, зато не видно ни пустынь Смерти, ни других свидетельств атомного уничтожения. Это казалось странным, и Иеро предположил, что Моск, огромную столицу одной из противоборствующих сторон, защитили гораздо лучше, чем другие поселения - возможно, каким-то оборонительным оружием, которого не имелось врагов. Во всяком случае, ни одна ракета не упала окрест, хотя по дороге от берега моря на север путники не раз встречали обширные пространства выжженных земель, засыпанные щебнем территории, гигантские воронки и остальные признаки отбушевавших в древности сражений. Кое-какие здания в городе сохранились, и одно из них притягивало священника с необоримой силой. Несомненно, то был храм, стоявший на центральной площади у развалин крепостных башен, неподалеку от большой реки; задняя часть его рухнула, фасад и стены оплела завеса дикого винограда, кровля просела, купола покосились, но на них еще торчали кресты. Спускаться в этом месте, да и во всех других, было опасно - весенние ветры ярились над городом, а из развалин торчали проржавевшие каркасы, железные балки и арматурные прутья, скрученные и согнутые под самыми невероятными углами. Проделав мысленный поиск и выяснив, что в древнем городе нет ни лемутов, ни других опасных чудищ, Иеро решил пройти его из конца в конец, от северной до южной окраин и как следует осмотреть; это привлекало его больше, чем поверхностный взгляд с высоты. Затем экспедиция разделилась: брат Альдо и Гимп остались в гондоле "Вашингтона", намереваясь облететь город по периметру, тогда как священник, Сигурд и медведь спустились вниз на пустыре у фабрики. Запах, которым тянуло из этих железных джунглей, подсказывал, что в городе все-таки есть чудовища, пусть неживые, но от того не менее опасные. Им предстояло пройти миль сорок-пятьдесят, и хотя первая ночевка была не очень удачной, в дальнейшем ничто не предвещало неприятностей. Куцый хвост их четвероногого проводника бодро мелькал меж куч мусора и ощетинившися шипами кактусов, воздух с каждой минутой становился чище, и в головах у путников прояснилось; кашель больше не мучил их, не донимали позывы к рвоте, тогда как желудок предъявил свои права. Взошло солнце, и его лучи, развеяв предутренний туман, сделали мрачный хаос запустения чуть повеселее. Добравшись до холма, где не было развалин, зато встречались клены и березы неохватной толщины, Иеро скомандовал привал. Они съели по куску вяленого мяса с сухарями, запили водой из фляг, а Горм, любивший сладкое, сжевал пластинку пеммикана. Немного, но и сам он был пока что невелик; до огромных размеров старейшин медвежьего племени ему предстояло расти еще годы и годы. - Этот город не бомбили, и все же люди покинули его, - сказал Сигурд, приглаживая рыжие волосы. - Странно, мой конунг! - Ничего удивительного, - возразил Иеро. - Люди могли здесь ютиться сотню-другую лет, но такому огромному поселению не выжить без деревень и малых городков, откуда поступает пища. Здесь человек зависит не от землм, не от природы, а от того, что древние называли техникой. Представь, как подать воду в эти огромные дома, как отопить их в зимнюю стужу, как починить без механизмов и машин? - Священник покачал головой. - Нет, это невозможная задача! Мы, метсы, хорошо знаем, что при любой катастрофе первыми гибнут большие города. Собственно, наши предки потому и выжили, что обитали в усадьбах и деревнях, как твои соплеменники. Мы жили в лесу, и лес нас спас. А тут... - Он обвел рукой открывавшийся со склона холма пейзаж. - Взгляни, что тут получилось! Город напоминал поле битвы меж племенами гигантов, растоптавших в ярости бетонные коробки домов, содравших крыши, разбивших секирами мосты и павших в сотворенных ими хаос. Тут и там торчали ржавые конструкции - будто скелеты огромных тел, лишившихся одежд и плоти; округлые холмы мусора намекали, что под ними лежат черепа, а сохранившиеся кое-где башни и трубы казались руками, то ли упрямо грозившими небесам, то ли протянутым к ним в безмолвной мольбе. Сходство довершали куски серого металла, неподвластного ржавчине - они выглядывали из-под камней и мха словно изломанные доспехи и оружие погибших гигантов. Льдистые глаза Сигурда потемнели, когда он глядел на город. Потом северянин спросил: - Ты уверен, что здесь никого нет? - Это все же не пустыня Смерти, - откликнулся Иеро. - Здесь обитают птицы, ящерицы, мыши... Есть кое-кто покрупней - несомненно, крысы и, возможно, собаки. Больше я не ощущаю ничего и уверен, что нам не грозит опасность. - Он помолчал, потом промолвил: - Почему ты спрашиваешь, Сигурд? Ладонь северянина лежала у горла - там, где во сне вонзился кинжал Олафа. Помолчав, он ответил: - Дурные предчувствия томят меня, конунг. Может, дело в том дурацком сне, а может, Один и Тор посылают мне вести, чтобы предостеречь или сказать, что вскоре я окажусь в их ледяных чертогах. Там, где вся моя семья... Иеро нахмурился. Как всякий воин и священник, он доверял предчувствиям и интуиции; временами они приоткрывали будущее ясней, чем Сорок Символов с магическим кристаллом. Может быть, этот поход в развалины был ошибкой, мелькнула мысль, и, подозвав Горма, он спросил, не ощущает ли тот угрозы. Их силы в ментальном поиске были равны, однако медведь имел преимущество перед человеком - его нюх и слух были недосягаемы для Иеро. Но Горм не чувствовал опасности. Тут, среди берез и кленов, суетились белки и немногочисленные птицы - голуби, вороны и почти не уступавшие им в размерах воробьи; в небе парил коршун, охотился на мышей, ютившихся в опавших листьях; где-то далеко были другие создания, мелкие хищники, обуреваемые вечным голодом, однако не страшные для двух вооруженных бойцов. Тем не менее Иеро снял с плеча арбалет и вложил в него стрелу. Взглянув на него, Сигурд сделал то же самое. Они снова отправились в путь, пробираясь меж рухнувших стен и завалов потемневшего от времени кирпича. На этих холмах торчали огромные, в три-четыре человеческих роста кактусы, и шипы, покрывавшие их мясистую плоть, цеплялись за одежду и шкуру Горма. Наконец медведь изнемог и переместился в арьергард их маленького отряда; Сигурд, повесив арбалет на плечо, вытащил меч и начал прорубать тропу в колючих зарослях. Выбравшись из них, путники очутились на небольшом открытом пространстве, которое было когда-то площадью; на три-четыре ярда ее обрамляли стены домов с пустыми оконными проемами, а верхние этажи рухнули вниз, завалив тротуары грудами щебня. Самое крупное здание, вытянутое в длину, было когда-то вокзалом; Иеро, видевший такие сооружения в Канде, опознал его по руинам платформ и грудам ржавчины, в которую превратились вагоны. От площади расходились пять или шесть улиц, и одна из них, наиболее широкая, вела к развалинам древней крепости и собору, который он разглядел с высоты. Этот проспект, вероятно, считался главным в прежние времена; тут сохранились фасады домов, отделанные прочным гранитом, и не было такого хаоса, как в районах, застроенных кирпичными и бетонными домами. Стоя спиной к развалинам вокзала, Иеро осматривал улицу, когда ментальный оклик медведя заставил его обернуться. "За нами следят, друг Иеро. Я не вижу и не слышу их, но чувствую запах, и он мне не нравится. Только запах, и никаких мыслей. Разве такое возможно?" Нет, согласился священник, с лихорадочной поспешностью обшаривая пространство. Всякая живая тварь, даже комар или улитка, испускает ментальные волны, и опытный телепат улавливает их с легкостью, если дистанция невелика. Не только улавливает, но и способен проникнуть в мозг другого существа, судить о его намерениях и, если телепат силен, отдать ему приказ. Скажем, такой: уйди, убирайся с дороги! Спасти свой разум от воздействия чуждой воли можно с помощью ментального щита или барьера, который воздвигает в сознании обученный человек, а необученный пользуется приборами, которые с равным успехом применяли и Аббатства, и адепты Нечистого. Но барьер заметен, и скрыть его можно с тем же успехом, что отражение в зеркале, поднесенном к лицу. Эти азы преподанной в школе науки промелькнули в сознании Иеро за пару секунд, пока он сканировал обступившие площадь развалины. Он не верил в ментальных призраков; если за ними следили, если готовились к нападению, воздух должен был трепетать от мысленных волн! Но он не обнаружил ничего. Пустота, одна пустота! Не успев удивиться, священник услышал, как звонко пропела стрела арбалета и что-то стукнулось о камни. Он вскинул свое оружие, поразив метнувшуюся из оконного проема тень, быстро перезарядил арбалет и выстрелил снова. Сзади, шепча проклятия Локи, трудился Сигурд, и, прислушиваясь к звону его тетивы, Иеро понял, что одной стрелой дело не обошлось. Внезапно наступила тишина, они опустили оружие и огляделись. Ветер, гулявший по площади, заметал пылью трупы пяти существ, довольно больших, четвероногих, с густой серой или рыжей шерстью и длинным хвостом. У них были крупные головы с выпуклыми черепами, но пасть и солидные клыки не оставляла сомнений, что это хищники. Священник, шагнув к ближайшему телу чтоб выдернуть стрелу, уже понимал, к какой породе они относятся. Горм сунулся вперед, обнюхал убитого и презрительно сморщил верхнюю губу. "Пес! Выглядит, как пес, и воняет, как пес... Они не очень умные твари, друг Иеро, но разве бывает пес, который вовсе не думает?" Иеро не ответил, разглядывая хищника - не столь огромного, как собаки Асла, однако не меньше сторожевых псов на его родине. "Вот и свершилось третье предсказание, - подумал он, вспомнив о гадательных фигурках. - Я встретился с псом, и встреча была немирной." - Пойдем, - поторопил Сигурд, уже подобравший стрелы. - Они прячутся в развалинах и могут снова напасть. Озираясь по сторонам, с арбалетами наготове, они торопливо двинулись вслед за Гормом по самой широкой из улиц. Иеро хмурился, Сигурд, наоборот, усмехался; казалось, небольшая стычка воодушевила его, развеяв ночные страхи. Покосившись на священника, он спросил: - Что-то тревожит тебя, мой конунг? Но что? Это всего лишь псы, дикие псы, гораздо меньше и слабей собак на Асле. Какую они представляют угрозу? - Возможно, никакой, но, может быть... - Иеро смолк, потом коснулся пальцами виска: - Это не простые собаки, Сигурд. Понимаешь, я могу остановить любое животное, заставить его убежать или сдохнуть на месте... Любое, самое злобное и огромное! Но этих... этих я просто не слышу. - Не слышишь? Клянусь молотом Тора, я тоже не слышал, как они подкрались! И что с того? Иеро невольно усмехнулся. - Обычный слух тут ни при чем, брат мой, я слушаю не ушами, а мозгом. Справа, в сотне ярдов от нас, сидит за каменной стеной ящерица и ловит мух - очень голодная и потому раздраженная. А под теми грудами щебня шныряют в своих норах крысы... очень большие крысы, но на поверхность они выходят только ночью, так как боятся хищных птиц. Я слышу множество других созданий и могу рассказать, что они делают, но эти собаки... "Где они, Горм?" - спросил он, мгновенно перейдя на мысленный язык. "Бегут за нами, по обе стороны этого ущелья, - доложил медведь. - Я ощущаю их запах, но не могу уловить ни единой мысли. Странно, очень странно! Может быть, я ослеп?" "Не ты один", - отозвался Иеро, оглядывая улицу. Эти ментальные призраки тревожили его; он не знал, сколько их крадется следом, и в какой момент они решат атаковать. Сам того не замечая, он высматривал какой-нибудь дом или холм со склонами покруче, где они могли бы отбить нападение. Мысль воина работала, оценивая ситуацию: на ровном месте они справятся с двумя дюжинами псов, но если их будет сотня, необходимо укрытие. Место, откуда можно стрелять и бить копьем, не подвергаясь опасности... Тут он вспомнил, что за храмом и развалинами крепости течет широкая река, и приободрился; стоит переправиться на другой берег, и они уйдут от погони. Вряд ли псы полезут в воду... К тому же можно вызвать "Вашингтон"; Гимп опустится над рекой и сбросит им канаты... Подумав об этом, Иеро вызвал дирижабль. Ментальная связь установилась сразу, но мысленный голос брата Альдо был едва слышен - видимо, воздушный корабль находился милях в двадцати от них. "Есть новости, мой мальчик?" "Да. На нас напали - собаки, и я думаю, разумные. Какой-то неведомый вид лемутов... Их ментальная активность так слаба, что я не могу их обнаружить." "В самом деле? Поразительно! - Кажется, брат Альдо не на шутку разволновался. - Их надо изучить, сынок! Обязательно изучить! Ты можешь до них добраться?" "Боюсь, что прежде они доберутся до нас, - с иронией отозвался Иеро. - Передай Гимпу, чтобы он летел вдоль большой реки до крепостных развалин. Ждите нас там. И пусть Гимп достанет из ящика побольше арбалетных стрел!" Он прервал связь, и в ту же секунду его настигла паническая мысль Горма: "Берегитесь! Они приближаются!" Из поперечной улицы, пересекавшей главную, хлынул поток серых, черных, бурых тел. Арбалеты Иеро и Сигурда щелкнули разом, но это оружие было сейчас бесполезным против стаи в сотню псов. Путники взялись за мечи и копья, полезли на холм из битого кирпича, пробираясь к развалинам, и в следующие десять минут священнику казалось, что он очутился в преисподней, полной клыкастых дьяволов. Он видел, как Горм встает на дыбы, грозно скалит зубы, замахивается передней лапой; трое псов лежали перед ним с переломленными хребтами, но дюжина других не давала медведю тронуться с места. Он видел, как сверкает меч Сигурда, как жалит его короткое копье; северянин отступал шаг за шагом, с его клинка стекала кровь, светлые глаза сверкали бешенством. Он видел, как из переулка текут все новые орды мохнатых тварей, и он наконец разглядел их предводителей - трех короткошерстных псов, выделявших огромным ростом и размерами черепа. Они держались позади, и священнику показалось, что морды у них почти безволосые. Десяток собак наскочил на него, он дважды ударил копьем, попав одному под лопатку, другому - в шею, потом опустил на голову третьего тяжелый клинок. Ему случалось отбиваться в Канде от волков, и прежний навык теперь пригодился: копье в левой руке - для обороны, чтоб отогнать подальше атакующих, меч в правой - рубить тех, кто подберется поближе. Имелась, однако, разница, и заключалась она не в том, что волки были сильней и стремительней этих псов. Волки были умны и дорожили жизнью; обычно хватало трех-четырех трупов для доказательства того, что малой кровью им не взять добычу. Волки благоразумно отступали, а эти псы рвались навстречу смерти, падали под ударами, но, видимо, считали гибель двадцати сородичей вполне приемлемой ценой за кровь и мясо жертвы. Но только ли голод вел их и правил ими? Иеро не мог этого сказать, так как разумы стаи были ему по-прежнему недоступны. Горящие глаза и клыкастые пасти надвигались волной. Если бы здесь оказался Клоц!.. - мелькнула мысль. Верный Клоц, с его острыми копытами и рогами, могучий, яростный в битве зверь! Но Клоц был далеко и, вероятно, обхаживал сейчас лорсих на какой-нибудь ферме в Атви. "На помощь, друг Иеро!" - Мысль Горма пронзила его, и, повернувшись, он увидел груду мохнатых тел, с рычанием и ревом катавшихся среди обломков камня и арматурных прутьев. Священник ткнул копьем в серый бок, ударил ногой в оскаленную морду, рубанул по стоявшему дыбом загривку; псы откатились, бросив Горма, и тот приподнялся, залитый своей и чужой кровью. "Под нами подземелье, - заметил он, тяжело отдуваясь. - Вход справа, среди белых развалин. Большая, длинная пещера! Чувствую, как в ней копошатся крысы." Облицованное белыми плитами здание, о котором говорил Горм, неплохо сохранилось - фасад его высился на целых два этажа. Окликнув Сигурда и следуя за медведем, Иеро отступил к нему, продолжая работать мечом и копьем. Вход, засыпанный щебнем до половины высоты, был удивительно широк, будто в подземелье ходили целыми толпами; проскользнув в эту щель, люди очутились в просторном зале с рухнувшим сводом, из которого тянулся куда-то вдаль сумрачный широкий коридор. Псы маячили на фоне проема, явно накапливая силы для атаки, и потому медлить не стоило; кивнув северянину, Иеро устремился в коридор. "Здесь стена, - сообщил медведь, - но в ней есть дверь. Прочная!" - добавил он с заметным облегчением. То была не стена, а толстая металлическая переборка, отсекавшая внутреннюю часть коридора. Дверь оказалась небольшой, прорезанной наспех, сваренной из стальных листов и снабженной запором - железной щеколдой в два пальца толщиной. Беглецы ринулись внутрь, Сигурд навалился на дверь, Иеро стукнул по засову рукоятью меча, и тот с протяжным скрежетом вошел в паз. Следующие пару минут в кромешной тьме раздавались только бурное дыхание людей и сопение медведя. Затем Иеро нашарил в сумке свечку, высек огонь, зажег ее и огляделся. Горму досталось не слишком - толстая шкура была хорошим панцирем, предохранявшим от собачьих клыков. Люди пострадали больше: штаны Иеро свисали лохмотьями, по бедрам тянулись кровоточащие царапины, а Сигурд ощупывал прокушенную у локтя руку. - Я знал, что сегодня не самый удачный мой день, - пробормотал северянин, обматывая рану полоской ткани, оторванной от рубашки. - Ну, ничего! Я буду счастлив, если обойдется только этим. Иеро, жестом приказав ему молчать, прижался ухом к металлической двери. Она была не такой толстой, как переборка, и священнику казалось, что он различает рычание, лязг зубов и скрежет когтей. Внезапно эти звуки смолкли, и перед мысленным взором Иеро, будто выступая из туманной мглы, стал вырисовываться смутный образ огромного пса с почти обезьяньей, лишенной волос головой. Тварь буравила взглядом железную дверцу, и от нее тянулся поток холодной смертоносной ненависти, заставившей священника вздрогнуть и перекреститься. Знакомое чувство, с горечью отметил он; такую же ненависть к человеку питали люди-крысы, Волосатые Ревуны и многие другие племена разумных, признавших власть Нечистого. Теологи Аббатств до сих пор спорили, что является ее причиной, врожденный инстинкт или влияние злобной силы, которая ожесточила лемутов. Это был очень важный вопрос, ибо в первом случае лемутов полагалось признать исчадиями преисподней, а во втором - еще не потеряными для Господа и подлежащими не уничтожению, а воспитанию в духе милосердия и добра. Тварь, стоявшая за железной дверью, не ведала этих чувств. Волна ненависти становилась все сильнее, все жарче и нестерпимей, и Иеро понял, что монстр старается его запугать. Страх тоже был оружием; так, иир'ова, люди-кошки с западных равнин, насылали внушавший ужас Ветер Смерти и резали парализованных врагов. Этот лемут, позволивший священнику себя увидеть, действовал точно так же: пытался внушить страх, овладеть разумом ужаснувшегося человека, заставить его открыть дверь. Его усилия, однако, были тщетны. Спрятавшись за ментальным щитом, Иеро готовил ответный удар и, внезапно обрушив барьеры, нанес его, послав противнику приказ не двигаться и не дышать. Но этот импульс, стремительный и смертоносный как арбалетная стрела, встретил пустоту; враг не отразил его, не попытался бороться, а просто ускользнул. Растаял, как призрак! И лишь одну мысль уловил Иеро, полную холодной злобы и угрозы: "Я выпью твою кровь, говорун!" Он оторвался от дверцы, встряхнул головой и, приподняв свечу, молча направился вглубь коридора. Сигурд и Горм шли за ним, не задавая вопросов; первый безгранично доверял вождю, второй был свидетелем несостоявшегося ментального поединка. Шорох шагов да смутные тени, плававшие в сером сумраке, сопровождали их. Коридор закончился тремя железными лестницами, ведущими вниз. Спуск был недолгим, но опасным: многие ступеньки отсутствовали или рассыпались под ногой в ржавую труху. Справившись с этим препятствием, они очутились в огромном длинном зале, разглядеть который не удалось бы и с тысячью свечей. К тому же по обе стороны от него зияли большие тоннели с рельсами - потемневшими, однако почти не тронутыми ржавчиной в сухом воздухе глубокого подземелья. Увидев их, Иеро понял, где они оказались. - Это подземная железная дорога, - повернувшись к Сигурду, пояснил он. - Такие дороги строили в больших городах Канды, и разведчики Аббатств спускались в них еще тысячелетия назад. Эти железные полосы, рельсы - хороший металл... Когда-то по ним ходили поезда, а тоннели тянулись под всем городом... может, и сейчас тянутся, если не обвалились. Сигурд молча кивнул, подавленный грандиозностью сооружения. На повязке, которой он обмотал руку, проступила кровь. "Плохое место, - пришла мысль от медведя, принюхивавшегося к кучам мусора, загромождавшим пол. - Место отчаяния!" Иеро пошевел мусор носком сапога. Обломки каких-то предметов из металла и пластика, битая стеклянная посуда, головка сломанной куклы... Видимо, тут, в подземелье, когда-то жили или спасались от разразившейся на поверхности катастрофы. Наклонишись, он заглянул в тоннель. Оттуда пахнуло холодом плесенью. - Куда мы пойдем? - спросил Сигурд. - Еще не знаю. Но попытаюсь выяснить. Закрыв глаза, священник направил вдоль тоннеля свой ментальный щуп. Здесь обитали крысы и мокрицы, черви и другие существа, небольшие и не опасные; он коснулся их крохотных разумов, подумал, что хоть этот подземный лабиринт создан людьми, безмозглые твари владеют им гораздо дольше человека. Целых пять тысячелетий! Громадность этого срока на мгновение ошеломила его. Но он был неправ - в тоннеле находились люди, где-то совсем неподалеку, в пятистах-шестистах ярдах. Удивленно наморщив лоб, Иеро замер, зондируя их сознания. Их было четверо, трое мужчин и женщина, вернее - юная девушка, почти ребенок. Они беседовали, но он воспринимал не незнакомую речь, а мысленные образы, и этого оказалось достаточно: он понял, что люди живут не здесь, а пришли из леса, что они кузнецы и целью их поисков является металл. Не железо, а, скорее, медь, латунь и бронза, а также другие материалы, почти не поддающиеся разрушительному воздействию времени. Эти лесные жители нашли, что искали, и собирались подняться на поверхность и идти к реке, где их ожидал плот или лодка, но девушка их остановила. Сейчас они о чем-то спорили. - Люди, - произнес Иеро, спрыгнув вниз, в тоннель. - Если мы поторопимся, то найдем их. Они недалеко. - Люди могут оказаться опаснее псов, - заметил Сигурд, следуя за священником. - Кто может жить в таком подземелье? Чудища, ублюдки! - Они из леса и пришли за металлом, как некогда наши разведчики в Канде. И их немного - мужчина-кузнец, двое парней, его сыновья, и дочь, девочка. Она... Иеро замер, будто прислушиваясь. Эта девушка по имени Наста понимала мысленную речь! Картины, рождавшиеся в ее мозгу, были ясными, четкими: она требовала, чтобы мужчины ждали, не поднимались наверх, ибо там - опасность. Эта угроза обозначалась двумя терминами, "волколаки" и "оборотни", причем последний имел конкретный облик большого пса с безволосой, почти обезьяньей мордой. Люди таились от подобных тварей и боялись их, но только тут, в развалинах; в лесу у них была защита. Какая же? - подумал Иеро, обследуя разум старшего из незнакомцев, которого звали Ондрой. Лесные крепости, бдительные стражи, оружие, порох и люди-телепаты, подобные этой девушке... Кажется, они умели находить ментальных призраков! Выяснив это, священник довольно улыбнулся и послал в сознание Насты свою мысль. Очень простую, чтобы не напугать ее: "Я - человек, заблудившийся в подземелье. Странник, чужой в этих руинах. Поможешь?" Он ощутил, как девушка вздрогнула и замолчала. Потом раздалось, негромко, но очень решительно: "Человек? Откуда ты взялся, чужой?" "Не из ваших краев, издалека. Нас двое - двое людей, и с нами разумное животное, - он передал облик Горма, стараясь, чтобы тот казался посимпатичнее. - Собаки загнали нас сюда. Мы не знаем, как выбраться на поверхность." "Не собаки, а волколаки, - строго поправила Наста. - Проклятые волколаки, и ведет их оборотень! Теперь мне понятно, почему они шныряют наверху! Ищут вас! Особенно тебя, говорун!" "Говорун? Кто это?" - с недоумением спросил священник. "Ты говорун, я говорун, - кажется, девушка пожала плечами. - Всякий, кто может обходиться без слов - говорун. А сейчас жди, пока я потолкую с отцом и братьями. И не лезь мне в голову без приглашения." "Очень разумный человеческий детеныш, - прокомментировал Горм, вылизывая окровавленный мех на груди. - Теперь я знаю, кто я такой. Говорун!" "Болтун", - поправил его Иеро, почти тут же поймав мысль девушки. Она их звала. Через двадцать минут, преодолев несколько завалов, где приходилось пробираться на четвереньках под низко нависшими сводами, они добрались до другого зала, где поджидали их Наста и ее семейство. В руках мужчин были топоры на длинных рукоятях и факелы, освещавшие их бородатые физиономии, русые волосы и широкие плечи; на спинах у них висели мешки, в которых что-то побрякивало - вероятно, добыча. Наста оказалась тоненькой и хрупкой девчушкой лет пятнадцати, но серые глаза на маленьком личике глядели не по-детски решительно и серьезно. При виде двух вооруженных путников и медведя Ондра, старший из мужчин, что-то сказал; звуки его речи были напевными, мягкими и совершенно непонятными священнику. Другое дело, мысль; если передать ее словами, кузнец любопытствовал, откуда взялись эти три недоумка, встревожившие волколаков. Ответ оказался краток - через девушку Иеро объяснил, что они прилетели с западного материка на воздушном шаре, и что шар ждет их над рекой, за развалинами крепости. Затем наступило молчание. Ондра размышлял, озирая пришельцев маленькими глазками под нависшими бровями, его сыновья зашли с тыла, не опуская топоров, и, казалось, ждали только отцовского знака, чтобы пустить их в ход. Однако Иеро оставался спокоен; эти люди не были ни разбойниками, ни убийцами, и он ощущал, как исходившая от них волна тревоги постепенно сменяется удивлением и дружелюбием. Наконец Ондра, шевельнув бровями, быстро произнес несколько фраз. "Отец сказал, - сообщила Наста, - что вы, должно быть, в самом деле те, за кого себя выдаете. Вид у вас необычный, хотя твой высокий приятель немного похож на наших мужчин. Но главное не в этом, главное в том, что ты - говорун! А наш народ очень уважает говорунов! - При этих словах она гордо вздернула маленький упрямый подбородок и стрельнула глазками в сторону Сигурда. - А он тоже умеет говорить без слов?" "Нет, - усмешкой откликнулся Иеро. - Но со мной есть еще один говорун - вон тот, в мохнатой шубе - и если ты как следует попросишь..." "Не надо меня просить, - заметил Горм, почесывая лапой брюхо. Я говорю без всяких просьб, когда хочу и сколько хочу." Серые глаза Насты изумленно распахнулись, рот приоткрылся, затем, справившись с удивлением, она что-то сказала отцу и братьям. Бородачи в три пары глаз уставились на Горма, потом старший хмыкнул, бросил пару фраз сыновьям и махнул рукой, показывая в конец длинного зала. "Разве в ваших краях нет говорящих животных?" - спросил священник, чувствуя, что они поражены. "Кроме оборотней - нет, а с ними не очень-то поговоришь. Я слышала, такие есть где-то далеко, там, куда падали бомбы. На севере точно есть. - Наста вдруг помрачнела и, после краткой паузы, добавила: - Оборотни как раз и пришли с севера. Давно! Тысячу, а может и побольше лет назад." Они уже шли, направляясь вслед за Ондрой и его сыновьями к лестнице, но не железной, как в предыдущем зале, а каменной и хорошо сохранившейся. Шаги будили эхо под сводами огромного помещения, пламя факелов чуть колыхалось в неподвижном воздухе, и Иеро разглядел, что они идут по тропке, петлявшей среди серых холмиков, сложенных из костей и черепов. Он перекрестился, и Наста, бросив взгляд на его помрачневшее лицо, пояснила: "Рассказывают, что когда пришла Смерть и всюду стали падать бомбы, объявили, что в городе защита надежная. Никто этому не поверил, и одни побежали в лес, а другие - сюда. Те, что прятались в лесу - наши предки, а эти... эти - вот, лежат! И никто не знает, как они погибли. Наши старики и воеводы говорят, что город их пожрал." "Как он называется на вашем языке?" - спросил священник. Наста пожала хрупкими плечами. "Никак! Город, и все... - Они подошли к лестнице, и девушка заговорила снова: - Плохое место, злое, но приходится сюда ходить. Металл нужен и разные вещи, что еще сохранились... Так что отец мой ходит с братьями, и все другие кузнецы да оружейники, и воеводы с ратью. Только рать мала, а город велик, и оборотней с волколаками в нем не найдешь, если сами не захотят показаться. Так и ходим... Идем в подземных коридорах, а потом я слушаю, нет ли наверху поганых, и если нет, поднимемся, возьмем, что надо, и скорее вниз. Волколаки тут не шастают, боятся. Где ворота поставлены, где лестницы обрушены - человек пройдет, а с их лапами - ни слезешь, ни залезешь..." Эхо смолкло. Теперь они поднимались по лестнице, и потолок был всего лишь на высоте двух человеческих ростов. Факелы мелькали впереди, но Наста шла рядом с Иеро и Сигурдом - то ли хотела поговорить с пришельцами, то старалась держаться поближе к чудесному зверю, понимавшему людские мысли. Может, ее истории предназначались вовсе не для двух чужаков, а для медведя, который с сопеньем ковылял по пологой лестнице. Хоть эти рассказы не оставили Иеро равнодушным, сейчас его занимало другое. Выбрав момент, когда мысли девушки прервали свой бег, он с нарочитой небрежностью поинтересовался: "Эти оборотни... Ты слышишь их?" Наста поморщилась. "Плохо... Но ни один говорун, даже самый сильный, не слышит их лучше. Они хитры, очень хитры! Умеют прикрывать и себя, и волколаков, своих пособников. Притворяются, что бегает стая крыс, или ящерица ловит мух, или что здесь одна пустота... Ловко притворяются! Если ящеркой, так и в самом деле ее слышишь, а чтоб разобрать, не мнится ли тебе, надо кое-что сделать. - Она помолчала и добавила: - Эти поганые кем хочешь обернутся, кроме человека! Любой морок наведут!" Не призраки, а действительно ментальные оборотни, понял Иеро. Видимо, эти лемуты владели природным даром к галлюцинации, и была она такой реальной, что обманулся даже он, один из лучших телепатов Канды! Видел ящерицу там, где поджидала хищная стая... На секунду стыд охватил его, но затем вспомнилось, что даже чуткий медведь не заметил опасности. А псы поджидали их в сотне ярдов! "Ты сказала, надо кое-что сделать, чтоб разобраться с мороком, - осторожно произнес священник, совсем не уверенный, что Наста откроет свою тайну. - Что же именно? Я ощущал и крыс, и ящерицу, и пустоту... Но мне не удалось увидеть оборотня, пока он сам не захотел." Девушка кивнула русой головкой. "Так оно и бывает. Пугал, угрожал, да? Что поделаешь, не любят они нас, говорунов! Если б не мы, прорвались бы в лес мимо застав, и много было бы крови! - Вздохнув, она снова коснулась священника мыслью: - А сделать нужно вот что..." Это был несложный, но оригинальный прием, отработанный, видимо, поколениями лесных жителей. Он не гарантировал успеха, но Иеро преисполнился благодарности к этой юной девушке и подумал, что полезному не стыдно поучиться даже у ребенка. Видимо, она перехватила эту мысль; в слабом пламени свечи он видел, как сердито блеснули ее глаза. Похоже, Наста не считала себя ребенком. Ее отец и братья поджидали пришельцев у стены, сложенной из массивных гранитных блоков. Ондра кивнул сыновьям, и те, поднатужившись, отодвинули камень; образовалась узкая щель - впору кошке пролезть. Кузнец покосился Горма и снова кивнул. Еще один камень был отодвинут, затем все семеро проползли под стеной, и дыру завалили новыми камнями. Их было много во внутреннем дворике огромного здания, с которым время обошлось милосердно - его галереи и лестницы поднимались до третьего этажа. Люди и ковылявший следом медведь направились к стене фасада и осторожно выглянули в пустые проемы окон. Перед Иеро лежала заросшая пыльной травой площадь - та самая, которую он видел с высоты и к которой стремился, держа путь от северных окраин. Наполовину рухнувший собор стоял чуть левее, похожий на раздуваемый ветром костер зеленого пламени; огромные виноградные листья были его языками, а покосившиеся купола торчали словно брошенные в огонь поленья. Если смотреть перед собой, то взгляд упирался в развалины башен и стен из кирпича, когда-то красного, нарядного, а теперь потемневшего от времени, засыпанного пылью и поросшего вездесущими кактусами. За останками стен, а также справа, лежали еще какие-то развалины, и меж ними можно было разглядеть вход в ущелье - наверняка в ту улицу, что тянулась к площади от руин вокзала. На всем обширном пространстве, что открывалось взгляду, царили покой и тишина, только ветер шелестел в траве и трепал виноградные лозы. Кузнец промолвил пару-другую фраз, но так быстро, что Иеро ухватил лишь общий смысл - кажется, шла речь о дальнейшем маршруте. Наста торопливо повторила, и он повернулся к Сигурду. - Отец девочки говорит, что надо перебраться через площать и развалины крепости. Место открытое и опасное - если появятся псы, придется мчаться со всех ног. Развалины дальней крепостной стены выходят к реке, и там есть круглая башня, почти целая, хороший ориентир. Под башней, в зарослях, спрятана их лодка. Вход в башню узкий, в случае чего можно засесть в ней и отбиваться, но кузнец сказал, что это почти смерть - псы будут ждать неделю, пока мы не ослабеем от голода и жажды, потом нападут. - Башня с узким входом - хорошая защита, - сказал Сигурд, сгибая и разгибая левую руку, прокушенную у локтя. - Жаль, что я не смогу точно бить копьем, но меч мой не подведет. - Он бросил взгляд на Ондру, что-то объяснявшего сыновьям, и добавил: - Но к чему нам их лодка? - Правильно, ни к чему, - согласился Иеро. - Мастер Гимп подберет нас с башни, сбросит лестницу и корзину для Горма. - Лучше мешок с пеммиканом, - усмехнулся северянин, посмотрев на медведя. - Там есть один, почти пустой, над которым он трудился, пока мы летели сюда от морских берегов. На губах Иеро тоже мелькнула улыбка, затем он начал слушать, пользуясь новым умением, полученным от девушки. Видимо, псы, которых она называла волколаками, потеряли их след - на расстоянии полумили не замечалось ничего опасного. Но дальше, в том месте, где он спустился в подземелье с Сигурдом и Гормом, крались, кружили и мелькали смутные тени. Именно так - тенями, неясными призраками - виделись ему преследователи, прикрытые иллюзией пустоты. Иеро переглянулся с Настой и кивнул. "У нас есть немного времени, - передал он. - Мы успеем забраться в крепость, даже если они помчатся во всю прыть. Может быть, доберемся до реки." "Может быть", - согласилась девушка и бросила отцу короткое отрывистое слово. "Идем", догадался священник. Они покинули руины и начали поспешно пересекать площать. Только теперь, при ярком солнечном свете, Иеро как следует разглядел лесовиков. Они и в самом деле были похожи на Сигурда и, несомненно, являлись представителями белой расы. Крепкие, русоволосые, с широковатыми скулами и серыми глазами, они двигались быстрой скользящей походкой, ни на миг не опуская своих топоров. Одеты они были так, чтобы удобней сражаться с четвероногим противником - высокие сапоги до половины бедра, кожаные шштаны и куртки, широкие поясные ремни, окованные бронзовыми бляхами, и бронзовые же наручни, прикрывавшие руку от запястья до локтя. Эти люди вызывали уважение и симпатию; не верилось, что когда-то их предки, схватившись в смертельной битве со странами запада, уничтожили мир. Впрочем, подумал священник, потомки за них не отвечают; им тоже досталось полной мерой за злодеяния предков. Он вспомнил груды костей в подземном зале и содрогнулся. Шесть человек торопливо шли к развалинам крепости, медведь переваливался следом, то и дело задирая голову и нюхая воздух. Путь их лежал мимо полуразрушенного храма с покосившимися куполами, и Иеро, отделившись на минуту от маленького отряда, преклонил колени, перекрестился и поцеловал каменную ступень перед входом. Долг был выполнен, и душа его успокоилась; ради этого поцелуя он добирался сюда от южных морских берегов. Догоняя спутников, он шептал молитву и просил у Господа счастливого разрешения от бремени для своей принцессы. Мысль Насты проникла в его сознание. "Что ты делал там, у развалин? Почему целовал камни?" "Это святое место, - отозвался Иеро. - Миллионы людей прошли здесь, чтоб вознести свои молитвы Богу. Веришь ли ты в Него, девочка? Просишь ли о помощи?" Наста покачала головой. "Бог не явил чуда, не защитил моих предков от зла, и просить мне его не о чем. Я полагаюсь на себя, на свою семью и добрых соседей." "Ты не права, - возразил священник. - Не стоит ждать чудес от Господа, надо верить и знать, что Он защищает и творит добро людскими руками. Твоими, моими и наших добрых соседей. Помни об этом, дитя мое!" Они уже миновали площать и руины стены, когда Горм тревожно вскинул лобастую голову. "Я чувствую их запах, друг Иеро! Они приближаются! Бегут со стороны ущелья, которое выходит на эту поляну!" - Быстрее! - крикнул Иеро, выхватив из ножен меч. Этот жест не требовал объяснений, и путники, лавируя среди груд кирпича и разлапистых канделябров кактусов, помчались вслед за Ондрой. Впереди, ярдах в пятистах, уже вставала обломанным темным зубом башня, а за ней зеленели кусты над речным берегом. На бегу Иеро обернулся и увидел, как из провала улицы хлынула стая разъяренных псов - вздыбленная шерсть, разверстые пасти, быстрые, стремительные ноги. Хотя бы до башни добраться, мелькнула мысль. Они не успели. Четвероногая орда настигла их у руин какого-то огромного здания, затопив серым, черным, бурым потоком. Пятеро мужчин взяли в кольцо девушку и медведя и теперь медленно пробивались к башне. Вздымались и опускались топоры и мечи, змеиными языками мелькали копья, поблескивали ножи лесовиков; эти трое, подобно Сигурду и Иеро, умели биться обеими руками. Священник заметил, что