Ахманов Михаил
Наследник

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 02/09/2012.
  • © Copyright Ахманов Михаил
  • Обновлено: 08/09/2007. 608k. Статистика.
  • Роман: Детектив Дилогия Наемник и Наследник
  • Оценка: 7.04*30  Ваша оценка:
  • Аннотация:

  • 
    
    
    
    
    
    
    
    
                              Аннотация
    
                            Михаил Ахманов
    
                             НАСЛЕДНИК
    
           Второй роман об Алексее Каргине.
           Алексей Каргин, бывший офицер спецназа, бывший наемник
    Французского Иностранного Легиона, волею судеб становится наследником 
    международной корпорации, производящей все виды вооружения. И хотя он 
    не горит желанием ее возглавить, гигантский оружейный бизнес - не то 
    наследство, от которого можно так просто отказаться. Тем более, что в 
    этом наследстве заинтересована Россия, родина Каргина, которой он предан 
    всем сердцем. 
           Каргин пускается в новую авантюру, распутывает новую тайну...
    
    
    
                             Михаил Ахманов
    
                               НАСЛЕДНИК
    
    
    
                                    Когда вода всемирного потопа
                                    Вернулась вновь в границы берегов,
                                    Из пены уходящего потока
                                    На берег тихо выбралась любовь.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
    
                     Глава 1. Краснодар, апрель 1998 г.,
                              поздний вечер.
    
           В Москве еще таяли апрельские снега и медленно, с ленцой,
    высыхали лужи, а здесь, в Краснодаре, деревья уже окутывал флер сочной
    весенней листвы, воздух был ароматным и свежим, и по ночам сияли в
    безоблачных небесах огромные яркие звезды. Ласковый город Краснодар,
    теплый, щедрый, почти родина, хоть и родился не здесь... Ну и что с
    того? Родина - земля, где живут отец и мать, где жили, сражались и
    умирали поколения предков, и где - если повезет! - сам упокоишься со
    временем. Лет, скажем, через пятьдесят.
           Каргин усмехнулся и задернул штору на окне в отцовском
    кабинетике. Чертог этот был небогатым и тесным: слева - письменный стол
    и кресло, справа - тахта под афганским ковром и полки с книгами. Еще -
    фотографии в рамках: свадебная, без малого сорокалетней давности, а за
    ней другие, с различных мест службы, отличавшиеся, главным образом, задним
    планом и количеством звездочек на отцовских погонах. Горы, степи, пустыни,
    тайга... Майор Каргин, подполковник Каргин, полковник, генерал... От
    снимка к снимку лицо отца старело, западали щеки, ссыхались губы, морщины
    бороздили кожу, но выражение не изменялось: сосредоточенное, грозное,
    как у готового к битве орла. На последней фотографии он был в штатском,
    но пиджак сидел на нем точно генеральский мундир - ни складок, ни
    заломов.
           - Не одежда человека красит, а человек - одежду, - пробормотал
    Каргин, сел в кресло и перевел взгляд на тахту.
           Там, под красно-черным афганским ковром с висевшей посередине
    родовой казацкой шашкой, спала миссис Алекс Керк, в девичестве - Кэтрин
    Барбара Финли. Ласточка... Густые ресницы как тени на смуглых щеках,
    розовые губы приоткрыты, каштановые волосы рассыпались по подушке, одеяло
    сползло с точеных плеч... Посмотришь, и не скажешь, что взял супругу в
    Калифорнии - скорее, в местной станице нашлась, там, где все девчонки
    смуглы и гибки, белозубы и кареглазы. Отец это тоже заметил. Доволен!
    А уж мать...
           Щемящая нежность вдруг затопила сердце Каргина; он зажмурился,
    стиснул руки и медленно, глубоко вздохнул. В свои тридцать четыре года
    он начинал приобщаться к простой истине, к тому, что познали тысячи,
    миллионы мужчин до него: есть девушки, с которыми гуляешь и флиртуешь,
    целуешься в темном подъезде, даришь обещания - и есть жена. Большая
    разница, черт побери! Такая же, как между столовым ножиком и шашкой,
    что переходит в семье от деда к отцу и от отца к сыну...
           Он собирался порассуждать на эти темы, но тут чуть слышно
    скрипнула дверь, и неяркий свет, просочившийся из прихожей, обрисовал
    фигуру матери. Она поманила Каргина рукой. Поднявшись, он вышел.
           - Пусть девочка поспит... Утомилась после перелета... Нынче в
    Ставрополь съездить или в Ростов - мучение, а уж из Москвы добраться...
    - шептала мать, подталкивая Каргина мимо кабинета, спальни и столовой
    к кухне.
           Кухонька в родительской квартире была маленькой и казалась
    еще меньше из-за отца - Каргин-старший отличался завидным ростом и
    шириною плеч. Сидел он на своем привычном месте, на табурете в углу перед
    столом, где плескалось вино в хрустальном графине и трех хрустальных же
    стаканчиках. Вино было не покупным - отец сам ставил по осени из
    мускатного винограда.
           - Садись, Алешенька, сынок, - голос матери звучал певуче и
    слышались в нем счастливые слезы. - Садись, родной мой... Раз Катюшка
    уснула, так пусть поспит, а мы выпьем... выпьем за вас, чтоб жили долго
    и счастливо, в любви и согласии... и чтобы нас не забывали и внуками
    скорей порадовали...
           Отец хмыкнул и подвинул Каргину стакан.
           - Какие внуки, мать? Они четыре месяца как женаты!
           - Ничего ты не понимаешь, генерал! Четыре месяца женаты, а
    знакомы скоро год! В наше время у молодых все быстро, все стремительно,
    за год могут тройню родить - это я тебе как врач говорю. Ну, не родить,
    так находиться в приятном ожидании...
           Мать с надеждой поглядела на Каргина, но тот, улыбнувшись,
    покачал головой и чмокнул ее в щеку.
           - Нет, мама, еще нет. Но мы не прекращаем усилий!
           Отец расхохотался, мать зашикала на него, оглядываясь на дверь,
    потом тонко прозвенели хрустальные стаканчики. Вино было густым и сладким,
    как воспоминания детства.
           - Торопливая у нас матушка, - отец насмешливо прищурился. -
    Это, думаю, от ирландской крови... Импульсивный народ эти ирландцы,
    горячий, особенно женщины. А я-то всю жизнь удивлялся, откуда в ней
    такая страсть! По паспорту ведь москвичка, а они холодные, как рыбы,
    и мужики не лучше. Знала бабка Тоня, кого выбирать!
           Антонина, покойная бабка Каргина по матери, в войну трудилась
    в Москве переводчицей в американском посольстве и повстречала там
    Патрика Халлорана, американца ирландского происхождения. Был Халлоран
    тогда красив, обаятелен, молод и, вероятно, ничем не походил на ту
    персону, которой сделался со временем, на старого волка-миллиардера,
    владыку оружейной империи, безжалостного, как оголодавшая акула. Той
    встрече мать Каргина, а значит, и сам Каргин, были обязаны явлением на
    божий свет, но оба они с этой идеей как-то еще не сжились. Как и с тем,
    что самый близкий их родич, отец и дед, не рядовая личность, а человек
    могущественный, один из тайных правителей мира, и они - его бесспорные
    наследники. Наследником, собственно, был Каргин, но сути это не меняло.
           При упоминании о бабке Тоне мать зарделась. Отец обнял ее,
    поцеловал светлую прядь, что падала на ухо, буркнул: "Миллионерша ты
    моя ирландская!" - и, плеснув вина в стаканчики, произнес:
           - Ну, давайте за Патрика выпьем. Как-никак, а твой батька и
    Алексею - дед. Опять же невестку нам подыскал, красавицу и умницу...
    Может, Алексей без него еще бы лет десять не женился... Так что в
    нынешней диспозиции мы ему обязаны. И даже очень!
           Они чокнулись и выпили. Потом мать робко спросила:
           - Какой он, Алешенька? Старый, наверное, одинокий? Больной?
    Живет-то он как?
           Прошлым летом Халлорану стукнуло семьдесят пять, но больным
    и старым он отнюдь не выглядел. Совсем наоборот: клыки стальные,
    хватка железная... Жил он на острове Иннисфри, откупленном у перуанского
    правительства на целый век и превращенном в крепость, и суетились при
    нем две с половиной сотни охранников да помощников, слуг да прислужников.
    Хорошо жил, как подобает миллиардеру: роскошная вилла, чудный парк, яхта,
    райский климат и блиндажи с ракетами и пулеметами - для безопасности
    и спокойствия. Об этом, как и о своей службе в качестве телохранителя,
    Каргин родителям уже рассказывал. Правда, по телефону.
           Телефон телефоном, а живой рассказ доходчивей. Он повторил все
    снова, а мать слушала, кивала и вытирала слезинки. Все-таки отец, родная
    кровинка, хоть и ирландская...
           Говорил Каргин о том, как, после службы в Иностранном Легионе,
    завербовался в "Халлоран Арминг Корпорейшн", как прилетел в Калифорнию,
    в Халлоран-таун под Сан-Франциско, где находилась штаб-квартира ХАК,
    как повстречался с Кэти и как расстался с ней, отправившись служить
    на Иннисфри, еще не зная, зачем его, российского офицера и бывшего
    спецназовца, нашли в Москве и предложили выгодный контракт. Рассказывал
    про остров и старого Халлорана (назвать его дедом язык не поворачивался),
    про вечно голубые небеса и бирюзовый океан, про сейбы, пальмы и мангровые
    заросли в древнем вулканическом кратере, про поселок у бухты и дворец на
    горном склоне, в котором, с полусотней прислуги, обитал старик. И о том,
    как захватили остров бандиты, нанятые врагами Халлорана, тоже рассказал:
    как перебили людей, сожгли поселок, и как он сам, с группой спасшихся
    по счастливой случайности, скрывался в кратере и бился с налетчиками
    до последнего. Не слишком, надо признаться, удачно: нашли бандиты Боба
    Паркера, племянника Халлорана, и пристрелили, а заодно и прочих, Тейта, 
    Слейтера, Араду и Томо Тэрумото, так что живыми остались сам Каргин и 
    Нэнси Паркер, что Бобу приходится сестрой, а матери - кузиной. Хорошая 
    девушка, рыжая, красивая, только много пьет...
           В этом месте мать прослезилась, горюя о заокеанской родне,
    и Каргин, чтобы ее утешить, поведал, что старый Халлоран бандитам
    не достался - отсиделся в секретном убежище с верным слугой Альфом 
    Спайдером и нынче жив-здоров. Новый остров приобрел, в Тихом океане, 
    а где в точности, никто не знает, кроме самых доверенных лиц. Приятный 
    остров, ничем не хуже Иннисфри, и укреплен как цитадель американского 
    президента.
           Во всех этих историях, весьма занимательных и соответствующих
    официальной версии событий, правды было ровно половина. Об остальном
    приходилось молчать - о том, что бандитов (а точнее - профессиональных
    убийц-коммандос) наняли по приказу Халлорана, и что старик заказал им
    всех своих родичей, и Бобби Паркера, и Нэнси, и даже Хью Араду, который,
    надо думать, приходился сыном старику. Заказал и уничтожил, чтобы
    избавиться от лишних претендентов, от тех, кто недостоин возглавить ХАК,
    и заодно проверить нового наследника, Алекса Керка, внука давно почившей
    бабки Тони. На что годится этот Керк, с крепкой ли хваткой парень и не
    боится ли кровушку пустить при случае... Расскажешь об этом матери -
    ужаснется, расскажешь отцу - плюнет, разотрет и молвит со всей солдатской 
    прямотой: нужен нам этакий родич как прохудившаяся портянка.
           И потому Каргин молчал об этих деликатных обстоятельствах. И о
    том молчал, как пренебрег наследством и, похитив вертолет, направился
    туда, куда горючего хватило - в Сан-Кристобаль, на Галапагосские острова,
    где поджидала его Кэти. А из Сан-Кристобаля, вместе с ласточкой - в
    Эквадор, потом в Колумбию, в портовый город Картахена, откуда можно было
    уплыть с контрабандистами на Кубу. Но смыться им не удалось - нашел их в
    Картахене Мэлори, шеф безопасности ХАК и халлоранов ближайший сподвижник.
    Торговались долго и свирепо, пока не пришла Каргину счастливая мысль, как
    наследством распорядиться, чтобы и старик был доволен, и польза имелась.
    Говоря иначе, чтобы волк был сыт, а овцы, хоть пострижены, но целы - ну,
    хотя бы относительно.
           - Ты там бывал, на этом новом острове? - с беспокойством
    поинтересовалась мать. - Все ли там у деда ладно, удобно ли ему? Как
    его устроили на новом месте и что там с ним за люди? Человек он старый,
    ему особый уход нужен...
           - Врачи у него есть, самые лучшие, - пояснил Каргин. - Он вообще
    на здоровье пока не жалуется, километр пробежит не запыхавшись. Крепкий
    старик, такой и в девяносто будет как огурчик. А остров... говорили,
    красивый остров, живописный, с лагуной, пальмами и скалами, но сам там
    не бывал. Хотя связь имеется, через штаб-квартиру фирмы в Калифорнии.
           - По телефону?
           - Ну что ты, мама... Для этого у меня специальный чемоданчик с
    кодами и шифрами.
           - Как у президента, - с усмешкой добавил отец.
           - А я, батя, и есть президент, - уточнил Каргин.
           Они помолчали, потом мать осторожно спросила:
           - К себе он не приглашал? На этот самый остров?
           Отец хмыкнул, и мать метнула на него суровый взгляд.
           - Молчи, генерал! Я не набиваюсь в гости, я о том думаю, что он
    одинокий и старый, и ближе родичей у него нет! Неужели помрет, родную
    дочь не повидав?
           - Не помрет, - утешил ее Каргин. - Я же сказал: такие живут
    как минимум до девяноста, так что в ближайшие пятнадцать лет получишь
    приглашение. А пока просил фотографии, твои и отцовы, числом побольше,
    размером покрупнее. Такие фото, чтобы ты гляделась красавицей, а отец
    был в мундире, со всеми орденами и при шашке. Желательно, на коне.
           - А БМП *) не подойдет? - снова усмехнувшись, спросил отец.
           Мать всполошилась.
           - Фотографии! Откуда у меня фотографии? Тридцать лет по всему
    Союзу мотались и мыкались, по всем медвежьим углам, все растеряли, а что
    есть, у отца в кабинете висит! Хотя что-то осталось в старых альбомах...
    надо поискать и посмотреть...
           - Вот иди и посмотри, - распорядился отец. - Иди, а я с сыном
    побеседую. О судьбоносных моментах жизни и надлежащих в этом случае
    маневрах, о том, о сем... Поговорим, как генерал с президентом.
           Мать, озабоченно поджав губы, вышла. Отец разлил вино.
           - За честь нашего казацкого рода, Алексей! И за любовь! Деньги,
    ордена, чины, звезды на погонах - все тлен, все проходит со временем,
    ты уж мне поверь, сынок... А что остается? Честь и любовь!
           Они выпили. На этот раз Каргину показалось, что вино слегка
    горчит.
           Повернув голову, он уставился в окно. Квартира родителей была
    в новом доме, на седьмом этаже, и разросшиеся внизу ивы не заслоняли
    неба. А небо тут казалось великолепным: вроде такие же звезды, те же
    созвездия, та же луна, что в Калифорнии, однако светят ярче и теплее.
    Как говорил майор Толпыго, наставник Каргина в "Стреле", на родине
    вороний грай мнится соловьиным пением... Потом, однако, добавлял: не
    обольщайся, стрелок, и глазки береги - ворон всюду ворон.
           Отец пошевелился и вдруг спросил:
           - Какой, говоришь, оборот у этой ХАК? У дедовой компании?
           - Шесть миллиардов долларов в год, - ответил Каргин. - Одна
    из самых крупных в мире оружейных фирм. Все у нее под контролем, от
    гробов и консервов до мин и взрывчатки, от пушек до космических систем.
    Шесть миллиардов... Это по открытому балансу, а что касается закрытого...
    - Он почесал в затылке. - С черными доходами я еще не разобрался. Если
    с ними считать, будет раза в полтора побольше. Или в два... А может,
    в три.
           Окинув взглядом скромную обстановку кухни, отец покачал головой
    и пробормотал:
           - Ну и ну... бюджет приличной армии... Не было ни гроша, да
    вдруг алтын!
           - Доллар, - уточнил Каргин. - Целая куча долларов, и все до
    последней бумажки кровью и порохом пропахли. Еще фунты есть, франки,
    лиры, марки, иены... Акции, конечно, до черта акций! Понимаешь, эта
    "Халлоран Арминг Корпорейшн" ничего не производит, но все контролирует.
    Холдинговая компания, владелец акций "Боинга", "Хаук Инжиниринг",
    "Кольтс Индастриз", "СТРОНа" **) и прочих оружейных фирм.
           - И все теперь твое?
           - Большей частью, - со вздохом признался Каргин. - Я - официальный
    наследник и президент корпорации. Одних налогов столько плачу, что всем
    врачам и учителям, какие есть в России, хватит сотню лет кормиться.
           Отец приподнял седую бровь.
           - И что будешь делать, Алешка? Богатых в нашем роду не водилось,
    особенно охочих до неправедных богатств.
           - Верно, неправедных и, вдобавок, чужих, - со вздохом согласился
    Каргин. - Ну уж, какие есть! Побрезгуешь, бросишь, так другие подберут,
    и дело обернется еще хуже. - Он коснулся шрама под глазом, насупился и
    с задумчивым видом промолвил: - Я, отец, вижу в этой истории только два
    выхода: или все-таки бросить, или сделать так, чтобы польза была. Хоть
    какая-то польза, клянусь Одином!
           - Польза? Кому польза? - строго спросил отец.
           Каргин смущенно улыбнулся - красивых слов он не любил. Ответить,
    однако, пришлось.
           - Отчизне. Может быть, еще кому-то, но первым делом - отчизне.
           Отец хмыкнул.
           - В Соросы метишь, сынок? Хочешь фонд благотворительный открыть,
    гранты раздавать нищим врачам с учителями? Только надо ли? Может, хватит
    с нас одного спонсора-благодетеля?
           Каргин замотал головой.
           - Никаких грантов и никаких подачек! Я другое придумал: откупить
    лицензии на российское оружие, на те системы, что производят нелегально
    за границей. Это вроде бы долги - долги различных стран России, которые
    она не в состоянии взыскать, а запретить производство тоже не может. Нет
    для этого ни сил, ни средств! Ну, а ХАК - другое дело... Если ХАК станет
    полномочным представителем по спорным проблемам, споры быстро разрешатся.
    С ХАК не потягаешься, те еще волки!
           Стараясь справиться с волнением, он начал излагать отцу свой
    план. Речь шла о лицензиях, дарованных бывшим союзникам в Европе, Африке
    и Азии, срок которых давно истек, а также о чистом пиратстве, о выпуске
    российских разработок без всяких лицензий, по образцам, разобранным до
    винтика, либо по краденой или нелегально купленной документации. Со
    всевозможными системами оружия, что расползлись из России как тараканы
    с раскаленной печки, творился в мире беспредел: Болгария с Чехией
    выпускали пистолеты (правда, устаревших образцов), десяток стран, от
    Кореи до Бразилии - автоматы Калашникова, где-то трудились над боевыми
    вертолетами и самолетами по чертежам из российских КБ, Китай приступил
    к производству ракет "Сатана", ***) а временами ситуация доходила
    до смешного - так, Пакистан клепал танки Т-85 по китайской лицензии.
    "Росвооружение" и прочие оружейные фирмы России, как частные, так и
    государственные, справиться с этим не могли, и дело шло к тому, что
    конкуренты-пираты вытеснят их с рынка по самым доходным позициям. Не
    исключалось, что, ощутив слабину и пользуясь продажностью чиновников,
    похитят что-нибудь по-настоящему серьезное, смертельный вирус или
    боевое ОВ ****) из нищих государственных лабораторий. Деньги в этом
    черном бизнесе крутились ошеломительные, и пресечь такую разновидность
    пиратства было куда опаснее и тяжелей, чем, к примеру, производство
    краденых видеофильмов.
           По мысли Каргина ХАК могла бы в этом посодействовать - в рамках
    соглашения, передающего ей эксклюзивное право на выпуск военной российской
    техники за рубежом. Не всей, разумеется, а той, где возникали спорные
    моменты и где необходимо придавить пиратов. Давить и душить в "Халлоран
    Арминг Корпорейшн" умели преотлично, по юридической или финансовой линии,
    а если нужно, то и другими убедительными средствами. Польза была обоюдной:
    во-первых, пираты являлись такими же конкурентами для ХАК, как и для
    российских оружейников, а, во-вторых, ряд боевых систем, не самых новых,
    но подходящих для Индии и Африки, можно было выпускать совместно.
           Данный проект и стал предметом обсуждения в Картахене -
    собственно, это было условие, на котором Каргин соглашался принять
    наследство вместе с президенством. Сомнений у Мэлори хватало и спорил
    он яростно - с русскими связываться не хотел (мол, ненадежные партнеры!),
    и операция (скажем, по усмирению Китая) казалась ему не очень реальной
    и уж во всяком случае не вдохновляющей. Но старый Халлоран, с которым
    консультировались оба спорщика, все же дал добро. Что-то он разглядел
    в идее Каргина, что-то такое унюхал, то ли запах несомненной выгоды, то
    ли шанс еще раз испытать наследника. Возможно, второе было важнее первого
    - родственная связь для старика значила не больше, чем прошлогодний снег,
    зато он желал передать корпорацию в твердые сильные руки.
           Так ли, иначе, но с главным хозяином и с Мэлори договорились;
    теперь оставалось убедить важных чиновников в Москве и подписать контракт
    с "Росвооружением". На это Каргин и целый штат его помощников потратили
    семь месяцев, за исключением недели свадебных торжеств и посещения Парижа
    и Венеции. Неделя - скромный дар для новобрачной, но миссис Алекс Керк не
    возражала и сцен не устраивала, ибо была стопроцентной американкой. Всякая
    американская жена твердо знает, что у супруга на первом месте бизнес, а
    любовь и развлечения в лучшем случае на втором или на третьем. Точно как
    в песне поется: первым делом - самолеты, ну а девушки, а девушки - потом.
           Теперь контракт был в полном смысле "на мази" (то есть всех,
    кого надо, в Москве подмазали), и Каргин урвал несколько дней, чтобы
    слетать к родителям и познакомить с ними Кэти. Важное дело, серьезное,
    но не единственное; хотелось ему поговорить с отцом и выяснить, как тот
    относится к его проекту. Отец, боевой генерал, владел немалым опытом и
    отличался здравомыслием, но, главное, был человеком чести. Редкий дар
    для властьимущих, кем бы они ни являлись, политиками, генералами или
    воротилами промышленности и финансов.
           Слушая Каргина, отец задумчиво хмурил брови, потом вскочил и
    принялся, прихрамывая, кружить по маленькой кухне. Хромал заметно - в
    восемьдесят четвертом, когда он командовал в Афгане бригадой ВДВ, ему
    оторвало три пальца на ноге во время штурма Панджшерского ущелья.
           Наконец, остановившись, он кивнул головой и вынес приговор:
           - Добро! Неплохая мысль! Только команда тебе нужна надежная, из
    наших людей. Флаг, Алеша, пусть будет с полосками и звездами, а люди -
    наши. Крепкая команда!
           - Команда есть, - сказал Каргин, и больше в этот вечер они о
    делах не говорили.
           Мать, как тихая тень, проскользнула в кухню. Вид у нее был
    озабоченный - то ли о фотографиях размышляла, то ли высчитывала, не
    пора ли в скором времени появиться внуку.
           - Нашла я несколько снимков, Алешенька... нашла, в пакет
    сложила, отправишь деду... Вы у нас с Катенькой надолго?
           - Дня на три.
           Мать всплеснула руками.
           - Дня на три! Ты слышишь, генерал? Год не виделись, в Америке
    побывал, чуть не погиб, женился - и на три дня приехал! Ты что молчишь,
    отец? Ты почему его не вразумляешь? Ты...
           - Дела у Алексея. Важные!
           - Какие еще дела?
           - Топ сикрет, - отрезал отец. - А мы, милая, должны безропотно
    нести свой крест. Думаешь, легко быть родителями миллиардера? - Он
    помолчал, ухмыльнулся и метнул последнюю стрелу: - Кстати, миллиардер
    он по твоей линии, не по моей.
           Каргин покивал головой.
           - Что поделаешь, мама, ехать мне надо в Москву, контракт
    подписывать. Потом - за рубеж, на переговоры... наверное, к чехам, в
    Прагу. Кэти Прагу не видела, хочу показать.
           - Вот когда соберешься в Прагу, тогда и Катеньку заберешь,
    - решительно заявила мать. - А пока пусть у нас останется, здесь, хоть
    на недельку-другую. Научу ее пироги печь, беляши и рулет с картошкой...
    Еще разговаривать будем, быстрее по-нашему научится.
           - Все главные слова она уже знает, - сказал Каргин, вставая.
    - Не пора ли на покой, родители?
           Кивнув, мать исчезла в спальне. Отец, вслед за Каргиным, вышел
    в коридор - стоял, опираясь на здоровую ногу, у открытой двери ванной
    и глядел, как сын, сбросив рубаху, плещет воду на лицо и плечи. Вроде
    как любовался: ладный вышел парень, крепкий и собой не дурен! Потом
    вдруг промолвил:
           - А ты ведь, Алешка, к ирландскому деду любовью не горишь.
    Или я не прав?
           - Прав, батя, - ответил Каргин, вытираясь пушистым махровым
    полотенцем. - Не горю. Даже не тлею.
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Город был очень красив. Лежал он в предгорьях Копетдага,
    почти у самой границы, а за ней, уже в Персии, находился город-близнец
    с поэтичным названием Ширван. Название что-то напоминало Ксении - может,
    эпос "Шах-намэ" или персидские сказки о джиннах, пери и непобедимых
    богатырях-пахлаванах, которыми она зачитывалась в детстве. Книгу -
    толстую, с цветными иллюстрациями - купила мама, вырвала пять рублей
    из скудной своей зарплаты в детском садике, и в этой книжке, наверное,
    упоминался Ширван. Одну из картинок, во всяком случае, Ксения не забыла:
    дворец с зубчатыми стенами в окружении пальм, а чуть подальше - мечеть
    с минаретами в узорчатых изразцах, верблюжий караван и черноусые
    всадники.
           Здесь тоже были дворцы, мечети и верблюды. Еще - степь и
    горы, виноградники и сады, яблоневые, грушевые, сливовые. Еще - шоссе,
    тянувшееся к морю, и все приметы цивилизации: отели, кабаки, автозаправки,
    богатые шопы и бутики, банки, аэропорт, три вокзала, а сверх того -
    восточные базары, каких не только в Смоленске, но и в Москве не увидишь.
    Красивый город, богатый, фруктовый, теплый... Плохо одно - черноусых
    много. Черноусых Ксения ненавидела. Впрочем, бородатых и бритых тоже.
           Керим, к примеру, брился и усов не носил, но все равно был
    поганцем. Гадиной, змеюкой подколодной! А в первый раз когда увидела,
    подумала: красивый... Джигит, как здесь говорят. Высокий, стройный,
    волосы - как черный шелк, кожа гладкая, нос с горбинкой, глаза сверкают...
    Может, и красивый, а все равно поганец и сволочь! Три дела на уме: деньги,
    выпивка и бабы! Деньги и выпивка - чтобы заморские, а баб предпочитает
    посветлей и постройней, и чтобы угождали, ни в чем не отказывали... А
    после работы как угодишь? Бывает, ноги дрожат и синяки по телу, а он
    недоволен - мало принесла и легла не так... Гад! Проткнуть бы ножом, да
    только после куда денешься? Ни паспорта, ни денег...
           Ритка, что из Брянска, говорила: убегу! Видит бог, убегу! Наши
    на границе стоят, ублюдков этих охраняют, близко совсем, сорок километров,
    а там - русские солдатики, Коли, Пети да Ванюши... Так это по прямой -
    сорок, а по горам, камням и ущельям - целых сто! Ну, убежала, в чем стояла
    - в платье шелковом, чулках да туфельках на шпильке... потом труп из арыка
    выловили...
           Жалко Ритку, а себя и того жальче! И страшно... Мамочка милая,
    как страшно и погано!
           Зачем из Смоленска уехала? Ну зачем?..
    
    -------------------------------------------------------------------------
    
           *) БМП - боевая машина пехоты.
          **) Все перечисленные компании реально сушествуют. Например,
    фирма "СТРОН" ("S-TRON") разрабатывает новые средства связи, вооружения
    и защиты пехотинцев.
         ***) "Сатана" - принятое на Западе наименование ракеты СС-20.
        ****) ОВ - отравляющее вещество.
    
    
                                    Солдат всегда здоров,
                                    Солдат на все готов,
                                    И пыль, как из ковров,
                                    Мы выбиваем из дорог.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
    
                     Глава 2. Москва, конец апреля
    
           Команда, о которой Каргин говорил отцу, в самом деле у
    него имелась. Крепкая надежная команда, готовая на все и численностью,
    говоря армейским языком, без малого до батальона. В девяносто четвертом,
    зимой, перед тем, как отправиться в жаркую Африку, в роту "гепардов",
    встречался Каргин в Москве со своим приятелем и сослуживцем Владом
    Перфильевым. Перфильев, капитан в отставке, уволившись из "Стрелы", не
    пошел телохранителем к банкиру или вышибалой в казино, даже в милицию
    или в ОМОН не пошел, а обзавелся собственным бизнесом, открыв ЧОП
    "Варяг" *) Не только бизнесом обзавелся и клиентуру привлек, но и людей
    достойных перетянул к себе, "стрелков"-спецназовцев, болтавшихся без
    денег и без дела после расформирования "Стрелы". Первым, конечно, Прошку,
    Костю Прохорова, дружка своего, потом молодых лейтенантов Черного с
    Мазиным, Кириллова и Эльбекяна, а за офицерами потянулись прапорщики
    и старшины, пара десятков или даже побольше. Тогда, четыре года назад,
    Перфильев и Каргина к себе сватал, да не состоялось сватовство -
    контракт с Легионом был уже подписан.
           Этой зимой они снова встретились. Каргин приехал в Москву с
    целым штатом юристов и экспертов ХАК, а что до Перфильева, так он никуда
    не уезжал из первопрестольной, разве лишь на отдых в Испанию, Турцию
    либо Грецию. Мог себе и подороже места позволить - бизнес его процветал,
    - но Настя, супруга Влада, воспитанная в строгих понятиях офицерской
    жены, имела собственное мнение о том, где хорошо и дешево. Перфильев
    определил ее к себе главбухом, точно зная, что у его Настехи рубль
    между пальцев не проскочит.
           Теперь под рукой у Влада ходили почти пятьсот бойцов, имел он
    знакомых в крупных фирмах, в мэрии, в органах, в Думе и администрации
    президента и оказывал обществу самые разнообразные услуги. Были среди
    них серьезные - скажем, розыск похищенных, переговоры о выкупе и внесение
    платежных средств, желательно дубинкой и свинцом, а не валютой и не
    золотом - но так, чтобы с клиента волос не упал. Была рядовая тягомотина,
    охрана модных кабаков и бутиков, а также офисов и всяких личностей, что
    заседают в этих офисах, либо персон поважней и покруче, в депутатском 
    статусе. Были совсем смешные поручения, эскортные - на тот предмет, если 
    клиенту нужно пыль в глаза пустить и заявиться в ресторан или, положим, 
    на премьеру МХАТа в компании парней не ниже метра девяноста. Для этого 
    Влад держал особую команду из бывших хоккеистов и баскетболистов и за 
    "услуги престижа" драл по двойному тарифу. В политику Перфильев не 
    мешался, а с "братками" из тамбовских, казанских, солнцевских и прочих 
    мафиозных кланов находился в сложных отношениях: не мир, не перемирие 
    и не война, а как на афганской границе - кто на жареном попался, тот и 
    виноват, а не попался, так и ладно. Впрочем, связываться с "варягами" 
    побаивались - Мазин и Черный, возглавлявшие ССБ, **) были парнями 
    тертыми и крутыми.
           Кроме надежного контингента и многочисленных полезных связей
    имелись у Перфильева главная контора в Столешниковом переулке за
    ювелирным магазином, шесть отделений в районах столицы, загородная
    база для тренировки сотрудников и отдыха их семей, приличный автопарк
    и даже арсенал с оформленными в законном порядке пистолетами, дубинками
    и газовым оружием. Ну, а что оформлено не было, хранилось в обширном
    подвале под главной конторой, и этот склад чудесным образом отсутствовал
    на самых подробных планах жилищного ведомства - или, возможно, числился
    в них затопленным, сгоревшим и заваленным еще во времена ашхабадского
    землетрясения. Словом, Перфильев владел готовой структурой, обширной и
    весьма разветвленной, использовать которую было столь же полезно, сколь
    и выгодно. Это с одной стороны, а с другой при первой же встрече с ним
    выяснилось, что Влад отчаянно скучает.
           К спокойной жизни он был не приспособлен, как и сам Каргин,
    как и любой спецназовец высшей квалификации. Конечно, охранять кафешки
    и лавки с дамским бельем работа непыльная и выгодная, а еще прибыльней 
    заботиться об олигархах и депутатском корпусе, но выгода и прибыль
    заманчивы, когда их нет - а, появившись однажды, воспринимаются как
    нечто естественное и вполне обыденное. Ну, и что потом? Тут, в зависимости
    от темперамента и жизненного опыта, есть всякие варианты: один видит
    поэзию в приобретении богатств и расширении бизнеса, другой блаженствует
    в сытой нирване и тискает девочек в саунах, а третий впадает в столбняк и
    тоску. Стеречь шалманы, офисы и разжиревших депутатов? Не слишком почетное
    занятие для тех, кто воевал в Ираке и Вьетнаме, Эфиопии и Боснии, Афгане
    и Никарагуа. Москва, конечно, город большой, и много в ней темных делишек
    и дел, но мира она не заменит - ни гор, ни джунглей, ни тайги, ни прочих
    мест, где можно послужить отечеству со славой. А послужить Перфильеву
    хотелось - да и не ему одному.
           На этом они и сошлись, команда Перфильева с Каргиным. Все они
    являлись клюквой с одного болота, не африканского и не американского, а
    сугубо российского, и потому договорились быстро. В сущности ЧОП "Варяг"
    и "Халлоран Арминг Корпорейшн" были для них интересны не как источники
    доходов и прибылей, а лишь как средство для достижения определенной цели,
    которая у многих россиян, в отличие от обитателей Запада и Востока, не
    связана с богатством, почестями, властью или спокойным размеренным бытием
    в системе нерушимого миропорядка. Это, скорее, иррациональная тяга к
    справедливости, мечта явить свою удаль и самоутвердиться через достойное
    важное дело, та неистребимая российская ментальность, которая творила на
    протяжении веков империю - и рушила ее в бунтах, мятежах и революциях.
           Ментальность ментальностью, но о практических вопросах тоже
    забывать не стоило, и в январе союз между "Варягом" и Большим Заокеанским
    Братом был юридически оформлен. ЧОП превратилось в совместное предприятие,
    охранную структуру российского филиала "Халлоран Арминг Корпорейшн",
    вывеску в Столешниковом сменили, фасад отремонтировали и по этому случаю
    устроили кутеж - такой, что три юриста и пять экспертов, приехавших с
    Каргиным, неделю мучились мигренью. Однако Генри Флинт, шестой эксперт,
    пивший на равных с Перфильевым, Мазиным и Черным, головными болями не
    маялся, ибо до трудоустройства в ХАК служил в морской пехоте. Возможно
    по этой причине или в силу могучей негритянской конституции к спиртному
    он оказался вынослив - что, безусловно, роднило его со славянами. Этот
    Флинт, сотрудник административного отдела, ***) был приставлен к Каргину
    в качестве офицера связи и советника по экстремальным ситуациям и,
    очевидно, являлся глазом и ухом Шона Мэлори.
           Зиму и начало весны Каргин провел, курсируя между Москвой и
    Сан-Франциско, совещаясь с руководством ХАК и торпедируя кабинеты
    московских чиновников, предпринимателей и генералов. В последнем помощь
    Перфильева была неоценимой - он точно знал, каким количеством взрывчатки
    с изображениями американских президентов нужно начинить торпеду и под
    какую дверь подкладывать. Сложность проблемы заключалась в том, что
    политическое сближение России с Западом и теплая дружба ее президента
    с заокеанским коллегой вовсе не означали каких-то серьезных подвижек в
    финансовой, промышленной или военной сферах. Контакты в области финансов
    сводились к просьбам о кредитах, в части производства - к созданию фирм
    по упаковке ножек Буша в русский полиэтилен, а что касается военных дел,
    то ястребы с той и другой стороны хоть клювов уже не разевали, но когти
    точили по-прежнему. В такой туманной ситуации идея о сотрудничестве
    военно-промышленного комплекса с американской оружейной фирмой казалась
    дичью, нонсенсом или тонко задуманной диверсией ЦРУ, призванной угробить
    остатки российской оборонной мощи. Мощь, однако, иссякала сама собой,
    комплекс разваливался с пугающей скоростью, пираты-конкуренты теснили
    на всех традиционных рынках, от Египта до Монголии, а торпеды с зеленым
    содержимым взрывались регулярно и в нужных кабинетах, так что проблема
    со скрежетом и скрипом все-таки сдвинулась с места и миновала за месяц
    Госкомиссию по военно-техническому сотрудничеству. Затем контракт
    между "Росвооружением" и ХАК, ввиду его особой важности, обсудили и
    завизировали в "Росавиакосмосе" и концерне средств ПВО, после чего он
    прошел парламентскую экспертизу и был одобрен всеми фракциями кроме
    яблочников и коммунистов. Яблочники, как обычно, воздержались, а левые,
    по идейным соображениям, были против контактов с акулами капитализма.
    Но так ли, иначе, "добро" обеих ветвей власти было получено, и договор
    подписан с российской стороны - двумя министрами и руководством
    "Росвооружения".
           Случилось это в середине апреля, когда Каргин, оставив Кэти
    у родителей, вернулся в Москву. К этому времени Марвин Бридж, его
    юридический советник, закончил все последние формальности: размножил
    документ, заверил копии печатями, а оригинал отправил в Калифорнию,
    в сейфы штаб-квартиры корпорации. Договор был краток - две страницы
    текста, тщательно отработанного юристами ХАК и "Росвооружения", но
    к нему прилагался обширный список военной техники и боевых систем,
    которыми "Халлоран Арминг Корпорейшн" надлежало заняться в первую
    очередь. И под номером один в этом списке значилось: изделие "Кос-4",
    разработка КБ-35, Челябинск, производственная база - оборонный завод
    имени "XXII партсъезда", Ата-Армут, Туран.
    
                                 * * *
    
           - К арабам Саркиса Эльбекяна пошлем, - хрипло произнес Перфильев.
    - Бывал он у арабов, хоть не в Сахаре, а в Ираке, так что язык и обычаи
    знает. Опять же внешность подходящая: смуглый, нос с горбинкой, волос 
    черный и глаз огненный. Чалму напялит, от правоверного не отличишь.
           - Думаешь, внешность к доверию располагает? - усомнился Каргин.
           - Еще бы! Свой человек, восточный! - проклекотал Перфильев.
    Горло было у него задето в девяносто втором, в период боснийской операции,
    и временами он хрипел и свистел как древний паровоз, изнемогающий под
    непосильной тяжестью состава. Но в остальном на здоровье не жаловался.
           - Нужно делегацию посылать, - сказал Каргин. - Во всех случаях
    необходима делегация: два-три полномочных лица от ХАК, секретари, юристы,
    переводчики... ну, представитель от "Росвооружения", если пожелают. И
    чтобы все солидно, Влад: номера в лучших отелях, рота секьюрити и черный
    кадиллак к подъезду. Чтобы понимали, кто к ним пожаловал и зачем!
           Перфильев стиснул и разжал кулаки. Был он невысок, но крепок;
    кисти большие, мощные, под стать могучим плечам и торсу. По его широкой
    скуластой физиономии бродила хитроватая усмешка.
           - Кто и зачем! - повторил он. - Главное, зачем! Это их, Леха,
    не обрадует! Мины нынче в цене, и сеют их как редиску, от Тихого океана
    до Атлантики.
           - Поля дьявола... - пробормотал Каргин, относившийся к минам с
    большой неприязнью - дружок его Юра Мельниченко подорвался на мине в
    Карабахе. - Делать дешевые мины по краденой технологии - безнравственно,
    - заявил он. - Аллах такого не простит! Мина должна быть дорогой, вдвое
    дороже, чем операция по разминированию.
           - Вот Эльбекян пусть им и объясняет. А с ним пошлем парочку
    экспертов и этого юриста, белобрысого... как его, хрр?.. Венька Тукер?..
           - Винс Такер, - поправил Каргин. - Заметано, пошлем Саркиса с
    Винсом! Продукцию объявим контрафактной... мм... ну, с сентября этого
    года. Они ведь через Сахару Центральную Африку снабжают, так? Дороги
    можно перекрыть силами Иностранного Легиона... недешево обойдется, но
    мой карман не лопнет.
           - Это хорошо, что у тебя такой карман. Давай-ка, Лешка, по
    этому поводу...
           Влад поднялся, подошел к шкафчику, извлек широкие стаканы и
    бутылку армянского коньяка, налил себе на три пальца, Каргину - на один.
    Знал, что тот крепкое не жалует.
           Коньяк, однако, был хорош. Наслаждаясь его ароматом, Каргин
    посматривал в окно и вспоминал, как заявился под вечер точно с таким
    же напитком к Кэти, в первый же день знакомства, в Халлоран-тауне.
    Соблазнял по-всякому, Киплинга ей читал, про Париж рассказывал...
    кажется, шампанское тоже было... Ну как девушке-ласточке устоять?.. 
    Не устояла, к счастью...
           Он мечтательно улыбнулся, подумав, что мама, должно быть,
    сейчас обучает ласточку печь картофельный рулет. Или, например, пирог с
    капустой... Полезное дело! Лучше, чем заниматься проблемой противопехотных
    мин, коими пол-Африки засеяно...
           За окном чуть потемнело - первый намек на сумерки. Там простирался
    двор, небольшой, вытянутый, зажатый между старинным зданием, выходившим
    в Столешников переулок, и трехэтажным флигелем, арендованным ЧОП "Варяг",
    а ныне откупленным со всеми потрохами у столичной мэрии. В переулок вела
    высокая арка, перекрытая решетками, с первым постом охраны; второй пост,
    секретный, находился левее, в одной из припаркованных в дворике машин. На
    первом этаже флигелька, где они, собственно, сейчас сидели, располагалось
    представительство ХАК, бывшая варяжкая контора, ниже - подвальный арсенал,
    а выше - несколько квартир для самых доверенных сотрудников. Все они тут
    жили, Перфильев с женой и дочерью Танюшей, и Костя Прохоров с родителями,
    и Глеб Кириллов, и остальные, ибо, по мысли предусмотрительного Влада,
    охранное агенство должно первым делом охранять свои семьи. Беречь надежно,
    чтоб ни менты не сунулись, ни бритоголовая шпана! Каргин был с этим
    согласен, и потому над флигелем надстраивался четвертый этаж, его новая
    московская квартира.
           - К китайцам кого думаешь отправить? - спросил Перфильев,
    неторопливо прихлебывая коньяк. - Не воевали мы с китайцами, ни в
    Пекине, ни в Шанхае не были, и спецов по Китаю у нас нет, не говоря уж
    о внешних данных. Разве вот только Саша Мазин - дед у него из бурятов,
    и глаза чуть косые, особенно после пятого стакана... Может, его и
    пошлем?
           Каргин покачал головой.
           - В Китай пока что никого. С ним разбираться надо осторожней.
           - Как никого? Китай в приложении к контракту под третьим
    номером идет, после "косилок" и арабских мин... Они ведь, заразы, весь
    мир "калашами" завалили, а за базар не отвечают!
           Взяв со стола листок с претензиями к юго-восточному соседу,
    Каргин пробежал его глазами и скривился. Были тут и "калаши", и гранаты,
    и пулеметы с минометами, бронетехника, гаубицы и полевые пушки, ракеты,
    снаряды и патроны... Много чего было! Длинный список, как река Янцзы...
    Однако не та держава Китай, чтобы буром на нее переть. Уже три месяца, как
    в отделе стратегических исследований ХАК разрабатывались обходные маневры,
    коварные планы и хитрые подставы, и чем дальше там мудрили, тем становилось
    ясней: прямым давлением, угрозами, диверсиями или намеками на благородные
    поучения Конфуция делу не поможешь. Реальный выход заключался в том, чтобы
    скомпрометировать китайскую продукцию - скажем, чтобы гранаты взрывались
    до того, как выдернут чеку, или не взрывались вовсе. На этом пути,
    невзирая на всю его кажущуюся фантастичность, имелся определенный
    прогресс.
           - В Китай мы никого не пошлем, - твердо промолвил Каргин и
    добавил: - Пока. А пошлем мы Глеба Кириллова в Бразилию. Он ведь испанский
    с португальским знает, на Кубе стажировался и вообще парень с головой. 
    Хуан Кастелло с ним поедет, эксперт по снабжению и интендантской службе. 
    Пусть разберутся с бразильским стрелковым оружием, слизанным с 
    "калашникова".
           - Пусть, - согласился Перфильев. - А интендант Кириллову зачем?
    Хуян этот самый?
           - Он не простой интендант, а специалист по консервированию
    фруктов, мяса, овощей. Переговоры проведет с бразильцами, пообещает:
    если экспорт оружия прекратится, ХАК разместит у них ряд производств
    пищевой промышленности - тысяч на пятьдесят рабочих мест. А ежели не
    прекратится, тоже разместит, но в Аргентине.
           Перфильев допил коньяк и восхищенно закатил глаза.
           - Мудро! Большая, хрен ее, торговая политика! Ты где этому
    научился, Леха? У кого? Ведь не у нашего Толпыго, а?
           - Ты, Влад, майора не трожь. Он человек великой мудрости, но
    в иных, не связанных с торговлей сферах, - строго заметил Каргин. -
    А научился я у одного старичка. Крутой старик, зубастый - если прямой
    наводкой не достанет, грохнет по высокой траектории. Как батальонный
    миномет!
           - Хотел бы я его послушать, - с уважением сказал Перфильев,
    вдруг превратившись из капитана спецназа в предпринимателя. - Чему он 
    тебя еще учил, этот старикан?
           Прикрыв глаза, Каргин процитировал:
           - Вот персы и арабы... У арабов - танки. Продай персам орудия
    и управляемые снаряды и жди, пока арабы не лишатся танков. Тогда продай
    им вертолеты и снова жди. Жди, пока персам не понадобятся стингеры.
    Продай их. По самой высокой цене. Когда задет престиж, денег не
    считают!
           - Да это же просто песня! - воскликнул Перфильев и, внезапно
    развеселившись, захрипел и засвистел, отбивая такт кулаком: - Вот персы
    и арабы, как две шальные бабы... У арабов танки, и в каждом - русский
    Ванька... Персам ты продай снаряд, чтоб отправить Ваньку в ад... Помело 
    продай арабам и стратега из генштаба... - Он закашлялся, плеснул себе 
    коньяка и протянул бутылку Каргину. - Хочешь?
           - Нет. Начну, как ты, песни играть, а у нас все же совещание.
           - А что такое совещание? Законный повод промочить пересохшую
    глотку, - мудро заметил Влад и поинтересовался: - Сам-то куда лыжи
    навострил? Не к персам? Или, может, в Индию?
           - В Прагу. Встречусь там с чехами и болгарами, а заодно с
    милой погуляю. Она у меня без свадебного путешествия осталась. Нехорошо!
           - Нехорошо, - согласился Перфильев. - А в Индию свозить ее не
    лучше? Экзотика, блин! Храмы, йоги, тигры... На слоне супругу покатаешь.
           - Если захочет слона, я ей в Праге куплю, - молвил Каргин с
    приятным сознанием широты своих возможностей. Прав отец, мелькнула мысль,
    деньги - тлен и прах, и есть у них лишь одно разумное назначение: делать
    подарки любимой. Такие, какие она пожелает.
           - Ну, если ты в Прагу отдыхать поедешь, и остальным не грех
    развлечься, - сказал Перфильев. - Я не про себя, я, как договорились,
    тут останусь в качестве координатора, я о Прошке. Он у меня три года
    без отпуска, похудел уже и с лица спал. Отправить бы его в теплые
    края, на шашлыки и фрукты... - Влад придвинул поближе валявшиеся на
    столе бумаги. - Вот, гляди: в пункте первом у нас Ата-Армут в Туране,
    с "косилками" и горным курортом на озере Кизыл... Очень подходящее
    местечко! Груши, яблоки, виноград, целебные источники... Опять же 
    туранские красавицы, а Костя у нас парень холостой - может, и отыщет 
    себе гурию-другую... Ну, а что до переговорного процесса, так здесь я 
    сложностей не вижу - бывшая наша республика, как-никак. Все по-русски 
    понимают, и слышал я, что Курбанов, их туран-баша, свой в доску парень. 
    Я ничего не путаю - кажется, он еще при Брежневе был министром иностранных 
    дел?
           - Не путаешь, - подтвердил Каргин. - И министром был, и членом
    Политбюро, и первым секретарем ЦК компартии республики. Свой в доску,
    только нынче доска кривая.
           - Это как понимать?
           - А так, - Каргин хлопнул ладонью по бумагам. - Ты ведь видишь:
    первый пункт - Туран и "Кос-4". Выходит, без нас договориться на смогли?
    А почему? Всего-то дел - увести машины с базы, что в Прикаспийске, в
    Астрахань, а завод перепрофилировать...
           - Ну, про машины неизвестно, есть они или ржой рассыпались,
    - возразил Перфильев. - В любом случае, без автоматики эти "косилки"
    лом и хлам. Ездить можно, а стрелять - навряд ли.
           - Однако челябинское КБ желает их забрать. Добились даже,
    чтобы этот вопрос поставили первым. Что-то, значит, не срослось у них
    с туран-башой.
           - Я с Барышниковым встречался, с заместителем главного
    конструктора, - сказал Влад. - Он утверждает, что на уровне туран-баши
    переговоры не велись, не допустили их до президента. То он занят, то
    болен, то на выезде в Парижах и Лондонах... Ну, Прошка цепкий, словно
    клещ, если надо, отловит Курбанова. Кстати, Барышников хочет с ним
    поехать, как представитель КБ и "Росвооружения".
           - Пусть едет, - кивнул Каргин. - Нельзя, однако, чтобы их
    воспринимали как российских переговорщиков, коим можно мозги крутить и
    парить, а при случае - и подкупить. Операцию проводит ХАК, американский
    концерн, и это каждому должно быть ясно. А потому... - Он призадумался
    и, после паузы, продолжил: - Потому с ними отправится мистер Генри Флинт,
    советник по экстремальным ситуациям. Человек опытный, к тому же черный
    - сразу видно, что американец.
           - И пьет хорошо, - одобрительно заметил Перфильев. - Наш кадр!
           "Не наш, а Мэлори, - подумал Каргин, - и лучше от него избавиться.
    Чтоб в Праге хвостом за мной не таскался". А вслух сказал:
           - Денег им надо выдать побольше, на тот случай, если придется
    кого подмазывать. Восточные люди без бакшиша не работают... Ты справки
    наводил про Ата-Армут - имеется там какой-нибудь солидный банк?
           Перфильев насмешливо прищурился.
           - А как же! Первый Президентский называется.
           - Что, еще и второй есть?
           - Само собой. Из достоверных источников известно, что у
    туран-баши два племянника.
           - Что-нибудь еще кроме этих двух?
           - Сомневаюсь. Два банка вполне достаточно для среднеазиатской
    демократической республики. Если и есть какие-то другие, так наверняка
    жулье.
           С минуту Каргин размышлял, уставившись взглядом в потолок.
    В Чехии, Индии, Бразилии, даже в Гренландии и арабских странах, были
    надежные банки, а в них - счета "Халлоран Арминг Корпорейшн". Не просто
    счета - вклады в десятки и сотни миллионов долларов, так что проблем с
    финансовым обеспечением переговорного процесса нигде не предвиделось.
    Нигде, кроме Турана и, возможно, Огненной Земли да гималайского княжества
    Мастанг.
           - Счетов открывать не будем, возьмут с собой наличные, - наконец
    решил Каргин. - Пару чемоданов с подарками и деньгами.
           - А сколько командировочных отпустишь? Тысяч пятьдесят зеленых?
    - полюбопытствовал Перфильев.
           - Пятьдесят! Да этого на чаевые не хватит! Миллиона два или
    три... Я ведь сказал: лучший отель и кадиллак к подъезду! - Каргин
    побарабанил пальцами по столу, затем оглядел скромный кабинет, стулья
    с потертиой тканевой обивкой, шкафы с документами в картонных папках,
    громоздкий прадедовский сейф - оглядел все это и молвил: - И еще одно,
    Влад... Ты не обижайся, но офис для нашего представительства нужен
    побольше и попрестижней. С тобою кто остается их наших, Черный и Мазин?
    Вот поручи им, пусть присмотрят здание у Красной площади или на Садовом
    кольце, этажей пять-шесть, с двумя подъездами и двориком. Откупим и
    оборудуем резиденцию не хуже, чем в Нью-Йорке и Сан-Франциско.
           Перфильев поглядел на него с непонятной жалостью, поскреб
    огромной пятерней в затылке, потом спросил:
           - Ты, Леха, москвич или нет?
           - Мать москвичка, отец - с Кубани, - удивленно откликнулся
    Каргин. - Сам я на Дальнем Востоке родился, под Хабаровском, в Москву
    в восемьдесят седьмом попал, в Школу внешней разведки, а потом - в
    "Стрелу"... Ну, об этом ты знаешь.
           - А я москвич хрен знает в каком поколении, - с задумчивым
    видом произнес Перфильев. - Есть семейное предание, что род наш то
    ли от стрельца какого-то пошел, то ли от опричника Ивана Васильевича,
    Грозного царя... И вот что я тебе скажу, Лешка, скажу как старый
    москвич молодому: нет престижней места, чем в Столешниковом. Это высший
    шик, номеклатура первого разряда! Что там Красная площадь и Садовое
    кольцо! Хоть мавзолей откупи или там собор Василия Блаженного, а со
    Столешниковым не сравнить.
           - Я не из новых русских, на мавзолей и собор не претендую,
    - сказал Каргин. - Если тебе мил Столешников, здесь и останемся,
    однако домик с ювелирной лавкой, что выходит в переулок, нужно нам
    приватизировать. Лавка пусть остается на месте, все-таки московская
    реликвия, а верхние этажи расселим по-хорошему, и будет там резиденция
    ХАК. Ты в этом направлении поработай и на компенсацию не скупись,
    фирма не обеднеет.
           - Поработаю, - пообещал Перфильев.
           Они замолчали, глядя, как за окном сгущаюся синие апрельские
    сумерки. Потом Каргин промолвил:
           - Бумаги подписаны, печати приставлены, люди распределены,
    и начинается наш труд... Сдюжим ли? Справимся? Как думаешь, Влад?
           - Справимся, отчего не справиться, - отозвался Перфильев. - 
    Или мы не бойцы? Или пыль не глотали на трех континентах? Справимся!
    
                                 * * *
    
                           Интермедия. Ксения
    
           Вечер и ночь - рабочее время, гнусное, суматошное, печалиться
    и думать некогда, а вот утром, часов до двенадцати, а то и до двух
    пополудни, можно отсыпаться в тишине. Не сразу, конечно; сначала душ
    принять, намылить и потереть во всех местах, где лапали, куда совали...
    Потом в халатик влезть, перекусить, кофе выпить и посидеть на диванчике
    у окна, повспоминать... Хоть гад Керим, а все же квартиру снял отдельную,
    двухкомнатную, и это хорошо - есть куда забиться и нарыдаться всласть,
    оплакать свою молодость и красоту, губы свои и глаза, каждый пальчик и
    волосинку и все остальное, будь оно проклято...
           А начиналось-то как! Как начиналось! С посулов и обещаний, а
    если уж вспомнить все как следует, то с объявления... Нет, не с того
    объявления в газете - с мечты! Танцевать мечтала... Пусть не в Большом
    театре, не в столичном балете, но все-таки на сцене... Могла ведь, могла!
    В семнадцать - второй разряд по спортивным танцам, трижды ездила в Москву,
    один раз - в Питер... Латиноамериканские отлично шли - румба, пасадобль,
    капоэра... Еще испанские танцевала, фламенко и танго...
           Ну и что? Кому нужна смоленская девчонка-безотцовщина? То есть
    нужна, конечно - на кровати, голой, в разных позах. Если ни нарядов нет,
    ни денег, ни знакомств и связей, спонсора ищи, без спонсора не пробьешься.
    Был бы спонсор молод и хорош собой, она бы, скорей всего, не возражала,
    только попадались все какие-то лысые огрызки, старые да слюнявые...
    Ксению от них тошнило. Казалось, ляжешь с таким, век не отмоешься.
           Знала бы, с кем придется лечь!
           Потом - объявление это... Девушек ищут, не старше двадцати,
    высоких, стройных и с хорошей пластикой... В школу, с трудоустройством
    после окончания и пока бесплатную, даже со стипендией. Платить придется,
    но с первых заработков, а сейчас обучат просто так, и выбрать можно: или
    демонстрация одежды и белья, или съемки для рекламных роликов, или танцы.
    Классика, восточные и современные... Восточные танцы Ксении очень
    нравились.
           Клюнула, поехала в Москву, а школа оказалась вовсе не там, а
    в южных краях, где зреют персики и виноград с инжиром. В Москве только
    просмотр был, отборочная комиссия и оформление документов. На ура прошла
    комиссию, оформилась, деньги какие-то получила, паспорт отдала... Тогда
    и с Керимом познакомилась, он с другими парнями-южанами паспорта собирал, 
    как бы на визы, и девушек поил-кормил. Видный, высокий, красивый... Она 
    ему сразу глянулась - в ресторан сводил, рассказывал про мать-отца, про 
    дом их богатый и про, что всегда мечтал жениться на русской девушке, 
    чтоб волосы как золото и глазки голубые... Вот глазки-то и разгорелись! 
    В гостиницу к себе отвел и был у Ксении первым, а когда всплакнула о 
    потерянном, утешать принялся: учиться будешь и в семье жить, моя газель, 
    родители тебя лелеять станут, внуков им нарожаешь, маму из Смоленска 
    выпишешь... Что ей в том Смоленске? Летом пыль, зимою холод, весной и 
    осенью грязь, и нищета в любое время года... А у нас край богатый, 
    изобильный, и всякая русская девушка - королева! С почтением относятся 
    и ласково так зовут, Наташами...
           Ну, вот и стала Наташей... Наташкой раздвинь коленки...
           Удавиться, что ли?
    
    --------------------------------------------------------------------------
    
           *) ЧОП - частное охранное предприятие.
          **) ССБ - служба собственной безопасности, особое подразделение,
    которое имеется в ФСБ, органах милиции и тому подобных структурах;
    выполняет функцию защиты организации.
         ***) Административный отдел "Халлоран Арминг Корпорейшн",
    возглавляемый вице-президентом коммодором Шоном Дугласом Мэлори,
    является фактически службой безопасности ХАК.
    
    
                                    Но задыхаясь, словно от гнева,
                                    Объяснил толково я: главное,
                                    Что у всех толчковая - левая,
                                    А у меня толчковая - правая.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
                          Глава 3. Прага, начало мая
    
           В Праге цвела сирень. Ее аромат, тонкий и нежный, струился с
    зеленеющей садами горы Петржин и плыл над Пражским Градом, Малой Страной
    и мутноватыми влтавскими водами. Река, закованная в гранит, бурлила и
    негромко рокотала, кружила унесенные половодьем ветки, билась о каменные
    устои мостов. Самый красивый и знаменитый из них, Карлов, был украшен
    потемневшими изваяниями и готическими сторожевыми башнями: две - на
    левом берегу, одна - на правом. От башен веяло почтенной древностью
    - было им шесть или семь веков, а значит, строили их в те годы, когда
    цивилизованный мир слыхом не слыхивал про Америку. Тем более, про
    Калифорнию и город Сан-Франциско.
           Кэти, судя по восхищенно-почтительному выражению лица, это
    понимала. Ее ладошки ласкали старый камень парапета, глаза перебегали с
    левого берега на правый, с горы и башен собора святого Витта на черепичные
    кровли Старого Города. По заокеанским меркам все эти башни, дома и дворцы
    были невысокими, однако казались куда величественней небоскребов, напоминая
    не о промышленниках и банкирах, а о всевластных королях, могущественных
    полководцах, искусных ремесленниках и героях гуситских войн.
           Не отрывая пальцев от парапета, Кэти сделала несколько шажков.
    Ее туфельки звонко цокали по камню, гулявший над Влтавой ветер развевал
    каштановые волосы.
           - Керк! Чья это статуя, Керк? Вон та, где рыцарь со львом?
           - Это король Брунцвик, - пояснил Каргин, обнимая гибкую талию 
    жены. - До того, как стать владыкой королевства, он странствовал в 
    дальних странах и подружился со львом. Еще волшебный меч нашел.
           Кэти наморщила лоб.
           - Не помню я о таком короле. В каком столетии он правил?
           - Ни в каком, солнышко. Брунцвик личность легендарная, но
    говорят, - Каргин таинственно понизил голос, - что меч его на самом
    существует и замурован в каменной кладке моста. Когда чехам придется
    совсем туго, воспрянут от сна зачарованные рыцари, дремлющие под горой
    Бланик, и поведет их в битву сам святой Вацлав, покровитель здешних мест.
    На этом мосту белый конь его споткнется и выбьет копытом из мостовой
    волшебный меч. Поднимет его Вацлав, крикнет: "Всем врагам чешской земли
    головы долой!" - и так оно, милая, и случится.
           Кэти остановилась и внимательно поглядела на него.
           - А ты чешской земле не враг?
           - Ни в коем случае, - успокоил ее Каргин. - Не воевал я в Праге
    и ни в одном из чешских городов, и клянусь, что воевать не буду. Если
    только придется братьев-славян защищать, но это сомнительно - они ведь
    в НАТО намылились.
           Тут ему и в самом деле воевать не довелось. К счастью! В тот
    год, когда советские танки вступили в Прагу, Каргин еще пешком под стол
    ходил, а его отец тянул лямку комбата на монгольской границе. В Праге
    ему случалось бывать проездом, когда летал на Кубу, в Боснию или в другие
    места, и ни разу больше двух дней он здесь не задерживался. К тому же
    озабочен был предстоящим заданием и на городские красоты не любовался.
    А сейчас...
           Сейчас было так сладко, так радостно стоять на Карловом мосту
    с женой, чувствовать, как аромат ее кожи смешивается с запахом сирени,
    обнимать ее и шептать в розовое ушко старые чешские предания. О красавице
    Либуше и храбром Бивое, о королях Святоплуке и Брунцвике, о лучанской
    войне, опатовицком кладе и кутногорских рудокопах... Миг счастья, когда
    есть только настоящее, и нет ни прошлого, ни будущего - ни поля под
    Киншасой, заваленного трупами, ни тайной войны в Сараево, ни пылающих
    селений Руанды, ни югославских бомбежек, ни схваток с "эскадроном смерти"
    на острове у берегов Перу... Равным образом нет и заботы об операциях
    ХАК, о людях, что разлетелись по всему земному шару от Турана до Бразилии,
    о минах, пушках, танках, пулеметах и тому подобной хламоте, которую сейчас
    и вспоминать не стоило. Здесь, рядом с Кэти, посреди прекрасной Праги,
    думать хотелось лишь о хорошем.
           - Завтра, - услышал Каргин, - завтра мы поднимемся на эту гору,
    осмотрим замок и собор и будем гулять в садах. Чудные сады, не правда ли,
    милый?
           Возвратившись к реальности, он смущенно почесал в затылке.
           - Завтра, ласточка, вряд ли получится. У меня переговоры с
    чехами.
           - Ну, тогда послезавтра.
           - Послезавтра - с болгарами... Может быть, ты на пару дней
    куда-нибудь съездишь? В Карловы Вары, например?
           Кэти, лукаво улыбаясь, закинула руки ему на шею.
           - Никуда я не поеду, Керк! Я с тобой останусь. Переговоры штука
    нервная, утомительная... Кто тебя будет вдохновлять? Особенно ночью?
           - Некому, кроме верной жены, - согласился Каргин.
           Не размыкая рук, они медленно двинулись к правобережью и высокой
    староместской башне. Туристский сезон только начинался, и зевак на мосту
    было еще немного. Зато имелись художники, по паре дюжин с каждой стороны,
    молодые, средних и преклонных лет, но все в просторных блузах и беретах,
    с красками, тушью, углем или карандашами. Рядом с каждым живописцем -
    картины и гравюры, прислоненные к парапету или развешанные на стендах.
    Почти Париж, мелькнуло у Каргина в голове. Даже лучше Парижа - город
    не чужой, славянский, и люди тут без присущей французам надменности.
           - О! - воскликнула Кэти, энергично разворачивая его к одному
    из стендов. - Ты только посмотри, Керк! Вот это, это и это...
           Триптих, понял Каргин. Средняя гравюра - Карлов мост, крайние
    - вид на гору с садами и Пражским Градом, и на Старый Город. Тонкая
    работа, искусная, тщательная, под старых мастеров... И художник далеко
    не молод - пожалуй, восьмой десяток разменял.
           - Хочу, - сказала Кэти.
           - Нет проблем, - ответил Каргин и, вытащив бумажник, обратился
    к живописцу в вельветовом балахоне: - Пан говорит на английском или
    французском?
           - Говорит. - Старый художник, присматриваясь к ним, разгладил
    седые усы. - Аще розумиет немецкий, русский, польский и румынский.
           - И русский тоже? - Каргин перешел на родной язык. - Ну,
    замечательно! Мы хотим приобрести эти три гравюры. Сколько?
           Художник замялся.
           - Пан из России?
           - Да. Из Москвы.
           - А ваша девичка?
           - Это моя жена. Американка, из Калифорнии.
           На лице художника изобразилось сомнение.
           - Пан... как это сказать?.. новый русский, да? Из этих, из
    богатых бизнесменов?
           - Нет. Пан просто русский, - ответил Каргин, улыбаясь. Беседа
    принимала забавный оборот. - А почему вы подумали, что я богат?
           - У пана толстый бумажник и жена-американка.
           - Бумажник - дар судьбы, а жена... Встретились, полюбили,
    поженились.
           Старик сдвинул берет на затылок, оглядел Кэти с ног до головы
    и одобрительно причмокнул.
           - Зрю, пан не новый русский. Эти, как новые чехи, никого не
    любят. Им и слова такие неведомы. А я хочу, чтобы мои картины в том доме
    висели, который согрет любовью.
           Кэти дернула Каргина за рукав.
           - Вы о чем говорите? Я половины не понимаю... В любви друг
    другу объясняетесь?
           Каргин перешел на английский.
           - Нет, ласточка. Мастер сказал, что продаст нам эти гравюры
    только в том случае, если ты докажешь, что любишь меня.
           - А разве этого не видно? - заявила Кэти, взмахнув ресницами.
           - Видно, - подтвердил художник, - видно, красна пани! И потому
    старый Иржи Врба отдаст вам свои работы за сто американских долларов.
           - Это даром, - сказал Каргин, раскрывая бумажник. - За каждую
    по сто! И пусть их нам доставят в отель "Амбассадор", что на Вацлавской
    площади. Для миссис Алекс Керк.
           Покачивая головой, живописец принял деньги.
           - Пан уверен, что он не новый русский?
           - Абсолютно, - сказал Каргин и, подхватив Кэти под локоток,
    повлек ее к староместской башне. Они миновали Кржижовницкую площадь,
    подивились на храм святого Сальватора и Климентинум, двинулись по
    Карловой улице к ратуше, дождались в толпе туристов, пока не ударят
    часы и не начнется шествие апостолов, затем повернули на Парижскую
    улицу и прошли ее из конца в конец, до еврейского гетто и набережной
    Влтавы. Здесь, в каком-то крохотном кабачке, съели шпикачки и выпили
    пива, потом, обнаружив уединенную скамейку у самой воды, устроились
    там и начали целоваться. Каштан шумел над ними свежей зеленой листвой,
    запах сирени кружил голову, и было им так хорошо, словно весь мир вдруг
    превратился в прекрасную весеннюю Прагу.
    
                                 * * *
    
           Переговоры с чехами прошли на редкость гладко. Ныне Чехия
    была самой благополучной из стран бывшего соцлагеря, а значит, и самой
    законопослушной. Учитывая это, а также стабильность кроны, приятные
    чешские пейзажи и отсутствие серьезных социальных катаклизмов, "Халлоран
    Арминг Корпорейшн" разместила в Праге свой Восточно-Европейский филиал.
    Располагался он на улице под названием Панска, в двух шагах от Вацлавской
    площади, и трудилось в этом филиале уже человек шестьдесят, распределенных
    по отделам от болгарского до польского. Большого Босса - то есть мистера
    Алекса Керка - встретили с исключительной теплотой, под гром выбиваемых
    из шампанского пробок и щелканье каблуков, затем поднесли цветы супруге
    и были допущены к целованию ручки. Не все, разумеется, шестьдесят, но
    семь начальников отделов, шеф филиала Дэвид Гир и его заместитель Ли
    Джордж Уэст. Затем Каргин, Гир и сопровождавший их юридический советник
    Марвин Бридж проследовали в совещательную, а Ли Уэст, приятно улыбаясь и
    рассыпаясь в комплиментах, повез миссис Алекс Керк в Национальный музей,
    любоваться камнями, жуками и засушенными бабочками. Музей тоже был рядом,
    но по дороге предполагалось посетить дома, где жили когда-то Моцарт,
    Сметана и Дворжак, и заглянуть в пивную "У калиха", к бессмертному
    Швейку, подкрепиться пивом и кнедликами с капустой. Правда, о Швейке у
    миссис Алекс Керк было такое же смутное представление, как о кнедликах,
    и Каргину показалось, что ласточка путает Великого Солдата то ли с Санта
    Клаусом, то ли с Карлссоном, который живет на крыше.
           Представители чешской стороны явились точно в двенадцать
    пятнадцать и, ознакомившись с полномочиями ХАК, тут же подписали три
    документа: протокол о признании недействительной лицензии на производство
    пистолетов ТТ и ПМ; *) гарантию, что вышеуказанное производство будет
    свернуто в течение двух месяцев; и акт, в котором чехи обязались не
    экспортировать данные виды изделий и уничтожить их товарные запасы,
    а ХАК обещала не применять в этом случае штрафов и иных юридических
    либо финансовых санкций. Покончив с формальностями, стороны распили
    пару бутылок "Мартеля", и, после третьей рюмки, глава чешской делегации
    заметил, что ПМ и ТТ были отличным оружием, но устарели морально и не
    тянут сравнительно с CZ75FA и модернизированным "Скорпионом". **) Отчего
    бы "Халлоран Арминг Корпорейшн" не продвинуть эти изделия на широкий
    рынок, потеснив, к примеру, тем же "Скорпионом" израильский "Узи"?
    Каргин налил гостям по четвертой и обещал обсудить эту идею с
    исполнительным директоратом ХАК.
           С болгарами, прилетевшими в Прагу из Софии, все получилось
    много хуже. Миссис Алекс Керк отправилась с галантным Ли Уэстом
    обозревать еврейское гетто, ныне - музей с синагогами, семисвечниками,
    расшитыми покрывалами торы и древним кладбищем с могилой волшебника
    Бен Бецалеля, а Каргин парился в совещательной, выслушивая жалобы на
    скудость и бедность, проклятия в адрес разоривших страну коммунистов и
    намеки на нерушимую русско-болгарскую дружбу. Видимо, разведка у болгар
    была поставлена неплохо, иначе откуда им знать, что мистер Алекс Керк
    на самом деле русский? Русским же свойственны мягкосердечие и жалость
    к убогим, и потому в самых чувствительных местах Каргин закрывал глаза
    и повторял про себя суровые максимы деда: "Продай персам орудия...
    Продай арабам вертолеты... Продай по самый высокой цене!"
           Перед ним сидели сейчас не братья-болгары, а международные
    мошенники, торговцы поддельным российским оружием и, как доносила
    разведслужба ХАК, люди весьма не бедные, хапнувшие ряд государственных
    заводов, имевшие связи с курдами, с афганскими талибами и, разумеется,
    с албанцами. Их годовой доход исчислялся миллионов в шестьдесят, и
    львиную долю его составляли те же ТТ, ПМ, патроны и запчасти, а также
    неведомо как попавшая в Болгарию модель "карманного" револьвера, который
    можно прятать в рукаве и в дамской сумочке. Так что бедностью тут и не
    пахло, и были эти типы хоть не из крупных акул, как дедушка Халлоран,
    но, несомненно, из зубастых щук.
           Выслушав их, Каргин кивнул Марвину Бриджу.
           - Есть предложение, - сухим профессиональным тоном произнес
    юридический советник. - Полномочия, полученные ХАК, позволяют нам продлить
    лицензию. Кроме того, мы готовы вложить в модернизацию производства некую
    сумму... - он выдержал паузу, - скажем, равную двухгодичному обороту вашей
    компании. Разумеется, если это представляет для вас интерес.
           Болгары насторожились, будто псы при запахе лакомой кости.
    Наконец, после минутной заминки, Пламен Панчев, глава делегации, спросил:
           - На каких условиях?
           Бридж - тощий, похожий на воблу, засушенную лет десять назад,
    - добросовестно перечислил:
           - Дополнительная эмиссия акций, передача ХАК контрольного
    пакета и половины мест в совете директоров, а также постов генерального
    управляющего и главного менеджера по сбыту.
           - Но это значит, что мы превратимся в дочернее предприятие
    ХАК!
           - А что в этом плохого? - промолвил Каргин. - Не будем спорить
    и ссориться. Будем работать и честно платить налоги.
           При упоминании о налогах болгары разом вздрогнули, и один из
    них пробормотал:
           - А если мы не согласимся? Какую альтернативу вы можете
    предложить?
           На этот раз Каргин кивнул Гиру.
           - Судебное разбирательство в Софии, очень быстрое и энергичное,
    - сказал тот. - В результате вас пустят с молотка, и на открытом аукционе
    мы скупим ваши активы.
           - Этот вопрос с вашим правительством согласован, - добавил 
    Марвин Бридж. - С правительством, президентом и большинством сенаторов.
           Панчев позволил себе усмехнуться.
           - Наши позиции в правительстве очень крепки.
           - Крепость позиций определяется суммой, - со скучающим видом
    заметил юрист. - К тому же все правительства, даже самые продажные, любят 
    получать налоги, а не огрызки в виде мышиных хвостов. Такова реальность, 
    господа!
           За столом воцарилось угрюмое молчание. Каргин, прикрыв глаза,
    думал о том, что есть битвы и битвы; в одних пули свистят, рвутся
    снаряды и вспарывают штыками животы, а другие ведутся бескровно, но
    от того они не менее свирепы. Из скромного опыта, приобретенного им за
    девять последних месяцев, он сделал вывод, что схватки в мире бизнеса
    ведутся по тем же правилам военного искусства: фланговый обход, разгром
    тылов и взятие противника в клещи. Затем, как говорил майор Толпыго,
    пусть побежденный плачет... И платит, добавлял старый Халлоран.
           - Мы... мы подумаем, - выдавил Панчев. - Мы просим о новой
    встрече, дня через три-четыре.
           - Принято, - сказал Каргин и поднялся.
           "Мартелем" этих гостей не угощали.
    
                                 * * *
    
           Под вечер, сидя в просторном номере гостиницы "Амбассадор"
    и поджидая загулявшую супругу, он связался с Владом Перфильевым. Связь
    шла через спутник, с помощью устройства, запрятанного в черный плоский
    кейс, и, как утверждали специалисты корпорации, перехватить беседу было
    невозможно. Ну, а если бы это все-таки случилось, расшифровка заняла бы
    месяца два.
           Лицо Влада на маленьком, в тетрадный лист экранчике было
    оживленным. Таким же, как вчера и позавчера во время регулярных сеансов
    связи, и это означало, что дела идут нормально.
           - Кириллов с этим, с интендантом Костенко, прижали бразильян,
    - прохрипел Перфильев вместо приветствия. - Чуть, понимаешь, переворот
    не случился: хунта скотоводов и овощеводов против хунты оружейников!
    Одни хотят консервы делать, другие - "калаши", но в их Бразильянии,
    похоже, "калаш" против консервной банки не потянет.
           - Южная страна, сельскохозяйственная, - отозвался Каргин. -
    Ты прикажи Кириллову и Кастелло, пусть не очень давят. Народ на югах
    горячий, а революции нам ни к чему.
           - Ни к чему, - согласился Перфильев, - мы от своей еще не
    отдышались. - Потом добавил: - У Прошки и Флинта в Ата-Армуте все без
    изменений. Добиваются встречи с сардаром или с кем-нибудь из сераскеров
    повлиятельней, но пора тишина и никакой реакции. Хотя денег на бакшиши
    потратили много.
           - Сардар и сераскер - это кто такие? - поинтересовался Каргин.
           - Это у них новые воинские звания, с восточным, блин, колоритом,
    - объяснил Перфильев. - Сардар - министр военной промышленности и обороны,
    а сераскер - генерал.
           - А капитан как будет? Ротный?
           Влад заглянул в невидимую Каргину бумажку.
           - Юзбаши, сотник значит. Вот, Леха, служили мы с тобой 
    лет десять, кровь проливали, а все юзом... Ну, ничего, ничего! - Он 
    ухмыльнулся. - У Прошки тихо, зато Эльбекян шурует во-всю, и есть у 
    него любопытные новости. Эти парни, что мины клепают в Марокко, Тунисе 
    и Алжире, вроде бы и не арабы. Арабы там, конечно, есть, но в главных 
    закоперщиках лягушатники и макаронники, а может, и фрицы руку приложили. 
    Готовы пять процентов платить, если отвяжемся.
           - Не отвяжемся, - сказал Каргин. - Проинструктируй Эльбекяна:
    пусть затаится и на переговоры не идет. Выждать надо, примерно недели
    две.
           - А чего ждать?
           - Пока караваны в Сахаре не остановят. Ну, это уже моя
    забота...
           Он распрощался и спрятал черный чемоданчик в объемистый сейф,
    где хранились кое-какая наличность и гравюры мастера Врбы, тщательно
    упакованные в картон и бумагу. Связываться со штаб-квартирой было еще
    рано - в Калифорнии глухая ночь, Мэлори наверняка почивает, и будить
    его повода нет. Тем более, что разобраться с миноклепальщиками будет
    удовольствием не из дешевых.
           Стукнула дверь, и в комнату порхнула Кэти - возбужденная,
    раскрасневшаяся, при двух коридорных, тащивших какие-то пакеты, коробки
    и коробочки. Чмокнув супруга в щеку, она принялась раскладывать все это
    добро, попутно объясняя, где новая шляпка, где вазы богемского хрусталя,
    а где подарки родичам - заокеанским и тем, что в Краснодаре. Кажется,
    кроме музеев и исторических пивных, она обследовала лавки от Парижской
    улицы до Вышеградского замка.
           Каргин поймал ее, усадил на колени и сказал:
           - Скоро ужинать пойдем. А после ужина будешь меня вдохновлять.
    День выдался тяжелый, ласточка, и я нуждаюсь в твоем сочувствии.
           - А завтра как?
           - Завтра я свободен. Хочешь, в зоопарк поедем, на слоне
    покатаемся?
           - Хочу.
           Кэти затихла, прижавшись щекой к его груди, и Каргин, ласково
    поглаживая ее плечи, вдруг подумал, что за прошедшие месяцы ласточка
    сильно изменилась. Очень боевая девушка была, самостоятельная, с крутым
    американским напором, с желанием вырвать у жизни все, о чем мечталось:
    парня - обязательно богатого, успешную карьеру в ХАК или в иной компании,
    толику влияния и власти, поездки в Европу... Теперь все это ее как бы не
    интересовало - кроме парня, разумеется. Словно лопнула скорлупа, размышлял
    Каргин, треснул панцирь, в котором она пряталась от мира, и из обломков
    выбралось совсем иное существо, трепетное, нежное... Но не беззащитное!
    Каким-то шестым или седьмым чувством Каргин ощущал, что есть у ласточки
    тайная сила, и что за него, за будущих их детей и внуков, она, случись
    несчастье, горло перервет. С коготками кошка... Что поделать, заокеанское
    воспитание: врагов не прощать и отвечать ударом на удар.
           Кэти пошевелилась, дунула ему в ухо, зашептала:
           - Родителей твоих вспоминаю... Отец строгий, жесткий, из
    генералов генерал, как Джордж Вашингтон или Улисс Грант, а мама...
    Хорошая у тебя мама, но странная. Может, все матери в России такие, а?
           - Какие? - спросил Каргин.
           - Понимаешь, когда я маленькой была, совсем маленькой, отец и
    мать меня ласкали, целовали и на руках носили. Потом - все реже и реже...
    В двенадцать лет еще могли обнять, а вот в семнадцать - только по плечу
    похлопать, вот и все контакты на телесном уровне. Хотя любили меня и
    любят сейчас, и говорят, какая я умница и замечательная дочь. Любят
    Керк, правда! Ты же сам видел, на свадьбе!
           По мнению Каргина, кэтины родители, Дуглас, профессор-филолог из
    Филадельфии, и Барбара Финли, в девичестве Грэм, были вполне нормальными
    людьми, воспитанными, сдержанными, но, безусловно, обожавшими дочку.
    А что эмоций не проявляют, так это понятно: из филадельфийских пуритан,
    у коих эмоции признак слабости. Да и в иных местах не принято как-то
    тетешкать девицу, которой стукнуло двадцать три, дочь она или не дочь...
           Рассуждал он об этом с высоты своего зрелого возраста, позабыв,
    что его самого лаской не обделяли - ни в семнадцать, ни в двадцать три.
           - Твоя мама, - снова начала Кэти, - она ко мне прикасалась,
    руки гладила и по щеке, а иногда подойдет, на цыпочки встанет и поцелует
    в макушку... Молча, без слов... Она такая, что я себя при ней ребенком
    чувствую, и детство вспоминаю, и ночью плачу, будто чего-то мне недодали,
    а эти мысли - грех... Грех, милый! Ведь у меня хорошие родители, верно?
    Только другие, чем у тебя... Почему?
           - Ментальность у наших народов разная, - подумав, сказал
    Каргин. - Вы от британцев происходите, от англосаксов, людей работящих,
    честных, но суровых, а наше российское племя разбойное и беспутное, зато
    ласковое. Это и в языке заметно. - Поискав глазами, он кивнул на диван.
    - Видишь? Диван по-английски так и останется диваном, а на русском можно
    сказать "диванчик", "диванушка", "диванушечка"... Словом, ласкательных
    суффиксов вам не хватает!
           Кэти рассмеялась.
           - Может, и не хватает, но в одном ты, милый, ошибся: предки мои,
    Грэмы и Финли, вовсе не англосаксы, а кельты, шотландцы с гор. Те еще были
    разбойники!..
           - И это нас объединяет, - молвил Каргин, целуя ее губы.
           В эту ночь Кэти была с ним как-то по-особенному нежна. Наверное,
    предчувствовала разлуку.
    