Наста тоже достала длинный кинжал, придвинулась к Горму и ухватила его за шерсть на загривке. "Не трусь, мохнатый, - уловил он мысль девушки, - мы отобьемся!" Медведь повернул голову, лизнул шершавым языком ее ладонь. Сапог Ондры был распорот до колена, по бедру струилась кровь. Лица и руки его сыновей тоже были в крови; один из них внезапно пошатнулся, едва не рухнув под тяжестью черного пса, впившегося ему в плечо, но Сигурд достал собаку копьем. Другой пес, огромный, серый с темными подпалинами, проскользнул под ногами у братьев, кинулся на девушку, но Горм, испустив яростный рык, тут же подмял его, а Наста вспорола шею кинжалом. Сам Иеро рубил, колол и резал точно машина уничтожения; самый опытный воин среди пятерых мужчин, он обладал большей выносливостью и точностью удара. В бытность Стражем Границы и в долгих одиноких странствиях ему приходилось биться и с лемутами, и с людьми, и с хищным зверьем, а эти псы были не страшнее вербэра или Оленя Смерти, жуткого чудища радиоактивных пустынь. Но их было так много! До башни оставалась еще полсотни шагов, а по лицам кузнеца и его сыновей уже струился смешанный с кровью пот. Движения их замедлились, топоры все чаще били в пустоту, куртки свисали жалкими лохмотьями, обнажая алые полосы от ударов когтистых лап. Но Сигурд, прикрывавший тыл, с прежней энергией размахивал мечом и что-то ревел - кажется, боевую песнь о Торе, неистовом воителе. Глаза его сверкали холодным блеском, рана на левой руке открылась, но он не выпустил копья - правда, колол им не в полную силу. В миг передышки Иеро хлопнул кузнеца по плечу, кивнул на девушку и медведя, потом вытянул меч в сторону башни. Тот понял, окликнул сыновей, и они, подхватив Насту под руки, ринулись к убежищу. "За ними!" - приказал священник Горму, медленно пятясь и отшвыривая ногами самых настойчивых псов. Сигурд, сражавшийся рядом, крикнул: - Иди, конунг! Я прикрою! - Конунги не бросают своих бойцов, - промолвил Иеро. - Мы дойдем до башни вместе. За половодьем мохнатых спин он видел троицу гигантских псов с обезьяньими мордами. Один из них выступил вперед; глаза его пылали дьявольским пламенем, и священнику показалось, что он читает в них отблеск торжества. "Чтоб тебе провалиться в девятый круг ада!" - пробормотал он, скрипнув зубами. Руки его начали неметь, но до башни оставалась пара дюжина шагов. В узком входном проеме уже стоял Ондра с топором и отирал свободной рукой пот со лба. Его лицо превратилось в кровавую маску, кровь запеклась в густой бороде, и сейчас он больше всего напоминал демона - как раз с девятого адского круга, где грешников поливают смолой и жгут живьем. Отбивая атаки наседавших тварей, священник и Сигурд шаг за шагом приближались к спасительной башне. В трех или четырех ярдах от нее несколько крупных псов разом бросились на священника, пытаясь свалить на землю, и в эти краткие секунды смертельной опасности он не видел и не слышал ничего. Затем псы отскочили, оставив двух с разбитыми черепами и одного с проколотым горлом, и в этот момент до Иеро донесся хрип Сигурда. Он обернулся, и время будто остановилось. Он глядел, как чудовищный пес ловит клыками руку северянина, впивается в запястье, оттягивает книзу меч; как другая тварь хватает зубами древко копья и тянет к себе; как третий монстр прыгает Сигурду на грудь, и как кузнец, вскинув топор обеими руками, спешит на помощь. Иеро рванулся к товарищу, ударил копьем, но было поздно - лязгнули мощные челюсти, и голова Сигурда откинулась на спину, будто цветок на сломанном стебле. Отшвырнув копье, Иеро подхватил северянина. Его меч и топор кузнеца залили кровью землю, предсмертный хрип и вой взмыли в воздух над речным берегом, но способны ли месть и ненависть вернуть погибших? Льдистые глаза Сигурда гасли, и, жутко булькая разорванным горлом, он прошептал: - Прощай, конунг... Сегодня не самый мой удачный день... Они с Ондрой втащили мертвое тело в башню и положили на груду кирпича. Наста вскрикнула, прижала ладошки к губам; Горм, лизнув языком холодеющий висок убитого, послал скорбную мысль: - "Жаль! Он был умен, упорен и храбр, и стал бы, наверное, вождем своего народа. Жаль, очень жаль!" Иеро застыл над трупом. Мышцы его еще дрожали после яростной схватки, рука железным капканом стискивала меч, перед глазами клубился алый туман, а душа погрузилась в тоску. Это состояние было ему хорошо знакомо - миг, когда теряешь друга, боевого товарища, и не можешь поверить в свою утрату и не хочешь смириться с ней. Он терял многих, слишком многих в лесах Канды и помнил, что есть лишь один-единственный способ справиться с отчаянием и горем. Он начал читать молитву вслух - солдатскую молитву, какую произносят над телом мертвого воина. Его слова гулко падали среди древних каменных стен, и четверо лесовиков глядели на него широко раскрытыми глазами. - Господь Всеблагой, вот боец, погибший за Тебя и святое дело Твое, честно искупивший кровью свои грехи и дурные дела, если творил он их во время жизни. Прости его, Создатель, прими его душу, исцели его раны, ободри его сердце, возьми его за руку и отведи к его умершим друзьям и родичам. И если это утешит павшего, скажи ему, что мы, живые, не забудем о нем и станем поминать в своих молитвах. Покойся с миром, друг! Аминь! Отзвучало последнее слово, и, после недолгой паузы, Ондра что-то хмуро буркнул. "Отец говорит, - пояснила Наста, вытирая слезы, - что вы, чужаки, нас спасли. Но зря, ибо из башни нас не выпустят и до лодки нам никак не добраться." "Лодка нам не нужна, - ответил Иеро, вытирая клинок полой изодранной куртки. - Мои друзья прилетят за нами по воздуху." Он оглядел внутренность башни. Кровля и верхняя часть ее рухнули, но прочные кирпичные стены еще тянулись на десять-двенадцать ярдов в высоту и не имели окон. Вверх вела каменная лестница, кончавшаяся чудом сохранившейся площадкой, и с этого уступа Гимп мог с легкостью их подобрать. Только корзину придется спускать дважды - за Гормом и телом Сигурда... Вздохнув, он направился к дверному проему, где, сжимая топоры, замерли сыновья кузнеца. Псов не было видно, лишь мелькали иногда за грудами мусора голова с оскаленной пастью, клок бурой шкуры или воинственно задранный хвост. Вероятно, враг перешел к осаде. Священник связался с братом Альдо. "Идем вдоль реки, - сообщил эливенер, - и видим руины крепости. Где вы, сын мой? Надеюсь, у вас все в порядке?" "Нет, - отозвался Иеро и, помолчав, добавил: - Они добрались до Сигурда. Разорвали глотку. Он мертв." Наступила тишина, пронизанная скорбью. Два телепата не нуждались в словах, чтобы выразить горе и ободрить друг друга; по невидимым нитям, связавшим их, струились сейчас сочувствие и сожаление об ушедшем. Наконец брат Альдо сказал: "Мы лишились достойного товарища. Надо похоронить его с честью, сынок. Кажется, на его родине тела воинов сжигают?" "Костер будет большим, - ответил Иеро, - а кроме похорон случится кое-что еще." В этот миг он не испытывал ни смирения, ни желания прощать, ни других чувств, подобающих христианину; душа его взывала о мести. Объяснив Альдо, как разыскать башню на речном берегу, он посмотрел на девушку и спросил: "Кажется, твой народ знаком с порохом? И много его у вас?" Наста недоуменно моргнула. "Много. В подвалах у воеводы Данила хранится, наверное, сто бочонков. Порох кладут в бомбы и мечут их со стен застав... Но почему ты спрашиваешь? Мы - здесь, а воины Данила - там, в лесу, и до первой из наших крепостей надо плыть половину дня." "Скоро нас здесь не будет. Мои друзья близко." С этими словами Иеро опять выглянул наружу и вздрогнул - шагах в сорока, под высоким ядовито-зеленым кактусом, сидел пес. Короткая шерсть, выпуклый череп, почти безволосая морда, жуткая пародия на человеческое лицо... Оборотень! Внезапно что-то случилось с личиной лемута - челюсти вроде бы усохли и под ними наметился подбородой, ноздри стали меньше, зато отчетливо обозначился нос, возникли скулы, а лобная кость словно раздалась в стороны. Изумленный священник перекрестился и протер глаза, но страшная метаморфоза продолжалась, и он не мог понять, была ли она иллюзией или реальностью. Странно знакомое лицо глядело на него - широколобое, с крючковатым носом, с глубоко запавшими глазницами, и внезапно он вспомнил, где и когда являлся ему этот облик. При первой встрече с Домом, на границе владений Вайлэ-ри! В те мгновения, когда Дом пытался овладеть его душой, и зыбкая его поверхность менялась и струилась, рождая обличья чудищ, людей, животных, лемутов... Там, именно там он видел это лицо, отлитое в плоти Дома! Иеро застыл будто камень, глядя в бездонные черные глаза; по его спине струился холодный пот. "Вижу, ты узнал меня, - пришла к нему холодная четкая мысль. - Мы не раз встречались, маленький священник. Я прикасался к твоему разуму через своих слуг, звал тебя ночами, и ты пришел. Наконец-то пришел! Ты еще не очень близко, но теперь я могу дотянуться до тебя." Ошеломленный, Иеро молчал. Пальцы будто сами собой нащупали рукоять меча, другой рукой он коснулся серебряного медальона. Господь сохрани и защити! Эта тварь, сидевшая перед ним, была... "Да, вы называете меня Нечистым, - услышал он, - но это имя, отзвук ваших древних суеверий, не отражает моей сущности. Зови меня Локи, священник, и иди ко мне. Иди на юго-восток, в степи, что лежат за морским берегом... Иди скорее, я не привык ждать!" Гнев вдруг охватил Иеро, яростный гнев и ледяная ненависть; они помогли справиться с ошеломлением и страхом. Нечистый пытается командовать им? Ну, что ж... Его ответная мысль была холодна, как снег. "Ты убил моего друга. Это не останется без возмездия!" На жутком лице мелькнуло подобие улыбки. "Возможно, я убью всех твоих друзей, ибо мне нужен ты, а не они. Но в данном случае чем я виноват? Тот рыжий дикарь, твой приятель, пал не от моей руки, а от собачьих клыков. Похоже, мои слуги слегка перестарались." В этих словах звучала явная насмешка. Иеро выпустил медальон, нашарил маленький крест в кармашке перевязи, вынул его и поднял над головой. "Твои слуги убили моего товарища, и за это они поплатятся. Я уничтожу их. Клянусь в том именем Господа и этим священным символом!" "Уничтожишь? Как, маленький священник? Жалкой полоской металла в твоей руке? - Пауза; потом снова: - Мысль твоя против них бессильна, но если ты придешь ко мне, я дам тебе истинное могущество, бессмертие и власть! Не отвергай моих даров, ибо в противном случае ты кончишь плохо. Я полагаю, в собачьих желудках." "Я приду к тебе, - сказал Иеро. - Приду, но не за дарами, а за твоей головой. Но прежде разделаюсь с твоими тварями." Беззвучный смех раздался в его голове, огромный пес исчез за грудой кирпича, и лишь последняя мысль долетела до священника: "Ты самонадеян... Что ж, посмотрим, есть ли к тому основания!" Иеро вытер пот со лба и оглянулся - как раз в тот момент, когда его спутники зашевелились. Он понял, что ни медведь, ни Наста не слышали, как искушал его Нечистый, усыпленные его чарами. Миг стремительного ментального диалога выпал из их жизни. Он поглядел на псов, мелькавших в развалинах, потом поднял глаза вверх: в ясном небе плыл голубовато-серый дирижабль. Иеро повернулся к девушке: "Скажи братьям, пусть возьмут тело моего друга и поднимаются на площадку. Ты и твой отец идите за ними. Воздушный шар уже близко." Наста бросила родичам несколько слов, потом тоже взглянула на небо. "Разве это шар? Он похож скорее на огромную дыню... И совсем не такой, как железные птицы с крыльями, в которых летали древние!" "У них было много всяких аппаратов, и мы нашли одну из их летательных машин, - пояснил Иеро. - Очень большую и удобную." Вполне подходящую для перевозки бочонков с порохом, добавил он про себя. * * * Стоя посреди заваленного ржавыми балками и прутьями фабричного двора, Иеро смотрел, как люди воеводы Данила поспешно шагают к соседнему пустырю. Это были мощные крепкие мужчины, и транспортировка шести дюжин бочонков с порохом от места приземления "Вашингтона" совсем не утомила их. Другое дело, запах газа, вызывавший кашель и тошноту; от него спасались мокрыми тряпками, прикрывавшими рот, но помогали они плохо: то один, то другой из уходивших воинов перегибался в приступе рвоты. Лицо священника тоже было обмотано мокрой тканью до самых глаз, а в руке его пылал факел на длинной рукояти. У ног Иеро свернулись кольцами несколько примитивных фитилей - льняные веревки, щедро пропитанные маслом и посыпанные порохом. Запальные фитили тянулись к огромным керамическим газгольдерам, у оснований которых разместили взрывчатку. Люди воеводы были опытны в таких делах; они навалили поверх бочонков куски бетона, камни и ржавый металл, в котором тут, в железных джунглях, не ощущалось недостатка. Взрыв будет сильней, пояснил Иеро один из десятников, руководивших операцией. Приступ кашля заставил священника согнуться пополам, на глазах выступили слезы, но он терпеливо ждал, пока лесные воины не покинут пустырь. Их было здесь два десятка, но на юге, на стенах застав и валах засек, стояли сейчас тысячи, воины и ремесленники, охотники и пахари, мужчины и женщины; стояли, приготовив рогатины и топоры, пороховые бомбы и стрелометы, ждали, когда побежит из городских развалин хищная орда. Если побежит, с мстительной усмешкой подумал Иеро. Желтый ядовитый газ был тяжелее воздуха, значит, будет струиться у земли, заползать во все щели и логова, ямы и дыры... Ни одной твари не спастись! На миг его кольнуло чувство вины - ведь он готовился уничтожить лемутов древним оружием, одним из тех, которое вызвало Смерть. Бесспорно, это являлось грехом, и отец Демеро будет прав, если потребует от него самого сурового покаяния... Но, с другой стороны, огромные емкости с газом когда-нибудь треснут, отрава вырвется наружу - и как знать, кто окажется поблизости? Возможно, люди, возможно, безобидные животные... Значит, выпустив зло против зла, он спасает сейчас еще не родившихся потомков лесных жителей, сыновей или внуков сероглазой Насты... Он знал, что она тоже стоит на стене и ловит, как и десятки других говорунов, смутные тени, что мельтешат в ментальном пространстве над руинами древнего города. Стоит и ждет... Внезапно он понял, что должен сделать это не во имя мести за Сигурда, а ради тех, еще нерожденных детей, что, быть может, воздвигнут новый город на руинах Моска и других пепелищах этой земли. Для них и ради них, с надеждой, а не с ненавистью в сердце, творит он это греховное деяние! И пусть Бог его рассудит! Последний воин лесовиков скрылся в развалинах, когда Иеро, опустив факел, поджег фитили. Веселые алые язычки побежали к газгольдерам, и он тоже побежал - помчался через пустырь, кашляя и задыхаясь, все дальше и дальше от начиненных ядом железных джунглей, туда, где над пожухлой травой и низкими кустами покачивался на ветру корпус "Вашингтона". За спиной у него грохнуло, порыв жаркого воздуха сбил с ног, прокатился над пустырем и угас среди скелетов зданий. Поднявшись, Иеро увидел, что газгольдеры устояли, но в стенах их зияют огромные трещины. Желтый газ вихрился над ними, собирался смрадной тучей, и ветер - как раз подходящий, северный - нес ее к городским развалинам, растягивал на запад и восток, будто, вступив в союз с людьми, хотел заключить их врагов в губительное кольцо. - Не хуже, чем Ветер Смерти иир'ова, - пробормотал священник, но эта мысль тут же сменилась другой: он делает это ради надежды, не для возмездия. Иеро вздохнул, перекрестился и зашагал к дирижаблю. ГЛАВА 6. КАМЕННЫЙ ПОЯС Два дня "Вашингтон" летел на юго-восток, покрыв без малого тысячу миль. Под днищем гондолы виднелись то бесплодные мертвые пустоши в воронках от атомных бомб, то руины городов, торчавшие на земной поверхности или полузатопленные разлившимися озерами, то редкие зеленые оазисы, в которых под кронами пальм, берез и огромных дубов копошились немногочисленные живые существа. Ни поселений, ни вьющихся дымов, ни иного человеческого следа тут не замечалось; хоть эта просторная равнина, тянувшаяся до Уральских гор, была перепахана ракетами не столь усердно, как запад Европы, жизнь тут не возродилась даже за пять тысяч лет. Это, а также воспоминания о гибели Сигурда, навевало на путников мрачные мысли; даже неугомонный мастер Гимп больше молчал и хмурился, разглядывая сквозь колпак кабины опаленную землю да оплавленные скалы, подобные могильным камням на гигантском кладбище. Брат Альдо шелестел своими бумагами, делая записи, Горм дремал, стараясь, как всегда во время полета, скрыться от реальности в мире сновидений; Иеро размышлял над явлением Нечистого и просил Творца укрепить его душу. Человек глубокой древности, живший в Америке или Европе в век торжествующего прогресса, воспринял бы случившееся как галлюцинацию или усомнился бы в своем умственном здравии. На худой конец он искал бы каких-то рациональных объяснений вроде гипноза, психотронного оружия, проделки ловких шутников, а исчерпав подобные возможности, свалил бы визит Нечистого на коварных инопланетян, пришельцев из космоса, которые могут представиться хоть демонами, хоть богами. Иеро, однако, не измышлял гипотез; бог и дьявол были для него такими же столпами Мироздания, как термодинамика и квантовая теория для физиков двадцатого столетия. К тому же теология и физика являлись, в конечном счете, сущностями духовными, продуктами мысли, а мысль воспринималась им совсем иначе, чем людьми, создавшими древнюю цивилизацию. При всех своих технологических успехах, они не раскрыли секрет телепатии и полагали мысль чем-то туманным и трудно определяемым, тогда как Иеро воспринимал ее в виде материального и действенного фактора; мысль была для него средством общения и связи, оружием и способом защиты, методом изучения и постижения иных, нечеловеческих существ. Любая мысль для него зиждилась на более прочном фундаменте реальности, чем для человека минувшей и канувшей в прошлое культуры, а это значит, что Нечистый тоже был реальностью. И этот Отец Зла, этот антихрист, Вельзевул, Люцифер или Локи, говорил с ним, вселившись в тело оборотня, и пытался соблазнить! Факт, не вызывавший сомнения и подтвержденный другими, столь же конкретными фактами: мерзкой личиной, что проступила на Доме и морде оборотня, зовом, звучавшим в ночи, странной метаморфозой Олафа Торвальдссона и, наконец, предупреждением Солайтера о том, что он улавливает мысли Другого Разума. Злобного и очень мощного, превосходящего даже ментальную силу гигантской улитки! А ведь Солайтер был не только самым сильным телепатом, какие попадались перу Иеро Дистину в долгих и опасных странствиях; Солайтер владел и другими умениями, недоступными для человека - он мог перестраивать свою плоть, выращивать подобия рук и тончайших щупалец и делать искусные операции. И это тоже было реальностью. Что ж удивляться силе Нечистого? - размышлял Иеро. Скажем, тому, что этот Локи смог дотянуться до его разума за тысячи миль или вселиться в колдуна либо собаку-оборотня... Важно понять, как дьявол это делает, и, по возможности, овладеть таким же искусством, чтобы сражаться на равных. И важно то, что эти приемы ему известны - ведь информация о них дает хоть небольшой, но перевес. Этим не стоит пренебрегать, ибо в Боевом Кодексе Аббатств, который он штудировал в Академии, ясно сказано: используй любое, самое крохотное преимущество, и тогда, возможно, их будет меньше у врага. На третий день, утром, "Вашингтон" приблизился к Южному Уралу. Этот каменный пояс, разделивший Европу и Азию, сильно изменился: бомбардировки привели к смещению подстилающих хребет пластов, и после нескольких землетрясений, уничтоживших вкупе с бомбами города, на поверхность поднялись из земных глубин девственные скалы, а меж ними пролегли ущелья с озерами и реками. Древние горы будто помолодели, избавившись от человеческого гнета, поглотив или разрушив все, что было создано людьми в предшествующие века. Природа, однако, оказалась милосердной, ибо не только уничтожала, но и создавала: склоны гор поросли лесом, огромными лиственницами, соснами и кедрами, на берегах ручьев и живописных водопадов поднялись заросли бамбука, а в прозрачных чистых озерах плавали кувшинки таких размеров, что не всякий человек ухитрился бы обхватить их руками. Скалы тоже не были безжизненны - сизые, алые, лиловые мхи и лишайники легли на них пестрыми мягкими коврами, и этот покров с удивительной красотой гармонировал с серым, розовым и бурым камнем. С пятимильной высоты, на которой летел "Вашингтон", эта местность казалась сущим раем - тем более, что за ущельями и горами виднелись не пустынные земли, а могучий лес Сайберна, подобный канадскому Тайгу. Зрелище этих бескрайних зеленых просторов радовало глаз, и путники, воспрянув духом, приникли к иллюминаторам гондолы. - Хвойный лес, но встречаются буки, клены и пальмы... - пробормотал брат Альдо, обозревая землю в подзорную трубу. - Точно, как в Канде, что не удивительно - Сайберн и Тайг лежат на одной широте... Впрочем, мой мальчик, - добавил он, поворачиваясь к Иеро, - есть кое-какие различия. Тут более сухой континентальный климат, и я полагаю, что южнее этих лесов не растут влажные джунгли. Скорее всего, лес переходит в саванну, а затем - в прерию. - И всюду водится живность, - заметил мастер Гимп, хлопнув себя по животу и бросив взгляд на Горма. - Клянусь якорем, не только мне надоели солонина и сухари! Если пер Иеро окажет нам милость... - Окажу, - кивнул священник. Ему, как и остальным членам команды, уже хотелось прогуляться по твердой земле, испить воды из чистых ручьев и поохотиться. Он видел, как внизу, над скалами и ярко-зелеными кронами кедров, парят птицы; наверняка, этот горный лес не был безжизненным. Мастер Гимп повел дирижабль вниз, а Иеро, приготовив копье и арбалет, удалился в хвостовую часть гондолы, сел, скрестив ноги, на пол и нашарил за пазухой мешочек с магическим кристаллом и Сорока Символами. Прошло изрядное время с тех пор, как он гадал над мертвыми землями Франса, и все, что выпало тогда, исполнилось: Слеза означала печаль по погибшему Вечному Городу, Рыба - встречу с дельфами, а Пес - жутких оборотней Моска. Что он узнает в этот раз? И сможет ли истолковать знаки грядущего? Выйдя из краткого транса, священник раскрыл левую ладонь и разочарованно вздохнул. Только две фигурки! Поистине, его талант предсказателя не слишком велик - гораздо меньше, чем у Клоца, который в точности знает, где самые сочные листья и самая вкусная кора! Потом он пригляделся к черным полированным символам и озабоченно нахмурил лоб. Округленные Губы и Книга! Эти фигурки выпадали очень редко и имели весьма четкие толкования. Губы символизировали нечто новое и при том удивительное, и этот неведомый фактор мог обернуться для гадающего и радостью, и горем; Книга же обозначала не какие-то записи вообще, а совершенно определенный манускрипт, Библию или Святую Книгу, и толковалась как надежда или Божья помощь. Были ли связаны между собой эти два символа? Поразмыслив, Иеро решил, что помощь Господа придет к нему через большое удивление, а значит, в том поразительном, с чем он встретится, нет ни опасности, ни угрозы. Хороший знак! Он повеселел, представив, что сможет удовлетворить свое любопытство при полном содействии и поощрении Творца. "Вашингтон" опустился с восточной частью хребта, над поляной с изумрудными травами и яркими цветами, и был заякорен к двум гигантским кедрам. Этот горный луг тянулся вниз по склону до крутого обрыва; там, с южной стороны, лежало довольно извилистое ущелье с бурной речкой, а с севера, за стеной деревьев, поднимались скалы. Оттуда, пересекая поляну, струился ручей и падал с обрыва стремительным звонким потоком; вода в нем была прозрачна, свежа и холодна. Над травами и цветами кружили большие мохнатые пчелы, и Горм, принюхавшись, уверенно направился к лесу. Иеро, прихватив копье и арбалет, шагал за ним. Быстрый ментальный поиск, произведенный перед приземлением, показывал, что это место и в самом деле рай: птицы, насекомые, мелкие хищники и столь же небольшие копытные животные. Вероятно, тварям гигантским и опасным было трудно прокормиться в столь пересеченной местности. Полоса леса была шириной в шестьсот-семьсот ярдов, и росли здесь кедры с толстой морщинистой корой, чьи корни, напоминавшие змеиные тела, соперничали твердостью с камнем. Деревья, оплетеные лианами, стояли далеко друг от друга, а между ними стелилась трава или выходили на поверхность каменные плиты, покрытые мхом; во многих местах почва была засыпана пустыми шишками. Отметив этот признак, Иеро поднял голову и тут же увидел, как в вышине мечутся тени, то пробегая по стволам, то перелетая с ветки на ветку, то раскачиваясь на лианах. Царство белок, понял он и поднял арбалет; белки казались крупными, по десять-пятнадцать фунтов, откормившимися на кедровых орехах, и мясо их наверняка было нежным. "Не стоит, - пришла к нему мысль Горма. - Эти хвостатые слишком высоко и бегают слишком быстро. Иди в сторону восхода. Тут, на земле, есть добыча получше." "Пойдешь со мной?" Горм облизнулся; розово-серый язык скользнул меж белых клыков, куцый хвост встал торчком, как у охотничьей собаки. "Нет, друг Иеро, я отправлюсь к скалам. Пчелы летят туда, и я чувствую, как пахнет медом. Наверное, они гнездятся в какой-то расселине... Я найду!" "Не пойти ли и мне с тобой? Меда, я думаю, много. Хватит на двоих", - забавляясь, послал мысль Иеро. "Меда много не бывает", - отозвался Горм и, будто призрак, растаял в лесу. - Когда дело доходит до меда, медвежьему племени свойственны все человеческие пороки, - с усмешкой пробормотал священник и зашагал в восточном направлении. Животные тут были непуганными, а значит, люди не появлялись в этих краях годами - может быть, столетиями или даже с момента Смерти. Стайка любопытных рыжих белок мчалась по ветвям вслед за Иеро, в опавшей хвое и шишках копошились бурундуки и скользили толстые, в руку, ужи, попадалось и другое зверье - лисы размером с крупную собаку, зайцы, удиравшие от них огромными скачками, лесные мыши и большие птицы в сизо-черном оперении, с мощными клювами и алыми полосками над глазами. Однажды мимо проковылял еж - не меньше, чем по колено человеку, с колючками длиною в палец; вид у него был независимый, и никакого внимания на лис он не обращал. Наконец деревья расступились, дав место поляне у высокого утеса, напоминавшего разрушенную башню. Основание этой гранитной скалы пересекала трещина, вход в нишу или пещеру, и оттуда, журча среди поросших мхом камней, струился ручеек. На дне его тускло поблескивала зеленая галька, а трещина будто светилась - очень слабо, но все же заметно в ярком сиянии солнечных лучей. На берегу ручья паслись животные - видимо, та добыча, о которой предупреждал медведь: небольшие олени или лани с коричневой, в желтых пятнах, шкуркой и четырьмя рожками: передняя пара над глазами, задняя - около ушей. Они удостоили Иеро не большим вниманием, чем еж - охотящихся лисиц. Он поднял арбалет. Короткая толстая стрела пропела в воздухе, вонзилась под лопатку оленю покрупней; тот, не издав ни звука, рухнул, как подкошенный. Стадо продолжало пастись - лишь одно из животных вытянуло шею, понюхало выступившую кровь и недовольно фыркнуло. Иеро уловил мгновенный всплеск тревоги, тут же сменившейся недоумением и чувством голода. Подойдя к оленьей туше, он выдернул стрелу, испросил прощения у Божьей твари, убитой ради пропитания и повернулся к трещине. В этом рваном треугольном проеме определенно виднелся свет! Не такой скачущий, красноватый, как дают факелы или костры, и не такой мертвенный и ровный, как от электрических светильников в подземельях Мануна; нет, это сияние казалось священнику мягким, зеленоватым, удивительно гармонирующим с лесом и скалами, замершими в покое и тишине. Секунду он колебался, раздумывая, не сходить ли за метателем и фонарем, но никаких тревожных сигналов из отверстия не поступало. Эта пещера не была берлогой хищника, и в ней, кажется, вообще не обитали живые существа, если не считать мокриц и жуков; он смутно ощущал лишь большую массу воды под нависшими сводами да радиоактивный след, едва заметный и неопасный. Удивительно! - мелькнула мысль. Тут мог бы кто-то поселиться - например, лиса... очень подходящее место... Удивление приняло зримый облик Округленных Губ, и Иеро решительно шагнул к трещине. Инстинкт подсказывал ему, что это нужно сделать; и, вместе с воспоминанием о последнем гадании, в нем пробудилось любопытство. Он зарядил арбалет и, двигаясь почти неслышно в своих мягких сапогах из оленьей замши, скользнул мимо журчащего ручья в пещеру. Перед ним раскрылся довольно широкий проход, явно естественный, а не рукотворный: стены и своды были из первозданного бугристого камня, заросшего мхом, а внизу, у самых ног, поблескивал мокрой галькой и пел свои песни ручей. Мох слабо флюоресцировал и, вероятно, являлся источником света; его зеленоватое сияние было слабым, но немигающим, ровным, что позволяло отчетливо различить дорогу. Проход, не опускаясь и не поднимаясь, вел в недра утеса, похожего на башню, и Иеро направился туда, зондируя стены и почву своим ментальным щупом. Через десять минут, одолев не более тысячи футов, он стоял на берегу подземного озера, из которого струился ручеек. Оно лежало в овальной чаше посреди обширной подземной полости, залитой неярким зеленоватым светом; мягкие языки мха ползли по стенам на высоту двух-трех человеческих ростов, но потолок был чист от зарослей и, судя по виду, являлся прочной и монолитной гранитной плитой. Пол, довольно ровный, плавно спускался к воде и позволял обойти озеро вокруг - что Иеро и сделал, насчитав больше четырехсот шагов. Кое-где на берегу лежали гранитные глыбы, одни - по пояс, другие - по колено, и священник, выбрав подходящую, сел и уставился в воду. У берега было мелко, озеро просвечивало насквозь, и по его каменному дну ползали какие-то крохотные существа. Вначале они показались Иеро похожими на крабов, но он быстро сообразил, что это не так: создания выглядели полупрозрачными, студенистыми, без всяких признаков панциря, клешней, рта и глаз - просто комочек слизи размером с ноготь, из которого высовывались многочисленные маленькие щупальцы. Больше всего они напоминали амеб, которых Иеро разглядывал в древнем, чудом сохранившемся микроскопе в первый год обучения в шконе Аббатств. Их движение казалось хаотическим, бесцельным, и никакой ментальной активности, даже проблеска мысли, от них не исходило. Временами амебы замирали, втягивали щупальцы и будто покрывались плотной кожицей, превращаясь в шарики величиной с лесной орех; несколько таких шариков развернулись на глазах священника, стали почти прозрачными и беспорядочно замельтешили в камнях. Наклонившись, он вытянул руку, коснулся пальцами воды, затем погрузил в нее всю ладонь. К его удивлению вода оказалась тепловатой и в ней ощущался слабый ток - видимо, озеро соединялось с подземным источником и, в свою очередь, питало ручей. Кроме того, вода была радиоактивной. Как и большинство его соплеменников, Иеро умел определять уровень радиации без всяких приборов; это чувство являлось таким же даром эволюции, как способности к мысленной речи, дальновидению, предсказанию будущего и другие паранормальные таланты, которыми, в той или иной мере, обладали многие. И сейчас он мог определенно утверждать, что никакой опасности не подвергается - просто радиоактивный фон был на треть выше обычного. Ровно настолько, чтобы не вредить при кратковременном облучении, но вызвать за годы и века некую мутацию, положительную или наоборот. Иеро пошевелил пальцами в воде, затем осторожно коснулся прилипшего к дну шарика. Его скорлупа действительно оказалась твердой, и священник, уже не опасаясь раздавить свернувшуюся амебу, вытащил шарик из воды и положил на ладонь. Крохотное существо будто бы ожидало этого; скорлупа вдруг расплылась и исчезла, десяток маленьких отростков выдвинулся из полупрозрачного тельца, щекоча кожу и поглаживая пальцы. Их обладатель не был холодным и склизким - наоборот, тело его казалось теплым, словно на ладони священника резвился кролик-лилипут с мягкой шерсткой. Как Сеги, подумал Иеро, полузакрыв глаза и вспоминая о своем скакуне, по неведению убитом и съеденном Солайтером. Сеги, собственно, являлся гигантским кроликом, переросшим крупного быка и способным нести воина в тяжелом вооружении; в Д'Алви и соседних королевствах эту породу разводили для гвардии копьеносцев, главной ударной силы в междуусобных сражениях. Год и восемь месяцев назад, когда Иеро, похищенный слугами Нечистого, бежал от них в южные саванны и леса, Лучар послала следом за ним Сеги, навьюченного снаряжением, и тот сумел отыскать хозяина. Не только отыскать, но и довезти его до горного озера среди пурпурных холмов, в котором обитал Солайтер - Иеро на счастье, себе на беду. Он был на редкость чутким и верным существом, этот Сеги, хотя и не таким разумным, как Клоц. При мысли о нем священника охватила печаль. С полузакрытыми глазами он представил себе темные зрачки Сеги, его сильные ноги и длинные уши, что двигались во время скачки взад-вперед, его пушистую шерстку, куцый хвост и литые мышцы, что позволяли мчаться гигантскими прыжками, вспомнил о его кротком нраве и преданности... Что за прекрасное создание! Лучший, самый быстрый скакун в Д'Алви! И так жаль, что он погиб... Веки Иеро приподнялись, и он, невольно вздрогнув, перекрестился: на ладони, уставившись глазками-бусинками ему в лицо, сидел кролик, миниатюрная копия Сеги. * * * Пять тысячелетий тому назад, неподалеку от места приземления "Вашингтона", находился город. Совсем небольшой и тихий городок милях в шестидесяти от Челябинска; собственно, даже не поселение, а засекреченная военная база с научными лабораториями. Тут создавались не бомбы, не ядовитые газы и не штаммы смертоносных вирусов; тут вели вполне мирные исследования генетического плана. Одна из групп генетиков занималась клонированием; правителям страны, людям престарелым, отягощенным недугами, требовались новые почки, легкие, сердце или печень, выращенные из их собственных клеток, ибо чужеродный орган, полученный от донора, нередко отторгался в силу несовместимости тканей. Другие ученые трудились над проблемой радикального генетического видоизменения сельскохозяйственных культур и скота; ожидалось, что они вырастят пшеницу с зернами размером с фасоль или корову слоновьих габаритов, способную превращать в мясо и молоко сосновую кору и ветки. Третьи пытались получить дешевый растительный белок, скрещивая хлореллу с соей; четвертые работали с муравьями, рассчитывая вывести медоносный сорт; пятые курсировали между Уралом и Крымом, испытывая на дельфинах излучатели, повышавшие активность коры головного мозга. Были еще шестые, седьмые и десятые, и кому-то из них удалось разработать геноплант - чудесную живую протоплазму, способную пластично изменяться под влиянием внешних условий. Но это открытие осталось втуне: грянули война и Смерть, Челябинск под ударом ракет провалился в земные недра, и сокрушительная взрывная волна, вместе с потоками радиации, накрыла тихий городок. Никто и ничто не уцелело, ни люди, ни животные, ни растения, ни здания и приборы - никто и ничто, кроме генопланта. Эта субстанция впиталась в землю, и почвенные воды смыли ее, вместе с радиоактивными осадками, в гигантский подземный резервуар, подогреваемый внутренним теплом планеты. Там, на глубине десятков миль, геноплант, обладавший колоссальной приспособляемостью к среде, начал мутировать и трансформироваться, создав в конце концов живой организм поразительной универсальности - практически вечный, такой, который мог питаться водой или воздухом, твердой материей или электромагнитными волнами, мог перестраивать свою структуру, увеличиваться или уменьшаться, выращивать клешни и щупальцы, панцирь, кости и кожу, любые необходимые органы, вплоть до нервных клеток и мозга. Правда, мозг, если его вырастить, оставался пустым, но это не снижало достоинств подземных обитателей - они были восприимчивы к ментальному излучению, если оно несло определенную и позитивную программу совершенствования их организмов. С течением лет давление в подземном резервуаре нарастало, и, наконец, поток воды пробился вверх, в пещеру под скалой, похожей на полуразрушенную башню. Получилось озеро; тихое, уединенное, не очень глубокое - идеальное место для жизни после адских температур и давлений глубин. Потомки генопланта инстинктивно устремились сюда и провели долгие столетия в условиях, которые были для них тепличными. Однако они не потеряли ничего - ни своей долговечности, ни способности изменяться и воспринимать ментальный импульс. Ученые эпохи до Смерти назвали бы их метаморфами, но пер Иеро Дистин не был знаком с этим научным термином. Что, однако, дела не меняло: на его ладони сидел крошечный метаморф, преобразившийся под влиянием его воспоминаний в крошечного пушистого Сеги. Справившись с изумлением, Иеро попробовал установить с ним ментальный контакт. Отклик был слаб, почти неощутим, и он подумал, в этой маленькой головке размером с горошину явно не хватает мозгов. Наверное, их там было столько же, сколько у червяка, а значит, миниатюрный Сеги являлся всего лишь несовершенной копией, подделкой с обликом ушастого скакуна, но далеко не равным ему по умственным способностям. Вот если бы он был побольше... хотя бы размером с бурундука, а еще лучше - с белку... Воздух над ладонью Иеро взвихрился, потом раздался чмокающий звук, будто схлопнулась некая пустота - и он, снова пораженный, едва успел подхватить свободной рукой народившееся существо. Тот же Сеги, но уже не помещавшийся в ладонях, большой и довольно тяжелый, весом не меньше двенадцати фунтов... Священник глядел на него, сощурившись и приоткрыв в удивлении рот. Не оставалось