                                 * * *
    
           Ранним утром - солнце еще не поднялось - Каргин, покинув
    теплую постель и сладко спавшую супругу, связался с коммодором Мэлори.
    С полчаса они обсуждали сахарские проблемы. Суть их заключалась в том,
    что пустыня, с одной стороны, была велика и даже огромна, а с другой,
    караваны с оружием пересекали ее по известным и не слишком многочисленным
    маршрутам, проложенным еще туарегами, а может, нумидийцами в эпоху
    Пунических войн. Пустыня есть пустыня, как по ней не странствуй, с
    верблюдами или с машинами: шаг влево, шаг вправо - смерть или иные
    серьезные неприятности. Так что блокировать тропы, ведущие от побережья
    к Мали и Нигеру, казалось вполне посильной задачей, и исполнители были -
    если не сам Иностранный Легион, так ошивавшиеся при нем части поддержки,
    вроде "гиен" покойного майора Кренны. Каргин оценивал трехмесячную
    операцию миллионов в тридцать, Мэлори - в пятьдесят, но в любом случае
    эти затраты были для ХАК несущественной мелочью, единственной строчкой
    в "черном" балансе. Конечно, могло случиться и такое, что миноклепатели
    выдержат три месяца осады и белый флаг не выкинут. Прессинговать их пару
    лет было бы слишком дорого и долго, и потому на сентябрь был намечен
    резервный вариант: диверсии на производстве, подрыв хранилищ с готовой
    продукцией и ликвидация сырьевых каналов.
           После обсуждения этих проблем коммодор сообщил, что
    намечаются сдвиги с экспортом из Поднебесной. Самый надежный способ -
    поставки в Китай оружейной стали и взрывчатых веществ по соблазнительно
    низким ценам и через десятые руки, через шведских, финских и румынских
    посредников. Сталь и взрывчатка были вполне кондиционными, но к ним
    добавлялись кое-какие компоненты в микроскопических дозах, и в результате
    их взаимодействия стволы выходили из строя примерно после трехсотого
    выстрела. Кроме того предлагались сопутствующие меры: кампания в СМИ
    арабских и африканских стран, вброс дезинформации, порочащей китайские
    изделия, и даже телесериалы на фарси, арабском и корейском, в которых
    службы безопасности Кореи, Ирана и Ливии разоблачают наглых пекинских
    халтурщиков. Каргин отметил, что идеи эти плодотворны, и распорядился
    темпа не снижать.
           После завтрака он позвонил Марвину Бриджу, обитавшему в том
    же "Амбассадоре", и сказал, что три-четыре дня, до новой встречи с
    болгарами, советник может быть свободен. Затем выпил кофе и отправился
    с супругой осматривать зверинец и ботанический сад. Вечер они провели в
    кабаре "Альгамбра", в обществе Ли Уэста и его жены - точнее, прелестной
    дамы из Оломоуца, которую Уэст, поклонник прекрасного пола, выдавал за
    спутницу своей непутевой жизни.
           Дальнейшее время Каргин провел в семейных развлечениях,
    включавших поездку на катере по Влтаве, осмотр живописных окрестностей,
    замка в Карлштейне и древних серебряных копей в Кутна-Гора, и посиделках
    в исторических пивных, названия которых неизменно начинались на букву "У":
    "У коцоура", "У супа", "У двоу кочек" и, разумеется, "У калиха". ***)
    Все эти скромные радости заставили его расслабиться, почувствовать себя
    молодоженом и отрешиться от иных забот, кроме поисков ожерелья для Кэти
    из багровых чешских гранатов и обсуждения с нею вопроса об оттенке ванны,
    которую предполагалось установить в их московской квартире. В эти тихие
    счастливые дни он не вспоминал о "Халлоран Арминг Корпорейшн", о правах
    и обязанностях ее наследника и президента, о хитроумном коммодоре Мэлори
    и суровом старце, затаившемся где-то в просторах Тихого океана. Пожалуй,
    со всем этим его связывали только ежевечерние рапорты Перфильева, но в
    них ничего тревожного не содержалось: в Бразилии все шло путем, Прохоров
    и Флинт добивались приема у какого-то важного туранского чиновника, а
    Эльбекян с Винсом Такером сидели как пара мышек в норке, пили шербет
    и поджидали разгрома первых караванов.
           В ночь перед встречей с болгарами его разбудил телефонный
    звонок. Кэти спала, разметавшись в огромной постели, и тихое гудение
    счастливым ее снам не помешало - тем более, что Каргин тут же поднял
    трубку. В следующий момент он посмотрел на часы - было сорок три минуты
    второго.
           - Где твоя штучка-дрючка, Леха? - прозвучал хриплый голос
    Перфильева. - Связаться не могу, а надо бы поговорить.
           - Минуту, - сказал Каргин, сообразив, что Влад говорит о
    чемоданчике. Он аккуратно повесил трубку, выбрался из кровати и, как
    был босиком, проскользнул в гостиную, к сейфу. Минута еще не прошла, а
    на экране появилась физиономия Перфильева. Выглядел он хмурым, совсем
    не таким, как только что минувшем вечером, во время предыдущего доклада.
           - Сообщение от Генки Флинта и от Сергеева, - произнес Влад
    без предисловий. - Прохоров с Барышниковым пропали.
           - Обстоятельства? - сдвинув брови, спросил Каргин.
           - Ты ведь знаешь, я в английском не силен, и с Флинтом беседовал
    через Макса-переводчика. По его словам выходит, что Прошка и Барышников
    отправились в шалман, поужинать, а шалман тот из самых дорогих и в трех 
    кварталах от отеля. Вышли не поздно, в шестом часу по местному времени, 
    и больше Флинт их не видел. А сейчас в Ата-Армуте около девяти утра. - 
    Перфильев помедлил и добавил: - От Сергеева те же сведения. Обещал 
    звонить, если что-то новое раскопает.
           Сергеев был человеком Влада, сопровождавшим делегацию под
    видом секретаря, завхоза, финансового распорядителя и прочее, и прочее.
    Серьезный мужчина, подполковник, отслуживший четверть века в КГБ, из тех, 
    что родились с третьим глазом на затылке. Главным его занятием была 
    бдительность.
           - Почему они раньше с тобой не связались? - спросил Каргин.
    - Вечером или ночью?
           - Почему, почему... Спать легли! Что им о двух взрослых
    мужиках беспокоиться и в номера к ним ломиться под вечер? Может, те в
    кабаке засиделись и поздно пришли, а может, бабцов каких прихватили...
    Флинт поднялся в семь, пошел с Сергеевым и Максом завтракать, Гальперина
    встретил, а Прошки и Барышникова нет как нет. Послали за ними Максимку,
    а двери-то заперты... Ну, открыли с коридорным, а там - никого, и постели
    не смяты. Связались с полицией, с феррашами ихними, денег пообещали, и
    те, обследовав кабак, тут же доложили: русские вечером ушли, в восемь с
    копейками, и ушли не пьяные, на своих двоих. Теперь ищут!
           Шрам на щеке Каргина дернулся. Нахмурившись, он поскреб в
    затылке, подумал с минуту и произнес:
           - Не нравится мне эта история, Влад, совсем не нравится...
    Если кутить намылились, то почему без Генри Флинта? Не по-товарищески
    выходит... Скорее, не пили и не кутили, а ужин был деловой, и Флинта
    оставили для подстраховки.
           - Но он ни сном, ни духом... ни Генка черномазый, ни Сергеев...
    - начал Влад.
           - Лишнего не сказали? - оборвал Каргин. - Так ты не с Флинтом
    беседовал, а с переводчиком, коему знать о делах не положено, как и
    Сергееву. - К тому они могли Флинту не сказать, куда идут и зачем, или
    отговориться пустяками. Это во-первых, а во-вторых, Костя Прохоров,
    если мне не изменяет память, в "Стреле" не пил. Может, в "варягах"
    стал прикладываться?
           - Не стал, - произнес Перфильев, - голову даю, не стал! У меня
    вообще пьющих нет, да и армутские ферраши подтверждают: уходили трезвыми.
           - Тогда как же их взяли? С Барышниковым ясно - ученый, инженер,
    и лет ему немало, но с ним ведь Костя был! "Стрелок"! Он ведь голыми
    руками шею свернет и ноги выдернет!
           - Верно! - каркнул Перфильев. - Верно, мать мою через форсунку!
    Прошку так просто не возьмешь! Шум получился бы изрядный, вопли, хруст
    костей и даже выстрелы... Прав ты, Леша, нечистое дело, и Флинт в нем
    не помощник - ни языка не знает, ни обычаев. Сергеев... ну, этот хороший
    следак, но что следак без прокурора? В общем, самим лететь надо в этот
    трахнутый Армут и разбираться! Если что, я за Костю... - Он скрипнул
    зубами.
           - Вместе полетим, - сказал Каргин, почувствовав с внезапным
    и странным облегчением, что тихая жизнь подходит к концу. - Я буду в
    Москве с первым утренним рейсом.
           Прервав связь, он не захлопнул чемоданчик, а сидел над ним,
    уставившись в слепое пятно экрана, перебирая мысленно дела, которые
    нужно исполнить не поздней, чем утром. Во-первых, билеты заказать и
    позвонить в представительство ХАК, чтобы прислали машину. Во-вторых,
    болгары: распорядиться, чтобы Гир и Бридж дожали их самостоятельно
    до точки. Эти дожмут! Особенно Бридж, сушеная вобла - из камня сок
    выдавит! В-третьих, решить проблему с Кэти: апартаменты в Москве не
    готовы, а оставлять ее в гостинице или в убогой квартирке на Лесной
    он не хотел - лучше опять к родителям отправить. В-четвертых...
           Каргин прикоснулся к клавишам, набрал код, и с экрана брызнуло
    яркое солнце. В Калифорнии еще стоял день, и, судя по виду, погода была
    преотличная.
           Из небесной синевы выплыло лицо Холли Роббинс, секретарши
    Мэлори. Она была строгой дамой в летах, но к Каргину питала слабость
    - не от того, что был он Самым Главным Боссом, а просто по душевной
    склонности.
           Каргин улыбнулся ей и попросил соединить с коммодором.
           - Керк, мой мальчик! Рад тебя видеть!
           Круглая физиономия Мэлори, а вслед за нею и знакомый кабинет,
    возникли на экране. Каргин, как всегда в последние месяцы, отметил,
    что письменный стол, диван и стулья на месте, а вот картина над столом
    другая, не пейзаж с видом Иннисфри, а портрет хозяина, Патрика Халлорана,
    украшенный траурной лентой. Этот нарочитый траур подчеркивал деликатность
    ситуации: старый Халлоран был жив и даже правил своей оружейной империей
    с острова в Тихом океане, но знали об этом лишь самые доверенные лица.
    Официально старик уже месяцев десять как числился в покойниках, пав
    жертвой разгула бандитов на Иннисфри - или, возможно, не простых бандитов,
    а арабских террористов, китайских десантников либо колумбийской наркомафии. 
    Однако его благополучное существование подтверждало бессмертный лозунг о 
    том, что иные мертвецы живее всех живых.
           Каргин прикоснулся к виску двумя пальцами, приветствуя
    коммодора. Шона Дугласа Мэлори, вице-президента и шефа административного
    отдела, считали в ХАК вторым лицом, что относилось к числу неоспоримых
    фактов. С номером первым такой определенности не было; возможно, им
    являлся мистер Алекс Керк, президент и наследник, а может, вовсе и не
    он, а та персона, существование которой подтверждалось упомянутым выше
    лозунгом. Во всяком случае, все серьезные телодвижения Каргин был обязан
    согласовывать с Мэлори.
           - В Туране у нас проблемы, - сказал он, щурясь от ярких
    солнечных бликов, игравших на коммодорской лысине. - Что-то произошло
    с моим конфидентом и представителем "Росвооружения".
           Мэлори погладил голый череп, задумчиво вскинул глаза вверх.
           - Туран - это где? Что-то я такой страны не помню...
           - Одна из бывших советских республик в Средней Азии. После
    обретения независимости переименована, - сообщил Каргин.
           - Кем?
           - Волей народа и туран-баши.
           Мэлори скорбно вздохнул.
           - Да, что-то такое припоминаю... Стар я, мой дорогой, чтобы
    заново изучать историю с географией... О Советском Союзе знаю и никогда
    не забуду, что имелся такой противник, империя зла, как вопил папаша
    Роналд... ****) А теперь вместо империи, врага масштабного и достойного,
    есть развалины России и куча мелких злобных шавок... все эти Грузии,
    Белоруссии, Тураны... Ну, и что нам нужно в этой дыре, сынок?
           Каргин стиснул челюсти. Мэлори упорно именовал его "сынком",
    "мальчиком" и тому подобными прозваниями, имевшими целью подчеркнуть то
    ли молодость президента, то ли его, коммодора, близость к правящей в ХАК
    фамилии. Мэлори еще не стукнуло шестидесяти, и на пенсию он не собирался,
    но в мечтах Каргин лелеял тот сладкий миг, когда обнимет вице-президента,
    скажет речь о его заслугах и трудах и преподнесет прощальные презенты -
    свою фотографию с дарственной надписью и виллу где-нибудь в южном
    полушарии, на Таити или острове Пасхи.
           - В этой дыре находится секретный российский завод по выпуску
    экранопланов, - негромко произнес он, справившись приступом ярости. -
    Объект номер один в договоре, который мы заключили с "Росвооружением".
    Экраноплан-истребитель, спроектированный челябинским КБ Косильникова,
    способен двигаться над сушей и водой со скоростью до двухсот сорока
    миль в час и поражать танки, орудия, корабли, живую силу и даже
    вертолеты. Оружие будущего, коммодор! Или вы не в курсе?
           Лицо Мэлори приняло озабоченное выражение.
           - Если речь идет об изделии "Шмель", то в курсе, сы... - Он
    поглядел в ледяные глаза Каргина, сглотнул и поправился: - Сэр. - Затем
    спросил: - Что там случилось?
           - Пропали наши люди, которым вменялось в обязанность урегулировать
    проблему. Я вылетаю в Москву, затем - в Ата-Армут, туранскую столицу. Я
    лично возглавлю нашу миссию и операцию по розыскам пропавших.
           Коммодор пожевал губами. Теперь он выглядел не просто озабоченным,
    а нервозным и даже мрачным, как небеса над Сан-Франциско в день великого
    землетрясения.
           - Дикие варварские места, - процедил он. - У ХАК нет опоры в
    тех краях, нет связей, информаторов, подкупленных людей в правительстве...
    Что-то есть у ЦРУ, но сеть бедная и редкая, местные агенты ненадежны
    и продажны, и полагаться стоит лишь на сотрудников посольства и охрану
    из двадцати морских пехотинцев. В общем, в случае неприятностей мы тебя
    оттуда не вытащим. Сердце Азии, континентальная страна, даже авианосец
    не пошлешь, и рядом - Афганистан... - Мелори насупился и вдруг рявкнул:
    - Такие гадючьи гнезда, сэр, президенты не посещают!
           - Это те президенты, у которых толчковая левая, а у меня
    толчковая - правая, - с ухмылкой сказал Каргин на русском и добавил:
    - Благодарю за ценные советы, коммодор, но все же мне придется посетить
    Ата-Армут. Один из пропавших - мой боевой товарищ. Вы ведь тоже офицер
    и знаете закон чести: своих бросать нельзя.
           - Капитану нельзя, майору нельзя и даже полковнику, но ты,
    мой мальчик - маршал! - возразил Мэлори. - И я несу за тебя полную
    ответственность перед богом и, что еще важнее, перед... сам знаешь кем!
    Что у тебя там в Москве нет капитанов и лейтенантов? Их отправь! А не
    найдешь кого отправить, я пришлю. Хоть целый батальон!
           - Пришлете, если получите мой приказ, - молвил Каргин и
    отключился. Хотя новости у Перфильева были плохие, его настроение вдруг
    поднялось. Он полез в сейф, вытащил картины и стал выкладывать разные
    мелочи, напевая: "Но задыхаясь, словно от гнева, объяснил толково я:
    главное, что у всех толчковая - левая, а у меня толчковая - правая!"
    Отец обожал песни Высоцкого. Каргин тоже.
           За дверью раздался шорох, и в гостиной появилась Кэти, в самом
    соблазнительном облачении, розовом и полупрозрачном. Секунд десять или
    пятнадцать она наблюдала за хлопотами Каргина, потом кокетливо выставила
    ножку и поинтересовалась:
           - Бежишь от жены, солдат? А ведь клялся любить до гроба!
           - Не бегу, а убываю в командировку, - доложил Каргин. - Собирай
    вазы, картины и шляпки, боевая подруга! Утром возращаемся в Москву, а
    сейчас, если успеем...
           Что успеем, он мог не продолжать. Кэти хихикнула и скрылась в
    спальне.
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Плохой день, тяжелый: сняли двое черных, афганцы-наркокурьеры
    или наемники-арабы из Чечни. По-русски плохо говорят, дикие, страшные...
    Увезли куда-то на окраину, в заводской район, и мучили до самого рассвета.
    Правда, рассчитались зеленью, дали поесть и вызвали такси. Водитель,
    пожилой татарин в вышитом тюбетее, так на нее посмотрел, словно ему
    предложили забрать вонючую парашу из тюремной камеры. Ксения не рискнула
    устроиться на переднем сиденье, полезла назад, сжалась, забилась в угол
    и, прикрыв ладонями лицо, там и просидела всю дорогу, пока древняя
    "Волга", чихая и кашляя, тащилась к ней на Бухарскую улицу. Шоферу дала
    огромные деньги, десять долларов, но он брезгливо отшвырнул их обратно
    и буркнул: "Ун алтэ таньга, кыз!" Не нужно, значит, ее грязных долларов,
    давай, девушка, шестнадцать таньга, по счетчику...
           Поднялась к себе, сбросила платье, встала под душ, потом к
    зеркалу сунулась, синяки пересчитывать, и тут заметила, что на плече,
    над левой грудью, след зубов. Хорошо, что на коже - такие, дикие, могли
    клок мяса вырвать или вообще загрызть... Ксения представила, как крепкие
    острые зубы впиваются ей в горло, и содрогнулась.
           Набросила на плечи махровую простыню, села на диван, вспомнила,
    как глядел на нее шофер-татарин, заплакала. Потом уснула. Потом пришел
    Керим. Не бил, не ругался, остался довольным, но деньги забрал. Перед
    уходом оставил на столе десять долларов - те самые, которыми шофер
    побрезговал.
           Плохой день. Клиенты дикие, и синяки по всему телу - открытого
    не наденешь, а в закрытом наташке трудиться не положено...
    
    ---------------------------------------------------------------------
    
           *) ТТ - пистолет калибра 7,62 мм, разработан в 1930 г.
    Токаревым, выпускался Тульским оружейным заводом и был чрезвычайно
    популярен; до сих пор выпускается в Китае, Корее, Польше, Венгрии и
    некоторых других странах. ПМ - пистолет Макарова, калибр 9 мм, прототип
    - немецкий "Вальтер"; находится на вооружении с 1951 г. и не менее
    популярен, чем ТТ. Емкость магазина у ТТ и ПМ - восемь патронов.
          **) CZ75FA - чешский пистолет разработки 1994 г, калибр 9 мм,
    емкость магазина 15 патронов, имеет ряд оригинальных конструктивных
    особенностей - например, запасной магазин может примыкаться к стволу
    и служить дополнительной рукоятью при стрельбе "с двух рук". "Скорпион"
    - чешский малогабаритный пистолет-пулемет, калибр 7,65 мм, емкость
    магазина - до 30 патронов.
         ***) "У коцоура" - "У кота"; "У супа" - "У грифа"; "У двоу кочек"
    - "У двух кошек"; "У калиха" - "У чаши", знаменитая пражская пивная, в
    которой, согласно преданию, пил пиво Швейк.
        ****) Имеется в виду Роналд Уилсон Рейган, сороковой президент
    Соединенных Штатов (1981-89 гг).
    
    
                                    Только прилетели, сразу сели,
                                    Фишки все заранее стоят.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
    
                       Глава 4. Ата-Армут, 9 мая, день
    
           Самолет приземлился в армутском аэропорту в одиннадцать сорок.
    Между Тураном и Россией действовал безвизовый режим, и прибывающих гостей
    досматривали не слишком тщательно - особенно тех, в чьих паспортах лежала
    сотня баксов. Не прошло и получаса, как Каргин с Перфильевым вышли из
    здания аэровокзала на небольшую площадь, дышавшую совсем не весенним
    среднеазиатским зноем. За площадью с пятиэтажной гостиницей и какими-то
    другими блочными строениями эпохи развитого социализма лежала степь, еще
    зеленая, не выгоревшая, а за нею, у самого горизонта, поднимались горы.
    К ним, прорезая зелень темно-серой лентой, уходило шоссе, и по обе его
    стороны, у самой площади, сгрудились машины: слева - такси, справа -
    индивидуальный транспорт, все больше "волги", "москвичи" и "жигули".
    Между двумя стоянками, прямо посередине дороги, росла древняя чинара,
    и в ее тени скучали полицейские-ферраши в синих форменных бешметах и
    при оружии: саблях, дубинках, пистолетах и автоматах.
           Немногочисленные приезжие, по виду - торговцы фруктами или
    наркотой, устремились к транспортным средствам, кто на такси, кто,
    вместе с шумными компаниями встречавших родичей и подельников, в частный
    сектор. У стоянки справа наметилось шевеление, раздался басовитый гудок,
    и, под бдительным оком феррашей, к Каргину подкатил автомобиль, каких
    нынче даже в музеях не сыщешь. Был он черен и громаден, с закругленными
    на старинный манер верхом и капотом, с массивным бампером, большими
    круглыми фарами и такими дверцами, что в них без труда пролез бы
    трехстворчатый шкаф. Каргин с изумлением уставился на это чудо, а Влад,
    хрипло выдохнув: "Ну, мать!.." - протер глаза огромными кулаками.
           Из машины появился Василий Балабин, сорокапятилетний бывший
    прапорщик, бывший "стрелок", бывший инструктор по рукопашному бою, а
    ныне - "варяг" и старший над группой секьюрити, сопровождавших делегацию.
    Был он в пятнистом комбинезоне, расстегнутом до пупа, как и молодой
    водитель, один из трех его подчиненных.
           - С прибытием, товарищи капитаны. - Балабин вытянулся по
    стойке "смирно" и отдал честь. - Экипаж подан, номер заказан, водка в
    холодильнике, колбаса нарезана и музыка играет.
           Перфильев шевельнул бровью.
           - Праздник?
           - Праздник. День Победы все-таки... Даже здесь его отмечают.
    - Балабин распахнул дверцу и подхватил их багаж, две тощие легкие сумки.
    - Прошу!
           - Откуда такую колымагу взяли? - спросил Каргин, ныряя внутрь,
    на потертые подушки малинового бархата. - И зачем? "Мерседеса" не нашлось
    или "БМВ"? А это... это... Я даже не знаю, как эта штука называется!
           - Это, Алексей Николаевич, называется "ЗИМ", - пояснил Балабин.
    - Велено было форс держать и в "жигулях" не ездить. Вот нашли такую
    редкость и откупили за пять штук баксов, потом мотор перебрали и ходовую
    часть, покрасили, стекла вставили особые, только обивку в салоне не
    сменили. Нет нынче такого бархата, ни в России нет, ни в Туране! Сергеев,
    однако, обещал найти... А что до приличных иномарок, тем более новья, то
    их, по указу президента, по специальному списку продают, чтобы купчишки
    местные не наглели и нос перед народом не задирали. Вот ежели эмиром стал
    или ордена Жемчужной Мудрости удостоился - пожайлуста, покупай. Ну, еще
    дипломатам позволено, послам, сераскерам и кое-кому из финансистов... А
    купчишкам - нет!
           - Мы не купцы, - сказал Каргин, с удивлением обнаружив, что
    может вытянуть ноги. - Мы иностранная делегация и граждане двух великих
    держав.
           - Поезжай, Рудик, - распорядился Балабин, устраиваясь на
    переднем сиденьи. Потом развернулся лицом к начальству и мрачно сообщил:
    - Чьи мы граждане, им тут до фени. Статус у нас такой: мы тут частные
    предприниматели, крысы-бизнесмены и вообще подозрительный элемент, так
    как с претензиями заявились. Нас даже за деньги в упор не видят! Два
    дня, как Константин Ильич с Барышниковым пропали, Флинт уже тысяч восемь
    феррашам по карманам рассовал, а толку - ноль!
           Они замолчали. "ЗИМ", бывший правительственный автомобиль,
    мощно таранил пространство, с грозным ревом рассекая не по-весеннему
    жаркий воздух. Основательная тачка, подумал Каргин, приглядываясь к
    потолку и дверцам. Потолок - рукой не дотянешься, дверцы - из базуки
    не пробьешь! Танк, а не машина!
           Слева и справа простиралась степь, покрытая свежими сочными
    травами, а в ней, параллельно шоссе, тянулась с одной стороны линия
    электропередачи, а с другой - нитка нефтепровода. Поблескивали провода
    и гирлянды изоляторов на высоких решетчатых мачтах, круглились бока
    труб на бетонных опорах, и через каждые три-четыре километра вдруг
    выныривал из травы передвижной пост, причем не полицейский, а воинский
    - упакованные в камуфляж солдаты в джипе, с автоматами и пулеметами.
    Нельзя сказать, чтобы такое зрелище было непривычным для Каргина, скорее
    неожиданным в этих степных просторах. Бывал он когда-то в Туране, в то
    еще время бывал, когда назывались эти края по-другому и были сугубо
    мирными - ни басмачей тебе в горах и степях, ни контрабанды, ни опия с
    героином, а только сплошные фрукты, бараны да хлопок. Правда, жила их
    семья не здесь, не в столичном городе, а порядком восточнее и южнее,
    в Кушке, где на афганской границе служил отец. Но с той поры миновала
    целая эпоха, лет, должно быть, двадцать пять, и положение в Туране
    изменилось. Теперь он был страной независимой и вывозил вместо баранов
    и хлопка наркотики, а этот деликатный бизнес, как и независимость,
    приходилось охранять.
           Местность стала повышаться, аэропортовское шоссе влилось в
    другую магистраль, гораздо более оживленную, на склонах холмов замелькали
    уже зазеленевшие виноградники, потом появились грушевые сады, знаменитые
    некогда на весь покойный СССР и давшие ныне новое имя городу: Ата-Армут
    - Отец Груш. Тут и там среди садов и виноградников торчали глинобитные
    постройки, и, приглядевшись, можно было различить фигурки людей, голых
    по пояс или в потертых халатах - кто у деревьев с кетменем копается, кто
    воду тащит из арыка, кто, погоняя пару ишаков, спешит к дороге с ранней
    овощью. Если забыть о шоссе, нефтепроводе и электричестве, Туран за
    минувшие тысячи лет не слишком изменился, что, возможно, было к лучшему.
    Древняя сила этой страны определялась людьми, на редкость трудолюбивыми
    и честными, и пока их нрав был прежним, Туран оставался Тураном, особой
    землей, отличной от Европы, России, Китая и Америки.
           Как случается в окрестностях крупного города, дорога была
    изрядно забита: легковушки, грузовики, ветхие автобусы, фургоны,
    трейлеры, а по обочинам - ишаки и даже верблюд, взиравший на окружающую
    суматоху с презрительной надменностью. Палило солнце, пыль клубилась
    столбом, запахи бензина, навоза и свежей травы плыли в воздухе, машины
    сигналили, погонщики, ишаки и водители вопили, но стоило им заслышшать
    басистый клаксон "ЗИМа", покорно освобождали скоростную полосу. От черного
    огромного автомобиля шарахались даже трейлеры - видимо, народ здесь был
    приучен к дисциплине и понимал, что спорить с иноземным ханом не
    положено.
           Они въехали в город, раскинувшийся в предгорьях, тонувший в
    зелени платанов, акаций и чинар, гревшийся под щедрым золотым светилом.
    Промелькнули тихие, низкие, окруженные садами домики предместья, затем
    потянулись новостройки советской эпохи, серые и безликие, словно барханы
    в пустыне, умчался назад бетонный мост над прямым, как стрела, каналом,
    плеснул фейерверком красок базар, за ним взметнулись стройные минареты
    мечети. На центральных улицах и проспектах царило ликование, народ шел
    густыми толпами, гремели военные марши, кое-где полоскались флаги,
    туранские и красные, с серпом и молотом, но портретов президента Саида
    Саидовича Курбанова было все-таки больше - обычных, по грудь и по пояс,
    а также, вероятно, приуроченных к празднику: юный туран-баша с винтовкой,
    туран-баша под стенами рейхстага, туран-баша ведет в атаку автоматчиков,
    туран-баша выносит из боя раненого офицера с лицом маршала Жукова. Судя
    по этим изображениям, свисавшим со стен зданий и тросов, натянутых
    поперек улиц, туран-баша выиграл Великую Отечественную едва ли не в
    одиночку - ну, возможно, с посильной поддержкой Иосифа Виссарионовича.
           - Он что же, воевал? - поинтересовался Каргин, увидев очередной
    плакат, на котором сапоги туран-баши топтали извивавшихся фашистских
    гадов.
           - В сорок первом ему было пятнадцать, - сообщил Перфильев. -
    А в сорок четвертом, когда призывного возраста достиг... - Влад хрипло
    откашлялся и стукнул ладонью по колену. - Никто не знает, Леха, что
    тогда случилось. Даже Сергеев не докопался! Говорит, что все материалы
    изъяты прежней его конторой и уничтожены еще в конце шестидесятых,
    когда Курбанов пошел в Москву на повышение.
           За большой соборной мечетью в голубых и зеленых изразцах
    открылась широкая, полная народа площадь с фонтанами, кустами роз,
    белоснежными, украшенными флагами дворцами в стиле "Тысячи и одной
    ночи", и галереями, чьи колонны и арки оплетала виноградная лоза.
           - Бывшая Коммунистическая, теперь майдан Независимости, -
    пояснил Балабин. - А вот и улица Ленина, нынче Рустам-авеню... Дальше
    будет еще одна площадь, Советская, она же майдан Евразии, но мы до
    него не доедем. Наша нора на углу Рустама и Бухарской, отель "Тулпар"
    называется. Сколько звездочек не справлялся, но кормят в ресторации
    отменно и, по московским понятиям, недорого.
           - Какой апартамент нам заказан? - с усмешкой спросил Перфильев.
    - Надеюсь, президентский?
           - Виноват, товарищ капитан, в президентском отказали - мол, не
    по чину. В люксе будете жить. Хороший люкс, пятьсот зеленых в сутки.
           - А где тут наш завод? Пока одни портреты вижу, а еще - фонтаны,
    базары и мечети, - сказал Каргин. - На окраине тоже ничего не разглядел,
    ни труб, ни бетонных заборов.
           - То степная окраина, северная, а заводские районы на юге,
    ближе к предгорьям, - заметил Балабин. - "Мартыныч" так вовсе на горе,
    ибо предприятие секретное, не подлежащее обзору сверху.
           - "Мартыныч"?
           - Ну да! В народе так кличут. Бывший имени "XXII партсъезда", а
    теперь - имени "Второго марта". Второе марта - день рождения туран-баши
    и День Независимости.
           Машина затормозила у шестнадцатиэтажного здания, сверкавшего
    окнами в никелированных рамах и яркой вывеской: "Интернациональный отель
    Тулпар". Каргин вышел. Два швейцара в шароварах и чекменях услужливо
    распахнули дверь, а за ней, в огромном холле с мавританскими колоннами
    и арками, выстроился весь штат делегации: двухметровый и черный, как
    сапог, Генри Флинт, юрист "Росвооружения" Всеволод Рогов, переводчик
    с семи языков Максим Кань, инженер Юрий Гальперин, помощник пропавшего
    Барышникова, и два молодых охранника, Дима и Слава. За могучей спиной
    Флинта затаился незаметный человечек лет пятидесяти, сутулый и щуплый,
    с серыми блеклыми глазками - подполковник КГБ в отставке Сергеев.
           Когда с церемонией рукопожатий было закончено, Флинт с виноватым
    видом произнес:
           - Прошу прощения, шеф... Не смог встретить вас в аэропорту,
    был с Максом в отделении местной полиции. Беседовали.
           - И как?
           Флинт посерел лицом и закатил глаза.
           - Наш бумажник стал легче еще на пару тысяч долларов. Вот и
    все, чего я добился.
           - Балуешь ты их, Гена, - с хмурым видом сказал Перфильев. -
    Или в морской пехоте не служил? За глотку брать не умеешь?
           Максим перетолмачил, Флинт обиженно потупился, и они всей командой
    зашагали к лифту. Для нужд делегации был снят двенадцатый этаж, и здесь,
    в широком коридоре с пальмами и фикусами в кадках, Каргина встречали пять
    стройных черноглазых горничных, важный портье, пара рассыльных и официант
    с бутылками шампанского. Пусть не светил ему президентский люкс, но все
    остальное было честь по чести: спины гнулись, глазки у девушек блестели,
    шампанское пенилось, и даже листья пальм шелестели почтительно и нежно,
    в ритме танца баядерок. Не исчезни Прохоров с Барышниковым, Каргин повел
    бы тут же соратников вниз, на первый этаж, где в ресторане "Тулпар" они
    отметили бы День Победы, выпили кто за отца, кто за деда, за выживших и
    за погибших, за славные их дела и подвиги и даже за морскую пехоту США.
    Но два их товарища пропали, и праздник был испорчен.
           - Вечером, - сказал Каргин, когда Балабин напомнил о колбасе и
    водке, скучавших в холодильнике. Потом распорядился: - Флинт, Сергеев
    и Перфильев - со мной. Охране занять позиции у лифта и на лестнице,
    остальные сидят в номерах и ждут. Будет нужда, вызову.
           Они направились по коридору в люкс Флинта, где из второй
    спальни была вынесена кровать и прочая лишняя мебель, а вместо нее
    расставлено конторское оборудование - компьютеры, факсы, сейф фирмы
    "Бэрримор и сыновья", большой телевизор с видеоплейером, столы, рабочие
    вращающиеся кресла и машинка для уничтожения бумаг. Все это приобрели
    здесь, в Армуте, за исключением миниатюрных шифраторов и хитроумного
    устройства "Набла", новейшей разработки ХАК. Шифраторы, подключенные
    ко всем местным телефонам, делали невозможной их прослушку, а "Набла",
    высокочастотный демпфер-подавитель, нейтрализовала "жучки".
           Каргин кивнул на кресла и, подождав, когда все усядутся,
    повернулся к Флинту.
           - Вы проработали здесь одиннадцать дней. Что сделано?
           - Велись переговоры в министерстве военной промышленности и
    обороны, - доложил Флинт. - Однако, сэр, не по существу вопроса, а
    лишь о том, чтобы добиться аудиенции у министра или его заместителей.
    Мы предъявили свои полномочия, и нас заверили, что их изучат и доведут
    до сведения руководителей. - Оттопырив нижнюю губу, сизую и огромную,
    как сковородка, Флинт добавил: - Думаю, не ошибусь, сказав, что с нами
    контактировали мелкие клерки. Но денег хотели больших!
           - Финансовый отчет, - произнес Каргин, посмотрев на Сергеева.
    Тот пренебрег креслом, стоял около бронированного сейфа, доходившего
    ему до макушки.
           - Оборудование офиса, машина, гостиница, питание и расходы
    на представительство - примерно восемьдесят тысяч. Один "Бэрримор"
    в десятку обошелся, - прошелестел негромкий голос отставного
    подполковника. - Взятки и подарки - около пятидесяти, считая с тем,
    что заплачено полиции. Здесь, - Сергеев покосился на сейф, - триста
    шестьдесят две тысячи в долларах США и восемнадцать тысяч таньга на
    мелкие расходы. Остальные два с половиной миллиона находятся в
    арендованном нами хранилище Первого президентского банка.
           Каргин перевел отчет Сергеева Флинту и дождался его
    подтверждающего кивка. Потом спросил:
           - Результаты переговоров в министерстве?
           - Три дня назад, перед исчезновением Браш Боя и ученого
    джентльмена, нас известили, что состоится встреча на высшем уровне. В
    самом скором времени и, возможно, с самим ага министром. Или эфенди? *)
    Я бы его... - Флинт пошевелил пальцами, будто передергивая затвор.
           - Кого он Браш Боем называет? - спросил Перфильев, напряженно
    внимавший речам Флинта.
           - Прошку, **) - пояснил Каргин и кивнул Сергееву: - Что мы
    знаем о министре?
           Бывший кагэбешник скупо усмехнулся.
           - Хотите расставить фигурантов по местам? Ну, что ж...
    Таймазов Чингиз Мамедович, сорок три года, служил в Москве, в генштабе,
    на мелких должностях, боевого опыта не имеет, однако известен как ловкий
    политик. Любит женщин, считает себя знатоком и ценителем холодного оружия
    - в подарок ему приготовлен подлинный турецкий ятаган семнадцатого века.
    Брат супруги туран-баши, пользуется его доверием и поддержкой. Возможный
    преемник Курбанова, если в Туране примут закон о наследственном
    президенстве.
           - У Курбанова нет детей?
           - Нет, во всяком случае - официально. Первая супруга была
    дочерью одного из сотрудников Кирова, чудом уцелевшего в период репрессий.
    Вытащила Курбанова в Москву, устроила карьеру, долго болела, умерла в
    конце семидесятых. Нестан Мамедовна, вторая супруга Курбанова, младше
    его... - Сергеев поднял глаза к потолку, - младше... ммм... на двадцать
    восемь лет и пять месяцев. Бездетна, бережет фигуру, не ест сладостей,
    очень любит драгоценности, предпочитает изумруды. Колье, кольцо и серьги
    - там, - отставной подполковник кивнул на сейф.
           Каргин восхищенно покрутил головой, а Перфильев, подмигнув ему,
    оттопырил большой палец.
           - Вот так-то, Леха, знай наших! Что неизвестно Сергееву, о
    том не ведает Господь... Желаешь о президенте послушать?
           - Нет... пожалуй, нет... А вот о других кандидатах в туран-баши
    узнать бы хотелось. Кажется, еще племянники есть?
           - Есть, двое, - сообщил Сергеев, не дрогнув бровью. - Курбанов 
    Нури Дамирович, тридцать восемь лет, глава Первого президентского банка,
    по нраву - плейбой, делами не занимается, в политике не котируется,
    прожигает жизнь в Ницце и на курортах Италии. Более реальным наследником
    может считаться Курбанов Саид, тезка дяди-президента. Тридцать пять лет,
    министр финансов и глава Второго президентского банка; хитер, энергичен
    и умело оттесняет старшего братца. Их отец...
           - Еще и отец есть! - воскликнул Каргин.
           - Есть, и даже находится в добром здравии. Курбанов Дамир
    Саидович, младший брат туран-баши и бейлербей Дивана. Иными словами,
    премьер-министр и один из возможных наследников. Коллекционирует
    старинную французскую мебель, картины и другие произведения искусства.
           - Им тоже приготовлены подарки?
           - Разумеется. - Сергеев любовно огладил сейф. - У туран-баши и
    его супруги масса родичей, и всех мы выявить не смогли. Впрочем, ключевые
    фигуры известны, а с остальными придется импровизировать.
           Для человека власти, особенно владыки и политика, опасно иметь
    двух или трех наследников, подумал Каргин. Большая сумятица будет в этом
    королевстве, когда туран-баша отправится в сады аллаха... Пожалуй, решил
    он, у старого Халлорана были свои резоны, чтоб разобраться с наследниками
    пока живой и не тянуть с подобными делами. Жаль только, что пострадали
    безвинные, все население Иннисфри, две сотни человек... Но здесь, если
    случится заварушка, кровью умоются тысячи! Собственно, кровь уже течет:
    узбекская оппозиция, казахская оппозиция, банды в горах, мятежные районы 
    наподобие Чечни, граница с Афганом и наркоторговцы...
           - Ну, перейдем к нашей пропаже, - произнес Каргин. - Итак,
    Барышников и Прохоров отправились ужинать в...
           - ..."Достык", - подсказал Сергеев. - Это дальше по Рустам-авеню,
    около площади Евразии. Очень дорогое заведение с национальной кухней. Плов, 
    манты, долма и бар с девочками.
           - Благодарю. Отправились в начале шестого и, как выяснила
    полиция со слов работников ресторана, в восемь вечера ушли. Машину не
    брали, потому как близко... Трезвые ушли, не качаясь... Что нам известно
    еще? Какие факты?
           Он повторил сказанное на английском, но Флинт лишь развел
    руками. Неприметное лицо Сергеева оживилось.
           - Фактов нет, но есть соображения, - медленно промолвил он. 
    - Во-первых, люди из "Достыка" чего-то не договаривают. Был я там, 
    беседовал с официантами и метрдотелем... Темнят! Дело, однако, 
    поправимое - пошелестим бумажками, узнаем. Во-вторых, хоть наши 
    коллеги в восемь ушли, это не значит, что они отправились в "Тулпар". 
    Время детское, могли склониться к соблазнам плоти... Тем более, что 
    по дороге к отелю восемь баров, и в каждом - целая выставка гейш и 
    куртизанок.
           - Все кабаки проверены? - буркнул Перфильев.
           - Да. Все восемь обошел, но, к сожалению, наших там не видели.
    - Сергеев опустил веки над серыми выцветшими глазками и покачал головой.
    - Теперь третье: несмотря на щедрую мзду и обещанные наградные, местная
    полиция бездействует. Похоже, ей известны похители - или, не приведи
    Господь, убийцы - однако должного усердия отметить не могу. Хотя
    плачено и переплачено.
           - Можно ли подключить к розыскам другие структуры? - после
    недолгого раздумья спросил Каргин. - Не туранцев, а, предположим,
    профессионалов из всяких зарубежных ведомств?
           Сергеев с грустным видом пожал плечами.
           - Должен вас разочаровать, Алексей Николаевич. Внешняя разведка
    ФСБ в этом регионе еще не действует, сеть пока не налажена - ввиду
    малого времени и отсутствия финансов. То же у американцев - три агента
    ЦРУ при их посольстве, бездельники и дилетанты. Есть, конечно, британцы,
    но это такой уровень конспирации, что днем с огнем не сыщешь. Я, во
    всяком случае, не берусь.
           Примерно о том же говорил коммодор, мелькнула мысль у Каргина.
    По международным меркам Туран считался заштатной дырой, где ни одна из
    приличных разведок - за исключением, быть может, англичан - своих агентов
    не держала. Со временем все, конечно, переменится, ибо сокровищ в этой
    дыре не счесть, но в данный момент специалисты нужного профиля здесь
    отсутствовали. Само собой, если не считать Сергеева.
           Каргин прошелся по комнате, от стола к широкой застекленной
    двери, ведущей в лоджию, пересчитал компьютеры (их было три), окинул
    взглядом сейф и поинтересовался:
           - Кто-то из наших мог быть причастен к исчезновению Прохорова
    и Барышникова? Юрист, переводчик или этот инженер из челябинского КБ?
    Что они вообще за люди?
           Сергеев подумал, напрягся и, повернувшись к начальству лицом,
    в очередной раз забубнил:
           - Максим Олегович Кань, двадцать восемь лет, мать - татарка,
    благодаря чему с детства знает татарский и туранский. Закончил Восточный
    факультет Ленгосуниверситета, владеет персидским, арабским, немецким,
    английским и французским. Холост, наивен, и во всех проблемах, кроме
    лингвистики, полный лох. Юрий Данилович Гальперин, тридцать лет, женат,
    закончил МВТУ имени Баумана, специалист по двигателям и, вне этой сферы, 
    такой же лох, как наш переводчик. Ведущий конструктор, а последний год 
    - референт Барышникова и предан ему до гроба. Всеволод Петрович Рогов,
    юридический поверенный, сорок пять лет...
           - Достаточно, - прервал отставного подполковника Каргин. - Я
    так понимаю, что среди наших ренегатов нет, хотя имеются лохи.
           - Молодежь нынче пошла инфантильная, - с меланхолическим видом
    заметил Сергеев. - Продукт эпохи развитого социализма.
           - Вымрут скоро инфантильные, - сказал Перфильев и уставился на
    Каргина. - Что будем делать, Алексей?
           Теперь все трое глядели на него, и Каргин ощутил то же самое,
    что чувствует вступивший в битву генерал, от коего ждут приказов:
    куда перебросить конницу и выдвинуть пехоту, где выстроить редут и где
    поставить батареи. Может, вообще пора трубить в атаку? Пожалуй, пора,
    решил он и молвил:
           - Значит, диспозиция такая. Сергеев отправляется в "Достык", и
    с ним - Балабин и кто-нибудь из охранников. Денег за правду не жалеть,
    а если деньги не помогут, пусть Балабин поднажмет... аккуратно нажмет,
    но энергично. Оружие у нас имеется?
           Сергеев моргнул.
           - Откуда оружие? Мы коммерсанты, мирные люди... У секьюрити -
    только дубинки и один кастет на четверых.
           - Займешься оружием, тоже аккуратно, но энергично, - 
    сказал Каргин Перфильеву. - Нельзя нам в такой ситуации без оружия. 
    Достанешь? - Влад кивнул. - Вот и хорошо. Машину возьми, деньги и пару 
    своих ребятишек для подкрепления. Тут наверняка подпольный рынок есть, 
    но лучше туда не соваться. Надежного человека поищи или отбери у местных 
    мафиози, только без шума и пыли. - Он повернулся к Сергееву. - Из наших 
    хором другие выходы есть? Кроме парадной лестницы и лифта? Оружие, даже 
    в сумках, через главный вход тащить не стоит.
           - В конце коридора - тамбур и черный ход во двор, а оттуда -
    на Бухарскую улицу. Во дворе стоянка для машин гостей. Не охраняемая.
           - Отлично. Теперь с главным нашим делом. - Каргин перешел на
    английский. - Флинт с переводчиком арендуют конференц-зал отеля, а
    заодно ресторан, потом садятся на телефоны и обзванивают все посольства,
    газеты и прочие СМИ, особенно корпункты зарубежных журналистов. Завтра,
    в семнадцать ноль-ноль мистер Алекс Керк, президент "Халлоран Арминг
    Корпорейшн", дает пресс-конференцию, а после нее - банкет. Море халявной
    выпивки, устрицы, цыплята табака, ну и что там еще положено...
           - Тема? - деловито поинтересовался Флинт.
           - Мы собираемся строить здесь фабрику, если будет на то
    благословение властей. Фабрику по производству грушевого компота для
    армий США и европейских союзников. Если убедимся в качестве местных
    фруктов, построим что-нибудь еще. К примеру, завод горюче-смазочных
    материалов и нефтепровод через Каспий и Иран до Турции.
           - Или до Индии, - добавил Генри Флинт, проявив присущую 
    морским пехотинцам смекалку. - Будет исполнено, босс! А что касается
    банкета... С устрицами здесь напряженно, но есть осетрина и черная
    икра. Щелкоперы из "Вашингтон Пост" и "Нью-Йорк Геральд" очень падки
    на икру... думаю, из-за икры и нефти они и забрались в такую даль.
           - Само собой не из-за груш, - сказал Перфильев, уловивший смысл
    последней фразы. - Груши они могут дома околачивать.
           - Икры не жалеть, - распорядился Каргин и махнул рукой. -
    Совет окончен, все за дело! А сюда пригласите Гальперина. Хочу с ним
    технические вопросы обсудить.
           Трое его подчиненных вышли. Каргин покружил по комнате,
    бесцельно касаясь то серого компьютерного монитора, то факса с созвездием
    кнопок и клавиш, добрался до распахнутой двери и очутился в лоджии. Она
    была широкой, просторной, тянувшейся вдоль комнат люкса, и выходила на
    Рустам-авеню, бывшую улицу Ленина. Здания на ней стояли прежние, однако
    вывесок на русском было маловато, все больше туранские, хоть и кириллицей.
    Лозунги и портреты, которым полагается висеть на главной улице столицы,
    тоже переменились: лозунги славили теперь не партию, а народное единство,
    родимый край, его неистощимые сокровища, клеймили врагов-раскольников и
    призывали вступать в армию. Что же касается портретов, разнообразие не
    поощрялось: со всех смотрел туран-баша, мудро улыбаясь своему народу
    или простирая к нему раскрытые в обьятиях руки.
           Однако, несмотря на перемены, Туран в восприятии Каргина не
    был чужой землей. Это связывалось не с детской памятью, не с теми
    тремя-четырьмя годами, проведенными в Кушке, но, скорее, со всем его
    воспитанием, жизненным опытом и взглядом на мир. Страна, которой он
    служил, была для него не просто территорией от южных гор до северных
    морей, а совокупностью населявших ее народов, той частью человечества,
    которую он клялся охранять и защищать, не различая узбека от русского,
    грузина от эстонца. Все они были его соотечественниками, а земли их
    и языки были его землей и языками, ибо Каргин еще принадлежал к тому
    поколению, которое об этом не забыло. За ним, возможно, придут другие,
    только родившиеся или вовсе еще не рожденные, и для них Туран, Литва
    или Армения будут заграницей, такой же, как Швеция или Канада. Или не
    будут, думал Каргин, глядя на ущелье улицы внизу. Не будут, потому что
    людям, прожившим вместе не одно столетие, трудно обособиться и разорвать
    соединявшие их нити. Вон, надписи на туранском, а буквы-то русские...
           За его спиной кто-то вежливо кашлянул, и он вернулся в комнату.
           Юрий Гальперин был тощим, длинным, нескладным, и фигурой
    походил на знак интеграла: стриженая голова откинута назад, а ступни
    в кроссовках сорок шестого размера торчат вперед. Но, как случается
    нередко, комическое впечатление исчезло, едва он заговорил. Речь его
    была четкой, уверенной, а голос - сочным баритоном, не хуже, чем у
    оперного певца. Может, Гальперин и казался лохом, но лишь тогда,
    когда молчал.
           - Вызывали, Алексей Николаевич?
           - Приглашал, Юрий Данилович. - Каргин кивнул на кресло. - Если
    вы не против, обойдемся без отчеств. Хочу расспросить вас о "косилках"
    - не столько о технических данных, они мне в общих чертах известны,
    сколько об истории вопроса. Кто, когда, зачем... И, конечно, что мы
    имеем в результате - здесь, в Туране, и в Челябинске, в вашем КБ.
           Кивнув, Гальперин ткнул пальцем клавишу включения компьютера,
    вытащил из кармана лазерный диск и вставил в дисковод. На мониторе
    возникло нечто похожее на корабль - широковатый низкий корпус, мачты
    с большими пропеллерами, ракетные установки. Корму вдруг прорезала
    щель, часть обшивки отъехала вниз, превращаясь в пандус, и из недр
    судна резво выскочила БМП, а за нею - взвод десантников.
           - Экраноплан, "каспийский монстр", как его прозвали на Западе,
    - молвил Гальперин. - Я слышал, что вы, Алексей, человек военный...
    Приходилось ходить на таких? Или хотя бы видеть вблизи?
           Каргин, с большим интересом разглядывая аппарат, паривший над
    землей, сделал отрицательный жест.
           - Видел только на картинках, Юра. Зверь машина!
           - Еще бы! Прототип, разработанный нашим КБ, был построен в
    1979 году, на опытном заводе в Горьком. Небольшую серию заложили здесь,
    в Туране, и эти машины вошли в состав Каспийской флотилии. Предназначены
    для разведки и высадки диверсионных групп. Скорость около двухсот узлов,
    грузоподъемность двадцать тонн, дальность хода шестьсот миль, действуют
    даже в штормовых условиях, при высоте волны до четырех баллов. Берут на
    борт сто пятьдесят десантников в полном снаряжении. ***)
           Он продолжал говорить, комментируя мелькавшие на мониторе
    картинки, рассказывал о том, как после десантных экранопланов у академика
    Косильникова, возглавлявшего КБ, возникла идея-фикс: создать одноместную
    машину, амфибию-истребитель, этакий гибрид танка, катера и вертолета. На
    разработку денег не давали, но Косильников, хоть был уже стар, относился
    к людям невероятной работоспособности и пробивной силы. Его КБ теряло
    сотрудников, ученых, инженеров, программистов, бежавших от скудости и
    нищеты, бунтовали смежники, не желая трудиться почти за бесплатно, на
    опытном производстве развалилась треть станков, а Барышников, его ученик
    и вероятный преемник, дважды попадал с инфарктом в госпиталь. Тем не менее
    истребитель "Кос-4", открытое наименование - "Шмель", был спроектирован и
    собран в конце восьмидесятых.
           Страшное оружие! Боевая машина, которая по морю ходит, как по
    суху, по суху - как по морю, на холм взберется, овраг перескочит, и
    никакие противотанковые рвы, надолбы и минные поля ее не остановят...
    Вооружение - ракеты, управляемые снаряды, пушка, пулеметы, при нужде -
    торпеды... Кроме того, термозащита, противостоящая пламени из огнеметов
    и горящему фосфору, видеокамера и прибор ночного видения, а также дисплей,
    на котором высвечивается цифровая карта местности... Однако дело не
    столько в оружии и средствах защиты, сколько в фантастической скорости
    и маневренности, делавших "Шмель" почти неуязвимым. Танк или торпедный
    катер казались в сравнении с ним парой вышедших из спячки медведей, а
    вертолет, хоть и имевший приличную скорость, был из тех небесных птиц,
    которых от стингера не защитишь. Подбить стремительный "Шмель", мчавшийся
    в считанных метрах от земли, способный развернуться за секунду, было по
    силам лишь снайперу, но снайперы стреляют не из пушек, из винтовок. Малых
    калибров "Шмель" не боялся и мог за десять-пятнадцать минут уничтожить
    батальон, расправиться с десятком танков или батареей гаубиц. Кроме того
    он мог атаковать авианосец или крейсер на скорости четыреста километров
    в час и пустить его ко дну раньше, чем сыграют боевую тревогу.
           Испытания, однако, показали, что пилот, даже экстра-класса,
    справиться с такой "косилкой" не в состоянии. Земля отлична от небесного 
    простора, на земле - холмы и скалы, деревья и кусты, здания, доты, колючая 
    проволока и остальные препятствия, ну а на море - волны, плавучие мины и 
    камни у берегов. Одновременно стрелять и маневрировать на высокой скорости 
    задача для человека непосильная, реакции не хватает, и "Шмель" ведет себя 
    точно боевой породистый скакун с неопытным наездником. Это, разумеется, 
    совсем не устраивало Косильникова, и в последующие годы он занимался двумя 
    проблемами: во-первых, запустил серию из трех "Шмелей" на армутском заводе, 
    а во-вторых, в его КБ велась разработка ДМУО - автоматической системы 
    обеспечения Движения, Маневров и Управления Огнем. Наличие ДМУО позволяло 
    реализовать все возможности "Шмеля", фактически превращая его в 
    интеллектуальную боевую машину. Восемь месяцев тому назад система ДМУО 
    была, наконец, воплощена в микросхемах и программах, но серийных "Шмелей" 
    Косильников так и не дождался. Вроде бы их изготовили во-время, но время 
    случилось как раз такое, когда страна рассыпалась, и между Тураном и 
    Россией сразу две границы пролегли, российско-казахская 
    и казахско-туранская.
           Границы, впрочем, были прозрачными, и тащили через них в обе
    стороны что угодно, от леса и бензина до наркотиков и фальшивых долларов,
    но вот с "косилками" как-то не получалось. Большие десантные экранопланы
    ушли своим ходом в Астрахань из Прикаспийска, бывшей базы каспийской 
    флотилии, а судьба истребителей-"Шмелей" была покрыта мраком. Может, 
    ржавели они на заводе, может, гнили на каком-то полигоне, а может, вовсе 
    не гнили и не ржавели, а были где-то припрятаны запасливым туран-баши 
    либо одним из его генералов-сераскеров. Слухов об этом ходило множество 
    - скажем, о том, что на заводе имени "Второго марта" сохранена 
    документация, что "Шмель" здоров и жив и даже переименован в изделие
    "Манас". ****) Кроме слухов были и кое-какие факты, прежде неизвестные
    Каргину: так, со слов Гальперина выходило, что в последний год уволились
    из КБ восемь технологов, инженеров и руководителей групп - не просто
    уволились, а вообще исчезли из Челябинска с концами. Куда? Об этом
    тоже стоило подумать.
           Гальперин выключил компьютер, вытащил диск и бережно спрятал
    в карман. Затем поднялся, снова сделавшись похожим на знак интеграла.
           - Подождите, Юра, - произнес Каргин. - Хочу вас вот еще о чем
    спросить: как себя держал Барышников? Вы его много лет знаете, для вас
    заметнее нюансы - может, что-то необычное разглядели? Может, что-то он
    вам сказал, о чем-то намекнул?
           - Говорить ничего не говорил, а его поведение... Понимаете,
    Алексей, мы ведь с Николаем Николаевичем в Ата-Армут четвертый раз
    приехали. Прежде толку было ноль, нервы мотали да выстебывались...
    Мелкая шушера, конечно: мол, завод - достояние Турана, секретный,
    оборонный, и чего там делают, нам, мелкоте, неизвестно, к большому
    эмиру идите, только эмира сейчас нет, и лишь аллаху ведомо, появится
    ли он в ближайший месяц...
           - Большой эмир - это министр? - уточнил Каргин. - Таймазов
    Чингиз Мамедович?
           - Он, подлюга! - Гальперин стиснул костлявый кулак. - Сколько
    крови из нас выпил! Но в этот раз Ник Ник испытывал определенные надежды.
    Контракт с крупнейшей корпорацией, американцы - парни деловые, с мясом
    свое отскребут, а заодно - и наше... ну, не отскребут, так выкупят. В
    общем, был он оживленным, а потом помрачнел, когда Флинта вашего и
    Прохорова тоже мотать начали.
           - А в день исчезновения? Как он выглядел? Тоже мрачным?
           Гальперин задумался.
           - Нет... пожалуй, нет... Не веселился, это точно, но с кем-то
    по телефону говорил и, кажется, был заинтересован. Не так чтоб очень,
    но все-таки... Потом собрался, и пошли они с Прохоровым ужинать.
           - А где он обычно вечером ел?
           - В ресторане гостиницы. Мы все там столуемся и после восьми 
    обычно не выходим. Здесь неспокойно бывает, а в темноте, знаете ли...
           - Значит, после звонка он пошел ужинать с Прохоровым... -
    медленно повторил Каргин. - А почему вас с собой не взял? Или Флинта?
           - Про Флинта не знаю, а я с шефом туда хожу, куда приглашает.
    На этот раз не пригласил. Вдруг у них разговор намечался секретный или
    встреча...
           - Встреча... Любопытное соображение! - Каргин почесал в
    затылке и кивнул собеседнику. - Спасибо, Юра. Идите, но постарайтесь
    из гостиницы не удаляться и уж во всяком случае не бродить по городу в
    одиночку. Барышников исчез, и вы теперь мой главный технический эксперт.
           Через некоторое время после того, как ушел Гальперин, он
    направился в свой люкс, располагавшийся рядом с номером Флинта, осмотрел
    просторную гостиную, обе спальни, лоджию с пальмами и фикусом, санузел
    с роскошной ванной и телефоны с подключенными к ним коробками шифраторов.
    Ознакомившись с этим, Каргин одобрительно кивнул, разделся и с полчаса
    нежился под душем. Потом вызвал официанта, велел принести какой-нибудь
    еды, фруктов и крепкого кофе, перекусил, съел на закуску армутскую грушу
    прошлогоднего урожая и убедился, что с компотной фабрикой здесь не
    прогадаешь - груша была размером в два кулака и на диво сочная. Наконец
    решил разобрать вещи. Модуль связи в черном чемоданчике пристроил в
    спальне, на письменном столе у окна, принес из гостиной сумку, открыл ее,
    повесил в шкаф светло-серый костюм, три рубашки и джинсы, разложил белье
    и сунул под него свой талисман, подаренный отцом берет. Берет, побывавший
    на Иннисфри, был прострелен и потом заштопан матерью - под клятвы Каргина,
    что пуля, пробившая ткань, его головы не коснулась.
           Оружия в сумке не было. Ни перочинного ножика, ни проволочной
    удавки, подарка лейтенанта Свенсона, ни трофейных сюрикенов, взятых в
    Сомали, ни иных приспособ невинного вида, но смертоносного назначения.
    Статус изменился: был наемником, стал наследником, подумал Каргин,
    обозревая пустую сумку. Наемник без оружия что монтер без отвертки, а
    вот наследнику огромной корпорации удавки и ножики ни к чему. Если надо,
    сам наймет умельцев с ножиками, а так его оружие другое: акции, счета и
    биржевой бюллетень. Это казалось таким безнадежным и скучным, что он
    едва не затосковал.
           Но встряхнулся и набрал краснодарский номер. Ласточка уже
    была под маминым крылом, и они, сменяя у трубки друг друга, принялись
    допрашивать Каргина, как долетел и как устроился, и какая погода в
    Ата-Армуте, и не забыл ли он парадный галстук к серому костюму - если
    случится рандеву с туран-баши, то без галстука никак нельзя. Каргин
    слушал их щебетание, и душа его теплела и размягчалась словно в парной
    или на солнечном калифорнийском пляже. Но все же спохватился, вспомнил,
    что и с отцом хотел поговорить. Поздравил с праздником, потом сказал:
           - Проблема у нас, батя. Двое пропали - Прохоров, дружок мой
    по "Стреле", и инженер из Челябинска. Не простой инженер - заместитель
    самого Косильникова.
           - Сильно постараться надо, чтобы "стрелок" пропал, - отозвался
    отец после недолгой паузы.
           - Вот и я так думаю. Начали искать, однако местные в этом деле
    не помощники. Есть у меня хороший сыщик, из Москвы, но если ты кого
    из здешних знаешь, из прежних своих сослуживцев, я бы с ним связался.
    Нужен толковый и надежный человек - такой, чтоб верно нас ориентировал.
    Что почем, где лучше груши покупать, а где - осетрину.
           - Сейчас, - сказал отец. - Записную книжку достану.
           Послышался шелест страниц и невнятное бормотание: "Этот умер...
    этот на Брянщину переехал... этот хороший парень, но глуповат... этого
    вычеркнуть надо, шельмец и вор... и этого - тоже вор, посадили..."
    Наконец отец откашлялся и молвил:
           - Запоминай, Алексей: Азер Федор Ильич, полковник, из афганских
    ветеранов, вышел в отставку лет пять назад. В горах над Армутом есть
    курортное местечко, Кизыл называется, и этот Кизыл вроде как райцентр...
    А на семнадцатом километре от него - поселок Таш, где Азер и проживает.
    Улица Ходжи Насреддина, дом семнадцать. Давний мой знакомец, и из тех
    людей, что знают много, но крепко молчат. Привет от меня передай, скажи,
    что сын, тогда он с тобой побеседует, а там, глядишь, и мысль полезную
    подбросит. Большого ума мужик! И храбрый - в Панджшере вместе воевали.
           - Спасибо. Съезжу к нему и привет передам, - сказал Каргин
    и распрощался.
           Стемнело, и над городом, от мечети к мечети, поплыли протяжные
    вопли муэдзинов. "Голосистые, петухи", - пробормотал Каргин и уже
    вознамерился выйти в лоджию, послушать на свежем воздухе вечерний
    концерт, но тут в номер ввалился Перфильев. Выглядел он мрачным и
    с порога забурчал:
           - Ну, курвы!.. Ну, хорьки беременные!.. Ворюга на ворюге, и
    ворюгой погоняет! Шкуры продажные!
           - Что случилось, Влад?
           - Надежный клоп нашелся, торговец оружием. И знаешь, кто?
           Каргин приподнял бровь.
           - Гуляю, значит, по базару, прощупываю обстановку. Нашел одних...
    Чего тебе? - говорят. Все есть - девки, травка, спирт, товар паленый,
    поддельные лекарства... Намекнул насчет стволов. Зачем? - спрашивают.
    Я объясняю - праздник, салют надо делать, друзей погибших помянуть, и
    для того стволы должны быть солидными и к каждому патронов по три сотни.
    Зелеными плачу! Ну, говорят, раз платишь, то поехали. И привезли меня
    на склад. Армейский склад, Леха, наш! Идем прямо к минбаши-полкану,
    что складом заведует, двери ногой отворяем... "Калаши" стоят в смазке,
    пулеметы, батальонная артиллерия, патроны в ящиках, и столько всего,
    что хватит Персию завоевать. А минбаши кланяется низко и говорит: бери,
    что хочешь, кунак! Автоматы - по пятьсот, пулеметы - от тысячи до трех,
    а если нужно что-то посерьезнее, танк или, положим, вертушка, то за
    пару дней достанем. Потом прищурился хитро и спросил: для эмира Вали
    стараешься? Или для чеченов?
           - И что ты? - спросил Каргин, пряча улыбку.
           - Стараюсь, говорю, для Карга-хана. Есть такой беспредельщик,
    скоро в Армут с гор спустится, повесит ваш Диван, а Курултай вырежет.
    Ну, минбаши отвечает: аллах в помощь! Так берем у него?
           - Подождем. Посоветоваться надо.
           - С кем?
           - Есть человек, отцов сослуживец. Завтра пораньше к нему
    отправимся - ты, я и пара ребят.
           - Из местных этот сослуживец? Может, что о Прошке знает?
           - Может, знает, - молвил Каргин и подтолкнул Перфильева к
    дверям. - Пошли ужинать.
           На ужин собрались все, кроме Сергеева, Балабина и молодого
    охранника Славы - эти где-то трудились, должно быть, выколачивали
    правду из персонала "Достыка". После ужина Каргин, в сопровождении
    Флинта, осмотрел помещение для банкетов и конференц-зал и остался
    доволен. Чертоги просторные, можно две сотни усадить, и под столами
    места много, есть куда падать. Он поднялся к себе, послушал, как храпит
    Перфильев, полюбовался с лоджии на звездное небо, разделся и нырнул в
    постель. Сон уже начал одолевать Каргина, когда заверещал черный кейс
    на письменном столе.
           Он вскочил, откинул крышку, ткнул клавишу включения. Худое
    костистое лицо всплыло на экране: рыжие, с проседью брови, пряди волос
    цвета пересохшей глины, свисающие на лоб, рот, будто прорубленный ударом
    топора, глубокие складки, что пролегли от крыльев носа к подбородку, 
    колючие, широко расставленные серо-зеленые глаза. Патрик Халлоран...
    Дед!
           За ним виднелось хрустальной прозрачности окно, плывущие по небу
    облака и солнце, повисшее в зените. Здесь, в Туране, была уже полночь, а
    над просторами Тихого океана - ясный день, и Каргину подумалось, что они
    со стариком полные антиподы. Где лежит остров Халлорана он в точности не
    знал, но если судить по времени суток, эта часть суши могла находиться
    в трех-трех с половиной тысячах миль к северо-востоку от Новой Зеландии,
    где-нибудь среди островов Туамоту, Кука или Тубуаи.
           Старик мотнул головой, качнулись блекло-рыжие пряди.
           - Навестил родителей?
           - Да.
           - Как мать?
           - Рада, что жену привез. Еще интересуется вашим здоровьем.
    Фотографии собрала, я послал вам через Мэлори.
           Глаза Халлорана чуть помутнели, губы дрогнули и тут же сжались,
    будто он стеснялся слабости. Гляди-ка, подумал Каргин, скала скалой, а
    родственную трещину дает! Голос старика однако остался ровным.
           - Я получил посылку. Матери скажи: здоров, ирландская кость
    крепкая... Надеюсь, и у нее здоровье в порядке?
           - Грех жаловаться, - ответил Каргин. - Около Кэти хлопочет,
    внуков требует.
           - С этим не затягивай. - Халлоран медленно опустил веки. -
    Человек странствует между младенчеством и старостью, от небытия прошлого
    к небытию будущему. От будущего ты прикрыт мною, твоими отцом и матерью,
    а от прошлого ограждают только дети. Нет детей - нет надежной ограды и
    опоры, и ты уязвим... Я слишком поздно это понял, Алекс. Не повторяй
    моих ошибок.
           Они помолчали. Почти зримо Каргин ощущал, как изображения и
    звуки взмывают в космос с далекого острова, стремительно плывут в черной
    мрачной бездне, перебираясь от антенны к антенне, от спутника к спутнику,
    падают вниз, в теплую ночь Ата-Армута, и тут же отправляются в обратный
    путь. Чудо? Нет, всего лишь маленькая человеческая хитрость. Чудо - это
    жизнь, тот отрезок между прошлым и будущим небытием, когда ощущаешь
    собственное "я".
           - Мэлори сказал, что ты в Туране, - произнес старик. - Он
    обеспокоен.
           - А вы?
           - Я - нет. - Он скупо усмехнулся. - Я исповедую простую истину:
    не помогай, не проси помощи, считай деньги. Ты помощи не просишь и,
    кажется, во всем остальном соответствуешь этому правилу.
           - Но я ведь приехал сюда помочь! Пропали люди...
           - Т в о и  люди. Ты хозяин, и люди - твой самый ценный капитал.
    Они работают на тебя, и потому никто не должен посягать на них, то
    есть на твои вложения. Что касается всего остального человечества и, в
    частности, Турана... - Губы старика скривились. - Если нужно, сравняй
    его с землей! Я разрешаю.
           Экран погас. Каргин погладил шрам под глазом, пробормотал:
           - Вот так, ни здрасьте, ни до свидания... Зато продиктована воля
    владыки: если нужно, сравняй Туран с землей... А рынок как же? Покупатели
    и потребители? Всех сравняешь, кому пушки продавать? Хотя мысль в чем-то
    верная, если сравнять не всех, а избранных персон...
           Он нырнул в постель и закрыл глаза. И снилось ему в эту ночь,
    как он приходит в министерство к сардару Чингизу Мамедовичу с турецким
    ятаганом и сносит ему голову.
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Снова плохой день. Кериму трех наташек заказали, для какой-то
    пьянки в "Тулпаре", что на углу Рустема и Бухарской. Иру с Зойкой
    послал и ее, Ксению: танцуешь хорошо, а наши любят с русской девкой
    поплясать. Пошла, как не пойти... Думала, легкий будет вечер - "Тулпар"
    при интуристовской гостинице, заведение приличное, и гости там не
    распоследние хамы.
           Хотя как повезет... Ире с Зойкой достались мужики под пятьдесят,
    а ей - старичок, толстый, лысый, с брюхом до колен. В номер к себе
    потащил, поил шампанским, приказал раздеться и танцевать под турецкую
    музыку. Ну, танцевала, гнулась так и этак, бедрами трясла, а старичок
    не может... Не может, и все! Никак у него не получается, ни стоя, ни
    сидя, ни в постели... Рассердился, кричать начал по-своему, то ли
    по-турански, то ли по-узбекски... А чем она виновата? Под восемьдесят
    змею старому, яд свой пережил...
           Выгнал, ничего не заплатив. Керим разозлился, побил. Тростью
    бил - трость у него бамбуковая, тонкая, хоть костей не переломит...
           Но больно. Мамочка, милая, как больно!
    
    ---------------------------------------------------------------------
    
           *) Ага, эфенди - господин.
          **) Игра слов: "brush by" ("браш бай", по созвучию - Прошка)
    означает на английском "прошмыгнуть мимо". Флинт называет Прохорова
    "brush boy" (Браш Бой), заменяя предлог "by" словом "boy" - "парень".
         ***) Большая часть этой информации является истиной, а не выдумкой
    автора.
        ****) Манас - легендарный богатырь, герой среднеазиатского эпоса.
    
    
                                    А в отчаявшемся том государстве,
                                    Как войдешь, так прямо наискосок,
                                    В бесшабашной жил тоске и гусарстве
                                    Бывший лучший, но опальный стрелок.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
    
                       Глава 5. Окрестности Ата-Армута, 10 мая,
                              первая половина дня
    