сомнений, что пара-другая таких метаморфоз способны превратить Сеги в титана, в нечто такое, перед чем огромный парз, живущий в южных джунглях, будет беспомощен как ящерица под сапогом. Сознание этого Сеги было гораздо более совершенным, хотя и не равнялось в мощности с эталоном. Тем не менее Иеро ощутил исходящие от него волны покорности и приязни; сейчас священнику казалось, что к нему ласкается верный пес или кошка, жаждавшая, чтобы ее погладили. Он сделал это, устроив создание на коленях, и маленький, но уже не крохотный Сеги зажмурился и запрядал ушами. Шерсть его была шелковистой как драгоценное руно овец с острова Асл. В следующие полчаса Иеро произвел еще несколько опытов, преобразив Сеги и десяток его соплеменников в различных малышей - белок и бурундуков, зайцев, кошек и небольших собачек. Наконец, Сеги, лежавший на его коленях, превратился в маленькую копию Клоца и тут же испустил призывный трубный звук, подобие рева, каким огромный лорс приветствовал своего хозяина. Соприкоснувшись с разумом метаморфа, Иеро ощутил, что и в ментальном отношении тот стал подобен Клоцу - ни следа кротости Сеги, зато половодье яростной отваги и желания подраться. А также мысль - недоуменная, растерянная: "Хозяин здесь... огромный... не уместится на спине... Почему?.." - Это не я огромен, а ты мал, - вслух отозвался Иеро и превратил рогатого скакуна обратно в Сеги. Потом, глядя в прозрачные воды озера, он подпер кулаком подбородок и задумался. Воистину удивительные твари! - мелькало у него в голове. Существа, что позволяют смертному ощутить себя Творцом, подняться на одну ступеньку с Создателем Мира... Греховная мысль! Однако с фактом не поспоришь: любой подготовленный телепат способен сотворить из этих крохотных амеб что угодно и в любых количествах... В озере их миллионы, множество созданий, покорных его воле, готовых принять любое обличье - птиц, собак, быков, чудовищ, лемутов... Даже, вероятно, человека... Несколько мгновений он боролся с крамольной мыслью о воссоздании крохотной Лучар или отца Демеро ростом с ладонь, но это было уже слишком; здравый смысл подсказывал ему, что человек - не животное, что тут не хватит никаких воспоминаний, и что вместо любимой принцессы и почитаемого наставника он сотворит ущербных лилипутов. Иеро быстро перекрестился и прошептал слова молитвы, что отвращала излишнюю гордыню. Затем он с усмешкой подумал, что Бог дозволил человеку творить себе подобных одним и только одним способом - и хвала Ему, что этот способ так приятен! На минуту мысли его унеслись к Лучар, затем, очнувшись, он взглянул на странное существо на своих коленях. "Хочешь остаться со мной, малыш?" - невольно подумал священник и изумился вновь, получив отчетливое подтверждение. Этот крохотный зверек, способный изменяться и расти под действием его ментальных импульсов, впервые выразил собственную волю! Вполне разумно и ясно: он захотел уйти с человеком, покинув свой тихий подземный рай. Может быть, в этом желании что-то шло от Сеги, а что-то - от верного Клоца, от тех ипостасей, в каких успел побывать метаморф, однако Иеро не стал разбираться в подобных тонкостях; раскрыв кармашек на перевязи, где находился серебряный крестик, он отправил краткую мысль: - "Сюда!" С негромким хлопком создание уменьшилось до первоначальных размеров, шустро полезло вверх, перебирая щупальцами, скользнуло в карман и замерло. Иеро скосил глаза - едва заметная выпуклость на перевязи, будто в кармашке запрятан лесной орех... Он поднялся, окинул взглядом пещеру и озеро, пробормотал: "Чудны дела Твои, Господи!" - и вышел наружу. Олени исчезли, только убитый им самец лежал у ручья, а рядом, обнюхивая сочившуюся кровью ранку, вертелась лиса в нарядной рыжей шубке. Отогнав ее, священник взвалил добычу на спину и отправился к стоянке "Вашингтона". Там уже пылал костер, разожженный Гимпом, и капитан с братом Альдо сидели у огня; первый подбрасывал хворост, второй выбирал из шерсти развалившегося в траве медведя запутавшихся пчел. Вероятно, экспедиция за медом прошла успешно - Горм лежал с закрытыми глазами и время от времени облизывался и сладко позевывал. Кивнув своим спутникам, Иеро сбросил оленя у костра, вытащил нож и принялся свежевать тушу, поглядывая на старого эливенера и загадочно усмехаясь. Так продолжалось минут пять, потом брат Альдо произнес: - Ты что-то нашел, мой мальчик? Что-то интересное? Не промолвив ни слова, Иеро полез за пазуху, достал мешочек с Символами и, покопавшись в нем, вытряхнул на ладонь крохотную фигурку. Брови брата Альдо приподнялись. - Похоже на человеческие губы... Что это значит? Ты ведь знаешь, я не разбираюсь в вашей магии. - Это значит удивление, очень большое удивление, отец мой, - пояснил Иеро и, продолжая разделывать тушу, начал рассказывать. По мере того, как история обрастала все новыми подробностями, мастер Гимп чертыхался и хмыкал, а брови Альдо продолжали ползти вверх, его глаза округлялись, а рот становился похожим на букву "о". Сейчас он с новой силой напомнил священнику Лучар - в тот момент, когда изумленная девушка услышала первую фразу мысленной речи. Мнилось, это было совсем недавно, на берегу Внутреннего моря, куда он пришел через трясины Пайлуда... Точно так же сверкали ее глаза, и брови были изогнуты птичьими крыльями, а приоткрытый пухлый рот казался точно таким же, как у брата Альдо... Рассказ закончился, и старый эливенер, вцепившись в бороду, воскликнул: - Поразительно, клянусь Одиннадцатой Заповедью! Я знаю, сын мой, что мир полон чудес, но это самое дивное чудо из всех, о которых я слышал! И я хочу не только услышать о нем, но и увидеть! Где, ты сказал, эта пещера? - Брат Альдо резво поднялся на ноги и схватил посох. - Где, об этом я не говорил, - по губам Иеро блуждала лукавая усмешка. - Но я объясню дорогу, ибо какие тайны могут быть от тебя? У меня - никаких, и надеюсь, ты тоже ничего не скрываешь. Старец выпрямился, устремив на Иеро строгий взгляд. Лицо его посуровело. - Что это значит, мой мальчик? Кажется, ты намекаешь, что я храню от тебя какие-то секреты? - Только один, отец мой, только один. Он никак не связан с тайнами вашего братства и касается лишь нас троих - тебя, меня и Лучар. Может быть, еще короля Даниэла, отца моей жены... Холодок в глазах брата Альдо растаял, сменившись широкой улыбкой. - Вот оно что... я мог бы и сам догадаться... Если не ошибаюсь, твой вопрос касается нашего родства? - Он с задумчивым видом погладил бороду, посмотрел на мастера Гимпа, навострившего уши, и медленно произнес: - Это давняя история, друзья мои, очень давняя... Был когда-то в Д'Алви странный юный принц, наследник престола, не жаждавший власти... Был, и исчез! Но кровь его струится в жилах нынешних владык, и я надеюсь, что это не самое худшее наследство... - Брат Альдо повернулся к лесу с ноткой нетерпения спросил: - Ну, мой мальчик, ты доволен? Скажи теперь, куда я должен двигаться? Иеро объяснил, и старый эливенер скрылся за стволами кедров. Вдогонку ему полетела мысль священника: "Ты сказал слишком мало, отец мой. Признайся хотя бы, кем приходится тебе король Даниэл? Внуком?" "Я сказал главное. Что же касается Даниэла... - Иеро поймал короткий ментальный смешок, - он слишком молод, чтоб быть мне внуком. Я прожил долгую жизнь, сынок! Но она еще не закончилась, и я надеюсь, что еще покачаю на коленях твоего ребенка." Гимп, сопя и удивленно покачивая головой, принялся нарезать мясо тонкими полосками и насаживать его на прутья. Иеро направился к ручью сполоснуть руки, и в этот момент медведь пошевелился и передал образ брата Альдо с растрепанной бородой и сверкающими глазами. "Старейший взволнован, друг Иеро. Почему?" "Я нашел удивительных созданий, меняющих свой облик под действием мысли будто глина под руками гончара. Старейший пошел взглянуть на них." "Меняющих облик? - Горм перевернулся на спину и помахал в воздухе лапами. - Любопытно... Из них можно сделать медведя? Такого, как я?" "Даже человека. Но сомневаюсь, что Бог одобрил бы такое деяние... Ведь это были бы существа без души." "Опять непонятное - Бог, душа! - заметил медведь; видимо, поглощенные медовые соты настроили его на философский лад. - Когда мы разбирались со святостью, ты обещал объяснить, что это такое." "Душа - это твое "я", связанное сейчас с плотью, - пояснил Иеро. - После смерти она освободится, и, сделавшись бестелесной, уйдет в чертоги Господни, где будет жить вечно среди других душ. Там мы встретим своих умерших друзей и родичей, возрадуемся и обнимем их." "Нельзя обнять нечто бестелесное, - возразил Горм и, подумав, добавил: - А эти чертоги... Это что-то вроде ваших человеческих берлог? Они кажутся мне не слишком подходящими для жилья. Не хотелось бы провести в них целую вечность!" "Термин "чертоги" нельзя понимать в буквальном смысле. Для людей это могут быть прекрасный дом и сад, а для медвежьего племени - лес с чистыми ручьями, с зарослями малины и медовыми сотами в каждом дупле. Господь знает, что нужно тому или другому народу, и угодит всем. Конечно, если разумное существо не творило при жизни зла и достойно быть призванным к престолу Господню." "Мед - это хорошо, - согласился Горм, поглаживая лапами живот. - Но я заскучаю, если в тех лесах с чистыми ручьями можно лишь поедать малину и мед. Все же хочется чего-то нового... - Он перевернулся на бок и спросил: - Нет ли там деревьев, друг Иеро, на которых зреет пеммикан?" Хмыкнув, священник покачал головой. Как всегда, Горм задавал ему загадки, и оставалось лишь строить гипотезы насчет последнего вопроса: был ли это образчик медвежьего юмора или чистосердечный интерес, проявленный к растущим в раю деревьям? Да и каким должен мыслиться рай, чтобы нашлось в нем место и людям, и Народу Плотины, и медведям, и Клоцу с его драчливыми соплеменниками-лорсами? Слишком много существ обрели после Смерти разум и душу, и если проблема злобных лемутов решалась просто (им, разумеется, был уготован ад), то по поводу прочих рас и их места в Божественном Мироздании теологи Аббатств спорили уже не первое тысячелетие. Одни полагали, что есть различие между душой и разумом, и что бессмертная душа присуща только человеку, другие утверждали, что огромные бобры и прочие незлобивые создания тоже обладают душой, хоть и отличной от человеческой, а третьи, посмеиваясь над вторыми, намекали, что так можно договориться до чудовищной ереси - скажем, что среди апостолов Спасителя были бобры и медведи. И, к сожалению, нет арбитра в этих спорах, с горечью подумал Иеро, вспомнив, что Святой Престол не существует более, а с ним исчез непогрешимый наместник Бога на Земле. "Мне нравится мысль о том, что я не умру, - сообщил тем временем медведь. - Это очень полезное человеческое изобретение, как и душа. Оно кое-что объясняет. Такие вещи, в которых я не мог до сих пор разобраться." "Что же именно?" "Сны. Наши старейшие говорили молодым, что в бодрствовании мысли текут подобно рекам, а в снах беспорядочно кружат словно стая вспугнутых птиц, но объяснение с душой нравится мне больше. - После паузы Горм поинтересовался: - Вот только скажи мне, друг Иеро, может ли мое "я", которое ты называешь душой, покинуть спящее тело и странствовать в лесу и других местах? Или души умерших слетаются ко мне и проникают в мой сонный разум, как пчелы в дупло с медом?" "Возможен и тот, и другой случай, - ответил священник, поразмыслив. - Но почему ты спрашиваешь? Разве сны важнее яви?" "По крайней мере, также важны. Если считать с зимним периодом, на сон приходится больше половины нашей жизни, а это значит, что все это время мы общаемся с предками или живем в лесах Господних. Думаю, это понравится старейшим! Особенно если ты объяснишь, кто такой Господь, где его берлога и где растут леса с малиной, медом и пеммиканом." Гимп, обжарив над огнем оленью печенку, протянул ее Иеро. - Что-то ты задумчив, добрый мастер... Неужели эти пещерные паучки так удивили тебя? Клянусь мачтой, встречались мне твари поинтереснее! Как-то раз, лет восемь назад, когда я перевозил скотину на старой своей лоханке, шли мы в бейдевинд мимо Поющих островов. И вдруг быки в трюме забеспокоились... * * * Брат Альдо вернулся поздним вечером, когда оленья туша была разделана, Гимп закончил коптить мясо над огнем, а Иеро отчаялся объяснить Горму, что Господь обитает одновременно в двух местах - на небе и в душах разумных существ, если они отвергают грех и склонны к любви и добру. При всей своей философичности, медведь являлся созданием рациональным, и идея такого дуализма проникала в него с большими трудностями. Старый эливенер явился из темноты словно призрак с белой всклокоченной бородой, подошел к костру и сел, молча глядя в огонь. Гимп предложил ему палочку с мясом, но брат Альдо, отмахнувшись, повернулся к Иеро. - Я проделал те же опыты, что и ты, сын мой. Я даже... - Он на мгновение замолчал, потом хлопнул ладонью по колену. - Это... это поразительно! И очень опасно... Я имею в виду, что эти создания, в своей исходной форме, не мыслят и не различают добра и зла. Эти понятия возникают у них в тот миг, когда под действием сторонней мысли они приобретают некое обличье. Если дикого зверя, они ведут себя как дикий зверь, - он поднял руку с кровоточащей царапиной. - Если разумного существа, то все определяет его нрав - или, вернее, твои воспоминания об этом нраве, истинные или ложные, передаваемые в виде ментальной проекции. Знаешь, я сотворил двух лемутов... двух крохотных Волосатых Ревунов... один лизал мне пальцы, другой кусал их... Теперь представь, что какой-нибудь адепт Нечистого найдет эту пещеру и этих безгрешных созданий... Что он с ними сотворит? Сделает неисчислимое адское воинство? Людей-крыс, псов-оборотней, глитов? Это будет ужасно! Иеро нахмурил брови, сообразив, что не задумывался о такой возможности. Затем он неуверенно произнес: - Согласен, это было б ужасно... Но никто, кроме нас троих, не знает про эту пещеру, и, к тому же, адепты Нечистого уничтожены! - На нашем материке, но не здесь, - возразил брат Альдо. - Что мы знаем про этот континент? Например, про синекожих карликов, плавающих по морям до самого Асла? Кому они служат, кого почитают? - Выдержав паузу, он произнес: - Поклянемся, друзья мои, что тайна останется тайной. Мы должны забыть об этом месте, этой пещере и этих странных существах. По крайней мере, до того времени, пока Нечистый не будет окончательно низвергнут. Я клянусь! - И я тоже! - воскликнул мастер Гимп. - Пусть палуба треснет подо мной и киль разломится надвое, если я скажу кому-нибудь об этих маленьких поганцах! - Присоединяюсь к вашим обещаниям, - произнес Иеро, перекрестившись и положив левую руку на свой медальон. И клятва его была так крепка, что мысль о том, что лежало в кармане его перевязи, подернулась туманом забвения. Ночью он долго не мог заснуть - сидел у костра, глядел в звездное небо, думал о Лучар, о родстве меж нею и братом Альдо и считал дни, оставшиеся ей до разрешения от бремени. Небесный купол медленно вращался в вышине, увлекая за собою звезды, но одна из них - возможно, та, замеченная им после гадания над землями Франс - быстро двигалась к югу. Неяркий красноватый огонек, торивший путь среди плавно кружившихся созвездий... Странная звезда, подумал Иеро, погружаясь в сон. ГЛАВА 7. ЗНАК ДЬЯВОЛА Брат Альдо оказался прав - в этих краях не было влажных джунглей, и хвойный лес Сайберна сразу переходил в простор лесостепи. Весь следующий день под ними тянулся изумрудный океан, где каждая крона сосны или кедра казалась взметнувшейся вверх волной, а все уменьшавшиеся в числе утесы были словно острова в бушующем море, полном мириадов зеленых хвоинок-капель. Затем наступили ночь и тьма, снова пришло утро, и обнаружилось, что под гондолой "Вашингтона" уже расстилается другая местность - бескрайняя равнина, поросшая травами и рощами лиственных деревьев, пересеченная медленными спокойными реками, разлившимися кое-где так широко, что лишь с высоты полумили были видны оба берега. Признаков человеческого жилья или кочевья по-прежнему не замечалось, зато в степи бродили гигантские стада антилоп и быков, похожих на баферов, а также другие животные, невиданные в прериях западного материка. Здесь были странные копытные - большие, неуклюжие, с огромными ногами и длинным мехом, свисавшим с боков, с горбатой спиной и шеей, что поднималась вверх изогнутым в обратную сторону вопросительным знаком. Бегали эти горбачи не слишком быстро и не имели рогов, но их копыта, как разглядел Иеро в подзорную трубу, казались страшным оружием - вдвое шире, чем у Клоца, и, вероятно, с острыми краями. Название этих животных не сохранилось в памяти брата Альдо, зато других он узнал - легконогих, стремительных, изящных, с развевающимися гривами и хвостами. По его словам, то были легендарные лошади, исчезнувшие на американском континенте, но процветавшие тут, в сердце Евразии, где наблюдалось множество их пород - крупные скакуны с гибкими шеями и гладкими шкурами белого, черного, серого и карего цветов, мохнатые бурые лошади помельче, и совсем небольшие, с длинными ушами и черной полоской вдоль хребта. Кроме травоядных, водились здесь огромные птицы с мощными кривыми клювами, покрытые то ли перьями, то ли пухом, и масса хищников; мелких, вроде волков и лисиц, было трудно заметить с высоты, но пару раз Иеро видел огромных полосатых кошек, а однажды - незнакомого зверя с белоснежным мехом и клыкастой пастью. Он был величиною с бафера, и лошади, быки и горбачи бежали от него в такой панике, словно их преследовал губительный степной пожар. В водоемах нашлось кое-что знакомое - снаперы, хищные чудища, произошедшие от безобидных черепах, а также большие водяные змеи и зубастые рептилии внушительной величины. В рощах обитали дикие свиньи, столь же крупные и злобные, как гроконы из лесов Канды, а кроме них - множество птиц и мелкого зверья. Эта степь, как и саванна иир'ова, кишела буйной жизнью, но, к счастью, здесь не водились твари, похожие на доисторических динозавров. Быть может потому, что этот не слишком населенный в прошлом район не подвергался интенсивным бомбардировкам, а значит, мутагенный фактор действовал тут слабее, чем в странах запада. Так считал брат Альдо, и Иеро готов был согласиться с его мнением. Теперь, когда они приближались к загадочной обители Нечистого, он непрерывно поддерживал свой ментальный щит - если не считать кратких периодов, когда приходилось зондировать пространство. Этим умением, доведенным практически до автоматизма, обладал всякий опытный телепат, и священник, воздвигнув однажды защиту, более не задумывался о ней. Его барьер был многослойным, надежным и прочным, будто стена, построенная из незримых мыслей-кирпичей, непроницаемых для стрел, снарядов и тарана. Но все же зов Нечистого, пришедший уже не с небес, а с юго-востока, проник через преграду. Это случилось в первую ночь, проведенную над степью, часа за два до рассвета, когда Иеро спал. Ослабленный защитными экранами, зов был едва заметен и не опасен; к тому же этим ментальным импульсом Владыка Зла не пытался подчинить себе разум священника, а лишь выражал свое удовлетворение. Ветры несли "Вашингтон" в нужную сторону, стрелка курсоуказателя алела посреди бескрайней равнины, и это было правильно. Точное место, где поджидали дирижабль, отсутствовало на карте; видимо, в прошлом там не воздвигли ни города, ни сколь-нибудь крупного поселения. Но общий курс был верен, о чем Нечистый - или его адепт по имени Локи - сообщал священнику. Иеро пробудился и сел, спустив ноги с узкого ложа. Слабые огоньки из пилотской кабины едва разгоняли мрак, в иллюминаторах полыхал пожар созвездий, а где-то внизу, в миле под дирижаблем, угадывались округлые смутные массы облаков. Мастер Гимп и медведь спали, оглашая гондолу дружным сопением, а над спинкой пилотского кресла виднелись плечи и голова эливенера. Теперь, когда их экипаж лишился и Рагнара, и Сигурда, сутки были разбиты на три восьмичасовые вахты, и брат Альдо взял на себя ночную. Спал он на удивление мало, не более трех часов, сохраняя при этом бодрость и юношескую подвижность. Эливенеры владели многими тайными искусствами, в том числе - крепкого, но кратковременного сна и долгой жизни, и в этих делах брат Альдо был, безусловно, мастером. Иеро мог лишь строить гипотезы о его возрасте да гадать, кем приходилась ему Лучар. Быть может, праправнучкой? Или их связывало еще более отдаленное родство? Поднявшись, он направился в кабину к старому эливенеру и сел рядом, в кресло штурмана. Экран-карта сиял разноцветными красками прямо перед ним, а справа на пульте темнели кнопки, лампочки и круглые глазки приборов с неведомым или неясным назначением. Роль одних была покрыта мраком тайны, другие приоткрывали свой смысл в надписях - как небольшой зеленоватый экран, под которым виднелся недлинный ряд клавиш. Слова на них были понятны: "включение", "выключение", "поиск", "пароль", "связь" - но связь с кем? Поиск чего? И какой пароль? Это оставалось загадкой. Иеро, насупившись, побарабанил пальцами по круглому зеленому экрану. Брат Альдо повернулся к нему; темное лицо эливенера озаряли блики сиявших на пульте огоньков. - Опять, мой мальчик? - Да. - Губы священника исказились в мрачной гримасе. - Кажется, он меня хвалил! Во всяком случае, был доволен, как объевшаяся россомаха... Курс верен, и движемся мы быстро, но не летим ли в ловушку? Как говорится, спаси меня Бог от заботы Нечистого, а с прочим я справлюсь сам... - Это верно, - согласился эливенер, всматриваясь в клубившиеся внизу темные тучи. - И что же ты предлагаешь? Покинуть "Вашингтон" и идти пешком по этой равнине? - Нет смысла - так мы от него не спрячемся, - Иеро покачал головой. - Ты помнишь, что у адептов Нечистого во многих приборах был маяк? Коварная штука! Пока он оставался при тебе, они знали, куда ты движешься, и могли тебя прихлопнуть как комара... - Ты полагаешь?.. - Брат Альдо приподнял брови. - Нет, отец мой, нет! Все тщательно проверено - никто не подкладывал таких штучек в "Вашингтон" или в наше снаряжение. Я вспомнил о маяках лишь потому, что этот Локи находит меня без всяких приборов и не взирая на мой ментальный щит. Тут какой-то другой принцип поиска... может быть, по возмущению ментального поля, которое я несу с собой... - Чтобы его обнаружить на расстоянии сотен и тысяч миль, надо обладать невероятной мощью. Но что мы знаем об этом таинственном существе? - Старик вздохнул. - Вдруг это лишь малая часть его возможностей? - Или он пользуется ментальным усилителем, подобным машинам Темного Братства, - добавил Иеро. - Но так или иначе, я не могу придумать, как скрыться от излишнего внимания. Он слишком силен и может найти меня всюду, и в небе, и на земле. Наступило молчание; потом брат Альдо погладил бороду, усмехнулся и произнес: - Но ты не выглядишь угнетенным, сынок, совсем не выглядишь! Выходит, что-то все-таки придумал? - Только одно, отец мой, только одно. - Иеро потянулся в кресле, напрягая сильные мышцы. - После школы Аббатств, когда я прошел Посвящение, меня отправили в Военную Академию в Саске. Его преподобие Демеро решил, что пастыря из меня не выйдет, а вот в солдаты я сгожусь... И знаешь, он был прав - там, в Академии, меня кое-чему научили. Не только палить из метателя и рубиться на мечах... - Хмм... Я согласен, что ты - великолепный воин, но что твои наставники знали о Нечистом? И какой совет могли они дать? - Очень простой: если не можешь научиться у друга, учись у врага. Это записано в Боевом Кодексе Аббатств, и теперь, когда я стал опытнее и старше, я думаю, что в этих словах - святая истина. - И великая опасность! - воскликнул брат Альдо. - Учиться ментальному искусству у Нечистого! Ведь это значит... Он смолк с раскрытым ртом, уставившись на юго-восток. Там, далеко-далеко, среди темных туч вдруг начало разливаться дрожащее розоватое сияние. Оно росло и ширилось, пламенело и наполнялось алыми отсветами, будто с земли, пробиваясь сквозь облачную пелену, трепеща огненными крыльями, взлетала сказочная птица феникс. Розово-алый отблеск быстро сменился пятном цвета пламени с размытыми краями, затем - багровой точкой, неудержимо и стремительно ползущей вверх, прямо в звездное небо; она пылала и катилась над миром словно дьявольский глаз, запущенный во Вселенную, чтобы спалить ее до тла. Или, по крайней мере, поджечь, уничтожив со злобной небрежностью пару-другую планет, включая Землю. Багряная точка превратилась в яркую искру, чиркнула по небосводу и исчезла. Священник и брат Альдо переглянулись; в глазах у обоих стыл ужас. Страх, впитанный с материнским молоком на протяжении сотен поколений, минувших после Смерти; страх, рожденный взмывающим в небо огнем и пламенем, что рушилось затем на города, поля, леса и горы, уничтожая жизнь в неистовом ядерном костре... Они не видели этого сами, но память предков, таившаяся в них, терзала воображение картинами нового Апокалипсиса. Наконец, кашлянув, Иеро хрипло пробормотал: - Что это было? Как ты думаешь? - Полет ракеты. - Брат Альдо прикрыл ладонью глаза, будто ожидая ослепительной вспышки взрыва. - Ракета, сын мой, такой же снаряд, что уничтожили в древности Землю! Знак, что Нечистый пробудился! - Он никогда не засыпал. - Иеро вытер пот с висков и, успокаиваясь, сделал несколько глубоких вдохов. - Но этот снаряд не взорвался! Он двигался вверх и вверх будто летящая звезда! Словно... - Внезапная мысль пришла ему в голову, и он, вытянув руку, показал на крохотный огонек, мерцавший в небе и торопливо бежавший на юг. - Звезда, отец мой! Звезда, которая летит так быстро, что обгоняет вращение небесной сферы! Помнишь, когда мы пересекли океан, то видели ее на востоке, а теперь она проходит почти над нами... Значит, она очень близка к Земле... Она вверху, она движется, и ракета тоже летела вверх... Что бы это значило? Что говорят о таких явлениях записи вашего братства? - Лишь то, что всем известно... всем, кто читал древние хроники... - Будто ища поддержки, брат Альдо коснулся смуглыми пальцами плеча Иеро. - Видишь ли, сынок, в столетие перед Смертью люди летали к иным мирам, к другим планетам нашей Солнечной системы... Может быть, не сами, может быть, их корабли вели компьютеры - мы об этом никогда не узнаем. Бесспорно другое: вокруг Земли тогда вращалось множество небесных тел. Искусственных станций или сателлитов, предназначенных для связи, для наблюдения за небесами, погодой и территорией противника, для защиты от вражеских ракет и метания своих снарядов... Одни были совсем небольшими, другие строились так, что в них могли находиться ученые или воины... Значит, были корабли, перевозившие экипаж и грузы к этим летающим арсеналам! Но считается, что их уничтожили во время битв, а если что-то осталось, то эти сооружения сгорели в атмосфере в первую сотню лет после Смерти. Трение о воздух привело к снижению скорости и падению... Ведь там, - он поднял взгляд вверх, - тоже есть воздух, хотя и очень разреженный. - Я слышал об этом, как и о других вещах, рассказанных тобой, - заметил Иеро. Слышал, но позабыл, отметил он про себя, размышляя о зове, приходившем сверху. А забывать не стоило - ведь там, в небесах, кружились не только звезды, рожденные словом Создателя, но и творения человеческих рук. Это кое-что объясняло... может быть, не все, но многое... Мысль о Нечистом, парящем над океанами и землями, повергла его в дрожь, но, справившись с нею, он продолжал: - Давай представим, что некая станция летает очень высоко - там, где нет воздуха... и предположим, что сохранились корабли, способные подняться к ней... Почему бы и нет? Вспомни ту огромную пещеру за владениями Вайлэ-ри, в которую мы спускались... Машины в ней были как новые, и, возможно, в каких-то отсеках были запрятаны ракеты... - Не стану с этим спорить, - кивнул эливенер. - В конце концов, мы путешествуем в дирижабле, который тоже построили до Смерти. Он превосходно сохранился и летает, хотя назначение его нам неизвестно. - Да, неизвестно... - повторил священник, бросив задумчивый взгляд на правую половину пульта. - Ученые парни на Ньюфоле говорили, что эти клавиши и экраны как-то связаны с системой ориентации. Будто есть на дирижабле телескоп, но совсем не такой, как зрительная труба, без стекол и металлического футляра... телескоп, который много точнее и действует по принципу радио. Он способен различить звезды даже днем и передать их положение в компьютер, который прокладывает курс. И вот этот экран, - Иеро коснулся зеленоватого круга, - служит вместо окуляра зрительной трубы... Возможно, если включить его, мы проследим, куда полетела ракета? Или увидим парящую в небе станцию? В глазах брата Альдо, еще недавно растерянных и тревожных, мелькнул огонек неподдельного интереса. Он провел ладонью по бороде - раз, другой, третий - и с каждым неторопливым плавным движением огонек разгорался все ярче и ярче. Наконец, хмыкнув, он произнес: - Ну, что ж, сын мой, думаю, мы ничем не рискуем. Что бы ни произошло, мы не свалимся на землю, и ветер, несущий нас, не превратится в ураган... Включай! После мгновенного колебания Иеро нажал клавишу пуска. Зеленоватый экран потемнел, налился призрачным мраком будто пластинка обсидиана, затем в его мерцающей глубине проступили линии координатной сетки и россыпь крохотных светлых точек. Брат Альдо, склонившись над плечом священника, взволнованно вздохнул: перед ними, в плоском маленьком круге, сияли звезды - те же светила, висевшие в данный момент в небесах, загадочные и безмерно далекие. С минуту они взирали на этот удивительный пейзаж, на точную копию Мироздания, что рисовал на светочувствительном экране электронный луч, затем рука Иеро потянулась к клавише с надписью "поиск". Вспыхнул еще один экран, прямоугольный, и по нему, спустя недолгое время, побежали слова - компьютер сообщал, что поиск завершен. Одновременно в темном круге замигала линия, пересекавшая звездное поле из конца в конец, и оба испытатели, не сговариваясь, подняли взгляды вверх, к красной искорке, что мчалась в ночных небесах. - Путь сателлита... - шепнул потрясенный эливенер. - Это устройство показывает, где он находился прежде, и где окажется в будущем... Видишь, на линии - точка... вот здесь, левее созвездия Кассиопеи... - он снова вскинул глаза вверх. - И эта летящая к югу звезда находится как раз там! А точка на линии движется... Я ведь не обманываюсь, сынок? Иеро кивнул и покосился на прямоугольный экран. Надпись на нем сменилась, и теперь он с трудом разбирал таинственные письмена. Для брата Альдо, владевшего древним английским, это являлось менее сложной задачей. - Тут написано, что установлен режим слежения за объектом, - пояснил эливенер. - Затем идет вопрос: желаем ли мы с ним связаться? Если да, надо послать пароль, а затем коснуться клавиши связи. "Сейчас был бы очень кстати один из бурдюков, которыми запасся Гимп", - мелькнуло у священника в голове. Глоток вина снимает напряжение... Резко выдохнув, будто перед прыжком в ледяную воду, он нажал клавишу "пароль", а за нею - "связь". Несколько секунд не происходило ничего - по прежнему ярко горели экраны, и в кабине слышалось взволнованное дыхание двух человек. Затем мелькнула надпись "Связь установлена", вспыхнули зеленые огоньки, и тут же из решетки динамика раздался голос: - Объект "Аргус", серийный номер 11-зет, на связи. Полный рапорт или сокращенный? Голос был гулкий, безжизненный и совершенно нечеловеческий. Иеро вздрогнул. Примерно так мог бы вещать Нечистый, спрятавшись где-нибудь в пульте "Вашингтона", за панелью с россыпями ламп и стеклянными глазами экранов. * * * "Вашингтон", принадлежавший в древности Военно-воздушным силам США, являлся одним из дюжины мобильных пунктов слежения и контроля. Три из них были оборудованы на таких же дирижаблях, остальные - на самолетах "Супер-Авакс", и каждый тип воздушного судна имел свои преимущества и недостатки. Самолеты передвигались быстрее, маневрировали оперативней и несли на борту больше приборов, зато тихоходные дирижабли были практически невидимы - как для радарных станций, так и для визуального наблюдения. Они могли подниматься на высоту в десять-двенадцать миль, прятаться в облаках и плыть вместе с ними, они обладали огромным ресурсом хода и не нуждались в посадочных площадках. Это делало их отличным средством для выполнения поставленных задач. Согласно военной доктрине минувших времен, первый ядерный залп противника уничтожал две трети наземных пунктов централизованного управления войсками, и было сомнительно, что остальные переживут второй. Найти и поразить мобильные пункты, которые мчатся или плывут в воздухе, было гораздо труднее, и потому им отводилась важная роль на завершающей стадии противоборства. Их оснастили мощными всеволновыми передатчиками, радиолокаторами и компьютерами, позволявшими выполнить несколько функций: во-первых, установить масштаб разрушений на собственной территории и в стане врага; во-вторых, связаться с уцелевшими силами и средствами, оценить их состояние и рассчитать на боевом компьютере оптимальный вариант "удара возмездия"; в-третьих, послать все нужные команды - в том числе, атомным подводным крейсерам и силам космического базирования. Кроме того, "Линкольн", собрат "Вашингтона", и один из "Аваксов" были приспособлены под резиденцию президента и генеральный штаб, поскольку не исключалось, что базовый комплекс в Скалистых горах окажется не столь надежным укрытием, как воздушные аппараты. Все было рассчитано и предусмотрено, все направлено к тому, чтоб выжить и победить, но даже гениальнейший политик и самый опытный стратег не представляли размеров воцарившегося хаоса. Победителей в атомной бойне не было; в считанные минуты мир рухнул в пропасть, и над обезумевшей Землей сомкнулись объятия Смерти - такие прочные, что никто из президентов и генералов не мог ответить на простой вопрос: кем нанесен первый удар, и кем - удар возмездия? На фоне разрушения и гибели никто не выяснял, сколько мобильных пунктов поднялось в воздух и удалось ли им вообще взлететь; равным образом осталось тайной число подводных крейсеров, космических систем, секретных баз, что не попали под огонь противника. Что-то безусловно уцелело. И теперь мобильный пункт слежения и контроля "Вашингтон" мог поговорить с боевой единицей космического базирования под названием "Аргус", серийный номер 11-зет. * * * - Полный рапорт или сокращенный? - раздавался в пилотской кабине грохочущий голос с небес. Шок, испытанный Иеро, был сравним лишь с тем, что наступал после тяжкого ментального поединка. Шокировали резкий тон, нечеловеческие обертоны и внезапность - он не ожидал услышать чью-то речь; а кроме того, он не понимал ни слова, ибо в его эпоху древнеанглийский сделался классическим, таким же мертвым, как латынь. Конечно, он, вместе с индейскими наречиями, лег в основу языка западных и восточных метсов, хотя в Союзе Атви добавилось влияние французского и говорили там немного иначе, чем в Республике; конечно, английский был базой негритянского жаргона, который со временем превратился в певучий язык Д'Алви, Чизпека и Кэлина; да, все это было так, но слова, интонация и построение фраз изменились, и теперь немногие специалисты-историки читали на древнеанглийском, и лишь один из десяти мог понимать живую речь. К счастью, брат Альдо владел почти забытым языком. - Я думаю, с нами говорит машина, - прошептал он на ухо Иеро под звуки грохочущего голоса. - Она желает что-то доложить и спрашивает, нужны ли нам подробные сведения. Ну, выбор тут ясен - чем больше мы узнаем, тем лучше. - И, набрав воздуха в грудь, брат Альдо гаркнул, подражая механическому голосу: - Полный рапорт! В ответ раздалось: - Хронологическая справка: объект "Аргус", серийный номер 11-зет, введен в эксплуатацию 22 сентября 2037 года. Участвовал в боевых действиях 7 августа 2039 года. Поврежден снарядом противника. Экипаж скончался в результате утечки воздуха. Произведены ремонт, а затем автоматическая консервация объекта - ввиду того, что команды наземного центра управления не поступали в течение пяти лет. Дата консервации - 30 августа 2044 года. Расконсервирован по команде с Земли 13 ноября 7422 года. - Он утверждает, - пробормотал брат Альдо, - что больше пяти тысячелетий находился в состоянии... ну, скажем, спячки. Но около пятидесяти лет тому назад его разбудили. - Кто? - шепнул Иеро, но эливенер лишь пожал плечами. - Состояние объекта на данный момент: работоспособен, все системы функционируют нормально. Штатное вооружение: ракеты "Торнадо" с ядерными боеголовками, класс "воздух-воздух" - ноль; ракеты "Вулкан" с ядерными боеголовками, класс "воздух-земля" - ноль; ракеты "Вулкан" с химическими боеголовками, класс "воздух-земля" - ноль; лазер - полный боевой ресурс, подзарядка за счет солнечных батарей. Брат Альдо вытер испарину со лба. - У волка выпали зубы... У этой штуки - там, вверху! - больше нет снарядов. Правда, упоминается лазер... Ты не знаешь, что это такое? На сей раз пожал плечами Иеро. - Не имею понятия. В Академии я прослушал курс об оружии древних - пушки, ракеты, ядовитые газы, болезни, которыми заражали воду, воздух и животных... Чем они только не воевали! Но про лазер я не помню ничего. - Нештатное вооружение, - продолжал грохотать голос. - Излучатели электромагнитных волн в диапазоне... - Последовал ряд цифр, терминов и кодированных обозначений, не говоривших слушателям ровным счетом ничего. Длинный перечень закончился фразой: - Монтаж излучателей продолжается. - Этот сателлит пробудили и теперь ведут на нем какую-то работу, - пояснил эливенер. - Неважная новость, сын мой! - Спроси: кто пробудил? - прошептал священник. Сердце его сжималось в тревоге, к горлу подступал ледяной комок. Ответ был для них непонятным - снова буквы и числа, условные координаты какой-то точки на земной поверхности, откуда "Аргусу" поступали команды и доставлялось на ракетах оборудование. Эти ракеты он называл странно - челноками, словно речь шла об иннейский пирогах, в которых плавают по озерам и рекам. Иеро и брат Альдо так и не смогли понять, являлись ли эти устройства беспилотными или же на них имелся экипаж - равным образом как и то, какие грузы перевозились и какую работу вели на "Аргусе" пробудившие его создания. Но священник уже не испытывал сомнений, что здесь пахнет Нечистым. Наконец их механический собеседник рявкнул: - Рапорт завершен! - и после краткой паузы поинтересовался: - Новые команды? Готов к выполнению! Усмехнувшись, эливенер погладил седую бороду и сообщил Иеро: - Он ждет от нас приказов, мой мальчик. Ну, и чего же ты хочешь? - Чтоб эта летающая гробница смерти провалилась в тартарары! Так же, как пещера с машинами, Домом и колдунами Нечистого! - Священник облегченно вздохнул, глядя, как тусклая искорка скользит по ночному небу. - Многие боевые механизмы древних имели систему самоликвидации. Наверное, есть такая и в этом сателлите. Значит... - Хорошая мысль, - согласился брат Альдо. - Лучший способ покончить с делом. Он вступил в переговоры с "Аргусом", о чем-то спрашивая его, выслушивая ответы, мрачнея и спрашивая вновь. Это длилось минут семь или восемь, и священник, покусывая губы, терпеливо слушал диалог двух голосов: теплого, живого и металлического, мертвого. Иногда он ловил знакомое слово - "порт", "пароль" или "челнок", но общий смысл беседы ускользал от него; звуки древнего языка казались непривычно резкими, будто разговор то и дело переходил в ругань. Наконец брат Альдо повернулся к нему и с угрюмым видом произнес: - Боюсь, сынок, мы не сможем взорвать эту штуку. Для этого, видишь ли, нужен особый пароль, известный только древним генералам. Тот, который излучается при нажатии на клавишу, разрешает сателлиту говорить с нами и выполнять наши приказы, однако не все. Пределов нашей власти я так и не выяснил, но ее не хватает, чтоб запустить механизм самоуничтожения. Правда, есть другой способ... не уничтожать, а сделать так, чтобы ракеты, летящие с земли, не могли соединиться с сателлитом. Он, - брат Альдо ткнул пальцем вверх, - называет это блокировкой стыковочных портов. Это не морские порты при гаванях, а что-то вроде особых дверей... я не совсем понял, как они действуют, но приказал, чтобы на них были навешаны замки. - Что ж, если ничего иного нельзя сделать... - Иеро развел руками и надавил клавишу выключения. Экран со звездным небом погас, как и другой, прямоугольный. Они сидели в молчании, глядя на громоздившиеся внизу облака и вспоминая про озарившее их дьявольское пламя. Лицо брата Альдо выглядело усталым, на лбу и у полных губ пролегли морщины, веки отяжелели. "Сколько ему лет? - подумал Иеро. - Наверняка не меньше сотни..." Такой возраст казался священнику почти бессмертием. Если обычный человек может достичь его и сохранить энергию и силу, чего стоят соблазны Нечистого? Все эти обещания власти и вечной жизни... Брат Альдо имел то и другое, не осквернив души союзом с дьяволом. Внезапно он откинулся в пилотском кресле, закрыл глаза и тихо вымолвил: - Не знаю, мой мальчик, верно ли мы поступили, отдав команду этому "Аргусу"... Враг коварен и хитер... Может, сами того не ведая, мы предупреждаем его? - Вздохнув, старик добавил: - Однако сделанного не вернешь! Надеюсь, рука у него не такая длинная, как мысль, и не дотянется до нас. * * * Но эта надежда не оправдалась. Миновал день, и в сумерках дирижабль приземлился на вершине холма, торчавшего над степью как прыщик на коже великана. Верхушка этой возвышенности была плоской, окруженной гранитными глыбами, словно кто-то превратил ее в рукотворное укрепление, воздвигнув по периметру невысокие утесы и завалив проходы между ними камнями помельче. Тут струился ручеек, питавшийся, видимо, подземными водами; он пробивался среди скал и, проложив себе ложе по склону, наполнял довольно большое озеро у подножия холма. У ручья росли травы, а чуть поодаль - большой раскидистый граб, к стволу которого привязали канаты, подтянув гондолу почти к самой земле. Совершив быструю вылазку к озеру, Иеро и Горм возвратились с добычей, крупным гусем, весившим фунтов сорок. При виде его мастер Гимп облизнулся и начал торопливо раскладывать костер. Заночевали путники в гондоле - с приходом темноты с севера надвинулись облака и хлынул сильный дождь. Шорох и шелест водных струй убаюкивал, влажная теплая тьма заползала в кабину сквозь распахнутый люк, тихо журчал ручей, пахло землей, травой, дымом от погасшего костра, и священнику казалось, что он вновь находится в далеких степях иир'ова, Детей Ветра. Он заснул с этой мыслью, но пробудился среди ночи будто от внезапного внутреннего толчка. Не потому ли, что прекратился дождь, и стих усыпляющий монотонный шелест? Нет... Может быть, какая-то опасность витала в воздухе, какой-то зверь взбирался по склону холма? Сомнительно... Слух и быстрый ментальный поиск не говорили ничего. Сигнал от компьютера? Звонок или вспышка лампочки? Но огоньки в пилотской кабине чуть тлели, и оттуда не доносилось ни звука. Внезапно он понял и вскочил на ноги. Предупреждение! Сигнал от Локи, от Нечистого! Не одобрительный, не направляющий, не саркастичный - совсем с другим оттенком! Как обычно, едва заметный, с трудом проникший сквозь многослойную защиту, но совершенно недвусмысленный! Предупреждение! - Вставайте! - крикнул Иеро. - Вставайте! Груз - наружу! Выбрасывайте все, что удастся, и бежим! Он уже швырял сквозь раскрытый люк мешки с запасной одеждой, копья и арбалеты, ящики с продовольствием и стрелами. Брат Альдо и Гимп помогали ему без лишних вопросов. С минуту с кабине слышалось лишь громкое дыхание людей, мягкие шлепки мешков да лязг и звон оружия. "Горм!" - позвал священник. "Я уже на поляне." "Перетаскивай мешки к скалам, прячь в щели. Все, что успеешь! И не приближайся к дирижаблю!" "Понял", - пришел ответ. Внутренние часы Иеро подсказали, что время вышло. - Уходим! - распорядился он, хватая метатель, тяжелую сумку с зарядами и подвернувшуюся под руки корзину. - Брат Альдо, ты - первый! Хватай, что можешь - и к камням! Прячься! Они побежали, инстинктивно пригибаясь и скользя в мокрой траве, отбрасывая груз подальше от дирижабля; луна в разрывах туч да рычание Горма помогали ориентироваться. "Здесь проход среди утесов, - сообщил медведь. - Безопасное место. Но что случилось, друг Иеро?" Трое человек скользнули друг за другом в узкую щель, бросили на землю свою ношу, а затем и сами распластались на каменистом грунте. Здесь было темно, как в желудке у снапера. - Да, мой мальчик, что случилось? - повторил брат Альдо вопрос медведя. - То, чего ты опасался. Враг коварен и хитер, и рука у него такая же длинная, как мысль... Не знаю, как, но он сейчас дотянется до нас. Тонкий синеватый луч пал с неба, заплясал острием клинка в листве граба и по обшивке дирижабля, кромсая их в клочья; с глубоким шумным выдохом "Вашингтон" будто провалился внутрь себя самого, осел и расплющился, накрыв гондолу. Газ, наполнявший его оболочку, был негорючим, пластик корпуса тоже сопротивлялся огню, но дерево уже пылало, разбрасывая огненные искры. Затем синеватая игла нашарила баки с горючим, пламя вспыхнуло с громким хлопком, оранжевый столб взметнулся в воздух, и лицо священника опалило жаром. Он прикрыл глаза ладонью, а когда отвел ее, упавший с неба луч исчез, а на месте дирижабля пылал костер из обломков дерева и пластика. - Все! - Он поднялся, отряхивая куртку. - Теперь остается лишь подойти к огню и поглядеть, что можно спасти из нашего имущества. Капитан Гимп чертыхнулся. - Нас нашел Нечистый? Не так ли, мастер Иеро? - Нашел он нас давно, - откликнулся священник, - а теперь подверг наказанию. Отомстил! Думаю, за излишнюю самонадеянность. - Но как ты... - начал брат Альдо. Иеро резко вздернул голову. - Он расщедрился на предупреждение! Понимаешь, предупредил меня, послав сигнал, проникший сквозь защиту! Не знаю, по какой причине, но он не хочет нашей гибели. - Может быть, не нашей, а твоей? - тихо произнес брат Альдо, но эти слова безответно повисли в воздухе. Священник лишь пожал плечами и направился к разбросанным у пылающего огня мешкам и ящикам. Кто может предвидеть умыслы дьявола? Рука его безотчетно нащупала древний крестик в кармашке перевязи. ГЛАВА 8. СТЕПЬ И ГРАНИЦА. - Дальше они не пойдут, - сказал брат Альдо, поглаживая ноздри вороного скакуна. - И скажу тебе по чести, мой мальчик, я не намерен их гнать и чинить насилие над столь прекрасными животными. Они и так нам изрядно послужили. Иеро, положив руку на приклад свисавшего с плеча метателя, согласно кивнул. В самом деле, кони послужили им лучше некуда - без них пришлось бы бросить большую часть снаряжения и запасов. Да и путешествовать в степных просторах вместе с лошадьми было гораздо безопаснее - не каждый хищник рискнул бы напасть на табун, охраняемый тремя десятками яростных жеребцов. Шесть дней назад они встретили утро у обломков воздушного корабля, затерянные в саванне, что протянулась на все четыре стороны света. Большую часть имущества им удалось спасти; у них было оружие, одежда, пища и даже мешок с пеммиканом, который Горм оттащил к камням в первую очередь. Не было лишь одного - спин, на которые можно взвалить весь этот груз. Проблема, однако, разрешилась. Пока Иеро и мастер Гимп возились у груды вещей, откладывая нужное и соображая, что навьючить на Горма, а что - на собственные плечи, брат Альдо спустился с холма на равнину и вскоре исчез среди высокой, по грудь, травы. В этой степи, где обитали лишь птицы да звери, о нем не приходилось беспокоиться; ментальное искусство эливенеров служило защитой от любого хищника. Их Братство, изучавшее животный мир на протяжении пяти тысячелетий, стало уже такой же частицей природы, как ветер, дождь или солнечный свет, и Иеро не был бы удивлен, если бы родич его принцессы вернулся к холму верхом на полосатой кошке, которую он называл тигром. Но брат Альдо, похоже, рассудил, что тигры в данной ситуации бесполезны и не стоят усилий на их приручение. Солнце еще карабкалось к зениту, когда в степи возникла темная полоса, а почва дрогнула под ударами сотен копыт - и не прошло и четверти часа, как у подножья холма, рядом с озером, появился табун грациозных животных. Струились по ветру хвосты и гривы, пронзительное ржание оглашало воздух, мелькали то белоснежная спина, то золотистый или серый бок, то круп, широкий и темный, как ночь; резвились жеребята, кобылы щипали траву, а жеребцы гордо вскидывали головы и настораживали уши. Как они были прекрасны! Сердце Иеро затрепетало, охваченное древним чувством близости к этим животным, чудесным творениям Господа, которых Он создал в помощь человеку. Но, несомненно, не только затем, чтоб ездить на них, возить грузы или мчаться в бой - эти утилитарные задачи не раскрывали их сути и смысла. Смысл же заключался в том, чтоб любоваться ими, поскольку Бог с безмерной щедростью отпустил им то, чего не хватало лорсам - красоту. Брат Альдо подъехал к спутникам на великолепном коне с черной блестящей шкурой. Казалось, они знают друг друга добрый десяток лет, проведенных в неизменном согласии; эливенер, держась за гриву, сидел свободно, точно на смирном быке кау, а жеребец нес его с плавным неторопливым величием и только пофыркивал на других лошадей, как бы желая предупредить: эта почетная ноша - моя! Видно, он был вожаком - кони расступались, давая ему дорогу. В сотый раз Иеро поразился той власти, которую эливенеры имели над животными; сам он мог бы убить любое из этих созданий или покорить силой, а вот подружиться было б гораздо трудней. - Я заключил союз, дети мои, - произнес брат Альдо, взирая с высокой спины на своих двуногих и четвероного спутников. - Наши новые друзья готовы отправиться к юго-западу и проводить нас до границ саванны. Я даже договорился, что они понесут груз и нас самих - за исключением, конечно, Горма. Он умное и благородное существо, но все же с мохнатой шкурой, клыками и когтями, а лошади таких не любят. Но они согласны потерпеть его присутствие, если он не станет им досаждать и приближаться к жеребятам. - Клянусь клотиком и мачтой!.. - выдохнул пораженный Гимп. - Усмирить этаких зверюг! Почтенный мастер творит чудеса! Если бы перевезти это стадо в Ниану и продать по пятьдесят монет за каждого, отбоя не было б! А доход... - Он оглядел табун, поднял глаза вверх и погрузился в сложные расчеты. "Наш старейший - святой человек", - сообщил Горм, осторожно подкатываясь к вороному и позволяя себя обнюхать. В следующий миг все касавшиеся его условия были нарушены: к медведю подскочил один жеребенок, затем - другой, а следом - целая орда. Волны игривого восторга текли от них к Иеро; улыбаясь, он следил, как Горм притворно рычит на малышей, бросается за ними в погоню, а те кружат рядом с медведем, пихая его мордами в бока и стараясь повалить. Подскакали несколько кобыл, тревожно раздувая ноздри, но вдруг успокоившись, стали щипать траву, не обращая внимания на игравших. Вид у них был такой, будто они не возражают свалить заботы о потомстве на мохнатую няньку. Брат Альдо погладил седую бороду. - Кажется, с Гормом и жеребятами у нас не возникнет проблем. Ну, тогда грузите мешки! Вот этот рыжий конь - для тебя, Иеро, а эта кобылка согласна подставить спину мастеру Гимпу... Те трое понесут имущество. Грузите его, и в путь! Путь занял шесть суток, и за это время Иеро дважды слышал зов, подтверждающий, что они двигаются в нужном направлении. Степь изо дня в день менялась; холмы и высокие деревья постепенно исчезали, травы становились ниже и жестче, мелели ручьи и водоемы, воздух казался суше - видимо, летом этот район превращался в полупустыню с выгоревшей растительностью и без источников воды. Но сейчас была весна, и среди изумрудных травяных стеблей пестрело множество цветов - алые маки, лазуритовые васильки и огромные желтые одуванчики. Тут и там паслись стада быков и антилоп, иногда попадались горбачи с длинными шеями и на редкость уродливыми мордами, кабаны и огромные птицы, от которых табун старался держаться подальше. Вероятно, среди копытных соблюдалась четкая иерархия, касавшаяся водопоев, пастбищ и того, кто кому обязан уступать дорогу; первыми шли быки - большие, косматые с трехфутовыми острыми рогами, затем - горбачи, чьи копыта и мощные ноги давали весомое преимущество в драке, а уж затем - лошади и антилопы. Птицы держались особняком; как заметил Иеро, они не проявляли интереса к траве, листьям и плодам, а выискивали мелких животных, степных зайцев, тушканчиков и крыс. Время от времени за табуном увязывались хищники, не столь крупные, как волки, и похожие на рыжих гладкошерстных псов. Их главным оружием была настырность; они могли преследовать стадо часами, разражаясь иногда дикими воплями, напоминавшими хохот обезумевшего человека. Цель погони была для Иеро неясной - ведь эти твари не могли догнать и одолеть кобылу или жеребца. Но однажды утром из бамбуковых зарослей прянул большой полосатый тигр, и рыжие хищники тут же разразились восторженным воем - видимо, они подбирали останки трапез более крупных собратьев. К счастью, метатель был у священника под руками, и тигр остался лежать в траве с разбитым черепом. Грохот выстрела перепугал табун едва ли не больше, чем огромная кошка, и лошади пустились в стремительный галоп; Иеро едва успел вцепиться в гриву своего скакуна и стиснуть его ногами. Удержаться на этом могучем животном без седла и стремян было нелегкой задачей, но в этот раз все обошлось - хотя капитан Гимп потом жаловался, что отбил себе задницу о тощий хребет кобылы. На первый взгляд табун перемещался неторопливо, то и дело останавливаясь, чтоб попастись в сладких травах, однако к вечеру путники одолевали не менее полусотни миль. Для ночевки вороной вожак выбирал ровное место, подальше от холмов и деревьев, дабы ничто не мешало обзору; Иеро и Гимп раскладывали маленький костер из собранных по дороге веток, а брат Альдо пускался в долгие беседы со своим скакуном. Разум лошадей был не столь ясным, как у Клоца, однако превосходил ментальные способности их предков, и старый эливенер ухитрялся получить массу любопытной информации. Как утверждал вороной, летом эта часть степи действительно выгорала, поступая в полное распоряжение горбатых длинношеих животных - они с удовольствием ели сухую траву и могли не пить по трое суток. Другие интересные сведения касались северной окраины равнины, граничившей с лесом и заселенной странными животными - огромными, косматыми, с кольцеобразными бивнями, длинным хоботом и ногами будто живые колонны. Они собирались в небольшие стада, ели траву и ветви и не трогали ни быков, ни лошадей, и даже временами защищали их от белых/длиннозубых/несущих-смерть - так вожак называл гигантских хищников с белоснежной шкурой. Когда костер затухал, и путники укладывались спать, являлся Горм. Пятьдесят миль в день не были для него проблемой, но он не всегда поспевал за лошадьми, а к тому же отвлекался на различные соблазны - дупла, полные прошлогоднего меда, свежие бамбуковые стебли, форелей и лососей, что попадались в каждой речушке и наиболее полноводных ручьях. Обычно он извещал о своем приближении кратким ментальным сигналом, адресованным не Иеро, и не брату Альдо, а лошадям: образ мохнатого медвежонка, который катается в траве среди жеребят. Затем приходила мысль: "Я здесь, друг Иеро, и я сыт"; следом за ней раздавалось тихое сопение, и священник чувствовал, как теплый шершавый язык касается его щеки. На пятый день с запада повеяло морским ветерком, а в полдень шестого запахи соли и влажных водорослей сделались совсем отчетливыми. Но степь, однако, становилась все засушливей, и среди травы начали попадаться проплешины песка. Он был не золотистым и не желтым, а грязновато-серым, и вскоре Иеро определил, что почва здесь хранит слабые следы радиоактивности. Кажется, они приближались к пустыне Смерти, хотя он не мог понять, что явилось целью для древних ракет в этих безлюдных краях. Ни разу они не встретили человеческого следа или развалин поселений, которые тут, несомненно, были - но, вероятно, редкие и небольшие, так что время стерло их до основания, а ветры развеяли прах. Наконец на западе засинело море, трава исчезла, и под копытами лошадей зашелестел песок. Они шли вперед все медленней и неохотней; вороной вожак останавливался через каждую сотню шагов, поворачивал голову к брату Альдо и косился на него укоризненным взглядом, будто говоря: "Неужели ты хочешь, чтоб мы пропали в этих гибельных песках?" Радиация была слабой и, по наблюдениям Иеро, не увеличивалась, однако ее хватало, чтобы отпугнуть животных. Брат Альдо слез с вороного и похлопал его по шелковистой шее. - Пора прощаться, малыш. Спасибо тебе и твоему племени. Иеро и мастер Гимп разгрузили вещи, которых осталось не так много - фляги, пара бурдюков с водой, одежда, метатель, копья и два арбалета с запасом стрел, сумка с картами, зрительной трубой и другими мелочами. Кроме того, у них был небольшой запас сухарей и сушеного мяса, а также полупустой мешок с пеммиканом. Нелегкая ноша для их маленькой экспедиции, но сущий пустяк для трех лошадей. Невольно вздохнув, священник проводил табун взглядом и повернулся к югу. Бесплодная равнина, засыпанная серыми песками, лежала перед ним; где-то далеко за ней маячили горные вершины, а справа, милях в трех-четырех, блистала морская гладь, над которой кружили чайки. Оттуда налетал порывали свежий ветер, гнал редкие облака, умерявшие знойную духоту; солнце хоть и перевалило зенит, но до вечера было еще часов пять. - Я думаю, - произнес брат Альдо, - сегодня нам не стоит трогаться в дорогу. С грузом по такой жаре мы не пройдем и пяти миль. - Согласен, - кивнул мастер Гимп, - но по другой причине. Моим ягодицам нужен отдых после шестидневной тряски на лошадиной спине. До чего же она костлявая! И я, клянусь мачтой, пересчитал все проклятые позвонки от шеи до самого крупа! - Мы заночуем здесь, - кивнул Иеро, - а дальше пойдем вдоль морского берега. Там прохладнее, и, наверное, есть сухие водоросли для костров. Но прежде... - Он поглядел на чаек, метавшихся над морем, и довольно усмехнулся. - Прежде я попробую разведать путь, взглянув на него чужими глазами. Запасы воды у нас небольшие, и мне хотелось бы знать, где и когда мы набредем на ручей или речку. С этими словами он сбросил с плеча метатель и сумку с зарядами, уселся, скрестив ноги, на песок, и закрыл глаза. Искусство дальновидения было одним из самых сильных его талантов, и за два последних года он усовершенствовал свое мастерство - теперь он мог не только увидеть местность глазами птицы, но и отдать ей приказ двигаться в нужную сторону. Это было непростой задачей, лишь внешне похожей на управление человеческим существом. В последнем случае Иеро подчинял себе разум и слух, зрение, обоняние и мышцы - словом, превращался в кукловода, который дергает нужные ниточки, но с птицей этот способ не годился. Он был человеком, а значит, мог делать с полной уверенностью то, что человеку привычно - идти или бежать, сесть или прыгнуть, лечь или метнуть камень. Но рефлексы, необходимые для полета, у него отсутствовали, и попытка управиться с крыльями была бы, скорее всего, фатальной - его пернатый компаньон просто бы рухнул вниз. Памятуя об этом, он осторожно внедрился в сознание чайки. Птица оказалась крупной - не таким гигантом, как хищницы, едва не убившие Лучар, но все же в три-четыре раза больше, чем чайки былых времен. Чайка кружила над морем, высматривая рыбу, а священник убеждал ее, что она сыта, что стоит подняться повыше, полететь к берегу и высмотреть местечко для отдыха. Понемногу это удавалось; синий морской простор, качавшийся под ним, сменился серой полосой песка, прибрежными камнями в плетях бурых водорослей и уже знакомой пустынной равниной. Она была неширока, от пятнадцати до двадцати миль, и за ней вдавался в море большой полуостров, рассеченный надвое горами. Ближняя часть полуострова зеленела лугами и лесами, среди которых сверкал голубой ятаган реки; дальняя была скрыта живописным хребтом, поросшим соснами и кедрами. Пустыня, над которой мчался сейчас крылатый разведчик, казалась с высоты плоской, как стол, если не считать курганов и тонких стройных башенок, тянувшихся цепочкой от морского берега до самых гор. Башни блестели металлом в солнечных лучах, а курганы никак не походили на гряду холмов: все одинаковые, лежащие на равном расстоянии друг от друга и чередующиеся с башенками. Более всего это напоминало оборонные сооружения, но довольно странные - ни патрулей, ни часовых, ни воинов на башнях Иеро не разглядел. Широкая песчаная полоса меж полуостровом и степью была безлюдной, и в ней не замечалось никакого движения - лишь ветер иногда вздымал песок, закручивая его небольшими серыми смерчами. Он направил птицу поближе к одной из башен, и тут же почувствовал ее сопротивление. Чайка не хотела туда лететь! Ее не соблазняли ни видение озера, полного серебристой форели, ни отмель с моллюсками, чья плоть соблазнительно розовела в приоткрытых раковинах, ни прочие миражи, внушаемые священником. Пришлось вообразить, что сверху нависает огромный орел с растопыренными когтистыми лапами, и что башня - скала со спасительной узкой расщелиной, куда пернатому хищнику не забраться. Пронзительно вскрикнув, чайка ринулась вперед, и Иеро увидел на мгновение далекую бухту за лесом или возможно, садом, краешек белокаменного здания и широкие ступени; затем панорама сместилась, внизу побежали серые пески с торчавшей из них металлической иглой и двумя курганами по обе стороны. Внезапно что-то блеснуло, страшный удар ослепил Иеро, обжег болью. Чайка умерла. Он разлепил веки и потер плечо, изгоняя гнездившуюся там боль. Гимп и брат Альдо глядели на него с тревогой. - Это, - Иеро повел рукой в сторону пустыни, - защитная полоса. Зверей и птиц отпугивает радиация, а кроме того от моря до гор протянулись заставы. Башни и конические холмы, похожие на иннейские вигви, только очень большие, ярдов двадцать в поперечнике... Стражи нет, но птицу, посланную к одной из башен, убили. Чем-то вроде огненной стрелы, похожей на молнию из пушек адептов Нечистого... Но я уверен, что на башне никого не было, и что там нет бойниц, сквозь которые можно выстрелить. Похоже, башня сама метнула эту стрелу! - Выходит, мы добрались до места, - произнес после недолгой паузы эливенер. - Выходит, - подтвердил Иеро, глядя, как мастер Гимп пристраивает на мешке с одеждой арбалет. Лицо капитана было хмурым и сосредоточенным; он явно готовился к соревнованию в стрельбе с Нечистым. Священник поднялся и, вытащив из сумки подзорную трубу, направил ее на горизонт. Теперь, когда он знал, что именно искать, курганы и башни нашлись без труда; первые были словно холмики на засыпанной песком равнине, вторые - как тонкие серебристые иглы, почти сливавшиеся с небесной синевой. Расстояние до этой оборонительной линии составляло милю с небольшим. - Взгляни, отец мой, там и там, - протянув трубу эливенеру, Иеро показал примерное направление. - И ты тоже полюбопытствуй, мастер Гимп, и скажи, что это тебе напоминает? Капитан хмыкнул, принимая трубу из рук брата Альдо, приложил ее к глазу, потом пробормотал: - Эти башни тонкие, как мачты, и человеку в них не забраться... во всяком случае, человеку моей комплекции... Наружных лестниц я не вижу, канатов тоже нет, и если башня стреляет сама, так это сущее колдовство! А что до холмиков, то они похожи на кучи мусора. Очень аккуратные кучи... вроде бы из бревен, камней и всякого хлама... что-то и правда напоминают... - Огромные муравейники, - подсказал брат Альдо и повернулся к священнику. - Больше ты ничего не видел, сын мой? - За песками - леса и горы, - отозвался Иеро, - и, кажется, есть дома... или один дом... не могу сказать в точности. Но это не крепость. Не замок, который я видел на Мануне, и на другие постройки слуг Нечистого он тоже не похож. Скорее... - Да? - Что-то вроде королевского дворца в Д'Алви. Белый камень, просторная лестница и зелень вокруг... Впрочем, я могу ошибаться. В молчании они выкопали яму в песке, разложили крохотный костер из запасенного по дороге хвороста, сухого и почти бездымного, обжарили мясо на кончиках ножей, съели его с сухарями и запили водой. Молчание не было полным - Иеро рассказывал Горму об увиденном, но комментарии медведя были краткими. "Если злой, который зовет тебя, - заметил он, - хочет, чтоб ты до него добрался, он не перепутает нас с птицами и не сожжет." Спустились сумерки. С моря надвинулись тучи, закрыв тусклый бледный месяц и мерцающие звезды; лишь пламя маленького костра, незаметного с пяти шагов, соперничало с темнотой. Медведь дремал, подставив огню мохнатый бок, мастер Гимп и брат Альдо молчали, но Иеро догадывался, о чем они думают. Он сам размышлял о том же: как пробраться в обитель Нечистого мимо охранных башен и что, собственно, делать дальше. Он послан сюда Советом Аббатств и отцом Демеро на разведку, и часть его миссии уже исполнена: он посетил святые места и обнаружил, где затаился Нечистый. Возможно, этого хватило, если бы он мог вернуться в Канду столь же быстро, как долетел сюда, в далекую азиатскую степь; отцы Церкви обсудили бы принесенные им вести и приняли решение. Скажем, такое: послать воинов и священников-телепатов на дирижабле или отправить на кораблях целую армию, два или три легиона Стражей Границ. Но "Вашингтон" погиб, и Иеро ясно представлял, что дорога домой займет не один месяц. Скорее всего, придется идти на восток, до самого побережья Великого океана, где живут желтокожие люди - те, что отправили некогда парусник в Ванк, тот самый корабль, что был уничтожен проклятыми лемутами... Чтобы добраться до этого племени, нужно пройти три с половиной тысячи миль, потом убедить их правителей в необходимости нового плавания и пересечь океан... Непростая задача! И долгая! В лучшем случае он окажется в Саске через восемь-девять месяцев, а то и через год! Что случится за это время? Какими силами овладеет Нечистый? Ведь ему уже повинуется рукотворная звезда, летящая в небе, за границами атмосферы... звезда, которая может бросать на землю молнии с фантастической точностью! Нет, решил священник, он не может уйти из этого места, так ничего и не выяснив. Это было бы трусливым бегством, недостойным воина-киллмена и заклинателя! Он не мог бы ни оправдаться в таком поступке перед собственной совестью, ни рассказать о нем отцу Демеро, Лучар и сыну, которого она ждет... Он должен остаться здесь, узнать побольше, и если придется, вступить в борьбу с Нечистым... Сразиться с ним, даже если такая битва означает гибель! Е г о гибель, но не смерть спутников. Они в любом случае должны вернуться в Канду и сообщить о случившемся. Поведать об острове Асл и затопленном Вечном Городе, о дельфах и Святой Земле, окутанной прахом, о людях и оборотнях, обитающих в Моске, о пещере с крохотными тварями, способными превратиться в любое животное и даже в человека... Обо всех чудесах и диковинах, которые встретились им на долгом пути! Ничего не должно пропасть, ни единая капля новых знаний... даже если он погибнет... Это предположение на миг омрачило Иеро - не потому, что он боялся умереть, но мысль, что он не вернется на родину, не увидит Лучар и свое дитя, казалась нестерпимой. Нахмурившись и укоряя себя за слабость, священник поднял голову, оглядел сидевшего напротив Гимпа, повернулся к старому эливенеру и сказал: - Наверное, все мы сейчас прикидываем план дальнейших действий, и я полагаю, что лучше бы нам разделиться. Я проберусь в обитель Нечистого, вы спрячетесь на морском берегу и будете ждать. Положим, десять или двенадцать дней... Когда этот срок минует, найдите новый табун лошадей и двигайтесь на восток, в страну желтокожих. Это самый разумный выход, отец мой. Все яйца не кладут в одну корзину - тем более, что рядом с нею вертится лиса. - Не нравится мне эта идея, сынок. Разумом я готов ее принять, но сердцем... - Брат Альдо сокрушенно покачал головой. Мастер Гимп стукнул по колену увесистым кулаком. - Мне тоже не нравится, будь я проклят! Конечно, пер Иеро, ты великий воин, искушенный вдобавок в магических фокусах, но даже у лучшего из бойцов всего лишь две руки. А еще - спина! Кто будет прикрывать твою спину, а заодно - и задницу? Мы, и только мы! Один медведь, один мудрец и один морской краб с крепкими клешнями! - Он вытянул мощную волосатую руку. - Или мы вместе погибнем, или... - Спокойнее, почтенный мастер, спокойнее, - прервал капитана брат Альдо. - Конечно, мы дороги перу Иеро, но в данном случае он заботится не о наших жизнях. Вернее, и о них тоже, но во вторую очередь. а в первую - о том, что мы увидели и узнали. Проще сказать, не о твоей голове, Гимп, а о ее содержимом. Физиономия капитана вдруг исказилась в гневной гримасе. Он сидел напротив Иеро, за ямой, в которой дотлевал костер, и отблески огня меняли его лицо странным, непонятным образом. Тени и морщины словно углубились, полные щеки стали суше, нос заострился, а лоб как бы раздался вверх и в стороны, нависнув над глубокими темными глазницами. Гимп снова вытянул руку и стиснул пальцы, будто пытаясь схватить пустоту или нечто нависшее над костром; губы его шевельнулись, но из горла вырвался лишь яростный хрип. - Что это с ним? - произнес Иеро, вставая. Обеспокоенный эливенер тоже вскочил на ноги. - Напоминает мозговой удар... Никогда б не поверил, что с Гимпом случится такое! Он крепок, как бык кау! - Брат Альдо ринулся к мешку, в котором хранились целебные снадобья. - Сейчас я поищу что-нибудь успокоительное, а ты прощупай его разум. Может быть, внезапный спазм сосуда... мозг в таких случаях отключается... Жутко хрипя, хватая воздух ртом, Гимп повалился на бок. Лицо его побагровело, но щеки тут же запали и начали бледнеть; он по-прежнему сжимал кулаки и двигал ими так, словно пытался ударить кого-то невидимого, неощутимого. Казалось, он сражается с тенью, но где находился его призрачный противник? В налетевшем порыве ветра, в клубе дыма, в песчаном смерче или в нем самом? Мощным усилием Иеро разрушил свой ментальный барьер, даривший безопасность, но делавший его почти слепым. Мысль его метнулась к Гимпу, мозг которого напоминал клокочущий вулкан; прочная твердь - разум капитана - таяла и содрогалась под напором огненной лавы, раскаленных газов и кипящих вод. То был припадок яростного умоисступления, но причина его заключалась не в дефекте кровеносных сосудов или другой внезапной болезни, а в борьбе, в сражении, что вели меж собою две силы, внутренняя и внешняя. Внешняя побеждала, и священник с ужасом видел, как лицо Гимпа меняется, приобретая знакомые черты: широкий лоб, крючковатый нос с четко вырезанными ноздрями, глубоко запавшие глазные впадины, тонкие, кривящиеся в насмешливой ухмылке губы. Перед ним был Нечистый! В том же облике, что являлся ему в плоти Дома и оборотня! Он ощущал, как крепнет ментальная нить, соединявшая разум его товарища с неким источником силы, таившимся где-то за песками, ветрами и тьмой, за башнями и курганами, что стерегли безмолвную пустыню. Этот канал становился все шире и мощнее, но вместе с ним рос и укреплялся гнев - холодный, тяжкий, готовый прянуть из разума Иеро неотразимой ментальной стрелой. Подскочил брат Альдо - с мягкой тканью и небольшими стеклянными флаконами; от них тянуло резким свежим ароматом. - Подержи Гимпа, сын мой! Я разотру ему виски, а потом заставлю проглотить вот это зелье... Надеюсь, оно подействует. - Нет, - пробормотал Иеро сквозь зубы. - Это не болезнь, это ментальная атака, и тут лекарства не помогут. - Челюсти его свело от страшного мысленного усилия, но он заставил себя говорить. - Нечистый овладевает Гимпом. Я постараюсь рассечь канал, и если это удастся, ты прикроешь нас щитом. Плотным и прочным, как броня снапера! Эливенер кивнул и, присев, положил голову капитана к себе на колени и обхватил его за плечи. Тело несчастного сотрясали конвульсии, но лицо было уже спокойным. Чужое лицо, лишь отдаленно напоминавшее мастера Гимпа. - Эта тварь, что хочет вселиться в него, способна менять облик своих жертв, - с полным самообладанием произнес брат Альдо. - Психическая трансформация сопровождается телесной... Никогда бы не подумал, что такое возможно! - Он наклонился, заглянул в темные мрачные глаза существа, завладевшего чужим разумом, и пробормотал: - Держись, сынок! Мы тебя не отдадим! Пружина мысленного арбалета все туже скручивалась в сознании Иеро. Виток гнева, виток презрения, виток ненависти... Он воззвал к Богу и приготовился метнуть незримую стрелу. Рот Гимпа раскрылся, и странный хриплый звук сорвался с губ. - Хрр... Твой приятель упрям, но я... хрр... заставлю его подчиниться... Слушай... хрр... Ты должен... - Я знаю, что я должен и чего не должен, - с холодным бешенством произнес священник. Стрела сорвалась, рассекла ментальную нить и тут же обернулась пламенем, яростным целительным пожаром, что выжигало следы чужого присутствия в разуме Гимпа. Одновременно путников накрыл ментальный щит, отгородившей их от злобной воли, что бушевала за его пределами. Барьер за барьером воздвигались братом Альдо с той же легкостью, с какой эливенер повелевал животными; невидимый колпак был прочен, но Иеро добавил к нему еще одну стену, ибо ни он, ни Альдо не представляли, какая сила им противостоит. Затем он выскользнул из сознания капитана, сел и вытер пот со лба. Гимп снова был Гимпом; щеки его еще багровели от прилившей крови, однако знакомые черты и шумное, но не хриплое дыхание доказывали, что Нечистый побежден и изгнан. Горм, застывший на земле во время недолгой схватки, коснулся разума Иеро. "Пожалуй, этой ночью мне лучше бодрствовать, - сообщил он, поднявшись и ковыляя в темноту. - Поброжу здесь и там, понюхаю, чем пахнет воздух, послушаю, что принесет ветер. Не беспокойся обо мне, друг Иеро, я буду осторожен." Брат Альдо поил Гимпа каким-то снадобьем, осторожно вливая жидкость капитану в рот. - Дам ему успокоительное... Он должен выспаться после такой встряски. Я знаю, вино ему больше по вкусу, но наш запас исчерпан, и к тому после моих бальзамов не болит голова. Завтра он будет таким же крепким и подвижным, как обычно. Но нам придется охранять его от Нечистого! - Эта тварь настигла самого слабого из нас, - произнес Иеро, слушая, как дыхание капитана становится размеренным и спокойным. - Мы, трое, телепаты, и наши разумы защищены, поэтому он выбрал Гимпа. Кажется, он пожелал что-то мне сказать. То ли поиздеваться, то ли намекнуть, какая дорога ведет к его логову. - Мы отбили его атаку, - заметил брат Альдо, собирая свои флаконы, - ментальную атаку, мальчик мой, но он может придумать что-то еще. Поставленный нами барьер охраняет от злобных мыслей, но не от копий и мечей. Иеро кивнул и, придвинув поближе метатель, склонился над сумкой, пересчитывая заряды. Потом он поднял голову и встретил взгляд брата Альдо. Соединив свои души и сердца, они долго смотрели друг на друга, черпая поддержку в борьбе со страхом и тревогой. * * * Сигнал от Горма пришел в самое темное время, часа в два пополуночи. "Вставай, друг Иеро! Они идут!" "Кто и откуда?" - отозвался священник, стремительно поднимаясь. Метатель застыл в его руках, над левым плечом темнела рукоять клинка, над правым - ложе арбалета. "Кто - не могу разобрать, они прикрыты щитами. Идут от ближнего кургана. Быстрей, чем ходит человек, но медленнее, чем скачут лошади." Значит, будут здесь минут через восемь-десять, подумал Иеро и приказал: "Прячься! Что бы ни случилось с нами, ты должен быть свободен." От медведя пришла не мысль, оформленная словами, а чувство тревоги за друзей, смешанное с уверенностью, что