           Выехали в девять, вчетвером: Каргин, Перфильев и Дима с
    Рудиком, два молодых охранника-бойца. Остальные члены делегации,
    невзирая на ранний час, были уже при деле: Флинт и переводчик Максим,
    знаток семи языков, висели на телефонах, обзванивали заинтересованных
    персон, не забывая сообщить меню банкета; юрист Рогов, запершись в
    номере, пил стаканами зеленый чай и отрабатывал текст выступления на
    пресс-конференции; Гальперин, взяв такси и пачку долларов, поехал по
    магазинам разыскивать проектор - такой, чтоб считывал изображение с
    компьютерного монитора. Что касается Сергеева, Балабина и Славы, то
    они спали, так как вернулись в "Тулпар" ночью, часа в три, и по этой
    причине доклада Каргину еще не представили.
           Рудик, сидевший за рулем, неплохо изучил окрестности - во
    всяком случае, дорога к курорту Кизыл и одноименному озеру была ему
    в теории знакома. "ЗИМ", распугивая автобусы и мелких четырехколесных,
    важно прокатил по Рустам-авеню, миновал площадь Евразии, бывшую
    Советскую, где высилось здание ЦК компартии республики, ныне отданное
    Законодательному Курултаю, повернул на зеленый бульвар Чингисхана, а
    с него - на Кокчетавскую улицу, плавно уходившую вверх. Здесь начинался
    индустриальный район, тихий и молчаливый, ибо с индустрией дела в Туране
    обстояли неважно: из четырех производств работало одно. Причины этого
    лет пять обсуждались в Диване и Курултае, и споры эти нередко кончались
    рукопашной между пропрезидентскими партиями и оппозицией, а тем временем
    Туран покидали искусные руки и умные головы. Русские, украинцы, немцы,
    прибалты, поляки, те, что жили здесь из поколения в поколение, трудились
    в институтах, на заводах и привыкли считать эту землю родной, вдруг
    выяснили, что это не так, что нежелательным инородцам места в Туране
    нет, что в этой стране почитают аллаха, коему милы не инженеры и токари,
    а муллы и муэдзины. Впрочем, кому на самом деле благоволил аллах, никто
    не ведал, но самой крупной партией в Туране, поддерживавшей президента,
    была исламская. В отличие от аллаха партийные бонзы не молчали и
    толковали волю божества по собственному разумению.
           За Кокчетавской улицей, уходившей в предгорья, потянулись
    другие, почти безлюдные, пыльные и жаркие, лишенные зелени, обставленные
    мрачными заводскими корпусами, пересеченные тут и там линиями узкоколеек;
    корпуса соединялись бетонными заборами, рельсы ныряли под ржавые железные
    ворота, окна казались провалами в пустоту, и так оно, вероятно, и было -
    в цехах движения не наблюдалось и никаких промышленных шумов не слышалось.
    Наконец "ЗИМ" поднялся в горушку и выехал на площадь, украшенную серым 
    трехэтажным зданием с массивными дверями, у которых стояли автоматчики. 
    По обе стороны от здания тянулась изгородь из бетонных блоков, над которой 
    виднелись трубы, плоские кровли цехов и туго натянутые провода. Слева от 
    дверей высился огромный фанерный щит с портретом туран-баши, справа - еще 
    один такой же, с надписью на туранском.
           - "Мартыныч", - пояснил Рудик. - Бывший наш завод, Алексей
    Николаевич.
           - Вижу, работа здесь так и кипит, - сказал Каргин, заметив,
    что над трубами курится дымок.
           Дима, сидевший впереди, повернулся к нему.
           - Все же оборонное предприятие, командир. Наверняка бабок 
    больше платят, вот народ и старается, вкалывает... Только над чем?
           Действительно, над чем? - подумал Каргин. Гальперин говорил
    ему, что "Мартыныч" предприятие комплексное: во-первых, есть при заводе
    свое КБ, а во-вторых, каждый цех - профилированное производство, где
    корпуса собирают, где двигатели, где систему ручного управления, где
    все изделие целиком. Только оружия здесь не делали, но пушки, пулеметы
    и ракеты не представляло труда закупить, прямо у "Росвооружения" или
    через посредников. А может, были старые запасы на заводских складах
    либо на тех, у минбаши-купца, где побывал Перфильев - ведь после распада
    Союза российские дивизии выводились из этих мест с такой поспешностью,
    что половину автопарка растеряли, не говоря уж про арсеналы. Возможно,
    трудятся на "Мартыныче" наемные специалисты из Челябинска, клепают
    втихаря "Шмели", только для чего? - вертелось у Каргина в голове. Если
    тому же Гаперину верить, "Шмель" без автоматики что ножны без клинка...
           Завод был огромный - забор с постами охраны на вышках тянулся,
    как минимум, километра на два. Дальше дорога шла через пыльный пустырь,
    заваленный битым кирпичем и ржавыми железками, затем подъем становился
    круче, а местность - попригляднее. Сначала появился кустарник, потом 
    акация и заросли орешника и, наконец, дубовые и самшитовые рощи среди
    высоких изумрудных трав. Кое-где паслись овечьи отары и небольшие табуны
    лошадей, виднелись скопления домиков, сложенных из камня и окруженных
    садами, а поблизости от них радужными водопадами низвергались со скал
    ручьи. В открытые окна машины врывался свежий ветер, пахнувший дымом и 
    только что скошенной травой, трепал волосы Каргина, заставлял щуриться.
    Минут через десять быстрой езды Рудик сбросил скорость и начал выписывать
    кренделя, объезжая трещины и выбоины на асфальте. Дорога стала заметно
    уже, ринулась серпантином вверх, в гору, огибая гранитные монолиты утесов,
    перепрыгивая мелкие бурные речки, журчавшие под мостами на бетонных сваях;
    вскоре деревья сомкнули ветви над шоссе, превратив его в тенистый зеленый
    тоннель. Здесь царили покой и тишина, которую тревожил лишь мощный рокот
    мотора "ЗИМа".
           - Безлюдно, - заметил Перфильев. - А был мировой курорт,
    всесоюзная кузница-здравница! Все, похоже, развалилось к ядреной фене.
           - С черного хода въезжаем, командир, по старой дороге, что
    через заводской район проложена, - пояснил Рудик. - Восточнее есть
    другая магистраль, новая бетонка, по ней автобусы в Кизыл курсируют и
    туристы ездят. Там более интенсивное движение. - Он подумал и добавил:
    - Хотя по нынешним временам туристов здесь не очень. Не ездят отдыхать
    из России - далеко, дорого, опасно... Шалят в горах, даже под самым
    городом шалят.
           - Что же ты по бетонке не поехал?
           - Хотелось вас мимо "Мартыныча" прокатить. И еще эта дорога
    проходит к западу от озера и райцентра, а оттуда к Ташу ближе. Я по
    карте смотрел.
           - Это ты зря, - сказал Перфильев. - В карты полковники и
    генералы смотрят, а тебе не по чину, вы с Димычем рядовые бойцы и обязаны
    ориентироваться на местности без всяких карт, по интуиции и запаху. Вот
    скажите, парни, чем тут пахнет?
           - Травой и пылью, - отозвался Рудик.
           - Еще, кажется, навозом, - неуверенно добавил Дима.
           - Конским, - уточнил Перфильев. - Есть много разновидностей
    дерьма, от человечьего до слоновьего, и различать их нужно... Оп-па!
    - воскликнул он, прервав свои рассуждения на самом интересном месте.
    - Это кто тут у нас развлекается? Тормози!
           За поворотом поперек дороги лежало дерево. Срублено недавно -
    листья еще не успели завянуть, и крона перегораживала половину шоссе.
    Другая половина была блокирована толстым стволом в морщинистой коре,
    на котором устроились двое мужчин разбойной внешности - бородатые, в
    папахах и бешметах, с кинжалами и саблями у пояса и лежавшими на коленях
    "калашами". Третий - видимо, главарь - сидел, подбоченившись, на пегом
    жеребце, поигрывал плетью и разглядывал "ЗИМ" и его пассажиров с явно
    нехорошим интересом.
           - Двигаем назад? - спросил Рудик, выжимая сцепление.
           Но сзади, с обеих сторон дороги, вынырнули еще двое с автоматами,
    совсем молодой мальчишка и парень постарше, с хищным лицом оголодавшего
    шакала. Ствол в его руках дернулся, и это движение было понятно без слов:
    мол, выходите из машины.
           Перфильев вылез первым, тихо бросив Каргину:
           - Попробую зубы заговорить, а ты, Леша, не зевай.
           Опустив плечи, ссутулившись, он направился к всаднику. Каргин,
    с видом полной покорности, сложил ладони на шее, прислонился боком к
    дверце, приказав охранникам:
           - Делай, как я! Стоять и не двигаться!
           - Да мы их... - начал Рудик, но Каргин нахмурился и прорычал:
           - Не двигаться, говорю! У этих пять стволов, а у вас что? Только
    трупов молодых нам не хватает!
           Парень, похожий на шакала, упер ему в спину автомат, мальчишка
    и двое бородатых, небрежно поднявшихся с бревна, держали на прицеле
    остальных. Перфильев, приблизившись к всаднику, задрал голову и,
    испуганно моргая, дрожащим голосом поинтересовался:
           - В чем дело, джигит? Таможня у вас тут, что ли? Так мы готовы
    заплатить!
           Каргин увидел, как шея у Рудика наливается кровью, а Дмитрий
    сжимает кулаки. Ребята были из спортсменов, молодые, горячие, еще не
    битые... Таких майор Толпыго учил сурово, в грязи по канавам валял и
    тыкал носом в очко, приговаривая: нет приема против лома кроме хитрого
    ума! Вспомнив об этом, Каргин прошипел:
           - Стоять, болваны, сопротивления не оказывать! Ноги на ширину
    плеч, глаза в землю!
           Всадник вынул ногу из стремени, ткнул Перфильева в грудь сапогом.
           - Платить хочешь? Заплатишь! Все давай! - С довольным видом
    оглядев машину, он заметил: - Какой тачка! Большой, черный, богатый...
    В такой миллионер ездит!
           Один из бородатых осклабился, что-то сказал на туранском, и
    главарь, снова ткнув Перфильева ногой, тоже скривил рот в ухмылке.
           - Вот Муса говорит, что с такой богатый нужно доллар брать,
    десять миллионов. По миллиону за слуг, два - за твой голова, и пять
    за то, что русский. Дашь столько?
           - Откуда у меня такие деньги? - прохрипел Перфильев, придвигаясь
    поближе к главарю.
           - Соберешь, когда у нас погостишь! Пальцы резать будем, неделя
    - палец, тогда соберешь.
           Парень за спиной Каргина буркнул:
           - Рубли, доллар - где?
           - В кармане, - сказал Каргин, слегка поворачиваясь. - В том,
    что справа. Достать?
           - Сам!
           Чужая рука полезла в карман. Ствол уже не упирался в спину, а
    Перфильев стоял совсем рядом со всадником и канючил:
           - Я за базар отвечаю, мужики, плачу, раз попал, но только чтоб
    сумма была не выше крыши. Борзеть-то не надо! Мне ведь десять лимонов
    век не собрать! Мамой клянусь! Сто кусков зелеными еще куда ни шло, а
    на большее мне не подписаться!
           Всадник свесился с седла, схватил Перфильева за волосы,
    прижал лицом к колену.
           - Торгуешься, хакпур? *) С Ибадом здесь не торгуются, клянусь
    аллахом! Ибад не подбирает мелочь! Ибад - бейбарс... **)
           - Ибадь твою мать, сучонок! - рявкнул Перфильев, единым
    махом сдернув всадника с коня. Вероятно, он успел сломать ему шейные
    позвонки - тело главаря обмякло и, словно мешок с песком, рухнуло на
    одного из бородатых. Тот упал, выпустив автомат. В то же мгновение
    Каргин развернулся и ребром ладони ударил шарившего в кармане в
    переносицу. Удар не смертельный, но ошеломительный - кости трещат,
    кровь потоком, из глаз слезы и, конечно, болевой шок... Он перехватил
    оружие, вырвал, вскинул и прострелил второму бородатому плечо.
           Оставался мальчишка, но он, похоже, был совсем растерян,
    стоял с поднятым вверх "калашниковым" и смотрел на Каргина умоляющими
    глазами.
           - Брат... не убивай брата... - прошептал мальчик, глядя, как
    автоматный ствол движется к залитому кровью лицу.
           - Всех разоружить, - распорядился Каргин. Рудик с Димой
    бросились выполнять приказ, а он поглядел на парня, который ворочался
    на земле, мотая головой и вскрикивая от боли. Потом перевел взгляд на
    мальчишку.
           - Твой брат? Где живете?
           - Брат, Шариф... А я - Закир... Мы из Уч-Аджи, что под Кизылом...
           Наверное, ему казалось, что, сообщив свое имя, он вступает с
    победителем в какие-то более тесные отношения и может рассчитывать на
    пощаду. Заблуждение юности, мелькнуло в голове у Каргина. Тут смотря на
    кого напорешься...
           Он поглядел на Закира и сказал:
           - Хороший у тебя старший брат и учит тебя хорошему: грабить на
    большой дороге. Ну, забирай его, да уматывайте оба! Узнаю, что снова
    подались в бандиты, разыщу и в Хель отправлю. ***) Одином клянусь!
           Угроза была мальчишке непонятна, но от того, вероятно, казалась
    еще ужаснее. Он дернул стонавшего брата за руку, помог встать и потащил
    его к деревьям на обочине дороги. Послушав, как трещат сухие ветки под
    их шагами, Каргин повесил автомат на плечо и направился к своим бойцам.
           Оба бородатых, раненый и уцелевший, лежали на земле лицами вниз,
    Дмитрий стоял над ними с "калашом", а Рудик сгребал в кучу сабли, кинжалы
    и автоматные рожки. Перфильев, морща нос, осматривал коня, за которым
    дымилась пара свежих навозных лепешек. Ибад, главарь банды, не двигался,
    глаза у него закатились, кожа на щеках и лбу начала синеть.
           - А ты ведь его убил, - сказал Каргин.
           - Да, - подтвердил Перфильев. - Случайно! Зато теперь у нас
    пять стволов и масса холодного оружия. Не нужно к тому минбаши-прохиндею
    идти. Еще конь есть... С конем что будем делать, Леха? Конь нам вроде бы
    ни к чему.
           - Отпустим. - Каргин повернулся к Диме с Рудиком и приказал:
    - Погрузить оружие в машину, дерево убрать с дороги.
           - А эти? С этими что? - Дима кивнул на пленников.
           Каргин с Перфильевым переглянулись.
           - Эти - наша забота, - буркнул Влад. - Подъем, джигиты! Берите
    своего кунака за руки-ноги, и в лес!
           Бородатые встали с угрюмыми лицами, подхватили труп, понесли,
    продираясь сквозь кусты и подлесок. Каргин и Перфильев шли за ними. Влад
    посматривал по сторонам, и Каргин знал, что он ищет: ложбинку, яму или
    трещину на горном склоне, такой величины, чтоб поместились мертвые тела.
           Подходящая ямка нашлась метрах в сорока от дороги.
           - Мы им теперь кровники, раз шею Ибада сломали, - тихо
    произнес Перфильев. - Мы уедем, на других наших отыграются. Живыми
    нельзя оставлять.
           - Само собой, - кивнул Каргин.
           Влад повысил голос:
           - Кто из вас Муса?
           - Мин. ****) - Раненый дернул головой.
           - Ты, Муса, десять миллионов хотел, и пять - за то, что русские?
    Ну, сейчас получишь. Полный расчет и увольнение!
           Сухо громыхнули выстрелы, потом они стащили трупы в яму и
    забросали ветками и сухой листвой. Сгребая листья прикладом, Каргин
    вспоминал о другой яме, из своих снов - в ту, отрытую в горах Афгана,
    закапывали живьем и после пыток. Солдат закапывали, не разбойников,
    и были среди тех солдат и русские, и туранцы... Соратники по оружию,
    которых породнила смерть... Он думал об этом, и совесть его не мучила.
           Они вернулись на дорогу. Рудик и Дима смотрели на них
    примерно так же, как глядят фанаты "Спартака" на форварда, забившего
    решающий гол бразильцам. Потом Рудик произнес:
           - А эти... хмыри бородатые... где?
           - В земле, - коротко бросил Перфильев и, увидев, как расширились
    глаза парней, пробормотал: - Это вам, бойцы-молодцы, не бутик московский
    от воришек охранять... Ну ничего, ничего! Пошлю вас на Кавказ при случае
    либо в Приднестровье, и станете вы настоящими головорезами.
           - Надо ли? - сказал Каргин.
           - Надо, Леша, надо. Жизнь такая!
           Рыкнул мотор, "ЗИМ" покатился вверх по дороге, пегий жеребец
    тоскливо заржал ему вслед. Ехали в молчании и вскоре поднялись к
    невысокому перевалу. Слева, километрах в восьми, красовалось озеро
    Кизыл, поражавшее дикой первозданной прелестью: овал прозрачно-розоватых
    вод в обрамлении серых и бурых утесов, поросших кое-где кустарником и
    мхами. Одна скала была особенной, намного выше остальных, светлой, почти
    беловатой, гладкой и остроконечной - Ак-Пчак, что по-турански означало
    белый нож или клинок. На вершинах и склонах утесов тут и там виднелись
    смотровые площадки, а в дальнем конце, где к озеру подходила главная
    дорога из Ата-Армута, высились краснокирпичные корпуса гостиничного
    комплекса и гнил на воде плавучий ресторан-фрегат. Повсюду - безлюдье,
    тишина и запустение...
           Ниже озера лежала зеленая долина с целебными источниками,
    санаториями, кумысолечебницами, парком, летним театром и сотней-другой
    двух- и трехэтажных домов, стоявших ровными рядами вдоль десятка улиц.
    Райцентр Кизыл дремал в сонном оцепенении, лишенный людских голосов,
    смеха, музыки, гуляющих пар - словом, всего того, для чего был создан в
    эпоху братства народов и торжества социализма. Только далекая перебранка
    собак да редкий вопль ишака нарушали безмолвие.
           - Заедем? - спросил Перфильев.
           - А на кой черт? - Оттянув рукав рубашки, Каргин взглянул на
    часы. - Десять ноль семь... Торопиться надо!
           - Вон дорога. Наверное та, что нам нужна...
           Рудик прибавил газа, и они покатились с перевала вниз, к
    тройной развилке и нескольким домикам, обмазанным глиной и окруженным
    садами и огородами. На развилке торчал покосившийся столб, с которого
    свисали указатели с полустершимися надписями, дружно направленные в
    землю. Дима зашелестел картой, но Каргин, заметив сидевшего у обочины
    старика, приоткрыл дверцу и крикнул:
           - Эй, отец! Не подскажешь, где тут дорога в Таш?
           Старик поднялся и, опираясь на палку, шагнул к машине. Было
    ему за восемьдесят, по темно-коричневому лицу стекали к бороде глубокие
    морщины, губы ссохлись и потрескались, старый линялый халат болтался на
    нем, как на вешалке. Глаза, однако, казались живыми, и говорил он
    по-русски почти без акцента.
           - Средняя дорога в Таш, сынок. - Он наклонился, заглядывая в
    лицо Каргину. - Не нужно ли вам чего? Курага есть, урюк, изюм, сушеные
    груши... Купите, дешево отдам...
           Честная бедность, понял Каргин. Честная бедность, скудная
    старость - может быть, голодная, изюм и урюк не хлеб, не масло, ими не
    проживешь... Задвинув под сиденье лежавший в ногах автомат, он отворил
    дверцу пошире.
           - Курагу возьму, ата. Еще изюм, килограммов по десять того и
    другого.
           - Куда нам столько, - пробурчал Перфильев. - Да и зачем?
           - Глюкоза и витамины, - пояснил Каргин. - Неси, отец!
           Старик заторопился к ближней мазанке, притащил один увесистый
    мешочек, потом другой.
           - Чем расплатиться? - спросил Каргин. - Рублями, долларами
    или таньга?
           - Таньга. Рубли отнять могут, а за доллары и вовсе голову
    снесут... Много даешь, сынок, не надо столько, я не нищий, я...
           Каргин запустил пятерню в мешок, выгреб горсть изюма,
    попробовал, причмокнул. Потом сунул старику ворох разноцветных бумажек
    с портретами туран-баши.
           - Бери, отец, бери... изюм у тебя как мед... Опять же дорогу
    ты нам показал...
           - Разве за это берут? - Старик вздохнул, но деньги все-таки
    принял. - А кто вам нужен в Таше? Если знаю, подскажу.
           - Азер Федор Ильич, бывший полковник. Улица Ходжи Насреддина,
    семнадцать. Приятель моего отца.
           - Ферхад-батыр? - Седые брови старика взлетели вверх. - Так
    Ферхад в Таше больше не живет, к нему по левой дороге надо, выше в
    горы! Километров двадцать, и там, за ущельем, будет его ерт. *****)
    Луга там большие, луга Бахар, Весенние по-нашему. На лугах у Ферхада...
    как это по-русски? - Он поднял взгляд к небу. - А, ферма! Гусей разводит
    Ферхад-батыр, еще индеек и очень больших птиц, названия не знаю, только
    лягаются сильней коня. Знакомы мы с Ферхадом... Привет ему передавайте!
           - От кого?
           Старик гордо выпрямился, глаза его сверкнули.
           - От Нияза Бикташева, батальонного разведчика, снайпера,
    ветерана! Героя труда, орденоносца! Орден Славы, орден Ленина, два
    Красных Знамени, Звезда! - Глаза его вдруг потухли, он махнул рукой.
    - Езжайте, сынки... Что старое вспоминать? Кому это сейчас интересно?
           - Нам интересно, - сказал Каргин, вылез из машины, вытянулся,
    щелкнул каблуками и вскинул к виску ладонь. Потом сел и молча хлопнул
    Рудика по плечу.
           Машина свернула на левую дорогу.
           - Героический старик, - после долгой паузы молвил Перфильев.
    - Орден Славы за фу-фу не давали... Надо будет еще у него кураги купить.
           Дима, поерзав на сидении, повернулся к расположившимся сзади
    отцам-командирам.
           - А про каких птиц этот Нияз толковал? Большие и лягаются
    сильней коня... Страусы, что ли? Чудно!
           - Не чудно, а очень даже разумно. Страус птицы мясистая и с
    перьями, - с глубокомысленным видом возразил Перфильев. - Весит не
    меньше барана, и яйца у нее - во! - Он изобразил руками нечто размером с
    футбольный мяч. - Я так понимаю: если уж сделался человек гусезаводчиком,
    то все равно должен расти над собой и двигаться по пути прогресса. А это
    значит - больше мяса, больше молока и пуха! В общем, от гусей к индюшкам,
    от индюшек к страусам.
           Асфальт кончился, началась грунтовка, по обе стороны которой
    лежали каменные россыпи с торчавшими меж серых и коричневатых глыб
    кустами. Тракт, однако, был ухоженным и наезженным, без ям и колдобин,
    с примыкавшими к нему тропинками: одни уходили в заросли шиповника
    и акации, другие извивались среди камней, взбегали на склоны слева
    и справа от дороги и пропадали за изрезанной линией утесов. Откуда
    ни возьмись навстречу выпрыгнул ручей, забурлил шагах в двадцати от
    обочины, превратился через пару километров в мелкую быструю речку;
    солнечные лучи играли в воде, серебрили прозрачные струи, галька
    поблескивала голубыми и розовыми огоньками. Потом дорога пошла вверх,
    горные склоны придвинулись к ней, стали голыми и обрывистыми, речка
    сузилась и потемнела - нависшие над нею скалы закрывали солнце.
           - Кажется, ущелье, - произнес Рудик, сбрасывая скорость.
    - Старик о нем говорил.
           - Хорошее место для засады, - добавил Перфильев и потянулся
    за автоматом. Однако не успел он просунуть ствол в окно, как откуда-то
    сверху раздался окрик:
           - Трр! Тормози, приехали!
           Приказ подтвердила пулеметная очередь - пули звонко зацокали по
    камням в метре от бампера "ЗИМа".
           - Это что ж такое получается? - возмущенно фыркнул Рудик. - То
    деревья поперек дороги, то из пулемета шпарят! Прямо кино, "Белое солнце
    пустыни"!
           - Увидишь Джавдета, не трогай его, мне оставь, - сказал Каргин
    и вылез из машины.
           - Кто такой? - крикнули из-за скал.
           - Гости. К Азеру Федору Ильичу.
           - Не ждет он гостей. Поворачивай, чуян, ******) пока башка
    целый!
           - Мы дорогие гости, - пояснил Каргин. - Я сын его друга и
    сослуживца.
           Наверху замолчали, потом с трехсекундными паузами громыхнули
    три выстрела.
           - Карабин, - со знанием дела заметил Перфильев. - СКС-45, *******)
    калибр семь шестьдесят два. Древняя штука, однако надежная. Не в нас
    стреляют, сигнал подают.
           Наверху затихло, но минут через семь-восемь в дальнем конце
    дороги послышалось громыхание и навстречу "ЗИМу" выехал бульдозер. Нож
    его был приподнят, кабина обшита стальными листами, и справа торчал из
    нее внушительный ствол, не пулемет, а что-то вроде РПГ-7, ********)
    полностью снаряженный и готовый к действию. Бульдозер остановился на
    расстоянии прицельной стрельбы, ствол дернулся и замер, уставившись
    "ЗИМу" прямо между фар.
           - Серьезный знакомец у твоего батьки, прямо на танке
    разъезжает, - сказал Перфильев, тоже выбираясь из машины. - Ты, Леха,
    сделай что-нибудь, а то нас в клочья разнесут.
           Каргин двинулся к бульдозеру с поднятыми руками.
           - Стой, где стоишь! - громыхнул густой бас. - Что-то мне
    рожа твоя знакома, парень... Ты как отыскал меня? И сам откуда? Не
    из налогового департамента? А может, из земельного? Тогда поворачивай
    оглобли! Тут я - туран-баша!
           - Алексей меня зовут, сын генерала Каргина, с которым вы в
    Панджшере воевали, - представился Каргин. - С приветом к вам от отца
    и от Нияза Бикташева. Бикташев нам дорогу и показал.
           - Это другой разговор. - Нож бульдозера опустился, дверца
    приоткрылась и на землю спрыгнул человек в туранских шароварах, халате
    и мягких сапожках. Был он лет шестидесяти, дородный и рослый, с могучими
    грудью и плечами и бритым загорелым лицом. Пухлые губы, серые навыкате
    глаза, рыжеватая, без седины шевелюра, внешность добродушного медведя...
    Взгляд, однако, был острым, как у снайпера в поисках цели.
           - Значит, ты сынок Николая? - прогудел Азер. - Масть светлая,
    но чем-то похож... я и вижу, как будто знакомый, и выправка отцова...
    Офицер?
           - Капитан в отставке. Служил в спецподразделении "Стрела",
    потом во Французском Иностранном Легионе.
           - А этот кто? - Азер вытянул мощную руку к Перфильеву.
           - Влад Перфильев, тоже капитан и тоже из "Стрелы".
           - Так ее, я слышал, расформировали.
           - Мы все равно из "Стрелы", - упрямо повторил Каргин.
           - Что ж, преданность флагу, даже потоптанному, заслуживает
    уважения. Шагай сюда, капитан Перфильев, - полковник помахал Владу.
    - Пешком пойдем, тут недалеко, а техника пусть в авангарде едет.
    Ты, Алексей, про отца расскажешь, пообедаем, выпьем, хозяйство мое
    посмотрите... Надеюсь, с ночевкой ко мне? Гость в дом, бог в дом...
    конечно, если гость желанный.
           - С ночевкой не получится, Федор Ильич, - сказал Каргин. - В
    шестнадцать ноль-ноль должны быть в Армуте.
           - Ну, а сейчас одиннадцати нет. Успеем хотя бы за столом
    посидеть. - Азер повернулся к бульдозеру и рявкнул: - Гришка! Домой гони
    и скажи матери, чтобы в беседке на стол собирала! Как для командующего
    округом - индейка, форель, фрукты, вино! Живо!
           Бульдозер с грохотом развернулся, "ЗИМ", повинуясь знаку
    Каргина, покатил следом. Азер, увлекая за собой гостей, шагал широко, и,
    одолев едва ли сотню метров, они очутились перед блокгаузом, запиравшим
    выход из ущелья. Был он куда солидней укреплений, виденных Каргиным на
    Иннисфри - колючая проволока в три ряда, мощные бетонные блоки, сварные
    конструкции, пять амбразур, а в них торчат стволы немалых калибров. За
    этой цитаделью раскинулся широкий горный луг, окруженный скалами, с речкой
    и тремя искусственными водоемами, с накатанными дорогами, разбегавшимися
    во все стороны. По этой луговине, уходившей вдаль километров на десять,
    были разбросаны дома и сараи, птичники, овины и конюшни, огороженные
    заборами и металлической сеткой загоны, и всюду копошились люди, кто
    с лопатой и вилами, кто с тачкой, а кто на сенокосилке или на тракторе.
    Левее местность поднималась, и там, на склоне невысокого холма, стояла
    деревенька, а перед ней по всем правилам военного искусства были отрыты
    окопы и траншеи полного профиля. Посередине - блиндаж, рядом три или
    четыре миномета, на флангах - пулеметные гнезда.
           Азер повернул к холму. На лице его сияла улыбка, руки непрерывно
    двигались, указывая на строения и загоны; гулким басом он то расспрашивал
    Каргина об отце и матери, то разъяснял, где тут что: там - плодовый сад,
    а перед ним форелевые пруды, тут - гараж, и в нем четыре трейлера, здесь,
    за этой изгородью, первый индюшачий батальон в пятьсот штыков, а вот
    подальше, где земля белым-бела, кормится гусиная бригада, крутые забияки
    числом две тысячи двести. Ну, а у самых скал - особое место и главная
    гордость: страусы, пока не больше взвода, но - помогай аллах! - со
    временем, глядишь, размножатся. Хороший человек за ними смотрит,
    Ибрагим-ака, бывший сотрудник столичного зверинца.
           Под эти разговоры они подошли к блиндажу и перекидному мостику
    над траншеей. Из укрытия выскочил парень с темными раскосыми глазами,
    лихо взял под козырек и доложил, что все спокойно и служба идет своим 
    чередом. Азер кивнул:
           - Свободен, Пак! - Затем повернулся к гостям: - Кореец, из
    местных. Тут у меня всякой твари по паре - и корейцы, и туранцы, и
    узбеки, ну и, конечно, русские с украинцами. Даже один бурят затесался,
    кузнец, подковы делает, каких в Москве не сыщешь. Ветераны-афганцы тоже
    есть... - Полковник помрачнел и тяжело вздохнул: - Солдаты, бывшие лучшие
    бойцы, забытые Россией... как и я сам...
           "Как и мы", сказал себе Каргин, осматриваясь с любопытством.
           Люди в деревне и правда были разные, всяких мастей и обличий,
    и все здоровались с Азером уважительно, но без подобострастия. Дома
    тут были крепки и хороши, зелень в палисадниках обильна, лица - большей
    частью женские и детские - приветливы, бедностью вроде бы не пахло и
    портретов туран-баши нигде не замечалось. Поглядев на эти чудеса, а
    также на укрепрайон перед деревней, Каргин почесал в затылке и
    осведомился:
           - Вы, собственно, кто здесь, Федор Ильич? Удельный князь или
    эмир с собственной дружиной? А может, паша?
           Азер, снова развесилившись, басовито хохотнул.
           - Я, собственно, еврей. Еще гусезаводчик и командир местного
    ополчения. На пенсию, видишь ли, не прокормиться, птицу начал разводить,
    но в Таше нас четыре раза жгли, сына Гришку чуть не убили, а в промежутках
    пытались разорить налогами. Теперь у меня свое ханство-государство, то
    бишь свободная экономическая зона. Бандюганам и анашистам хода сюда нет,
    а с властью у нас отношения простые: отступного даем, платим в Диван и
    депутатам Курултая, однако патроны держим всегда в стволе.
           - Могли бы уехать и жить спокойно, - сказал Перфильев. - За
    океаном или поближе, но за тремя морями... Там и с пенсией никаких
    проблем.
           - Не в пенсии дело, капитан. Я родом из Бухары, жена - таджичка,
    мусульманка значит, а за тремя морями это не приветствуют. Опять же ни
    иврита, ни английского не знаю, а вот на туранском, узбекском и фарси
    свободно говорю... Здесь моя земля, а не за морем! Да и покоя там тоже
    нет. У нас свои бандиты,  у них - свои.
           - Одного мы по дороге устаканили, - скромно заметил Перфильев.
    - Ибадом звался. Хвастал, что прям-таки бейбарс, а по жизни - баран
    бараном. Уже потрошеный.
           - Так-так! - Полковник замер на половине шага и оглядел своих
    спутников. - Лихие вы ребята, как погляжу! Ну, за Ибада спасибо, тут я
    ваш должник... Пока в Таше жил, четыре раза меня жгли, и дважды - эта
    сволочь. Деньги вымогал, налог особый, какой гяурам платить полагается.
           За разговорами они приблизились к дому, вошли и были представлены
    хозяйке и трем черноглазым дочерям полковника, носившим романтические
    имена Анар, Алале и Афсунгар. *********) Затем проследовали в садовую
    беседку, к накрытому столу, где уже сидели Гриша, Рудик и Дмитрий,
    обсуждавшие преимущества пистолета "Гюрза" перед "Береттой" и "Дезерт
    Иглом". Стол ломился от яств, юные дочки полковника подносили все
    новые и новые, и Рудик с Димой, прекратив споры, то поедали запеченную
    индейку, то облизывались, поглядывая на девушек. Перфильев, отдуваясь,
    расстегнул рубаху, Каргин тайком ослабил ремень и сделал в памяти зарубку:
    обратно ехать через Кизыл и по бетонке, где меньше шансов нарваться на
    неприятности. Как говорил майор Толпыго, после пира воин не воин, а
    чучело на толчке.
           Они прикончили индейку, обглодали форель, съели дюжину салатов,
    запивая их домашним вином, и закусили грушами. Каргин на секунду прикрыл
    глаза, а когда открыл их снова, Рудик с Дмитрием уже исчезли, и лишь за
    деревьями слышались их голоса и девичий смех.
           - Пусть молодежь погуляет, - пробасил Азер и поинтересовался:
    - Вы, ребята, ко мне с одними приветами или дело какое есть? И как вы
    вообще в Армуте очутились?
           - Совместное предприятие у нас, российско-американское, -
    пояснил Каргин, решив, что вдаваться в подробности не стоит. - Оружейный
    бизнес, Федор Ильич. Завод, который нынче "Мартынычем" зовется, хотим
    откупить и перепрофилировать. Вот, приехали, трудимся, в разные двери
    стучимся. Однако есть проблемы...
           - В Туране любую дверь откроет кошелек. Он же и все проблемы
    решит, - мудро заметил Азер.
           - Не все. Двое наших сотрудников пропали, три дня назад. Награда
    обещана, платим феррашам - и ничего... Может, что-нибудь посоветуете?
           Полковник отодвинул тарелку с грудой костей, нахмурил брови и
    вцепился в толстую нижнюю губу.
           - Пропали, значит... А как пропали, Алексей? Напились? В местные
    разборки влезли? В участок угодили? Из-за девиц поспорили? Или - сохрани
    аллах! - под статуей туран-баши мочились?
           - Предположительно с кем-то встретились, могли получить
    информацию касательно нашего дела. Один из моих людей - тот, что с
    феррашами контактирует - сказал: такое впечатление, что похитители
    известны, однако стражи порядка бездействуют. А денег мы не жалели!
    - Помолчав, Каргин спросил: - Власти могли их схватить? Тайная полиция,
    третье отделение или что-то в этом роде?
           - Тайной полиции тут пока что нет, соорганизоваться не успели
    в государственном масштабе, но схватить могут. У туран-баши свои стукачи
    и топтуны, есть такие и во многих министерствах и у каждой партии, а тут
    их пять: исламская, евразийская и конституционная - эти за президента, а
    коммунисты и национал-демократы как бы против. Так что есть кому хватать!
    Но с какой бы целью ни схватили, держать у себя не будут. Ни к чему!
    Других держальщиков полно.
           - Кто они, эти держальщики? - спросил Перфильев, подавшись
    вперед и раздувая ноздри.
           - Плов кушал, капитан? - поинтересовался Азер. - Всего в нем
    понамешано, рис, жир, лук, мясо, соль, перец, морковка тоже есть...
    Страна сейчас как этот плов: в городах одно, в горах другое, в степях
    третье, а на границе и вовсе четвертое с пятым. Взять хотя бы славного
    туран-башу... Это он в Армуте баша, в Прикаспийске и в десятке крупных
    городов, а в тех, что помельче, сидят уездные начальники-беи, и никто
    им не указ. В Фарабе и по всему правобережью Амударьи узбеки крепко
    окопались, оттуда ближе до Бухары и Самарканда, чем до Армута... в
    Куня-Ургенче - каракалпаки, в Бекдаше казахов полно, в Тахта-Базаре
    и Кушке - пуштунская диаспора... В горах - обычные бандиты и бандиты
    правоверные, Воины Аллаха, Львы Ислама, эмир Вали Габбасов, а ближе к
    Каспию - три чеченских лагеря... Еще, конечно, везде и всюду боевики
    наркомафии... И всех их охраняют наши погранцы: тысяча верст - рубеж
    с Персией, восемьсот - с Афганом.
           - Это общая диспозиция, - произнес Каргин. - А что из нее
    вытекает в нашем конкретном случае?
           - То, что людей твоих, если они живы, в городе прятать не
    будут. Зачем? Всякая ветвь туранской власти с бандитами связи имеет,
    им и отдадут похищенных, на них и свалят, если что откроется. Сам посуди:
    к чему министрам с депутатами руки пачкать, когда у каждого есть родичи
    в горах? Ну, не родичи, так верные сподвижники... Если пропавшие что-то
    узнали, то лучший выход схватить их в городе, а после отправить к тем же
    Воинам Аллаха и дать инструкции - в яму там или голову долой. Могли на
    это дело и чеченов нанять или тех, кто над чеченами стоит, арабов
    пришлых или турок...
           - С Кости голову так просто не снимешь! - сказал Перфильев,
    потемнев лицом. - Костя, он...
           - Подожди, Влад, не горячись, - Каргин прикоснулся к плечу
    приятеля. - Как вы думаете, Федор Ильич, могли их похитить ради выкупа?
           Азер покачал головой.
           - Сомневаюсь. Ты сказал, три дня прошло? Цену быстрей назначают,
    ведь от гор до города рукой подать. Всех делов - спуститься в Кизыл да
    позвонить... Впрочем, и спускаться не надо, у каждой шайки люди есть в
    Кизыле и окрестных деревнях. Позвонили бы феррашам, те вам заломили б
    вдвое, как обычно делается, и вопрос исчерпан. А раз не звонят...
           Перфильев мрачнел на глазах, Каргин тоже. Бессильный гнев и
    тяжкие мысли томили его; он думал, что Костя Прохоров ко всякому привычен,
    и если сразу не убит, сбежит или дождется помощи. С Барышниковым все
    оборачивалось хуже. Пожилой человек, с больным сердцем... Гальперин
    сказал, два инфаркта перенес... много ли ему надо?..
           - Что посоветуете, Федор Ильич? - Он с надеждой поглядел на
    полковника.
           - Что посоветую, что посоветую... - Азер вцепился в нижнюю
    губу и вдруг гаркнул: - Гришка, карту тащи! И сестрам скажи, чтоб не
    хихикали за кустами, а прибирали со стола!
           Не прошло и пяти минут, как приказ был исполнен, и карта легла
    на стол. Отличная карта, военная, со всеми деталями, склеенная из листов
    с грифом "совершенно секретно". Азер ткнул толстым пальцем в зеленое
    пятнышко, потом провел по двум коричневым полоскам, извилистой и
    попрямее:
           - Луга Бахар... мы здесь... А это - главное шоссе из города
    в Кизыл и та дорога, где вы бейбарса Ибада встретили. Сориентировались,
    капитаны?
           - Так точно, - произнес Каргин. Почесал в затылке и спросил:
    - Наших могли отдать кому-нибудь вроде Ибада?
           - Нет. Слишком мелкое зверье, - приговорил полковник. - А вот
    эти уже покрупнее! Вот здесь, к востоку, в двух сотнях километров от
    Армута - Воины Аллаха, дюжину селений контролируют, связаны с исламской
    партией - собственно, ее боевики. Но Валька все-таки к городу ближе
    и всех в окрестности сильней. До Вальки от меня рукой подать, тут его
    лагерь, километрах в семидесяти, и дорога из города к нему хорошая, на
    джипе и грузовике можно добраться, даже бензовоз пройдет. В конце дороги
    - тоннель, и Валькины мюриды его охраняют...
           - Валька? Кто он такой?
           - Славный наш эмир Вали Габбасов, вождь Копетдага, так он себя
    именует. С кем повязан, в точности не знаю, но числится в наших краях
    бунтовщиком за первым номером. Не трогают, однако... - Азер задумчиво
    уставился в карту. - Три сотни стволов у мерзавца, укрепленный лагерь
    на старой военной базе за Кара-Сууком, оружия, жратвы, боеприпасов -
    до горла, а откуда берет и кто ему ворожит, неведомо. С наркомафией,
    конечно, повязан, иногда налетит на заставу, погранцы с ним бьются,
    а караван героинный идет без помех... Ну, отстегивают ему за это, еще
    людей в Кара-Сууке обирает, но все-таки триста бойцов, каждый поесть и
    выпить любит... Содержать надо! А на какие шиши?
           Полковник сложил карту, подвинул ее Каргину.
           - Бери, Алексей! У меня еще найдется. А что до совета...
    Если я прав, и в горы твоих увезли, то либо они у Вальки-эмира, либо
    у аллаховой братвы. Можно узнать поточнее, если за деньгами не постоишь.
    Как там ваше предприятие? Не бедное?
           - Ну-у... - протянул Каргин, усвоивший за время контактов с
    Мэлори, что на такой вопрос нужно отвечать неопределенно.
           - Сколько феррашам раздали? И какая им обещана награда? -
    уточнил вопрос Азер.
           - Феррашам - тысяч десять баксов, а награда обещана...
           - ...двадцать пять, - подсказал Перфильев.
           - Немного. По возможностям средней фирмы, с которой считаться
    не будут. - Полковник сделал паузу, взглянул на солнце. - Скоро два,
    ехать вам, пожалуй, надо... Вот что я вам, капитаны, скажу: для удачной
    рыбалки снасть нужна хорошая, леска крепкая, крючок острый, но главное
    - червяк! Жирный червяк, крупный, чтобы карась на него польстился!
    Если этакий червяк вам не по средствам, все равно пыль в глаза пустите,
    сделайте вид, что богаты без меры, что денег у вас мешки и сундуки.
           - А смысл? - спросил Каргин.
           - Смысл в соблазне и искушении, - усмехнулся Азер. - Представь,
    взяли твоих, отдали каким-то верблюжьим плевкам и приказали держать
    или зарезать. Заплатили, само собой, за услугу... И вдруг плевки узнают,
    что за похищенных можно миллион слупить! Или два. Живы они или мертвы,
    держат их в схроне или прикончтили, не важно; так и так сунутся к тебе,
    одежду пришлют или палец отрезанный - мол, у нас твои дружки, поторгуемся!
    Отдавать, конечно, не станут, но деньги попробуют выманить. Только денег
    должно быть много, чтобы моча в башку ударила и ручонки затряслись от
    алчности. Тогда о заказчиках своих забудут и засветиться рискнут, а
    как засветятся, я вам, ребята, помогу. Живой силой помогу и техникой. -
    Полковник выудил из халата авторучку, черкнул на обороте карты несколько
    цифр. - По этому номеру звоните, если до дела дойдет. Городской телефон,
    но мне сообщат в течение часа. Кстати, как ваши аппараты? Не на
    прослушке?
           - Они защищены, шифраторы стоят, - сказал Каргин.
           - Хороший у вас план, хитрый! - медленно протянул Перфильев,
    с уважением качая головой. - Я рад, Федор Ильич, что вы за три моря не
    уехали!
           - Хитрость свойственна евреям, - усмехнулся Азер. - И потому
    еще один совет примите: не надо миллионный выкуп обещать, обещания -
    это слова. Продемонстрируйте, что вы богаты, и миллион для вас - тьфу!
    Тогда и клюнут.
           - Уверены, Федор Ильич? - молвил Каргин.
           - Уверен. Если у Габбасова они, братков аллаха или другой
    группировки, клев непременно будет. Не сомневайтесь!
           Каргин, прищурившись, посмотрел на полковника. Лицо у Федора
    Ильича было безмятежным, на полных губах блуждала улыбка, и лишь в
    серых зрачках посверкивали искорки, будто соображал он, с какого фланга
    обойти противника и сделать ли это силами роты или послать ей в помощь
    пару вертушек и бронетехнику. Может быть, мелькнула мысль, что-то еще
    он знает, да не говорит? Что-то конкретное, какой-то факт, намек,
    соображение?
           Опустив глаза, Каргин спросил:
           - Могу я узнать, на чем основана ваша уверенность?
           Азер вздохнул. Искорки в его зрачках погасли.
           - На жизненном опыте, Алексей, только на жизненном опыте.
    Почему я знаю, что будет у вас поклевка? Потому, что не рыбу ловите,
    а шакалов. Шакал же по своей природе жаден.
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Впервые Ксения попала в церковь девять лет назад, когда ей
    еще одиннадцати не исполнилось. Не в церковь даже - в собор, стоявший
    в своем бело-голубом великолепии над спуском к Днепру, напротив самого
    большого в Смоленске книжного магазина. Магазин размещался в красивом
    старинном здании, чудом уцелевшем во время войны, но по сравнению с
    собором оно казалось небольшим и скромным. Собор взмывал ввысь, и над
    его покатой кровлей сверкали усыпанные золотыми звездами синие купола,
    точеные из темного дерева двери были массивны и в то же время изящны,
    высоко на стенах тянулся мозаичный фриз с ликами святых и ангелов,
    узкие закругленные окна напоминали бойницы в рыцарском замке. Они с
    мамой шагнули внутрь, купили свечки, зажгли их перед какой-то иконой,
    и мама сказала: вспомни отца и помолись о нем. Но как молиться Ксения
    не знала да и отца почти не помнила, и потому, раскрыв в изумлении рот,
    глазела на церковное убранство, на чудные потолочные росписи, на мелко
    крестившихся старушек и двух попов в длинных рясах, что-то делавших у
    дальней стены, сплошь заставленной иконами.
           Прежде мать ее в храм не водила, боялась - воспитательницу
    детского сада могли и с работы погнать за посещение неподобающих мест.
    Впрочем, мама богомольной не была и ставила свечки три раза в год, в
    день рождения отца, в день его гибели и в день его святого Михаила.
    Отец у Ксении трудился водителем-дальнобойщиком, неплохо зарабатывал,
    но пил, и страсть к бутылке его подвела: где-то в Сибири, зимой, принял
    сто грамм для согрева и слетел с обледеневшей дороги. Вез в Красноярск
    тяжелые контейнеры со смоленского завода "Кентавр", они его и раздавили,
    и отца, и дядю Витю, его напарника. Но для одиннадцатилетней Ксюши это
    случилось так давно, что горя она не испытывала и не всегда могла
    показать на снимках из семейных альбомов кто тут ее папа.
           После, сделавшись постарше, сама забегала в храм, когда там
    не было служения, но не молилась, не каялась в детских своих грехах, а
    глядела на многоцветные картины, на золоченый алтарь, на пол из гладкой
    каменной плитки, любовалась этим и соображала: вот бы здесь станцевать!
    Конечно, не испанский танец и не аргентинский, а что-нибудь медленное,
    торжественное, вроде старинного менуэта... Еще думала: жаль, что в
    православной церкви лишь поют, а не танцуют, как у индийцев...
           Молиться она научилась в Ата-Армуте. Когда человек молод,
    красив, здоров, свободен и счастлив, у бога вроде нечего просить и
    жаловаться тоже не на что. К Господу приходят в беде, приходят больные,
    убогие, увечные, приходят те, кто потерял надежду на человеческую доброту
    и справедливость. Рабы приходят и рабыни, уставшие надеяться, и потому
    родилась вера в далеком-предалеком прошлом как вера обиженных и униженных,
    нищих и рабов. Ксения о том не знала, не учили такому в советской школе,
    но повторила этот путь.
           В церковь, однако, она не ходила. Во-первых, это Кериму 
    могло не понравиться, а во-вторых, где они, церкви, в Ата-Армуте?
    Где-то, наверное, есть, но жизнь Ксении текла вне этих сфер, между
    барами и ресторанами, гостиничными номерами и чужими квартирами, куда
    ее отправляли по вызову. Да и нужны ли поп и церковь, чтобы молиться?
    Тем более, что в самой молитве грех...
           Молилась она о том, чтобы клиенты попались не слишком
    противные, чтобы не мучили и рассчитались по-честному, и чтобы Керим,
    змея подколодная, остался доволен и ее не бил. А если уж бил, то не
    очень сильно.
    
    ----------------------------------------------------------------------
    
             *) Хакпур - сын праха (тюркск.).
            **) Бейбарс - могучий тигр (тюркск.).
           ***) Хель - преисподняя, ад в скандинавской мифологии.
          ****) Мин - я (тюркск.)
         *****) Ерт - двор (тюркск.).
        ******) Чуян - чугунная башка (тюркск.).
       *******) СКС-45 - карабин с магазином на десять патронов, калибром
    7,62 мм, разработанный в 1944 г. и принятый на вооружение в 1949 г.
      ********) РПГ-7 - гранатомет калибра 40 мм., калибр гранаты - 85,7 мм.
     *********) Анар - гранат, Алале - тюльпан, Афсунгар - чарующая (персид.).
    
    
                                    Говорят, что здесь бывала
                                    Королева из Непала
                                    И какой-то крупный лорд из Эдинбурга,
                                    И отсюда много ближе
                                    До Берлина и Парижа,
                                    Чем из даже самого Санкт-Петербурга.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
    
                       Глава 6. Ата-Армут, 10 мая, вторая
                                  половина дня
    
           До города доехали быстро и без приключений, через Кизыл,
    по главной дороге. Решив отдохнуть перед пресс-конференцией, Каргин
    поднялся в номер, вытащил в лоджию кресло, сел и начал разглядывать
    с высоты Ата-Армут и синевшие на юге горы. Горы уже не казались чужими
    - все-таки попутешествовал он в них сегодня, на озеро полюбовался, на
    скалу Ак-Пчак и луга Бахор и встретился с местным населением. Двоих
    пощадил, троих угробил при содействии Перфильева... Неприятный эпизод,
    конечно, зато и другие встречи были, с людьми весьма достойными и даже
    героическими. Взять того же Нияза Бикташева, орденоносца! Орден Славы,
    орден Ленина, два Красных Знамени, Звезда... Сам Каргин похвастать
    орденом не мог, хотя медали имелись - за ранение в Никарагуа, за Кувейт
    и югославскую операцию. А в Легионе отличия его и вовсе обходили, ибо
    полковник Дювалье, командовавший их бригадой, полагал: если жив и цел
    легионер, то это лучше медали и ордена, а если убит, то и награды ему 
    не нужны.
           С двенадцатого этажа город был как на ладони: президентский
    дворец и Диван-ханэ на площади Независимости, здание Законодательного
    Курултая на площади Евразии, роскошные дома на Рустам-авеню, рестораны,
    отели и бары, рынки и мечети, три вокзала, два стадиона, южные кварталы
    новостроек и заводской район на севере. Большой город, красивый... Вокруг
    - горы и степи, за горами - Персия, за степями - бывшие братские народы,
    слева - Каспий, справа - Амударья... А между ними - Туран, сердце Азии!
           Большая страна, богатая, щедрая. Нефть и залежи медно-никелевых
    руд, хлопок и фруктовые сады, виноград и рыбные промыслы, шелк и отары
    овец, мрамор и поделочный камень, яшма, родонит, нефрит... Плюс аргамаки
    знаменитой туранской породы, плюс целебные источники с курортами, плюс
    народные промыслы - ковроткачество, резьба по дереву и камню, изделия
    из кожи. Плюс природные красоты и всевозможные древности, что так влекут
    туристов - памятники ахеменидских времен, развалины городов, основанных
    Александром Македонским, могилы монгольских ханов, мечети и цитадели,
    которые строил еще хромой Тимур. Исторически и этнически Туран был связан
    с Персией, но и другие державы имели в нем интерес: тут проходил Великий
    Шелковый Путь из Китая, и самая короткая дорога из России в Индию тоже
    вела через Туран. Эта страна, лежавшая на перекрестке всех евразийских
    путей, часто воевала и подвергалась нашествиям то с юга, то с севера или
    с востока, но никогда не была униженной и покоренной до конца: приходил
    срок, и тут с равным успехом громили македонские фаланги, монгольскую
    конницу и персидских кизылбашей. За три тысячелетия Туран доказал, что
    взять его силой невозможно, однако, вступив в двадцатый век, сделавший
    планету маленькой, а все расстояния - близкими, Туран согласился не
    воевать, а породниться с соседями. Став частью огромной империи, он
    принял славян и узбеков, казахов и корейцев, татар и уйгуров, кавказцев,
    немцев, евреев и прибалтов, принял их и стал страной вполне современной,
    с аэропортами и железными дорогами, с заводами и рудниками, школами,
    театрами, музеями и остальными признаками цивилизации. Кое-что, само
    собой, не поощрялось - скажем, отправление культа и всякое внепартийное
    инакомыслие, зато была своя Академия Наук, женщины не носили паранджу,
    и басмачей в горах повыбили.
           Однако эти времена расцвета, пусть ограниченного и относительного,
    канули в прошлое. Став независимой державой, Туран как будто покатился в
    древность, к эпохе ханов, беков и эмиров, коим цивилизация не чужда лишь 
    по той причине, что придуманы ею всякие удобства и множество способов, как 
    удержаться у власти. Главные были такими: во-первых - политика, во-вторых 
    - деньги, в-третьих - танки. Все это было в руках Курбанова, секретаря ЦК 
    компартии республики, хитрого лиса; и Саид Саидович, слегка открестившись 
    от коммунистов и чуть подвинувшись к исламистам, стал по названию 
    президентом, а по сути - ханом Среднеазиатской Республики Туран.
           И была обещана Турану эпоха невиданного процветания, когда все
    флаги будут в гости к нам - но, предпочтительно, заокеанские.
           Первым делом Саид Саидович вернул народу национальную гордость
    и достоинство, слегка ущемленные в коммунистические времена. На этом пути
    были переименованы города и веси, улицы и площади, затем восстановлено
    двести семнадцать мечетей, построено двадцать шесть президентских дворцов
    и всюду развешаны изображения туран-баши либо воздвигнуты статуи, чтобы
    утвердить в сознаниии масс кто есть Отец и Благодетель Народа. Кроме того
    Законодательное Собрание стало Курултаем, Совет Министров - Диван-ханэ,
    и члены их удостоились благородного эмирского титула, как заведено в
    цивилизованной Британии, где есть Палата Лордов, и где королева дарит
    выдающимся особам рыцарские шпоры. Затем прижали всяких инородцев,
    осуществили реформу воинских званий, судей превратили в кази, стражей
    порядка - в феррашей, врачей - в табибов, ввели национальную валюту
    таньга, указы президента стали называть фирманами, а знамя заменили
    бунчуком. Как во всякой уважающей себя стране учредили ордена: высший
    Президентский, орден Искандера для военных, орден Лапа Барса с подвесками
    и без, Звезду Эмира с виноградными листьями, орден Жемчужина Мудрости и
    Почетную Цепь. Далее туран-баша рассмотрел проект о национальном алфавите,
    предлагавший отказаться от кириллицы, пренебречь латиницей и перейти на
    арабское либо уйгурское письмо. Проект не отвергли, но отложили в долгий
    ящик, поскольку сам туран-баша владел лишь русским и туранским, и к тому
    же, говоря по чести, на туранском изъяснялся с большим напряжением. Зато
    другой проект, не столь известный и даже в некотором смысле тайный, был
    принят и реализован незамедлительно: всюду, где удавалось, в Диване и в
    корпусе эмиров-депутатов, на должности градоначальников и высших армейских
    чинов, в сферах свободного предпринимательства, культуры и науки были
    расставлены друзья и родичи туран-баши.
           Вследствие этих перемен в Туране, растившем прежде хлопок,
    фрукты и овец, теперь росла когорта лихоимцев, лизоблюдов и бандитов.
    Издревле население страны включало клан людей воинственных и массу
    трудолюбивых: первые правили и грабили, вторые их кормили. Но с
    воцарением туран-баши баланс сил изменился, нарушенный третьим классом
    граждан с ярко выраженной евразийской ментальностью, сущность которой
    была такова: не работать, но жить богато. Друзья и родичи Курбанова,
    конечно, воровали, коррупция вздымалась словно на дрожжах, слой евразийцев
    ширился и стал, в конечном счете, надежной и преданной опорой президента.
    Народ, как обычно, безмолвствовал и реагировал на новые веяния не словом,
    но делом: инородцы утекали за рубеж, а местный этнос, коему деваться было
    некуда, шел в бандиты или тихо копошился на земле, разбойничал или возил
    в Россию курагу и груши, а заодно наркотики.
           В силу указанных причин "все флаги" в Среднеазиатскую
    Республику отнюдь не спешили. Конечно, посольства великих держав здесь
    имелись, были также иностранные разведчики, сидела в корпунктах пара
    дюжин щелкоперов из газет Парижа, Нью-Йорка, Анкары, Пекина и Лондона,
    и вся эта шатия-братия принюхивалась к туранской нефти, туранской икре,
    туранской меди и никелю. Но только принюхивалась и не более; крупные
    политики, бизнесмены и финансисты, сильные мира сего, Туран вниманием
    не баловали и никаких активных телодвижений в сторону Ата-Армута не
    совершали. Даже российские власти, сколачивая СНГ и призывая крепить
    единство на постсоветском пространстве, звали к себе в Москву, а в
    Армут посылали третьего секретаря двенадцатого подотдела президентской
    администрации. Кроме него Армут посетил средней руки китаец, глава
    Синьцзян-Уйгурского автономного округа, наследная принцесса с острова
    Нукуноно и британский лорд, член Европарламента, обеспокоенный правами
    малых наций. Лорд желал осмотреть чеченские лагеря близ Каспия и
    убедиться, что дети и женщины в них не голодают, однако показательный
    лагерь с голодными детьми и женщинами устроить не успели, и миссию
    лорда спустили на тормозах. Он уехал очень недовольный. Туран-баша был
    тоже недоволен, ибо рассчитывал на безвозмездную помощь от европейских
    стран.
           "Прав Мэлори - дыра, - размышлял Каргин, сидя в кресле и
    любуясь городом. - Теплая, красивая, изобильная дыра на обочине мировой
    политики и экономики... Должно быть, здесь это кое-кто понимает и думает,
    как бы внимание привлечь. Прославиться, в общем! Слава, впрочем, уже есть:
    был Великий Шелковый Путь, а сделался Большой Героинной Дорогой... Но не
    того разряда слава, гнусная известность, мерзкая! А вот ежели "Шмелей"
    поставить на поток и торговать ими - ну, хотя бы в третьих странах - это
    уже кое-что. Капиталы потекут от тех же пакистанцев и арабов, большие
    люди заявятся, мошной трясти начнут, чтобы перекупить лицензию... А то,
    что краденое российское, им до лампочки!"
           Он встал, облокотился на перила и бросил взгляд вниз.
    Четверть пятого, гости уже съезжаются, толпятся у подъезда... И много,
    черт побери! Кто-то солидный, на иномарке - кажется, на "БМВ", который
    лишь эмирам полагается... Два фургона телевизионщиков - вон, аппаратуру
    выгружают... Микроавтобусы, машины помельче и поскромней, на крышах и
    капотах - названия изданий: "Нью-Йорк Геральд", лондонская "Таймс", что-то
    на французском, но мелковато, не разглядеть, еще китайские иероглифы,
    турецкая вязь, "Известия" и "Аргументы и факты" - эти из Москвы... Ну и,
    конечно, местные: "Туран ватан", еженедельник коммунистов, "Туран гази",
    исламское издание, евразийский "Туран бишр" *) и даже "Гарем", журнал
    сугубо для мужчин... "Этим-то что здесь надо?" - с недоумением подумал
    Каргин, потом вспомнил про банкет, кивнул и отправился в спальню,
    переодеваться.
           Надел сорочку, светло-серый деловой костюм от Кардена, обул
    башмаки, повязал галстук, прицепил к нему булавку с бриллиантом в пять
    карат, свадебный дар Мэлори, поглядел в зеркало, прищурился и остался
    собой доволен. Кольнуло, правда, воспоминание о Бобе Паркере, племяннике
    старого Халлорана, погибшем на Иннисфри; в этой роскошной сбруе он был
    похож на Боба, чему не приходилось удивляться - все-таки родичи. И оба
    - президенты ХАК, один прошлый, другой настоящий, а значит, приходится
    соответствовать... Как поучал майор Толпыго: сапоги и бляхи должны
    сиять!
           В дверь осторожно постучали.
           - Входите! - крикнул Каргин и щелкнул по лацкану, сбивая
    пылинку.
           Вошел Сергеев, изобразил лицом восторг при виде нарядного
    босса, затем сухо промолвил:
           - Утром вы уехали, Алексей Николаевич, не смог доложиться.
    А у нас, однако, новости.
           Каргин резко повернулся к нему.
           - Слушаю.
           - Официанта разыскали, который нашим в "Достыке" подавал. Не
    буду говорить, во что его адрес обошелся, но все же разыскали... Некий
    Фазли Юмашев, возраст - тридцать два, одинокий, живет на улице Гюзель
    тридцать четыре, в собственном домике, и третий день за порог ни ногой.
    Болен! В спину вступило или ниже... В общем, немного надорвался, таская
    подносы.
           Глазки Сергеева вдруг заблестели, рот приоткрылся. Сейчас он
    походил на гончую, взявшую след.
           - Дальше! - велел Каргин.
           - Приехали к нему часиков в пять, расспрашивать стали, однако
    Юмашев ничего существенного не сообщил и даже деньгами не соблазнился. Но
    выглядел напуганным. Страх, Алексей Николаевич, такое состояние, которое
    я безошибочно различаю, так как лицезрел его долгие годы у всевозможных
    персон... Так что мы дождались ночного времени, влезли к Юмашеву в дом,
    и Балабин с ним немного поработал. Теперь Юмашев утверждает, что русских
    было не двое, а трое. Сначала наши пришли, затем, минут через десять, к
    ним подсел какой-то тип, явно знакомец Барышникова - чуть обниматься не
    принялись. Посидел немного, рюмку выпил, поел, поговорили, затем ушел.
    Наши оставались до восьми, ели, почти не пили и что-то обсуждали, но
    тихо.
           - Почти не пили - это как? - спросил Каргин.
           - На троих взяли двести коньяка, а потом, когда третий
    удалился, спросили коктейли с сухим мартини. Юмашев их из бара принес
    и сильно был взволнован, когда о коктейлях речь зашла. Ну, я велел
    Балабину снова его полечить... Тогда ситуация прояснилась: в баре у
    них трудится Зульфия Салихова, красотка хоть куда, и всем известно,
    что эта барышня чей-то осведомитель. Чей конкретно, Юмашев не знает,
    надо спрашивать у хозяина, но к советам Зульфии прислушиваются все. На
    этот раз она ему посоветовала исчезнуть и пару недель глаз не мозолить.
    Что Юмашев и сделал.
           Каргин, нахмурившись, уставился в пол.
           - Гальперин говорил мне, что Николаю Николаевичу звонили, как
    раз перед тем, как он в "Достык" собрался. Вы это знаете?
           - Разумеется, я ведь каждого опросил. Дальше складываем два
    и два и получаем, что некий знакомец Барышникова назначил встречу в
    "Достыке", и была та встреча опасной и сугубо деловой. Деловой - потому
    что краткой, хоть повстречались старые приятели, а опасной... Ну, сами
    понимаете, он ведь недаром с собой Прохорова взял.
           - Отличный вы специалист, подполковник Сергеев, - одобрительно
    сказал Каргин. Потом, вспомнив о тайнах Халлоранов и своих мытарствах
    на Иннисфри, добавил: - Прежде мне такого человека очень не хватало.
    Пожалуй, я вам оклад удвою, если найдете нашу пропажу.
           Сергеев скромно потупил глазки.
           - С моей стороны возражений нет, однако к делу, к делу...
    Теперь мы имеем возможность продолжить следствие по двум линиям: приятель
    Барышникова и очаровательная барменша Зульфия. Приятель намного важнее,
    и я постараюсь его отыскать, тем более, что словесный портрет получен,
    выбили из Юмашева во всех деталях и подробностях. А барменша...  Мне не
    разорваться, Алексей Николаевич. Или отложим на день-другой, или пошлем
    кого-нибудь красивого и молодого, чтобы вступил в контакт и попытался
    обольстить. Славу или Дмитрия... лохи, конечно, но вдруг узнают что-то
    полезное.
           - Сосредоточьтесь на приятеле, - распорядился Каргин, - и берите
    в помощь всех, кто вам понадобится. Ну и, конечно, деньги... А барменшей
    я сам займусь. Я ведь тоже красив и молод.
           - Без сомнения, - сказал Сергеев, внезапно ухмыльнувшись.
    - И вы не лох.
           - Это лесть или логическое умозаключение?
           - Второе, шеф. Прорваться из русских капитанов спецназа в
    американские миллиардеры... Это, извините, не для веников!
           - Улыбка судьбы, - пояснил Каргин. - Кстати, о миллиардах...
    Вы, помнится, говорили, что в сейфе у нас триста шестьдесят две тысячи?
           - Уже тысяч на сорок поменьше, - откликнулся Сергеев. - Аренда
    конференц-зала, проектор, купленный Гальпериным, мои вчерашние расходы
    и остальное-прочее - один банкет на тридцать тысяч... Да, не меньше
    сорока штук ушло.
           - Откройте сейф и выдайте Балабину двести тысяч. Пусть со своими
    ребятами снимет банковские обертки, перемешает купюры, помнет, свалит их
    в какую-нибудь большую, но легкую емкость, и доставит в конференц-зал к
    восемнадцати тридцати.
           Сергеев даже глазом не моргнул.
           - Детский надувной бассейн в качестве емкости подойдет?
           - Вполне.
           - Могу быть свободным?
           - Да, подполковник.
           Дверь за Сергеевым закрылась. Каргин прошелся по комнате,
    впол-голоса декламируя: "Продемонстрируйте, что вы богаты, и миллион
    для вас - тьфу... Продайте персам орудия..." Затем взглянул на часы,
    покинул номер и двинулся к лифту - с таким расчетом, чтобы появиться
    в зале ровно в семнадцать ноль-ноль.
           Можно было бы не спешить, ведь боссы не опаздывают, а
    задерживаются. С другой стороны, точность - вежливость королей. Каргин
    к монархистам не относился, но это правило больше ему импонировало.
    
                                 * * *
    
           Зал был полон. Должно быть, здесь собралось не меньше сотни
    корреспондентов, журналистов, ведущих теле- и радиопрограмм, а при
    них - еще столько же помощников, ассистентов и прихлебателей, жаждущих
    проникнуть из этого зала в другой, где накрывали на столы, где громыхала
    посуда и соблазнительно позванивали хрустальные рюмки. Труженики пера
    сидели плотными рядами, поджимая друг друга, а слева и справа от них, в
    проходах, громоздились прожекторы и телекамеры, толпились операторы и
    режиссеры, змеились по полу черные кабели и слышалась ругань на десяти
    языках. В торце зала, на подиуме, за длинным столом расположились Генри
    Флинт, щеголявший в белоснежном костюме, Влад Перфильев, переводчик
    Максим Кань и юрист Рогов, которому предстояло вести собрание. На стене
    за их спинами висел огромный экран, а у отдельного деска с проектором и
    компьютером стоял в полной боевой готовности Гальперин.
           Каргин прошел к столу через боковую дверь, остановился, дав
    возможность запечатлеть себя фото- и телекорреспондентам, затем сделал
    публике ручкой и сел посередине. Разноязыкий гомон постепенно стихал,
    вспышки блицев сделались редкими, но в зале ощутимо попахивало скандалом.
    Журналисты переглядывались, пересмеивались, а те, что потемпераментней,
    делали странные жесты, изображая что-то непотребное - может быть, кукиш
    по-турецки, а может, как принято у французов, рога против нечистой силы.
    Центром этого оживления являлся щекастый белобрысый субъект с
    носом-пуговкой, в гавайской рубашке и с сигарой в зубах.
           - Кто такой? - спросил Каргин, косясь на белобрысого.
           - Бак Флетчер из "Вашингтон пост", - шепотом ответил Рогов.
    - Говорят, та еще язва!
           Затем юрист наклонился к микрофону и произнес:
           - Дамы и господа, мы начинаем пресс-конференцию мистера Алекса
    Керка, президента "Халлоран Арминг Корпорейшн", прибывшего вчера в
    Ата-Армут. Прежде всего я собираюсь проинформировать вас, что данная
    корпорация представляет в Туране не только собственные интересы, но
    также, согласно договору между ХАК и "Росвооружением", уполномочена...
           Он говорил ровным уверенным голосом, округлыми фразами, как и
    положено опытному юридическому поверенному, и Каргин, убедившись, что
    шепоток в зале стих окончательно, уже не прислушивался к словам юриста.
    Рядом с ним сидели Перфильев и Флинт, и их профессиональная беседа на
    корявом английском и столь же корявом русском была куда интереснее. Флинт
    пояснял Владу, как тренируют морпехов в Штатах: ползешь, мол, на карачках
    по грязи со стофунтовым снаряжением, а по пятам сержант, орет и башмаками
    в задницу пинает. Перфильев с усмешкой возражал, что это мелочи, и что в
    российской армии пинок по мягкой части есть мера поощрения, а если нужно
    наказать всерьез, то бьют по яйцам. Флинт, усмехаясь в свою очередь,
    любопытствовал: а не ведет ли этот варварский обычай к падению рождаемости?
    Ведь в мирное время первая задача солдата - воспроизводство населения.
           - ...на этом я кончаю свою вступительную речь и передаю слово
    мистеру Алексу Керку, - услышал Каргин.
           Он поднялся, поманил к себе Каня и начал говорить - разумеется,
    на английском, неторопливо, давая возможность Максу сделать двойной
    перевод, на русский и на туранский. Каргин не был мастером публичных
    выступлений, однако речи держать ему приходилось, и перед строем солдат,
    которые через мгновение пойдут в атаку, и перед лицами начальствующими,
    коим полагалось докладывать ясно, кратко и четко. Так он сейчас и говорил,
    хотя это выступление было смесью фантастики пополам с издевкой и сильно
    отличалось от прежних.
           Речь шла о грушевом компоте, нефтепроводе по дну Каспия,
    производстве биотуалетов для войск НАТО, пряжек и пуговиц из туранской
    меди, каракулевых генеральских папах и тому подобных прожектах, коими
    ХАК собиралась осчастливить Среднеазиатскую Республику в самом скором
    времени. Перечислив все это, Каргин сделал паузу, и тут же, не дожидаясь
    перевода последних фраз, поднялся спецкор журнала "Гарем".
           - Вопрос, ага президент. Переведите! - он помахал рукой Максиму.
           - Без перевод. Мой русски понимать, - сообщил Каргин. -
    Понимать о'кей, только говорить диффикулт. Ю... как это на русски?..
    ю болтать свой вопрос.
           - Не столько вопрос, сколько предложение, ага. Может быть, вы
    разобьете плантации каучуконосов в предгорьях Копетдага и построите
    фабрику по выпуску армейских презервативов и фаллоимитаторов?
           - Бриллиант айдиа! - воскликнул Каргин. - Почему нет?
           Теперь загомонили в разных концах зала, там, где сидели
    турки, китайцы, французы и, кажется, исламисты из "Туран гази". Но всех
    перекричала дама с пронзительным голосом, напоминавшим скрип несмазанных
    колес арбы:
           - Гульбахар Ибрагимказиева, "Туран бишр"... Вы что себе
    позволяете, так называемый ага президент? Смеетесь над нами? Вы...
           - Не смеяться, мисс бишр, абсолютли не смеяться. Как можно?
    Вери серьезен есть. Мой утверждать: где проявиться наша корпорейшн,
    там быть джайнт бизнес. Огромный! - Каргин широко развел руки в стороны,
    чтобы уточнить размеры бизнеса, потом уставился на Бака Флетчера из
    "Вашингтон Пост". Тот ерзал, вертелся и подскакивал - видно, не терпелось
    белобрысому принять участие в дискуссии, да местные не давали слово
    вставить.
           Вскочил корреспондент "Туран гази".
           - Вы полагаете, что наше руководство позволит вам резвиться в
    Туране со всеми этими компотами, пряжками и папахами? Думаете, у вас в
    Америке все умники, а здесь дикари и идиоты? Ошибаетесь, ага! У нас тоже
    есть национальная гордость, и наш туран-баша...
           Каргин выпрямился, расправил плечи и приложил ладонь к сердцу.
           - Мы относиться до туран-баша как грэйт лидер на планете,
    биггест государственный деятель, патриот свой кантри! Мой уверен: ХАК
    договориться с президент Курбанов. Мы готовимся... как это?.. о, йес
    - почтить! Да, почтить президент еще одним проектом. Вери бьютифул
    проект! Прошу тише, ледиз энд джентльменз, тише! Жаль, мой не знать
    турански, но мой сейчас сказать на русски!
           Зал замер - на кого-то шикнули, кого-то успокоили тычком
    под ребра, кто-то сник под грозным взглядом Перфильева.
           - Над Ата-Армут - горы, а в горах - чудный лэйк... то-есть
    озеро энд источник, - сообщил Каргин, приятно улыбаясь журналистам.
    - Раньше быть санаторий и все о'кей, нау - насинг... ничего хорошего.
    Мы строить там отель, мени отель, вкладывать мени инвестиций, вери
    мени мани в девелопмент... в развитие... Но главный айдиа - стоун!
    Большой скала Ак-Пчак у самого лэйк. Мы нанимать бест скульптор энд
    ученый, скульптор делать из Ак-Пчак джайнт монумент великий туран-баша.
    Ученый делать надпись: Отец Народа, сохранить тебя аллах! Делать мени
    надпись, на всех язык, какие есть, начиная с самый древний, египетский, 
    с помощью иероглиф.
           При гробовом молчании зала поднялся журналист "Аргументов и
    фактов".
           - Вы это серьезно, мистер Керк?
           - Абсолютли. Мы уже нанять один такой ученый, бест египетский
    спешиалист из юнивесити оф Санкт-Петербург. - Каргин дернул за рукав
    стоявшего рядом Каня, и прошептал: - Кого мы там наняли? Ну, живо!
           - Лучший - Андрей Георгиевич Сущевский, доцент с кафедры
    восточных языков, египтолог, - прошептал Максим, бледнея. - Я у него
    учился.
           - Мой переводчик подсказать: мы нанимать профессор Андре
    Сущевский, - уточнил Каргин. - Хотите проверить? Плиз, есть телефон!
    Профессор трудиться интенсивно, осталось сделать перевод на иероглиф
    последний слово: аллах на древний египетский.
           Журналист "Аргументов и фактов" покрутил пальцем у виска и
    сел. Зато тут же поднялся Бак Флетчер. Его щекастое лицо порозовело
    и походило сейчас на попку любовно отшлепанного младенца.
           - Мой дорогой мистер Керк! Мы, разумеется, съедим и выпьем
    все, что вы нам приготовили... - Флетчер выдержал многозначительную
    паузу и кивнул на двери, - в том, банкетном зале, а не в этом. От пищи,
    поднесенной здесь, сводит челюсти. Боюсь, что нам ее не прожевать, а
    если кто-то прожует и съест, то кроме поноса на четверть газетной полосы
    ждать вам нечего. Вы совершенно серьезно утверждаете, что...
           - Я все утверждаю серьезно! - повысив голос и перейдя на
    английский, произнес Каргин. - Повторяю: ХАК пришла сюда, чтобы делать
    бизнес, а мы свое дело знаем! Может быть, вам неизвестно, что такое ХАК,
    мистер Флетчер? Сейчас покажем! - Он повелительно кивнул Гальперину, и
    тот, склонившись над компьютером, запустил рекламную дискету. На экране
    появился герб корпорации: белоголовый орлан, сжимающий в когтистых лапах
    револьверы, и надпись: "Кольт создал Соединенные Штаты".
           - Я в курсе, что такое "Халлоран Арминг Корпорейшн"! -
    выкрикнул Флетчер, размахивая сигарой. - Не стоит ломать комедию, Керк!
    Ставлю таньга против сотни баксов, что знаю об этом получше вас!
           - Вы в курсе, но другие, возможно, нет, - парировал Каргин.
    - Им полезно увидеть своими глазами достижения моей корпорации. Мистер
    Флинт, напомните, какой у нас годовой оборот?
           - Шесть миллиардов долларов, сэр! - рявкнул Флинт. - Мы
    производим все, от сапог, пуговиц и сержантских нашивок до "Стеллсов" и
    термоядерных бомб! В том числе - компот и презервативы для наших славных
    воинов.
           На экране возник Халлоран-таун, штаб-квартира корпорации под
    Сан-Франциско: зеленоватые административные корпуса, похожие на огромные
    аквариумы, поселок с прятавшимися в тени деревьев виллами, а над ним
    - высокое изящное здание в испанском стиле, президентская резиденция
    "Эстада". Вслед за этими картинами явились широкие приземистые ангары 
    и демонстрационный полигон; ворота в крайнем строении распахнулись, и 
    из них нескончаемой чередой начали выезжать танки. Новые кадры: завод 
    в Иллинойсе, завод в Огайо, завод в Канаде, верфи в Мексике и Австралии,
    фабрика взрывчатых веществ в Японии, авиастроительные предприятия...
           - Мы сотрудничаем со многими международными компаниями, -
    пояснил Каргин. - "Боинг", "Кольтс индастриз", "Сумимото Арсенал"...
    Собственно, они принадлежат нам, в одних случаях на треть или на
    четверть, а в других - практически полностью.
           Максим перевел. Впрочем, большинству журналистов английский
    был понятен.
           Вспыхнули новые кадры: угловатый авианосец с истребителями на
    взлетной палубе, атомная субмарина, танковый батальон в африканской
    саванне, вертолеты над джунглями, исторгающие напалм, снова вертолеты
    - с командой десантников в зеленых беретах, боевые пловцы, буксирующие
    мину, звено бомбардировщиков, лица солдат, европейцев, африканцев,
    азиатов, под касками всех форм и размеров.
           - Мы вооружаем армии пятидесяти семи стран, - прокомментировал
    Каргин. - Разумеется, в первую очередь военные силы США и Европейского
    Содружества, куда, как мы надеемся, вступит и Россия. Для этих партнеров
    и союзников готовятся новые разработки, интеллектуальные боевые системы
    и высокоточное оружие. Вот, например...
           Черная тень "Стеллса" промелькнула на экране, затем появился
    солдат-пехотинец в сверкающей броне, вспыхнула холодным голубым разрывом
    фризерная бомба, на фоне космической тьмы возник силуэт спутника с
    торчавшими тут и там ракетными боеголовками, сверкнул угловатый корпус
    "Шаттла", взмывшего с мыса Канаверал. Последним, как бы случайно, был
    показан экраноплан-истребитель "Шмель", подмонтированный Гальпериным
    к рекламному фильму. Его изображение появилось на пару секунд - машина
    стремительно промчалась над морской поверхностью, выскочила на берег и
    сшибла ракетой радарную установку на ближнем холме.
           "Клюнут или нет? - подумал Каргин. - И кто клюнет? Кто в этом
    зале не газетчик, не штемп с телевидения, а человек из иных сфер?" Такой,
    вероятно, здесь имелся - ведь кто-то же приехал на "БМВ", дозволенном
    лишь высоким чиновникам!
           Демонстрация закончилась, и тут же, отшвырнув сигару, резво
    поднялся Бак Флетчер.
           - Не знаю, как к вам попала эта рекламная кассета... впрочем,
    в наши времена хакеры что угодно украдут и скопируют. Не знаю, вы где
    раздобыли черного с бруклинским акцентом... Не знаю, но постараюсь
    выяснить! А сейчас... Сейчас я сделаю важное заявление! - Он вскочил
    на стул и вскинул руки вверх. Зал ответил возбужденным гулом.
           - Черным тебя обзывает, - сказал Перфильев Флинту. - Оскорбляет,
    гад! - Он начал подниматься, одновременно поворачиваясь в Каргину. - Что
    скажешь, Леха? Успокоить этого фраеристого педрилу?
           - Ни в коем случае! - прошипел Каргин. - Если бы здесь не
    нашелся такой Бак Флетчер, пришлось бы его выдумывать или за деньги
    нанимать.
           - Ты это о чем?
           - О том, что он сейчас работает на нас. И совершенно бесплатно!
           Флетчер яростно размахивал руками над головой.
           - Слушайте, слушайте! Внимание! Сенсация! - Глотка у него
    была здоровая, да и акустика в зале не оставляла желать лучшего. - Я
    утверждаю, что эти люди - компания самозванцев и мошенников! - Белобрысый
    ткнул пальцем в сторону подиума. - В Штатах, да и во всем цивилизованном
    мире, известно, что Патрик Халлоран, владелец корпорации, трагически
    погиб в прошлом году, а вместе с ним был убит его наследник, президент
    "Халлоран Арминг Корпорейшн" Роберт Генри Паркер! Повторяю, это всем
    известно!
           - Разумеется, - подтвердил Каргин. - Но это случилось в прошлом
    году, а теперь у нас год нынешний, и мистер Флетчер слегка отстал от
    жизни. Теперь президента зовут Алекс Керк, и он перед вами.
           Рогов придвинул к себе микрофон.
           - Информирую всех, дамы и господа, что документы, подтверждающие
    полномочия мистера Керка, равным образом как и наши, а также договор
    между ХАК и "Росвооружением", переданы в ВОПиОБ, то есть в министерство
    Военной Промышленности и Обороны Турана. Их подлинность бесспорна. Что
    же касается заявления мистера Флетчера, то оно представляется мне, если
    забыть про дипломатический язык, просто гнусной болтовней.
           - Все ваши документы - подлог! - завопил белобрысый. - Уверен,
    их изготовили где-нибудь на границе между Украиной и Казахстаном! А
    потому - обмазать смолой и вывалять в перьях! **)
           Половина публики замерла в оцепении и страхе, другая половина
    повскакала с мест, готовясь бить и крушить. Рослая дама из "Туран бишр"
    размахивала увесистой, окованной латунью сумочкой, корреспондент "Гарема"
    тянул из штанов ремень с тяжелой бляхой, что-то возбужденно лопотали
    французы, а турецкий журналист с глазами, налитыми кровью, шарил у пояса
    - видно, искал ятаган. Только телеоператоры с невозмутимым видом двигали
    камеры туда-сюда, примериваясь, как лучше запечатлеть назревающую драку.
           Каргин склонился к микрофону.
           - Суд Линча отменяется, господа! - Он повторил это на русском,
    английском, французском и, для убедительности, на испанском. - Вспомните,
    вас ожидает банкет на тридцать тысяч долларов, коньяк, шампанское, икра...
    Скандалисты и бузотеры этого не попробуют.
           Напоминание о банкете слегка разрядило обстановку. Каргин,
    уже не ломая язык, продолжал на русском:
           - Через несколько минут вы получите все доказательства моей
    реальности как президента "Халлоран Арминг Корпорейшн". Отчасти я
    согласен с мистером Флетчером - наших бумаг вы не проверяли и можете
    усомниться в их подлинности. Но я представлю другие документы... ровно
    две тысячи документов, которые вы можете унести с собой и тщательно
    исследовать.
           - Какие именно? - осведомился Бак Флетчер, все еще не слезая
    со стула.
           - Те, которые имеют хождение среди людей богатых и отличают их
    от всякой гопоты, - сказал Каргин, уставившись на белобрысого. - Сядьте,
    сэр, и успокойтесь! Это  м о я  пресс-конференция, и я вижу, что в зале
    есть журналисты, желающие задать вопрос. Прошу вас, мистер...
           - Савельев, "Известия", Москва, - сообщил, поднимаясь,
    тучный пожилой мужчина в очках. - Хочу заметить, что не согласен с
    корреспондентом "Вашингтон Пост" и считаю, что мы наблюдаем не комедию,
    не клоунаду, а некое четко спланированное действо, цель и смысл которого
    пока ускользают от нашего понимания. Я бы выразился иначе - они непонятны
    большинству присутствующих, которых, как и Бака Флетчера, нельзя отнести
    к слишком проницательным умам. Я прав, мистер Керк?
           Наконец-то! Каргин, нежно улыбаясь журналисту "Известий",
    вздохнул с облегчением и решил, что не все тут кретины.
           Но вслух он сказал другое:
           - Вы правы, сударь. Я далек от того, чтобы подозревать Бака
    Флетчера в излишней проницательности.
           - Я имел ввиду не это, мистер Керк... Или совсем не Керк? Ваш
    русский за последние пять минут значительно улучшился... - Савельев
    погладил объемистый живот со свисавшим на него магнитофоном. - В фильме,
    показанном нам, в самых последних кадрах, промелькнула одна картинка,
    некий любопытный артефакт, вызвавший споры между Тураном и Россией. Не
    сомневаюсь, вы действительно сотрудник ХАК, и по справкам, наведенным
    мной в Москве, договор между вашей корпорацией и "Росвооружением" вовсе
    не относится к разряду газетных "уток". Вы явились сюда, чтобы поставить
    точку в споре, который я упомянул? А все остальное - дымовая завеса?
           "Ловок! - восхищенно подумал Каргин. - Вопрос задал, а так, что
    никому ничего не понятно. На прямой ответ не надеется, но за реакцией
    следит в четыре глаза!"
           Он притворился смущенным, махнул рукой Гальперину - мол,
    прячь скорее диск! - и, припомнив десяток слов на языке байя, сообщил
    Савельеву, что река Мбари ***) сильно обмелела, и охота на крокодилов
    будет, вероятно, удачной.
           - Простите, не понял! - произнес корреспондент, снова раскрыл
    рот, но в это мгновение в зале появился Балабин, а за ним - Дима и 
    Слава, тащившие накрытый скатертью детский резиновый бассейн.
           - Ставьте перед первым рядом, - распорядился Каргин, оглядывая
    возбужденную публику. - Вот сюда, сюда... и скатерть снимите... Дамы и
    господа, мои документы прибыли! Две тысячи стодолларовых купюр, ровно
    двести тысяч баксов, которые моя корпорация, желая поддержать свободную
    прессу, дарит вам! Этот дар лучшее доказательство нашего могущества и
    богатства, более веский, чем любые другие документы, а потому... - Он
    ни секунду смолк, потом махнул рукой: - Но к чему лишние речи? Налетай,
    братва!
           - Пятнадцать лет по федеральному законодательству! - тряся
    щеками, прохрипел Бак Флетчер. - Деньги-то фальшивые!
           - Не хотите, не берите, - усмехнулся Каргин. - Но подлинность
    ведь так легко проверить... в любом банке, в любом обменном пункте...
           Какой-то миг в зале царила ошеломленная тишина. Затем
    корреспондент "Гарема" отшвырнул с дороги даму из "Туран бишр", сбил
    наземь журналиста из "Аргументов и фактов", перепрыгнул через него,
    с хищным рычанием ринулся к бассейну и запустил обе пятерни в груду
    соблазнительных бумажек. За ним бросились исламисты, коммунисты и
    евразийцы, следом - турки и китайцы, телеоператоры и режиссеры, штат
    корпунктов "Таймс", "Вашингтон Пост" и "Нью-Йорк Геральд", ассистенты,
    помощники и прихлебатели. Над бассейном мгновенно взвился фонтан из
    вспорхнувших банкнотов; шурша и шелестя, они разлетались по залу, и
    в этом серо-зеленоватом облаке мелькали руки со скрюченными пальцами,
    шляпы, тюбетейки и перекошенные физиономии, да свистела, нанося меткие
    удары, сумка Гульбахар Ибрагимказиевой. Каргин продолжал говорить, и
    его усиленный микрофонами голос перекрывал крики, стоны, визг и алчные
    вопли.
           - Берите, дамы и господа, берите! Двести тысяч долларов для нас
    мелочь, примерно один процент от ежедневного оборота корпорации. Такую
    сумму мы зарабатываем каждые двенадцать минут, днем и ночью, в Африке,
    Азии, Европе и обеих Америках. Берите, хватайте! Это всего лишь наши
    представительские расходы... Мистер "Гарем"! Не стоит пихать доллары
    в рот, оставьте место для шашлыков и осетрины... А вы, господа из
    "Туран гази", вспомните, что аллах жадных не любит! И пропустите к
    кормушке мадам Гульбахар!
           - Надеюсь, босс, вы знаете, что делаете, - сказал Генри Флинт,
    провожая тоскливым взглядом каждую бумажку, исчезавшую в чужом кармане.
    - Я не то что бы против, однако...
           Перфильев толкнул его локтем в бок:
           - Не спорь с боссом, Гена, и не критикуй! Кто с начальством
    спорит, тому папаху не носить!
           Одна из сентенций майора Толпыго, который сам до полковничьей 
    папахи не дослужился, мелькнуло у Каргина в голове. Он глядел на схватку, 
    что развернулась у его ног, и думал о том, как просто выяснить сущность
    и характер человека. Поставь его перед грудой богатств и скажи: хватай,
    сколько хочешь! И все тайное, скрытое, тщательно спрятанное за манерами,
    воспитанием, образованием тут же сметет преграды и выплеснет мутной
    волной. Дед сказал бы: хочешь продать на миллиард, купи сенатора за
    сотню тысяч! Сенатора, политика, журналиста - все равно...
           Он испытал мгновенный всплеск удивления, подумав о Халлоране
    как о деде. Возможно, это означало новый этап в их отношениях? Проблеск
    родственной связи, той генетической преемственности, которая рождает
    сходные мысли и реакции у предков и потомков? Каргин не успел обдумать
    эту идею, как в зале послышался голос Савельева. Корреспондент "Известий",
    пиджак которого изрядно оттопырился, стоял у одного из микрофонов,
    разбросанных по залу.
           - Надеюсь, мы вас не разорили, мистер Керк?
           - Бог с вами, господин Савельев! В хранилище Первого 
    президентского у меня сумка лежит... не помню, сколько там, два 
    миллиона или три...
           Их краткий диалог прогрохотал в помещении, заставив очнутся
    публику, столпившуюся у бассейна.
           - Это ты зря признался, парень, - пробормотал Перфильев.
           - Думаю, не зря. - Наклонившись к микрофону, Каргин произнес: 
    - Вижу, наш подарок воспринят вами с энтузиазмом и, кажется, оценен и 
    поделен. Теперь вас ждут столы в банкетном зале, где тамадой будет мистер 
    Рогов, мой юридический поверенный. Позвольте также напомнить, что в холле 
    еще работает обменный пункт, и все желающие могут заняться проверкой 
    валюты. Вперед, гости дорогие! Халява плиз, господа!
           Толпа хлынула к выходу, а за ней - Флинт и Рогов в сопровождении
    переводчика. Ребята Балабина помогали Гальперину снимать экран, а сам
    прапорщик взялся за компьютер, чтобы перетащить его обратно в офис.
           - Пойдем и напьемся? - спросил Перфильев.
           - Нет. День уж больно суматошный, и я устал. Прогуляюсь с
    полчаса, и в номер.
           - Ну, как знаешь... А я пойду! - Влад поднялся, провожая
    пристальным взглядом спину Бака Флетчера. Карманы журналиста были полны,
    из левого даже свешивалась пара купюр.
           - Ты, Влад, его не очень, - предупредил Каргин. - Брехло ведь!
    Пустое брехло, и только!
           - Не могу стерпеть, когда у человека задница вместо лица,
    должен врезать, - отозвался Перфильев. - Неудержимый душевный порыв,
    Алексей.
            С этими словами он спрыгнул с подиума и устремился вслед
    за корреспондентом "Вашингтон пост". Пожав плечами, Каргин направился
    в холл, где три десятка гостей осаждали обменник, ускользнул от самых
    упорных, ринувшихся к нему с микрофонами, бормоча: "Ноу комментс, бойз
    энд герлз, ноу, и никаких гвоздей..." - и выскользнул на улицу.
           "БМВ" у подъезда отеля уже не было, зато появился роскошный 
    черный "ландкрузер". Полюбовавшись на него, Каргин направился по 
    Рустам-авеню к площади Независимости, поглядел на фонтаны, дворцы, 
    цветники и сборище из сотни фанатов и клакеров ****) перед резиденцией 
    Курбанова. Оттуда доносились выкрики, песни и слова молитв - народ, 
    ликуя, изливал на туран-башу свою безмерную любовь.
           Он повернул обратно, миновал Багдадскую улицу, где на углу
    стояло здание Первого президентского банка, затем Тегеранскую со Вторым
    президентским и департаментом финансов, Стамбульскую, где за прочными
    решетками и постами автоматчиков высилось министерство ВОПиОБ, прошел
    мимо отелей "Кизыл" и "Аул" и нескольких злачных местечек с экзотическими
    названиями - "Жайлау", "Копетдаг", "Демалыс", "Самал", пересек Бухарскую
    улицу, а за ней - Ташкентскую, занятую посольствами крупных и мелких
    держав, поглядел на вывески многочисленных баров, ресторанов-ханэ,
    бутиков и сувенирных лавок и, наконец, очутился на Самаркандской улице,
    около майдана Евразии и "Достыка". "Достык" оказался солидным заведением:
    пятнадцать зеркальных окошек по фасаду, в простенках - фрески наподобие
    персидских миниатюр, у входа - трое вышибал-швейцаров в чалмах и халатах,
    демонстративно подпоясанных черными поясами.
           Стемнело, и над городом раскатился протяжный вопль муэдзинов. 
    Яркие южные звезды стали загораться в небесах, с предгорий налетел 
    прохладных живительный ветерок, где-то журчала вода в невидимом арыке, 
    и доносился с проспекта тихий шелест шин. Девять вечера, детское время, 
    подумал Каргин, а на площадях и улицах почти безлюдно... Зато в ресторанах 
    и барах жизнь кипела и била ключом: виднелись за окнами нарядные женщины 
    с солидными упитанными спутниками, скользили меж столов, вздымая подносы, 
    официанты в бешметах и стройные полуголые официантки, шумные компании ели 
    и пили, то и дело разражаясь хохотом, в темных углах тискали девиц, нюхали 
    с бережно развернутых бумажек, или, сблизив головы, торговались, передвигая 
    с одной стороны стола на другую пухлые конверты. Еще, прогулявшись вдоль 
    фасада, Каргин разглядел отдельный кабинет, где с узкоглазым мужчиной, 
    похожим на японца, пировали трое местных, а перед ними выплясывала танец 
    живота светловолосая девушка, потом - обширный зал со стойкой бара; зал 
    был интимно полуосвещен, и потому разглядеть, кто смешивает коктейли и 
    разливает коньяк не представлялось возможным.
           - Входы, ага! - сказал один из швейцаров, безошибочно распознав
    в Каргине русского. - Входы, вэсэлыс! Всо ест: плов, водка, травка,
    дэвушки! Ай, какие дэвушки! - Он закатил глаза.
           - Денег нет, - ответил Каргин.
           - Нэт? Зачэм тада в Армут приэхал? К нам бэз дэнег не ездат!
           - Завтра приду. Товар привез, сдам его, получу деньги и приду.
           - Давай, давай, ага! Будэш доволен! - Швейцар стукнул себя кулаком
    в грудь. - Будэш, клянусь аллахом! Вахид тебе плохого нэ пасавэтует!
           Кивнув, Каргин не спеша отправился в гостиницу, проскользнул
    через двор, мимо дремавшего черного "ЗИМа", поднялся по лестнице на свой
    этаж, пожелал спокойной ночи Дмитрию, стоявшему на часах, вошел в номер,
    разделся и сел на кровать. Тяжело ему как-то сделалось, словно события
    этого дня, странствие в горы, схватка с бандитами, встречи со старым
    Ниязом и бравым полковником Азером, а больше всего - лицедейство на
    пресс-конференции - в общем, все это навалилось ему на душу, стиснуло
    тяжким грузом и хоть раздавить не смогло, но в зеленую тоску вогнало.
    Ласточке нужно позвонить, решил он, ласточке и родителям... Рука уже
    потянулась к трубке, но тут телефон очнулся сам и испустил пронзительную
    трель.
           - Кто? - мрачным тоном спросил Каргин.
           - Будьте добры, мистера Алекса Керка. - Говорили по-русски,
    но с заметным акцентом уроженца Средней Азии.
           - Керк аппарата. Слушаю.
           - С вами, ага, говорят из канцелярии министерства Военной
    Промышленности и Обороны. Минбаши Айвар Сабитов, адьютант сардара
    Таймазова, светлого эмира министра.
           - Я отдыхаю и деловых переговоров не веду, - отрезал Каргин.
    - Свяжитесь утром с моим офисом, с Роговым или Флинтом. Желаю спокойной
    ночи, минбаши.
           - Подождите, почтенный ага, не кладите трубку! - заторопился
    адьютант. - Я беспокою вас по поручению Чингиза Мамедовича. Светлый эмир
    министр приглашает вас к себе на чашку чая, и встреча будет не деловой,
    а личной - завтра, в любое удобное вам время. Только вас одного, без
    делегации.
           - Вы понимаете, с кем говорите, минбаши? - зловещим тоном
    вымолвил Каргин. - Я не имею привычки гулять в одиночестве, без своего
    секретаря, шофера и трех охранников.
           - Тысяча извинений, мистер Керк! Вы меня неправильно поняли -
    о техническом персонале речь не идет. Разумеется, вас могут сопровождать
    ваши люди, но чай со светлым эмиром министром вы будете пить наедине.
    Тет-а-тет! Когда вы желаете осчастливить нас своим посещением?
           - Ну, скажем, часика в четыре, - небрежно протянул Каргин. -
    Или лучше так: между четырьмя и пятью, но не позже шести. Светлого эмира,
    министра и сардара это устроит?
           - Вполне. Стамбульская улица, десять, мистер Керк. И пусть ваш
    путь будет усыпан розами.
           Положив трубку, Каргин довольно усмехнулся. Клюнуло! Кто там
    болтается на крючке пока неясно, но надо думать не плотва, раз вставили
    шило светлому эмиру! Ишь, засуетился!
           Он встал, открыл шкаф, где за одеждой было спрятано оружие,
    взятое сегодня с боя, вытащил автомат, перенес к столу и, закрыв глаза,
    разобрал его и снова собрал. Потом сделал то же самое, засек время и
    убедился, что норматив перевыполнен. Это окончательно успокоило Каргина;
    он щелкнул несколько раз предохранителем, сунул "калашников" в шкаф,
    связался с Краснодаром, послушал щебет ласточки, передал отцу привет
    от Азера и сказал, что у него все о'кей. Затем лег в кровать и смежил
    веки.
           Сон его был глубок, и никакие сновидения его не тревожили.
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Удачный день. Была в "Достыке", украшала свидание местных
    деловых с каким-то бизнесменом из Японии. Деловые сняли зальчик,
    расписанный под гарем персидского шаха: кусты роз между увитых плющем
    павильончиков, лани и олени с кроткими глазами, бассейн с фонтанами,
    а у бассейна - нагие девушки: одна поет, другая играет на флейте, а
    остальные пляшут. Красиво! Ксения тоже плясала - танец живота, фламенко
    и еще один испанский, с кастаньетами. Японцу понравилось. Не старый
    японец, лет сорока, а выглядит еще моложе. Возраст свой он Ксении на
    пальцах показал и попросил перевести, что восхищен русскими девушками,
    и что жены у него нет. Ну, это уже лишнее. Есть жена, нет жены...
    Какое ей, Ксении, дело?
           Когда приехали в "Тулпар" и в номер поднялись, он был с ней
    очень нежен, шептал на английском и по-своему какие-то слова, которых
    Ксения не понимала, а по-русски знал только одно ласковое - дологая.
    Ну, и то хорошо... Рассчитался щедро, не скупясь, но не долларами, а
    таньга и иенами. Керим, получивший свое с деловых, скривил губы, но
    иены взял, прикинул курс, довольно осклабился и оставил ей таньга.
    Потом, опять усмехнувшись, сказал, что завтра-послезавтра отправит
    Ксению, Иру, Зойку и Веруню в горы отдохнуть. Не только, правда,
    отдохнуть, а еще и поработать на уважаемого человека, эмира, который
    настоящей крепостью владеет и городком Кара-Суук. Тихое место, 
    отдаленное, и потому эмиру скучно. А сам он еще молодой и сильный,
    так что четыре наташки будут ему в самый раз, на ночь хватит, а то
    и на две.
           Ксения выслушала и пожала плечами. Сегодня японец, завтра
    - эмир, послезавтра - араб или турок из чеченских наймитов, а там
    кто-нибудь другой... Не все ли равно?
    
    ------------------------------------------------------------------------
    
           *) Ватан - родина, отчизна (тюркск.); гази - воитель за веру
    (арабск.); бишр - радость, счастье (арабск.).
          **) Американский способ расправляться с мошенниками - смотри
    бессмертного марктвеновского "Гекльберри Финна".
         ***) Байя - народность, населяющая ЦАР (Центральноафриканскую
    республику), где, на одной из баз Французского Иностранного Легиона,
    служил Каргин. Мбари - река, протекающая на территории ЦАР.
        ****) Клакер - лицо, нанятое для выражения восторга перед некой
    выдающейся личностью. Фанат делает то же самое, но искренне и совершенно
    бесплатно.
    
    
                                    Сверху мокро, снизу грязно,
                                    Посредине безобразно,
                                    Посреди моя душа,
                                    А за душою - ни гроша.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
                       Глава 7. Ата-Армут, 11 мая, утро,
                                  день, вечер
    
           Утром тучи надвинулись с гор и хлынул яростный весенний
    ливень. Небо потемнело, тяжелые капли дождя забарабанили в оконные
    стекла, потоки воды с шипением обрушились на землю, прибивая пыль,
    смывая ее с крыш и стен домов, с мостовых и тротуаров, с деревьев и
    пугливо замерших у обочин машин. Забурлили арыки, сверкнула молния,
    в небесах грохнуло, и Каргин проснулся. Проснулся легко, чувствуя себя
    отдохнувшим и переполненным энергией, словно буйство небесных стихий
    поделилось с ним своей силой и мощью.
           Он вышел в гостиную. Перфильев уже поднялся, залез в душевую,
    возился там и что-то напевал впол-голоса - видимо, и у него настроение
    было отличным. Каргин помахал руками для разминки, поприседал, сделал
    мостик, потом включил телевизор и сел в позу лотоса.
           Передавали последние известия, на три четверти посвященные
    деяниям туран-баши. Выглядел он импозантно - благообразный пожилой
    мужчина со смуглым, еще не обрюзгшим лицом, снежной сединой и мудрым
    отеческим взглядом. Его демонстрировали во всех ракурсах и позах, в
    самых различных обстоятельствах: речь президента в Курултае, президент
    на заседании в Диван-ханэ, президент открывает выставку художественной
    конской упряжи и сбруи, президент с народом, президент среди доблестных
    туранских воинов, президент с послами зарубежных держав. В заключение -
    президент на фестивале, где некая черноволосая девица, сверкая огненными
    взорами, читала посвященные ему стихи. Стихи были на русском - вероятно,
    для местных поэтов не являлось тайной, что с родным языком у президента
    проблемы.
    
           О великий туран-баши, Отец Народа!
           О тебе говорят во всех странах и землях,
           Мудрость твоя восторгает людей,
           И славят тебя за горами и за океанами,
           И даже на звездах преклоняются перед тобой!
    