его не найдут. Вряд ли Нечистый мог подслушать эти ментальные переговоры - они пользовались слишком необычной частотой, неведомой птицам и животным, рыбам, змеям, ящерам - и, разумеется, человеку. За всеми этими сигналами живых существ лежала область фона, который создавался излучениями насекомых; когда-то, в день пленения на Мануне, Иеро открыл, как пользоваться этой областью для передачи связных сообщений. Это была его военная тайна, но кроме нее он не имел никакий преимуществ: создания, что приближались к лагерю, были надежно защищены. Чем-то похожим на приборы адептов Нечистого, которые он видел прежде; ему казалось, что скрывающий их ментальный колпак носит скорее искусственный, а не природный характер. Но этот щит работал превосходно, и священник даже не мог сказать, сколько врагов явится из ночного мрака. Не один и не сотня, это было понятно, но между десятком и четырьмя дюжинами была большая разница. Брат Альдо тоже поднялся и стоял сейчас около храпящего Гимпа, напряженно всматриваясь в темноту. - Можешь его разбудить? - спросил Иеро. - Могу, но это займет время, - отозвался эливенер. - Времени у нас нет. Постарайся оттащить его от костра. Иеро бросил пару сухих веток на тлеющие угли и отступил в сторону, в тень. Подумав, он положил заряженный метатель на землю и снял с плеча арбалет. Метатель, самое мощное его оружие, останется напоследок; удачный выстрел мог уложить сразу нескольких врагов. Он ждал. Над засыпанной песком пустыней шелестели порывы ветра, и вскоре к ним начали примешиваться шорох и странные скрипы, напоминавшие звук трущихся друг о друга рассохшихся деревяшек. Ментальный щит над лагерем исчез, и Иеро почувствовал, как мысль брата Альдо ринулась к северу, к степям, заросшим сочной травой, где паслись могучие быки и быстрые кони. Стадо быков было б сейчас кстати, мелькнула мысль; да и пара огромных кошек тоже пригодилась бы. - Очень далеко, - вымолвил за его спиной брат Альдо. - Ни одно из животных, способных сражаться, не услышит моего призыва. На берегу спят чайки, не очень много, с десяток. Позвать их? - Не стоит. - Я тоже так думаю, - со вздохом откликнулся эливенер. - К чему губить невинных птиц? Высокая тень мелькнула за костром, Иеро вскинул арбалет, выстрелил и тут же перезарядил оружие. Тень исчезла, но он был уверен, что не промахнулся: стрела ударила во что-то прочное - может быть, в доспех - и пробила его с ясно различимым треском. Но нападавший не отозвался ни воплем, ни вскриком, будто убитый наповал. Шорох и скрипы раздавались теперь со всех сторон, а кроме того появился запах, едкий и неприятный, как от разлитой кислоты. В горле Иеро першило. - Слева и сзади, - спокойным голосом произнес брат Альдо. Быстро повернувшись, священник послал стрелу в смутный расплывчатый силуэт. Снова треск и мертвое безмолвие. Кажется, эти существа, кем бы они ни были, предпочитали умирать без стонов. Немые? - мелькнула мысль. Одновременно Иеро поразил третью тень. Но это не остановило нападавших. Скрипы и шорохи их движений слышались теперь совсем близко, и священник уже не сомневался, что имеет дело с какой-то новой породой лемутов, с тварями, не ведавшими страха, и равнодушными к жизни и смерти. Если б он мог изучить этих существ! Узнать их сильные и слабые стороны, их пристрастия и страхи! Но времени на это не оставалось. Мысль брата Альдо достигла его сознания. "Они слишком хорошо защищены, сынок. Я не могу уловить их ментальных излучений и почти ничего не вижу в этом мраке. Но клянусь Одиннадцатой Заповедью, это не теплокровные существа!" "Люди-ящеры? Похожие на глитов?" - отозвался Иеро, напряженно всматриваясь в темноту. "Нет. Что-то иное", ответил эливенер и замолчал. Едкий запах усилился, от него начала кружиться голова. Ветки, прогоравшие в костре, вдруг вспыхнули, брызнув фейерверком искр, и священник увидел, что тьма в одном месте сгущается, будто там находилось пять или шесть готовых к нападению созданий. Отбросив арбалет, он быстро поднял метатель и нажал на спусковой крючок. Грохот выстрела раскатился над безмолвной пустыней, и яркая вспышка высветила на миг черные фигуры с сегментированными телами, гибкие конечности, огромные выпуклые глаза и торчавшие под ними жвалы. Жуки? Нет, скорее муравьи, подумал Иеро, выхватывая клинок. Где-то рядом вскрикнул брат Альдо, запах стал нестерпимым, и священник, развернувшись, со всего маха рубанул мечом. Казалось, лезвие прошло насквозь через тонкую, но прочную доску; он выдернул его с трудом и нанес новый удар, почти не сознавая, куда метит и кого бьет. Он терял сознание от плывшей в воздухе едкой вони; каждый вдох обжигал гортань и легкие, будто в них впивались тысячи иголок. Чьи-то жесткие конечности обхватили его, вырвали меч, спеленали, будто шуршащие прочные канаты, стиснули клещами. Падая в пропасть беспамятства, он вспомнил о Горме, послав ему прощальную весть, затем подумал о Лучар. Увидит ли он ее? Свою любимую принцессу и их ребенка? Мысль оборвалась, и мрак сомкнулся над ним. ГЛАВА 9. ТЕОН Свежий бодрящий воздух, ласкающее тепло, ощущение мягкости... Ни тяжких цепей, ни рева адского пламени, ни ментальной иглы, пронзающей мозг... Тишина. Однако не гнетущее безмолвие склепа - откуда-то издалека слышались птичий щебет, шелест листьев и плеск воды, будто бы падавшей тонкими струями в озеро. Иеро осторожно открыл глаза и осмотрелся. Он был раздет, и потоки теплого воздуха, струившиеся сверху, приятно ласкали нагое тело. Ложе под ним казазось широким и мягким, а комната - просторной: квадратное помещение футов тридцати в поперечнике, с белыми стенами, высоким потолком и полированной дубовой дверью. Дверь была справа, а слева, за шестью колоннами с полукруглыми арками, открывался вид на внутренний дворик с увитой зеленью беседкой в одном углу и серебристой ивой - в другом. Между беседкой и деревом лежал пруд, края которого были облицованы гладким серо-зеленоватым мрамором; посередине находилось какое-то устройство, выбрасывающее в воздух прозрачные струйки воды. Чуть повернув голову, он разглядел во дворике усыпанные алыми цветами кусты, каменные скамейки на фигурных ножках, похожих на львиные лапы, и колоннаду с арками - видимо, проходами в другие помещения. Непохоже на ад, где правит Нечистый, подумал священник. Ни на ад, ни на темницы и подземелья Мануна, чьи стены пропитаны кровью и страданием... Ментальное чувство подсказывало, что во дворике нет никого, кроме певчих птиц и насекомых, но справа, за дверью, ощущалось чье-то присутствие. Не животное, не лемут, скорее всего человек... Разум его был открытым, но Иеро, подозревая ловушку, не торопился нырнуть в пропасть чужого сознания. Вместо того он попробовал связаться с братом Альдо и Гормом, но старый эливенер не откликнулся, а медведь был слишком далеко, милях в тридцати, если не больше. Слабые сигналы доходили, но понять их смысл Иеро не мог. Он восстановил свою ментальную защиту, потом сел, спустив ноги с мягкого низкого ложа. Теперь вся обстановка комнаты была перед ним: круглый стол и два кресла из такого же мореного дуба, что и дверь; высокий серебряный светильник в виде древесного ствола с хрустальными цветами-лампионами; еще один столик - маленький, резной, с кувшином и парой кубков на подносе; на полу - огромный серо-голубоватый ковер, на стене - необычное украшение: занавес из блестящих стеклянных шариков, за которым, в просторной нише, розовела мраморная ванна и сверкали золотистые рукоятки кранов. Хоть комната выглядела полупустой, роскошь и изящество ее обстановки поразили священника; каждый предмет, начиная с кубков и кончая креслами, казался произведением искусства, выполненным с великим мастерством и тщанием. Такого он не видел ни в королевском дворце, ни у вельмож в Д'Алви, ни у себя на родине; впрочем, Республика пренебрегала роскошью в пользу разумного аскетизма. Однако главным поводом для изумления был дальний угол комнаты, где аккуратно сложили мешок с запасной одеждой, и другой мешок, с картами, зрительной трубой, шкатулкой с лекарствами и прочими мелочами, а также оружие: два копья, два арбалета, стрелы к ним, мечи и ножи, метатель и сумку с зарядами. Тут было все, даже фляги и посох брата Альдо, все, кроме продовольствия; вероятно, кто-то решил, что пеммикан, сушеное мясо и сухари больше не понадобятся пленнику. Но пленник ли он? Иеро поднялся, бесшумным волчьим шагом пересек комнату и убедился, что не стал жертвой галлюцинации: в одном из кресел была разложена его одежда, а рядом стояли сапоги. То и дело бросая взгляды на дверь, он начал одеваться и тут же обнаружил под тщательно вычищенной курткой свой медальон и мешочек с магическим кристаллом и Сорока Символами. Вытряхнув на ладонь знак Книги, священник несколько секунд разглядывал его, соображая, не значит ли этот роскошный покой, что он удостоился Божьей помощи и угодил не в пасть Нечистого, а в чертоги премудрого Творца. Затем с горькой усмешкой бросил фигурку в мешок. Не стоило себя обманывать; если бы он находился сейчас в руке Господней, то Гимп и старый эливенер были бы, конечно, с ним. Когда он надел перевязь с коротким тяжелым мечом, дверь приоткрылась. Иеро резко обернулся, стиснув пальцами рукоять клинка, и окаменел. Вошедший человек был высоким и худощавым, с бледным лицом и безволосым черепом; крючковатый нос, узкие губы и глубоко посаженные темные глаза не оставляли сомнений в том, кто он такой. Черты, которые не раз являлись священнику, лицо, которое он не забудет до смерти! Впрочем, весьма вероятно, его обладатель и был смертью, гибелью для Иеро, предвестником телесных и душевных мук. Он перекрестился и, охваченный своими страхами, не сразу заметил, что посетитель выглядит как-то странно. Странной казалась цифра девять, выжженная над его левой бровью, и странным было выражение лица - не торжествующее, а скорее униженное; никаких следов триумфа, губы не кривятся в язвительной усмешке, глаза не пылают адским огнем. Жесты и движения плавные, а наклон головы и изгиб спины выражают готовность к поклону. Крючконосый в самом деле поклонился, почтительно и глубоко. Голос его был сильным, звучным и говорил он на торговом жаргоне батви почти без акцента. - Приветствую господина в Кентау. Чего желает господин? Иеро молча разглядывал крючконосого, поглаживая рукоять клинка. Господин? Кажется, его назвали господином? Что это, издевка? Однако вошедший в комнату человек застыл в поклоне, не поднимая головы. - Кто ты такой? Локи? - выдавил наконец священник, чувствуя, как по спине струится холодный пот. - Нет, господин. Деус Локи - великий властитель, а я - всего лишь его копия. Правда, самая совершенная и информированная из всех сохранившихся, и потому меня приставили к тебе. Теон оказывает честь гостю, - он снова поклонился. - Копия? Не понимаю... Что это значит? Кто такой Теон? И как тебя зовут? Отвечай! Веки крючконосого опустились, прикрыв темные глаза. - Я здесь, мой господин, чтобы отвечать на все твои вопросы. Теон - четыре повелителя, которых ты вскоре увидишь и, если будет на то их воля, сможешь с ними поговорить. Они - владыки над этой землей с древним именем Кентау, и над всем миром, над его океанами и континентами, морями и островами. Ты, быть может, этого не знал, но скоро узнаешь. - В тоне говорившего впервые проскользнула чуть заметная насмешка. - Владыки мира живут вечно, выращивая новые тела и создавая слуг из собственной плоти. Это называется клонированием, господин. Я - копия-клон великого Локи и несу частицу его индивидуальности. За минувшие столетия деус Локи создал девять своих совершенных копий и уничтожил восемь из них - по разным причинам, которых не стоит сейчас касаться. Я - Девятый! - он ткнул пальцем в знаки на лбу. - Так меня и называй! - Девятый... - ошеломленно пробормотал Иеро. Человек? Дьявол? Или прислужник дьявола? Он коснулся медальона, разглядывая крючконосого со смесью жалости и омерзения. Все-таки человек или подобие человека... Клон! Слово было незнакомым, но его овеществленный результат сейчас находился перед ним. Создание, выращенное из частицы плоти Локи, вместившее некую долю его индивидуальности... Какую же именно? Может, этот Девятый все-таки лемут в человеческом обличье? Был лишь один способ проверить. Стиснув свой медальон с изображением креста и меча, Иеро раздвинул ментальную стену, что охраняла его разум, и коснулся сознания крючконосого. Он сделал это с той виртуозной легкостью и тонкостью, с какой крохотная капля влаги просачивается в песок, неощутимо и незаметно даже для опытного телепата. Девятый, однако, вздрогнул и поднял руку ко лбу. - Разумы слуг открыты для властителей, мой господин, но ты еще не член Теона. Может быть, ты им никогда не станешь. - Скорее всего, нет, - согласился Иеро, отдергивая свой ментальный щуп. Девятый был несомненно человеком, но в нем не ощущалось грозной силы Локи; видимо, хозяин не делился со своими слугами ментальной мощью. Но его способность одушевлять их казалась священнику чудесным непостижимым искусством, которым не владели самые лучшие из телепатов Аббатств. Во всяком случае, он никогда не слышал о подобных опытах, и видимо их никогда не проводили - ведь факт такого одушевления граничил бы с кощунством. Как и отцы Кандианской Церкви Иеро был уверен, что только Бог способен вдохнуть в человека душу и одарить его индивидуальностью. Однако Девятый утверждал, что Локи - или загадочный Теон - тоже владеют священным таинством, и это открытие повергло Иеро в шок. Но здравый смысл подсказывал ему, что сейчас не время и не место разбираться с теологическими проблемами. Он выпрямился, посмотрел на Девятого, и тот, согнувшись еще ниже, молвил: - Может быть, ты нуждаешься в еде и питье? Только прикажи, мой господин. Тут все к твоим услугам. Сквозь широкие арки дворика священник бросил взгляд на небо. Солнце клонилось к закату, и это значило, что он провел в беспамятстве как минимум две трети суток. Однако ни есть, ни пить ему не хотелось; нервное возбуждение глушило телесные потребности, и к тому же он не желал вкушать пищу в логове Нечистого. Во всяком случае, до тех пор, пока не узнает о его намерениях. - Если ты не голоден, я провожу тебя в Зал Собраний Теона, - произнес крючконосый. - Владыки ждут тебя. Он распахнул перед Иеро дверь, затем прошел вперед, показывая дорогу. Зал за дверью был огромен и обставлен с большой пышностью: гранитный камин с узорчатой решеткой, кресла, столы и шкафы из черного дерева, обтянутые кожей диваны, светильники из хрусталя и бронзы на стенах и темных тонов ковры. За ним тянулась анфилада столь же роскошных помещений, чье назначение было загадкой для Иеро; возможно, в каких-то из них свершались обычные трапезы, в других - приемы и пиры, третьи служили для совещаний либо уединенных раздумий. Этот дом - или, вернее, дворец - поражал не только пышностью и количеством комнат, но и разнообразием их отделки: стены были мраморными, или покрытыми деревянными панелями, или задрапированными тканью; полы украшены мозаикой либо устланы коврами, в которых тонула ступня; потолки - то плоские, то сводчатые, расписанные звездами, странными пейзажами или орнаментом из цветов, ветвей и листьев. Но самым поразительным были слуги, которых встретилось не меньше двух десятков: все - на одно лицо, точная копия Девятого и повелителя Локи. Заметив, что Иеро глядит на них с удивлением, его провожатый пренебрежительно махнул рукой. - Низшие твари, мой господин, с четырехзначными номерами... Деус Локи передал им крохотную частицу своей сущности - ровно столько, чтобы они могли прибираться в саду и в комнатах, заботиться об одеяниях владык и подавать на стол. В этом их жизнь, и срок ее - не больше пятнадцати лет. - Я видел и других созданий с одинаковыми лицами, - молвил Иеро. - Невысокие, с голубоватой кожей... Они плыли на корабле, и возраст их был невелик для опытных мореходов. - Клоны деуса Нергала, транспортная служба, - отозвался Девятый без особого почтения. - Не удивляйся их малым годам, мой господин. Клоны творятся в биологических лабораториях во взрослом обличье, а затем поступают в Питомник на обучение, и длится оно от года до пяти лет - смотря по тому, нужны ли владыкам слуги или знающие техники. Копии деуса Нергала живут после Питомника пару десятилетий и все это время плавают по морям. Не тревожься за них; они - умелые моряки. - А сколько живешь ты? - Столько, сколько будет угодно моим владыкам, - сообщил крючконосый, и священник заметил, как по его лицу промелькнула мрачная тень. Вероятно, восемь его предшественников расстались с жизнью не по своей воле, подумалось Иеро, и он решил, что этим вопросом стоит заняться подробнее. Они миновали просторный холл, вышли на террасу и спустились по широкой лестнице в парк. Здесь Иеро остановился и оглядел здание снаружи. Оно оказалось большим, не меньше, чем королевский дворец в Д'Алви или главный собор в Саске; стены из белого мрамора вздымались на высоту трех этажей, по углам плоской кровли торчали четыре изящные башенки, а к парку выходила терраса с колоннадой и лестницей; над ее перилами слева и справа стояли на невысоких пьедесталах гранитные изваяния в полный человеческий рост. При виде их священник вздрогнул. Тут были Волосатые Ревуны, люди-крысы, люди-россомахи и другие лемуты, населявшие его родной материк, и множество других созданий, неведомых ему, но одинаково отвратительных и ужасных. Последними в этой череде мутантов и монстров красовались статуи вербэра и какой-то твари, похожей на гигантского муравья - в ней Иеро узнал подобие своих ночных пленителей. - Воин-мирмид, - раздался за спиной голос Девятого. - Кажется, ты познакомился с ними прошлой ночью, мой господин? Они охраняют землю Кентау и принесли тебя сюда. - Он помолчал и, с заметным колебанием в голосе, добавил: - Мы, клоны владык, не любим мирмидов. Даже те из нас, у кого четырехзначный номер и не слишком много соображения. - Почему? - По той причине, господин, что тела проживших свой срок являются пищей для мирмидов, а провинившихся отдают им живыми. Я постараюсь не заслужить такого наказания и умру легкой смертью... Но все же неприятно смотреть на этих существ. Могила для каждого из нас... Страх за Гимпа и брата Альдо когтями стиснул сердце Иеро. Неужели их скормили этим тварям? С холодной яростью сжав кулаки, он зашептал молитву; нарушая церковный обычай, он клялся именем Господа, что отомстит, и отомстит жестоко. - Что ты делаешь, господин? - раздался за спиной голос Девятого. - Любуюсь этим зданием, - сквозь зубы пробормотал священник. - Любуюсь и гадаю: кому оно принадлежит? Великому Локи? - О, нет! У деуса Локи и трех остальных повелителей есть свои дворцы, а этот предназначен для тебя. Конечно, если ты станешь пятым в Теоне. - И что я должен сделать, чтобы добиться подобной чести? - буркнул Иеро. - Об этом тебе скажут, господин. Священник кивнул, чувствуя, как ненависть и гнев туманят голову. Это было опасно, и он постарался успокоиться, напомнив себе, что все мало-помалу становится на свои места. Зачем-то он нужен Нечистому, и тот готов его купить - за этот дворец, за власть и могущество, обещанные при прошлой встрече. Что он сулил еще? Кажется, бессмертие? Теперь Иеро понимал, что эти посулы не были ложью; череда клонов, новых тел, сменяемых раз за разом, и в самом деле могла обеспечить бесконечно долгое существование. Но как Нечистый добрался до этой тайны? Нахмурившись, он сделал повелительный жест: - Ну, веди... веди к хозяевам, Девятый... Они двинулись по главной аллее, обсаженной большими липами и тянувшейся к морскому берегу. По обе ее стороны расстилался сказочный парк, обрамленный с юга горным хребтом; дорожки, отходившие влево и вправо, вели к фонтанам и цветникам, беседкам и беломраморным павильонам, нагромождению живописных скал с темным зевом пещеры, лужайкам, покрытым низкой густой травой, золотистым зарослям бамбука и пальмовым рощам. Кое-где сверкала серебристая гладь озер и прудов, соединенных извилистыми каналами; переброшенные через них мостики словно парили в теплом воздухе, насыщенном запахами цветов и моря. Иногда цепочка лип прерывалась или отступала, открывая вид на нечто особенное: яркие цветочные куртины и фруктовые сады, холм со строением, увенчанным двумя куполами, просторный луг на фоне гор, где дубы, лавры, кипарисы и магнолии были рассажены словно огромные зеленые букеты, озеро, в котором плавали лиловые и алые кувшинки размером с колесо фургона, и стоявшие в отдалении дворцы. Их было четыре, и проходя мимо самого большого, возведенного в форме пирамиды со срезанной вершиной, Девятый почтительно склонился и произнес: - Обитель деуса Локи, мой господин. А там, правее, участок земли под хрустальным колпаком - видишь, голая почва, песок и камни? Так выглядел Кентау в древние времена. До Смерти в восьмидесяти милях от этих мест лежало поле, откуда стартовали ракетопланы - машины, летавшие выше самых высоких гор; поле уничтожили, и волна радиации докатилась сюда с северо-востока, а с запада подступило море, когда воды его разлились и затопили равнину. Так образовался полуостров, и был он подобен пустоши, которую ты видишь у дворца владыки. Деус оставил этот участок как память о его могуществе и преобразующей силе. С этими словами Девятый распростер руки, будто обнимая чудесный пейзаж с его цветами, деревьями и строениями. - Твой владыка мог бы выбрать место поудачнее и не тратить попусту силы и труды, - заметил Иеро. - Есть земли, которых не коснулась Смерть. - Эта земля подходила более прочих. Что же до сил и трудов, то разве владыки считаются с такими мелочами? В их распоряжении вечность, а то, что ты видишь, сделано за тысячу лет. Моим клоном, строителями и служителями! - Девятый коснулся ладонью груди. Они неторопливо шагали по аллее к синевшему впереди морю. Берег с огромным зеленым парком, окрестный лес и нависавший над ними горный хребет были знакомы Иеро; совсем недавно, вчера, он глядел на горы, море и этот полуостров глазами птицы и размышлял, как проберется мимо муравейников-курганов и сторожевых башен. Однако Нечистый нанес ему поражение, позаботившись об этом сам... И преимущества Локи были сейчас огромны: он завладел не только Иеро Дистином, нерадивым Божьим слугой, но и его друзьями. Где они? Что с ними сделали? Эта мысль не давала Иеро покоя. Он вновь попробовал связаться с братом Альдо, но кроме разумов сотен копий-клонов не обнаружил ничего. Кажется, среди этих ущербных сознаний, горевших идеей подчиняться и угождать, были женские... Отметив это, он вновь замкнул врата своей ментальной крепости. К югу от аллеи, у морского берега, стояло круглое одноэтажное здание, окруженное колоннадой, с высоким куполом, сверкавшим в лучах вечернего солнца. Во времена Иеро вид его казался необычным, помпезным, вычурным, но и только; однако многие, рожденные до Смерти, узнали бы и этот купол, и кольцо колонн, и стены с высокими вытянутыми окнами. То была копия верхней части здания Конгресса США, одного из символов могущества минувшей эпохи; обломок былого, урезанный и усеченный, ибо вершившие судьбы планеты поубавились в числе: теперь их были не сотни, не тысячи, а только четверо. Вслед за Девятым Иеро поднялся по мраморной лестнице, миновал распахнутые двери с рельефным бронзовым изображением земных полусфер, сделал три дюжины шагов и очутился в центре обширного зала. Повторяя внешние очертания дворца, он был круглым, величественным и строгим, с куполообразным потолком; сквозь высокие окна струились солнечные лучи, озарявший подиум - возвышение в форме подковы с пятью креслами, одно из которых пустовало. Зал, полный воздуха и света, казался обителью богов, спустившихся с небес на Землю. Совсем непохоже на логово Нечистого, подумал священник, поднял взгляд и замер, изучая сидевших перед ним людей. Двое были ему незнакомы - плотный мужчина с желтоватой кожей и узкими, чуть раскосыми глазами и молодая женщина, смуглая, гибкая и прекрасная, как взлелеенный руками садовника редкостный цветок. Она не походила на девушек Канды и соплеменниц Лучар или погибшего Сигурда, а принадлежала к расе, с которой Иеро еще не встречался и даже не подозревал, что это племя еще сохранилось на древней своей прародине, среди индийских равнин и джунглей. Черные волосы и черные огромные глаза, пухлый алый рот, узкое лицо с изящным маленьким носом, тонкие брови и ресницы, подобные темным веерам... Она могла бы соперничать в прелести с Вайлэ-ри, однако имела немалое преимущество перед лесной дриадой: эта смуглая красавица была бесспорно человеком. Плотный мужчина походил на желтокожих мореходов, добравшихся в Ванк с азиатского материка. Этот народ тоже был незнаком священнику, но сохранилось его описание в архивах Аббатств, а также свидетельства иннейца, уцелевшего при нападении лемутов; то и другое совпадало с внешностью узкоглазого. Лицо его было невозмутимым и неподвижным словно восковая маска, и Иеро подумал, что этот человек то ли грезит, то ли спит с открытыми глазами. Красавица и желтокожий мужчина сидели слева от большого, похожего на трон кресла, в котором, откинувшись на спинку, развалился крючконосый Локи. Справа от него ерзал на сиденье карлик-синюк с голым черепом и резкими чертами маленького уродливого лица; кожа его заметно отливала голубым, а на костлявом плече, вцепившись когтями в темную ткань мантии и кутаясь в кожистые крылья, дремал крупный нетопырь. Нергал, догадался Иеро, переводя взгляд на человека в троноподобном кресле. Девятый стоял перед ним, кланялся и что-то говорил на непонятном языке - кажется, древнеанглийском; слова его лились рекой, напоминая молитву или песнопение. Властитель слушал слугу, поигрывая свисавшей на грудь золотой цепочкой, то пропуская ее меж пальцев, то комкая в кулаке; и, глядя на два одинаковых лица, священник ощутил озноб. Они были так непохожи! Бледные, безволосые, копирующие друг друга до мельчайшей черточки, они отличались в той же степени, в какой отличен император от своего прислужника. Одно лицо казалось жестким, твердым, властным, другое - униженно-покорным; одни глаза горели дьявольским огнем, другие были словно угасающие угли, подернутые слоем пепла. Сравнивая их, Иеро понимал, что больше никогда не спутает Девятого и его владыку. От копии, согнувшейся перед своим оригиналом, долетел едва заметный шепот: - Сними защиту, господин. Тебе здесь ничего не угрожает. С тобой хотят поговорить. Глядя в глаза Локи, два темных омута на бледном высокомерном лице, священник принялся уничтожать свои ментальные барьеры. Недолгая процедура, но он не успел справиться с ней, как в сознании ревом набатного колокола загрохотали слова: "Наконец-то он пришел!" Мысль была адресована не Иеро, и он лишь прищурил глаза, всматриваясь в темную бездну зрачков Нечистого. Дьявола? Сатаны? Люцифера? Сомнения терзали священника. Сейчас, когда он избавился от защиты и вновь обрел ментальный слух, он чувствовал силу Локи и понимал, что хоть она велика, однако не больше, чем у него. Сидевший на троне был тварью с черной душой, злобной, властолюбивой, не ведавшей жалости, но все же он оставался не демоном, а человеком, и дар его, в силу своей человеческой природы, казался не столь огромным, как у Солайтера или чудовищного Дома. Конечно, Локи был могущественней мастеров из Темного Братства, сильнее Обитающего в Тумане, искусней любого наставника из школы Аббатств, но в нем не ощущалось ничего потустороннего или сравнимого с сокрушительной мощью Дома. Иеро знал, что мог бы вступить с ним в битву с немалой надеждой на успех. И все же не оставалось сомнений, что Локи - человек ли?.. демон?.. - способен творить чудеса. Его ментальный зов летел на тысячи миль, воле его подчинялись Дом и оборотни Моска, его - Другого Разума - страшился даже Солайтер; он мог овладевать душами лемутов, животных и людей и придавать им собственный облик; он плодил свои копии, одушевлял их и уничтожал; и, наконец, он властвовал над огненным лучом и мертвым разумом летающей звезды. Как? Какими силами свершалось это? "Наконец-то он пришел!" - гремело в голове Иеро, потом грохот набата сменился серебряным звоном литавр. Говорила женщина: "Выглядит неплохо. Не каменный истукан вроде Ри Ма, и не такой уродец, как малыш Нергал." Карлик, сидевший между Локи и крайним пустым креслом, пошевелился и злобно сверкнул на женщину глазами. Его ментальный голос был похож частую глухую дробь обтянутого отсыревшей кожей барабана: "Хочешь узнать его поближе? Торопись, Кали, пока его не скормили мирмидам!" "Узнать? Почему бы и нет? Ваши двойники мне порядком надоели." "Как и твои - нам!" Ощеривщись в ухмылке, Нергал потянулся к дремавшему на плече нетопырю, и тот, внезапно очнувшись, вонзил мелкие зубы в хозяйское запястье. Брызнули алые капли, особенно яркие и заметные на синеватой коже, но длинный проворный язык тут же слизал их. "Вампир! - мелькнуло в голове Иеро. - Но зачем эта тварь синюку? Отсасывать дурную кровь?" Мысль Локи снова грохнула под черепом и раскатилась долгим эхом. "Ты мог бы добраться сюда быстрее, священник!" "Тебе известно, почему я задержался", - последовал ответ. "Да. Что ж, не стоило тебе тревожить "Аргус" и посылать ему дурацкие приказы! Я не всеведущ, священник, и я не знал, что на твоем воздушном пузыре есть устройство космической связи... не знал и того, что у тебя достаточно мозгов, чтоб им воспользоваться... Это грозило моим планам, и потому твой пузырь был уничтожен. Но я ведь предупредил тебя, не так ли? - Темные глаза сверкнули насмешкой. - Ты должен благодарить меня, священник! Ведь вы спаслись - и ты, и твой чернокожий приятель-хайлендер, и этот боров по имени Гимп..." "Где мои спутники? - резко спросил Иеро. - Что с ними?" "Ты слишком тороплив, священник, и забываешь, кто задает здесь вопросы. Слишком тороплив и прыток... - Рот Локи издевательски кривился, цепочка мелькала и посверкивала в длинных беспокойных пальцах. - Прошлой ночью я собирался дать тебе кое-какие инструкции через борова Гимпа, но ты решил, что можешь ими пренебречь... Что подтолкнуло тебя к этому? Страх или глупая поспешность? - Впившись взглядом в лицо Иеро, он выдержал паузу. - Пришлось послать за вами мирмидов, и ты, надышавшись их ядовитых выделений, валялся без чувств до вечера. И кто в том виноват? Твоя торопливость, друг мой, только твоя торопливость!" "Он расправился с пятью мирмидами и залил Моск ядовитым газом, прикончив наших слуг, - прошелестел ментальный голос. - Он убил нашего эмиссара на северном острове. Он находился среди тех, кто вырезал Круги и все их войско. Этот дикарь опасен!" Голос, невыразительный, как шипенье змеи, принадлежал желтокожему. Злобен и осторожен, решил священник, соприкоснувшись на мгновенье с его разумом. "Мы все опасны, Ариман, - откликнулся Локи. - В Теоне слизнякам не место. Этот дикарь убивает с легкостью... Так что же тут плохого?" "Ничего, - подумал Иеро, - если смерть настигнет злобных тварей вроде вас." Он не дал этой мысли вырваться наружу. Тревога за Альдо и Гимпа терзала его сердце, лицо умирающего Сигурда маячило перед ним, взывая к мщению, и пальцы сами собой легли на рукоять меча. Он не сомневался, что в рукопашной схватке убьет всех четверых; карлик и женщина - не в счет, а Локи и желтокожий Ариман не выглядели могучими воинами. Пальцы его разжались. Здесь властвовал не меч, а сила мысли. "Ри Ма прав, он слишком дикий, - торопливой глуховатой дробью раскатились слова карлика. - Я бы скормил его муравьям, но не сразу, не сразу... Почему бы нам не развлечься? Пусть берет свою отточенную железку и бьется с ними один на один. Думаю, шестой или седьмой его прикончит." "Это глупо, Нерг, - возразил желтокожий. - Лучше отправить его в лаборатории и вырастить клон бойцов, умелых и послушных воинов. А прототип хранить в гибернаторе. Конечно, расчлененным." "Не раньше, чем я наиграюсь с ним, - прозвенела мысль Кали, смуглой красавицы. - Как-никак, пять убитых мирмидонов, не считая всего остального... Сильный мужчина! Такие мне еще не попадались!" "Возможно, я учту ваши мнения. - Откинувшись в кресле, Локи оглядел священника с головы до ног, будто прикидывая, на что тот годен. - Возможно... Но лишь в том случае, если мы снова вытянули пустышку." "В четвертый раз за последние двести лет", - невозмутимо констатировал узкоглазый Ариман. Слушая их речи и размышляя над своей судьбой, Иеро с осторожностью охотника, что скрадывает редкостную дичь, касался их ментальных аур. Исследование было, разумеется, поверхностным, неполным, но кое о чем он догадался: эти люди не питали симпатий друг к другу. Ненависти, впрочем, тоже; видимо, главным в их отношениях были скрытая неприязнь и чувство усталости, копившейся много лет - или, быть может, столетий. Однако - что казалось поразительным - усталость и неприязнь не исключали доверия. Несокрушимого и полного, какое существует лишь между людьми, объединенными общей целью. Странный союз! Но думать об этом не время, решил священник, исподволь готовясь к схватке. Мечом ли, мыслью, но он попробует одолеть Нечистого! Это намерение зрело и крепло в нем с каждой минутой. Он впился взглядом в бездонные глаза Локи. "Ты не ответил на мой вопрос. Где два человека, что были со мной? Куда вы их дели? Я хочу их видеть!" "Снова торопишься, священник... Ну, что ж, отвечу: оба в Питомнике, так что не стоит о них беспокоиться. - Сидевший на троне повел рукой, будто отметая все заботы и тревоги. - Может быть, я верну их тебе на какое-то время, чтоб ты проделал с ними пару опытов. Только будь поаккуратнее со стариком, он - хайлендер, как мы с Ри Ма, слишком редкостный мутант, чтоб уничтожить его без досконального изучения. Ну, а другой твой приятель, Гимп, нам тоже пригодится в качестве шута. Он так уродлив и уморителен! Пусть развлекает нас." "Урод у вас уже есть", - откликнулся Иеро, шагнул к трону и, призвав на помощь Господа, нанес удар. Атака его была стремительной и внезапной; только скорость и неожиданность давали шансы на успех. Локи вздрогнул и скорчился в своем кресле, запрокидывая голову, трое остальных оцепенели, будто пораженные молнией. Зрачки крючконосого закатились, губы начали синеть; сжимая его в незримых тисках, Иеро пытался добраться до центров, что регулировали дыхание. То был самый надежный путь к победе - две-три минуты без воздуха, и противник мертв. Если Нечистому нужен воздух... Если он все-таки был человеком, а не демоном... Кто-то зашевелился за спиной Иеро, и священник, вспомнив о Девятом и не отвлекаясь от борьбы, нанес короткий резкий мысленный удар. Грохот упавшего тела подтвердил, что цель поражена; одновременно ему показалось, что головы сидевших в креслах окутывает серебристый блеск, словно над ними загорались невесомые, подрагивающие в воздухе нимбы. Не придавая этому значения, он продолжал ломать ментальным тараном защиту Локи; ему казалось, что еще мгновенье, и охранительный барьер падет, стены цитадели рухнут, и безжизненное тело свесится с кресла. Скорее! Прикончить главаря, потом заняться остальными... Их сила не так велика, как у Локи, им не удастся устоять... Стиснув от напряжения челюсти, Иеро сделал еще один шаг вперед, всматриваясь в тускнеющие глаза крючконосого; тот вытянул руку с растопыренной пятерней, как бы желая оттолкнуть неумолимого врага, и трое сидевших по обе стороны синхронно повторили этот жест. Алая вспышка! Будто снаряд, начиненный порохом, взорвался под черепом священника, лишая воли и атакующего порыва. Он увидел, как сияющий туман окутывает противников, и как из этой серебристой мглы встает гигантская призрачная тень; ее очертания были смутными, словно размытыми ветром, и веяло от нее леденящим холодом и смрадным дыханием преисподней. Теряя сознание, он услышал громоподобный рык - не ментальный голос, а пригибавшие к полу звуки, что складывались в слова на его родном языке: - Неплохо, тварь! Пожалуй, ты тот, кого мы ждали! Иди, учись и докажи, что ты достоин слить свою силу с нашей! И если это произойдет, ты разделишь с нами дар бессмертия и власти. Иди! Иеро почувствовал, как против собственной воли поворачивается к выходу, как ноги несут его из зала, а ураган, ревущий за спиной, подталкивает и давит, вышвыривая прочь. Он споткнулся, чьи-то руки поддержали его, и в следующий миг вселенная утонула в непроницаемой тьме. * * * Мерно рокотали волны, алый шелк вечерней зари полыхал над морем, и высоко-высоко в темнеющих небесах горела первая звезда - будто рубин в королевской диадеме, сотканной из туч и света заходящего солнца. Иеро приподнялся на локте и вытер холодный пот со лба. Голова еще кружилась, взгляд туманила полупрозрачная дымка, но все же он разглядел сквозь нее бледную физиономию Девятого. Тот сидел на прибрежном камне и тоже потирал лоб. Губы его страдальчески кривились. - Ты сильно ударил меня, господин... Зачем? Поверь, я тебе не враг... - Ты - тот, кто ты есть, - пробормотал священник. - Глаза и уши своего владыки... - Не так. Не совсем так, - донеслось вместе с дуновением ветра. Этот порыв освежил Иеро; он попытался разобраться с непослушными руками и ногами и сесть в рыхлом теплом песке. Через минуту-другую зрение восстановилось, под черепом перестало гудеть, но горечь поражения терзала его сердце. Нерадивый ученик, которого высекли и выбросили за дверь... - Что это было? Что случилось со мной? - хрипло вымолвил он, адресуя эти вопросы то ли себе самому, то ли ветру, гнавшему тучи и волны. Ветер, пронзительно свистнув, принес ответ Девятого: - Ты испытал мощь Теона, господин. - Теон? Что такое этот проклятый Теон? - Очень древнее слово, немного измененное. На каком-то забытом языке пантеон означал собрание богов... Наши владыки - всего лишь люди, но когда разумы их соединяются в Слиянии и мощь многократно растет, они подобны богам. Никто не в силах бороться с ними! - Разумы их соединяются и мощь растет... - повторил Иеро, отряхивая песок с одежды. Давняя картина предстала перед ним: мрачные своды огромной, полной неведомых механизмов пещеры, зыбкий силуэт Дома, застывшие воины Нечистого и группа фигур в черных плащах, сблизивших покрытые капюшонами головы. Объединившись, темные мастера сражались с Домом, и монстр не мог их победить! Значит, они владели техникой слияния разумов... пусть делали это не с таким искусством и необоримой силой, как Теон, но все же, все же... Видение пещеры померкло перед мысленным взором священника, и он, перекрестившись, прошептал: - Господи, Твоя воля и власть!.. Но почему Ты дал такую силу людям? Почему Ты сделал так, что нет страшнее чудищ? Это было правдой, горькой, как сок молочая, и пьяняще-сладкой, как перебродивший мед. Многие юные расы и многие странные существа, возникшие после Смерти, обрели самосознание, могучий телепатический дар или хотя бы способность к ментальной речи, но человек оставался сильнее всех. Иеро вдруг понял это с пугающей ясностью и остротой, будто сам Господь послал ему откровение. Люди, опытные, искусные, объединенные общей целью, могли одолеть и Дом, и Солайтера, и Ветер Смерти иир'ова, и лишь от них зависело, чем обратится эта сокрушительная мощь, Добром или Злом. Одни могли бы сотворить рай на Земле, другие уже сотворили Нечистого... Он вспомнил призрачную тень, что встала из тумана, и содрогнулся. - Идем, господин, - Девятый, покачиваясь, встал. - Тебе не помешает отдохнуть. И ты, наверное, хочешь пить и есть. - Почему меня не убили? - спросил священник, не трогаясь с места. - Потому, что ты должен войти в Теон и увеличить его власть. Сила Теона с каждым новым членом возрастает, но лишь одаренный необычайной мощью способен соединиться с ним и овладеть искусством переселения разума в других существ, а также иными дивными уменьями. Редко, очень редко рождается такой человек... всего лишь четверо за тысячу лет... Быть может, ты станешь пятым. - И что я должен для этого сделать? - Иеро поднялся на ноги, осматривая небеса с мерцающими звездами. - Владыки сказали тебе: иди, учись и докажи, что ты достоин слить свою силу с нашей! Сделай это, и ты удостоишься бессмертия и власти. - Кто же будет меня учить? При мысли о предполагаемом учителе холодная дрожь пронизала священника, но Девятый ответил: - Никто. Теперь ты знаешь, что возможны кое-какие вещи, и этого знания достаточно для человека с твоим даром. Или ты научишься сам, или... Он сделал паузу, и Иеро закончил: - Или стану пищей для мирмидов. Я это знаю, мой провожатый в преисподнюю! Человек и копия человека пересекли песчаный пляж, направляясь к аллее с огромными липами, чья листва в сгущавшемся сумраке еще отсвечивала изумрудом. Ветер гнал по небу темные облака, шелестел в траве и листьях, завывал и свистел, то мрачно, то насмешливо. Круглое здание Теона опустело, и над его высоким куполом кружились летучие мыши, родичи нетопыря, сидевшего на плече синекожего. Их перепончатые крылья и жуткие морды наводили на мысль о стае мелких дьяволов, слетевшихся по зову Сатаны. Минут через десять, когда они подходили к широкой дворцовой лестнице, Иеро промолвил: - Твой повелитель что-то толковал о хайлендерах... о моем друге-эливенере, о себе самом и узкоглазом... как его?.. Ри Ма?.. Кто они, эти хайлендеры? - Такая же редкая мутация, как человек с могучим ментальным даром. Бывает, то и другое соединяется в одной личности, как у владык Аримана и Локи... - Девятый усмехнулся и добавил: - Может быть, ты тоже хайлендер, мой господин. Ты узнаешь об этом лет через сто. Брови священника изумленно приподнялись: - Хайлендер - долгожитель? - Да. Я помню, что на древнеанглийском "хайлендер" означает "горец", но не могу сказать, отчего людей, подобных властителю Локи, называли в старину хайлендерами. Может быть, среди обитателей гор долгоживущие встречались чаще, чем на равнинах, или есть какое-то другое объяснение... Не знаю! Взойдя по ступеням меж каменных фигур лемутов, они шагнули в холл. - Где пожелаешь отужинать, господин? - спросил Девятый. - В дубовом, мраморном или звездном зале? Или, может быть, у пруда, во внутреннем дворике? - У пруда. Пусть принесут мясо, хлеб и кувшин с водой. - Ты не хочешь вина? - Мне нечего праздновать, - ответил Иеро и повернул к своей опочивальне. Там, устроившись на краешке мягкой постели, ждала девушка. Смуглая кожа, черные волосы и черные огромные глаза, пухлый алый рот, узкое лицо с изящным маленьким носом, тонкие брови и ресницы, подобные темным веерам... Еще три часа назад он принял бы ее за Кали, но с тех пор случилось многое; теперь он знал, что здесь не стоит доверять глазам. Ни глазам, ни слуху, ни обонянию... Подойдя к ложу, он стиснул плечи незваной гостьи. Рот девушки приоткрылись в нерешительной улыбке; от нее пахло цветущим жасмином и медоносными травами. - Твой номер? - Я - Сто Двадцать Третья, господин. - Откинув темный локон, она показала выжженные за ухом цифры. - Зачем ты здесь? Она снова улыбнулась, на этот раз уверенней. - Меня прислала повелительница Кали, чтобы служить тебе... служить так, как ты пожелаешь. Разум ее не отличался глубиной как у Девятого, и правили им не здравый смысл, а примитивные чувства: страх перед болью, потребность в еде и сне, инстинкт абсолютного послушания. Кукла с прекрасным женским телом... Правда, она умела запоминать и говорить о всем увиденном и услышанном, и в том, вероятно, была ее главная ценность - по крайней мере, для ее госпожи. - Сейчас ты уснешь, - велел Иеро, - а утром отправишься к повелительнице и перескажешь ей свой сон. Сон, который будешь считать реальностью... Ты скажешь ей, что я был холоден, неловок, груб и не доставил тебе удовольствия ни на минуту... да и минут было не очень много - так, одна-другая... Еще добавишь, что мой ужасный храп не позволял заснуть до рассвета, и что я имею привычку лягаться во сне. Девушка вскрикнула, когда он сдавил ее плечи, оставив на нежной коже десяток темных пятен. - Спи! - Она покорно закрыла глаза. - И пусть Господь простит мне грех насилия над беззащитным существом! Но Он все видит и поймет, что я не могу делить постель ни с ней, ни с ее хозяйкой-дьяволицей! Взяв плащ из мешка с одеждой, Иеро вышел во дворик, где уже суетились трое крючконосых слуг, сел на скамью и приступил к трапезе. Потом он бросил плащ на землю, лег и постарался уснуть. Сны в ту ночь снились ему плохие: будто Гимп в шутовском колпаке жжет каленым железом брата Альдо, выпытывая тайну долголетия. ГЛАВА 10. БЕССМЕРТИЕ И ВЛАСТЬ В сумерках над деревьями и крышами зданий носились нетопыри. С первыми звездами они покидали пещеру или расселину, темневшую в нагромождении скал в южной части парка и, покружив над ним, темной тучей устремлялись в горы - кормиться. Там, в поросших соснами утесах и ущельях, водилась кое-какая живность с теплой кровью, источник пропитания для маленьких летающих вампиров. - Стая владыки Нергала, - сказал Девятый, запрокинув голову и глядя на небо. - Минуло триста лет, как он явился на зов повелителя Локи, а затем призвал своих любимцев. Он мутант, из племени карликов, что обитало в Европе в пустынях Смерти. Точнее, на их рубежах, хотя и там радиация была немалой. До сих пор в пустынях сияют голубые огни, и наверно поэтому кожа у карликов поголубела. - Такой народ есть и на Западном материке, - отозвался Иеро. - Мы называем их синюками. Они стояли у заросшего кувшинками озерца, неподалеку от пещеры. Ее овальный зев еще курился дымом - последние нетопыри взмывали в воздух. Девятый покачал головой. - В Европе этого племени уже нет. Видишь ли, господин, у них был наследственный недуг, болезнь крови, и жили они в симбиозе с нетопырями. Те отсасывали кровь, и какие-то вещества в их слюнных железах стимулировали кроветворную функцию, так что без вампиров синекожие существовать не могли. Когда владыка Нергал появился в Кентау, его клонировали, и в новом теле болезнь его покинула - в лабораториях умеют исправлять генетические дефекты. Став членом Теона, владыка отправил мысленный приказ нетопырям, они покинули его народ и переселились сюда, на полуостров. А синекожие вымерли. Иеро перекрестился, наблюдая, как темное облачко потянулось в горы. Кувшинки, застывшие на поверхности озера, уже закрывали бутоны, готовясь к ночи. - Уничтожить собственный народ... Зачем? Зачем он это сделал? - Не знаю, господин. Среди копий деуса Аримана - а им, специалистам, ведомо многое - идет слух, что повелитель Нергал недолюбливал соплеменников. Кое-кто утверждает, что ненавидел, и потому решился заменить их своими клонами. Он очень жесток, наш крошка Нергал, бессмысленно жесток, и прочим владыкам приходится его обуздывать. Хотя и они не мед, клянусь девятым кругом ада! Выслушав это, Иеро довольно кивнул. Еще неделей раньше Девятый не рискнул бы сделать такое крамольное замечание, но с той поры кое-что изменилось. Сеансы одушевления, проводимые над крючконосым, имели неожиданный эффект: подопытный мало-помалу приобретал черты его личности. За два последних дня это стало особенно заметным. Клянусь девятым кругом ада! Копия Локи, которой Девятый был еще недавно, не могла бы так сказать! Тем более, критиковать владык! - Ну, - произнес священник, - займемся делом, мой несчастный брат. Хоть ты творение дьявола, а не Бога, милость Его беспредельна... Глядишь, Он вразумит тебя через мое посредство. Сосредоточившись, Иеро проник в сознание Девятого, тут же закапсулировав его личность, как бы переселив ее на островок в бурном потоке собственных ментальных излучений. С каждым разом - а он, наверное, проводил уже сотый эксперимент - эта операция осуществлялась быстрее и легче, что говорило о его возросшем мастерстве. И с каждым разом он все больше узнавал о Девятом, внедряясь в омуты памяти и кладовые накопленных знаний. Это существо сотворили полвека назад, но оно хранило воспоминания всех своих восьми предшественников. Очень мрачные воспоминания, как полагал Иеро, ибо всех их бросили муравьям, и те пожрали их живыми. Отсюда проистекала ненависть, которую Девятый питал к мирмидам; ненависть, страх и жажда мести, поскольку одной из черт его прототипа было умение не забывать и ничего не прощать. Творя своих совершенных клонов, Локи не наделял их ментальным даром, но многие нюансы характера передавались им с той же неизбежностью, с какой отпечаток ладони в мокрой глине будет иметь пять пальцев. Линии судьбы, пересекающие ладонь, как и другие мелкие детали, могут не оставить следов, но пальцы отпечатаются непременно - и пальцы, и бугорки у их оснований, и общий контур. Ментальный контур, разумеется; а он, как понимал уже священник, определяет главные свойства личности. Коварство или простодушие, покорность или жажду власти, скромность или самомнение... Амбиции! У всех совершенных копий Локи амбиции были не меньше, чем у него самого. Пламя амбиций ярилось в клетке ограниченных возможностей и прорывалось иногда наружу; в этот момент клон восставал на своего творца в бессмысленном и жалком мятеже, и дело кончалось муравейником. Девятый об этом помнил. Видимо, память о гибели его предшественников и их предсмертных муках делала его осторожнее - или, если угодно, придавала стабильность его нраву. Временами Иеро подозревал, что Локи, творя и умертвляя эти копии, намерен вывести особую породу - не телепатов, но существ равного с ним интеллекта, способных властвовать и править, однако помнящих о бесполезности восстания. Возможно, размышлял священник, Девятый будет не последним в этом семействе совершенных клонов. Наложив свою индивидуальность на мозг подопытного, он быстро сплетал паутину, соединявшую разум с периферийной нервной системой, с мышцами и органами чувств. Этот деликатный процесс сильно отличался от привычного ему искусства завладевать чужим сознанием, превращая его владельца в куклу-марионетку. Разница была огромна: в одном случае он держал человека под непрерывным ментальным контролем, в другом - переселял в его разум частицу своей личности. Какую именно? И что происходило с покоренной, закапсулированной прежней сущностью? Тут были десятки возможностей и вариантов, которые он изучал с упорством воина, готовящего доспех, копье и меч к грядущим битвам. Вскоре выяснилось, что нельзя расстаться с собственной плотью, переселившись в чужое сознание, или сотворить полный ментальный аналог, если мозг-приемник не абсолютно пуст и чист. Если б в распоряжении Иеро была первозданная копия-клон, тело без души и мыслей, он мог бы перенести в нее свой разум безвозвратно или изготовить двойника. Десять двойников, сто или тысячу, целое войско - были бы только тела! Прежде бы он не поверил, что такое возможно, но лучший способ обучения для одаренного ментальной силой - увидеть результат и попытаться его достигнуть. Что, собственно, и повелел Нечистый. Кроме полного копирования существовал другой вариант, когда в новосотворенный мозг переносилась часть сознания прототипа. Она могла быть довольно большой или урезанной и скудной; в первом случае в мир являлись существа, подобные Девятому, а во втором - его убогие собратья, служители с четырехзначными номерами и клоны Кали для постельных развлечений. Но даже в последней ситуации не удавалось полностью очистить мозг, избавиться от прежней личности, пусть убогой и ущербной, и внедрить частицу своего сознания. Такая попытка убивала мозг-приемник, а вместе с ним и плоть, словно закапсулированный разум, плененный и подавленный, мстил захватчику. Имелись, однако, приемы, как избежать летального исхода. Простейший из них заключался в том, чтобы изолировать и оставить в покое плененную личность, оккупировать мозг и попользоваться телом в течение какого-то времени; другой - договориться с носителем разума. Это было уже не столь элементарной задачей, так как всякий мозг упорно и инстинктивно сопротивлялся захвату, и договор, хоть письменный, хоть устный, служил неважным способом борьбы с реакциями подсознания. Преодолеть эту трудность удавалось внушением покорности, инертности и чувства безопасности, но успокоительные процедуры срабатывали не всегда. Лишь в одном случае тут не возникало проблем - если хозяин мозга-приемника испытывал к временному оккупанту огромное, всепоглощающее доверие. Доверие выключало защитные механизмы, и битва с чужим сознанием превращалась в иной процесс, в равноправное партнерство, цель которого была известна и понятна каждой из сторон. Иеро подозревал, что этот путь сулит невероятные перспективы, если союз заключен меж опытными телепатами. Как минимум, их мощь удвоится и даже удесятерится, причем вероятней последнее, если вспомнить необъяснимую силу Нечистого и все попытки завербовать в Теон достойных волонтеров. Настойчивые, долгие попытки - ведь поиск шел на протяжении столетий! Паутина была сплетена, и священник оборвал мысленную нить, соединявшую его с Девятым. Теперь в мозгу крючконосого обитала часть его индивидуальности - ментальный блок, крохотная частица, позволявшая двигаться, видеть, слышать и воспринимать команды. Незримые стены, в которых томился сейчас подопытный, должны были вскоре рухнуть, и тогда блок растворится в сознании Девятого, что-то добавит к нему, что-то уничтожит, что-то изменит. Очень немногое, ибо добиться позитивных сдвигов за один сеанс не представлялось возможным. Иеро, однако, помнил одну из заповедей Боевого Кодекса Аббатств: великие результаты достигаются медленными, но терпеливыми усилиями. - Иди за мной, - сказал он стоявшему рядом существу. - Гляди под ноги и по сторонам, чтоб не споткнуться и не налететь на дерево. Эти инструкции были необходимы при частичном одушевлении; в первый раз Девятый, управляемый блоком, ударился о валун и разбил колено. Обогнув озерцо с кувшинками, Иеро вышел на боковую аллею, добрался до главной, обсаженной липами, и направился к дворцу. Крючконосый шагал сзади, ступая след в след. Оборачиваясь время от времени, священник видел, что Девятый ставит ногу точно так же, как он сам, и что в его движениях появилось нечто ему несвойственное: легкая, скользящая и бесшумная поступь охотника. На лестнице, у изваяния вербэра, подопытный вдруг глубоко вздохнул и пробудился. - Я здесь, господин... я снова здесь... Странное чувство, клянусь Творцом! Будто вынырнул из темного омута... Прежняя копия Локи так бы не сказала бы, отметил Иеро. Кажется, его неусыпный страж и соглядатай стал превращаться в союзника... Он похлопал Девятого по плечу, широко улыбнулся, да так и застыл с улыбкой на губах. Краткая повелительная мысль достигла его сознания - Локи ждал его в своем дворце. * * * Здание в форме усеченной пирамиды было темным и мрачным - черное пятно с резкими контурами, маячившее на фоне звезд. У портала, глубокого, как вход в пещеру, стояли часовые - шестнадцать мирмидов, застывших будто обсидиановые статуи. Звездный свет тускло поблескивал на их хитиновых панцирях. Клон Локи с двузначным номером над бровью дожидался священника. Поклонившись, но не промолвив ни слова, он повел его коридором, задрапированным фиолетовой тканью с золотистым росчерком молний; у потолка висели светильники в виде хрустальных комет, пол, устланный коврами, пружинил под ногой. Ковры были шерстяными, пышными, серебристо-голубоватыми, и Иеро подумал, что сотканы они их руна овец, водившихся на Асле. Может быть, за ними и плавали на далекий северный остров синекожие мореходы?.. Мелькнули колонны из бронзы с полукруглой аркой, и огромный зал поглотил его. Провожатый снова поклонился и исчез, оставив священника в полусферическом пространстве, напоминавшем гигантскую половинку ореха. Зал был почти пуст, лишь слева у стены тянулась панель с какими-то приборами, а справа нависала над столом и креслами смутно знакомая конструкция. Приглядевшись к ней, Иеро вздрогнул и машинально перекрестился, шепча слова молитвы. Решетчатый экран! Такой же, какой он видел в Ниане, в тайном подземелье Темных Мастеров! Массивный обод рамы из голубоватого металла, провода, изгибающихся под какими-то невероятными углами, хаос разноцветных нитей, сплетенных в прихотливый узор... Но по экрану не блуждали огни, не корчились нити и провода, лишенные прежней странной и отвратительной жизни; паутина, что источала когда-то эманацию зла, была застывшей, мертвой, будто пучок иссохших от зноя лиан. Уста Нечистого, передававшие его приказы на Западный материк, смолкли; там, на западе, уже не нашлось бы ушей, еще недавно внимавших ему с почтительной покорностью. Это воспоминание подбодрило Иеро; он выпрямился, расправил плечи и бросил взгляд на приборную панель. Она, в отличие от решетчатой конструкции, казалась живой; что-то потрескивало и шелестело, тут и там вспыхивали огоньки, а меж ними мерцал большой экран с изображением звездного неба, пересеченный мигающей линией. Точь в точь как в пилотской кабине "Вашингтона"! Вероятно, пульт для связи с "Аргусом", решил священник, но не успел обдумать эту мысль, как за спиной раздался резкий голос. Слова звучали на его родном языке. - Любопытствуешь? Что ж, не удивительно... Это очень древнее устройство, станция связи с боевыми космическими объектами. Отродья Нергала нашли ее на одной из полуразрушенных военных баз, на острове в Великом океане. Не так давно, лет пятьдесят тому назад ... Локи шагнул в зал. Его черная мантия распахнулась, блеснула золотая цепочка, и Иеро увидел, что на ней висит шарик, крохотный глобус - видимо, символ власти над континентами и океанами Земли. - В вашей стране дикарей учат бояться ракет, - продолжал темный владыка. - В ваших архивах наверняка записано, что эти снаряды погубили мир, что их пускали с воды и суши, а также из космоса, с искусственных сателлитов, подобных "Аргусу", и что они несли ядовитые газы, атомные заряды и крохотных существ, возбудителей болезней. Может быть, вы помните и о лазерных лучах, подобных тому, что сжег твой летающий пузырь... Может быть! Но истинная причина того, что вы, по своему недомыслию, зовете Смертью, а я - Очищением, вам неизвестна. Он подошел к пульту, оперся на него рукой и посмотрел на звездный экран. Иеро молчал и следил за ним настороженным волчьим взглядом. - Не сверкай глазами, священник, не думай, что в одиночку я беззащитен... Ты ведь уже убедился, что не справишься с Теоном, не так ли? Кали, Нергал и Ариман сейчас в своих покоях, но расстояние нам не помеха. Мы можем объединиться в любую секунду. Желаешь проверить, мой недоверчивый друг? Иеро закусил губу. - Мы говорили о причинах Смерти, - произнес он, не отвечая на вопрос. Его жуткий собеседник усмехнулся. - Я говорил... Я, не мы! Ибо ты не можешь сказать по этому поводу ничего разумного. - Он сделал паузу, потом коснулся алого огонька, что медленно полз по звездному экрану. - Таких боевых сателлитов были десятки у каждой из сражавшихся сторон, и до войны считалось, что они, вместе с ракетами, поддерживают в мире равновесие. Но в одном из государств - в том, на чьей территории мы находимся - изобрели кое-что поновее. Ты слышал о психотронном оружии? - Его горящий взгляд вонзился в священника и вспыхнул торжеством, когда тот покачал головой. - Не слышал? Нет? А зря! Ладони Локи с длинными гибкими пальцами ласкали пульт. Казалось, он тронет сейчас какую-то кнопку, и в воздух с ревом взметнулся сотни ракет, неся уничтожение всему живому на планете. - Не забывай об этом оружии, мой наивный друг, ибо оно сродни тому, которым мы владеем - ты, я, другие телепаты... Не столь утонченное, как наши разумы, зато исключительно мощное, способное влиять на человеческую психику за сотни и тысячи миль! Но это была теория, а чтобы проверить ее, смонтировали на сателлитах излучатели и запустили их - я полагаю, ненадолго, на пару минут или пару часов. Хотели устрашить, однако противник сошел от ужаса с ума, и тут же ответил ракетными залпами. Космические базы с излучателями были уничтожены, но управлявшие ими стратеги успели отправить ментальный приказ во вражеский стан. Часть снарядов переориентировали, и это спасло их столицу, но не мир. В мире воцарился хаос! "Столица, - подумал Иеро, - столица, Моск, где не упало ни единого снаряда!" Теперь он догадывался, почему. Нечистый, однако, был прав - ни города, ни мира это не спасло. - Откуда ты это знаешь? - спросил он вдруг охрипшим голосом. Локи усмехнулся. - Не все уничтожено, священник, и не все забыто. У тех, чья жизнь не измеряется жалкими десятилетиями, есть время, чтобы искать, сопоставлять и думать. Я родился очень давно, не здесь - за океаном, и звали меня не Локи... Там, в Забытых Городах и тайных убежищах, нашлись сведения об этом месте, а здесь я отыскал остальное - пленки, документы, записи. Но не только их! Видишь ли, владыки древних стран, лежавших на Западном материке, знали про вражеский космодром к северу отсюда и уничтожили его ядерной атакой. Но была запасная площадка, тщательно спрятанная, законсервированная... Она за горами, в южной части моего полуострова! - Он вытянул длинную руку, потом, будто снимая возбуждение, подбросил в ладони крохотный шарик-глобус. - На равнине - взлетное поле, в скалах - лаборатории и склады... Тут, в Кентау, нет атомных снарядов, зато есть вещи более ценные - пара космических кораблей, топливо и излучатели... И есть "Аргус", последний уцелевший сателлит! Он принадлежал другой стране, и нам пришлось потрудиться, чтобы проникнуть в эту космическую цитадель... Но дело сделано, и клоны Аримана уже ведут монтаж излучателей. Один из них собран и испытан, и хотя сигнал его слаб, но не настолько, чтобы... Локи смолк, с усмешкой глядя на священника. Впрочем, недосказанное было ясно, как солнечный свет погожим утром: слабый зов, что приходил с небес, все же ощущался на западных берегах Лантика. А на родине Сигурда и в Моске силы его хватало, чтоб одушевить приспешников Нечистого! Иеро почувствовал, как где-то под сердцем растет ледяная глыба, протягивая холодные щупальцы в мозг. Множество ярких образов мелькнули перед ним на мгновение: всадники на лорсах, идущие в атаку, дредноуты под флагом Аббатств у берегов Нианы, Божий храм в Саске, дворцы, сады и пашни Д'Алви, Солайтер над водами тихого озера, стойбище желтоглазых иир'ова, лица отца Демеро, Лучар и Вайлэ-ри... Затем на эти картины торжества и счастья пала мрачная тень; она стремилась с востока, закрывая солнце, и корабли, здания и города под ней вспыхивали и сгорали в клубах яростного багрового пламени. - Что будет, когда закончится монтаж излучателей? - хрипло выдохнул священник. Темный владыка все еще ухмылялся, взирая на него - видно, отзвук жутких грез, просочившись сквозь ментальные барьеры, был уловлен сознанием Локи. - Что будет? - повторил он. - Ничего пугающего твое воображение. Ни катастроф, ни взрывов, ни пожарищ... Ты слишком торопишься с выводами, священник! Ты забываешь, что я мог бы построить тысячи кораблей, клонировать сотни тысяч бойцов, послать на юг и север, на запад и восток флоты и армии, затопить все страны ордами лемутов... Но зачем? Для чего? Я милостив, и вовсе не жажду крови... Мне - нам, Теону! - нужна лишь покорность! И мы своего добьемся, когда заработают излучатели, и наша ментальная мощь достигнет всех уголков Земли. Ты испытал эту силу, не так ли? И ты понимаешь, что, сложившись с твоей, она возрастет? Так пойми и другое: "Аргус", - кулак Локи грохнул о пульт, - лишь подстраховка! Мы недосягаемы и бессмертны, мы можем ждать и искать. И когда нас будет шесть или семь, мы обойдемся без излучателей. Смертная тоска сдавила грудь Иеро. Он пробормотал: - Но какой в этом смысл? Чего вы добиваетесь? Твои адепты из Кругов хотели уничтожить жизнь. И вы... Локи прервал его, резким жестом вскинув руку. - Адепты из Кругов! Черви, лысые твари, возомнившие, что они похожи на меня! Когда-то я сделал на них ставку... я думал, что за сотни лет найдется трое-четверо достойных, которые придут в Теон, усилят нашу мощь... Тщетные надежды! Они - всего лишь кучка честолюбцев, глупых, кровожадных и мстительных! Очень глупых, если твоя варварская страна сумела воздать им по заслугам! Какое теперь мне дело до них? Если волки севера пожрали лысых червей, я буду править волками... Править с тем большей охотой, что среди них есть достойный вожак, с которым можно разделить могущество и власть. И, разумеется, бессмертие... Речь его вдруг стала тягучей, елейной и сладкой, как патока, резкие ноты исчезли, и даже лицо смягчилось. - Мы наблюдаем за тобой уже давно, священник, с тех дней, когда ты прикончил в Тайге лысую тварь. Как ее звали?.. Кажется, С'нерг?.. Помнишь, С'дана потом говорил с тобой и предлагал сотрудничать? Считай, что в те минуты ты первый раз услышал мой голос... Мой, а не С'даны! Тогда ты отказался прийти ко мне, и это было правильно; мощь твоя росла от битвы к битве, от испытания к испытанию, и теперь ты можешь влиться в Теон и разделить с нами ответственность за судьбы мира. Я знаю о твоих успехах; я доволен, и я тебя вознагражу. Сейчас, немедленно! Этот твой приятель, твой чернокожий хайлендер... Желаешь, чтоб он возвратился к тебе? - Чего ты за это потребуешь? - произнес Иеро. - Что хочет от меня Теон? И что он такое? - Разве ты еще не понял? - Лицо Локи посуровело, глаза блеснули темным огнем. - Теон - бессмертие и власть, и оба дара предложены тебе, священник! Знай, что мы - ты, я и остальные - мутация человечества, породившего своих генетических владык. Ты спросишь, зачем и для чего? И я тебе отвечу: ради собственного самосохранения, ибо лишь сильная вечная власть может спасти планету от новой катастрофы. Полный контроль над Землей - вот наша цель! Контроль над жизнью и смертью, над мыслями и делами... Великая цель, не так ли? - Он сделал паузу, потом наклонился к Иеро и продолжал доверительным тоном: - Для нас неважно, кто победил на вашем материке, Круги или твоя страна... неважно, поверь, ибо, во имя высшей цели, мы готовы поддержать сильнейшего. Мы даруем победителю владыку, тайного правителя и нашего собрата, который будет властвовать в западном полушарии. Властвовать, опираясь на нашу мощь и ваши Аббатства, коль они оказались сильнее, править северным континентом и тем, что лежит за экватором, а также всеми морями и островами... Подумай, сколь обширное поле для приложения сил! Подумай, лорд-протектор Запада! В огромном зале воцарилась тишина. Нахмурившись, священник молчал, разглядывая игру огоньков на пульте, раму из голубого металла и паутину разноцветных проводов. Его несомненно искушали! Не женщинами, не богатством и даже не призраком вечной жизни, ибо к подобным соблазнам он был равнодушен. Власть, а значит, возможность творить добро - вот в чем заключался искус! Дьявол знал, как уловить его в сети! - Я подумаю, - вымолвил он наконец, ни на секунду не ослабляя ментального барьера. - Я подумаю, и эти раздумья будут недолгими, клянусь самой большой из адских сковородок! Ты сказал - лорд-протектор Запада? Что ж, это мне нравится! Но я не желаю быть слабейшим в Теоне и приду к вам тогда, когда почувствую, что готов. Эти опыты по слиянию и переселению душ так забавны... Еще немного, и я овладею этим искусством в совершенстве. - Похвально, очень похвально. - Локи поднял костистый палец. - Должен лишь предостеречь тебя от переселений в убогий мозг какой-нибудь крысы, змеи или ящерицы. Видишь ли, у низших животных слишком неразвито самосознание, и в результате они не способны вместить человеческий интеллект. Можно держать крысу под телепатическим контролем, но если ты переселишься в нее, возврата назад не будет. Ставь свои опыты над Девятым или... - тут темный владыка хихикнул, - или над своим приятелем-хайлендером! Он - твоя награда, и завтра будет в твоем дворце. А теперь - иди! Не вымолвив ни слова, священник зашагал к арке меж парных бронзовых колонн. Там он остановился и, обернувшись, бросил через плечо: - У меня два приятеля, и мне хотелось бы получить обоих. Могу я надеяться на твою щедрость? Локи, видно утомленный разговором, вяло махнул рукой. - Можешь, но не сейчас. Всякую награду нужно заслужить. Сытый пес хуже ловит кроликов, не так ли, священник? Губы Нечистого скривились в насмешливой улыбке. * * * В ту ночь Иеро долго не мог уснуть. Вернувшись в свою опочивальню, он вышел во двор, сел на камень у пруда и мрачно уставился на темную водную поверхность, в которой отражалось усыпанное звездами небо. Мысли его струились как горный ручей и были столь же стремительны и холодны. Господь Всемогущий! Править Кандой! Нет, не только ею; властвовать над Чизпеком и Д'Алви, Кэлином и прочими королевствами юга, над западным горным краем, над океанскими побережьями и легендарными странами Тексус, Мексано и Калифар... Больше того, дотянуться к земле, лежащей за экватором, к далекому таинственному материку, который тоже станет его владением... На века, тысячелетия, ибо жизнь его никогда не прервется! Сколько можно сотворить добра! Сколько жизней спасти, скольким народам и племенам поведать милосердном Творце! Избавить мир от лемутов, вступить в союз с негуманоидными расами и доказать им, что человек умеет не только разрушать и убивать... Проложить новые пути по суше, морю и воздуху, выстроить новые города, исследовать материки - и, быть может, обнаружить загадочных созданий, подобных Солайтеру... Пустые мечты, сказал себе Иеро. Мираж, иллюзия, так как власть от дьявола принесет лишь страдания и несчастья. Всякое дело Нечистый повернет ко злу, извратит добрый замысел, предаст и обманет, ибо он - отец лжи! И сейчас он лжет, искушая бессмертием и властью, пытаясь разжечь костры гордыни и честолюбия. Он сказал: какое мне дело до лысых червей, до побежденных адептов Темного Братства... Ложь! Он - тот Объединитель, который создал их, злобный гений из рассказов брата Альдо; он правил Кругами тысячу лет, он - их хозяин и владыка, и он отвечает за всех замученных и убитых, за каждую каплю крови, что пролилась во имя его! А крови было море, и потому его слова - обман! Даже если брат Альдо вернется, если отпустят Гимпа, это тоже будет обманом. Это не бескорыстное деяние, а хитрая уловка, трюк, чтобы уснула бдительность души, которой желает завладеть Нечистый. Дьявольские козни! Однако на хитрость отвечают хитростью, подумал священник, отыскав взглядом алую точку "Аргуса", торившую путь в ночных небесах. Если четыре ублюдка с разных концов Земли объединились и породили демона, то почему бы слугам Божьим не сотворить архангела с огненным мечом? И, сотворивши, поразить владыку зла... Эта мысль и ожидание брата Альдо не давали Иеро покоя. Он попробовал связаться с эливенером, но безуспешно - Питомник, прикрытый ментальным щитом, оставался недоступен. Тогда он отправил мысленный импульс дальше, за пределы песчаной пустыни, что ограничивала Кентау. Чувствуя, как возросла его мощь, Иеро касался разумов степных обитателей, дремлющих или искавших добычу на расстоянии в тридцать, сорок и пятьдесят миль. Теперь он мог бы протянуть ментальный щуп на большую дистанцию, но в этом не было нужды - то, что он искал, нашлось. Знакомый бесплотный голос зазвучал в его сознании: "Друг Иеро! Наконец-то! Я уже думал, что остался один... Жизнь тяжела, когда не с кем поговорить, кроме быков и оленей. Скучные создания! Все время жуют траву." "Надеюсь, ты не пасешься вместе с ними?" "Пока еще нет. Когда на нас напали - (образ мирмидона), - я спрятал мешок со сладкой пищей - (пеммикан, его запах и чувство удовлетворения). - Но эта пища подходит к концу, а здесь, в пустыне, нет ни орехов, ни ягод, ни дупел с медом. Сказать по правде, я немного отощал." "Потерпи, сладкоежка", - отозвался Иеро, улыбаясь впервые за этот долгий день. Радость затопила его, вытеснив на миг воспоминания о Локи и Теоне, но этот миг был кратким, как порыв налетевшего свежего ветра. "Я ни о чем не спрашиваю, ни о старейшем, ни о Гимпе, - заметил медведь. - Боюсь, нас могут услышать, даже если мы станем обмениваться мыслями словно пара жуков." Он говорил о связи на частотах насекомых, но Иеро, сформировав ментальный блок с долей своего сознания, тут же откликнулся: "Теперь я знаю лучший способ. Я вышлю к тебе посланца, Горм. Не удивляйся, если узнаешь его. Он скажет, что ты должен делать." Блок выскользнул, отправившись по невесомой нити, соединявшей их разумы, и священник тут же прервал контакт. Все, что он хотел поведать Горму, было заложено в этом ментальном импульсе; он будет храниться в сознании Горма, поддерживать и направлять его, спасать от одиночества. Он подскажет, какая помощь нужна Иеро. Не слова, а только образы; картины южной части полуострова со взлетным полем, лабораториями и складами. Что там творится? Чем заняты клоны Аримана, о коих толковал Нечистый? Размышляя об этом, Иеро сунул руку за пазуху, нащупав увесистый мешочек из оленьей кожи. Почти машинально он вытащил его, раскрыл и высыпал на камень маленькие деревянные фигурки, потом всмотрелся в свой магический кристалл. В нем, будто в крохотном озерце, отражались созвездия, горели туманности, мерцал серебряный лунный диск, и Млечный Путь делил напополам космическую пустоту - яркая тропинка, что тянулась из сегодня в завтра. Не задумываясь, он вступил на эту дорогу и погрузился в провидческий транс. Забытье было глубоким и длилось больше часа - когда Иеро очнулся, луна прошла зенит, а с запада, с моря, стадом гроконов наползали тучи, глотая звезду за звездой будто рассыпанные по небу желуди. Священник глубоко вздохнул, раскрыл ладонь и замер, всматриваясь в две лежавшие на ней фигурки. Книга и Округленные Губы! Те же символы, что в предыдущем гадании! Совпадение? - мелькнула мысль. Нет, ясный знак судьбы! Книга лежала в ямке посередине ладони, Губы - на первых фалангах среднего и безымянного пальцев, и Иеро решил, что знаки нужно трактовать именно в такой последовательности. Выходило, что Божья помощь придет к нему через нечто удивительное, и, подумав об этом, священник кивнул головой и зашептал молитву. Все правильно, так и должно быть, ибо пути Господни неисповедимы! Он вдруг успокоился, словно почувствовал, что Божья рука лежит на нем, и что ему дарованы огненный меч и мощь архангела. Пусть не сейчас, а только в краткие секунды битвы, пусть! Мгновения хватит, чтоб сокрушить Нечистого... Повернувшись к морскому берегу, туда, где высился пирамидальный дворец, Иеро усмехнулся и прошептал: - Господни мельницы мелят медленно, и редко бьет Господь, да метко. Берегись, ибо гнев Его страшен! ГЛАВА 11. ЗНАК СВЯЩЕННОЙ КНИГИ - Мы сможем это сделать. Думаю, что сможем. Голос священника был едва слышен, и брат Альдо, склонив седовласую голову, придвинулся ближе. Они сидели в увитой зеленью беседке, плотная завеса из стеблей и листьев гасила звуки, двор и комнаты вокруг были пусты, и все же Иеро говорил шепотом. Ментальная речь вообще исключалась; для мысли листва и стены не помеха, и тут, в обители Нечистого, всякая мысль могла предать - либо, как минимум, насторожить владык Кентау. - Нечистый - плод их союза, рожденный злыми мыслями кошмар, - продолжал лихорадочно шептать Иеро. - Власть! Они объединились ради безграничной власти, их могущество растет, и вскоре над миром сомкнутся темные тучи... Я знаю, Локи говорил мне... Их Богом проклятый Теон отыщет пятого... не меня, так другого, не сейчас, так через сотню лет... отыщет, и сила их удвоится... А если не отыщет, они смонтируют машины на той летающей звезде, что говорила с нами... чудовищные машины, лишившие древних разума, призвавшие Смерть... Прошла неделя с той поры, как брата Альдо освободили из Питомника. Это был, по его словам, комплекс биологических лабораторий, запрятанных под землю и охраняемых мирмидами, в котором синтезировали пищу и выращивали клоны четырех пород. Из клеточных тканей Нергала производились мореходы, Кали поставляла девушек для развлечений, а копии Локи, в