           - Со звездами ты, подруга, слегка перехватила, - пробормотал
    Каргин и уже собрался выключить телевизор, как на экране появилась
    его собственная физиономия, потом - переполненный конференц-зал
    интеротеля "Тулпар", свалка около резиновой емкости, фонтанирующей
    купюрами, сумочка мадам Ибрагимказиевой, с грозным посвистом разрезающая
    воздух, и Бак Флетчер, воздевший руки к потолку. Следом пошли сцены на
    банкете: обильный, даже роскошный стол, крупным планом - армянский
    коньяк и бутылки французского шампанского, Рогов с рюмкой - поднимает
    тост, бурные аплодисменты присутствующих, и, в завершение, опять Бак
    Флетчер, с огромным синяком на скуле и разбитой в кровь губой.
           - Хрм!.. - раздалось за спиной Каргина. Он обернулся - Влад
    Перфильев, потирая ссадину на кулаке, благодушно взирал на экран. В его
    глазах светилось удовлетворение - такое, какое приносит человеку чувство
    выполненного долга.
           - Что-то у меня аппетит разыгрался, - сказал он, облачаясь в
    джинсы. - Двигаем завтракать?
           - Через пять минут, - ответил Каргин. - Я тоже хочу ополоснуться.
           За столом, где собрались все, кроме дежурившего у их
    апартаментов Славы, он проинформировал о предстоящем визите к светлому
    эмиру и распорядился, чтобы Флинт, Рогов, Перфильев и Сергеев были после
    завтрака в офисе. Дождь к тому времени немного утих, но тучи по-прежнему
    плыли над городом, то погромыхивая, то озаряясь блеском молний. Дверь в
    лоджию оставили открытой, и в комнате пахло свежим грозовым воздухом.
           - Завтра я его найду, - сказал Сергеев. - Сегодня не обещаю,
    но завтра найду непременно. Преподнесу на блюдечке с голубой каемочкой.
           - Трудное дело? - осведомился Каргин.
           - Не слишком. В лучшие времена в Армуте и окрестностях миллион
    проживал, ну а теперь, когда сбежали инородцы, осталось много меньше.
    Русских тысяч двенадцать-пятнадцать, и большинство на виду.
           - Может, этот тип не русский, а хохол, - возразил Перфильев.
    - Или еврей либо этнический немец.
           - Не имеет значения. Для местной полиции все они русские, так
    как родной язык выше этнической принадлежности. Предмет наших поисков
    - русский и, судя по описанию Фазли Юмашева, человек интеллигентный
    - очевидно, инженер, раз знаком с Барышниковым. Я бы предположил, что
    он из тех сотрудников КБ, которые исчезли из Челябинска, а это значит,
    что он, вероятнее всего, завербовался и трудится теперь на "Мартыныче".
    К этому мы имеем словесный портрет и нескольких остро нуждающихся
    феррашей... Семьи у них многодетные, средства нужны детишкам на молочишко,
    а в главном ферраш-управлении есть какая-никакая, а картотека. Мне
    обещали, что сегодня до нее доберутся, выдоят и извлекут всех подходящих
    фигурантов.
           Похоже, Сергеев времени зря не теряет, решил Каргин, с
    удовольствием втягивая свежий прохладный воздух. Потом поинтересовался:
           - Гальперин знаком с людьми, пропавшими из Челябинска? Вы
    спрашивали его?
           - Разумеется, шеф. Всех ренегатов он не знает, но самых
    выдающихся не позабыл. Их четверо: Кузин и Петренко, оба - конструкторы,
    специалист по автоматике Ростоцкий, последний - Шаров, технолог-прочнист.
    Думаю, один из них и есть та личность, с которой встречались Барышников и
    Прохоров. - Бывший подполковник моргнул, уставился серыми острыми глазками
    в Каргина и напомнил: - Кстати, Алексей Николаевич... вы собирались лично
    заняться той барменшшей из "Достыка"...
           - Провел первую рекогносцировку, - отрапортовал Каргин. -
    Сегодня, после рандеву со светлым эмиром Чингизом Мамедовичем, намечена
    разведка боем.
           - Ты там не очень-то разведывай, мы все-таки мужики женатые, -
    буркнул Перфильев. - Генку бы послать... Натуральный штатник, холостой,
    и цвет экзотический... Да вот по-русски плохо балакает.
           - Справлюсь, - успокоил приятеля Каргин и начал давать вводную:
    Перфильеву - сидеть в офисе, координировать движение боечастей; Рогову
    - обставить пошикарнее визит к министру ВОПиОБ; Флинту с переводчиком
    - звонить в газеты и журналы, съездить, если возникнет надобность, и
    подогреть интерес к минувшей конференции. Щедро подогреть, дабы в статьях
    отметили величие и силу ХАК, а также ее загадочную цель в Туране. Словом,
    чем больше шумихи и домыслов, тем лучше.
           - Насчет визита, - сказал Рогов. - Ехать тут двести метров,
    однако для имиджа нужен эскорт. Мотоциклистов найму из феррашей,
    шестерых, чтоб трое спереди, трое сзади. Хватит столько?
           - Дюжину наймите, - приказал Каргин. - Теперь о наших секьюрити:
    Слава - на дежурстве, Диму и Рудика я возьму с собой, а Балабин пусть
    охраняет Сергеева. Мало ли что... Кто предупрежден, тот вооружен.
           - Гальперину что делать? - спросил Влад, вступая в обязанности
    координатора.
           - Со мной поедет. Будет изображать моего секретаря, подарок
    эмиру-сардару потащит. Тот турецкий ятаган, что в сейфе. - Бросив взгляд
    на сейф, Каргин вспомнил, что денег в нем осталось немного, и осведомился:
    - Аренда в Первом президентском на кого оформлена?
           - На две персоны, на меня и мистера Сергеева, - отозвался
    Генри Флинт. - С одновременным доступом.
           - Тогда прежде всего съездим в банк, в хранилище. Тысяч
    семьсот-восемьсот возьмем, хватит на первое время.
           - Большие деньги, и ты вчера про них всей местной общественности
    звякнул, - заметил Перфильев. - Ребята пусть с вами поедут и "калаши"
    положат под сидения.
           - Само собой, - кивнул Каргин. - Ну, расходимся, и за дело!
    
                                 * * *
    
           Первый президентский располагался на Багдадской улице, некогда
    имени Чапаева, и занимал здание бывшего республиканского Внешторгбанка.
    В былые годы сюда ходила элитная публика, партхозактив, гостивший в
    заграницах, и также личности попроще, нефтяники, геологи, строители,
    которым выпала удача потрудиться в братских африканских и азиатских
    странах. Каждый, сообразно заслугам, получал валютный сертификат с
    полосой того или иного цвета и мчался отовариваться в "Березку", прямо
    напротив банка, где висели импортные шубы, стояли пылесосы, плейеры и
    видаки, сверкали белой эмалью стиральные машины "Бош" и "Сименс" и
    прочая финско-шведско-немецкая техника. Теперь на месте "Березки" был
    магазин собачье-кошачьих кормов, но с банком, если не считать хозяев
    и вывески, таких радикальных перемен не наблюдалось. Стены по-прежнему
    были прочны, решетки надежны, дубовая мебель массивна, а стражи -
    бдительны.
           После проверки документов, занявшей сорок минут, Флинта
    с Сергеевым, а при них - Каргина, проводили за три двери в глухую
    подвальную камеру. Здесь висела яркая лампа и находился стол, где
    клиенты могли распаковать или сложить хранимое имущество, а по трем
    стенам тянулись до самого потолка сейфы с номерами от первого до сто
    шестидесятого. Были сейфы крохотные, для драгоценностей, были маленькие,
    для важных бумаг, были побольше, рассчитанные на сумку либо чемодан, а
    были и такие, куда удалось бы спрятать труп в большом старинном сундуке.
    Осмотревшись, Каргин одобрительно кивнул и решил, что его подозрения
    насчет Первого президентского, пожалуй, безосновательны. Все тут
    выглядело очень солидным, надежным и по-советски капитальным, ничем 
    не уступая хранилищам американских и швейцарских банков.
           Служащий, сопровождавший их, еще раз сверил номер, открыл своим
    ключом первый замок в ячейке 42 и вышел, притворив за собой стальную
    дверь. Лицо Флинта стало сосредоточенным, как у любого американца,
    имеющего дело с большими деньгами; он выпятил нижнюю губу, пошарил в
    кармане, вытащил ключ, вставил в паз и повернул. Сергеев, словно тень,
    копирующая движения Флинта, произвел все те же операции.
           Сейф щелкнул, дверца распахнулась. Сумки с деньгами в сейфе
    не было. Вместо нее лежала газета. Каргин вытащил ее, развернул и
    убедился, что это издание на японском языке.
           - Что за дьявол? - произнес Генри Флинт и попытался засунуть
    голову в ячейку.
           - Не дьявол, - спокойно отреагировал Сергеев, - а чьи-то
    ловкие пальчики, шаловливые ручки и быстрые ножки. Думаю, из самого
    верхнего эшелона местных руководителей. У кого еще свободный доступ ко
    всем ключам и сейфам? Только у хозяев-банкиров.
           К темным щекам Флинта прихлынула кровь, пальцы сжались в кулаки.
           - Подонки! Азиатская мафия! Фак их сорок четыре раза! - рявкнул
    он. - Возвращаемся к машине, хватаем оружие и берем банк! Я охрану положу,
    шеф - кассиров, а парни пусть мешки выносят!
           - Зачем нам мешки с таньга? - рассудительно заметил Каргин,
    похлопывая по ладони японской газетой. - Ты, Генри, не заводись. Этот
    случай американскому уму непостижим, тут мы должны разбираться - те,
    кто родом с постсоветского пространства. - Он повернулся к Сергееву и
    перешел на русский: - Полагаете, тут президентский племяш потрудился?
    Как там его?..
           - Курбанов Нури Дамирович, - подсказал отставной кагэбэшник. -
    Нет, я решительно так не считаю, Алексей Николаевич. Во-первых, трусоват,
    во-вторых, отнюдь не беден, а в-третьих, его вообще в Армуте нет. По моим
    сведениям он сейчас в Антибе, под Ниццей. На яхте катается или ласкает
    местных одалисок. А вот его полномочный заместитель...
           - Кто таков?
           Сергеев поднял глаза к бетонному потолку.
           - Ильяс Гарифович Алекперов, точный возраст не знаю - где-то
    за сорок или около, институтский друг Нури Курбанова, пользуется его
    доверием. Исполнительный директор Первого президентского. Хитер, ловок,
    беспринципен, нагловат, имеет обширные связи. Среди щелкоперов, которых
    вы вчера созвали, наверняка есть его дружки-приятели.
           - Ясно, - промолвил Каргин и кивнул на распахнутый сейф.
    - Закрывайте! Идем наверх и делаем вид, что ничего не случилось.
           Миновав три бронированные двери, они поднялись в вестибюль.
    Здесь дежурили три стража с автоматами, четвертый маячил у входа в
    операционный зал, а пятый - на лестнице, что вела на верхние этажи,
    к кабинетам руководства. Наверняка в одном из них сидел сейчас хитрый
    и беспринципный Ильяс Гафурович, потирал шаловливые ручки и думал о
    том, как ловко он облапошил "Халлоран Арминг Корпорейшн" вкупе с ее
    российскими партнерами. Скрипнув зубами, Каргин сделал шаг к лестнице,
    но остановился.
           - Пойдем разбираться? - с надеждой спросил Генри Флинт и
    стиснул огромные кулаки.
           - Не сейчас.
           Каргин сунул в карман японскую газету и направился к автомобилю.
    По дороге он думал о том, что не пробыл в Армуте и трех дней, а его уже
    пытались похитить, обвинили в мошенничестве, а затем ограбили. Масса
    неприятностей, даже если не вспоминать о пропавших Косте Прохорове и
    Барышникове! Сплошные экстраординарные ситуации! И они, разумеется,
    требовали адекватных мер, тоже экстраординарных.
           Вернувшись в отель, он поднялся к себе, прикинул, что в
    Калифорнии сейчас поздний вечер, с минуту колебался, потом решил, что
    президент имеет право потревожить вице-президента в любое время дня и
    ночи. Хоть с бабы снять, или с горшка, или намыленного из ванны вытащить!
    Такая уж вице-президентская доля, размышлял Каргин, соединяясь со
    штаб-квартирой ХАК.
           Дежурный оператор был на месте и глядел на него как положено
    - так, как смотрит служака-сержант на полководца-маршала. Сержантов
    Каргин уважал (помнились ему слова Толпыго, что сержант человеку лучший
    товарищ и друг), и потому он скупо улыбнулся, а затем велел отыскать
    коммодора Шона Дугласа Мэлори - быстро, срочно и без промедлений.
           Мэлори, к счастью, был не в постели, а в бодрствующем состоянии.
    Голый череп его сверкал, лицо сияло, и выглядел он так, будто не Каргин
    к нему явился, а Санта Клаус с новогодним даром: "мерседес", а в нем
    блондинка и мешок с брильянтами.
           - Чем заняты? - спросил Каргин.
           - Не могу сказать, сынок, что в данный момент забочусь о росте
    активов "Халлоран Арминг Корпорейшн". Вечеринка у нас с супругой. Она
    с дамами пьет лимонад, а сражаюсь в бридж с джентльменами... Не без
    успеха, должен заметить!
           Кажется, коммодор был слегка навеселе.
           - Есть проблема, сэр. Скажите, у нас имеются люди на юге
    Франции?
           Улыбка исчезла с лица Мэлори. Секунда, и взгляд его сделался
    острым, точно зрачки превратились в пару стальных гвоздей.
           - У нас, мой мальчик, есть люди на юге и севере Франции, в
    пустыне Сахаре и даже на Огненной Земле. В Туране только наших маловато
    - ты и твоя команда. Что необходимо сделать?
           - Разыскать в Антибе, что под Ниццей, Нури Курбанова, туранского
    подданного, племянника туран-баши. Разыскать, подвесить над бассейном
    с крокодилами, сделать видеозапись и отослать мне по сети. Можно не
    церемониться - чем больше синяков и ссадин, стонов и воплей, тем лучше.
    Запись должна быть у меня через сутки.
           - Сделаем, - сказал Мэлори. - Этот... как его?.. Курбанофф?..
    сильно тебе досадил? Плюнул в стакан с выпивкой?
           - Хуже, значительно хуже. Он - банкир, и покусился на наши
    деньги.
           - О! Это непростительная ошибка! - разом посуровев, промолвил
    коммодор. - Не уверен, найдутся ли в Ницце крокодилы, но дюжину гадюк
    гарантирую!
           Он исчез с экрана.
           - Что за работник! Цены нет! - со вздохом сожаления сказал
    Каргин. - Жаль только, что мерзавец.
           Он поглядел на часы, выяснил, что уже половина второго,
    поднял трубку и велел подавать ланч. Откушал неторопливо, съел салат,
    выпил кофе с булочкой. Постоял в лоджии, посмотрел, как ветер разгоняет
    тучи, разбрасывая их по бирюзовому небу, полюбовался на омытый ливнем
    город. Отметил, что давешний черный "ландкрузер" опять у подъезда - 
    значит, не репортерский, а кому-то из постояльцев принадлежит. Прошел в 
    офис, к Перфильеву, вытащил из сейфа "Бэрримор" турецкий ятаган в ножнах 
    с золотой инкрустацией, обсудил с Владом его недостатки сравнительно с 
    саблей и мачете, вызвал Юрия Гальперина и велел завернуть эту игрушку в 
    заранее приготовленный кусок парчи. Вернулся к себе, переоделся и решил, 
    что можно ехать к светлому эмиру.
    
                                 * * *
    
           Шесть мотоциклистов-феррашей впереди, шесть - позади, все в
    черной коже и черных, лаково блестящих шлемах... Плюс полицейская машина
    с сиреной и мигалками. Плюс зажженные фары. Плюс трубный рев: "Освободить
    дорогу! К обочине! Всем к обочине!"
           В грохоте, звоне и блеске огней процессия подкатила к зданию
    бывшего горкома партии, ныне - министерства ВОПиОБ. Ворота меж прочных
    железных решеток раздвинулись, стражи взяли на караул, "ЗИМ" величественно
    развернулся у портика с мощными квадратными колоннами, выскочил Дмитрий и
    распахнул дверцу. Каргин вышел и, в сопровождении секретаря и двух своих
    секьюрити, проследовал в просторный вестибюль. Тут висели четыре портрета
    туран-баши, высилось его изваяние в полный рост, а рядом - государственный
    бунчук Турана: древко с перекладиной, с которой свешиваются девять черных
    конских хвостов. Каргин, уважавший древние традиции, отдал бунчуку салют
    и был препровожден толпой министерских чиновников и штабистов в пестрых
    мундирах на третий этаж, к кабинету светлого эмира.
           Коридор, выстланный ковровой дорожкой, был длинным и широким.
    Времени как раз хватило, чтобы восстановить в памяти информацию,
    полученную от Сергеева: Таймазов Чингиз Мамедович, сорока трех лет,
    служил на мелких должностях в Москве, в генштабе, боевым опытом не
    обременен, зато известен как ловкий политик. Брат супруги туран-баши,
    считается его возможным преемником... Что еще? Слабости: любит женщин,
    коллекционирует холодное оружие...
           Свита Каргина осталась в приемной размером с волейбольную
    площадку. Осанистый черноусый полковник - видимо, тот самый минбаши
    Айвар Сабитов - быстро провел его через кабинет с огромным письменным
    столом к дальней двери. За ней было что-то вроде предбанника с дюжиной
    кресел и еще одна дверь; адьютант открыл ее, громко выкрикнул: "Мистер
    Алекс Керк к светлому эмиру министру, сардару!" - и согнулся в поклоне.
    Каргин вошел.
           Вероятно, это была личная комната отдыха: тут находились мягкие
    диваны, низкий столик с коньяком и фруктами, украшенный бутылками бар
    и резной палисандровый шкафчик. На одной стене были развешаны старинные
    мечи, сабли, шпаги, кинжалы и кортики, на другой - цветные фотографии
    женщин в количестве двенадцати. Все красивые, молодые, восточного и
    европейского типа, брюнетки, блондинки, шатенки, одна - рыжая. В
    простенке между окон висело большое полотно, писаное маслом: туран-баши
    и темноволосая женщина лет сорока на фоне цветущих жасминовых кустов.
    Под этой картиной в щедро позолоченной раме замер мускулистый молодец
    в шароварах и безрукавке.
           Министр, облаченный не в мундир, а по-домашнему, в халат -
    поднялся с дивана около столика. У Таймазова было красивое восточное
    лицо, в чертах которого проглядывало сходство с изображенной на картине
    женщиной: бархатные черные глаза, тонкий нос с горбинкой, яркие губы,
    широковатые скулы. Портил его взгляд - исподлобья, с прищуром, словно
    у купца, оценивающего товар и соображающего, как сбить на него цену.
           - Рад видеть вас, драгоценный ага! - Широкий жест в сторону
    дивана. - Я слышал, ага свободно говорит по-русски? Переводчик нам не
    нужен?
           - Нет, светлый эмир. - Каргин сел, закинул ногу на ногу и
    поглядел на мускулистого молодца. - Если этот парень переводчик,
    отправьте его отдыхать.
           - Булат не переводчик, он - моя тень, лучший в Туране воин,
    - сообщил Таймазов. - При нем можно говорить свободно. Верный человек,
    преданный.
           - Большая редкость в нынешние дни. - сказал Каргин, посмотрев
    на стол с французским коньяком "Курвуазье", тяжелыми гроздьями винограда,
    персиками и грушами в хрустальных вазах. - Кажется, меня приглашали на
    чай?
           - Чай - понятие растяжимое, - откликнулся хозяин. - Ну, по
    обычаю северного соседа... за знакомство...
           Они выпили. Коньяк был хорош, мягок и ароматен. Каргин заметил,
    как затрепетали ноздри у мускулистого телохранителя, и перевел глаза
    на стену, увешанную оружием.
           - Моя скромная коллекция, - пояснил Таймазов. - А это, - он
    усмехнулся, обозрев фотографии женщин, - тоже коллекция, но другая.
    Мой пышный цветничок... Увы! Такие шалости уже в прошлом.
           Каргин подмигнул рыжей девице.
           - Это вы зря, сардар. Вы мужчина хоть куда!
           - В том-то и вопрос - куда, - с деланным сожалением вздохнул
    Чингиз Мамедович. Его взгляд обратился к семейному портрету курбан-баши,
    затем к потолку. - Если туда, на самый верх, жениться нужно - главе
    государства неприлично быть холостяком. Сестра уже и невесту подыскала...
           Намекает на свои наследные права, отметил Каргин. Впрочем,
    беседа развивалась непринужденно, и вторая рюмка "Курвуазье" прошла
    без помех. Опрокинув ее, Таймазов сладко причмокнул и, закусив персиком,
    произнес:
           - Ну, к делу, драгоценный ага! Встреча у нас без галстуков,
    но дело есть дело. Я понял так, что вы на нас в обиде? Пресс-конференцию
    созвали, шум устроили, деньги пишущей братии швыряли... А зря, зря! Для
    ваших денег найдется лучшее применение.
           Каргин небрежно помахал рукой.
           - У меня их много. Считайте, что я заплатил за удовольствие
    видеть вас. - Он приподнял бровь и добавил: - Чего никак не могли
    добиться мои сотрудники.
           - Восток спешки не любит, - возразил Таймазов. - Верительные
    грамоты и документы, представленные в мое министерство, должны быть 
    проверены, информация изучена моими подчиненными, и предварительные 
    решения положены сюда. - Он раскрыл ладонь. - К тому же мы так далеки 
    от вашего континента...  Откуда нам знать, что такое ХАК? Пришлось
    справляться у нашего посла в Вашингтоне.
           - Насчет меня тоже справились? - полюбопытствовал Каргин.
           - Конечно, дорогой ага! Кроме военной промышленности и армии
    мне подчиняются таможенная и пограничная службы, которые сообщили, что
    в страну въехал российский гражданин Каргин Алексей Николаевич. И вдруг
    он созывает журналистов и объявляет себя Алексом Керком, американским
    миллиардером! Что я должен думать, мой драгоценный?
           - У меня двойное подданство. Как гражданину России мне не
    требуется виза. - Каргин отщипнул виноградину, прожевал и спросил:
    - Так что же положили вам на ладонь ваши подчиненные, сардар? Проблема
    ведь простая: "Шмели" с технической документацией должны отправиться
    в Челябинск, завод перепрофилирован, на что моя корпорация готова
    выделить кое-какие средства. Скажем, миллионов сто или двести, но при 
    условии, что нам достанется контрольный пакет. Если этого мало...
           Таймазов покачал головой.
           - Дело не в том, мало или много. Мы рассматриваем этот вопрос
    шире, мой бриллиантовый ага: как и на что перепрофилировать. Компот
    из груш, а также бляхи и папахи нас решительно не устраивают. Ни нашу
    державу, ни наших возможных партнеров и ваших конкурентов, весьма
    заинтересованных в изделии "Манас".
           - Нет никакого "Манаса", мой изумрудный эмир, есть "Шмель",
    российская собственность, в которой ХАК имеет свою долю, - твердо
    промолвил Каргин.
           Чингиз Мамедович, скрестив руки, откинулся на диванную подушку.
    Его прищуренные глаза были непроницаемы.
           - Так мы далеко не уедет, мистер Керк. Собственность, может,
    и российская, но мы-то в Туране! Опять же, где она, эта собственность,
    кто ее видел? Есть мнение, что три экраноплана из установочной серии
    были уничтожены, взорваны или разбиты кувалдой, когда русские дивизии
    покидали Туран. Кстати, техдокументацию сожгли.
           - Цена вопроса? - нахмурившись, осведомился Каргин.
           - Ну-у... - Взгляд Таймазова блуждал по миловидным женским
    личикам. - ХАК мощная корпорация, влиятельная, богатая... Подумайте, что 
    в ваших силах предложить... Поддержку некоторым лицам, когда дело дойдет 
    до президентских выборов... в будущем, конечно, не сейчас. А в данный 
    момент - совместное производство "Манасов" на паритетных началах с ХАК, 
    но без России. Мы предоставляем территорию, промышленную базу, рабочие 
    руки, ваша корпорация - финансирование и техническую помощь. - Светлый 
    эмир потянулся к бутылке и разлил по третьей. - Как видите, я с вами 
    откровенен, мой ага. Я скажу даже больше: предложенный мной проект, во 
    всех его частях, настоящих и будущих, обсуждался и с другими лицами.
           - С кем конкретно?
           - Список весьма обширен, - произнес Чингиз Мамедович с уклончивой
    улыбкой. - Персы, арабы, турки, пакистанцы... разумеется, Китай и Индия...
    Аргентинцы, потерпев поражение от Англии, тоже проявляют интерес. Так что
    насчет паритетных начал?
           - Вариант неприемлем, - произнес Каргин.
           - Сорок процентов продукции будут ваши.
           - Вариант неприемлем.
           - Пятьдесят процентов!
           - Вариант неприемлем.
           - Хорошо, шестьдесят процентов и контрольный пакет!
           - Вариант неприемлем.
           Сардар печально вздохнул.
           - Вы очень жестко ведете переговоры, мистер Керк. И я, кажется,
    понимаю, в чем ваша проблема: как говорят социологи, вы не можете себя
    позиционировать. Кто вы, мой драгоценный ага: миллиардер из Штатов или
    капитан в отставке из России?
           И об этом знает, презерватив ходячий! - подумал Каргин, ощущая
    приступ ярости. Вспышка была внезапной и потому трудно контролируемой;
    на миг он представил, как сворачивает шею светлому эмиру, как хрустят,
    ломаясь, позвонки, кривится рот, и струйки смешанной с кровью слюны
    стекают по подбородку. Зрелище было сладостным, вполне в духе капитана
    Керка из роты "гепардов", но тот Керк остался в прошлых временах, где-то
    между заирскими джунглями, пылающей Боснией и окровавленным островом
    Иннисфри. Здесь был другой человек, глава огромной корпорации, и
    оружие у него было другим.
           Каргин поднял рюмку, отхлебнул и сказал:
           - За ваше здоровье, Чингиз Мамедович, и за ваши надежды и
    успехи на политическом поприще! За вашу семью, за сестру Нестан-хатун,
    за уважаемого зятя, за брата его Дамира Саидовича и племянников Нури
    и Саида! - Он подумал о том, что творят сейчас с этим Нури подручные
    коммодора, усмехнулся и добавил: - Как говорится на Востоке, пусть в
    садах ваших судеб всегда цветут розы счастья!
           При упоминании брата и племянников туран-баши лицо у Таймазова
    потемнело и перекосилось. Однако он выпил и что-то хотел сказать, но
    Каргин не собирался выпускать из рук инициативу.
           - Желаете знать причину моей несговорчивости? Я имею данные о
    том, что "Шмель" - или "Манас", если угодно - не может быть использован в
    боевых условиях без системы ДМУО, то есть без вспомогательной автоматики.
    Так что вы мне, собственно, предлагаете, сардар? Пустую консервную банку
    на воздушной подушке?
           Щеки министра обрели прежний цвет. Он словно воспрянул духом,
    хитро прищурился и с уверенным видом заявил:
           - Это наши проблемы, ага. Не сомневайтесь, пустыми банками не
    торгуем - в каждой будет грушевый компот!
           Вот это номер! - мелькнуло у Каргина в голове. Стараясь не
    выдать своего волнения, он прикрыл глаза и равнодушным тоном произнес:
           - Я обдумаю ваши предложения, светлый эмир. Разумеется, после
    встречи с туран-башой. Не сочтите за обиду, но мне нужны гарантии на
    самом высшем уровне.
           С минуту Таймазов размышлял, а Каргин приглядывался к его
    телохранителю. Крепкий мужик, накаченный, и стоит, как монумент, бровью
    не дрогнет... А как у нас с реакцией? Если, к примеру, взять фруктовый
    ножик, чтобы ткнуть эмира в глаз - успеет допрыгнуть?
           - Хорошо, - сказал наконец Чингиз Мамедович, - я устрою вам
    рандеву с президентом. Постарайтесь утихомирить прессу, не созывайте
    больше конференций, не швыряйте денег нищим крысам, а встречу я вам
    устрою. В самом скором времени и, разумеется, неофициальную.
           - Моя благодарность не имеет границ, - сказал Каргин, надкусил
    грушу и повернулся к телохранителю. - Моего секретаря сюда! Быстро!
           Мускулистый, дождавшись хозяйского кивка, вышел и тут же
    возвратился с Гальпериным. Тот бросил на Таймазова угрюмый взгляд, но
    Каргин уже поднялся, заслонил инженера, выхватил у него из рук завернутый
    в парчу ятаган и прошипел: "Через левое плечо - шагом марш!" Затем шагнул
    к светлому эмиру.
           - Небольшой знак нашего внимания, Чингиз Мамедович...
           Ткань упала, сверкнули алые рубины на ножнах и рукояти,
    выскользнул из плена изогнутый клинок, и сардар расплылся в довольной
    улыбке.
           - Вы знаете, чем меня осчастливить!
           - И вашу сестру Нестан-хатун тоже, - намекнул Каргин. - Для
    полного и всеобщего счастья осталось только разыскать моих похищенных
    сотрудников. Вы, вероятно, об этом слышали?
           - Слышал, - подтвердил Таймазов, разом поскучнев.
           - Можете посодействовать?
           - Увы! - Министр развел руками. - У нас, как и в России, полно
    разбойников, убийц и гангстеров... Как неудачно, что им попались ваши
    люди... Где их искать? Горы велики, степь еще больше... Конечно, я скажу
    ферраш-баши, чтобы приложил все усилия, однако...
           - Пусть приложит, - сказал Каргин. - Если я первым найду
    исполнителей, то печенку им вырежу, а потом и до заказчиков доберусь.
    Чтоб мне в Хель провалиться, если не так!
           В глазах Таймазова мелькнул ужас. Он был из тех генералов, что
    видели войну в кино, бойцов в атаку не водили и порох нюхали лишь на
    учениях, между рюмкой коньяка и закусью. Он, разумеется, убивал, но не
    своими руками - для этой работы имелись нижние чины, привычные к виду
    крови и развороченных внутренностей. С точки зрения Каргина он даже к
    шакалам или крысам не относился - так, павлин, который строит из себя
    орла.
           Эмир вздрогнул и побледнел.
           - Вы это серьезно, дорогой ага? Ну, насчет печенки?
           - Вам ведь сообщили, что я капитан, - молвил Каргин. - А в
    каком подразделении служил, не догадываетесь? Вы ведь когда-то в Москве
    работали, в генеральном штабе, должны припомнить всех таких специалистов.
           Лоб у светлого эмира пошел морщинами.
           - "Альфа"? "Стрела"? Спецгруппа КГБ? "Атака" или "Вымпел"?
           - Одно из этих предположений верно, - сказал Каргин и откланялся.
           Сев в машину, где уже поджидали его охранники и Гальперин, он
    глубоко вздохнул, потер виски, велел Рудику ехать в отель и повернулся
    к инженеру.
           - Скажите, Юрий, эта ваша система ДМУО... Что она собой
    представляет?
           - Комплекс средств автоматики и программы, зашитые в магнитный
    носитель. Сотня чипов с подсистемами руления, стрельбы, перемещения над
    водной поверхностью и землей, маневра в пересеченной местности, пуска
    ракет, сопровождения цели и так далее. Почему вы спрашиваете, Алексей
    Николаевич?
           Каргин на вопрос не ответил, а задумчиво пробормотал:
           - Здоровая штуковина, наверное... Не меньше шкафа, а?
           - Вовсе нет - три цилиндрических модуля не больше пивной
    бутылки. Под панелью управления есть специальные пазы, туда их и
    вставляют. Проще, чем пушку зарядить.
           - В самом деле, проще, - согласился Каргин. - А как вы думаете,
    Юрий, могли у вас эти модули похитить?
           Гальперин возмущенно фыркнул.
           - Никогда и никоим образом! Даже я не знаю, где их хранят и
    сколько изготовлено комплектов. Думаю, не больше двух-трех, и они на
    месте. Ник Ник с генеральным перед отъездом проверяли. Случись что,
    такая началась бы катавасия!
           - А она не началась, - подытожил Каргин. - Ну и отлично!
    Только сардарова хитрая рожа мне все равно не нравится.
           - Тут у нас с вами полная солидарность, - пробурчал Гальперин.
    
                                 * * *
    
           В "Достык" Каргин заявился в десятом часу, когда отпели свое 
    муэдзины, когда на небе высыпали ослепительные звезды, а теплый степной 
    ветерок высушил асфальт на улицах, стены, окна и крыши домов, траву, 
    цветы и листья, заставив позабыть об утренней непогоде. Каргин был одет 
    в светлые брюки и рубашку со скромной надписью "Club only" *) над карманом 
    и имел при себе небольшую сумочку, где лежали бумажник, скотч, кусачки, 
    зажигалка и флакон с водой, слегка подкрашенной чернилами.
           Как и прошлым вечером, у дверей стояли на страже рослые
    швейцары-вышибалы в чалмах и черных поясах. Каргин улыбнулся им как
    добрым знакомым.
           - Прышол, ага? Дэнги получил?
           - Получил и пришел, Вахид. - Он сунул за пояс охраннику десять
    долларов. - Где тут бар?
           - Бар налэво, зал направо, а если хочэш дэвушку, Вахида спросы.
    Вахид плохого нэ пасавэ...
           - Спасибо, дорогой. Девушку я сам найду, - молвил Каргин и
    направился в бар.
           На стенах тут мерцали светильники, имитация древних глиняных
    ламп, потолок был затянут тяжелым малиновым шелком, словно в ханском
    шатре, и в остальном обстановка была интимной, теплой и волнующей, чему
    способствовали десяток девиц разной степени обнаженности. Одни сидели у
    стойки, изогнутой подковой, другие курили, смеялись и чирикали у столиков,
    обхаживая клиентов, молодых и не очень, стройных и склонных к тучности,
    с роскошными шевелюрами и с жалким венчиком седых волос. Каргин уселся на
    высоком табурете, окинул общество зорким взглядом и принял вид человека с
    двумя насущными заботами: выпить и девочку снять. Потом повернулся и
    поглядел, кто там шурует за стойкой.
           Наливали и подавали три красавицы в восточных одеяниях: шальвары
    из газа, тесные курточки-безрукавки, браслеты, ожерелья и даже некий
    намек на чадру. Все молоды и хороши собой, а в полумраке кажутся просто
    обольстительными, точно гурии в садах аллаха, решил Каргин, присматриваясь
    и принюхиваясь. Пахло спиртным, разгоряченным женским телом и французской
    косметикой - видно, прелестные барменши были ее вполне достойны.
           Он посмотрел на одну, на другую, поймал взгляд третьей, подмигнул
    ей и в восторге закатил глаза. Потом властно прищелкнул пальцами - ждать,
    мол, не привык, подойди, красотка!
           Гурия приблизилась, прощебетала магическое заклинание:
           - Что будем пить?
           - Коньяк, - сказал Каргин. И, вспомнив чай у светлого эмира,
    добавил: - "Курвуазье"!
           Янтарная жидкость хлынула в широкий бокал. Точнее, закапала -
    порция была скромной.
           Каргин выпил.
           - Еще!
           - Сильная жажда? Отчего?
           - Профессия такая.
           - Я слышала, банкиры крепко пьют. Еще моряки и летчики. - Голосок
    у нее был звонкий, и на русском говорила чисто. Темные глаза за кисейной
    чадрой таинственно мерцали.
           - Я не банкир, не моряк и не летчик, - промолвил Каргин. -
    Я ландскнехт.
           Девушка недоуменно моргнула.
           - Это кто такие?
           - Наемники. Африка, Латинская Америка, Югославия, Иран...
    И всюду - пиф-паф! Налей!
           Возбужденно вздохнув, гурия облизала губки розовым язычком и
    придвинулась ближе.
           - И многих ты убил?
           - Трудно сказать. Пожалуй, сотни две.
           "А ведь я ее знаю, - подумалось Каргину. - Видел! И не далее,
    как сегодня, на стенке у светлого эмира... Только масть была рыжая. А
    черные кудри ей больше к лицу..."
           Наверное, можно было не спрашивать, с кем спит и на кого
    работает эта красотка. Получалось, что у эмира рыльце в пуху, только
    что за пух? А если конкретней - как вырубили Прохорова? Юмашев мартини
    приносил из бара... Дряни какой-то намешали?
           Левой рукой он поднял рюмку, а правую положил на тонкие пальчики
    девушки.
           - Страшно, Зульфия? Ну, не бойся, не бойся... Сегодня я не на
    работе.
           Глаза у нее расширились.
           - Откуда ты знаешь, как меня зовут?
           - Сердце подсказало. Такая красавица может быть только Зульфией.
           Она отняла руку.
           - А мне вот сердце ничего не подсказывает!
           - Это мы сейчас поправим. - Каргин вытащил из сумки бумажник,
    раскрыл, продемонстрировав толстую пачку зеленых, бросил на стойку
    портрет президента Франклина. **) - Видишь? Соображаешь, что такое?
    Плата за кровь, моя красавица! Должен за неделю прогулять. Поможешь?
           Кто-то дышал ему в затылок. Он обернулся, встретившись взглядом
    с высоким черноволосым парнем. Тот сглотнул, отвел глаза, уставился на
    деньги, потом, наклонившись к Каргину, прошептал:
           - Девочка нужна? У меня всякие есть... Сегодня выбора не обещаю,
    все по клиентам, а вот завтра-послезавтра могу на очередь поставить. К
    самой лучшей! Молодая, голубоглазая, ноги длинные, волосы русые, чистый
    шелк... Ласковая! Недорого возьму.
           - А я сразу расплачусь. - Каргин нашарил в брючном кармане
    мелкий российский рубль и сунул его в потную ладонь. - Вот, возьми и
    отваливай, выкидыш козлиный! Быстро, пока кости целы!
           Черноволосый исчез, словно его и не было.
           - А ты крутой, - с заметным интересом сказала Зульфия, тоже
    посматривая на пачку долларов. - Ты, милый, деньги-то лучше спрячь,
    народ здесь разный ходит. Керимка-сутенер трусоват, однако и посмелей
    найдутся... - Она расстегнула пуговку на безрукавке. Грудь, судя по
    виду сверху, была безупречной, упругой и в меру полной. - Что-нибудь
    еще желаешь заказать?
           - Возможно. - Каргин спрятал бумажник в сумку.
           - Коньяк?
           - Нет.
           - Виски?
           - Нет.
           - Чего же ты хочешь?
           - Тебя.
           Зульфия вроде бы не удивилась, поглядела на маленькие часики и
    деловито сказала:
           - В одиннадцать я сменяюсь. Подождешь?
           - Конечно. Я такую, как ты, всю жизнь ждал, - вымолвил Каргин,
    нащупывая в сумке кусачки. - Знаешь, а что я буду тут с пустым стаканом
    куковать? Налей-ка ты мне, рыбонька, сухого мартини.
    
                                 * * *
    
           Гурия жила неподалеку, в переулке Низами, над которым смыкались
    темные кроны огромных чинар. Место тихое, уютное. И гнездышко было у нее
    уютным, квартирка на третьем этаже, с непременным в этом климате балконом
    и окнами во двор. Вся в коврах - на полу пушистые китайские, по стенам
    туранские и узбекские, багровые и алые, с черным и синим узором. Вероятно,
    Зульфия питала особую страсть к коврам, по той ли причине, что была
    женщиной восточной или из профессиональных соображений - ковры отлично
    скрадывают звук. Очень подходит для тайных доверительных бесед, решил
    Каргин, осматривая комнату.
           Большую часть ее занимала тахта, низкая и широкая, не меньше,
    чем лежбище кингсайз в его коттедже в Халлоран-тауне. Однако кровати
    прагматичных американцев сильно проигрывали этому ложу, будучи плоскими
    и безликими, как Аравийская пустыня. Иное дело тахта с двумя десятками
    подушек, изображавших горный рельеф, что намекало на массу позиций,
    которые можно принять среди ущелий, гор и перевалов. Крайне сексуальная
    тахта, подумал Каргин и опустился на самую пышную подушку.
           - Вот так, - проворковала Зульфия, сбрасывая туфельки. - Посиди
    здесь, милый, помечтай о страстных персиянках. Ты ведь, кажется, бывал
    в Иране? Водятся там такие?
           - Водятся. Только чадру носят, не разглядишь, - сказал Каргин.
           - Чадру? Будет тебе и чадра, - пообещала Зульфия и скрылась в
    спальне.
           Каргин бросил сумку на пол, подгреб к себе еще пару подушек и,
    развалившись на них, уставился в потолок. О Кэти он не думал - совесть
    его была чиста, ибо в это гнездышко он заявился не развлекаться. Конечно,
    в прежние времена все могло произойти иначе, ведь лаской больше возьмешь,
    чем страхом, но время мимолетных ласк и разовых утех кануло в прошлое. И
    потому Каргин не предавался мечтам о персиянках, но размышлял о том, что
    день прошел, а никаких предложений о выкупе не поступило. Странно! Не
    клюет! Возможно, Азер ошибается, и клева вообще не будет? Может, Костя
    и Барышников уже гниют в земле, и ни при чем тут Львы Ислама, Воины
    Аллаха и эмир Вали Габбасов... А закопали их работнички светлого эмира,
    вроде того мускулистого, что в кабинете торчал... Прирезали и закопали!
    Не потому, что явились из Москвы с какими-то претензиями - Таймазову на
    все претензии чихать! - а, видимо, по той причине, что лишнее узнали.
    Если приятель Барышникова на заводе трудится, за ним наверняка следят
    - вот и проследили до "Достыка"... Может, и приятелю вставили под ребра
    или между глаз - за разговорчивость... Если так, искать Сергееву некого,
    и вся надежда, что клюнут... Зря, что ли, куча денег разбросана!
           А другая куча уворована, подумал Каргин, вспомнив о Первом
    президентском банке.
           В спальне раздался шорох, дверь отворилась, и Зульфия, мелко
    перебирая босыми ногами, выплыла на середину китайского ковра. На ней
    был один накомарник - или то, что показалось Каргину накомарником: тонкая
    и прозрачная газовая фата, струившаяся по нагим плечам и упругой полной
    груди до гибкого стана. В нижней части все было тоже как полагается, где
    надо - длинным и стройным, где надо - пышным, и всюду - соблазнительным.
    Сердце у Каргина дрогнуло, в горле пересохло. Красота - великая сила,
    предупреждал майор Толпыго, и потому выбирай: долг и присяга или баба.
    На два очка одним задом не сядешь!
           Сглотнув, он поманил Зульфию к себе. Она подошла, пританцовывая
    и покачивая бедрами; темные глаза мерцали сквозь фату, пухлые яркие губы
    приоткрылись. Каргин обнял ее колени, прижался к ним лицом и запустил
    левую руку в сумку, нашаривая рулончик скотча. Незаменимая штука этот
    скотч, гораздо лучше веревки! - мелькнуло у него в голове.
           Зульфия взвизгнула.
           - Что ты делаешь, милый? Так мы не договаривались!
           Каргин обмотал ей ноги пониже коленей, повалил на тахту и
    принялся за кисти.
           - А как мы договаривались, девонька? - Она молчала, и ее глаза
    стали наливаться ужасом. Каргин предупредил: - Пикнешь, рот залеплю.
           - Ты... ты извращенец? - Зульфия побледнела, прикусила нижнюю
    губку. - Или маньяк?
           - Хуже, много хуже, - сообщил Каргин, укладывая ее на подушки.
    - Федеральная служба безопасности, отдел внешней разведки. Ты, рыбка,
    ножками не дрыгай и эротических поз не принимай, такие штучки на меня
    не действуют, мне анальгетик ***) особый вкололи.
           - Что тебе... что вам нужно? Чего вы от меня хотите?
           Присев рядом, Каргин шлепнул ее по пышной ягодице.
           - Во всяком случае, не этого. Плохо, когда такая куколка лезет
    в мужские игры, в очень серьезные дела... Очень плохо! Рано или поздно
    приходит нехороший дядя и делает куколке больно. - Он вытащил из сумки
    кусачки, щелкнул ими и осведомился: - Будешь говорить, или как?
           На лбу Зульфии выступил пот, губы задрожали. Она, несомненно,
    была отличной барменшей и профессионалкой в постели, но остальное-прочее
    - на самом дилетантском уровне. К счастью для Каргина, который пытать не
    любил, хотя и умел.
           - Уберите... это... пожайлуста, уберите... - Она со страхом
    глядела на кусачки. - Я... я... Что вы хотите знать?
           - Давно на Таймазова работаешь?
           - Д-два г-года... - Ее колотила нервная дрожь. - Он м-меня
    в "Достык" устроил... Т-там из России бывают... и вообще иностранцы...
           - Состоишь с ним в интимных отношениях?
           - Только первые месяцы... Откуда в-вы знаете?
           - Мы знаем все, - с мрачным видом произнес Каргин. - Даже то,
    что в период интимной связи ты выкрасилась в рыжий цвет. Таймазов
    заставил?
           - Д-да... Ему нравилось...
           - А я вот темненьких люблю, твоей масти. Если б не этот чертов
    анальгетик... - Каргин пощелкал кусачками, склонился к розовому ушку
    Зульфии и тихо прошептал: - А теперь скажи мне, девонька, что ты в
    коктейли для тех русских намешала? В сухое мартини, которое Юмашев
    относил? Чем наших отравила? И кто на этот счет распорядился?
           Она молчала, сотрясаемая мелкой дрожью. Два страха боролись в
    ней, близкий и далекий, а кроме них не было ничего, что поддерживает
    ужаснувшегося человека, ни мысли о долге, ни гордости, ни памяти о тех,
    кто ей доверился, ни стыда предательства. Только страхи; страх перед
    Каргиным и страх перед Таймазовым и неизбежной расплатой. Смотреть на
    это было тягостно.
           - Ты, кажется, замерзла? - спросил Каргин и вытащил из сумки
    зажигалку. - Хочешь погреться? - Она отчаянно замотала головой. - Ну,
    тогда серная кислота есть... Где тут она у нас? Вот, видишь, какой
    симпатичный флакончик... девяности восемь процентов, открою, дымиться
    будет на воздухе... - Он взялся за пробку.
           - Не-ет! Не.. - Каргин зажал ей рот рукой. Она забормотала
    быстро, неразборчиво: - Это не яд... не яд, клянусь аллахом!.. такое
    средство... средство... совсем безопасное... то есть не смертельное...
    усталость вызывает, упадок сил, хочется спать... успокоительное...
    психам его дают, буйным психам...
           - Велел кто?
           - Нукер... кличка у него - Нукер, а имени не знаю... человек
    эмира, не из феррашей, а из армейской службы... Для кого, не объяснил,
    а сама я не видела, я в баре была, я только потом Юмашева расспросила
    про этих русских - так, из любопытства... Нукер еще велел: Юмашеву скажи,
    чтобы в "Достыке" не появлялся, две недели не появлялся или больше, пока
    не разрешат... Больше не знаю... ничего не знаю... - Зульфия, будто
    загипнотизированная, не спускала глаз с флакона. - Не надо... уберите...
    уберите!
           - Уберу, но если надо, опять достану, - молвил Каргин, бросив
    флакончик и зажигалку в сумку. - Ты, рыбка, про меня никому не говори,
    если не хочешь неприятностей. - Он перерезал скотч кусачками. - А если
    скажешь... Во-первых, эмир твой обидится, а во-вторых, не думай, что
    рука Москвы ослабла. Рука все еще крепкая и очень длинная! Так что
    считай, что отделалась ты дешево, и обиды на меня не держи.
           Он поднялся, подхватил свою сумку и послал Зульфие с порога
    воздушный поцелуй.
           В переулке, под чинарами, царили тьма и полное безлюдье, и
    только на углу с Самаркандской торчал одинокий фонарь. Слева от фонарного
    столба зияла темным провалом подворотня, и когда Каргин приблизился к ней,
    там, во мраке зашевелились какие-то тени, обрели объем и цвет, выползли
    на тротуар, загородили дорогу. Он сбавил шаг, приглядываясь: у столба как
    будто знакомец, черноволосый сутенер Керимка, а ближе к подворотне другие
    знакомцы, Вахид и пара его подельников, швейцаров-вышибал. Правда, уже не
    в чалмах и восточном платье, а в цивильном обмундировании.
           - Этот? - послышался гортанный голос.
           - Этот, - подтвердил Керим. - Этот, и сумка никуда не делась!
    И деньги в ней! Не мог он все на Зульку просадить! Ну, орлы, на четверых?
           - Как договаривались!
           "Надо же, - подумал Каргин, - а я кусачки гурии оставил! Придется
    кулаками молотить..."
           Мысль не успела завершиться, как из-за спины беззвучно
    выскользнул кто-то большой и темный - плоский стремительный силуэт, будто
    вырезанная из бумаги фигура ворона. Каргин различил лишь быстрые взмахи
    широких крыльев-рукавов и капюшон, скрывавший шею и волосы незнакомца,
    а больше ничего - тот миновал фонарный столб и подворотню с невероятной
    скоростью, как если и правда был бы птицей, и скрылся за углом. Мираж?
    Видение? Вряд ли! Четверо стонавших и хрипевших на земле были несомненной
    реальностью.
           - Кто ж это с вами счеты свел, братва? Да еще так ловко! -
    поинтересовался Каргин, потом решил, что дело это не его, собственных
    хватает, и двинул по Самаркандской к Рустем-авеню, а затем в отель, в
    номер люкс на двенадцатом этаже. В холле, направляясь к лифту, он заметил
    узкоглазого мужчину, похожего на японца - тот получал у портье свои ключи.
    Может, был он вовсе не японцем, но о газете Каргину напомнил - о той,
    которую они нашли вместо сумки с миллионами.
           - Японская газета, блин!.. Издеваются, наглецы!.. - буркнул
    он, ступив в кабинку лифта. - Могли на русском подложить... или хотя бы
    на английском...
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Выехали утром, в самый ливень, на микроавтобусе. Вел его хмурый
    бородатый мужик, а еще трое, с автоматами, в потрепанном камуфляже,
    устроились на передних сиденьях. Один из них что-то передал Кериму, но
    не конверт с деньгами, а небольшой пакетик вроде сигаретной пачки. Керим
    его тут же вскрыл, послюнил палец, попробовал на язык. Веруня, крутая
    героинщица, сглотнула и зашептала Ксении: сменял нас, гад, на наркоту.
    На что нас только не меняли, буркнула Зойка.
           Дорогу Ксения не запомнила. Вокруг громоздились горы, над ними
    висела стая темных туч, а из туч падали на землю потоки воды. Налево,
    направо, вверх, вниз, от аула к аулу, на перевал, с перевала, в ущелье,
    из ущелья... Ирку тошнило, Зойка с Ксенией тоже сидели бледные, а Веруня
    - ничего ее не берет! - клянчила у провожатых травку и обещала дать всем
    четверым. Дождь, наконец, прекратился, небо посветлело, и за домами,
    сгрудившимися на речном берегу, дорога вильнула и исчезла в темном жерле,
    зиявшем в горе. Машина въехала в тоннель, тянувшийся, как показалось 
    Ксении, на целый километр, а за ним - вот она, крепость... Ксения ожидала 
    увидеть замок на горной вершине, окруженный башнями и зубчатыми стенами, 
    но вместо стен был тут бетонный забор с колючей проволокой, вместо башен 
    - вышки с прожекторами и пулеметами, а вместо замковых построек - низкие 
    кирпичные бараки. Один повыше и побольше - дом местного эмира, куда их и 
    отвели.
           Пришла мрачная женщина в черном, показала, где вымыться, дала 
    поесть, молвила: поспите с дороги, чтоб к вечеру были как новенькие,
    вечером байрам ****) намечается, будет эмир пить-гулять да развлекаться.
    Пройтись можно? - спросила Ксения. Женщина пожала плечами: пройдись, но 
    к забору не подходи. Ежели пристанут, скажешь: я для эмира, только тронь,
    эмир повесит!
           Девчонки улеглись, а Ксения отправилась гулять. Скучное гуляние!
    Плац, бараки, склады, казематы, какие-то развалины, а вокруг - изгородь
    из бетонных блоков и горы с повисшими над ними клочьями серых туч... Еще
    - люди, парни и мужчины, все с оружием, и все глядят на нее как волк на
    овцу... Ксении стало страшно. Она вернулась в дом, в отведенную для них
    комнату, и юркнула в постель.
    
    ------------------------------------------------------------------------
    
           *) Club only - только для членов клуба. Многие привилегированные
    клубы США заказывают одежду, галстуки, перстни и иные отличительные знаки
    для своих членов.
          **) Купюра в сто долларов.
         ***) Анальгетики - препараты, лишающие чувствительности к боли,
    способности к сексуальному возбуждению и тому подобное.
        ****) Байрам - праздник (тюркск.).
    
    
    
                                    Сегодня в нашей комплексной бригаде
                                    Прошел слушок о бале-маскараде.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
                       Глава 8. Ата-Армут, 12 мая
    
           - Ростоцкий его зовут, - сказал Сергеев, прихлебывая кофе.
    - Ростоцкий Павел Петрович, кандидат технических наук, специалист
    по автоматике, бывший сотрудник КБ-35. Возраст пятьдесят два года,
    женат, второй брак, супруга значительно моложе, имеет двух детей
    семи и двенадцати лет. Здесь с семьей. Работает, конечно, в заводском
    конструкторском бюро.
           - Отлично! - сказал Каргин.
           - Взять его за хибок и выкрутить, - проворчал Перфильев,
    наливая себе третью чашку.
           Они пили кофе в гостиной своего люкса. Свежий утренний ветерок
    шевелил занавески в лоджии, на небе не было ни облачка, солнце сияло,
    словно умытое вчерашним ливнем. Хороший денек! И настроение у Каргина
    тоже было хорошим.
           - Так просто взять нельзя, - произнес Сергеев. - Контрактник с
    секретного предприятия, за ним наверняка следят, так что встреча должна
    состояться как бы случайно и в непринужденной обстановке. Опять же нас
    он не знает и, возможно, не захочет с нами откровенничать. Правда, я...
    - Он на секунду замолк, потом, стрельнув серыми глазками туда-сюда, вдруг
    усмехнулся: - Признаюсь, уходя на пенсию, я совершил должностной проступок
    - не сдал свое удостоверение. Оно и сейчас со мной. Просроченное, конечно,
    но если не приглядываться...
           - Маскарад? - вымолвил Каргин.
           - Что-то вроде этого. "Хвост" отсечь минут на двадцать-тридцать,
    и я его выдою. Ему пятьдесят два года - значит, советский человек. А наши
    люди такой документ уважают. - Он вытащил из внутреннего кармана красную
    книжечку.
           - Маскарад... - снова протянул Каргин. - Что ж, согласен. Опыт
    имеется - вчера я тоже помаскарадничал.
           - Как раз хотел спросить. С успехом, Алексей Николаевич?
           Каргин рассказал о свидании с обольстительной Зульфией. Перфильев
    при этом скалился, и его ухмылки то и дело переходили в хриплый хохот,
    но бывший кагэбэшник был серьезен, слушал внимательно, молча, и даже
    наводящих вопросов не задавал. Потом произнес:
           - Поздравляю, Алексей Николаевич. У вас, знаете ли, несомненный
    дар... Если же говорить по существу вопроса, события, думаю, развивались
    так. Ростоцкий созвонился с Барышниковым и приехал в ресторан после
    работы. За ним, разумеется, следили, но встреча с приятелем, очевидно,
    не вызвала удивления. Далее - вилка: либо подслушали, о чем он с друзьями
    толкует, либо справку быстро навели, что за друзья такие и в чем их
    интерес. Ну, опоили и взяли по-тихому... Хотя бы для того, чтоб выяснить,
    что им Ростоцкий наговорил.
           - Могли у него самого полюбопытствовать, - буркнул Перфильев.
           - Это вряд ли. Зачем нервировать такого нужного специалиста?
    Уверен, Ростоцкий даже не подозревает, что Барышников исчез.
           - Стараниями подлюги-эмира... Ты ему, Леха, ятаган дарил? Так
    я его за Костю этим ятаганом...
           - Спешка и заметная активность нам ни к чему, - возразил
    Сергеев. - Встретимся с Ростоцким, поговорим... вы и я, - он кивнул
    Каргину. - Я съезжу с Балабиным к заводу, присмотрюсь, подготовлю
    операцию - скажем, к концу рабочего дня, часикам к шести. "Хвост" бы
    только отсечь... наверняка они на машине... аварию случайную устроить
    или что-то в этом роде...
           - Рудик сделает, - уверенно сказал Перфильев.
           - Это не годится. Будет с феррашами разбирательство, поймут,
    что наш, а это уже не тянет на случайность. Посторонний должен быть,
    незапятнанный... Ну, я подумаю и с вами свяжусь. - Сергеев поднялся.
    - Могу приступать, Алексей Николаевич?
           - Приступайте.
           Сергеев вышел.
           - Опытный кадр, толковый, - промолвил Каргин.
           - Еще бы! Дурачков не держим. - Перфильев тоже направился к
    выходу. - Я в офис, сяду на связь.
           Едва от покинул комнату, как раздался звонок.
           - Секретариат мистера Алекса Керка?
           - Это сам Алекс Керк, - сообщил Каргин. - Слушаю.
           - С вами говорит советник президента по внешним связям Райхан
    Ягфаров. Досточтимый ага приглашен в загородную резиденцию "Карлыгач". *)
    Завтра, к одиннадцати часам.
           - Как туда ехать?
           - Пусть ага не беспокоится. Транспорт будет подан к вашему
    отелю в девять тридцать.
           - Благодарю, - сказал Каргин и повесил трубку.
           Телефон нерешительно помолчал секунду и звякнул снова.
           - Алекс Керк у аппарата.
           - Мир вам, ага! Да будет ваша жизнь подобна отдыху в садах
    аллаха, пусть гурии ласкают вас и воды источника Земзем омоют... **)
           - Короче! - рявкнул Каргин. - Вы кто?
           - Майор... то есть кезбаши Аязов, первый заместитель ферраш-баши
    Ата-Армута, стража порядка, справедливости и...
           - Из полиции?
           - Так точно, ага, храни вас аллах! Сообщаю: был анонимный звонок
    в городское ферраш-управление с требованием выкупа. Ваши люди в горах у
    бандитов, и, к сожалению, на неконтролируемой нами территории. Дети Иблиса
    предлагают провести обмен на перевале в двадцати километрах от Кизыла,
    послезавтра, в девять вечера. Представили доказательства - прислали по
    почте галстук одного из заложников.
           Хорошо, что не палец, подумал Каргин, ликуя. Клюнуло! Прав был
    Азер, прав - шакалы ненасытны и жадны! Теперь узнать бы что-нибудь про
    этих деток Иблиса...
           - Кто эти бандиты с гор? Вам это известно, кезбаши?
           - Нет, клянусь аллахом! В горах, достопочтенный ага, больше
    шаек, чем плодов на груше, и мы пока не в силах эту грушу обтрясти...
    К великому моему сожалению! - Полицейский чин смолк, потом бархатным
    голосом добавил: - Советую согласиться с их требованиями, ага...
    большими требованиями, но не чрезмерными для столь богатого человека.
    Как написано в коране, спаситель ближнего войдет в рай по каменному
    мосту и шелковым коврам, а пожалевший денег во спасение окажется в...
           - Сколько? - оборвал кезбаши Каргин.
           - Ну... три миллиона... за каждого...
           - Согласен. Хотя, по американскому законодательству, с бандитами
    в переговоры не вступают, выкуп не платят, а освобождать заложников -
    дело спецслужб и полиции.
           - Сожалею о нашей скудости и неумении, ага... Но что мы с вами
    можем предпринять? Сегодня судьба обнажила меч... А восточная мудрость
    гласит: лучше пригнуть голову, чем стать на голову короче.
           Каргин хмыкнул - помнилась ему и другая восточная мудрость:
    если у тебя два кармана, старайся положить в оба.
           - В какое время я должен быть со своими людьми и деньгами у
    городского ферраш-управления?
           - Когда вам угодно, пресветлый ага.
           - То есть как?
           - Нам нужны деньги, а всю операцию обмена мы берем на себя.
    В горы поедут только наши сотрудники. Мы не можем подвергать опасности
    драгоценную жизнь...
           - Понял. Деньги будут, - произнес Каргин и с задумчивым видом
    опустил трубку.
           Азер предупреждал: отдавать, конечно, не станут, но деньги
    попробуют выманить... А еще сказал: как засветятся, я вам, ребята,
    помогу...
           Каргин прошел в спальню, вытащил из письменного стола карту
    с телефонным номером и газету с непонятными иероглифами, поглядел на
    них, почесал в затылке. Пожалуй, еще не стоит беспокоить Федора Ильича... 
    три дня впереди, многое может случиться... Он спрятал карту, а газету 
    сунул в карман.
           Телефон затрезвонил снова - короткими требовательными гудками.
           Что ж это сегодня творится? - подумал Каргин, протягивая руку
    к трубке. Параллельный аппарат располагался на столе, рядом с черным
    связным чемоданчиком.
           Голос был незнакомым и говорили на английском:
           - Мистера Алекса Керка, пожайлуста.
           - Слушаю.
           - Хай! Это из Ниццы беспокоят. Вы сделали вчера заказ, сэр.
    Кому? Будьте добры назвать полное имя и воинское звание.
           - Шону Дугласу Мэлори, коммодору.
           - Вы не женаты, сэр?
           - Женат.
           - Девичье имя вашей супруги?
           - Кэтрин Барбара Финли.
           - Прошу извинить, сэр, порядок... Ваш заказ выполнен. Пересылаю
    видеофайл. Он откроется, если вы наберете пароль "narrow". ***) Другого
    слова, похожего на имя интересующей вас персоны, мы в ангийском не нашли.
           Устройство связи пискнуло.
           - Погодите, - сказал Каргин, откинув крышку черного чемоданчика.
    - Вы и правда нашли крокодилов или змей?
           - Нет, сэр, сожалею, сэр. Но в Ницце есть океанариум, а в нем
    - пираньи. Мы арендовали помещение на два часа.
           - И как все прошло?
           - Отлично, сэр! Мы сказали, что снимаем фильм ужасов.
           Переливчатая трель - знак того, что послание принято.
    Каргин ввел пароль, ознакомился с фильмом и остался доволен. Все было
    превосходно, особенно звуковое сопровождение - мольбы, стоны, вопли и
    раздирающие душу крики. Впрочем, если не считать стресса, паники и пары
    синяков, Нури Курбанов не пострадал.
           - Лучше будешь друзей выбирать, веник, - пробормотал Каргин,
    перегоняя запись на дискету.
           Экран устройства связи ожил, явив улыбающееся лицо коммодора
    Мэлори.
           - Добрый вечер, мой мальчик... то есть доброе утро - вечер
    это у нас... Ну как, доволен?
           - То, что надо. Благодарю, коммодор!
           - Как говорят у вас, - Мэлори вдруг перешел на русский, -
    древний лошадь канаву не портить... Работай в Туране, сынок, а все
    остальное у меня под контролем.
           Несколько минут он распространялся о том, как движутся дела в
    Чехии, Бразилии и Сахаре, о планах дискредитации китайского оружейного
    экспорта и о каком-то суперагенте ХАК, проникшем на ракетный завод в
    Нанкине. Потом взглянул на Каргина, прищурился и молвил:
           - Патрик, твой дед, обеспокоен. Ты, разумеется, не мальчишка,
    и можешь ходить куда угодно и возвращаться поздним вечером. Однако бери
    с собой охрану - ну, понимаешь, о чем я? Пять-шесть парней с сорок пятым
    "полицейским" и в бронежилетах... таких, что собственным телом прикроют...
           - Не понял, - нахмурился Каргин.
           - Это я о вчерашнем, - загадочно произнес Мэлори и отключился.
           Уже донесли, мелькнулаа мысль у Каргина. Кто? Ответ был прост,
    как один плюс один: чемоданчик у него, чемоданчик у Флинта. "Ну, я тебя, 
    морпех трахнутый!" - подумал Каргин, делая шаг к дверям.
           Телефон заверещал снова. Он чертыхнулся и снял трубку.
           Это был Перфильев.
           - Зайди в офис, Леха. Тут знакомец один тебя домогается.
    И другие тоже... там, коридоре...
           - Уже иду.
           Он вышел из номера и застыл, не в силах справиться с
    потрясением. От лестницы, занимая всю ширину коридора, двигались человек
    сорок или пятьдесят: девушки в национальной одежде (кажется, танцовщицы
    из ресторана), коридорные, носильщики и прочие служители отеля, официанты
    и официантки с цветами на подносах, а перед ними шествовал важный усатый
    господин в сопровождении портье. Господин через каждые два шага замирал
    на секунду и низко кланялся Каргину, портье тоже кланялся и протягивал
    позолоченные ключи в плоской серебряной вазе. За этой процессией, на
    лестничной площадке, стоял Рудик, назначенный сегодня часовым, и весело
    ухмылялся.
           - Что это значит? - тихим зловещим голосом спросил Каргин.
    - Не по уставу службу несешь! Откуда посторонние на этаже?
           - Это не посторонние, Алексей Николаевич, - сообщил Рудик.
    - Это Камиль-ака, управляющий отелем, с почетной свитой. Ключик вам
    принесли.
           - От президентского люкса, - уточнил усатый. - Ошибка
    получилась, сиятельный бек, вы уж на меня не обижайтесь, этот сын ишака,
    - он подтолкнул портье, - не тот вам номер приготовил. Такая глупость,
    такое невежество! Верблюду ясно, где должен жить такой падишах, такой
    миллиардер! - Усатый застонал, воздев руки к потолку. - Наш драгоценный
    гость, и не просто гость, а друг светлейшего эмира министра Чингиза
    Мамедовича! Стыд какой, поселить здесь такого султана! А другой стыд,
    когда от эмира звонят и требуют ошибку исправить! Будто мы сами
    догадаться не могли!
           - Не было никакой ошибки, - сказал Каргин. - Я только со
    вчерашнего дня эмиру друг, часов с шести-семи. А до того ни падишахом,
    ни султаном не был.
           - Но теперь, теперь, - усатый управляющий снова подтолкнул
    портье, - теперь халиф переедет в достойные его апартаменты, этажом
    выше, и мое сердце успокоится!
           - Этажом выше? То есть на тринадцатый этаж?
           - На четырнадцатый, эфенди, на четырнадцатый! "Тулпар" - отель
    для интуристов и важных персон, так что, согласно европейской традиции,
    у нас нет тринадцатого этажа!
           - Не перееду, - решительно заявил Каргин. - Времени нет на
    переезды, да и не нужно мне это.
           - Умоляю, мой хан! - Кажется, усатый собирался бухнуться на
    колени. - Ключ! Прошу вас! Возьмите ключ! Все ваши бесценные вещи будут
    перенесены под личным моим наблюдением!
           - Хороша ложка к обеду, - отрезал Каргин. - Я остаюсь здесь и
    прошу оставить меня в покое. Уходите!
           Усатый ударил себя кулаком по голове и взвыл. Толпа служителей
    поддержала его горестными воплями и стонами, а девушки поникли, словно
    срезанные цветы.
           - Аллах! Смилуйтесь, эфенди! Какой для нас позор, беда какая!
    Что я Чингизу Мамедовичу скажу? Что я...
           Это может продолжаться до бесконечности, решил Каргин и
    строго произнес:
           - Не о Чингизе Мамедовиче нужно беспокоиться. Он вам не
    хозяин. - Потом набрал побольше воздуха в грудь и гаркнул: - Мистер
    Перфильев!
           Дверь отворилась и Влад высунулся в коридор.
           - Да, босс?
           - Я покупаю этот отель! Скажите Флинту, пусть свяжется с
    кем надо, и все оформит. Управляющего - вон! Слишком назойливый, лучше
    наймите финна или шведа. Остальных... - Он обвел взглядом замершую
    толпу. - С остальными посмотрим. Тех, кто не понимает дисциплины и
    настоятельных просьб гостей...
           Рудик едва успел посторониться - толпа ринулась вниз по
    лестнице. Есть ситуации, когда совсем неплохо быть богатым, подумал
    Каргин, переступая порог номера Флинта. Морпех и Перфильев ждали его
    в гостиной.
           - Ты в самом деле хочешь купить эту тулпару? - поинтересовался
    Влад.
           - Посмотрим. - Он сунул руку в карман и вытащил диск в
    прозрачном пластиковом футлярчике. - С этим в банк отправимся, прижмем
    Алекперова. Только что получил... И еще новости есть: во-первых, на
    завтра к туран-баши приглашают, а во-вторых, звонил полицейский майор.
    Говорит, какие-то бандиты с гор галстук прислали и выкуп требуют за
    наших, шесть миллионов. Деньги надо передать в течение трех дней
    феррашам, а уж они поделятся с бандитами.
           Когда он повторил это на английском, Флинт поморщился.
           - Ненадежно, босс... Мы никак не контролируем ситуацию.
           - И я того же мнения, - кивнул Перфильев. - Опять же - как
    Толпыго нас учил? Спецназ деньги берет, но никогда не отдает. Думаю,
    обождать надо день-два, а там, глядишь, Сергеев чего-нибудь накопает.
           - Значит, так и решили. Тем более, что время у нас еще есть.
    - Вымолвив это, Каргин повернулся к Флинту. - Скажите, Генри... честно
    скажите... мы оба - офицеры, и ни к чему нам друг друга обманывать...
    Вы связывались с Мэлори? Поздно вечером, ночью или сегодняшним утром?
           Флинт с обидой отвесил губу.
           - Это верно, шеф, что мы оба офицеры. А офицер через голову
    начальника ни к кому не обращается! Так?
           - Так.
           - Хотите, чтобы я слово дал?
           - Не хочу. Просто... просто я должен был убедиться. Есть факты,
    которые я объяснить не могу. - Он положил руку на плечо Перфильева. -
    Ты сказал, меня какой-то знакомец ждет? Где?
           - В офисе. Говорит, у светлого эмира свиделись, у славного
    сардара Чингиза Мамедовича.
           - С поручением от него, что ли?
           - Нет. По собственной инициативе явился, говорить с тобой
    желает. Точнее, с нами обоими.
           - Ну, так пошли!
           Каргин распахнул двери в офис, обежал глазами комнату и
    удивленно хмыкнул. Со стула поднялся мускулистый парень в джинсах и
    легкой рубашке, и хотя наряд его не походил на прежний и казался вполне
    современным, узнать парня не составляло труда. Телохранитель Таймазова!
    Лучший в Туране воин, верный, преданный человек, таймазовская тень...
           Каргин изумился еще больше, когда мускулистый встал во фрунт,
    бросил ладонь к виску и четко, громко произнес:
           - Сержант Булат Файхуддинов, спецподразделение "Стрела"! -
    А потом, понизив голос, добавил: - Возьмите к себе, товарищ капитан...
    возьмите, мочи моей больше нет...
    
                                 * * *
    
           Они сидели за столом, и Булат Файхуддинов, татарин из
    Прикаспийска, рассказывал историю своей жизни. Как призвали его в
    девяностом и отправили служить под Курск, в десантную дивизию, как
    осваивал воинскую науку, как били его "старики" в сортире, как прыгнул
    с парашютом в первый раз, как дослужился до первой лычки, а потом и до
    второй, и получил законное право почесать кулак о морды новобранцев, как
    попал он в Югославию с российским миротворческим отрядом, как заработал
    осколок под ребра и пулю в колено - еще чуть-чуть, и был бы инвалид! -
    как четыре месяца провалялся в Смоленском военном госпитале, как заново
    начал ходить, а когда бросил костыли, написал заявление на сверхсрочную,
    и взяли его, как способного и нюхнувшего пороха бойца, в "Стрелу". Правда,
    дальше учебной роты он не пошел, разогнали "Стрелу" в девяносто третьем,
    но научиться успел он многому и год провел в Москве, выносил забияк из
    разных кабаков и охранял какого-то важного депутата. Потом у депутата
    ему обрыдло, вернулся в Прикаспийск, на родину, и выяснил, что город
    после ликвидации военно-морской базы как полумертвый, ни работы нет, ни
    даже деловых, к которым стоит в охранники наняться - если, конечно, тех
    не считать, что наркотой промышляют. Уехал в Ата-Армут, дрался на рингах,
    где идут бои без правил, и после одного такого сражения Таймазов его и
    подобрал. Впечатлился тем, как Булат разделал одного могучего узбекского
    пахлавана! Теперь у Тайм-аута служит, третий год пошел, бабки - приличные,
    тоска - смертная... День сидишь за дверью кабинета, вечером - в закрытый
    клуб, тот же кабак-бордель, но для начальства, потом в коридор, к спальне,
    стоишь там, слушаешь, как пьяный Тайм на новой бабе пыхтит, а как отпыхтит
    и заснет, можно отдохнуть в комнате рядом или к себе уехать. С утра - все
    то же... ни личной жизни и вообще никакой... Одна радость, голодные бабы
    и девки выпрыгивают из эмирской спальни - пыхтеть-то он горазд, а толка
    чуть... Тоска! Ни чести, ни славы, ни настоящей драки и никакого
    морального удовлетворения...
           - Ты почему эмира Тайм-аутом зовешь? - поинтересовался Каргин,
    дослушав историю до конца. - Созвучно с Таймазовым, что ли?
           - Созвучно, - подтвердил Булат. - А еще до баб охоч, однако не
    по своим возможностям. В постели часто тайм-аут берет.
           - Ну-ну... Значит, говоришь, в "Стреле" служил, в учебной роте?
    А командовал кто у вас?
           - Капитан Нефедов. А всем учебным центром - майор... майор...
    фамилию вот не упомню, потешная такая...
            - А ты, сержант, напрягись, вспомни, - посоветовал Перфильев.
            - Толстиков или вроде Топтыгин... Нет, Толпыго! Он, Толпыго,
    товарищ капитан!
            - Какой из себя?
            - Большой, крупный, корпусом на медведя похож, а рожей - на
    гориллу. Силища в нем, мать!.. Ломы гнул, хочешь о шею согнет, хочешь о
    колено... Еще потрепаться любил... ну, изречения там всякие, пословицы
    да поговорки...
            Каргин с Перфильевым переглянулись - парень, похоже не врал.
            - Что говорил он, помнишь? Ну-ка, приведи примеры.
            Булат расплылся в улыбке.
            - Что-что, а этого не позабудешь! Честь отдают не морде, а
    погону, говорил! Сержант - лучший друг человека, говорил! Шнапс отдельно,
    патроны отдельно, говорил! А еще, на стрельбах, зимой, глотнет бывало из
    фляжки, прищурится и скажет: сироп от кашля, если не очень усердствовать,
    причиняет верность глазу и твердость руке!
           - Все правильно, - молвил Каргин. - Правильно, но все же... 
    - Он приподнял бровь и посмотрел на Перфильева.
           - Все же придется доказать, что ты у нас не засланный казачок,
    - уточнил Влад. - Три года эмирчику служишь, под дверью сидишь, бабцов
    его трахаешь, деньги берешь... Так и так, он твой благодетель!
           Смуглое лицо Булата потемнело.
           - Обижаете, товарищ капитан!
           - Не обижаю и обидеть не хочу. Ты в наше положение войди: что
    нам думать? То ли ты "стрелок"-сержант, свой до последнего патрона, то
    ли из эмирских холуев... Люди меняются, парень! А тут еще наших украли...
    И дело у нас тут щекотливое... Доказательства нужны!
           - Доказательства... - повторил Булат. - Ну, будут сейчас
    доказательства!
           Он наклонился, пошарил в сумке, что валялась у ног, и вытащил
    видеокассету.
           - Вот!
           - Что на ней? - спросил Каргин. - И откуда взял?
           - Я знаю, какое у вас щекотливое дело, слышал вчера, о чем с
    Тайм-аутом толковали. Вот, втихаря переписал... Все не смог, опасно,
    запись большая, два часа с копейками... отрывки выбрал, кусочки, минут
    на десять. Это, товарищи капитаны, про "Шмель".
           Каргин поднялся, подошел к магнитофону, сунул кассету в приемную
    щель, включил телевизор. Скалистые вершины качнулись на экране, над ними
    поплыли облака, потом под скалой возник ангар с распахнутыми воротами 
    и в нем - три узких стреловидных корпуса. Крайняя машина покачнулась, 
    приподнялась на метр-полтора, ринулась вперед, и изображение исчезло. 
    Новый кадр: горный склон, пересеченная местность, каменные глыбы да 
    утесы, чахлые кусты, редкие деревья, и под одним из них - танк, то 
    ли макет, то ли настоящий Т-72. Откуда-то сбоку, из-за камней, тенью 
    выскальзывает хищный силуэт, и тут же начинается канонада - бьют, похоже, 
    из противотанковых пушек, гранатометов и ПТУРСами. По-серьезному бьют, 
    не холостыми... Тень мечется вдоль склона вверх-вниз, стремительно огибая 
    скалы и приближаясь к дереву с танком; разрывы снарядов не поспевают 
    за ней. Потом - всплеск огня под кабиной, дымный след ракеты и фонтан 
    яростного пламени: танк - в хлам, дерево - в обломки... Склон исчезает; 
    теперь на экране колпак бетонного бункера, группа людей перед ним и 
    замерший над травой стреловидный аппарат. Ток воздуха колышет траву. 
    Колпак кабины сдвигается - видны голова человека в шлеме и его руки. 
    Пилот спрыгивает на землю, снимает шлем. Его лицо крупным планом: 
    серые холодные глаза, тонкие губы, тонкий хрящеватый нос. Черты 
    вполне европейские.
           - Все, хана, - произнес Булат. - Больше переписать не рискнул,
    зато рассказать могу.
           Каргин вытащил кассету.
           - Ты там был, сержант? Где это?
           - Старая база в горах, к юго-западу от Армута, на вертолете
    с час добираться. Полигон Ариман теперь называется. Я туда с эмиром
    летал, за спиной стоял, с бутылкой, мать ее, и с рюмкой! В апреле,
    недельки три тому назад... Испытания были, потом фильм Таймазову
    привезли. Тайм-аут и заместители его при мне смотрели, очень были
    довольные. Еще бы! Машина, "Шмель" этот - ну, зверюга! Попасть в 
    него никак, а сам долбанет ракетой или с пушки, все рылом вниз!
           - А пилота ты видел? Этого, тонкогубого?
           - Близко не видел, слышал только, что Витасом зовут. Не из
    местных, литовец он нанятый или латыш... Говорили, раньше будто бы в
    ВВС служил, на "сушке" *****) летал...
           - Кто говорил?
           - Ну, эти, кто там был, - Булат ткнул пальцем в телевизор. -
    Хмыри из эмирской свиты... херы-сераскеры да шиши-минбаши...
           Зазвонил телефон, и Каргин чертыхнулся. Перфильев поднял
    трубку, послушал и сказал:
           - Наш сыскарь на проводе. У завода толчется, и есть у него идея,
    как "хвоста" убрать.
           - У меня тоже есть идея, - сказал Каргин и повернулся к Булату.
    - Ты, сержант, к нам просишься? Вот сегодня и приступай.
           - Так точно, товарищ капитан!
           Эти слова ласкали слух. Давно Каргин их не слышал, давно... В
    Легионе говорили "да, мой капитан!" и руку к виску тянули не по-нашему...
           - У тебя колеса есть?
           - "Жигуленок-пятерка". Подержанный, но...
           - Подержанный даже лучше. Встретишься с одним человеком, Сергеев
    его зовут, он тебе определит задание. Влад, спроси у подполковника, куда
    сержанту подъезжать?
           Перфильев бросил несколько слов в трубку, выслушал ответ.
           - На угол Кокчетавской и Чимкентской, к пивной палатке. В
    пятнадцать ноль-ноль.
           - Понял, сержант? Выполняй! С этой минуты, - Каргин поглядел
    на часы, - ты у меня на довольствии.
           Булата как ветром выдуло.
           - Быстрый парень. Научился у Толпыго кой-чему, - произнес
    Перфильев, глядя, как Каргин возится у магнитофона, вытаскивает кассету
    и прячет ее в сейф. Он помолчал, потом добавил: - Фильм этот... Помнишь,
    Алексей, как "косилка" по склону шла? На какой скорости камни огибала?
           - Помню, - ответил Каргин.
           Они посмотрели друг на друга. Лязгнул замок сейфа, Перфильев
    вздохнул и сказал:
           - Пойду за Дмитрием и Славиком. Пора в банк ехать.
    
                                 * * *
    
           К Первому президентскому подкатили без лишней помпы. Славик
    остался за рулем, Каргин, Перфильев и Дима, тащивший солидного вида
    чемоданчик, вошли в просторный вестибюль, миновали двери операционного
    зала с переминавшимся рядом охранником и направились к лестнице. Там
    тоже дежурил страж.
           - Куда?
           - К Алекперову, - бросил шагавший впереди Перфильев.
           - Зачем?
           - Не твоего ума дело. - Влад попытался отодвинуть охранника,
    но тот стоял твердо.
           - Если по договоренности, пропуск должен быть! Где пропуск?
           - Щас будет. Старшего зови, дубина!
           Явился старший, в едва сходившейся на брюхе униформе с
    блестящими пуговицами и галунами, с бронзовой бляхой на груди, с
    кобурой и мобильником у пояса. Каргин окинул его скучающим взглядом.
           - Это мистер Керк, президент "Халлоран Арминг Корпорейшн",
    - объяснил Перфильев. - Из Сан-Франциско прилетел. Желает видеть
    Алекперова.
           - Ильяс Гарифович занят, ага. Созвонитесь с его секретаршей,
    договоритесь о...
           Перфильев взял старшего за грудки и встряхнул так, что бляха
    звякнула о пуговицы.
           - Я тебе что сказал, павлин беременный? Я сказал, что это
    мистер Алекс Керк из Калифорнии, дружбан сардара Таймазова... Хочет
    деньги свои в ваш долбаный банк положить, миллионов двести баксов...
    Проводи к Алекперову, живо!
           Толстяк побледнел, бросил панический взгляд на чемоданчик в
    диминых руках и, заикаясь, пробормотал:
           - Эт-то т-там? В-все д-двести миллионов? О, аллах!
           - Там сопроводительная документация, - сказал Перфильев,
    подталкивая старшего в жирную спину.
           Они поднялись по лестнице и прошли нешироким коридором к
    приемной. Старший охраны, сорвав с пояса мобильник, что-то лихорадочно
    бормотал на туранском и забегал вперед, делая свободной рукой приглашающие
    жесты. Дверь в приемную открылась, юная черноглазая секретарша подхватила
    Каргина под локоток и, обдавая запахами французской косметики, повела к
    следующей двери, дубовой и по-советски основательной. На пороге Каргин
    обернулся.
           - Ждать здесь. Можете пока девушку развлечь.
           Кабинет у Ильяса Гарифовича Алекперова был сугубо деловой:
    стол с вращающимся креслом, еще пара кресел для посетителей, сейф,
    телефоны, портрет туран-баши и стенка - бар, книжный шкаф и секретер
    с плотно закрытыми дверцами. И сам Алекперов выглядел по-европейски
    подтянутым и деловитым - узкое бледное лицо, непроницаемый взгляд,
    ранние залысины, темный костюм, строгий галстук, перстень с большим
    бриллиантом на безымянном пальце. Каргин подошел к креслу, сел и, не
    протягивая руки, уставился в рыбьи глаза банкира.
           - Вам доложили, кто я?
           - Да. - Алекперов приподнялся и слегка склонил голову. -
    Я следил за вашей пресс-конференцией по телевизору и вполне в курсе.
    Имеются деловые предложения, мистер Керк? Я весь внимание.
           - Имеются. Мы выбираем уполномоченный банк, через который будут
    финансироваться наши проекты в Туране. Эта процедура требует личного
    знакомства с владельцами и руководством финансово-кредитного учреждения.
    Вопрос, так сказать, доверия... ну, вы понимаете... конфиденциальность,
    надежность, взаимовыгодное партнерство.
           Банкир развел руками.
           - Прошу прощения, мистер Керк, с такими вопросами не ко мне.
    Я не владелец банка и даже не главный его руководитель.
           - Ничего, - успокоил его Каргин. - С Нури Дамировичем мы уже
    свели знакомство в Ницце, так что считайте, что таможня дала добро.
    - Заметив, что по лицу Алекперова промелькнула тень беспокойства, он
    наклонился к банкиру и негромко вымолвил: - Небольшая контрольная
    проверка, Ильяс Гарифович, тест на искренность: есть правильный способ
    зарабатывать деньги, и есть быстрый. Вам какой больше нравится?
           - Мы, банкиры, зарабатываем только одним способом.
           - Правильным?
           - Разумеется.
           - Сожалею, но вы не прошли проверку, - заявил Каргин. -
    Придется выбрать другой банк. Но прежде поговорим о некой сумочке,
    исчезнувшей из вашего хранилища. Думаю, это случилось позавчерашним
    вечером или вчерашним утром.
           Физиономия Алеперова начала бледнеть, но в остальном он глазом
    не моргнул и голосом не дрогнул.
           - Это невозможно, мистер Керк. Абсолютно невозможно, уверяю вас.
           В самом деле наглец, мелькнуло у Каргина в голове. А выдержка!
    Выдержка просто железная!
           Он вытащил из кармана диск, придвинулся к банкиру еще ближе
    и мягко сказал:
           - Ты, Илюша, не врубаешься в ситуацию. ХАК нельзя грабить, это
    ХАК грабит всех! На любом континенте, в любой стране, даже в Туране! -
    Каргин передвинул диск к Алекперову. - Телевизор с видаком найдется? Так
    погляди! Сейчас, при мне. Привет здесь от Нури Дамировича, президентского
    племянника. Тебе первому показываю, а мог бы дядюшке отправить с запиской
    анонимной, чем вызваны такие меры... Оцени!
           Алекперов поднялся с каменным лицом, подошел к стенке, откинул
    доску секретера, за которой матово блеснул огромный телевизионный экран.
    Каргин, почесывая рубец под глазом, глядел на его спину. Спина была
    прямой, но пальцы, когда банкир вставлял диск в прорезь магнитофона,
    дрожали, и отраженный бриллиантом солнечный зайчик прыгал по стене.
           - Звук, - промолвил Каргин, - звук сделай потише. Не то
    секретаршу свою перепугаешь.
           Трансляция длилась недолго, минут шесть-семь, и когда банкир
    повернулся к Каргину, с лицом его произошла разительная перемена. Оно
    уже не казалось непроницаемым; в глазах метался ужас, веки трепетали,
    а из краешка рта стекала на безупречный костюм струйка слюны.
           - Что.. что это? - с трудом промолвил Алекперов, возвращая
    диск. - Вода, и в ней... Что это было?
           - Океанариум города Ниццы, - любезно пояснил Каргин. -
    С пираньями. Рыбки такие, в Амазонке водятся.
           - И они Нури...
           - Жив Нури и относительно цел. Даже не знает, кому обязан
    этими острыми переживаниями. Деньги сюда! - Каргин похлопал ладонью по
    столу. - Если вопросов больше нет, то...
           - Вы не отправите эту запись президенту? - Сдвинув портрет
    туран-баши, под которым обнаружилась дверца сейфа, Алекперов открыл
    его и начал выкладывать тугие зеленоватые пачки. Каргин считал.
           - Не отправлю. Зачем волновать старого человека? Два с половиной,
    все правильно... Теперь еще пятьсот, штрафные санкции... Поживее, Ильяс
    Гарифович!
           Он поднял трубку телефона, набрал калифорнийский номер и,
    услышав голос Холли Роббинс, секретарши Мэлори, сказал:
           - Это Алекс Керк из другого полушария. Вы еще на работе, мэм?
    Не бережет вам коммодор, не бережет!
           - Сегодня просил задержаться, пока вы не позвоните, сэр. Как
    погода в другом полушарии?
           - Просто великолепная. Скажите коммодору, что вопрос
    урегулирован, и кормить пираний нет необходимости.
           - Слушаюсь, сэр. У нас погода тоже неплохая. Такое ясное
    звездное небо...
           Каргин повесил трубку, склонил голову к плечу и осмотрел
    ровный штабель долларовых пачек. Потом вытащил газету и бросил ее на
    стол.
           - Еще один вопрос, мой дорогой банкир. Это зачем в ячейке
    оставили? И почему на японском?
           Алекперов с трудом сглотнул.
           - Японец дал.
           - Какой японец?
           - Позавчера меня в "Достык" пригласили. Местные предприниматели,
    бизнес у них с этим японцем, икру он хочет вывозить или осетрину, а 
    оплата пойдет через Первый президентский... У меня с английским нет 
    проблем, так что пришлось японца развлекать, а он мне эту газету сунул. 
    Сказал, что на первой странице интервью с каким-то мафиози, ограбившим 
    банк на два с половиной миллиона...
           Зальчик! - припомнилось Каргину. Отдельный маленький 
    кабинет, а в нем - танцующая девушка и четверо мужчин... Тот зальчик, 
    куда он заглянул, прогуливаясь у "Достыка"... Японец там, кажется, 
    присутствовал... а другой - у стойки портье, вчера... Многовато 
    развелось в Армуте японцев, решил он, поднимаясь.
           Алекперов, ссутулив плечи, с тоской взирал на груду долларов.
           - Скажу вам честно, мистер Керк... Приехал вчера пораньше, взял
    дубликаты ключей, спустился в хранилище, вскрыл ячейку, пересчитал... А
    там - ровно два с половиной, как в газете! И показалось мне, аллах знак
    подает... Сумку взял, а газету оставил. Сумочку вашу я потом сжег...
           - Это прискорбно, но предусмотрено, - произнес Каргин. Затем
    открыл дверь, позвал Диму и велел сложить деньги в чемоданчик. На пороге
    остановился, посмотрел на Алекперова и вымолвил: - Есть знаки от аллаха,
    Ильяс Гарифович, а есть от шайтана, и постарайтесь их впредь не путать. 
    Океанариума в Армуте, конечно, нет, но серпентарий с кобрами найдется.
    