зависимости от интеллекта, выполняли роль надсмотрщиков, секретарей, строителей и слуг. Клоны узкоглазого Ри Ма были биологами и техниками; первые трудились в Питомнике, вторые - на взлетном поле, откуда раз в несколько месяцев стартовали к "Аргусу" космические корабли. Был в Питомнике и гибернатор, особая камера, в которой, в глубоком холоде, хранились сменные тела владык, но о самом процессе одушевления биологи не знали ничего. У них отсутствовал ментальный дар, и, как прочие клоны, они не могли давать потомство, хотя их жизнь, по меркам Кентау, была довольно долгой - тридцать-сорок лет. Во всем, что не касалось ментального искусства, эти создания были неплохо проинформированы, как и положено специалистам. От них брат Альдо узнал массу любопытного - к примеру, о том, что Локи и в самом деле является той легендарной личностью, объединившей в прошлом Темное Братство. Но этот плод оказался гнилым; ментальный дар адептов братства не возрастал, как ожидалось, от поколения к поколению, зато в иных краях рождались люди с уникальными талантами. Или почти люди, если вспомнить о синюке Нергале. Но первым сподвижником Локи сделался Ри Ма, принявший имя Аримана, хайлендер-долгожитель, почти не уступавший ему возрастом. Народ Ри Ма происходил от белых и желтокожих, уцелевших в период Смерти в Сайберне, а также в степях и плоскогорьях, лежавших к югу от зоны лесов. Со временем их потомки расселились в огромной речной долине, носившей древнее имя Аймор; так же звалась и страна на океанском берегу, обширная территория, богатая сырьем и плодородной почвой. Айморцы были людьми энергичными и суровыми; задолго до рождения Аримана они уничтожили лемутов в своих пределах, а заподозренных в злом колдовстве бросали в жерла вулканов или на съедение огромным полуразумным муравьям. Ни та, ни другая перспектива Ри Ма не устраивала, и он, повинуясь ментальному зову Локи, бежал на запад. С ним, лет девятьсот назад, пришли муравьи, предки нынешних мирмидов, а также обычай скармливать им бунтовщиков живьем. Кали, третий член Теона, нашлась через пять веков в индийских джунглях, среди развалин древних храмов, в собственном княжестве, где ей служило хищное зверье и лемуты, произошедшие от местных обезьян. Ей не грозила гибель в жерле вулкана, на власть ее никто не покушался, и в княжестве царил порядок: люди-рабы трудились, кормили лемутов и трепетали перед владычицей-ведьмой. Она, однако, не была хайлендером, как Локи и Ри Ма, а потому ее не пришлось уговаривать - в сравнении с бессмертием княжество в джунглях шло по цене соломы. Последним приобретением Теона был Нергал, синекожий карлик, любивший своих соплеменников не больше, чем Ри Ма. Но айморцы, в отличие от синюков, были слишком сильным и многочисленным народом, так что справиться с ними Теон еще не мог - или, возможно, не хотел, предпочитая не убивать прибрежных обитателей, а обратить со временем в рабов. Такая перспектива, касавшаяся в равной степени и айморцев, и метсов, и остальных разумных рас, была вполне реальной, ибо с каждым новым членом мощь Теона возрастала вдвое; к тому же не стоило забывать об излучателях "Аргуса". Эти четверо в самом деле готовились править Землей, и править вечно, о чем намекали их имена, принадлежавшие злобным древним демонам. Иеро не знал, какие народы придумали их и поклонялись им в далеком прошлом, но брату Альдо припоминалось кое-что, хранившееся в архивах эливенеров. Смутно, очень смутно, так как имена былых божеств, покрытые тысячелетней пылью, преданные забвению, исчезли из человеческой памяти и отыскать их удавалось лишь в редкостных старинных книгах. Впрочем, Альдо был уверен, что Кали символизирует Смерть, а Локи - Ложь; и хотя он ничего не помнил про Нергала с Ариманом, не приходилось сомневаться, что оба были достойными спутниками лжи и смерти. Налетел ветер; листья лозы, оплетавшей беседку, зашелестели, струя фонтана над прудом дрогнула и рассыпалась мириадом алмазных капель. Эливенер склонил голову, и его седая борода защекотала щеку Иеро. - Ты говоришь, мы сможем это сделать. Но что же именно? Что ты задумал, пер Иеро Дистин? - Объединить два наших разума и нашу силу! - В возбуждении священник стиснул кулаки. - Помнишь, отец мой, ты как-то сказал, что мы умеем столь немногое! Мы посылаем слова и образы на тридцать миль, мы воздвигаем ментальные стены и сражаемся с помощью мозга... Но мы никогда не пытались перенести свой интеллект в сознание другого человека или объединиться с ним в ментальной сфере. Мы даже не знали, что такое возможно! Но я научился этому. Я могу скопировать частицу собственного "я" и бросить ее в чужой разум, как камешек в воду... Я помещаю в эту частицу все, что захочу: свои воспоминания, мысли, чувства или определенный приказ... Вот первый шаг к объединению, к тому, чтоб увеличить нашу силу, сковать защитный доспех и меч. Это непросто, но я уверен, что мы добьемся своего. Раз получилось у Нечистого, получится у нас. И тогда... Брат Альдо с сомнением хмыкнул. - Опасный план, мой мальчик, очень опасный. Не думай, что я боюсь смерти или ментального порабощения - для меня второе сводится к первому, а смерть не так уж страшна, если знаешь, как ее призвать и сделать милосердной... Но я хочу, чтоб мы победили, а не погибли зря. И в этом смысле... хмм... должен признать, твой план меня пугает. - Другого у меня нет, - с мрачным видом заметил Иеро. - Тогда обдумай его получше и постарайся ответить на кое-какие вопросы. Нас двое, их - четверо, а это значит, что они сильнее нас. Опыт тоже на их стороне; за долгие годы они притерлись друг к другу, как черенок к лезвию ножа, и мысль, объединяющая их, направлена к уничтожению. А я... я не воин, а эливенер! Не уверен, сын мой, что пожелаю смерти даже своему врагу... нет, не уверен! - Но ты убивал... там, у Внутреннего моря, в затонувшем городе... ты вызвал огромную рыбу, перевернувшую судно слуг Нечистого... Лицо брата Альдо страдальчески сморщилось. - Я заставлял убивать, сынок. Заставлял! Большая разница в сравнении с тем, когда уничтожаешь живое собственной рукой... Или мыслью, что тоже самое. - Нахмурившись, он признался: - Я чувствовал бы себя уверенней, если б эта схватка не сулила смерть для проигравшей стороны. Возможно, какая-то другая альтернатива добавила бы мне стойкости. - Тут нет другого выбора - или мы, или они. И если мы проиграем... С минуту они молчали, глядя друг на друга словно пара рыбаков, соображающих, как справиться с акулой. Потом брат Альдо произнес: - Если б нам удалось их разделить... - Если б Горм и мастер Гимп могли сражаться мыслями... - Если б у нас были два Иеро! Бесполезные фантазии, сынок, и ты это знаешь не хуже меня! Снова наступила тишина. Уставившись взглядом в пол, Иеро думал о Горме, который скитался где-то в горах полуострова, и о сидевшем в Питомнике Гимпе. Скорая опасность им как будто не грозила, даже капитану. Над ним, а прежде - и над братом Альдо, вели эксперименты, но не мучительные; возможно, их целью являлось создание новых клонов, а также попытка раскрыть секреты долгожительства. Во всяком случае, биологи, копии Аримана, проявляли к брату Альдо особый интерес. Он был взаимным, так как подобная форма жизни, произведенная искусственным путем и не способная к естественному размножению, казалась Альдо чем-то необычным, не зафиксированным в анналах эливенеров, а значит, подлежащим изучению. Ему вспоминалось, что в старинных записях была кое-какая информация о клонировании, но до Смерти человека как будто не воспроизводили целиком, выращивая лишь органы и ткани для замены больных и с целью омоложения. Впрочем, сведения об искусственных людях могли держаться в тайне - ведь древний мир был переполнен тайнами, из коих, как полагали в те времена, произрастает мощь государств и армий. Эливенер поднял голову, задумчиво рассматривая Иеро - так, словно видел его в первый раз. - Ты утверждаешь, мой мальчик, что научился копировать частицу своей сущности и помещать ее в разум другого создания... Значит ли это, что ты способен изготовить свой двойник, такого же воина-телепата? К примеру, из Девятого или другого твоего слуги? - Нет, к сожалению... Эта попытка убьет их, так как полная смена сущности невозможна. Чтобы передать все - все, чем я владею, что спрятано здесь, - Иеро коснулся пальцем виска, - нужен чистый мозг, то есть разум, лишенный собственной индивидуальности. Такой, как у младенца или новорожденного клона. - Хмм... Подобные клоны есть в Питомнике... - протянул брат Альдо. - Питомник недоступен, отец мой. Ты видел мирмидов, стерегущих подземелье, и ты, конечно, чувствуешь ментальный щит, воздвигнутый над ним. - Да, разумеется. И муравьев я видел... еще одна порода лемутов, которые служат Нечистому! Люди... нет, эти несчастные копии людей... они их боятся и ненавидят. Они сказали мне, что есть причины для такого страха. - Есть. - Развивать эту тему Иеро не хотелось, как и признаваться в том, почему он не желает одушевить новорожденный клон. Мысль о сотворении своего ментального двойника с обличьем Локи или Аримана вызывала в нем не больший энтузиазм, чем идея вселиться в тело Кали или синекожего уродца. Он думал об этом с отвращением и ничего не мог с собой поделать; любой из четырех сосудов выглядел слишком неподходящим вместилищем для копии его души. Брат Альдо снова склонился к нему. - Если такое возможно... если чистый мозг способен принять отпечаток чьей-то личности, то объясни, мой мальчик, зачем ты нужен этому Локи? Ты и все остальные? Он мог бы сотворить десяток своих полных копий или, если это ему не по нраву, копировать своих союзников... Два Аримана, три Нергала и четыре Кали... Хватит, чтоб покорить мир! - Он этого не сделает. Ни он и ни один из тех, кого ты назвал его союзниками. Знаешь, почему? Эливенер усмехнулся. - Догадываюсь... Слишком самолюбивы и эгоцентричны, да? Считают себя неповторимыми, и даже мысль о двойнике пугает их? - Именно так. Кроме того, боятся соперничества. Уверен, если бы Локи размножил свою личность, то копии и сам он передрались бы словно пауки. Двойник - очень близкое существо, с теми же чувствами, что у тебя... ближе, чем брат или отец... настолько близкое, что лишь человек, чье сердце раскрыто для любви, может с ним смириться... Ты понимаешь, о чем я говорю? - Да, сынок. Ты говоришь о Лучар и своем нерожденном сыне. Как разделить такое на двоих? Или на троих? - Ты понял правильно. - Священник поднялся и шагнул к порогу беседки. - Сюда идут. Закончим на этом, отец мой. Я буду думать над твоими словами и постараюсь найти какое-то решение. Может быть... Он смолк, когда в саду появились четверо крючконосых с трехзначными номерами. Скользя будто тени, они прибирали дворик, терли каменные скамьи и облицовку водоема, сметали с дорожек землю и опавшие лепестки алых цветов. - Все же они различаются друг от друга, - произнес за спиной Иеро старый эливенер. - Не так заметно, как ученые копии Аримана, но различаются. Посмотри, трое с застывшими, как у покойников, лицами, а тот, который трудится у розовых кустов, поглядывает на нас с любопытством. И движения его живее... - Да, - согласился Иеро и, помолчав, добавил: - Возможно, если бы их не отдавали на корм мирмидам, каждый лет через десять обрел бы душу и стал человеком. Не знаю только, было б это плохим или хорошим деянием. - Я тоже не знаю. - Брат Альдо опустил веки, словно от вида четырех одинаковых фигур у него начало рябить в глазах. - Но мир, населенный копиями, был бы бесконечно скучен, сын мой. * * * Ближе к вечеру Иеро направился в южную часть парка, к нагромождению скал, где обитали нетопыри, и озеру, заросшему кувшинками. Он думал о Лучар, о сроке, оставшемся ей до разрешения от бремени, и о том, увидит ли он когда-нибудь сына и свою принцессу. Сердце его стеснилось от этих мыслей, и он, обратившись лицом к западу, туда, где лежала его родина, коснулся кармашка перевязи с древним крестом и начал шептать молитву. Может, Бог подскажет, как ответить брату Альдо? Он понимал, что старый эливенер прав: их только двое, силы их слишком малы, и к тому же один из них - не воин. Мудрец, а не солдат, способный отнять у ближнего жизнь... Это значило, что в битве с Теоном их ожидает неминуемое поражение. Бесславная, бессмысленная гибель... Кто же вернется в Канду? Кто расскажет отцу Демеро об этом змеином гнезде? Горм? На миг Иеро представил необозримые пространства земель и вод, что отделяли их от родины, и содрогнулся. На запад - степи, горы и пустыни, потом - океан на тысячи миль; к востоку - лес, гигантские реки, другой океан, наверное, вдвое шире Лантика... И всюду - опасности! Лемуты, хищники, голод, пустоши, зараженные радиацией... Сколько же надо месяцев или лет, чтобы в одиночку добраться к побережью? Конечно, к восточному, ибо на западе, в Европе, нет ни людей, ни жизни, ни кораблей... И если Горм это сделает, если дойдет до страны айморов, что ожидает его там? Встретится ли человек, который поймет, что перед ним не дикий зверь? И как объясниться Горму с этим человеком? Или же их разговор начнет и закончит арбалетный болт? Нет, надо сражаться, решил Иеро. Разделить врагов или хотя бы отвлечь их внимание, найти союзника и нанести внезапный удар... Господь вразумит и поможет! Недаром Он дважды послал ему знаки - Книгу и символ Округленных Губ! Помощь придет через нечто удивительное... Сообразить бы, через что! Покинув берег озера, он медленно зашагал к скалам и зияющей в них пещере. Небо гасло; на западе, над морем, громоздились стаи туч с вытянутыми округлыми формами, и Иеро вдруг показалось, что к полуострову несется флотилия воздушных кораблей, неизмеримо больших "Вашингтона", и в каждом огромном судне - Стражи Границы в медных шлемах и кирасах, с копьями и мечами; целое воинство, спешащее ему на выручку. Подивившись на это видение, он глубоко вздохнул и снял ментальную защиту. Никаких сигналов от Горма... тольно ощущение, что медведь - на какой-то вершине и смотрит вниз... еще - чувство голода... видно, пеммикан подошел к концу... Иеро не успел додумать эту мысль, как другая, чуждая, проникла в сознание. "Дикарь что-то замышляет", - простучало глухой барабанной дробью. Ей ответил серебристый звон литавр: "Ты, синяя плесень, тоже замышлял, когда явился сюда. Как помнится мне, целых пятнадцать дней, до первого Слияния... Ты думал, что очень силен, что уничтожишь нас или заставишь подчиниться... Но Слияние все расставляет по местам, не правда ли?" Нергал и Кали! Еще ощущалось присутствие третьего, молчаливо следившего за разговором; на миг коснувшись его ауры, священник понял: Ариман! Эти три ментальных источника были разбросаны в пространстве; видимо, каждый из собеседников находился в своем дворце. "Слияние... - Мысль Нергала протяжным эхом отдалась в голове Иеро. - Да, Повелительница Шлюх, Слияние все расставляет по местам. Окончательно и необратимо! Только Слияние объединяет нас... Иначе я приказал бы своим летающим слугам выпить твою кровь, старая ведьма!" Окончательно и необратимо... Иеро содрогнулся. Внезапно он понял, что это в самом деле так: для слившегося с Теоном не существует обратной дороги. Одно прикосновение Нечистого к его душе - и он пропал! "Пощады, Владыка Нетопырей, пощады! - в тоне Кали слышалась издевка. Потом она добавила: - Когда-то я правила жалким народцем в жалкой стране... давно, очень давно... Они были покорными, эти мокрицы, но временами покорность их меня бесила. Я вселялась то в одного, то в другого, наделяя духом неповиновения, а затем их распинали на земле, в одном из двориков, под окнами моей опочивальни." "И что же?" - с явным интересом спросил Нергал. "В том дворике рос бамбук, очень быстро, на пол-ладони за день... Как они корчились, как кричали! - Смех звенел в ментальном голосе женщины. - Тут, в моем дворце, есть такой же дворик, и в нем хватит места для тебя и всех твоих синекожих ублюдков." "Одна из твоих копий сейчас со мной, - отозвался Нергал после паузы. - Знаешь, что я с ней делаю?" "Сосешь кровь, на пару с твоим вампиром?" "О, нет, нет! Я придумал кое-что получше! Не столь примитивное!" Играют, развлекаются, подумал Иеро, не выпуская наружу ни единой мысли. Пароксизм удовольствия, сотрясавший Нергала, смешанный с отзвуком жуткой муки, докатился до него, заставив похолодеть от ненависти. "Можешь творить с ней все, что угодно, - заметила Кали, - меня это не трогает. А вот в дикаре я разочаровалась!" "В самом деле? Почему?" - Дрожь наслаждения пронизала карлика. Иеро перекрестился и сплюнул. "Он пренебрег моими девушками! Надеюсь, если он не подойдет, Локи отдаст его мне. Бамбук уже прорастает в моем дворике..." "Не надейся, - прошелестел тусклый голос Аримана. - Он подойдет. Сильный, безжалостный..." "И это примиряет меня с ним. Это и еще одно..." "Что именно, Нерг? Трудно представить, что тварь вроде тебя способна с кем-то примириться!" С минуту карлик молчал. Ожидая ответа, Иеро уставился в быстро темнеющие небеса, на армаду наплывавших с моря туч. От скал протянулись длинные тени, и зев пещеры потонул в них как черный камень в темной воде. Наконец барабанный рокот снова зазвучал в сознании священника: "Он будет пятым, и наша мощь удвоится... Еще один шаг к полной и безграничной власти! Власти над всей Землей!" Образ планеты возник перед Иеро - туманный, медленно вращающийся шар, с пятнами синего, зеленого, коричневого в разрывах облаков. Невесомый и бесплотный, он парил над миром, разглядывая его с высоты; потом мысль Нергала ринулась вниз, словно тараня облачные покровы, и ширь европейской равнины раскрылась от голубого зеркала Лантика до возвышавшихся на востоке гор. Теперь Иеро мчался над этим пространством, над выжженными пустынями и руинами городов, над окруженным лесами Моском, над реками и утесами, озерами и степями - мчался к Каменному Поясу, маячившему вдали подобно крепостной стене, поросшей изумрудной щетиной сосен. При виде этих гор что-то дрогнуло и пробудилось в памяти священника; он выпрямился, откинул голову и, наблюдая за медленно таявшим видением, с трудом сдержал торжествующий вопль. "Дикарь нас слышит. - Мысль Аримана непрошенным гостем проникла в сознание. - И, кажется, он доволен." "А я - нет. Пусть знает, что я обижена, - прозвенел серебряный голос Кали. - Я не привыкла к пренебрежению... Не забывай о моем дворике, дикарь!" Ментальный колпак сомкнулся над Иеро, отрезав назойливые голоса. Усмехаясь, он ощупал свою перевязь, затем поглядел на скалы, отыскивая скрытый тенями проход. Из него уже вылетали первые нетопыри. Каменный Пояс! Священная Книга и Округленные Губы! Помощь и удивление... Бог надоумил его устами врагов! Твердым шагом священник направился к пещере. Кожистые крылья шелестели над ним, то одна, то другая из бестий ныряла вниз, норовя вцепиться ему в лицо или волосы, но Иеро представил, что он - огромная сова, любительница всяких мышей, и бегающих, и летающих. Вампиры с пронзительным писком ринулись прочь, и он, войдя в отвоеванное подземелье, остановился у самого входа, куда еще дотягивался угасающий солнечный свет. Пахло пометом, сыростью и гнилью. Чей-то импульс толкнулся в ментальный щит, и Иеро, на миг ослабив защиту, принял его и поместил в дальнем уголке сознания. Наконец-то весть от Горма... Но - потом, потом! Он ощупал кармашек перевязи, вытащил древний крест и подумал, что руки отца Демеро все же коснутся этого сокровища. Затем пальцы его снова нырнули в карман, пошарили там и извлекли нечто гладкое и темное, величиной с орех, закованное в скорлупу. - Вылезай, малыш, - негромко произнес священник и, опустив свою находку на пол, проделал едва заметную щель в своем ментальном барьере. - Вылезай и расти! Настало твое время! Скорлупа дрогнула и исчезла, будто эти слова или подкрепившая их мысль были услышаны и поняты крохотным существом; маленький шарик расплылся в диск, затем из полупрозрачного тельца выдвинулись щупальцы-отростки, приподнимая его над каменной поверхностью, напрягаясь в заметном усилии. Раздался чуть слышный хлопок, щупальцы окрепли, и тело амебы, уже размером не с орех, а с яблоко, вспыхнуло и заиграло радужными красками. Иеро, затаив дыхание, следил за этой сказочной метаморфозой, потом опустил веки и, сосредоточившись, представил себя самого: лицо, фигуру, одежду, темную полоску усов на верхней губе, орлиный нос, смуглую кожу, широковатые скулы... Он творил этот образ с той любовью, какую должен испытывать человек к собственной плоти и душе; ведь если сам себе не дорог, то кто иной тебя полюбит? Душа, конечно, была важнее внешности, и он не обделил ее ничем и ничего не скрыл, вложив все тайные свои богатства - любовь к Лучар, благоговейную веру в Господа, стойкость, мужество, жажду победы и свой ментальный дар. Воздух взвихрился, снова хлопнуло, и существо, продолжая расти, вдруг принялось обретать некие полузнакомые очертания. Теперь оно походило не на яблоко, а на вытянутый огромный огурец, доходивший священнику до пояса; снизу его поддерживали четыре прочные подпорки, а сверху, чуть покачиваясь на толстом стебле, стала оформляться сфера. Ее поверхность пошла волнами, и две из них внезапно застыли, приняв форму губ; над ними прорезалось что-то похожее на ноздри, глазные впадины, брови и лоб. "Господи, прости меня! - мелькнуло у Иеро в голове. - Прости за то, что я присвоил Твою власть творения... Сожги меня молнией, если я виновен! А если невиновен, позволь отковать этот меч и сразить Нечистого!" Легкое дуновение ветра шевельнуло волосы священника; Бог промолчал и лишь погладил его ладонью, сотканной из воздуха и алого света вечерней зари. Существо стояло перед ним, покачиваясь на нижних отростках; их оставалось только два, зато вверху от корпуса отщепились руки - неуклюжие, с корявыми, похожими на корни пальцами. Исходивший из плеч стебель превратился в шею; рот, нос, подбородок и скулы отвердели, в глазницах что-то ворочалось и трепыхалось, будто невидимый скульптор трудился над этой частицей лица, отсекая лишнее и добавляя нужное. Ментальный поток, исходивший от Иеро, стал напряженным, как с силой натянутая струна; казалось, еще немного - и она зазвенит под напором чувств, образов, воспоминаний. Они струились благодатным ливнем, падали в девственную почву, пускали корни, росли, расцветали, повинуясь древней истине, гласившей, что человек - плодоносящий сад: что изначально посеешь в его душе, то со временем и пожнешь. Иеро сеял не скупясь, с той же стремительностью, с какой свершалась метаморфоза. Существо перед ним уже не покачивалось, а стояло твердо; его черты, совсем человеческие, оформились, кожа казалась упругой и гладкой, губы порозовели, но глаза еще были закрыты. Будто он размышлял, открыть ли их, вступить ли в жестокий тревожный мир, полный борьбы, сомнений и боли, или остаться прежним невинным созданием, не различавшим добра и зла. - Брат... - Прервав ментальную связь, Иеро протянул к нему руку. - Очнись, брат... Мне нужна твоя помощь. Глаза раскрылись, и пальцы священника встретили такую же сильную крепкую ладонь. Он улыбнулся, и лицо стоявшего перед ним человека отразило улыбку как в зеркале. - Я готов, брат. - Его рука поднялась в салюте, каким приветствовали друг друга Стражи Границы. - Я готов... Не говори ничего, я знаю все твои замыслы. Ведь я - это ты! - Нет. С этого мгновения уже нет. С первых слов, произнесенных тобой... Ты - не Иеро Дистин, ты - мой брат, и должен выбрать себе другое имя. Помнится... - Да, помнится, - подхватил двойник с лукавой улыбкой, - помнится, что матушка хотела назвать меня Шарлем, но отец сказал: этот шустрый парень будет Иеро. Я... ты... вцепился ему в бороду. Священник кивнул. - Шарль Дистин - хорошее имя. А как насчет всего остального? Глаза и улыбка брата погасли. - Остальное, конечно... Все остальное я потерял - любимую жену, еще нерожденного сына и даже родину... Об этом я догадался в тот момент, когда стоял с закрытыми глазами и слушал твой голос... Но разве бывают приобретения без потерь? А я получил два драгоценных дара - душу и жизнь! И я готов их защищать! - Тогда ты знаешь, что делать, брат мой. Жди здесь... жди, пока я не позову. Кивнув, Иеро повернулся и вышел. Стемнело, яркие звезды мерцали в разрывах туч, и ветер, гнавший облака к востоку, то открывал, то закрывал окошки в звездных небесах. На фоне одного из них метнулась тень нетопыря. Священник проводил его взглядом, потом внезапно усмехнулся, хлопнул себя по лбу и пробормотал: - Убогий мозг!.. Лучше не придумаешь! Пожалуй, даже совет Нечистого может быть полезен... Хотя бы для того, чтоб успокоить добрейшего из эливенеров... Сердце его пело, нервы напряглись в предчувствии грядущей битвы. Он больше не был одинок! Божьим промыслом и собственной волей он отковал карающий меч! Его сила сложится с силой Шарля и брата Альдо и сокрушит Нечистого! Трое против четверых - уже неплохо, но лучше - трое против троих, если удастся разделить Теон. Как? Об этом стоило поразмыслить. Все еще посмеиваясь, священник зашагал к аллее, остановился там у огромной липы и распечатал присланный Гормом ментальный блок. В нем сообщалось, что медведь пробрался мимо сторожевых башен и охранников-мирмидов - не в пустыне, а в горах, где имелось множество ущелий и тропинок, протоптанных козлами. Выбрав подходящее место на вершине скалистого отрога, Горм пролежал там сутки, изучая спускавшуюся к морю равнину. Зрение у него было не таким острым, как чутье и слух, и переданные образы казались дрожащими и слегка размытыми, словно их заволакивала пелена тумана. Но все-таки за день медведь сумел увидеть больше, чем удалось бы самому Иеро, воспользуйся он глазами птицы или горного козла. К тому же подобный сеанс дальновидения был бы сейчас делом опасным или, как минимум, нежелательным - священнику вовсе не хотелось настораживать врагов. Пролистывая воспоминания Горма будто альбом с движущимися картинками, он разглядывал залитую бетоном обширную площадку, низкие одноэтажные здания, что пластались у самых гор, подъездные рельсовые пути и решетчатые фермы с космическим снарядом посередине взлетного поля. Его бетон потемнел, опаленный ракетными выхлопами, а от зданий веяло невыразимой древностью; их стены кое-где потрескались, кровли просели и поросли травой, а часть корпусов вообще лежала в руинах. Но рядом с остальными мельтешили техники, тянули к ракете кабели и шланги, катили тележки с ящиками и баллонами, и столь же активная суета наблюдалась у решетчатой конструкции: там сверкал огонь, взвивался дымок, десятки людей что-то подтаскивали, поднимали, грузили, сновали вверх и вниз по массивным фермам, в которых прятался блестящий корпус корабля. Физиономий усердных работников было не различить, однако Иеро не сомневался, что все они на одно лицо - копии Аримана, коренастые, плотные, желтокожие, с узкими, чуть раскосыми глазами. Готовят ракету к старту, решил священник, соображая, что Локи упоминал о двух кораблях. Второй, вероятно, сейчас находился у "Аргуса", и его полет они с эливенером наблюдали неделями раньше - тот дьявольский глаз, горевший в небесах... При этом воспоминании Иеро вздрогнул, и на висках его выступил холодный пот. Сейчас он видел глазами Горма одну из древних военных баз, и эта обитель Смерти была не заброшенной, не уснувшей, а готовой к действию. Ужасная, пугающая картина! Угол зрения изменился, открыв шеренгу широких цилиндрических танков с топливом и огромный бетонный куб - видимо, энергостанцию, от которой тянулось несколько линий подвешенных на столбах проводов. Тут сторожили мирмиды, вышагивали вдоль взлетного поля как заведенные, поблескивая хитином панцирей. Было их не очень много - пара дюжин против нескольких сотен техников. Дрожь, сотрясавшая Иеро, улеглась. Он вызвал Девятого, велел собраться в путь, затем направился к дворцу, посматривая на темные вершины гор и бледный лунный диск, мерцавший в тучах. Планы, что родились в его голове, принимали все более ясные контуры, обрастали подробностями и деталями, их звенья притирались друг к другу словно песчинки, которых неумолимое давление извне соединяло в прочный твердый камень. Сегодня ночью, подумал он, ступив на лестницу. Сегодня все решится! Девятый, в темном дорожном плаще с капюшоном, поджидал его у изваяния вербэра. - Что прикажешь, господин? Я должен куда-то идти? - В Питомник, а затем - на взлетное поле. Как добраться туда побыстрее? Помнится, брат Альдо говорил, что его везли какой-то подземной дорогой? - Да, есть рельсовый подземный путь, который ведет сквозь горы. Луна еще не поднимется в зенит, как я уже буду в Питомнике... И что я должен там сделать? - Передай копиям Аримана, что в Кентау новый властелин. Деус Иеро Дистин! А ты - его помощник и правая рука. Они обязаны тебе повиноваться. При этих словах Девятый вскинул голову, и глаза его сверкнули. Дождался своего часа!.. - подумал священник, протягивая к собеседнику мысленную нить и зондируя его разум. Там боролись торжество, сомнение и страх. - Боюсь, они мне не поверят, повелитель... Боюсь, что... Прервав его взмахом руки, Иеро отправил ментальный блок, мгновенно растворившийся в сознании Девятого. Страх и сомнения исчезли, будто смытые незримой волной, и чувство вдруг обретенной власти заставило помощника гордо расправить плечи. Дар, полученный им, был невелик и заключался в искусстве влияния на незащищенный мысленным барьером разум. Теперь клоны Аримана воспримут любой его приказ словно божественное откровение! Тем более, если знаешь, что приказать... Священник усмехнулся и стиснул сильными пальцами плечо Девятого. - Скажешь, что деус Иеро повелевает уничтожать мирмидов... В Кентау не место лемутам! Пусть перебьют их всех - в Питомнике, на взлетном поле, в горах и пустыне... Всех до последнего! Скажи, что норы их нужно залить ракетным топливом и сжечь. И чтоб огня было побольше! Столько, чтоб в нем сгорели все мерзкие твари! - Они сгорят, мой владыка! - восторженно подхватил Девятый. - Все до последнего, как ты повелел! Он ринулся было исполнять порученное, но пальцы Иеро не разжались. - Во имя Создателя! Стой, слушай и запоминай! Там, в Питомнике, мой товарищ по имени Гимп. Пусть дадут ему оружие и повинуются его приказам. Он должен очистить Питомник от мирмидов и захватить подземную дорогу. А ты пойдешь на взлетное поле и сделаешь так, чтоб клоны Аримана поняли: или они сожгут мирмидов, или отправятся к ним желудки. Такова моя воля! - Он подтолкнул Девятого в темноту. - Теперь иди! Когда плащ крючконосого растворился в ночном сумраке, Иеро, перекрестившись и подняв взгляд вверх, произнес: - Дай мне силу, Господи! Надели дух мой твердостью, ибо я буду сражаться по воле Твоей и во имя Твое! И пошли мне знамение, дабы Твой верный слуга не дрогнул в этой последней битве! Он зажмурился. Секунду перед мысленным взором Иеро царила темнота, потом явились ему божественные лики: Бог-отец, Бог-сын и пресвятая Богородица. Саваоф был грозен и похож на отца Демеро, а божий сын - на погибшего Сигурда; глаза у обоих метали молнии, и с губ срывалось слово гнева: не мир принес я вам, но меч! Но Богоматерь с прелестным лицом Лучар была задумчива и спокойна. Склонившись над колыбелью, она улыбалась лежавшему в ней дитю и что-то шептала. "Вернется... он обязательно вернется..." - донеслось до Иеро вздохом ветра. ГЛАВА 12. ГИБЕЛЬ БОГОВ Багровое зарево полыхало над горами. Похоже, Девятый с мастером Гимпом времени зря не теряли, устроив там настоящий Армагеддон - огненные языки взвивались в темное ночное небо, рассыпались мириадом искр, и за каждой вспышкой яростного пламени неизменно слышался мощный басовитый рокот взрыва. Временами фонтаны огня были особенно высокими, так что Иеро мнилось, будто некий гигант, спрятавшись за горной стеной, мечет в облака громовые стрелы. Что порождало их? Танки с горючим? Топливо, хранившееся в корабле? Или что-то другое, о чем он не знал, тоже способное взрываться и гореть? Это оставалось тайной, ибо барьеры, непроницаемые для мысленного излучения, по-прежнему окружали Питомник и взлетное поле. Иеро не мог пробиться сквозь них, а значит, такое не удалось бы никому из деусов и даже Теону; в битве, которая шла за горами, решала не мысль, а огонь и меч. Еще - челюсти и лапы мирмидов. Они шагали к горам по аллее - сотни угловатых рослых фигур в хитиновых панцирях, над которыми кружили перепуганные нетопыри. Войско, явившееся с северного рубежа Кентау, казалось столь многочисленным, что у мятежников, пожалуй, не было ни единого шанса справиться с этой ордой. Через час-полтора мирмиды будут в галерее, проходящей под горным хребтом, и начнется битва... скорее - бойня! Мирмиды сильны, их нелегко одолеть даже опытным воинам, а клоны Аримана - не Стражи Границ... Их судьба, однако, не тревожила священника. Час - долгий промежуток времени, и главная схватка будет не в горах, а тут, в окутанном тьмою парке, среди дворцов и цветников. Бой, думал Иеро, в котором не сверкнут мечи и не взовьется огонь, и только незримый таран мысли ударит в ментальную крепость противника... Один из врагов был перед ним. Ариман стоял шагах в тридцати, за темным смрадным потоком мирмидов, то ли наблюдая за ними, то ли направляя свое воинство. Лицо его, обычно бесстрастное, кривилось в презрительной гримасе: глаза - будто две щели над плоскими скулами, губы сжаты, углы рта опущены. Рядом - пара мирмидов с факелами; пламя металось на ветру, и отблески делали смуглую кожу айморца подобной раскаленной бронзе. - Ты зря затеял это, дикарь. Теперь ты умрешь. - В отличие от ментального голоса, невыразительного и глухого, речь Аримана была мелодичной, похожей на птичий щебет. Резковатый язык Канды звучал в его устах словно песня. - Я так не думаю, - произнес Иеро, оставаясь в тени огромной липы. - Ничто в мире не свершается зря. И если я умру, изгой, то не твоим попечением, а волей Господа. - Волей Господа! - Ри Ма оскалил мелкие зубы. - Подумать только! Я говорил, что ты опасен, и вот теперь я знаю, почему: не силой своей, но верой! Верой в нелепых богов и древние сказки! Да, ты опасен, дикарь, опасен глупостью! Заразная болезнь! - К тебе она не перейдет. - Иеро выступил из сумрака на освещенное пространство. - Бог со мной, а не с тобой, и Он дает мне силу. Хочешь ее испытать, трусливая тварь? Хочешь проверить, правда ли в древних сказках или ложь? Один на один, не уповая на помощь Теона... Или испугаешься и сбежишь, как бегал когда-то от соплеменников? Сбежишь и спрячешься за спинами Локи и остальных ублюдков? Кажется, насмешка угодила в цель - смуглые щеки Аримана побледнели, он прикусил губу и повелительно взмахнул рукой. Колонна мирмидов застыла; едкая вонь повисла в воздухе, перебивая свежий запах листьев. Священник чувствовал, что в этот раз гигантских насекомых не прикрывает ментальный щит. - Зачем мне прятаться, дикарь? Мне не нужна помощь, чтобы вскипятить твои мозги. Ты бился с жалкими червями из Кругов и думаешь, что кто-то из них равен Ри Ма? Ты ошибаешься. Черви, которых ты одолел, они... - С тех пор я многому научился, изгой, - прервал его Иеро. Поймав взгляд Аримана, он сдвинул брови и нанес удар. Его противник пошатнулся, вскинул руки, будто защищаясь от напора ментальной энергии; на миг глаза Аримана остеклянели, струйка слюны потекла изо рта. Это надо сделать быстро, сказал себе священник. Так быстро, чтобы враг, распаленный яростью, отправился в ад, не успев призвать на помощь. Так стремительно, чтобы в Теоне уловили лишь кратковременный всплеск ментального поля, эхо умирающего сознания. Если хитрость удастся, их будет трое против троих... Где-то на самой грани восприятия Иеро чувствовал, что его соратники готовы к битве: в мыслях эливенера смешались решимость и сожаление, от Шарля веяло холодной яростью и скрытой мощью. Он был как натянутая тетива, как бочка с порохом, к которой поднесли запал. Сомкнув ментальные тиски, сметая защитные преграды, Иеро усилил нажим. Сопротивление врага слабело, и это казалось ему подозрительным - его противник был много сильней, чем С'нерг, чем С'дана или другие адепты Темного Братства. Готовит ловушку, мелькнула мысль, и в тот же момент он понял, в чем и где таится опасность: Ариман противодействовал атаке лишь частью своих сил, пытаясь в то же время управлять мирмидами. Восемь или десять ближайших тварей вдруг развернулись к священнику, шагнули вперед, растопырив жвалы, и он увмдел, как в их огромных выпуклых глазах мерцают багровые отблески. Слева, над горами, поднялся столб огня, и громовые раскаты взрывов сотрясли воздух. Поток сознания Иеро распался надвое. Если б ментальная схватка была зримой, он выглядел бы в эти мгновения как воин, который одной рукой пытается задушить противника, другой - оборониться от прочих неприятельских бойцов. Они подступали все ближе и ближе, их запах становился нестерпимым, мешал дышать и думать, а распростертые челюсти грозили смертью. Не разжимая ментальных тисков, Иеро отдал приказ мирмидам: остановиться, лечь на землю, замереть. Движения тварей тут же сделались беспорядочными; два приказа в их примитивных мозгах, взаимно исключавшие друга друга, заставили гигантских насекомых исполнить странный танец: шаг вперед, шаг назад и снова шаг вперед. Несколько долгих секунд Иеро и Ариман боролись за власть над телами мирмидов, затем новый огненный фонтан расцвел над горными вершинами, и священник, уловив краешком глаза сияние багровых всполохов, перенес их мысленно поближе. Теперь огонь бушевал между ним и мирмидами - яростный, грозный, обжигающий. Огонь, который раскаляет панцири, обугливает тело, превращает все живое в прах... Чистая иллюзия, но вполне достоверная, чтоб устрашить чудовищных монстров. Мирмиды отшатнулись. Их замешательство было столь недолгим, что Иеро не успел вздохнуть, но в ментальном бою время течет иначе, нежели в реальности, и ценится