                                 * * *
    
           Сергеев заехал за ним в "Тулпар" в четверть шестого. Машина
    была неприметной, купленной пару часов назад и оформленной на Балабина
    - старенький "москвич", когда-то небесно-голубой, а теперь скорее цвета
    северного неба, обложенного тучами. Движок, однако, оказался приличный
    и позволял выжимать километров восемьдесят. Не "ЗИМ", конечно, и не
    "мерседес", зато внимания не привлекает. Каргин приобретение одобрил,
    забрался на заднее сиденье, к подполковнику, и выслушал подробный
    инструктаж: что говорить, когда молчать и как с многозначительным
    видом хмыкать и гмыкать.
           Закончив, Сергеев спросил:
           - Что с визитом в банк, Алексей Николаевич? Свое отспорили?
           - Отспорил, и даже с прибылью. Взял НДС в двадцать процентов.
           - Умеете убеждать, шеф!
           - Довод был убедительный. - Каргин вздохнул и сказал: - Из
    полицейского управления звонили, некий кезбаши Аязов... Бандиты с ним
    связались, выкуп требуют за наших в шесть миллионов, а что за бандиты,
    непонятно... Контакта с ними Аязов не дает, настаивает, чтобы деньги
    через него переслали. Вы узнайте, что за тип этот кезбаши. Не нравится
    он мне.
           - Узнаю, непременно узнаю, - молвил Сергеев. - Это легче, чем
    Ростоцкого искать. Ну, время! Поехали!
           Пока Балабин вел машину из центра в заводской район, Каргин
    предавался воспоминаниям. Давным-давно, лет тридцать назад, когда
    семья их обреталась в гарнизоне под Хабаровском, отцов сослуживец дядя
    Паша (фамилию он по малолетству не запомнил) купил такой вот "москвич"
    или очень похожий, тоже голубой; купил, вытянув из шапки командира
    счастливую бумажку с крестиком, собрав три четверти суммы по всем
    гарнизонным приятелям-офицерам. А когда обкатал машину, залезла в нее
    ребятня - Минька, дяди-пашин сын, Ася с Верушкой, близняшки, маленький
    Лешка и еще пять или шесть душ - и повез их дядя Паша в тайгу, к какому-то
    озеру с теплыми ключами, и купались они там по посинения, и визгу было
    ровно столько, сколько счастья... Где они теперь, думал Каргин, где дядя
    Паша, и Минька, и те девчонки, которых мать родная путала? Где? Живы ли,
    довольны? Нашлась ли им доля в новой России, и какая? И где тот голубой
    "москвич" - сгнил ли на свалке или еще бегает, рычит с презрением на
    всякие "пежо", "фиаты" и "форды"?
           - Здесь остановимся, - услышал он голос Сергеева и очнулся.
    До площади с трехэтажным зданием заводского управления было метров
    двести или сто пятьдесят, и Каргин отлично видел большие фанерные щиты
    с президентским портретом и загадочной надписью на туранском, а за ними
    - стоявших на посту автоматчиков. Двери проходной были распахнуты, и из
    них потоком изливались труженики, распадаясь на более мелкие струйки
    - кто домой пешком, а кто к автобусной остановке. Иногда слышался
    требовательный автомобильный гудок, ворота рядом с проходной с протяжным
    скрипом раздвигались, пропуская машину - это, надо думать, разъезжалось
    начальство.
           - В одну смену работают, - заметил Сергеев. - И народа немного
    для такого комплекса, человек восемьсот. Ну, все уже прошли-проехали...
    Скоро наш гусь появится.
           - Узнаем с такого расстояния? - усомнился Каргин.
           - Узнаем. Я все про него выведал: какая тачка, каким маршрутом
    едет к дому, и какого цвета занавески в спальне... Не пропустим!
           За воротами загудело, и выехали сразу три машины, "хонда" и два
    "жигуленка", "восьмой" и "девяносто девятый". Каргин дернулся.
           - Не наши, - успокоил Сергеев. - На "хонде" - паша директор
    Усманов, на "девяносто девятом" - ага директорский сынок, в папиных
    замах ходит, а на "восьмерке" - мелочь пузатая. Наш...
           Ворота снова отворились, пропустив "тойоту" цвета кофе с
    молоком. Она отъехала метров на сорок, и тут же невесть откуда вынырнул
    "жигуль"-пикап и пристроился в арьергарде.
           - Вот это наши клиенты, гусь со следопытами. - Подполковник,
    вытянув руку, похлопал Балабина по плечу. - Давай за ними, Василий.
    Только не спеша, не спеша... Суетиться нам ни к чему.
           Машины покатили вниз по Кокчетавской, лавируя среди выбоин и
    вздымая пыльные облака. Эта дымовая завеса была почти непроницаемой.
           - На "тойоте" ездит! - сказал Каргин. - Видать, специальное
    разрешение имеется.
           - Не нужно ему разрешение, Алексей Николаевич. Как только
    контракт подписал, пожаловали орден Жемчужина Мудрости с Почетной
    Цепью и всеми превилегиями. Квартира в пять комнат за центральным рынком,
    деньги, должность главного специалиста, фрукты-яблоки и климат чудный,
    триста двадцать солнечных дней в году... Ошалеешь после челябинской
    скудости!
           Балабин осторожно вел машину сквозь пыльные тучи, обгоняя то
    переполненный автобус, то грузовик. "Тойота" прочно исчезла в этом
    мареве, но тыловая часть пикапа мелькала где-то впереди, раскачиваясь
    на колдобинах и ямах.
           - К Чимкентской приближаемся, - предупредил Сергеев. - Парень,
    которого вы прислали, вроде бы шустрый и за рулем не новичок. Если все
    как надо сделает, тогда...
           Впереди что-то случилось. Каргин успел заметить, как из
    поперечной улицы вырвался красный автомобиль, перекрывая дорогу пикапу;
    пронзительно взвыл клаксон, раздался скрежет тормозов, глухой звук удара,
    затем пикап развернулся на месте и въехал прямо в торчавший на углу пивной
    ларек. Красная машина, кажется, не пострадала, аккуратно припарковалась у
    обочины, и из нее вылез водитель. Проезжая мимо, Каргин увидел, как Булат
    шагает к пикапу и ларьку, разбираться. Вид его не сулил обидчикам ничего
    хорошего.
           - Толковый юноша, - похвалил Сергеев. - Не огреб бы только
    хлопот...
           - Какие хлопоты? - откликнулся Каргин. - Лучший боец в Туране,
    личный телохранитель Таймазова... Сейчас он из этих следопытов мясо
    по-казахски делать будет.
           Бывший кагэбэшник кивнул.
           - Вы умеете подбирать кадры, Алексей Николаевич. Дорого
    обошелся?
           - Он не за деньги. Ему за державу обидно, - пояснил Каргин.
           - Идейный, значит... Хорошо! Идейные, они всегда надежнее.
           "Москвич" свернул на длинную извилистую улицу, следующую за
    Чимкентской. Тут стояли какие-то древние кирпичные лабазы с пустыми
    проемами сорванных с петель ворот - вероятно, пакгаузы или заводские
    склады. Тротуара здесь не было, и ни людей, ни машин не замечалось.
    Серая пыль, жаркое солнце, зной, тишина...
           - Самая ближняя дорога в центр, - пояснил Сергеев и сказал в
    спину Балабину: - Вот теперь бы, Вася, поторопиться!
           - Он рядом. Сейчас достану, - ответил прапорщик и выжал педаль
    газа.
           Мотор взревел, автомобиль рванулся вперед, скрипя и подпрыгивая
    на ухабах, догнал осторожно пробиравшуюся по улице кофейную "тойоту",
    обошел ее слева, подрезал и, повелительно рявкнув немелодичным гудком,
    заставил остановиться. Сергеев и Каргин выскочили, двинулись к "тойоте"
    с двух сторон. Сидевший там мужчина - немолодой, с мешками под глазами
    и резкими морщинами у рта - насторожился; ладонь его подрагивала на
    рукояти переключателя скоростей.
           - Не пытайтесь уехать, Павел Петрович, дорога перекрыта с
    обоих концов, - сказал Сергеев, отворяя дверцу и по-хозяйски располагаясь
    на переднем сиденьи. Каргин сел сзади.
           - Кто вы? Что вам нужно? Денег? Я отдам все, что при мне...
           - На ваши деньги не посягаем. Хотим поговорить, а чтобы нам не
    помешали, давайте заедем в ближайший склад. В эти ворота, пожайлуста.
    Ну, поезжайте, поезжайте...
           Каргин многозначительно прочистил горло, "тойота" развернулась
    и скользнула под темные бетонные своды пакгауза. Вслед за ней прошелестел
    колесами "москвич".
           - Вот и хорошо, вот и ладно... - Сергеев прикрыл глаза и начал
    монотонно декламировать: - Ростоцкий Павел Петрович, тысяча девятьсог
    сорок шестого года рождения, гражданин России, живет с женой и двумя
    детьми на улице Памирская, сорок, квартира двадцать пять, в Челябинске
    проживал по адресу... Впрочем, неважно; где проживал, там его уже нет.
           - Вы русские? - Ростоцкий с видимым облегчением перевел дух.
    - Откуда?
           - Отсюда, - бывший кагэбэшник вытащил из кармана удостоверение.
    - Я - полковник Сергеев, отдел внешней разведки, а за вашей спиной -
    капитан Брянский, ликвидатор.
           - Хрмм... - мрачно произнес Каргин.
           - Ликвидатор? - Кровь отхлынула от щек Ростоцкого. - Почему
    ликвидатор?
           - Работа у него такая, - пояснил Сергеев. - Да вы не
    тревожьтесь, Павел Петрович, он здесь не по вашу душу. Вы, конечно,
    ренегат, сбежали за границу из секретного КБ, пользуясь тем, что въезд
    сюда безвизовый... Но времена нынче другие, и мы таких беглецов не
    отстреливаем.
           - Как сказать, - вымолвил Каргин, щелкая пальцами.
           - Помолчите, капитан, и поставьте оружие на предохранитель.
    Видите, на человеке лица нет... Так вот, Павел Петрович, вы нас,
    собственно, не интересуете, мы Барышникова ищем, ценного для родины
    специалиста. Пропал Николай Николаевич, исчез! И что интересно, после
    встречи с вами. Ресторан "Достык", седьмое мая, примерно двадцать
    ноль-ноль... Повидался с вами с присутствии нашего сотрудника, и ни
    слуха, ни духа о них... Вы можете такую неприятность объяснить?
           Маскарад так маскарад, подумал Каргин и снова щелкнул пальцами.
    Потом доложил:
           - Оружие на предохранителе, товарищ полковник.
           - Вот и хорошо, вот и замечательно... Слушаю вас, Павел
    Петрович.
           Но Ростоцкий молчал. Щеки его побледнели еще больше, мешки
    под глазами отвисли, и выглядел он сейчас лет на шестьдесят с хорошим
    гаком. Каргин, смотревший на него в обзорное зеркальце, понял, что 
    специалист по автоматике ничего не знает про исчезновение Барышникова, 
    и что новость эта для него как гром небесный.
           Так оно и оказалось.
           - Исчез? Почему исчез? - пробормотал наконец Ростоцкий. Он
    вытащил из кармана платок и вытер лицо дрожащими руками.
           - По той причине, что вы ему что-то интересное сказали, -
    пояснил Сергеев. - Такое, что знать ему не положено. Вот местные власти
    и всполошились... Ну, так о чем была беседа, Павел Петрович?
           Ростоцкий нервно комкал платок.
           - Откуда я знаю, что вы не провокатор? - буркнул он. - Сунули
    мне удостоверение КГБ, которого в природе уже нет, и там вы подполковник,
    а никакой не полковник! Вдруг эти самые местные власти вас и наняли!
           Глазастый, однако! - подумал Каргин. Ростоцкий боялся, но страх
    его разума не туманил; был он, видимо, из тех ученых кадров, что при
    любых обстоятельствах умеют смотреть и делать выводы. Это вызывало
    уважение. А как вот Сергеев вывернется? - мелькнула мысль.
           - Вы правы, это мое старое удостоверение, - спокойно промолвил
    подполковник. - Память о днях былых... Я показал его вам, чтобы хоть
    как-то отрекомендоваться... Что же касается новых документов, то их в
    зарубежные командировки не берут, не положено по инструкции. У капитана
    Брянского и такого нет, - он опять помахал красной книжечкой. - Капитан
    у нас бизнесмен и находится здесь совсем под другой фамилией. Азбучные
    истины, Павел Петрович!
           Ростоцкий слушал его, закрыв ладонями лицо, покачиваясь и что-то
    глухо бормоча. "Коля, Коля..." - разобрал Каргин. Кажется, их пленник
    был в отчаянии.
           Наконец он опустил руки и произнес:
           - Я виноват, полковник... не надо было с Николаем встречаться...
    остатки совести заговорили... - В глазах Ростоцкого плавала боль. -
    Скажите, вы в курсе миссии Барышникова? Он ведь сюда уже в который раз
    приезжает...
           - Это нам известно.
           - Вы знаете, что изделие "Кос-4" сложно использовать без
    некоторых специальных средств? Я говорю о боевом применении.
           - Знаю. Вы говорите о ДМУО - синий, красный и белый модули.
           - О них. Я нанят, чтобы изготовить заменитель, но в существующих
    здесь условиях эта задача не решается. Чего я не скрывал - ни от дирекции
    завода, ни от министра Таймазова. Я - инженер-электронщик, и у меня три
    помощника, а ДМУО разрабатывал коллектив из двухсот человек, и были в
    нем системщики, математики, программисты и тактики боя в самых различных
    условиях... Повторить такую разработку здесь нереально! И вот...
           Горло у Ростоцкого перехватило. Он снова вытер лоб платком,
    тяжело вздохнул и продолжил:
           - И вот, где-то в начале апреля, мне приносят все три модуля.
    Откуда, спрашиваю? Усманов, директор наш, говорит: прямо из Челябинска,
    есть у нас там связи.
           - Какие? - прервал Сергеев.
           - Ну, понимаете, не меня одного сюда завербовали. Есть
    технологи, есть конструкторы, люди с опытного производства...
           - Кузин, Петренко, Шаров и другие, не так ли?
           - Да. У каждого масса знакомых в родных пенатах... В общем,
    изготовили в Челябинске комплект, тайком и за наличные. Директор
    мне его дает и спрашивает: можно ли повторить по этому образцу? Можно,
    говорю. Если заново проектировать, мне нужно двадцать лет, а повторить
    могу за десять. Кое-как объяснил, в чем сложности: программная часть под
    защитой, классные нужны специалисты, чтобы ее расковырять, да и разводку
    плат так просто не скопируешь... Усманов понял. Ладно, говорит, наладим
    производство в Челябинске, а вы стенд для проверки соберите, нужно ведь
    знать, что нас за наши деньги не надувают. Стенд я собрал, проверил -
    все в порядке. Потом модули забрали на полевые испытания...
           "О них мне сержант и докладывал", - подумалось Каргину. Все
    детали и фрагменты картины, от намеков светлого эмира до информации,
    полученной сейчас от Ростоцкого, укладывались в его голове, подгонялись
    друг к другу, вставали на свои места, как винтики и колесики в часовом
    механизме. В самом деле, чего мудрить, специалистов переманивать и все
    такое? Была в Советском Союзе кооперация, и сохранилась она на всем
    постсоветском пространстве, только стала тайной и более эффективной:
    вы нам блоки электронные, а мы вам живые деньги, а если мало, наркотой
    добавим... Не было уже сомнений, что сардар Таймазов - и, вероятно, сам
    туран-баша - сделали крупную ставку на "Шмели"-"Манасы". И не удивительно!
    Если развернуть такое производство, деньги рекой потекут, и будет здесь
    не Туран, а Нью-Бахрейн или новый Кувейт...
           - Об этом вы и рассказали Барышникову? - услышал Каргин голос
    Сергеева.
           - Да, полковник.
           - Ваши... гмм... хозяева интересовались этой встречей?
           - Да.
           - Кто конкретно?
           - Нукер... то есть минбаши Дантазов, куратор проекта от
    министерства обороны. Я сказал: встретился с давним приятелем, выпили
    рюмку, поболтали, как хорошо в Армуте и плохо в Челябинске... Это не
    возбраняется!
           - Верная линия поведения, - одобрил Сергеев.
           Щека у Ростоцкого дернулась.
           - Теперь вот вам все рассказал и надеюсь - бога молю! - что вы
    не куплены моими нанимателями. Я им, конечно, нужен позарез, и убивать
    меня не станут, но могут наказать. А наказать так просто! Дети у меня,
    жена...
           - Об этом стоило раньше подумать, - сказал Сергеев и полез из
    машины. - Однако не волнуйтесь, мы именно те, кем вам представились.
    Более или менее... - Он хлопнул по капоту. - Пошли, капитан! А вы,
    Павел Петрович, поезжайте, поезжайте... К жене, к деткам.
           - Минуту, - произнес Каргин. - Вам, Ростоцкий, что-нибудь
    известно о базе и полигоне в горах? База называется Ариман.
           - Нет, не слышал. Мне казалось, что "Шмели" находятся в
    Прикаспийске, там тоже есть и база, и полигоны... правда, заброшенные...
           Когда "тойота" скрылась в облаке пыли, Сергеев, прищурившись,
    спросил:
           - Что за база, Алексей Николаевич? Вы мне про нее не говорили.
           - Сегодня утром узнал. Находится в горах, к юго-западу от
    Армута, на расстоянии в сто-сто пятьдесят километров. Можете разузнать
    подробности?
           - Могу. За сутки справлюсь.
           - И не забудьте про того кезбаши. Аязов, заместитель начальника
    полицейского управления.
           - Не забуду, - Алексей Николаевич, - сказал Сергеев и вздохнул.
    - Профессия у меня такая - ничего не забывать...
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Пировали в доме эмира, в большой комнате, похожей на столовую.
    Наргис, женщина в черном, сказала, что прежде здесь штаб базы был, а
    в этой комнате - офицерский буфет. Теперь здесь жили эмир Вали и его
    ближние харисы, ******) а с ними - один русский, светловолосый, с 
    тонкими губами. Кроме него и эмира было еще девять мужчин, и хоть намаз 
    они свершили в положенное время, на закате, но пили крепко, и не вино, 
    а водку и джин.
           Ксения эмиру не понравилась - он, похоже, любил пышных женщин
    и выбрал себе Зойку. Зато светловолосый к ней прилип, принялся поить
    да рассказывать, как служил в Подмосковье, и в Калугу ездил, и в Тулу,
    и в Смоленск, всюду ездил к военным летчикам, был человеком в больших
    погонах, наставником-инструктором. Оказалось, что сам он не русский, а
    литовец, Витасом зовут, но по-русски говорил чисто, и Ксения расслабилась,
    подумав, что вспомнят они о Смоленске, о парке в древних крепостных
    стенах, о соборе с синими куполами, о площади с кинотеатром и Большой
    Советской улице, сбегавшей вниз, к Днепру. Не тут-то было... Хлебнул
    Витас три стакана, прихватил бутылку и потащил ее в постель.
           Все бы ничего, если бы пить не заставлял. Пить крепкое Ксения
    так и не научилась, тошнило ее от водки, а от можжевелого джина еще
    сильнее. Пробовала отказаться, да Витас схватил за волосы и начал орать:
    "Пей, шлюха!.. Что ты за бля, если не пьешь!.. Пей!.." Выпила. Велел
    платье скинуть - сняла. Сцапал жадно, в койку повалил, плюхнулся сверху
    и отрубился.
           Тут Ксении совсем плохо сделалось. Вылезла из-под него,
    обратно платье натянула, поняла, что до туалета не добежать, выскочила
    из дома и облегчилась прямо у стены. Потом за угол пошла, и там ее снова
    вывернуло, забрызгала подол и туфли. Зато полегчало.
           За домом что-то еще было построено, низкое, кирпичное,
    приземистое, похожее на туалет. Ксения туда и побрела, подальше
    от пьяных эмировых сподвижников, в надежде обнаружить кран с водой.
    Сумрачно кругом, только в доме огни да прожекторы на вышках, но все
    же разглядела, что на дверях замок с баранью голову, а на окне - узком,
    без рам и стекол - решетка. Ксению опять скрутило, вцепилась она в эту
    решетку, согнулась пополам, а когда неприятности кончились, чувствует -
    кто-то ее держит.
           Страшный мужик! Лоб и щеки в засохшей крови, мочка на ухе
    отрезана и взгляд словно у мертвеца... Обхватил ее руку, стиснул и
    шепчет разбитыми губами: "Девушка... ты кто, девушка?.. Откуда?.."
           Ксения обмерла, хотела руку вырвать, но он держит крепко и все
    шепчет, шепчет... И вроде бы там, за решеткой, он не один, а кто-то еще
    стонет и дышит...
           Сказала: "Ксюша я... из Смоленска... теперь в Армуте живу..." А
    он: "Русская? Мы тоже русские... пленники..." Руку ее отпустил, погладил
    и хрипит: "Будешь в Армуте, сбегай в "Тулпар", там негр живет, Флинт, а
    с ним - наши... Передай, что Браш Бой у эмира Вали. Не знаю, Ксюшка, есть
    ли бог на небесах, но сделаешь, о чем прошу, тебе зачтется." И оттолкнул
    ее - иди, мол, отсюда.
           Она вернулась в дом, туфли сбросила, чтоб не стучали, спряталась
    в той комнате, куда Наргис их привела. Просидела там всю ночь. Утром
    девчонки вернулись, в койки полезли, спать, а потом их в Армут повезли.
    Ехала, дремала и видела перед собой того, страшного... И хриплый шепот
    его слышала: "Сделаешь, о чем прошу, тебе зачтется..."
    
    ------------------------------------------------------------------------
    
           *) Карлыгач - ласточка (тюркск.).
          **) Земзем - волшебный источник, который, согласно представлениям
    мусульман, находится в раю.
         ***) Narrow - узкий, тесный (англ.). Произносится "нэроу", что
    созвучно имени "Нури".
        ****) Ариман - бог зла в древнеперсидской мифологии.
       *****) "Сушка" - истребитель Су-27 и его более поздние модификации,
    разработанные в ОКБ П.О.Сухого.
      ******) Харис - охраняющий, страж (арабск.).
    
    
                                    Ну, как мы место шаха проворонили?
                                    Нам этого потомки не простят!
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
                       Глава 9. Ата-Армут и президентская
                          резиденция Карлыгач, 13 мая
    
           Черный чемоданчик заверещал во время завтрака. Ел Каргин
    один, приказав накрыть в лоджии, и хоть еды было на четырех тарелках
    плюс чашка кофе, притащили ее три официанта и суетились у стола с
    таким усердием, что бутерброд в горло не лез. Каргин цыкнул на них
    и велел проваливать. Исчезли со скоростью звука - видно, помнили его
    вчерашнюю угрозу.
           Кофе он все-таки успел допить. Новая привычка, связанная
    с семейной жизнью: в понятиях Кэти завтрак состоял из чашки кофе,
    апельсинового сока и пары тостов с джемом или сыром. Каргин же утром
    насыщался капитально, да и вообще отсутствием аппетита не страдал
    - очень полезная привычка, которую всякий офицер приобретает еще
    в курсантские времена. После недельных споров договорились: кофе и
    сок остаются, а тосты - побоку, вместо них яичница, ветчина, хлеб
    с маслом и что-нибудь еще, огурец или салат из капусты. Салат Кэти
    уже научилась готовить.
           Вспомнив ее подвиги на кухне, Каргин улыбнулся и откинул крышку
    чемоданчика. Надо думать, Мэлори... В Калифорнии ночь, а коммодору не
    спится - наверно, руководящие указания нужны. Скажем, взрывать ракетный
    завод в Нанкине или не взрывать...
           Но это оказался не Мэлори, а старый Халлоран. Дед... Его
    костистое лицо явилось на фоне темных небес, обрамленное звездами,
    словно он был Господом Богом или, как минимум, пришельцем из ядра
    Галактики.
           - Ты в порядке, Алекс?
           - Вскрытие покажет, - буркнул Каргин и тут же, устыдившись,
    перешел на английский: - В полном, сэр. Тут ни войны, ни мира нет, но
    если с Африкой сравнивать, то тишина и благодать.
           - Не обольщайся, - проскрипел старик. - Колокола третьей
    мировой еще не грянули, но четвертая уже идет - война Америки со всей
    планетой за тотальное господство. Ты в этой битве участвуешь и должен
    делать на ней деньги.
           - Я стараюсь, - сказал Каргин. - Просто носом землю рою.
           Дед пошевелил рыжими с сединой бровями.
           - Мышка рыла, рыла и дорылась до кошки... Рой, старайся, но
    будь поосторожнее. Теперь тебе надо быть вдвойне осторожным! Конечно,
    я твою задницу прикрою, но все же побереги себя.
           "Горы сдвинулись, моря расплескались! - подумал Каргин. -
    Похоже, о нас проявляют родственную заботу... С чего бы? И это обещание
    задницу прикрыть... Каким образом, чтоб мне в Хель провалиться?!"
           Он открыл было рот, но слово вылететь не успело, как старик
    произнес:
           - Я тебе яхту подарю, океанскую яхту, а твоей супруге - колье
    и диадему Марии-Антуанетты. *) Поздравляю, Алекс!
           Глаза у Каргина полезли на лоб.
           - Что... - прохрипел он, - что случилось? Меня сенатором
    избрали от штата Калифорния?
           Халлоран - небывалый случай! - улыбнулся.
           - А, ты еще не знаешь... Матери позвони.
           Экран погас, а Каргин схватился за трубку телефона, соображая,
    сколько времени сейчас в Краснодаре, шесть или уже семь.
           Мать, впрочем, уже была на ногах.
           - Что там у вас произошло? - сдавленным голосом зашептал он.
    - Что вы от меня скрываете? Что...
           В трубке раздался журчащий мамин смех.
           - Мы не хотели тебя беспокоить... не были уверены... У Катеньки
    задержка, и вчера мы сделали анализ.
           Каргин затрепетал.
           - И что?
           - Как выразился твой отец, счет в нашу пользу.
           - Ты кому-нибудь сообщила? Деду, например?
           - Тебе первому, если не считать нас троих. А дед... Я ведь
    с ним связаться не могу, Алешенька, а сам мне не звонит.
           "Вот это номер! - мелькнула мысль у Каргина. - Мэлори
    хвастал, что есть у нас люди во Франции, в пустыне Сахаре и даже на
    Огненной Земле... Теперь, значит, и в Краснодаре имеются! Да еще какие
    информированные! Ходят, небось, по пятам, берегут, охраняют и о всякой
    мелочи докладывают... Хотя какая это мелочь! Дело хоть и семейное, но
    серьезное!"
           Пару секунд он соображал, готов ли к роли отца, потом выдохнул
    в трубку:
           - С Кэти я могу поговорить?
           - Она еще спит, сынок.
           - Ну, так поцелуй ее за меня. Я еще позвоню.
           Каргин осторожно опустил трубку и невидящим взглядом уставился
    в светлое утреннее небо.
           Бывают минуты, равные годам, когда человек стремительно
    взрослеет или стареет, отказывается от прежних мнений и идей, оценивает
    заново себя и свое место в Мироздании. Краткие мгновения, после которых
    ты уже не прежний, а иной, и эти перемены иногда пугающи, или радостны,
    или непонятны, и нужно время, чтобы разобраться, каким ты был и каким
    стал. Нечто подобное происходило сейчас с Каргиным, что-то рождалось
    в нем, что-то отмирало, и он, всматриваясь в туранские небеса, пытался
    сообразить, сколь велики потери и сколь значительны приобретения.
    "Теперь тебе надо быть вдвойне осторожным", - прошелестел в сознании
    голос Халлорана - подсказка, которой мудрая старость из века в век
    смиряет юный пыл.
           Кажется, он начинал понимать.
           Прежде он не колебался перед боем и твердо знал, что честь
    дороже жизни. Сейчас ситуация изменилась: сейчас была Кэти и будущий
    их ребенок, и жизнь Каргина принадлежала им. Точно так же, как жизнь
    Перфильева - его жене и дочери, и как, наверное, жизни остальных людей,
    Балабина, Азера, Флинта, Сергеева, достаточно зрелых, чтобы обзавестись
    потомством и принять за это полную ответственность. Жизнь на одной чаше
    весов, долг, честь, победа - на другой... Всегда ли эквивалентен обмен,
    всегда ли нужен? Это оставалось неясным, зависящим от обстоятельств
    и конкретных целей. Каргин чувствовал, что не может ответить на этот
    вопрос, и, более того, подозревал, что ответа просто не существует.
    Такие колебания не означали, что он утратил отвагу и решимость; они
    лишь были свидетельством того, что он становится старше и мудрее.
           Зазвонил телефон, трубка рявкнула голосом Перфильева:
           - Спускайся! Шутюр-баад **) у подъезда! А в холле - рота
    пишущей братии!
           Каргин сунул за пазуху футлярчик с дарами для президентской
    супруги, вышел и двинулся к лифту. Василий Балабин и Рудик пристроились
    за ним, кабинка поползла вниз, дверцы распахнулись.
           Холл и правда был переполнен - фотокорреспонденты, телевидение,
    репортеры с микрофонами, местные газетчики, французы, турки, россияне
    и даже вроде бы один японец. Разноязыкая скороговорка, вспышки блицев
    и множество знакомых физиономий. Пробираясь вслед за Балабиным и Рудиком
    через эту толпу, Каргин приветственно делал ручкой, бросал короткие
    реплики и ослепительно улыбался. "Аргументы и факты", "Гарем", "Пари
    матч", "Туран гази", "Туран ватан", мадам Гульбахар из "Туран бишр"...
    Бак Флетчер, с огромным синяком под глазом, держался за чужими спинами,
    но тоже тянул микрофон.
           - Мистер Керк, два слова... даже одно... вы направляетесь к
    президенту?
           - Да.
           - Кто инициатор этой встречи?
           - Обе стороны, мадам.
           - Главный обсуждаемый вопрос?
           - Я уже говорил на пресс-концеренции: экспорт груш из Турана.
           - Прошу вас, будьте серьезны!
           - Я серьезен, как покойник.
           - Будет рассматриваться вопрос о туранской нефти?
           - Возможно.
           - О туранском никеле?
           - Не исключено.
           - О меди?
           - Медь вашу так! - пробормотал Каргин. - Кому она нужна,
    эта медь? Весь мир потребляет дешевый металл из Чили!
           У самого порога к нему пробился Савельев, спецкор "Известий",
    и, тяжело отдуваясь, подмигнул:
           - Дело касается российской военной техники?
           Каргин подмигнул в ответ:
           - Никоим образом. Мы собираемся обсудить идею насчет монумента...
    Помните - большой скала Ак-Пчак у самого лэйк?
           Он вышел на улицу, к Перфильеву. У подьезда, прямо на тротуаре,
    стоял огромный белый "кадиллак" пятиметровой длины, а за ним - джип с
    хмурыми, разбойного вида крепышами, вооруженными до зубов. Задняя дверца
    машины была распахнута, и около нее переминался тощий, интеллигентного
    вида господин в светлой тройке и при галстуке.
           - Что-то ты сегодня сияешь, - сказал Перфильев, пристраиваясь
    сбоку. - Шутюр-баад понравился?
           - Что я, президентских тачек не видал? Это личное, личное...
    Как ты думаешь, колье Марии-Антуанетты Кэти подойдет?
           - А! С женой говорил, наобещал подарков! - Лицо Перфильева
    приняло озабоченное выражение. - Прошку вызволим, я своей тоже что-нибудь
    куплю... Не привезешь, такое будет!
           Господин в светлом поклонился.
           - Райхан Ягфаров, советник президента по внешним связям...
    Я вам звонил, досточтимый ага, и буду вас сопровождать.
           Ягфаров Каргину понравился. Лицо у него было тонким, благородным,
    как на персидских миниатюрах, а в глазах таилась печаль - та, что бывает
    не от горя, а от мудрости. Он протянул руку и сказал:
           - Можно без аги. Меня зовут Алекс, а это - Владислав Перфильев,
    шеф российского отделения нашей корпорации. С нами два телохранителя.
    Поместимся, Райхан?
           - Поместимся, Алекс, - вымолвил Ягфаров, пожимая ему руку. - В
    этой машине можно вывезти на пикник всю мою бывшую кафедру. - Вздохнув,
    он добавил: - Секьюрити ваши, в общем-то ни к чему - видите, с нами
    сопровождение.
           - Подозрительные рожи, - вполголоса пробормотал Перфильев,
    косясь на джип.
           - Чеченская гвардия туран-баши. Называется так - чеченцев в ней
    поменьше, чем саудитов, турок и сирийцев. Ну, поехали!
           Они расположились втроем на заднем сиденьи, Балабин с Рудиком
    сели напротив, пронзительно взвигнул клаксон, разгоняя толпу репортеров,
    и машина плавно выкатилась на Рустам-авеню. Джип с гвардейцами держался
    сзади. Промелькнули знакомые здания министерств, посольств и отелей,
    витрины бутиков и ресторанов, плакаты с изображением туран-баши, затем
    площадь с правительственными дворцами, фонтанами, розами и галереями
    в виноградной лозе, большая мечеть, облицованная голубыми и зелеными
    изразцами, шумный восточный базар. "Кадиллак" миновал предместья и
    выехал на трассу, ведущую в аэропорт. Теперь с одной стороны тянулась
    нитка трубопровода, а с другой - решетчатые мачты с проводами.
           - Сейчас повернем, - сказал Ягфаров, и машина послушно
    свернула на ухоженную магистраль, тянувшуюся серым асфальтовым потоком
    среди зеленой степи. - Правительственное шоссе, прямо к резиденции
    "Карлыгач", - пояснил советник. - Контролируется с земли и с воздуха.
           Будто подтверждая его слова, в небе застрекотал вертолет.
           - Серьезно дело поставлено, - пробормотал Перфильев и оглянулся
    на джип с гвардейцами.
           Советник кивнул.
           - Наш президент уделяет особое внимание вопросам личной
    безопасности. Кстати, Алекс... Если хотите, мы можем беседовать на
    английском, французском или немецком, а также, - Ягфаров испустил
    глубокий вздох, - на любом из романских или скандинавских языков.
           - Нет необходимости, Райхан, русский - мой родной. - Каргин
    заглянул в печальные глаза советника и спросил: - Сколько языков вы
    знаете?
           - Шестнадцать, считая с фарси, турецким и арабским. Я занимался
    лингвистикой... точнее - сравнительным анализом средневековой восточной
    и европейской поэзии. Кафедрой заведовал в университете... пока ее не
    разогнали...
           - Почему?
           Ягфаров пожал плечами.
           - За ненадобностью. Чего у нас только не разогнали по этой
    причине...
           Явный диссидент, мелькнуло у Каргина в голове, а служит
    чиновником, и не последнего разбора! Он вытянул ноги и усмехнулся.
           - Но вы, Райхан, не проиграли - советник президента много выше,
    чем заведующий кафедрой! Вас привело на эту должность знание многих
    языков?
           Глаза Ягфарова стали еще печальнее.
           - Нет, Алекс, не в языках и знаниях дело. Я имею честь относиться
    к клану президентских родственников, и, по существующим обычаям, обязан
    ему служить. Так же, как все остальные. Я... - Он принял сосредоточенный
    вид, пытаясь, очевидно, вычислить степень родства. - Я племянник жены его
    троюродного брата Сабира Каюмовича Усманова.
           - Знакомое имя, - произнес Каргин.
           - Уже наслышаны? Он на оборонном заводе директорствует.
           На горизонте вставали горы. Степь по-прежнему была плоской
    и ровной, и потому казалось, что горные вершины возносятся над ней
    на недосягаемую высоту, упираясь прямо в небо и как бы поддерживая
    его бирюзовый свод зелеными, поросшими сосновым лесом хребтами. Но
    это являлось иллюзией; горы были невысоки, метров пятьсот-семьсот,
    не больше, но все-таки горы, а не холмы.
           - Природный феномен, - сказал Ягфаров. - Скальные массивы
    прямо в степи, меж ними - четыре озера, лес, прохлада, целебный воздух.
    Спецсанаторий здесь был с кумысолечебницей, а также одна из дач генсеков.
    Т е х  еще генсеков... Хрущев наведывался, Брежнев приезжал... Дача
    теперь и есть резиденция Карлыгач, а санаторий стал гостиницей для
    приближенных. Кое-что переделали, убавили или добавили... В общем,
    увидите сами.
           Над их автомобилем пролетел еще один вертолет. "Ми-8" отметил
    Каргин и спросил:
           - Какова программа встречи?
           - Сугубо неофициальная. Познакомитесь с высшим руководством,
    побеседуете, затем - прогулка у озера и обед, после чего вас примет
    туран-баша. Я буду вашим бессменным гидом.
           Дорога вильнула и пошла вверх. Слева и справа поднялись
    живописные скалы, засверкал радугой водопад, потом ущелье сузилось и
    впереди показались глухие стальные ворота, перегораживающие шоссе от
    края до края. Они разошлись, машина и джип медленно скользнули в узкую
    щель, чья-то бородатая физиономия, подпираемая автоматным стволом,
    заглянула в кабину, чья-то ладонь гулко стукнула по багажнику. Джип
    остановился, белый "кадиллак" поехал дальше, по дороге, огибавшей озеро
    хрустальной чистоты. Над ним поднимались огромные сосны с оранжевыми
    стволами, а на другом берегу раскинулся парк с комплексом белых и желтых
    строений - видимо, бывшим санаторием.
           - "Карлыгач", - сказал Ягфаров, когда машина остановилась перед
    одним из зданий, двухэтажным и довольно большим, с террасой, тянувшейся
    вдоль второго этажа. Сравнив его с дедовой виллой на Иннисфри, Каргин
    решил, что по части роскоши генсекам все-таки миллиардеров не обскакать.
    Что немудрено: генсеки, как-никак, являлись слугами народа, а миллиардерам
    сия дымовая завеса была ни к чему.
           Каргин с Перфильевым вышли. Автомобиль развернулся.
           - Ваши люди смогут отдохнуть в одном из павильонов, -
    пояснил Ягфаров. - Транспорт подадут в шесть вечера. Прошу вас, Алекс
    и Владислав, следуйте за мной.
           Они поднялись на просторную эспланаду, где полукругом стояло
    десятка три человек, пожилых и молодых, и начали обходить их, пожимая
    руки, выслушивая цветистые пожелания благополучия и здоровья, а также
    шепот Ягфарова, сообщавшего, кто тут эмир министр, кто ага депутат
    Курултая, кто доблестный сераскер, и кем все эти личности приходятся
    туран-баши. Тут были кузены, двоюродные, троюродные и внучатые племянники,
    родичи со стороны супруги и родичи родичей - словом, никто из близких не
    был обижен и обделен. В центре шеренги нашелся старых знакомец Чингиз
    Мамедович, встретивший Каргина распростертыми объятиями, а рядом с ним
    - брат Курбанова Дамир Саидович с младшим сынком Саидом. Старший, Нури,
    все еще оставался в Ницце и, вероятно, поправлял здоровье на пляжах, в
    борделях и кабаках.
           Вместе с толпою родичей Каргин и Перфильев двинулись к дому,
    вошли в овальный зал, убранный коврами и портретами туран-баши, и сели
    у круглого стола. Стол предназначался для самых именитых - Таймазова,
    президентских брата и племянника; прочие разместились в креслах вдоль
    стен, соблюдая четкую, установленную свыше и хорошо усвоенную иерархию.
    Снова обиенялись вежливыми пожеланиями удачи и здоровья, затем Дамир
    Курбанов с приятной улыбкой спросил:
           - Первый раз в Туране?
           - Первый, ага. - Ответ был чистой правдой - в период
    службы Каргина-старшего в Кушке эта республика называлась иначе.
           - Дамир Саидович - бейлербей Дивана, - прошептал сидевший сзади
    Ягфаров. - Обращайтесь к нему ага бейлербей. Желательно добавлять
    "пресветлый".
           - Ну, а какие впечатления?
           - Дивные края, пресветлый ага бейлербей, изобильные, щедрые,
    воистину благословенные аллахом. Богатейшие ресурсы, теплый климат,
    плодородные земли, море, рыба, кумыс и, разумеется, нефть... А люди,
    какие люди! Думаю, люди, которых я встретил здесь, главное ваше
    богатство... - Сидевшие у стен начали переглядываться с довольными
    улыбками, Перфильев иронически хмыкнул, но Каргин, не меняя тона,
    продолжал: - Однако я вижу ряд проблем, с которыми вы, очевидно, уже
    столкнулись. Естественная вещь - распад огромной империи не происходит
    без последствий, а они особенно заметны на периферии. Крым, Кавказ,
    Приднестровье, Балтия и, разумеется, Туран, со всем, что его окружает...
    Территория у вас как у Франции, но население менее трех миллионов, и
    отток его продолжается. В горах - разбойники, а где рабочие руки? Где
    армия, способная защитить страну? Ваши южные рубежи охраняют российские
    пограничники, а за этими рубежами - беспокойный Афганистан и Иран с
    шестидесятимиллионным населением. Вспомним также про восток и север,
    про Узбекистан и Казахстан - в любой из этих держав народа в пять раз
    больше, а за морем, в Азербайджане, больше вдвое. - Каргин посмотрел,
    как увядают улыбки на лицах президентских родичей, и закончил: - Не
    уверен, что в таком окружении вы сохраните независимость. Пирог у вас
    пышный, большой, но едоки вокруг больно голодные!
           Наступило молчание, потом кто-то у стены пробормотал:
           - СНГ... Россия гарантировала нам...
           - Не вам, - жестко сказал Каргин. - Турану!
           Дамир Курбанов посмотрел на сына и шевельнул бровью.
           - Не будем о России, - произнес Саид. - Россия далеко, и мы
    не желаем делиться с ней своей независимостью. Кроме того, Россия бедна.
           Он собирался сказать что-то еще, но Таймазов перебил племянника
    туран-баши.
           - Мы нуждаемся в других партнерах, мистер Керк, более богатых
    и более динамичных. В меньшей степени приверженных идеям демократии.
           - Соединенные Штаты - демократическая страна, - заметил Каргин.
           - Ну, и дай ей аллах! Я говорю не стране, а о вашей ХАК или
    любой другой транснациональной корпорации - они, как это ни удивительно,
    ближе нам по духу. Единоначалие, глобальный контроль, наследственная
    власть, строгая подчиненность... Вам не приходило в голову, мистер Керк,
    что западные фирмы в сущности организованы по принципу восточных деспотий?
           - Ясен день, и этот в ханы метит, - тихо пробормотал Перфильев.
    - Вот плесень лиловая!
           Саид, ревниво покосившись на Таймазова (Чует конкурента! -
    подумал Каргин), тут же вмешался, стараясь перехватить инициативу:
           - Бесспорно, нам требуются союзники, готовые вложить в
    Туран финансовые средства, поддержать тем самым существующую власть
    и укрепить обороноспособность страны. Думаю, эти инвесторы не ошибутся
    - наш сырьевой и даже технический потенциал высок, так как от прежних
    времен осталось многое, вплоть до новых военных разработок... - Он
    значительно усмехнулся. - Надеюсь, вы сознаете, мистер Керк, сколь
    широки и неожиданны могут оказаться эти перспективы?
           - Вполне, - сказал Каргин.
           - Кроме западных фирм есть и другие заинтересованные стороны,
    - добавил бейлербей Курбанов. - Не все страны третьего мира бедны.
    Скажем, арабы из...
           Он замолчал, наткнувшись на предостерегающий взгляд Таймазова.
           - Араб арабу рознь, - произнес Каргин, не спуская глаз с
    Курбанова. - Кого вы имеете ввиду, ага? Египтян, сирийцев, саудитов?
    Ливию, Алжир или Ирак? Возможно, Эмираты? - Заметив, как дрогнул
    краешек рта бейлербея, он с безразличным видом откинулся в кресле. -
    Ну, эти конкуренты нам не страшны. Одни слишком бедные, другие слишком
    агрессивные и потому находятся под контролем, а что до стран ОПЕК, то
    в них мы вложили изрядные деньги и обладаем там кое-каким влиянием.
           "Эмираты, - мелькнуло у него в голове, - точно, Эмираты! Денег
    у шейхов немеряно, чего ж не вложиться в оружейный бизнес? Опять же
    там нефть и здесь нефть..."
           Бейлербей с натугой откашлялся.
           - Мы не информируем другую сторону о контактах с вами, и будет
    справедливо, если арабы останутся просто арабами. Так сказать, без
    конкретики...
           - Не возражаю, - кивнул Каргин. - Я говорил уже светлому эмиру,
    - поклон в сторону Таймазова, - что ХАК готова предоставить двести
    миллионов. Возможно, и больше... Но деньги - это только деньги. Что
    нужно еще?
           - Об этом скажет Сабир. - Курбанов повернулся, отыскал взглядом
    среди сидевших у стены дородного мужчину в годах и повелительно махнул
    рукой. - Говори, Сабир! В чем нуждаешься?
           Тот поднялся.
           - Усманов, мой дядя, - прошелестел за спиной голос Ягфарова.
           - Нужен металл, прокат, различные комплектующие - список
    примерно на четыреста позиций... Но это не главное, это, хвала аллаху,
    подождет. Нужны специалисты!
           - Какие и сколько? - спросил Каргин.
           - Программисты самого высокого класса, не меньше десяти...
    инженеры-электронщики, вдвое больше... еще эти... как их... специалисты
    в области стратегии и тактики, для разработки алгоритмов. Мы, конечно,
    можем купить их в России, но лучше, если это сделаете вы.
           - Будет не так заметно, - подмигнув, пояснил Таймазов.
           - ДМУО хотят раскурочить, хорьки трахнутые, - буркнул Перфильев.
    - Обманем, Леха?
           - Разумеется, - произнес Каргин, и это было ответом и Владу,
    и светлому эмиру. - ХАК предоставит деньги, сырье, комплектующие и
    специалистов, но на условиях, которые я обсуждал с Чингизом Мамедовичем:
    контрольный пакет, плюс демонстрация ваших достижений, плюс президентские
    гарантии. Для финансирования проекта я выбрал Второй президентский банк.
           Саид расплылся в торжествующей улыбке, а Курбанов тут же спросил:
           - Почему не Первый?
           - С ним возникли сложности, - неопределенно ответил Каргин.
    - Если хотите, обсудим их за обедом.
           Намек был понят, и сидевшие у стен и за столом начали вставать.
    Вероятно, дальних родичей к обеду не пригласили - они прощались один
    за другим, осыпая гостей пожеланиями бриллиантового счастья, рубиновой
    удачи и изумрудных успехов. При упоминании изумрудов Каргин сунул руку
    за пазуху и убедился, что футлярчик во внутреннем кармане пиджака никуда
    не исчез. Мысль его тут же переметнулась к другим драгоценностям,
    принадлежавшим некогда Марии-Антуанетте, и, проследовав этой тропинкой,
    добралась до милой ласточки, ждавшей его в Краснодаре.
           - Ты что лыбишься как Дед Мороз после третьего стакана? -
    шепнул ему Перфильев.
           - Дипломатический этикет, - откликнулся Каргин. - Гость обязан
    приятно улыбаться.
           В сопровождении Ягфарова они спустились в парк на озерном
    берегу. Деревья в нем стояли просторно, кусты были пострижены по пояс,
    лужайки засажены травой, а главным украшением служили затейливые цветники,
    клумбы и павильоны с крышами на тонких резных столбиках. Парк, вероятно,
    был разбит еще в советскую эпоху и, с точки зрения военного искусства,
    продуман безукоризненно: местность просматривалась в любом направлении,
    и никакой злоумышленник не подобрался бы тайно к высоким лицам. Главной
    достопримечательностью являлся розарий, где уже наливались тугие алые,
    пурпурные, белые и желтые бутоны, распространяя вокруг пьянящий аромат.
    Унюхав его, Каргин вспомнил о Праге, тонувшей в запахах сирени, и
    повернул к розовым кустам.
           - Не торопитесь, - сказал Ягфаров, посмотрев на часы. - Осмотр
    розария - ровно в два пополудни. Так компетентные люди посоветовали.
           - Почему?
           Советник президента пожал плечами.
           - Не знаю, как объяснить, Алекс, я ведь лингвистикой занимался,
    а не ботаникой. Возможно, в самое жаркое время розы пахнут сильней и
    приятней? А пока давайте осмотрим вот это заведение. - Советник вытянул
    длинную руку, показывая на одноэтажный домик в мраморной плитке. У
    домика не было окон, только двери из темной лакированной древесины,
    и стоял он наособицу, среди засыпанного песком пространства.
           - Вход в подземный бункер? - осведомился Перфильев.
           - Нет, президентский туалет. - Ягфаров повел их к домику,
    поясняя на ходу: - Должен заметить, что московских гостей в "Карлыгач"
    не приглашают, а встречаются с ними в Армуте или в других резиденциях.
    То, что вы сюда попали - знак доверия и уважения, либо признание того,
    что вы, Алекс, хозяин ХАК, и вы, Владислав, ее служащий, собственно уже
    не русские или, в крайнем случае, русские самой новейшей формации. Так
    сказать, рашен американской выпечки.
           - Это вы к чему, Райхан?
           - Зайдем, увидите и поймете.
           Они зашли. В светлом, облицованном бежевым кафелем помещении,
    стояли три художественных унитаза, три огромные лепные башки: одна в
    золоченой фуражке генералиссимуса, другая голая и лысая, а третья - с
    темной шевелюрой и широкими разлапистыми бровями. Напротив них тянулся
    ряд писсуаров, которых было гораздо больше, и каждый изображал чье-то
    знакомое или полузнакомое лицо, памятное с детства. Члены Политбюро,
    догадался Каргин, с изумлением разглядывая эту выставку.
           - Вот так мы любим Россию, - с горькой улыбкой произнес Ягфаров.
    - Желаете облегчиться? Можно фуражку откинуть с генералиссимуса или в
    этого, в бровастого...
           - Это не Россия, - сказал Каргин, покачивая головой и отступая
    к порогу, - это ее прошлое. Мы причастны к нему гораздо меньше, чем ваш
    президент.
           - Согласен с тобой, - ухмыльнулся Перфильев. - Одного унитаза
    тут явно не хватает. Или писсуара... На унитаз ваш нынешний не тянет.
           Ягфаров хихикнул.
           - Не тянет, конечно, не тянет! Но будьте к нему снисходительны:
    то, что вы видите здесь, всего лишь лечебная психотерапия, попытка
    совладать с давними комплексами страха, зависти, унижения и затаенной
    злобы... Свирепой злобы и еще не позабытой! Вы молоды, и вы, возможно,
    не понимаете, что те, кому за пятьдесят, как вашему покорному слуге,
    принадлежат не Турану и не России, не Грузии или Украине, а Советскому
    Союзу. Мы, старшее поколение, в нем родились, мы пропитаны прошлым, и
    с этим ничего не поделаешь.
           Они обогнули туалет и медленно двинулись к розарию. Неширокая,
    усыпанная песком дорожка шла по берегу озера, мимо небольшого пляжа,
    пристани с лодками и настила на поплавках под тентом, который покачивался
    метрах в пятнадцати от берега. Там виднелись шезлонги и столики, а на
    самом краю сидели два гвардейца и, изнывая от скуки, щелкали затворами
    автоматов.
           Кусты роз были рассажены на пологом горном склоне, и эта
    территория, как и лужайки и санаторные здания за ней, просматривалась
    прекрасно. Каргин видел, как от ближнего корпуса кто-то идет, тоже
    направляясь к розовым зарослям - два человека впереди и двое сзади.
    Один из лидеров, молодой парень, был в джинсах и рубашке, другой - в
    просторной белой хламиде, с платком, наброшенным на голову и плечи;
    пара в арьергарде была одета точно так же.
           - Гости туран-баши, - пояснил Ягфаров. - Наверное, тоже хотят
    полюбоваться розами.
           - Точно в два часа?
           - Почему бы и нет? С ними, кстати, Баграм, мой помощник.
    Чувствуете, какие запахи? Ах!.. - Ягфаров, с выражением блаженства на
    лице, втянул носом воздух. - Наверное, в садах аллаха не пахнет слаще...
           Каргин молча согласился с ним, шагая мимо кустов с полураскрытыми
    бутонами. Кремовые розы, светло-алые, желтые, багряные, кирпичного цвета,
    пурпурные, красные, как кровь, и белые, точно первый снег или оперенье
    лебедя... У белого куста они сошлись с командой, вступивший в розарий с
    другой стороны.
           Человек в хламиде и платке, смуглолицый, темноглазый, с
    аккуратной бородкой, вежливо поклонился.
           - Да прольется на вас благословенный свет из глаз аллаха, -
    произнес он на английском и приложил руку к сердцу. - Азиз ад-Дин
    Абдаллах ибн-Сирадж.
           - Пусть ваша жизнь будет подобна этому саду, - Каргин в ответ
    тоже склонил голову. - Мое имя короче: Алекс Керк.
           Кивнув, Азиз ад-Дин важно проследовал к пурпурному кусту и
    остановился, слушая объяснения парня в джинсах. Два его спутника, таких
    же смуглолицых и темноглазых, прошли мимо с застывшими физиономиями, не
    глядя по сторонам. Охранники, понял Каргин.
           - Арабы! Точно, арабы! - Влад повернулся к Ягфарову. - Хотели
    нам их показать? А им - нас? Случайная встреча конкурентов, и цены
    растут... Так, Райхан?
           Ягфаров отвел глаза.
           - Думайте, что хотите, Владислав. Я человек подневольный...
    Сказано, показать розарий, я показал, а что до всего остального... - Он
    произнес певучую фразу на персидском, затем перевел: - Увы! Беспомощны
    все наши знанья перед великой тайной мирозданья!
           - Это откуда?
           - Это из Фирдоуси. "Шах-наме", глава "Рустам и Акван-див",
    строфа третья. Ну, не пора ли нам обедать?
           Обедали в той же комнате на первом этаже, за тем же круглым
    столом. На эспланаде перед домом, явно поджидая гостей, прогуливался
    Дамир Курбанов, и вид у него был озабоченный и хмурый. Взяв Каргина
    под локоток, он отвел его в сторону и, тревожно озираясь, зашептал:
           - Мы обедаем с моим почтенным братом и его супругой
    Нестан-ханум... неудобно может получиться... вы уж скажите, ага, что
    за проблемы с Первым президентским?
           - Ничего ужасного, - успокоил его Каргин. - В нашей корпорации
    заведен такой порядок: любым финансовым контактам предшествует сбор
    сведений о предполагаемом партнере. Так что пришлось поинтересоваться
    вашими сыновьями. Надеюсь, это вас не обижает, пресветлый бейлербей?
           - Нет, клянусь аллахом! Вполне естественный деловой интерес...
    Так что же?
           - Отзывы о Саиде положительны, однако Нури...
           - Что - Нури? - Глаза Курбанова беспокойно забегали. - Что
    еще натворил этот бездельник?
           - Ну, понимаете... - Каргин доверительно понизил голос. - Он,
    как вам известно, сейчас отдыхает под Ниццей, и какие-то безответственные
    мерзавцы втянули его в шоу-бизнес. В съемку фильма ужасов, если говорить
    точнее.
           - Он финансирует этот фильм?
           - Если бы! Выступает в качестве актера, в одной из заглавных
    ролей. Мне передали запись, где он висит над бассейном с акулами или
    кайманами, причем абсолютно голый! Вы понимаете, что после этого...
           Бейлербей побледнел и вцепился в рукав Каргина.
           - Моча ослиная! Помет шелудивого ишака! Мой брат... если он
    узнает... особенно его супруга и этот хлыщ Таймазов...
           - Не беспокойтесь, пресветлый, сведения "топ сикрет", не
    для широкого распространения. Но у меня к вам тоже есть вопрос. Это
    утреннее заседание Дивана... Признаюсь, я не рассчитывал на столь
    многолюдное сборище. Зачем оно?
           Курбанов оживился.
           - Традиция, мой бриллиантовый ага, традиция! Не важно, кто и
    что говорил, решение все равно за моим почтенным братом. Важно другое:
    люди посмотрели на вас, вы посмотрели на людей... Теперь все вас знают,
    и вы, надеюсь, кое-кого запомнили.
           Демонстрация могущества клана, понял Каргин. Родичи-министры,
    родичи-депутаты, родичи-директора... Может быть, и в оппозиции есть
    родичи? Залог успешного правления - иметь среди противников тайных
    друзей и покупать диссидентов... Таких, как Райхан Ягфаров.
           Курбанов-младший и Таймазов отсутствовали - видимо, дела
    призвали их в город. Стол, у которого сновали четверо прислужников,
    ломился под тяжестью блюд с жарким и пловом, кувшинов с шербетом,
    винных бутылок и дорогого хрусталя. Кресла, что находились у стен
    убрали, а у стола добавилось еще одно, похожее на трон, с высокой
    резной спинкой и гладкими подлокотниками. И прибор тут стоял особый,
    тонкого фарфора с синей росписью, а при нем -  серебряные вилки,
    ложки и нож с маленькой короной на рукояти.
           - Дар британского посла, - шепнул Ягфаров. - Память о тех
    временах, когда...
           Дверь отворилась, звуки национального гимна заглушили Ягфарова,
    и в комнату вошел туран-баша с супругой. Первая леди была в том возрасте,
    когда о женщине говорят: она неплохо сохранилась. Да и сам президент был
    еще орел: волосы хоть и седые, но густые, щеки слегка обвисли, но линия
    рта жесткая и твердая, взгляд повелительный, и на лбу - пара морщинок;
    конечно, от забот о народном благе. На его лице читалась многолетняя
    привычка к власти, и Каргин невольно принялся вспоминать, кем был этот
    человек, какие посты занимал и кого воочую видел. При Сталине - секретарь
    райкома комсомола в Армуте, при Хрущеве - директор медно-никелевого
    комбината, затем, уже в Москве, сотрудник международного отдела ЦК КПСС,
    замначальника, начальник отдела. При Брежневе - член ЦК, член Политбюро,
    министр иностранных дел, а после Брежнева - первый секретарь в родимых
    палестинах, туранский царь и бог. Где-то по дороге в гору он прихватил
    звание академика, членство в Союзе писателей (баловался стихами) и
    молодую жену. В общем, туран-баша являлся человеком многогранным,
    творческим, и Каргин не удивился бы, узнав, что изваяния в туалете
    выполнены лично им.
           Президент уже двигался к нему с самой сердечной улыбкой.
    Они обменялись рукопожатием.
           - Моя супруга Нестан. - Голос у туран-баши был слегка
    дребезжащий, но еще сильный.
           - Владислав Перфильев, топ-менеджер моей корпорации.
           - Достойные люди - украшение стола, - произнес президент, и
    они уселись. Мадам Курбанова, благоухавшая парижскими духами, оказалась
    рядом с Каргиным. Он налил ей вина, она положила ему кусочек павлиньей
    грудки, и некоторое время разговор вращался вокруг кулинарно-парфюмерных
    тем, воспоминаний о Париже, Риме, Ницце и других местах, которые ему и
    ей случилось посетить. Беседа была непринужденной, светской, и портило
    ее лишь одно: при каждом упоминании Ниццы Дамир Курбанов вздрагивал и
    что-нибудь ронял под стол.
           Когда перешли к десерту, кофе и шербетам, туран-баша
    многозначительно откашлялся и произнес:
           - Я в курсе ваших контактов, мистер Керк, с моим министром
    обороны. Надеюсь, они развиваются в правильном направлении?
           - Есть некоторый прогресс, - с уклончивой улыбкой ответил
    Каргин. - Начали мы с малого, но, возможно, дойдем и до серьезных
    проектов.
           - Например?
           "Прродай перрсам оррудия!" - прозвучал беззвучный голос
    Халлорана, и Каргин, усмехнувшись, произнес:
           - Ну, можно было бы перевооружить туранскую армию по натовским
    стандартам. Танки "Абрамс", "Челленджер" и "Леопард", вертолет "Апач",
    истребитель "Еврофайтер", транспортник "Оспрей", эскадрилья "Стеллсов"
    и, для полного комплекта, палубная авиация.
           Президент развеселился, захихикал, а вслед за ним, будто
    двойное эхо, рассмеялись Нестан и бейлербей.
           - Хорошая идея! В русле тех, про которые вы упомянули на своей
    пресс-конференции... Что там с моим памятником на берегу Кизыла? Еще
    не ваяют?
           - Вот эта мысль, Саид, как раз была неплохой, - сказала мадам
    Курбанова, и бейлербей сразу закивал с одобрительным видом. - Ак-Пчак
    меня раздражает! Голая бесплодная скала, торчит, как свечка! Но если
    сделать монумент... Представь: на берегу твое изваяние, и оно отражается
    в озерных водах... Скажите, мистер Керк, оно получилось бы выше, чем
    египетские пирамиды?
           - Измерить нужно, - с осторожностью вымолвил Каргин, стараясь
    не глядеть на Перфильева, прикрывшего лицо ладонью.
           - Уверена, что выше! Ах! Чудный проект, просто очаровательный!
    Нашлись бы только средства!
           - Найдутся, - пообещал Каргин. - А сейчас я хотел бы преподнести
    вам, драгоценная хатун, маленький знак внимания.
           Он вытащил футляр, раскрыл его и во-время успел отставить
    рюмку - руки мадам Курбановой взлетели в восхищенном жесте.
           - Париж? - пролепетала она.
           - Амстердам.
           - Ах!
           - Камни, разумеется, колумбийские. ***)
           - Ах!
           - Всмотритесь: шесть темных радиальных лучей расходятся из
    центра...
           - Ах! Я должна это примерить! Немедленно!
           Нестан выпорхнула из-за стола и исчезла, словно пушинка,
    несомая ветром. Туран-баша величественно выпрямился в кресле, похожем
    на трон.
           - Вы порадовали мою супругу, мистер Керк. Не знаю, чем
    отдариться... Может быть, коня? Настоящего ахалтекинца? Или орден?
    Или орден и коня?
           - От коня не откажусь, - молвил Каргин, - и от ордена тоже,
    когда появятся заслуги. Подождем! В данный момент у нас другая проблема,
    с программами и с автоматикой. Я предупредил Таймазова: наше участие
    зависит от боеспособности изделия. Стопроцентной боеспособности! Только
    убедившись в этом, я смогу решить вопрос.
           - Изделие боеспособно. - Туран-баши неторопливо налил и выпил
    стакан шербета. - В самом скором времения я приглашу вас в одну из моих
    резиденций в горах, и мы проведем полевые испытания. После них обсудим
    практические моменты. Мы можем договориться обо всем, кроме одного:
    участие России исключается.
           - Почему?
           В глазах президента полыхнула ненависть.
           - Исключается! - сдавленным голосом повторил он. - Без всяких
    объяснений!
           Щеки туран-баши затряслись, губы сжались, и в этот миг на
    Каргина снизошло озарение. Его самого удача и случай вознесли на самую
    вершину, и этот взлет был столь стремительным, что он, неопытный еще
    владыка, не испытал, как долго и упорно карабкаются к власти, как
    втаптывают в грязь соперников, как кланяются, льстят и интригуют, как
    ненавидят тех, кто обогнал, кому необходимо льстить и перед кем пришлось
    унизиться. Да, Саид Саидович Курбанов ходил в министрах и членах Политбюро,
    но не был первым, не был даже вторым или десятым. Не был, но мечтал, и от
    того бессильно ярился и злобился! Россия была ему не по зубам, не по его
    талантам - слишком огромная, чтоб удалось ее подмять, взнуздать и сделаться
    царем, диктатором, ханом, президентом. Как называется должность значения
    не имело, главное - власть! Но нужной силой он не обладал - силой,
    способной подкрепить непомерное властолюбие.
           Несбывшиеся мечты рождают ненависть, подумал Каргин, а вслух
    произнес:
           - Ну, не стану спорить - без России, так без России. У нас
    договор с "Росвооружением", поэтому техдокументацию на "Шмели" придется
    вернуть, предварительно ее откопировав. Что касается трех серийных
    образцов, составим протокол: погребены под рухнувшим от старости ангаром
    в Прикаспийске. Наши же с вами отношения будут конфиденциальными и строго
    секретными... Разумеется, когда я увижу, что есть для них предмет и
    повод.
           - Увидите, - успокаиваясь, пообещал туран-баша. - Надеюсь, что
    после визита в горы не замедлите с решением.
           - Деловые люди в Штатах очень динамичны, - ответил Каргин.
    - Мы тянуть не будем.
           Возвращались на том же огромном белом "кадиллаке" и всю дорогу
    молчали. Каргин, уже убежденный на двести процентов, что добровольно
    "Шмели" им не отдадут, размышлял, как объегорить президентскую мафию
    и все-таки добиться своего: потребовать машины на испытание в Африку,
    нанять каких-нибудь местных бандитов и взять их с боем, на штык, снова
    похитить Нури Курбанова и предложить обмен либо разыскать ангар и базу
    Ариман и подорвать все к черту, без затей. Перфильев тоже был молчалив,
    а когда они наконец добрались до отеля и вошли в лифт, промолвил,
    покачивая головой:
           - Вот сукин сын! Крепко не любит матушку Русь!
           - Не любит, - согласился Каргин.
           - Лопухи мы расейские, лохи и веники... Как место шаха
    проворонили? А могли ведь тут своего человека поставить... Того же
    Чубайса, к примеру.
           - Рыжий он, масть неподходящая, - сказал Каргин.
           - Ну, тогда хотя бы Березовского или еще какого ельциноида...
    В шахи любой бы согласился! А так потомки нам не простят...
           В номере их уже поджидал Сергеев. Очевидно, визит к президенту
    казался ему светским развлечением или дипломатической акцией - во
    всяком случае, интереса к его результатам у подполковника не имелось.
    Он доложил, что, по наведенным справкам, кезбаши Аязов Валихан Агзамович,
    пятидесятого года рождения, проживающий там-то и там-то, заместителем
    армутского ферраш-баши не является, а служит у него помощником по разным
    деликатным поручениям. Известен как прожженый лихоимец, но, несомненно,
    гребет не себе одному, а в большей степени начальству - проще говоря,
    через Аязова проходят финансовые водопады, коим назначено рухнуть в
    карман ферраш-баши. Так что ситуация неопределенная - может быть, и
    правда договорились полицейские и воры.
           Перфильев слушал и мрачнел. Каргин тоже был не в лучшем
    настроении - казалось, все ниточки, кроме финансовой, оборваны, и
    непонятно, где искать похищенных.
           - Теперь насчет этой базы Ариман, - произнес Сергеев, подняв
    глаза к потолку и собирая лоб морщинами. - Дозвонился я в столицу,
    старым друзьям-товарищам... Говорят, была такая база, строго секретная,
    с ракетами, нацеленными прямо в Персидский залив. Собственно, две базы:
    Ариман-1 - в горном массиве, под землей, где дислоцировались ракетчики,
    а поблизости, для отвода глаз, Ариман-2. Там десантный батальон стоял,
    с вертолетами и кое-какой бронетехникой - границу с Ираном подкрепляли,
    а заодно и для ракетчиков защита... Ну, четыре года назад все вывезли,
    и ракеты, и ракетчиков, и ВДВ.
           - Планы этих баз можно достать? И выяснить точное их положение?
    - спросил Каргин. - Я думаю, что...
           Раздался телефонный звонок, и он поднял трубку.
           - Слушаю. Говорите!
           - Узнал драгоценного агу и счастлив его приветствовать, -
    раздался жизнерадостный голос. - Это кезбаши Аязов беспокоит, из
    городского ферраш-управления... Желаю благородному эмиру здоровья,
    удачи и процветания! Что у нас с деньгами? Если ага не забыл, сутки
    остались.
           - Ага не забыл. Вся сумма в сейфе, в моем офисе. Деньги повезу
    сам, со своими людьми. Вы будете сопровождать.
           Голос в трубке из жизнерадостного превратился в озабоченный.
           - О, аллах! Никак нельзя, почтенный! Ваша бриллиантовая жизнь...
           - Слушай сюда, Аязов! - рыкнул Каргин. - Будет так, как я сказал!
    Сегодня я встречался с президентом и его семьей, так что могу на выбор
    звонить министру Таймазову, бейлербею и в более высокие инстанции. После
    чего ты станешь на голову короче. Усек? Не слышу ответа по уставу!
           - Есть! Готов исполнить, ага! - раздалось в трубке, потом
    заспешили, заторопились гудки отбоя.
           - Козел кезбаши? - спросил Перфильев.
           - Он, - кивнул Каргин и перевел взгляд на Сергеева. - Так что
    у нас с координатами и планами?
           - Постараюсь, Алексей Николаевич. Если найдутся, приятель
    мой отсканирует и интернетом перешлет. Эти сведения уже не секретные,
    поскольку...
           Телефон зазвонил снова.
           - Твоя очередь, Влад, - сказал Каргин. - Если опять кезбаши,
    передай, что приговор уже подписан всеми министрами и бейлербеем.
    Сейчас приедем и расстреляем прямо в ферраш-управлении.
           Перфильев поднял трубку, послушал, нахмурился и покачал головой.
           - Это не полицейский кукиш, это Флинт. Говори с ним сам, Леха,
    не понимаю я его акцента... Кажется, внизу сидит, в ресторане, ужинает
    с какой-то девицей. Взволновался отчего-то...
           Голос Флинта в самом деле был взволнованным.
           - Девушка? Что за девушка? - переспросил Каргин, потом брови
    его полезли вверх, глаза изумленно округлились, и он, бросив в трубку:
    - Давай ее сюда! - повернулся к Перфильеву и Сергееву: - Флинта девушка
    разыскала - из этих, из ночных бабочек. Объяснилась с ним кое-как...
    Говорит, возили ее в горы, в Кара-Суук, эмира Вали услаждать, и там, в
    его лагере, она на Прошку наткнулась. Сидит в каземате, измордованный,
    порезанный, но живой. И Барышников будто бы с ним... Ну, что скажете,
    соратники?
           По лицу Влада скользнула хищная усмешка.
           - Что говорить? - отозвался он. - В ружье!
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Ночью, в своей квартирке, Ксения долго не могла уснуть, все
    ворочалась, вспоминала того избитого, страшного, и думала: почему
    ее к негру послал?.. что за негр?.. Понятно, что не наш человек, в
    "Тулпаре" большей частью иностранцы, кто из Европы, кто из Азии, а
    негры редкость. Черного легко заметить... Поэтому, может, к нему и
    послал? Добавил, правда: наши с ним... Что за наши? Российские? А к
    чему им негр?
           Все-таки сон ее сморил, и проспала она до полудня, только
    сны видела нехорошие. Поднялась, и в душ... Потом по хозяйству стала
    хлопотать, прибираться, стирку затеяла и все соображала, когда в "Тулпар"
    сбегать. Ясно, что не днем, а лучше вечером и попозже, когда постояльцы
    сидят в ресторане. Спрашивать про негра у портье Ксении не хотелось,
    портье и ее знал, и Керима, и были у них с Керимом дела на предмет
    поставки девочек. Скажет Кериму, а тот подумает, что решила на стороне
    подработать, и за трость возьмется... Гад ползучий!
           Только вспомнила о нем, а Керим тут как тут. Заявился! Злой,
    как пес! Побил его кто-то - на шее огромный синяк, будто дубиной огрели,
    и челюсть еле ворочается. Ксения сразу сообразила - пришел, чтоб злость
    сорвать. Дело обычное, не ей одной знакомое: как не заладится у Керима,
    обходит девочек, ищет вину, кто наработал мало, или клиента не ублажил,
    или опоздал по вызову, или в прах напился... Новой вины нет, старую
    припомнит, змеюка подколодная!
           Так и случилось. Но в этот раз двигался он с трудом - видно,
    не только по шее врезали! - и Ксения успела выскочить за дверь. На
    площадь пошла, к фонтанам и розам, полюбовалась на них, повздыхала,
    что нет в Смоленске такой красоты, потом о маме вспомнила, поплакала,
    спрятавшись за кустами. Несколько месяцев тут, и письма все под керимову
    диктовку писаны: учусь, мол, на отлично, и как в раю живу, сыром по
    маслу катаюсь, пряники ем, медом запиваю... Знала бы мама про этот
    мед!
           В восемь в "Тулпар" пошла. Место знакомое, бывала тут чуть
    ли не в каждом пятом номере, а в последний раз - с японцем. Хороший
    этот японец, вежливый! Что он сюда приехал? Город красив, да люди в
    нем свирепые и поганые - может, и не все такие, но не поймешь, кого
    тут больше, разбойных людей или нормальных. С тем, который к негру
    посылал, вон что сделали! Поуродовали человека! А за что?
           Ксения проскользнула в ресторан и тут же увидела негра. Такого
    трудно не увидеть - черный, огромный, в плечах косая сажень, и шея, как
    у быка. В общем, заметный мужик! Сидит один, а столик весь тарелками
    уставлен. Ну, конечно, и бутылка есть... Черный мужик, белый мужик, а
    все равно мужик!
           Подошла, осторожно присела. Негр выкатил глаза, прожевал,
    сглотнул, зарокотал на английском. Поняла с пятого на десятое: вроде
    спрашивает, кто такая и чего нужно. Показала на него, спросила: Флинт?
    Закивал, хлопнул в грудь огромным кулачищем: Флинт, Флинт! Принялась
    объяснять, мучительно подбирая слова, а негр в лице переменился, услышав
    про Браш Боя, Кара-Суук и эмира Вали. Мобильник вытащил, названивать
    куда-то принялся, потом вскочил и вынес Ксению к лифту чуть ли не со
    стулом.
           Поднялись. Номер роскошный, на три комнаты, не считая лоджии
    и холла; в таких Ксении здесь не приходилось бывать. А люди оказались
    из Москвы - двое молодых крепышей и один постарше, за пятьдесят, тощий
    и плюгавенький. Ксения подумала, что этот - самый главный, но негр не
    с ним говорил, а с молодым, высоким и рыжеватым. Глаза у него были
    серо-зеленые, холодные, как лед, и когда он поглядел на Ксению, сразу
    стало ясно, кто тут хозяин.
           Звали его Алексеем Николаевичем.
    
    ----------------------------------------------------------------------
    
           *) Мария-Антуанетта - супруга короля Франции Людовика XVI,
    казненного 21 января 1793 г., в период Великой французской революции;
    также приговорена к смерти революционным трибуналом.
          **) Шутюр-баад - белый верблюд, предназначенный на Востоке для
    особо уважаемых персон.
         ***) Изумрудные копи в Мусо (Колумбия, 120 км. от Боготы)
    являются уникальными; камни с характерной окраской и звездчатым рисунком
    не встречаются более ни в одном из месторождений мира.
    
    
                                    На Тау Кита
                                    Чего-то не так
                                    Там таукитайская братия
                                    Свихнулась, по нашим понятиям
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
    
                    Глава 10. Ата-Армут, ночь с 13 на 14 мая
                               и утро 14 мая
    
           Девушка была напугана. Каргин подумал, что, быть может, они ее
    пугают - четверо незнакомых мужчин, поток бесконечных вопросов, резкий
    голос Сергеева, рокочущий бас Флинта. Но все это не вызывало у нее ни
    страха, ни смущения - ответы на вопросы были толковыми, и даже схему
    она начертила: квадрат - бетонный забор по периметру, точки - сторожевые
    вышки, черточка - ворота, маленькие прямоугольники - бараки, склады,
    каземат и другие строения. Правда, на карте не смогла показать, куда
    везли, дождь шел проливной, да и окрестности Армута были ей почти что
    незнакомы. Ехали, однако, часа три - значит, с учетом горных дорог,
    могли удалиться на сто-сто двадцать километров от города. Вертолетом
    - сорок минут или час, думал Каргин, посматривая на Ксюшу.
           Красивая девушка... Волосы светло-русые, глаза голубые, фигурка
    - загляденье, и движется так, словно танцует... На шлюху совсем не
    похожа, хотя о профессии своей сказала без обиняков. Похожа на девчонку,
    попавшую в беду... А боится чего? Не мужиков во всяком случае, на мужиков
    нагляделась в разных позах, и здесь, в "Тулпаре", и в других местах. Но
    страшно ей... То глаза прикроет, то губы задрожат, то голос сорвется...
    Почему?
           - Вокруг лагеря что? - спросил Перфильев. - Какая местность?
           - Горы. - Ксения обвела квадрат большим овалом. - Обрывистые,
    отвесные... Здесь дорога. - К овалу приткнулась стрелка. - Не по горам
    проложена, а в тоннеле, и длинный такой тоннель, темный, ехали в нем с
    зажженными фарами.
           - Горы высокие?
           - Не знаю. Показалось, что очень... На самом верху сосны
    растут, как щетина... крохотные...
           - А сколько от гор до периметра? Здесь и здесь? - Перфильев
    показал на схеме.
           Девушка призадумалась, и Каргин заметил, как она стискивает
    пальцы, и как дрожит в правой руке карандаш. Прядь волос упала ей на
    щеку, и она отвела ее быстрым нервным движением.
           - Наверное, метров сто - с боковых сторон и от того места, где
    выехали из тоннеля. А в дальнем конце не могу сказать, не видела. Но
    дальше, чем с боков.
           - С флангов, - машинально поправил Перфильев. - Бандитов рота
    наберется? Или батальон? - Ксюша пожала плечами, и он уточнил: - Двести?
    Триста? Или больше?
           - Двести или триста. Много их... Есть такие, что на туранцев
    вовсе не похожи.
           - А на кого? - с интересом спросил Сергеев.
           - Не знаю. Говор не такой, лица темнее... Может быть, арабы
    или афганцы?
           - Хмм... Ну, ладно! Что еще разглядела? Машины у них есть?
    Какие?
           - Наши "газики" и джипы, грузовиков несколько и микроавтобусы,
    как тот, на котором мы ехали. Еще, кажется, лошади...
           - Вертолеты?
           - Нет, не заметила. Площадка была за бараками, асфальтом
    покрыта и белым разрисована, вокруг - прожектора. Пустая.
           - Свет у них есть - значит, имеются генераторы, и топливо
    подвозят, - вымолвил Сергеев. - А где хранят? Ты, красавица моя, не
    видела цистерн?
           - Вот здесь они, - Ксюша пририсовала на плане четыре пузатых
    бочонка. - Бензином там пахло и бензовоз стоял. Большой, с прицепом.
           - Что-нибудь еще помнишь? Или все?
           - Наверное, все. - Она оглядела их лица и опустила глаза. -
    Все. Я пойду... Можно?
           Каргин коснулся ее руки, ощутив трепет пальцев и нежную
    бархатистость кожи.
           - Не торопись, Ксения. Итак, долина в горах, тоннель, название
    Кара-Суук - все, как Азер говорил... Верно, Влад? И если предположить,
    что этот лагерь на юго-западе от города, то...
           - База Ариман? Точнее, Ариман-2, где десантники стояли? - то
    ли спрашивая, то ли утверждая, произнес Сергеев. - Вот что, Алексей
    Николаевич, пойду-ка я, с вашего разрешения, в офис, свяжусь со старыми
    знакомцами... Вдруг план раздобудут, не дожидаясь завтрашнего дня.
           Он поднялся и вышел вместе с Флинтом. Перфильев тоже встал,
    буркнул: "Горничную поищу..." - и исчез за дверью.
           Каргин посмотрел на девушку, потом отвел глаза - почудилось,
    что взгляд его Ксению смущает. Она сидела, опустив голову, сцепив пальцы
    на коленке; русые волосы растрепались, создавая странную иллюзию - будто
    лицо закрыто невесомой шелковой чадрой. Совсем не похожая на Кэти и
    вызывающая другие чувства... Жалость? Нет, скорей желание помочь. Если
    она нуждалась в помощи...
           - Как ты сюда попала? - спросил он.
           Ответ был неопределенным:
           - Привезли...
           - По своей воле?
           - Как бы по своей. Учить обещали. Танцам.
           - И что?
           - Обманули.
           - Любишь танцевать?
           - Да.
           Она была на редкость немногословной.
           - Домой хочешь?
           - Хочу.
           - А боишься чего? Сейчас чего боишься? Я ведь вижу!
           Ксюшины губы задрожали.
           - Боюсь домой идти.
           - Почему?
           - Там... там Керим.
           - Кто такой?
           - Сутенер... мой сутенер...
           - Во-от как! - с внезапно вспыхнувшей яростью протянул Каргин.
    - Сутенер, значит! Его ты и боишься?
           - Да.
           - Хочешь, пошлю человека, и не будет Керима?
           - Нет, Алексей Николаевич, не надо, прошу вас! Раньше смерти ему
    желала, а теперь не хочу. Он такой, какой есть. Я... я сама виновата...
    Мама предупреждала, говорила: не верь...
           - Ладно, - сказал Каргин, подумал и добавил: - Вот что, Ксюша,
    день у меня сегодня счастливый, а занимался я всякой ерундой и чушью.
    Нужно хоть одно доброе дело сделать - тем более, что мы тебе обязаны...
    Останешься у нас. Пока сиделкой тебя назначаю, а там посмотрим.
           - Сидеть-то с кем? Все вроде бы здоровые...
           - Будут и больные. На этот счет не беспокойся.
           Вошел Перфильев со стопкой белья на руках, протянул его
    Ксюше.
           - Бери. В моей спальне ляжешь, а я здесь на диване размещусь.
    Голодная?
           - Нет. Я мороженое съела.
           Перфильев фыркнул, сунул ей белье и показал в сторону спальни.
           - Раз есть не хочешь, спать иди. Давай, давай, не стесняйся!
           Когда Ксения скрылась за дверью, он вздохнул и произнес:
           - Что ж это деется, Леха? Торгуют нашими девками напропалую, и
    сюда везут, и к туркам, и в африки с европами... Да еще лучших выбирают,
    самых красивых! И парней тащат, которые мозговитые... Что там наши нефть
    и сталь! Вот вывезут из России весь ум и всю красоту, и будем мы лет
    через двадцать нацией дебилов и уродов... Что делать, Леха?
           Каргин промолчал. Горькая правда была в этих словах, гнев
    бессилия, и вдруг подумалось ему, что он, со всеми своими миллиардами,
    не столь могуч, как кажется. Сравнять Туран с землей - это пожайлуста,
    с этим у ХАК не заржавеет, а вот перевернуть Россию - так перевернуть,
    чтоб мысли о бегстве не являлись, чтоб ни умом не торговали, ни телом
    - это сотне ХАК не по плечу. Большая страна, большие проблемы, большие
    ошибки... Снаружи не перевернешь, только изнутри...
           Он при двинул к себе карту и план, нарисованный Ксюшей, и
    сказал:
           - Давай-ка над этим помозгуем, Влад. Что нам известно? Взяли
    наших люди Таймазова, в чем нет сомнений, взяли и спрятали в горах,
    как Федор Ильич предупреждал. Заплатили, должно быть, бандюганам,
    а может, и более прочные связи имеются. Если за Кара-Сууком первая
    ариманова база, то где-то поблизости и вторая, на которой Файхуддинов
    побывал. И там - "Шмели"...
           - А у бандитов - Костя и Барышников, - добавил Перфильев. -
    Определиться надо, Леша, чего мы хотим.
           - Сначала определимся с возможностями. Здесь, - Каргин ткнул
    пальцем в карту, - укрепленный лагерь, триста штыков, наверняка пулеметы
    есть и минометы. А что у нас?
           - Ты, я, Флинт, Вася Балабин и Булат... если захочет, конечно.
    Еще, пожалуй, Славка.
           - А Дмитрий с Рудиком?
           Перфильев хмуро покачал головой.
           - Служили все трое, но по-настоящему, в десанте, только Славка.
    И лет ему побольше... Рудику двадцать два, мастер спорта по биатлону,
    Димке столько же, вольная борьба, перворазрядник. Были в спортивной
    роте, пороха почти не нюхали и, упаси Господь, не убивали... Помехой
    станут.
           - Согласен. - Каргин с задумчивым видом погладил шрам. -
    Значит, шестеро нас. В лучшем случае.
           - "Варягов" моих надо вызвать, человек сорок, всю группу
    Мазина и Черного, - сказал Перфильев. - Еще людей из ХАК. Найдутся
    ведь там бойцы?
           - Найдутся, только дело это нереальное. Во-первых, слишком
    заметно, а во-вторых, не успеем. Сутки у нас, Влад. Ударить нужно
    следующей ночью.
           - А суетиться чего?
           - Кто быстро бьет, бьет вдвойне больнее, так Толпыго говорил...
    Ну, и другие есть обстоятельства. Туран-баша обещал "косилки" показать,
    и может это в любой момент случиться. Мероприятие важное, и как бы к
    нему не припрятали все концы... Боюсь, зачистят наших.
           Перфильев помрачнел.
           - Ты стратег, тебе виднее! Только опытные люди все равно нужны.
           - Азер помочь обещал. Давай исходить из того, что будет еще
    человек десять, и что ударим мы ночью, с плацдарма, где поселок Азера.
    Что нам нужно?
           - Помело. Десантный вертолет с пилотом. Без него не уйдем,
    да и добраться трудно.
           - Еще снайперы - снять охранников на вышках. Минимум двое,
    а лучше - трое.
           - Еще гранатометы. Побольше и помощнее, "Аглень", а лучше
    "Таволга" *)
           - Разумеется, личное оружие, ножи, автоматы, винтари,
    гранаты...
           - Взрывчатку на всякий случай. Скажем, пластит. Килограммов
    двадцать.
           - Бронежилеты...
           - Рации...
           - Точные кроки местности. Не воевать же с планом, который
    Ксюша начертила... - Каргин поглядел на часы и поднялся. - Полночь
    скоро... Ну, ничего, на восходе снимут. Получим мы план, и со всеми
    подробностями!
           Он исчез в спальне, а, возвратившись минут через десять,
    пояснил:
           - С Калифорнией связался. Спутник пройдет над Копетдагом в
    восемь пятнадцать, заснимут весь район в деталях и прямо мне перешлют.
    Отпечатаем, получим карты.
           - Еще Сергеев схему базы обещал, - напомнил Влад.
           - Да, Сергеев... Фантастические возможности у человека, ты не
    находишь? Все про всех знает, любая информация - как по волшебству...
    Откуда, а?
           - Личные связи, старые друзья... Что тут удивительного?
           - Вот не думал, что в их конторе так дорожат дружбой, -
    процедил Каргин и взялся за телефонную трубку. - Позвоню связнику Азера.
    Пусть выяснит, что есть у Федора Ильича и чего нет. Недостающее закупим
    у твоего минбаши, на армейском складе. Он тебе ведь тебе вертушку
    обещал?
           - За пару дней.
           - Вдвое дадим, найдет за пару часов.
           Каргин, сверившись с картой Азера, набрал номер. Раздался
    шамкающий старушечий голос:
           - Это кто?
           - Для Азера сообщение. Передать срочно!
           - Какого пасера, фулюган? Ты чего беспокойство творишь? Ты
    погляди, который час! Ты кто такой, плевок верблюжий?
           - Алексей Каргин.
           Зашелестела бумага - видно, сверялись со списком. Голос в
    трубке значительно помолодел.
           - Есть такой. Принимаю ваше сообщение.
           Хитер Федор Ильич! - мелькнуло у Каргина в голове. Затем
    он продиктовал, какое нужно снаряжение и сколько людей, а под конец
    добавил, что прилетит на помеле и, скорее всего, ближе к вечеру. Примерно
    к семнадцати ноль-ноль или попозже. Как прилетит, так и отправятся бить
    басурманов.
           - Помогай аллах! - бодро послышалось в трубке. - Номерочек
    оставьте, для экстренной связи.
           Каргин сказал.
           Они с Перфильевым просидели до трех ночи, соображая, как
    распределить свои войска, куда ударить первым делом, что атаковать
    потом, как использовать помело, темное время и фактор внезапности. Было
    понятно, что многочисленный отряд Габбасова им не истребить и до "Шмелей",
    спрятанных бог знает где, не добраться, так что задача-минимум такая:
    что горит - спалить, что бегает - успокоить, своих вытащить и убраться
    подобру, поздорову, причем желательно без потерь. Потери делали операцию
    почти бессмысленной - платить за жизни одних другими жизнями было
    нелепо.
           В три двенадцать ожил телефон, и тот же помолодевший голос
    сообщил, что Федор Ильич ждет, что есть у него пулеметы, пилоты и
    снайперы, базуки и рации тоже есть, а вот бронежилеты лучше прихватить
    с собой, человек примерно на пятнадцать.
           - Сделаем, - пообещал Каргин. - Взрывчатку тоже брать?
           - Нет, этого добра хватает.
           - Ну и хорошо. Отбой?
           - Отбой.
           Он потянулся, чтобы положить трубку, да так и замер с нею в
    протянутой руке. Снаружи что-то зашелестело, заскрежетало едва слышно,
    будто по стене здания, царапая ее лапами, с осторожностью пробирались
    огромные пауки. Затем раздались неясный шорох, скрип и стук, как если
    бы кто-то подпрыгнул. Перфильев беззвучно приподнялся, поглядел на
    плотную штору, что закрывала окно и дверь в лоджию, и тихо, на одном
    дыхании, прошептал:
           - К нам лезут, Леша?
           - Вроде бы нет. Похоже, к Флинту.
           - То есть к сейфу, - уточнил Перфильев, плавно перетекая в
    спальню Каргина, где в шкафу, за одеждой, хранились автоматы.
           - Кто у нас сегодня на дежурстве, Влад?
           - Димка. Пусть остается у лестницы, целее будет... Зайдем как?
           - Ты - с коридора, я - с лоджии. Пошли!
           Перфильев выскользнул, как тень. Каргин, повесив автомат на шею,
    ринулся в лоджию, к тонкой бетонной переборке, что отделяла их сегмент
    от соседнего. Оба люкса - тот, в котором обосновались они с Владом, и
    второй, снятый для Флинта, где размещался офис - выходили на Рустам-авеню,
    тихую, темную и безлюдную в эти ночные часы. Никаких звуков с улицы не
    доносилось, и в лоджии у морпеха теперь тоже царила тишина - очевидно,
    незванные гости уже проникли внутрь.
           Каргин вскочил на перила, переступил ногами, придерживаясь за
    край переборки, бесшумно спрыгнул вниз. Дверь в гостиную номера Флинта
    была распахнута, а сверху, с тринадцатого этажа, который в "Тулпаре"
    считался четырнадцатым, тянулись, падая на пол лоджии, прочные канаты.
    Сколько их было, Каргин пересчитать не успел - у двери пошевелилось
    что-то темное, щелкнул предохранитель, и он, сделав огромный скачок,
    ударил в это темное прикладом.
           Попал, кажется, в живот. Его противник, охнув и выронив оружие,
    согнулся, получил еще один удар и рухнул наземь. Каргин бросился в
    комнату, соображая, где тут стол, а где диван и кресла, невидимые в
    темноте, метнулся вбок, к стене, увидел вспышку - пуля из пистолета с
    глушителем свистнула где-то левее и умчалась в небеса сквозь дверной
    проем. Стрелявший был в дальнем конце комнаты, и Каргин уже вскинул
    автомат, готовясь его срезать, но тут же услышал придушенный хрип.
    Его ладонь зашарила по стене, пальцы наткнулись на бра и выключатель,
    вспыхнул неяркий свет. Один из незванных гостей лежал у выхода на
    лоджию, другой - у ног Перфильева, и оба были прочно вырублены. Из
    спальни Флинта доносились шорохи, там шла какая-то активная возня;
    в другой комнате, в той, где размещался офис, тихонько позвякивало
    и скрежетало. Каргин показал Владу на спальню, а сам проскользнул к
    двери офиса.
           Тут, на конторке рядом с сейфом, горела настольная лампа, и
    в световом пятне мелькали отмычки и руки с длинными ловкими пальцами.
    Их хозяин сидел на корточках под стальным шкафом, полностью поглощенный
    своими манипуляциями; второй, с пистолетом, сторожил у дверей. Ствол он
    поднять не успел - Каргин вышиб оружие сильным ударом по запястью. Потом
    сказал:
           - В другую комнату. Тихо, медленно, не делая резких движений...
    Пошли!
           В гостиной пахло чем-то странным, непривычным, и, втянув воздух
    расширившимися ноздрями, Каргин определил: эфир. Влад, со склянкой и
    тряпкой в руках и автоматом за плечами, стоял посередине комнаты, а в
    дверь с натужным сопением протискивался Генри Флинт. С каждой стороны
    у него висело по телу; ноги безвольно волочатся, головы опущены, одежда
    в беспорядке. Отдуваясь, он свалил их на пол около дивана.
           - Убил? - поинтересовался Каргин.
           - Ну что вы, босс! Это я только снаружи черный и страшный,
    а внутри - белый и пушистый... Сунулись ко мне с какой-то дрянью, так
    я их самих угостил. Спят!
           С хозяйственным видом оглядев комнату, Флинт начал прибираться:
    подтащил к дивану двух других налетчиков, взял у Перфильева склянку и
    тряпку, разорвал ее пополам, смочил, поднес к физиономиям пленных.
           - Добряк! Почки надо отбить, а он анастезию делает, -
    пробормотал Перфильев, обшаривая приведенных Каргиным. Оружия у них не
    оказалось. Один был сухопарым мужчиной лет сорока, бледным и лысоватым,
    с явно славянской внешностью, другой, как и остальные грабители, туранцем.
    Распознав в нем старшего, Каргин сел в кресло, положил на колени автомат
    и отрывисто спросил:
           - Кто такие?
           Туранец молчал. Кажется, он не боялся - темные глаза зыркали по
    сторонам, лицо было угрюмым, но с заметной надменностью, как у человека,
    привыкшего командовать.
           - Бить будете? - деловито осведомился лысоватый.
           - Будем, - пообещал Перфильев. - Надо же как-то восстановить
    мораль и нравственность в вашем гадючнике!
           - Бить не будем, - сказал Каргин. - Они по веревкам из
    президентского люкса спустились, на этих веревках и повесим. Сначала
    тех четверых, что под диваном лежат. Я посторожу, а вы тащите их на
    балкон.
           Он повторил приказ на английском, и Флинт, кровожадно ухмыляясь,
    взял одного из налетчиков за ноги и поволок к дверям.
           - Эй! - подал голос туранец. - Ты что делаешь, проклятый аллахом?
    У тебя совесть есть?
           - А что это такое? - спросил Каргин.
           - Делай, как положено! Феррашей вызывай!
           - Ишь, раскомандовался... Зачем нам ферраши? Свои проблемы мы
    сами решаем.
           Перфильев шагнул к ванной, бормоча:
           - Мыло поищу, веревки намылить надо, хорошо скользить будут.
    Если уж не бьем, так и мучить ни к чему... На скользкой веревке шея
    враз ломается...
           Услышав это, лысоватый вздрогнул, отодвинулся от туранца,
    выкатил глаза:
           - Погоди, бугор, не спеши, не путай меня с этими фраерами!
    Я человек подневольный, мастер золотые руки, для дела взят... Слесарь
    я. **) Ха-ароший слесарь!
           - Медвежатник, значит, - уточнил Каргин. - Сейф у нас фирмы
    "Бэрримор"... И что же, ты собирался его открыть?
           - Как два пальца, - фыркнул лысоватый. - Если открою за десять
    минут, отпустишь, хозяин?
           - Отпущу. Открывай!
           Вор исчез в офисе, а Каргин, повернувшись к туранцу, уставил
    на него немигающий взгляд. Флинт тащил в лоджию третьего грабителя,
    который уже шевелился и слабо постанывал. Перфильев, вернувшись с
    куском мыла, понюхал его и сообщил:
           - Американское! Запах какой! Будут висеть как в розовом саду
    у президента.
           Туранца, похоже, проняло.
           - Нельзя нас вешать, - произнес он, скривив рот. - Мы...
           - Вы, ребята, в дерьме по самые уши, - пробурчал Перфильев. -
    Мыло, однако, попалось отменное, хоть шеи чистые будут.
           Он склонился над последним налетчиком, дергавшим ногами, но
    Каргин его остановил:
           - Погоди, Влад, пленный желает дать показания. Ну, слушаю!
           - Ты... Вы начальник охраны мистера Керка?
           - Я мистер Керк собственной персоной.
           Туранец позеленел - кажется, понял, что более высокого
    начальства тут не сыщешь, и что приговор не подлежит обжалованию.
           - Мы люди кезбаши Аязова, - произнес он через силу. - Из
    городского ферраш-управления. Пощадите, ага!
           - Имя, звание, должность?
           - Латиф Каюмов, юзбаши, командир спецгруппы "Бургут". ***)
           Перфильев захохотал. Смеялся он так, будто напильником водили по
    железу, зато от души - приседал, хлопал огромными ладонями по коленям,
    тыкал пленника у дивана в ребра и хрипел: "Ну и ну... Чего-то не так у
    вас, орлы... В Москве, конечно, ваша братия берет, но чтобы на дело с
    медвежатником... До такого еще не додумались!"
           Флинт выглянул с балкона, поинтересовался, что случилось.
           - Они не бандиты, а полицейские. Пришли, чтобы сейф наш очистить,
    - объяснил Каргин и, заметив, как расширились глаза у Флинта, добавил: -
    Это, Генри, не шутка. И не подумай, что я чокнутый.
           - Да что вы, босс! Мне не привыкать, сам из Бруклина, - отозвался
    Флинт. - Ну, вешать будем?
           - Подождем. Тащи их обратно! А ты, юзбаши, скажи - знаешь, что
    такое бартер?
           Каюмов мрачно кивнул.
           - Ну, тогда обменяемся: я тебе - жизнь и всех твоих бургутов,
    ты мне - информацию. Договорились?
           Туранец кивнул, открыл рот, собираясь что-то сказать, но в
    этот момент в офисе звякнуло, потом зашелестела дверца сейфа.
           - И правда, справился слесарь! - с удивлением произнес Перфильев,
    заглядывая в офис. - Справился, бляха-муха! А говорили - "Бэрримор",
    "Бэрримор"!
           - Эту бериморду в Калуге клепают, - сообщил лысоватый,
    появляясь на пороге. - Там клепают, сюда везут, а здесь - без обид,
    начальники! - впаривают всяким фраеристым лохам. Перхоть, а не сейф!
    Небось у Рахманчика куплен, на углу Самаркандской и Гюзель-бану? ****)
           - Иди, деловой, иди, выметайся! - махнул ему рукой Каргин. -
    Охраннику на лестнице скажешь, что Алексей Николаевич велел пропустить.
    И свой инструмент забери!
           - Инструмент казенный, я его у сейфа оставил. Чужого нам не
    надо... Опять же дерьмовые отмычки у ментов!
           Он с достоинством удалился. Перфильев, все еще посмеиваясь,
    пихнул юзбаши автоматом в спину.
           - Где умельца такого отыскали?
           - Через Рахмана. Сейфы продает, замки, ключи, засовы, всех
    знает, Аязову служит.
           - Интересные сведения! Зачтутся, - промолвил Каргин. - Теперь
    скажи: правда ли, что от бандитов вам звонили, галстук прислали и
    встречу назначили?
           - Правда, ага.
           - Требовали сколько?
           - По миллиону за каждого.
           - А с меня - три! Запросы у вас, однако!
           - Ага богатый человек, очень богатый, а мы бедные. Все бедные,
    вся страна: ферраш-баши бедный, и кезбаши Аязов бедный, я бедный и
    мои люди тоже. Тут, в "Тулпаре", ага деньги на ветер кидал... большие,
    говорят, миллионы... Кезбаши Аязов сказал: от него не убудет. Никак не
    убудет, даже если Воины Аллаха обманут и не вернут заложников.
           Каргин и Перфильев переглянулись.
           - Значит, Воины Аллаха их похитили?
           - Они, ага. Страшные люди, фанатики, шахиды! *****) Лучше их
    не раздражать.
           - Я и не собираюсь. Вот что, юзбаши... - Каргин с задумчивым
    видом уставился на автомат, лежавший на коленях. - Отпускаю я вас. Идите!
    Рандеву, что вечером назначено, отменяется, и вы в это дело больше не
    суйтесь. Сам проводников отыщу, сам к аллаховым воинам поеду, сам буду
    договариваться. Договорюсь - хорошо, а если нет, других бандитов найму,
    Львов Ислама или эмира Вали Габбасова, и сделаем мы из похитителей шашлык.
    Клянусь! - Глаза Каргина вдруг бешено сверкнули, он отшвырнул автомат,
    вскочил, выбросил вверх руку со стиснутым кулаком и рявкнул: - Клянусь в
    этом! Мой кинжал искупается в их крови! Всех укорочу на голову! Каждого
    поганого хакзада и хадиджа! И шелудивый верблюд помочится на их тела!
           Каюмов с испугом отшатнулся. Потом взглянул на своих бойцов,
    медленно поднимавшихся на ноги, и спросил:
           - Ага желает что-нибудь передать кезбаши Аязову?
           - Желает. Пусть аллах ниспошлет вшей на его голову! Генри,
    проводи гостей.
           Налетчики исчезли, и ярость Каргина вмиг испарилась, сменившись
    иронической улыбкой. Перфильев уважительно сказал:
           - Ну, Леха, ты силен! Какой спектакль разыграл! А где так
    ругаться научился?
           - В Кушке. Воспоминания детства... Хадидж - недоносок, хакзад
    - рожденный из грязи... попросту из дерьма. Этот Каюмов тоже дерьмо,
    обмануть нас хотел. И обманул бы, если бы не девушка! Сцепились бы с
    Воинами Аллаха на свою голову! - Улыбка на его лице исчезла и, подобрав
    автомат, Каргин спросил: - Как думаешь, он поверил, что мы поверили?
           - Испугался, что ты его пришибешь, значит поверил.
           - Хорошо бы. Передадут Вали, и тот успокоится. Тут мы его...
           - ... ка-ак хряпнем! - продолжил Перфильев и зевнул. - Пошли
    спать, Алексей. Утро вечера мудренее.
    
                                 * * *
    
           Эту поговорку майор Толпыго переиначил по-своему: всякий
    ефрейтор утром сержант. Вообще про хитрого ефрейтора он знал массу
    анекдотов, и любимый был таким: вызвал генерал ефрейтора на ковер и
    ну его материть и костерить. Ефрейтор послушал-послушал и вымолвил:
    "Товарищ генерал, если уж мы с вами так ругаться будем, что же сказать
    о рядовых?.."
           Утром Каргин, как тот хитрюга-ефрейтор, тоже чувствовал себя
    продвинутым в звании, если не до маршала, как намекал Шон Мэлори, то,
    по крайнер мере, до полковника. А для военного человека большие звезды
    на погонах что шпоры для рысака: и подгоняют, и ум просветляют, а что
    до энергии, то она с каждой присвоенной звездой кипит все интенсивней и
    круче. Главное, чтоб звезды падали заслуженно и своевременно, в активном
    бойцовском возрасте, а не доставались одним лишь старым штабным пердунам.
           Поднявшись, Каргин распорядился, чтобы Рудик взял такси
    и съездил с Ксенией к ней на квартиру, вещи забрать, а ежели будут
    чиниться препятствия, пресек и вразумил. Хорошо вразумил, от души,
    чтоб ползалось только от кровати до сортира! Затем пошел с дежурным
    Дмитрием на тринадцатый этаж, который считался четырнадцатым, осмотрел
    президентский номер (дверь была не заперта), пощупал веревки, все еще
    свисавшие в лоджии с перил, сказал Диме, чтобы прибрался, и решил, что
    непременно купит тулпару и наведет здесь гвардейский порядок. Такой,
    чтобы ферраши под видом ворюг не лезли к постояльцам в номера, и чтобы
    служба безопасности была надежной, лучше всего из "варягов". Затем он
    позвонил Булату Файхуддинову, велел ему ехать в "Тулпар", а Перфильева
    с Балабиным и Флинтом отправил на армейский склад, к торговцу-минбаши,
    вручив им чемодан, отбитый в Первом президентском. Какие у минбаши
    запросы сказать было заранее нельзя, однако Каргин полагал, что миллиона
    хватит. Цена у приличной вертушки, конечно, побольше, но, с одной стороны,
    продавал минбаши не свое, а с другой, этот самый миллион наличными, когда
    выкладывают их на прилавок, имеет такое гипнотическое действие, какое не
    снилось ни Кашпировскому, ни Чумаку.
           Улучив несколько минут, он позвонил в Краснодар, поговорил
    с ласточкой. Кэти весело щебетала, но за ее словами мнилась Каргину
    тревога, то ли от нового ее положения, то ли что-то она предчувствовала
    - опасность, грозящую ему, неясный поворот событий, которого не избежать
    в любом сражении. Планы и расчеты всегда остаются планами и расчетами, а
    реальность - реальностью, и случай - случаем; поскользнешься на банановой
    кожуре, тут тебе штык пол ребро и всадят. Правда, афганского сна - будто
    его живьем в яму закапывают - Каргин в эту ночь не видел. Снились другие
    сны, наполеоновские: как ведет он роту "гепардов" в бой, по правую руку
    - лейтенант Свенсон с автоматом, по левую - сержант Зейдель с развернутым
    знаменем, а сзади дружно топают сапоги и песня слышится, но не французская,
    а та, которую пели в Рязанском училище ВДВ: "Непобедимая и легендарная". И
    еще снилось, будто бой окончен, и сам полковник Дювалье, командир третьей
    бригады, вешает ему на грудь орден Почетного легиона, а в отдалении стоит
    Нияз Бикташев, батальонный разведчик, снайпер, герой труда и ветеран.
    Стоит он с мешком кураги в руках и этак одобрительно кивает: вот и ты,
    парень, удостоился!
           Пришли результаты космической съемки со спутника, Гальперин
    сделал распечатки, а там и Сергеев заявился со схемой базы, но только
    одной, Ариман-2. Сказал, что вторую еще не рассекретили, и бывшим коллегам
    надо время, чтобы подобраться к этим документам. Зато при схеме оказалась
    опись, где были перечислены постройки, размеры их и назначение. Ценная
    информация; вместе с картами местности она позволяла спланировать атаку
    во всех подробностях.
           Первым делом Каргин с Сергеевым начали сверять полученную схему
    с данными космической съемки, тут же обнаружив разницу.
           - Ангаров нет, вот этих, - сказал подполковник, тыкая в план
    карандашом. - Вертолетные ангары, сборные, алюминиевые... Что про них
    в описи? Так, разобрали и вывезли... Хозяйственный был командир у этих
    десантников... Склада ГМС ******) тоже нет, цистерны под открытым небом
    стоят. Помечено: склад ветхий, кровля грозила обрушением...
           - Это хорошо, что под открытым небом, - заметил Каргин. -
    Сжечь легче. А вот здание, в котором эмир обосновался, вот это, перед
    бывшим плацем... Что в нем было?
           - Штаб базы, офицерское собрание и столовая. Два этажа,
    шестнадцать окон по фасаду, главный вход с плаца и два черных с другой
    стороны, возле столовой и финансовой части. Дом кирпичный, под железной
    крышей... А здесь, Алексей Николаевич, извольте видеть - губа. *******)
    Вот этот домик, про который девушка говорила... Здесь наших и держат.
    Стены бетонные, дверь прочная, но сбить замок нет проблем. Место, чтоб
    вертолет приземлился, имеется. Вынести их и погрузить - дело трех минут.
           - Сначала разобьем казармы, - возразил Каргин, сравнивая
    фотографии со схемой. - Вот эти, у самого забора, уже в развалинах, эти
    две пустые, а у других четырех народ роится, и все на коленках стоят -
    похоже, в утренний намаз снимали. Вот их и разобьем... Если из "Таволги"
    бить, по две ракеты на казарму хватит. Половина точно не выберется -
    кого осколки посекут, кого задавит стены и кровля.
           - Другая половина - рота, полторы сотни стволов, - напомнил
    Сергеев. - А у вас, как я понимаю, человек двадцать... Справитесь?
    Сумеете уйти?
           - Уйти успеем. Главное, чтоб в воздухе не достали, стингером.
    Наверняка что-то у них есть...
           Каргин склонился над снимками, изучая местность. Фотографии были
    подробные - и люди видны, и машины, и трубы на домах, и скалы - резкие
    черные тени от них тянулись с востока на запад. База, замкнутая в периметр
    бетонных стен, лежала в довольно глубокой котловине и казалась недоступной
    с земли. Котловина, как ее и рисовала Ксения, напоминала овал, вытянутый
    с северо-востока на юго-запад; на севере - тоннель, пробитый в скалах, а
    при въезде в него - селение Кара-Суук, сотни две домиков, разбросанных
    на берегу горной речки. Тоннель наверняка охранялся, и не было сомнений,
    что в нем заложена взрывчатка - повернут рычажок, и сотня тонн породы
    обрушится на атакующих. Если судить по теням, падавшим от домов и утесов,
    скалистые стены на севере, западе и востоке были метров триста высотой,
    и вертолет, поднимавшийся к этим вершинам, мог оказаться прекрасной
    мишенью - особенно если внизу заполыхает пожар или ночка выдастся лунная.
    Но на юге скалы сильно понижались, метров до тридцати-сорока, и котловина
    переходила в узкое ущелье, отличную дорогу для отступления - если, конечно,
    пилот попадется стоющий. Сам Каргин летал вполне прилично, но только днем
    и, разумеется, не в канавах, где с края на край можно камешек перебросить.
           Раздумывать над тем, что за пилот у Азера, асс или сопливый
    новичок, смысла сейчас не имело, и Каргин, отметив юг как лучший путь
    для ретирады, потянулся к следующему снимку. На нем был изображен участок
    за ущельем: нависший скальный козырек, наполовину скрывавший какие-то
    сооружения, склон, полого тянувшийся вниз, и такой же пологий подъем на
    гору, поросшую хвойным лесом. Внизу лес редел, и среди камней торчали
    одинокие сосны, перемежавшиеся с зарослями кустарника, ямами, осыпями,
    большими и мелкими глыбами и чем-то бесформенным, похожим на груды
    старого мусора. Пейзаж был Каргину смутно знаком, однако припомнить,
    где и когда он видел эту местность, никак не удавалось. Взгляд с высоты
    делает высокое и глубокое плоским, и только тени позволяют распознать,
    где тут впадина, а где возвышенность. Тени были выразительные, но кроме
    туманных воспоминаний ничего не навевали.
           Вздохнув, Каргин отложил снимок и придвинул к себе другой,
    где база была представлена в крупном масштабе. Посередине - плац, с
    одной стороны - здание штаба, квадратик гауптвахты, склады и танки для
    горючего, с другой - казармы и развалины казарм, а сбоку от них - гараж
    и вертолетная площадка в кольце столбов с прожекторами. Еще сторожевые
    вышки: четыре - по углам периметра, и одна у ворот.
           Сергеев показал на нее отточенным кончиком карандаша.
           - Эту наша красавица не изобразила, но в остальном ее картинка
    очень даже точная. Молодец! Кстати, Алексей Николаевич, что вы думаете
    с нею делать?
           - С собой увезем, в Москву. Захочет учиться, выдам грант, или
    пойдет работать к Перфильеву. А если нынешняя работенка дорога... Ну,
    в Москве тоже есть мужики, пусть ублажает.
           Сергеев вдруг хихикнул.
           - В Москве много чего есть. Например, человек, похожий на
    генерального прокурора.
           Каргин посмотрел на него, но бывший кагэбэшник был уже
    непроницаемо серьезен. "Я ведь даже не знаю, как его зовут, - вдруг
    подумалось Каргину. - Товарищ по фамилии Сергеев, и все! Интересно,
    помнит ли Влад его имя-отчество?"
           Мысль мелькнула и исчезла. Он подгреб снимки поближе к себе и
    сказал:
           - Вот что, подполковник, если случится с нами какая неприятность,
    будете за старшего. Рогов, Кань, Гальперин, Дима с Рудиком и эта девушка
    - все на вас. Срочно вывозите их в Москву и проинформируйте о случившемся
    заместителей Перфильева. Они знают, с кем связаться и что делать.
           - Мудрая предосторожность... Тогда я пойду, с вашего разрешения.
    Эвакуацию тоже надо подготовить.
           - Готовьте. Это будет вашим заданием до завтрашнего утра.
           Когда Сергеев вышел, Каргин вытянул ноги, откинулся на спинку
    кресла и прищурился. Творившееся сейчас в его сознании было таким же
    загадочным, таинственно-непостижимым, как труд музыканта, сочиняющего
    пьесу; ее основа, фон - рояль, виолончели, альты, скрипки, в мелодию
    их вплетается песнь гобоев, горнов, флейт, а в нужном месте вступят
    арфа, контрабас, ударят барабаны и литавры, прогремит труба, и все это
    сольется целостной гармонией, откуда не выбросишь ни инструмента, ни
    единой ноты или звука. Различия, при объективном взгляде, не существенны,
    средства и цели не важны; военачальник - тот же композитор, хотя его
    оркестр - воинский отряд, а инструменты - люди и оружие. Каждый должен
    знать свое место, вступить в свой черед, сыграть правильно, без фальши,
    и повиноваться дирижерской палочке как слову всемогущего Творца. Так и
    только так рождаются великие симфонии; так и только так куют победу.
    Награда - аплодисменты или жизнь своих бойцов.
           Он уже не нуждался в планах и картах - они запечатлелись в
    памяти, ожили, стали объемными; словно наяву, он видел перед собой
    котловину в горах, окруженную скалами, бетонный забор, сторожевые вышки,
    цистерны с горючим, казармы, плац и здание штаба. Он знал, в каких щелях
    залягут снайперы, кого и скольких поразят их пули; в какой момент вертушка
    окажется над лагерем, где приземлится и что уничтожит, снова поднявшись в
    воздух; куда направятся его десантники, какие позиции займут, когда и по
    какому сигналу отступят; кто будет прикрывать отход, кто уничтожит казармы,
    запасы горючего, склады, взорвет сторожевые вышки, и сколько понадобится
    времени, чтобы ударить, посеять панику и отойти без потерь. Многоголосая
    фуга разыгрывалась в его голове, и звучали в ней взрывы, стрекот автоматов,
    вопли, хрип и стоны, яростный рев огня и гул, с каким оседают на землю
    кирпичные стены. Каждый звук и каждое действие в этой симфонии боя были
    согласованы с другими звуками и действиями, проистекали из предыдущего,
    вели к последующему и завершались красной вспышкой ракеты, приказом к
    отступлению. Восемнадцать минут, думал Каргин, восемнадцать минут и восемь
    боевых команд: пять - на вышках, снайперы, вертолетчики и штурмовая группа.
    Собрать бы их всех без потерь...
           Негромкий перезвон вывел его из задумчивости. Он поднялся,
    шагнул в спальню, к черному кейсу, откинул крышку. На экране царила тьма
    тропической ночи, сияли яркими точками звезды и слышался далекий шелест,
    с каким накатываются волны на песок. Остров в южных морях, крепость меж
    океаном и небом, убежище старого Халлорана...
           Заслонив звезды, всплыло его лицо.
           - Не спится, - буркнул старик. - Читаю. Ты не слышал о такой
    науке - танатология? - Он показал Каргину обложку книги.
           - Нет, не приходилось.
           - Наука о смерти, Алекс. Танат - одно из древнегреческих божеств,
    слуга Аида, водитель душ умерших...
           "К чему он об этом толкует? - подумал Каргин. - Вид у старика
    отменный, цвет лица здоровый, совсем непохоже, чтобы к Аиду собирался..."
           - Любопытная книга, - произнес Халлоран, - о многом заставляет
    поразмыслить. Вот, например, вопрос: хочешь ты знать, когда умрешь, или
    не хочешь? Если б такое было в твоей власти?
           - Пожалуй, нет, - сказал Каргин. - Этой неприятности не избежать,
    и я хотел бы, чтобы она нагрянула неожиданно. Хотя, с другой стороны...
    Возможно, другой человек, с другим характером и более мирной профессией
    сочтет иначе.
           Сухие губы старика дрогнули в усмешке.
           - Может быть, да, может быть, нет... На самом деле ответ, по 
    статистике, зависит не от темперамента и рода занятий, а исключительно 
    от возраста. В молодости такая информация пугает и кажется нежелательной 
    - ведь всякому приятно думать, что он проживет как минимум еще полвека. 
    В старости совсем иная ситуация. Старикам известно, сколько прожито, и
    потому они не прочь узнать, столько там еще осталось. Малым сроком их
    не испугаешь, это естественно, но сохраняется надежда - а вдруг судьба
    преподнесет подарок? Лет десять или хотя бы пять...
           Каргин молчал, не зная, какими словами отозваться на эти
    философские раздумья. Однако он не сомневался, что разговор затеян
    неспроста, и что-то сейчас воспоследует, какой-то совет или премудрость
    в духе майора Толпыго. Пожалуй, между Толпыго и дедом было определенное
    сходство - тот и другой иллюзий не имели, и потому к их изречениям
    стоило прислушаться.
           Как и предполагалось, совет ему был дан, но совершенно
    неожиданный.
           - Берет с тобой? - буркнул Халлоран. - Ну, так надень его, не
    позабудь. И свяжись со мной, когда закончится.
           Экран погас.
           "Знает! - мелькнула мысль у Каргина. - Знает, старый черт! Но
    откуда? Все-таки Флинт? Или кто-то другой, тайный агент в Туране, который
    присматривает за нами? Может быть, даже не один?"
           Он с досадой помотал головой, шагнул к шкафу, вытащил отцовский
    берет и сунул за пояс. Нащупал рубец - в том месте, где берет пробила
    пуля - и тихо прошептал: "Храни меня, мой талисман..."
           Трель телефона заставила его вздрогнуть. Он поднял трубку и
    услышал хриплый голос Перфильева:
           - Все о'кэй, Леха, выезжайте! Взял бронежилеты, рации, ракетницы,
    "Таволгу" взял, двадцать зарядов, ну и вертушку, само собой! Стартуем
    прямо со складской территории, минбаши позволил, благо сил ПВО в Туране
    нет. Даже полетный лист выправил - везем в горы крупу и ящик аспирина
    для пострадавших от землетрясения. Или от наводнения, хрен его знает!
           - Едем. Ждите, - сказал Каргин и вызвал Славу с Булатом
    Файхуддиновым.
           Когда их машина выкатилась со двора на улицу, он оглянулся и 
    увидел, что у дверей отеля, рядом с черным "ландкрузером", стоит какой-то 
    человек. Гладкое моложавое лицо, темные волосы, узкие, приподнятые к
    вискам глаза... Японец?
           На мгновение их взгляды встретились, и Каргин помахал
    незнакомцу рукой.
    
                                 * * *
    
                            Интермедия. Ксения
    
           Широкоплечего светловолосого парня звали Рудиком, и был он
    из Москвы, жил на улице Текстильщиков с мамой, отцом и двумя младшими
    сестрами, и то, что у него сестренки, а не братья, было заметно - он с
    Ксенией не смущался и, наоборот, не нагличал, не пялился на ее коленки
    и грудь, а смотрел в лицо. Ехать по Бухарской три минуты, но рассказать
    успел едва ли не всю свою жизнь, а когда приехали, поднялись на этаж и
    Ксения дверь отворила, мягко отодвинул ее в сторону. Так она и вошла к
    себе, выглядывая из-за широкой спины Рудика.
           Керим валялся на постели, курил, а рядом, на тумбочке, бутылка
    виски стояла и лежала бамбуковая трость. Зыркнул хмуро на Ксению,
    прошипел: "Совсем оборзела потаскуха, клиента привела... Скажи, чтоб
    выметался! Живо!" И - за трость.
           Рудик ухом не повел. "У тебя сумки-чемоданы где? - спрашивает.
    - В другой комнате, в шкафу? Ну, так иди, собирайся". Ксения вышла и,
    пока складывала в сумки обувь, платья и белье, слышался ей визгливый
    голос Керима - что-то непотребное он орал, неразборчивое, а потом крик
    прекратился, будто ножом отрезало. Она сунулась в спальню, косметику
    свою забрать, духи и всякие мелочи, и увидела, что Керим забился в
    угол, сидит на полу и смотрит на Рудика как овца на волка.
           "Паспорт ее принесешь, - сказал Рудик, постукивая ребром
    одной ладони о другую. - Час тебе времени, гнида позорная. В "Тулпар"
    принесешь, мне отдашь. И бегать не вздумай или там динаму крутить! Ей,
    - он кивнул на Ксению, - твой адресок известен. Найдем, не сомневайся!
    Найдем, и мозгов через пупок подкачаем!"
           Он плюнул Кериму на макушку, вышел в прихожую и подхватил
    сумки Ксении. Пока ехали обратно, пояснил, что Ксения будет жить в
    номере Константина Ильича, а того положат в люкс к шефу или в Москву
    отправят, если здоровьем плох. Она спросила - кто он, Константин Ильич?
    "Не знаешь? Надо же! А ведь, считай, спасла его! - удивился Рудик. -
    Костя Прохоров, которого у эмира видела. Завтра его Алексей Николаевич
    привезет". "Выкупит у бандитов?" - полюбопытствовала Ксения. Рудик
    усмехнулся. "Выкупит! Ровно столько отстегнет, чтоб каждому на гроб
    хватило!"
           Он принялся рассказывать, как шеф, вместе с другом своим
    Владиславом, у которого хриплый голос, кого-то устаканили в горах, но
    Ксения почти не слушала, а думала про пленника, про Константина Ильича,
    про Костю. Думала жалеючи, и мнился ей его голос: "Не знаю, Ксюшка, есть
    ли бог на небесах, но сделаешь, о чем прошу, тебе зачтется..."
           Кажется, зачлось.
    
    -----------------------------------------------------------------------
    
           *) Гранатометы одноразового применения, предназначенные для
    борьбы с бронированными машинами и живой силой противника, находящейся
    в укрытиях. "Аглень" (РПГ-26): калибр 72,5 мм, вес 2,9 кг, прицельная
    дальность 250 м; "Таволга" (РПГ-27): калибр 105 мм, вес 7,6 кг, прицельная
    дальность 200 м (граната способна пробить броню полуметровой толщины).
          **) Слесарь - вор, совершающий кражи со взломом (блатной жаргон).
         ***) Бургут - орел (тюркск.).
        ****) Бану - госпожа (персид.).
       *****) Шахид - воин-смертник у мусульман.
      ******) ГМС - горюче-смазочные материалы.
     *******) Губа - гауптвахта.
    
    
                                    Вы лучше лес рубите на гробы -
                                    В прорыв идут штрафные батальоны.
    
                                                  Владимир Высоцкий
    
    
                    Глава 11. Ата-Армут и луга Бахар, день 14 мая; 
                        лагерь в горах, ночь с 14 на 15 мая
    
           Вертолет оказался довольно старым - десантный трудяга Ми-17, *)
    с которого сняли все оружие, кроме пары пулеметов. Но двигатель тянул
    на положенные две тысячи лошадиных сил, горючего в баки было залито под
    завязку, и маневренность тоже не оставляла желать лучшего. Не "Черная
    акула" **) разумеется, с танками ему не биться, зато старичок поднимал
    целый взвод в полном боевом снаряжении и держался в воздухе с уверенностью
    бывалого ветерана. К тому же машина была Каргину знакомой - летать он
    учился на Ми-8, и прежние рефлексы не исчезли - руки сами знали, что
    нажимать и что поворачивать.
           Он взлетел над западной городской окраиной, где располагались
    склады, сделал круг над вершинами чинар и тополей, над залитыми битумом
    крышами длинных низких строений с военным имуществом, поднял вертушку
    на сотню метров и лег на курс к горам. Потом оглянулся и бросил взгляд
    на свою армию, рассевшуюся в десантном отсеке. Генри Флинт, Файхуддинов,
    Балабин и Влад Перфильев со Славиком... Негр, татарин, белорус, двое
    русских, и он сам, на четверть ирландец, на половину казак... Пестрое
    воинство! Русские, правда, пока в большинстве, но на лугах Бахар есть
    вероятность прихватить туранцев, узбеков и корейцев. Целая интербригада
    получается, решил Каргин, и это правильно - бить мерзавцев следует всем
    миром.
           Небеса были безоблачно-ясными, внизу тянулись зеленые предгорья с
    разбросанными тут и там домами, курчавились кроны яблонь и груш, дремали
    под солнцем виноградники, и с высоты Туран казался исключительно мирным
    и тихим, будто не водилось на этой земле ни разбойников, ни фанатиков,
    ни жадной своры президентских родичей, ни наркодельцов, ни иных злодеев.
    Туранская земля была единой, целостной, и только люди делили ее на зоны
    влияния и области корпоративных интересов, рассекая незримыми сверху
    границами, воздвигая сторожевые вышки, огораживая свои уделы траншеями,
    заборами и колючей проволокой. Однако не приходилось сомневаться, что с
    течением лет траншеи осыпятся, вышки и заборы рухнут, проволока станет
    ржавой пылью, а земля, древняя и неизменная, поглотит все это и забудет
    о прежних владыках и злодеях. Правда, народятся новые.
           Отыскав ориентир - шоссе, ведущее к Кизылу - Каргин пошел
    на юг в километре от него. Внизу промелькнули корпуса санатория, затем
    райцентр, озеро и скала Ак-Пчак, которой (можно биться о любой заклад!)
    не суждено увековечить облик президента. Миновав скалу, он повернул
    на запад, прошелестел винтами над домиком Нияза Бикташева, где дорога
    распадалась на-трое, спустился пониже, пролетел над местом, где упокоился
    бейбарс Ибад с двумя подельниками, и вскоре обнаружил ущелье - узкий
    извилистый шрам, что рассекал утесы и каменистые осыпи. За ним лежало
    вольное ханство гусезаводчика Азера, и тут их явно ждали: у блокгауза,
    перекрывавшего дорогу, был выложен белый квадрат, а рядом стоял грузовик
    с набитым ящиками кузовом и кучка местных обитателей. Каргин приземлился,
    с удовольствием отметив, что сел почти точно в центре квадрата.
           Его бойцы полезли из отсека, Азер со своими двинулся навстречу,
    и некоторое время слышались только отрывистые восклицания, звания,
    имена и звонкие хлопки ладони о ладонь. Ни напряжения, ни чувства, что
    встретились чужие и незнакомые друг с другом люди; кто-то уже откупоривал
    фляжку, кто-то трепался с Флинтом на пиджин-инглише, кто-то расспрашивал
    Балабина, не довелось ли ему служить под Нальчиком и в Приднестровье. Как
    и ожидалось, народ у Азера был всякий, и среднеазиаты, и русские, и двое
    то ли грузин, то ли армян, но было нечто, объединяющее их: все - крепкие
    мужики за сорок, и все глядят с характерным прищуром, словно прикидывая,
    откуда пуля прилетит или граната. Тертые и битые, решил Каргин, обнимаясь
    с Азером.
           - Ну, не ошибся я? - пробасил полковник. - Все-таки к Вальке
    твоих засунули, к эмирчику-ублюдку! Ну, бог не выдаст, свинья не съест...
    Выручим! В ночь полетим?
           - Вылет в три, - отозвался Каргин. - Начало операции - в три
    тридцать, и сейчас я...
           Федор Ильич похлопал его по плечу.
           - Расскажешь, все расскажешь и вводные дашь. Десять часов у нас,
    времени хватит, чтобы посовещаться, поесть и поспать. Разгрузим машину,
    перенесем оружие, перекусим и отдохнем. Здесь. В моем блиндаже, - он
    махнув в сторону блокгауза, - есть подходящий кубрик. А в деревню к
    себе в этот раз не зову, ты уж извини, Алексей.
           - Что так?
           Полковник страдальчески сморщился.
           - Со мной тут пятнадцать мужиков, все ветераны Афгана, все в
    возрасте, у каждого дети и семейство... Нехорошо, если догадаются, что
    мы затеяли... крику будет, слез... А так сказано, что повезем вертолетом
    товар драгоценный, перья страуса и яйца, в город повезем, московскому
    перекупщику. Ценность большая, на миллионы таньга, охранять надо!
           - Шито ведь белыми нитками, Федор Ильич, - сказал Каргин.
    - Кто поверит?
           - Моя жена поверила и дочери тоже. Натура у женщин такая - верят,
    когда очень хочется... - Азер оглядел людей - одни уже таскали к вертолету
    ящики, другие расколачивали их, третьи все еще знакомились с гостями - и
    гаркнул: - Денис Максимыч! Подойди!
           К ним приблизился человек в потертом комбинезоне пилота. Было
    ему под пятьдесят, седые волосы торчали ежиком, на левой щеке и ниже,
    на шее - багровые следы ожогов, а ладонь, когда он протянул руку Каргину,
    показалась непривычно узкой - не хватало мизинца и безымянного.
           - Майор Гринько Денис Максимович, вертолетчик-асс и первый мой
    помощник, - представил мужчину Федор Ильич. - Если ты не против, Алексей,
    я с ним в помеле останусь, когда до дела дойдет, с ним и с гранатометом.
    Ноги уже не такие резвые, бегать тяжело.
           - Капитан полковнику не указчик, - произнес Каргин, присматриваясь
    к майору.
           - Чины и звания тут ни при чем. Твоя операция, парень, ты
    и командуй.
           Гринько, заметив, что его разглядывают, вдруг подмигнул,
    и какое-то шестое чувство подсказало Каргину, что о пилоте можно не
    беспокоиться. Этот любым ущельем пройдет, из всякой передряги вытащит,
    что днем, что ночью...
           - Сегодня полетаем, - с явным удовольствием сказал майор и
    вытянул трехпалую руку. - Не гляди, что мало осталось, главные пальцы
    на месте - кукиш еще могу свернуть и поднести супостатам.
           Он повернулся и зашагал к вертолету.
           - Однополчанин мой, - заметил Азер. - На Ми-8 летал, дважды
    горел, двести сорок боевых вылетов, наград и ран без счета. Уволен в
    отставку и позабыт. Тут у меня - главный начальник над индюшками. А того
    грузина видишь? По-настоящему он мегрел, Зураб Хелая... Охотником был, а
    в Афгане - снайпером, и снайпер он от бога... Игорь Крымов и Солопченко
    тоже отменные стрелки, однако с Зурабом им не тягаться. Ну, пойдем?
    Максимыч присмотрит за погрузкой.
           Они зашагали к бетонному блокгаузу.
           - Эти пятнадцать - все афганцы, какие к вам прибились? -
    спросил Каргин.
           - Не все. Еще столько же наберется, но те сильно покалеченные,
    кто без ноги, кто без руки. Этих я оставил, хотя обиды были... и молодых
    оставил, необстрелянных... Нам ведь трупы ни к чему... Верно, Алексей?
           Каргин обернулся, посмотрел, как затаскивают в вертолет оружие,
    ящики с взрывчаткой и гранатами, метровые цилиндры "Таволги", ПК ***)
    с похожим на чемоданчик магазином, "калаши" и сумки с рожками. Работали
    без суеты, но быстро и споро. Слава, Булат и Балабин помогали, Перфильев
    что-то обсуждал с Гринько, Генри Флинта поили из трех фляжек - наверное,
    в знак международной солидарности.
           - Одного я не понимаю, Федор Ильич, - произнес Каргин. - Не
    понимаю, зачем вы ввязываетесь в распрю. Конечно, дело наше тайное, и
    коль не наследим, никто не узнает, что вы нам помогали... Но все-таки
    - зачем? Сами сказали, жены и дети у всех, и жизнь мирная, и достаток
    при индюках и страусах. А пуля - дура, она ведь не выбирает...
           - Ну, я бы не сказал, что жизнь у нас такая мирная, - прогудел
    Азер. - Живем мы тут как в осажденной крепости, опять же у каждого обиды
    есть, причиненные властью либо бандюками, а ведь обиды от них все одно
    что от власти - не защитила, не помогла... Те обиды помнятся, но мстить
    я бы народ не повел. Пакостное дело - мщение, пакостное, бесконечное,
    бесперспективное... А вот показать, что не одни бандиты в горах хозяева,
    что и на них управа найдется - в этом, пожалуй, главная причина. Ну, и
    за честь постоять... Не честь России, которой мы что прошлогодний снег,
    а за свою. Честь, Алексей, такая штука, что жить с ней трудно, а без нее
    никак нельзя, и ежели люди ее потеряли, то и стране конец. Не граждане в
    ней, а рабы, не воины, а живодеры, не судьи, а мздоимцы. Ведь так?
           - Так, - согласился Каргин. - И честь подсказывает мне, что вы
    в больших расходах, Федор Ильич. Вон, целую машину пригнали - патроны,
    взрывчатка, гранаты, оружие... А еще моральные издержки - ранят кого,
    так от жены и семьи не скроешь, стоны будут и слезы, а вам - попреки...
    Словом, как бы акция наша не закончилась, успехом или провалом, а я
    ваш должник. Долги, однако, платить надо.
           Азер басовито расхохотался.
           - Вот как повернул! Что мне с тобою делать? Деньги брать? Или
    инвестиций требовать в мой гусиный бизнес? Хотя с другой стороны... -
    Он замедлил шаг, прищурился, посмотрел назад и буркнул: - Вертушку
    оставишь? Очень бы нам пригодилась... Пилоны приварим, ракеты куплю,
    и будем мы с таким умельцем, как Максимыч, словно за каменной стеной.
           - Договорились, - сказал Каргин и начал спускаться внутрь
    блокгауза.
    
                                 * * *
    
           Вылетели в три. Ночь была лунная, но над горами висели
    облака, и диск луны то прятался за ними, то возникал в разрывах бледным
    привидением, освещая утесы, деревья, осыпи и камни. Семьдесят километров
    для вертушки не расстояние, но Каргин успел оценить искусство пилота
    - тот вел машину низко над поверхностью земли, каким-то чудом огибая
    скалы, угадывая препятствия с той безошибочной точностью, какая дается
    лишь чутьем и опытом. Ми-17 в руках Гринько будто не летел, а крался,
    прижимаясь то к лесу, то к скалистому склону; растительность гасила звук
    моторов, и вряд ли силуэт машины маячил в звездных небесах. Темное на
    темном фоне, как летучая мышь, что плавно скользит в воздушных струях
    в поисках добычи...
           Каргин сидел в десантном отсеке, где, вокруг ящиков с
    боеприпасами и взрывчаткой, сгрудились двадцать человек. Все в камуфляже
    и бронежилетах, неразличимые, как близнецы, только Азер и Флинт выделялись
    ростом и шириною плеч. Молчали, но это безмолвие не казалось тягостным;
    каждый был проинструктирован и знал, что делать, а потому мог ненадолго
    расслабиться или повспоминать, когда и с кем в последний раз сидел в такой
    кабине, и где теперь те люди, его друзья-товарищи - спят ли в цинковых
    гробах, пьют ли горькую или стоят на перекрестках с протянутой рукой.
    Если бы их поднять, думал Каргин, поднять убитых и пропавших, вернуть
    изувеченным руки и ноги да сбросить лет пятнадцать каждому - какое б
    вышло воинство! Еще командиров поставить бы честных, а над ними мудрых
    политиков - глядишь, сохранили бы страну! А то пока в чужой воевали,
    своя рассыпалась...
           Мысли эти были горькими, и утешало лишь одно: живая частица
    воинства, той легендарной силы, о котором мечталось, была тут, рядом
    с ним. Крохотная часть, такая же малая, как и осколок великой страны,
    откуда они собирались вымести мусор. Эта уборка являлась делом сугубо
    личным, но разве государственные дела, великие и масштабные, не
    складываются из многих личных дел? Бесспорно, так! - решил Каргин
    и натянул на голову берет.
           Вертолет развернулся и завис над крутым горным склоном. Тихо
    шелестела трава, колеблемая потоком воздуха, а выше, там, где кончался
    луг, рисовались в лунном свете скалы, кольцо изломанных вершин, что
    обступали лежавшую за ними котловину. Сейчас они находились с наружной
    стороны, и скальная стенка гасила рокот моторов.
           - На месте, командир, - послышалось из пилотской кабины.
           - Пошли снайперы, - тихо произнес Каргин, и тройка теней
    скользнула в траву. Хелая, Крымов и Солопченко... Он видел, как стрелки
    расходятся, быстро карабкаются вверх и исчезают среди камней на самой
    вершине. Длинные стволы винтовок раскачивались над ними словно боевые
    копья.
           Его рация ожила, послышался гортанный голос Хелая:
           - Первый на позиции.
           - Второй на позиции, - почти сразу же подтвердил Крымов, а
    через несколько секунд отозвался Солопченко. Каргин поглядел на часы -
    было ровно три тридцать.
           - Начинаем операцию. Группам с первой по пятую приготовиться!
    Пилот, подъем!
           Ми-17 взревел, прыгнул в воздух наискосок и вверх, пропустив
    под брюхом скальные вершины, и тут же ринулся вниз, туда, где в сиянии
    прожекторных огней лежала за бетонным забором база. Сторожевые вышки
    торчали по углам и у ворот словно пятерка маяков, бросающих потоки
    света на плац, кровли казарм, дорогу и бывшее здание штаба; все это
    стремительно приближалось, надвигалось, вырастало в размерах, будто
    вертолет падал на вдруг ожившую фотографию, запечатленную в памяти
    Каргина.
           Он поднес к губам рацию.
           - Снайперы, огонь!
           На вышках что-то произошло - мелькнули темные силуэты, затмив
    на миг глаза прожекторов, рухнули вниз или безвольными куклами свесились
    с перил; где-то еще летели к земле мертвые тела, кто-то еще пытался
    приподнять оружие, а помело уже спускалось в середине плаца.
           - Неплохо сработано! - прохрипел Перфильев. - Недаром Толпыго
    говорил: один снайпер равен танковой роте!
           - Приземляюсь, - донеслось из кабины пилота.
           - Группы с первой по пятую - пошли!
           Бойцы, лязгая снаряжением, покидали отсек. Пять групп, в каждой
    - пулеметчик с напарником. Вполне возможно, на вышках были пулеметы, но
    рисковать Каргин не хотел - тащили свое, ПК и несколько тяжелых магазинов.
    Кроме того, взрывчатку.
           Это был самый ответственный момент - добраться с тяжелым
    грузом до вышек, откуда снайперы сбили охрану, залезть наверх и взять
    всю обозримую территорию под контроль. Три минуты, согласно раскладке
    времени, но за этот промежуток предстояло еще сделать многое.
           - Пошла штурмовая группа! - выкрикнул Каргин. Перфильев спрыгнул
    на плац, за ним - Флинт, прапорщик Балабин и Файхуддинов; помчались
    парами, огибая слева и справа темное здание штаба.
           - Бог в помощь! - раздался за спиной голос Азера. Каргин услышал
    его уже в полете; плотная сухая земля ударила в подошвы башмаков, правая
    рука сдернула с пояса гранату, левая вырвала кольцо. Он понесся гигантскими
    скачками вслед за Перфильевым и Балабиным, а где-то над его головой ревел
    невидимый вертолет, и Слава с Федором Ильичем, подняв тяжелые цилиндры
    "Таволги", высматривали цели.
           Сзади громыхнуло - били ракетами, как и предписывалось планом,
    по крышам казарм. Группа Каргина была уже около штаба, в окна полетели
    гранаты, зазвенело стекло, вспухли алые клубки разрывов, но они не
    замедлили бег: штурмовать это здание - потеря времени и темпа.
           Обошли его с двух сторон, и Флинт с Файхуддиновым тут же заняли
    оборонительные позиции на флангах - так, чтобы просматривалась территория
    между штабом и казематом гауптвахты и даже частично плац. Булат залег,
    сразу слившись с землей, Флинт, сбросив с плеча тяжелый пулемет, повел
    стволом, прикидывая сектор обстрела.
           - Третья группа на вышке, - проскрежетало в рации.
           - Первая на вышке, командир.
           Влад и прапорщик были уже около приземистого бетонного строения.
    В штабе слышались стоны и вопли, а по другую сторону плаца грохотали
    взрывы - это продолжал трудиться вертолет.
           - Вторая на вышке.
           - Ну, еще немного, мужики... - пробормотал Каргин и тут же
    услышал искаженный рацией голос:
           - Пятая поднялась.
           Затем:
           - Докладывает четвертая. Мы на вышке, но Байсаров ранен -
    не добили снайперы одного хмыря, ножом под ребра ткнул. Легкая рана.
    Задачу выполняем, командир.
           Каргин облегченно вздохнул. Теперь над базой был тройной контроль:
    пулеметчики на вышках, пушка вертолета и снайперы, что залегли наверху.
    Их задача - уничтожать любого, кто высунется с базукой или стингером,
    чтобы не подбили помело и не пальнули по вышке. Славик и Азер играли роль
    артиллерии главного калибра, а прочие, что находились с Каргиным, были
    ударным отрядом.
           За плацем в очередной раз послышался взрыв, и тут же затарахтели
    пулеметы - значит, противник выбирается из развалин. Обернувшись, Каргин
    увидел, как из окон штаба выпрыгивают люди, и дал автоматную очередь -
    она слилась с грохотом пулемета Флинта и выстрелами Файхуддинова. Всех
    срезать они не успели, не меньше дюжины бандитов растворились в темноте.
    Эмировы телохранители, подумал Каргин, бросившись к дверям гауптвахты.
           Балабин уже сбивал прикладом замок. Перфильев, прижавшись к
    стене около узкого оконца, позвал:
           - Прошка! Жив, Прошка? Это мы! "Стрела" прилетела!
           - Живой, - раздался в ответ булькающий голос. - Я живой, только
    ногу сломали да порезали слегка, а с Николаем плохо. Третий день сердцем
    мается...
           - Мы сейчас, дружище!
           Замок, лязгнув, упал на землю, и Балабин распахнул дверь. Они
    ринулись внутрь, Каргин включил фонарик и в его тусклом свете увидел
    два топчана и парашу, от которой несло зловонием. Барышников, бледный,
    как смерть, лежал поближе к окну, а Костя Прохоров, вцепившись в оконную
    решетку, стоял на одной ноге, и лицо его было жутким, в крови, синяках
    и порезах. Пальцы вроде бы целы и глаза... - мелькнуло у Каргина в
    голове, и тут он заметил, что ноздри порваны и мочки на левом ухе не
    хватает.
           Сзади зарычал Перфильев.
           - Ну, эмир... ну, ублюдок гребаный... Быть тебе сегодня без
    ушей!
           - Без головы, - сказал Каргин и буркнул в рацию: - Флинт,
    Файхуддинов! Отойти под прикрытие гауптвахты! - Потом вспомнил, что
    у Флинта с русским проблемы и позвал: - Генри, кам хиа!
           Он выскочил из бетонного домика, и в этот миг в дальнем конце
    базы, правее складов, поднялся столб огня - Слава с Азером подожгли
    бензохранилище. На недолгое время яростное гудение пламени перекрыло
    грохот выстрелов, небосвод вспыхнул багровым и алым, и Каргин, поглядев
    на часы, довольно кивнул: операция шла по плану и длилась семь минут
    сорок три секунды. По идее, к этому моменту враг уже должен очухаться,
    сообразить, откуда бьют, и приступить к организованному сопротивлению.
    То есть рассредоточиться, расползтись по щелям, начать обстрел вертолета
    и вышек, добраться до стингеров или что там у них припасено... Возможно,
    эмир Вали уже догадался, какие гости к нему пожаловали - к нему, а не к
    Воинам Аллаха! Не с шуршиками пришли, а с пулеметами и "Таволгой"! И если
    понял это, то будет не пассивное сопротивление, а контратака.
           Прапорщик вынес Барышникова вместе с топчаном, потащил в
    темноту, за домик гауптвахты; за ними, опираясь на плечо Перфильева,
    ковылял Костя Прохоров. Флинт и Файхуддинов заняли позиции слева и справа,
    били короткими очередями, сдерживая натиск эмировых телохранителей. Тех
    прибавилось - видно, подошли на помощь из казармы, прятались под стенами,
    постреливали, но идти в атаку не решались. Кто-то метался среди них, орал
    повелительно, размахивая саблей и "калашом", гнал под перекрестный огонь
    пулеметов, но безуспешно - никто геройской гибели не жаждал. Валька-эмир
    суетится, решил Каргин, перемещаясь на левый фланг к Булату. Он расстрелял
    уже два магазина, сшиб двоих или троих, машинально отмечая, что пулеметы
    на вышках трудятся по-прежнему, ракеты гремят и временами сухо стрекочет
    пушка Гринько. Десять минут с начала боя, все сожжено и разбито, и можно
    держать пари, что половина басурман уже в садах аллаха... Теперь
    оторваться бы без убытков!
           Рядом возник Перфильев, вскинул автомат, крикнул:
           - Они с Балабиным! Вызывай помело, Леха! Пусть грузятся, а мы
    прикроем, а заодно и эмира возьмем! Где он, этот сучонок?
           - Вон, вопит и саблей машет, - сообщил Каргин, и тут же автомат
    в руках Влада забился и зарокотал. Эмир исчез, словно отпрыгнув во тьму,
    но его громкий властный голос не пресекся - кажется, его не ранило и не
    задело.
           - Увертливый, гад... - Перфильев сменил обойму. - Ближе бы
    подобраться да на штык насадить...
           Одиннадцать минут. Отступив, Каргин прижался к стене гауптвахты,
    поднес рацию к губам.
           - Гринько, тебе отбой. Группы четвертая и пятая, бросить
    пулеметы, покинуть вышки.
           Еще один сложный момент. Даже опасный! Группы четыре и пять
    занимали угловые вышки за спиной Каргина и полагалось им двигаться к
    Балабину и освобожденным пленникам. Сам маневр был относительно простым
    - здесь стояли склады, а главная вражеская рать была сосредоточена в
    развалинах казарм, по другую сторону плаца. Но пулеметы смолкнут и выйдет
    из боя помело, а это значит, что эмир решится на атаку. Сколько у него
    людей, Каргин не знал; из тех, что прыгали в окна, осталась половина,
    шесть или семь человек, но подойти могли и два, и три десятка. Придется
    снайперам поработать, мелькнула мысль. Света достаточно - вон как бензин
    полыхает...
           Вертолет промелькнул над ним рокочущей тенью и резко пошел вниз
    за гауптвахтой. На вышках за его спиной грохнуло, взлетели вверх фонтаны
    пламени, закружились в воздухе искры и горящие обломки. Взрыв был сигналом:
    Флинт, Перфильев и Булат подтянулись к Каргину, из темноты возник Балабин,
    доложил: Барышникова сейчас погрузят в вертушку.
           Двенадцать с половиной минут. Под стенами штаба заорали, сумрак
    расцветился вспышками огня, плюнул свинцом, и две дюжины бандитов ринулись
    в атаку. Эмир в середине шеренги, но позади своих бойцов - резвый, однако
    осторожный. Трое сразу свалились, хотя отряд Каргина еще не начинал
    стрелять - снайперы, видимо, не дремали.
           - Огонь! - выкрикнул Каргин и тут же рухнул на колени. В
    грудь ударило будто кувалдой, глотку перехватило, но он, втянув воздух
    распяленным ртом, стрелял и стрелял, с жестокой радостью считая падавших
    и замиравших навсегда или корчившихся в нестерпимой боли. Их было много,
    гораздо больше тех, кому удалось добежать до каземата. Девять человек, и
    среди них - эмир Вали.
           - Примкнуть штыки!
           Резкий лязг, и пять силуэтов молча ринулись навстречу атакующим.
    Грохнул выстрел, кого-то скосила короткая очередь Флинта, вскрикнул Булат,
    но разум Каргина, зафиксировав все эти действия и звуки, вдруг отключился
    на несколько мгновений. Точнее, распределился поровну меж головой и
    руками, в твердой уверенности, что только руки могут голову спасти, и
    что отвлекать их от дела сейчас не стоит.
           Штык, будто на тренировке, вошел слева под пятое ребро.
    Каргин стремительно откачнулся, ударил прикладом под челюсть второго
    врага, подставил ствол, принимая выпад сабли третьего, снова вогнал
    штык - в шею, за ухом, рассекая позвонки. Потом отступил, добил выстрелом
    стонавшего с разбитой челюстью, огляделся: восемь трупов валялись на
    земле, девятый, еще живой, стоял на коленях перед Флинтом, тянул дрожащие
    руки вверх.
           - По четвергам морская пехота пленных не берет, - сказал
    Флинт, прострелив ему голову. Затем добавил: - В прочие дни недели тоже.
           Четырнадцать минут. Рация голосом Азера сообщила:
           - Обе группы и двое заложников на борту. Ждем вас, Алексей.
           - Уходим, - приказал Каргин, но Перфильев вытянул руку:
           - Две секунды, Леха... Эмирчику я кишки выпустил, надо бы
    трофей забрать. Ухо за ухо! - Он наклонился над мертвым телом, полоснул
    штыком, пробормотал: - Ушко, а в нем сережка с камушком... Вот, теперь
    расквитались, теперь хорошо... И эмирчик хорош! Нет на свете краше нашей
    Любы!
           Они помчались к вертушке. На бегу Каргин вырвал из-за пояса
    ракетницу, выстрелил - алая звезда вспыхнула в ночном небе и торопливо
    покатилась за гряду утесов. Пулеметы на вышках за казармами смолкли.
    Последняя фаза, думал Каргин. Взлететь, приземлиться за стеной, подобрать
    оставшихся... Он прыгнул в отсек следом за Флинтом, заметив, что по его
    плечу стекают капли крови - то ли пулей задели, то ли кинжалом порезали.
           - Все на месте! - выкрикнул Азер, и вертолет ринулся вверх. Но
    невысоко: майор вел машину над самой землей, только-только чтобы крыши
    складов не задеть. Штаб, в котором разгоралось пламя, остался по левую
    руку, правее, где было хранилище ГСМ, бушевал пожар, а прямо открылись
    плац и развалины казарм, затянутые бурым дымом. Людей в окрестностях не
    наблюдалось, и Каргин решил, что психологический эффект достигнут: обстрел
    внезапно прекратился, и сейчас враги соображают, что последует: атака и
    резня, сокрушительный взрыв или какой-то обманный маневр.
           - Ну, Слава, стрельнем напоследок, - скомандовал Азер,
    приподнимая ствол "Таволги". Две ракеты ушли в бурый дым, рванулось
    пламя, и вслед за этими взрывами грохнуло на вышках, у ворот и по углам
    периметра. Вертолет промчался над развалинами и бетонной стеной и пошел
    на снижение, зависнув в метре от земли.
           Семнадцатая минута, отсчитал Каргин. Шесть бойцов лезли в машину;
    одного подсаживали и подпихивали, и до скамьи он не добрался, лег на полу
    рядом с Барышниковым.
           Семнадцать минут пятьдесят секунд. Вертолет к югу от базы;
    позади пылают, догорая, вышки, пляшут огненные языки над цистернами с
    бензином, что-то трещит и гулко лопается; впереди - темный вход в ущелье.
    Машина юркнула туда словно уж в земляную норку. Гринько сбросил скорость
    и включил прожекторы.
            - Конец операции, - произнес Каргин и выстрелил в небо зеленой
    ракетой. Сигнал для снайперов: прекратить огонь, собраться вместе и
    ждать.
            - Враг деморализован и хоть не бежит, но сидит тихо, -
    Азер усмехнулся и запустил пятерню в рыжие волосы. - Если фортуна нам
    улыбнется, глядишь, и добьют их... к юго-востоку, километрах в пятнадцати,
    застава... Впрочем, нет - наши погранцы в глухой обороне и в местные
    разборки не суются.
           Каньон сделался мельче, склоны слева и справа отступили, и
    Каргин разглядел внизу ровную поверхность дорожного покрытия, затем
    - бетонные площадки, а в центре каждой - выпуклые крышки огромных
    люков. В склонах, в зыбком свете прожекторов, тоже что-то мелькало -
    проходы с ведущими к ним лестницами, узкая галерейка, вырубленная в
    скале, черные толстые змеи кабелей, трубы и проржавевшие погрузочные
    механизмы. Ариман-1, база ракетчиков, подумал он и вдруг заметил на
    галерее, рядом с одним из проходов, какое-то шевеление. Но не успел
    удивиться - помело вырвалось из ущелья, и Гринько выключил
    иллюминацию.
           Света, однако, хватало - бледный диск луны выплыл из-за туч.
    Машина развернулась, чтобы обойти ближние вершины с запада, и Каргин
    увидел распадок среди гор, пологий склон в рытвинах и каменных осыпях,
    руины и обугленные деревья, а выше - темную полоску леса. Та местность
    на снимке, что за ущельем лежит, мелькнула мысль. Та самая! Где он ее
    наблюдал?
           Булат коснулся его локтя.
           - Командир... Здесь мы были с Тайм-аутом... Помните кассету,
    что я приносил? Испытания "Шмеля"?
           - Теперь вспомнил. - Повернувшись, Каргин оглядел своих
    бойцов. Они сбрасывали бронежилеты, перевязывали раны, щедро поливая
    их спиртным; запахи пота, крови и алкоголя висели в отсеке, и ветер,
    врывавшийся в дверной проем, не выдувал их, а перемешивал и взбалтывал,
    словно в огромном железном шейкере. Костя Прохоров устроился на полу,
    его голова была зажата между коленями Перфильева, и тот промывал его
    лицо смоченным водкой тампоном. Барышников, кажется, был без сознания
    и выглядел так, что краше в гроб кладут. У самого Каргина мозжила грудь,
    и ребра отзывались болью при каждом вздохе.
           Нет, не время сейчас садиться и "Шмели" разыскивать, с досадой
    подумал он. Во-первых, эмирова шайка может очухаться, да и на базе есть,
    наверное, своя охрана, а во-вторых, Барышников уж очень плох. Довезти
    бы! Его под капельницу надо, в госпиталь... Какой в Армуте самый лучший?
           Он хотел спросить об этом у Булата, но помело скакнуло вниз,
    и в отсек полезли снайперы.
           - Домой! - распорядился Азер, потом наклонился над Барышниковым.
    - Спасенных, Алексей, мне оставите. Этому срочная помощь нужна, а у меня
    медсанчасть получше, чем в Армуте. Кардиолог есть, хирург и пара медиков
    общего профиля. Ну, и супруга моя доктор не из последних... Выходим!
           - Н-не надо... - прошептал Костя Прохоров разбитыми губами.
    - Н-николая оставьте, меня н-не надо, я в порядке. Н-не хуже, чем в
    Боснии в девяносто втором...
           - Чего они от вас хотели? - спросил Каргин. - Ухо зачем тебе
    резали? И как вы к ним попали?
           - Барышникову плохо сделалось. Вышли из ресторана, квартал
    прошагали, гляжу - а он побледнел и вроде как падает... Положил его
    наземь, бросился за колесами, тачку тормознуть, а тачка тут как тут.
    Парни из местных, но услужливые - помогли Николая усадить и мне дверцу
    придержали. Куда вас, спрашивают? В больницу, говорю, приятель у меня
    сердечник. Сейчас доставим... А дальше ничего не помню - слабость
    накатила и в глазах потемнело. Очнулся, здесь, в камере... Что ты
    мне морду полируешь, Влад? Хлебнуть дай!
           Костя оживал на глазах. Вернулся к нему человеческий облик, и
    глаза заблестели, и ноздри порезанные раздувались уже как у льва, и
    заикаться он перестал, только шипел, когда случайно задевали сломанную
    ногу. Оторвавшись от фляжки, он твердым голосом произнес:
           - Я знал, что вы нас найдете. Особенно когда девчонка та
    подвернулась... Рожа у меня как? Не напугаю ее?
           - Она, похоже, не из пугливых, - заметил Каргин.
           - Это меня эмировы байстрюки поуродовали. Была тут одна гнида,
    Нукером зовут, из города, думаю, приезжал, расспрашивал, что николаев
    приятель успел нам рассказать. Этот, Ростоцкий...
           - Мы с ним уже встречались и словом перекинулись. Рассказывай,
    что дальше было, Костя.
           - Дальше? Дальше он Николая уговаривал. Раз уж прихватили,
    Николай для них не лишний, первый в КБ человек после Косильникова,
    им пригодится, ну а я... я что-то вроде бесплатного приложения. Шкуру
    с меня спустить, личико порезать, чтоб Николай быстрей уговорился...
    Только он хитрый - станут меня мордовать, сразу за сердце и бряк в
    обморок. А потом и вовсе отключился...
           - Не переживай, парень, поставим на ноги, - прогудел Азер.
    - Вольют в него эскулапы что положено, а там лучшее лечение - горный
    воздух, мед, кумыс и бульон из индюшки. Проверено веками!
           - От бульона я бы тоже не отказался, - молвил Прохоров,
    глотнул из фляги и замолк.
           Когда приземлились у блокгауза, он оперся на руку Каргина,
    слез на землю и зашептал:
           - Слушай, Алексей... Девчонка где? Та, что под моим окном
    блевала... Ксюшкой, кажется, зовут... Где она?
           - Нанял я ее, сиделкой к тебе нанял. Будешь лежать, ногу лечить,
    скучать, вдруг пива захочется или бульона - принесет. Не возражаешь?
           - Нет. - Костя нахмурился и с задумчивым видом произнес: -
    Это ты правильно сообразил, толково. Долго лежать буду, здесь и в Москве,
    переломы быстро не срастаются. Кто за мной присмотрит, кто пожалеет, кто
    костыль подаст? А там, глядишь, что-нибудь еще сломаю...
    
                                 * * *
    
                           Интермедия. Ксения
    
           Когда возвратились в гостиницу, главного, Алексея Николаевича,
    там уже не было. Рудик оставил Ксению в номере, сказал, чтобы смотрела
    телевизор и не скучала, а сам исчез часа на два. Телевизор Ксению не
    соблазнил. Москву в Армуте не принимали, а были три своих программы,
    одна на туранском, другая на русском, а третья опять на туранском, но
    с переводом, и всюду передавали одинаковое - дебаты в Курултае, смысл
    которых оставался для Ксении темным. Вроде бы все за президента, и
    левые, и правые, но чего-то спорят, а иногда и кулаком прикладываются...
    Наверное, спор из-за того, кто больше любит президента и служит ему
    вернее. Прожив в Армуте несколько месяцев, Ксения твердо усвоила, что
    президента положено любить, и даже непочтенное ее занятие от этого долга
    не освобождает. В Армуте все любили президента, от шлюх до академиков,
    и даже поганец Керим. Керим особенно; он утверждал, что скоро появится
    закон о многоженстве, и бизнес его расцветет благоухающим жасминовым
    кустом: не девок будет поставлять, а непорочных девиц с Брянщины и
    Смоленщины. В чем Ксения сомневалась - где там найдешь непорочных в
    товарных количествах?
           Она выключила телевизор, прошлась по комнатам, заглянула во
    вторую спальню, где ночевал Алексей Николаевич, увидела черный кейс
    на столе и решила, что в нем, должно быть, деньги. Эта мысль заставила
    ее отпрянуть - еще подумают, что слазила в чемодан и вытащила пачку...
    Больше всего ей понравилась лоджия - полосатый тент, полоскавшийся под
    ветром, мягкие кресла, кадки с пальмами и фикусом и вообще места много,
    хоть танцуй. Сделав несколько па, она приподнялась на носках, вскинула
    руки над головой и прошлась гордым испанским шагом от пальмы к фикусу,
    прищелкивая невидимыми кастаньетами. Потом забралась с ногами в кресло
    и стала думать, как вернется домой, в Смоленск, и что расскажет маме.
    Но о Смоленске и даже о маме отчего-то не думалось, а маячило перед
    ней костино лицо, и мысли кружились странные - даже не мысли, а вопросы.
    Кто он, этот Константин Ильич? Сколько ему лет? Женатый или одинокий?
    Если не женат, нужна ли ему девушка, и какая? Наверно все-таки не та,
    которая с помойки...
           Она собиралась было поплакать, но тут появился Рудик с ее
    паспортом, повел на обед в ресторан, накормил, отвел обратно и сказал,
    чтобы была готова к вылету - возможно, завтра утром, а возможно, никуда
    не полетят, а останутся в Армуте еще на три-четыре дня. Ксения распаковала
    вещи, собранные второпях, переложила поаккуратней, вымылась под душем в
    роскошной ванной, переоделась в джинсы и маечку, снова посидела в лоджии.
    Удивительно, но с каждым из этих нехитрых дел память о Кериме и стыдном
    ее ремесле отодвигалась в прошлое, хотя не исчезала совсем - так, как
    рубцуется рана, как зарастает новой чистой плотью, как разглаживается
    и бледнеет шрам. На большее рассчитывать не приходилось - шрам все-таки
    не царапина, и остается навсегда.
           Вечером она пошла ужинать, с Рудиком, Славой и четырьмя мужчинами
    постарше, из которых был знаком один, Сергеев, человек уже немолодой и,
    вероятно, облеченный хозяйским доверием. После ужина он проводил Ксению
    в номер и задержался, стал расспрашивать, откуда она, чем занималась,
    есть ли родители и как попала в Ата-Армут. Спрашивал вроде бы по-хорошему,
    но доброжелательного интереса, такого, как у Алексея Николаевича, Ксения
    не чувствовала и потому отвечала неохотно. Сергеев, видимо, понял; сказал,
    чтобы ложилась спать и отдохнула как следует - утро, мол, будет суетливым.
           Она легла и думала, что не глаз не сомкнет после дневных
    треволнений, но уснула крепко, и привиделось ей, будто венчается она в
    Смоленске, в Успенском соборе, а с кем венчают - не разглядеть, только
    человек ей этот дорог. И не просто дорог, а так, как бывает единожды в
    жизни, на разрыв души! И платье на ней белое, и фата прозрачная, и белые
    розы в руках, и плывет в вышине малиновый колокольный звон, нежный и
    хрупкий, как девичьи мечты...
           Тут ее и разбудили. Рудик стукнул в дверь и крикнул: вставай,
    Ксюша, командир вернулся и Константина Ильича привез! Она вскочила с
    захолонувшим сердцем.
    
    ------------------------------------------------------------------------
    
           *) Вертолет Ми-17 - модификация Ми-8, модернизированного в начале
    80-х годов. Двигатели мощностью 1900 лошадиных сил, скорость 250 км/час,
    потолок 5000 м., дальность полета - до 500 км., взлетный вес 11 тонн,
    грузоподьемность 4 тонны.
          **) "Черная акула" - противотанковый одноместный вертолет Ка-50,
    современная отественная разработка.
         ***) ПК - пулемет Калашникова, калибр 7,62 мм, прицельная дальность
    - полтора километра, скорострельность - 250 выстрелов в минуту.
    