по-другому. Краткий миг, неразличимый квант временного потока, вмещающий, казалось, столь же краткое, ничтожное событие - трепет птичьего крыла, падение песчинки в песочных часах... Но краткость его обманчива; в схватке разумов он измеряет дистанцию между жизнью и смертью. Ментальный удар проник сквозь мираж бушующего пламени, заставив Аримана рухнуть на колени; внезапный и мощный, он был подобен молоту в сильной руке кузнеца. Ужас и ненависть, последняя вспышка гибнущего разума, ответным эхом пронзили Иеро; еще он уловил мольбу о помощи и удивился, с какой быстротой ему удалось погасить панический призыв. Долю секунды сознание Аримана, плененное в мысленном коконе, билось в его тисках, и в это мгновенье Иеро понял, сколь велика и безраздельна его власть. Он мог уничтожить этот разум или оставить навек заключенным в незримой темнице, мог искалечить, бросить в пучину воображаемого ада или перенести в другую плоть. В какой-нибудь мозг, слишком убогий и тесный для человеческого "я"... Он предпочел уничтожение. Тело Аримана еще не успело коснуться земли, как мирмиды, повинуясь команде священника, темной рекой хлынули прочь. Срок ментальной битвы завершился - две минуты от первого удара до последней сокрушительной атаки. Побежденный умер, а победитель, спасаясь от невыносимого запаха мирмидов, отступил и прижался спиной к шершавому древесному стволу. Недолгое время Иеро стоял в неподвижности, чувствуя, как мощь и сила древних лип вливаются в сознание, гасят усталость и заставляют трепетать каждый нерв и каждую мышцу. Война началась, подумалось ему, и началась удачно, но главная схватка еще впереди. Тем не менее, он был доволен: первый этап его плана принес победу и успех. Сыграть на ненависти клонов к муравьям, устроить бунт, отвлечь внимание Нечистого, заставить кого-нибудь из деусов заняться мятежом, разделить Теон и уничтожить врага-одиночку... Он так и думал, что это будет узкоглазый Ариман; в конце концов, ведь взбунтовались его клоны! А значит, ему и подавлять восстание, ему судить, пытать, казнить... Теперь Ариман был мертв, и над его не успевшим остыть телом уже кружили нетопыри. Кроме них да быстро удалявшихся мирмидов, в парке не было ни одного живого существа, но над дворцами, в которых обитали деусы, клубилась и разрасталась эманация ужаса. Сотни слуг, несовершенных копий Кали и Локи, замерли, охваченные страхом; грохот взрывов, блеск огня, вторжение мирмидов - все это было таким необычным, таким пугающим! Мир содрогался и рушился, и яростный рык из-за гор внушал опасные мысли; казалось, он предвещает гибель богов. Священник пересек аллею, склонился над мертвецом и прошептал: - Нелепые боги, древние сказки... Ты сомневался? Ну, теперь ты знаешь истину. Душа твоя в руках Господа, которого ты отверг; и там, за гранью смерти, Ему судить и карать, не мне! Мысль брата Альдо коснулась разума тоскливым звоном колоколов: "Ты убил его, убил... Я не жалею об этом человеке, мой мальчик, но памяти его жаль. Он прожил долгие века, едва ли не тысячелетие, и мог бы поведать о многом... Я перед ним - младенец!" Иеро усмехнулся. "Не печалься, у нас есть второй долгожитель, которого я не стану убивать. Если он не сотрет нас в пыль, я подарю его тебе. Возможно, ты заставишь его разговориться." Выпрямившись, он вышел на середину аллеи, расправил плечи и поднял лицо к небесам. Серый свет, предвестник утренней зари, уже мерцал у восточного горизонта, сливаясь с отблесками неутихавшего пожарища; звезды меркли, бледнел и становился призрачным серебряный диск луны, над головой клубились облака, двигались, колыхались, пока их тяжелая темная масса вдруг не явила взгляду знакомое обличье: сухие губы, крючковатый нос, глубокие, будто у черепа, глазные впадины. Иеро погрозил ему кулаком. - Локи, властитель тьмы! Ты видишь меня? Я здесь! Там, в Моске, я обещал, что приду за твоей головой... И я пришел! Один твой дьявол уже мертв - так веди в бой остальных! Я жду! Молчание было ему ответом. Небо светлело, тучи текли в вышине, и гигантское лицо Объединителя Темного Братства становилось все больше похожим на череп; в его глазницах тускло мерцали звезды, сухие губы разомкнулись, явив бездонный черный провал. Эта бездна затягивала, и священнику вдруг показалось, что верх и низ поменялись местами, будто он висит над пропастью чудовищного рта, готового проглотить его, и парк с дворцами и деревьями, и горы с морским побережьем, и весь мир. В голове у него грохнул набат, зарокотал, зазвенел и рассыпался гулкими осколками, из коих рождались слова: "Священник, маленький священник! Думаешь, перехитрил меня? Думаешь, я стал слабее? - Гулкая, наполненная звенящей тишиной пауза. - Зря ты убил Аримана... он - частица нашей общей мощи... И все же я доволен. Я не порицаю тебя; ты силен и жесток, и ты доказал, что место твое - среди нас. Ты лучше Ри Ма, и ты его заменишь. Может быть, я даже награжу тебя, переселив в его тело... Хорошая мысль, священник, не так ли?" Тьма сомкнулась над Иеро, и внезапно он с ужасом понял, что его не собираются уничтожать, а лишь понуждают к Слиянию. Кажется, к этому вела не одна дорога, а две - насильственный путь и добровольный, но результат в обоих случаях был одинаков. Обе дороги - без возврата и без надежды вернуться к собственному "я"... Слияние объединяло в столь тесном и нерушимом союзе, что даже один-единственный акт не проходил бесследно: черты доминирующей личности передавались партнерам, необратимо изменяя психику. Иеро не мог объяснить, откуда пришло это знание, но сомневаться в нем не приходилось; оно отвечало догматам Церкви, словам его наставников и тяжкому опыту истории, наследию тысячелетий. Разве человек, соединившись с Нечистым, не становился дьяволом? И разве тот, чьи мысли устремлялись к Богу, не превращался в святого? Схватившись за свой серебряный амулет, священник упал на колени. Темная сила Теона давила его разум, хищные щупальцы шарили в голове, сортируя и отбирая воспоминания - что оставить и извлечь, что выбросить, как бесполезный мусор. Ему казалось, что его душа вот-вот покинет тело и рухнет в пропасть, которая разверзлась перед ним, в бездонный провал глотки Нечистого; рухнет, и будет падать годами, столетиями, пока не окажется в преисподней. Что ожидает его там? Дьявольское служение? Плоть Аримана, в которую его заставят переселиться? Или, лишенный веры в Господа, чувств сострадания и любви, он станет жестоким убийцей? Бессмертным владыкой, чудовищем, проклятым в веках? Вот что стоит за посулами Локи, за обещанием Нечистого, подумал священник, сопротивляясь злобной хищной воле, сжимавшей его сознание. Лорд-протектор Запада, милостивый, справедливый, благородный... Как бы не так! Воистину, дьявол - отец обмана!.. - Шарль, - прохрипел он из последних сил, - Шарль, Альдо! Помощь! Мне нужна помощь! Видимо, этот призыв, произнесенный вслух, сопровождался ментальным импульсом. На одно бесконечно долгое мгновение Иеро увидел дворик в своем дворце, мраморные скамьи, водоем с серебристой ивой, а также темный пещерный свод и смутно серевшие в рассветном сумраке контуры деревьев. Эти два изображения накладывались друг на друга, соединялись в странную картину, которую он наблюдал глазами Шарля и брата Альдо: двор под куполом пещеры, скамьи и деревья выступают из стен, поверхность пруда будто висит в воздухе. В следующий миг видение исчезло, и реки ментальной энергии хлынули в изнемогающий мозг Иеро. Еще не Слияние, а только начальный этап, мелькнула мысль, тут же сгоревшая в пламени яростной радости. Он снова был силен! Как он был силен и могуч! Пресс, давивший разум, вдруг сделался легким, невесомым; отодвинув его одним усилием, он принялся выдирать жадные щупальцы, ломая и скручивая их, рассекая мысленным лезвием словно копошащихся червей. Это было мучительно больно, но мука несла радость, блаженство очищения, сознание власти над собственным телом и мозгом. Эта власть возвратилась к нему! С торжествующим воплем Иеро поднялся с колен, ощущая, как тают, растворяются в тройном единстве его душа и разум. Реки энергии сливались в один стремительный поток, который нес его к океану неисчерпаемой силы. Не было больше пера Дистина, священника и воина Аббатств, не было брата Альдо, эливенера и хайлендера, и не было странного существа с далеких гор, одушевленного им метаморфа; в их союзе рождалось нечто новое, иное, могучее и грозное, нечто сродни стихийным силам, колебавшим горы и двигавшим материки. Может быть, архангел с огненным мечом? - подумал Иеро, и это было его последней мыслью. * * * Два титана, два дракона, белый и черный, столкнулись в ментальном пространстве. Битва их была жестокой, но невидимой для глаз; подобно левиафанам древности, летающим и плавучим кораблям, они исторгали сгустки энергии, незримые копья чудовищной мощи, смертельные снаряды и огонь, но бились они в иной реальности, в сфере, вмещавшей не Землю, но разум и мысль. Мысль была их оружием, копьем, снарядом и огненной стрелой; мысль пронзала и сжимала, таранила и жгла, пленяла и покоряла. Схватка была недолгой, но возмущение ментального поля катилось волнами из сердца Евразии, охватывало весь огромный материк, неслось над просторами океанов, огибало планету, чтобы столкнуться с самим собой в далеком западном полушарии. К счастью, эта точка, антипод сражения, пришлась в безлюдных водах, в тысячах миль от обитаемых мест, ибо, попав в нее, любое создание Божье лишилось бы разума. Там, где прокатились волны, отзвук ментального сражения обрушился на людей, на все существа, способные чувствовать и мыслить. Одни испытали смутное беспокойство, другие - вспышку страха, третьи - непереносимый ужас; лишь тренированные телепаты могли защититься от него, укрыться за барьерами, однако их тоже снедал страх. Им было ясно, что происходит нечто жуткое, небывалое и не имевшее объяснений - может быть, преддверие Апокалипсиса или Рагнарека. Может быть, что-то другое, не описанное в древних легендах и книгах, но столь же ужасное, сулящее конец времен... Для этих страхов имелись основания; многое было забыто пережившими Смерть, но в каждом уголке Земли помнилось старинное предание: мир окончательно рухнет, когда боги вступят в битву. А в том, что сражаются боги, сомнений не оставалось. ...Лишь одно существо во всем огромном мире хранило нерушимое спокойствие. Подняв над водой массивную голову, Солайтер замер, вслушиваясь в эхо ментальной схватки. Мощь, которой он не ведал за все тысячелетия долгой жизни, струилась над его озером и над пурпурными холмами, билась и трепетала в воздухе; мощь, рожденная людьми, чей мозг казался таким маленьким и слабым, но в то же время вмещавшим Вселенную, все необъятное Мироздание, от крохотного атома до Бога. Этот парадокс выглядел неразрешимым, но Солайтер, мудрое и долговечное существо, знал, что еще не раз вернется к нему - не сейчас, так в более спокойные времена. Сейчас он с надеждой следил за сражением, и только ему были открыты смысл и суть ментальных возмущений. Он наблюдал, как черный дракон распался на три клубка, три разума, плененных мысленным барьером; видел, как победитель сминает их и давит, однако не за тем, чтоб уничтожить - цель, как мнилось Солайтеру, была иной. Там, над полем битвы, метались другие разумы, убогие и жалкие, принадлежавшие ночным крылатым тварям, и три из них будут живыми темницами для побежденных. Такое предчувствие не покидало Солайтера и оказалось верным; уже погружаясь в воду, он отметил, что пленники исчезли, слившись с сознанием нетопырей. "Закономерный результат, - подумалось ему. - Люди, несомненно, прогрессируют, хотя и не очень быстро - с этим делом они тянули целое тысячелетие. Но все-таки история завершилась, и в этом доказательство их разума. Они понимают: то, что отложено, надо закончить, иначе в мире воцарится беспорядок." * * * Сильная рука Шарля лежала на плече Иеро, морской ветер трепал их волосы, зеленовато-прозрачные мелкие волны облизывали песчаный берег, тянулись к сапогам из мягкой оленьей замши. Оба они стояли лицом к морю и к западу; за их спинами шумели листвой деревья и блистали под утренним солнцем кровли дворцов и башен. - Куда теперь? - Шарль прищурился - солнце, отражаясь в поверхности моря, слепило глаза. - На восток, брат, к океанскому берегу. Думаю, айморцы встретят нас благосклонно... "Вашингтон", как ты знаешь, погиб, и вся надежда на их корабли. Однажды им удалось переплыть океан... Почему не попробовать снова? - Ты мог бы отправиться на запад с клонами Нергала. У них хорошие корабли, и путь в Асл им известен. А там и до Атви недалеко. Иеро покачал головой. - Не хочу плыть на судне Нечистого. К тому же... Он смолк, но Шарль с улыбкой продолжил: - ...тебя терзает любопытство. Добраться до Аймора через степи, леса, горы и реки, увидеть новый народ и новую страну, так непохожую на Метс... Брат, я понимаю, о чем ты думаешь! Не забывай, во мне - твоя память, твои желания и мечты! - И что же они тебе подсказывают? Пойти со мной или остаться здесь? Шарль ковырнул песок носком сапога и уставился на лунку, которая быстро наполнялась водой. - Ты знаешь сам. Дело еще не доделано, и тут для меня найдется работа. Эти копии... эти несчастные люди, мужчины и женщины... разве их можно бросить? И эти опасные игрушки - там, за горами, и в небесах... Разве их можно оставить без присмотра? Буду трудиться во имя Господа и ждать, когда приплывут ученые и воины из Канды... - Он снова улыбнулся и стиснул сильнее плечо Иеро. - Ты вовремя обзавелся братом, парень! Иначе пришлось бы остаться самому! Они с усмешкой глядели друг на друга. Потом Иеро снял перевязь с мечом, вытащил из кармашка древний крестик, стиснул его в кулаке, а оружие протянул Шарлю. - Возьми. Не забывай меня. И помни еще об одном - о той пещере в Каменном Поясе, где я тебя нашел. Возможно... - Возможно! - подхватил Шарль. - Клянусь святой троицей, возможно! Мне нравится быть человеком - так почему не понравится и другим? Тем, что остались в пещере... И кто-то из них станет прекрасной женщиной, моей принцессой... Почему бы и нет? - Почему бы и нет? - эхом повторил Иеро. Они замолчали, слушая, как свистит над морем ветер и шуршат волны, накатываясь на песок. ЭПИЛОГ В дебрях Сайберна, в тысяче миль от океанского побережья, под корнями гигантской сосны, вывороченной бурей, спали три человека и медведь. Костер, разложенный путниками, погас, груда углей подернулась пеплом и не давала света, хотя от нее еще струилось приятное тепло. Два копья, арбалет и метатель были разложены на мешках, а около них, в клетке из прочных прутьев, скорчился нетопырь, летучая мышь с уродливой злобной мордочкой, похожая на крохотного дьявола. Лесной кот подбирался к ней, медленно продвигаясь на мягких лапах по сосновому стволу. Кот был крупным, двадцать фунтов мышц, костей и хищной ярости, но люди, не говоря уж о медведе, были для него сейчас недосягаемой добычей. Зимой, собравшись в стаю, коты могли одолеть оленя, и волка, и даже человека, но летом каждый из самцов жил и охотился в одиночку. Лето - время свободы, период сытости и изобилия, когда повсюду дремлет, кормится и суетится мелкая дичь... Взять хотя бы этого нетопыря - чем не ужин? Кот оскалил зубы, замер ярдах в трех от клетки, переместился на шажок, но внезапно с паническим визгом спрыгнул вниз и ринулся в лесную чащу. Ухо медведя приподнялось и сразу опустилось, когда лежавший рядом человек открыл глаза. "Кошка, друг Иеро, всего лишь кошка. Хотела сожрать нашего пленника и наткнулась на твой барьер... Что ты вообразил на этот раз? Пожар, наводнение или канаву с гадюками?" Человек усмехнулся и погладил медвежий загривок. "Спи, мохнатый! Сегодня нас охраняет стая голодных волков. Тут их целые сотни", - он коснулся пальцем лба. "И ты спи. Волки - надежные сторожа. Особенно те, - пробормотал медведь, засыпая, - что бродят в твоей голове." Но человеку не спалось. Необъяснимая тревога снедала его; казалось, он слышит чьи-то стоны и чувствует чью-то боль, однако не ту, какая бывает от ран или пыток, а долгую сладкую муку, которая вот-вот должна завершиться облегчением. Он посмотрел на своих спящих спутников, подмигнул нетопырю, взиравшему на него злобным кровожадным взглядом, подбросил хвороста в костер и раздул огонь. Минуту или две человек сидел, уставившись в яркое пламя и слушая лесные шорохи, затем мышцы его напряглись, и на виске, едва заметно, начала биться голубая жилка. "Слышишь, брат? Слышишь, я чувствую... Тогда помоги мне. Что-то происходит - там, в далеком краю, на побережье Лантика... что-то важное... Хочу узнать. Очень большое расстояние, но вместе мы сумеем дотянуться..." Он опустил веки, сосредоточился, бросил мысленную нить в далекое королевство Д'Алви и услышал первый крик своего сына. К О М М Е Н Т А Р И И АББАТСТВА - теократическая структура Кандианской Конфедерации, охватывающая Республику Метс на западе и Союз Атви на востоке. Каждое Аббатство выполняет военно-политические, научные и религиозные функции; Совет Аббатств обладает властью, аналогичной прерогативам Палаты Лордов в Англии восемнадцатого века и возглавляется Первым Гонфалоньером. АЙМОР - страна в бассейне Амура и на тихоокеанском побережье Азии; предками айморов являются народы Сибири, а также русские, монголы и небольшие группы китайцев, спасшихся после Смерти и бежавших на север. АСЛ - остров Исландия. БАТВИ - торговый жаргон; искусственный язык, используемый в областях, граничащих с Внутренним морем. БАФЕРЫ - гигантские быки, результат мутации бизонов. Огромные стада баферов ежегодно мигрируют через западные кандианские районы. БНАН - видоизменившееся банановое дерево, произрастающее на острове Асл. ВАНК - бывший Ванкувер, область на юго-западе Республики Метс, на побережье Великого океана. ВЕРБЭР (МЕДВЕДЬ-ОБОРОТЕНЬ) - мало известный вид лемутов. Он является не обычным медведем, а разновидностью гризли с коротким мехом и обладает невероятной силой, неким подобием рук и странной способностью к гипнозу, с помощью которой завлекает своих жертв. Пользуется примитивными орудиями. В основном бродит ночью; вербэров видели мельком только один или два раза. Их также относят к Нечистому, но они кажутся скорее его союзниками, чем слугами. Их современный аналог неизвестен. К счастью, они являются очень редкими. ВЕТЕР СМЕРТИ - зелье в виде порошка, приготовляемого специально обученными самками иир'ова (владычицами Ветра Смерти); вызывает чувство необоримого ужаса. ВНУТРЕННЕЕ МОРЕ - большое море, образованное в древности в результате слияния Великих американских озер; в нем имеется множество островов. Многое во Внутреннем море не отмечено на картах. Его берега усеяны руинами древних городов. По водам Внутреннего моря осуществляются интенсивные торговые перевозки, несмотря на постоянную угрозу со стороны пиратов. Наиболее крупные порты: Намкуш - на северо-западе; Ниана - на юго-востоке. ВОЛОСАТЫЕ РЕВУНЫ - наиболее опасная разновидность лемутов. Они являются большими, покрытыми мехом бесхвостыми приматами с высоким интеллектом, и используются Нечистым в качестве солдат. Они ненавидят всех людей, кроме своих темных мастеров. Более всего они походят на огромных бабуинов. ГЛИТЫ - один из видов лемутов, выведенных Нечистым (возможно, произошли от рептилий). Чешуйчатые и очень сильные физически, обладают разумом, способны к гипнозу; находятся в полном рабстве у Темных Мастеров. ГРАНТЕР - большая хищная рептилия, напоминающая крокодила; водится в болотах Д'Алви. ГРОКОН - гигантский потомок современной свиньи, обитает в северных лесах. На гроконов интенсивно охотятся, но они могут быть очень опасны для охотника, так как достигают размеров крупного быка и отличаются умом и ловкостью. ГОРОДА-ГОСУДАРСТВА - Д'Алви, Чизпек, Кэлин и другие. Расположены на побережье Лантического океана, на месте современных мегаполисов Бостон, Нью-Йорк, Филадельфия, Вашингтон; населены, в основном, расой чернокожих. Называются также Южными или Черными Королевствами, так как в этих странах монархическая система правления. ДАВИДЫ - Народ Давида, потомки чернокожих иудеев, проживающие в Южных Королевствах и сохранившие свою религию. По внешнему виду не отличаются от остального населения. Д'АЛВИ - крупнейшее и наиболее развитое государство на восточном побережье Лантического океана. Королевство организованно по принципу просвещенной деспотии, однако рядовые члены общины - крестьяне и ремесленники - пользуются в нем очень немногими правами. В королевстве существует низшая ветвь Универсальной Церкви. ДЕЛЬФЫ - Морское Племя, разумные дельфины, обитающие в Море Среди Земель. Разум у этих существ был пробужден еще до Смерти, в результате генетических экспериментов; они весьма благожелательно относятся к людям. ДЕТИ НОЧНОГО ВЕТРА - см. иир'ова. ДЛИННОРЫЛ - хищный осетр-мутант размером с крокодила; водится в реках и озерах Канды, а также на Евразийском материке. ДОНДЕРЛЕНД - Опасная Земля; так называют Гренландию жители острова Асл. ЗАБЫТЫЕ ГОРОДА - города древних, разрушенные в период Смерти. ЗАЩИТНИК - прибор, разработанный Темным Братством; создает искусственный ментальный барьер, защищающий разум своего обладателя. Имеет форму квадратного медальона с цепочкой. ЗМЕЕГЛАВЫ - гигантские всеядные рептилии, небольшие стада которых обитают в глубине южных лесов. Преимущественно питаются мягкими ветвями растений и фруктами, но также едят падаль. Очень похожи на доисторических двуногих динозавров, но на самом деле происходят от небольших рептилий, существовавших в период до наступления Смерти. ЗОЛОТИСТАЯ УТКА - утка величиной с лебедя с золотистым оперением и алым клювом; водится в Канде. ЗОНЫ СМЕРТИ - то же самое, что и пустыни Смерти. ИИР'ОВА - самоназвание людей-кошек, искусственной расы, выведенной адептами Нечистого; дословно означает "Дети Ночного Ветра". Иир'ова обитают в великих прериях; непревзойденные охотники и воины, они отличаются исключительной подвижностью и быстротой реакции. Ведут ночной образ жизни. ИННЕЙЦЫ - потомки чистокровных индейцев, обитающие в Канде; весьма немногочисленны. КАЛИФАР, МЕКСАНО, ТЕКСУС - Калифорния, Мексика, Техас. Аббатствам практически ничего не известно об этих странах, и жителям Канды они представляются легендарными. КАНДА - территория древней страны Канады, сохранившая свое наименование почти неизменным, хотя во времена Иеро многие об этой стране уже забыли. Память о ней сохранилась только в центральных районах Республики Метс и Атвианского Союза, на западе и на востоке соответственно. КАНДИАНСКАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ ЦЕРКОВЬ - государственная религия Метсианской Республики и Союза Атви. Образовалась в результате слияния наиболее распространенных направлений протестантской церкви с католицизмом, хотя контактов с Римом не было в течение тысячелетий. Из древних христианских религий в Универсальной Церкви сохранились многие обычаи - такие, причастие, исповедь, символ креста и т.д. Родственные церкви, хотя менее строгие и цельные, существуют во всех Южных Королевствах на побережье Лантика, таких, как Д'Алви. В некоторых моментах они отличаются от Кандианской Церкви - например, на юге священники соблюдают целибат (обет безбрачия). КАУ - вьючное животное, используемое для сельскохозяйственных работ и верховой езды в районах южнее Внутреннего Моря (подобно волу в современной Корее). Большой бык; по-видимому, почти не изменившийся с древних времен потомок домашнего рогатого скота. КИЛЛМЕН - исключительно опытный и умелый воин Республики Метс, прекрасно тренированный физически, прошедший длительное обучение военному искусству в специальной академии в Саске, владеющий всеми видами оружия. Киллмены автоматически являются офицерами Стражей Границы, а также используются в качестве лесных рейнджеров, стражей и специальных агентов Аббатств. Иеро - человек необыкновенный (хотя и не исключительный), так как он является также священником и заклинателем. Подобная комбинация способностей высоко ценилась, но встречалась крайне редко. КРУГИ - административные области, обозначаемые определенными цветами, принадлежащие Нечистому и его мастерам из Темного Братства. Иеро во время своих путешествий пересек все четыре Круга - Красный, Голубой, Желтый и Зеленый. Верховные мастера Кругов: С'тарн (Красный), С'дана (Голубой), С'дига (Желтый, столица - Ниана), С'лорн (Зеленый). ЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН (соленое море Лантик) - древний Атлантический океан, хотя линия его западного побережья сильно изменилась. Не сохранилось документов о существовании каких-либо трансатлантических контактов в течение последних трех тысячелетий. ЛЕМУТ - термин обозначает животное или другое негуманоидное существо с человеческим разумом, которое служит Нечистому. Медведя Горма и Народ Плотины никогда не считали лемутами. Этот термин образован сокращением слов "летальный мутант", обозначавший животное, которое не может выжить и воспроизводиться в естественных условиях. Во времена Иеро смысл этого термина был изменен; под ним понимали существо, враждебное нормальным людям и нормальной жизни во всех ее видах. По мере расширения исследованной территории постоянно открывают новые разновидности лемутов - например, такие, как обнаруженные Иеро люди-жабы. Однако не все эти новые создания являются лемутами. ЛОРС - основное пахотное и верховое животное Канды. Впервые было выведено в Республике Метс. Является очень крупной разновидностью современного канадского лося, обладает зачатками интеллекта. Используется в кавалерии. ЛОУН - невероятно огромная нелетающая водоплавающая птица, которая была найдена в отдаленных районах Внутреннего моря. Питается рыбой. Хотя лоун очень пуглив и робок, у него мало врагов, так как эта птица достигает восьмидесяти футов в длину при соответствующем весе. Лоун встречается очень редко, хотя не раз упоминается в легендах. ЛУКИНАГА - наркотическое средство, известное Аббатствам. Используется священниками для усиления духовной мощи, когда они вступают в мысленный контакт. В малых дозах лукинага расслабляет и вызывает сон. ЛЮДИ-ЖАБЫ - лемуты-амфибии, которые обитают в Забытых Городах на побережье Внутреннего моря. ЛЮДИ-КРЫСЫ - огромные, величиной с человека грызуны. Один из наиболее свирепых видов лемутов, часто используется Нечистым в качестве воинов. Вероятно, мутация крысы, на которую они походят во всем, кроме мозга и размеров тела. МАНУН (Мертвый остров) - скалистый остров на севере центральной части Внутреннего моря, место, где Иеро был взят в плен. Один из главных центров Голубого Круга Темного Братства. МЕТАТЕЛЬ - гладкоствольный карабин, который заряжается с дула. Огнестрельное оружие в Республике Метс, очень редкое и дорогое. МЕТС - преобладающая раса в Канде, которая образовалась в результате смешения индоевропейской ("белой") и индейской рас. Метс является сокращением древнего слова "метис". Метсы выжили в период Смерти в большей пропорции относительно других рас, так как они селились в древности маленькими группами в отдаленных сельских и лесных районах Канды. В результате атомные и бактериологические болезни уничтожили относительно немногих. Метсы, проживающие в Восточной Канде, на территории Атвианского Союза, имеют более светлую кожу, так как в их генах примесь индоевропейской крови больше. МИРМИДЫ - огромные мутировавшие муравьи. Полуразумны; в Айморе используются в качестве сторожей, охотников и с другими целями. МОНРЕЙ - бывший Монреаль, столица Союза Атви. МОСК - бывшая Москва, полностью покинутая людьми, переселившимися в окрестные леса. МОРЕ СРЕДИ ЗЕМЕЛЬ - Средиземное море, которое в описываемую эпоху поглотило Красное, Черное, Азовское, Каспийское и Аральское моря и простирается на восток до бывшего бассейна Сырдарьи и отрогов Памира. МУ'АМАНЫ - одно из темнокожих племен, обитающих в Д'Алви; занимаются скотоводством. Они - великолепные бегуны; отличаются воинственностью и поставляют лучших пехотинцев в королевскую армию. Истоком их религии является мусульманство. НАМКУШ - город и порт в северо-западной части акватории Внутреннего моря. Стоит в дельте Дождливой реки, которая, вместе с озерами Слез, Опадающих Листьев и другими, является кратчайшим водным путем, связывающим Республику Метс с Внутренним морем. До захвата Намкуша метсианскими войсками, он носил статус вольного торгового города, однако фактически находился под контролем Красного Круга Братства Нечистого. НАРОД ПЛОТИНЫ - водные грызуны, обладающие высоким интеллектом и размерами превосходящие людей. Живут в искусственных озерах на территории Республики Метс; находятся под охраной соглашения о взаимной терпимости. Являются результатом мутации бобров. Очень миролюбивы. НЕЧИСТЫЙ - общий термин, обозначающий как дьявола, так и Темное Братство и всех его слуг и союзников - так же, как и все другие формы жизни, осмысленно стремящихся уничтожить нормальных людей и разрушить естественные законы природы и общества со злыми целями. НИАНА - крупнейший порт на юго-восточном побережье Внутреннего моря, торговый центр. Фактически в нем правит Нечистый; Совет Купцов города выполняет, как правило, его указания. В действительности Ниана является главным центром Желтого Круга Темного Братства. Тот, кто опасается зла, не задерживается в Ниане. Она расположена примерно на месте древнего города Толидо. НЬЮФОЛ - остров Ньюфаундленд. ОБИТАЮЩИЙ (БРОДЯЩИЙ) В ТУМАНЕ - таинственное злобное существо, обитатель Пайлуда; питается телепатической энергией своих жертв. Даже колдуны Нечистого опасаются этого ментального вампира. ОЗЕРО СЛЕЗ, ОЗЕРО ОПАДАЮЩИХ ЛИСТЬВ, ДОЖДЛИВАЯ РЕКА, РУЧЕЙ ТЕТИВЫ - система озер и рек к западу от Намкуша, где разыгралось сражение между армией Республики Метс и войсками Красного и Голубого Кругов. ОЛЕНЬ СМЕРТИ - чудовищный мутант, обитающий в пустынях Смерти. Обладает невероятной живучестью, очень силен, плотоядный хищник. Свое название получил из-за растущих на морде шипов, похожих на оленьи рога. ОТР - огромный морской зверь, водится во Внутреннем море и других водоемах; результат мутации тюленей. На него охотятся с гарпуном, как на китов древности. ПАЙЛУД - обширнейшее из всех северных болот. Пайлуд тянется на сотни миль вдоль северного побережья Внутреннего моря. Его избегает даже Нечистый. Много странных форм жизни, не обнаруженных в других местах, существует в его безбрежных просторах. Ужасные лихорадки часто поражают тех, кто отваживается проникнуть в Пайлуд. Его точные границы на карту не нанесены и неизвестны. ПАРЗ - крупное травоядное животное с четырьмя бивнями. Обитает в южных лесах, достигает двенадцати футов высоты в холке. Его предок неизвестен. ПЕР - сокращенное "патер" (отец). Уважительный титул священника Кандианской Универсальной Церкви. ПОМНЯЩАЯ - самка иир'ова, глава прайда, которая хранит историю племени. ПРОТЕСТАНЫ - протестанты, последняя секта в Канде, присоединившаяся к Универсальной Церкви около двух тысячелетий тому назад. ПСЫ СКОРБИ - чудовищные собаки размером с крупного пони. Используются в отрядах Нечистого в качестве ездовых животных для Волосатых Ревунов. Очень сильны и свирепы. ПУСТЫНИ СМЕРТИ - клочки земли, пораженные древней атомной радиацией в результате бомбардировок. Здесь мало или совсем нет воды и растений. Однако жизнь существует даже в этих ужасных местах, хотя по большей части она странная и враждебная, развивающаяся в условиях сильной радиации и свирепой борьбы за существование. Некоторые пустыни занимали площадь в сотни квадратных миль и во времена Иеро их сторонились подобно самой Смерти. Пустыни редко встречались в Канде, но на юге их было много. Наиболее страшные из них испускают ночью голубое радиоактивное сияние. РАКШ - огромная хищная морская рыба с большими плавниками, способная к прыжкам над водой - мутант, произошедший от летучих рыбок прошлого. РЕСПУБЛИКА МЕТС - государство на территории центральной и западной Канады, входящее в Кандианскую Конфедерацию (см. Аббатства). Столицей Метсианской Республики является город Саск, чье название происходит от древней канадской территории Саскачеван. В Саске расположено Центральное Аббатство, его школы, архивы и научные лаборатории. САЙБЕРН - Сибирь; на большей части этой огромной территории растет лес, подобный Тайгу. САСК - столица Республики Метс. СИНЮКИ - народ с синеватой кожей, обитающий рядом с пустынями Смерти. СМЕРТЬ - болезни, вызванные радиацией и применением химического и бактериологического оружия, уничтожившие основные населенные центры и большинство людей пять тысяч лет тому назад. Во времена Иеро эти события давнего прошлого все еще оставались синонимом ужаса и неотвратимой опасности. Существовала поговорка: "Все зло мира принесла Смерть". СНАПЕР - огромная хищная черепаха размером с легковой автомобиль. Нападает на крупных животных в воде, является свирепой и почти неуязвимой. СОРОК СИМВОЛОВ - крошечные фигурки-символы, вырезанные из черного дерева, с помощью которых прошедший обучение священник-заклинатель может предсказывать будущее. При этом используется магический кристалл, позволяющий гадателю быстрее входить в состояние транса. В романах упоминаются следующие символы: Копье - битва (все виды сражений) или опасная охота; Рука (Раскрытая Рука) - друг; Рыболовный Крючок - скрытая опасность или скрытое значение чего-либо, тайна, загадка; Рыба - вода и все, с ней связанное (корабли, верфи, сети, мореходство и т.д; также обозначает мужскую силу); Крест и Глаз - Зло; опасность, угрожающая не только телу, но и душе; Скрещенные Руки - друг, очень близкий, на всю жизнь; Молния - буря, шторм, плохая погода; сильный гнев, который может испытать гадающий; молния, которая попадет в гадающего; Сапоги (или Башмаки) - долгое путешествие; Дом - сам по себе этот символ означает кров, убежище, но в сочетании с другими знаками допускает множество толкований; Меч и Щит - гадающему предстоит опасная схватка; Лист, проколотый Мечом - Мир и Война, с возможностью выбора между ними; Череп - символ древней Смерти (или гибели, которая настигнет гадающего или близких ему людей). Пес - собака или волк; смысл символа зависит от других фигурок, которые попадутся гадающему вместе с ним; Птица - нечто, связанное с воздухом; Слеза - знак печали; Округленные Губы - нечто новое, удивительное (может оказаться как хорошим для гадающего, так и плохим); Книга - знак Библии, Священной Книги; толкуется как надежда или Божья помощь. СОЮЗ АТВИ - государство на территории восточной Канады, братское Метсианской Республике, получившее свое название от древнего города Оттава. Союз меньше Республики и отделен от нее обширным пространством диких земель и Тайга, через который проходит несколько дорог. Между обеими странами установлены тесные контакты, в обеих существуют Аббатства (см.), выполняющие роль правительства как в Союзе, так и в Республике. Столица Атви - город Монрей. СТРАЖИ ГРАНИЦЫ - армия или лица, входящие в состав вооруженных сил Республики Метс. Союз Атви имеет аналогичное формирование. В Метсианской Республике имеется шестнадцать "легионов" или "полков", полностью автономных воинских частей. Они находятся под командованием Совета Аббатств, который, в свою очередь, докладывает Нижней Палате (Ассамблее) о своих решениях, которые всегда одобряются. Стражей Границы обычно возглавляют священники. Численность легиона составляет от тысячи до двух тысяч бойцов. Более мелкие подразделения легиона - стая и рой (эквиваленты батальона и роты). СТРАНЫ СТАРОГО СВЕТА - Франс (Франция), Джомен (Германия), Спейн (Испания), Итали (Италия), Раша (Россия), Инди (Индия), Чина (Китай), Джап (Япония). ТАЙГ - великий хвойный лес Канды, не похожий, однако, на современный; он содержит много лиственных деревьев и даже некоторые виды пальм и кактусов. Деревья в среднем стали выше, чем в настоящее время, на далеком юге растут еще более гигантские деревья. ТЕМНОЕ БРАТСТВО - самоназвание союза Мастеров Нечистого. Используя слово "темный", они подчеркивают, что пытались завоевать мировое господство и уничтожить жизнь; они гордятся этим, понимая, что главное зло исходило от них. Аналогом этой организации является современный сатанизм. ФРОГ - чудовищный лягушкоподобный монстр, обитающий в болотах Пайлуда. ХАЙЛЕНДЕР - долгожитель; человек, жизнь которого измеряется двумя веками или даже большим сроком. Исключительно редкая мутация среди людей. ХОППЕРЫ (прыгуны) - домашние ездовые животные, напоминающие огромных кроликов или кенгуру, которых разводят в Южных Королевствах. Сила и скорость хопперов позволяет использовать их в качестве скакунов в армии Д'Алви. ЧИЗПЕК, КЭЛИН - небольшие королевства на побережье Лантического океана, то выступающие в союзе с Д'Алви, то воюющие с этим своим непосредственным соседом. Чизпек расположен к северу от Д'Алви, Кэлин - к югу. ЭЛИВЕНЕРЫ - Братство Одиннадцатой Заповеди ("Да не уничтожишь ты ни Земли, ни всякой жизни на ней"). Группа ученых, экологов и социологов, которая образовалась после Смерти с целью сохранить человеческую культуру и знания, проповедующая любовь ко всему живому. Эта группа проникла во все сферы социальной жизни человечества на американском континенте и постоянно сражается с Нечистым, часто тайными путями. ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА Содержание ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА И АВТОРА ПРОЛОГ ГЛАВА 1. СНОВА В ПУТЬ ГЛАВА 2. НАД ОКЕАНОМ ГЛАВА 3. АСЛ ГЛАВА 4. СВЯТОЙ ПРЕСТОЛ ГЛАВА 5. ОБОРОТНИ МОСКА ГЛАВА 6. КАМЕННЫЙ ПОЯС ГЛАВА 7. ЗНАК ДЬЯВОЛА ГЛАВА 8. СТЕПЬ И ГРАНИЦА ГЛАВА 9. ТЕОН ГЛАВА 10. БЕССМЕРТИЕ И ВЛАСТЬ ГЛАВА 11. ЗНАК СВЯЩЕННОЙ КНИГИ ГЛАВА 12. ГИБЕЛЬ БОГОВ ЭПИЛОГ

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ахманов Михаил
  • Обновлено: 27/10/2008. 494k. Статистика.
  • Статья: Фантастика
  • Оценка: 6.84*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.