    
    
                               Возле города Пекина ходят-бродят хунвейбины
    
                                          Владимир Высоцкий
    
    
                    Глава 12. Ата-Армут, 15-17 мая
    
           В город приехали в восьмом часу утра, на двух джипах из
    полковничьего автохозяйства. Водители, которым Азер наказал гнать
    со всей возможной поспешностью, доставили их во двор, к черному
    ходу, и Флин с Перфильевым подняли Костю на руках, чтоб не светиться
    у лифтов. Раздели его, обтерли губками и положили в номер Каргина.
    Булат сообщил, что есть у него знакомый врач-хирург, Фарук Шахидов из
    военного госпиталя, настоящий табиб и мастер по резаному и стелянному,
    а к тому же молчаливый, как плита на кладбище. Позвонили Шахидову,
    тот не замедлил приехать с надежной медсестрой, наложил гипс, привел
    в порядок костино лицо, пообещал, что ноздри заживут и, оставив его на
    попечение Ксюши, тут же занялся другими пациентами. Флинту зашил порез
    на предплечье, Файхуддинову забинтовал ладонь, по которой звезданули
    прикладом, Каргину и Балабину, поймавшим пули, уврачевал какой-то мазью
    чудовищные синяки на ребрах. Что до Перфильева, то он был цел и невредим,
    ходил веселый, хлебал из бутылки польскую водку и все искал подходящую
    баночку, чтобы эмирово ухо заспиртовать. Приметное ухо, с золотым
    кольцом-сережкой, а на кольце - надпись по ободку, то ли на арабском,
    то ли на персидском.
           Решили, что Прохорову будет лучше в люксе, рядом с Ксенией
    и около своих, а прежний его номер займет Файхуддинов, поставленный
    официальным порядком на довольствие. Отдав приказ по этому поводу,
    Каргин послал Рудика к Камилю-аке, управляющему отелем, с радостным
    известием, что падишах и сиятельный бек решил-таки переселиться в
    президентский номер, только без помпы, без девичьих плясок, поклонов,
    цветов и бутылок шампанского. Но без цветов и поклонов не обошлось:
    ключ Камиль-ака вручал сам, не забыв добавить, что бар и холодильники
    в президентском номере набиты под завязку, что на столе в гостиной -
    букеты и подносы с фруктами, а в ванной плавают розовые лепестки. Это
    уже лишнее, сказал Каргин. Тропа излишеств ведет во дворец мудрости,
    возразил управляющий, хватаясь за сумку и черный чемоданчик Каргина. Но
    чемоданчик Перфильев отобрал, заметив, что в нем секретные документы, и
    всякому, кто к ним притронется, он передвинет глаза на лоб.
           Они переселились наверх, в чертоги с двумя спальнями, гостиной,
    кабинетом, приемной и кордегардией. *) Перфильев прикончил польскую
    водку, отыскал в баре финскую, вытащил из вазочки букет, налил спиртное
    и бросил туда ухо эмира Вали. Финскую водку тоже прикончил, пробормотал:
    "Пока русские пьют, они непобедимы" - и завалился спать.
           Каргину спать не хотелось. Возбуждение медленно покидало его,
    сменяясь другими заботами, касавшимися родственного долга и занимаемого
    им поста. Он позвонил в Краснодар, поболтал с матерью и Кэти, попросил,
    чтобы позвали отца, и сообщил ему, что Федор Ильич - классный мужик,
    отлично ориентируется в местной обстановке, а из гранатомета стреляет
    словно бог. Это где же вы с ним стреляли? - заинтересовался Каргин-старший,
    и младший пояснил, что на ранчо полковника Азера взбесились страусы, а
    страус - птица серьезная, ее "калашом" не возьмешь, а только гранатой
    или, к примеру, миной. "Ну-ну, - сказал отец. - Ты узнай у Федора Ильича
    - может, у него динозавры водятся? Так я приеду, вместе постреляем".
           Они захохотали, причем отец смеялся с заметным облегчением.
    Повесив трубку, Каргин передвинул к себе чемоданчик, прикинул, который
    час теперь на Тихом океане, и связался с островом. Там царила глубокая
    ночь, и Халлоран, по-видимому, спал, хотя и жаловался в прошлый раз на
    бессонницу. Лицо на экране было, однако, знакомым - Пит Вильямс, из
    группы дежурных секретарей.
           - Разбудить босса, мистер Керк? - Физиономия Вильямса начала
    смещаться к верхнему краю экрана - похоже, он приподнимался.
           - Не надо. Не тревожьте его.
           - Он велел будить, если вы позвоните.
           - Все равно не стоит. Передайте ему, что берет не подвел.
           - К-какой берет? - с недоумением переспросил секретарь.
           - Это не важно. Он знает.
           Расставшись с тихоокеанской звездной ночью, Каргин вызвал
    штаб-квартиру в Калифорнии. Тут было раннее утро, но Холли Роббинс уже
    сидела за столом, рассматривая в зеркальце пудреницы свои искусственные
    зубки. Ничуть не смутившись, она одарила Каргина сияющей улыбкой.
           - Рада вас видеть, шеф. Выглядите просто на миллион долларов!
    Есть приятные известия?
           - Есть, Холли. Командор на месте?
           - Нет, к сожалению, нет. Могу связать вас с мистером Ченнингом,
    или с Диком Баррелом из технической дирекции, или...
           - Они не в курсе наших дел. Где Мэлори?
           - В данный момент он в воздухе, сэр. Летит на Таити, на
    конференцию стран тихоокеанского региона по разоружению.
           - Холли, помилуй бог! Неужто мы собираемся разоружиться и
    прикрыть лавочку?
           - Ни в коем случае. Мы только хотим контролировать этот процесс,
    чтобы он двигался в правильном русле. Пусть разоружаются за счет наших
    конкурентов. - Холли ослепительно улыбнулась и добавила: - Если мистер
    Мэлори нужен вам срочно, я попытаюсь с ним связаться.
           - Нет, не хочу вас затруднять. Передайте командору, что
    проблема с пленными решилась, и я продолжаю заниматься главным туранским
    вопросом. Возможно, мы справимся с ним в ближайшие дни - скажем, через
    неделю. К этому времени я буду в Москве, и мне нужны материалы о ситуации
    с остальными точками.
           - Предварительная информация уже готова, - сообщила Холли. -
    Я направлю ее шифровальщикам и перешлю вам в течение часа.
           - Что бы я без вас делал, лучезарная моя, - восхитился Каргин.
    - Жду! Кстати, не повысить ли вам оклад?
           - Ах, Алекс, вы так милы! Но я получаю столько же, сколько
    руководитель госдепартамента, и требовать больше было бы нескромно.
           Экран погас. Спать Каргину по-прежнему не хотелось. Послонявшись
    из комнаты в комнату, он осел на диване в гостиной и включил телевизор.
           Попал удачно, на программу новостей, международных и местных.
    Международные в Армуте, как и в Москве, делились на две части, из
    ближнего и дальнего зарубежья. Тут это выглядело странноватым - от
    северных отрогов Копетдага было много ближе до Персии, Ирака, Индии
    и даже до Китая, чем, например, до Белоруссии, настойчиво пытавшейся
    вступить в конфедерацию с Россией. Выслушав комментарий по этому поводу,
    Каргин затем обогатился и другими новостями: о кражах российского газа
    на Украине, о дальневосточном рыбном пиратстве, о шариатских судилищах
    в Чечне, о двухголовых телятах, рождавшихся в окрестностях Чернобыля,
    о древних домах Петербурга, которые горели или рушились от ветхости, о
    вредном влиянии волжской воды на репродуктивные способности и о русских
    изгоях, бежавших из Латвии, Литвы и Эстонии. Новости были как на подбор
    черные, мрачные, жутковатые, и в этом ощущался тайный смысл: мол, не так
    уж все плохо в Туране, под крылышком туран-баши. Что касается дальнего
    зарубежья, то там дела обстояли еще печальней: в Турции, Чили и Сицилии
    - землетрясения, в Британии и Испании - разгул ирландского и баскского
    сепаратизма, в Японии и Мексике - тайфуны и цунами, в Канаде - лесные
    пожары, в Штатах - депрессия, и всюду индекс Дэви-Джонса **) едет вниз.
    Сплошные бедствия, катаклизмы и катастрофы... Но самая ужасная - в Нанкине,
    где взорвался цех по производству твердого ракетного топлива. Конечно, не
    сам собой, а в результате диверсии, осуществленной тибетскими мятежниками
    или уйгурскими отщепенцами. Тех и других уже поймали, судили и повесили,
    а съезд КПК, созванный в срочном порядке, данную меру одобрил.
           Подившись оперативности Мэлори, Каргин поднялся, чтобы взглянуть,
    не пришел ли обещанный доклад, но снова сел - на экране возникла знакомая
    личность. Гульбахар Ибрагимказиева из "Туран бишр" собственной персоной!
    Она комментировала события внутренней жизни, самым заметным из которых
    были дебаты к Курултае. Мелькнул просторный зал с амфитеатром скамеек,
    налитые кровью рожи, воздетые вверх кулаки, в бешеном темпе закружились
    халаты и смокинги; свалка шла сразу в нескольких местах, вокруг трибуны,
    под национальным бунчуком, в президиуме и у микрофонов, к которым
    депутаты прорывались с особенной энергией. Заинтригованный Каргин
    стал слушать комментарий.
           Причиной парламентских неурядиц являлся внесенный евразийцами
    законопроект о наследственном президентстве. Оно понималось не буквально,
    не в том примитивном смысле, как в британском или испанском королевствах,
    где на смену усопшему монарху всегда приходит наследный принц, а в духе
    времени, то есть с демократическим элементом. Туран-баши давалось право
    определить преемника и подкачать его рейтинг, приподнимая на всякие
    ответственные должности, награждая чинами и званиями, рекомендуя народу и
    стране как самого достойного из кандидатов. Выборы, разумеется, состоялись
    бы после смерти туран-баши (да живет он вечно!), но не было сомнений, что
    их исход был бы предопределен.
           Этот проект принципиально был поддержан всеми, а споры велись
    из-за третьей статьи, определявшей круг наследников. По мнению одних,
    преемник должен быть связан с туран-баши кровными узами, так как лишь
    кровное родство способствует генетической передаче мудрости, безмерной
    доброты и остальных необходимых властителю качеств. Другие считали
    кровную связь необязательной и даже лишней, отстаивая священные права
    туран-баши избрать преемником всякого, на кого падет его благосклонный
    взор. Пикантность момента состояла в том, что депутаты, сражавшиеся за
    ту или иную формулировку, вовсе не относились к различным политическим
    течениям; линия раскола шла через все партии, разделяя примерно пополам
    исламистов, коммунистов, евразийцев и остальных, поддерживавших президента
    или находившихся к нему как бы в оппозиции. Глубинный же смысл процесса
    повидимому заключался в том, что депутатов-"кровников" cкупили Курбановы,
    а противоборствующую сторону - светлый эмир Таймазов. Конечно, об этом
    Гульбахар не говорила, но выразила недоумение - с чего бы так внезапно
    накалились страсти.
           В самом деле, с чего бы? - подумал Каргин, выключил телевизор
    и отправился проверить свое связное устройство. Материалы, обещанные
    Холли Роббинс, уже пришли; он набрал пароль и погрузился в их изучение.
           В Бразилии, где сидели Глеб Кириллов и интендант Хуан Кастелло,
    все двигалось путем, явно подтверждая, что это страна цивилизованная
    и в полной мере интегрированная в мировую экономику. Правительство уже
    наложило эмбарго на вывоз оружия, и данный запрет, пока что временный,
    мог сделаться постоянным, если "Халлоран Арминг Корпорейшн" поддержит
    экспорт бразильского мяса, кофе и фруктов. Особенно кофе, без которого,
    как и без теплых туалетов, армии цивилизованных держав теряют двадцать
    процентов боеспособности.
           В Северной Африке, где находились Эльбекян и Винс Такер, ситуация
    была сложней, однако и тут имелись положительные сдвиги. Два каравана
    с противопехотными минами были атакованы в Сахаре, на плато Ифорис, в
    том стратегическом пункте, где сходятся границы Алжира, Мали и Нигера.
    Уничтожив охрану, нападавшие угнали верблюдов и грузовики в урочище
    Мурзук, где отпечатки копыт и колес затерялись ввиду поднявшейся песчаной
    бури. Владельцы товара грешили на туарегов - тем более, что за Мурзуком
    располагалось их поселение Тахаят-Таммаржсаут. Туда направили карательную
    экспедицию силами до батальона, но оказалось, что все подходы к Тахаяту
    заминированы, и половина карателей была разорвана в клочки. Остальных
    уничтожили люди, так же похожие на туарегов, как верблюд на одеяло из
    верблюжей шерсти.
           Что касается Китая и, конкретно, Нанкина, то там не цех
    взорвался, а цеха, восемнадцать корпусов, практически все ракетное
    производство. К счастью, ночью, а потому жертвы по китайским масштабам
    оказались незначительны, человек сто пятьдесят. Оценка убытков в долларах
    - не меньше миллиарда, и китайцы, дабы скомпенсировать потери, отказались
    от прежних импортных поставок и заключили более выгодный контракт на
    листовую высоколегированную сталь ***) с компанией "Джапен Аустралиа
    Мэтириалз", которая в ближайшем будущем исчезнет, но перед тем свои
    обязательства по контракту непременно выполнит.
           Ознакомившись с докладом, Каргин призадумался, ощущая некую
    раздвоенность. Одна частица его души если не ликовала, то могла быть
    вполне довольной: дело шло, проблемы из невозможных переходили в разряд
    разрешимых, и ХАК, где мытьем, где катаньем, добивалась результатов,
    какие не снились "Росвооружению" вместе с "Росавиакосмосом" и концерном
    средств ПВО. Это с одной стороны, а с другой не составляло труда
    подсчитать, что в Сахаре и Нанкине уложили тысячу людей, не говоря уж
    о перебитых сподвижниках Вали Габбасова. Конечно, были они, в основном,
    мерзавцами, но вот вопрос: не он ли причина их смерти? До сих пор Каргин
    убивал собственноручно, а тех, кого кончали "гепарды", мог на личный
    счет не заносить. Теперь ситуация переменилась; как всякая персона VIP,
    владеющая многомиллиардным состоянием, тайной силой и реальной властью,
    он получал привилегию убивать не своими руками, а чужими, и не поштучно,
    а сотнями и даже тысячами. С этой мыслью надо было смириться и разрешить
    коварный и древний иезуитский вопрос: всегда ли цель оправдывает средства?
    Впрочем, майор  Толпыго, хоть иезуитских колледжей не кончал, с ответом
    совсем не затруднялся: если цель благородная, любые средства хороши.
    Степень же благородства определялась, по мнению майора, числом стволов,
    вертушек, бомб и прочей бронетехники, необходимой для достижения цели.
           Под вечер Каргин утомился и снова позвонил в Краснодар. Они с
    Кэти провели приятные полчаса, обсуждая, кого им больше хочется, парня
    или девочку. Решили, что это не важно на данный момент, что времени им
    не занимать, и если будет, скажем, девочка, то с парнем они еще успеют.
    Даже с двумя.
    
                                 * * *
    
           Следующим утром, едва Каргин спустился в офис, начались звонки.
    Первый был от безымянного связного Азера: сообщили, что Барышников
    пришел в сознание, лежит под капельницей, давление в норме и аппетит
    хороший. Сняли кардиограмму, и врач сказал, что признаков инфаркта нет.
    Приятная новость! Зато потом началось:
           - Мистер Керк? Минбаши Сабитов, адьютант сардара Таймазова.
    С вами будет говорить светлый эмир министр.
           И тут же:
           - Приветствую, ага. Прекрасный день, вы не находите?
           - Приветствую, сардар. Денек и правда приятный.
           - А был бы еще приятнее, если бы мы разрешили тот вопрос,
    который обсуждался между нами.
           - Есть ли повод для такой поспешности, Чингиз Мамедович? Мне
    обещали показать "Шмели"... то есть, простите, "Манасы". Пока я их не
    видел.
           - Повод, тем не менее, есть. Вы отслеживаете дебаты в Курултае?
           - Ну... Время от времени, скажем так.
           - А зря! Ведь вы их подтолкнули, мой бриллиантовый! И в
    результате я срочно нуждаюсь в вашей поддержке. Депутатский корпус,
    знаете ли, даром не работает!
           - Поддержка будет. На следующий же день после того, как мне
    продемонстрируют "Шмели".
           - Я понимаю это так: нужно поторопить президента.
           - Ваша мысль движется верным путем среди барханов тревог и колючек
    сомнений. Прямиком к оазису истины, мой эмир, туда, где расположен щедрый
    финансовый колодец.
           - Хорошо, я использую все свое влияние, чтобы поторопить
    туран-башу. И еще... - Тамазов помолчал. - Еще одна проблема, совсем
    крохотная... Уволился Булат, мой личный охранник. Ходят слухи, что его
    видели в "Тулпаре", с вашими людьми.
           - Место ищет, шельмец, в Москву желает переехать, - пояснил
    Каргин. - Потому здесь и трется.
           - Я разочарован, ага. Даже огорчен! Боюсь, не доехать Булату
    до Москвы.
           - Достойны ли такие мелочи внимания эмира? Кстати, о булате...
    Хотел у вас спросить: есть ли в вашей коллекции толедский клинок работы
    мастера Сантьяго Сангрии? Шестнадцатый век, чеканная гарда, рукоять с
    золотыми накладками, а в навершии, кажется, сапфир...
           - Большой ли? - озабоченно спросил Таймазов.
           - С голубиное яйцо.
           - О!
           - Шпага ваша, мой эмир. Через неделю ее привезут специальным
    рейсом. Раньше с бумагами на вывоз не успеть - как-никак национальное
    достояние Испании.
           - Нет пределов моей благодарности, ага! Я вот тут подумал:
    шайтан с ним, с этим ничтожным балбесом-охранником... Пусть едет, хоть
    в Москву, хоть в Магадан.
           - И я того же мнения.
           "Странно, - подумал Каргин, опуская трубку, - ни слова о побоище
    в Кара-Сууке. А ведь обязан знать - военный министр как-никак! Может, с
    нами дело не связал и думает про Львов Ислама или аллаховых воинов? Но
    ведь ежу понятно, что даром и птичка не какнет!"
           Он пощупал синяк на ребрах, сморщился, выглянул в коридор и
    велел дежурившему там Дмитрию послать кого-нибудь за свежими газетами.
    И передать Рогову, Гальперину и Каню: пусть к ящикам сядут, и каждый
    глядит одну из программ, и пусть доложат, если промелькнет некролог на
    Вали Габбасова.
           Опять зазвонил телефон.
           - Мистер Алекс Керк? Из министерства финансов тревожат, глава
    департамента инвестиций Юсуп Гафаров. Саид Дамирович просил напомнить,
    что вы собирались перевести некие суммы во Второй президентский. Могу
    осведомиться, когда поступит первый депозит?
           - В самом скором времени, - молвил Каргин, а про себя добавил:
    - "Зашевелились, тараканы!"
           - К сожалению, ага, скорое время - понятие растяжимое...
    Нельзя ли поточнее?
           - Нельзя. Во-первых, людей моего ранга торопить не принято,
    а во-вторых, наши инвестиции связаны с определенными условиями. Саид
    Дамирович о них знает. Вечером стулья, утром деньги, утром стулья,
    вечером деньги!
           - Простите, ага, не понял...
           - Классику надо читать, - буркнул Каргин и повесил трубку.
           Он поднялся к себе наверх, взял черный кейс, опять спустился в
    офис, вызвал Холли Роббинс и велел соединить его с Брайаном Ченнингом,
    вице-президентом ХАК и ее финансовым директором. Ченнинг был той же
    волчьей породы, что и другие халлорановы сподвижники, но это был весьма
    раскормленный волчара, весивший центнера полтора. В экран его физиономия
    не влезала, виднелись только губы, нос и глаза, подпертые мощными
    жировыми складками.
           - Приветствую, Брайан, - промолвил Каргин. - Есть ли у вас
    данные о двух крупнейших туранских банках?
           - Разумеется, Алекс. Мы начали работу, как только вы
    отправились... Ченнинг скривился и забавно хрюкнул. - Как, дьявол,
    зовется этот проклятый город?.. Ахмет?.. Махмут?.. Сават?.. Ну, не
    важно. Сейчас мы располагаем полной информацией. Бэнк Президент Фест
    активно оперирует внутри страны, но не имеет контокоррентных счетов ****)
    в серьезных западных и азиатских финансовых учреждениях. У Бэнк Президент
    Сэконд такие счета имеются, но операции крайне ограничены - главным
    образом, сливание средств на личные вклады президента и нескольких лиц
    из его окружения. Суммы не впечатляют - максимум триста двадцать миллионов
    долларов. Семьдесят семь процентов поименованного сосредоточено в банке
    СТРАВАГ, Австрия, и Бостон Лимитед, США.
           - Сколько на счетах президента?
           - Сто девятнадцать миллионов.
           - Не персидский шах... - протянул Каргин. - Скажите, Брайан,
    какие вложения мы можем сделать во Второй президентский? С учетом того,
    что средства могут быть похищены?
           Ченнинг, видимо, повернулся к монитору - теперь на экране
    маячила лишь его пухлая щека.
           - Бэнк Президент Сэконд... одну минуту... фактические владельцы
    - семья Курбановых, а возглавляет племянник президента... На его счетах
    в Бостон Лимитед сорок два миллиона триста девять тысяч сто пятнадцать
    долларов и четыре цента... Можно вложить сорок миллионов, Алекс. В случае
    неприятностей мы наложим арест на его бостонские счета.
           - Кляузное дело?
           - Ни в коем случае, если учесть, что мы приобрели контрольный
    пакет Бостон Лимитед.
           - Превосходно, - сказал Каргин. - Благодарю вас, Брайан, и
    отключаюсь.
           - Погодите, Алекс. Тут у Холли есть два вас пара личных
    сообщений.
           Одна из этих депеш была из Парижа и извещала о том, что в сейфе
    юридической фирмы "Франс Женераль" хранится некий раритет, приобретенный
    для миссис Алекс Керк персоной, пожелавшей остаться неизвестной. Раритет
    можно получить в упомянутой выше фирме либо распорядиться о его пересылке
    в любую точку земного шара - конечно, с курьером и надлежащей охраной.
    Другое сообщение пришло из Ливерпуля. Верфи "Брок и К" запрашивали, куда
    перегнать океанскую яхту "Кэти", зарегистрированную на имя мистера Керка
    - в Сан-Франциско, в какой-нибудь российский порт на Черном море или на
    Балтике, либо прямиком в Москву, если позволят глубины речных фарватеров.
    Подумав, Каргин велел, чтобы в ближайший месяц все оставалось на прежних
    местах: яхта - в Ливерпуле, а королевские драгоценности - в Париже. Он
    еще не был уверен, что примет эти подарки.
           Появился Дима с пачкой газет, местных и российских, в которых
    не оказалось ровным счетом ничего о битве в горах, о сотнях трупов на
    базе Ариман и о безвременной кончине Вали Габбасова. Кроме того Дима
    доложил, что Рудик со Славой потолкались внизу, в холле, ресторане и
    баре, выпили с ошивавшимися там репортерами, которые интересуются, не
    созовет ли мистер Керк новую пресс-конференцию и будет ли, как в прошлый
    раз, одаривать деньгами. По радио и телевидению тоже молчок, никаких
    известий, кроме обычных: жаркие схватки в Курултае, президентский фирман
    о вступлении в брак с четырнадцати лет, реформа религиозного совета
    (верховным имамом стал кузен туран-баши), новый проект по борьбе с
    наркоторговлей и тому подобное.
           Странно, решил Каргин, поднялся и начал мерить шагами комнату.
    База в котловине, так что, пожалуй, взрывы не слышны, зарницы не видны,
    но при таком количестве трупов и раненых шила в мешке не утаишь. Хотя, c
    другой стороны, горы есть горы: если блокировать дорогу на Армут, никто
    не проскользнет, ни с базы, ни из Кара-Суука. Связь по рации? Но с кем
    могли связаться помощники Габбасова - те, кто остался в живых? Видимо,
    решил он, дорогу все же заблокировали, и сообразительный Таймазов послал
    в Кара-Суук войска - добить габбасовскую шайку, а все заслуги приписать
    себе. Так что через день-другой появятся победные реляции, и это сдвинет
    мнения в парламенте в пользу светлого эмира.
           Видимо, битва в Курултае вокруг наследственных законов шла
    нешуточная, и Таймазов прав: он подтолкнул это дело, и никто иной! ХАК,
    появившись в Туране, неизбежно становилась третьей силой, более мощной,
    чем любая оппозиция, и каждый из претендентов на власть желал привлечь
    ее на свою сторону. Туран, несмотря на обширность своей территории и
    потенциальные богатства, был страной слабой и нищей: население - меньше
    трех миллионов, армия - десяток плохо укомплектованных полков, полиция
    малочисленна и продажна, промышленность в разрухе и денег нет. ХАК могла
    скупить страну со всеми землями, ресурсами, чиновниками и генералами; ее
    пришествие сюда было таким же сокрушительно-победным, как интервенции
    могущественных американских фирм в банановые республики. По сути дела
    Туран являлся такой же банановой республикой, с поправкой на икру и
    груши, и против покупки отнюдь не возражал, лишь бы дали побольше и
    побыстрее. Но в планы Каргина такое не входило - предметом его интереса
    были и оставались "Шмели". Все остальное - иллюзия, но если кто-то хочет
    в нее верить, аллах ему в помощь!
           Любопытно, думал он, как отреагирует на склоку в парламенте
    туран-баша: будет ли следить за ней, как Зевс с Олимпа, или рявкнет
    на зарвавшихся наследничков? Все-таки наглость с их стороны - он еще
    жив-здоров, а власть уже делят! При всей неприязни к президенту Каргин
    отчетливо понимал, что Саид Саидович - не чета своим племянникам и зятю:
    первая фигура на доске, человек, искушенный в интригах и политических
    играх чуть ли не со сталинских времен и потому труднопредсказуемый. Не
    исключалось, что по вопросу преемственности власти было у него
    собственное мнение.
           Снова звякнул телефон. Несколько секунд в трубке слышалось
    лишь взволнованное дыхание, потом знакомый голос осведомился:
           - Могу я поговорить с Барышниковым Николаем Николаевичем?
           Радость-то какая! - мелькнуло у Каргина в голове. Ростоцкий
    Павел Петрович прорезался, ренегат и кандидат технических наук,
    специалист по автоматике! Интересуется! Все-таки старая дружба не
    ржавеет...
           Добавив в голос металла, он строго промолвил:
           - По причинам, связанным с состоянием здоровья, Николай
    Николаевич Барышников не может в данный момент подойти к телефону.
           - Вы? Капитан Бря...
           - Молчать! - рявкнул Каргин. - Никаких имен и званий!
           - Аппарат, с которого я звоню, не прослушивается. Ваш, надеюсь,
    тоже?
           - Ну, тогда другое дело. Тогда я могу вам сообщить, что
    Барышникова мы отыскали. Не в лучшем виде, но все-таки живым. Сейчас
    он на излечении. Вы ведь это хотели услышать, гражданин Ростоцкий?
           В трубке послышался облегченный вздох.
           - Спасибо, капитан. Вы не представляете, какую тяжесть, какую
    чудовищную ношу... - Снова вздох и даже что-то напоминающее всхлип. -
    Честно говоря, не надеялся услышать вас, не думал, что вы в гостинице...
    Но если так получилось, могу я перемолвиться парой слов с вашим...
    гмм... ну, вы понимаете, кого я имею в виду.
           - Он на задании, - ответил Каргин. Это было чистой правдой:
    Сергеев с утра исчез, носился где-то по городу, что-то вынюхивал,
    уточнял и занимался созданием агентурной сети для "Халлоран Арминг
    Корпорейшн". Или не только для нее.
           - Тогда, может быть, с вами?..
           - Что - со мной?
           - Хотелось бы поговорить. Понимаете, я связан контрактом, но
    дело не только в моих обязательствах, которые могут быть нарушены той
    или другой стороной. Скажем, я решился бы на побег... Но с семьей далеко
    не убежишь.
           - Желаете, чтобы мы вывезли ее в Россию?
           - Был бы очень благодарен.
           - Это большая услуга, - заметил Каргин, поразмыслив.
           - Я отплачу... я непременно отплачу! - голос Ростоцкого
    дрогнул. - Я... В общем, я побеседовал с коллегами, с теми из нашего КБ,
    кто трудится здесь. Теперь мне кое-что известно... Помните, мы говорили
    о модулях ДМУО, изготовленных в Челябинске? Так вот, я знаю список лиц,
    причастных к этой... к этому...
           - К этому преступному деянию, - уточнил Каргин. - Что ж, мы
    могли бы договориться. Назовите фамилии.
           - Нет. Даже по этому телефону... Я напишу и постараюсь вам
    передать. Так устроит?
           - Когда и где?
           Ростоцкий на секунду задумался.
           - За "Достыком", ближе к площади, есть универсам. Я заезжаю
    туда за продуктами, часто заезжаю, и это не вызовет подозрений. Ждите
    там, у входа, через полчаса. Я придумаю, как передать вам эти сведения.
    Только ко мне не подходите!
           - Договорились.
           Каргин положил трубку и вызвал Балабина.
           - Гулять идем, прапорщик. Ребят возьми, Рудика и Славу.
    Рассредочиться и следовать за мной, дистанция - десять-двадцать шагов.
    Охранять. Понял?
           - Так точно, Алексей Николаевич.
           Они спустились вниз. Два хищника пера, болтавшихся в холле
    среди пальм и фикусов, бросились было к ним, но Балабин выразительно
    покрутил дубинкой. Каргин нахмурился; кажется, он начинал разделять
    неприязнь старого Халлорана к репортерам.
           - Проследи, Василий, чтобы за нами не шли.
           - Само собой, командир. Пойдут, так лягут.
           Кажется, репортеры это поняли и оттянулись обратно к пальмам.
           Магазин, про который толковал Ростоцкий, находился в двух
    домах за "Достыком", и Каргин, минуя двери заведения, увидел, что
    швейцары-вышибалы там другие, не Вахид с компанией, а троица джигитов
    в серых папахах и синих черкесках, с огромными декоративными кинжалами.
    Окна сразу за входом относились к бару, и, посмотрев в них, он разглядел
    сквозь кисейный занавес немногочисленных посетителей и женщину за стойкой.
    Кажется, это была Зульфия.
           Магазин оказался шикарный. Его витрины украшала всевозможная
    снедь, горы из фруктов, вазы с конфетами, шоколадный дворец за стеной из
    импортных консервов и бутылок, а также двухметровый осетр, изогнувшийся
    над банками икры точно дельфин над волнами. Каргин остановился поглядеть
    на это чудо, отметив, что народ сюда не ломится, не рвется и даже у
    витрин не толпится, поскольку цены на витринах запредельные. Но хозяина
    "тойоты" цвета кофе с молоком это не смущало: подъехал, вылез, юркнул в
    магазин, вышел с деловым видом и при набитом пакете, закурил, смял пустую
    пачку, бросил в урну. Сел в машину и покатил себе по Рустам-авеню.
           Каргин все еще глядел на осетра. Долго любовался, минут десять,
    пока Балабин и парни у другой витрины обсуждали, брать ли пиво в этой
    лавочке или поискать ларек, где цены не кусаются. Наконец повернулся,
    пошел назад, спросил негромко:
           - Мужика в "тойоте" видели?
           - Грабеж! Сто таньга за банку "Гиннеса"! Что у нас, пальцы
    веером? - прогудел Балабин.
           - Пачку он бросил из-под сигарет. Изъять и принести в гостиницу.
           - Короче, перетерли это дело и возьмем в ларьке, - поддержал
    Балабина Слава. - Втрое дешевле!
           - Реально, - согласился Рудик, двигаясь в сторону урны.
           Изъятие произошло без помех, и Каргин неторопливо зашагал
    вдоль Рустам-авеню к майдану Независимости. У "Достыка" он остановился,
    поглядел на джигитов с кинжалами, хмыкнул, вошел и повернул налево,
    к тонувшему в тенях бару. Время было не позднее, часа четыре, девицы
    древнейшей профессии и их кавалеры еще, по-видимому, спали, так что
    контингент был разномастный: кто выпить стопку забежал, кто встретиться
    с приятелем, кто шарил тоскующим взглядом туда-сюда, надеясь на даровое
    угощение. Каргин оперся локтями о стойку и тихо произнес:
           - Два "Курвуазье", красавица.
           Протиравшая бокалы барменша вскинула глаза и побледнела.
           - Вы?..
           - Были вроде бы на "ты". Наливай!
           Зульфия налила. Губы и руки ее тряслись, бутылочное горлышко
    тренькало, ударяясь о край стакана. Одну емкость Каргин подвинул к
    ней.
           - Выпьем, рыбка! В России теперь праздник есть, седьмое ноября,
    день всеобщего примирения... А мы с тобой в мае помиримся. Не возражаешь?
           - Что вам надо? Что...
           - Пей! И выкать мне не надо. Сегодня я не при исполнении.
           Она послушно выпила, пробормотала:
           - Я ведь даже не знаю, как вас... как тебя зовут...
           - Капитан Брянский, ликвидатор, - представился Каргин. - Ну,
    не пугайся ты так, не трепещи ресницами! Сказал ведь, что не на работе!
    Видишь, ни кислоты со мной, ни щипчиков...
           Зульфия чуть-чуть успокоилась и даже усмехнулась бледной
    вымученной улыбкой.
           - А этот... анальгетик?
           - Что - анальгетик?
           - Ты от него не избавился?
           - Увы! Препарат пролонгированного действия, так что в койку
    меня не затянешь. Бесполезно! - Он прищурился. - А хотелось бы?
           - Возможно. Никогда не встречала секретных агентов, а тем
    более - ликвидаторов.
           - Вижу, расположена ты ко мне и обиды не держишь, - сказал
    Каргин, вытаскивая из кармана деньги. - Давай еще по одной выпьем,
    и я тебя быстренько перевербую. Что тебе Таймазову служить? Конченый
    он человек, пропащий, ты уж мне поверь. А мы из тебя Мату Хари сделаем.
           - Кто такая Мата Хари? - спросила Зульфия, пригубив коньяк.
           Каргин подвинул к ней деньги.
           - В другой раз объясню. А сегодня лучше ты расскажи что-нибудь
    занимательное.
           Деньги исчезли, будто корова языком слизнула.
           - Что?
           - Ну, например, где мне Нукера найти. Помнишь про такого?
    Очень хочу с ним познакомиться.
           Зульфия с обидой оттопырила губку.
           - Ну, вот... А говорил, что не при исполнении...
           Каргин молча ждал. Она отхлебнула еще глоточек, бросила
    осторожный взгляд в полутемный зал и, наклонившись к нему, прошептала:
           - Не знаю, где его искать. Сам приходит, а иногда своих пришлет,
    предупредить.
           - О чем?
           - О людях. В "Достыке" всякие люди бывают, из Курултая, из
    Дивана или, - голос Зульфии стал еще тише, - из тех, кто промышляет
    наркотой. Выпьют, девушек пригласят, разговорятся... Много интересного
    можно услышать.
           - Сама слушаешь?
           - Зачем? Я тут, в баре. Другие есть - девушки, официанты...
           - Значит, где Нукера искать не знаешь?
           - Нет.
           Каргин разочарованно вздохнул - уж очень ему хотелось добраться
    до минбаши Дантазова по кличке Нукер. Счет предъявить за похищенных,
    а заодно расспросить про базу Ариман-1 и тонкогубого пилота Витаса...
    По словам Ростоцкого минбаши являлся куратором проекта - выходит, лицо
    информированное. "Сергеев отыщет, - мелькнула мысль. - Но хорошо бы до
    того, как пригласят к президенту. Чем больше информации, тем лучше".
           Он вытащил еще пару зеленых бумажек и передвинул к Зульфие.
           - Внешность опиши. Привычки. Возраст.
           - Худой, смуглый, ростом немного пониже тебя, здесь родимое
    пятно, - Зульфия коснулась левой щеки. - Немолодой, лет за пятьдесят.
    По выговору - таджик или узбек... Что еще? Брови густые... Пьет мало, 
    только для видимости... Девушками не интересуется, носит светлые 
    костюмы. Мрачный. - Она снова наклонилась к Каргину - так, что он 
    ощутил сладкий запах ее духов - и прошептала: - Ты его ликвидируешь?
           - Непременно, - пообещал Каргин. - Допрошу с пристрастием и
    вырву печень.
           - Только не спеши, - с озабоченным видом сказала Зульфия. - Он
    за работу со мной еще не рассчитался.
           - Я рассчитаюсь. Все его долги теперь на мне.
           Кивнув, Каргин зашагал к выходу. В дверях он столкнулся с
    темноволосым, невысоким и узкоглазым мужчиной, по внешности - японцем.
    Мужчина, уступая дорогу, что-то вежливо прошипел, скользнул мимо него
    как тень и растворился в сумраке бара. Нахмурившись, Каргин попробовал
    отыскать его взглядом, не нашел, и так, с озабоченным челом, будто
    пытаясь что-то вспомнить, и оказался на улице. Поглядел на джигита
    с кинжалом, спросил:
           - Вахид где? Телку мне обещал. Куда смылся?
           - Лечится Вахид, рука сломана и ребра, - сообщили ему. - А
    телку мы тебе найдем. Часа через три загляни, дорогой, любую выберешь.
    Вай, какие тут телки пасутся!
           - Загляну, - сказал Каргин и отправился в гостиницу.
           Там, на столе в офисе, ждала его смятая сигаретная пачка, а в
    ней - скатанный в трубочку листок бумаги. Расправив записку, он изучил
    ее, потом занес в компьютер шесть фамилий и имен, переписал на дискету
    и уничтожил файл. Записку сжег.
    
                                 * * *
    
           Сергеев появился только на следующий день, к обеду. Большая
    часть делегации была в разъездах: Флинт, Рогов и Кань отправились в
    министерство ВОПиОБ, утрясать дела с верительными грамотами; Гальперин
    поехал на базар (жена наказала ему купить орехов и сушеной дыни);
    Балабин напросился в компанию к Гальперину, а Перфильев с Димой и
    Славой были посланы на склад к торговцу-минбаши. Каргин полагал, что
    кое-какие боеприпасы будут для Азера не лишними - ведь арсеналы на
    лугах Бахар изрядно опустели, а автоматные рожки, гранаты и ракеты, в
    отличие от гусей и груш, сами собой не рождаются и не растут. К тому
    же Влад два дня сидел у постели Прохорова, развлекая его анекдотами,
    что было, с одной стороны, хорошо, а с другой мешало налаживанию
    контактов с Ксюшей.
           Плотно прикрыв дверь в гостиную, Сергеев опустился в кресло,
    поднял к потолку маленькие глазки и проинформировал:
           - Арабы приехали, Алексей Николаевич. Точнее, араб, шейх
    нефтяной из Абу-Даби. Люди богатые, сами в оружии не нуждаются, живут
    в безопасности - за них, если что, янки грудью встанут. Однако желают
    капитал вложить с хорошей прибылью. Это первое, а второе - контроль за
    поставками. Если, скажем, "Шмели" в мусульманские страны пойдут, то
    эмиратским шейхам большое уважение от единоверцев. Понимаете?
           - Вполне, - сказал Каргин. - Встречался я с этим шейхом, когда
    к Курбанову ездили. Был он нам специально показан. Бородатый такой, в
    платке и белой простынке. Азиз ад-Дин зовут.
           Сергеев неодобрительно покачал головой.
           - А мне вы об этом не сказали!
           - Запамятовал.
           - Ну, бог с ним, с арабом... Араб, само собой, факт серьезный,
    но для нас важнее разобраться в побуждениях туран-баши. Понятно, 
    денег он хочет, но это мотив поверхностный и, думаю, не главный. Деньги 
    нужны не столько Курбанову, сколько семейству его и клану - эти ничего 
    не видят, кроме денег, и каждый думает, что деньги обеспечат власть. 
    Психология бая и купца, не хана... А президент - все-таки хан, и человек 
    непростой! - Сергеев откинулся в кресле и прикрыл глаза. - Кем он был? 
    Одной из властительных персон огромной империи, но не самой могущественной 
    и важной, и это его угнетало. А кем он стал? Независимым повелителем в 
    нищей стране, где много земли, но мало народа... меньше, чем в любой 
    из европейских столиц. Вес его в мире - величина отрицательная, а это 
    - страшный удар по самолюбию! Никому он не нужен, кроме транзитчиков
    -наркоторговцев, и нефть его не нужна, и медь, и груши... А человеку 
    обидно. Злобится человек! Вот из этого и надо исходить.
           Каргин припомнил туалет с художественными изваяниями и кивнул.
           - Согласен с вами. Славы ищет, известности, жаждет влиять
    на мировые дела, и эти мотивы сильней финансовых расчетов. Торговля
    уникальным оружием - отличный способ, чтобы добиться своего.
           - Значит, "Шмели" он не отдаст, - подвел итог Сергеев. -
    Вывезти машины тайком - это, Алексей Николаевич, авантюрой попахивает,
    так что придется их уничтожить. И что с того? У нас, рано или поздно,
    в Челябинске новые сделают, а здесь такое не получится, не выйдет, хоть
    техдокументация есть. Без демонстрационных образцов копейки не выпросишь,
    ни у арабов, ни у турок, ни у китайцев. Опять же работников грамотных не
    найти, а те, что есть - ворованные... ну, и с комплектующими проблемы...
    Так что если спалить, заново не сделают!
           - Узнаем, где "косилки" спрятаны, тогда решим, палить их или
    нет, - промолвил Каргин. - Тут такая обстановка, что с демонстрацией
    тянуть не собираются. Отправлюсь я к президенту и...
           Сергеев кашлянул.
           - Стоит ли, Алексей Николаевич? Давайте обсудим этот вопрос.
    Есть все основания утверждать, что Прохоров с Барышниковым были похищены
    тайной сардаровой службой. Их спрятали в Кара-Сууке, в лагере бандитов
    - или, если угодно, местных повстанцев - и человек Таймазова по кличке
    Нукер являлся их допрашивать. Следовательно, Таймазов и Габбасов были
    связаны, а значит, сардар не может не знать о разгроме банды. Наверняка
    догадывается и о том, кто пленников освободил... Знает, но молчит! В СМИ
    ни звука! И если делается это с умыслом и с ведома туран-баши, то всякие
    контакты с ним опасны.
           - А если у Таймазова своя игра? - возразил Каргин.
           - Если своя, это уже интереснее. Если он на президента замышляет,
    поторговаться можно, и с тем, и с другим... Свалить Курбанова, Таймазова
    поставить, но за известную плату... - Лоб Сергеева пошел морщинами. -
    Только способен ли Таймазов на столь решительный демарш? У вас, Алексей
    Николаевич, с ним было рандеву. Что скажете? Какие впечатления?
           - Смутные. Думаю, трусоват.
           - Вот видите! Если они заодно, опасно вам к президенту ехать,
    да и в Армуте незачем оставаться. Людей своих вы нашли и выручили, так
    что летите себе в Москву, а что до "Шмелей", то мы их без вас разыщем 
    и ликвидируем. Главное, есть уверенность, что машины целы и держат их, 
    скорей всего, на старом ракетном полигоне. Целы! Иначе зачем на автоматику
    тратиться да торг затевать, и с вами, и с арабом? - Побарабанив пальцами
    по столу, Сергеев резюмировал: - Летите! Риска меньше, а дела не
    пострадают.
           "Спровадить меня хочет. А почему?" - подумал Каргин и твердо
    произнес:
           - Благодарю за совет, но дела я привык сам заканчивать. Вы,
    подполковник, вот чем займитесь... - Он протянул Сергееву дискету. -
    Здесь список лиц, изготовлявших ДМУО для туранцев - там, в Челябинске,
    в КБ Косильникова. Получен от Ростоцкого в обмен на гарантию вывоза
    семьи. Мою гарантию! Так что вы уж постарайтесь, чтобы жена его и
    детки вернулись в целости в Челябинск. А список отправьте в Москву,
    старым своим друзьям, пусть меры примут.
           - Нет проблем! - Сергеев жадно ухватил дискету. - Что еще,
    Алексей Николаевич?
           - Да. Найдите мне Нукера. Что-нибудь вам про него известно?
           - Известно. Когда Ростоцкий назвал его фамилию, вспомнился мне
    один человечек... - Глаза бывшего кагэбэшника привычно обратились к
    потолку. - Дантазов Амирхан, таджик, сорок четвертого года рождения,
    служил во внешней разведке, в Турции и Иране, а при Горбачеве, в конце
    восьмидесятых, уволен в отставку. Профессионал! Чин у него как у меня
    - подполковник. Думаю, теперь он возглавляет частную секретную службу
    сардара или самого президента... А зачем он вам, Алексей Николаевич?
           - История с Барышниковым и Прохоровым его рук дело. И над
    Костей он измывался... Даром это не сойдет!
           - Упрямый вы, - со вздохом сказал Сергеев. - Ну, найду я
    его, найду... Невеликий город Армут, поменьше Сан-Франциско... Найду!
           Он ушел, а Каргин некоторое время прогуливался в лоджии,
    размышляя о загадочных талантах и возможностях Сергеева, подполковника
    в отставке, бывшего сотрудника КГБ. Или не бывшего? И не подполковника?
    Может, и не Сергеева вовсе? То, что он трудился на "варягов" - само
    собой, за приличные деньги - не означало, что круг интересов Сергеева
    этим ограничен, и что он не берет подряды на стороне. Такой искусник
    всем полезен, от нынешних российских структур безопасности до парагвайской
    разведки, думал Каргин, прохаживаясь от пальмы к фикусу. Ну, Парагваем он
    не соблазнится, а вот другие наниматели...
           Шорох шин по асфальту отвлек его от этих мыслей. Он посмотрел
    вниз и увидел, как черный "ЗИМ" поворачивает с Рустам-авеню на Бухарскую.
    Рановато приехали, мелькнула мысль. Выбрать, проверить, сторговать,
    договориться об отправке - тут не два часа нужны. Или случилось что-то?
           Предчувствия его не обманули.
           Перфильев ворвался в офис с покрасневшим лицом и налитыми
    кровью глазами.
           - Ну, Леха, история! Минбаши-то нашего того... Повесили или
    расстреляли, а может, по местному обычаю, за ноги к кобыле, и в степь...
    Преставился, в общем, минбаши! И два его помощника тоже! Официальным
    порядком, в двадцать четыре часа: следствие, суд и казнь за расхищение
    военного имущества. Один сержант остался, он и рассказал... Трясется 
    весь, бормочет: через неделю приходи, нового начальника пришлют, тогда 
    и лавочка откроется.
           - Если опять откроется, тогда за что повесили? - с недоумением
    спросил Каргин. - Какая разница, этот минбаши торгует или другой?
           - Не с теми, значит, торговал, - пояснил Перфильев. - Кстати,
    его и помощников гвардейцы казнили. Как, сержант не видел, но увели их
    хунвейбины из чеченской гвардии.
           - А что ты встрепанный такой?
           Влад оскалился.
           - Да вот, понимаешь... Пока я с сержантом базарил, гвардейцы
    подвалили, двое, один чечен, а другой по-русски вовсе ни буб-бум. Кто,
    откуда, приехал зачем, что за машина у тебя, почему большая да черная,
    и все тому подобное... Потом чечен и говорит: я с тобой сделаю, что
    захочу. Денег дай, тогда отпустим! Ну, я дал.
           - Много?
           - До завтра не очухаются, - сказал Перфильев, потирая кулаки.
    Он собирался что-то еще добавить, но тут зазвонил телефон.
           - Слушаю!
           - Алекс, вы?
           "Кто меня тут может Алексом звать?" - мелькнуло в голове у
    Каргина, но в следующий миг голос вспомнился. Прикрыв ладонью трубку,
    он шепнул Перфильеву: - Ягфаров! Иди в гостиную, к параллельному
    аппарату.
           Потом произнес:
           - Рад слышать вас, Райхан.
           - Взаимно, мой дорогой. Завтра мы с вами увидимся - как
    обещалось, президент изволил вас пригласить. Точное время не назначено,
    явиться можете когда угодно, так как останетесь ночевать. Утром вас
    куда-то повезут, и думаю, что по воздуху. Полюбуетесь на наши горы.
           - Хорошая новость. Куда ехать, Райхан? В Карлыгач?
           - Нет, в Елэ-Сулар. ******) Место еще примечательней Карлыгача
    - большие пещеры в горах, а в них теплые озера. Целебные! Саид Саидович
    любит здесь отдыхать. Только...
           - Да?
           - "Кадиллак" к пещерам не пройдет, не развернуться ему на
    горной дороге, так что езжайте, Алекс, своим транспортом. За Кизылом
    второй поворот налево, у шестнадцатого километра. Никак не пропустите
    - вас там будут ждать проводники. - Помолчав, Ягфаров спросил: -
    Водитель у вас хороший, опытный? Там серпантин виляет, пропасть с
    одной стороны, а скалы с другой.
           - Проедем, - сказал Каргин и распрощался.
    
                                 * * *
    
                           Интермедия. Ксения
    
           День, когда привезли Константина Ильича, и следующий за ним
    выдались суматошными. Пришел доктор, молчаливый и строгий, возился
    с костиной ногой, врачевал порезы, и Ксении казалось, что не медик у
    постели раненого, а художник-реставратор, снимающий страшную маску с
    его лица. Смыли остатки крови, наложили швы, и оказалось, что лицо у
    Кости хорошее, и даже пластырь и бинты его не портят. Не очень молод,
    думала Ксения, мотаясь туда-сюда с полотенцами и тазиками теплой воды,
    лет, должно быть, за тридцать, но для мужчины это самый возраст. Не
    молод, зато красив! Кто-то, быть может, не заметил бы этой красоты,
    сказал бы, что лепка грубоватая, скулы слишком широки, лоб упрямый,
    как у бычка, глаза запали и кожа бледная, точно у покойника. Но Ксения
    смотрела иным взглядом - тем, что бывает у женщины, успевшей настрадаться
    от злобы, жадности и похоти мужской и вдруг обнаружившей, что есть и
    другие мужчины, те, что не требуют, не покупают, а дарят.
           Он искал ее глазами. Кто бы ни находился рядом, друг ли его
    Владислав, или Алексей Николаевич, или огромный темнокожий Флинт,
    он искал ее и только ее. Со стесненным сердцем Ксения замечала, как
    вспыхивают костины зрачки, как розовеют щеки, смягчается линия рта -
    видела это, и отвечала взмахом ресниц: я здесь, я около тебя, и я тебя
    не покину. Наверное, за два минувших дня они не сказали друг другу и
    двух десятков слов - говорил Перфильев, о чем-то вспоминал, смеялся
    хрипло, травил анекдоты - но не было нужды в словах. Они общались
    по-иному, на древнем беззвучном языке взглядов, улыбок и жестов.
           На третий день все куда-то разбежались, только Алексей
    Николаевич сидел в офисе да Рудик дежурил в коридоре. Ксения притащила
    поднос с завтраком, накормила Костю, помогла добраться до ванной и снова
    уложила в постель. Он уже не был так слаб, как в первые дни, просился в
    кресло, но Ксения сказала: доктор велел лежать. Костя лег, только руки
    ее не выпустил. Попросил:
           - Расскажи...
           Она опустила глаза. Пока жила в Армуте, не раз об этом думала:
    когда-нибудь услышит от кого-то: расскажи... От мамы, от подружек или
    от парня... Расскажи про Керима, про потные простыни и шелест падавшего
    на пол платья, содранного жадными руками, про номера армутских гостиниц,
    про жесткий стол под лопатками, про боль и губы, закушенные в муке...
    Расскажи, как была наташкой!
           - Я... - Она отняла руку, закрыла ладошкой глаза, стараясь не
    расплакаться. - Я...
           - О другом спрашиваю, - тихо произнес Костя. - Откуда ты?
    Лет сколько? Мать и отец у тебя есть? Братья, сестры? Где живут, чем
    занимаются?
           - Мама есть, - с судорожным вздохом выдавила Ксения. - Из
    Смоленска мы... Мама в детском садике работает... А лет мне двадцать.
    Скоро будет...
           - Двадцать... скоро будет... - повторил он. - Девчонка ты
    совсем... красивая... А мне, Ксюша, тридцать пять. Старый для тебя,
    наверное? И собой хорош не очень...
           Она вытерла слезы, сунула ему мокрую ладонь и отчаянно замотала
    головой. Нет, не старый! И собой хорош!
           - А я из Тулы, - промолвил Костя, гладя ее по щеке. - Отец,
    мать, сестра и два братана - все на тульском оружейном... Мастера! 
    Родители уже немолодые, теперь со мной в Москве живут. Предки наши 
    тоже были мастерами, кто кузнец, кто токарь-слесарь, кто гравер, один 
    я в бойцы подался. Помнишь про Левшу, который блоху подковал? Так вот, 
    Ксюшка, фамилия у него точно была Прохоров!
           Ксения невольно улыбнулась, и Костя сказал:
           - У тебя ямочки на щеках, а глаза - как небо над Упой... Упа
    - речка наша, в Туле течет. Ты ее увидишь, милая...
    
    ----------------------------------------------------------------------
    
           *) Кордегардия - помещение для караульных или охранников.
          **) Индекс Дэви-Джонса - условная величина, определяющая уровень
    котировок акций на бирже.
         ***) Используется при производстве боевых ракет.
        ****) Контокоррентный счет - счет, открываемый банком для другого
    банка с целью взаимного расчета по совершаемым между ними сделкам.
       *****) Абу-Даби - столица Объединенных Арабских Эмиратов и порт
    в Персидском заливе.
      ******) Елэ-Сулар - Теплые Воды (тюркск.).
    
    
    
                               На стол колоду, господа, крапленая колода!
    
                                          Владимир Высоцкий
    
    
                    Глава 13. Елэ-Сулар, 18 мая
    
           Как и предупреждал Ягфаров, за Кизылом, у шестнадцатого
    километра, от главной трассы ответвлялась дорога с хорошим покрытием,
    но узкая, только двум машинам разъехаться. Это шоссе тянулось вверх, к
    перевалу, петляя вдоль крутого горного склона, то исчезая за сероватыми
    и бурыми громадами утесов, то появляясь вновь ступенькой гигантской
    лестницы, висевшей над кручами и обрывами. Было безветренно и знойно;
    воздух, соприкасавшийся с раскаленным асфальтом, струился и подрагивал,
    обнимая тело плотной жаркой пеленой. "Минимум сорок в тени, - подумал
    Каргин, - только где здесь тень?" Склон был каменистым и почти безлесным;
    среди скал торчали редкие деревья да колючие, высохшие до железной
    прочности кусты.
           Их ждали - не успел "ЗИМ" остановиться, как из-за камней 
    выехал армейский джип, без охранников, с одним водителем. Проводник был 
    в камуфляже, но на солдата не похож: тощий, усатый, лет сорока пяти, без 
    знаков различия и вроде бы без оружия. Глядел он куда-то в сторону, руки 
    Каргину не протянул и чести тоже не отдал.
           - Не по уставу встречает, хрен усатый, - пробормотал Перфильев,
    вытирая со лба испарину. - Задницы даже не приподнял! Хотя на таком
    солнышке мог и к сиденью привариться.
           Слава и Рудик тоже вылезли из машины, топтались рядом,
    отдувались и облегченно сопели - снаружи жара, а в машине так просто
    душегубка. Каргин посмотрел на них, потом бросил взгляд на дорогу, что
    извивалась над скалами серой змеей, и распорядился:
           - Назад полезайте. Дальше сам поведу.
           Водитель джипа уставился на него щелочками глаз:
           - Ехать скоро, началник? Или загорай?
           - Сейчас поедем. Ты мне скажи, как президент туда добирается?
    - Каргин вытянул руку к перевалу.
           - Туран-баша на вертолет, - отозвался усач.
           Перфильев недовольно хмыкнул.
           - А что за нами вертушку не прислал? Керосина жалко?
           - Не понимай по-русски. - Проводник повернул ключ, двигатель
    взревел, и машина тронулась с места. Судя по тому, с какой ловкостью
    усатый развернулся на узкой дороге, был он классным водителем.
           - Ну, поедем, - сказал Каргин, устраиваясь на бархатном сиденьи.
    - Всем тачка хороша, и мощная, и просторная, а вот кондера нет... Надо
    поставить.
           - Сделаем, Алексей Николаевич, - пообещал Рудик. Они с
    Дмитрием возились сзади, устраиваясь поудобнее. Перфильев обернулся,
    заворчал:
           - Вы там поаккуратней, парни, "калаши" ногами не пинайте. Один
    пнет, с предохранителя снимет, другой пнет, и прямо на спуск... Полегче,
    говорю!
           Возня прекратилась. Каргин выжал сцепление, включил первую
    передачу. Педаль газа, будто живая, дрогнула под ногой, и "ЗИМ"
    послушно тронулся с места. Вторая передача, третья... Скорость - 
    сорок километров... На такой дороге достаточно. Усатый проводник 
    тоже не рисковал ехать быстрее.
           Мимо замелькали каменные глыбы, то плоские, то остроконечные
    или причудливо изломанные, из открытых окон потянуло свежим ветерком,
    яркие солнечные блики заиграли на капоте машины. Подъем, сначала плавный,
    сделался круче, но "ЗИМ" будто не заметил этого, лез и лез себе неспешно
    в гору, гудел мотором, цеплялся шинами за серый асфальт. Тяжеловатая
    тачка, зато устойчивая, как БМП, размышлял Каргин. Тачка для настоящих
    мужчин! Приятно водить такую: во-первых, без силы с ней не совладать, а
    во-вторых, простор-то какой! Была бы тут Кэти, на колени посадил!
    Посадил бы, а потом...
           Он смущенно покосился на Перфильева и повернул, огибая скалу.
    Поворот был крутой, почти на сто восемьдесят градусов; теперь справа
    тянулся вертикальный горный склон, а слева зиял обрыв, еще не очень
    глубокий - так, примерно в десять этажей. Водитель джипа сбавил скорость
    - до полудня было еще далеко, солнце висело на востоке, слепило глаза.
           - Я тебе вот что скажу, Алексей, - произнес Перфильев, шаря в
    бардачке. - Я так полагаю, что туран-баша просто обязан нас наградить.
    Мы ведь бунтовщика устаканили, этого Вальку-эмира, со всей его бандой!
    Меньше оппозиции, крепче власть... Ты как думаешь?
           - Думаю, что президент о наших подвигах не знает, - вымолвил
    Каргин. - Еще думаю, что честь и награды Таймазову достанутся.
           - Это еще почему? У меня доказательства есть! - Влад потащил
    из бардачка полиэтиленовый пакетик, раскрыл его, принюхался. - Спиртом
    пахнет... А ушко совсем свежее! Приметное ушко, с серьгой!
           Джип повернул, а вслед за ним и Каргин. Теперь солнце светило
    в спину, однако усатый скорости не прибавлял. Они ползли по дороге не
    быстрей тридцати километров, и скальная стенка, иссеченная трещинами,
    неторопливо убегала назад, грозя им растопыренными пальцами кустов.
    Струйки воздуха, врывавшиеся в салон машины, ослабели, сделалось
    душновато, но ехать быстрее Каргин не пытался, соображая, что дальше,
    наверно, крутой поворот над самой пропастью или иное опасное место.
           - Мне вот сказали, что в Туране есть интересные ордена, - опять
    начал Перфильев. - Отчего бы президенту нам по висюльке не пожаловать?
    Я на искандеров орден или там Звезду Эмира не претендую, но вот имеется
    у них Лапа Барса, для военных чинов, что храбрость проявили при защите
    отечества. Это годится! Пусть даст нам по лапе! - Совсем развеселившись,
    Перфильев хрипло захохотал. - Тебе лапа, и мне лапа! С подвесками!
           На заднем сиденьи тоже захихикали. Каргин слушал впол-уха,
    поглядывая то на край обрыва в трех шагах от колес, то на буро-серый
    монолит утесов, то на джип. Их проводник притормаживал, хотя дорога
    казалась вполне безопасной.
           Перфильев сунул пакет обратно в бардачок.
           - Слышь, Леха, а французы тебе чего-нибудь дали? Крест
    какой-нибудь или звезду? У них, я слышал, ордена красивые, особенно
    Почетного Легиона.
           - Денег дали, - ответил Каргин. - На те деньги я квартиру купил
    на Лесной. Сам подумай, Влад, что лучше: орден или квартира в Москве?
           - Лучше орден и квартира в Париже, - сказал Перфильев.
           Их караван из двух автомобилей снова повернул. Пропасть теперь
    казалась гораздо внушительней; с высоты озеро Кизыл мнилось блестящей
    монеткой, скалы вокруг него - россыпью мелких камешков, а лежавший за
    ними городок был вообще не виден, тонул в зеленовато-розовой дымке меж
    бирюзовым небом и фиолетовыми скалами. Поглядев вниз, Каргин заметил,
    что по серпантину, преследуя их, ползут два маленьких жучка, зеленоватый 
    и черный; эти машины двигались быстрее, то прячась за краем пропасти,
    то вновь появляясь на серой ленте дороги.
           - Едут за нами, - сообщил он. - Едут, догоняют, а усатый вроде
    не торопится.
           Влад, сидевший справа, приподнялся.
           - Точно, едут! Ну-ка, Дмитрий, в бинокль глянь... Там, за
    откидным сиденьем, шкафик, а в нем бутылка и бинокль... Не перепутай!
           Дима достал бинокль, просунулся в окно, сообщил:
           - Джип, а в нем четверо вояк, но на кого похожи, непонятно.
    Без формы, зато с автоматами! И пулемет есть... Вторая тачка метрах
    в двухстах за ними. Черная, импортная, высокой проходимости, такую я у 
    нашей гостиницы видел... Вроде как "ландкрузер", а кто в ней рассекает, 
    не разглядеть - стекла тонированы.
           - Надо думать, почетный эскорт, - решил Перфильев. - Нас
    сопровождают или того, в импортной тачке... Слушай, Алексей, а вдруг
    Таймазов в ней едет? За орденом, кукиш поганый! Распустит хвост, а я
    ка-ак... - Он снова полез в бардачок.
           - Это было бы недипломатично, - заметил Каргин. - Если хочешь
    орден, я тебе в Бразилии куплю. Или в Венесуэле.
           Они поднялись к перевалу. Слева вершина, и справа вершина,
    впереди - серая лента шоссе, словно оборванная у крутого поворота, а
    сверху - голубой небесный купол, полный солнечного сияния и плывущих
    на север облаков. Седловина продувалась свежим ветром, духота исчезла,
    и за спиной Каргина послышались блаженные вздохи. В зеркальце заднего
    обзора он видел нагонявший их джип. Тот пристроился за ними, не доезжая
    десятка метров, не сигналил и не пытался обогнать. Черной машины не 
    было видно, и Каргин подумал, что Влад, наверное, прав: гвардейцев
    послали им в сопровождение.
           За перевалом дорога чуть-чуть спустилась вниз и пошла,
    петляя и изгибаясь, у самого края пропасти. Теперь внизу лежало дикое
    ущелье: обрывистые, почти отвесные склоны падали с полукилометровой
    высоты, смыкаясь на дне водами бурной речки. Берегов у нее не было; она
    грохотала в провале, ревела, упорно точила гору, вихрилась у каменных
    влажных клыков, плевала пеной в небеса. Красивый вид, но место опасное.
           Джип впереди вдруг увеличил скорость.
           - Куда ты, дубина? - пробормотал Каргин, заметив, что перед ними
    очередной поворот. Шоссе тут нависало над обрывом, обтекая выступающую
    скалу, и мнилось, что впереди нет ничего прочного и твердого, а лишь
    прозрачный зыбкий воздух, опора для крыльев, а не для колес. Ринешься
    туда - и полетишь, только не к облакам, а прямо в пропасть, на черные
    мокрые зубья, что поджидают в бешеной воде...
           Шедшая сзади машина вдруг устремилась вперед и подтолкнула
    "ЗИМ" у самого поворота. Рудик и Дима одновременно вскрикнули, Влад
    выругался, а Каргин, сцепив зубы, резко вывернул руль. Какую-то долю
    секунды левое заднее колесо бешено вращалось в пустоте, но их тяжелая
    машина словно оседлала дорогу - взревел мотор, "ЗИМ" дрогнул, врезавшись
    колесом в камни на краю обрыва, вцепился в дорожное полотно и покатил за
    поворот под ругань и проклятья Перфильева.
           - Ублюдки, хорьки, ломом трахнутые! Спидоносцы, мать их через
    дышло и поперек форсунки! А ну, ребята, "калаш" мне... И сами к бою! Щас
    приложим этих козлов! А первым делом сучонка, который у них рулит... Ну,
    держись бляха-муха!
           - Разобрать оружие, но огня не открывать, - негромко скомандовал
    Каргин.
           - Почему, хрен собачий! - вскинулся Перфильев, просовывая в
    окошко автоматный ствол. - Они же нас едва не сбросили, мудаки!
           - Хочу понять, чего им надо. А сбросить я и сам могу.
           Он резко увеличил скорость, стремительно проскакивая не
    слишком крутые повороты. Он доверял своей реакции и не боялся упасть
    или врезаться в камень - был у него талант справляться со всевозможной
    техникой, которая плавает, ездит или летает. Что-то вроде шестого
    чувства, усиленного годами тренировок, таинственный дар, без коего
    водитель - не водитель, пилот - не пилот... Он будто слился с машиной
    в единый организм, улавливая сквозь рев мотора шорох шин, чувствуя
    упругую податливость педалей и ветер, бивший в лобовое стекло, успевая
    заметить край обрыва и набегавшую скалу. То было как мгновение истины,
    миг между жизнью и смертью, когда одно неверное движение, дрожь пальцев
    или некстати пришедшая мысль делают живое неживым.
           Их тяжелый автомобиль мчался над пропастью, догоняя
    ушедшую вперед машину. На развороте Каргин увидел в боковом зеркальце
    погоню: джип, преследовавший их, и черный "ландкрузер", тоже набиравший 
    скорость. Расстояние между ними было метров пятьдесят.
           Впереди - усатый и новый поворот, на этот раз крутой, градусов
    под семьдесят. Каргин взял вправо, ближе к утесам, пытаясь обогнать их
    непонятного проводника, но тот умело сманеврировал, перекрывая дорогу,
    и начал тормозить. Посигналить, и влево, к пропасти... Опять перекрыл!
    Теперь направо, к скалам... И он туда же! Не обогнать, не обойти,
    слишком уж узкая дорога... Он сбросил газ, и джип, преследовавший их,
    стал быстро приближаться.
           - В коробочку берут, поганцы, - пробормотал Перфильев. - Точно
    в коробочку! Сейчас этот усатый хмырь, Сусанин наш, вильнет за скалы,
    а нам прямо по заднице врежут... И полетим мы, как черепаха от божьего
    пинка... Стрелять, Леша?
           - Нет.
           "Намерения ясны, - думал Каргин. - Вперед не пускают, уйти
    от погони не дают, оружия не применяют... Определенно столкнуть хотят!
    Чтобы процесс казался естественным... Кто же нам ворожит? Таймазов? Но
    почему?"
           Передней машине до поворота - восемь метров... даже семь...
    Он крикнул: - "Держитесь!" - вдавил в пол педаль газа и шевельнул
    рулем. "ЗИМ" стремительной торпедой ринулся по серой ленте шоссе, чуть
    забирая к скалам, настиг передний джип, ударил сзади и слева, скользнул
    к повороту, обдирая краску с борта и сбрасывая скорость. Лихо обогнув
    утес, Каргин ударил по тормозам, смахнул со лба капельки пота и, когда
    "ЗИМ" остановился, выскочил на дорогу.
           Расчеты его оказались верными: джип усатого развернуло поперек
    шоссе, преследователи остановиться не успели и врезались в него на
    полной скорости. Сейчас обе машины летели вниз, в пропасть, вращаясь
    в воздухе, вышвыривая человеческие тела и рассыпая обломки. Казалось,
    этот полет длится целую вечность - но вот первая фигурка коснулась
    торчавших над водою глыб, застыла на каменных зубьях, а следом рухнули
    еще четыре. Потом - машины... Фонтаны брызг, далекий грохот рвущегося
    металла, стон стекла, радужные бензиновые разводы на воде... Один из
    джипов вспыхнул. Пламя, почти незаметное в солнечном свете, заплясало
    над яростным водным потоком.
           - Козлы! И смерть вам козлиная! - раздалось за спиной Каргина.
    Он оглянулся - трое спутников стояли на обочине, всматриваясь в провал
    и бушевавшую внизу реку. Перфильев и Рудик - с автоматами, Дмитрий - с
    висевшим на груди биноклем.
           - Ловко вы их, Алексей Николаевич, - молвил Рудик. - У меня бы
    так не вышло.
           Перфильев ухмыльнулся.
           - Сказано одним умным человеком: чтобы кукарекать правильно,
    молодой петух должен поглядывать на старого.
           - Мудрость вашего майора? Который вас учил?
           - Его. А еще учил он так: закончив с одним, посмотри, нет ли
    где второго... Ну-ка, Дмитрий, глянь, куда другая тачка подевалась!
           Парень вскинул к глазам бинокль и доложил:
           - Разворачивается, командир. Вот, развернулся и едет теперь
    обратно к перевалу... Быстро едет для такой дороги, километров под
    семьдесят... А номер у него вроде бы пылью припорошен.
           - Тайм-аут, глаз даю! - сказал Перфильев. - Светлый наш эмир!
    Увидел, что дельце не выгорело, и велел поворачивать! А может, и нет его
    в этой машине, кто-то из наблюдателей там либо хмырь какой доверенный,
    руководитель акции... Но рука - эмирова!
           - Сомневаюсь, - возразил Каргин, задумчиво покачивая головой.
    - Зачем Таймазову нас убирать? Он у меня поддержки и денег ищет, звонил,
    напоминал об этом, свидание с Курбановым устраивал... Что ему в нашей
    смерти? Какая выгода, какая цель?
           - А такая! Скажем, Барышников с Прошкой - его самодеятельность,
    и президент про это ничего не знает. Об этом не знает и о том, что был
    Таймазов в контакте с Габбасовым, бунтовщиком и бандитом. Может, умышляли
    вместе на туран-башу, укоротить на голову хотели, а потом Таймазова - в
    главные боссы, Вальку - сардаром, и все под ними, включая "Шмели"... Как
    тебе эта гипотеза?
           Каргин пожал плечами. Не было у него впечатления от Таймазова,
    как от решительного человека, способного на заговор и бунт. Такие тихо
    сидят, плетут интриги, ждут, когда босс одряхлеет вконец, чтобы аккуратно
    перерезать глотку. А если босс отступится по-доброму, так и резать не
    станут, а дадут почетный пенсион и вышлют на поселение в Карлыгач или
    в этот самый Елэ-Сулар... Все это казалось правильным и верным, однако
    был неучтенный момент - покойный Вали Габбасов, вождь Копетдага. Очень
    уж быстро его отправили к аллаху, не удалось поговорить и разузнать, что
    он за персона, с какими амбициями и на какие дела способен подвигнуть
    светлого эмира, если они и правда ходили в союзниках. Вали, несомненно,
    был личностью с другим, чем у Таймазова, темпераментом, жестоким,
    властным, волевым, и кровопролития, как и положено бандиту, не боялся.
    Так что гипотеза Влада могла оказаться не фантазией, а самой что ни на
    есть реальностью.
           Перфильев мотнул головой в сторону машины.
           - Ну, поедем?
           Каргин сделал шаг и остановился. Поедем, но куда? Вперед или
    назад? В памяти его всплыли предостережения Сергеева, и вдруг подумалось,
    что если Таймазов действовал с ведома туран-баши, а то и по его прямой
    указке, все может повернуться очень неприятно. Разумеется, если качать
    права и требовать сатисфакции за похищение Барышникова с Костей, за этот
    случай на дороге, а также и за все остальное: за бейбарса Ибада, жулика
    Аязова, ворюгу-банкира, феррашей-взломщиков, кражу в Челябинске и за
    весь обманутый и обездоленный туранский народ. А если сделать вид, что
    ничего плохого не случилось и что в Туране просто рай, то президент
    останется доволен. Что ему злобствовать? Люди явились богатые, полезные
    и деликатные, попреков не делают и ни о чем не просят, свои проблемы
    сами решают, попутно устаканив оппозицию, а в этом есть для 
    царства-государства несомненный выигрыш. Так что дипломатия и еще раз 
    дипломатия! Хотя и дедов совет - сравнять Туран с землей - тоже забывать 
    не стоит...
           - Тонкое дело - восток! - резюмировал Каргин и помахал рукой.
    - Ну, не будем время тянуть. Поехали, братцы!
           Казалось ему, что цель близка, что не сегодня, так завтра
    увидит он "Шмели", разведает, где они спрятаны, а там, глядишь, и отобьет
    российское добро или, как советовал Сергеев, дымом пустит. Это внушало
    надежды и подстегивало.
           Дорога пошла под гору. Пейзаж вокруг был изумительный - серые,
    коричневые, фиолетовые вершины на фоне голубого неба, бурлящая внизу
    река, живописные скалы и сосновые рощицы, от которых тянуло резким
    хвойным ароматом. Здесь, на высоте, дышалось легко, гуляли тут свежие
    ветры, умерявшие зной, а воздух, в котором смешались запахи смолы и
    нагретого солнцем камня, был прозрачен и чист. Это скрадывало расстояния;
    казалось, что до горных пиков можно дотронуться рукой, и что это вовсе не
    горы, а небольшие макеты, изготовленные искусным художником.
           Они ехали минут пятнадцать или двадцать, пока за новым
    поворотом не открылась довольно обширная плошадка, естественный выступ
    в горном склоне, обрамленный полукольцом сосен, что отделяли его от
    пропасти. Здесь, на маленьком заасфальтированном пятачке, дорога кончалась;
    слева, под соснами, стояли три или четыре уютных домика, виднелись крыши
    строений и служб, а справа в отвесной скальной стенке зияла большая ниша,
    укрепленная стальными балками. Звуки в этом крохотном мирке были другими,
    чем на шоссе, рокот воды и шелест деревьев заглушались людскими голосами,
    какими-то скрипами и скрежетом и отдаленным лошадиным ржанием - видимо,
    за домами располагалась конюшня.
           Рядом с нишей и стальной конструкцией торчали столб с проводами
    и дощатая будка с предохранявшим от солнца навесом-козырьком. У будки
    дежурили трое охранников из чеченской гвардии, рослые бородатые мужики
    в расстегнутых до пупа комбинезонах. Один из них двинулся к автомобилю.
           - Эй, вылэзай! Кто такие?
           - Алекс Керк, к президенту Курбанову, - произнес Каргин,
    покидая машину. - Мне назначено.
           - Ждать здэсь. Провэрю!
           Охранник скрылся в будке. Двое других разошлись и встали у
    краев ниши, держа автоматы нацеленными на гостей. Теперь Каргин видел
    деревянный помост с перилами, застывший между стальных балок, мощные
    опоры по углам и прикрепленные к ним тросы. Очевидно, эта конструкция
    была подъемником.
           - Звонить пошел. А вообще плохо встречают, - буркнул Перфильев,
    посматривая на оружие в руках гвардейцев. - Не люблю я на мушке торчать.
    Аппетит после этого пропадает.
           Каргин ничего не ответил, осматривался по сторонам, прикидывал.
    До ближнего дома - шагов тридцать; рядом с ним, в линию, еще два, и
    в них, похоже, живут охрана и прислуга. Дальше, в самых соснах, дом
    посолидней, о двух этажах с верандами, а сбоку - забитые сеном навесы
    и бревенчатое строение, у которого выгуливают лошадей. За ним что-то
    вроде котельной или энергетического блока: труба торчит, дым идет, и
    тянутся провода на столбах ко всем жилым домам и к подъемнику. В сосновой
    роще вьется среди золотистых стволов песчаная дорожка, стоят скамейки и
    беседки и даже какие-то изваяния - только далековато, не разглядеть.
    Лошадей - три, при них пять конюхов, а у домов еще десяток человек, все
    при оружии и по виду гвардейцы. За стеклами веранды тоже кто-то мелькает...
    В общем, подумалось Каргину, этот Елэ-Сулар - маленькое президентское
    имение, заповедник покоя и тишины, где можно на лошадках покататься,
    шашлык сготовить и поразмыслить о государственных делах. Разумеется,
    под надежной охраной.
           Из будки показался гвардеец. На его лице блуждала улыбка, белые
    крепкие зубы сверкали между усами и темной бородой.
           - Туран-баша ждет, - сказал он, приближаясь к машине и тыкая
    пальцем в Перфильева и Каргина. - Ты и ты! Остальные здэсь будут.
           - Куда идти? К дому?
           - Нэт. Сюда! - Палец указал на клеть подъемника. - Синяя
    кнопка - вниз, красная - наверх. Шагай и катайся! Живо!
           - Ты, парень, нас не подгоняй, - хмуро вымолвил Перфильев. -
    Ты знаешь, кто мы такие? Президентские гости, очень почетные! Такие
    почетные, что запросто можно от нас в зубы схлопотать.
           - Свои побэреги, - пряча усмешку, огрызнулся охранник.
           Каргин потянул Влада за руку. Они ступили на деревянный помост,
    качнувшийся под ногами. На одной из опор была закреплена панелька с
    кнопками, синей и красной, и с кабелем, тянувшимся вдоль троса; прямо
    над головой нависали барабаны лебедок, электромоторы и паутина проводов.
    Пальцы Каргина вдавили кнопку, и клеть быстро поехала вниз.
           - Заметил, как этот хрен моржовый лыбился? - произнес
    Перфильев. - С чего бы?
           - Радуется за нас. Как-никак ордена получим. Каждому на лапу.
           - Если получим, я ему в зубы не дам, - пообещал Перфильев. -
    А вот если маком выйдет, то в этом случае... Ух ты, ежкин кот! Мать
    моя, передовик труда!
           Подъемник замер. Они очутились под сводами огромной пещеры,
    раскинувшейся влево, вправо и вдаль; стены ее терялись в непроницаемой
    тьме, а пространство около подъемника было залито светом прожекторов, в
    котором все сверкало: пол, выложенный оранжевыми фигурными кирпичиками,
    дорожка из малахитовой плитки, полупрозрачные розово-белые сосульки
    сталактитов, что свешивались с потолка, гранитные глыбы с прожилками
    кварца и антрацитово поблескивающая поверхность воды. Подземное озеро
    тоже уходило в темноту, и дальний его берег, лежавший за кругом света,
    не был виден. Что-то, однако, подсказывало: озеро там не кончается, а
    тянется дальше и дальше или, возможно, переходит в другие озера, укрытые
    твердью земной, окутанные вечным мраком и затаившиеся в нем словно
    гигантские черные алмазы. *)
           Каргин и Перфильев шагнули на малахитовую дорожку. Метрах в
    сорока от них, наполовину на берегу, наполовину над озерными водами,
    стояла купальня, большое строение без крыши, с решетчатыми стенками,
    за которыми мелькали неясные тени. Рядом с дверным проемом, прикрытым
    бамбуковой занавеской, торчал часовой, другие охранники расположились
    у прожекторов и были почти не заметны. Там, где дорожка, огибая озеро,
    сворачивала к купальне, вышагивал взад-вперед молодой человек штатской
    наружности, в джинсах и легкой рубашке. При виде гостей он торопливо
    двинулся им навстречу.
           Они сошлись на середине дорожки.
           - Баграм, помощник аги Ягфарова... Как доехали, мистер Керк?
    Дорога сюда не простая, зато какие горные красоты! Голова кружится!
           - Это верно, - подтвердил Каргин, рассматривая Баграма и подмечая,
    что тот кажется удивленным и несколько обескураженным. - Горные красоты
    впечатляют. Как говориться, увидеть и умереть... Тем более, что пропасть
    с речкой рядом.
           Перфильев весело осклабился - видно, вспоминал о тех, чьи
    кости сейчас полощутся в речке. Каргин, не мигая, смотрел на Баграма.
           - А мы ведь с вами встречались! Совсем недавно, в Карлыгаче...
    Нюхали розы с одним арабским шейхом.
           - Может быть, - уклончиво молвил помощник Ягфарова. - Прошу
    прощения у вас, ага, и у вашего достойного друга... Не ждали вас так
    рано, а потому не встретили, как подобает. - Он оглянулся на купальню и
    понизил голос. - Понимаете, сейчас без четверти одиннадцать, а с десяти
    до полудня Саид Саидович принимает целебную ванну... Святое дело, храни
    его аллах! Очень не любит, когда тревожат в это время... Однако сказал,
    чтоб вы спускались вниз.
           - А где ваш шеф? - полюбопытствовал Каргин. - Он обещал, что
    мы с ним обязательно увидимся.
           Баграм снова бросил взгляд на купальню. Глядел он на нее так,
    как правоверный смотрит на черный камень Каабы, приближаясь к мекканской
    мечети Масджид аль-харам. **) На лице его застыло благоговейное выражение.
           - Ага Ягфаров в целебном бассейне вместе с Саидом Саидовичем.
    Туран-баше нравится, когда его развлекают на отдыхе... Там еще личный
    врач и... ну, и другие люди. Наверное, вас тоже пригласят, раз президент
    велел спускаться. Пойду спрошу.
           Он сделал шаг по малахитовой дорожке, но Перфильев ухватил
    парня за руку.
           - Постой-ка... Мы ведь не пустыми приехали, мы, братец,
    восточный обычай понимаем! Вот, подарок президенту передашь. - Вытащив
    пакетик, Перфильев сунул его Баграму.
           - Что тут, ага?
           - Ушко, а в нем сережка. Знатное ухо! Сам Вали Габбасов его
    носил. Теперь не носит, вражий сын... Отдай своему президенту, пусть
    порадуется.
           Взяв пакет двумя пальцами, Баграм направился к купальне.
           - Орден... - пробормотал Перфильев, - подвески... Даже два
    ордена, за Габбасова и за Таймазова! Может, Леха, мы государственный
    заговор раскрыли, недаром на нас эмирчик покушался! А за тех козлов,
    которых ты в речку сбросил, тебе отдельно положено. Скажем, возведут
    тебя в минбаши, а то при твоих капиталах стыдно ходить в капитанском
    звании.
           - Фак тебе! - сказал Каргин.
           - Ну вот, уже и по-русски не ругаешься... - Влад с иронией
    прищурился. - Ты тренируйся давай. Помнишь, что Толпыго говорил?
    Старший офицер от младшего отличается опытом, окладом и словесной
    виртуозностью. Будешь минбашой, на факах далеко не уедешь.
           Баграм, отодвинув бамбуковую занавесь, юркнул в купальню.
           Слушая трепотню приятеля, Каргин быстро осматривался, со
    скучающим видом поворачивая голову туда-сюда. Это было привычной, почти
    рефлексом, приобретенным в джунглях, болотах, пустынях и пылающих городах:
    в любой сомнительной ситуации оглядеться, точно представить, где находится
    враг, наметить пути атаки или отступления. Сейчас про атаку говорить не
    приходилось - были они безоружны, и пришибить охранников непросто, много
    их и далеко стоят. А что касается ретирады, тут дорога одна - в подъемник,
    и наверх... Он взял Перфильева за локоть, легонько потянув, заставив
    отступить. Крохотный шажок назад, к клети подъемника, затем другой шаг,
    третий...
           - Ты что, Алексей?
           - Гвардейцев многовато. Четыре прожектора, под каждым двое,
    и купальни один - итого девять. Такая охрана в замкнутом и абсолютно
    безопасном помещении... Мне бы троих хватило.
           - Так ты не туран-баша, - с усмешкой сказал Перфильев, но
    отодвинулся еще на пару шагов. Теперь до подъемника было рукой подать.
           За решетчатой стеной купальни - быстрая лихорадочная
    пляска теней. Чей-то силуэт с воздетыми руками, резкий гневный взмах,
    неразличимое бормотание голосов, словно спорят о чем-то, шелест одежды,
    плеск воды... Что там происходит? - думал Каргин, прищурившись и снова
    пересчитывая гвардейцев. На радость как-то непохоже...
           Он прислонился к перилам клети и шепнул Владу:
           - Если что, двигаем наверх, берем охранников и сматываем
    удочки. Готов?
           - Как пионер, - сразу сделавшись серьезным, буркнул Перфильев.
    - А что? Ты думаешь...
           Бамбуковая занавеска отлетела в сторону, и на пороге появился
    президент. Щеки его тряслись, черты искажала ярость; видимо, он задыхался
    от бешенства, да и возраст был немалый - то и другое мешало говорить.
    Он вскинул руку, потряс кулаком, и Каргин, не медля больше ни секунды,
    ринулся в клеть подъемника и надавил красную кнопку. Где-то вверху
    зарокотали моторы, платформа шустро поползла наверх, а снизу послышался
    гневный вопль, потом - слова команды, сразу угасшие в лифтовой шахте.
    Минуту подниматься, размышлял Каргин, десять секунд прошло, еще через
    десять-пятнадцать начнут стрелять, пол пробьют, хотя доска в нем толстая.
    А что под ней? Если железный каркас, пусть стреляют...
           Однако не стреляли.
           - Ты налево, я направо, - сказал Перфильев. - Они не готовы,
    атаки не ждут. Бьем насмерть, так?
           - Придется насмерть, - согласился Каргин. - Судя по роже
    президента, любовь у нас нынче врозь.
           Почему, они не обсуждали: над верхним краем клети посветлело,
    сухо прогрохотала очередь, и Каргин, не успев удивиться, в кого стреляют
    и по какой причине, метнулся в открывшуюся щель и покатился по земле.
    Движения его были стремительны, бились в висках колокола, грохотал боевой
    барабан, вращались вкруг него голубое небо, зеленые кроны сосен, серые и
    коричневые скалы, но в этом калейдоскопе звуков, оттенков и красок видел
    он только алый цвет и слышал стон агонии. Алое на черном, кровь Рудика,
    кровь Дмитрия на дверцах машины, их тела под колесами - один мертв,
    другой хрипит и еще тянет руку...
           "Телефон! - мелькнула мысль. - Как же я забыл про телефон!
    Эти гады позвонили снизу..."
           Тело послушно взметнулось в воздух, левая рука перехватила
    нацеленный в грудь автомат, дернула вверх, пальцы правой клинком
    врезались в хрустнувшее под ударом горло. Мертвый гвардеец падал,
    Каргин, стиснув зубы, рвал оружие из сведенных судорогой пальцев, а
    через площадку мчались уже фигуры в пятнистом, грохотали башмаками,
    орали: "Бей! Бей!" - и что-то еще непонятное, на арабском, а может,
    на турецком.
           Он не успел отнять "калашников", нажал на палец мертвеца, дал
    очередь, скосил двоих или троих, потом его ударили прикладом. Сильный
    удар, и пришелся по голове. Сознание Каргина погасло.
    
                                 * * *
    
           Стул. Он сидит на стуле. Голова разламывается, не приподнять,
    руки и ноги не шевелятся. Кажется, привязаны...
           Не стул - кресло: запястья и локти прикручены к подлокотникам,
    щиколотки - к массивным твердым ножкам. Не поднимая головы, Каргин
    чуть-чуть приоткрыл глаза. Так и есть, кресло. Тяжелое, дубовое...
    Видны упоры подлокотников из темного резного дерева да перехваченные
    веревкой руки. Еще - пол, глянцевый паркет, на котором застыли световые
    пятна. Прямоугольные, от оконной рамы... Значит, он не в пещере, а в
    одном из домов. Судя по креслу и роскошному паркету, в самом большом,
    президентском... Уже легче!
           Веревки... Веревки - не проблема, думал он, мучительно пытаясь
    вспомнить что-то важное. И вспомнил.
           Дима, Рудик! Двоих выручил, двоих потерял... Совсем потерял -
    не в плену они, не в заложниках, не спасти их, не выкупить у смерти!
    Эта мысль была мучительной - не привык Каргин терять доверившихся ему
    людей. Даже "гепардов", чья жизнь и всякая рана имели точную стоимость
    в долларах, франках и фунтах.
           Балабина надо было взять, крутилось в голове, Балабина с
    Булатом, а не этих мальчишек! Василий бы не подкачал, глаза у него на
    затылке, а палец - на курке! Эти ублюдки наверху пошевелиться не успели
    бы, легли кверху лапами! Да и Булат не промах... Справились бы вчетвером
    с басурманами, одолели бы! Наверняка одолели бы! Но что сейчас терзаться
    и мучиться... Парни мертвы, и хоть все утесы золотом выложи, хоть
    миллиард по скалам разбросай, а сделанного не изменишь...
           Сидя в кресле с гудящей головой, связанный и беспомощный, он
    познавал новую истину, новую мудрость, подсказанную отцом: деньги - 
    прах, могущество и сила - тлен, ибо не купишь за них того единственного, 
    что имеет цену и смысл - жизни человеческой. Даже надежды не купишь; 
    надежда свойственна живым, и нет ей места в смерти.
           Он скрипнул зубами, разлепил веки и с усилием поднял голову.
           Большая комната, почти пустая. Справа - дверь, слева - окна,
    выходящие на веранду. Сбоку и сзади - камин с выступающими гранитными
    стенками и полкой белого мрамора, посередине - стол, и при нем пять
    кресел. Одно занято, и человек в нем знакомый...
           Райхан Ягфаров. Глядит на Каргина тоскливым виноватым взглядом,
    мнет одну ладонь в другой.
           - Вы очнулись, Алекс? Вы меня понимаете? Слышите?
           Каргин постарался забыть о сверлящей боли в затылке. Здорово,
    однако, звезданули... Ну ничего, пройдет. Лишь мертвым никогда не
    исцелиться...
           - Слышите меня? - повторил Райхан.
           - Да.
           - Мне разрешили встретиться с вами, пока... пока Дантазов 
    работает с вашим приятелем. При условии, что я с места не двинусь, не
    буду к вам приближаться. - Ягфаров грустно покачал головой. - Я очень
    сожалею, Алекс... я даже не могу вам воды подать.
           - Мне не нужна вода, - сказал Каргин, - мне нужна информация.
    Чем вызван этот беспрецедентный акт? И сознает ли ваш президент грядущие
    последствия?
           - Сознает. Он был в ярости, но люди, подобные ему, умеют
    обуздывать чувства. Думаю, он вернется к прежнему плану, слегка его
    подкорректировав. Он очень хитроумен и сделает так, чтобы последствия
    были минимальны. Не забывайте, Алекс, он у власти половину века и
    пережил та-аких зубров! Сам зубр, но может прикинуться и лисой, и
    кроликом!
           В затылке стрельнуло, и Каргин поморщился. Потом спросил:
           - Что за план?
           - Не могу сказать, меня не посвящали. Сейчас я уверен в одном:
    вас собирались уничтожить по дороге в Елэ-Сулар. Удивительно, что вы
    сюда доехали! Я был с президентом в тот момент, когда сообщили о вашем
    прибытии, и догадался, что он вас не ждет. Лицо его так изменилось...
    Но он еще владел собой, а приступ ярости случился, когда ваш друг
    послал ему подарок. Это... это...
           Они были связаны, понял Каргин. Не Таймазов с Габбасовым, а
    президент с самозванным эмиром Копетдага! Интересно, кем приходился
    этот Вали Курбанову? Может быть, сыном, рожденным лет сорок назад, в
    хрущевскую эпоху, в тайне от первой супруги?
           - Габбасов - отпрыск президента?
           Ягфаров сделал жест отрицания.
           - Нет, нет! Но очень близкий родич - сын его старшей сестры,
    умершей в конце семидесятых. Тут, на Востоке, кровные узы многое значат...
    Но не только они. Как я понимаю, Габбасов был главным претендентом на
    власть в Туране, истинным наследником. Наш президент не глуп и не желает
    сажать на трон ничтожеств, ни ловкого банкира, ни генерала, который пороха
    не нюхал. А вот Габбасов... Сам я с ним не встречался, но говорили, что он
    был сильной личностью. Жесток, решителен, религиозен, в меру умен...
           Боль в голове успокоилась, и с каждой секундой силы возвращались
    к Каргину. Он посмотрел на гранитную стенку камина в трех шагах от кресла,
    на дверь и окна в частом переплете, и попытался представить, где минбаши
    Дантазов "работает" с Перфильевым. Дом большой, звуков не слышно, да и не
    станет Влад кричать... Плохо с этим Нукером-Дантазовым вышло! Хотелось до
    него добраться, а он вот первым успел!
           - Алекс, вы слушаете меня? - раздался голос Ягфарова.
           - Слушаю, Райхан, но не совсем понимаю. Вали, эмир Копетдага,
    был оппозиционером и мятежником, врагом существующей власти. Не очень
    подходящая фигура на президентский пост. Имидж не тот.
           Ягфаров тонко усмехнулся.
           - Я ведь говорил, что наш туран-баша хитер и опытен... Власть
    и оппозиция неразделимы, при всякой власти есть оппозиция, причем из
    многих противоборствующих сил. Ловкий правитель пестует свою оппозицию,
    подкармливает ее, делает сильнейшей, а потом бросает на истинных врагов,
    непримиримых и опасных. На тех же Воинов Аллаха, или Львов Ислама, или
    узбеков-инородцев, что окопались в городах на Амударье... И вот: был
    мятежник, стал герой! Туран-баша тоже герой, и народу приятно, когда
    два героя, молодой и старый, мирятся... - Ягфаров вздохнул и добавил:
    - Как Рустам с Сухрабом... Кроме того, приходилось мне слышать, что от
    Габбасова польза уже сейчас была: охранял он в горах какой-то важный
    военный объект.
           - Выходит, я сильно нарушил планы президента, - произнес
    Каргин.
           - Не то слово, мой дорогой, не то слово! Этот ваш налет
    на Кара-Суук, гибель Габбасова, разгром его отряда, освобождение
    пленников... Пленники! Они выдали вас с головой! Надо было смириться
    с их потерей, не искать их, только просить и просить! Просить, платить,
    а если бы их не вернули, сделать скорбное лицо и развести руками. Вы,
    в конце концов, не всесильны...
           - Мне еще придется делать скорбное лицо, - медленно сказал
    Каргин, чувствуя, как кровь приливает к щекам. - Придется! Когда я
    сообщу матерям моих парней об их гибели. Но здесь, в Армуте, тоже
    будут скорбные лица. Одином клянусь!
           Ягфаров всплеснул руками.
           - Помилуйте, Алекс! Вы и Владислав убили троих и многих из
    гвардейцев ранили - это ли не искупление за смерть тех юношей? Не
    грозите, подумайте о себе! Подумайте о том, что...
           Дверь скрипнула и приоткрылась. Советник президента вздохнул.
           - Напоминают, что пора... Жаль, что мы так расстаемся... Вы мне
    симпатичны, Алекс.
           - Вы мне тоже симпатичны, Райхан. Хотите совет?
           - Да?
           - Вернитесь к своей поэзии, хоть восточной, хоть европейской.
    Безопаснее будет.
           - Я не ищу безопасности, мой друг. Я... В сущности, все, чего
    я хочу - хоть как-то послужить народу.
           - Тогда берите автомат и уходите в горы.
           Ягфаров снова вздохнул, встал и скрылся за дверью.
           Каргин, не теряя ни мгновения, уперся ступнями в пол и
    осторожно передвинул кресло поближе к камину - так, что выступ стены,
    сложенной из рваных гранитных глыб и напоминавшей крепостной контрфорс,
    был теперь на расстоянии протянутой руки.
           Дверь распахнулась. Вошедший был худым смугловатым мужчиной
    лет пятидесяти; глаза темные, брови густые и нависшие, на левой щеке
    - большое родимое пятно. Одет в светлый полотняный костюм, левый борт
    пиджака заметно оттопыривается. Выглядел он мрачным, даже угрюмым.
           Нукер, понял Каргин и, расслабившись, откинулся на спинку
    кресла. Настолько, насколько позволяли веревки.
           Мужчина сел и уставился на него. Взгляд у Нукера был
    пронзительный, будто он видел пленника насквозь и еще на метр в стенку
    за его спиной. Две или три минуты они смотрели друг на друга, упорно не
    желая опускать глаза. Наконец Каргин промолвил:
           - Дантазов Амирхан, по кличке Нукер. Таджик, сорок четвертого
    года рождения, служил во внешней разведке, трудился в Турции и Иране.
    В конце восьмидесятых уволен в отставку в чине подполковника. Возглавляет
    секретную службу сардара или самого президента.
           - Самого президента, - откликнулся Дантазов. Голос у него был
    глуховатый, и на русском он говорил без акцента, только чуть растягивая
    гласные. - Вы неплохо информированы, мистер Керк. Или хотите, чтобы я
    называл вас Каргиным?
           - Хочу. Я гораздо больше Каргин, чем Керк.
           Густые брови Нукера шевельнулись.
           - Был. Был Каргиным, был Керком... Теперь - покойник. Почти.
           - Не вы первый так считаете. Большая ошибка!
           Брови изогнулись наподобие двух мохнатых гусениц.
           - Я редко ошибаюсь. Конечно, там, на дороге, произошла ошибка...
    Сейчас вам и вашим коллегам надо бы полеживать на дне ущелья, в разбитой
    машине, в виде обгорелых трупов. Дорога опасна, водитель не справился с
    управлением, вспыхнул бензин... Трагическая случайность... Не получилось!
    Туран-баша был очень недоволен. - Нукер скрестил руки на груди, свел
    брови в линию и вдруг усмехнулся. - К счастью, Каргин, вы здесь, и все
    еще не поздно исправить. Пули из тел ваших охранников извлекут, вас двоих
    посадят в машину, столкнут ее в пропасть в подходящем месте, подожгут
    бензин... Затем последует масса соболезнований в адрес вашей фирмы, но
    извинений не будет. Какие извинения? Мы ведь, в конце концов, ни при чем!
    Предлагали своего шофера, опытного, но вы решили, что справитесь сами.
    И в результате - такая нелепая гибель! - Он сделал паузу и, помолчав
    секунду, добавил: - Это один вариант.
           - Есть и другой?
           - Есть, хотя лично я остановился бы на первом. Но туран-баша 
    хочет дать вам шанс, а заодно исполнить свое обещание. Вы ведь очень
    хотели познакомиться с "Манасами", не так ли? Вот и познакомитесь.
    Через пару дней их представят важной персоне, потенциальному заказчику,
    причем покажут в действии, в боевых условиях на одном из наших полигонов.
    Гладиаторские игры, так сказать: два "Манаса" против танков, артиллерии
    и вооруженной гранатометами пехоты... Желаете поучаствовать? Проигрыш
    поединка - почетная смерть в бою, а выигрыш... Ну, посмотрим! Кстати,
    ваш друг уже согласился.
           - И я не против. - Каргин прищурился и с издевательской
    усмешкой спросил: - А что, в туранской армии есть артиллерия и танки?
           - Технику предоставляет заказчик, с нашей стороны только...
    ээ... персонал. Хорошая техника, западная, имеется даже продукция ХАК.
    Уверен, вы останетесь довольны.
           - Не сомневаюсь. - Каргин кивнул, отметив, что боль в голове
    если не прошла совсем, так утихла. - Вы упомянули персонал. На этот
    счет просьба у меня имеется... Те гвардейцы, что здесь несут охрану...
    Как они, подойдут?
           Брови Нукера опустились.
           - Вполне. Трое покойников, пятеро раненых, один при смерти...
    В симпатиях к вам их не заподозришь! Поставим четырнадцать бойцов с
    базуками. Нам тоже интересно, чтобы обе стороны играли по-серьезному,
    без скидок.
           - Тогда договорились. - Слегка повернув голову, Каргин измерил
    расстояние от кресла до камина. - Еще один вопрос, Дантазов... Я понимаю,
    что нарушил планы президента, убил его родича... Но разве месть важнее
    государственных соображений? Тем более, финансовых? Разве непонятно -
    выиграю я поединок или умру, в любом случае ХАК отсюда уйдет, уйдет
    окончательно, со всеми своими инвестициями.
           Нукер пожал плечами.
           - Ну, есть и другие инвесторы. К тому же с чего вы взяли, что
    ХАК уйдет? Это неправильный вывод, мистер Каргин. Вы русский, с вами
    тяжело договориться - Таймазов вот так и не понял, о чем вы печетесь,
    о корпорации своей или о рухнувшей империи. С американцами проще, у них
    подобных предрассудков нет... И еще одно: вы вмешались во внутренние
    дела Турана, пообещали поддержку Таймазову и президентскому племяннику,
    вызвали целый самум в Курултае. Это президенту не понравилось. Так и
    так, вы нежелательная фигура, которую лучше убрать с доски. Разумеется,
    случайно - мы ведь не допустим, чтобы в ХАК на нас обиделись. А потому...
           Он собирался продолжить свою речь, но в этот момент Каргин
    привстал и с разворота грохнул ножками кресла о стенку камина. Кресло
    оказалось прочным; понадобился второй удар, затавивший сиденье расстаться
    со спинкой, а подлокотники - с сиденьем. Веревки соскользнули с рук
    Каргина, ноги освободились, и он прыгнул на Дантазова, нацелившись в
    висок, убойное место, но не попал - костяшки сомкнутых пальцев пришлись
    пониже, в челюсть. Нукер хрипло выдохнул и, кажется, потерял сознание.
    Но добивать его было некогда; схватив одно из кресел, Каргин запустил
    им в окно, вышиб переплет вместе со стеклами и сунул руку под пиджак
    поверженного врага.
           Там не нашлось оружия! Ни пистолета, ни револьвера, ни даже
    дубинки! Какая-то металлическая коробка, никелированный контейнер
    размером в две ладони...
           В дверь уже ломились с воплями гвардейцы, размахивали стволами,
    хищно щерились, и было их не меньше семи или восьми. Каргин метнулся
    в другую сторону, к окошку, навстречу ему полезли с веранды охранники,
    кто-то сунул прикладом под дых, чье-то горло хрустнуло под его пальцами,
    нож или острие штыка скользнуло по рубашке. Один из противников прыгнул
    ему на спину и попытался сдавить шею; Каргин ударил его локтем, услышал,
    как трещат ребра, ударил снова, но битва была безнадежно проиграна. Двое
    повисли на его плечах, третий кинулся в ноги, и через мгновение его
    свалили на пол. Упал он удачно, боком, придавив гвардейца, вцепившегося
    в правое плечо; тот обмяк, Каргин потянулся к штык-ножу, и в это время
    ему набросили веревку на ноги. Дернули, потянули по гладкому паркету,
    занесли приклады...
           - Не сметь! - Нукер, придерживая челюсть, с трудом
    поднимался на ноги. - Не сметь! Кости ему переломают, но не сейчас и
    не здесь! - Он добавил что-то по-турански, и руку Каргина заломили на
    спину.
           Он видел, как приближается Дантазов, неся на ладони блестящий
    контейнер, как открывает коробку, вытаскивает шприц. Потом почувствовал,
    как зажимают кожу - пальцы у Нукера были сильные, жесткие.
           Укол... Прямо в вену, гад! - успел подумать Каргин. Затем по
    телу разлилось тепло, и он погрузился в темноту беспамятства.
    
                                 * * *
    
                           Интермедия. Ксения
    
           Они собрались у костиной постели вчетвером - Флинт, Сергеев,
    Рогов и Максим Олегович, переводчик, которого все называли Максом. О
    Ксении, может быть, забыли, а может, уже считали своей - как сидела
    она у дверей в лоджию, так там и осталась. Лица у всех тревожные, а
    голос Макса, который то на русском, то на английском говорил, заметно
    подрагивает.
           - Сообщение от мистера Ягфарова, - произнес Флинт, покусывая
    толстую нижнюю губу. - Звонил и сказал, что наш президент до этого
    места... как его?.. Салар?.. Силар?.. еще не добрался. Они обеспокоены.
    Послали на розыски людей. Прочешут всю дорогу до и после перевала,
    спустятся к реке в ущелье... С нами будут поддерживать связь.
           - Когда был звонок? - хмурясь, поинтересовался Сергеев.
           - Час двадцать минут назад.
           - И с тех пор ничего?
           - Ничего. Поиски в горах - штука сложная, сэр...
           Рогов всплеснул руками.
           - Что же вы нам сразу не сказали, Генри? Это ведь ЧП! Тут
    надо... надо срочно...
           Костя стал приподниматься, но Флинт, положив огромную руку
    ему на плечо, прогудел:
           - Спокойно, Браш Бой, спокойно! Я скажу, почему вас не вызвал:
    я думал.
           Сергеев прищурился:
           - Вот как? Были основания для этого процесса?
           - Да. Мистер Ягфаров отлично говорит по-английски, получше меня.
    Я ведь Вест Пойнт и Принстон ***) не кончал, я простой морпех, черный
    парень из Бруклина, а Ягфаров болтает как оксфордский профессор... Но
    не в этот раз. Голос его, а речь такая, будто он всю жизнь в Оклахоме
    пас свиней.
           - Он показался вам взволнованным? - быстро спросил Сергеев.
           - Н-нет... пожалуй, нет. Но я подумал: вдруг он не один?..
    вдруг он не может сказать чего-то?.. вдруг его заставили, и понимают
    все слова, но не... не...
           - ...произношение, - подсказал Макс.
           - Да, так! - Курчавая голова Флинта утвердительно качнулась.
    - Произношение!
           - Считаешь, он знак нам подавал? - вскинулся Костя. - Мол, не
    верьте тому, что сказано, все много хуже? Или лучше?
           Флинт пожал могучими плечами.
           - Не знаю, Браш Бой. Я думал, думал... Потом думать устал,
    подбросил четвертак, и выпало то, что всегда выпадает: не знаешь, чего
    делать, спроси у генерала. В общем, я вытащил из сейфа кейс, связался
    со штаб-квартирой и доложил обстановку.
           Сергеев поднял глаза к потолку.
           - Говорили с Мэлори?
           - Нет, с дежурным референтом. Но он сказал, что есть инструкция
    на непредвиденный случай: не поддаваться панике и сохранять спокойствие.
    Личное указание коммодора! И добавил: все под контролем, насколько это
    возможно.
           Флинт, а за ним и Максим, замолчали, и Ксения почувствовала,
    как у нее холодеет спина. Все они, даже Костя, казались растерянными,
    и видеть это было страшно. Ксения не знала, кто такой Ягфаров, кто
    Мэлори, к кому и зачем поехал Алексей Николаевич, но разве непонятно,
    что случилась беда? Такая беда, с которой мужчины, собравшиеся у
    костиной постели, совладать не могут.
           И подумалось ей, что у каждого человека, даже очень умного
    и сильного, есть свой Керим, свой злобный дух, который ищет, где бы
    подставить ножку, заморочить голову или иную пакость сотворить, и
    справиться с этим злодеем не так-то просто. Если бы она могла помочь...
    если бы могла! Но чем и как?
           Она сжалась в комочек, крепко закрыла глаза и принялась
    молиться. За Алексея Николаевича, за Перфильева и за Рудика с Димой...
    
    -----------------------------------------------------------------------
    
           *) Подобное чудо, система подземных озер, расположенных на
    глубине нескольких десятков метров, не является вымыслом автора. Такой
    природный феномен действительно существует в том районе, который мной
    описан.
          **) Кааба - черный камень кубической формы, установленный
    в мечети Масджид аль-харам (Заповедная мечеть) в Мекке. Считается
    главной святыней мусульманского мира.
         ***) Вест Пойнт - привилегированная военная академия в США.
    Принстон - один из самых элитных и дорогих американских университетов.
    
    
    
                                     И я попрошу Бога, Духа и Сына,
                                     Чтоб выполнил волю мою:
                                     Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
                                     Как в этом последнем бою.
    
                                          Владимир Высоцкий
    
    
                       Глава 14. База Ариман 1, 19-21 мая
    
           Два стреловидных аппарата висели низко над землей, чуть
    покачиваясь в токе нагретого солнцем воздуха. Слышался негромкий рокот
    моторов, матово поблескивала обшивка, темными зрачками глядели на Каргина
    стволы пулеметов и пушек, зияли дырами цилиндрические ракетные консоли
    по обе стороны корпуса. Консоли были, разумеется, пусты, и никаких других
    боезапасов тоже не полагалось, ни единого снаряда или пулеметного диска.
           За машинами находился утопленный в скалу ангар, а левее,
    метрах в семидесяти, прятался под нависшим каменным козырьком большой
    бетонный бункер с узкими смотровыми щелями-бойницами. Камни между
    ангаром и бункером сбросили вниз, а почву разровняли, так что получилась
    посадочная площадка для вертолетов, она же - территория для разрешенных
    прогулок. Сейчас большую ее половину занимала техника, которую пригнали
    прошлой ночью - укрытые брезентом пара танков, тягачи и противотанковые
    орудия. Скалистый барьер, обнимавший котловину с северо-востока, был
    источен тоннелями и шахтами и прерывался только в одном месте, дальше
    за бункером, где открывалось устье каньона. Охранники не позволяла ходить
    в ту сторону, но Каргин помнил, что по ущелью идет дорога к базе Ариман-2
    - иными словами, к бывшему лагерю Габбасова, разгромленному насколько
    дней назад. Тогда, опьяненный победой, мчась над ущельем на вертолете,
    мог ли он знать, что станет пленником в этих подземных катакомбах?
           Однако стал...
           - Хреновые наши дела, Алексей, - пробурчал Перфильев, озирая
    лежавшую перед ними котловину. - Хреновые! Скалы кругом да лес, а сверху
    - помело... Не утечешь!
           - Не утечешь, - согласился Каргин.
           В прошлый раз они ушли на север - выбравшись из каньона,
    Гринько развернулся и повел Ми-17 над самыми скалами, чтобы подобрать
    снайперскую группу. Невысокие скалы, метров двадцать-тридцать, но для
    "Шмелей" препятствие неодолимое - выше человеческого роста они подняться
    не могли. Лежавший на юго-западе склон был пологим и просматривался с
    площадки между ангаром и бункером на протяжении двух-двух с половиной
    километров, однако вершина его поросла густым сосновым лесом, столь же
    непреодолимым, как и скалы. Собственно, только такие преграды и могли
    остановить "косилку" - матерый лес и вертикальная поверхность, достаточно
    высокая, чтоб не пытаться ее перепрыгнуть. Котловина, в которой находился
    полигон, была идеальной ловушкой - если не считать воздушных сфер, лишь по
    ущелью и выберешься. Но эта дорога была перекрыта частоколом из железных
    балок, убранным единственный раз, когда на полигон перегоняли боевую
    технику. К тому же на время тренировок в небе барражировали две вертушки,
    старые Ми-8, зато с полным боекомплактом. Не утечешь!
           - Ну, будем работать? - сказал Перфильев, хмуро покосившись на
    охранников, вытянувшихся цепочкой вдоль ангара. - Все-таки занятие...
    Да и размяться не вредно...
           Кивнув, Каргин надел шлем и зашагал к своему "Шмелю". Сегодня,
    как договорились, они хотели отработать парное взаимодействие, имитацию
    фронтальных и фланговых атак и выход из-под обстрела, когда один ведет
    дуэль с противником, давая возможность партнеру найти удобную позицию.
    Кроме того, было не вредно поупражняться в преодолении препятствий на
    высокой скорости, в маневрах среди кустов и камней, а также еще раз
    изучить пространство полигона, от западных до восточных скал и от дна
    котловины до гребня, поросшего лесом. На освоение техники и тренировки
    им отпустили пару дней; один день прошел, второй начинался, а чем
    закончится третий, думать сейчас не хотелось. Такие мысли вели Каргина
    в Краснодар, к родителям, к ласточке и к будущему их ребенку, которого
    он, быть может, не увидит, и размышлять об этот было совсем ни к чему.
    Равным образом лелеять планы мести и, вспоминая о Нукере, Таймазове
    и президенте Курбанове, наливаться гневом. Даже не стоило их имена
    повторять! Как говорил майор Толпыго, враг имени не имеет.
           Забравшись в кабину, Каргин устроился в кресле, застегнул
    ремни и щелкнул тумблером, включив обзорный экран. Сетка целеуказания
    легла на него, расчертив квадратами противоположный склон, вспыхнули
    отметки от пушки, пулеметов и ракет, только прорисованные не красным, а
    зеленым - боеготовность полный ноль, в обоймах - ни патрона. "А были бы
    красными, - думал Каргин, уставившись на оружейные маркеры, - поднялись
    бы с Перфильичем на крыло, всадили десяток ракет в ангар и бункер, сшибли
    бы вертушки и разнесли забор... И - в ущелье, мимо разбитого лагеря, через
    тоннель в Кара-Суук, а там уж не остановишь! Только вот с автоматикой
    проблема..."
           Он вздохнул и посмотрел на три отверстия под панелью пилота,
    обведенных яркими цветными кольцами. Три пустых зияющих дыры... Они с
    Перфильевым управлялись вручную, и было нетрудно догадаться, что система
    ДМУО, жало "Шмеля", стоит на третьем аппарате. Он находился в том же
    ангаре, в тщательно охраняемой секции, и пленников к нему не подпускали.
           - Готов? - раздался в шлемофоне голос Влада. - С чего начнем?
           - С разбитого танка под сгоревшей сосной. Я - с восхода, ты - с
    заката. Атакуем на полной скорости, пуск ракет с дистанции сто метров.
           - На полной... - проворчал Перфильев. - Сколько мы выжмем
    вручную в этом буреломе?
           - Сколько выжмем, все наше, - ответил Каргин.
           Его машина всплыла в воздух и ринулась над россыпью камней к
    плоскому дну котловины. Перфильев не отставал. Промелькнули рваные
    глыбы в жухлой траве, склон стремительно придвинулся, "косилка" послушно
    задрала нос, проскочила над широкой воронкой и рвом, подпрыгнула, оставив
    внизу колючие кусты, обогнула похожий на гигантскую дыню гранитный выступ.
    Быстро, быстрее, еще быстрее... Машина шла зигзагом в гору почти не снижая
    скорости, и управляться с ней было легко. Любой боец "Стрелы", обученный
    вождению автомобиля, вертолета, военной и подводной техники, освоил бы
    "Шмель" за несколько дней, пусть не так, как тренированный пилот, но с
    вполне приличным результатом. Очевидно, на этот навык и рассчитывали, что
    говорило о здравомыслии туран-баши. В самом деле, где возьмешь хороших
    пилотов, готовых к тому же жизнью рискнуть перед глазами важного инвестора?
    Вот они, эти пилоты, и не простые - смертники! Не пропадать же добру в
    Елэ-Сулар без всякой пользы... Может, сам туран-баша до этого додумался,
    а может, получил совет от светлого эмира. Как-никак, Таймазов когда-то в
    генштабе служил, и было у него понятие, на что способны офицеры спецназа.
           Дистанционный указатель отсчитывал последние метры. Поймав в
    перекрестье разбитый танк, Каргин нажал гашетку, сымитировал пуск и
    обогнул сгоревшую сосну с грудой ржавого металлолома.
           - Цель поражена, - доложил Перфильев.
           - Расходимся. На флангах, пятьсот метров ниже лесной опушки -
    орудия. - Каргин не сомневался, что их установят именно там. - Задача:
    огнем пушек и пулеметов уничтожить батарейную прислугу. Пошел!
           - Задача ясна, - раздался хриплый голос Влада.
           Каргин резко повернул - чудо-машина словно крутнулась на месте -
    и устремился в сторону восхода. Утреннее солнце, накалявшее броню "Шмеля",
    ему не мешало, панорама на экране была по-прежнему четкой, кусты, деревья
    и гранитные глыбы то ускользали в стороны, то проваливались под корпус,
    и главное, в чем заключалась хитрость - сообразить, перепрыгнешь ли через
    препятствие, или лучше обогнуть его без риска. Такие ситуации при боевом
    маневрировании отслеживались автоматикой, а подсистема управления огнем
    держала цель на мушке, куда бы не отклонился аппарат. Могла и несколько
    целей вести, на поражение орудием, ракетой и бортовыми пулеметами...
    Подумав об этом, Каргин скосился на пустые гнезда, помеченные синим,
    красным и белым кружками, и недовольно хмыкнул. Где они, модули ДМУО?
    Впрочем, легко догадаться, где...
           Работали с краткими перерывами и с полной нагрузкой до шести
    часов. Солнце перевалило зенит и начало склоняться к далеким горным
    пикам на западе, лес и скалы ощетинились тенями, баки с горючим почти
    опустели - осталось лишь до ангара добраться. Однако решили не спешить.
    Выбрали ровное место на склоне, где не было траншей, воронок и камней,
    опустились, вылезли из кабин, расстегнули пропотевшие комбинезоны,
    сняли шлемы. Сели рядом на траву. Перфильев закурил.
           Утесы, сосны и голубое небо, до базы - километр, только маленькие
    фигурки видны, что мельтешат у ангаров... Полная иллюзия свободы! Однако
    снизился над ними вертолет и, загораживая солнце, повис огромной гудящей
    стрекозой. Второе помело дежурило у лесной опушки - так, на всякий случай.
           Перфильев докурил, втоптал окурок в землю каблуком.
           - Настю бы с Танюшкой повидать... Танюшка у нас, знаешь ли, в
    рост пошла, барышня... глазищи серые, ресницы - во! Так и не собрался
    купить им в Армуте подарки... Танюшка халатик просила, полосатый такой,
    шелковый, как узбечки носят...
           Каргин молчал, крутил в пальцах сухую травинку. Дорогие лица
    плыли перед ним, лица живых и погибших друзей, суровые черты отца, мать,
    Кэти и - что было совсем уж удивительно - костистая физиономия деда,
    рыжие брови, плотно сжатый рот, колючие, как острия штыков, зрачки. Не
    то чтобы он примирился со старым Патриком, забыл резню на Иннисфри, но
    все же полагалось попрощаться. Конечно, злодей он и волчара, но все-таки
    кровью своей поделился, и тут уж ничего не попишешь, факт есть факт, а
    дед есть дед... Нехорошо перед смертным днем думать про него с неприязнью,
    а тем более - с ненавистью...
           - Как считаешь, отпустят нас, если викторию одержим? - спросил
    Перфильев. Голос его был таким, как всегда, спокойным и хрипловатым.
           - Разве не ясно?
           Влад угрюмо усмехнулся.
           - Ясно, чего уж там... Какую предлагаешь диспозицию?
           - По обстановке, - сказал Каргин. - В самом оптимальном варианте,
    если зазеваются, араба пристрелим и туран-башу, Таймазова, Нукера и
    прочих зрителей. Не выйдет, будем биться. Всех положим, сколько силы
    хватит! А потом...
           - Потом? - переспросил Перфильев после долгой паузы.
           - Живыми не выпустят, взять оружие убитых не дадут - вертушки
    сверху. Схитрить надо. Разбить машины в драбадан, и третью тоже. Если
    удастся.
           - Таранить ангар? Свои-то разобьем, а вот насчет ангара -
    сомневаюсь. - Перфильев прищурился и запрокинул голову. - Сам сказал:
    вертушки сверху. Вот, сволочь, висит... Не пустят они нас ни в лес,
    ни в скалы, ни к ангару.
           - Вертушки... - повторил Каргин. - И с вертушками можно
    разобраться. Все от того зависит, что нам в консоли воткнут. Точнее,
    сколько.
           - Думаю, немного. И еще, Алексей: откуда нам знать, что третья
    машина в ангаре? На их месте я бы ее убрал и спрятал, а времени для
    этого хватит, целая ночь впереди. Не дураки ведь, понимают, что будем
    с ракетами... Танки пригнали - значит, ракеты дадут.
           Каргин покивал головой.
           - Прав ты, Влад, спорить не стану. Выходит, неопределенная у
    нас задача: себя не жалеть и причинить урон побольше. Так?
           Перфильев хрипло рассмеялся.
           - Почему неопределенная? Постоим за Расею, вот и все! А что до
    тактики и стратегии, так ты их, Леха, завтра определишь, когда боезапас
    подвесят. Определишь! Соображалка у тебя что надо, быстрая!
           Он поднялся на ноги, поднес ладонь козырьком ко лбу, прикрываясь
    от яркого света, и пробурчал:
           - Козел белобрысый опять у бункера торчит, зенки расставил и
    на нас любуется... Ну, хмырь! Вот из кого бы я кишки вынул! Из бывшего
    нашего падлы-соратника!
           Каргин пригляделся. И правда, маячила у бункера долговязая
    фигура Витаса, того, про которого от Ксении узнали и от сержанта
    Файхуддинова. В подземном лабиринтех базы они с пилотом не встречались,
    но и вчера, и сегодня выбирался он из бункера, смотрел, что они делают
    и как, и это наводило на раздумья. Боксер всегда глядит бои соперника,
    а теннисист не пропускает матчей конкурента... Должно быть, и в Риме
    гладиаторы присматривались друг к другу, подумал Каргин, вставая.
           Они покатили вниз под присмотром гудевшего в небе помела. В
    нормальной ситуации вертолет "Шмелю" не противник - вооружение равное,
    но скорость у "Шмеля" побольше, а главное - юркость и маневренность,
    возможность укрыться в складках рельефа, спрятаться в овраге или за
    скалами, тогда как вертушка вся на виду. Снять ее ракетой нет проблем
    или из пушки распатронить, были б ракеты да патроны... А к ним бы еще
    автоматику, три тех волшебных модуля, что делали "Шмель" не просто
    оружием, а боевой суперсистемой, неуязвимой и смертоносной косилкой...
    Минуту-другую Каргин развлекался тем, что разворачивал пушечный ствол
    и пулеметы к небу, ловил помело в перекрестье прицела и жал гашетку,
    представляя, как в клочья разносит врага. Видимо, его манипуляции
    заметили, и у пилота сдали нервы: предупреждающе затявкал пулемет,
    прямо по курсу взметнулись осколки камня, грохнули по броне.
           - Чего он хочет, шелупонь припадочная? - поинтересовался
    Перфильев.
           - Очкует, - сказал Каргин. - Боится, что я в него горохом
    пальну.
           Ворота ангара закрылись за ними. Вылезли под ненавидящими
    взглядами охраны, в каждую спину - по пять стволов. Охранники были из
    гвардейцев и людей Габбасова, неотличимых от президентской стражи: такие
    же смуглые лица, густые бороды и говор не русский и не туранский. Турки,
    сирийцы, саудиты, пуштуны, чеченские наемники... Как они общались друг
    с другом, на каком языке - неясно, но, разумеется, знали, кого стерегут,
    и счет за кровь своих соратников держали в памяти. Но приближаться
    опасались, тыкали стволами не ближе, чем с пяти шагов.
           Каргин и Перфильев пошли знакомой дорогой, по коридору, что
    выводил в ангар. Наверное, прежде тут стояли тягачи для перевозки ракет
    и всякая погрузочная техника - ангар был огромен и заглублен в скалу
    на добрых двадцать метров. Коридор за ним казался целой улицей, сейчас
    почти безлюдной и безмолвной; посередине - площадка, командный пункт и
    кабинеты начальников, а влево и вправо отходят проходы поуже, открытые
    или перегороженные решетками и металлическими дверьми. Все это будило у
    Каргина воспоминания о лабиринте под дедовой виллой на Иннисфри, и он,
    шагая по коридору, пытался угадать, куда ведет тот или другой тоннель
    - в казармы, столовую, офицерский блок, к электростанции, в узел связи
    или в ущелье, где под огромными крышками прятались ракетные шахты. К
    счастью, уже пустые.
           Экскурсий для осмотра этих катакомб и окружающей местности
    не предполагалось - тем более, что сюда их привезли на вертолете и в
    бессознательном состоянии. Очнулись на носилках, когда выволакивали из
    Ми-8, а окончательно пришли в себя на бывшем складе, под замком. Склад
    был пуст и обширен, но при нем имелась каптерка с двумя топчанами,
    туалетом и раковиной. Не президентский люкс, но жить можно. Тем более,
    что жить оставалось считанные дни.
           Сопровождаемые дюжиной охранников Каргин и Перфильев нырнули
    в заранее отворенную дверь. Ее тут же прикрыли; лязгнул замок, под
    потолком вспыхнула тусклая лампочка, за дверью раздался гортанный
    голос: приятного аппетита пожелали, чтоб кость поперек горла встала.
    На полу, на ящике, дымились две миски с гороховым супом, лежали буханка
    хлеба, колечко колбасы, пластмассовые ложки. Неплохой рацион, и есть
    чем запить - вода из крана течет без перебоев.
           Они умылись и поели, потом растянулись на топчанах. Взгляд
    Каргина блуждал по серым бетонным стенам в пятнах сырости, по останкам
    пустых стеллажей и грудам мусора, скользил вдоль потолка и упирался в
    дверь. Дверь, обитая железом, выглядела прочной, и было слышно, как за
    ней переговариваются стражи. Не удерешь! Разве только в унитаз нырнуть
    и просочиться по трубам...
           Мысль о Кэти снова пришла к нему, и он ее прогнал. Прогнал
    словно назойливую муху... Когда-то, много-много лет назад, случилось
    ему тренироваться у дона Куэваса, кубинца, инструктора по фехтованию
    и рукопашному бою. Был он совсем непохож на майора Толпыго, другого его
    учителя, был немногословен, суров и безжалостен - след от его мачете
    остался на бедре у Каргина. Учил не словом, а клинком, и мудрость дона
    Куэваса отличалась от майорских прибауток - она пришла из тех времен,
    когда оружием был меч, и всякий опоясанный мечом считался рыцарем, то
    есть носителем чести. Оружие и рыцарская честь были нераздельны, и не
    имелось никаких альтернатив - остаться в живых с уроном для чести или
    сохранить ее и пасть. Древняя мудрость, жестокий кодекс... Он означал,
    что есть моменты, когда не стоит вспоминать о самом дорогом; силы это
    не прибавит, но лишь ослабит дух. Воин, вступивший в битву, думает не
    о даме сердца, но о победе, а если невозможно победить, то помышляет
    об одном: как нанести врагу урон. Собственно, об этом и Толпыго говорил.
    Возьмет за пуговицу и спросит: знаешь, что посоветовал один волк другому,
    когда они попали в облаву? И сам же ответит: кусайся!
           Глаза Каргина закрывались, усталые мышцы просили отдыха. "Что
    приснится в эту ночь? - подумалось ему. - Плохой знак, если про яму,
    куда живьем закапывают... И берета нет... Кто ж знал! Остался берет
    в "Тулпаре", в президентском номере..."
           Он задремал, но яма в афганских горах ему не снилась, а
    привиделся совсем другой сон, хороший: будто сидит Кэти на скамейке под
    цветущим деревом, а на руках у нее дитя, не сосунок, а малыш двух или
    трех лет, только личико не разглядеть и непонятно, парень или девица. И
    будто оба они Каргину улыбаются, и слышен чей-то голос, кэтин или лепет
    малыша; слов тоже не разберешь, но и без них понятно, о чем говорят,
    чего просят.
           Вернись... вернись... вернись...
    
                                 * * *
    
           Прошла ночь, миновало утро. Наружу их вывели во втором часу.
           Техника, еще вчера стоявшая на площадке, исчезла, только кромсали
    склон колеи от танковых траков и колес тягачей. Танки забрались повыше,
    к самой опушке, но даже с такого расстояния Каргин разглядел угловатые
    корпуса и приземистые башни "Челленджеров". *) Старые машины, неуклюжие,
    медленные, однако пушка сто двадцать миллиметров, а к ней - пятьдесят
    снарядов... Рассмотреть в деталях батареи он не смог, лишь стволы торчали
    меж кустов, но три вертушки, крейсировавшие над котловиной, не увидел бы
    только слепой.
           "Шмели" уже висели у ворот ангара, и в каждой боевой консоли
    виднелось по ракете. Две на машину вместо шестнадцати, отметил Каргин.
    Зато мощные, ПТУР "Вихрь". Бункер ими не разворотишь, но если врезать
    по башне "Челленджеру", мало не покажется...
           - Гляди-ка! - Влад дернул его за рукав. - Там, у бункера...
    Знакомые все лица! То есть морды!
           Каргин повернулся, закусил губу, сделал шаг, и тут же взревели
    охранники:
           - Стой, где стоишь, свинья!
           - Стой, чтоб тебе мокрым джариром удавиться!
           - Ни с места, пес!
           Перфильев сплюнул.
           - Стараются, сучьи дети! Усердие перед начальством кажут!
           Из бункера, через узкую дверь, один за другим выходили люди.
    Четыре телохранителя-гвардейца с оружием наизготовку, минбаши Дантазов,
    светлый эмир Чингиз Мамедович, троица военных чинов в мундирах, то ли
    советники, то ли адьютанты, и еще два охранника. Потом небольшой перерыв,
    и в дверном проеме возникла знакомая белая фигура шейха Азиз ад-Дина -
    он поглаживал бородку и задумчиво озирался по сторонам. Следом, как два
    таких же белесых привидения, вышли его секьюрити, а за ними - Баграм,
    выполнявший, очевидно, функцию переводчика. Снова пауза. Затем охрана
    заняла позицию по обе стороны двери, гвардейцы вытянулись и дружно
    стукнули в грудь кулаками. Показался президент Курбанов, неторопливо
    прошагал к арабу, остановился рядом с ним, выдавил улыбку. Нукер и
    военспецы начали что-то объяснять, то размахивая руками, то предлагая
    высоким персонам заглянуть в бинокли; Баграм торопливо переводил, шейх
    с президентом внимательно слушали, Таймазов со скучающим видом поглядывал
    по сторонам. Смотрел на небо, на далекие горы, на склон, изрытый воронками
    и траншеями, но только не на Каргина.
           - И этой скотине мы ятаган преподнесли! - с горечью молвил
    Перфильев.
           - Еще я ему шпагу обещал, толедский клинок с сапфиром, -
    отозвался Каргин. - Теперь не дождется!
           - Только и радости, - буркнул Влад и перевел глаза на "косилки".
    - По два ПТУРа нам подвесили... Негусто! Совсем в обрез. Что будем 
    делать, Леша?
           - Погоди, не торопись. Сейчас нам вводную дадут, - произнес
    Каргин.
           К ним шагал минбаши Дантазов. По случаю маневров был он не в
    светлом штатском костюме, а в офицерском френче и галифе, заправленных
    в сияющие хромовые сапоги. Правда, погон и знаков различия не было, но
    френч перепоясывали ремни, на груди болтался бинокль, а о правую ягодицу
    хлопала внушительная кобура. Лицо украшал большой, но уже поблекший
    синяк.
           Не доходя четырех-пяти шагов, Нукер остановился и кивнул на
    "косилки".
           - Баки машин заправлены полностью. Ваш боезапас: две ракеты,
    двести пушечных снарядов, пулеметы - по штатному расписанию. Ясно?
           - По штатному расписанию должно быть пятьсот снарядов **) и
    шестнадцать ракет, - возразил Каргин, любуясь синяком на челюсти Нукера.
           - Вам хватит! Мы тут не бурю в пустыне разыгрываем! - Пошевелив
    бровями, Дантазов кивнул на пологий склон. - Сведения о противной стороне. 
    Фланги: две батареи по три орудия, калибр девяносто миллиметров. Центр: 
    два танка с полным боезапасом, а в полукилометре перед ними, в траншеях 
    - отделение гранатометчиков, двенадцать стволов.
           - Обещали четырнадцать, - заметил Каргин.
           - Двоих вы вывели из строя, когда покушались на меня. Думаю,
    двенадцать стволов хватит. Как вы просили, это люди президента из
    Елэ-Сулар, и они не питают к вам симпатий. Остальные - те, что в 
    танках и у орудий - из отряда покойного Вали Габбасова.
           - Педрилы гребаные, - пробормотал Перфильев. Его огромные
    кулаки сжимались и разжимались, словно он чувствовал под каждым пальцем
    пулеметную гашетку.
           - Что за орудия на батареях? - спросил Каргин.
           - Безоткатные противотанковые пушки, скорострельные, могут бить
    очередями. ***) - Нукер иронически прищурился и добавил: - Новейшие
    орудия американского производства. В инструкцию я не заглядывал, но не
    исключаю, что выпустила их ваша фирма, мистер Керк.
           Каргин и Перфильев переглянулись. Слова им были не нужны; каждый
    понимал, что не танки и гранатометчики, а скорострельные пушки - главная
    опасность для "Шмелей". Особенно на ручном управлении, когда ограничена
    возможность стремительных маневров! Калибр приличный, удар такого снаряда
    броня не выдержит, а рой осколков при автоматической стрельбе плотен и
    густ, и может повредить оружие, двигатель или какой-то существенный узел
    "косилки". Правда, наводчики не слишком опытны, да и "Шмели" - не танки,
    габарит поменьше, скорость больше.
           Шагнув к Дантазову, Каргин вытянул руку и тут же отдернул ее,
    едва не получив прикладом по пальцам.
           - Стоять! - рявкнул охранник.
           Каргин поморщился.
           - Бинокль... дайте мне бинокль. Я должен все увидеть сам.
           - Передай. - Нукер сунул бинокль гвардейцу и посмотрел на
    часы. - Тринадцать сорок две. Ровно в четырнадцать начинаем. И без
    фокусов, господа!
           Он развернулся и зашагал к бункеру, куда уже начали возвращаться
    остальные зрители. Видимо, рисковать они не хотели и собирались следить
    за спектаклем из безопасной бетонной ложи.
           - Здоровый у этого гада синяк, - сказал Перфильев. - Твоя
    работа?
           Каргин, обозревавший местность, молча кивнул. Разглядывать танки,
    пушки и отделение с базуками в траншее было ему совершенно незачем, он
    и без этого помнил каждый кустик на полигоне, каждый камень и воронку, в
    которой можно спрятаться. Цель его была определенной и, обнаружив ее, он
    довольно кивнул, оглянулся на охранников - те стояли далеко - и сунул
    бинокль Перфильеву.
           - Сразу за танками, у опушки, плоская скала, а на ней трое
    олухов торчат. С рацией.
           - Корректировщики огня?
           - Точно. Я их первым делом сниму.
           - Из пушки не достать, - засомневался Влад.
           - Ракеты не пожалею. Трех для танков хватит. Теперь смотри... -
    Он раскрыл ладонь и стал водить по ней пальцем как карандашом по карте.
    - Если пойдем в лобовую на танки, ударят слева и справа перекрестным
    огнем, а это - самый худший вариант. Не снарядом заденет, так осколком...
    По правилам надо бы разделиться, забыть про танки с гранатометами и - к
    батареям, на полной скорости, у самой земли... На это у них и расчет. Но
    мы иначе сделаем, мы в спарке с фланга атакует, вот здесь. - Каргин провел
    линию к мизинцу и показал глазами направление на местности.
           - Другой батарее борт подставим, - заметил Перфильев.
           - Подставим. Одному придется прикрывать.
           - Мне.
           - Почему ты так решил?
           - Я четырнадцать лет женат, а ты - четыре месяца. Не насладился
    еще семейной жизнью.
           - У тебя Танюшка...
           Перфильев пожал плечами и ухмыльнулся.
           - А кто у тебя в проекте, ты знаешь?
           Спорить было некогда, и Каргин, вскинув бинокль, заговорил:
           - Атакуем батарею на их левом фланге. Видишь, склон там
    понижается, вроде бы овраг или распадок, а дальше той сосны, где танк
    разбитый, каменный завал. Если над самой землей идти, с правого фланга
    нас не увидят... то есть почти не увидят, а значит, не смогут оперативно
    отследить. Прорвемся! Конечно, если корректировщиков уберем. Все-таки я
    их накрою ракетой. - Перфильев согласно кивнул. - У тебя две останется,
    и когда размолотим батарею, танки - твоя забота. Я гвардейцами займусь.
    Покончишь с танками, зайдешь на правый фланг с тыла батареи, а я - в лоб.
    В клещи их возьмем.
           - Стратег! Сципион Африканский! ****) - уважительно сказал
    Перфильев и бросил взгляд на часы. - Две минуты осталось... По машинам?
           Кивнув, Каргин натянул шлем. Охранники бросились внутрь ангара,
    лязгнули, закрываясь, тяжелые створки ворот, и на площадке между ангаром
    и бункером не осталось посторонних.
           Он уселся, застегнул ремни, отщелкнул несколько тумблеров,
    негромко произнес:
           - Проверка связи. Как слышишь меня, Влад?
           - Как в Большом театре, - отозвался Перфильев и добавил: -
    Спецназ действует не по уставу!
           Включились счетчики боезапаса, на обзорном экране вспыхнули
    красные маркеры. Глядя на них, Каргин подавил искушение всадить одну
    ракету в бункер, а другую - в ангар. Это было бы зряшным делом; бункер
    лишь тряхнет, а что до ангара, то третьей машины он там не увидел.
    Похоже, Влад-таки прав - припрятали.
           Всплыв над землей, "Шмели" неторопливо заскользили вниз,
    держась дружной парой: машина Перфильева слева от машины Каргина и почти
    вплотную к ней, метрах в трех. Батареи молчали, дистанция для их калибра
    была великовата, но танки, взревев моторами, двинулись с горы, подминая
    широкими траками кустарник. Башня одного из них повернулась, приподнялся
    длинный хобот пушки, блестнул огонь и, вслед за протяжным свистом снаряда,
    где-то в стороне грохнуло. Палят для поддержания боевого духа, решил
    Каргин.
           Они прошли над дном котловины, изрытым ямами, засыпанным
    щебнем и камнями покрупней, однако не слишком большими, чтобы являться
    препятствием для "косилок". Грохнул второй разрыв, туча пыли взметнулась
    в воздух, "Шмель" Каргина покачнулся в ударной волне. Танки медленно
    ползли к траншеям с засевшими в них гвардейцами, и на обзорном экране
    было видно, как шевелятся раструбы гранатометов и мелькают рядом с ними
    каски. Дно котловины стало приподниматься, переходя в пологий склон, но
    "Шмели" не изменили направления, плыли все так же на максимальной высоте,
    метрах в двух над каменистой почвой. Со стороны казалось, что они вот-вот
    прибавят скорость и ринутся в атаку, ударив прямо в центр противника. До
    распадка или мелкого оврага, лежащего правей машины Каргина, было уже
    рукой подать.
           - Маневр, - негромко произнес он, и обе "косилки", разом
    повернувшись и до предела сбросив высоту, юркнули в овраг. Эта впадина
    на склоне была широкой и неглубокой, зато без крупных камней; форма
    ее напоминала изогнутую саблю, вложенную в ножны колючего кустарника.
    Каргин представлял, что видится сейчас стрелкам на батареях: колпаки
    кабин, быстро мелькающие среди кустов, и, возможно, борт Перфильева.
    Они разошлись, и машина Влада двигалась теперь метрах в десяти левее,
    прикрывая его от правофлангового огня.
           Заговорили пушки, и мир наполнился грохотом взрывов и свистом
    таранивших воздух осколков. Секунды понадобились Каргину, чтобы понять:
    снаряды ложатся все ближе, словно полет их направляет незримая рука. С
    той скалы у леса их, разумеется, видели, хотя еще не догадались, в чем
    план атаки - можно было из оврага выскочить и повернуть к траншеям,
    или подбить ракетами "Челленджеры", или обстрелять батарею с дальней
    дистанции. В общем, существовали варианты. Но скоро их не будет, если
    корректировщик огня дельный офицер - сообразит, куда нацелились
    "косилки".
           Взяв штурвал на себя, Каргин увеличил скорость, и его машина
    стремительно прыгнула вверх. Повинуясь быстрым движениям пальцев, отметка
    целеуказателя накрыла скалу с фигурками на ней, и тут же "Шмель" тряхнуло
    - пошла ракета. Не дожидаясь результатов, Каргин опять прижался к земле,
    через секунду снова выпрыгнул, готовый послать второй снаряд, и рядом,
    прикрывая его от осколков, взмыла машина Перфильева. Стрелять, однако,
    не пришлось: огненный гриб вздымался над скалой, и кружились в воздухе
    пылающие ветви сосен.
           - Первая кровь, - раздался в шлемофоне голос Влада.
           - Ты как?
           - Нормально. Стучит по броне, но пробоин нет.
           Распадок кончился у сгоревшей сосны, оба "Шмеля" скользнули
    мимо, и тут же обгоревший ствол, руины танка, камни и земля взлетели,
    словно подброшенные чудовищным ударом снизу. "Челленджер", сто двадцатый
    калибр, мелькнуло у Каргина в голове. Под прикрытием дымного облака он
    проскочил до груды камней, вывороченных каким-то давним мощным взрывом,
    промчался над глубокой яминой и проутюжил торчавшие на ее краю кусты.
    Огонь скорострелок не ослабел, однако снаряды ложились теперь в овраге
    - похоже, с батарей их не видели либо еще не успели отреагировать на
    быстрые перемещения "Шмелей". Каргин не исключал, что кроме погибших
    найдутся другие корректировщики - скажем, на вертолетах, - однако такая
    идея ему представлялась сомнительной. Как ни крути, смысл игрищ был не
    в том, чтобы угробить пленников, с этим и в Елэ-Сулар не заржавело бы -
    истинный смысл заключался в демонстрации супер-оружия. Его возможностей,
    убойной силы и превосходства над всем, что движется на поле боя или стоит
    на позиции и плюет снарядами. А если так, то значит, игра велась по
    правилам.
           До поры, до времени, подумал Каргин, разящей стрелой всплывая
    над кустами. Все же прорвались, подобрались! Три орудия маячили прямо
    перед ним, пальцы лежали на гашетках пулеметов, а слева заходил на
    батарею Перфильев. На какой-то миг, ничтожный и почти неуловимый, он
    прислушался, всмотрелся в картинку на экране: девять человек, кто к
    пушке припал, кто к земле, кто вопит и мечется, не зная, где искать
    спасения, кто кулаком грозит... Потом рявкнули четыре пулемета, его и
    Перфильева, и на батарее воцарилась тишина. Жизнь зреет девять месяцев,
    мелькнула мысль, а отобрать ее можно за мгновения...
           Один из вертолетов начал снижаться - видно, хотели рассмотреть
    подробности.
           - Расходимся, - скомандовал Каргин. - Бронеходки твои.
           - Прродай перрсам оррудия! - рявкнуло в ответ.
           - Прродай аррабам танки!
           Они неслись над склоном словно копья Одина, брошенные рукой
    безжалостного божества.
           - Прродай аррабам верртолеты!
           - А перрсам прродай стингеры!
           Скорость - сто сорок километров, рекорд для пересеченной
    местности. Расстояние до траншей Каргин покрыл за двенадцать секунд.
           - Прродай по самой высокой цене!
           - Когда задет пррестиж, денег не считают!
           В траншеях опомнились, зашевелились, вскинули стволы. Машина
    Каргина припала на миг к горному склону будто барс перед прыжком, слева,
    справа и вверху лопнули вспышки разрывов, забарабанили осколки по броне,
    но он уже всплывал над вражеской позицией, строчил из пушки и пулеметов,
    сек стальным дождем людей и землю, оружие и ящики с гранатами. Крики,
    предсмертный хрип, разинутые рты, фонтаны пламени, а в воздухе - поднятый
    взрывами щебень и рой осколков... Гвардеец в окровавленном комбинезоне
    вылез из окопа, помчался к лесу, вскидывая руки - то ли грозил, то ли
    молил о пощаде. Упал, когда пулеметная очередь перечеркнула спину. Другие
    тоже падали и застывали в вечной немоте - теплые, полные крови, но уже
    не живые.
           - Бойня, - бормотал Каргин, вдавливая гашетки пулеметов, - пусть
    бойня, пусть так... За Рудика! И за Димку!
            Он бросил взгляд на счетчики боезапаса, отметил, что осталось
    меньше половины, и посмотрел на обзорный экран. Оба "Челленджера" стояли;
    один, с развороченной башней, горел, над другим курился сизый дымок, и
    через раскрытые люки лезли люди. Враги! - поправил себя Каргин. А враг
    не только не имеет имени, но даже облика людского; враг лишь мишень,
    что подлежит уничтожению. Он понимал, что этот вывод ошибочен, что всех
    рожала мать, что каждый сидел на отцовских коленях, ласкал детей, жену,
    которые о нем заплачут, но эти мысли были фантомом, никак не связанным
    с реальностью. Во всяком случае, здесь и сейчас.
           Поймав дымящийся танк в перекрестье прицела, Каргин всадил в
    него короткую очередь, развернулся и, лавируя среди камней, ринулся на
    правый фланг. Там лихорадочно стреляли; последняя батарея не прекращала
    огонь, но снаряды рвались в траншеях, перемалывая землю, щебень, обломки
    металла и трупы президентских гвардейцев. "Шмель" скользил зигзагами
    по склону, неуязвимый и стремительный, точно атакующий питон; оружейные
    маркеры пылали алым, штурвал в ладонях Каргина подрагивал и шевелился как
    живой, трепетали под пальцами гашетки, а в шлемофоне хрипел воинственный
    клич:
           - Продано! Продано! Продано! Довольны, сучары?
           - Ты не очень-то веселись, - сказал Каргин. - Работа еще не
    закончена. Ты где?
           - В тылу у басурманов. Готов атаковать.
           - Не лезь на позиции. Я их сейчас приласкаю.
           Каргин выстрелил последнюю ракету и, увидев вспышку разрыва,
    приказал:
           - Вперед!
           Они обрушились на батарею. Четыре мертвых или раненых, одно
    орудие разбито, но два еще стреляют - правда, к тылу их не развернешь.
    Снаряды с воем промчались над машиной Каргина, загрохотала его пушка,
    стремительно опустошая магазин, мелькнули падающие фигуры в камуфляже,
    взвизгнул задевший броню осколок. Протарахтел пулемет, смолк, и тут же
    раздался голос Перфильева:
           - На Шипке все спокойно. Как мы их приговорили, а, Леха? За
    двадцать две минуты сорок секунд!
           - Сколько чего у тебя осталось? - спросил Каргин.
           - Снарядов к пушке - больше ста, на пулеметах - треть.
           - У меня меньше. - Он поглядел на счетчики и добавил: - Почти
    ничего.
           - Значит, ты ведешь переговоры, а я стою на стреме. Жаль, ракет
    нет! Посшибали бы птичек с поднебесья...
           Птички, будто услышав их, слетелись ближе, покачались с боку
    на бок, продемонстрировали, что у них консоли не пусты. Затем наверху
    заревело:
           - Первая фаза завершена! Двигаться к ангару! Медленно, по
    прямой! У ангара остановиться, покинуть машины, отойти от них и ждать!
    О начале второй фазы будет объявлено!
           "Шмели" бок о бок двинулись вниз. Каргин приоткрыл колпак
    кабины, подставил ветру разгоряченное лицо, почесал шрам под глазом.
    Потом снова бросил взгляд на счетчики боезапаса. Не густо, однако не
    по нулям... Есть еще в пороховнице крошки пороха...
           - Первая фаза! - послышался голос Перфильева. - Выходит, еще и
    вторая? Об этом мы вроде бы не договаривались.
           - Мы ни о чем не договаривались, - молвил Каргин. - Тут не в
    Легионе, контрактов не пишут и не признают. - Он помолчал и после паузы
    произнес: - У меня двадцать четыре снаряда к пушке. Интересно, попаду я
    на скорости в смотровую щель? Вон она на бункере темнеет... А ты в птичек
    постреляешь. Ну, как?
           Влад хмыкнул.
           - Птичек много, не справиться мне, Леша. Пока я с одной воюю,
    другие тебя сожгут.
           Вздохнув, Каргин признал его правоту. Затем подумал, что для
    второй фазы, какой бы она ни была, боезапас возобновят, а с ракетами
    планы строить легче, и могут они оказаться обширнее. Словом, как майор
    Толпыго говорил: не спеши пробить себе башку последним патроном.
           У ангара они остановились, вылезли и, разминая ноги, прошлись
    вдоль вытянутых корпусов "Шмелей", рассматривая осколочные отметины.
    Их хватало, но вмятин - ни одной, только кое-где поцарапана броня да
    сбита краска.
           - Отойти от машин! - рявкнули сверху. - Дальше! Еще дальше!
    Вот так! Стоять на виду, резких движений не делать!
           - Боятся, бараны потрошеные, - сказал Перфильев. - Правильно
    боятся!
           Он опустился на землю, обнял колени руками и свесил голову на
    грудь.
           Ворота ангара, скрипнув, распахнулись, и, почти одновременно
    с этим, открылась узкая дверца бункера. Из ангара, как стая волков,
    вышли мрачные стражи, а с ними - четыре техника; бункер изрыгнул всю
    президентскую команду в прежнем порядке: гвардейцы, Нукер, Таймазов,
    военные чины, арабский шейх со своими секьюрити, переводчик Баграм и,
    наконец, сам туран-баша. Глядеть на них Каргину не хотелось, и он,
    повернувшись к ангару, стал наблюдать за техниками. Они перевооружали
    "косилки", тащили снарядные контейнеры, вешали ракеты - снова по одной
    на каждую консоль.
           Услышав лязг и стук, Влад поднял голову.
           - Ага! Мы снова с погремушками! А биться с кем будем?
    Неужели... - К щекам Перфильева прилила кровь, и он стал медленно
    подниматься. - Неужели друг против друга выпустят? Да я их, хорьков
    вонючих, через сапог траханных ...
           - Не глупи, - сказал Каргин. - Не будем мы тут силой мериться,
    словно в Колизее. Не идиоты же они, соображают, куда ракеты полетят,
    если доберемся до гашеток.
           Повернув голову, он уставился на президента, арабского шейха
    и их почтительную свиту. Дантазов снова что-то объяснял, чины изгибались
    и поддакивали, Баграм переводил, светлый эмир Чингиз Мамедович раскуривал
    сигару. Что до шейха с президентом, то первый внимательно слушал, загибая
    пальцы, а второй на них глядел - должно быть, подсчитывали, сколько
    миллиардов будет вложено в проект. Все остальные тоже занимались делом:
    охранники бдили с автоматами наперевес, а стражи Азиз ад-Дина торчали за
    его спиной словно пара белых соляных столбов.
           - А я так думаю, что гады нас стравить хотят, - хмурясь, произнес
    Перфильев. - У них ведь понятия нет о чести, долге и боевом товариществе,
    им кажется, что если жизнь пообещать, то мы, как пара крыс, друг в друга
    вцепимся. Эти козлы считают...
           Внезапно Влад окаменел с раскрытым ртом. Из-за утеса, за
    которым открывался вход в ущелье, выскользнула стреловидная машина
    и, сделав плавный круг, застыла над шелестящей травой. Дальнейшее
    напомнило Каргину фрагмент из записи, похищенной Булатом: сдвинулся
    колпак, светловолосый пилот спрыгнул на землю, небрежно поднес к виску
    два пальца, стащил шлем и зашагал к стоявшим у бункера. Его черты Каргин
    разглядеть не мог, однако не сомневался, что глаза у пилота холодные
    и серые, губы - тонкие, нос - хрящеватый, и что зовут его Витасом. Эти
    факты были столь же очевидны, как и тот, что "косилка" у Витаса в полном
    комплекте, с автоматикой и всем положенным боезапасом.
           - Вот, значит, как, - пробормотал Перфильев, вытирая пот со лба,
    - вот какие у нас пряники... Шиздец нам, Леша, выходит! Ухайдакает он
    нас! Ведь у него, ублюдка белобрысого...
           Над горами зарокотало. Рокот, непохожий на гром или иные
    предвестники грозы, накатывался с юга, и Каргин, повернувшись в ту
    сторону, увидел россыпь темных точек, пятнавших небо меж скалистыми
    вершинами. Точки быстро приближались, вырастали в размерах, четко
    выдерживая строй: три впереди, три сзади, а между ними еще одна,
    побольше - уже не точка, а толстый огурец с загнутыми вверх краями.
    Полет их был стремительным; Каргин не успел трех раз моргнуть, как
    первое звено уже пронеслось над его головой. Сверкало остекление кабин,
    рубили воздух полупрозрачные винты, мощный гул заполнил пространство,
    черные угловатые корпуса нависли над котловиной.
           Перфильев хлопнул ладонями по бедрам.
           - Это что за явление Христа народу? Марсианский десант?
           - Это, - произнес Каргин, всматриваясь в небеса, - RAH-70, он же
    "Команч", разведывательно-десантный вертолет. Новая разработка "Боинга"
    и "Сикорски"... *****) Ну, ХАК к ним тоже руку приложило. Сейчас они...
           Сверкнули молнии, дымные следы ракет прочертили небо, крыша
    ангара приподнялась и рухнула на мертвых охранников. Затем на полигон
    посыпались обломки - "Команчи" расчищали воздушное пространство от
    посторонних. Вниз летели шасси, лопасти пропеллеров, детали обшивки,
    безжизненные темные фигуры - все, что осталось от двух вертолетов
    президентского воинства. Третий, оставляя сизый шлейф, устремился
    к лесу, закружил над опушкой подбитой птицей, вспыхнул и рухнул на
    деревья.
           Это воздушное сражение заняло считанные секунды, и когда
    грохот последнего взрыва стих, до Каргина донеслись вопли и крики.
    Он повернулся к бункеру. Там уже очнулись от потрясения, застывшая
    картинка ожила: Витас бежал к своему "Шмелю", Баграм, обняв руками
    голову, сидел на корточках, Нукер и военные чины о чем-то спорили,
    размахивая руками, туран-баша гневно орал на Таймазова и топал ногами,
    охрана, лишенная руководящих указаний, суетилась, не соображая, кого и
    что спасать - отца народа или собственные шкуры. Только шейх Азиз ад-Дин
    и два его телохранителя были спокойны, как троица верблюдов, сбросивших
    тяжелый груз - стояли, озирались по сторонам, и каждый держал руку за
    пазухой.
           Потом началось вовсе непонятное. Руки арабов пришли в движение,
    сухо щелкнули выстрелы, Витас споткнулся на бегу, упал, а вместе с ним
    - два президентских охранника. Остальные, не успев понять, что происходит,
    тоже рухнули под пулями, и спутники шейха с деловитым видом принялись
    за военный чинов и Дантазова. Светлого эмира Чингиза Мамедовича шейх
    пристрелил самолично, бросил взгляд на Баграма, скулившего под бетонной
    стеной, пожал плечами, и сунул пистолет за пазуху. Побоище длилось не
    дольше, чем схватка в воздухе: пара мгновений, и у стены - пятеро живых,
    а на земле - двенадцать трупов. Затем, не обращая внимания на переводчика,
    арабы плотно обступили туран-башу, не прикасаясь к нему, но и не давая
    шевельнуться. Президент стоял с потемневшим и как бы опрокинутым лицом;
    щеки его обвисли, глаза потускнели, и было заметно, что этому человеку
    уже немало лет. Уже не орел, не волк и даже не коршун - скорее, старый
    дряхлый лис, попавший в западню.
           Перфильев порылся в кармане, вытащил мятую пачку, закурил.
           - Это как понимать, Леха? Крупномасштабная арабская диверсия?
    Но откуда у них такие вертушки?
           - Вот и я о том же, - произнес Каргин и задрал голову к небу.
    Шесть "Команчей" кружили в вышине, седьмой вертолет, большая транспортная
    машина, шел на посадку. Как раз между ними и бункером.
           - Ну, и что нам теперь делать? - спросил Перфильев, затягиваясь и
    выпуская через ноздри струйки дыма. - Номер раз: берем "калаши", смываемся
    на базу. Номер два: опять "калаши", валим арабов, а презика - в заложники.
    Номер три: по машинам, и валим всех. Ну, телись, Алеша! Не стоять же тут
    столбом! Говори, что делать?
           - Не суетиться, - посоветовал Каргин, наблюдая, как опускается
    транспортное помело. Никаких эмблем, опознавательных знаков и прочей
    символики; огромный голубоватый корпус под зонтиками двух винтов, большие
    овальные иллюминаторы в два ряда, люк с борта, а не сзади - явно не боевая
    машина. Роскошная, в два яруса!
           Люк сдвинулся, сам собою вылез трап, и на нем возникла знакомая
    фигура. Мужчина был мускулистый, загорелый, в джинсах, в яркой рубашке
    тропического образца и сером "стетсоне". Сняв шляпу, он помахал Каргину.
           - Тебя зовет, что ли? - буркнул Перфильев. - Пойдешь?
           - Пойду.
           - Ты, Леша, поаккуратней... Умыкнут, что я твоей Катерине
    скажу? Морда у этого типа...
           - Нормальная морда, - успокоил его Каргин, - из службы
    безопасности ХАК. Один из самых преданных сотрудников.
           Ровным шагом он приблизился к трапу, поднялся по ступенькам и
    пожал руку Альфу Спайдеру.
           - Приятная неожиданность, Альф! Рад тебя видеть.
           - Я тоже, Алекс. Есть новые анекдоты? - Спайдер был большим их
    любителем, предпочитая армейские и те, что с клубничкой.
           Каргин пожал плечами.
           - Вся эта страна - один огромный анекдот... Ты с Мэлори
    прилетел? Прямо с таитянской конференции?
           - Примерно из тех краев, но не с Мэлори, - Спайдер широко
    ухмыльнулся и отступил на шаг, пропуская Каргина в салон. - Идите,
    Алекс. Вас ждут.
           Потолок и стены, обтянутые кожей, на полу - коричневый с 
    белым узором ковер, сверкающие дверцы шкафчиков, стол, закрепленный
    под иллюминатором, на столе - книги, у стола - кресла... В одном из них
    - старик: костистое лицо с рыжими бровями, пронзительные серо-зеленые
    глаза, рот, словно прорубленный ударом секиры... Старый Халлоран! Дед!
           Он кивнул, и Каргин опустился в мягкое кресло. Веки старика
    дрогнули. Секунду-другую он рассматривал Каргина, потом проскрипел:
           - Где твой берет? Твой талисман?
           - Остался в Армуте. Но кажется, магия его сработала - вы ведь
    прилетели, сэр. Хотя не представляю, откуда и как! Ведь там, на юге, -
    Каргин стукнул пальцем о стекло иллюминатора, - граница! Там Иран, Ирак,
    персы и арабы...
           На сухих губах Халлорана обозначилась усмешка.
           - Персы помнят, кто продает им орудия, арабам известно, где
    покупать вертолеты и танки... Там, за границей, мои персы, а тут, - он
    показал взглядом на окно, обращенное к бункеру, - тут мои арабы.
           - Наверное, японцы тоже есть? - Каргин ответил улыбкой на улыбку.
           - Есть. Но о таких мелочах лучше спросить у Мэлори.
           Они помолчали. Потом Халлоран сказал:
           - Эти боевые машины... Ты сумеешь их отсюда вывезти?
           - Боюсь, что нет, сэр. В этой стране происходит масса
    случайностей и незапланированных событий. Можем потерять "Шмели", а
    людей, причастных к их транспортировке, потеряем наверняка... Зачем?
    Наша задача - не машины вывезти, а перекрыть их производство в Туране,
    и эта задача решена. - Каргин взмахнул рукой, будто подбрасывая кверху
    невидимый теннисный шарик. - Ба-бах! - и нет "Шмелей"... Сейчас это в
    нашей власти. А машины в Челябинске новые сделают, если поможем с
    финансами.
           Халлоран наклонил голову.
           - Зрелое решение... Согласен. - Он посмотрел в иллюминатор
    на туран-башу, и Каргину показалось, что на секунду взгляды стариков
    встретились. - Этого не будем убирать, нам не нужны резня и анархия в
    Туране. Пусть доживает и правит... Но скажи ему, чтобы не шалил, иначе
    распрощается с деньгами. Ченнинг проинформировал тебя, что владеем
    банком Бостон Лимитед?
           - Да, сэр.
           - Так вот, австрийский СТРАВАГ мы тоже купили. Отныне все счета
    туранцев в этих банках под твоим контролем. Скажи ему. - Халлоран снова
    бросил взгляд в окно. - Скажи, пусть не пытается перевести куда-то вклады
    - мы найдем причину и повод, чтобы их секвестировать. Его деньги - тут!
    - Старик хлопнул по нагрудному карману.
           - Непременно скажу, сэр.
           Снова пауза. Наконец, упершись взглядом в стол, Халлоран
    промолвил:
           - Как твоя мать? Как Кэти?
           - Все в порядке. Только...
           - Да?
           - Яхта, сэр, и драгоценности французской королевы. Боюсь, что
    у меня нет времени для морских прогулок, а что до диадемы и колье... Моя
    супруга их носить не будет. Кэти - образованная женщина, и знает, чем
    кончила Мария-Антуаннета. Ее ведь гильотинировали, не так ли?
           Старик кашлянул и насупился.
           - Так. Что же тогда вам подарить? Виллу на Лазурном Берегу? Дом
    в Нью-Йорке? Синий алмаз раджи Пангади? Картину Эль Греко или Рафаэля?
    Пару арабских скакунов? Что ты хочешь? Выбирай!
           Каргин рассмеялся.
           - Может быть, Эйфелеву башню? Вот что, сэр: когда родится наш
    ребенок, пришлите Кэти поздравления, а с ними коляску, кроватку и всякие
    пеленки-распашонки. Уверен, это ее порадует.
           - А что тебе?
           Привстав, Каргин поглядел в иллюминатор на Перфильева. Тот курил
    с невозмутимым видом, посматривая то на висевшие в небе вертолеты, то на
    троицу арабов, окружавших президента.
           - Там мой друг, и я ему очень обязан, - произнес Каргин.
    - Хотелось бы сделать ему приятное. Сюрприз! Он об ордене мечтает.
           - Кхх... кх-каком ордене? - Рыжие брови Халлорана полезли вверх.
           - Красивом. Чтобы крест был или звезда из драгметалла, желательно
    с алмазами и подвесками. Можно это устроить?
           "Чудо! Сейчас скала даст трещину!" - думал Каргин, глядя, как
    краснеет дедово лицо, как блестят глаза, и как сжимаются губы в попытке
    задавить, не выпустить наружу смех. Старик, однако, был железный; он
    глубоко вздохнул, заклокотал горлом и с натугой просипел:
           - Можно устроить все, что угодно, кроме вечной жизни и
    блаженства на небесах. Я позабочусь о наградах твоему приятелю, а заодно
    и тебе. С подвесками, говоришь? Будут вам подвески! - Он бросил взгляд в
    один иллюминатор, потом в другой, вытянул длинную руку и хлопнул Каргина
    по плечу. - Я стар, стар... Но еще гожусь на что-то... да, гожусь...
    Верно, сынок?
    
                                 * * *
    
           У трапа Каргин распрощался со Спайдером. Лесенка потянулась
    вверх, сдвинулась крышка люка, слилась с голубоватым корпусом, дрогнули
    огромные лопасти пропеллеров, ветер ударил Каргину в лицо, заставил
    прищуриться. Вертолет взлетел плавно и величаво, и тут же на площадке
    приземлился черный "Команч". Три араба покинули Курбанова и зашагали к
    помелу. Двое прошли мимо, не глядя на Каргина, Азиз ад-Дин остановился,
    полез за пазуху, вытащил пистолет с двумя обоймами, протянул на раскрытой
    ладони.
           - Для вас, мой господин. Мужчина не должен оставаться без
    оружия.
           Его английский был безупречен.
           - Благодарю. - Каргин сунул пистолет за пояс.
           - Нас привезли сюда на джипах. Хорошие, большие, надежные
    машины. Вы найдете их там, на дороге. - Шейх кивнул в сторону ущелья и
    оглянулся на туран-башу. - Уезжайте и заберите с собой этого недостойного
    бахлула. ******) Если бы я решал его судьбу, он не остался бы в живых. Но
    на все воля аллаха! Пусть Он вас хранит!
           - И вас, - отозвался Каргин. - Вас тоже. Абулкарим, абулфатх,
    абулфайд! *******)
           - О! Вы бывали в наших краях, мой господин?
           - Случалось, мой шейх, случалось.
           "Команч" взмыл в воздух и завис метрах в пятидесяти над
    землей, словно дожидаясь какого-то приказа. Его ракетная консоль
    медленно, будто бы нехотя, поворачивалась, потом сверкнуло пламя
    выхлопов, с шипеньем рванулись снаряды, ударили, взбили фонтаны огня
    - раз, другой, третий, четвертый... Корежился и плавился металл, едко
    дымил пластик, пылали, выстреливая багровые языки, контейнеры с горючим,
    грохотал, рассыпая осколки, неиспользованный боезапас... Гибли боевые
    машины, плод упорного труда, искусных рук и изощренной конструкторской
    мысли, гибли беззащитными, ибо лишь человек мог одушевить их и защитить
    - точно так же, как они защищали бойца-человека. Но людей в них не было.
    Люди стояли, прижавшись к скале, глядели на огненные шары, вздымавшиеся
    над опаленной землей, и угрюмо молчали.
           Когда пламя опало, Перфильев сказал:
           - Лучше уж так, Леша. Лучше чужими руками, чем своими...
    Быстро, эффективно и безболезненно...
           Каргин кивнул. Говорить ему не хотелось.
           ...Минут через двадцать они, все четверо, сидели в шикарном
    джипе "корвет-континеталь", мчавшемся по дну ущелья, мимо гигантских
    люков ракетных шахт, ржавеющих подъемников, покосившихся навесов
    на металлических столбах и черных, похожих на бесконечные змеиные
    туловища, кабелей. Влад Перфильев - у руля, рядом с ним - бледный,
    почти бесчувственный Баграм, на заднем сиденье - Каргин и президент
    Курбанов. Туран-баша молчал; лицо его походило на застывшую маску
    Локи, ********) коему пришлось усесться на скамью рядом с Одином.
           Джип миновал руины лагеря Вали Габбасова, скользнул в тоннель,
    освещая мощными фарами дорогу, снова вырвался на божий свет, к речке и
    домикам Кара-Суука. День еще не клонился к вечеру и был ясным; солнце
    сияет, в небе ни облачка, горный воздух приятен и свеж, хрустальные воды
    реки журчат, напевая нескончаемую песню. Всюду, у каждого дома, в садах
    и во дворах, люди; женщины возятся у летних очагов, мужчины таскают
    навоз, окапывают деревья, подростки и ребятишки постарше гонят с пастбища
    скотину, младшие играют, и голоса у них напевные, звонкие. Такие голоса,
    что заставляют позабыть о грохоте взрывов, о трупах, изрешеченных пулями,
    и о земле, вспаханной не плугом, а снарядом. При звуках этого щебета
    что-то всплывает в памяти Каргина - далекое детство в Кушке, и он сам 
    в компании таких же девчонок и мальчишек; счастливое время, когда нет 
    языка, которого не понимаешь, нет узбеков, русских и туранцев, а есть 
    свои и чужие. Свои - это со своей улицы, а чужие - парни с соседней, но,
    в сущности, и они свои... Кроме, конечно, поганца Каюма, с которым он
    подрался из-за восьмилетней красавицы Айши...
           Вздохнув, Каргин искоса поглядел на президента. Можно было
    ставить сотню баксов против туранской таньги, что Саид Саидович не
    предается воспоминаниям детства, не сожалеет о погибших и даже не мыслит
    о государственных делах. О чем он думал, было тайной, скрытой в мраке
    президентского сознания; может быть, о том, что у ближайшего армейского
    поста джип тормознут, и будет повод прислонить к кирпичной стенке двух
    злодеев, похитивших туран-башу. А заодно и третьего, чтоб не оставлять
    свидетелей позора...
           Каргин почесал в затылке и, уставившись в спину Перфильева,
    спросил:
           - Куда доставить господина президента?
           Молчание.
           - В столичную резиденцию?
           Нет ответа.
           - Может быть, в Карлыгач или в Елэ-Сулар? Природа так успокаивает
    нервы...
           Опять ни слова. Как-то не клеится у нас разговор, подумал
    Каргин.
           - Ответьте, господин президент. Мы же не можем высадить вас
    посреди дороги!
           - Доставьте меня куда угодно.
           - Так, уже лучше. Едем в Армут! Вы не возражаете?
           - Я не хочу разговаривать с вами.
           - Ну отчего же? Как говорится, приятная беседа сокращает
    путь...
           - Нам не о чем говорить.
           - Это вы так считаете. - Каргин погладил шрам под глазом и
    усмехнулся. - Я понимаю, понимаю... Вы не привыкли проигрывать, вам
    кажется, что я чего-то захочу от вас, буду стыдить и упрекать, напомню
    о беспардонном обмане, потребую контрибуцию и пригрожу ославить в СМИ от
    Токио и Пекина до самой Калифорнии... Вы ошибаетесь, господин президент.
    Тема у нас другая, более интересная для вас, чем для меня.
           Курбанов встрепенулся, заерзал на сидении и, наконец, с усилием
    прохрипел:
           - Это вы о чем? Вы на что намекаете?
           Снова улыбнулшись, Каргин устроился поудобнее, положил ногу
    на ногу и промовил:
           - На ваши зарубежные вклады. Давайте, Саид Саидович, поговорим
    о них...
    
                                 * * *
    
                           Интермедия. Ксения
    
           Ее молитвы были услышаны. Но бог, сотворенный людьми по
    собственному образу и подобию, ничего не делает даром, а взимает плату
    за каждую милость, требует долю от всякого благого дела, спасает и
    губит по своему желанию и никому не хочет объяснять причину своей воли
    и деяний. Бог дает, бог забирает, бог награждает, бог карает. И кара
    его нередко падает на непричастных и безвинных.
           Четверо уехали, но живыми вернулись только двое...
           Ксения плакала. Ксения радовалась.
    
    -------------------------------------------------------------------------
    
             *) "Челленджер" - британский танк, поступивший на вооружение
    в 1983 г. В 1983-85 гг. проходил испытания в пустыне, с целью его
    поставки в Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.
            **) Речь идет о снарядах к тридцатимиллиметрой пушке, какой
    обычно вооружаются боевые вертолеты и истребительная авиация.
           ***) Это домысел автора. В 1998 году автоматических
    противотанковых пушек калибром 75 и 90 мм, способных бить очередями,
    еще не имелось, но такие системы активно разрабатываются и, может быть,
    уже существуют. Их преимущество заключается в том, что при стрельбе
    очередями возрастает вероятность поражения скоростных, быстро
    маневрирующих целей.
          ****) Сципион Африканский - Публий Корнелий Сципион, римский
    полководец, завершивший разгром Карфагена во Второй Пунической войне,
    победитель Ганнибала. В битве при Заме (202 год до н.э.) искусно
    использовал тактику фланговых обходов и ударов в тыл противника.
         *****) Американские авиастроительные фирмы.
        ******) Бахлул - шут, дурак (арабск.).
       *******) Абулкарим - благородный, абулфатх - победоносный, абулфайд
    - великодушный (арабск.).
      ********) Локи - скандинавский бог зла и хитрости, враждебный Одину,
    Тору и другим божествам пантеона викингов.
    
    
                                     В суету городов и в потоки машин
                                     Возвращаемся мы, просто некуда деться...
    
                                          Владимир Высоцкий
    
    
                                 Эпилог
    
           Утро, девять часов местного времени, спецрейс Ата-Армут-Москва.
    Гул турбин, солнце светит в иллюминаторы правого борта, самолет серебряной
    птицей мчится над облаками, в просторном салоне - шестнадцать пассажиров.
    Бледный, с синевой под глазами Барышников дремлет в кресле, Костя Прохоров
    шепчется с Ксюшей, Флинт, Балабин и Перфильев болтают, пьют из банок пиво,
    заедают орешками и чипсами, Рогов, пристроив на коленях плоский чемоданчик,
    погрузился в какие-то документы, перебирает их, шелестит листами, Кань и
    Гальперин играют в шахматы, Слава и Булат при них, болеют. Кроме Ксении,
    есть еще одна пассажирка - приятная женщина Люба лет тридцати пяти, с
    двумя ребятишками, супруга Павла Петровича Ростоцкого. Еще имеются пилоты
    и троица длинноногих стюардесс. Еще - багаж: изюм, орехи, дыни, курага,
    армутские груши, подарки от Азера. И в этом багаже - печальных груз: два
    цинковых ящика, обложенных льдом.
           Каргин думает о них, об этих почти незнакомых ему ребятах,
    и добавляет их имена к скорбному списку своих потерь. Николай, друг
    Колька Демин - убит в таежном лесу под Жиганском... Юра Мельниченко -
    убит в Карабахе... Валя Дроздов - убит в Чечне... Паша Нилин - убит в
    Дагестане... Лейф Стейнар, легионер, его лейиенант в роте "гепардов"
    - убит в ангольских джунглях... Томо Тэрумото, Крис Слейтер, Стил Тейт
    - убиты на Иннисфри... Рудик, Рудольф Шайн, и Дмитрий Пинегин - убиты
    в Копетдаге, под Армутом...
           Будет ли продолжение? Наверняка... Жизнь - штука суровая,
    несправедливая... Как говорили лет двадцать назад, бьет ключом, и все
    по голове...
           Чтобы отвлечься от грустных мыслей, он начинает думать о
    Кэти. Ласточка уже в Москве, ждет-не дождется, соскучилась и хочет
    блестнуть кулинарным искусством, освоенным у мамы. Печь пироги научилась,
    делать вареники с вишней и что-то там еще... Воркует по телефону не на
    английском, на русском... Он представил милое личико Кэти, ощутил ее
    запах, мысленно коснулся губами ее губ, и на душе потеплело. Он подумал
    о ребенке, которого она носит, подумал об этом и решил: если мальчишка,
    так непременно Николай, в честь отца и Коли Демина, а если барышня, пусть
    Кэти выбирает имя.
           Будет ли продолжение? Наверняка... Жизнь хорошая вещь, и все,
    что даровано людям, идет от жизни: мать с отцом, любимая женщина, дети,
    друзья-приятели, таланты и удачи, а также печаль о погибших...
           Сидевший рядом Сергеев прочистил горло.
           - О чем задумались, Алексей Николаевич?
           - Так, о личном...
           - Я смотрю, как удивительно меняется ваше лицо. Оно у вас
    обычно жесткое, замкнутое... А сейчас - грусть-тоска пополам с радостью.
           - Это профессиональный диагноз?
           - Разумеется. Моя профессия такова, что из нее, как из кожи,
    не выпрыгнешь. Я смотрю, слушаю, запоминаю... Это уже не привычка, а
    инстинк или, если угодно, физиологический признак. Как раскосые глаза
    у японца.
           Как у японца... у японца... Что-то щелкнуло у Каргина в голове
    и тут же встало на место. Вспомнилась ему стремительная темная фигура,
    разметавшая керимовых пособников, вспомнился черный "ландкрузер" на шоссе
    в Елэ-Сулар, вспомнился уклончивый дедов ответ - мол, о японце спрашивай
    у Мэлори... Был японец, был! Ниндзя из службы безопасности, телохранитель
    и тайный информатор... И не он один...
           Повернувшись к Сергееву, Каргин промолвил:
           - Хочу вопрос задать, из любопытства и не желая вас обидеть.
    Помните, когда мы Ростоцкого изловили и имели с ним беседу, вы назвались
    полковником. Оговорка была, или нарочно в звании себе прибавили?
           - Не оговорка и не прибавил, - усмехнулся Сергеев.
           - Вот что, полковник...
           - Не надо называть меня полковником. Я - Сергеев. Хотите
    по имени-отчеству - пожайлуста: Сергей Сергеевич. Забавно, правда?
    Трижды Сергей!
           - Значит, Сергей Сергеевич, вы в органах трудитесь, а вовсе не
    на пенсии, - подвел итог Каргин. - Еще на "варягов" работаете и на меня.
    Так?
           Серые глазки Сергеева уставились вверх.
           - Видите ли, Алексей Николаевич, я, как и ряд моих коллег,
    считаю, что погоны полковника должен поддерживать достойный оклад.
    Pecuniae oboediunt omnia, как говорили латиняне - деньгам повинуется
    все... Ну, не все, так многое. Если государство оскудело и платить не
    может, а полковник не желает воровать, надо крутиться-вертеться.
           - Без урона для чести? - спросил Каргин, пристально глядя в
    серые невыразительные зрачки.
           - Желательно без урона и ущерба. Не всякий раз выходит, но
    стараюсь.
           Каргин подумал и сказал:
           - Значит, ФСБ, "варяги" и моя скромная персона... Трое на вашем
    попечении, Сергей Сергеевич. А кто еще?
           - Вы задаете неделикатные вопросы. У нас не принято разглашать
    имена работодателей.
           - Признаю, виноват! Но вы не разглашайте, а только намекните.
    Вот, например: есть ли у вас черный чемоданчик? Такой же кейс, как у
    меня и Флинта?
           Сергеев прищурился и развел руками.
           - Все может быть, но удивляться выкрутасам, какие происходят
    в жизни, решительно не стоит. Вы еще молоды, Алексей Николаевич, но
    со временем поймете: бывает так, что интересы разных лиц и ведомств
    переплетаются самым причудливым образом. Работаешь на первого, второго,
    третьего, а цель преследуешь одну, и, при известной гибкости исполнителя,
    все заказчики довольны. Взять хотя бы вас... Вы ведь мне даже оклад
    собирались повысить!
           - Раз собирался, значит сделаю, - сказал Каргин, отворачиваясь
    к иллюминатору.
           Снова проверяли, думал он. Года не прошло, как развалился его
    мир, пусть опасный, но привычный, как выдернули на Иннисфри, где был
    он подвергнут испытанию, жестокой проверке на крепость, стойкость,
    способность победить и выжить. И вот опять! Правда, была и разница:
    там, на Иннисфри, он рисковал жизнью, и жизнь его не берегли. Теперь
    берегли, страховали, помогали, однако проверки и испытания не кончились.
    Наверное, им нет конца, и будут они продолжаться долгие годы, до той
    поры, когда он сам получит право испытывать и проверять.
           Было ли это плохо или было хорошо? Вот вопрос, на которые не
    существует ответа - во всяком случае, однозначного. Одни люди проверяют
    других, старшие - младших, опытные - неопытных, но всех проверяет жизнь.
    Самый суровый и неподкупный, самый благословенный экзаменатор...
           Луч солнца, скользнув в иллюминатор, упал на лицо Каргина. Ои 
    прищурился и улыбнулся.
    
    
                              Содержание
    
    Предуведомление читателям
    Глава  1. Краснодар, апрель 1998 г., поздний вечер
    Глава  2. Москва, конец апреля
    Глава  3. Прага, начало мая
    Глава  4. Ата-Армут, 9 мая, день
    Глава  5. Окрестности Ата-Армута, 10 мая, первая половина дня
    Глава  6. Ата-Армут, 10 мая, вторая половина дня
    Глава  7. Ата-Армут, 11 мая, утро, день, вечер
    Глава  8. Ата-Армут, 12 мая
    Глава  9. Ата-Армут и президентская резиденция Карлыгач, 13 мая
    Глава 10. Ата-Армут, ночь с 13 на 14 мая и утро 14 мая
    Глава 11. Ата-Армут и луга Бахар, день 14 мая; лагерь в горах, ночь
              с 14 на 15 мая
    Глава 12. Ата-Армут, 15-17 мая
    Глава 13. Елэ-Сулар, 18 мая
    Глава 14. База Ариман 1, 19-21 мая
    Эпилог
    
    

  • Комментарии: 2, последний от 02/09/2012.
  • © Copyright Ахманов Михаил
  • Обновлено: 08/09/2007. 608k. Статистика.
  • Роман: Детектив
  • Оценка: 7.04*30  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.